Помешался весь казачий круг атамана больше нет у нас: Есаул сообщает о казни Разина (На заре то было, братцы, на утренней… с нотами)

Содержание

Есаул сообщает о казни Разина (На заре то было, братцы, на утренней… с нотами)

ЕСАУЛ СООБЩАЕТ О КАЗНИ РАЗИНА

На заре то было, братцы, на утренней,
На восходе красного солнышка,
На закате светлого месяца.
Не сокол летал по поднебесью,
Ясаул гулял по насадику.
Он гулял, гулял, погуливал,
Добрых молодцов побуживал:
«Вы вставайте, добры молодцы,
Пробужайтесь, казаки донски!
Нездорово на Дону у нас,
Помутился славный тихой Дон
Со вершины до черна моря,
До черна моря Азовского,
Помешался весь казачий круг,
Атамана больше нет у нас,
Нет Степана Тимофеевича,
По прозванию Стеньки Разина.
Поймали добра молодца,
Завязали руки белые,
Повезли во каменну Москву
И на славной Красной площади
Отрубили буйну голову».

Захваченного в Кагальницком городке Степана Разина привезли в Москву. Он был казнен четвертованием на эшафоте близ Лобного места 6 июня 1671 года.

Исторические песни. Баллады. Сост., подг. текстов, вступ. статья и примеч. С. Н. Азбелева. М.: Современник, 1986

Песня восходит к старинным донским песням о гибели есаула, полковника, атамана.


НА ЗАРЕ БЫЛО

На заре было да на зо1

Да на зореньке,
Ой да, на восходе вот ясного со… ясна солнышка,
Ай, на восходе ясного со…
Ясна солнышка,
Ой, да на закате вот светлого ме… светла месяца,
На закате вот светлого ме…
Светлого месяца,
Ой да, не сокол-то летал по подне… по поднебесью,
Ай, не сокол-то летал по подне…
По поднебесью, —
Ой да, есаул-то гулял по поса… по посадику,
Есаул-то гулял по поса…
По посадику,
Ой да, он гулял, гулял, братцы, ногу… сам погуливал,
Ай, он гулял, гулял, братцы, погу…
Сам погуливал,
Ой да, добрых молодцев, братцы, пробу… сам пробуживал,
Добрых молодцев, братцы, пробу…
Сам пробуживал:
„Ой да, вставайте вы, добрые мо… добры молодцы,
Вставайте, вы, добрые мо…
Добры молодцы,
Ой да, пробуждайтесь, донские каза… ну, казаченьки,
Пробуждайтесь, донские каза…
Ну, казаченьки, —
Ой да, на Дону-то нездорово сде… вот бы сделалось,
На Дону-то нездорово сде…
Вот бы, сделалось:
Ой да, помутился у нас славный Ти… славный Тихий Дон,
Помутился у нас славный Ти…
Славный Тихий Дон,
Ой да, со вершины вниз до синя мо… синя морюшка,
Со вершины вниз до синя мо…
Синя морюшка,
Ой да, что до синего морюшка Азо… до Азовского,
Что до синего морюшка Азо…
До Азовского.
Ой да, помешался, братцы, наш каза… наш казачий круг,
Помешался, братцы, наш каза…
Наш казачий круг:
Ой да, как и нету у нас атама… атаманушки,
Как и нету у нас атама…
Атаманушки,
Ой да, ну, Степана, братцы, Тимофе… Тимофеевича,
Ну, Степана, братцы, Тимофе…
Тимофеевича,
Ой да, по прозваньицу Стеньки Ра… Стеньки Разина,
По прозваньицу Стеньки Ра…
Стеньки Разина, —
Ой да, поймали его, добра мо… добра молодца,
Поймали его добра мо…
Добра молодца,
Ой да, завязали ему руки бе… руки белые,
Завязали ему руки бе…
Руки белые,
Ой да, повезли-то его в кременну, в кременну Москву,
Повезли его в кременну,
В кременну Москву:
Ой да, как на славной было Красной пло… Красной площади
Как на славной было Красной пло…
Красной площади,
Ой да, отрубили ему буйну го… буйну голову».

1 Хор вступает с последнего (усеченного) слога запева.

Записана А. М. Листопадовым в 1937, 1939 гг. от М. В. и А. Д. Безродных, У. Ф. и П. Д. Полугуцевых и других в стан. Старочеркасской (ныне Ростовская обл.). А. Листопадов, Песни донских казаков, под общей редакцией д-ра филолог. наук, проф. Г. Сердюченко, т. I, часть 2-я. Музгиз, 1949, стр. 124-130, № 109.

Русские народные песни о крестьянских войнах и восстаниях. Сост. Б. М. Добровольский и А. Д. Соймонов, общ. ред. и вступит. статья А. Н. Лозановой, муз. редактор Ф. В. Соколов. М.-Л., Издательство Академии Наук СССР, 1956


ТЫ ВЗОЙДИ-КО, ВЗОЙДИ-КО, КРАСНО СОЛНЫШКО

Ты взойди-ко, взойди-ко, красно солнышко,

Над горою взойди,
Эх-да, над высокою,
Над высокою взойди.
Атаман1 гулял да всё по садику,
Он гулял, гулял,
Горе он рассеивал,
Да горюшко рассеивал,
Добрых молодцев да он спробуживал:
„Вы вставайте-ка,
Эх-да, добры молодцы,
Эй, вставайте молодцы,
Пробуждайтеся да от сна крепкого,
Атамана нет,
Эх-да, больше нет у нас,
Атамана больше нет,
Нет Степана у нас да Тимофеича,
По прозванию
Эх-да, Стеньки Разина!».

1 В ряде вариантов: есаул, — Ред.


Записали: текст — Н. П. Колпакова, музыку — Б. М. Добровольский в 1954 г. от ансамбля Уральского народного хора в г. Ленинграде. Фонограммархив Сектора народного творчества Института русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР, магнитофонная пленка № 126. Расшифровка Б. М. Добровольского и Ф. В. Соколова.


Русские народные песни о крестьянских войнах и восстаниях. Сост. Б. М. Добровольский и А. Д. Соймонов, общ. ред. и вступит. статья А. Н. Лозановой, муз. редактор Ф. В. Соколов. М.-Л., Издательство Академии Наук СССР, 1956

5 класс. Урок № 19. Исторические песни. Основные темы

  1. Открытие нового

знания.

Физминутка.

с предложениями простое — сложное

  1. Слово учителя

Не зря говорится: сказка – складка, песня – быль, потому что сказка основана на вымысле, на мечте, а песня – на реальной жизни и невыдуманных чувствах. Русские народные песни бесконечно разнообразны. В каждом песенном жанре отражается какая-то сторона народной жизни: в любовных песнях звучат переживания молодежи; в семейных говорится об отношениях родителей и детей, мужей и жён; в солдатских – о службе, войнах, походах и т.д. А самое главное – песни охватывают жизнь народа целиком, в её прошлом и настоящем.

Что же такое песни как жанр фоольклора?

  1. Особенности исторических песен. Тематика, герои. Работа с источником

информации. Стратегия «Ты – мне, я – тебе». РМ

Наряду с богатырскими былинами, отразившими героическую борьбу русского народа за родную землю, важным видом эпического повествования была историческая песня.

В исторических песнях рассказывается о судьбах русской земли, об исторических событиях и героях, о крупных деятелях, способствовавших в свое время могуществу нашей родины.

Содержание лучших исторических песен проникнуто идеей единства и независимости русской земли, стремлением к борьбе с иноземными захватчиками. Характерной чертой русских исторических песен является оценка происходящих исторических событий, непосредственным свидетелем и активным участником которых был трудовой народ.

Исторические песни отличаются от былин в первую очередь гораздо более точным отражением тех или иных исторических событий. Типичная для былин легендарная фантастика в исторических песнях почти не имеет места. Тексты большинства из них короче былинных; излюбленный в богатырских былинах прием троекратной повторности для них не типичен.

В тематике русских исторических песен отчетливо намечаются две основные линии развития.

Одну из них составляют песни, содержание которых связано с идеей создания крепкого централизованного национального русского государства, с темой защиты русской земли от иноземных захватчиков. Это песни и сказы о борьбе с татаро-монгольским игом, о взятии Казани в 1552 году войсками Ивана Грозного, о Петре I, о великих русских полководцах Суворове и Кутузове, о борьбе русского народа с наполеоновским нашествием в 1812 году, о Севастопольской обороне и о русско-турецкой войне на Балканах.

Другую важнейшую линию развития русского исторического эпоса составляют песни о повстанческой революционной борьбе трудового народа против угнетателей и эксплуататоров, песни, воспевающие вождей и участников крестьянских восстаний. Наиболее яркие песней этой группы связаны с образом вольного казачьего собрания, с казачьего круга», а также с именами Ермака, Степана Разина и Емельяна Пугачева.

Отличительной чертой исторических песен является создание циклов произведений.

Цикл – ряд, совокупность, группа песен, посвящённых какому-либо историческому деятелю.

Наиболее известными считаются следующие циклы исторических песен.

Ранние исторические песни 13-14 века посвящены теме монголо-татарского нашествия.

В 16 веке — в начале расцвета исторической песни – многие песни народ посвятил Ивану Грозному.

В 17 веке создаются песни о Степане Разине – предводителе народного восстания.

В 18 веке были созданы следующие популярные циклы: о Петре Первом, об Емельяне Пугачеве и об Александре Васильевиче Суворове.

Индивидуальное задание (2 человека): подготовить сообщение о поэзии жырау. Стр. 85

  1. Знакомство с содержанием исторических песен

Выразительное чтение и обсуждение исторических песен.

Вопросы к песне «Есаул сообщает о казни Разина»:

  1. К какому времени относится данная историческая песня?

  2. В каких строках песня рисует гибель Разина как тяжкое горе?

  3. Что является основной частью песни?

  4. Какую роль в песне играет описание природы?

Вопросы к песне «Суворов приказывает армии переплыть море»:

  1. К какому времени относится данная историческая песня?

  2. Что явилось причиной задержки русской армии?

  3. Какой выход нашёл Суворов?

  4. Найдите строки, относящиеся к Суворову. Каким предстаёт в песне полководец? Как он относится к солдатам?

  5. В каких строчках передаётся смелость, быстрота, натиск суворовской армии? Как называется этот художественный приём? В каких жанрах он использовался чаще всего?

  1. Сопоставление былин и исторических песен. Диаграмма Венна

Историческая песня

Общее

Былина

Описаны реальные факты, нет ничего фантастического, действие развивается вполне конкретно.

— почти отсутствует рифма, то есть и былина, и народная песня исполняются речитативом;

—общие художественные средства (повторения, сравнения, постоянные эпитеты)

В основе лежит художественный вымысел, время и пространство условное.

небольшой объем

достаточно большой объем

Герой – обыкновенный человек, действительно когда-то живший и прославившийся.

Герой – богатырь, наделенный необыкновенной силой, изображен гиперболично.

Слушают учителя

Работают в парах с раздаточным материалом. Прочитав, рассказывают друг другу прочитанное, помогая друг другу либо вопросами, либо подсказками.

Затем с каждого ряда одна пара представляет изученный материал. Класс делает записи в тетради. Задает по необходимости вопросы

ИЛИ

вопросы задают другие ученики, изучившие этот же материал

два ученика, изучив материал, рассказывают классу

Читают песни, отвечают на вопросы

Составляют диаграмму сначала в парах, затем обсуждают коллективно

«Реестровых» казаков собрали в круг – Общество – Коммерсантъ

11 казачьих войск, входящих в государственный реестр казачьих обществ, объявили об объединении во Всероссийское войсковое общество. Решение было принято на Большом казачьем круге, прошедшем в храме Христа Спасителя. Единого атамана должен назначить президент. Не входящие в реестр казаки разочарованы тем, что с ними не посоветовались и в объединенное общество не включили.

Делегаты Большого казачьего круга, представлявшие 11 казачьих войск, зарегистрированных в госреестре, одобрили предложенный атаманом Кубанского войска Николаем Далудой проект создания Всероссийского войскового общества. Верховного атамана назначит президент сроком на шесть лет. Высшим органом управления общества будет всероссийский казачий круг. Право созывать внеочередной казачий круг получат верховный атаман и Агентство по делам национальностей (ФАДН). Предполагается создать штаб, начальник которого станет первым заместителем верховного атамана, совет атаманов, совет старейшин и финансовую комиссию. Каждому казачьему войску предложено представить в межведомственную рабочую группу ФАДН свои предложения по организации управления, символам и уставу нового объединения. Осенью господин Далуда предложил созвать второй круг, на котором «утвердить юридические документы».

«Реестровые» казаки считают объединение и единый центр управления полезным, сказал “Ъ” начальник штаба Всевеликого войска Донского Алексей Силантьев. Атаман окружного казачьего общества Крыма Вадим Иловченко пояснил “Ъ”, что «единое руководство поможет решить проблемы»: «Везде разные деньги выделяют. Будет как на Кубани, где казаками занимается вице-губернатор». Его поддержал вахмистр Центрального казачьего войска Сергей Баклыков: «Будет единое решение принципиальных вопросов, по законодательству, несению службы, в том числе по расширению полномочий, чтобы при охране правопорядка можно было использовать спецсредства». Вахмистр Севастопольского войска Алексей Дробов считает, что «надо еще обсудить, какой будет форма единого руководства, а там посмотрим».

По переписи населения 2010 года казаков в РФ 67,5 тыс. Глава президентского совета по делам казачества Александр Беглов считает, что их 6 млн, из них в реестр вошли 500 тыс.

Об этом “Ъ” рассказал один из атаманов, присутствовавший в среду на закрытом совещании у господина Беглова. О необходимости регистрации в реестре «казачьих обществ, члены которых взяли на себя обязательства по несению государственной службы», говорится в законе «О госслужбе российского казачества». Атаман нереестрового Войска Донского Игорь Мартынов пояснил “Ъ”, что в их войске — родовые казаки, а «реестр подменяет казачьи традиции, потому что в него могут войти все кто угодно, даже не казаки». На казачьем круге, по его мнению, должны быть «все казаки, независимо от реестра, делегаты на него должны избираться от каждого общества»: «В Москве определили квоты, пригласили своих, не было создано рабочей группы, программа не обсуждалась. Пока не будет порядка, равного отношения ко всем казакам, в реестр не войдем». Не приехал в Москву атаман Союза российских казаков Павел Задорожный. Глава ФАДН Игорь Баринов пояснил “Ъ”, что «казаки из Союза российских казаков решили, что их попытаются силой загнать во всероссийское общество».

Атаман Союза казаков-воинов России и зарубежья (СКВРЗ), депутат Госдумы Виктор Водолацкий был разочарован: «Здесь создают общество только реестровых казаков. Я хотел услышать об объединении всех, чтобы нереестровые могли проходить госслужбу». Атаман Томского подразделения СКВРЗ казацкий генерал Николай Шахов считает, что власть пытается «подстроить 5,5 млн нереестровых казаков под 500 тыс. реестровых», Александр Беглов, по его словам, «предложил накануне всем подчиниться, иначе — пеняйте на себя». «Объединяться надо, но надо знать, на каких условиях, зачем входить в реестр. Нас не спросили. Вся эта шумиха с кругом, созданием всероссийского общества просто предвыборная акция»,— сказал господин Шахов.

Наталья Городецкая

Читать онлайн «Необычное литературоведение» автора Наровчатов Сергей Сергеевич — RuLit

Образ былинного князя вобрал в себя черты, по крайней мере, двух исторических лиц — Владимира Святого и Владимира Мономаха, разделенных почти полуторастолетним промежутком. Наложились на него и черты Ярослава Мудрого, при котором расцвет Киевской Руси, относительная стабилизация ее внутреннего и внешнего положения выразились наиболее явственно. Присоединились к образу воспоминания о других князьях, запомнившихся народу не всегда с лучшей стороны, — в ряде былин Владимир вопреки его традиционной репутации щедрого и великодушного князя рисуется корыстным и завистливым правителем. Одним словом, это собирательный образ, и нам не приходится удивляться, что со Владимирова двора богатыри направляются на сечу с татарами, когда, по всем историческим данным, о татарах не было еще и помину.

Великая обобщающая сила былин сжала три века русской истории в одно целое, взяв самые характерные черты для создания широкой картины народной жизни в ее начальную пору. Эта начальная пора приобрела в сознании народа идеальный рисунок, соответствовавший не только представлениям прошлого, но и чаяниям будущего. Такой рисунок отметил и облик действующих лиц. Эпопее-былине казался прозаичным и узким даже исторический Добрыня, с его бесспорно яркой биографией, и она наделила его сверхъестественными качествами, более соответствующими идеальному облику защитника русской земли. Былина никак не заинтересовалась метаморфозой, происшедшей с реальным Василием Буслаевым. Буйный ушкуйник в ее глазах больше выражал дух новгородской вольницы, чем благочестивый посадник.

Историческая песня куда ближе к исторической действительности. Иван Грозный в ней останется Иваном Грозным и никогда не соединится ни с Федором Иоанновичем, ни с Алексеем Михайловичем.

Взятие Казани Грозным не преобразуется во взятие Астрахани Разиным, татары не смешиваются с поляками, а поляки с турками — внешние неприятели той поры четко разграничиваются. Действие прикрепляется к определенной местности — это уже не просто степь половецкая, не обобщенный стольный град, но известные по историческим событиям места: Азов и Саратов, Яик и Дон, Соловецкий монастырь и Черкасский городок.

Чрезвычайно самостоятельна и особна в своих оценках людей и событий историческая песня! Невероятной силой воздействия обладала в старину религия, и анафема, возглашавшаяся с церковных амвонов мятежному казаку, должна, казалось бы, навек отвратить народ от его имени. Но не анафемствовали, а славили песни Стеньку Разина, величали его уважительно Степаном Тимофеевичем, восхищались его силой и удалью, хвалили его великодушие и справедливость. И не мутной струей горечи, которую могла бы вызвать конечная неудача знаменитого атамана, а чистым потоком величавой печали была омыта весть о конце народного любимца.

На заре то было, братцы, на утренней, На восходе красного солнышка, На закате светлого месяца, Не сокол летал по поднебесью — Есаул гулял по-на садику. Он гулял, гулял, погуливал, Добрых молодцов побуживал: «Вы вставайте, добры молодцы, Пробуждайтесь, казаки донски! Нездорово на Дону у нас! Помутился славной тихой Дон Со вершины до Черна моря, До Черна моря, до Азовского. Помешался весь казачий круг, Атамана больше нет у нас, Нет Степана Тимофеевича, По прозванию Стеньки Разина. Поймали добра молодца, Завязали руки белые, Повезли во каменну Москву И на славной Красной площади Отрубили буйну голову».

Четко особен взгляд народной песни на личность Ивана Грозного. Он резко отличается от взгляда, выработанного историей и основанного на свидетельствах современников. Перечитайте песни о нем, и вы подивитесь облику, который из них возникает. Это воистину грозный царь, но в самой его грозности заключено жестокое обаяние. Последняя земная инстанция, он кладет предел личной воле человека, соразмеряя ее с незыблемым законом государственного устройства. Закон жесток, и равновесие противоречивых сил достигается железом и кровью. Он в этих целях равно обрушивается порой на правого и виноватого, но его, как говорится, не перейдеши.

Вы не обнаружите здесь ни рабского подобострастия, ни рабского страха. Вспомните Степана Парамоновича, его отношение к грозному царю в «Песне про купца Калашникова». Лермонтов глубоко проник в недра народной психологии, усвоил взгляд на далекие события, смыкающийся со взглядами народа.

Степан Разин и Иван Грозный — два полюса исторической песни, между которыми располагается ее событийное пространство. Почти абсолютная свобода и почти абсолютная власть нашли в этих образах завершенное воплощение.

Заступник или разбойник? (Разин у В. Шукшина и в фольклоре) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

ЗАСТУПНИК ИЛИ РАЗБОЙНИК? (РАЗИН У В. ШУКШИНА И В ФОЛЬКЛОРЕ)

Е.Л. Стрыгина

Strygina E.L. A protector or a robber? (Rasin in Shukshin’s works and in Russian folk — lore). Rasin in Shukshin’s prose accepted many elements of the Russian folklore prototype. Like in historic folk songs about the free Don leader, Shukshin’s main character is depicted as a freedom — loving, fair and strong — willed, inflexible man. Shukshin worked both under the influence of research source — books and fiction literary tradition.

Список писателей, обращавшихся к осмыслению разинской темы, несомненно, велик. Он включает значительный круг известных имен, среди которых М. Цветаева, А. Чапыгин, Ст. Злобин, В. Шукшин. Различные поколения в зависимости от своего исторического мировидения по-разному воспринимают историческую фигуру Разина, обладающего не только светлыми свойствами — чувством товарищества, стремлением к справедливости, независимостью, отважной силой духа — но и темными сторонами характера: крутым нравом, вспыльчивостью, жестокостью. Разин, крестьянский предводитель, заступник слабых и обездоленных, становится для В.М. Шукшина самым притягательным и интересным образом в русской истории. Писатель на протяжении всего творчества пытался разрешить важнейшие, на его взгляд, жизненные ситуации, в эпицентре которых почти всегда оказывается главный герой, находящийся в непрекращающейся схватке за правду.

«Образ Степана Тимофеевича Разина, -справедливо отмечал Л.И. Емельянов, — занимал Шукшина давно. И поначалу, вероятно, не как образ героя будущего романа, а как личность, как некий пока еще не вполне определенный, но как бы предощущаемый, предчувствуемый нравственный эталон, лишь отдельными своими сторонами соотносимый с реальной действительностью» [1].

В.М. Шукшин стремится к переосмыслению образа Разина и его эпохи. Опираясь на народную память, писатель пытается изобразить прежде всего человека с присущими ему земными страстями и желаниями. Степан Разин — яркая, индивидуальная личность с присущей ей беззаветной храбростью, непосредственным характером и сильной волей. Этот образ проходит через все творчест-

во писателя от первого сборника «Сельские жители», где помещен рассказ «Стенька Разин», до киносценария и романа «Я пришел дать вам волю».

В. Юдин, исследуя шукшинского Разина, замечает: «Взаимоисключающие полярности скрестились в душе Степана: раскаленная до предела ненависть к угнетателям и беззаветная любовь к угнетенным. На этом контрасте -основном художественном принципе раскрытия героя — высвечивается его незаурядная личность» [2]. Народ чувствовал в Степане непреодолимую силу, смелость, могучее стремление к воле. Взамен за неисчерпаемое доверие Разин отдал полностью себя простому люду, не отрекаясь от тяжкого креста до конца, обрекая себя на публичную казнь.

Шукшин, ощутивший на себе антикре-стьянские акции власти 1930-1950-х гг., вероятно, не без оснований, полагал, что образ крестьянского заступника по-прежнему живет в народе, беспредельно дорог и любим. Но, по его мысли, о настоящем Разине люди знают поверхностно. Отсюда и вытекает необходимость адекватного воссоздания образа народного любимца без преувеличения и фальши — такова была позиция Шукшина. Писатель подробно изучал историю, связанную с эпохой Степана Тимофеевича, собирал материалы о крестьянском восстании. В доме его матери находились редкие книги, в основном изданные в XIX — начале XX вв., относящиеся непосредственно к разинской теме. Также Шукшин опирался и на народное представление о некоторых событиях, отраженных в фольклоре. Вероятно, Шукшин не мог равнодушно пройти мимо исторической песни «Разин и воевода», вобравшей в себя меткие словесные зарисовки, наделившей Разина способностью к волшебству: его не

берет никакая сила. Воспетый народом атаман обладает необыкновенной мощью, смелостью и отвагой:

«Они пушки бы заряжали и по Стеньке бы стреляли. Что возговорит Стенька Разин городскому да воеводе: «И вы пороху не теряйте и снарядов не ломайте,

Меня пулечка не тронет, меня ядрышко не возьмет» [3].

При создании рассказа «Стенька Разин» (1962) Шукшин, как представляется, во многом опирался на песенный образ Степана Тимофеевича. Исторические песни оставили неизгладимый отпечаток в памяти русского народа. Они выполняли вполне определенные функции: вдохновляли на новые подвиги и сохранялись людьми, воспринимающими песни как многовековую национальную традицию. «Историческая песня, — отмечает Т.В. Зуева, — фольклорная эпическая, лироэпическая или лирическая песня, содержание которой посвящено важному событию или значительному лицу русской истории и выражает национальные интересы народа, его идеалы. Она обращена к военно-героической теме и к теме народных движений» [4].

Народ слагал песни об ожесточенных схватках, заканчивающихся зачастую победой низов, верующих в светлое, безмятежное будущее, питающих надежду на то, что придет человек, который воплотит их сокровенные мечты в реальность. Им оказался Степан Разин. В фольклоре существует целый цикл песен о разинском восстании. Почти все они принадлежат к лирическому жанровому типу. Разинский фольклор в силу своей художественной значимости привлекал внимание ряда поэтов. В XIX в. появляются народные песни литературного происхождения: «Из-за острова на стрежень…» Д. Садовнико-ва, «Утес Стеньки Разина» А. Навроцкого, «Казнь Стеньки Разина» И. Сурикова. Некоторые исторические эпизоды, упоминающиеся в песнях «Из-за острова на стрежень», «Разин и казачий круг», затрагиваются и в известном рассказе В.М. Шукшина. Его главным героем является не Разин, а талантливый деревенский скульптор Васека, занимающийся резьбой по дереву.

«Он любил свои родные края, горы свои, <…>, мать… всех людей. И любовь эта жгла и мучила — просилась из груди. И не понимал Васека, что нужно сделать для людей. Чтобы успокоиться» [5].

В его личности акцентируется художественная одаренность, талантливость как неоспоримо важная грань народного характера. Ведь талант в народном понимании является национальной приметой русского человека. Главной задумкой Васеки была идея вырезать из дерева фигуру Степана Разина, о котором ему много рассказывал учитель истории Захарыч.

Л.И. Емельянов справедливо замечает: «Определенные черты нравственного облика Разина, составляют круг идеалов такой личности, как Васека. Эту личность и рисует Шукшин — личность сильного талантливого, своенравно-независимого человека, которому в Разине, точнее, в том идеальном образе великого атамана, который сложился в его воображении, более всего дороги справедливость, великодушие, огромная, беззаветная любовь к людям» [1, с. 121].

Захарыч любил рассказывать некоторые эпизоды из жизни Степана Разина:

«- …Мужик он был крепкий, широкий в плечах, легкий на ногу… чуточку рябоватый. Одевался так же, как все казаки. <…> Это ж был человек!.. Раз попали они так, что жрать в войске нечего. <…> И увидел Стенька: один казак совсем уж отощал. <…> Стенька толкнул его — подает свой кусок мяса.<…> Тот видит, что атаман сам почернел от голода. «Ешь сам, батька. Тебе нужнее.<…> Тогда Стенька как выхватил саблю — она аж свистнула в воздухе. <…> Я кому сказал: бери!» Казак съел мясо» (т. II, с. 22).

Образ Разина строится на гиперболе, как и в фольклоре: «как развернется, как глянет исподлобья — травы никли». Аналогичный пример гиперболизации можно увидеть в эпизоде из былины «Илья Муромец и Соловей — разбойник»:

И от него ли — то от посвисту соловъяго, <… >

То все травушки — муравы уплетаются,

Все лазуревы цветочки отсыпаются,

Темны лесушки к земли ecu приклоняются… [6].

Но если в фольклоре такого рода гиперболизация связана с отрицательным персонажем (Соловей-разбойник), то в рассказе Шукшина прием направлен на воссоздание образа народного заступника. Страх перед атаманом и боязнь потерять единственного защитника обращались среди казаков-повстанцев в трепет перед его фигурой.

Интересно, что главную, отправную деталь портрета Разина ((Мужик он был крепкий»), как и некоторые характеристики личности, Шукшин, вероятно, почерпнул в исторических источниках. У историка С.М. Соловьева в его «Истории с древнейших времен» (1851) находим следующие строки: «Был в донском войске козак известный, ловкий, Степан Тимофеевич Разин, был он росту среднего, крепкого сложения, лет около сорока» [7].

У историка Н.И. Костомарова в труде «Бунт Стеньки Разина» (1858) можно найти аналогичную деталь образа атамана: «Стенька Разин был человек крепкого сложения необыкновенно предприимчивый и деятельный, человек непреодолимой воли; <…> своенравный и непостоянный, <…>, то мрачный, то суровый, то разгульный до бешенства» [8].

Однако литературное выражение человек «крепкого сложения» трансформируется у Шукшина, надо полагать, под воздействием фольклорной поэтики, разговорной языковой стихии в сказовое «мужик он был крепкий». Смысл остается прежним, форма выражения адаптируется к фольклорно-сказовой.

Образ Степана Тимофеевича, окруженный многовековой славой, беспредельной любовью, ярко и красочно воспет в фольклоре. Примером может служить песня «Разин и казачий круг»:

…Породился удалой доброй молодец,

По имени Степан Разин Тимофеевич.

В казачий круг Степанушка не хаживал,

Он с нами, казаками думу не думывал,

Ходил, гулял Степанушка во царев кабак,

Он думал крепку думушку с голутьбою:

«Судари мои братцы, голь кабацкая!

Поедем мы, братцы, на сине море гулять… [9].

Степан именуется «удалым», «добрым» молодцем, который знается с бедным людом, не гнушается общением с ним, называет своими «братцами».

По описаниям учителя Захарыча Разин одевался просто, без излишеств, как и все казаки. Не любил дорогую парчу и прочую роскошь в одежде. Но в следующим эпизоде из песни «Разин на Каспийском море» атаман проявляет интерес к нажитому добру:

Ах, как бы нам добиться до тихих мест,

Что до той ли до проточинки Червонныя,

Как до славного до острова Кавалерского.

Ах, там ли нам, братцы, дуван делить,

Нам атласу и бархату по размеру всем,

Золотой парчи по достоинствам… [9, с. 156].

Но Степан делит добытое богатство между казаками, никого не обходя стороной. Это соотносится с тем эпизодом в шукшинском рассказе, в котором атаман отдает свой кусок мяса измученному голодом товарищу. Нужно заметить, что на первом месте у атамана всегда оказывалось казачье товарищество. Ради него атаман порой действовал вразрез со своими интересами и желаниями. Примером того может служить эпизод с плененной княжной, задействованный Шукшиным в рассказе.

«Васека, с повлажневшими глазами слушал.

— А княжну — то он как! — тихонько, шепотом, воскликнул он. — В Волгу взял и кинул…» (т. II, с. 22).

С.М. Соловьев и Н.И. Костомаров, описывая события, связанные с Разиным, не обходят стороной эпизод, имеющий непосредственное отношение к плененной княжне. У С.М. Соловьева читаем: «Однажды Разин катался по Волге; подле него сидела его наложница, плененная персиянка, ханская дочь, красавица, великолепно одетая. Вдруг пьяный атаман вскакивает, хватает несчастную женщину и бросает ее в Волгу, приговаривая: «Возьми, Волга-матушка! Много ты мне дала серебра и золота и великого добра, наделила честью и славою, а я тебя еще ничем не поблагодарил!» [7, с. 286].

У Костомарова находим почти аналогичные строки: «Ах, ты, Волга-матушка, река великая! много ты дала мне злата и серебра и всего добраго; как отец и мать славою и честью меня наделила, а я тебя еще ничем не поблагодарил, на ж тебе, возьми!» [8, с. 331].

Характерно, что оба историка в своем описании используют фольклорные изобразительно-выразительные средства (риторическое обращение, эпитет «матушка», обращенный к Волге). Предположим здесь, что не только русская литература, но и русская историческая наука, связанная с темой Степана Разина, опирается часто на фольклорные источники.

Эпизод с персиянкой оказался в основе сюжета песни «Из-за острова на стрежень…» (1883) Д.Н. Садовникова:

Из-за острова на стрежень, <… >

Выплывают расписные Острогрудые челны.

На переднем Стенька Разин,

Обнявшись, сидит с княжной,<…>

Позади их слышен ропот:

— Нас на бабу променял, <… >

— Волга, Волга! Мать родная, <…>.

Не видала ты подарка

От донского казака.

Чтобы не было раздора Между вольными людьми,

Волга, Волга, мать родная,

На, красавцу, прими! <…>

И за борт ее бросает В набежавшую волну… [10].

Разину, как истинному казаку, всегда было важно и дорого мнение его друзей, считавших себя вольным, независимым народом. Услышав недовольство и ропот, Степан, ни на минуту не задумываясь, бросает княжну в Волгу, как препятствие товариществу, как дань реке за удачный поход.

В романе «Я пришел дать вам волю»

В.М. Шукшин детально описывает чувства Разина к персиянке: «Персиянка притронулась к нему: она, видно, замерзла. Степан очнулся. — Никак, озябла? Эх, котенок заморский, — ласково и с удивлением сказал он. Погладил княжну по голове. Развернул за плечо, подтолкнул: — Иди спать. А то и правда, свежо у воды-то» (т. I, с. 361).

В необузданном своем порыве Степан совершает порой опрометчивые поступки, несущие за собой смерть, страдания, слезы невинных людей. Эти факты свидетельствуют о вспыльчивом и крутом нраве атамана. Нельзя не согласиться с И.П. Золотусским, отмечавшим: «Разин у Шукшина, заступник и разбойник, самый настоящий волк в мгновенья гнева, а таких мгновений к несчастью, в его слепой жизни было много» [11]. Разбойная натура Разина проявилась, вероятно, в его отношении к плененной княжне: Степан избавляется от нее, считая неподвластным себя никому, тем более женщине.

Интересно соотношение финала шукшинского рассказа с гибелью атамана. Васека целыми днями трудился в мастерской, всю душу вкладывал в работу. И вот, наконец,

наступил тот день, когда сотворенное можно было показать учителю. Васека позвал Заха-рыча и подвел к верстаку: «…Стеньку застали врасплох. Ворвались ночью с бессовестными глазами и кинулись на атамана. <…> Это были богатые казаки. Когда пришлось очень солоно, они решили выдать его. <…> Он кинулся к оружию… но споткнулся о персидский ковер, упал. <…> С великим трудом приподнялся Степан, успел прилобанить одному — другому… Но чем-то ударил по голове тяжелым… Рухнул на колени грозный атаман, и на глаза его пала скорбная тень.

«Выбейте мне очи, чтобы я не видел вашего позора, « — сказал он» (т. II, с. 24).

Для сюжета своей работы Васека выбрал самый трагический момент из жизни Степана -пленение атамана «домовитыми» казаками. Атаман боролся из последних сил, словно разъяренный зверь, загнанный в клетку, уж больно дорога была ему, как истинному казаку, жизнь и свобода, боролся до конца, не желая сдаваться, но победить в этой неравной борьбе было уже не в его силах. Шукшин, как и его герои, скорбит и содрогается там, где историки беспристрастно констатируют «В апреле 1671 года богатые казаки захватили и сожгли Кагальницкий городок. Разин был взят в плен и привезен в Черкасск, затем в Москву, где был казнен на эшафоте возле Лобного места» [12].

Соратники Разина лишаются своего защитника, последней надежды на вольную жизнь. В песне «Эсаул сообщает о казни Разина» можно найти эпизоды, в которых описываются настроения в народе после казни Разина:

Не сокол летал по поднебесью,

Ясаул гулял, гулял, погуливал,

Добрых молодцов побуживал:

«Вы вставайте, добры молодцы,

Пробужайтесъ, казаки донски!

Нездорово на Дону у нас,

Помутился славный тихой Дон <…>

Помешался весь казачий круг,

Атамана больше нет у нас,

Нет Степана Тимофеевича…» [9, с. 291].

Оплакивают Разина не только его соратники, но даже природа («помутился славный тихой Дон»), потерявшая в его лице одного из своих вольных сынов. Шукшинские персонажи действуют, поступают, думают и чувствуют подобно песенным «казакам донским»:

«- Ну как, Захарыч? — Это… Никак. — Заха-рыч сел на лавку и заплакал горько и тихо. -Как они его… а?! За что?..<…> — Слабое тело Захарыча содрогалось от рыданий. <…> Они же дух из него вышибают!.. (т. II, с. 25).

Укорененность В.М. Шукшина в фольклоре, его исторические познания позволили ему воссоздать с уникальной достоверностью прошлое, восстановить в памяти читателя героические и трагические моменты русской истории. В рассказе «Стенька Разин» происходит взаимное наложение времен: прошлое сближается с настоящим и обретает художественное правдоподобие. На протяжении всей драматической русской истории VII-XX вв. в народе складывалось весьма неоднозначное мнение о Разине. Но в памяти большинства народа он остался борцом за волю, за справедливость. Свою безграничную любовь к Разину на протяжении всего творчества подчеркивал и

В. М. Шукшин. Его Разин, как и фольклорный герой, вступает в борьбу с неправдой, умирает за свою и казачью волю, за справедливость.

Стихия устного народного творчества всецело поглощала писателя и была для него не только средством познания реального мира, но и одним из главных источников осмысления народного духа.

1. Емельянов Л.И. Василий Шукшин: Очерк творчества: моногр. Л., 1983. С. 121.

2. Юдин В. Человек. История. Память. М., 1990.

С. 207.

3. Исторические песни. Баллады / сост., подг. текстов, вступ. ст. и примеч. С.Н. Азбелева. М., 1986. С. 238.

4. Зуева Т.В. Русский фольклор. М., 2002. С. 144.

5. Шукшин В.М. Собр. соч.: в 3 т. / сост.: Л. Федосеева-Шукшина. Коммент. Л. Аннинского, Л. Федосеевой-Шукшиной. М., 1985. Т. 2.

С. 22. Далее ссылки на это издание указываются в статье с указанием тома (римскими цифрами), страницы (арабскими цифрами).

6. Былины / сост., автор предисл. и вводн. текст.

B.И. Калугин. М.,1986. С. 116.

7. Соловьев С.М. Соч.: в 18 кн. / отв. ред. И.Д. Ковальченко, С.С. Дмитриев. М., 1991. Кн. 4. Т. 11-12. История России с древнейших времен. С. 278.

8. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М., 1991. Кн. II. Вып. IV и V. С. 326.

9. Русская историческая песня: сб. / вступ. ст., сост., подг. текста и примеч. Л.И. Емельянова. Л., 1987. С. 154.

10. Русские народные песни / под ред. В. Бекетова. М., 1980. С. 41.

11. Золотусский И.П. Монолог с вариациями. М., 1980. С. 88.

12. Большая Советская Энциклопедия: в 30 т. / гл. ред. A.M. Прохоров. 3-е изд. М., 1975. Т. 21.

C. 418.

Поступила в редакцию 19.06.2007 г.

Проза : Историческая проза : XLI. Крестный ход : Иван Наживин : читать онлайн

XLI. Крестный ход

Бежавший во время взятия Кагальника на Волгу Алёшка Каторжный сразу бросился со своими на Астрахань. Федька Шелудяк, царствовавший вместо бежавшего Ивашки Черноярца в Царицыне, наказывал ему во что бы то ни стало поднять астраханцев на новый поход на Москву.

– Только шевельнись чуть, опять всё враз подымется… – бешено сверкая глазами, говорил он. – И главное, только время там никак терять не моги. Васька Ус, слышно, хворает всё, так ты на него не гляди…

Алёшка пригрёб со своими к Астрахани. Там митрополит с попами развёл в народе большую смуту. В конце апреля, в Страстную пятницу, по городу распространился слух, что юртовские татары опять привезли от царя милостивую грамоту к астраханцам, но в город показаться с ней боятся. После долгих криков и споров старшины казацкие разрешили грамоту взять и прочитать её народу, но когда её прочитали, казаки стали кричать, что грамота составлена митрополитом да попами, потому что, если бы была она настоящая, то была бы она за красной печатью. И кричали:

– На раскат митрополита, старого чёрта!..

Плохие вести для них шли отовсюду, и потому митрополит очень осмелел: он обличал, уговаривал и на дерзких даже замахивался, тряся седой головой своей, посохом. Более политичный Иосель – он вынырнул в Астрахани – ласково и убедительно звал казаков удалыми добрыми молодцами, презрительно говорил о Москве и высоко держал знамя казацких вольностей, втихомолку бойко приторговывал рыбой, шёлком, старинным оружием, пухом, драгоценными камнями, мукой и всем, что попадалось под руку. Большинство казаков были уже должны ему – впредь до лучших времён…

А против митрополита озлобление нарастало всё более и более. Но покончить с ним ещё не решались: уж очень сан велик! Федька Шелудяк прислал из Царицына посольство, настаивая, чтобы покончить с упрямым попом. И долго, обсуждая это дело, гудел взволнованный круг.

– Он ссылается грамотами и с Тереком, и с Доном, и с боярами… – кричали казаки. – От него вся и смута идёт… И по какому такому случаю он на круг с хрестом вышел?… Что мы, нехрещёные какие нешто? Такие же православные хрестьяне… На раскат старого чёрта!..

Митрополита сперва тут же, на кругу, раздели священники, а потом на Зелейном дворе палач Ларка стал жарить старика на огне, пытая, с кем он грамотами ссылался и, главное, где его животы и казна. Потом Алёшка Грузинов сбросил измученного старика с раската… Тут же кстати отрубили голову и приятелю Степана, князю С. И. Львову, который до сего времени содержался в тюрьме. После этого составили торжественный круг и на том кругу все, старшины, казаки – донские, астраханские, терские и гребенские – и пушкари с затинщиками, и посадские люди, и гостиные торговые люди, которые уцелели, написали между собой приговор, чтобы жить им всем здесь, в Астрахани, в любви и в совете, и никого в Астрахани не побивать, и стоять друг за друга единодушно, и идти вверх побивать изменников-бояр.

– Эй, попы!.. Прикладывай руку за себя и за своих чад духовных… – крикнул Васька Ус, весь покрытый какими-то язвами, в которых, говорили, были черви. – Живо!.. А то всех перебьём…

Приговор был подписан, казаки торжественно отнесли его в Троицкий монастырь, положили на хранение в ризницу и тотчас же бросились снаряжать струги для похода на Москву. Васька уже не мог из Астрахани двинуться, и место походного атамана с Царицына должен был занять Федька Шелудяк. И казаки разом взяли Саратов, Самару и в июне осадили Симбирск, где воеводой был Пётр Васильевич Шереметев. Переговоры с ним не привели ни к чему, и казаки бросились на приступ, но трижды были отбиты. Шереметев, осмелев, сделал вылазку и наголову разбил воров. Побросав все, даже часть своих товарищей, казаки бросились к Самаре, а оттуда разошлись, кто куда хотел, – только астраханцы с Федькой во главе решили возвратиться в Астрахань.

Москва окончательно потеряла терпение, и бывший симбирский воевода Иван Богданович Милославский с ратною силой выступил водой на низ. Царь дал ему право передать мятежникам его царское прощение: великий государь великие и страшные вины их отпускает не иначе чего ради, а токмо ища погибших душ к покаянию и обращению. И получил воевода на дорогу от царя в помощь икону Пресвятыя Богородицы, именуемая «Живоносный Источник в чудесех».

В отряде Милославского был и молодой Воин Афанасьевич Ордын-Нащокин, исхудавший и горький. Жил он только одной думой: где она, что с ней? Куда занесла ее страшная буря? Поверить, что она каким-то чудом уцелела, было невозможно, и бессонными ночами ему такие мысли приходили о судьбе Аннушки, что он стонал, и не знал, что делать. В Самаре – конечно, она встретила царские войска крестным ходом – во время передышки войск ему удалось напасть на след её: была при Степане, а потом бежала с каким-то жидовином ночью, неизвестно куды. В Саратове – город, конечно, встретил их крестным ходом – тоже была днёвка, но Воин Афанасьевич не нашёл никаких следов ни пропавшей девушки, ни таинственного жид овина и, разбитый, с захолодевшей душой, возвращался к себе на берег, как вдруг его остановила какая-то пожилая монахиня.

– Ты, сынок, не из Москвы ли будешь? – спросила она.

– Из Москвы… – отвечал он.

– Ах, родимый, у нас в скудельнице монастырской девица из Москвы лежит, одна-одинёшенька, никого из сродственников нету… – сказала монахиня. – Нельзя ли как объявить в войске, поспрошать, может, есть кто из её близких…

– Как зовут её? – спросил Воин Афанасьевич, чувствуя, как его сердце замерло и остановилось.

– Аннушкой зовут её, родимый, Аннушкой, покойного самарского воеводы Алфимова дочка… – сказала монахиня. – Да что ты, Господь с тобой?!

– Веди меня к ней скорее, мать!.. – едва выговорил он. – Скорее!..

Монахиня широко перекрестилась.

– Господи Исусе Христе!.. Да уж я не знаю как…

– Веди скорее!..

– Да ведь, родимый мой, плоха она очень… Уж и не бает совсем…

– Да не терзай ты меня, мать!.. – воскликнул Ордын страстно. – Веди же…

Сводчатый полутёмный коридор. Торжественно пахнет ладаном и воском. Чёрные монахини низко кланяются молодому воину… Отворяется дверь. На низкой, широкой скамье лежит что-то плоское и прозрачное. И – синие бездны…

Он зашатался.

Аннушка строго нахмурила свои тонкие брови, с усилием всматриваясь в его смуглое, перекошенное страданием лицо. И вдруг синие бездны начали проясняться, теплеть и в углах, у белого, точёного носика налились две огромные капли. Монахиня тихо отёрла слёзы, – они налились опять и опять. И, не отрываясь, смотрели в его лицо синие глаза, и разрывалась душа на части болями острыми, нестерпимыми, нечеловеческими.

– Аннушка… – едва выговорил он.

Тень улыбки скользнула по бледным губам. Говорить она не могла. Говорили только её глаза…

Рыдая, он упал к её одру, приник на мгновение лбом к её прозрачной руке и снова, оторвавшись, стал смотреть в глаза, и снова прижался лицом к ней… Страшный, как ночной набат, кашель потряс её пустую, гулкую грудь, из угла рта протекла на подушку струйка крови, и синие глаза, не отрываясь от его лица, стали стыть, заволакиваться, уходить… И по прелестному личику тихо разливалось выражение какого-то неземного покоя и нежности…

Вдоль берега, у стругов, уже пели настойчиво, повелительно медные рожки, призывая в поход…

Ордын не помнил, как очутился он на своём струге. Он не видел ни Волги солнечной, ни зелёных берегов, ни бегущей на низ флотилии, – для него весь мир был одной сплошной чёрной дырой, полной боли и рыданий. С ним заговаривали – он смотрел сумасшедшими глазами и ничего не понимал. На него дивились, перешёптывались, покачивали головами. Он сидел на носу один, смотрел в играющие волны, а сзади него солдаты тихонько напевали новую московскую, такую унывную песню:


Схороните меня, братцы, между трёх дорог,
Меж московской, астраханской, славной киевской,
В головах моих поставьте животворный крест,
А в ногах мне положите саблю вострую…
Кто пройдёт или проедет, остановится,
Моему животворному кресту помолится,
Моей сабли, моей вострой испужается:
Что лежит тут вор удалый, добрый молодец,
Степан, Разин по прозванью, Тимофеевич…

В Царицыне, конечно, встретили московскую рать крестным ходом. А в последних числах августа Милославский обложил Астрахань. В городе начался голод.

Появились перебежчики. Их кормили, поили, ласкали. Поэтому число их увеличилось. Казаки хотели было перерезать в Астрахани вдов и сирот всех ими казненных, но – это было уже невозможно. И всего больше помешал этому Иосель.

Иосель бойко торговал мукой, пухом, драгоценными вещами, старьём, птицей, давал деньги взаймы и уже строгонько покрикивал на казаков.

– Пхэ!.. И что они из-под себя думают?… Захватили какую-то паршивую Астрахань и думают, что завоевали всё царство Московское… – говорил он страшно убедительно. – И что вы хотите: чтобы в Астрахани были свои порядки, в Царицыне свои, в Казани свои, а в Москве опять свои? В государстве должен быть порядок, чтобы можно было торговать, всюду ездить, делать дела… А эти добры молодцы думают, что они Бог знает каких делов накрутили, а на самом деле одна глупость и необразованность… Конечно, вольности казацкие, я не говорю, но надо же и торговать…

– Вот проклятый!.. – смущённо бурчали казаки. – И туды крутит, и сюды, и никак в толк не возьмёшь, чего он хотит…

А другие, потолковее, предостерегали:

– Опасайся, ребята: что-то наш Иосель переменился…

С Дона прибыло тайно посольство. И там дела были невеселы. Всего хуже было то, что атаман Корнило Яковлев и Михайло Самаренин возвратились на Дон не одни, а со стольником Косоговым, который вёз казакам милостивую грамоту, хлебный и пушечный запас и денежное жалованье. Казаки крепко запасу обрадовались: на Дону благодаря всей этой смуте было голодно. Косогова сопровождали рейтары. И чтобы почтить Москву, казаки встретили царского посла за пять вёрст от Черкасска, в степи.

По обычаю, собрался круг. Косогов – чистяк и краснобай, державшийся очень уверенно, – сообщил казакам, что Корнило Яковлев и Михайло Самаренин дали в Москве за всё казачество обещание принять присягу на верность великому государю. Старики и вообще домовитые казаки с большой охотой согласились, но молодежь и беднота подняли шум.

– Мы рады служить великому государю и без крестного целования… – кричали они. – А крест целовать незачем…

Три раза собирался круг, а столковаться всё никак не могли. Наконец, старики постановили: кто на крестное целование не пойдёт, того казнить смертью по воинскому праву казацкому и пограбить его животы, а пока не дадут все крестного целования, положить крепко заказ во всех куренях не продавать ни вина, ни другого питья, а кто будет продавать, того казнить со всей жесточью.

Этого казаки уж не выдержали, и 29-го августа попы привели к присяге атамана и всех казаков перед стольником царским и его дьяком.

– А теперь, казаки, – крикнул довольный Косогов, – сослужите великому государю службу: идите под Астрахань чинить над ворами промысел…

– Радостным сердцем пойдём!.. – закричали казаки посмышлёнее. – Будем всей душой служить великому государю…

Но через некоторое время к стольнику явились старшины: они только что прослышали, что крымский хан готовится со сто тысячной ордой напасть на Азов, и потому им никак невозможно покинуть Дон без защиты. Стольник вынужден был принять это к сведению и руководству…

Замутился астраханский круг, когда донские послы закончили свою печальную новость…

– Сволочи!.. – сплюнул кто-то.

– Вольному Дону аминь… – подвёл итог другой.

– Ну и москвитяне, чтобы им…

– Всё кончал!.. – сказал Ягайка.

Он снова был в Астрахани. «Наша совсем заболталась… – объяснял он. – Не хочит псом сидеть – туды-сюды гулять хочит…»

И Федька Шелудяк прямо с круга пошёл в Троицкий монастырь, где хранился приговор астраханцев о взаимной поддержке, о вольностях казацких, о походе на Москву, и с перекошенным лицом на глазах всех изорвал его и бросил в грязь…

Астраханцы совсем пали духом. В кружалах шло мрачное пьянство. Иосель был чрезвычайно озабочен и строго покрикивал на казаков: самые несообразные люди – пхэ!.. – и придумали какие-то там дурацкие вольности… Вот Москва – это да, с Москвой всякий порядочный человек торговать может…

Приказные, несмотря ни на что, писали себе и писали…

26-го ноября к воеводе Ивану Богдановичу Милославскому явилась депутация: Астрахань сдаётся…

Торжествующий Милославский тотчас же приказал строить через проток мост для торжественного входа в Астрахань царских войск, и через сутки мост был готов.

В строгом порядке выстроились войска. Все ратные люди были пешем, в самых лучших одеждах и без шапок. Воевода поднял шестопёр. Стукнула пушка, заиграли трубы, забили барабаны и тулумбасы, зазвонили в Астрахани красным звоном колокола, и многоцветная река силы московской устремилась через мост в город. Впереди войска попы шли с пением молебным, а за ними воевода с иконою Пресвятыя Богородицы «Живоносный Источник в чудесех». А навстречу москвитянам, в предшествии сверкающего ризами и хоругвями крестного хода, шли астраханцы, все до единого. И когда подошли горожане поближе, все они шарахнулись на колени и завопили о пощаде.

– По милости великого государя, – торжественно и громко сказал воевода, – вам всем, всяких чинов людям, кто был в воровстве, вины отданы и вы государской милостью уволены…

В ликующем колокольном звоне, при радостных кликах счастливых астраханцев, при пении молебном не-престающем, войска снова двинулись в город. Воевода прежде всего вошёл в собор и поставил там икону свою. Потом принял он печать царства Астраханского, Приказную избу и, осмотрев все укрепления, расставил по стенам караулы. Никто не был не только казнён, но даже задержан. Даже Федька Шелудяк и тот остался на свободе и жил на воеводском дворе.

По обычаю доброго старого времени, вся старшина казачья должна была, конечно, поднести новому начальству любительные поминки. Так, Иван Красуля, раньше начальник стрельцов астраханских, а потом один из воровских атаманов, поднёс воеводе ту драгоценную шубу, которую получил от Степана во время пьянства князь С. И. Львов, и саблю, тоже принадлежавшую Львову. Другие поднесли воеводе кто шапку горлатную лисью, кто перстень с камнем драгоценным, кто панцирь цареградский, кто пищаль турецкую, а Алёшка Грузинов, тот, что митрополита под раскат пустил, тот ловко отделался тем, что раздал кафтаны да шапки приказным и получил отпуск на все четыре стороны. Монахи за своё шатание и сношения с ворами платились саженными осетрами и прямо божественной икрой. Казаков одолевала нищета: добытое всё было давно пропито и заложено у Иоселя, а остатки пошли начальству на поминки. Многим беглым, кроме того, не хотелось возвращаться к прежним господам, где их ждали только нещадные батоги. И потому казаки, чтобы устроиться в жизни посолиднее, посытее, потеплее, отдавались в холопы воеводе, дьякам, подьячим и стрелецким головам…

Иосель получил большой подряд на поставку для государевой армии всякого продовольствия и уже сносился грамотами с московским торговым человеком, Иваном, сыном Ивановым, Самоквасовым о закупке для Самоквасова всего улова по учугам. Писал Иоселю и сам именитый гость Василий Шорин о больших делах. Иосель метался как неприкаянный по городу, недосыпал, недоедал и убедительно говорил, что для великого государя он и жизни не пожалеет…

Раз, чтобы закупить для войска рыбу, отправился Иосель на учуги. Там, пока он осматривал товар и упорно торговался, гребцы его перепились чуть не до потери сознания: скучал простой народ эти дни крепко. А Иоселю нужно было проехать и на соседние острова. Делать нечего, взял он на учуге маленький челночок и поехал по промыслам один, – Иосель был парень смелый. И вдруг он почувствовал, что он в камышах заблудился. Он тревожно завертелся туда и сюда, но, кроме неба и камышей, вокруг ничего не бьшо… Он причалил к небольшому плоскому островку и только хотел было вылезти на берег, чтобы осмотреться, как увидал на отмели у самой воды – человеческий череп. Он подошёл ближе: то был труп какой-то богатой, судя по истлевшим одеждам, женщины, который прибило сюда волнами. И вокруг черепа по песку легло – точно слёзы застывшие – ожерелье жемчужное, а пониже, на груди, искрилась большая бриллиантовая звезда с огромным сапфиром посередине. Иосель так и обомлел и дрожащими руками, боязливо оглядываясь по сторонам, схватил и звезду, и ожерелье, а потом, спрятав их, стал осторожно перебирать истлевшие ткани: нет ли еще чего… И нашёл он ещё несколько перстней драгоценных и тяжёлое запястье, всё индийскими сапфирами – да какими, чуть не в орех!.. – усыпанное…

И, убедившись, что больше на трупе ничего нет, Иосель торопливо поплыл протоками дальше. Он не помнит, как он и на учуги опять выплыл…

И с той поездки стал он покрикивать на казаков ещё строже…

Ранней весной московская армия пошла обратно, а казаки на Дон, и, когда шли струги московские по Волге вверх, казаки, и солдаты, и стрельцы, завороженные тихим весенним вечером, унывно, с душой напевали новую, неизвестно кем сложенную песню:

Замутился тихий славный Дон От Черкасска до Черна моря, Помешался весь казачий круг: Атамана боле нет у нас…

– Гожа песня… – с убеждением тряхнул головой князь Иван Пронский, который вёл войска вместо Милославского, оставшегося в Астрахани воеводой. – Пра, гожа…


Нет Степана Тимофеича, —

продолжали казаки, стрельцы и солдаты унывно, с душой:


По прозванью Стеньки Разина…
Поймали добра молодца,
Завязали руки белые,
Повезли во каменну Москву
И на славной Красной площади…
Отрубили буйну голову…

Казачий фольклор Урюпинского района | Образовательная социальная сеть

Содержание:

 

1.   Введение                                                                                                         3 стр.

2.   Язык  казачий,  народная  речь                                                                     5 стр.

3.   Казачьи  сказки  и  побасенки                                                                        7 стр.

4.   Военно – историческая  тема  в  песнях  казаков                                      10 стр.

5.   Казачьи обрядовые песни                                                                             13стр.

6.   Казачий  театр                                                                                              15 стр.

7.   Заключение                                                                                                   18 стр.

8.   Список  использованной  литературы                                                        19 стр.

9.   Приложение                                                                                                  20 стр.

 

Введение.

По всей  нашей  большой  земле, по городам  и  селениям  рассыпаны  необычайные  драгоценности, неувядаемые  жемчужинки — произведения  устного  поэтического  народного  творчества.  Зародившись  десятки, сотни  лет  назад, они и поныне, живут в народе.  Ярко  светятся,  вызывая у нас  эстетическое  наслаждение, поражая  глубоким  умом, легкостью, красотой.  Жемчужинки  эти – песни, сказки, былины, загадки и поговорки – устно и письменно  передавались  от  поколения к поколению.  Одно  из  наиболее  ярко  выраженных  течений  народного  творчества  является  казачий  фольклор.  Фольклор  в  переводе  с  английского  значит: «мудрость». Казачий фольклор  отличается  необычайным  богатством  и  своеобразием  форм, тем, сюжетов, героев.  Фольклор  прошёл  тысячелетний  путь  развития  и  отразил  труд  и  быт, представления  и  идеалы  казачьего  народа  в  его  историческом  изменении.

        Гипотеза: казачье народное творчество — мудрость, накопленная веками. Казачий фольклор – богатейший кладезь творчества, высочайшего вдохновения. В нем вся жизнь народа, его радости и боли, думы о будущем. Удивителен фольклор, но что мы знаем о нем, живя в казачьем крае?

        Казачий фольклор — это огромное разнообразие жанров: сказки, предания, припевки, поговорки, пословицы, загадки, песни. Из всего этого разнообразия мною в прошлой исследовательской работе  были подробно изучены только казачьи песни, но мне стало интересно познакомиться и с другими жанрами этого пласта устного народного творчества.

        Актуальность работы: время неумолимо идет вперед, и сегодня все реже можно увидеть настоящие казачьи традиции в их оригинальном, первозданном варианте. Конечно, многие традиции сохранились в Донских хуторах и станицах, но с годами постепенно от нас уходят носители этих традиций, наши старики — казаки.

        Цель  работы:  доказать, что казачий  фольклор – это  не  просто  песни, басни, сказки.  Казачий  фольклор – это  жизнь  казаков,  его истоки  важны  и  значимы  для  истории  нашего  края.

     Задачи  данной  работы: 

— познакомиться с казачьим фольклором;

— провести исследование по выявлению структуры казачьего фольклора;

 — побеседовать со специалистом по казачьим песням руководителем фольклорного ансамбля «Хопёр» – Борцовым В. М.;

— собрать и проанализировать истоки появления казачьего фольклора;

— провести анкетирование среди учеников школы и узнать об их отношении к казачьему фольклору;

— развивать  чувство патриотизма, гордости за людей, живущих в этом крае;

                                      Язык   казачий,  народная  речь.

        Первым  и  бесценным  кладом,  который  получает  каждый  человек  от  своих  предков, является, конечно, родной  язык, родная  речь.  Язык  казачий – в  литературной  и  канцелярской  формах  мало   отличается  от  языка  русского, а  народная  речь  делится  на  несколько  диалектов, из  которых  одни  больше, а  другие  меньше  отличаются  от  того  же  русского  языка.  Каждый  из  них  отражает  исторические  этапы  пребывания  казаков, массовых  изгнаний  с  родной  земли и  указывает  на ту  среду, в которой  они  проживали, когда  были  вынуждены  покинуть  колыбель  своей  народности.  Язык  казачества  несет  на  себе  отпечаток  всех  крупных  перемен, выпавших  на  долю  казаков  за  многие  века.  Живя  неоднократно  на  чужой  земле, они  воспринимали  особенности  речи  окружающих  их  славян.  

      Для  казачьей  речи  типичен  переход  имен  существительных  среднего  рода  в  категорию  женского  рода.  Имена  прилагательные, местоимения, порядковые  числительные  и  глаголы  в  прошедшем  времени, согласуясь  с  потерявшими  средний  род  существительными, принимают  форму  женского  рода.  Окончание  «е», «о»  в  именительном – винительном  падежах  существительных  сохраняется  только  под  ударением, причем  согласуемое  с  ним  слово  все  же  выступает  в  форме  женского  рода. Некоторые исторические  данные  горят о том, что  казачий  праязык  был  родственным  языку  древне – болгарскому.  Некоторые  слова  это  доказывают. (Приложение № 1)

Фольклорные  экспедиции  прошлых  веков  сохранили  для  нас  бесценное  сокровище,  записывая  “со  слуха”  речь  станичников “Усиво  покорбовали.  Она  тибе  кастричить  будить.  Рхуба  б  иво  взила.  Анчибал.  Ни  хади  по  мастах – тольки  сто  побанила.  У  ниво  грызь.  Не  дратуй  ба  иво”,  что  означало:  “Нарезали  рыбы  для  засолки.  Она  тебя  ругать  будет.  Болезнь  бы  тебя  взяла!  Черт!  Не  ходи  по  полу – только  помыла.  У  него  грыжа.  Не  дразни  его”.

Жизнь  казаков  на  Дону  была  достаточно  суровой  и  опасной.  Свою  свободу  и  независимость  донцам  приходилось  отстаивать  в  беспрерывных   сражениях   с  турками   и   татарами,  поэтому   в   то время  и  сложилась  поговорка:   “Секи  меня  сабля  турецкая,  но  не

бей  меня  боярская  плеть”.

        Казаки  предпочитали  хотя  и  короткую  по  времени  жизнь,  но  свободную.

Казачьи  сказки  побасенки.

Великое  множество  прибауток,  побасенок  слышал  каждый  казачонок  еще  в  колыбели,  еще  не  научившись  говорить.  Так  привыкал  он  к  музыке  и  ритму  родного  языка.  А  уж  когда  вставал  на  ножки  и  начинал  ходить  по  куреню  и  по  двору,  то  окунался  в  безбрежный  океан  фольклора.  Пословицы,  поговорки,  побасенки  так  и  сыпались  из  уст  каждого  взрослого.  Казаки – известные  острословы,  и  именно  слово – тот  “груз,  который в  пути  не  тянет  и  плеч  не  набивает,  а  душу  согревает,  а  то  и  спасает”.    Народному  казачьему  творчеству  совершенно   чужды  уныние,  пессимизм.  Оттенки  народного  юмора  очень  разнообразны:  от  гневного  сарказма,  здорового  озорства  или  бравурного  зубоскальства – до  очень  тактичной,  мудрой,  доброй  улыбки  по  поводу  конфузливых  случаев,  человеческих  слабостей. (Приложение № 2)

Об этих жанрах русского фольклора мы  узнали у известного собирателя и хранителя казачьих традиций, руководителя фольклорного ансамбля «Хопёр» Борцова В. М.

Множество  побасок  слышал  каждый  ребенок,  но  вот  приходило  время,  и  жизнь  ребенка  заполняли  сказки.  Смешные  и  страшные,  веселые  и  серьезные:  сказки  про  живых,  которые  сохраняет  народная  память  с  первобытных  времен,  волшебные,  сильно  напоминающие  сказки  тысячи  и  одной  ночи, — казачьи  сказки  похожи  на  сказки  соседских  народов.  А  поскольку  рассказываются  они  по-русски,  то  и  являются  частью  русского  фольклора,  русской  речевой  культуры,  хотя  есть  в  них  свои  особенности.

                         Сказки  диалоги – анекдоты.

“ —  Односум,  что  это  тебе  так  рожу  разнесло?

  —   Да  вчера  был  на  рыбалке  оса  на  губу  села  …

  —  И  ужалила?

   —  Слава  Богу,  не  успела!  Брат  ее  веслом  убил!”

А  так  же  в  казачьем  фольклоре  были  сказки – былички.  Рассказывает их “очевидец”  или,  как  говорили  казаки,  “самовидец”,  то  есть  как бы участник событий.  Посвящены былички, как  правило,  действительно существовавшим героям и  имевшим  место  событиям,  строятся  они  по  всем  правилам  сказочного  повествования.  Чем  дальше    времена  и  события  от  наших  дней,  тем  сказочнее   персонаж.

Например:  сказка  про  Разина. Степан  Тимофеевич  Разин  (донской  казак,  реально  существовавший)  на  волшебном  платке  плавает,  как  на  плоту;  раскинув  полы  кафтана,  летает  по  воздуху,  умеет   становиться  невидимым, превращается  в  зверей  и  птиц.

         В  быличке  легко  рассмотреть  подлинные  события,  причем  иногда  в  таких  достоверных  исторических  подробностях, которые,  скорее,  напоминают  точный  документ,  но  все  же  это  жанр  сказки.  И  замечательны  они  тем,  что  в  них  любимый  герой  всегда  такой,  каким  хотел  его  видеть  народ,  всегда  ярче,  и  в  добром  и  в  дурном, чем  бывает  человек  в  жизни.

Кроме  быличек,  посвященных  знаменитым  людям,  в  фольклоре  казаков  очень  много    апокрифов,  то  есть  сказок  на  библейские  сюжеты,  где  главными  действующими  лицами  являются  православные  святые.  Причем  действуют  они  обязательно  в  реальном  мире,  помогая  людям.  Так,  в  сказке  о  том,  как  казаки  строили  дорогу  к  Тихому  океану,  святой  Николай  варит  уставшим  казакам  кашу,  Святая  Богородица  отгоняет  от  спящих  в  тайге  казаков  тучи  комаров  и  гнуса.

Военно-историческая  тема  в  песнях  казаков.

          Чтобы услышать и понять смысл исторических песен, мы встретились с руководителем детского образцового фольклорного ансамбля «Хопёр» Борцовым В. М.. Из беседы с ним мы узнали, что элемент фантастики в исторических песнях сведен до минимума. Особенность этих песен в том, что они довольно верно отражают — подлинные события и реальные факты. Верно и то, что в них ярко передается сила народа, лучшие особенности национального характера. Необходимо также отметить, что широкому распространению исторических песен, их жизнестойкости способствовали напевность, яркость и образность языка. Каждый  казак  знал  несколько  тысяч  песен.  Причем,  следуя  степной  традиции,  исторические  казачьи  песни  повествовали  обо  всех  стычках, сражениях  и  иных,  даже  не  очень  крупных,  событиях  казачьей  жизни  с  точными  указанием  времени  и  места.  Только  казачья  песня  может  начинаться  словами:

“В  1791г.  роки  пришел  приказ  вид  нашей  царицы  с  Петербурга  города”.

Основная  обязанность  казака  защищать  Отечество,  поэтому  огромное  количество  песен  было  посвящено  военно-исторической  теме.  Главные  действующие  лица    этих  песен  казаки,  наделенные  самыми  привлекательными  чертами:  героизм,  храбрость,  благородство. Песня  подчеркивает  в  казаке  постоянную  собранность,  готовность  к  смертельной  схватке  с  врагом.  Ухарство,  любовь    к  опасности,  презрение  к  самой  смерти  создают  типичный  образ  для  боевой  казачьей  песни:

Мы  к  Балканам  подходим —

Нам  сказали:  высоки,

Три  часа  их  проходили

И  сказали:  пустяки.

Гремят  слова  трубой

Мы  дрались  турок,  с  тобой,

По  горам  твоим  Балканским

Разливалась  молва  о  нас.

  Много  казаков  погибло,  защищая Родину  в  горах   Кавказа,  казаки  умирали,  окруженные  воронами  да  хищными  орлами,    именно  тогда  и  родилась  печальная  песня. (Приложение №3)

Самым  “поэтическим  лицом  русской  истории”,  был  Степан  Разин.  Песни  о  мятежном  атамане  были  сложены  при  его  жизни. Разин  был душой  русского  народа,  Существует  казачья  песня,  которая  рассказывает  о  горьком  известии,  долетевшем  до  берегов   Тихого  Дона,  о  казни  Степана  Тимофеевича  Разина. (Приложение № 4)

Казачьи, исторические песни отличаются не только тематикой и сюжетами, но и приёмами изображения действительности. Основой их сюжета служат не отдельные события, а типичная ситуация. Так к примеру с 5-го на 6-е августа 1584 года погиб в отчаянной схватке с татарами Ермак.

В ту же ночь было написано стихотворение. (Приложение № 5)

Обрядовые казачьи песни.

Казачьи песни никогда не врут. Песенный океан окружал казаков с детства до могилы: с песней рождались, с песней шли воевать, в песнях оставались, ложась в могилу. Песнями мерили расстояния, по песням учились воинской науке. Только в свадебном обряде казаков было не меньше тысячи песен, причем их знали и пели все. Мы посетили несколько деревень Урюпинского района: хутор Бесплемяновский, Петровский, Фирсовский, поговорили со старейшими жителями. Они рассказали нам о том как жили казаки, об их нравах и обычаях, какие песни и при каких обстоятельствах « играли». Выяснилось, что в станицах Урюпинского района казаки тоже слагали фольклорные произведения. При разговоре, две старушки упомянули фразу: «Заведут бесконечную до самого утра, — косушка цела, а допьяна наиграются», что растолковывали, как «ни водка, ни пьянство привлекают казаков, а возможность «собраться» вместе и «играть песни именно допьяна, до утра».

 Чаще всего песни пели за праздничным столом, на праздниках, свадьбах. Свадьбы у казаков чаще всего устраивались по окончании осенней уборки хлеба и зимой после святок, в рождественский мясоед. Свадьба на Красную Горку имела в виду усиление малолюдной семьи к началу весенних полевых работ.

Обязательно в казачьей свадьбе «смотрины». Засылались сваты и обязательно пелась песня «Сваты мои, сваточки». (Приложение № 6)

Свадьба казачья отличалась богатыми столами, но пир обязательно сопровождалась обрядовыми песнями. Так например обязательная казачья песня во время свадьбы. (Приложение № 7)

 

Казачий театр.

Казаки жили в атмосфере песен, которые про подвиги казаков пели дедушки. И как-то само собой происходило, что казак и сам начинал петь или, как у казаков говорят «играть» песни. Казаки песни играют, а не поют, потому что петь – это пение по нотам, а вот «играть» — это то, что от души и сердца, то чему они научились от своих дедов, бабушек и родителей. «Песня – это не писанная, а спетая история народа» — написал М. Шолохов. В песнях казаков отражена вся их жизнь, их история. Из всех русских песен именно в казачьей в такой полноте и яркости сохранились свидетельства событий многовековой давности, описанных живым, эмоциональным, понятным языком. «Если вы услышите как кто-то запел казачью песню, да еще стройно и свободно, эта песня становится частью вашей жизни, даже если вы по происхождению не казак». Такое чувство единения возникает, причем, с какими-то интересными, сильными, красивыми предками, с какой-то очень значительной культурой и историей. Говоря об исполнении казачьих песен следует сказать, что преобладала мужская традиция? Самым ценным в казачьей песне является этническое начало, уникальная, разветвленная, многоголосая фактура, летящий дискант. Основу песенного репертуара казаков составляли песни, созданные ими самими: об их делах и боевых подвигах, о волновавших социальных проблемах. К их числу относятся песни о Ермаке, Разине, Некрасове,  Платове, о борьбе казаков с турками и татарами. Казачьи исторические песни отличаются от современных казачьих песен не только тематикой и   сюжетами, но и приемами изображения действительности. Пение подразумевает еще одну культуру – музыкальную. Петь учили прежде всего в церкви, учили петь дома, учили петь старики. Умение «играть песни» было таким общепринятым, что, если про человека говорили, что у него нет слуха, казаки думали, что он глухой. В станичных школах обязательным предметом было обучение пению и игре на музыкальных инструментах. Фактически музыкантами были все.

У казаков было и еще одно удивительное явление казачьего фольклора – народная драма. Интересное театральное зрелище, которое называлось «ссыпчиной». Оно обычно ставилось на масляничной неделе в станице Провотровской на Хопре. Поводом для «ссыпчины» служила общественная работа – рубка льда и набивка его в станичные погреба. Длилась она до двух дней, после чего на льду устраивались кулачные бои. Затем до конца масляничной недели происходило праздничное гуляние. Обязательно устраивались скачки. Возле каждого двора стоял стол, накрытый скатертью с закусками и винами, хлебом и солью. На улице появлялись ряженые: сначала скоморохи, потешно танцующие под песню о братьях – неудачниках Фоме и Ереме, затем цыган – барышник с длинным кнутом в одной руке и с «кобылой» на подводе в другой. «Кобылу» изображали трое казаков. Эти представления продолжались до последнего дня масляничной недели. Таким был народный казачий театр, совместивший масляничные игры, традиционное праздничество в честь былой казачьей вольницы и сценические представления о предводителях вольного Дона. По своему характеру народный театр был «бунтовщическим» и воспитывал своих многочисленных зрителей в духе непокорности.

Кроме народных драм, казачий театр располагал большим количеством фарсов, комических сцен. К ним можно отнести фарсы «Как холопы из господ жир вытряхивают» и «Ванька малый, да барин удалый». В них звучала социальная сатира на помещиков, купцов и бояр. Фарс «Ванька малый» заканчивается призывом:

Барина – на рели,

Голубчика – на качели,

А за барином господ,

И всех царских воевод!

Со временем казачьи фарсы изменялись, уже нельзя найти призыв «повесить барина на рели» (виселицу). Призыва громить и уничтожать помещиков, заменены мечтой о чудесных кнутах (фарс – «самобойные кнуты»), которые бы наказывали тех, кто живет обманом и неправдой. Персонажи, подвергающиеся осмеянию народа – уже не гордые и чванливые бояре, а глупый бездельник – барин, окружной атаман, писарь, пройдоха – коновал. Фарсы разыгрывались не только на «ссыпчине», но и на частных гулянках, свадьбах.

Отличие народного казачьего театра от профессионального заключалось в  том, что представления народного театра шли прямо под открытым небом, на улицах и площадях, среди шумных толп зрителей. Очень часто сами зрители становились участниками спектаклей. Тексты народных драм записывались редко, постановщики играли по памяти, иногда текст менялся до неузнаваемости с первоначальным. Большие изменения в тексты народных драм вносили не только атаманская цензура, но и сами зрители. В разное время и в разных местах запросы их были не одинаковыми. Исполнители народных драм должны были говорить очень громко, почти кричать. От них требовались размашистые резкие движения, ярко выражающие переживания действующих лиц. То, что зритель мог не услышать, он должен был увидеть.

 

                                                         Заключение.

В процессе написания этой следовательской работы мы познакомились с большим количеством литературы, подлинно раскрывающей быт и традиции казаков. Побеседовали с руководителем фольклорного ансамбля «Хопёр» Борцовым В. М., познакомились с жанрами народно-эпического творчества, его многообразием, доказали, что казачий  фольклор – это  не  просто  песни, басни, сказки, казачий  фольклор – это жизнь казаков, его истоки важны и  значимы  для  истории  нашего  края.

   В работе мы постарались описать особенности казачьего фольклора, казачьего театра.

Казачий фольклор несет на себе отпечаток всех крупных перемен, выпавших на долю казаков за многие века. Приняв формы чужого диалекта, казаки во многих случаях, сохранили и донесли до наших времен особенности языка своих предков. Исторически складывается единый казачий диалект, характеризуемый рядом звуковых, грамматических и словарных особенностей.

      Народное творчество чистого вида, зародившееся в самой глубокой древности, состоит из совместного проявления поэтических и музыкальных способностей человека. Иногда слова и мелодии песен создаются одним лицом, чаще двумя, но потом они проходят путь широкого распространения в народе, изменяются,  совершенствуются и делаются произведением общенародным. Песни, былины, сказки сопровождали казаков в течение всей их жизни. Лёжа в колыбели, они  слушали песни матери, сказки бабушки, былины дедушки.

            Сейчас много делается для сохранения и развития казачьей культуры. Во многих казачьих областях создают различные кружки по изучению казачества, выпускаются газеты, создаются казачьи корпуса, проводят фольклорные праздники и фестивали, восстанавливаются культурно – бытовые традиции и обычаи казаков. Казачье сообщество стало мощной общественной силой в стране. Но к казачьей культуре слабо приобщается подрастающее поколение. В этом мы убедились на примере проведенного нами анкетирования. (Приложение № 8). Его результаты говорят о том, что почти 50% опрошенных не понимают смысла дальнейшего возрождения казачества в нашем городе. Но мы надеемся, что казачьи организации по возрождению и сохранению казачьих традиций будут вести более тесную работу с учащимися школ и молодёжью. Мы, в свою очередь, чтобы быть достойными приемниками истории, культуры, ценностей и традиций своего края, должны сохранить и передать следующим поколениям этот драгоценнейший дар наших предков – казачий  фольклор.

                   

                                           Список используемой литературы.

Быт, обычаи, обряды и праздники донских казаков XVII – XX веков.

            Ростов – на – Дону. Батайск.

            Галина Астатенко. 2002 г.

Донские казаки.

Волгоград — станица – 2.

Иван Кандауров. 2003 г.

История казачества России.

            Казачье образование. Ростов – на – Дону. «Терра».

            А.В. Венков. 2005 г.

История родного края.

           Нижнее-Волжское книжное издательство Волгоград.

           Сергей Иванович Рябов. 1988 г.

Казаки.

           Санкт-Петербург Золотой век Диамант.

           Б.А. Амиазова. 1999 г.

Когда казаки поют.

           Нижнее-Волжское книжное издательство.

           Г.Я. Коробков. 1985 г.

«Песни Донских казаков».

           Музгиз 1953 г. А.М. Листопадов.

Разница. Картины былого Тихого Дона.

           Москва издательство «граница».

           Литературно-художественное издание.

           Серия «Стражи порубежья».

           Редактор В.Б. Мурин.

Приложение №1.

Глоссарий наиболее употребляемых слов в казачьем фольклоре.

Амором – бежать быстро

Ангибал – чёрт

Бывалоча – когда-то было

Байдик – палочка

Баз – чистый двор

Бусорь – человек, не весь в себе

Бизялик – браслет

Брёх – врун

Бунация – штиль

Булат – кованая сталь

Бурдюга – пещера

Бурсаки – сухие лепешки

Бурянец – напиток из кислого молока

Болючая уничечка – милая внучка

Грять – говорят

Груба – печь

Гутарить – говорить

Дож – дождь

Жадовать – жадничать

Жалковать – жалеть

Жалнер – солдат

Жарьолка – ожерелье

Желудóк – жолудь

Жерьолóк – воротник

Жменя – горсть

Жухлый – увядший

Жалмерка – казачка, у которой муж на службе

Зáпан – фартук

Игрец – человек, который поет песни

Кстисси – креститься

Кучугур – поверхность, покрытая небольшими холмами

Куширь – мелководное растение

Кущи – резкие порывы ветра

Караулка – церковная сторожка

Каламага – телега

Красненькие – томаты

Криншиная вода – колодезная вода

Кров – крыша

Крол – крот

Кромочка – самый близкий

Котич – багор для ловли рыбы

Котлубань – углубление на ровной поверхности

Кочет – петух

Кошевка – рабочие сани

Латка – заплата

Лава казачья – особый строй конницы

Ладанка – мешочек со щепоткой родной земли

Монисты – бусы

Назола – надоедливый

Накочетился – нарядился

Налезть – найти

Наловка – умение

Намет – быстро

Наопаш – расстегнутый

Напутлять – наделать ошибок

Нардек – арбузный сок

Нароком – специально

Перекститься – перекреститься

Постав – шкаф

Полымя – пламя

Планида – планета

Придьмет – примета

Переметные сумы – мешки из кожи

Перси – грудь

Перст – палец

Перхиляться – поклониться

Песик – весок

Пόштовать – покормить

Поручкаться – пожать руку

Пригалтáться – присмотрелись

Руда – кровь

Ружо – ружьё

Рукомесло – ремесло

Рундук – крылечко со ступеньками

Рушник – полотенце

Скло – стекло

Стерня – остатки при земле, стебли хлебов

Стойло – место у воды, где отдыхал скот

Стор – первый лед на реке

Сторчевой – южный ветер

Стоянки – колы для плетня

Страма – позор

Стрижаки – жеребята

Стрямкой – болотистый

Стыть – пронизывающий холод

Сугласники – единомышленники

Сугрев – место на солнцепеке

Скашонка – ремень, соединяющий под брюхом лошади оба стремени

Сундук – ящик для одежды

Турсучить – беспокоить

Хребтится – хочет жениться

Худоба – рогатый скот

Худой – дырявый

Хутор – казачье поселение

Цап – козел

Цапать – подбивать клин

Чирики – обувь

Ядреный – крупный

Яворчатый – сделанный из ясеня

                                                    Приложение № 2.

                                             Казак  и  атаман.

Из  одной  станицы  в  другую  ехал  атаман.  Едет  он.  а  навстречу  ему  идет  простой  казак.  Велел  атаман  остановить  тройку  и  спрашивает  донского  казака:

Откуда,  казачек,  идешь?

Казак  был  с  хитрецой  и  любил  посмеяться  над  богатыми  людьми.  Подумал  он,  усмекнулся  и  говорит:

С  того  света,  ваше  благородие,  иду.

   Удивился  атаман,  густые  брови  кверху  приподнял.  Любопытство  его  разобрало.

  —  А  ну-ка  скажи  ты  мне,  что  на  том  свете  покойные  наши атаманы   делают?

  —  А  ничего, — отвечает  казак, — они  там,  как  и  на  этом  свете, абсолютно  ничего  не  делают,  ваше  благородие.

—  Оно  так  и  полагается, — говорит  атаман. — Но  все  же  чем  они  том  свете  занимаются?

—  Там  они,  ваше  благородие,  в  больших  сорокаведерных  котлах  сидят  и  парятся.  А  простые  казаки, как  и  на  этом  свете,  работают  на  них:  не  жалея  сил,  рубят  дровишки,  под  котлы, подкладывают,  чтобы  атаманам  повеселее  до  пожарче  было.

Испугался  атаман,  от  страха  себя  не помня,  пнул  ямщика  изо  всех  сил  в  спину.  Ямщик  стеганул  кнутом  по  лошадям, — только  их  и  видели.

А  простой  казак  от  всей  души  посмеялся  над  глупым  атаманам  и,  не  спеша,  пошел  своей  дорогой.

                                   КРАСНОЩЕКОВ ИВАН МАТВЕЕВИЧ

А было то, как сейчас, между Тереком. между тех было трех отножинок. Там ходил-гулял молодой казак, молодой охотничек. За плечьми он носил свою винтовочку, ой, винтовочку долгомерную, долгострельную, семипядную, восьмибляшную. А насечка у ней позлащеная, а подзоренка посребреная. Уклеечки у ней – рыбьи косточки, а подсошечки – кизиловые. И надпись была на винтовочке, что Иван сударь, Иван сын Краснощеков.

Шел он не стежкою, шел не дорожкою, а тропкой-тропинкой все звериною. Повстречалася лань ему со ланятами. Воспросил Иван лань громким голосом: «Ты позволишь, лань, по тебе стрелять и по малым твоим ланяточкам?»

Отвечает лань: «Ты не бей меня, млад охотничек, не сироть малых ланяточек. Коль меня убьешь, себе шубу не сошьешь, а ланят убьешь – не опушишься. Ты пойди, Иван, в зелены луга, в зелены луга заповедные. Там гуляет турчин со турчанкою. Ублажает турчин красну девицу. Ты его убей со винтовочки, а турчаночку – за себя возьми».

А как известно, честный и мыслит честно. Наше Войско-то Донское приутихло да приумолкло. Взяли во полон шведы Ивана-то свет сына Матвевича Краснощекова. Взяли во полон и допрос учинили. А пред тем напоили его, раздоброго молодца, зеленым вином. Стал он пьян-распьян. Шведы стали пытать – спрашивать: «Чем служил ты, младец, свому царю русскому и чем же ты был жалован: али сотником, али полковничком? Али был рядовым казачеком?»

На шведский вопрос держит Иван свой ответ: «Я не сотничком служил, не полковничком, а служил рядовым казаком. И служил я царю русскому ровно тридцать лет!»

Взъерепенились шведы, раскричалися. «Уж ты врешь, казак, облыгаешься. Небывалыми речами забавляешься. Справа у тебя, добрый молодец, не казацкая, а было на тебе платье командирское. Ты служил, прослужил свому царю русскому ровно тридцать лет. Послужи-ка теперь королю шведскому хоть три годика!»

Тут вскричал казак Иван громким голосом: «Кабы у меня была моя шашка вострая, я бы снял с тебя, шведский князь, буйну голову». Не поддался Краснощекое Иван Матвеевич уговорам и посулам неприятельским. Не выдал он правду-истину. Замучили шведы его: посмеялись, надругались да с живого-то кожу содрали.

                                              ПОЕДИНОК ПЕТРА-ЦАРЯ С КАЗАКОМ

Славен Тихий Дон делами, вольными казаками, казаками-удальцами. Как это было, братцы, на святой Руси. На святой-то Руси, в кременной Москве, славном городе при Петре-царе. Держал Петр-царь три полка в славном городе. Первый-то полк – стоял полк Преображенский, второй-то полк стоял Измайловский, ну а третий полк-то стоял гренадерский. Как в пору свою царь в тех полках погуливал, да не один гулял, а с генералами. И вздумалось царю потеху учинить, потеху царскую.

«Ой, да, уж и нет ли у вас на царя охотничка? На Петра Алексеевича нет ли поединщика? Уж того ль поединщич-ка-охотничка, если станет он победителем, наградит царь-надежа по-царскому!»

Но стоят войска, усмехаются, с ноги на ногу перемина¬ются. Ни в одном из этих полков не нашлось охотничка. Ой, да выехал тут и охотничек, из полка из казачьего выехал. И сошлися царь с казаком рука за руку. Генералы кругом стоят, усмехаются. А казак-то взял царя Петра Алексеевича за белы груди да и вдарил об сыру землю. Ой, и тут царь-надежа побледнел с лица. Он лежит, царьПетр, на сырой земле, а сам речь говорит как по-писаному: «Ну и чем же тебя, чем, казак, пожаловать? Большим чи¬ном али золотой казной?»

Отвечает казак, удалой молодец: «Ой, мундиров-чинов мне не надобно! И не надо мне золотой казны. Ты пожалуй меня волей вольною, отпусти на четыре па стороны. Чтобы мне, казаку, не в строю стоять, а во темных лесах гулять, во диких степях раздольничать!»

Усмехнулся царь, и сказал ему: «Я сдержу свое слово царское, награжу тебя, как обещано: будешь ты висеть на шелковом шнурке, будешь вольно качаться на семи ветрах, на четыре на стороны посматривать».

                                                      СТАНИЦА КОТОВСКАЯ

На шляху между станицами Урюпинской и Михайловской лежит станица Катовская. Нынче ее уже из молодых казаков никто не зовет станицей Катовской, а все больше Котовской величают. Должно, думают, что в их займище коты дикие когда-то жили, а вот вы лучше послушайте, что люди старые про это говорили.

Не коты там в лесу жили, а в этой станице царские воеводы всех катов-резаков поселили. После бунта на Хопре воево¬ды многих казаков мучили и казнили. На Хопер со всех сторон обширной матушки Руси для этого дела всех катов-резаков пособрали. Больно им тут работы спервоначала много было. Года два каты-резаки трудились, потом то ли устали воеводы судить казаков, притомились, то ли уж ни¬кого судить не осталось, воеводы тысячи казаков уже осудили, не стало у катов-резаков работы, а им ведь тоже за¬даром воеводы деньги не дают. Они им от загубленной души платили медные гроши. Сидят каты-резаки без дела, вконец обезденежили: ни есть, ни пить им не на что купить. Пришли к воеводам и слезно плачутся:

– Отправьте нас, воеводы, каждого домой по своим во¬лостям, надоело нам таскаться по гостям.

Прикинули в уме воеводы, что провоз да прокорм катов-резаков им в копеечку въедет – и решили они их всех на казачьей земле новой станицей посадить. Сели станицей все каты-резаки, и стали они тоже донские казаки. Звали их все: казаки катовские – люди дюже они хреновские. Станицу же, где одни каты-резаки жили, спервоначала Каховской величали, а потом уже Котовской начали все ее звать. Лихие дела первых поселенцев этой станицы, катов-резаков, видно, люди позабыли, и все их страшные дела в степи вьюга да метель позамела.

Приложение № 3.

1.Чёрный  ворон,  что  ты  въешься

Над  моею  головой,

Ты  добычи  не  дождешься,

Чёрный  ворон,  я  не  твой,

Ты  лети-ка,  чёрный  ворон,

К  нам  на  славный  Тихий  Дон,

Отнеси-ка,  чёрный  ворон,

Отцу,  матери  поклон.

И  Женечке  молодой,

Ты  скажи  ей,  чёрный  ворон,

Что  женился  на  другой,

На  пулечке  свинцовой

Наша  свашка  была  шашка,

Штык  булатный  был  дружком,

А  венчался  я  на  поле

Под  ракитовым  кустом.

Приложение № 4.

Вы  вставайте,  добрые  молодцы,

Пробуждайтесь,  донские  казаки,

Нездорово  на  Дону  у  нас.

Помутился  славный  Тихий  Дон

Со  вершины  до  Чёрного  моря

До  черна  моря  Азовского.

Помешался  весь  казачий  круг,

Атамана  больше  нет  у  нас,

Нет  Степана  Тимофеевича

По  прозванью  Стеньки  Разина.

Поймали  добра  молодца,

Завязали  руки  белые,

повязали  во  каменну  Москву

И  на  славной  красной  площади

Отрубили  буйну  голову.

Приложение № 5.

Ревела буря, дождь шумел,

Во мраке молния блистала;

Бесперерывно гром гремел,

И ветры в дебрях бушевали…

Ко слави страстию дыша,

В стране суровой и угрюмой,

На диком бреге Иртыша

Сидел Ермак, объятый думой…

Приложение № 6.

Сваты мои, сваточки,

Любезнаи гостёчки!

А мы с вами сойдемси,

Горелочки напьемси,

Горелочки – водочки

По самаи глоточки.

У старого старика

Была дочки хороща –

Катяринушка душа,

Катяриночка душа,

Черноброва, пригожа.

По крыльчику ходила

Черным глазом водила,

Черным глазом водила,

К себе дружка манила.

Я моню, моню, моню, да,

Ей щеблетки куплю:

Ону пару новую,

Другую козловатую,

Четвёртаю, пятаю,

Катеньку богатую.

Про нас с тобой Катенька,

Лежит худа славушка,

Худа славушка пройдет, —

Никто замуж не возьмет!

Приложение № 7.

Ух вы, зори мои, зори,

Утренние, да вечерние!

Чаму рано занимался,

Низехунькя опущалися.

Там ходила наша Настюшка,

Там гуляла Васильевна,

А за нею идет Вавнюшка,

За ней идет свят Стефанович, —

Наперед забегая.

Свадьба идет, а песни льются плавно и свободно.

Даже гостей провожали песней:

Были гости дороше –

Казачоньки молодые:

Они пели, гуляли,

Шары – бары выбывали,

Урядничка обучали:

«ты рассукин сын урядник,

Не ходи ты мимо саду,

Не ходи ты мимо саду,

Не топчи мою рассаду!…»

                                                     

                                                         Приложение № 8.

                                Вопрос

    Да

   Нет

 Затрудняюсь

   ответить                                

1. Вы дорожите традициями ваших предков?

    84%

     1%

          2%

2. Интересны ли современным слушателям казачьи песни?

     3%

    47%

         38%

3. Хотели бы вы, чтобы в нашем городе был создан центр казачьего фольклора?

    29%

    35%

         35%

4. Привлекают ли вас выступления фольклорных ансамблей на городских мероприятиях?

    32%

    44%

         23%

5. Проводят ли работу городские власти, чтобы развивать казачьи традиции у молодого поколения?

   40%

    29%

         40%

 Казаки – веселый, живой,

 добродушно- насмешливый народ.

 Они говорят «ярким своеобразным,

 играющим всеми цветами языком:

 подлинным живым языком степного

 народа, пронизанным веселой,

 хитроватой ухмылкой, которой

 всегда искриться казачья речь»

                 Александр Серафимович.

Атаман Войска Донского


11 марта 1801 г., 28 февраля по старому стилю донские казаки по приказу Павла I (1754 — 1801) отправились на покорение Индии. Первую колонну возглавил Матвей Иванович Платов (1751 — 1818), будущий атаман Донского Войска и герой войны 1812 года. Он собирался «сразиться с Индией» вместо того, чтобы стать фаворитом овдовевшей императрицы Марии Федоровны (1755–1828) и управлять государством.

Да, у Платова был такой шанс. Но в начале 1801 года Матвей Иванович не думал, что скучает по нему.Он вызвался поехать в Индию, а не сидеть в тюрьме. Его мобилизовали прямо с камеры Алексеевского равелина. Платов томился там по обвинению в укрывательстве беглых крепостных.


«Граф Платов». Раскрашенная гравюра Джона Ромни, 1815–1816 гг. Из серии «Командующие союзными войсками в наполеоновской войне». Платов, как самый колоритный генерал во главе экзотического казачьего войска, был популярен в Англии. Такие принты украшали тогда пабы вместе с изображениями Веллингтона и Блюхера.Иллюстрация: из архива ман-як

Владыки мертвых душ

Собственно так делали все казаки-помещики. Люди умирали или умирали в походах, формируя в документах гоголевские «мертвые души». Перед подачей через пять лет деклараций — «ревизионных сказок» — нужно было платить за них налоги, не получая дохода. А на Тихий Дон люди массово прилетели. Так что казаки писали их под именами своего народа, давали землю и труд ко взаимному удовольствию. Все бы хорошо, но Павел I устал выслушивать жалобы своего окружения на исчезновение крестьян в донской «черной дыре».

Летом 1800 года комиссия во главе с личным помощником императора Сергея Кожина отправилась на юг. Казакам предлагалось вернуть всех беглецов, иначе на Дон будут введены регулярные войска и атаман Василий Петрович Орлов (1745 — 1801) потеряет «звание и место». По материалам доносов началась регистрация и перерегистрация «мертвых душ».

Некоторых хлестали в целях профилактики и сослали в Сибирь. Но масштабы сокрытия были таковы, что нужно было либо полностью выслать всю Донскую армию, либо уйти с Донских беглецов и продолжать делать вид, что все в порядке.Царь выбрал второй путь. Он издал постановление о прекращении расследования в отношении донских чиновников. По этому случаю в Черкасске, столице донского казачества, отслужили молебен. Адъютант Кожин сообщил государю, что «на глазах у большинства грядущих были слезы неподдельной благодарности».

А что с Платовым? На Дону его тогда не было. Более двух лет, с 1797 года, он жил в Костроме, сослан туда только за «сепаратизм».

«Воззвание в прахе Платова»

После смерти Екатерины II (1729 — 1796) Матвей Иванович возглавил четыре казачьих полка во главе с персами.Казаки без значительных потерь оккупировали почти всю территорию современного Азербайджана. Добраться до Тегерана можно было, но тогда Павел воцарился и приказал повернуть назад, не закрепив достигнутых успехов по договоренности. Русской армией в Персидском походе командовал Валериан Зубов (1771 — 1804), а Зубова, как фаворита Екатерины, Павел не терпел. Зубов созвал военный совет для обсуждения плана вывода войск. Именно тогда Платов выразил сожаление по поводу того, что император не пожелал принять все покоренное царство.Он намекал, но эти намеки сразу были услышаны в Санкт-Петербурге.

Начнем с того, что Матвея Ивановича обвинили в хищении государственных средств. В то время походный атаман получал в руки «хлебные деньги». Своеобразное «путешествие», на которое солдаты в походе покупали продукты. Платов не давал казакам денег в начале похода, потому что знал свой народ. Они выпили бы все, что осталось дома, и в походе кормились бы продажей лошадей и снаряжения, что сказывалось бы на их боеспособности.

Поэтому Платов дал не деньги, а то, что нужно полкам — сукно, палатки, лошадей, хлеб. На обратном пути Матвей Иванович сделал окончательный расчет монетами. Но полки заставили его потребовать. На суде считали так, и так, перевели палатки в сукно, сено — лошадям. Выяснилось, что Платов еще чем-то был должен, значит, ему причитался 2-й Чугуевский полк. Запутавшись в счетах, царь решил: за удержание полковых денег уволить со службы без пенсии и отправить на Дон.


Чернецов Н.Г. Кострома в 1862 году. Город практически не изменился в конце XNUMX века, когда ссыльные в Кострому исторические личности сделали это место одним из самых интересных в России. Остается только позавидовать губернатору Кочетову, который каждый день сидел за столом с Платовым, Ермоловым и Абелем. Репродукция с сайта Арт-каталог

Из воспоминаний Дениса Давыдова (1784 — 1839) мы знаем, чьи это происки. Платов был самым заслуженным из казачьих генералов.Атаман Василий Орлов был дряхлым, и Матвей Иванович был первым кандидатом на его должность. Но был и другой кандидат, генерал Федор Петрович Денисов (1738 — 1803). Он сообщил, что Платов захочет выйти из состава России, если его назначат атаманом. Вот что Матвей Иванович провел в ссылке три года и девять месяцев. А Денисов в это время командовал лейб-гвардии казачьим полком, каждый день виделся с императором и становился графом.

Не дремлют и прочие мошенники.Накануне отправки Дону Платову приснилось, что он закинул сеть в Неву и вытащил свою покрытую ржавчиной саблю. Эту саблю у него отобрали при задержании. Платов знал, что утром уезжает, и генерал-адъютант Авраам Ратков вернет ему саблю. Получив ваше оружие, Платов тут же вынул саблю из ножен и радостно сказал: «Ух ты, не ржавела! Теперь она меня оправдает. Он имел в виду сон. Но Ратков понял, что это сойдет за намерение восстать казаков, и бросился к царю.Платов не успел добраться до Москвы, так как сенатский курьер догнал его с приказом ехать не на Дон, а на совсем чужую землю — в Кострому, и даже без права переписки. И как только император успел перехватить все поступающие к нему сигналы?

Кострома была местом ссылки. В казенной квартире Платова был найден еще один будущий герой 1812 года: молодой Алексей Петрович Ермолов (1777 — 1861), которому суждено было стать покорителем Кавказа.Ермолов был сослан за то, что его маточный брат создал в Смоленске кружок офицеров и чиновников, стремившихся «сменить власть». В ссылке Алексей Петрович изучал латынь. Неграмотный Платов попросил его подать ходатайство в Генпрокуратуру. По слогу Ермолова чувствуется, что он читал в то время Тита Ливия (Titus Livius, 59 г. до н.э. — 17 г. до н.э.): «Было время, когда обращенный в прах Платова был знаменит и гордился своим рвением, рвение и верность Монарху и Отечеству… »И еще мольба вернуться на службу или хотя бы домой. Генеральный прокурор не дал ход газете, но написал для нее в статье: «Оставить без ответа вопрос, в который я не смею вмешиваться».

Предсказание мистического Авеля

В 1800 году в костромской ссылке была еще одна знаменитость — монах Авель. Как и Вольф Мессинг, он видел будущее и точно предсказывал даты важных событий. Старик Авель предсказал день и час смерти Екатерины II.Император Павел позвал его к себе душевным разговором, после чего Авель был в Костроме. Платов спросил Абеля, как долго он еще будет гнить на чужбине. Старик ответил, что Кострома недолговечна. Но впереди Платова и с новым государем слава ждет немало испытаний. Да, Авель знал дату смерти Павла. И Александр I. И при восшествии на престол Николаю удалось предсказать, что «змей проживет еще тридцать лет».

На самом деле Платов вскоре вернулся в Петербург.Петербург. Его родственники добились этого несколько экзотическим способом. Платёв Платов Кирсан Павлович воспользовался ажиотажем вокруг удаления беглецов. В кабинете атамана Орлова он сделал заявление о том, что в имении Платова много беглецов. Сам Матвей Иванович не мог их скрыть, потому что несколько лет его не было дома. Донос подействовал: Платова тут же доставили в столицу и посадили в Алексеевский равелин. Обвиняемый ничего не отрицал, но сказал, что невиновен — мол, я не знаю, что творится у меня на ферме.Нет права переписки.

Новый 1801 год вместе с новым веком Матвей Иванович встретил в Алексеевском районе. Как писал Ермолов, попробовавший этот каменный мешок, равелин как ад — там не было света. Время суток задержанные определяют только по разнице барабанного боя при утренней и вечерней калибровке, а «поддержание здоровья — это постоянная забота о том, чтобы не обременять желудок ни нежностью пищи, ни ее чрезмерным количеством». Во время кампании против укрывателей Сенат был вынужден срочно расследовать дело Платова.Конечно, приговор был оправдательным. Следовательно, он подлежал утверждению самим императором. Так Павел вспомнил Платова. И очень вовремя.


Угловая гранитная стена за деревьями — страшнейший Алексеевский раэлин. Автор фото

Сентиментальное путешествие

Король только что вступил в союз с Наполеоном (Наполеон Бонапарт, 1769 — 1821). Англия теперь стала общим противником. Они обдумывали планы совместной кампании против Индии — важнейшей английской колонии, источника дохода Британии.Пока французы писали проекты, Павел взялся за работу с присущим ему энтузиазмом. 1 (13) января атаману Орлову было приказано идти по реке Инду через Хиву и Бухару. За 12 (24) января последовал приказ всем казакам принять участие в голосовании. 13 (25) января было приказано «попутно одобрить Бухарию (то есть присоединиться к Средней Азии), чтобы китайцы не возьми.» Пол просто фонтанирует идеями.

Петр Николаевич Краснов, писатель и атаман Донских держав, 1869 — 1947 гг., Описал в своих исторических очерках подготовку к походу:

Все до последнего должны были за шесть дней подготовиться к спектаклю. одинокой женщины с полуторамесячным запасом […] Были люди больные, опухшие от ран, искалеченные. К походу готовились сироты и беспомощные бедняки; у многих казаков не было форменных курток и чекменов, они были одеты в старые мантии, в трикотажные халаты. Богатые казаки обустраивали […] бедные храмы, оставшиеся без пономаров, станичное владычество — без писарей увозили всех. Милиция была универсальной! Требовали калмыков на службу. Офицерам-помещикам не разрешалось посещать свои фермы.Жены не прощались с мужьями, дети — с отцами.

Но атаман Василий Орлов был стар и смертельно болен. В походе нам понадобится храбрый казачий генерал, умеющий сражаться. Кто был лучше на эту роль, чем Платов, взявший Измаила с Суворовым (1729 — 1800)? И Павел вписал в сенат приговор:

Освобождение и освобождение от равелина, объявить о знаменитой экспедиции.

Платова вызвали прямо во дворец к императору.За четыре года форма изменилась. Нельзя ходить в старой форме. Начали узнавать у портных — есть ли готовая униформа нового образца? К счастью, было. Только что сшил форму мошеннику Денисову. Они сняли его на один вечер. Пришлось перевернуть пару звезд, которые Денисов получил за последние четыре года. Но единому хозяину формы эти звезды больше не нужны.

Павлу нельзя отказать в искусстве произвести впечатление. Зная, что у Платова после равелина глаза болят от яркого света, царь приготовил тронный зал.Своими руками задернул шторы и поставил абажуры на лампы.

Как только Платов вошел, Павел I бросился обнимать его:
— Матвей Иванович! Что делать с врагами?
— Простите их, сэр! — ответил Платов.

Сентиментальный Павел заплакал и сказал жене императрицы:
— Мария Федоровна! Ты слышишь? Матвей Иванович простил своих врагов. Какой он великий человек! Какой он великий христианин!

Когда слезы нежности иссякли, Павел приказал посадить мошенника Денисова в Кексгольмскую крепость (ныне Приозерск Ленинградской области) по пятьдесят копеек в день и без права переписки.


Цитадель Хивы, которую, по словам Павла I, казаки должны были занять «попутно». Фото (лицензия Creative Commons): Мартин Талбот

Наполеоновские планы

Павел спросил Матвея Ивановича, поедет ли он в Индию. Он понял, что отрицательный ответ опять равелин, и сказал: «Пойду». Где Индия, Платов не знал. Сам Павел тоже знал это не очень хорошо. Для него Индия была лишь контуром на Ландкарте, где из России вела единственная линия: дорога через Хиву, Бухару и Кабул.

План был в масштабе Александра Македонского (356 — 323 гг. До н.э.). За два месяца пересечь всю Среднюю Азию, пересечь афганские горы и обрушиться на британцев, как снег им на голову. Тогда союзник Наполеона открыл второй фронт, высадился на Британских островах, нанес удары из Египта, где до сих пор стоит французская армия. А если не успеет или откажется — тем лучше: казаки заведут Индию в такую ​​же зависимость от России, как и от англичан.

Платов получил Большой Мальтийский крест и пошел на помощь Орлову.Он командовал самой большой колонной из тринадцати полков. Всего собралось 22 016 казаков. Обычный одвукон, офицерский отрехкон, и с жалованьем, как в гусарских полках. Из казны было выделено более полутора миллионов рублей, которые нужно было вернуть в сокровищницу Голконды.

20 февраля Орлов доложил государю, что все готово к разговору. Авангард Андриана Денисова, шедший с Суворовым через Альпы, двинулся на восток. Эсаул Денежников отправился исследовать путь в Оренбург, Хиву, Бухару и далее в Индию.28 февраля (11 марта) к Дону пришло одобрение императора, и Платов с основными силами двинулся от станицы Качалинской на восток. Направление было на Оренбург, где местные власти спешно приготовили верблюдов и провизию для путешествия по пустыне. Наблюдатели из Оренбурга разослали своих людей во все стороны, но они не успели собрать необходимую информацию. Императору пришлось прожить 13 дней.

«Вот твой немец!»

На приеме у царя Платов впервые увидел его.Но с императрицей Марией Федоровной он был очень хорошо знаком. После взятия Измаила Григорий Иванович Потемкин доставил Платова в столицу как героя штурма и представил его императрице. 28 апреля 1791 года Екатерина была на торжестве в Таврическом дворце, где тогда жил Потемкин.

Императрица давно его не любила; она без ума от красавца Платона Зубова. В свое время Потемкин отбирал фаворитов из достойных офицеров, но Зубов не был его кандидатом.Уорти больше не хотелось близости старухи, даже царственной. Платову было интересно, хочет ли Потемкин предложить его вместо Зубова. Матвей Иванович был тогда не лысым генералом с животиком, а чернокожим казаком; ему еще нет сорока. Но Потемкин заглянул в будущее гораздо дальше.

Ситуация была как при Елизавете Петровне: на престоле старуха, за ней правят фавориты; их дни в суде по сути сочтены; есть странный непопулярный наследник (тогда Петр, теперь Павел) и его жена — красивый умный немец (тогда — Екатерина, сейчас — жена Павла Мария Федоровна, урожденная София-Мария-Доротея-Августа-Луиза Вюртембергская).Кто сумеет наложить руки, тот станет всесильным правителем. Конечно, в случае смерти короля Павла.


Михайловский замок, место смерти Павла, 1801 год. Он по-прежнему окружен рвом с подъемными мостами, а фасад охраняется линией с пушками. Все это не спасло владельца замка от «апоплексического удара» табакерки в храме. Иллюстрация из галереи Ольги

Мария Федоровна тогда была в расцвете красоты, ей исполнилось всего 32 года.Она уже стала матерью шестерых детей, еще четверо должны были появиться, но выглядела она прекрасно и чувствовала себя хорошо. Потемкин познакомил ее с Платовым на празднике 28 апреля, когда она играла в карты с Екатериной. Платов не знал бальных танцев. Под этим предлогом он остался развлекать двух дам, которые тоже не танцевали, и весь вечер забавлял их своими рассказами. Казалось, что на Марию Федоровну он не произвел никакого впечатления. Но она поняла, что ею стали интересоваться.

В ночь смерти Павла Мария Федоровна неожиданно для всех проявила твердый характер. Ее разбудили и рассказали о смерти императора. В этот момент наследник Александр все еще рыдал и не решался появиться на страже. Пален еще не произнес знаменитых слов: «Действительно полный, ступай на королевство» (эти слова были произнесены по-французски: «C’est Assez de faire l’enfant! Allez regner!»). А Мария Федоровна быстро опомнилась и заявила: «Я хочу царствовать». Ей оставалось только подойти к войскам, пока они не привели к новой присяге, и приказать им схватить убийц.Так бы она поступила, если бы ей был хотя бы один лично преданный ей генерал. И он был далеко. Один из убийц, Леонтий Беннигсен, заперся в покоях императрицы и говорил ей в зубы, пока Александр не вышел к семеновцам и не пробормотал, что с ним все будет как с бабушкой.

«Где казаки?»

Этот вопрос Александр сквозь слезы задал начальнику военного бюро путешествий Кристоферу Ливену (1774 — 1838).Во всем Петербурге об этом знал только Ливен, и только он знал о цели экспедиции. Ливен ответил, что казаки перешли Волгу в районе города Вольска.

Когда они подошли к реке, лед уже был настолько рыхлым, что лошади упали в воду. Но Андриан Денисов (1763 — 1841) знал, что только у берега лед толще посреди реки. Для подстраховки Денисов устроил местных крестьян веревками по льду и приказал переводить своих высоких и тяжелых лошадей.Когда они переправились, все были уверены, что переход безопасен.

За Волгу ехать стало труднее. Весеннее солнце растопило снег, и дорога превратилась в болото. Передвигался по целине, по снегонасыщенной воде. Артиллеристы ворвались, вытаскивая из грязи орудия. Лошади не выдерживали, маршрут экспедиции был отмечен сотнями конских туш. Несколько раз сбившись с пути, они добрались до поселка Мечетная (ныне город Пугачев Саратовской области). Здесь 23 марта (4 апреля) казаки догнали курьера из Санкт-Петербурга.Петербург с повелением нового императора немедленно вернуться на родину.

План города Николаевска, который в XIX веке превратился в поселок Мечетная. Отколовшаяся деревня, где Емельян Пугачев начинал карьеру самозванца (отсюда и нынешнее название местности — Пугачев), выросла к 1801 году и была размером с небольшой городок. Репродукция с официального сайта города Пугачева

Дорога обратно была не легче, а летела как на крыльях.Они вышли к Волге, когда лед уже тронулся. К счастью, в это время вдоль реки проходило большое ледяное поле и как раз по пути экспедиции оно застряло между берегами. На ней и перешли. Едва переправился последний казак, льдина раскололась, и ее обломки устремились в Каспийское море.

Могут ли казаки завоевать Индию? Краснов, как специалист, считал эту задачу невыполнимой. Впереди лежали безжизненные пустыни Средней Азии, где казаки остались бы без лошадей, а значит, и без артиллерии.Они бы без всякого добра сложили голову вдали от родных мест.

Может быть, англичане подумали иначе и организовали убийство Павла, спасая Индию от нашествия казаков? Деньги заговорщикам раздал бывший посол Великобритании лорд Уитворт. Объяснять заговоры разведывательной деятельностью легко и приятно, но на самом деле британские политработники ничего не знали о кампании. В Петербурге слышали только то, что казаки куда-то уехали.Ни Александр, ни даже Пален, правая рука императора и глава заговора, не могли представить себе цели марша. Сами казаки, за исключением пятерых старших офицеров, думали, что собираются «воевать с Бухарией». Они узнали об Индии только от Ливена, когда Пол был уже мертв.

Жена Ливены, Дарья Христофоровна (1785 — 1857), серьезный и хорошо осведомленный дипломатический агент, предположила, что целью Павла была не Индия, а ликвидация казаков.Императору надоела автономная армия со своими традициями. Во-первых, сбежавшие казаки. Во-вторых, их нельзя носить или заставлять делать упражнения на закрытой арене. Отправить Донскую армию в места, откуда нет возврата. А Платов поведет, и с радостью, просто уйти от Петропавловской крепости.

Вот и вся история индийской кампании. Василий Орлов умер по возвращении домой от инсульта, и Платов стал новым атаманом. Молодой король пожаловался, что не причастен к заговору.Платов долгое время жил в Петербурге и много времени проводил в свите овдовевшей императрицы Марии Федоровны. Им было хорошо вместе.

На грани казацкого сепаратизма


Практически все войны связаны с казаками, в которых они проявили себя отважными воинами. Но что касается политики, то это не для них. Не так давно я уехал на родину, и из рейсового автобуса меня встретил наш фермерский атаман Юрий Апрычко. А по дороге много рассказывал о своих бедах и горестях.Юра, человек уважаемый, повзрослевший в своих делах, пользуется непререкаемым авторитетом среди земледельцев. Он здесь — первая сила: местный милиционер находится в нескольких километрах и не может быстро приехать, если на улицах села появятся сектанты и раздадут свои призывы своему богу, который противоречит местным жителям, воспитанным в православной вере. Атаман не дает такого спуска, поддерживает порядок, но его душа болит за будущее казачества, которое сегодня проходит следующий этап, определяя дальнейшее развитие этой самобытной, противоречивой, но уже сложившейся культуры, как бы это ни отрицали. .Ведь люди, перед которыми стояла задача извлечь выгоду из глубоких патриотических корней казачества и подорвать основы единого государства, его национальную безопасность, не преминули этим воспользоваться.

Казака Долгова благополучно сняли с огня на российской позиции

Казаки первыми поддержали государственные начинания, особенно в боевых действиях. Государственные правители России сумели наладить эффективную работу с казачьими поселениями (об этом можно говорить уже сейчас).А потом не один десяток лет ушло на то, чтобы «приручить» беглый народ к служению во славу Отечества. Но это случилось, и казаки стали воевать и поддерживать почти все государственные инициативы вплоть до 1917 года.

Было возможно участие казаков в русско-японской войне 1904-1905 гг. Наряду с другими казачьими войсками, сибиряками, кубанцами, Донское казачье войско также принимало непосредственное участие в войне.

Четвертая Донская казачья концессионная дивизия получила 1 июня 1904 года.Высший приказ перейти на военное положение, согласно которому 20 июля необходимо было провести первую мобилизацию и отправить казаков на фронт. Интересно, что всем казакам линейного и запасного увольнения из государственной казны выдавалась единовременная выплата в размере ста рублей (за каждую ногу и лошадь).

При мобилизации полков казаков одного аула, по возможности, определяли в сотню, имелся в виду и соблюдался принцип братства.В казаках братство — великий залог единства, мужества и цельности действий, каждый трусливый боится, что его сосед придет и расскажет сельчанам, как он в таком случае запугался или не проявил смелости. Село трусу не простит, там еще живет дух казачества, молодости, отваги.

В Государственном архиве Ростовской области есть документы, позволяющие напрямую проследить личное участие казаков станицы Кагальницкой и Хомутовской в ​​боевых действиях.

Вот один из них: 24 октября 1904 года два казачьих полка были ранены. Подробности ситуации, в которой они были ранены, изложены следующим образом: «В шесть часов дня на заставу в селе Сандноза прибыл охотник из Бузулукского полка и устно доложил, что руководитель охотничьего отряда просит для связи с командой, так как из села Вучжанин прислали шесть охотников Командир 4, сотни 24 полков Есаул Ерандаков отправил трех человек для связи в село Фаозиян на разведку, а двое казаков и фельдшер отправились к ним за 500 шагов.

При переходе между старыми окопами в селе Фаоциян в заднюю ногу получил ранение Вахмистер Иосиф Тихонович Артеменков (ст. Ольгинская), идущий впереди. Затем грузоотправитель Черкесов Федор (ст. Хомутовская), грузоотправитель Григорий Иванович Ежов (ст. Ольгинская), Карп Гуров (ст. Мигулинская) и столетний фельдшер Дмитрий Иванович Королев (ст. Кагальницкая). повернулся назад.

Следующими выстрелами ранен казак Григорий Иванович Долгов (станица Гниловская) в обе ноги.Подбежавшие сзади подбежали к нему, фельдшер перевязал Долгову, перебросив с товарищами раненого на руках в траншею, не обращая внимания на огонь японской винтовки. Пришлось уходить с ранеными под градом пуль. Благодаря залпам охотников из села Вужжанин раненый казак Долгов благополучно сняли с выстрелов на русские позиции. «

В Государственном архиве нет списков казаков, призванных в четвертую Донскую казачью дивизию в русско-японской войне.Сохранился только список штабов и старших офицеров, состоявших на службе в полках 4-й Донской казачьей дивизии в русско-японской войне.

В 24-м казачьем полку корнетом служил Хорошилов Ипполит Васильевич из станицы Хомутовская 27-ми лет и 19-й полк были из станицы Подесаулы Кагальницкой тридцатитрохлетный Дементьев Павел лет Жоголев Марциан Николаевич (34 года).

За мужество и отвагу, проявленные в русско-японской войне, многие донские казаки были награждены Святым крестом.Георгия четвертой степени: казак 19-го полка Пузанов Василий из станицы Кагальницкая — за разное время в боях с японцами 24-го полка за мужество и отвагу казаки Кагальницкие были награждены Георгиевскими крестами — старший инспектор Голубов Иван , Старший фельдшер Королев Дмитрий Иванович, Вахмист Петр Белоусов, старший инспектор Беспамятнов Егор и санитар Черкесов Федор из станицы Хомутовская.

За отвагу и отвагу в январских боях с японцами заботу об опеке возглавили Черкесов Семен из станицы Хомутовская, станица Кагальницкая, казак Иван Левченков и заместитель Тимошенкова Козьма, Юрмилов Матвей. отправился на попечение японцев на попечение японцев.сражения с Японией.

Как указано в деле, находящемся в Государственном архиве Ростовской области: «24-й полк в ноябре-декабре 1904 года участвовал в кавалерийском рейде генерал-майора Мищенко на железнодорожной станции Инкоу. Станция служила точкой снабжения японских войск, осадивших русские войска в крепости Порт-Артур. В течение восьми дней января 1905 года отряд генерал-майора П.И. Мищенко прошел около трехсот миль, рассредоточив и захватив в них несколько японских тыловых отрядов.Сотни вагонов с продовольствием и военным имуществом были уничтожены, а продовольственные склады в самом Инкоу были сожжены. В ходе рейда донские казаки неоднократно демонстрировали высокие боевые навыки.

За отвагу и находчивость во время набега на Инкоу 52 воин Донского казачьего полка награжден Георгиевским крестом четвертой степени. Среди награжденных — казаки станицы Кагальницкий, старший констебль Носов Федор, Вахмистр Мышакин Иван, старший констебль Тимошенков Максим, казак Александр Фаринов и младший знак отличия Хомутовской станицы Черкесов Семен Игнатович и денщик Кольцов Петр.Беспамятнов Егор Кагальницкой станицы был награжден Георгиевским орденом III степени, будучи тяжело ранен, оставался в строю до конца боя.

В битве за Ынкоу 30 декабря 1904 г. среди погибших оказались казаки станицы Кагальницкая: казак Корецков Иларион, ординарник Петелин Николай, казак Голубов Митрофан, а на станице Вучжанин 10 ноября года казак Скачков Никифор скончался от ран у села Вучжанин.

Казаки Соловьев Кузьма, Фаринов Александр, Перервин Петр, младший подрядчик Епор Беспамятнов и казаки станицы Хомутовская Пучков Илья, Кольцов Тимофей, Васио Лисовенков получили ранения на станции Инкоу.

Во время битвы 30 декабря 1904 года пропал казак станицы Кагальницкой Апанасов Афанасий.

В начале апреля 1906 года на вокзал в Новочеркасске начали прибывать с Дальнего Востока эшелоны с полками 4-й Донской казачьей дивизии, а затем казаки в походном порядке пошли по родным деревням.

11 апреля 1906 года в станице Хомутовской состоялось торжественное собрание казаков, вернувшихся с Дальнего Востока, как своего станицы, так и станицы Кагальницкая и Мечетинская. К моменту встречи казаков вся станица собралась на церковной площади. Первыми прибыли казаки станицы Кагальницкий, а за ними — казаки станицы Мечетинской. Тех и других встречали старики и атаман, которые от имени станицкого общества принесли этим казакам хлеб-соль, затем отслужили молебен возле церкви.Кагальничаны привезли в село Хомутовское напрестольный крест, а мечеть хоривится в благодарность за радушный прием во время проводов этих казаков с Дальним Востоком в 1904 году.

Возглавив кагальницких и мечетинских казаков, деревня торжественно встретила своих казаков. Хомутовцев встретили шествием и почетным караулом. Им также предлагали общественный хлеб-соль. Затем на церковной площади отслужили благодарственную молитву.

Казаки принесли икону Спасителя для церкви и шелковое знамя для княжения.Священнику принесли икону преподобного Серафима, а деревенский атаман В.И. Кузнецова серебряная позолоченная рюмка с надписью «Хомутовский станичный атаман В.И. Кузнецова от казаков, служивших на Дальнем Востоке».

После молебна казаки были приглашены сельским атаманом отведать народный хлеб-соль, который им подарили благодарные жители прямо на церковной площади.

Так было в старину.

О трагедии повествования, массовых казнях в годы Гражданской войны написано достаточно.

Как маленькие атаманы делили власть в 90-е?

Началось так называемое возрождение казачества, и все эти начинания закончились бы тяжелым делом, но постепенно государство упорядочило это наступление. Хочу рассказать интересный случай из моей журналистской практики, произошедший в 1996 году.

А началось все в 1991 году, когда на большом кружке в станице Гуковской был избран первый атаман Александр Изварин. Через год произошла смена власти: была образована Гуковская казачья юрта и его атаманом стал атаман Виктор Аникин, которому должны были подчиниться казаки станицы Гуковской.Но они с этим не согласились и выбрали себе нового могущественного атамана станицы Гуковской — Александра Цуканова.

На этом обход атаманов и деления деревень на юрты не закончился. В 1993 году казаки снова решили объединить свои два лагеря и таким образом снова войти в другую Сулинскую юрту Донецкого района на большом круге в селе.

В 1993 году снова произошла смена власти: Геннадий Филиппенко стал атаманом.

И все это произошло совсем недалеко от Новочеркасска, от стоявшего там в то время атамана Великого Донского казачества.И это лежало на столе в заявлении военного атамана. Прочитал и поразился щедрости гуковского атамана Филиппенко, который по своей атаманской щедрости хлестает плетьми влево и вправо.

Из заявления: «Я, Лапаук А.М., житель колхоза Нижняя Ковалевка Красносулинского района Ростовской области 2 июня 1996 года, возвращался домой с тестем Пук Александром. По дороге встретился с атаманом Филиппенко. Мой родственник спросил, как долго кони казаков будут травить его посевы.Атаману это ужасно не понравилось, — ответил он нам, держась за рукоять газового пистолета.

Начали ругаться, поехали, но я их быстро разлучил. Когда я пришел домой, жена сказала, что пришло 10-15 казаков с нунчаками и кастетами, они потребовали меня и моего тестя ».

Из показаний семьи Бочаровых (соседи по коттеджу): «Мы слышим шум на дороге. Сразились Филипенко и Пук. Муж никого не бил, просто сказал: «Да ты, Александр, тронь атамана, он умрет.Ночью мы проснулись от грохота. «Где муж?» Они спрашивают. Казаки вылезли в окно, порвали пленку. Нашу несовершеннолетнюю дочь встретили по дороге, ей угрожали. А утром 4 июня постучал в дверь. Открыл — в комнату ворвались пять человек. Она схватила топор и прогнала их. Я увидел автобус и машины с казаками, которые стояли возле дома, и был Филиппенко. Я ему сказала: «Как тебе не стыдно, ты зря травишь мужа». Он вскочил: «Я тебя выселу через месяц.«И казаки тоже стали кричать:« Кто пошевелит атамана, тот камня на камне не оставит ». Когда мы убирали сено, Филиппенко снова пришел и стал кричать, что мы тщетно пытаемся. Мы не знаем, что делать. Просим помощи ».

Этой конфликтной ситуацией не преминули воспользоваться бывшие атаманы. Один из них, Александр Изварин (первый атаман села), дал показания следователю: «4 июня рано утром группа казаков во главе с сельским атаманом и его первым заместителем Рыкиным ворвалась в дом Пука. семья.Они подняли мужчин с постели и не дали им одеться, отвезли на ферму Платово, где их избили.

Из показания Александра Лапаука: «Меня и испытания били плетками. Ведь атаман потребовал деньги — 200 тысяч рублей и приказал убраться из колхоза на месяц. Пожалуйста, защити меня от беззакония.

Местный священник также встал, чтобы защитить семью. Настоятель храма Казанской Божией Матери отец Сергий (в миру Сергей Авдюшкин) требовал прекращения беззакония, напомнил о заповедях Божиих.Так Филиппенко встретился с митрополитом Ростовским и Новочеркасским (это вышестоящее руководство отца Сергия) и потребовал убрать отца Сергия из прихода, мол, священник ему не подчиняется.

В свою защиту настоятель сказал, что казачий кружок всегда назначал станицкого атамана на время богослужения и делал это специально, чтобы священник не знал истинного положения вещей. И жалоб на действия атамана было очень много.

Священник остался служить в своем приходе.

Конфликтные ситуации возникли по финансовым вопросам. Один из товарищей атамана Филиппенко рассказал еще об одном неприятном эпизоде. В январе 1996 года у них был разговор о списании денег. «Мы даже не знаем, на что они были потрачены», — подумал я. В ответ атаман сказал, что документы нужно передать в администрацию.

Сделал фальшивые акты, выдав их задним числом. Из заявления одного из старейшин сотника Ивана Чекунова: «В мае 1995 года ко мне приехал атаман станицы Филиппенко и оформил акт о удержании в размере 30 миллионов рублей.Якобы закупались продукты для местного детского пионерлагеря. Но я не приехал. И оформлять последний номер актов — не влезло! А в акте уже были подписаны Власов и Сидельский. Но я все же отказался.

Однако атаману Филиппенко сменить не удалось, он провел на почетной должности семь лет. Пока он снова не был уволен с этой должности новым атаманом.

Как разделить власть главных атаманов

Если такое положение вещей имело место в относительно небольших казачьих формированиях, то вскоре последовала череда смены власти и раздела территорий, которые происходили в течение многих лет и были далеко от истинного и чистого яркого патриотического подъема, который почувствовали казаки первой волны.Эта чехарда вызвала обеспокоенность властей и правоохранительных органов, которые получили множество жалоб на незаконные действия формирующегося нового правительства, которое было склонно к линчеванию и субъективизму.

Появляются даже свои «республики»: «Верхнекубанская казачья республика», объединившая две другие «республики», «Зеленчукско-Урупскую казачью Советскую Социалистическую Республику» и «Баталпашинскую казачью республику», «Армавирскую казачью республику», «Терскую казачью республику». Республика ».

Затем в России, по официальным данным, одно за другим стали появляться казачьи общества, географически привязанные к местности: Союз казаков Дальней России, Союз Сибирских, Уральских и Семиреченских казаков, Донское казачье войско, Всеобщий казачий союз. -Кубанское казачье войско, Черноморское казачье войско, Ставропольское казачье войско, Терское казачье войско, Казачье войско Калмыкии, Астраханское казачье войско, Уральское казачье войско, Оренбургское казачье войско, Сибирское казачье войско, Семиреченское казачье войско, Объединенное Енисейское казачье войско , Иркутское казачье войско, Забайкальское казачье войско, Амурское казачье войско, Уссурийское казачье войско, Якутский казачий полк и другие.

В то время на Дону действовали три казачьи организации: Военное казачье общество (ВКО) «Великое Донское войско» во главе с казачьим генералом В.П. Водолацкий.

Вторая общественная организация — Международный союз общественных организаций «Армия Всевеликого Дона» (МСОО «ВВД») во главе с Николаем Козицыным обосновалась в Новочеркасске на первом этаже главного административного здания, где находится городской голова. работал на втором этаже. А власть с Николаем Козицыным пыталась разделить Ратианцев.

Третьей по счету стала «Донская казачья республика» под руководством Александра Юдина, которая не прошла официальную регистрацию и практически с первых же шагов стала попадать на информационные ленты в связи с многочисленными скандалами. Правоохранительные органы сразу же настороженно отнеслись к этой республике и «в ноябре 2009 года за нарушение установленного порядка организации массового мероприятия, проведенного на территории Старочеркасского сельского поселения Аксайского района, Юдин решением суда был привлечен к административной ответственности по к части 1 статьи 20.2 КоАП РФ »(по данным сайта прокуратуры Ростовской области).

А в феврале 2010 года прокурор Ростовской области вынес предупреждение самопровозглашенной организации« Донское казачество »о недопустимости совершения экстремистская деятельность, которая заключалась в активном продвижении идеи создания самопровозглашенного нового государственного образования в России. Распространение литературы, подробно описывающей все прелести, которые могут возникнуть в новом государстве. Но в основе всех призывов — это установлено правоохранительными органами — были призывы к восстанию.Новоиспеченные казаки даже написали свою конституцию и читали ее на несанкционированных собраниях, стихийно проводившихся в разных частях Ростовской области. От Юдина были призывы обратиться в ООН с просьбой признать новую административно-территориальную единицу. Но три письма об ООН не были вдохновлены местным населением — остальные три исконных письма были услышаны в ответ, которые обычно отправлялись высокопоставленным гостям.

Чтобы в очередной раз объединить казачество, наконец, 16 февраля 2011 года Президент России Д.А. Медведев внес в Госдуму поправки в закон «О государственной службе российского казачества», предлагающий создание Общероссийского казачьего общества. Что было сделано.

Однако казачье сепаратистское движение все еще существует и выдвигает собственные условия для нового возрождения своего движения. Но все устали. Я хочу написать большими буквами: люди устали от вас. Люди хотят жить в мире и творить добро, а не вечное зло. Потому что добро вечно. Хочу остановиться на хорошем, и оно связано с Шишками, с соснами, с желтым песком и с донским ветром, с голубой извилиной Дона, любовно очерчивающей вотчину этого писателя.

А о самом главном летописце казачества — Шолохове

Тяжелая судьба каждого человека, и писателя в частности, который веками передавал удивительно самобытный дух казачества, которому все настоящее, а не замаскированное. Казаки чувствуют себя причастными, и у них есть настоящее, а не показное чувство гордости за свою землю, за свою Родину, которая кормит корнями не одно поколение. И эту кровную, духовную связь вряд ли разорвут посторонние, вроде Юдина и прочих.Потому что есть на Дону такие, как атаман колхоза Юра Апрышко, которые действительно заботятся о своих людях, о своих людях и защищают их от повседневных невзгод, не нагружая их повседневной работой на Майдане и площадях. Юра просто умеет жить и учит этой жизни, правильной жизни других людей.

Для этого у нас тоже есть Шолохов.

Напомнили, что в феврале исполняется 31 год со дня смерти Михаила Шолохова. Человек, который знает почти весь мир.Ведь Шолохов писал о нас, о земле, не выдумывая и не навязывая ложных ценностей, которые со временем исчезают в небытии. Остается настоящее. И возникает это в самые неожиданные моменты.

Об этой удивительной истории я случайно узнал, когда меня пригласили в гарнизонный дом офицеров города Морозовска (Ростовская область), где проходит традиционное собрание курсантов А.В. Морозовской. Суворовский курсант-интернат и выпускники высших военных учебных заведений Минобороны РФ.

С момента основания интернат поддерживает прекрасные связи с воинскими частями Морозовского авиационного гарнизона. Сегодня учебный отдел гарнизона, который возглавляет помощник командира по работе с личным составом подполковник В.Е. Гуторова при поддержке А.А. Морозовской, заместителя директора Суворовского кадетского училища-интерната по воспитательной работе военного старшины В.П. Это была не первая встреча Линкова между старшеклассниками и выпускниками военных вузов.В этой военно-профориентационной кампании под названием «Выбери профессию офицера!» Участвовали офицеры авиационной группы старший летчик лейтенант А. Аверин и штурман старший лейтенант Макаренко. Офицеры прокомментировали показанный курсантам видеоролик о полете современных пилотажных групп. Лейтенант Александр Аверин рассказал ребятам о своих успехах в учебе, о том, что мечтает стать военным, как и его отец, о военной службе и своей профессии. Окончил среднюю школу с серебряной медалью, затем Краснодарское высшее военное авиационное училище летчиков (КВВАУЛ) с отличием.

И совершенно неожиданно появилась история про прототипа шолоховского героя, который, оказывается, был летчиком.

Героическая судьба ученика КВААУЛ Григория Дольникова, бессознательно попавшего в плен, сбежавшего от него и вернувшегося в строй, послужила основой для написания Шолоховым всемирно известного повести «Судьба человека». Григорий Дольников был удостоен звания Героя Советского Союза, а в мирное время стал генерал-полковником авиации.

Если честно, Шолохов для меня каждый раз оборачивается совсем другой стороной.В детстве я с увлечением читал его донские рассказы, представлял себе горькую судьбу внебрачного человечка Нахаленка и то, как на него охотятся колхозники. И тогда Нахаленок совершил свой главный подвиг и стал совсем другим. В чем-то его судьба похожа на мою, Нахаленковскую. Только в этом виноваты родители, не мои и незаконнорожденная сестра, но судьба косых взглядов и перешептывания соседей, истинных донских жителей, дорожащих моральной и физической моралью, не прошла.

А еще я помню рассказы моей тети Рай — упокой Господи ее душу! — о встречах с писателем. Она, обычная фермерская женщина, говорила о писателе, понизив голос и с каким-то трепетом, перед неизвестным и непонятным чувством перед великим человеком, значение которого она понимала, простой женщиной, окончившей несколько классов Начальная школа.

А еще я помню рассказы своего отца, который тоже был писателем, но не любил Шолохова и сказал, что этот писатель ничем не отличался и совершенно не любил казаков, и совсем не понимал, за что они вручил Шолохову Нобелевскую премию.Зависть среди писателей была и будет. И они будут вычитать предложения по строкам, и они будут удивляться, как случилось, что это написал другой человек, а не они, такие великие и блестящие, чей эгоизм и самолюбие были выше великой работы, к которой они могли прикоснуться на мгновение. .
Споры о творчестве Шолохова не прекращаются и сегодня, особенно в отношении его знаменитого «Тихого Дона».

Когда я был студентом, я тоже разбирался в стиле романа. И сразу в глаза бросилась разница в написании текста.Как будто текст был написан не одним человеком, а двумя людьми. Стиль совершенно другой. С этим согласились и некоторые литературоведы. Только ведь пишущий человек может перевоплощаться несколько раз, это сродни состоянию талантливого актера.

Распространяются самые невероятные слухи. Например, как будто Шолохов сковал белого офицера на цепи и вытывил из него всю информацию для своего романа. Еще один слух — Михаил нашел сумку с эскизами к роману.

И Шолохов для меня сегодня стал олицетворением чего-то реального, причастность к которому тогда чувствовали практически все люди, жившие на Донской земле.Они несли это участие в жизни великих людей на протяжении многих лет и передавали его следующему поколению.

Да, Шолохов был жив. Он любил выпить, любил женщин, а дети, рожденные вне брака, были на соседнем хуторе Базка, что на другом берегу Дона, прямо напротив станицы Вёшенская. Но скажите, таких «хвостов» будет много в жизни многих мужчин … Но только мужчины стали писать книги все реже и реже.

Правда, бывают исключения. Вспомнил нашего Олега Чувакина.Мороз на коже его рассказов. Я плакал, читая его рассказы. Как жаль, что сегодня практически нет мощной системы продвижения авторов на государственном уровне, которая началась в 1930-е годы. Мне могут возразить, что этим авторам надоело … Но кто же тогда не кормил из широкой государственной руки? И талантливые, и никчемные. Но осталось настоящее, оставшееся впоследствии стало собственностью нашей страны. Всем писателям нелегко, но они работали, чтобы оставить после себя что-то настоящее, достойное.И я верю, что после Олега Чувакина тоже останется что-то настоящее, достойное, что поднимет дух русского человека, сделает его устойчивым ко многим испытаниям.

И будет много испытаний. Об этом мне сказал православный священник на исповеди. Только в этих испытаниях люди всегда держались за сильную руку. И это была рука государства.

из прошлого в настоящее

КАЛАШНИКОВ Максим, БУНТОВСКИЙ Сергей

Украинское дворянство хотело не «воли для народа», а стать польским дворянством…

Большинство наших современников черпают сведения о казаках исключительно из произведений искусства: исторических романов, дум, фильмов. Соответственно, наши представления о казаках очень поверхностны, во многом даже популярны. Смущает и то, что казаки прошли долгий и трудный путь в своем развитии. Поэтому герои Михаила Шолохова и Петра Краснова, скопированные с реальных казаков прошлого ХХ века, имеют столько же общего с казаками ХVI века, сколько современные киевляне — с воинами Святослава.

Как ни печально для многих, но героико-романтический миф о казаках, созданный писателями и художниками, нам придется развенчать.

Первые сведения о существовании казаков на берегах Днепра относятся к пятнадцатому веку. Никто не знает, были ли они потомками странников, черных капюшонов или частью Золотой Орды, прославившейся со временем. В любом случае влияние тюрков на обычаи и поведение казаков огромно. В конце концов, по форме владения казак рад быть не чем иным, как татарским курултаем, оселедцами и штанами — атрибутами представителей многих кочевых народов… Многие слова (кош, атаман, курень, бешмет, чекмен, бунчук) пришли в наш язык из тюркских … Степь дала казакам нравы, обычаи, военную технику и даже внешний вид.

Кроме того, сейчас казачество считается исключительно русским явлением, но это не так. У татар-мусульман тоже были свои казаки. Задолго до появления на исторической сцене войск Запорожья и Дона орда наводила ужас на жителей степи.Татарские казаки тоже не признавали власти какого-либо государя над собой, но охотно брались на военную службу. Причем как мусульманским, так и христианским правителям. С распадом единого государства Золотая Орда на враждующие ханства обширные степные районы от Днепра до Волги стали практически ничейной землей. Именно в этот момент на берегах степных рек появились первые укрепленные казачьи городки. Они играли роль баз, откуда казачьи артели отправлялись на рыбалку, охоту или грабежи, а в случае нападения врага казаки могли сидеть за их стенами.

Черкесов в Кракове. Может быть, это были первые казаки, исповедующие ислам …

Центрами казачества были Днепр, Дон и Яик (Урал). В сороковых годах шестнадцатого века днепровские казаки, которых на Руси называли черками, основали на острове Малая Хортица самую известную крепость — Запорожскую Сечь.

Вскоре все казаки, жившие на Днепре, объединились вокруг Сечи, положив начало Запорожскому нижнему войску.Основание Запорожской Сечи традиционно приписывают Дмитрию Байде Вишневецкому, хотя, как недавно доказал украинский историк Олесь Бузина, этот дворянин к Сечи никакого отношения не имел. В это время казаки уже представляли определенную силу, численность которой пополнилась за счет прихода новых людей из Речи Посполитой, Валахии и Малороссии. Эти поселенцы значительно изменили состав казаков, растворив в себе неславянское казачество, и к XVI веку казачество стало исключительно русскоязычным православным образованием.Однако по менталитету и роду занятий казаки существенно отличались как от русских, так и от других оседлых народов.

Наши историки выработали два противоположных, взаимоисключающих взгляда на казачество. Согласно первому, казаки — аналог западноевропейских рыцарских орденов, согласно второму, казаки — выразители стремлений масс, носители демократических ценностей и демократии. Однако обе эти точки зрения оказываются несостоятельными, если внимательно изучить историю казачества.В отличие от рыцарских орденов европейского средневековья, днепровское казачество не возникло в гармонии с государственной властью. Напротив, ряды казаков пополнялись людьми, которым не было места в цивилизованном обществе. За днепровскими порогами приходили сельчане, не оказавшиеся в мирной жизни, бежали, спасаясь от суда или долгов, шляхтичей и просто искателей легких денег и приключений. На Сечи нет ни малейшего намека на присущую рыцарским орденам дисциплину.Напротив, все современники отмечали своеволие и необузданность казаков. Вы можете себе представить, что магистр тамплиеров был провозглашен и свергнут по прихоти масс, часто пьяных, как это было с атаманами казачьих шаек? Если можно с чем-то сравнивать Сечь, то это скорее с пиратскими республиками Карибского моря или татарскими ордами, а не с рыцарями.

Князь Дмитрий Иванович Вишневецкий (казачий Байда)

Легенда о казачьей демократии зародилась в XIX веке стараниями русских поэтов и публицистов.Выросшие на европейских демократических идеях своего времени, они хотели видеть казачество простым народом, оставившим дворянскую и царскую власть, борцами за свободу. «Прогрессивная» интеллигенция подхватила и раздула этот миф. Конечно, крестьяне бежали на Сечь, но они там не правили. Идеи освобождения крестьян из-под дворянства не находили отклика в сердцах казаков, но возможность грабить, прикрываясь крестьянами, никогда не упускалась. Тогда казаки легко предали доверявших им крестьян.Беглые крестьяне только пополняли ряды армии, но не из них формировалась запорожская старшина, они не составляли костяк казачества. Недаром казаки всегда считали себя отдельным народом и не признавали себя беглецами. Сечевые «рыцари» избегали земледелия и не должны были связывать себя семейными узами.

Фигура запорожца не тождественна типу исконной малороссии.Они представляют два разных мира. Один из них — оседлый, сельскохозяйственный, с культурой, бытом и обычаями, восходящими к Киевской Руси. Второй — ходячий, незаработанный, ведущий грабительскую жизнь. Казачество было порождено не южнорусской культурой, а враждебным элементом кочевой татарской степи. Недаром многие исследователи считают, что первыми русскими казаками были обрусевшие крещеные татары. Те, кто живут исключительно за счет грабежа, не дорожат ни своей, ни тем более чужой жизнью, склонны к дикому разгулу и насилию — эти люди предстают перед историками.Иногда они не гнушались уводить своих «православных братьев» в плен с последующей продажей живого товара на невольничьих рынках.

Так что далеко не все казаки предстают в образе благородного Тараса Бульбы, воспетого Николаем Васильевичем Гоголем. Кстати, обратите внимание, читатель: гоголевский Тарас называет себя не украинцем, а русским! Важная деталь.

Еще один миф — миссия по защите православной веры, приписываемая казакам. «Защитники православия» гетманы Иван Выговский, Петр Дорошенко и Юрий Хмельницкий без всяких угрызений совести признали своим владыкой турецкого султана, главу ислама.И вообще казаки никогда не отличались особой политической ясностью. Оставаясь верными своей степной натуре добытчиков, они никогда не жертвовали реальными, практическими выгодами ради абстрактных идей. Надо — и вступили в союз с татарами, надо было — пошли они вместе с поляками на разрушение великорусских земель в Смутное время 1603-1620 годов, надо — они ушли в Турцию из-под власти Российской Империи.

До учреждения реестрового казачества поляками в шестнадцатом веке термин «казак» использовался для обозначения особого образа жизни.«Уйти к казакам» означало уединиться за линией пограничной охраны, жить там, добывая пропитание охотой, рыбалкой и грабежом. В 1572 году польское правительство попыталось использовать деятельность казачества во благо государства. Для выполнения службы по охране границы были созданы отряды наемных казаков, получившие название «Реестровое казачество». В качестве легкой кавалерии они широко использовались в войнах Речи Посполитой. Стать реестровым казаком было мечтой любого запорожца, потому что это означало иметь гарантированный доход, одежду и еду.К тому же реестровые казаки рисковали гораздо меньше своих бывших товарищей-ремесленников. Неудивительно, что казаки постоянно требовали увеличения реестра. Первоначально регистр насчитывал всего 300 запорожских казаков во главе с атаманом, назначенным польским правительством. В 1578 г. регистр был увеличен до 600 человек. Город Терехтемиров с Зарубским монастырем, расположенный недалеко от города Переяслав, на правом берегу Днепра, был передан казакам.Здесь располагались казачий арсенал и госпиталь. В 1630-е годы численность реестрового казачества составляла от 6 до 8 тысяч человек. При необходимости Польша набирала на службу всю запорожскую армию. В это время казаки получали зарплату, в остальное время им приходилось полагаться на свои сабли больше, чем на благосклонность монарха.

Начало семнадцатого века стало золотым веком для запорожской армии. Под предводительством Петра Сагайдачного казаки, ставшие реальной силой, сумели совершить несколько дерзких набегов на турецкие черноморские города, захватив огромные трофеи.Только в Варне казаки вывезли товаров на 180 тысяч злотых. Затем Сагайдачный со своим войском присоединился к польскому князю Владиславу, который начал поход на Москву. В России в это время свирепствовали Смуты, польские войска осадили Москву, и само существование Московии оказалось под угрозой. В этих условиях двадцать тысяч головорезов Сагайдачного могут стать решающим козырем в многолетней войне между Польшей и Россией.

Тарас Бульба в исполнении Николая Васильевича Гоголя

Правда, казаки не были бы казаками, если бы не доставляли хлопот своим польским хозяевам.Вначале они разорили Киевскую и Волынскую губернии Речи Посполитой, а уже потом вторглись в русские владения. Первой жертвой казаков стал Путивль, затем Сагайдачный захватил Ливны и Елец, а его соратник Михаил Дорошенко прошел по Рязанской области с огнем и мечом. Только городок Михайлов сумел дать отпор. Зная о судьбе захваченных казаками городов, где все жители были уничтожены, михайловцы с отчаянием обреченных сопротивлялись.Потеряв почти тысячу человек, Сагайдачный, который не смог ее взять, был вынужден снять осаду и отправиться в Москву к князю Владиславу. 20 сентября 1618 года польское и казачье войска соединились под Москвой и начали подготовку к решительному штурму, закончившемуся неудачей. Вскоре между Московией и Речью Посполитой был заключен мир. В награду за московский поход казаки получили от поляков 20 000 злотых и 7 000 сукон, хотя ожидали большего.

А уже через два года Сагайдачный отправил в Москву послов, которые заявили … о желании зарегистрированной запорожской армии служить России. Причиной этого обращения был фанатизм и непримиримость католической церкви, развязавшей страшные гонения на Православие, и позиция шляхты, которая смотрела на казаков и малороссах как на своих рабов. Именно в период гетманства Сагайдачного окончательно проявилась невозможность налаживания совместной жизни православных христиан в одном государстве с поляками.Логическим выводом из этого было желание разорвать навязанную историческими событиями связь с Польшей и устроить свою судьбу в соответствии со своими интересами и желаниями. Началось движение за освобождение Малороссии от польского владычества. Но вскоре в битве с турками под Хотином гетман получил смертельное ранение …

После смерти этого полководца и дипломата для казаков наступают тяжелые времена. При Хотине казаки спасли Польшу от захвата турками, но благодарности не получили.Напротив, поляки стали опасаться своих союзников и всячески ограничивать казачьи войска. Казаки, почувствовав свою силу, стали требовать для себя дворянских прав. Прежде всего, право бесконтрольно эксплуатировать крестьян.

Никто не знает, что думал этот казак …

Обратим внимание еще на одно явление: несмотря на ожесточенную борьбу казаков за отделение от Польско-Литовского царства (Rzeczpospolita), верхушка казаков смотрела на польское дворянство (шляхту) с завистью.Казачий старшина страстно хотел жить так же дико и роскошно, как шляхта, так же презирал простых земледельцев, как польские дворяне презирали их. Некоторые историки говорят, что поляки совершили роковую ошибку. Им нужно было принять казачью старшину в дворянство, не настаивая на ее смене веры с православия на католицизм. И тогда сегодняшняя Украина могла бы веками оставаться в составе Содружества …

Возрождение казачества, начавшееся в России в 1990-е годы, вызвало вполне понятный рост интереса к его истории, и естественной ценой этого явления в наших условиях стало накопление псевдонаучных теорий и откровенных мифов, в первую очередь по этому поводу. о происхождении и этнической природе казачества.Точка зрения, давно устоявшаяся в историографии и основанная на огромном конкретно-историческом материале, согласно которой донское, яикское и терское казачество (т.е. историческое ядро ​​русского казачества) составляют при всем этническом разнообразии ранние казачьи общины , в основном потомки русского народа, заселившие в XVI-XVII веках самовольно. на Дону Яик и Терек сейчас решительно отвергается большинством активистов «казачьего возрождения», которые утверждают, что казаки — древний самобытный народ, генетически не связанный с русским народом.

Аргументы, выдвигаемые в поддержку таких взглядов, основаны главным образом на любительских трудах политически ангажированных казачьих «автономистов» и «сепаратистов» первой четверти ХХ века. а о казацко-эмигрантской литературе не выдерживают никакой научной критики и порой просто смехотворны 1. Но один из аргументов сторонников этой «концепции» заслуживает особого внимания, потому что, во-первых, он рассматривается ими как наиболее «сильное» и, во-вторых, действительно отражает определенные исторические реалии.Речь идет о «феномене казачьего самосознания», об утверждениях о том, что казаки в большинстве своем всегда четко отделяли себя от русских, не считали себя русскими, «исторически никогда не ассоциировали себя с московским народом» и т. Д. ., пр. 2

Есть ли у казаков «московские» корни?

Действительно, среди донских казаков мнение об их происхождении не от «московского народа» было широко распространено еще в конце XVIII века, и хотя в других казачьих «войсках» такие представления преобладали гораздо позже, казачьи идеологи трактуют их как неоспоримое свидетельство принадлежности казаков «к особому этносу»: народная память не ошибается.Некоторые авторы, кроме того, утверждают, что казаки являются автохтонным населением их традиционных местообитаний и никогда не связывали свою историю с миграциями. «Казаками руководят казаки» — лейтмотив их высказываний по этому поводу (обычно со ссылкой на соответствующий эпизод из «Тихого Дона» М.А. Шолохова) 3.

Насчет «никогда» просто неправда. Донские казаки в знаменитой «Сказке об осадном Азове», созданной в 1642 году, так рассказали о своей родословной: и поселились в непроходимых пустынях… »4 И это не было чьим-то частным мнением, как пытаются доказать некоторые казачьи активисты:« Повесть »передавала настроения и чувства большинства казаков, иначе это не было бы так широко в одно время (а в нескольких «редакции») широко распространена среди них и написана явно патриотом Донского края.

Яицкие казаки в 1721 году, прибыв «по военным делам» в Москву, сказали: «В прошлом прадеды и деды … то есть первые яицкие казаки приезжали и поселились здесь, на Яике. -река … Русские собирались с Дона и из новых городов, а татары из Крыма и с Кубани и из других мусульманских народов », и с начала их заселения, или, тем более, прихода на Яик- реке теперь будет намного больше двухсот лет ». Терские казаки в 18 веке также говорили, что «они исходили из беглых русских людей и из разных мест пришельцев с давних времен».

Эти факты давно известны профессиональным историкам и интерпретируются ими однозначно.А.Л. Станиславский подчеркивал, что в XVII в. Казаки «считали себя частью русского народа, а места их поселений считали частью России» («Московское государство») 7. О.Ю. Куц обратил внимание на то, как остро отреагировали донские казаки на «разграбление» православного населения России во время татарских набегов, и, подчеркнув кровное родство с полоньянами, изгнанными из русских земель в «бусурманское» рабство, назвал их » их отцы, матери и сводные сестры »8.Это поддержало и поняло московское правительство, которое похвалило казаков за служение государю, «помнящие … свою природу». В исследовании на прочной документальной базе социально-психологический облик донского казачества 17 века. О.Ю. Куц приходит к выводу, что в целом им было присуще сознание своей принадлежности к православному миру, к Российскому государству и русскому населению 10. «Будучи по большей части выходцами из России, — пишет О.Ю. Куц, — казаки сохраняют сознание своей принадлежности к ней: донская казачья община по своему отношению, зафиксированная как в ответах казачьих войск Москве, так и в документах внутридонского характера. предстает перед нами во многом как часть российского общества »11.

Историческая память и бессознательное состояние

ПО. Мининков, исследуя менталитет донских казаков XVII века, приходит к выводу, что в то время они «одинаково чувствовали свою принадлежность к России, Дону и русскому народу», что в документах донских казаков «никогда не было. желание противопоставить казачество русскому народу, а донское — России », а донское казачество« почувствовало себя частью общероссийского единства »12.

Примечательно также, что потомки некрасовских казаков, покинувшие российские границы в 1708 году после подавления восстания Булавина и в итоге поселившиеся в Турции, сохранили историческую память о своем русском происхождении до конца XIX века. считали себя русскими 13.

В России в 19 веке. ситуация была другой. Напомним Л.Н. Толстого, его рассказ «Казаки», написанный в 1863 г. Из него следует, что уже в середине XIX века.на Тереке казаки считали русского крестьянина «каким-то чужеродным, диким и гнусным существом». В конце XIX в. Подобные настроения были отмечены исследователями среди казаков на Урале и даже за Уралом, где казачьи войска формировались искусственно, согласно постановлениям правительства, с массовым переходом к ним крестьян. Там казаки тоже стали смотреть на «мужиков» свысока, «как на низшую породу», всячески дистанцировались от «русских», а браки с «мужиками» или «мужиками» вообще были неслыханными. мероприятие для казаков.В дальнейшем утверждения о происхождении беглых русских людей из казачьей среды иногда воспринимались как прямое оскорбление, так как трактовались как попытка вывести казаков из «московской мрази» 16.


Кто мог стать казаком?

Итак, феномен казачьего самосознания действительно имеет место. Только он никак не может свидетельствовать в пользу «автохтонной теории» происхождения казачества, ибо причины «эволюции» казачьего самосознания вполне объяснимы и элементарны.

Информация о донских казаках, которую дал в своем очерке в 1666 году бывший писарь Посольского приказа (отвечавший тогда за связи с вольным казаком) Григорий Котошихин, давно приобрела хрестоматийный характер: а запорожские казаки , и поляки, и поляки, и многие из них московские бояре, и купцы, и крестьяне, приговоренные к расстрелу в жульничестве и татине и других делах, и воровавшие и грабившие своих бояр, идут на Дон; и пробыв на Дону хоть неделю или месяц, а Лучица с чем-то приедет в Москву, и до них никто не причастен, кто бы ни воровал, потому что Дон свободен от всяких бед ») 17.

Но из многих других источников хорошо известно, что на самом большом ареале формирования русского казачества — на Дону — до начала 18 века. Казаком мог стать практически любой дееспособный человек, годный к военному делу, и «Войско», кровно заинтересованное в пополнении своих рядов, тающее в боях и походах, в отношениях с Москвой твердо придерживалось принципа «экстрадиции из Дон! .. »Казаки открыто говорили московским властям о невозможности« обслуживания великого государя »без пополнения извне в ответ на требования выдать некоторых беглецов.Такая ситуация была характерна для других «казачьих рек» и не могла не вызвать массовый отток в них населения из коренных русских регионов, особенно усилившийся во второй половине 17 века. восемнадцать


Этническая чванство

Но с подавлением Булавинского восстания (1707-1708), после того, как приток извне и свободный доступ к казакам были остановлены и оно превратилось в закрытое привилегированное поместье, казаки быстро начали забывать о своих корнях, и о своих все более и более посильнее и стремительно взоры стали объяснять отличие от «мужика» экзотическими генеалогиями, тем более что казаки сформировали свое дворянство, и ему противна была идея «мужицкого» происхождения.Возникло классовое чванство, которое, в свою очередь, переросло в этническое чванство.

Формированию такого мировоззрения, конечно, во многом способствовало элементарное незнание его носителей. В 1928 году бывший капитан Донской армии, бывший мировой судья и член Донского военного кружка И.П. Карташев, отметив, что «у казаков сложились ненормальные отношения с неказачьим населением, к которому казаки относились с крайним презрением», дал такое объяснение: «В прошлом казаки не изучали свою историю Дона ни в школах, ни на военной службе. … «19

Скудность исторических знаний (в сочетании с абсолютной уверенностью в обратном) была характерной чертой казачьих идеологов. Общее впечатление от столь удручающей картины, конечно, несколько сглаживают отдельные представители казачьей интеллигенции, такие как Э.А. Букановский, И. Ефремов, Н.Ф. Рощупкин, М.А.Поликарпов, П.А. Скачков, К. Сычев, М.А. Караулов 20. Они пытались донести до широких масс казачества научно обоснованные взгляды на его происхождение и этническую принадлежность, но, увы, остались в меньшинстве, в результате чего возникли «независимые государства» на Дону и Кубань в годы Гражданской войны, «казачье» движение в последующей эмиграции, которое ставило основной целью своей деятельности создание «независимого казачества» на юге и юго-востоке России и сотрудничество многих «казаков» с гитлеровской Германией. во время Второй мировой войны.

Метаморфозы казачьего сознания в период с 17 по 20 века. покажите нам печальный парадокс: от него отказались потомки тех, кто представлял наиболее активную, «страстную» часть народа — ту, которая предпочла насильственную жизнь на своей родине «насильственной волей» на опасных окраинах страны. Не из-за этого ли смертного греха столько бед обрушилось на казаков в прошлом веке? И мне бы очень не хотелось, чтобы что-то подобное произошло в нашей стране на новом витке исторической спирали…

1. Никитин Н.И. Происхождение казачества: мифы и реальность // Осторожно, история. М., 2011. С. 44-65.
2. Казачество: Размышления современников о настоящем, прошлом и будущем казачества. М., 2007. С. 107, 302; Аджиев М. Мы из половецкого рода! [Рыбинск], 1992. С. 54; Вареник В.И. Происхождение донских казаков. Ростов н / Д, 1996. С. 144-148.
3. Вареник В.И. Указ. op. С. 139, 148.
4. Военные истории Древней Руси. М .; Л., 1949. С. 68.
5.Цитируется. Цит. По: I.G. Рознер Яйцо перед бурей. М., 1966. С. 6.
6. См .: Козлов С.А. Кавказ в судьбе казачества. 2-е изд. СПб., 2002. С. 29.
7. Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII века: казачество на рубеже истории. М., 1990. С. 8.
8. Куц О.Ю. Осадный город Азов в 1641 году. М., 2016. С. 6.
9. Он есть. Донские казаки в период от взятия Азова до выступления С. Разина (1637-1667). СПб., 2009. С. 325.
10. Там же.S. 402, 404.
11. Там же. С. 408.
12. Мининков Н.А. Донское казачество в позднем средневековье (до 1671 г.). Ростов н / Д, 1998. С. 435.
13. Сен Д.В. Причины переселения некрасовских казаков из Турции в Россию в начале ХХ века. // Проблемы истории Северного Кавказа. Суббота. научные статьи. Краснодар, 2000. С. 109-110.
14. Толстой Л.Н. Казаки. Рассказы и рассказы. М., 1981. С. 158.
15. История казачества Азиатской Руси. Екатеринбург, 1995.Т. 2.С. 137; Очерки традиционной культуры казачества России. М .; Краснодар, 2002. Т. 1.С. 324-325; Русские в Евразии XVII-XIX вв. Миграция и социокультурная адаптация в другой этнической среде. М., 2008. С. 455; Ремнев А.В., Суворова Н.Г. «Русификация» азиатских окраин Российской Империи: оптимизм и пессимизм российской колонизации // Исторические записки. М., 2008. Вып. 11, стр. 147.
16. Казаки: Мысли современников … С. 187, 199.
17. Котошихин Г.К. О России в царствование Алексея Михайловича.М., 2000. С. 159.
18. Платонов С.Ф. Очерки истории Смуты в Московском государстве XVI-XVII веков. СПб., 1910. С. 107-113; Любавский М.К. Обзор истории русской колонизации с древнейших времен до ХХ века. М., 1996. С. 322; Тхоржевский С. Донское войско в первой половине ХVII века // Русское прошлое. Стр .; М., 1923. Сб. 3.С. 3, 14-15; Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII век М., 1955. С. 268–270, 274; А.Пронштейн П. Донское войско накануне Булавинского восстания // Вопросы военной истории России. 18 и первая половина 19 веков. М., 1969. С. 315-316; Дариенко В.Н. Община на Яике XVII — первой четверти XVIII века. // Ежегодник по аграрной истории. Выпуск 6. Вологда, 1976. С. 55-56; Пронштейн А.П., Мининков Н.А. Крестьянские войны на Руси XVII-XVIII веков и донское казачество. [Ростов н / д., 1983]. С. 82-86, 206-208; Козлов С.А.Кавказ в судьбе казачества (XVI-XVIII).2-е изд. СПб., 2002. С. 17-21.
19. Казаки: мысли современников … С. 185-186.
20. Там же. С. 191-102, 172, 248, 252-253, 264, 276; Караулов М.А. Терское казачество. М., 2007. С. 24, 28.
21. Кириенко Ю.К. Казаки в эмиграции: споры об их судьбе (1921-1945) // Вопросы истории. 1996. № 10.С. 3-18.

Донское казачество — явление уникальное и малоизученное. Несмотря на гонения и кровопролитные войны, ему удалось выжить, пройдя через XX век.Но сегодня его существованию угрожают новые опасности.

Впервые для казаков главное не сразиться с внешним врагом и даже не пережить гонения, а понять себя и найти основу, на которой казачество существует сейчас, в России 21-го века. век.

Вопреки истории

Вечером на улицах станицы Старочеркасской включаются декоративные фонари. Окружающий мир поражает своим спокойствием и ухоженностью.Люди встречаются, здороваются, дети играют возле местной достопримечательности — на центральной площади до сих пор сохранились ворота турецкой крепости Азов, которую казаки привезли сюда в качестве трофея еще в 17 веке. Никаких признаков кризиса.

Но стоит только окунуться во внутренний ход ее жизни, и становится ясно: Старочеркасская живет в основном прошлым. Когда-то столица Донского государства, сегодня все больше напоминает памятник самому себе. Его церкви до сих пор закрыты, территорию Старочеркасского монастыря делят монахи с музейными работниками.Последний установил сцену во дворе монастыря, где проходят шумные концерты, вокруг собирается толпа молодежи, пьющей пиво …

История Старочеркасской — это история всего донского казачества. В начале 19 века село утратило статус столицы, и к тому времени казаки уже утратили большую часть былых вольностей. Еще через сто лет она была полностью опустошена.

«Расказачивание» происходило по всему Дону, но в низовьях, недалеко от Ростова, советская власть добилась особенно высоких темпов.Большинство нынешних жителей Старочеркасской — потомки переселенных сюда из России и Украины, чтобы закрыть «демографическую» дыру, возникшую после тотального уничтожения казачества. Репрессии 1920-1930-х годов оставили здесь не более десяти процентов коренного населения.

К тому времени, казалось, уже можно было забыть о казаках. Для этого сделано очень много. Репрессии, гонения на Церковь, попытки искоренить все, в том числе бытовую культуру — даже за то, чтобы носить здесь типичную одежду, казачьи штаны с нашивкой, статью предполагалось.Все это подчеркивало, что новой власти казаки не нужны.

Конечно, так было до лета 41 …

Во время войны Пятый Донской казачий кавалерийский корпус прошел от Кизляра до Альп. Его солдаты, казаки-добровольцы, буквально забрасывали трупами немецкие части, наступавшие на Сталинград. На лошадях с гранатами бросились в атаку — и победили. Среди солдат корпуса одиннадцать Героев Советского Союза.

Военные подвиги и, возможно, даже знаменитая «Новочеркасская казнь» 62 года, крупнейшее послевоенное восстание рабочих против Советской власти — лучше всего характеризуют «казачий дух» с его готовностью умереть за Родину, но не быть ведомым. государством.Та самая загадочная ментальность, которая пережила казачье имение и казачье землевладение на сто лет, спокойно обходясь без внешних атрибутов вроде мундира, лошадей и прочего …

— У меня она вместо лошади, — шутит, приближаясь к нам. на велосипеде Владимир Павлович, пожилой мужчина с аккуратной седой бородой. Родословный казак (старые казачьи семьи, как настоящая аристократия, ведут учет своих предков), с первого дня работал над восстановлением монастыря, открывшегося в Старочеркасской в ​​90-е годы, а сейчас работает там, есть занимается подсобным хозяйством.

Мы нашли его, когда он возвращался с работы.

— Могу я сфотографировать вас?

— Добро пожаловать! Но может я тогда оденусь? Что мне позировать в рабочей одежде?

Получив наше согласие, он уходит и через некоторое время предстает перед нами в парадной казачьей форме, которая буквально преобразила хозяина. Обычный сельский дедушка превратился в атамана станицы Старочеркасской.

Как настоящий казак, мундир надевает лишь от случая к случаю: по праздникам и в храм, где помогает в алтаре.Он говорит, что сначала стеснялся вот так пойти на службу, подумал, что это будет как-то слишком пафосно. Но сам настоятель попросил прийти в традиционной форме, ведь это тоже своего рода символ, связь между прошлым и настоящим.

— Сейчас ряженых много, никто не мешает тебе шить форму и говорить, что ты казак, — говорит Владимир Павлович. — Но всегда узнают своих казаков. Вот я недавно был в Москве, на богослужении были кубанские казаки — сразу видно, что они настоящие.

— Как это понимать?

Владимир Павлович думает, потом смущенно признается:

— Сложно сказать. Мы просто чувствуем это: походкой, движениями, выражением лица. В душе он с человеком или он просто притворяется …

В бывшей столице Дона осталось не так много казаков. И хотя «приписать» к казакам можно любого человека (для этого есть два условия: православная вера и готовность следовать казачьим правилам), мало кто спешит вступать в их ряды.

Может быть, поэтому почти все старочеркасские казаки собрались в одном месте — они работают в монастыре, так как там работы хватает. Большая часть построек уже отреставрирована, возрождается подсобное хозяйство.

С приходом монахов жизнь станицких казаков резко изменилась. Хотя сами честно признаются: многие из них начали ходить в церковь в возрасте и еще не все понимают в Православии.

— Почитайте Шолохова, хорошо видно, что было с казаками до революции, — говорит Владимир Павлович.- Во время службы молодежь стояла на улице, в церкви были только старики. Наверное, это отпадение от Православия стало для нас роковым. Так что сейчас мы все стараемся быть как можно ближе к монастырю.

Храм и традиции воинской службы оказались единственным, что связывает казачество с уходящей в прошлое традиционной культурой. Но разве это так мало?

«Невозможно вернуться к прежнему казачьему образу жизни, как невозможно вернуть 19 век назад», — говорит Любовь Несмеянова, ученый секретарь Музея истории донского казачества в Новочеркасске.- Казачье землевладение, функции особого сословия — все это в прошлом, и без этого невозможен образ жизни, веками формировавший казачий менталитет. Вот у меня бабушка — казачка, в нашей семье много воспоминаний о казацком прошлом, а что из этого? Воспитать казаков в первозданном виде уже невозможно. Можно только попытаться оживить его дух …

Насколько это так сложно судить. Тем не менее, Дон, как и прежде, остается опорой страны, а нынешняя официальная казачья организация — Великое Донское войско — по-прежнему служит кузницей личного состава.Донское казачество гордится частями армейского спецназа, ВМФ и Кремлевским полком, который ежегодно принимает по контракту полсотни казаков. Но возрождение казачьих традиций коснулось лишь определенной части населения в прошлом сплошь казачьего Дона — где-то таких людей было больше, где-то меньше. И потому, что будущее казачества, действительно, остается туманным.

Казаки это понимают и сами. Возможно, поэтому они все чаще называют подрастающее поколение своей главной гордостью и надеждой, свободное от стереотипов распутанного советского прошлого.

Будущее не без прошлого

Казачий кадетский корпус Донского Императора Александра III занимает бывшее здание детской школы-интерната. Учебный корпус, похожий на обычную школу, столовую, спортивную площадку … Ребята здесь учатся, начиная с седьмого класса, целую неделю живут в казарме, по выходным ездят домой.

Помимо стандартного набора дисциплин требуется военная и интенсивная физическая подготовка.Всех учат стрелять и собирать пистолеты-пулеметы, кавалерийским навыкам обучают по желанию для небольшой группы. Умение ездить на лошади перестало быть самым важным для молодого казачества.

Гораздо больше внимания здесь уделяется истории Дона и «Основам православной культуры», обязательной для всех студентов. На территории здания собираются построить свою церковь, а пока отводят ребят в соседнюю, настоятелем которой является официальный духовник здания.Педагоги с удовольствием рассказывают о том, что среди курсантов немало искренне посещающих церковные службы, исповедующихся и причащающихся.

Но точно так же никто не отрицает, что Православие здесь — это прежде всего элемент воспитания.

«Вера — неотъемлемая часть нашей традиции, — говорит начальник корпуса казачий полковник Юрий Филеев. «А для нас особенно важны традиции, потому что девиз казачества -« Верность заповедям старины ».Родина, Православие, Дон … Я уверен, что эти идеалы сохранились до наших дней. Сегодня, чтобы возродить казачество, нам нужно взять прошлое и приспособиться к будущему. Тогда казаки займут свою нишу в российском обществе.

Всего на Дону одиннадцать казачьих кадетских корпусов. Новочеркасский корпус — один из старейших, он был основан в 1991 году, а полноценную работу начал в 93. Как говорят горожане, первый набор не вызвал особого энтузиазма — он почти полностью состоял из детей-сирот, родители которых погибли в приднестровском конфликте, но уже через год новочеркасцев стало так много, что захотели отдать своих детей в отряды, что возникла серьезная конкуренция.

До сих пор держится — сегодня на одно место в корпусе претендуют около десяти человек. За это время прошло уже одиннадцать выпускных, и хотя говорят, что уровень знаний здесь не такой высокий, среди бывших курсантов много людей с двумя высшими образованиями и кандидатов наук, но нет ни одного преступника.

Секрет успеха казачьего корпуса прост: ребятам в нем дается то, чего сегодня больше всего не хватает молодежи, особенно в провинции, — цель и возможность двигаться к ней вне зависимости от внешних обстоятельств.

«Самое сложное, когда родители, чаще всего матери-одиночки, приходят и просят забрать ребенка, которого они уже оставили без присмотра, — говорит офицер-воспитатель Павел Трофимов. — Проблема в том, что наша система предполагает прием сюда детей в возрасте десяти-двенадцати лет. Тогда мальчику нравятся наши армейские будни, наши традиции, для него это своего рода игра. А в десятом классе корпус для него — ссылка. Ему здесь тяжело, нам с ним тяжело, и его родители не хотят брать его, как бы он ни грозился, что сам сбежит — ведь им больше некуда поставить…

Юрий Филеев особенно гордится тем, что его корпус стал кузницей кадров для армии, хотя он не винит курсантов, избравших гражданский путь.

— В первом выпуске мало кто выбрал военную карьеру после окончания учебы, сейчас их большинство, и это нас радует. Но все же наша главная задача — воспитать человека, преданного своей стране, и будет ли он военным или государственным служащим, не так уж важно, — говорит он.

В отличие от общеобразовательных школ, здание не боится слова «образование».Напротив, здесь оно повторяется регулярно, может быть, даже слишком часто. Это своего рода реакция на внешний мир, из которого сюда привозят «безнадзорных» детей.

И воспитание здесь особенное.

«Мы не просто кадетский корпус, наша цель — не просто военная подготовка», — говорит Владимир Косинков, заместитель начальника корпуса по воспитательной работе. — Для нас важно, чтобы традиция продолжалась. Сейчас модно ходить в церкви, даже исповедоваться. Но нужно жить христианством, а это совсем другое! И казаки — это, прежде всего, особый образ жизни и мысли.Нельзя просто надеть герб, штаны в полоску и считать себя казаком. Мы были в другом здании, потому что в России семьдесят казачьих корпусов! Заходим туда в столовую, наши ребята встали, начали молиться, как это принято у нас, а местные жители смотрят на них огромными глазами, как клоуны, даже те, кто был на кухне, прибежали. Казаки, зовут! У нас на Дону их тоже хватает, поверьте … Но это на их совести, а наши ребята будут настоящими.

Ласорица

Официальный молодежный военный ансамбль Великого Донского войска «Лазорика» репетирует в недрах огромного здания Дворца культуры Ростсельмаш.Найти их оказалось непросто: сначала приходилось бродить по этажам, лестницам и переходам.

Просторный танцевальный зал, отведенный для репетиций, оказался проходным, по нему регулярно сновали ребята из кружка, которым занималась соседняя комната. Старшая группа «Лазорикс», состоящая исключительно из девушек, практиковала танец с казачьими саблями.

— Это вполне традиционный женский казачий танец, — пояснила их ведущая Елена Балышева. — У нас на Дону всегда было так: мужчины ходили на войну, жены оставались с детьми, готовились, если уж на то пошло, защищать дом.Так и в ансамбле мы поступили так же. Мальчики уходят от нас рано: чтобы сделать карьеру, чтобы прокормить семью. Но почти все девушки остаются. Денег в ансамбле не так уж и много, понимаете. Приходится петь на свадьбах, в ресторанах … Хотя, знаете, нас это не особо огорчает. Если люди хотят послушать народную песню вместо попсы — это плохо?

Лазорикум — тюльпан донской степи. В свое время по предложению Шолохова он был занесен в «Красную книгу»: к середине 20 века их почти не было.И только за последние несколько лет в природе снова что-то изменилось, так что лазориков снова стало больше.

Теперь каждую весну, как и сто лет назад, степи вокруг Дона цветут красными тюльпанами.

Елена Балышева считает, что казацкая песня, как цветок, не затеряется.

«Мы не любим фольклор, потому что он не знает», — говорит она. — Вы говорите: «народная песня» — и сразу вводится Кадышев. Люди даже не подозревают, насколько глубока их культура, насколько она разнообразна, а это зеркало нашей истории и нашей души.

Действительно, казачья песня — это настоящий памятник не только культурный, но и исторический. Может быть, поэтому в советские годы старались оставить лишь некую «переднюю» его часть. Конечно, веселые песни и бойкий танец на корточках (в отличие от степенного хоровода северной России) — все это было и остается важной частью казачьего фольклора. Но еще больше песен о войне, о смерти, о разлуке с домом, о Боге …

Казачий фольклор политически актуален и по сей день.В нем хранится многовековая память о свободном демократическом государстве, за которое было заплачено большой кровью. «Право» крепостного можно было получить просто так, право на Дон — нужно было завоевывать. И казачья песня — живое тому свидетельство. «Едем в далекие села, до сих пор поют такие казачьи песни, — говорит Елена Балышева. — Да, это культура ухода, но об этом нужно помнить. Во-первых, понять самих казаков, история которых не ограничивалась только войнами и кровопролитием. А, во-вторых, потому что казацкий фольклор вполне может стать основой современного искусства и развиваться.Я думаю, что если мы не допустим прерывания традиции, мы найдем для нее новые формы, она все равно будет играть свою роль в русской культуре.

Слово без определения

— Жалко, что казаки опоздали, — говорит начальник отдела по работе с казаками Ростовской епархии священник Вадим Толмачев. — Особенно они были нужны в 90-е годы, когда в государстве царил разлад. Казаки, с их опытом реальной демократии, способностью отличать волю от анархии, могли бы тогда сыграть важную роль.Но оно само было в кризисе. Отовсюду прибегали бандиты и политические жулики, надевали фальшивую форму, пытались встать у руля казачьего движения. Такие «казаки» уже в прошлом, но ситуация в стране изменилась: государство стало сильнее. А история учит, что России нужны казаки, когда они слабы и беззащитны. Для сильной империи это может быть сложно. Поэтому для казаков сегодня главное — найти себе подходящее место в новых условиях и просто найти себя.

Сам отец Вадим сравнивает современный период истории казачества с сорокалетним хождением евреев по пустыне. Он говорит, что ему надолго предстоит избавиться от своего прошлого: сумасшедших 90-х и, главное, безбожия советской эпохи, которое до сих пор бьет по казакам.

В свое время именно Православие стало цементом, сплотившим донских казаков. Вера превратила разрозненные банды разных племен свободных людей в единый народ, со своим укладом жизни, своей культурой и традициями.

Сегодня культура и традиции ушли в прошлое.

Казаки снова сохраняют только одно — Православие. Беда только в том, что люди часто уже не понимают, что это такое.

«Для многих казаков Православие — это своего рода средство самоидентификации, а не вера во Христа», — говорит священник Сергей Красников, руководитель отдела по делам молодежи Ростовской епархии. «Они видят в нем только традицию, и это мешает им верить. Увы, ничего не поделаешь.Мы больше не сможем серьезно перевернуть жизнь тех, кто вырос в безбожные годы, и поэтому наша главная надежда по-прежнему на молодое поколение, которое воспитывается в новой среде и может сознательно прийти к вере в то, что оно знает с детства. Конечно, это сложнее, чем просто называться «православным по рождению», и не каждый придет к по-настоящему глубокому пониманию веры. Но христианство перестанет быть мертвой буквой традиции, оно оживет.Никогда еще не было такого, чтобы казачество целиком состояло из глубоко церковных и чрезвычайно набожных людей. Но те, кто искренне верил, всегда занимали особое место в истории казачества и во многом определяли ее. Это уже заметно у молодых верующих казаков. Например, у нас в приходе таких ребят много, и все они замечательные, умные и очень честные люди, для которых вера — не просто традиция …

Казаки — загадка современной этнографии.Во времена Российской империи казаки считались особым сословием, и их история восходит к беглым крестьянам севера России. Сегодня о казаках все чаще говорят как об отдельной национальности, точнее, о субэтносе. Причина проста — поместий уже нет, и определить, что такое казак, довольно сложно.

Если подойти к вопросу чисто номинально, то большинство сегодняшних ростовчан могут называть себя казаками.Но разве можно быть казаком просто по праву рождения, не живя по казачьим правилам, оторвавшись от казачьих традиций?

«Слава богу, мы казаки!» — старый девиз, лежащий в основе самоопределения этого уникального социально-исторического явления. Но сегодня уже невозможно жить только этими четырьмя словами. Как невозможно стать казаком, просто сшив себе фальшивую форму.

— Казак в первую очередь православный патриот, — любят говорить на Дону.

И в прошлом веке казаки смогли доказать свой патриотизм, несмотря на гонения со стороны государства и общественное презрение. Впереди самое главное — доказать свою веру. Не столько к другим, сколько к себе.

Фото Владимира Естокина

«Новочеркасский перестрел» — события 1-2 июня 1962 года, когда рост цен на продукты и одновременное снижение цен на работы вызвали беспорядки на Новочеркасском электровозостроительном заводе.При попытке захвата здания горкома толпа боевиков была расстреляна войсками. По приблизительным оценкам, погибло 24 человека. — Ред.

Кошевой атаман — традиционное название руководящего положения в казачьих общинах. — Ред.

В древности государства на нашей земле не касались своих границ, как сейчас. Между ними были гигантские пространства, в которых никто не жил — это было либо невозможно из-за отсутствия условий для жизни (нет воды, земли для посевов, нельзя охотиться, если мало дичи), либо это было просто опасно из-за набеги кочевых степняков.Именно в таких местах зародились казаки — на окраинах русских княжеств, на границе с Великой степью. В таких местах собирались люди, не боявшиеся внезапного набега степняков, умевшие выжить и сражаться без посторонней помощи.

Первые упоминания о казачьих отрядах относятся к Киевской Руси, например, Илья Муромец назывался «старым казаком». Есть упоминания об участии казачьих отрядов в Куликовской битве под командованием губернатора Дмитрия Боброка.К концу XIV века в низовьях Дона и Днепра образовались две большие территории, на которых было создано множество казачьих поселений и их участие в войнах, которые вел Иван Грозный, уже бесспорно. Казаки отличились при завоевании Казанского и Астраханского ханств и в Ливонской войне. Первый русский устав сторожевой службы был составлен боярином М. И. Воротынским в 1571 году. Согласно ему станицкие казаки или станицы несли сторожевую службу, а городские (полковые) казаки защищали города.В 1612 году донские казаки вместе с нижегородским ополчением освободили Москву и изгнали поляков с русской земли. При всех этих заслугах русские цари одобрили право казаков навсегда владеть Тихим Доном.

В то время украинское казачество было разделено на регистр на службе у Польши и низовое, что и создало Запорожскую Сечь. В результате политического и религиозного давления со стороны Речи Посполитой украинские казаки стали основой освободительного движения, подняли ряд восстаний, последнее из которых под предводительством Богдана Хмельницкого достигло своей цели — Украина была воссоединена с Россией. царство Переяславской Рады в январе 1654 года.Для России договор привел к приобретению части земель Западной Руси, что оправдало титул русских царей — государь всея Руси. Московская Русь стала собирателем земель со славянским православным населением.

И Днепровское, и Донское казаки в то время были в авангарде борьбы с турками и татарами, которые постоянно совершали набеги на русские земли, опустошая посевы, загоняя людей в плен и истекая кровью наши земли. Казаки совершили бесчисленные подвиги, но одним из самых ярких примеров героизма наших предков является Азовское городище — восемь тысяч казаков, взяв Азов — одну из самых мощных крепостей и важный узел связи — смогли отбиться. двухсоттысячная турецкая армия.Более того, турки были вынуждены отступить, потеряв около ста тысяч солдат — половину своей армии! Но со временем Крым был освобожден, Турция была вытеснена с берегов Черного моря далеко на юг, а Запорожская Сечь потеряла свое значение как передовой форпост, оказавшись в нескольких сотнях километров вглубь суши на мирной территории. 5 августа 1775 года подписанием российской императрицей Екатериной II манифеста «Об уничтожении Запорожской Сечи и ее учете с Новороссийской губернию» Сечь была окончательно расформирована.После этого запорожские казаки разделились на несколько частей. Наиболее многочисленное перебралось в Черноморское казачье войско, которое несло пограничников по берегам Черного моря, значительная часть казаков была переселена для защиты южных рубежей России на Кубань и Азов. Султан разрешил пяти тысячам запорожцев, уехавшим в Турцию, основать Задунайскую Сечь. В 1828 году задунайские казаки с Кошевым Иосипом Гладким перешли на сторону России и были помилованы лично императором Николаем I.На огромной территории России казаки стали нести пограничную службу. Недаром царь-миротворец Александр III однажды метко заметил: «Границы государства Российского лежат на арчаке Казачьего седла …»

Донец, Кубань, Терцы, а затем и их соратники Урал и Сибиряк, были постоянным боевым авангардом во всех войнах, в которых Россия воевала на протяжении веков почти без передышки. Особенно отличились казаки в Отечественной войне 1812 года.До сих пор жива память о легендарном командире донского атамана Матвея Ивановича Платова, который вел казачьи полки от Бородино до Парижа. Те самые полки, о которых Наполеон с завистью сказал бы: «Если бы у меня была казачья конница, я бы весь мир завоевал». Патрули, разведка, охрана, дальние рейды — всю эту ежедневную тяжелую боевую работу выполняли казаки, и их боевой порядок — казацкая лава — проявил себя в той войне во всей красе.

В народном сознании сформировался образ казака как прирожденного конного воина.Но была и казачья пехота — разведчики, ставшие прообразом современных отрядов специального назначения. Он зародился на побережье Черного моря, где разведчики несли тяжелую службу в поймах Черного моря. Позже отряды пластунов успешно действовали и на Кавказе. Даже их противники воздавали должное бесстрашию разведчиков — лучших охранников линии оцепления на Кавказе. Именно горцы сохранили историю о том, как пластуны, осажденные на Липкинском посту, предпочли сгореть заживо — но не сдаться черкесам, которые даже обещали им жизнь.

Однако казаки известны не только военными подвигами. Не меньшую роль они сыграли в освоении новых земель и присоединении их к Российской Империи. Со временем казачье население продвинулось в безлюдные земли, расширяя государственные границы. Казачьи войска принимали активное участие в освоении Северного Кавказа, Сибири (экспедиция Ермака), Дальнего Востока и Америки. В 1645 году сибирский казак Василий Поярков проплыл по Амуру, вошел в Охотское море, открыл Северный Сахалин и вернулся в Якутск.В 1648 году сибирский казак Семен Иванович Дежнев переплыл из Северного Ледовитого океана (устье Колымы) в Тихий океан (устье Анадыря) и открыл пролив между Азией и Америкой. В 1697-1699 годах казак Владимир Васильевич Атласов исследовал Камчатку.


Казаки в годы Первой мировой войны

В первый же день Первой мировой войны первые два полка кубанских казаков ушли на фронт от железнодорожной станции Екатеринодар.Одиннадцать казачьих войск России сражались на фронтах Первой мировой войны — Донском, Уральском, Терском, Кубанском, Оренбургском, Астраханском, Сибирском, Забайкальском, Амурском, Семиреченском и Уссурийском — не зная трусости и дезертирства. Их лучшие качества особенно ярко проявились на Закавказском фронте, где 11 казачьих полков третьего порядка формировались только в ополчении — из казаков старшего возраста, которые иногда могли дать фору кадровой молодежи. Благодаря невероятной стойкости в тяжелых боях 1914 года именно они предотвратили прорыв турецких войск — далеко не самый худший по тем временам! — В наше Закавказье и вместе с прибывшими сибирскими казаками бросили обратно.После грандиозной победы в Сарыкамышской битве Россия получила поздравления от союзных главнокомандующих Жоффра и Франции, которые высоко оценили мощь русского оружия. Но вершиной боевого искусства в Закавказье стал захват горно-укрепленного района Эрзурум зимой 1916 года, в штурме которого важную роль сыграли казачьи части.

Казаки были не только самой лихой кавалерией, но и служили в разведке, в артиллерии, в пехоте и даже в авиации.Так, уроженец Кубани Вячеслав Ткачев совершил первый в России дальний перелет по маршруту Киев — Одесса — Керчь — Тамань — Екатеринодар общей протяженностью 1500 верст, несмотря на неблагоприятную осеннюю погоду и другие тяжелые условия. 10 марта 1914 года он был прикомандирован к 4-й авиационной дивизии после ее формирования, и в этот же день Ткачев был назначен командиром 20-го авиационного отряда при штабе 4-й армии. В начальный период войны Ткачев совершил несколько очень важных для российского командования разведывательных полетов, для которых приказом армии Юго-Западного фронта от 24 ноября 1914 г.290 г. награжден орденом Святого великомученика и Георгия Победоносца IV степени (первое место среди летчиков).


Казаки очень хорошо проявили себя в Великой Отечественной войне. В это тяжелейшее и тяжелое для страны время казаки забыли былые обиды и вместе со всем советским народом встали на защиту своей Родины. 4-й Кубанский, 5-й Донской добровольческий казачий корпус с честью прошел до конца войны, участвуя в крупных операциях.9-я пластунская Краснознаменная Краснодарская дивизия, десятки стрелковых и кавалерийских дивизий сформированные в начале войны из казаков Дона, Кубани, Терека, Ставрополя, Оренбурга, Урала, Семиречья, Забайкалья и Дальнего Востока. Гвардейские казачьи соединения часто выполняли очень важную задачу — пока механизированные соединения образовывали внутреннее кольцо из многочисленных «котлов», казаки в составе механизированных кавалерийских групп вырывались в оперативное пространство, нарушали коммуникации противника и создавали внешнее кольцо окружения, не позволяя освобождение вражеских войск.Помимо воссозданных при Сталине казачьих отрядов, в годы Второй мировой войны среди известных людей было немало казаков, которые воевали не в «фирменной» казачьей кавалерии или пластунских частях, а во всей Советской армии или отличились военным производством. Например: танковый ас №1, Герой Советского Союза Д.Ф. Лавриненко — кубанский казак, уроженец села Бесстрашный; Генерал-лейтенант инженерных войск, Герой Советского Союза Д. Карбышев — родовой уральский казак, уроженец Омска; Командующий Северным флотом адмирал А.А. Головко — терский казак, уроженец станицы Прохладная; конструктор-оружейник Ф.В. Токарев — донский казак, уроженец села Егорлыкского района Донского казачества; Командующий Брянским и 2-м Прибалтийским фронтами генерал армии Герой СССР М.М. Попов — донский казак, уроженец станицы Усть-Медведицкой области Донского казачества, командир роты гвардии капитан К.И. Недорубов — Герой Советского Союза и полный Георгиевский кавалер, как и многие другие казаки.

Все войны нашего времени, которые Российская Федерация уже успела вести, тоже не обошлись без казаков. Помимо конфликтов в Приднестровье и Абхазии, казаки принимали активное участие в осетино-ингушском конфликте и последующей охране административной границы Осетии с Чечней и Ингушетией. Во время Первой чеченской кампании из казаков-добровольцев Минобороны России сформировало мотострелковый батальон имени генерала Ермолова.Его эффективность была настолько высока, что напугала прокремлевских чеченцев, которые увидели появление казачьих отрядов как первый шаг к возрождению Терской области. Под их давлением батальон был выведен из Чечни и расформирован. Во время второй кампании казаками была укомплектована 205-я мотострелковая бригада, а также комендантские роты, несущие службу в Шелковском, Наурском и Надтеречном районах Чечни. Кроме того, значительные массы казаков, заключив договор, воевали в «рядовых», то есть неказачьих частях.В результате боевых действий более 90 человек из казачьих частей получили правительственные награды, все казаки, которые участвовали в боевых действиях и четко выполняли свои обязанности, были награждены казачьими наградами. На протяжении 13 лет казаки юга России ежегодно проводят полевые сборы, в рамках которых организуются командно-штабные тренировки с командирами и офицерами частей, огневая, тактическая, топографическая, минная и медицинская подготовка. Казачьи части, роты и взводы возглавляют офицеры российской армии с боевым опытом, принимавшие участие в боевых действиях в горячих точках Кавказа, Афганистана и других регионов.И казачьи конные патрули стали надежными помощниками российских пограничников и милиции.

Кто такие казаки? Есть версия, что они ведут свою родословную от беглых крепостных. Однако некоторые историки утверждают, что казачество восходит к VIII веку до нашей эры.

Византийский император Константин VII Порфирогенит в 948 году называл территорию на Северном Кавказе страной Касахия. Особое значение этому факту историки придали только после того, как капитан А.Г. Туманский в 1892 году в Бухаре открыл персидскую географию «Гудуд аллем», составленную в 982 году.

Оказывается, есть еще «Касакская земля», которая находилась в Азовском море. Интересно, что арабский историк, географ и путешественник Абу-л-Хасан Али ибн аль-Хусейн (896–956), получивший прозвище имама всех историков, сообщил в своих трудах, что касаки, жившие за пределами Кавказа хребта не были альпинистами.
Скупое описание некоего военного народа, жившего на Черном море и в Закавказье, можно найти в географическом сочинении грека Страбона, работавшего при «живом Христе».Он называл их косахами. Современные этнографы приводят данные о скифах из туранских племен кос-саков, первое упоминание о которых датируется примерно 720 годом до нашей эры. Считается, что именно тогда отряд этих кочевников пробился из Западного Туркестана в Причерноморье, где и остановился.

Помимо скифов, на территории современного казачества, то есть между Черным и Азовским морями, а также между реками Доном и Волгой, правили сарматские племена, создавшие Аланское государство.Гунны (булгары) разгромили его и истребили почти все его население. Уцелевшие аланы укрылись на севере — между Доном и Донецком, а на юге — в предгорьях Кавказа. По сути, именно эти две этнические группы — скифы и аланы, вступившие в брак с азовскими славянами, — и образовали народность, названную казаками. Эта версия считается одной из основных в дискуссии о том, откуда пришли казаки.

Славяно-туранские племена

Донские этнографы также связывают корни казачества с племенами северо-западной Скифии.Об этом свидетельствуют курганы III-II веков до нашей эры. Именно в это время скифы стали вести оседлый образ жизни, пересекаясь и сливаясь с южными славянами, жившими в Меотиде — на восточном побережье Азовского моря.

Это время называется эпохой «вступления сарматов в меотс», в результате которой образовались племена торецов (торков, удзов, беренджеров, сираков, брадас-бродников) славяно-туранского типа. В V веке произошло нашествие гуннов, в результате которого часть славяно-туранских племен вышла за Волгу и в Верхнедонскую лесостепь.Оставшиеся подчинялись гуннам, хазарам и булгарам, получив имя касаки. Спустя 300 лет они обратились в христианство (примерно в 860 году после апостольской проповеди святого Кирилла), а затем по приказу Хазарского кагана изгнали печенегов. В 965 году Касакская земля перешла под власть Мтислава Рюриковича.

Даркаракан

Именно Мктислав Рюрикович разбил новгородского князя Ярослава под Лиственом и основал его княжество — Тмутаракань, простиравшееся далеко на север.Считается, что это казачье государство недолго было на пике могущества, примерно до 1060 года, но после прихода половецких племен оно начало постепенно угасать.

Многие жители Тмутаракани бежали на север — в лесостепь, и вместе с Русью воевали с кочевниками. Так появились Черные Клобуки, которых в русских летописях называли казаками и черкасами. Другая часть жителей Тмутаракани получила название подонских кочевников.
Как и русские княжества, казачьи поселения находились во власти Золотой Орды, но условно пользовались широкой автономией. В XIV-XV веках о казаках заговорили как о сформировавшейся общине, которая стала принимать беглых людей из центральной части России.

Не хазары и не готы

Существует еще одна популярная на Западе версия, что хазары были предками казаков. Его сторонники утверждают, что слова «гусар» и «казак» являются синонимами, поскольку в первом и втором случаях речь идет о боевых всадниках.Причем оба слова имеют один и тот же корень «каз», означающий «сила», «война» и «свобода». Однако есть еще одно значение — это «гусь». Но и здесь сторонники хазарского следа говорят о всадниках-гусарах, военную идеологию которых копировали почти все страны, даже туманный Альбион.

Хазарский этноним казаков прямо прописан в «Конституции Пилипа Орлика», «… древний военный казачий народ, который раньше назывался казарским народом, сначала воспитывался бессмертной славой, просторными владениями и рыцарскими владениями. почести… ». Более того, говорят, что казаки переняли Православие от Царьграда (Константинополя) в эпоху Хазарского каганата.

В России эта версия в казачьей среде вызывает справедливые ругательства, особенно на фоне исследований казачества. генеалогии, корни которых имеют русское происхождение Так, потомственный кубанский казак, академик РАХ Дмитрий Шмарин, по этому поводу выразил недовольство: «Автор одной из этих версий происхождения казачества — Гитлер.У него даже есть отдельная речь на эту тему. По его теории, казаки — готы. Вест-готы — немцы. А казаки — это ост-готы, то есть потомки ост-готов, союзники немцев, близкие им по крови и по воинственному духу. По воинственности он сравнивал их с тевтонцами. На основании этого Гитлер объявил казаков сынами великой Германии. Так почему мы должны теперь считать себя потомками немцев? «

Битва за Сибирь.Последняя операция Колчака

Беспорядки. 1919. у белого командования было два плана выхода из бедствия. Военный министр генерал Будберг мудро заметил, что обескровленная, деморализованная часть больше не может атаковать. Он предложил создать долгосрочную оборону на границах Тобола и Ишима. Чтобы выиграть время, дождаться зимы. Командующему генералу Дитерихсу было предложено собрать последние силы и атаковать. Красная Армия постоянно продвигалась от Волги к Тоболу и должна была выдыхаться.
Адмирал Колчак принимает парад. Под Тобольском, 1919 г.

Общая обстановка на Восточном фронте. Поражение Колчака на юге


Во второй половине 1919 года армия Колчака понесла большие потери и перестала представлять угрозу для Советской республики. Главной угрозой для Москвы была армия Деникина, успешно продвигавшаяся на южном фронте. В этих условиях необходимо было добить Колчака для переброски войск с востока страны на юг.
В связи с расчленением армий Колчака, отступавших в разные стороны, верховное командование Красной Армии реорганизовало армии Восточного фронта.В ее состав была выведена южная группа армий (1-я и 4-я армии), которые 14 августа 1919 г. образовали Туркестанский фронт. До октября 1919 года Туркестанский фронт также входил в состав 11-й армии, действовавшей в районе Астрахани. Новый фронт во главе с Фрунзе. Перед Туркестанским фронтом стояла задача прикончить южную армию Колчака, оренбургских и уральских казаков. С этой задачей войска Туркестанского фронта справились. В сентябре в районе Орска и Актюбинска было разгромлено южное войско Колчака и Дутова из оренбургских казаков и бачича

Остальные части оренбургского войска в ноябре-декабре 1919 года из района Кокчетав отступили в Семиречье.Этот переход был назван «голодным маршем» из Голодной степи (засушливая пустыня на левом берегу Сырдарьи). Около 20 тысяч казаков и членов их семей отступили в почти безлюдную местность, без еды и воды. В результате казаки и половина беженцев погибли от голода, холода и болезней. Практически все выжившие заболели сыпным тифом. Дутов вступил в армию атамана Анненкова. Дутов был назначен атаманом Анненковым генерал-губернатором Семиреченской области. Генерал Бакич возглавил оренбургский отряд.Весной 1920 года остатки белого казачества под натиском красных бежали в Китай.

На уральском направлении бои шли с переменным успехом. После того, как красные деблокировали орал и взяли Лбищенск, белые казаки отступили дальше по реке. Однако красная группа под командованием Чапаева выглянула с его тыла, линии снабжения были сильно натянуты, Красная армия устала от боев и переходов. В итоге командование Уральской белой армии смогло организовать в конце августа — начале сентября 1919 г. рейд на Лбищенск, где находился штаб красной группировки, тыловые части и конвои.Белые казаки, используя знание местности и изолированность штаба 25-й стрелковой дивизии от своих частей, взяли Лбищенск. Сотни солдат, в том числе командир дивизии Чапаев, были убиты или взяты в плен. Белые захватили большую добычу, которая была для них важна, поскольку они потеряли свои прежние линии снабжения.
Красный Деморализованная сторона отступила на свои прежние позиции, в районе орального. Уральские казаки в октябре снова заблокировали орально. Однако в отрыве от других белых войск, отсутствии источников пополнения вооружения и боеприпасов генерал Уральской армии Толстова был обречен на поражение.В начале ноября 1919 года Туркестанский фронт снова перешел в наступление. Под натиском превосходящих сил красных, в условиях нехватки оружия и боеприпасов белые казаки снова стали отступать. 20 ноября красные взяли Лбищенск, но казаки снова смогли избежать окружения. В декабре 1919 г. с подтягиванием подкреплений и тыла Туркестанский фронт возобновил наступление. Оборона казаков была сломлена. 11 декабря Пала Каминская, 18 декабря красные захватили калмыков, отрезав тем самым отступающие корпуса Илецка, а 22 декабря — Горский, один из последних опорных пунктов Урала перед Гурьевым.Казаки Толстова отступили к Гурьеву.
Остатки Илецкого корпуса, понеся большие потери в боях при отступлении и брюшном тифе, 4 января 1920 года были почти полностью уничтожены и взяты в плен красными у поселка Малый Байбуз. 5 января 1920 года красные взяли Гурьева. Часть белых казаков попала в плен, часть перешла к красным. Остатки Урала во главе с генералом Толстовым, телеги, семьи и беженцы (около 15 тысяч человек) решили двинуться на юг и соединиться с Туркестанской армией генерала Казановича.Пошел вдоль восточного побережья Каспийского моря в Форт Александр. Переход был крайне тяжелым, а зимой (январь — март 1920 г.) не хватало еды, воды и лекарств. В «Марше смерти» («Ледяной марш по пустыне») выжило всего около 2 тысяч человек. Другие погибли во время столкновений с красными, но в основном от холода, голода и болезней. Выжившие заболели, в основном, тифом.

Урал планировал перейти реку на кораблях Каспийской флотилии вооруженных сил Юга России по другую сторону моря в Порт-Петровске.Однако к этому времени деникинская армия на Кавказе также потерпела поражение, и Петровск в конце марта остался. В начале апреля красные захватили остатки уральской армии у форта Александр. Небольшая группа во главе с Толстовым бежала в Красноводск, а затем в Персию. Оттуда англичане отправили отряд уральских казаков во Владивосток. Осенью 1922 г. из Владивостока уральские казаки бежали в Китай.
В составе Восточного фронта вышли 3-я и 5-я армии. Войскам Восточного фронта предстояло освободить Сибирь.В середине августа 1919 года армия Восточного фронта, преследуя разбитые войска белых, вышла к реке Тобол. Основные силы 5-й Красной армии продвигались по железной дороге Курган — Петропавловск — Омск. 3-я армия наступала главными силами на железной дороге Ялуторовск — Ишим.


Командующий Оренбургской армией генерал Александр Дутов

Обвал тыла армии Колчака


Положение в тылу белых было очень тяжелым, почти катастрофическим.Репрессивная, антинародная политика правительства Колчака спровоцировала широкомасштабную крестьянскую войну в Сибири. Она стала одной из главных причин стремительного падения власти «верховного правителя». Исходя из этого, резко возросли красные партизаны. Партизанские отряды формировались на базе разбитого красного отряда, который летом 1918 года был брошен в лес чехословацких и белогвардейских войск. Вокруг них уже сгруппировались группы крестьян, ненавидящих Колчака. Партизаны знали местность, и среди них было много ветеранов Первой мировой войны, опытных охотников.Поэтому слабым правительственным войскам (в тылу оставался наиболее непригодный к действиям элемент), состоящим из неопытных, молодых солдат, а часто и деклассированных, криминальных элементов, желавших разграбить богатые сибирские деревни, было сложно контролировать ситуацию в таких условиях. огромные пространства.
Таким образом, крестьянско-партизанская война быстро набирала обороты. Репрессии, террор Колчака и чехов только подлили масла в огонь. В начале 1919 г. вся Енисейская губерния была охвачена сетью партизанских отрядов.Сибирская железная дорога — фактически единственная линия снабжения белых, находящаяся под угрозой. Корпус чехов фактически занимался только охраной Сибирской железной дороги. Правительство Колчака было усилено карательной политикой, но пострадали в основном мирные жители. Палачи сжигали целые села, брали заложников, пороли целые села, грабили и насиловали. Что усилило ненависть народа к белому, полностью озлобленное сибирское крестьянство и укрепило позиции красных партизан-большевиков.Он создал крестьянскую армию своим штабом, интеллектом. Вскоре огонь крестьянской войны перекинулся из Енисейской губернии на соседние уезды Иркутской области и Алтайского уезда. Летом в Сибири вспыхнул пожар, тушить его режим Колчака не сумел.
Сибирское правительство попросило помощи у Антанты, чтобы Запад заставил чехословацкий корпус выступить на стороне Колчака. Чехословацкие войска вместе с белыми снова вытеснили в тайгу сибирские войска повстанцев, угрожавших Сибирской железной дороге.Наступление чешских легионеров на территорию России сегодня ставят мемориалы, сопровождаемые массовым террором. Кроме того, этот успех был куплен ценой окончательного разложения чешской части, которая погрязла в грабежах и грабежах. Чехи захватили столько добра, что не захотели расставаться со своими местами, превратив их в склады разных ценностей и товаров. 27 июля 1919 года правительство Колчака обратилось к Антанте с просьбой перенести чехословацкий корпус в Сибирь и заменить его другими иностранными войсками.В Сибирь чешским легионерам уезжать было опасно.
Командование союзников в это время задумывалось о новой смене власти в Сибири. Режим Колчака исчерпал себя, его использовали полностью. Провал фронта и тыла заставил Запад снова взглянуть на СГД и других «демократов». Они должны были вывести белое движение в Сибири из тупика, в котором он завел Колчака. СГД, в свою очередь, ощупала почву Антанты ценой военного переворота, искала поддержки у городской интеллигенции и молодого колчаковского офицера.Планируется «демократический» переворот. В конце концов, свершилось: Запад и чехословацкое командование «слили» Колчака, только белые его не спасли.

Планы Белого командования


Командующий Восточным фронтом Белые армии дитерихс быстро взял ранее побежденную белую часть () через реки Тобол и Ишим, чтобы, опираясь на эти достижения, попытаться прикрыть политический центр белых в Сибири — Омск. Также здесь находился центр сибирского казачества, пользующийся поддержкой правительства Колчака.Для Омского уезда началась непрерывная полоса крестьянских восстаний. После тяжелого поражения в битве за Челябинск боеспособные силы армии Колчака были сокращены до 50 пехотинцев и кавалерии, с пайками находилось огромное количество человек — до 300 тыс. Нормальное снабжение дивизий уже давно сломано, и часть тянет все хозяйство. — боеприпасы, продукты питания, имущество. Из части городов осталась семья белых. В результате отступления превратились в колонны беженцев, потеряв даже остатки боеспособности.В дивизии осталось 400 — 500 активных бойцов, которые накрыли тысячи вагонов с огромной массой беженцев, Нестерович.
АМИ Колчака были разгромлены и сокращены. Несмотря на резкое сокращение ее численности, остается прежнее количество высших командных, штабных и управленческих структур — Ставка Колчака, пятиармейский штаб, 11 корпусных, 35 дивизионных и бригадных. Генералов по количеству солдат было многовато. Сложно контролировать, выключил много людей на слом. И реорганизовывать, сокращать ненужные кадры и структуры на Ставку Колчака не хватило духа.
Армия осталась без тяжелой артиллерии, брошенной в ходе поражений. И почти без ружей. Колчак просил у союзников оружие, но союзники поставляли Колчаку (за золото) тысячи устаревших пулеметов, закрепленных на высокой треноге, что было непригодно для маневренной войны, с которой противники сражались в Гражданской войне. Конечно, тот белый быстро бросил ему громоздкое оружие. Все призывы правительства Колчака о мобилизации и добровольчестве были встречены безразлично, в том числе и со стороны имущих классов.Самые страстные офицеры и городская интеллигенция воевали, остальные были против режима Колчака. Не удалось набрать тысячи волонтеров. Крестьяне, призванные в армию, массово бежали от призыва, дезертировали из частей на сторону и красные партизаны. Казачья область, Оренбург и Урал были фактически отрезаны, вели их война. Забайкальскому казачьему войску атаману Семенову и уссурийскому атаману Калмыкову свою политику направили на Японию, а войска правительства Колчака не отдавали.Семенов и Калмыков воспринимали Омск только как дойную корову. Несколько полков выдал командующий Отдельной Семиреченской армией атаман Анненков. Но без его сурового атамана сразу разложиться, на фронт не попасть и устроили такие масштабные грабежи, что Колчаку пришлось расстрелять самых рьяных.
Основная ставка сделана на сибирских казаков, на земли, подошедшие к большевикам. Однако сибирские казаки тоже ненадежны. Бросился к «независимым». В Омске находилась резиденция казачьего союза, что-то вроде Круга всех восточных казачьих войск.Он не подчиняется «верховному правителю», принимает постановления об «автономии» и блокирует все попытки сибирского правительства обуздать вооруженных атаманов Семенова и Калмыкова. Сибирским атаманом был генерал Иванов Риновский, амбициозный, недалекий сумасшедший человек. Сменить Колчака не удалось, атаман был избран фигурой, с которой считались. Исполнительный Ренов, воспользовавшись тупиковой «верховной властью», потребовал огромную сумму денег на создание Сибирского корпуса, снабжение 20 тыс. Человек.Казачьи станицы присыпали денежными дотациями, подарками, товарами, оружием, обмундированием и т. Д. Деревенские решили, что идут в бой. Но когда дело дошло до дела, пыл быстро улегся. Пришло время собирать урожай, казаки не хотели выходить из дома. Некоторые села стали отказываться идти на фронт под предлогом борьбы с партизанами, другие тайно решили не отправлять солдат на фронт, чтобы скорее прийти красными и отомстить. Некоторые казачьи отряды были созданы, но умышленно пошли на уступки.В конце концов, мобилизация сибирских казаков была отложена и собрала намного меньше бойцов, чем планировалось.
Белое лидерство было двумя планами выхода из бедствия. Военный министр генерал Будберг мудро заметил, что обескровленная, деморализованная часть больше не может атаковать. Он предложил создать долгосрочную оборону на границах Тобола и Ишима. Чтобы выиграть время хотя бы за два месяца до наступления зимы, чтобы дать войскам отдохнуть, подготовить новые части, навести порядок в тылу и оказать существенную помощь со стороны Антанты.Наступление зимы должно было прервать активные наступательные действия. А зимой можно было восстановить армию, подготовить резервы, а потом весной перейти в контратаку. Кроме того, была вероятность, что Южный фронт белых выиграет, возьмет Москва. Казалось, надо было выиграть время, немного задержаться, и армия Деникина разгромит большевиков.
Очевидно, у плана Будберга были и слабые места. Партия Колчака была сильно ослаблена, потеряла способность держать жесткую оборону.Фронт был огромным, красные легко находили слабые места, концентрировали силы на узком участке и прорывали оборону белых. Белое командование не имело резервов, чтобы перекрыть брешь, и гарантированный прорыв привел к генеральному бегству и катастрофе. К тому же красный цвет мог появиться зимой (зимой 1919-1920 гг. Они не приостанавливали своего движения). Речь шла и о задней части, которая рушилась на глазах.
Командующий генерал Дитерихс был предложен в атаку. Красная Армия постоянно продвигалась от Волги к Тоболу и должна была выдыхаться.Поэтому он предложил собрать силы для контратаки. Успешная атака могла вдохновить войска, которые не смогли успешно обороняться. Отвели часть сил Красной Армии с главного московского направления, на которое вышла армия Деникина.

Атаман сибирского казачьего генерала Павел Павлович Иванов-Ринов

План разгрома 5-й Красной армии


Сибирскому правительству нужен был военный успех, чтобы укрепить его шаткое политическое положение в глазах местного населения и западных союзников .Поэтому правительство поддержало план Дитериха. Ведущей предпосылкой последнего наступления армии Колчака на реке Тобол стали требования политики, противоречащие интересам военной стратегии. В военном отношении белые части истощены, и до сих пор идут бескровные битвы, сильно деморализованные поражением. Эффективных доработок почти не было. То есть ни сила белых, ни количество, ни качество не позволяли рассчитывать на большой успех. Большие надежды возлагались на Отдельный Сибирский казачий корпус, мобилизованный в августе 1919 г. (около 7 тыс. Человек).Ему предстояло сыграть роль ударной силы армии Колчака. Кроме того, к ним присоединились пять дивизий, оттянутых от поворота Тобола к Петропавловску, после чего часть должна была обрушиться на врага из глубины фронта.
Белое командование рассчитывало на неожиданность и скорость удара. Красный считается, что Колчак уже разбит и вывел часть войск для переброски на южный фронт. Однако белое командование переоценило боевые действия и боевой дух своих войск и снова недооценило врага.Красная Армия не была истощена наступлением. Он стремительно пополнился свежими силами. Каждая победа каждого города привела к вливанию местных доработок. Красные части не разлагаются, как это было в 1918 и начале 1919 годов — после побед (пьянство, грабеж и т. Д.) Или неудач (дезертирство, самовольный уход с лицевых частей и т. Д.). Красная Армия создала пример бывшей императорской армии со строгим порядком и дисциплиной. Создан бывшими царскими генералами и офицерами.
Наступление планировалось войсками 1-й, 2-й и 3-й армий на фронте между Ишимом и Тоболом.Главный удар наносился слева, при этом 3-я армия Сахарова выдвигалась выступом впереди и располагалась Сибирский казачий корпус генерала Иванова-Ринова. Армия Сахарова и Сибирский казачий корпус насчитывали более 23 тысяч штыков и сабель, около 120 орудий. 1-я Сибирская армия под командованием генерала Пепеляева должна была наступать по железной дороге Омск — Ишим — Тюмень, ограничивая части 3-й Красной армии Мининова. 2-я Сибирская армия под командованием генерала Лохвицкого наносит удары по наиболее мощному и опасному из 5-й Красной армии Тухачевскому с правого фланга в ее тыл.1-я и 2-я армии насчитывали более 30 тысяч человек, более 110 орудий. 3-я армия генерала Сахарова нанесла лобовой удар по армии Тухачевского на железнодорожной линии Омск — Петропавловск — Курган. Степная группа генерала Лебедева прикрывала левый фланг 3-й армии Сахарова. Обь-Иркутский флот провел ряд десантных операций. Особые надежды возлагались на тело Ивановой-Риновой. Казачья конница должна была выйти в тыл 5-й Красной армии, чтобы глубоко проникнуть в противника, способствуя окружению основных сил Красной Армии.
Таким образом, успех операции на Тоболе должен был привести к окружению и разгрому 5-й армии, тяжелому поражению Восточного фронта красных. Это позволило армии Колчака выиграть время, чтобы пережить зиму и весной снова перейти в наступление.
15 августа 1919 года белая армия и красные снова вступили в рукопашный бой на линии Тобола. На Ишим-Тобольском направлении наступающая 3-я армия — около 26 тыс. Пехоты и кавалерии, 95 орудий, 600 пулеметов.На Петропавловск наступала 5-я армия около 35 тысяч штыков и сабель, около 80 орудий, более 470 орудий. Красное командование также планировало развивать наступление. Количество советских армий, их вооружение и боевой дух (высокий после одержанных побед) позволили продолжить наступательные операции. Красная армия Восточного фронта оказалась сильно на выступе навстречу войскам Туркестанского фронта, которые в это время воевали с оренбургскими и уральскими казаками, на фронте Орск — Лбищенск.Поэтому 5-я армия Тухачевского должна была обеспечить своим правым специальным размещением заслон в районе Кустаная. Сюда с левого фланга армии была переброшена 35-я стрелковая дивизия.

Сначала наступление пошло красными. Белые задержали подготовку и мобилизацию сибирских казаков. После небольшой паузы 20 августа 1919 года Красная Армия переправилась через реку Тобол. Белые иногда упорно сопротивлялись, но терпели поражение. Красные войска устремились на восток.
Продолжение следует …

Facebook

Твиттер

Pinterest

Прочтите отзывы пользователей и отправьте свои собственные для The Witcher 3: Wild Hunt — Hearts of Stone на ПК

Ничего себе, вот как вы это делаете, одно из лучших дополнений, в которые я когда-либо играл.Мне понравился The Witcher 3, и я ожидал, что это будет всего лишь несколько часов квестов, но для этого потребовалась и без того фантастическая игра, и она улучшилась на многих уровнях.

Прежде всего, главный квест здесь просто великолепен, он, честно говоря, лучше, чем что-либо в основной игре, такой фатальный, такой мрачный, такой хороший.

Музыка фантастическая, главная тема в самых разных формах. Я начал сначала обращать на это внимание после того, как послушал, как какие-то случайные дети на улице поют эту песню, подумал о ней и о том, как она связана с историей, позже она стала интегрированной в музыку в игре, что сделало ее намного более впечатляющей. любил это.

Новые комплекты доспехов, наконец, выглядят элегантно и стильно, им нравится комплект «Новолуние», а с новым мастером рун вы можете улучшить его по своему вкусу, преобразовать в тип брони по вашему выбору и так далее.

Битвы с боссами !!! Наконец, действительно, действительно хорошие бои с боссами, вероятно, впервые в этой серии. То, чего не хватало в «Ведьмаке 3». Это в основном качество Dark Souls. Битва с лягушками и особенно Смотритель, играя на Марше смерти, это были потрясающие испытания, я умер от этой лягушки примерно 20 раз, но, как и в DS, вы учитесь на своих ошибках, изучаете модели и поведение своего врага, а затем с помощью своего мастерства вы победите босса, удовлетворение гарантировано.Даже обычные монстры довольно сильны в этих новых частях света.

Шани, моя любимая девушка из «Ведьмака 1», наносит ответный удар совершенно потрясающим романом, который посрамляет Йеннифэр и Трисс. Намного лучше, чем оба, это весело, романтично и в целом более удовлетворительно.

Итак, в итоге — лучшие квесты, лучшие доспехи, лучшие бои, лучшая романтика. Мне нравится это расширение, и теперь я серьезно с нетерпением жду следующего DLC «Кровь и вино», потому что если оно даже лучше, чем это… о чувак. 10/10

И тихо течет Дон; роман

  • Стр. 5: БИБЛИОТЕКА СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  • Стр. 8 и 9: МЕЛЕХОВА, ИЛЬИНИЧНА. Жена Панта
  • Стр. 12 и 13: MHXAHJI IllOJIOXOBTMXMM AOHPOMAH B
  • Стр. 14 и 15: ПЕРЕВОД С РУССКОГО ЯЗЫКА
  • Стр. 17: Наш славный e
  • Стр. назад жена-а ли
  • Страница 22 и 23: закваска, и Мавра успела диско
  • Страница 24 и 25: Строй ее, чем вся деревня
  • Страница 26 и 27: сараи и сарай с простыней -iron
  • Страница 28 и 29: это от давления Дарьи fe
  • Страница 30 и 31: «Угу.«Дайте мне прикурить». Старые
  • стр. 32 и 33: «Не волнуйтесь», большие красные и желтые
  • стр. 34 и 35: перестаньте гулять ночью. Вы w
  • Page 36 и 37: — но однажды ему довелось получить
  • Page 38 и 39: «Я засуну тебя в это», — сказали ол
  • Page 40 и 41: «Мой друг Григорий».
  • Page 42 и 43: .Первый петух кукарекал, когда G
  • Page 44 и 45: поднимал туман, а над ним стояли звезды
  • Page 46 и 47: Пантелей топал кругом Петр
  • Страница 48 и 49: Григорий развернул коня и следовал за
  • Page 50 и 51: «Ну, тогда смотрите.«Аксинья подарила ему
  • Page 52 и 53:

    шерстяную юбку, вывела коня. S

  • Page 54 и 55:

    Друг Мишки в придорожной дус

  • Page 56 и 57:

    « Мы получим некоторые из женщин ».« Все

  • Page 58 и 59:

    глубины пугали его как никогда прежде.

  • Page 60 и 61:

    : Кто-то пробежал по запрету

  • Page 62 и 63:

    брошенной головой спина, дышит ровно

  • Page 64 и 65:

    Голова Петра покоилась на мешке с русью

  • Page 66 и 67:

    прижалась к влажной траве

  • Page 68 и 69:

    Кристоня варила просо.Как h

  • Page 70 и 71:

    Смотрю, а это уголь. Некоторые для качелей

  • Page 72 и 73:

    . Он и его мать, когда

  • Page 74 и 75:

    прятались в углу и смотрели на

  • Page 76 и 77:

    «Ты собираешься взять Дарью с собой?

  • Page 78 и 79:

    : «Меня обидели, Гриша». «Колодец

  • Page 80 и 81:

    У Царского пруда был песчаный холм

  • Page 82 и 83:

    угол ее темного глаза, а ее губы

  • Страница 84 и 85:

    будоражит день с его синим цветом

  • Страница 86 и 87:

    ! Ji> ast, Сидя под влажным сеном

  • Страница 88 и 89:

    Дарья положила ребенка под тележку

  • Page 90 и 91:

    С сожалением воскликнула Аксинья, хромая к двери.Он сделал st

  • Page 94 и 95:

    «Я получу свою любовь, я восполню его»

  • Page 96 и 97:

    Мужчины жили как обычно однообразно

  • Page 98 и 99:

    «Ну?» «Она ведет себя с Григом. Он хотел сдать шахты

  • и 105:

    . Я буду любить тебя, и машина

  • Page 106 и 107:

    прилипла к колесам, как смола.S

  • Page 108 и 109:

    земля и заржали. Рисунок на hi

  • Страница 110 и 111:

    «И какие у вас зубы, как в деревне, как

  • Страница 112 и 113:

    доносились звуки драки

  • Страница 114 и 115:

    . его саблевое навершие, Степан w

  • Page 116 и 117:

    до ее чувств, положите минутку, отдохните

  • Page 118 и 119:

    «Хорошо, хорошо!» «И нет ‘все

  • Page 120 и 121:

    «Ах, кузен, я не жених

  • Page 122 и 123:

    » Некоторые гости для вас, Мирон Григорий

  • Page 124 и 125:

    или кто-то в этом роде, это diff

  • Page 126 и 127:

    маленькая, по-девичьи упругая грудь ro

  • Page 128 и 129:

    бесстыдные подробности ее отношений

  • Page 130 и 131:

    мыс, серые вершины древних

  • Страницы 132 и 133:

    Степан накинул брезентовое пальто

  • Page 134 и 135:

    один.. . . Запачкали меня, как собаку,

  • Page 136 и 137:

    «Слушай, Аксиня!» он начал медленно.

  • Page 138 и 139:

    подрамник для переноса шкивов

  • Page 140 и 141:

    отскочил. Через мгновение или

  • Page 142 и 143:

    ошеломлены и вытолкнут половину своего стада из нескольких сотен овец.

  • Page 146 и 147:

    «Отойди, ты, задира! Выходи за нее замуж t

  • Page 148 и 149:

    « Народ будет немного »Это

  • Page 150 и 151:

    Подумайте, дорогой родственник, подумай, как ты

  • Страница 152 и 153:

    Две мужские бороды сплелись вместе

  • Страница 154 и 155:

    «О, я знаю Гришу, он друг

  • Страница 156 и 157:

    Его кровь, казалось, стала холоднее накануне. 163:

    покрыли золотой пылью; зерно

  • Page 164 и 165:

    : После каждой встречи Григорий был sei

  • Page 166 и 167:

    «Отдай им /» — взревел Петр.Вдова на вид

  • Page 168 и 169:

    встретила Петра угощениями

  • Page 170 и 171:

    Гости долго и сытно ели. T

  • Page 172 и 173:

    Она нашла Петра, который выпил еще

  • Page 174 и 175:

    они шли, но серая дорога

  • Page 176 и 177:

    — это ваши мозги, и вы хранить. . . .

  • Стр. 178 и 179:

    «Горько! Горько!» «Нет, я не хочу

  • Стр. 180 и 181:

    других, которые не могут даже согнуть файл.

  • Стр. 182 и 183:

    Турецкий янычары служат своим ца

  • Page 184 и 185:

    их офицер прямо передо мной,

  • Page 186 и 187:

    Спустя десять лет место, где

  • Page 188 и 189:

    шириной, как полноразмерный аккордеон,

  • Page 190 и 191:

    Однажды вечером Сергей Платонович glan

  • Page 192 и 193:

    Владимир перевернул примерку.

  • Page 196 и 197:

    , в отношении которых он исполнил №

  • Page 198 и 199:

    Панкрати из-за его неуместности

  • Page 200 и 201:

    «У меня не было времени.Слишком много ш

  • Страница 202 и 203:

    ее голого плеча с плавлением

  • Страница 204 и 205:

    «Митька! Митька! Эй, Митька!» Но Митьк

  • Страница 206 и 207:

    » Я так сладко спал. Я мог

  • Page 208 и 209:

    Это будет ближе для вас «, — сказал он

  • Page 210 и 211:

    . Page 212 и 213:

    утром он объявил своему astonis

  • Page 214 и 215:

    смелость, с которой он был

  • Page 216 и 217:

    и пытался сохранить равновесие.

  • Page 218 и 219:

    обгрызенный кончик усов, b

  • Page 220 и 221:

    Степан не разговаривал с

  • Page 222 и 223:

    месяцев подкрались, ветер завывал.

  • Page 224 и 225:

    «Из Ростова». «Один из них?» «Что за

  • Page 226 и 227:

    « Это правда », — подтвердил мужчина,

  • Page 228 и 229:

    «Вы слышали новости, сосед

  • Страница 230 и 231:

    » Хорошо, моя дорогая.Христос с

  • Page 232 и 233:

    «Я сверну тебе шею!» «Но посмотри, он

  • Page 234 и 235:

    битва прошла на глазах у Дарьи li

  • Page 236 и 237:

    » На коня, казаки! »« За ними! »«

  • Page 238 и 239:

    ! Давно, — объяснил мужчина, — se

  • Page 240 и 241:

    Украинцы, которым приходилось возить

  • Page 242 и 243:

    длилось до Дня Святого Михаила,

  • Page 244 и 245:

    «Ха-ха-ха-ха!» «Теперь, старейшины! Что из

  • Page 246 и 247:

    «Ну что вы скажете, старейшины?» «Идите

  • Page 248 и 249:

    Спасатели — все просто пропустите

  • Page 250 и 251:

    позвольте мне до встречи! ‘Ver

  • Page 252 и 253:

    и боль.Она лежала, высоко подперевшись

  • Page 254 и 255:

    «Он убивает девушку!» он думал

  • Page 256 и 257:

    «Я забыл. Мама, ничего не поделаешь.

  • Page 258 и 259:

    Трое ехали вместе. двое молча стояли и смотрели на ea

  • Page 262 и 263:

    Наклонив голову над столом, Ко

  • Page 264 и 265:

    «Все тихо, нигде нет беспорядков?»

  • Page 266 и 267:

    на пару дней.Но потом

  • Page 268 и 269:

    татарский лук резко поворачивает к воротам

  • Page 270 и 271:

    , и купол церкви звенел

  • Page 272 и 273:

    Они шли, разговаривает и толкается

  • Page 274 и 275:

    Дарья, указывая на Григория со своим

  • Page 276 и 277:

    off. Что касается Натальи, то я не стоппи

  • Page 278 и 279:

    В проходе Григорий держал Мис

  • Page 280 и 281:

    за засохшие стебли кукурузы.Лом

  • Страница 282 и 283:

    «И мы найдем где-нибудь работу, и

  • Страница 284 и 285:

    крепкий бордовый чай. Григор

  • Страница 286 и 287:

    » Романтик Роман! Ну, пойдемте же.

  • Страница 288 и 289:

    «Я знала Прокофия, я помню Пантеле

  • Страница 290 и 291:

    Аксинья возникла с двумя розовыми черными

  • Страница 292 и 293:

    » Что она сделала хотите? »- спросил он между

  • и 295:

    как обычно.Сначала он пошел в конюшню,

  • Page 296 и 297:

    «Держись подальше, Митка … для Господа

  • Page 298 и 299:

    « Что ты здесь делаешь? »Ее сень

  • Page 300 и 301:

    иерал на пенсии, оставил поместье

  • Page 302 и 303:

    ‘вечная детская улыбка и

  • Page 304 и 305:

    хозяин спрашивал с улыбкой, знай

  • Page 306 и 307 :

    Она как смородиновый пирог, только с

  • Page 308 и 309:

    «Да.«Я поговорю с атаманом на

  • Page 310 и 311:

    глубоких тонах его голоса, который был

  • Page 312 и 313:

    : ed позор. Еще одно горе было теперь добавить

  • Page 314 и 315:

    его поведение, но ничего не сказано, чтобы

  • Page 316 и 317:

    было доставлено в Миллерово, мы не можем

  • Page 318 и 319:

    более виноградники, но на нем нет

  • Page 320 и 321:

    «Я много служу каждый день.»

  • Page 322 и 323:

    I Вода капала с крыши с потоком

  • Page 324 и 325:

    вышла из берегов.

  • Page 326 и 327:

    разорвали голову лошади, а

  • Page 328 и 329:

    лошадей. Сашка вел их

  • Page 330 и 331:

    . Они достигли своей цели,

  • Page 332 и 333:

    : неслись безумным галопом. h

  • Page 334 и 335:

    , и все они потащились на несколько шагов

  • Page 336 и 337:

    вернулись из своего полка предыдущим

  • Page 338 и 339:

    мужем.Ей наскучили свои собственные

  • Page 340 и 341:

    , затем она пошла домой с полуформой

  • Page 342 и 343:

    На следующее утро она пообещала водку

  • Page 344 и 345:

    назад и вперед от груди

  • Page 346 и 347:

    «Кто она? Вы видели?» «Наталья

  • Page 348 и 349:

    XIX Степан подошел к Григорию и,

  • Page 350 и 351:

    кожаный ремешок его военной фуражки.

  • Page 352 и 353:

    не больная женщина. … Я должен иметь

  • Page 354 и 355:

    «Я буду танцевать или умолять об этом,

  • Page 356 и 357:

    Несмотря на его попытки отговорить ее

  • Page 358 и 359 :

    нижняя доска. Сначала она молчала о ферме

  • Page 360 ​​и 361:

    о цесаре

  • Page 362 и 363:

    Ему ничего не снилось, даже не видел

  • Page 364 и 365:

    Пантелей молчал, долго глядя на пальто.Григорий свернул свои

  • Page 368 и 369:

    Когда он закончил, он поднялся с света t

  • Page 370 и 371:

    . То же самое, и Григорий был первым. … Заражает всю деревню S

  • Page 378 и 379:

    «Двенадцатый полк, Мелехов.D ‘

  • Стр. 380 и 381:

    седельная ткань на земле. Его толстая миссия

  • Page 382 и 383:

    медленно проходила по ряду

  • Page 384 и 385:

    Григорий заметил его действие и пр.

  • Page 386 и 387:

    ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

  • Page 388 и 389:

    ее ладонь, опечаленная, когда она посмотрела на

  • Page 390 и 391:

    §erue, как вы должны. Служба для t

  • Page 392 и 393:

    армия вернулась домой, по будням

  • Page 394 и 395:

    «Ну, давай!» Наталья подбодрила его, сошла на крест у других свидетелей

  • и 399:

    , а затем пошла по улицам

  • Page 400 и 401:

    инспектор и его клерк последовал он

  • Page 402 и 403:

    Стокман был последним из заключенных

  • Page 404 и 405:

    «Я так и ожидал.«Инспектор точит

  • Page 406 и 407:

    , бросая робкие косые взгляды

  • Page 408 и 409:

    « Вы косолапый *? »Казаки

  • Page 410 и 411:

    « 1 банка не втыкайте «.» И сержант

  • Page 412 и 413:

    иг, как гусиное яйцо. «Иван / говорит, что он был

  • Page 414 и 415:

    своих лошадей у ​​забора и мог

  • Page 416 и 417:

    Однажды ранней весной Григорию было

  • Page 418 и 419:

    старшина .Но другой Cossa

  • Page 420 и 421:

    не мог даже вспомнить, кто, сказал t

  • Page 422 и 423:

    , осторожно пробираясь через

  • Page 424 и 425:

    , вид круп лошади

  • Страница 426 и 427:

    Она была пьяна, ее растрепанные волосы

  • Страница 428 и 429:

    «Я взял руку, когда они положили их d

  • Страница 430 и 431:

    .» » Война … Газеты кричали

  • Page 432 и 433:

    Копыта грохотали, когда лошади бежали рысью

  • Page 434 и 435:

    вожжи, Григорий задремал.И это

  • Page 436 и 437:

    людей маршировали рядом с колонной

  • Page 438 и 439:

    цветочные горшки и иконы и были оставлены

  • Page 440 и 441:

    Еврей ахнул и побежал. Сержант

  • Страница 442 и 443:

    «Как вы думаете, что делаете?

    На

  • Page 448 и 449:

    послышался рокот копыт, выскользнувших из орбит, он поднял глаза, Григорий поднял свои

  • Page 452 и 453 :

    «Так вы идете на войну, солдаты?» «Y

  • Page 454 and 455:

    гладкое женское лицо.Все, кроме S

  • Page 456 и 457:

    стрелы в лес и t

  • Page 458 и 459:

    Войска и тупо ткнули мордой

  • Page 460 и 461:

    Митька Коршунов ехал в

  • Page 462 и 463:

    «Осторожно, Коршунов! Я дам вам

  • Page 464 и 465:

    всю голову с его носовым платком и

  • Page 466 и 467:

    Знаете, вид быка, с гудением

  • Page 468 и 469:

    его злым духом, сделал кто-то

  • Page 470 и 471:

    и хранил на складе, и пр

  • Page 472 и 473:

    их жены, дети, возлюбленные,

  • Page 474 и 475:

    не видят.За столом Щеголков w

  • Page 476 и 477:

    «Предположим, я женюсь на тебе своей плетью»,

  • Page 478 и 479:

    «Считай так», — согласился Иванков. :

    Около полуночи, в то время как Иванков был o

  • Page 482 и 483:

    облаке от Луны, и o

  • Page 484 и 485:

    «Назовите это косой?» Щеголков г

  • Стр. 486 и 487:

    Стоя с натянутыми поводьями

  • Стр. 488 и 489:

    «Ой, дым!» Кручков пробормотал

  • Page 490 и 491:

    веснушчатому пожилому немцу, который сказал:

  • Page 492 и 493:

    Они расстались.Астахов и Иванко. имущество. «

  • Стр. 500 и 501:

    « Откуда он? »« Вешенская с

  • Стр. 502 и 503:

    »Вы останавливаетесь с нашей эскадрильей

  • Стр. 504 и 505:

    « Божья правда! Она получит мар

  • Page 506 и 507:

    «Но я тебя помню!» Степан улыбнулся

  • Страница 508 и 509:

    Вася, старый друг, я нахожусь вместе

  • Страница 510 и 511:

    сам и мог выбить из черта

  • Страница 512 и 513:

    все перепутал.Когда я смотрю

  • Page 514 и 515:

    «Через десять лет мы узнаем каждую из них

  • Page 516 и 517:

    , я был сбит с толку. Я подвернул ноги

  • Page 518 и 519:

    «Что это у вас с собой? сгоревшая деревня

  • Page 526 и 527:

    очевидно офицер, крикнул что-то

  • Page 528 и 529:

    пехотные полки, я думаю — бегущие

  • Page 530 и 531:

    живые из мертвых.Вот оно,

  • Page 532 и 533:

    разлагается), обыскал тело.

  • Стр. 534 и 535:

    «Вы все вялые, как если бы

  • Page 536 и 537:

    почему и почему. Вы — Cos

  • Стр. Откуда-то он

  • Страница 540 и 541:

    «Покурите чужую баксу», Si

  • Страница 542 и 543:

    рядом. Он почувствовал запах подкладки

  • Страница 544 и 545:

    гусар лежащий на пути.Он проехал около двадцати минут через

  • Page 550 и 551:

    его удар, толкнул точку его

  • Page 552 и 553:

    в славном имени Императора. Я

  • Page 554 и 555:

    «Да». «Да поможет тебе Господь». Как Йе

  • Page 556 и 557:

    пишет и смешивает вещи. Inefficien

  • Page 558 и 559:

    строго, и повернулся, чтобы взглянуть на th

  • Page 560 и 561:

    «Какой вы полк?» Листницкий

  • Страница 562 и 563:

    вокруг окон, и далекий тел.

  • Страница 564 и 565:

    ода прошлым, пытаясь не слышать Cos

  • Страница 566 и 567:

    основные мясные консервы от его имбиря

  • Page 568 и 569:

    запах моих ног.Вы знаете, я

  • Page 570 и 571:

    его зеленоватые глаза были резкими и неподвижными

  • Page 572 и 573:

    и кусты раздавлены австрийским мешком

  • Page 574 и 575:

    «Что вы предлагаете do after th

  • Page 576 and 577:

    . хотел знать, как шла война goi

  • Page 578 и 579:

    После прибытия письма Pan

  • Page 580 и 581:

    против двери- пост, а для

  • Page 582 и 583:

    несерьезно, он получил только как

  • Page 584 и 585:

    «Боже мой! Какая честь для Гриши!

  • Page 586 и 587:

    «Просто попробуйте один, сделайте мне одолжение.»

  • Page 588 и 589:

    рассыпали канаву яркой пурпурной

  • Page 590 и 591:

    XVIII Когда вышли из нормального положения c

  • Page 592 и 593:

    , она спросила Наталью:» Как ты можешь?

  • Page 594 и 595:

    оглянулся назад. Деревня вызвала наводнение

  • Page 596 и 597:

    и кусала ее за руку, чтобы не разбудить

  • Page 598 и 599:

    , вызывая кровавую боль

  • Page 600 и 601:

    Минуту или две спустя Сашка пришел i

  • Page 602 и 603:

    .«Русский? Боже мой! Иди сюда!» th

  • Page 604 и 605:

    • соединение для повторного продвижения. Григорий

  • Page 606 и 607:

    Григорий скрутил из-под ступеней свою нарезанную и блевую

  • Page 608 и 609:

    с янтарным краем жира r

  • Page 610 и 611:

    . Вся его фа

  • Страница 612 и 613:

    XXI: Железнодорожный вагон качал ген

  • Страница 614 и 615:

    кабина, любопытно глядя на c

  • Страница 616 и 617:

    тщательно, затем дал ему полотенце,

  • Page 618 и 619:

    около шести верст, оставив только мачи

  • Page 620 и 621:

    снова только на следующий день.Он заказал

  • Page 622 и 623:

    «Ну, а что с ребенком?

  • Page 624 и 625:

    у меня начались судороги. Крошечные h

  • Page 626 и 627:

    Аксинья постучала. Старик подошел к

  • Page 628 и 629:

    тонам своего голоса. Он уронил свой

  • Page 630 и 631:

    благочестивой Москвы. Когда погода была

  • Page 632 и 633:

    «Что сделал мы, ты и я, идем на войну

  • Page 634 и 635:

    «Почему ты не спишь?» «Я не могу sl

  • Page 636 и 637:

    Они говорили до рассвета.

  • Страница 638 и 639:

    изменена. Сначала пошел сибиряк, t

  • Page 640 и 641:

    , что в момент различения

  • Page 642 и 643:

    ощущение рубки продолжалось внутри h

  • Page 644 и 645:

    Когда он слушал знакомое слово

  • Page 646 и 647:

    «Она теперь горничная. Вы могли бы h

  • Page 648 и 649:

    » Я не ожидал вас. Это так lo

  • Page 650 и 651:

    В постели он быстро заснул.Акс

  • Страница 652 и 653:

    нет! Как он мог? »Он откинулся назад.

  • Page 654 и 655:

    На гребне холма над Татой

  • Page 659:

    UC SOUTHERN REGIONAL LIBRARY FACILI

  • Прощай, Восточная Европа!

    EUR

    ВОСТОК ИСЧЕЗНОВЕНИЕ. Не физическое место, а идея. Все, что скрепляло этот регион в воображении — общий опыт оккупации и изоляции, кажущаяся постоянная тяжесть экономической отсталости, ценные воспоминания о поражении — исчезло, или, по крайней мере, нет. в настоящем, как и раньше.Отправляйтесь в Прагу, Варшаву, Будапешт, Братиславу, Вроцлав, Дебрецен, Тимишоару или Таллинн. Прогуляйтесь по улицам. Посетите торговые центры и киоски сотовой связи. Откуда вы знаете, что находитесь не в Бремене, Шарлеруа, Ньюкасле или Фарго? В магазинах все одинаковые. Marks & Spencer, H&M, C&A. Люди одеваются одинаково. Они смотрят одно и то же, водят одни и те же машины. Где полудревесные трабанты и миниатюрные фиаты прошлых лет?

    Восточная Европа с ее самобытностью, уступающей гомогенизирующим силам глобализации и процветания, находится в процессе забвения.Как область академических исследований она переживает кризис. Гранты засохли. Позиции преподавателей практически исчезли. ACLS отозвала финансирование. Импорт кино — за исключением случайных Ida или прорыва в Румынии — практически прекратился. Литературные переводы, несмотря на героическую работу таких печатных изданий, как Twisted Spoon Press и New York Review of Books Classics, также замедлились до минимума.

    Прошли те времена, когда «Пингвин» писателей из серии «Другая Европа» или Сьюзен Зонтаг уговаривала нас читать Данило Киша, пока у нас еще было время.С тех пор Восточная Европа превратилась в фон для фантазий других людей. Я знаю выдающегося ученого региона, историка, который ведет регулярный курс по истории Восточной Европы, который сказал мне, что каждый год ему приходится отвечать на вопросы своих студентов о том, действительно ли люди любят и смеются в этом «сером месте». Всегда немного унизительно читать англоязычную книгу с восточноевропейским характером. Никогда не угадаешь, станут ли они измученным дворником (поляк), очаровательным мошенником (венгр), посткоммунистическим гангстером (серб) или источником эротического пробуждения для человека с литературным складом ума. (чешский для американцев, любой из вышеперечисленных для жителей Ирландии и Великобритании).

    Но опять же, возможно, Восточной Европы вообще не существовало. Возможно, это было всего лишь плодом воображения времен холодной войны. Если падение «железного занавеса» устранило геополитическое обоснование изучения региона, оно также устранило главное, связывающее его воедино. В конце концов, что общего у Албании с Эстонией или Беларуси со Словенией? Помимо того, что они являются фрагментами давно исчезнувших империй, они почти ничего не имеют с точки зрения культуры, экономики или вероисповедания. Восточная Европа сейчас периферия, как и любая другая — немного провинциальная, немного медлительная, но в основном спокойная, почти степенная.Даже войны на Украине было недостаточно, чтобы поколебать безразличие Запада.

    Тем не менее, вы можете найти Восточную Европу — во всяком случае, ее кусочек — если поедете достаточно долго и достаточно далеко. Он может идти по уездному маршруту 896 из Устшиков-Дольне, поскольку он направляется на юг вдоль польско-украинской границы через потерянную родину униатских лемков. Или, может быть, на пути к востоку от Ньиредьхазы, в деревнях, затерянных в удушающей жаре puszta , Великой Венгерской равнины. Или в Марамуреш, рядом с лесистыми Карпатами, в самом сердце сенной страны Румынии.Или, может быть, вам придется ехать на юг, в Эринд, к подножию массива Лунксхерисэ, «длинного кусочка луны, встроенного в дикое и прекрасное тело Албании», страны, по словам польского писателя Анджея Стасюка, которая функционирует как «бессознательное [европейского] континента», «темный колодец, в который должны заглянуть те, кто считает, что все улажено раз и навсегда».

    Это не та дорога, по которой я хочу идти. Я хочу говорить о Восточной Европе вне стереотипов.Я хочу говорить об этом как о месте неожиданного космополитизма, созвездии микрорегионов, чья индивидуальная ограниченность и самостоятельность составляют нечто большее, чем сумма их частей. Я хочу утверждать, что Восточная Европа, ее литература и история имеют важное значение для понимания ХХ века, кошмара, от которого мы все еще пробуждаемся. Я хочу говорить об этом с точки зрения разнообразия, современности и конкурирующих авангардистов. И все же я здесь на страницу глубже, колеса телеги увязли в трясине ностальгии и руританских клише.

    Истина в том, что Восточная Европа принадлежит не столько географии, записанной в дорожных атласах, сколько психогеографии. На самом деле это не место, а состояние души. Много раз я попадал в районы Восточной Европы далеко к западу от линии Одер – Триест. Это случилось со мной под эстакадами, в очереди у ДМВ и в залах ожидания заброшенных автовокзалов. Я всегда думал, что прустовские моменты были совершенно ложной конструкцией, литературным тщеславием, но будь я проклят, если бы меня не уловил запах усталой грязи, покрывающей ванную комнату в подвале одной из физических лабораторий Беркли. , в одно мгновение был перенесен на лестничную клетку варшавского многоквартирного дома моей бабушки, с его смесью несвежей мочи, усталой грязи и старой швабры, не подслащенной мылом.

    Восточная Европа не прячется в конце сельских переулков, как графство Йокнапатофа в Фолкнера. Он появляется и исчезает, как телефонная будка Доктора Кто. Лучший способ войти в нее — через ее литературу. С чего начать? Я мог бы привести список фаворитов — Витольд Гомбрович, Ярослав Гашек, Бруно Шульц, Богумил Грабаль, Данило Киш, Исмаил Кадаре, Герта Мюллер, Агота Кристоф, Ласло Краснахоркай, Чеслав Милош, Збигнатий Герберт, но беспокоиться об этом — читатель с незнакомыми (и трудно произносимыми) именами.Лучше вместо этого поискать необходимые элементы. Но это затрудняется языковым и географическим разнообразием Восточной Европы.

    В любящей восточноевропейской литературе есть неоспоримый элемент охоты за сокровищами — отыскания следующего, более темного, все уменьшающегося уголка мировой литературы. Сначала идут поляки, чехи и венгры, затем румыны, югославы (всех типов), албанцы и прибалты. В конце этого процесса стоит прусская литература.Пруссаки — это ныне исчезнувший балтийский народ, когда-то живший на побережьях Латвии и Литвы. Их светская литература состоит из единственной рифмующейся двустишницы. Он был обнаружен в 1970-х годах на полях средневекового манускрипта, хранящегося в швейцарской библиотеке, американским аспирантом по философии. Судя по всему, он был написан рассерженным студентом-богословом где-то в 14 веке. Он гласит: «За ваше здоровье, сэр! Это плохой друг, который хочет выпить, но не хочет платить ». Хотя он вполне ясно относится к тому, кто выпил пива у автора в пабе колледжа, куплет вдохновил на создание множества комментариев.

    Вот вам и старопрусская литература. Но странность и безвестность — часть привлекательности восточноевропейцев в целом. Есть что-то захватывающее в освобождении от тотальных повествований и неудачных попыток описать, «как мы живем сейчас» (эта идиотская фраза). Может быть, это из-за извращенной любви к неудачникам, но я не могу себе представить, зачем кому-то захотелось прочитать великий американский роман, если вместо этого они могли бы прочитать ужасное произведение венгерской порнографии. Вот, например, программа курса венгерской литературы, преподаваемого в Университетском колледже Лондона, полностью:

    Этот курс направлен на знакомство студентов с рядом тем в венгерской литературе со времен Первой мировой войны, включая антиутопические фантазии, небольшие Городские абсурды, гениталистское женоненавистничество, человеконенавистнический нарциссизм, идеология как сексуальная ориентация, онанистические палимпсесты, антисемитизм псевдоголландцев и мономаниакальная ревность голландских морских капитанов, имеющих французских жен.Тщательный текстовый анализ десяти основных работ на венгерском языке будет дополнен рассмотрением более широкого исторического и культурного контекста.

    Этот список вызывает множество вопросов. Прежде всего, каковы эти темы? А что такое онанистический палимпсест? Но больше всего, по крайней мере для меня, это невероятно соблазнительно. Если бы венгерская литература была банковским хранилищем, эта программа заставляет меня собрать команду экспертов, чтобы проникнуть в нее. И это еще до того, как мы даже коснемся биографий некоторых из ее авторов — например, Гезы Чата, психиатра, который написал свои мемуары в санатории, впадая в психоз, вызванный морфием, и чьи жестокие истории предвещали убийство-самоубийство, в котором он встретил свою смерть; или драматург Одон фон Хорват, который воспринял типично восточноевропейское смешение идентичностей, описывая себя как «очень типичное сочетание старой Австро-Венгрии: одновременно мадьярского, хорватского, немецкого и чешского», «страной которого является Венгрия [и] родной язык — немецкий », и который провел 30-е годы в болезненном убеждении, что погибнет в неизбежной нацистской войне, только чтобы быть раздавленным падающей веткой дерева во время прогулки по Елисейским полям.

    Просто текст, говорят французы, но, честно говоря, как вы читаете восточноевропейского автора, не обращая внимания на его или ее жизнь? Будь то изгнание, лишение свободы, болезнь, убийство или безумие, неудача — это часть ничьей. Однажды я нашел польскую антологию произведений того, что на обложке было названо «Проклятые поэты». Я беспечно пролистал его, мне несколько надоели повторяющиеся истории об алкоголизме, бездомности, самоубийствах и пренебрежении. Но потом я понял, что сборник насчитывает четыре тома, и оказался на краю метафизической пропасти.

    Но все же остается вопрос — действительно ли что-то объединяет восточноевропейскую литературу, помимо ее мрачности, странности и неудач? Я так думаю; Я даже думаю, что это имеет какое-то реальное всемирно-историческое значение. Вот набросок теории, хотя и такой широкой и стереотипной, что количество исключений обязательно должно быть больше, чем примеров.

    Западноевропейский роман в том виде, в каком он был разработан в 19 веке, драматизировал давление между психическими побуждениями и ограничениями буржуазных нравов.Его персонажи движутся по магическому квадрату, определяемому четырьмя полюсами честолюбия, желания, приличия и прелюбодеяния. Американский роман, напротив, обычно изображает мужчин и женщин, столкнувшихся с пространством свободы и масштабом возможностей, которые превосходят ничтожность их идентичности. Он построен на побегах, изгнании, эмансипации и трансформации идентичности.

    Восточноевропейская художественная литература, по большому счету, была о капризе судьбы, неизбежности истории и общей абсурдности жизни.Он сформирован историей внезапных перемен, неудачных амбиций и неприятных сюрпризов. Фактически, восточноевропейское наследие доминирования, репрессий и неожиданного террора настолько глубоко и так сильно повлияло на его авторов, что оно проникло в саму их идею сознания и чувство повествовательной формы.

    «Самая яркая черта центральноевропейской литературы — это знание истории». Так писал Чеслав Милош, пытаясь определить суть того, что он называл «Наша Европа.«В романах Центральной Европы [1], в отличие от романов Запада, — продолжил он, — время интенсивно, скачкообразно, полно сюрпризов, оно фактически является активным участником истории. Это потому, что время связано с опасностью, которая угрожает существованию национального сообщества, к которому принадлежит писатель ». Это означает, что для понимания восточноевропейской художественной литературы необходимо понимать историю Восточной Европы. [2]

    Это может быть непросто. Слишком много стран, слишком много народов, слишком много противоречивых повествований и многосложных имен с полиморфным акцентом.Я должен знать. Я много лет преподаю и изучаю историю этого «серого места». За все это время я не пришел ни к каким выводам и не достиг момента синтеза. Все, что мне нужно показать за свое время, — это файл, полный историй — историй, которые реальны, но, по крайней мере, для меня, читаются как выдумка или басни. Или шутки. Вместе эти истории составляют мой частный короткий курс по Восточной Европе. Вместо подробной хронологии они передают часть его настроения и, возможно, немного его значения: кубистическая история для разрушенного места.Я предлагаю эти фрагменты — эти грани истории — в четырех уроках, с кодом.

    ¤

    Первый урок — Зона смешанного населения

    Первое, что нужно знать о Восточной Европе, — это то, что она отличается поразительной концентрацией человеческого разнообразия. Это одно из немногих мест в мире, где пересекаются так много разных языков, религий и этнических групп. Часто эти различия соответствовали различиям в классе и профессии, так что в Восточной Польше польские католики-землевладельцы правили православными украинскими и белорусскими крестьянами, которые посещали еврейские и говорящие на идише деревни, чтобы продавать свою продукцию и покупать свои товары.В Трансильвании соответствующие роли играли католические мадьяры, православные и униаты румыны, лютеранские и кальвинистские немцы, а в Османской Македонии с ее головокружительной смесью тюркоязычных и славяноязычных мусульман, албанцев, болгар, греков, аромани, влахов и т. У цыган и евреев-сефардов социальная структура слишком сложна, чтобы ее можно было анатомировать.

    Буковина, провинция Австро-Венгерской империи у подножия Карпатских гор, которая с тех пор колеблется между Румынией и Украиной, является еще одним таким местом множественного числа.Вот Грегор фон Реззори, потомок сицилийских аристократов, поселившихся в Австрии в 18 веке, описывающий в году Снег прошлых лет (1989) лингвистические обстоятельства своей юности:

    Наша мать не говорила и не понимала никого из местных языков. Хотя немецкий язык был официальной идиомой на Буковине в австрийскую эпоху, этот язык становился все более искаженным и непонятным как для нас, так и для различных национальностей, более глубокий язык проник в Буковину.Кассандра, с другой стороны, не говорившая правильно на языке, выражалась отрывками на румынском, русинском, польском и венгерском, а также на турецком и идиш, чему способствовала гротескная мимика и примитивный графический язык тела, который заставлял всех смеяться, и это все поняли.

    Еще одна вещь, которую следует помнить о Восточной Европе, — это то, что она в большинстве случаев пришла с опозданием. По сравнению со своими соседями на юге и западе, он медленно принимал христианство, медленно организовывался в государства и медленно принимал индустриализацию.

    Неудивительно, что места, которые считались наиболее восточноевропейскими — даже для других восточноевропейцев — были самыми разнообразными и самыми отсталыми в регионе. Для космополитических офицеров австро-венгерской армии Галиция была одним из таких мест:

    Галиция, как предполагалось, содержала наибольшее количество грязных и пыльных дорог, мух и вшей, а также наибольшую заболеваемость венерическими заболеваниями. пьяные крестьяне и хитрые евреи. Польские помещики не будут иметь ничего общего с габсбургскими офицерами, равно как и их дочери.Галиция была местом, где можно было напиться и остаться пьяным; ночевать в убогих кафе, играть в азартные игры и блудить; тосковать по цивилизации; и совершить паломничество к вокзалу, чтобы понаблюдать за прохождением экспресса Лемберг – Краков – Вена. (Иштван Деак, За пределами национализма: Социальная и политическая история Габсбургского офицерского корпуса, 1848–1918 , 1990)

    ¤

    Второй урок — Империя и маскарад

    Что могло организовать такое одновременно разнородное и ретроградное Космос? Только Империя.Три империи — Габсбургская, Российская и Османская — доминировали в Восточной Европе перед Первой мировой войной. Каждая из них использовала разные формы порабощения, чтобы удержать контроль над своими владениями. Иногда эти техники граничили с мистикой.

    Хаос

    Наука Габсбургской Империи была гармонией. Как могло быть иначе? Эта нация, как пишет Р. Дж. У. Эванс, была не «государством», а «умеренно центростремительной агглютинацией поразительно разнородных элементов.Его императоры управляли слишком многими национальностями, слишком многими капризными дворянами и мятежными провинциями, чтобы это место можно было объединить как нечто иное, чем идея.

    В результате ведущие интеллектуалы компании потрудились найти какую-то систему, которая могла бы объединить всю эту громоздкую вещь. В то время как на Западе ученые открыли законы гравитации и работу вычислений, в империи они превзошли самих себя в обнаружении оккультных соответствий между императорской династией и солнцем, магнитом, источником гармонии, главным двигателем.Его математики работали над квадратом круга — настолько много, что это стало известно как австрийская проблема. Его физики работали над созданием вечных двигателей. Его ученые пытались построить орган — одновременно король инструментов и математический ключ ко Вселенной. Его врачи искали это универсальное лекарство, панацею от всех болезней, философский камень.

    Это последнее преследование особенно увлекло императоров. Они наняли алхимиков со всей Европы, чтобы научить их своим секретам, сначала в Праге, а затем в Вене.Один из них доказал, что философский камень — это таинство, третье лицо в троице, состоящем из Меркурия-Отца и серы-Сына. Другой утверждал, что созерцание камня стоит даже больше, чем сокровище, которое он может произвести. Но наибольшую милость императоры оказывали тем, кто мог сделать для них настоящее золото.

    Иоганн Конрад фон Рихтхаузен был одним из таких фаворитов. Он показал императору крупицу красного порошка, а затем использовал его, чтобы превратить три фунта ртути в два с половиной фунта золота.Император был в восторге. Он отчеканил медаль из золота и дал Иоганну рыцарское звание и новое имя. Теперь его будут называть Freiherr von Chaos или Барон Хаоса. Затем император поручил Хаосу управлять монетным двором.

    Тем временем интеллектуалы империи продолжали свой труд. Иоганн Фридрих фон Рейн разгадал Апокалипсис Гермеса и Семь печатей философа. Иероним Хирнхайм, настоятель Страговского, смело писал в пользу невежества, утверждая, что обучение — зло, ведущее только к тщеславию; Настоящее знание невозможно, и ученые никогда не соглашаются.Франческо Лана-Терци представлял себе дирижабли. Иоганн Иоахим Бехер разработал план выемки полезных ископаемых из ила Дуная. И Афанасий Кирхер, величайший из них, выявил истинный источник землетрясений и христианские тайны, запечатленные в египетских иероглифах. Египет был основан Хамом, он же Осирис, сыном Ноя. Мир был органом, на котором играл творец. Все проблемы, вызванные черной магией, можно решить с помощью белого.

    Две империи, Российская и Австро-Венгерская, доминировавшие в Восточной Европе к северу от Балкан, оставили разные впечатления в памяти народов, которыми они правили.Из этих двух Австро-Венгрия считалась гораздо более благоприятной. Беспорядочная конструкция, скрепляемая не более чем династической лояльностью и легкостью барочной магии, царство Габсбургов имело по сути комический характер. Его главные грехи заключаются не столько в насилии, сколько в ненужных осложнениях, бесконечной и бессмысленной разработке придворных ритуалов и бюрократических протоколов. В этой стране оперных буффов внешность имела большое значение, а нелепости рождались, как кролики.

    Мужчины в черных усах

    Гордостью австро-венгерской армии была униформа ее офицеров — чистая, совершенно белая, которая при правильном уходе за счет тщательной чистки источала нежный, легкий свет. синий мерцание.

    Униформа была очень красивой и очень дорогой. Офицеры обычно залезали в долги, чтобы позволить себе их. Чтобы расплатиться с долгами, ели только хлеб, а зимой ходили без дров. Служба в императорской армии была делом чести, а не жадности. Униформа должна быть безупречной; малейший износ или пятно влекли за собой выговор и необходимость купить новый за огромные деньги.

    Однажды в 1850-х годах один из генералов императора приказал каждому офицеру в своей армии носить черные усы.Для более светлых офицеров это преобразование могло быть достигнуто только с обильным количеством черного крема для обуви.

    Офицеры со своими войсками собрались на плацу. Когда они стояли по стойке смирно со своими солдатами в ожидании проверки, пошел дождь. Черный крем для обуви стекал с усов на белую форму.

    Форма была испорчена, как и офицеры.

    В отличие от Австро-Венгрии, принципом правления Российской империи была не разработка, а сила.Цари правили беспрепятственно. Их инструментами были православие и кнут — странная комбинация, которая позволяла насилию и чудесам идти рука об руку.

    Атаман

    Казаки Запорожской Сечи были самыми жестокими воинами в армии императрицы. Но они также были наиболее склонны к ссорам и бунтам. Теперь с турками был мир, и императрица решила, что казаки приносят больше неприятностей, чем они того стоят. Она отправила своего любовника арестовать их вождя.Вождь в то время был уже стариком. Его послали с юга в монастырь на острове в Белом море. Запертый в подземной камере с единственным крошечным окном для воздуха, он должен был умереть. Но как растение или насекомое, зимующее под землей, он жил и продолжал жить. Прошло двадцать пять лет, прежде чем он был освобожден. Когда его выпустили на свободу, он больше походил на зверя, чем на человека. Его борода была длинной и неопрятной, одежда превратилась в гнилые тряпки, а ногти превратились в огромные когти.Он был слеп как камень и, как Навуходоносор, потерял дар речи.

    Свободный, он пробыл в монастыре еще два года монахом. Он умер в возрасте 113 лет. Сегодня он признан святым.

    ¤

    Урок третий — в поисках современности

    В большей части Восточной Европы правление империей имело определенный смысл. В конце концов, империи управляют разнообразием через неравенство, в то время как национальные государства пытаются добиться равенства, навязывая однородность, а для навязки однородности в Восточной Европе требуется много сил.

    Первая мировая война положила конец империи в Восточной Европе, а вместе с ней и наступлению современности. Но эта современность была во многом эрзац и второсортна. Это было похоже на конец уверенности — начало всех бед капитализма и массовой политики с небольшими выгодами. В новой реальности люди искали способ разобраться в своем мире. Идеологии приходили как слухи из дальних стран. Иногда их подхватывали люди, которые на самом деле не понимали, что они имели в виду.

    Идея

    В своем воображении Золтан Бёсёрмень был гигантом среди гигантов.Он был поэтом — «великим венгерским поэтом с пророческой миссией» — и политиком. Он слышал крики венгерских матерей и зов милейшей матери всех — Матери Венгрии. Он был трибуном, готовым «не моргнув глазом казнить сотни тысяч», но также и «готовым« ласкать »». В 1931 году он встретил Гитлера в Германии и мгновенно обратился в фашизм. Он проповедовал антисемитизм, земельную реформу и справедливость для бедных. Его товарищами были «садовники венгерской расы» и «Жнецы смерти еврейских свиней».Их символом была пара скрещенных кос — свастика для более скромного места.

    Бёсёрмень проиграл выборы — плохо. Его высмеивали в прессе. Но он никогда не терял веры. И были некоторые, кто слышал его сообщение. На засушливых равнинах востока крестьяне все еще находились под пятой лордов. Безземельные и бедные, они стекались по политическим мотивам, чтобы спастись от своих страданий. Они искали спасения в религиозных экстазах и сектантстве. Днем их восстания должно было быть 1 мая 1936 года, когда три миллиона из них выступят на грешную столицу и сравняют ее с землей.

    Когда настал день, несколько тысяч последователей собрались в крестьянском городке посреди пустынной равнины. Их легко разогнать. Семьсот человек предстали перед судом. Двое из ста владели домом или земельным участком. На них были рваные штаны, короткие пальто или старые дубленки. Ни на одном из них не было рубашки. Они сказали, что готовы умереть за «Идею», но, когда их настаивали, не смогли объяснить, что это за «Идея».

    В межвоенные годы в воздухе витало ощущение апокалипсиса.Марксизм, фашизм и национализм распространялись как новые религии. Но некоторые также придерживались старых верований.

    Распятие

    Элиаш Климович, известный как Пророк Илия, был неграмотным дровосеком из лесов на границе Польши и Беларуси. Именно бандит направил его на религиозный путь. Бандит ограбил и избил жителей Гжибовского уезда. Он угрожал убийством. Жандармы русского царя ничего не могли поделать.Итак, Элиас отправился в город, чтобы посоветоваться с ближайшим чудотворным священником. Пока он был в отъезде, бандита застрелил другой сельский житель. Но Элиаш получил заслугу.

    Вскоре он начал строить церковь в деревне. Никто не знал, откуда у него деньги. Некоторые говорили, что он призвал церковь подняться из-под земли самостоятельно. Другие, что он был пророком Илией, вернувшимся с небес. Так росла его слава. Толпы собирались в Вирзалине, глухом Иерусалиме, где жил Элиаш, чтобы послушать его проповедь.Женщины стояли под его карнизом, целовали его следы, пили воду из его ванны. Его окружили новые апостолы: Бельский, Кобринский, Ян Богослав, слишком многие, чтобы вспомнить…

    Затем наступило лето 1936 года. Пора жатвы. По извилистым тропам между песчаными холмами, поросшими можжевельником и коровяком, шла процессия крестьян. Во главе процессии был крест. Другой держал кнут. Третий — терновый венец. Они пришли распять своего пророка, потому что последнее распятие было слишком давно.За прошедшие годы мир стал греховным и расслабленным, и дьявол обитал на земле, как если бы он был дома.

    Но Элиас не был заинтересован в распятии. Он скрывался от своих последователей, прячась в подвале, пока они искали его в лесу. Через три дня он воскрес, словно из мертвых. К тому времени другие потеряли интерес к поспешному спасению…

    Когда пришли Советы, Элиас был осужден одним из его собственных апостолов. Русские смеялись над ним, называя его «польским богом».Говорят, что его допросили стойко. Его приговорили к пяти годам лагеря под Иркутском в Сибири. Он умер несколько лет спустя в доме престарелых к востоку от Красноярска, недалеко от Мариинска, в переоборудованном монастыре. Последователи Элиаша отправляли ему посылки повсюду. После его смерти они по-прежнему собирались каждый год на вершине священного холма Грабарка, которая должна была стать его Голгофой, чтобы петь элегии для своего потерянного рая.

    ¤

    Урок четвертый — Вкус крови

    Теперь наступает эпоха тиранов и резни.В межвоенные годы мир кабаре австро-венгерской политики исчез. Возникшие на его пути доморощенные движения, будь то фашистские, коммунистические или националистические, редко бывали демократическими и часто кровавыми. Но их насилие, по крайней мере, сдерживалось ограниченными амбициями. Империализм стран Восточной Европы редко простирался более чем на сотню миль от своих границ. Кроме того, их сдерживали всеобщая некомпетентность и широко распространенный дар саботажа.

    Это не относилось к последующим режимам.Во время Второй мировой войны Восточную Европу изменили два движения, которые стремились изменить весь мир и почти добились успеха. В столкновении между нацистской Германией и Советским Союзом Восточная Европа стала тем, что историк Тимоти Снайдер называет Кровавыми землями — утопией убийства.

    Вселенная нацистских преступлений слишком обширна для повествования. Холокост — это отдельный мир. Его необъятность подавляет Восточную Европу. Сталин, хотя и сторонний наблюдатель, похоже, мрачно отражает чувствительность региона.Может быть, это потому, что в его действиях и в действиях его преданных часто был оттенок черного юмора. Гитлер совершенно другой. Но в рассказах есть что-то знакомое и, следовательно, еще более тревожно абсурдное в Сталине, его усах и его злобном смехе …

    Убежище

    Константин Пятс был президентом Эстонии. Эстония — небольшое государство на берегу Балтийского моря. Он получил независимость после Первой мировой войны. Он был слишком мал, чтобы долго оставаться независимым.Когда началась Вторая мировая война, Сталин и Гитлер поделили между собой Восточную Европу. Сталин принял Эстонию.

    Сначала он послал своего эмиссара Молотова сказать Пятсу, что Советам необходимо разместить армейские базы в его стране. Затем они превратили его в марионетку и заставили издать 200 указов. В конце концов его арестовали. Сначала Пятса отправили в Уфу, в Оренбургскую степь. Потом его держали в СИЗО. Наконец, его поместили в психиатрическую больницу. Пятс сказал, что это неправильно. Он не был сумасшедшим.Его надо отправить за границу. В конце концов, он был президентом Эстонии.

    Ему сказали: «Ты ненормальный. Вы сошли с ума, потому что говорите, что являетесь президентом Эстонии. В конце концов, если бы вы были президентом Эстонии, вы бы не попали в психиатрическую лечебницу ».

    Саркофаг

    В 1949 году по случаю его 70-летия Коммунистическая партия Чехословакии решила почтить память Сталина, воздвигнув ему памятник в Праге.Это должен был быть самый большой памятник Сталину в мире. Был проведен конкурс, чтобы выбрать, кому выпадет честь его разработать. Каждый скульптор в Чехословакии должен был принять участие. Большинство сознательно саботировали свои шансы, изображая великого лидера в неподходящих позах, улыбающегося, раскинувшего руки, как блаженный Иисус. Отакар Швец, сын кондитера, который специализировался на изготовлении сложных сахарных украшений для тортов, принял дополнительные меры предосторожности, напившись двух бутылок водки.К несчастью для него, он все равно выиграл.

    В памятнике Сталин стоит во главе народа. За ним — рабочий, агроном, партизанка и русский солдат. В течение четырех лет высшие сановники партии посещали Швейца в его мастерской, чтобы дать свои советы по дизайну Швейца. Каждый раз, приходя, они пытались сделать Сталина выше, а последователей — ниже. Строительство началось, гранит резался, но критика продолжалась.Жена Швейца не выдержала давления и покончила жизнь самоубийством.

    Наконец памятник был готов. В ночь перед открытием Свец совершил поездку, чтобы осмотреть свою скульптуру. Таксист сказал ему, что хочет ему кое-что показать: «Вот, на советской стороне. Партизанка держится за ширинку русского солдата. Кто бы это ни разработал, обязательно застрелят ». В ту же ночь Швец покончил с собой.

    Сталин умер. Хрущев произносит секретную речь.Проходит еще семь лет. Наконец, надо уничтожить Сталина. Но, предупреждают сановники, это нужно делать достойно. Нельзя ущемлять честь Советского Союза. Никакой взрывчатки в голове Сталина. По территории не было ни одного выстрела. Специалист по сносу, которого они привлекают для работы, лучший в стране. За две недели до свидания он не может уснуть. Когда приходит время спустить курок, он успокаивает нервы, выпив шесть рюмок сливовица. После взрыва он разрыдался. Скорая помощь доставит его в психиатрическую больницу.

    Даже после смерти Сталин умеет сводить людей с ума.

    ¤

    Coda

    Наконец, история из моей собственной семьи, потому что, если честно, всякий раз, когда я читаю художественную или историческую литературу о Восточной Европе, я всегда ищу что-то о себе, где Я из. В день помолвки моя мама рассказала мне это:

    Чайник

    Тетя Ядвига и дядя Турновски трижды пытались пожениться.Первый раз был в Минске, в 1940 году. С трудом собрали деньги на гонорар. По дороге в бюро записи актов гражданского состояния они встретили своего друга, тяжело дыша от бегства за ними. Ему нужно было сразу занять деньги; чайники только что появились в магазинах. Они отдали ему гонорар за лицензию на брак. Это должно быть сделано. Свадьбу всегда можно было отложить, но никогда не знаешь, когда в следующий раз ты сможешь купить чайник.

    Второй раз они пытались пожениться в Таджикистане, два года спустя.На этот раз у них были деньги, и они уже жили вместе, в маленьком городке, где все знали друг друга. Когда они пошли в бюро записи актов гражданского состояния, ответственный советский бюрократ выразил удивление, что они еще не женаты, поскольку живут вместе. Он сказал, что приказ был неправильным — они должны были сначала пожениться, а затем начать жить вместе — и поэтому отказал им в разрешении на брак.

    Третий раз был в Варшаве после войны.У дяди Турновски были два свидетеля (один из них был тот же Айсек, которому был нужен чайник), и они прибыли в министерство в назначенное время. Не хватало только Ядвиги. Она не могла получить выходной в издательстве, где работала. Но на этот раз — наконец, через шесть лет — им это удалось. Ответственный чиновник согласился подписать разрешение на брак без невесты.

    Это не самая трагическая история, которую я мог выбрать. Он не включает казни, ссылки и депортации, которыми были отмечены жизни почти каждого представителя этого поколения.Для краткости я также опускаю то, что произошло, когда Ядвига и ее муж вернулись в Польшу, их новый дом в Силезии, мейсенский фарфор, оставленный немецкими владельцами при эвакуации, высокие черные полированные кожаные сапоги. они нашли в туалете, который принадлежал офицеру СС, который жил там до их приезда.

    Что мне нравилось в рассказах моей двоюродной бабушки, так это ее сардоническое чувство юмора, ее изворотливость перед лицом катастрофы. Для меня эти истории захватили все ее поколение.Эти гигантские жизни! Как их измерить? В чайниках и пропущенных приемах. Зачем изучать Восточную Европу? Для некоторых из нас это способ найти свои корни. Но я думаю, здесь есть кое-что еще. Мы привыкли считать себя главными героями собственных историй. Истории из Восточной Европы предлагают другой взгляд на мир. Они напоминают о том, что мы не всегда хозяева своей судьбы. Иногда история действует без нашего сотрудничества, и единственный способ встретить это — смирение или смех.

    ¤

    [1] Почему Центральная Европа, а не Восточная? Отчасти это связано с географией: в конце концов, Прага находится к западу от Вены. Но больше все сводится к политике. Милош писал частично, чтобы защитить уникальность своей части Европы от Запада, с одной стороны, и России, с другой. Для него, Милана Кундеры и других было важно быть ближе к центру Европы. Название «Восточная Европа» было опасно близким к тому, чтобы объединить их с их советскими властителями. Теперь, когда Советского Союза больше нет, и регион начинает определяться памятью, а не политикой, различие кажется менее значительным.

    [2] Но, возможно, различие между Центральной и Восточной Европой в конце концов не так уж и незначительно. Центральная Европа — это претензия на принадлежность. Восточная Европа — это акт исключения. Восточная Европа — всегда воображаемое место и обычно принадлежит кому-то другому. По словам главного героя романа Богумила Грабала Слишком громко и одиночество : «Восточная Европа начинается не за воротами Праги, она начинается на последней железнодорожной станции в стиле ампир где-то в Галиции, на внешней границе греческого тимпанума.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.