Портрет керенского: Portrait Of A. F. Kerensky, 1918, 85×116 cm by Ilya Efimovich Repin: History, Analysis & Facts

ТРИ ПОРТРЕТА АЛЕКСАНДРА КЕРЕНСКОГО

||||||

ИСТОЧНИК:    Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 7. Ч. 1. С. 31-34.
РАЗДЕЛ:    Искусствоведение
Порядок опубликования статей | Показать содержание номера | Показать все статьи раздела | Предметный указатель

Лицензионное соглашение об использовании научных материалов.

Епишин Андрей Сергеевич
НИИ теории и истории изобразительных искусств РАХ

Аннотация. Статья анализирует преломление общественной оценки А. Ф. Керенского как исторической фигуры в русской живописи революционной эпохи. Основное внимание в работе акцентировано на трех портретах А. Ф. Керенского, написанных в зените его политической славы, летом 1917 г., И. Е. Репиным и его учеником И. И. Бродским. Автор последовательно рассматривает трактовку внутренней неоднозначности модели в традиционном русском реалистическом портрете и официальном портрете раннего советского искусства.

Ключевые слова и фразы: Временное правительство, революционное искусство, раннее советское искусство, Центральный музей революции, Октябрьская революция, передвижники, психологический портрет, официальный портрет, provisional government, revolutionary art, early soviet art, Central Museum of Revolution, October revolution, itinerants, profile, official portrait

Открыть полный текст статьи в формате PDF. Бесплатный просмотрщик PDF-файлов можно скачать здесь.
Список литературы:
  1. Брюс-Локкарт Р. Г. История изнутри: мемуары британского агента. М.: Новости, 1991. 320 с.
  2. Ельшевская Г. В. Илья Репин. М.: Слово/Slovo, 1998. 96 с.
  3. Завадский С. В. На великом изломе // Архив русской революции: в 22-х т. М.: Политиздат, 1991-1993. 7098 с.
  4. Кононова А. Портрет Александра Керенского работы Бориса Григорьева // Нева: ежемесячный литературный журнал. СПб., 2003. Вып. 10. С. 221-222.
  5. Кроль Л. А. За три года. Владивосток: Свободная Россия, 1921. 212 с.
  6. Летопись: ежемесячный литературно-политический журнал. Петроград, 1917. Вып. 5.
  7. Маяковский В. В. Сочинения. М.: Правда, 1988. Т. 2. 768 с.
  8. Минченков Я. Д. Воспоминания о передвижниках. Л.: Художник РСФСР, 1961. 470 с.
  9. Репин И. Е. Избранные письма: 1867-1930.
    M.: Искусство, 1969. Т. 2. 462 с.
  10. Петрусевич Т. Портрет в поисках зрителя // Третьяковская галерея: ежеквартальное художественное издание. М., 2004. Вып. 4. С. 102-105.
  11. Сверчков Д. Ф. Керенский. Л.: Прибой, 1927. 136 с.
  12. Федюк В. П. Керенский. М.: Молодая гвардия, 2009. 406 с.
  13. Шидловский С. И. Воспоминания // Февральская революция в описании белогвардейцев. М. — Л.: Государственное издательство, 1926. 516 с.

Порядок опубликования статей | Показать содержание номера | Показать все статьи раздела | Предметный указатель

© 2006-2022 Издательство ГРАМОТА

разработка и создание сайта, поисковая оптимизация: krav.ru

Портрет в поисках зрителя | Журнал «ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ»

В 2003 году в Германии прошла выставка «Илья Репин. В поиске России», имевшая огромный успех у немецкого зрителя. На ней было представлено наследие русского художника из собраний центральных российских музеев. Среди экспонатов – пять работ мастера из коллекции живописи Государственного центрального музея современной истории России, в том числе уникальный портрет 1918 года Керенского (ГИА 12489/4). Александр Федорович Керенский (1881–1970) – адвокат, известнейший политический деятель России. На высоты власти он вознесся в ходе Февральской революции 1917 года. Во Временном правительстве с марта по октябрь последовательно занимал ведущие посты: был министром юстиции, военным и морским министром, затем министром-председателем и, наконец, Главнокомандующим.


И.Е. Репин и И.И. Бродский в Зимнем дворце в 1917 году пишут портрет А.Ф. Керенского
«Огонек», ноябрь 1926

Период его пребывания у власти был краток, но насыщен событиями. Неоднозначность Керенского как исторической фигуры сделало задачу обобщения его образа и для историков, и для художников невероятно трудной как в то далекое время, так и сейчас.

По этим же причинам живописных портретов Керенского было создано мало. Хотя столь амбициозный человек, коим являлся Александр Федорович, любивший быть в центре внимания, позировать перед фото и кинообъективами, наверняка рассчитывал на внимание ведущих живописцев для увековечения своей личности. И слова Владимира Маяковского о «присяжном поверенном» из поэмы «Хорошо!» тому подтверждение:

Пришит к истории,
пронумерован
и скреплен,

И его рисуют —
и Бродский, и Репин.

Воспоминания самого И.Репина об этом эпизоде августа 1917 года достаточно просты и будничны: «Портрет Керенского написан с этюда с натуры в кабинете Николая Второго — писали вместе с Бродским… Как Керенский сел в кресло, освещенное солнцем, так я его и написал».

Нельзя отрицать и определенный политический подтекст сего факта: портрет нового правителя в интерьере кабинета низвергнутого царя, написанный тем же мастером, что и знаменитое «Заседание Государственного Совета», практически подтверждал если не преемственность, то высокий статус новой власти.

И Репин, и его ученик Исаак Бродский заканчивали работу над образом Керенского в своих мастерских. Репин писал портрет в несколько приемов и завершил его лишь в 1918 году, когда портретируемый уже сам оказался изгнанным из власти.

Если история создания портрета занимательна, то история бытования — почти детективна. После установления Советской власти, которая провозгласила независимость Финляндии в самом конце 1917 года, Репин предпочел остаться в своих знаменитых «Пенатах» в финском местечке Куоккала. Лишь к осени 1926 года делегация из учеников Репина — И. Бродского, Е. Кацмана и П. Радимова — смогла посетить мэтра. Тогда Репин и преподнес четыре свои работы, в том числе портрет Керенского, в дар Музею Революции, как назывался Музей современной истории России до 1998 года. Все вышеупомянутые художники тесно сотрудничали с музеем, являвшимся одним из ведущих в стране. Кстати, упомянутый портрет Керенского работы Бродского также находится в фондах музея. Но, как говорится, это совсем другая, не менее интересная история.

Почему Репин подарил портрет Керенского именно Музею Революции? К 1926 году даже упоминание имени «экспремьера» могло иметь негативные последствия. Но мало кому известно, что Керенский приложил руку (в прямом смысле слова) к появлению Музея. Репин наверняка знал об этом.

В феврале 1917 года в среде демократической интеллигенции возникла идея увековечения памяти революционных дней борьбы за свободу. В начале марта 1917 года Н.М. Кишкин, комиссар по Москве, а позже министр, вынес этот вопрос на заседание Временного правительства. Керенский был в числе тех, кто одобрил и подписал решение о создании в Москве Музея Революции. Уже в июле 1917 года началось формирование коллекций будущего музея. Многие проблемы этого процесса обсуждались в здании знаменитого Английского клуба, где с апреля 1917 года расположился комитет по делам музеев Москвы. Керенский выступал здесь в августе того же 1917 (в тот же месяц, когда был начат его портрет). В 1924 году в этом доме открылась первая выставка Музея Революции «Красная Москва», после чего здание осталось за музеем.

Итак, в 1926 году репинский портрет вернулся в Советскую Россию. В том же году он экспонировался сначала на VIII выставке АХРР (Ассоциации Художников Революционной России), а затем на выставке Музея Революции «Русская революция в изобразительном искусстве». Представленный портрет бывшего премьер-министра, свергнутого Советской властью, пользовался большим интересом у публики. Это событие вызвало широкий резонанс в прессе. На фоне осуждающих критических заметок интересна статья в «Огоньке», где портрет был признан «собирательным образом «керенщины»» — термин, означавший потерпевшую поражение буржуазную интеллигенцию.

По окончании выставки портрет сразу был передан в спецхран музея, что автоматически обрекало произведение на забвение не только для выставочной жизни, но и для исследования специалистами.

Но этого мало. Ситуация дошла до абсурда. В 1935 году был составлен акт на списание, по которому портрет кисти Репина подлежал уничтожению со стандартной для подобного документа формулировкой — как «не имеющий художественной ценности»! Конечно, не это являлось причиной столь кощунственного шага. Политика тоталитарного режима искажала, либо отрицала многие исторические факты. Поэтому считалось невозможным, чтобы Репин — признанный мастер, «воспевавший пролетариат», написавший «Бурлаки на Волге», мог запечатлеть одного из главных врагов пролетарской революции. Проще казалось уничтожить произведение, чем смириться с неугодным фактом.

Только благодаря самоотверженности музейных сотрудников портрет избежал уготованной участи. Он был снят с подрамника и положен между другими холстами в помещении спецхрана в надежде на то, что его вряд ли хватятся. Так оно и вышло. Поскольку по документам экспонат был списан, никто не поднимал щекотливого вопроса о нахождении этого экспоната в коллекции музея.

На волне перестройки и гласности спецхраны начали вскрывать. Так в музее «оказалось» множество экспонатов, считавшихся либо уничтоженными, либо переданными в другие учреждения.

В 1992 году портрет отреставрировали и сразу же представили публике на выставке музея «Лица эпохи. 1917-1985», где были показаны образы наиболее значимых в отечественной истории ХХ века людей. Репинским портретом сразу заинтересовались многие российские и зарубежные исследователи. Повторное введение в научный оборот подобных экспонатов — редкая удача для специалистов и, вообще, для мировой культуры.

Но после вышеупомянутой выставки выяснилось, что портрет нельзя экспонировать длительное время. Дело в том, что написан он на очень неудобном для живописи материале — линолеуме, который легко поддается деформации и очень сложно выравнивается.

Портрет побывал еще на нескольких внутримузейных выставках. Наконец, в 2002 году было принято решение о проведении глубокой реставрации портрета Керенского. В течение года полотно выравнивали, чистили и укрепляли красочный слой. Была изготовлена специальная рама, позволяющая избежать деформации поверхности и проникновения внутрь влаги.

После этого произведение, считавшееся темным и тусклым, оказалось насыщенным множеством оттенков и светотеневых переходов. Но ощущение тяжеловесности не пропало. Оно поддерживается объемной, почти скульптурной вылепленностью образа, в общем, присущей Репину, и контрастом немногих световых пятен с затененными участками. Безупречно выстроенная композиция лишь подчеркивает неудобность позы портретируемого. Многослойность живописи противопоставляется усталому выражению лица человека, взвалившего на себя непосильную ношу управления молодой революционной республикой.

Во время реставрации стало известно об участии музея в германской выставке, посвященной Репину. Поэтому немецкий зритель, пожалуй, первым спустя 77 лет смог увидеть портрет в своем первоначальном виде, ставший по-настоящему легендарным для многих музейных работников и реставраторов.

Репин. 1844-1930), был самым известным русским художником 19 века, когда его положение в мире искусства было сравнимо с положением Льва Толстого в литературе. Он сыграл большую роль во введении русского искусства в русло европейской культуры.

Репин был первым русским художником, добившимся европейской известности, используя именно русские темы. Его картины сделали его лидером нового направления критического реализма в русском искусстве. Современники хвалили его картины за проявление чувства личной ответственности за тяжелую жизнь простого народа и судьбы России. В 1880-х годах он создал многие из своих самых известных работ и вступил в Общество передвижников.

Среди его обширных работ два малоизвестных портрета Александра Керенского, написанные летом 1917.

Александр Керенский (1881-1970) был революционером и ключевой политической фигурой в русской революции 1917 года. В августе 1917 года именно Керенский принял решение о переезде Императорской семьи из Царского Села в « безопасное» местонахождение – город Тобольск в Западной Сибири. После Октябрьской революции 1917 года Временное правительство было свергнуто большевиками, что вынудило Керенского бежать из России. Остаток своей жизни он провел в изгнании, в Париже и Нью-Йорке, и работал в Гуверовском институте.

Репин, который был антимонархистом, горячо приветствовал Февральскую революцию 1917 года, свергнувшую самодержавную монархию и провозгласившую республику, чему он был очень рад.

Общеизвестно, что Керенский любил быть в центре внимания, и Репин, работая над его портретами, попал под обаяние нового правителя России, он был, по словам одного искусствоведа, «просто одержим Керенским, восхищался его человеческие и политические качества».

После 19 июля17 подавления большевистского восстания Керенский почувствовал вкус власти. Он переехал в Зимний дворец в Петербурге, поселился в личных покоях императора Александра III, ездил в бывшем Императорском поезде, ездил по Петрограду в одном из автомобилей Николая II, работал за письменным столом Николая II в Готическая библиотека Николая II в Зимнем дворце. Именно здесь Репин набросал свой первый образ Керенского в своем альбоме акварелью и пастелью.

ФОТО: Второй портрет Репина Александра Керенского, 1917 год
Частная коллекция

В период с июля по октябрь 1917 года Репин неоднократно посещал кабинеты Временного правительства в Петрограде, чтобы завершить свои наброски. Он хвастался советским художникам, бывавшим у него в этом доме в Пенатах (ныне Репино в Финляндии), что «портрет Керенского написан с наброска с натуры в библиотеке Николая II».

Репинский портрет Керенского, на котором он изображен позирующим в библиотеке Николая II в Зимнем дворце, имел явный политический подтекст; сидя в кресле низложенного императора, новый правитель России тем самым подтвердил свой высокий статус. По этому поводу Репин отмечал, что Керенский «имел славу почти императора, а на деле был ничтожеством».

Репин закончил работу над своими портретами в 1918 году, вскоре после свержения Керенского в результате Октябрьской революции. Первый (114 × 84 см) и второй (116 × 85 см) портреты Керенского написаны маслом на линолеуме.

Портреты Репина отнюдь не лестны, особенно по сравнению с другими его работами, особенно с портретами императора Николая II, которых он писал не менее шести раз, в том числе с его знаменитой картиной, изображающей свадьбу Николая II с великой княгиней Александрой Федоровной. в Большой церкви Зимнего дворца в 189 г.4.

Оба портрета Керенского отличаются свободной и непринужденной манерой стиля, по мнению критиков, граничащей с импрессионизмом или даже экспрессионизмом. Репин рисовал Керенского дряблым, желчным, серым, опустошенным человеком, неврастеником. Будучи мастером раскрытия психологического состояния изображаемого, самого его бытия, специфики поз, жестов и мимики, Репин подводит зрителя к мысли, что Керенский на самом деле был таковым.

ФОТО: Керенский сидит в Готической библиотеке Николая II в Зимнем дворце, 1917 год

На первом портрете Керенский изображен сидящим по колено в кресле, с которого он выглядит так, будто готов вскочить. Керенский чуть наклонил голову в лукавой полуулыбке и смотрит на зрителя пронзительным, острым взглядом. При этом одновременно веет умиротворением и усталостью, как бы недосыпая, а между тем он расслаблен — это еще не вяжется с его реальной жизнью, жизнью главы правительства революционной России, принявшего на себя все тяготы управления молодой республикой и не может справиться с этим бременем.

Второй портрет представляется более сложным композиционно и художественно завершенным. Свет падает теперь не на лицо, а на его нервные, сухие руки, на одной из которых надета черная перчатка, что тонко акцентирует внимание на загадочной личности Керенского. Примечательно, что политически оппоненты Керенского отмечали «зеленоватый оттенок» его внешности, намекая на возможную алкогольную, морфинистую или кокаиновую зависимость.

Вскоре после Октябрьской революции 1917 года Репин сожалел о своей поддержке новых порядков. После того как Ленин и большевики развернули красный террор, Репин резко изменил направленность своей работы с антимонархической на антисоветскую.

После установления Советской власти и провозглашения независимости Финляндии в конце 1917 года Репин остался без гражданства. Его поместье в Пенатах и ​​его личное состояние были национализированы, а самые известные его работы остались в Советском Союзе, где их стали использовать в пропагандистских целях, часто интерпретируя как идеальные образцы социалистического реализма.

В 1926 году первый портрет Керенского кисти Репина был подарен Музею Революции [бывшему аристократическому Английскому клубу] в Москве, который сегодня известен как Государственный центральный музей современной истории России. Второй репинский портрет Керенского долгие годы хранился в Архиве Керенского в Центре гуманитарных исследований Техасского университета. Позже она была продана с аукциона и сейчас находится в частной коллекции в России.

© Пол Гилберт. 11 марта 2021

Нравится:

Нравится Загрузка…

Портрет в поисках своего зрителя

В ПРОШЛОМ ГОДУ ВЫСОКАЯ УСПЕШНАЯ ВЫСТАВКА ИЛЬЯ РЕПИН, AUF DER SUCHE OF RUCH RUSSLAND (ILYA RUSSLIN) ) ПРЕДОСТАВИЛ НЕМЕЦКОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ ПРЕКРАСНУЮ ВОЗМОЖНОСТЬ НАСЛАЖДАТЬСЯ РЯДОМ РАБОТ РЕПИНА ИЗ СОБРАНИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ МУЗЕЕВ РОССИИ. НА ВЫСТАВКЕ СОСТОЯЛИСЬ ПЯТЬ КАРТИН ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИИ РОССИИ. СРЕДИ НИХ БЫЛ УНИКАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ РЕПИНЫ ИЗВЕСТНОГО РОССИЙСКОГО ПОЛИТИКА И АДВОКАТА АЛЕКСАНДРА КЕРЕНСКОГО (1881-1919)70), ЗАЧИСЛЕННЫЙ В ОСНОВНОМ ИНВЕНТАРЬЕ МУЗЕЯ ПОД НОМЕРОМ. 12489/4.


Илья Репин и Исаак Бродский в Зимнем дворце, 1917 год за работой над портретом Александра Керенского
Журнал «Огонек», ноябрь 1926 года

Керенский пришел к власти во время Февральской революции 1917 года.

он занимал ряд руководящих постов во Временном правительстве, последовательно продвигаясь от министра юстиции до военного и морского министра, премьер-министра и, наконец, Верховного главнокомандующего русской армией.

Период правления Керенского был коротким, но насыщенным событиями. Он был глубоко неоднозначной фигурой, которую и художникам, и историкам всегда было очень трудно понять и изобразить.

Керенский редко писал картины. Тем не менее, он был чрезвычайно амбициозным человеком, который любил сниматься и фотографироваться. Его желание быть в центре внимания, должно быть, побудило его рассматривать выдающихся художников своего времени как инструменты для достижения бессмертия. Вспоминается «адвокат» Маяковского в «Хорошо»!

‘Вшит в историю
Пронумерован
И сшит —
Теперь его рисуют
И Бродский, и Репин’.

Сам Репин вспоминает об августовском сидении 1917 года с простой невозмутимостью. «Портрет Керенского написан по наброску, сделанному с натуры в кабинете Николая Второго. Я писал вместе с Бродским… Керенский сел в кресло, залитый солнечным светом, и я написал его таким, каким он был».

Излишне говорить, что выбранное место имело очевидное политическое значение. Новую восходящую звезду изображает в кабинете свергнутого правителя мастер, написавший знаменитое «Торжественное заседание Государственного совета»: все это свидетельствует если не о прямой преемственности Керенского во власти, то, по крайней мере, о высоком статусе его авторитета.

И Репин, и его ученик Исаак Бродский затем закончили портреты Керенского в своих мастерских. Творчество Репина распадалось на несколько этапов. Его портрет был закончен только в 1918 году, когда сам натурщик впал в немилость.

Если любопытна история создания этого портрета, то его дальнейшая судьба не менее драматична. После прихода к власти Советов Финляндия была провозглашена независимой в конце 1917 года. Репин решил остаться в своем знаменитом имении Пенаты в Куоккале, и только в конце 1926, делегация его учеников в составе Бродского, Кацмана и Радимова смогла посетить мастера. Именно тогда Репин передал четыре свои картины, в том числе портрет Керенского, в Музей Революции (так до 1998 года назывался Музей современной истории России). В то время это был один из ведущих музеев страны, с которым были тесно связаны ученики Репина. Любопытно, что портрет Керенского работы Бродского тоже до сих пор хранится в музее — но это уже другая, не менее увлекательная история.

Почему Репин решил передать свой портрет Керенского именно Музею Революции? К 1926 году простого упоминания имени бывшего министра было достаточно, чтобы вызвать проблемы. Но Репину была известна деталь, известная очень немногим: что Керенский буквально приложил руку к созданию музея.

После февральской революции 1917 года демократическая интеллигенция стремилась увековечить дух революции и борьбы за свободу. В начале марта нарком Москвы Николай Кишкин, впоследствии ставший министром правительства, предложил этот вопрос для рассмотрения Временному правительству. Керенский был в числе тех, кто утвердил и подписал решение о создании Музея Революции в Москве. К июлю того же года начался сбор экспонатов. Многие вопросы создания музея обсуждались в здании знаменитого Английского клуба, который с 19 апреля17, здесь также располагался Комитет музеев Москвы. В августе, примерно в то время, когда он сидел у Репина, Керенский произносил в этом здании речь. В 1924 году здесь прошла первая выставка Музея Революции под названием «Красная Москва». С тех пор здание оставалось собственностью музея.

Следуя судьбе картины Репина, история переносится в 1926 год, когда портрет Керенского наконец вернулся в Советскую Россию. В том же году портрет был показан как на Восьмой выставке Союза художников революционной России (АХРР), так и на выставке Музея Революции «Русская революция в искусстве». Репинский портрет свергнутого советской властью премьер-министра вызвал большой общественный интерес и широко обсуждался в прессе. Среди множества критических отзывов заслуживает внимания статья, опубликованная в журнале «Огонёк». Портрет Репина автор называет «самим изображением керенщина» (термин, используемый для обозначения побежденной буржуазной интеллигенции).

После выставки в Музее Революции портрет Керенского был немедленно передан в спецхранение музея, а значит, больше не экспонировался и даже не изучался специалистами.

Но этого было недостаточно: в 1935 году был отдан приказ об уничтожении картины. Как это обычно бывает в таких случаях, портрет был заклеймен как «лишенный художественной ценности». Естественно, это абсурдное заявление не было истинной причиной такого возмутительного решения. Тоталитарный режим отрицал и искажал многие исторические факты, и было немыслимо, чтобы знаменитый мастер Репин, «воспевший пролетариат» и создавший «Бурлаков на Волге», мог также изобразить одного из главных врагов пролетарской революции. . В сложившихся обстоятельствах уничтожить картину было предпочтительнее, чем смириться с таким неудобным фактом.

Однако благодаря сотрудникам музея портрет уцелел. Несмотря на связанный с этим риск, они сняли картину с подрамника и поместили между другими полотнами в спецхранилище, надеясь, что ее не обнаружат. Их план удался: экспонат был признан уничтоженным, и интерес к его дальнейшему существованию в коллекции музея не проявлялся.

С приходом гласности и перестройки были вновь открыты многие спецхраны. Так, в Музее Революции было обнаружено большое количество экспонатов, числящихся уничтоженными или отправленными в другие учреждения. Среди них был портрет Керенского работы Репина.

В 1992 году портрет реставрирован. Сразу после этого он был показан на организованной музеем выставке «Лица эпохи: 1917–1985». Здесь собраны портреты наиболее значимых деятелей русской и советской истории ХХ века. Портрет Репина вызвал большой интерес как у российских, так и у зарубежных исследователей. Несомненно, возрождение такой работы стало настоящей удачей как для специалистов, так и для любителей искусства.

Тем не менее, выставка выявила существенный недостаток портрета. Нарисованный на линолеуме, его нельзя было экспонировать в течение длительного времени, так как этот особый материал быстро деформируется и крайне тяжело поддается распрямлению.

После еще нескольких выставок в Музее Революции было принято решение полностью восстановить портрет Керенского. В течение 2002 года холст выправляли, красочный слой очищали и закрепляли. Для предотвращения дальнейшей деформации поверхности картины и защиты от сырости была изготовлена ​​специальная рама.

После реставрации картина, ранее считавшаяся несколько мрачной и унылой, вдруг засияла сочными красками и поразительными контрастами. И все же он производит впечатление тяжеловесности: громоздкая, почти объемная форма Керенского вырисовывается перед зрителем с характерной для репинских сюжетов статной лепностью. Безупречная композиция лишь подчеркивает неудобную позу натурщика. Затененные участки разбавлены несколькими светлыми пятнами, а многослойность живописи резко контрастирует с усталым выражением лица человека, отягощенного невыполнимой задачей управления новой, революционной республикой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *