Государства территории которых ранее входили в состав золотой орды – Золотая Орда — Википедия

ханы, столицы, монеты, все про орду

Золотая орда давно и надежно связано с татаро-монгольским игом, нашествием кочевников и черной полосой в истории страны. А что же на самом деле представляло собой это государственное образование?

  1. Начало
  2. Расцвет Золотой Орды
  3. Ханы Золотой Орды
  4. Столица Золотой Орды и торговля
  5. Распад
  6. Монеты Золотой Орды
  7. Армия и войска
  8. Культура
  9. Россия и Золотая Орда
  10. Эпилог

Начало

Стоит отметить, что знакомое нам сегодня наименование возникло уже куда позднее самого существования государства. А то, что мы называем Золотой Ордой, в эпоху своего расцвета звалось Улу Улус (Великий улус, Великое государство) или (государство Джучи, народ Джучи) по имени хана Джучи — старшего сына хана Темучина, известного в истории как Чингисхан.

Оба наименования довольно ясно обрисовывают и масштабы, и происхождение Золотой Орды. Это были весьма обширные земли, принадлежавшие потомкам Джучи, включая Бату, известного на Руси как хан Батый. Джучи и Чингисхан скончались в 1227 году (возможно, Джучи годом ранее), Империя Монголов к тому времени включала в себя значительную часть Кавказа, Средней Азии, Южной Сибири, Руси и Волжскую Булгарию.

Земли, захваченные войсками Чингисхана, его сыновей и полководцев, после кончины великого завоевателя разделились на четыре улуса (государства), причем оказался наиболее крупным и сильным, протянувшись от земель современной Башкирии до Каспийских ворот — Дербента. Западный поход, возглавляемый Бату-ханом, расширил к 1242 году подвластные ему земли на запад, а Нижнее Поволжье, богатое прекрасными пастбищами, охотничьими и рыболовецкими угодьями, привлекло Бату в качестве места для резиденции. Примерно в 80 км от современной Астрахани вырос Сарай-Бату (иначе – Сарай-Берке) – столица Улус Джучи.

Наследовавший Бату его брат Берке был, что называется, просвещенным правителем, насколько это позволяли тогдашние реалии. Берке, приняв в молодости ислам, не насаждал его среди подвластного населения, зато при нем значительно улучшились дипломатические и культурные связи с рядом восточных государств. Активно использовались пролегавшие по воде и по суше торговые пути, что не могло не сказаться положительно на развитии экономики, ремесел, искусств. Сюда съезжались с одобрения хана богословы, поэты, ученые, умельцы в ремеслах, более того, Берке начал назначать на высокие государственные посты не родовитых соплеменников, а приезжих интеллектуалов.

Эпоха правления ханов Бату и Берке стала очень важным в организационном плане периодом истории Золотой Орды – именно в эти годы активно формировался государственный управленческий аппарат, сохранивший актуальность много десятилетий. При Бату одновременно с установлением административно-территориального деления оформились владения крупных феодалов, была создана бюрократическая система и разработано довольно четкое налогообложение.

Причем, несмотря на то, что ханская ставка по обычаю предков больше половины года кочевала по степям вместе с ханом, его женами-детьми и огромной свитой, власть правителей была как никогда незыблемой. Они, так сказать, задавали основную линию политики и решали важнейшие, основополагающие вопросы. А рутина и частности препоручались должностным лицам и чиновничьему аппарату.

Преемник Берке – Менгу-Тимур – заключил с двумя другими наследниками империи Чингисхана союз, причем все трое признавали друг друга полностью независимыми, но дружественными государями. После его кончины в 1282 году в Улус Джучи наступил политический кризис, так как наследник был очень юн, а Ногай, один из главных советников Менгу-Тимура, активно стремился получить если не официальную, то хотя бы фактическую власть. Некоторое время ему это удавалось, до тех пор, пока повзрослевший хан Тохта не избавился от его влияния, для чего потребовалось прибегнуть к военной силе.

Расцвет Золотой Орды

Своего расцвета Улус Джучи достиг в первой половине XIII века, в годы правления Узбек-хана и его сына Джанибека. Узбек отстроил новую столицу – Сарай-аль-Джедид, способствовал развитию торговли и довольно активно насаждал ислам, не гнушаясь расправой над непокорными эмирами – наместниками областей и военачальниками. Стоит, впрочем, отметить, что население в своей основной массе не было обязано исповедовать ислам, это касалось главным образом высоких должностных лиц.

Он также весьма сурово контролировал подвластные тогда Золотой Орде русские княжества – согласно Лицевому летописному своду в его правление в Орде было убито девять русских князей. Так что обычай князей, вызванных в ханскую ставку для разбирательств, оставлять завещание, обрел под собой еще более прочную почву.

Хан Узбек продолжал развивать дипломатические связи с наиболее сильными на тот момент государствами, действуя, кроме прочего, традиционным путем монархов – установлением родственных связей. Он взял в жены дочь византийского императора, выдал собственную дочь за московского князя Юрия Даниловича, а племянницу – за египетского султана.

На территории Золотой Орды тогда проживали не только потомки воинов Монгольской Империи, но представители покоренных народов – булгары, половцы, русские, а также выходцы с Кавказа, греки и т.д.

Если начало образования Монгольской империи и Золотой Орды в частности шло главным образом захватническим путем, то к этому периоду Улус Джучи превратился в уже почти вполне оседлое государство, распространившее свое влияние на значительную часть европейской и азиатской части материка. Мирные ремесла и искусства, торговля, развитие наук и богословия, четко работающий чиновничий аппарат были одной стороной государственности, а войска ханов и подвластных им эмиров – другой, ничуть не менее важной. Тем более что воинственные Чингизиды и верхушка знати то и дело конфликтовали между собой, составляя альянсы и заговоры. Кроме того, удержание завоеванных земель и подержание уважения со стороны соседей требовало постоянной демонстрации военной силы.

Ханы золотой орды

Правящая верхушка Золотой Орды состояла главным образом из монголов и отчасти — кипчаков, хотя в некоторые периоды на административных должностях оказывались образованные люди из арабских государств и Ирана. Что касается верховных правителей – ханов – то практически все обладатели этого титула или претенденты на него либо принадлежали к роду Чингизидов (потомков Чингисхана), либо были связаны с этим весьма обширным кланом через брак. По обычаю ханами могли быть лишь потомки Чингисхана, однако честолюбивые и властолюбивые эмиры и темники (военачальники, близкие по положению к генералу) то и дело стремились продвинуться к трону, чтобы усадить на него своего ставленника и править от его имени. Впрочем, после убийства в 1359 году последнего из прямых потомков Бату-хана – Бердибека – пользуясь спорами и распрями соперничающих сил на полгода власть умудрился захватить самозванец по имени Кульпа, выдававший себя за брата покойного хана. Его разоблачили (впрочем, разоблачители были также заинтересованы во власти, например, зять и первый советник покойного Бердибека темник Мамай) и убили вместе с сыновьями – видимо, для острастки возможным претендентам.

Отделившийся от Улуса Джучи еще при правлении Джанибека Улус Шибана (запад Казахстана и Сибири) попытался утвердить свои позиции в Сарай-аль-Джедид. Этим же активно занимались более отдаленные родственники золотоордынских ханов из числа восточных Джучидов (потомков Джучи). Результатом этого стал период смуты, названной в русских летописных источниках Великой замятней. Ханы и претенденты сменяли друг друга один за другим до 1380 года, когда к власти пришел хан Тохтамыш.

Он происходил по прямой линии от Чингисхана и поэтому имел вполне законные права на титул правителя Золотой Орды, а чтобы подкрепить право силой, заключил союз с одним из среднеазиатских правителей – прославленным в истории завоеваний «Железным хромцом» Тамерланом. Но Тохтамыш не учел, что сильный союзник может стать опаснейшим врагом и после своего воцарения и удачного похода на Москву выступил против бывшего союзника. Это стало роковой ошибкой – Тамерлан в ответ разгромил золотоордынскую армию, захватил крупнейшие города Улус-Джучи, в том числе и Сарай-Берке, прошелся «железной пятой» по крымским владениям Золотой орды и в результате нанес такой военный и экономический урон, который стал началом упадка сильного дотоле государства.

Столица золотой орды и торговля

Как уже было сказано, расположение столицы Золотой Орды было очень выгодным в плане торговли. Крымские владения Золотой Орды давали взаимовыгодный приют генуэзским торговым колониям, туда же вели морские торговые пути из Китая, Индии, среднеазиатских государств и южной Европы. С Черноморского побережья можно было попасть по Дону до волгодонской переволоки, там сухопутным способом – до волжского берега. Ну а Волга в те времена, как и много столетий спустя, оставалась прекрасным водным путем для купеческих судов в Иран и континентальные регионы Средней Азии.

Частичный перечень товаров, перевозившихся через владения Золотой Орды:

  • ткани – шелк, холст, сукно
  • древесина
  • оружие из Европы и Средней Азии
  • зерно
  • драгоценности и драгоценные камни
  • рабы
  • меха и кожа
  • соль
  • оливковое масло
  • рыба и икра
  • воск
  • благовония
  • пряности

Распад

Ослабшая за годы смуты и после поражения Тохтамыша центральная власть уже не могла добиться полного подчинения всех ранее подвластных земель. Правящие в отдаленных уделах наместники уловили возможность практически безболезненно выйти из-под руки правительства Улус-Джучи. Еще в разгар Великой замятни в 1361 году отделился восточный Улус Орда-Ежена, он же Синяя Орда, в 1380 году за ним последовал Улус Шибана.

В двадцатых годах XV столетия процесс распада стал еще интенсивнее – на востоке бывшей Золотой Орды образовалось Сибирское ханство, несколькими годами позднее в 1428 году — Узбекское, еще десятью годами позже отделилось Казанское ханство. Где-то в промежутке между 1440 и 1450 годом — Ногайская Орда, в 1441 году – Крымское ханство, и позже всех, в 1465 году — Казахское ханство.

Последним ханом Золотой Орды стал Кичи Мухамед, правивший до своей смерти в 1459 году. Его сын Ахмат принял бразды правления уже в Большой Орде – фактически лишь малой части, оставшейся от огромного государства чингизидов.

Монеты Золотой Орды

Став оседлым и весьма крупным государством, Золотая Орда не могла обойтись без собственной валюты. Экономика государства базировалась на сотне (по некоторым источникам на полутора сотнях) городов, не считая множества мелких селений и кочевий. Для внешних и внутренних торговых отношений выпускались медные монеты – пулы и серебряные – дирхемы.

Сегодня ордынские дирхемы представляют собой немалую ценность для коллекционеров и историков, так как почти каждое правление сопровождалось выпуском новых монет. По виду дирхема специалисты могут определить, когда он был отчеканен. Пулы же ценились относительно невысоко, более того, на них порой устанавливался так называемый принудительный курс, когда монета стоила дешевле использованного на нее металла. Поэтому количество найденных археологами пулов велико, а их ценность относительно мала.

В период правления ханов Золотой Орды на захваченных территориях довольно быстро исчезал оборот собственных, местных денежных средств, а их место занимали ордынские деньги. Более того, даже на Руси, которая платила дань Орде, но в ее состав не входила, чеканились пулы, правда, отличающиеся по виду и стоимости от ордынских. Еще в качестве расчетных средств использовались сумы – серебряные слитки, точнее, отрезки, нарубленные из серебряного прутка. Кстати, первые русские рубли изготавливались точно тем же способом.

Армия и войска

Основную силу войска Улус-Джучи, как и до создания Монгольской империи, представляла конница «легкая в походе, тяжелая в ударе» по свидетельству современников. Знать, имеющая средства для хорошей экипировки, составляла тяжеловооружённые отряды. Легковооруженные части применяли технику боя конных лучников – после нанесения значительного урона залпом стрел сближение и схватка на копьях и клинках. Впрочем, немало распространено было и ударно-дробящее оружие – булавы, кистени, шестоперы и т.д.

В отличие от предков, обходившихся кожаным доспехом, в лучшем случае усиленным металлическим бляхами, воины Улус Джучи в массе своей носили металлические доспехи, что говорит о богатстве Золотой Орды – так вооружаться может лишь армия сильного и финансово устойчивого государства. В конце XIV столетия ордынское войско даже начало обзаводиться собственной артиллерией, чем в ту пору могли похвастаться очень немногие армии.

Культура

Особых культурных достижений эпоха Золотой Орды человечеству не оставила. Все же зарождалось это государство как захват кочевниками оседлых народов. Собственные культурные ценности любого кочевого народа относительно просты и прагматичны, так как нет возможности строить школы, творить живописные полотна, изобретать способ изготовления фарфора или возводить величественные строения. Но перейдя в значительной части к оседлому образу жизни, завоеватели переняли многие изобретения цивилизации, включая архитектуру, богословие, письменность (в частности, уйгурскую письменность для документов), более тонкое развитие многих ремесел.

Россия и Золотая Орда

Первые серьезные столкновения русских войск с ордынскими относятся примерно к началу существования Золотой Орды как самостоятельного государства. Сначала русские войска пытались оказать поддержку половцам против общего врага – Орды. Битва на реке Калке летом 1223 года принесла поражение плохо согласованным между собой дружинам русских князей. А в декабре 1237 года Орда вступила на земли Рязанщины. Тогда же пала Рязань, за ней Коломна и Москва. Русские морозы не остановили закаленных в походах кочевников, и в начале 1238 года были захвачены Владимир, Торжок и Тверь, произошел разгром на реке Сить и семидневная осада Козельска, завершившаяся его полным уничтожением – вместе с жителями. В 1240 году начался поход на Киевскую Русь.

Результатом стало то, что оставшиеся на престоле (и в живых) русские князья признали необходимость платить дань Орде взамен за относительно спокойное существование. Впрочем, по-настоящему спокойным оно не было – интриговавшие друг против друга и, разумеется, против захватчиков, князья в случае каких-либо инцидентов были вынуждены являться в ханскую ставку для отчета хану в своих действиях или бездействии. По приказу хана князьям приходилось привозить с собой сыновей или братьев – в качестве дополнительных заложников лояльности. И далеко не все князья и их родственники возвращались на родину живыми.

Нужно отметить, что быстрый захват русских земель и невозможность свергнуть иго захватчиков происходили в значительной мере от разобщенности княжеств. Более того, некоторые князья сумели воспользоваться этой ситуацией для борьбы с соперниками. Например, княжество Московское усилилось путем присоединения земель двух других княжеств в результате интриг Ивана Калиты, князя Московского. Но перед этим тверские князья добивались права на великое княжение всеми путями, включая убийство предыдущего московского князя прямо в ханской ставке.

А когда после Великой замятни внутренние неурядицы стали все сильнее отвлекать распадающуюся Золотую Орду от усмирения непокорных княжеств, русские земли, в частности, усилившиеся за прошедший век Московское княжество, стали все активнее сопротивляться влиянию захватчиков, отказываясь платить дань. И что особенно важно – действовать сообща.

В битве на поле Куликовом в 1380 году объединенные русские войска одержали решающую победу над войском Золотой Орды под предводительством темника Мамая, иногда ошибочно называемого ханом. И хотя двумя годами позже Москва была захвачена и сожжена ордынцами, господству Золотой Орды над Русью приходил конец. А в начале XV века прекратила свое существование и Большая Орда.

Эпилог

Подводя итог, можно сказать, что Золотая Орда была одним из крупнейших государств своей эпохи, родившись благодаря воинственности кочевых племен, а затем и распавшись из-за их стремления к независимости. Ее рост и расцвет пришелся на время правления сильных военачальников и мудрых политиков, но, как и большинство захватнических государств, она просуществовала относительно недолго.

По мнению ряда историков, Золотая Орда оказала не только негативное влияние на жизнь русского народа, но и невольно помогла развитию русской государственности. Под влиянием принесенной ордынцами культуры правления, а потом и для противодействия Золотой Орде русские княжества слились воедино, образовав сильное государство, превратившееся позже в Российскую империю.

timegeo.ru

Золотая орда как предтеча Российской империи

Истоки феномена российской имперской государственности, наглядным олицетворением которой была Российская империя, имеют в своей основе симбиоз трех компонентов: древнерусской государственности Киевской Руси, импульсом в создании которой стал приход варягов или норманнов-выходцев из германских племен Скандинавии на Русь; идеологической и культурной традиции Византийской империи через посредство православного христианства, и имперского наследия Золотой Орды, о котором и пойдет речь в данной статье.

Спор о евразийском наследии Золотой Орды — державы, образовавшейся в результате распада Монгольской империи, у истоков создания которой стоял Темучин Чингиз-хан, на территории Руси, Поволжья, Кавказа, Крыма, Западной Сибири, Хорезма, большей части современного Казахстана, не только не утратил злободневности, но и вспыхнул с новой силой в наши дни. Свидетельством этого являются попытки определенных официальных лиц и научных кругов Татарстана отнести историческое наследие Золотой Орды исключительно к отождествлению с казанско-татарским этносом и его историей, что изрядно отдает мифотворчеством. Не отрицая право казанских татар на историческое наследие Золотой Орды, вместе с тем стоит напомнить, что научно доказано происхождение казанских татар от волжских булгар, тюркоязычного этноса, чья государственность была сокрушена монголами в первой половине ХIII века.(1) Данная историческая версия с претензией на золотоордынское наследие появилась буквально у нас на глазах и речь здесь идет скорее о конструировании прошлого, исходя из современной политической конъюнктуры, т.е. о явлении, называемой изобретением традиций (2). В связи с этим представляет немалый интерес проблема золотоордынского наследия по отношению к другим, не только тюркским и монгольским, но и славянским, финно-угорским народам Восточной Европы и Центральной Азии. А истоки этой проблемы уходят в монгольскую эпоху.

При всем трагизме эпоха монгольских завоеваний ХIII века не была проста и однозначна. Это относится и к таким сложным конгломератам как империи Чингиз-хана и его преемников, в числе которых и Золотая Орда. Поэтому абсолютно негативное отношение к монгольскому завоеванию и всему, что с ним связано, видимо, не совсем правомерно. Этого мнения, в частности, придерживался такой серьезный исследователь данной эпохи как В.В. Бартольд, (3) а также Л.Н. Гумилев.(4). Создаваемые в основном в результате кровавых завоеваний, эти империи в дальнейшем играли и определенную роль цивилизующую роль. Ведь создание империй при всем неприятии насилия, крови — это и попытки, хотя далеко и несовершенные, человечества к интеграции. Примеры тому не один Иран царей Ахеменидов, держава Искандера Зуль-Карнайна, Рим, Тюркский каганат, Арабский халифат, империя Великих Монголов в Индии, Китайская и Французская, Британская и Российская империи, но даже и то, что принесла монгольская экспансия. Созданные в итоге походов Чингиз-хана и его первых наследников государства, частью одного из которых стали древнерусские земли, являют собой пеструю картину во всех отношениях. Более того, разные наблюдатели отмечали возникновение гораздо большей политической устойчивости после образования этих государств во всей Евразии от Восточной Европы до Центральной Азии и Китая.

К тому же отсутствие пространственных перегородок в пределах этих обширных империй создавало возможность сблизить народы Евразии. Культуры тюркских, славянских, монгольских, финно-угорских, иранских, кавказских и других народов Евразии длительное время формировались, находясь в единой системе связей, что сближало их, определяя во многом сходство их жизненного уклада, менталитета и приводило к объединению в единые многонациональные государства, каковыми и были империи потомков Чингиз-хана, такие как Золотая Орда.

Поэтому лишь отрицательный взгляд на них как на дикие орды был бы исторически несправедлив. Спектр здесь очень разнообразен: соответственным здесь должно быть и отношение к реалиям жизни во всей подлинной светотени и сути последствий.

После распада империи, созданной Чингиз-ханом, древнерусские земли вошли в состав улуса Джучи или Золотой Орды. Монголы принесли собственное общественное устройство только в подвластные им пространства степей современного Казахстана и Причерноморья, уже на рубеже ХIII-XIV веков они в этом регионе приняли ислам потом смешались и породнились с кыпчаками, и все они стали точно кыпчаки, как пишет арабский летописец Ал-Омари. А тюркские племена кыпчаков были основным кочевым населением евразийских степей от Иртыша до Дуная.

В отношении Руси завоеватели довольствовались ее полным подчинением, учредив на древнерусских землях институт баскаков-сборщиков налогов, но не меняя общественное устройство. Впоследствии сбор налогов перешел в ведение местных русских князей, признающих власть Золотой Орды.

Первоначально Золотая Орда входила в состав огромной Монгольской империи. Ханы Золотой Орды в первые десятилетия ее существования считались подчиненными верховному монгольскому хану в Каракоруме в Монголии. Ордынские ханы получали в Монголии ярлык на право царствовать в Улусе Джучи. Но, начиная с 1266 года, золотоордынский хан Менгу-Тимур впервые приказал отчеканить на монетах свое имя вместо имени всемонгольского государя. С этого времени начинается отсчет самостоятельного существования Золотой Орды. Во главе западной части этого государства, куда входили и древнерусские земли, стоял хан из потомков Чингиз-хана — Бату (он же Батый русских летописей), на востоке правили зависевшие от него наследники Орду (брата Бату).

Золотая Орда долгое время была самым сильным государством Центральной Азии и Восточной Европы.(5). С золотоордынским двором пытались поддерживать дружеские связи европейские короли и паны римские, византийские императоры и падишахи Османской империи. Свидетельством этого являются жалованные грамоты золотоордынских ханов — Тохтамыша польскому королю Ягайле, Улуг-Мухаммада османскому султану Мураду II, сохранившиеся до нашего времени (6).

Интересно, что внешними врагами Золотой Орды стали не соседние чуждые державы, а такие же бывшие улусы некогда единой Монгольской империи — государство монголов Хулагуидов в Иране и государство Чагатаидов в Средней Азии. Периодически золотоордынские тьмы, в составе которых были и русские князья со своими воинами, вторгались в Польшу, Литву, на Балканы. Целью этих походов было не завоевание, а ограбление соседей. Огромная территория, многочисленное население, сильная центральная власть, большое боеспособное войско, умелое использование торговых караванных путей, выколачивание дани с покоренных народов, все это создавало мощь ордынской империи. Она крепла и усиливалась и в первой половине ХIY века пережила пик своего могущества. Расцвет государственности и культуры Золотой Орды связан с именами ханов Узбека (1312-1342 годы правления) и его сына Джанибека (1342-1357 гг.). Важной мерой усиления Золотой Орды стало ее обращение в ислам.

Еще Чингиз-хан завещал терпимо относится к представителям разных вероисповеданий. Его потомки старались выполнять этот завет. Так, в землях, подвластных Золотой Орде, духовенству всех религий был создан льготный режим. Русская православная церковь и армяно-грегорианская, например, были освобождены от выплаты дани и получали специальные ярлыки, которые защищали церковное имущество от произвола ордынцев. В столице Золотой Орды Сарае открывались храмы разных конфессий. В 1261 году там возникла православная епархия. Но сами ордынцы в большинстве своем оставались язычниками- шаманистами. Но были среди правящей ордынской элиты, в том числе и Чингизидов, приверженцы Христа, Мухаммада и Будды (7).

Но в начале ХIY века ситуация в Золотой Орде изменились. Наиболее дальновидные представители правящих кругов чувствовали, что регулировать жизнь огромной империи по старым традициям уже невозможно. Слишком сложным становилось управление страной. Необходимо было привлечь грамотных и образованных людей, знатоков экономики и финансов. Самыми подходящими для этого были мусульманские чиновники — выходцы из Средней Азии, Волжской Булгарии, Восточного Туркестана и оседлых районов юга Казахстана. К тому же торговля Золотой Орды была в руках мусульманских купцов. Да и интенсивные отношения с Ираном и Египтом требовали привлечения людей, знающих фарси и арабский языки. Кроме того, общая для всех в империи религия помогла бы объединить подданных вокруг государя — единоверца. В 1313 году, воцарившись на золотоордынском троне, юный Узбек-хан с фанатизмом новообращенного мусульманина и с пылом молодости, подогреваемой наветами и проповедью своего мусульманского окружения, провозгласил ислам господствующей религией, истребил своих знатных родичей, пытавшихся воспротивиться столь вопиющему нарушению старомонгольских обычаев. Эпоха Узбек-хана отмечена культурным подъемом и широким городским строительством. К середине ХIV века в Золотой Орде существовало более 100 городов. Многие из них были основаны ордынцами. К их числу относятся столицы Золотой Орды — Сарай и Новый Сарай в Нижнем Поволжье, Сарайчик в Западном Казахстане, где были захоронения ханов. При Узбеке и Джанибеке города Золотой Орды переживали расцвет. Возведенные трудами сотен тысяч невольников дворцы, мечети, караван-сараи, богатые кварталы знати и купечества, все более многолюдные поселения ремесленников превращали их средоточие экономической и культурной жизни. Сарай и Новый Сарай были крупнейшими городами мира.

Т.о. Золотая Орда не оставалась неизменной, многое заимствуя у мусульманского Востока: ремесла, архитектуру, баню, изразцы, орнаментальный декор, расписную посуду, персидские стихи, арабскую геометрию и астролябии, нравы и вкусы, более изощренные, чем у простых кочевников. Имея широкие связи с Анатолией, Сирией и Египтом, Орда пополняла тюркскими и кавказскими рабами армию мамлюкских султанов Египта, ордынская культура приобрела определенный мусульманско-средниземноморский отпечаток, как считает ученый-востоковед К. Босворт (8).

Процветание империи пошло на убыль после смерти Джанибека из-за междоусобиц удельных владетелей, боровшихся за сарайский престол. Трон переходил из рук в руки. Окраинные владения стали отпадать от державы. В конце ХIV века лет на пятнадцать ее вновь сумел объединить энергичный хан Тохтамыш, взявший реванш за поражение ордынцев Мамая на Куликовом поле от коалиции русских княжеств во главе с Москвой. В 1381 году, через год после Куликовской битвы, Тохтамыш взял и разрушил Москву. Но именно с правлением Тохтамыша связаны события, оказавшиеся роковыми для Золотой Орды. Три похода правителя Самарканда, основателя мировой империи от Малой Азии до границ Китая, Тимура — Железного хромца, сокрушили улус Джучи, были разрушены города, караванные пути переместились на юг, во владения Тимура. От этих потрясений Золотая Орда уже не смогла оправиться и в первой половине ХV века распалась на отдельные ханства. Среди наследников Золотой Орды были как тюркские государства — Крымское, Казанское, Астраханское ханства, Узбекский улус, на руинах которого возникли Ногайская Орда, Казахское и Сибирское на Тоболе, Хивинское ханства, так и Русское государство, где по ордынским образцам функционировала военная организация, фискальная система, посольский обычай, протокольная традиция государственных канцелярий, ценилось ханское звание и принадлежность к роду Чингизидов. Русская знать легко находила соответствия своей титулатуре в золотоордынской системе и устойчиво вписывалась в ордынские порядки. Хотя Чингизиды создали империю военным путем, тем не менее их государство опиралось не только на военную силу, что объясняет их почти трехсотлетнее владычество на Руси. Воистину пророческими оказались слова китайского мудреца II века до н.э. Лу Цзя, приписываемые зачастую Конфуцию: Можно завоевать империю сидя на коне, но нельзя с коня управлять ею. На Руси потомки Чингиз-хана сумели лучше адаптироваться к местным условиям и создать более эффективную систему управления завоеванными территориями, чем в Китае — в Юаньской империи или в Иране — Улусе ильханов Хулагуидов, где они были у власти гораздо меньше времени — примерно 100 лет.

К положительным последствиям золотоордынского владычества на Руси, замалчиваемых рядом российских и советских историков, можно отнести то обстоятельство, что напряженность духовной атмосферы общества привели к созданию высоких художественных образцов во всех областях религиозного искусства (иконописи, церковной музыке, религиозной литературе). Олицетворением этих достижений можно считать творчество художника-иконописца Андрея Рублева. Чувство национального унижения сменялось в народе благородным чувством преданности национальному идеалу. Религиозно-национальный подъем той эпохи на Руси стал мощным фактором национального самосознания и культуры, чему в немалой степени объективно способствовала веротерпимость ордынской элиты. По мнению российских историков, сторонников теории евразийства (П.Н. Савицкого, Г.В. Вернадского, Л.Н. Гумилева), русские были спасены от физического истребления и культурной ассимиляции Запада лишь благодаря включению в Монгольский улус. По мнению Савицкого, ордынцы — нейтральная культурная среда, принимавшая всяческих богов в отличие от католической Европы.

Русь стала платить дань сарайским ханам, за что имела торговый флот на Волге, религиозную резиденцию в Сарае, освобождение русской православной церкви от всех видов налогов. Со своей стороны Русь имела в лице метрополии, каковой для нее была Золотая Орда, духовную и военную поддержку в многочисленных войнах со своими северо-западными соседями, такими как Шведское королевство и немецкий Тевтонский орден, Польша и Великое княжество Литовское, Венгерское королевство. Галицкая Русь, Волынь, Черниговское и другие княжества, бывшие вне покровительства Золотой Орды, стали жертвой католической Европы, объявившей крестовый поход против Руси и ордынцев. Таким образом, выбор князя Александра Невского, победителя шведов и тевтонцев приемного сына и фаворита Бату-хана был, видимо, сделан исходя из, разумеется, сомнительной теории наименьшего зла, в пользу симбиоза с Золотой Ордой. И этот выбор был одобрен народом и освящен русской православной церковью и причисление Александра Невского к лику православных святых наглядное тому подтверждение. Этого выбора придерживались и другие видные деятели Руси золотоордынской эпохи последующих поколений, например, московский князь Иван Калита, что было должным образом оценено ордынской властью, когда после подавления антиордынского восстания в Твери, за активное участие в этом деянии Калита стал великим князем всея Руси по воле золотоордынского хана.

Заметно было золотоордынское влияние на русский язык, что нашло свое отражение в современном русском языке, где пятая-шестая часть словарного запаса тюркского происхождения.

Именно золотоордынская система сделалась прообразом российской имперской государственности. Это проявилось в установлении авторитарной традиции правления, в жестко централизованной общественной системе, дисциплины в военном деле и веротерпимости. Хотя, конечно, были и отклонения от этих принципов в определенные периоды российской истории. Помимо этого, Русь и другие подвластные ордынцам земли, были вовлечены в находящуюся на более высоком уровне финансовую систему золотоордынской империи; завоеватели создали эффективную, пережившую века, ямскую систему путей сообщения, сеть почтовых организаций на значительной части Евразии, в том числе на территории России. Наследием Золотой Орды стало обыкновение (хотя и не всегда на всем протяжении истории России) не ассимилировать новые, завоеванные и включавшиеся без кровопролития в состав Российской империи земли, не изменять жизнь, религию и язык покоренных народов.

Вместе с тем, как говорилось выше, золотоордынское наследие не было единственной основой на которой впоследствии вызрела и претворилась в жизнь российская имперская идея. В формировании этой идеи, а также в развитии российской цивилизации, трудно переоценить влияние Византийской империи, донесшей до Руси античное наследие Эллады и Рима, сохранившей православную христианскую культуру, достигнув высокого уровня развития науки и искусства. Москва — третий Рим, а четвертому не быть,- в этом изречении во многом сформулирована российская имперская идея, как последнего оплота православного христианского мира после падения в 1453 году единоверной Византии. Таким образом российская имперская идея во многом представляет собой синтез золотоордынских и византийских имперских традиций, между которыми есть и общее, и существенные различия. Как Византия, так и Золотая Орда, были евразийскими великими державами и Российская империя унаследовала от них эту особенность. Что касается отличий, то византийское наследие прослеживается больше в духовной жизни, а золотоордынское — в практике государственного строительства и управления, хотя далеко и не исчерпывается этим. Разница во влиянии золотоордынского наследия на российскую имперскую государственность от византийского состоит и в том, что Российская империя была единственной, именно имперской наследницей Золотой Орды, в то время как среди имперских преемников Византии, наряду с Россией была и Османская империя.

Определяя значение древнерусской государственности для формирования российской имперской традиции, то ее значимость в том, что Киевская Русь была первым отечественным опытом государственного строительства в многоплеменной среде, поскольку Киевская Русь являлась государством не только восточных славян, но и варягов, составлявших правящую элиту древней Руси и ассимилировавшихся в славянской среде, от которых пошло название Русь, а также многочисленных финно-угорских и немногочисленных тюркских племен. Но подлинное начало величия России, как великого государства, при всем значении Киевской Руси, было положено не на Днепре, не славянами и варягами, и даже не византийцами, а ордынцами. В силу исторических обстоятельств древнерусская государственность не развилась до имперского уровня, а пошла по пути дробления и пала под натиском тюрко-монгольских кочевников Великой Степи, создавших мировую евразийскую державу — Золотую Орду, ставшую предтечей Российской империи.

Оказавшись в составе Золотой Орды, подвластные этой империи народы не остановились в своем развитии. Были радикально изменены пути этого развития, что в итоге привело Русь, например, к принятию от Золотой Орды эстафеты гегемонии в евразийской державе, когда к концу ХV века Русь в лице Московского государства становилась решающей силой в великом состязании царств-наследников Золотой Орды, среди которых наиболее грозным соперником Москвы был Крымский юрт (10).

В ХVI веке хотя и происходило неуклонное наращивание мощи московских государей, силой оружия поглотивших такие осколки Золотой Орды, как Казанское, Астраханское, Сибирское (на Тоболе) ханства, Московское государство испытало сильнейший натиск со стороны Крымского ханства, за которым стояла могущественная тогда Османская империя. Крымско-татарские орды доходили до предместий Москвы и даже захватывали Александровскую слободу- резиденцию победителя Казани, Астрахани, Сибирского ханства на Тоболе — первого русского царя Ивана IV Грозного. Эта борьба за гегемонию в евразийском наследии Золотой Орды затянулась до конца ХVII столетия, когда Московское государство прекратило выплату дани, правда нерегулярную, так называемых поминок, Крымскому ханству.

И произошло это в правлении царя Петра I, преобразовавшего Московское государство в Российскую империю. Став частью исторического прошлого, это соперничество оставило о себе память и в виде многочисленных российских княжеских родов тюркского происхождения, истоки формирования которых относится как ко времени Золотой Орды, так и к более поздней эпохе, когда после ее распада в течение XV-XVII веков на постордынском пространстве складывался новый баланс политических сил в борьбе за наследие Улуса Джучи в виде двух основных «полюсов» этой борьбы — Русского государства, эволюционировавшего в течение трех веков от Великого княжества Московского до Российской империи, и Крымского юрта, к которым так или иначе тяготели Ногайская Орда, Казанское, Астраханское, Сибирское на Тоболе и Казахское ханства.

Одной из форм тяготения были так называемые отъезды тюркских аристократов соответственно в московские или крымские владения. Московские государи предоставляли выходцам с Востока города в кормление и требовали исполнения воинской службы. При тюркских вельможах оставались их дружины, в их уделах дозволялось селиться неродовитым мигрантам из степи. В разное время татарам отводилось Кашира и Серпухов, Звенигород и Юрьев- Подольский, выходцам из Ногайской Орды был выделен Романов, а выходцам из ханств, управлявшихся Джучидами, к которым можно отнести Казахское, Сибирское на Тоболе и Крымское ханства, — городец Мещерский или Касимов с прилегающими землями. По этому поводу посол Ивана Грозного писал в 1570 году падишаху Османов: Мой государь не есть враг мусульманской веры. Слуга его, царь Сеин — Булат господствует в Кесимове, Кайбулла в Юрьеве, Ибак в Сурожике, князья ногайские в Романове. Все они торжественно славят Магомета в своих мечетях. Длительное подчинение Золотой Орде выработало на Руси стойкое почитание Джучидов — старшей ветви Чингизидов — династии, правившей в Орде и большинстве наследных ханств. Знатность тюркских мигрантов позволяла им претендовать на высокие посты в структуре Русского государства, считаться честию бояр выше. В Разрядах (росписях воевод по полкам) служилые цари и царевичи всегда упоминаются после русского государя и его сын овей и перед (или наряду) с высшими представителями московской знати.

Влияние служилой тюркской знати на историю России трудно переоценить. Выходцы из её среды даже становились государями всея Руси, как номинальными, так и реальными.

К первому случаю можно отнести так называемое отречение от русского престола Ивана Грозного в пользу крещеного татарского царевича Чингизида Симеона Бекбулатовича, ставшего на короткий период времени номинальным правителем Московии. Но были и подлинные властелины. Такие, как потомок ордынца Чет-Мурзы — русский царь Борис Годунов — татарин, нехристь, зять Малюты, — как писал о нем А. С. Пушкин. А царь Иван Грозный был Чингизидом по матери, крещеной татарке Елене Глинской, и данное обстоятельство использовалось им при покорении Казани, в борьбе за казанский престол. При Иване III татары имели свой двор в Московском Кремле. Когда же к Москве приближались татарские послы, то Иван III выходил за город и выслушивал их стоя, тогда как они сидели. Полки служилых татар сыграли решающую роль в победе Ивана III над Новгородом, последним соперником Москвы в борьбе за главенство над Русью. В 1546 году большая группа татарской знати пришла на службу к Ивану Грозному. Немало было в его окружении крещеных татар. Предполагается, что к их числу относились влиятельные фавориты Грозного и видные политические и военные деятели той эпохи, отец и сын Алексей и Федор Басмановы, упомянутый выше глава опричнины и правая рука царя Малюта Скуратов, заплечных дел мастер, один из самых зловещих персонажей русской истории. При дворе Ивана IY до конца своих дней жил последний казанский хан Едигер (Ядыгар), при крещении Симеон, где имел свой двор и похоронен в 1565 году в Благовещенской церкви Чудова монастыря. С семи лет находился при дворе Грозного ногайский князь Утямыш — Гирей. Об этом писал царь его деду Юсупу, ногайскому князю, что внука его он держит у себя за сына место. Утямыш-Гирей умер двадцатилетним и похоронен в Архангельском соборе Кремля под христианским именем Александр.

Важные услуги русской монархии оказали потомки ногайских биев — князья Урусовы и Юсуповы. Князь Петр Урусов, сын мурзы Исмаила, возглавил заговор и убил царя- самозванца Лжедмитрия II, а князь Феликс Юсупов участвовал в убийстве фаворита царя Николая II Романова и его жены — Григория Распутина. Казахский султан Ораз — Мухаммед получил за службу русскому престолу от Бориса Годунова Касимов с округой и сполна разделил судьбу России в смутную годину её истории, пав от руки Лжедмитрия II. Известным персонажем российской истории является завоеватель Сибири Ермак, о котором есть мнение как о ногайском казаке на русской службе (13).

Политика Российской империи в отношении кочевых народов и государств-наследников Золотой Орды, до тех пор, пока они еще не стали подданными российской короны, в частности башкир, ногайцев, крымских татар, казахов, во многом несла на себе печать страха, во всяком случае до начала ХIХ века, еще со времен золотоордынского владычества перед возможным объединением этих народов. Окончательная точка в этом многовековом состязании в пользу Российского государства была поставлена в конце ХVIII века, когда последние тюркские государства-наследники Золотой Орды — Ногайская Орда, Казахское и Крымское ханства стали частью Российской империи. За пределами российского управления оставалось лишь Хивинское ханство на территории Хорезмского оазиса. Но во второй половине ХIХ века Хива была завоевана русскими войсками и Хивинское ханство стало вассальным княжеством в составе России. История совершила очередной виток по спирали- все вернулось на круги своя. Евразийская держава возродилась хотя и в ином обличье …Но нет ничего вечного в этом мире. После тяжелейших исторических испытаний, вызванных первой мировой войной и революциями в феврале и октябре 1917 года Российскую империю постигла судьба ее предшественницы. Но на руинах Российской империи, довольно быстро, как «Феникс из пепла», возродилась великая евразийская держава под красным знаменем Великой Утопии, в новом марксистско-ленинском идеологическом обличье, известная как Советский Союз и просуществовавшая 70 лет, из которых 45 лет она была одной из двух наиболее могущественных стран мира. Увы, и этот взлет в историческом измерении был недолог, в 1991 году распался Советский Союз и ныне Россия вновь на очередном витке истории… Ответ о возрождении России как великой державы во многом следует искать, обращаясь к исторической традиции формирования ее имперской государственности, где весьма заметно наследие Золотой Орды.

А.Ш. Кадырбаев

Кадырбаев Александр Шайдатович, доктор исторических наук, профессор Казахского Государственного Национального Университета им. Аль-Фараби.

Литература

1. В. Шнирельман. От конфессионального к этническому: булгарская идея в национальном сознании казанских татар в ХХ веке. Вестник Евразии. Acta Eurasica. №1-2 (4-5) 1998.c. 137-139. Жан Робер Равью, Феномен Татарстана и федеративное строительство в России. Вестник Евразии Acta Eurasica №1-2 (4-5). 1998, с. 180-203.

2. Там же, с. 139.

3. В.В. Бартольд . Соч. Т.1-9, М., 1963-1977.

4. Л.Н. Гумилев, Древняя Русь и Великая Степь. М.,1992.

5. Г.Ф. Федоров-Давыдов. Общественный строй Золотой Орды. М., 1973. В.В. Трепавлов. Государственный строй Монгольской империи. М., 1991.

6 Т.И. Султанов. Письма золотоордынских ханов. Тюркологический сборник. М., 1975, с. 234-285. А.П. Григорьев. Монгольская дипломатика ХIII-XIV в.в., 1978. М.А. Усманов. О Тугре в официальных актах и посланиях Джучидов. Бартольдовские чтения. М., 1990, с. 70.

7. Р.Г.Ланда. Ислам в истории России. М., 1995, с. 44-67. М.Д. Полубояринова. Русские люди в Золотой Орде. М., 1978, с. 24,28, 33-34. Л.В. Черепнин. Монголо-татары на Руси (XIII в.), сб.: Татаро-монголы в Азии и Европе. М., 1970, с. 186-206. Г.Ф. Федоров-Давыдов. Курганы, идолы, монеты. М., 1968, с. 9-15.

8. К.Э. Босворт. Мусульманские династии. М., 1971, с. 191, 203-206. Р.Г. Ланда. Ислам в истории России, с. 67. В.В. Трепавлов. Статус Белого царя. Москва и татарские ханства в XV-XVI вв. — Россия и Восток: проблемы и взаимодействия. М.,1993, с. 306-308.

9. И.В. Вилента. Идея самобытности России в исторической концепции евразийцев. — Вестник МГУ, серия 8. История №1, 1998, с. 38-40.

10. В.В. Трепавлов. Тюркская знать в России (Ногаи на царской службе). Вестник Евразии, № 1-2 (4-5), М., 1998, с. 101-114.

11. Герберштейн Зигизмунд. Записки о московском быте барона Зигизмунда Герберштейна. СПБ, 1887, с. 77.

12. Там же.

13. Н.А. Баскаков. Русские фамилии тюркского происхождения. М., 1980; Т.И. Султанов. Правители Первого казахского государства (1470-1718) — Астана, Изд. Дом, Алматы, 1993. В.Л. Егоров. Государство и административное устройство. — Вопросы истории. 1972, №1, с. 33-34; И. Березин. Очерк внутреннего устройства Улуса Джучиева, СПБ, 1863, с. 25-31; П.Н. Савицкий. Евразийство- Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антология. М., 1993, с. 100-101; Н.С. Трубецкой. О туранском элементе в русской культуре. Россия между Европой и Азией. Евразийский соблазн. М.,1993; Ю.А. Зуев. По поводу личности Ермака — В кн.: А.Ш. Кадырбаев и др. Страна в сердце Евразии. А. Изд. Казак Университетi, 1998, с. 141-145.

www.gumilev-center.ru

Глава вторая. Территория и границы Золотой Орды. «Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв.»

 

После почти пятилетнего опустошения (с осени 1236 по весну 1241 г.) земель Волжской Булгарии, Руси и половецких кочевий полчища монгольских завоевателей удалились в Западную Европу, где прошли территории Польши, Чехии, Венгрии, и весной 1242 г. вышли к Адриатическому побережью. Именно отсюда началось отступление их армий на восток, в причерноморско-каспийские степи. Причины ухода монгольских войск из Западной Европы до настоящего момента служат предметом споров в исторической науке. Все исследователи довольно единодушно считают, что определенную роль в этом сыграла смерть каана («великого хана») Угедея, последовавшая в декабре 1241 г. в Монголии. Многие западноевропейские и русские историки предполагали, что смерть Угедея была не поводом, а непосредственной причиной монгольского отступления, так как находившиеся в армии царевичи-чингизиды обязательно должны были принимать участие в курилтае по выборам нового каана, для участия в котором они и поспешили вернуться в Монголию. Рассматривая этот вопрос, советские исследователи справедливо обращают внимание на то, что монгольские войска понесли значительные потери при завоевании Руси. Это, конечно, не могло не сказаться на общем ослаблении армии завоевателей. Однако нельзя не учитывать и того факта, что на протяжении всего времени пребывания монголов в Западной Европе они не потерпели ни одного поражения. Такие значительные по силам армии, как объединенная польско-немецко-моравская в сражении у Легницы или 60-тысячная венгерская в битве на р. Шайо, были разбиты монгольскими войсками, выступавшими в этих битвах даже не в полном составе. Всё это наводит на размышления о том, что продвигавшиеся в глубь Европы завоеватели пополняли свои таявшие в бесчисленных сражениях тьмы насильно привлекаемым покоренным населением. Именно такая тактика применялась монголами во время походов на Китай и государство хорезмшаха.

Усложнило положение войска Бату в Европе и то, что Угедей приказал вернуться из действующей армии в Монголию своему сыну Гуюку и племяннику Мунке (тюркский вариант его имени — Менгу). Рашид ад-Дин сообщает, что они покинули армию Бату и в 1241 г. пришли в Монголию, где «расположились [26] в своих ордах». Несомненно, что они ушли в сопровождении своих отрядов, воины которых составляли их личный улус и были лишь на время приданы в помощь Бату. Такой приказ каана может свидетельствовать о том, что на курилтае 1235 г. не планировался поход в Западную Европу и Бату предпринял его по собственной инициативе. Эту мысль подтверждает и сообщение Рашид ад-Дина о том, что объединенная армия под командованием Бату была послана для завоевания территорий Сибири, Волжской Булгарии, Дешт-и-Кипчака, Башкирии, Руси и Черкесии до Дербента.

Известие о смерти Угедея Бату получил лишь в марте 1242 г., когда передовые отряды монголов безуспешно штурмовали укрепленные города на побережье Адриатики. Новость эта, безусловно, усугубила трения между царевичами-чингизидами, всегда болезненно воспринимавшими любые вопросы, связанные с престолонаследием. О существовании в этот период крупных разногласий в сфере высшего командования монгольской армии, связанных с ее общим и значительным ослаблением, сообщает Карпини. В связи с этим Бату, воспользовавшись смертью каана в качестве подходящего предлога для прекращения похода, начал отступление на восток. Уход монгольских армий не был поспешным — по территории Западной Европы завоеватели шли к причерноморским степям более полугода. Лишь зимой 1242 г. монгольские отряды сосредоточились в низовьх Дуная и отсюда ушли в причерноморские степи. Медленный отход армий Бату лишний раз подтверждает, что у него и в мыслях не было торопиться на выборы нового каана в Монголию. Изрядно потрепанные и ослабевшие в многолетних войнах, войска были просто не в состоянии продолжать затянувшийся поход.

В конце 1242 и в самом начале 1243 г. вернувшиеся из Западной Европы монголы во главе с Бату расположились в причерноморских и прикаспийских степях, известных у восточных авторов под названием Дешт-и-Кыпчак. Это событие отмечено в Ипатьевской летописи, где под 1243 г. сообщается, что Бату «воротилъся есть изо Оугоръ». И именно в 1243 г. великий князь Ярослав впервые и первым из русских князей поехал в ставку монгольского хана за ярлыком на княжение. Все эти факты позволяют считать, что возникновение нового государства, получившего впоследствии название Золотая Орда, можно отнести к началу 1243 г.

litresp.ru

Государство чингисидов Золотая Орда

Сильнее всего пострадали от завоевания города, будущие центры капиталистического развития. Тем самым завоеватели как бы законсервировали на долгое время чисто феодальный характер экономики. В то время как западноевропейские страны, избежавшие ужасов монголо-татарского нашествия, переходили к более передовому капиталистическому строю, Русь оставалась феодальной страной.

Как уже было сказано, воздействие на сферу экономики выражалось, во-первых, в непосредственном разорении территорий во время ордынских походов и набегов, которые были особенно частыми во второй половине XIII в. Наиболее тяжелый удар был нанесен по городам. Во-вторых, завоевание привело к систематическому выкачиванию значительных материальных средств в виде ордынского ”выхода” и других поборов, что обескровливало страну.

Последствием нашествия XIII в. стало усиление обособленности русских земель, ослабление южных и западных княжеств. В результате они были включены в состав возникшего в XIII в. раннефеодального государства – Великого княжества Литовского: Полоцкое и Турово-Пинское княжества – к началу XIV в., Волынское – в середине XIV в., Киевское и Черниговское – в 60-е годы 14в., Смоленское – в начале XV в.

Русская государственность (под сюзеренитетом Орды) сохранилась в результате только в Северо-Восточной Руси (Владимиро-Суздальская земля), в Новгородской, Муромской и Рязанской землях. Именно Северо-Восточная Русь примерно со второй половины 14в. стала ядром формирования Русского государства. В это же время окончательно определилась судьба западных и южных земель. Таким образом, в XIV в. перестала существовать старая политическая структура, для которой были характерны самостоятельные княжества-земли, управляемые разными ветвями княжеского рода Рюриковичей, внутри которых существовали более мелкие вассальные княжества. Исчезновение этой политической структуры знаменовало собой и исчезновение сложившейся с образованием Киевского государства в IX-Х вв. древнерусской народности – предка трех ныне существующих восточнославянских народов. На территориях Северо-Восточной и Северо-Западной Руси начинает складываться русская (великорусская) народность, на землях же, вошедших в состав Литвы и Польши, – украинская и белорусская народности.

Помимо этих ”зримых” последствий завоевания в социально-экономической и политической сферах древнерусского общества можно проследить и значительные структурные изменения. В домонгольский период феодальные отношения на Руси развивались в общем по схеме, свойственной всем европейским странам: от преобладания государственных форм феодализма на раннем этапе к постепенному усилению вотчинных форм, правда, более медленному, чем в Западной Европе. После нашествия этот процесс замедляется, происходит консервация государственных форм эксплуатации. Во многом это было связано с необходимостью изыскания средств для выплаты ”выхода” . А. И. Герцен писал: ”Именно в это злосчастное время Россия и дала обогнать себя Европе”.

Распад Золотой Орды, татарские государства Поволжья и Сибири

Единство Джучиева улуса, державшееся не столько на экономических связях, сколько на деспотической власти ханов Золотой Орды, было нарушено во время двадцатилетней феодальной междоусобицы, начавшейся во второй половине XIV в. Восстановление единства государства в правление хана Тохтамыша было временным явлением, связанным с осуществлением политических замыслов Тимура, оно было нарушено им же самим. Те слабые экономические связи, которые покоились на караванной торговле, до поры до времени могли служить связующим звеном между отдельными улусами. Как только изменились пути караванной торговли, слабые экономические связи оказались недостаточными для сохранения единства улусов. Государство начало распадаться на отдельные части, со своими отдельными, местными центрами.

Западные улусы стали тяготеть к России, Литве, сохраняя в то же время связи, хотя слабые, со средиземноморской торговлей через Крым, другие, как Астрахань, – тяготели к Кавказскому миру и к Востоку. На Средней Волге шел процесс обособления бывших камских булгар; Сибирский же юрт ханов Золотой Орды, как и другие районы золотоордынского востока, все больше укреплял экономические связи со среднеазиатским миром. Между отдельными районами, тяготевшими к отдельным местным центрам, с ослаблением и прекращением караванной торговли, утратились общеэкономические связи, это в свою очередь привело к росту сепаратистских движений среди местных феодалов. Местная феодальная аристократия, более не надеясь на ханов, власть которых на местах потеряла всякий авторитет, начинает искать себе опоры на местах, поддерживая того или иного представителя рода Джучидов.

Татарская феодальная аристократия западных улусов объединилась вокруг Улук-Мухаммеда, провозгласив его своим ханом. Ту же картину мы видим в восточных улусах, еще со времен возвышения Едигея, порвавших связи с западными улусами. Большинство ханов, выдвинутых Едигеем, которых он противопоставлял сыновьям Тохтамыша, фактически являлись ханами восточных улусов, а не всей Золотой Орды. Правда, власть этих ханов была номинальна. Вершил делами сам временщик, бесконтрольно управляя всеми делами восточных улусов и сохраняя единство этих улусов. После смерти Едигея в восточных улусах начинаются те же явления, какие переживали и западные улусы. Здесь, как и на западе, одновременно появляется несколько ханов, претендовавших на восточные улусы Золотой Орды.

Казахское ханство, сложившееся в 60 годах XV в. на территории бывшим улуса Орда-Ичена и частично улуса Чеготая, в отличие от государства узбеков осталось кочевым государством. Казахи, в отличие от родственных им узбекских племен, осевших вскоре после вторжения в Среднюю Азию, остались кочевниками. Историк начала XV в. Рузбахани, оставивший нам подробное описание кочевого образа жизни казахов, вскоре после образования казахского улуса писал: "В летнее время казахский улус кочует по всем местам этих степей, которые необходимы для сохранения их чрезвычайно многочисленного скота. Этой дорогой в продолжение лета они обходят всю степь и возвращаются. Каждый султан стоит в какой-нибудь части степи на принадлежавшем езду месте, живут они в юртах, разводят животных: лошадей, овец и крупный рогатый скот, зимовать возвращаются на зимние стоянки к берегам реки Сыр-Дарьи.

С образованием узбекского казахского ханства большая часть кочевников Золотой Орды, обитавшая в восточной половине государства, отпала от Джучиева улуса. В оставшейся части улуса также шел процесс образовании новых государственных объединений Сибирского ханства и Ногайской орды.

История Узбекского и Казахского ханств более или менее изучена в нашей литературе и еще изучается историками Узбекистана и Казахстана, чего нельзя сказать об Ногайской Орде и особенно истории Сибирского ханства.

Одна из основных причин малой изученности ранней истории Сибирского ханства, безусловно, кроется в скудности исторических источников. Ни арабские писатели, которых в первую очередь интересовали события, происходившие в западных улусах Золотой Орды, ни персидские авторы, обнаруживавшие интерес главным образом к событиям, происходившим в среднеазиатских владениях Золотой Орды, не оставили сведений о ранней истории Сибири, если не считать упоминания в этих источниках названия "Ибирь-Сибирь", не то в значении страны, не то города, впоследствии давшего название всему краю. Баварец Шильтбергер, посетивший Сибирь в 1405-1406 гг., дает очень мало данных о месте Сибирского юрта в системе Золотой Орды. Районы, входившие в состав Сибирского ханства, также мало подвергались археологическому изучению. Сибирские летописи, единственный источник для изучения истории Сибирского ханства вследствие сравнительно позднего их написания, имеют большие недостатки, особенно в вопросе об образовании Сибирского ханства.

Из анализа "Сборника летописи" и Сибирской летописи вытекает, что основателем Сибирского ханства был потомок Шайбана Хаджи-Myxaммед, провозглашенный ханом Сибири в 1420 или 1421 году при поддержке сына Едигея Мансура. Татарский историк XIX в. Шихабутдин Марджани, располагавший не дошедшими до нашего времени другими материалами, немного отличавшимися от тех материалов, которыми располагал составитель ”Сборник летописи” , пишет: "Сибирское государство есть государство Хаджи-Мухаммеда, сына Али. Резиденция его государства находилась от крепости Тобол 12 верст выше, в городе Искер, иначе называемая Сибирью". Махмутек, провозглашенный ханом после убийства отца, закрепил эту крепость и прилегавшие к ней территории за своим преемником и превратил в Сибирское ханство, ставшее значительным татарским государством при хане Ибаке.

Каковы были границы Сибирского ханства при Хаджи-Мухаммеде и его ближайших преемниках, мы не знаем. Ко времени похода Ермака Сибирское ханство занимало довольно обширную территорию в Западной Сибири. Границы ханства простирались от восточных склонов Уральского хребта, захватывая бассейны Оби и Иртыша, включали в себя почти весь улус Шайбана и значительную часть улуса Орда-Ичена. На западе оно граничило с Ногайской ордою в районе реки Уфы, на Урале – с Казанским ханством, на северо-западе по рекам Чусовой и Утке оно граничило с Пермью. К Северу его граница тянулась до самого Обского залива; на севере от Обского залива восточная граница Сибирского ханства шла по рекам Надим и Пим к городу Сургут, а затем поворачивала к югу по реке Иртышу; в районе реки Обь несколько уходила к Востоку от Иртыша, охватывая Барабинскую степь. В XVI веке в период падения Сибирского ханства, в городе Тантур на реке Оми находился наместник Кучума Барабе-Буян бек, в городище Чиняевском на озере Чани тоже сидел ставленник Кучума. На юге Сибирское ханство, в верховьях рек Ишима и Тобола, граничило с Ногайской Ордой.

Эти суммарные границы Сибирского ханства в XVI в. должно быть остались в таком же виде на протяжении всей его истории. Огромная территория сибирского ханства отличалась от других татарских государств, образовавшихся после распада Золотой Орды. Она была слабо населена, даже в XVI в. при правлении Едигера Сибирское ханство насчитывало 30 700 человек улусных "черных людей". Само татарское население, составлявшее господствующую прослойку, выделялось в виде отдельных островков среди массы местного населения – манси и вогулов, враждебно настроенных против татарской аристократии и их ханов. Сибирское ханство, как отмечал С. В. Бахрушин, было типичным полукочевым царством, разделенным на ряд плохо спаянных между собою племенных улусов, объединенных татарами чисто внешним образом. Сибирские татары, будучи кочевниками-скотоводами, охотниками и звероловами, всегда нуждались в продуктах земледелия, в предметах городского ремесла. Обычно, получая их из Средней Азии, сибирские татары экономически зависели от соседних узбекских ханств; внутренняя слабость Сибирского ханства сделала его зависимым от соседних ногайских князей и мурз, оказывающих на них политическое влияние.

В более благоприятных условиях, в смысле изучения его истории, оказалось другое татарское государство – Ногайская Орда, образовавшаяся также в результате распада Золотой Орды. Если источники по истории Сибирского ханства до нас дошли весьма в ограниченном виде и представляют собой отдельные, не связанные между собой, отрывочные сведения, то по истории Ногайской Орды сохранилось довольно значительное количество данных.

Ногайская орда, окончательно оформившаяся в самостоятельное государство в 40-х гг. XVI в., особенно стала усиливаться в связи с ослаблением и разгромом узбекского союза. Тогда многие из племени, ранее входившие в состав узбекского союза, присоединились к ногайцам. При развале орды Абулхаира Аббас вместе с сыновьями Хаджи-Мухаммеда играли активную роль в захвате восточных владений Абулхаира в устьях р. Сыр-Дарьи, Аму-Дарьи и верховьях Иртыша. В XVI в. Владения, мангытских князей граничили на северо-западе с Казанским ханством по рекам Самарке, Кинели и Кинельчеку. Здесь находились их летние пастбища ("летовище") . Башкиры и остяки, жившие у р. Уфы, платили ногайцам дань. На северо-востоке Ногайская Орда граничила с Сибирским ханством. По словам Г. Ф. Миллера, район, лежавший юго-восточнее Тюмени, называется Ногайской степью. Известный казахский ученый первой половины XIX века Чокан Валиханов рассматривал Алтайские юры, как пограничную линию, отделяющую Казахское ханство от Ногайской орды. В первой половине XVI в. ногайцы кочевали у низовья Сыр-Дарьи, у берегов Аральского моря, у Каракума, Барсункума и у северо-восточных берегов Каспийского моря. От других татарских государств Ногайская Орда отличалась не столько размерами территории, сколько многочисленностью улусных людей. Матвей Меховский называет ее "наиболее многочисленной и самой крупною ордою", Сообщения Матвея Меховского подтверждаются актовым материалом середины XVI в. Ногайский князь в 30-х годах XVI в. мог располагать до 200 000 воинами, даже без участия воинских людей некоторых ногайских мурз. Обычно же у татар воинские люди составляли 60% всего населения, следовательно, князь, располагавший 200 тысяч воинов, мог иметь 300-350 тысяч населения. Правда, цифра 200 тысяч относится к XVI в., но если учесть, что в период образования Ногайской Орды Едигей тоже располагал двухсоттысячным войском, то можно допустить, что численность улусных людей ногайских князей была значительна и в более ранний период.

Несмотря на населенность, Ногайская Орда была аморфным государственным образованием. Она делилась на многочисленные полусамостоятельные улусы, подчиненные ногайским Мурзам. Улусы очень слабо были связаны между собой. Ногаевские мурзы, стоявшие во главе больших или малых улусов, лишь условно признавали ногайских князей своими "старшими братьями", каждый мурза называл себя ”государем в своем государстве” .

Будучи одним из самых крупных государственных образований, возникшим на развалинах Золотой Орды, Ногайская Орда отличалась от других вновь образованных татарских государств своей внутренней слабостью, раздробленностью. Слабость внутреннего строя и государственная раздробленность Ногайской Орды объясняется натуральным характером кочевого хозяйства ногайцев, мало затронутых товарно-денежными отношениями.
 


В Орде было много народов и много типов доспехов

 

Монгольские конные лучники на Чудском озере

Ордынский тяжелый кавалерист и арбалетчик 14в

Источники монгольского права, Великая Яса

К самому началу 13 века относится запись наставлений Чингисхана по различным вопросам государственного и общественного строя, известная в литературе под названием ”Яса” (”Яса Чингисхана” , ”Великая Яса” ) . Это был единственный писаный источник права монгол в 13 веке. Характер этих наставлений ярко иллюстрирует деспотическую власть Чингисхана. Из дошедших до нас 36 отрывков ”Ясы” в 13 речь идет о смертной казни. ”Яса” угрожала смертью каждому, кто осмелился бы назвать себя ханом не будучи избранным специальным курултаем. Смертью грозили тем, кто будет уличен в сознательном обмане, кто в торговых делах трижды обанкротится, кто окажет помощь пленнику против воли пленившего, кто не отдает беглого раба хозяину, кто в бою откажет в помощи другому, кто самовольно оставит порученный ему пост, кто будет уличен в предательстве, воровстве, лжесвидетельстве или в непочтении к старшим, ”Яса” несет на себе также значительные следы шаманских представлений монголов того времени. Военная дисциплина была не на последнем месте: ”Голову с плеч тому, кто не вернется в строй и не займет своего первоначального места” . Суд был приоритетом административной власти.

Помимо Ясы Чингисхана широко использовалось обычное право, регулирующее, в основном, гражданские отношения (наследственное, семейное право.

В дальнейшем происходит переход к феодальному праву, узаконенному закрепощению аратов: если арат уходит скитаться по своей воле, предавайте его смертной казни” — Есур-Тэмур (14-15вв) . Основным трудом, рассказывающем о золотоордынском праве, является ”Сокровенное сказание” .
 

источник

xn--b1adccaencl0bewna2a.xn--p1ai

Контрольная работа - Золотая Орда


Контрольная работа - Золотая Орда
скачать (91.5 kb.)

Доступные файлы (1):



1.doc

Реклама MarketGid:
Контрольная РАБОТА

По истории Казахстана

Тема: «Золотая Орда: образование, территория, государственное устройство, этнический состав и политическая история»

ПЛАН:

Введение……………………………………………………………………..3

Распад империи Чингисхана и образование государств чингизидов…….4

Основание Золотой Орды………………………………………………….

Территория Золотой Орды………………………………………………..

Этнический состав…………………………………………………………

Государственное устройство……………………………………………..

Политическая история………………………………………………………..

Заключение…………………………………………………………………….

Список литературы…………………………………………………………….

Введение

Золотая Орда, Улус Джучи - феодальное государство, основанное в первой половине XIII в. ханом Батыем, сыном хана Джучи, на территории Хорезма и Северного Кавказа. Батый в 1236-1255 гг. завоевал области волжских болгар, половецкие степи, Крым, Западную Сибирь. В середине XIV в. Золотая Орда была одним из самых больших государств в Европе и Азии. Ее южные территории включали Тебриз (Иран), северные - Башкирию и Волжскую Булгарию; на западе она простиралась до Дуная, а на востоке - до Оби и Иртыша. Коренные русские земли не входили в Золотую орду, а попали в вассальную зависимость - население платило дань и подчинялось распоряжениям ханов. Золотая Орда была искусственным государственным образованием и просуществовала сравнительно недолго - около 200 лет. Колоссальная территория, населенная народами с различной культурой, вероисповеданием и обычаями, сепаратистские тенденции и бесконечные смуты (так, в 1361 г. на золотоордынском престоле сменилось шесть ханов, а после 1362 г. Золотая Орда фактически распалась на две части, границей которых стала Волга), неудачи в столкновениях с войсками Тимура, а затем русских князей предопределили падение Золотой Орды. Из нее выделилось несколько разноэтнических ханств - Сибирское, Узбекское, Астраханское, Казанское, Крымское и Казахское, Ногайская и Большая Орда.

Распад империи Чингисхана и образование государств чингизидов.
За тридцать лет до появления кочевнических орд под стенами русских городов, в 1206г. на берегу центрально-азиатской реки Онон собрался куралтай (съезд), степной аристократии. Требовалось провести формальный юридический акт утверждения каана (верховного правителя) нового монгольского государства. В длительной, жестокой, коварной и изощренной борьбе Темуджин сумел объединить разрозненные и враждующие монгольские кочевые племена в единое государство. И в глазах всей степи, освободившейся от изматывающих кровавых межплеменных и родовых стычек, именно Темуджин был но праву достоин титула верховного правителя. Самые знатные нойоны (князья) степи посадили его на белоснежный войлок, подняли к вечному синему небу и общим словом утвердили неслыханный до сих пор в степях титул - Чингисхан. Но не прошло и пяти лет со дня курилтая, объявившего Темуджина Чингисханом, как монгольские матери проводили от порогов юрт своих сыновей, призывая вечное синее небо сохранить им жизнь. Теперь монгольская кровь лилась во славу каана не у родных берегов Онона н Керулена, а за много дней пути от них на юг и на запад. До своей смерти в августе 1227 г. Чингисхан сумел заложить территориальную основу новой огромной империи, которую составили не только народы, жившие и непосредственном соседстве с Монголией, но и Китай, и Средняя Азия, и степи к западу от Иртыша. В результате во второй половине XIII в. огромные пространства от берега Тихого океана до Дуная оказались под властью Чингизидов. Естественно, что о политическом и экономическом единстве всех частей такого исполина не могло быть и речи, хотя какой-то период его старались поддерживать из основанной Чингисханом столицы Монголии Каракорума. Но уже в 60-х годах XIII в. империя распалась на отдельные части (улусы). Столица ее была перенесена из Каракорума в Ханбалык (нынешний Пекин), а сама правящая династия на китайский манер стала называться Юань. В степях севернее озера Балхаш и Аральского моря от Иртыша до Яика (Урала) раскинулся улус старшего сына Чингисхана Джучн. Его наследники постоянно предпринимали попытки расширить владения отца, но особого успеха они так и не добились, видимо из-за недостатка сил. Положение круто изменилось в 1235 г., когда на куралтае было решено оказать мощную поддержку сыновьям Джучи Орда-Ичену и Бату в завоевании Восточной Европы. Их войска были усилены отрядами еще нескольких монгольских принцев и лучшим полководцем Чингисхана Субедеем, одержавшим победу над русско-половецкими силами на реке Калке в 1223г. Возглавил весь поход второй сын Джучи Бату, называвшийся в русских летописях Батыем.

Основание Золотой Орды.

С осени 1236 г. эта огромная армия опустошила и обескровила Волжскую Болгарию, Русь, половецкие кочевья, Таврику, Польшу, Чехию, Венгрию и весной 1242 г. вышла к Адриатическому побережью, что вызвало панику при дворах римского папы и даже французского короля. Однако здесь монголы неожиданно остановились и начали медленно отходить на восток. К концу 1242 г. все их войска расположились на зимовку в причерноморских и прикаспийских степях, известных у восточных летописцев под названием Дешт-и-Кыпчак. Именно эта территория и стала ядром будущего государства, известного нам под названием Золотая Орда. Отсчет его политической истории можно начинать с самого начала 1243 г., когда Ипатьевская летопись сообщила, что Бату воротился есть изо Оугорь (Венгрии) и когда великий князь Ярослав первым из русских правителей прибыл в ставку монгольского хана за ярлыком на княжение.

Территория Золотой Орды

Золотая Орда была крупнейшим государством средневековья. Ее территория не оставалась неизменной, но в период максимального расцвета простиралась от Иртыша на востоке до Дуная на западе, включая в себя весь Дешт–и-Кыпчак. На юге ее граница в пределах Казахстана шла от предгорий Алтая, проходила вдоль северного берега озера Балхаш, через среднее течение Сырдарьи, южнее Аральского моря, включая Северный Хорезм и примыкавшие к нему плато Устюрт и полуостров Мангышлак. Северная граница на просторах Сибири находилась в среднем течении Оби. По мнению «евразийцев» и их последователей в состав Орды входила и Русь (по крайней мере, ее восточная часть), являвшаяся «лишь небольшой провинцией великой монгольской империи» (Хара–Даван) и управлявшаяся на основе законов Чингисхана. Большинство современных российских авторов высказывается против существования какого-либо «симбиоза» Руси и Орды. Отмечается, что Русь непосредственно в Орду не входила (за исключением отдельных небольших земель), отделяясь от нее, как правило, буферными зонами. Русь сохраняла свою государственность, собственную администрацию, войско, церковь, но находилась в вассальной зависимости от Орды, выдающей русским князьям ярлыки на княжение. За деятельностью князей следили наместники – баскаки, осуществлявшие контроль за сбором дани («ордынского выхода»). Совершенно фантастическую версию взаимоотношений Руси и Орды, отталкиваясь, кстати, от Гумилева, выдвинули «гиперкритики», утверждающие, что никакого монгольского завоевания в принципе не было, а Орда – «собственное русское регулярное войско».Столицы Золотой Орды:

1. Сарай-Бату (Старый Сарай).

2. Сарай-Берке (Новый Сарай).

3. Сарайчик (Малый Сарай).

Этнический состав

Население Золотой Орды с этнической точки зрения представляло собой довольно пестрый конгломерат самых различных народов. Среди него были представители порабощенных завоевателями волжских булгар, русских, буртасов, башкир, ясов, черкесов и др. Однако основную массу населения Золотой Орды составляли жившие здесь до прихода монголов кипчаки, что привело к созданию своеобразной ситуации: уже в XIV в. завоеватели начинают растворяться в кипчакской среде, постепенно забывая свой язык и алфавит. Арабский современник писал по этому поводу: «В древности это государство было страною кипчаков, но когда им завладели татары, то кипчаки сделались их подданными. Потом они (татары) смешались и породнились с ними (кипчаками), и земля одержала верх над природными и расовыми качествами их (татар), и все они стали точно кипчаки, как будто они одного (с ними) рода, оттого, что монголы поселились на земле кипчаков, вступали в брак с ними и оставались жить в земле их (кипчаков)».Это замечание средневекового историка подтвердили раскопки золото-ордынских некрополей XIV в. Антропологические исследования довольно обширного материала из этих могильников полностью подтверждают мысль о постепенной ассимиляции пришлых монголов в кипчакской среде. О числе собственно монголов, оставшихся на территории Дешт-и-Кипчака, источники сохранили довольно скудные известия. Рашид ад-Дин сообщает о выделении Чингисханом своему старшему сыну Джучи в улусное владение такое число подданных, какое способно было выставить 4000 воинов. Согласно сообщению Вассафа, ко времени организации похода на Европу Бату «сделался наследником царства отцовского, а четыре личные тысячи Джучиевы составлявшие более одного тумана живого войска, находились под ведением старшего брата Орду». После возвращения из европейского похода хан Орда выделил для завоевания Ирана по два воина из каждого десятка, в результате чего набрался десятитысячный корпус. Следовательно, его армия составляла в то время около 50 тыс. человек. Соответствующее подкрепление Хулагу послал и Бату, но численность направленного им отряда у Рашид ад-Дина не указана. Можно лишь предполагать, что он был довольно крупным, так как за помощь войскам Хулагу Бату получил значительные владения на территории завоеванного Ирана. Приведенные выше сведения источников не относятся конкретно к владениям Бату, а носят сравнительный характер, позволяя создать самое общее представление о численности монголов, оставшихся в половецких степях. К этому можно добавить, что у Рашид ад-Дина имеются сведения об отдельных монгольских племенах, частично или полностью осевших в Золотой Орде.

Полный список национальностей, от которых шла мобилизация в Орду: 1. русские, 2. аланы (асы, ясы), 3. восточные половцы (именуемые Рашид-ад-дином и Иезиди кипчаками, увы, куманов моголы репрессировали), 3. угры, 4. булгары (будущие казанские татары), 5. черкесы (возможно это енисейские кыргызы, в книге "Арии Древней Руси" я рассматривал данную гипотезу и гипотезу об их славянском происхождении, М. Меховский о черкесах пишет: "дальше к югу есть еще кое-какие остатки черкесов. Это весьма дикий и воинственный народ, по происхождению и языку - русские" ), 6. население Крыма (оно очень сложное было в этническом отношении, потому Иезиди даже не применяет никакого этнонима), 7. башкирдов (очевидно это башкиры), 8. мокша.

Государственное устройство.

Можно выделить три стороны проблемы как называли свое государство сами монголы, как его именовали окружающие соседи и какое название утвердилось за ним уже после распада. Во всех монгольских государствах, возникших в XIII в., утвердились правящие династии, ведущие свой род от Чингисхана. Глава каждой из них рассматривал выделенную ему или завоеванную территорию не как государство, а как родовое владение. Кипчакские степи получил старший сын Чингисхана Джучи, который и стал основателем правившего здесь многочисленного семейства Джучидов. В полном соответствии с этим каждый из вступавших на сарайский престол ханов называл свое государство просто улус, т. е. народ, данный в удел, владение. Сохранился ярлык хана Тохтамыша, в котором он именует свое государство Великим Улусом. Такой пышный эпитет, подчеркивавший мощь державы, использовали и другие ханы, особенно при дипломатической переписке. Что касается наименования государства Джучидов представителями европейских и азиатских держав, то здесь царил полный разнобой. В арабских летописях оно чаще всего называлось именем правившего в определенный момент хана, с соответствующим этническим уточнением Берке, великий царь татарский, Токта, царь татарский. В других случаях к имени хана добавлялось географическое уточнение Узбек, владетель северных стран, царь Токта, владелец Сарая и земель кипчакских, царь Дешт-и-Кыпчака Токта. Иногда арабские и персидские летописцы называли Золотую Орду улусом Джучи, улусом Бату, улусом Берке, улусом Узбека. Нередко эти наименования употреблялись не только непосредственно в период правления того или иного хана, но даже и после их смерти (царь Узбек, владетель стран Берке). Проехавшие всю Золотую Орду европейские путешественники П. Карпини и Г. Рубрук используют для ее обозначения старые термины страна Команов (т. е. половцев), Комания или дают слишком обобщенное наименование - держава татар. В письме папы римского Бенедикта XII государство Джучидов названо Северной Татарией. В русских летописях нового южного соседа сначала обозначали с помощью этнического термина. И только в последнее десятилетие XIII в. появляется и прочно утверждается новое и единственное название Орда, которое просуществовало до полного распада государства Джучидов. Что же касается привычного теперь названия Золотая Орда, то оно стало употребляться в то время, когда от основанного ханом Бату государства не осталось и следа. Впервые это словосочетание появилось в Казанском летописце, написанном во второй половине XVI в., в форме Златая Орда и Великая Орда Златая. Происхождение его связано с ханской ставкой, а точнее, с богато украшенной золотом и дорогими материями парадной юртой хана. Вот как описывает ее путешественник XIV в. Можно не сомневаться, что термин Золотая Орда бытовал на Руси в разговорной речи уже в XIV в., но в летописях того периода он ни разу не фигурирует.
С первого года своего существования Золотая Орда не была суверенным государством и возглавлявший ее хан также не считался независимым правителем. Это было вызвано тем, что владения Джучидов, как и других монгольских царевичей, юридически составляли единую империю с центральным правительством в ракоруме. Находившийся здесь каан согласно одной из статей ясы (закона) Чингисхана имел право на определенную часть доходов со всех завоеванных монголами территорий. Больше того, он имел в этих областях принадлежавшие лично ему владения. Создание такой системы тесного переплетения и взаимопроникновения было связано с попыткой предотвратить неизбежный распад огромной империи на отдельные независимые части. Только центральное каракорумское правительство было правомочно решать наиболее важные экономические и политические вопросы. Сила центральной власти, из-за отдаленности ее пребывания державшейся, пожалуй, лишь на авторитете Чингисхана, была еще столь велика, что ханы Бату и Берке продолжали придерживаться по отношению к Каракоруму пути чистосердечия, покорности, дружбы и единомыслия. Но в 60-е годы XIII в. вокруг каракорумского престола разгорелась междоусобная борьба между Хубилаем и Ариг-Бугой. Победивший Хубилай перенес столицу из Каракорума на территорию завоеванного Китая в Хан-балык (нынешний Пекин). Правивший в это время в Золотой Орде Менгу-Тимур, поддерживавший в борьбе за верховную власть Ариг-Бугу, поспешил воспользоваться представившимся поводом и не признал за Хубилаем права верховного правителя всей империи,
так как он покинул столицу ее основателя и бросил на произвол судьбы коренной юрт всех Чингизидов - Монголию. С этого момента Золотая Орда обрела полную самостоятельность в решении всех вопросов внешнеполитического и внутреннего характера, а столь тщательно охраняемое единство заложенной Чингисханом империи внезапно взорвалось, и она развалилась на куски. Однако ко времени приобретения полного политического суверенитета в Золотой Орде, естественно, уже существовала собственная внутригосударственная структура, причем в достаточной степени сложившаяся и развитая. Нет ничего удивительного в том, что она в основных чертах копировала систему, введенную в Монголии еще Чингисханом. Основой этой системы было армейское десятичное исчисление всего населения страны. В соответствии с армейским членением все государство делилось на правое и левое крылья. В улусе Джучи правое крыло составило владения хана Бату, простиравшиеся от Дуная до Иртыша. Левое крыло находилось под властью его старшего брата хана Орды. Оно занимало земли на юге современного Казахстана вдоль Сырдарьи и к востоку от нее. По древней монгольской традиции правое крыло называлось Ак-Ордой (Белой Ордой), а левоеКок-Ордой (Синей). Из изложенного вытекает, что понятия Золотая Орда и улус Джучи в территориальном и государственно-правовом отношениях не являются синонимами. Улус Джучи после 1242г. разделился на два крыла, составивших самостоятельные владения двух ханов Бату и Орды. Однако ханы Кок-Орды на протяжении всей ее истории сохраняли по отношению к ханам Золотой Орды (Ак-Орды) определенную (в значительной мере чисто формальную) политическую зависимость. В свою очередь территория, находившаяся под властью Бату, также делилась на правое и левое крылья. В начальный период существования Золотой Орды крылья соответствовали самым крупным административным единицам государства. Но уже к концу XIII в. они превратились из административных в чисто армейские понятия и сохранились только в отношении воинских соединений. В административной структуре государства крылья были заменены более удобным подразделением на четыре основные территориальные единицы, возглавлявшиеся улусбеками. Эти четыре улуса представляли собой крупнейшие административные подразделения. Они назывались Сарай, Дешт-и-Кыпчак, Крым, Хорезм. В наиболее общем виде административную систему Золотой Орды описал еще в XIII в. проехавший все государство с запада на восток Г. Рубрук. По его наблюдению, монголы поделили между собою Скифию, которая тянется от Дуная до восхода солнца и всякий начальник знает, смотря по тому, имеет ли он под своею властью большее или меньшее количество людей, границы своих пастбищ, а также где он должен пасти свои стада зимою, летом, весною и осенью. Именно зимою они спускаются к югу в более теплые страны, летом поднимаются на север, в более холодные. В этой зарисовке путешественника содержится основа административно-территориального деления Золотой Орды, определявшегося понятием улусная система. Сущность ее составляло право кочевых феодалов на получение от самого хана или другого крупного степного аристократа определенного удела - улуса. За это владелец улуса обязан был выставлять в случае необходимости определенное число полностью вооруженных воинов (в зависимости от размера улуса), а также выполнять различные налоговые и хозяйственные повинности. Эта система представляла собой точную копию устройства монгольской армии все государство - Великий Улус - делилось в соответствии с рангом владельца (темник, тысячник, сотник, десятник) - на определенные по величине уделы и с каждого из них в случае войны выставлялось по десять, сто, тысяче или по десять тысяч вооруженных воинов. При этом улусы не были наследственными владениями, которые можно передать от отца к сыну. Более того, хан мог отобрать улус совсем или заменить его другим. В начальный период существования Золотой Орды крупных улусов было, видимо, не больше 15, и границами между ними чаще всего служили реки. В этом видна определенная примитивность административного членения государства, уходящая корнями в старые кочевнические традиции. Дальнейшее развитие государственности, появление городов, введение мусульманства, более тесное знакомство с арабскими и персидскими традициями управления привели к различным усложнениям во владениях Джучидов с одновременным отмиранием центрально-азиатских обычаев, восходящих ко времени Чингисхана. Вместо членения территории на два крыла, как уже говорилось, появились четыре улуса во главе с улусбеками. Один из улусов был личным доменом хана. Он занимал степи левобережья Волги от её устья до Камы, то есть включая бывшую территорию Волжской Болгарии. Каждый из этих четырех улусов делился на какое-то число областей, являвшихся улусами феодалов следующего ранга. Всего в Золотой Орде число таких областей в XIV в. составляло около 70 по числу темников. Одновременно с установлением административно-территориального деления происходило формирование аппарата управления государством. Период правления ханов Бату и Берке с полным правом можно назвать организационным в истории Золотой Орды. Бату заложил основные общегосударственные устои, сохранившиеся при всех последующих ханах. Были оформлены феодальные владения аристократии, появился аппарат чиновников, заложена столица, организована ямская связь между всеми улусами, утверждены и распределены налоги и повинности. Правление Бату и Берке характеризуется абсолютной властью ханов, авторитет которых ассоциировался в сознании подданных с размером награбленных ими богатств. Источники единодушно отмечают, что ханы в это время имели изумительную власть над всеми. Хан, стоявший на вершине пирамиды власти, большую часть года находился в кочующей по степям ставке в окружении, своих жен и огромного числа придворных. Только короткий зимний период он проводил в столице. Передвигавшаяся ханская орда-ставка как бы подчеркивала, что основная мощь государства продолжала базироваться на кочевом начале. Естественно, что находившемуся в постоянном движении хану было достаточно сложно самому управлять делами государства. Это подчеркивают и источники, которые прямо сообщают, что верховный правитель обращает внимание только на сущность дел, не входя и подробности обстоятельств, и довольствуется тем, что ему доносят, но не доискивается частностей относительно взимания и расходования. В заключение нужно добавить, что в Золотой Орде совершенно не практиковались столь характерные для Монголии курултаи, на которых все представители рода Чингизидов решали важнейшие государственные вопросы. Изменения, произошедшие в административной и государственной структуре, свели на нет роль этого традиционного кочевнического института. Имея в стационарной столице правительство, состоявшее из представителей правящего рода и крупнейших феодалов, хан больше не нуждался в курултаях. Обсуждение важнейших государственных вопросов он мог проводить, собирая по мере надобности высших военных и гражданских чиновников государства.
Что же касается такой важной прерогативы, как утверждение наследника, то теперь она стала исключительно компетенцией хана. Впрочем, куда большую роль в сменах на престоле играли дворцовые заговоры и всесильные временщики.

Политическая история.

Политическая история Золотой Орды была весьма бурной и насыщенной. Уже при Берке началась 130–летняя война против родственников Джучидов Хулагуидов, правивших в Иране. Одной из причин борьбы стали территориальные споры. Кроме того, Берке, принявший ранее мусульманство, обвинил своего кузена Хулагу в убийстве Багдадского халифа – главы ислама. Союзником в борьбе с Хулагуидами стал мамлюкский султан Египта Бейбарс. В 1266 г. во время одного из походов Берке скончался под Тбилиси. Его преемник, внук Бату Менгу–Тимур, чеканкой собственной монеты подтвердил независимость государства от метрополии. При его наследниках – брате Туда–Менгу и племяннике Тула–Буге заметно возвысился Джучид Ногай, имевший улус на территории современной Молдавии. Путем завоеваний Ногай значительно расширил подвластные ему владения, женился на побочной дочери императора Византии. В русских летописях он именовался «царем». Обладая огромной властью, Ногай сместил не устраивавших его ханов. Новый хозяин сарайского престола сын Менгу–Тимура Тохта (1290 – 1312) вознамерился привести к покорности могущественного сепаратиста. В 1299 г. Ногай наголову разгромлен в сражении и убит воином Тохты. Таким образом, целостность государства была восстановлена (хотя и с потерями на западе). В 1310 г. проведена денежная реформа, унифицировавшая монетное обращение и принесшая немалый доход казне. После смерти Тохты вспыхнула очередная схватка за престол, победу в которой одержал ханский племянник Узбек (1312 – 1342). Одним из первых его шагов стало провозглашение ислама государственной религией. Узбек расправился с местными служителями языческих культов, стремясь использовать мусульманство для укрепления авторитета центральной власти. Период правления Узбека считается вершиной, апогеем политического могущества и экономического расцвета Золотой Орды. При Узбеке, тем не менее, правители Ак Орды, в частности, Мубарак–ходжа, предпринимают попытку полностью обособиться от золотоордынского правительства, начав в 1328 г. чеканку монеты от своего имени. Однако Узбек не пожелал смириться с полной самостоятельностью своих вассалов и выступил против Мубарак–ходжи. Последний «бежал и несколько лет бездомно скитался в краях и странах кыргызов и Алтая, пока не погиб там» (Т. Султанов). Чтобы укрепить свое влияние в Восточном Дешт–и Кыпчаке Узбек отправил в Сыгнак (центр акордынских правителей с XIV в.) своего сына Тыныбека, продержавшегося там, впрочем, очень недолго. Во внешней политике Узбек большое внимание уделял борьбе с Хулагуидами, но серьезных успехов сумел добиться только его сын Джанибек (1342 – 1357), захвативший в 1356 г. Азербайджан, а также столицу Ирана Тебриз, оставив наместником над оккупированными землями своего сына Бердибека, который, однако, бросил их на произвол судьбы, едва услышав о болезни отца. Заняв трон в Сарае, Бердибек с невероятной жестокостью разделался со своими родственниками – возможными претендентами на престол. Со смертью Бердибека в 1359 г. начался затяжной политический кризис, продолжающийся до конца 1380 г. Пресеклась династийная линия Бату. В период «великой замятни» (по определению русских летописей) на престоле сменилось около 25 ханов из разных ветвей Джучидов. Государство разваливалось на глазах. В западной части Золотой Орды фактическим правителем стал бекларибек Мамай. Воспользовался ослаблением центра хан Ак Орды Урус (1361 (68) – 1377), вероятно, потомок 13–го сына Джучи Тука–Тимура. При нем происходит окончательное обособление Ак Орды. Политическим центром Уруса, наряду со столицей Сыгнаком, стал г. Сарайчик на Урале. Около 1375 г. Урус занял Сарай, но оставался там недолго. Вернувшись на Сырдарью, он вступил в борьбу со своим родственником Тохтамышем, заручившимся поддержкой среднеазиатского правителя эмира Тимура (1370 – 1405), утвердившегося в западной части бывшего Чагатайского улуса. После смерти Урус–хана, обстоятельства которой излагаются по-разному, Тохтамыш разбил его сына Тимур–Мелика и овладел в 1379 г. Сыгнаком, став ханом Ак–Орды, намереваясь в то же время восстановить единую Золотую Орду под своей властью. Вскоре ему представился благоприятный случай. 8 сентября 1380 г. временщик Мамай разбит московским князем Дмитрием Донским в битве на Куликовом поле, что позволило Тохтамышу объявить Мамая самозванцем и осенью 1380 г. занять оба Сарая. Мамай, потерпев поражение, бежал, но был настигнут и убит. Золотая Орда вновь объединена, на сей раз под эгидой Джучидов левого крыла. Утвердившись у власти, Тохтамыш не замедлил потребовать у русских князей дани. Получив отказ Дмитрия Донского, он в 1382 г. совершил поход на Москву, подверг город погрому и сжег его. Тохтамыш добился восстановления зависимости Руси, захватил вожделенные районы Закавказья, а в 1387 г. вторгся во владения своего «благодетеля» Тимура, воспользовавшись его отсутствием. Спешно вернувшийся Тимур заставил Тохтамыша отступить и, преследуя его, захватил Хорезм. В 1389 г. Тимур форсировал Сырдарью, но затем повернул на восток – в Могулистан. В начале 1391 г. 200–тысячная армия «потрясателя Вселенной» выступила в поход против Тохтамыша. Путь Тимура лежал через степи Казахстана. 18 июня 1391 г. противники встретились на реке Кондурча (нынешняя Самарская область РФ). Тохтамыш разгромлен, а Тимур вернулся домой. Через 3 года Тохтамыш вновь вторгся во владения Тимура, ответный удар которого не заставил себя ждать. Весной 1395 г. войска Тимура нанесли окончательное поражение Тохтамышу на реке Терек (Северный Кавказ). Хан бежал и скрылся в северных лесах. Тимур разгромил золотоордынские города в Поволжье, Крыму. Захвачена огромная добыча и большое количество пленных. Цель походов – уничтожение военной мощи и подрыв экономического потенциала Орды – была достигнута. В планы Тимура не входило присоединение к своим владениям обширных степных территорий. Он ограничился лишь прямым захватом присырдарьинских городов. В Золотой Орде наступил новый продолжительный кризис, выйти из которого она уже не смогла. В начавшейся борьбе за верховную власть фактическим руководителем распадающейся великой державы стал бекларибек Едыге, правивший через подставных ханов, однако в 1419 г. он сам пал жертвой усобиц. В 1423 г. ханом стал внук Уруса Барак, пользующийся благоволением внука Тимура Улугбека. Около 1426 г. Барак изгнан из Сарая Улуг - Мухаммедом, после чего вернулся на берега Сырдарьи и решил компенсировать потерю западных территорий возвратом земель, завоеванных Тимуридами. Барак нанес Улугбеку ряд поражений, но в 1428 г. погиб.

Во 2-й четверти XV в. на территории восточной части улуса Джучи сложилось несколько самостоятельных политических объединений, среди которых были ханство Абулхаира и Ногайская Орда. Такая же участь постигла и западное крыло Золотой Орды, на территории которого к середине XV в. возник целый ряд новых государственных образований.

Заключение.

Подводя итог всему вышесказанному, нужно отметить, что до завоевательных походов монгольские кочевые племена находились на стадии разложения первобытно-общинного строя. К началу 13 века разрозненные монгольские племена были объединены под властью Чингисхана. Чингисхану удалось создать в ходе завоевательных походов огромную степную империю, которой не было равных в истории.

В 1211 г. они завоевали земли бурят, якутов, киргизов и уйгуров.

В 1217г. - Китай. С 1219-1221гг. была завоевана вся средняя Азия.

В 1220-1222гг. - Закавказье, Северный Кавказ.

В 1236-1242гг. были организованы походы в Волжскую Булгарию, на Русь, в Западную Европу (Польша, Венгрия, Балканы, Чехия).

Главными причинами завоевательных походов были:1)Стремление родоплеменной знати к обогащению;2)Завоевание новых пастбищ;3)Стремление обезопасить собственные границы;4)Получение контроля над торговыми путями;5)Сбор дани с завоеванных государств.


Скачать файл (91.5 kb.)


gendocs.ru

Государство чингисидов Золотая Орда

Сильнее всего пострадали от завоевания города, будущие центры капиталистического развития. Тем самым завоеватели как бы законсервировали на долгое время чисто феодальный характер экономики. В то время как западноевропейские страны, избежавшие ужасов монголо-татарского нашествия, переходили к более передовому капиталистическому строю, Русь оставалась феодальной страной.

Как уже было сказано, воздействие на сферу экономики выражалось, во-первых, в непосредственном разорении территорий во время ордынских походов и набегов, которые были особенно частыми во второй половине XIII в. Наиболее тяжелый удар был нанесен по городам. Во-вторых, завоевание привело к систематическому выкачиванию значительных материальных средств в виде ордынского ”выхода” и других поборов, что обескровливало страну.

Последствием нашествия XIII в. стало усиление обособленности русских земель, ослабление южных и западных княжеств. В результате они были включены в состав возникшего в XIII в. раннефеодального государства – Великого княжества Литовского: Полоцкое и Турово-Пинское княжества – к началу XIV в., Волынское – в середине XIV в., Киевское и Черниговское – в 60-е годы 14в., Смоленское – в начале XV в.

Русская государственность (под сюзеренитетом Орды) сохранилась в результате только в Северо-Восточной Руси (Владимиро-Суздальская земля), в Новгородской, Муромской и Рязанской землях. Именно Северо-Восточная Русь примерно со второй половины 14в. стала ядром формирования Русского государства. В это же время окончательно определилась судьба западных и южных земель. Таким образом, в XIV в. перестала существовать старая политическая структура, для которой были характерны самостоятельные княжества-земли, управляемые разными ветвями княжеского рода Рюриковичей, внутри которых существовали более мелкие вассальные княжества. Исчезновение этой политической структуры знаменовало собой и исчезновение сложившейся с образованием Киевского государства в IX-Х вв. древнерусской народности – предка трех ныне существующих восточнославянских народов. На территориях Северо-Восточной и Северо-Западной Руси начинает складываться русская (великорусская) народность, на землях же, вошедших в состав Литвы и Польши, – украинская и белорусская народности.

Помимо этих ”зримых” последствий завоевания в социально-экономической и политической сферах древнерусского общества можно проследить и значительные структурные изменения. В домонгольский период феодальные отношения на Руси развивались в общем по схеме, свойственной всем европейским странам: от преобладания государственных форм феодализма на раннем этапе к постепенному усилению вотчинных форм, правда, более медленному, чем в Западной Европе. После нашествия этот процесс замедляется, происходит консервация государственных форм эксплуатации. Во многом это было связано с необходимостью изыскания средств для выплаты ”выхода” . А. И. Герцен писал: ”Именно в это злосчастное время Россия и дала обогнать себя Европе”.

Распад Золотой Орды, татарские государства Поволжья и Сибири

Единство Джучиева улуса, державшееся не столько на экономических связях, сколько на деспотической власти ханов Золотой Орды, было нарушено во время двадцатилетней феодальной междоусобицы, начавшейся во второй половине XIV в. Восстановление единства государства в правление хана Тохтамыша было временным явлением, связанным с осуществлением политических замыслов Тимура, оно было нарушено им же самим. Те слабые экономические связи, которые покоились на караванной торговле, до поры до времени могли служить связующим звеном между отдельными улусами. Как только изменились пути караванной торговли, слабые экономические связи оказались недостаточными для сохранения единства улусов. Государство начало распадаться на отдельные части, со своими отдельными, местными центрами.

Западные улусы стали тяготеть к России, Литве, сохраняя в то же время связи, хотя слабые, со средиземноморской торговлей через Крым, другие, как Астрахань, – тяготели к Кавказскому миру и к Востоку. На Средней Волге шел процесс обособления бывших камских булгар; Сибирский же юрт ханов Золотой Орды, как и другие районы золотоордынского востока, все больше укреплял экономические связи со среднеазиатским миром. Между отдельными районами, тяготевшими к отдельным местным центрам, с ослаблением и прекращением караванной торговли, утратились общеэкономические связи, это в свою очередь привело к росту сепаратистских движений среди местных феодалов. Местная феодальная аристократия, более не надеясь на ханов, власть которых на местах потеряла всякий авторитет, начинает искать себе опоры на местах, поддерживая того или иного представителя рода Джучидов.

Татарская феодальная аристократия западных улусов объединилась вокруг Улук-Мухаммеда, провозгласив его своим ханом. Ту же картину мы видим в восточных улусах, еще со времен возвышения Едигея, порвавших связи с западными улусами. Большинство ханов, выдвинутых Едигеем, которых он противопоставлял сыновьям Тохтамыша, фактически являлись ханами восточных улусов, а не всей Золотой Орды. Правда, власть этих ханов была номинальна. Вершил делами сам временщик, бесконтрольно управляя всеми делами восточных улусов и сохраняя единство этих улусов. После смерти Едигея в восточных улусах начинаются те же явления, какие переживали и западные улусы. Здесь, как и на западе, одновременно появляется несколько ханов, претендовавших на восточные улусы Золотой Орды.

Казахское ханство, сложившееся в 60 годах XV в. на территории бывшим улуса Орда-Ичена и частично улуса Чеготая, в отличие от государства узбеков осталось кочевым государством. Казахи, в отличие от родственных им узбекских племен, осевших вскоре после вторжения в Среднюю Азию, остались кочевниками. Историк начала XV в. Рузбахани, оставивший нам подробное описание кочевого образа жизни казахов, вскоре после образования казахского улуса писал: "В летнее время казахский улус кочует по всем местам этих степей, которые необходимы для сохранения их чрезвычайно многочисленного скота. Этой дорогой в продолжение лета они обходят всю степь и возвращаются. Каждый султан стоит в какой-нибудь части степи на принадлежавшем езду месте, живут они в юртах, разводят животных: лошадей, овец и крупный рогатый скот, зимовать возвращаются на зимние стоянки к берегам реки Сыр-Дарьи.

С образованием узбекского казахского ханства большая часть кочевников Золотой Орды, обитавшая в восточной половине государства, отпала от Джучиева улуса. В оставшейся части улуса также шел процесс образовании новых государственных объединений Сибирского ханства и Ногайской орды.

История Узбекского и Казахского ханств более или менее изучена в нашей литературе и еще изучается историками Узбекистана и Казахстана, чего нельзя сказать об Ногайской Орде и особенно истории Сибирского ханства.

Одна из основных причин малой изученности ранней истории Сибирского ханства, безусловно, кроется в скудности исторических источников. Ни арабские писатели, которых в первую очередь интересовали события, происходившие в западных улусах Золотой Орды, ни персидские авторы, обнаруживавшие интерес главным образом к событиям, происходившим в среднеазиатских владениях Золотой Орды, не оставили сведений о ранней истории Сибири, если не считать упоминания в этих источниках названия "Ибирь-Сибирь", не то в значении страны, не то города, впоследствии давшего название всему краю. Баварец Шильтбергер, посетивший Сибирь в 1405-1406 гг., дает очень мало данных о месте Сибирского юрта в системе Золотой Орды. Районы, входившие в состав Сибирского ханства, также мало подвергались археологическому изучению. Сибирские летописи, единственный источник для изучения истории Сибирского ханства вследствие сравнительно позднего их написания, имеют большие недостатки, особенно в вопросе об образовании Сибирского ханства.

Из анализа "Сборника летописи" и Сибирской летописи вытекает, что основателем Сибирского ханства был потомок Шайбана Хаджи-Myxaммед, провозглашенный ханом Сибири в 1420 или 1421 году при поддержке сына Едигея Мансура. Татарский историк XIX в. Шихабутдин Марджани, располагавший не дошедшими до нашего времени другими материалами, немного отличавшимися от тех материалов, которыми располагал составитель ”Сборник летописи” , пишет: "Сибирское государство есть государство Хаджи-Мухаммеда, сына Али. Резиденция его государства находилась от крепости Тобол 12 верст выше, в городе Искер, иначе называемая Сибирью". Махмутек, провозглашенный ханом после убийства отца, закрепил эту крепость и прилегавшие к ней территории за своим преемником и превратил в Сибирское ханство, ставшее значительным татарским государством при хане Ибаке.

Каковы были границы Сибирского ханства при Хаджи-Мухаммеде и его ближайших преемниках, мы не знаем. Ко времени похода Ермака Сибирское ханство занимало довольно обширную территорию в Западной Сибири. Границы ханства простирались от восточных склонов Уральского хребта, захватывая бассейны Оби и Иртыша, включали в себя почти весь улус Шайбана и значительную часть улуса Орда-Ичена. На западе оно граничило с Ногайской ордою в районе реки Уфы, на Урале – с Казанским ханством, на северо-западе по рекам Чусовой и Утке оно граничило с Пермью. К Северу его граница тянулась до самого Обского залива; на севере от Обского залива восточная граница Сибирского ханства шла по рекам Надим и Пим к городу Сургут, а затем поворачивала к югу по реке Иртышу; в районе реки Обь несколько уходила к Востоку от Иртыша, охватывая Барабинскую степь. В XVI веке в период падения Сибирского ханства, в городе Тантур на реке Оми находился наместник Кучума Барабе-Буян бек, в городище Чиняевском на озере Чани тоже сидел ставленник Кучума. На юге Сибирское ханство, в верховьях рек Ишима и Тобола, граничило с Ногайской Ордой.

Эти суммарные границы Сибирского ханства в XVI в. должно быть остались в таком же виде на протяжении всей его истории. Огромная территория сибирского ханства отличалась от других татарских государств, образовавшихся после распада Золотой Орды. Она была слабо населена, даже в XVI в. при правлении Едигера Сибирское ханство насчитывало 30 700 человек улусных "черных людей". Само татарское население, составлявшее господствующую прослойку, выделялось в виде отдельных островков среди массы местного населения – манси и вогулов, враждебно настроенных против татарской аристократии и их ханов. Сибирское ханство, как отмечал С. В. Бахрушин, было типичным полукочевым царством, разделенным на ряд плохо спаянных между собою племенных улусов, объединенных татарами чисто внешним образом. Сибирские татары, будучи кочевниками-скотоводами, охотниками и звероловами, всегда нуждались в продуктах земледелия, в предметах городского ремесла. Обычно, получая их из Средней Азии, сибирские татары экономически зависели от соседних узбекских ханств; внутренняя слабость Сибирского ханства сделала его зависимым от соседних ногайских князей и мурз, оказывающих на них политическое влияние.

В более благоприятных условиях, в смысле изучения его истории, оказалось другое татарское государство – Ногайская Орда, образовавшаяся также в результате распада Золотой Орды. Если источники по истории Сибирского ханства до нас дошли весьма в ограниченном виде и представляют собой отдельные, не связанные между собой, отрывочные сведения, то по истории Ногайской Орды сохранилось довольно значительное количество данных.

Ногайская орда, окончательно оформившаяся в самостоятельное государство в 40-х гг. XVI в., особенно стала усиливаться в связи с ослаблением и разгромом узбекского союза. Тогда многие из племени, ранее входившие в состав узбекского союза, присоединились к ногайцам. При развале орды Абулхаира Аббас вместе с сыновьями Хаджи-Мухаммеда играли активную роль в захвате восточных владений Абулхаира в устьях р. Сыр-Дарьи, Аму-Дарьи и верховьях Иртыша. В XVI в. Владения, мангытских князей граничили на северо-западе с Казанским ханством по рекам Самарке, Кинели и Кинельчеку. Здесь находились их летние пастбища ("летовище") . Башкиры и остяки, жившие у р. Уфы, платили ногайцам дань. На северо-востоке Ногайская Орда граничила с Сибирским ханством. По словам Г. Ф. Миллера, район, лежавший юго-восточнее Тюмени, называется Ногайской степью. Известный казахский ученый первой половины XIX века Чокан Валиханов рассматривал Алтайские юры, как пограничную линию, отделяющую Казахское ханство от Ногайской орды. В первой половине XVI в. ногайцы кочевали у низовья Сыр-Дарьи, у берегов Аральского моря, у Каракума, Барсункума и у северо-восточных берегов Каспийского моря. От других татарских государств Ногайская Орда отличалась не столько размерами территории, сколько многочисленностью улусных людей. Матвей Меховский называет ее "наиболее многочисленной и самой крупною ордою", Сообщения Матвея Меховского подтверждаются актовым материалом середины XVI в. Ногайский князь в 30-х годах XVI в. мог располагать до 200 000 воинами, даже без участия воинских людей некоторых ногайских мурз. Обычно же у татар воинские люди составляли 60% всего населения, следовательно, князь, располагавший 200 тысяч воинов, мог иметь 300-350 тысяч населения. Правда, цифра 200 тысяч относится к XVI в., но если учесть, что в период образования Ногайской Орды Едигей тоже располагал двухсоттысячным войском, то можно допустить, что численность улусных людей ногайских князей была значительна и в более ранний период.

Несмотря на населенность, Ногайская Орда была аморфным государственным образованием. Она делилась на многочисленные полусамостоятельные улусы, подчиненные ногайским Мурзам. Улусы очень слабо были связаны между собой. Ногаевские мурзы, стоявшие во главе больших или малых улусов, лишь условно признавали ногайских князей своими "старшими братьями", каждый мурза называл себя ”государем в своем государстве” .

Будучи одним из самых крупных государственных образований, возникшим на развалинах Золотой Орды, Ногайская Орда отличалась от других вновь образованных татарских государств своей внутренней слабостью, раздробленностью. Слабость внутреннего строя и государственная раздробленность Ногайской Орды объясняется натуральным характером кочевого хозяйства ногайцев, мало затронутых товарно-денежными отношениями.
 


В Орде было много народов и много типов доспехов

 

Монгольские конные лучники на Чудском озере

Ордынский тяжелый кавалерист и арбалетчик 14в

Источники монгольского права, Великая Яса

К самому началу 13 века относится запись наставлений Чингисхана по различным вопросам государственного и общественного строя, известная в литературе под названием ”Яса” (”Яса Чингисхана” , ”Великая Яса” ) . Это был единственный писаный источник права монгол в 13 веке. Характер этих наставлений ярко иллюстрирует деспотическую власть Чингисхана. Из дошедших до нас 36 отрывков ”Ясы” в 13 речь идет о смертной казни. ”Яса” угрожала смертью каждому, кто осмелился бы назвать себя ханом не будучи избранным специальным курултаем. Смертью грозили тем, кто будет уличен в сознательном обмане, кто в торговых делах трижды обанкротится, кто окажет помощь пленнику против воли пленившего, кто не отдает беглого раба хозяину, кто в бою откажет в помощи другому, кто самовольно оставит порученный ему пост, кто будет уличен в предательстве, воровстве, лжесвидетельстве или в непочтении к старшим, ”Яса” несет на себе также значительные следы шаманских представлений монголов того времени. Военная дисциплина была не на последнем месте: ”Голову с плеч тому, кто не вернется в строй и не займет своего первоначального места” . Суд был приоритетом административной власти.

Помимо Ясы Чингисхана широко использовалось обычное право, регулирующее, в основном, гражданские отношения (наследственное, семейное право.

В дальнейшем происходит переход к феодальному праву, узаконенному закрепощению аратов: если арат уходит скитаться по своей воле, предавайте его смертной казни” — Есур-Тэмур (14-15вв) . Основным трудом, рассказывающем о золотоордынском праве, является ”Сокровенное сказание” .
 

источник

 

historicaldis.ru

От Золотой Орды до Верного

Когда западные народы ставят нам вопрос, почему же мы так непоколебимо уверены в грядущем возрождении и восстановлении России, то мы отвечаем: потому что мы знаем историю России, которой вы не знаете, и живем ее духом, который вам чужд и недоступен.

Иван Ильин.

 Если поставить себе задачу: понять пути становления России, и рассматривать их параллельно с истоками образования Казахстана, то взгляд исследователя невольно пробьется к единому историческому руслу, с которым связано формирование обоих государств. Из кладовой времени всплывет остов гигантской империи Золотой Орды - бурлящей и непредсказуемой, заставлявшей трепетать все народы и страны, державшей в напряжении евро-азиатский континент в течение трехсот лет.

Золотая Орда была крупнейшим сверхгосударством средневековья, оказавшим немалое влияние на судьбу многих коренных народов Европы и Азии. Ее военные достижения ошеломляли своим размахом, могущество ее никем не оспаривалась. Золотая Орда являлась многонациональной и поликонфессиональной империей, где каждый этнос занимал особое положение в имперской иерархии, и где соседствовали и взаимодействовали различные религиозные направления.

Между тем, история Золотой Орды все глубже проседает вглубь веков и предается забвению, напоминая о себе лишь громкими именами своих правителей. Но, снимая слой за слоем исторической пыли, на Золотоордынских шлейфах находишь отпечатки формирования многолетней золотоордынской данницы - России, и открываешь древнюю Ак-Орду, территорию которой занимает современный Казахстан. И еще обнаруживаешь, что ныне существующие в Казахстане епархии Русской Православной Церкви, берут свое преемство от некогда бывшей в Золотой Орде Сарайской епархии.

Без знания путей развития огромного, во многом необычного и кровожадного Золотоордынского государства нельзя понять многих сторон сложения Святой Руси, становления Русской Православной Церкви и формирования многонационального и поликонфессионального Казахстана. По-прежнему взаимодействие Восточной Европы и Центральной Азии связано глубинной, исторически сложившейся связью, влияющей на обе цивилизации. Эта связь издревле сплавляла порой в одно целое, казалось бы, несовместимые начала, меняя лишь свои формы и переставляя акценты.

Весь ход событий в Золотой Орде свидетельствует о том, что историю определяют не земные, привычные и, казалось бы, незыблемые законы, а мановения Божии, сокрушающие «естества чин» и недалекий человеческий расчет. А потому история Золотоордынского государства актуально звучит сегодня и для России, и для Казахстана. И, думается, что знание общего прошлого поможет глубже проникнуть во внутренний смысл и духовное значение исторических явлений, в то, что составляет сущность России и Божий замысел о близких ей народах.

НАЧАЛО ЗАВОЕВАНИЙ.

Во второй половине XII века разрозненные племена кочевников, обитавших на среднеазиатском плоскогорье, известном под этнографическим именем Монголии, соединились в одно могучее государство, получившее название Орда. Это произошло благодаря завоевателю Темучину, владельцу одной орды, кочевавшей по реке Онону (приблизительно на границе Китая и Забайкальской области). В 1206 году на Великом курултае диких племен хан Темучин был провозглашен Самодержцем (Чингисханом), то есть великим ханом или императором всей монгольской степи. Для своей столицы в 1220 году он основал город Каракорум, называвшийся на Руси Хора-Хорин, который располагался к югу от нынешнего города Кяхты (Бурятия).

Чингисхан и его потомки были одержимы далеко идущими завоевательными планами. Речь шла о покорении Европы и дальнейшем всемирном господстве. Чингисхан мечтал об империи, протянувшейся от Тихого океана до Атлантики. С ревностью посланника небес он устремился к достижению намеченной цели и уже в 1207-1208 годах старшим сыном Чингисхана Джучи были совершены первые завоевательные походы и покорены киргизы, обитавшие к северу от реки Селенги, в верховьях Енисея и в восточных областях Средней Азии. В 1207-1209 годах Чингисхан подчинил уйгуров и бурят. Завоевав Тибет и Восточный Туркестан, он повел войну с Северным Китаем и к 1215 году захватил значительную часть империи Цзинь.

Не докончив эту войну, Чингисхан повел войска в Западный Туркестан. Маршрут движения монгольских войск пролегал от реки Иртыш через самые заселенные и освоенные земли современного Казахстана - через Семиречье в пределы Средней и Нижней Сырдарьи. Семиречье было занято монголами без сопротивления. В Южном Казахстане монгольским войскам был дан решительный отпор со стороны проживающих там племен. Но монголы варварски опустошили целые области и разрушили города. В Семиречье монгольской армией были разрушены города Суяб, Баласагун и Тараз, на Сырдарье - Отрар, Сауран, Дженд, Сыгнак. Взяв Сайрам, монголы на месте цветущего, многолюдного города, славившегося на востоке торговлей и ремеслами, оставили груды развалин и трупы его защитников. Гильом де Рубрук, проехавший через Илийскую долину всего лишь тридцать лет спустя после этого события, засвидетельствовал: «На вышеупомянутой равнине прежде находилось много городов, но по большей части они были разрушены татарами (монголами), чтобы иметь возможность пасти там свои стада, так как там были наилучшие пастбища».[1] Далее под яростным натиском монголов последовательно пали Ходжент, Ургенч, Бухара, Самарканд и Хорезм.

Одновременно 30-тысячный корпус татаро-монгольского войска двинулся на запад. Воодушевленные успехом своего похода, полководцы опустошили Грузию и Азербайджан, проникнув к 1222 году на Северный Кавказ и оттуда в Половецкую степь, и далее - на Русь.

В то время на степных просторах, раскинувшихся на запад от Иртыша, располагались кочевья тюркоязычных племен, известных на Руси под названием половцев, на Востоке - кипчаков, в Центральной Европе - команов. Значение племен кипчаков было так велико, что всю Великую Степь, начиная с ХI века, стали называть Дешт-и-Кипчак (Кипчакская степь), Полем половецким (на Руси), Команией (в Европе). К этому времени между русскими князьями и половцами существовали уже давно и тесно налаженные связи, часто скрепляемые династическими браками. Достаточно вспомнить князя Андрея Боголюбского, мать которого была половецкой княжной - супругой Юрия Долгорукого.

В 1223 году южно-русские князья с половецкими отрядами решили совместно встретить нашествие ордынцев. Но нестроения в русском войске, не имевшем единого управления, и бегство половцев погубили союзников. После страшной сечи на реке Калке (нынешняя Донецкая область Украины) монголы одержали победу. Победители шли за остатками русского войска до самого Днепра, истребляя все на своем пути.

Половцы, бежавшие от монголов в Киев, принесли туда весть о приближающемся нашествии страшного неприятеля. Южная Русь замерла в ожидании невиданного погрома. С тревогой гадали русские люди - кто эти свирепые пришельцы, неслыханные никогда ранее? «Из-за грехов наших пришел народ неведомый, - записал летописец, - который хорошо никто не знал, кто они и откуда пришли, и что за язык их, и какого они роду-племени, и что за вера их. А называют их "татары", а другие говорят "таурмены", а третьи - "печенеги"... Вот как за грехи наши Бог посеял недоумение в нас, и погибли бесчис­ленное множество людей. И был вопль и плач, и печаль по городам и селам».

В те годы у ордынцев, ведущих одновременно войну с Китаем, не было возможности завершить войну на Западе. А потому, не вполне воспользовавшись своей победой, татары, не дойдя до Киева, развернулись на восток и ушли обратно в Среднюю Азию, к Чингисхану, который уже покорил северный Китай. А Джучи, сын его, занял местность к северу от Хорезма - Половецкую степь (Дешт-и-Кипчак), то есть огромную часть территории современного Казахстана. Таким образом, в результате нашествия 1219-1224 годов территории современного Казахстана и Средней Азии вошли в состав Монгольской империи.

ПОКОРЕНИЕ РУСИ.

Татарское царство, при сохранении общего единства, еще 1224 году было разделено Чингисханом на четыре улуса (ханства) между его четырьмя сыновьями. По этому разделу Запад Сибири, нынешний Казахстан, подонские и поволжские степи, и Северный Кавказ отходил во владение старшего сына Чингисхана Джучи-хана. Ядро владений улуса Джучиева составили степи Дешт-и-Кипчак. В этих степях, в районе верхнего Иртыша и озера Ала-Куль, находилась ставка Джучи, которая называлась Ак-Орда.

Но Джучи умер в 1227 году, еще при жизни Чингисхана, и эти земли перешли к его сыну Батыю. Из трех остальных братьев, сыновей Чингисхана, - Джагатай (Чаадай) получил Южный Хорезм и Туркестан, младший Тулай (Тули) - Манджурию и северный Китай, Угедей (Огодай) получил Каракорум и Монголию. Во главе империи стоял Великий Каракорумский хан, вассалами которого признавали себя все остальные Чингисиды. Единство монгольского государства было достаточно прочным на протяжении почти целого столетия.

Чингисхан умер в 1227 году, завещав своим преемникам идею всемирного завоевания. Великим Каракорумским ханом в 1229 году стал Угедей. Он продолжал осуществлять завоевательные планы своего отца.

Страстью к мировому господству была одержима монгольская аристократия - потомки и наследники Чингисхана, которым не терпелось повторить блестящие захватнические походы своего почившего предка. Курултай на Ононе[2], собравшийся в 1235 году, принял решение продолжить покорение еще не завоеванных народов. С этой целью Угедей послал Тулая на южный Китай (этот поход кончился низложением китайской диаспоры), Джагатая - на Персию. Для покорения Европы во главе 300-тысячного войска было решено идти граничащему с Европой хану Батыю, внуку Чингисхана. С этой ордой Батый двинулся от Иртыша на запад, постепенно присоединяя к себе кочевые орды. Идея мировой империи стала главной причиной нашествия татаро-монголов на Русь.

Что представляла собой Русь того времени? К 30-м годам ХШ века Киевское государство распалось на множество совершенно обособившихся и независимых княжеских владений (уделов), которые трудно было считать даже какой-то федерацией. Единой державы по сути больше не было. Удельные князья враждовали и часто воевали друг с другом, не предпринимая никаких попыток для объединения сил для отпора монголам и защиты оставшейся не разгромленной часть Руси от надвигающейся опасности. Напротив, между двумя наиболее влиятельными князьями Южной Руси - Даниилом Галицким и Михаилом Черниговским - завязалась ожесточенная борьба. Князья отбирали попеременно друг у друга Галич и Киев. Пока в Киеве княжил Михаил, он успел умертвить присланных к нему Батыевых послов, требовавших покориться хану. Согласно своду монгольских законов Чингисхана - Яссе, такой жест означал, что Киев обречен на уничтожение.

В походе на Русь приняли участие не только воины улуса Джучи, но и главнейшие силы всей империи потомков Чингисхана. Монголы повсюду сеяли смерть и разорение. Так было не только на Руси, но всюду, куда приходило монголо-татарское войско.

В начале 1237 года татары опустошили Рязанское княжество, убив князя Юрия Игоревича, княгиню, всех бояр, иереев, чернецов и простых людей. В 1238 году орды Батыя подошли к Коломне, и, разграбив город, направились к Москве. Захватив Москву, сожгли ее и направились во Владимир. 7 февраля пал Владимир, в то же время особый отряд Батыя занял Суздаль. Вскоре были захвачены Ростов, Углич, Ярославль, Кашин, Тверь, Торжок, Юрьев, Вологда, Кострома... Словом, к началу марта 1238 года большая часть Северо-Восточной Руси оказалась под властью ордынцев. В битве при реке Сити в 1238 году погиб Великий князь владимирский Юрий Всеволодович.[3] Погибли от руки татар также епископ владимирский Митрофан и князь ростовский Василий Константинович.[4] Он был взят раненым в плен, и за отказ отречься от Православия умерщвлен татарами.

В середине марта монгольский отряд двинулся к Новгороду, «...и тамо дойти поганым возбрани некая сила Божественная, - свидетельствует Степенная книга, - и не попусти им нимало приближитися... ко пределам Великого Новгорода». Не дойдя до Новгорода 100 километров, татары повернули на юг. По пути они приступили к Козельску, но семь недель не могли взять его приступом. Овладев, наконец, городом, ордынцы, которым чуждо было какое-либо великодушие, уничтожили все его население. По преданию, малолетний князь Василий Козельский погиб, захлебнувшись в крови своих подданных. На некоторое время монголы вновь растворились в Половецкой степи.

Но зимой 1239-40 годов Батый, властвовавший в Кипчацкой степи, предпринял новый поход. Им была опустошена южная Русь: Переяславль, Чернигов, Владимир-Волынский, и зимой 1240 года взят Киев. Во время захвата Киева были сожжены митрополит Иосиф с духовенством, запершиеся в Десятинной церкви. Почти все население было перебито или уведено в плен. Город с населением свыше ста тысяч человек был разорен дотла, срыт. Вернувшийся из Царьграда митрополит Кирилл не мог найти в нем дома, где поселиться, и во все время своего управления Русской Церковью скитался по стране, утешая и ободряя свою разбросанную паству. Русь была повержена окончательно. На огромных пространствах от Новгорода до Галича дымились груды развалин и лежали неубранными тела русских ратников и крестьян. В течение десяти лет на месте Киева не возникало никакого поселения.

Священнослужители во дни Батыева погрома совершали богослужения, исповедовали воинов и горожан, воодушевляли на ратный подвиг. Большинство из них умирало при штурме с крестом в руках. Пока шел захват Руси, никаких поблажек духовенству не делали. Татары резали всех подряд, не щадили ни беспомощного мирного населения, ни священнослужителей, ни святынь. В числе невинных жертв была масса белого и черного духовенства. Почти все храмы по пути следования орды были уничтожены. Практически все русские монастыри подверглись разорению и запустели после Батыева погрома.

Таким образом, ордынские полчища за короткий срок - всего в несколько лет - смели с лица земли Киевскую Русь. Потери были столь велики, а шок, последовавший за резким переходом от благополучия Киевского периода к ужасам татарщины, столь глубок, что почти целое столетие Русь не могла оправиться от Батыева погрома.

Причиной беды летописцы признают греховность своего народа. Русской земле было много дано: как Божий дар она приняла от Византии Православную веру и получила христианское просвещение. Но вместо того, чтобы приумножать полученное духовное богатство, на Руси стали происходить распри, началась братоубийственная вражда, что было прямо противоположно евангельским заповедям. Другой духовно-нравственной причиной катастрофы, явилось то, что более чем за два с половиной века, которые минули со времени крещения Руси, огромная масса народа оставалась полуязыческой, так и не воцерковившись в полной мере.

При всем том, потерявший свое политическое значение Киев, продолжал оставаться церковной столицей Руси. Русская Церковь не давала окончательно забыть и похоронить идею Руси как единой страны единого народа. И бедствие, постигшее Русь, было истолковано русскими людьми по-христиански: «Реальность этой кары утверждала сознание реальности греха... и ставила перед каждым проблему личного покаяния» - писал Николай Сергеевич Трубецкой. «Русь молилась, каялась, терпела и ждала - когда благоугодно будет Богу изъять народ из пучины унижения, даровать ему вождей отважных и искусных, возродить страну для предстоящего ей славного служения».[5]

РУСЬ МЕЖДУ ВОСТОКОМ И ЗАПАДОМ.

Геополитическая обстановка в ХIII веке была тяжелейшей во всей русской истории. Русь не смогла оградить себя от вторжения монгольской орды, в набегах 1237-1238 и 1240 годов, опустошавшей ее земли. Многие важнейшие города были разорены, ремесленники толпами угонялись в плен, страх перед шайками степняков делал невозможным движение купеческих караванов. Еще в ХII веке иссяк Великий днепровский транзитный «путь из варяг в греки». К тому же западная граница была враждебна, а уцелевшие города северо-запада - Новгород, Псков, Полоцк, Смоленск - стремились переориентировать свою торговлю на Балтику, потеряв русский рынок.

Воспользовавшись монгольским нашествием, считая Русь ослабевшей и не ожидая получить отпора, на неё двинулись походом европейские завоеватели. Ватикан, сосредоточив в своих руках духовную и светскую власть над Европой, в XIII столетии всеми силами пытался воспользоваться положением разоренной монголами Руси, последовательно направляя против православной страны оружие датчан, венгров, шведов. Еще большую опасность представляли немецкие рыцари, основавшие на берегах Балтийского моря два ордена: меченосцев и тевтонов, соединившихся затем в один.

В 1240 году, побуждаемый папой шведский правитель и полководец Биргер, набрав большое войско, высадился на берегах Невы. При войске были католические епископы и священники, шедшие крестить русских. Шведы не принимали во внимание, что Русь уже более двухсот лет, как крещена святым князем Владимиром.

15 июля 1240 года князем Александром на реке Неве были разбиты шведы. Через два года на Новгород двинулись рыцари меченосцы, но и над ними на льду Псковского озера Александром Невским тоже была одержана победа. Битва эта получила название «Ледового побоища». Эти победы спасли ослабленную монголо-татарским нашествием Русь от агрессии с Запада, и определил ее дальнейшую судьбу. Александру Невскому они принесли заслуженную славу великого полководца.

В то же время татары, воплощая свои завоевательные планы, в 1241 году, двинулись дальше в Европу. Войска, руководимые Батыем, были в Польше, в Силезии, в Моравии и в Венгрии, и даже за Балканским Дунаем. Великолепно разработанная тактика сражений, железная дисциплина, основанная на страхе смерти, и страшная жестокость - вот причины успешного продвижения монголо-татарского войска на Запад.

В конце года Батый направился к Адриатическому морю. Но в это время возникли ссоры между монгольскими полководцами и осложнения в глубинах самой Монгольской державы: умер Великий хан Угедей, в связи с чем возникли вопросы престолонаследия и внутренней монгольской политики, что, несомненно, волновало Батыя. К тому же монгольские войска были значительно ослаблены в борьбе с русскими княжествами. В 1242 году монголы отступили обратно на восток, в низовья Волги. Нашествие захлебнулось русской кровью, но Западная Европа была спасена.

 ЗОЛОТАЯ ОРДА.

Возвратившись в 1242 году в низовье Волги, Батый на захваченных землях, включая унаследованный им улус Джучи, образовал новое государство. На Востоке оно именовалось «Дешт-и-Кипчак», на Руси, когда князья заводили речь об этом государстве, они говорили: «ехать "в татары"», и уже значительно позже батыева империя стала называться «Золотая Орда». В сношениях западных стран с Золотой Ордой немецкие, итальянские, французские правители всегда называли ханов императорами, а русские князья обращались к ним как к царям.

Надо заметить, что Золотая Орда не являлась монолитным образованием. В середине XIII века она разделилась на два крыла, составивших самостоятельные владения двух ханов, сыновей Джучи: Батыя и Орды-Ичэна. Правое, западное крыло, которое называлось Ак-Ордой (Белой Ордой), составляло владения хана Батыя и его потомков - Джучидов правого крыла. Восточной частью, левым крылом - Кок-Ордой (Синей Ордой) - управлял Орда-Ичэн и его потомки. Восточная часть (Кок-Орда) находилась в подчинении у западной (Ак-Орды).

Это деление было устойчивым для всей истории Золотой Орды XIII - XIV веков. Но, будучи номинально вассалами потомков Батыя, потомки Орды свели эту зависимость к минимуму. Поэтому название «Золотая Орда», которое со времени правления Батыя применялось ко всему улусу Джучи, с начала XIV века стал относиться только к Белой Орде, состоявшей из собственного улуса Батыя (Поволжье) и улусов его братьев: Берке (Северо-Восточный Кавказ), Шибана (современный Казахстан и Западная Сибирь) и Мовала (Причерноморье). Только в 1360-х годах, после пресечения династии Батыя в ходе «Великой Замятни» власть в обеих частях Орды перешла к восточным Джучидам Кок-Орды, потомкам брата Батыя - Шибана.[6]

Коренные русские земли территориально не входили в Золотую Орду, но находились в вассальной зависимости от нее, платили дань и подчинялись приказам ханов из Сарая. Татары поставили в русских городах так называемых «баскаков», которые назначались, главным образом, из представителей монгольской аристократии. Баскаки собирали дань и контролировали деятельность князей. Произвол баскаков нередко вызывал на Руси восстания.

По обширности территории Золотая Орда была крупнейшим государственным образованием средневековья. Оно занимало обширную тер­риторию от нижнего течения Дуная и Днестра на западе до Сыр-Дарьи и Иртыша на востоке. Крайним юго-восточным пределом Золотой Орды был Южный Казахстан (ныне Джамбульская область), а крайним северо-восточным - города Тюмень и Искер (близ Тобольска) в Западной Сибири. С севера на юг Орда простиралась от среднего течения реки Камы до города Дербента.

Главная ставка улуса Джучи переместилась с верхнего Иртыша на нижнюю Волгу. Столицей Золотой Орды Батый утвердил основанный им на границе своих азиатских и новых европейских владений город Сарай-Бату или Старый Сарай.[7] Он располагался в 40 верстах от Астрахани на притоке Волги реке Ахтубе[8].

Батый, первый правитель Золотой Орды, пользовался большим авторитетом и обладал даже некоторыми правами государя. Но, тем не менее, он до конца своей жизни оставался вторым после Великого Каракорумского хана человеком в Монгольской империи и не стал главой самостоятельного государства. Как при правлении Батыя, так и при первых его приемниках - Сартаке, Улагчи, Берке - улус Джучи составлял лишь одну из частей обширной Монгольской империи, возглавляемой Великим Каракорумским ханом.

Монгольские кочевники, пришедшие в Дешт-и-Кипчак, по своей численности значительно уступали местным тюркам и скоро утратили свой язык, совершенно растворившись в тюркской среде. «В древности, - писал Эль Омари, - это государство было страною Кипчаков, но когда им завладели Татары, то Кипчаки сделались их подданными. Потом они (Татары) смешались и породнились с ними (Кипчаками), и земля одер­жала верх над природными и расовыми качествами их (Татар) и все они стали точно Кипчаки, как будто они одного (с ними) рода, оттого, что Монголы (и Татары) поселились на земле Кипчаков, вступали в брак с ними и оставались жить в земле их (Кипчаков)».[9] Таким образом, завоеватели полностью слились с побежденными. Все официальные документы в Орде (в том числе и знаменитые ярлыки) писались на тюркском (кипчакском) языке.

С течением времени основными народами, обитающими в Золотой Орде, кроме кипчаков, стали булгары (будущие казанские татары) и русские, а так же аланы, венгры-мадьяры, черкесы и сложное в этническом отношении население Крыма.

На Руси жителей Золотой Орды именовали татарами, а в современной литературе их принято называть татаро-монголами. Но в этническом разнообразии ордынцев, ни о каких татарах речи не было. Название «татары» произошло от слова «tartar», то есть «ад», а народ назван тартарами - выходцами из тартара. Потрясенные их завоевательными походами западноевропейское летописцы XIII века писали: «Дабы не была вечной радость смертных, дабы не пребывали долго в мирском веселии без стенаний, в тот год люд сатанинский проклятый, а именно бесчисленные полчища тартар, внезапно появился из местности своей, окруженной горами; и пробившись сквозь монолитность недвижных камней, выйдя наподобие демонов, освобожденных из Тартара».[10]

Политика русских князей в отношении Золотой Орды была достаточно активной. Русские старались использовать внутренние трения, вражду между различными родами и кланами внутри Золотой Орды, сложные отношения между ханами Золотой Орды и великим ханом, главой государства Чингисидов. Татары же, в свою очередь, охотно поддерживали междоусобную борьбу князей, что было им выгодно.

Таким образом, Золотая Орда стала первым азиатским государством, с которым Северо-Восточная Русь и ее княжества вступили в постоянные, регулярные, длившиеся два с половиной века внешнеполитические отношения. Внешняя политика Руси претерпела резкие изменения от факта крутого поворота с западной ориентации на восточную.

КАРАКОРУМ ЯЗЫЧЕСКИЙ.

Религиозные взгляды новых русских повелителей по своей широте и терпимости как нельзя более соответствовали их намерениям собрать все покоренные земли в единую империю. Древнее Монгольское государство в то время большей частью было языческим. Основным правилом жизни в Орде служила Ясса[11] или «Книга запретов» Чингисхана - сборник, содержавший в себе узаконения, касавшиеся самых разных сторон жизни монголо-татар. В ней, в частности, содержался закон, предписывавший уважать и бояться всех богов, чьи бы они ни были и одинаково уважать все религии. Веротерпимость была одним из принципов политики Чингисхана, поскольку это являлось одним из условий, при котором Чингис мог надеяться создать мировую империю. Сам же Чингисхан, как повествеут Галицко-Волынская летопись: «...поелику не повиновался никакой вере и не следовал никакому вероисповеданию, то уклонялся он от изуверства и от пред­почтения одной религии другой, и от превозношения одних над другими. Наоборот, ученых и отшельников всех толков он почитал, любил и чтил, считая их посредниками перед Господом Богом, и как на мусульман взирал он с почтением, так христиан и идолопоклонников миловал. Дети и внуки его по нескольку человек, выбрали себе одну из вер по своему влечению: одни наложили ислам (на выи свои), другие пошли за хрис­тианской общиной, некоторые избрали почитание идолов, а еще некото­рые соблюли древнее правило дедов и отцов и ни на какую сторону не склонились, но таких мало осталось. Хоть и принимают они (разные) веры, но... не уклоняются от Чингисхановой ясы, что велит все толки за один считать и различия меж ними не делать».

Преемники Чингисхана при своем вступлении на престол так же давали клятву - точно следовать Яссе и в противном случае могли лишиться престола. Поэтому в Орде они продолжали покровительствовать всем религиям, дозволяли каждому из своих подданных и покоренных народов придерживаться своей веры и свободно проводить свои богослужения. Сами ханы даже присутствовали при совершении христианских, мусульманских, буддистских и иных обрядов.

В частности, Гаюк-хану, первому Каракорумскому императору монголов после покорения ими Руси, Плано Карпини дал такую характеристику: «А этот император... очень благоразумен и чересчур хитер, весьма серьезен и важен характером. Никогда не видит человек, чтобы он попусту смеялся и совершал какой-нибудь легкомысленный поступок, как нам говорили христиане, неотлучно с ним пребывающие. Говорили нам так же христиане, принадлежащие к его челяди, что они твердо веруют, что он должен стать христианином; и явный признак этого они видят в том, что он держит христианских клириков и дает им содержание, также перед большой своей палаткой имеет всегда христианскую часовню; и они поют всенародно и открыто и звонят к часам, согласно обычаю Греков, как и прочие христиане, как бы велика там ни была толпа татар или также других людей».[12]

Привиться христианству в Орде способствовал тот факт, что, в состав образованной Чингисханом империи вошли многие тюркские и монгольские племена, крещеные несторианскими миссионерами-монахами из Персии, в частности, тюркское племя уйгуров, живших на границе юго-западной Монголии и северо-восточного Туркестана у горного хребта Тянь-Шань, и монгольское племя кераитов, населявших верховья pек Селенги и Орхона. Кераитам принадлежала и столица Орды город Каракорум.

Великие монгольские ханы относились к христианству не только с простой терпимостью, но и с прямым покровительством. Христианские народности уйгуров и кераитов оказались в более близких и обязательных отношениях с великими ханами, чем остальные. Уйгуры - потому, что, получив от несториан вместе с христианством грамотность, они стали в новом ханском государстве необходимыми дельцами и высшими чиновниками. А кераиты - потому, что Чингисхан и его сыновья взяли себе жен из христианского семейства кераитского князя. Благодаря этим обстоятельствам, при дворе великого хана состояли христианские священники.

Так, о великом Коракорумском хане, Мункэ (Мангу) (1251 - 1259 гг.) повествуют, что он «при дверях главного дворца своего имел церковь, где священники христианские отправляли свое богослужение без всякой помехи». О преемнике Мункэ, великом хане Хубилае, (Кублае), (1260-1292 гг.) так свидетельствует христианин-очевидец, служивший при нем 17 лет: «Зная, что Пасха - один из главных наших праздников, он велел всем христианам явиться к нему и принести с собою то Священное Писание, в котором заключается Четвероевангелие. Окурив торжественно ладаном эту книгу, он благоговейно поцеловал ее, то же должны были сделать по его приказанию и все тут бывшие вельможи. Это у него всегдашний обычай при всяком большом празднике у христиан, о Рождестве и о Пасхе. То же соблюдал он и в праздники сарацин, жидов и язычников». Поэтому, покорив русских, ханы монгольские не только не стесняли их веры, но охраняли ее.

Такие правила существовали не только в Каракоруме. В силу основных законов и установившихся обычаев Монгольской империи, нельзя было ожидать иных отношений к христианству и в орде Кипчацкой или Золотой Орде, ближайшему ведению которой подпала русская земля. Там царили те же нравы в отношении религии, и нарушители предписаний Яссы карались с особенной строгостью. Поэтому после завоевания Руси Батый не счел нужным каким-нибудь особым законодательным актом утверждать права и положение Православной Церкви в русском государстве. С его стороны само собою разумелось, что с момента завоевания Руси в ней вступает в силу закон всей монгольской империи, по которому Церковь должна оставаться свободной. И, действительно, когда по распоряжению Великого хана Гаюка и золотоордынского хана Батыя в 1246 году была произведена на Руси первая перепись населения с целью обложения его данью, все духовенство было освобождено от любых выплат монголам и оставлено в покое. Сам Батый «...был государем, который не придерживался никакой веры и секты, он их считал только способом познания божества и не был последователем ни одной из сект и религиозных учений».[13] Батый держался веры предков - культа Вечного Синего Неба (Тенгри), то есть был типичным язычником.

Одно только правило противоречило этой веротерпимости: всех русских князей, являвшихся в Орду для принятия ярлыков на княжение, Батый заставлял исполнять обряды монгольской, языческой веры. Здесь имела место обратная сторона веротерпимости ордынцев. Ограждая неприкосновенность Русской Церкви, ханы требовали от русских князей оказывать знаки уважения и к господствовавшей религии монголов, которой держались сами ханы. Так, прежде чем русскому князю явиться на глаза к Батыю, ему надлежало проходить через «очистительные» огни, поклоняться изображениям умерших ханов, солнцу и кусту. В своих требованиях ордынцы не могли видеть никакого насилия над чужой совестью, хотя неприемлемость такого взгляда христианами была им, конечно известна. В случае решительного отказа совершить языческий обряд, князья наказывались смертью.

Нередко гибель князей в Орде была обусловлена и политическими причинами. Желая погубить неугодного князя, ему предлагали сделать именно такой выбор: жизнь ценой измены Православию или мученическая смерть за веру. Так произошло со святым князем Михаилом Черниговским, который прибыл в ставку Батыя в 1246 году со своим боярином Федором. Он ехал фактически на верную смерть, так как его активная борьба с монголами и убийство послов в Киеве не были забыты ордынцами, что не давало никаких шансов на помилование. Князю Михаилу было предложено пройти через очистительные языческие огни и поклониться идолу Чингисхана, что православный князь с негодованием отверг. Его жизнь была увенчана мученическим подвигом: за отказ поклониться идолам и совершить языческий обряд Михаил и его верный боярин Феодор были жестоко мучимы и казнены по приказу Батыя.[14] Сам Батый удивлялся твердости святого князя и назвал его великим мужем.[15]

Известно так же, что в 1270 году при правлении хана Менгу-Тимура мученически пострадал в Орде рязанский князь Роман Ольгович,[16] который был зверски казнен в 1270 году. Роман вступился за своих подданных, и это стоило ему жизни. Князь Роман, который, согласно доносу, осуждал веру хана, должен был понести наказание в соответствии с религиозным законодательством Яссы, и его заживо разняли по суставам.

Ипатьевская летопись сообщает о посещении Батыя князем Даниилом Галицким в 1246 году[17] и подробно описывает, как Даниилу, избавленному от прочих глумлений «злого их бешения и кудейства» пришлось все же кланяться «по обычаю их», и по приказанию Батыя пить кумыс, который на Руси считался скверным напитком. Покорностью Даниил завоевал расположение Батыя, и по этому случаю, летописец произнес фразу, ставшую знаменательной для всего ордынского периода: «О, злее зла честь татарская». Сам Даниил тяжело перенес свое пребывание в Орде.

«ХОЖДЕНИЕ В ОРДУ».

Опустошенная ордынским нашествием русская земля в политическом отношении была включена в огромный исторический мир, простиравшийся от Тихого Океана до Средиземного Моря. Гигантский размах этого мира наглядно рисуется составом великих монгольских курултаев XIII века. В этих курултаях участвовали (помимо монгольских князей средней, северной и восточной Азии) русские великие князья, грузинские и армянские цари, иконийские (сельджукские) султаны, кирманские и моссульские атабеки и прочие. К центру монгольской власти - Каракоруму, должны были тянуться люди из разных концов материка по административным, торговым и тому подобным делам.

В первые годы ордынского владычества Батый вызывал к себе всех русских князей, которые должны были засвидетельствовать ему свою покорность и из его рук получить ярлык на княжество. В дальнейшем был установлен строгий порядок, по которому русские князья и митрополиты должны были являться в Орду в случае воцарения нового хана, и он давал ярлыки всем князьям на их княжества, а митрополиту - на митрополию. Поэтому в течение почти двух столетий русские князья и митрополиты вынуждены были «ходить в Орду».

Ипатьевская летопись сообщила, что в 1243 году, когда, что Батый «воротился есть из Оугорь» (Венгрии), великий князь Ярослав Всеволодович первым из русских правителей прибыл в ставку монгольского хана за ярлыком на княжение. В Новгородской летописи имеется рассказ об этой поездке князя Ярослава в Орду: «Великий князь Ярослав поехал в татары к Батыеви, а сына своего Константина посла в Канови (Хара-Хорин). Батый же почти Ярослава великого честью и мужи его и отпусти и рек ему: «Ярославе. Буди ты старшей всем князем в Русском языце». Ярослав же возвратился в свою землю с великой честью».[18] Но монголы не удовлетворились посещением Каракорума Константином а не Ярославом Всеволодовичем, и потребовали приезда самого Великого князя.

Ярослав приехал в Орду в 1246 году, в то время, когда после смерти хана Угедея в ней правила его жена Туракиня. Он присутствовал на Великом курултае, где собравшиеся в Орде ханы и князья избирали Кагана (Великого хана) из числа потомков Чингисхана. Под давлением Туракини выбор пал на сына умершего - Гаюка, которого объявили Великим ханом 25 августа 1246 года.

После возведения Гаюка на престол Ярослав Всеволодович был отпущен домой. Но ему не суждено было увидеть Руси. По словам русских летописей, князь был отравлен в Орде и умер через неделю после выезда оттуда 30 сентября 1246 года. Плано Карпини, заставший в ханской ставке Ярослава Всеволодовича, так описывает кончину Великого князя: «В то же время умер Ярослав, бывший великим князем в некоей части Руссии, которая называется Суздаль. Он только что был приглашен к матери императора (Туракине), которая, как бы в знак почета, дала ему есть и пить из собственной руки; и он вернулся в свое помещение, тотчас же занедужил и умер спустя семь дней, и все тело его удивительным образом посинело.

ruskline.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *