Покажите пути отступления армий барклая де толли и багратиона: Стр 4 гдз контурная карта 8 класс Дрофа

Содержание

Стр 4 гдз контурная карта 8 класс Дрофа

ИСТОРИЯ

контурные карты

Готовые домашние задания

ГДЗ по истории

контурные карты

ГДЗ контурная карта с ответами 8 класс — Отечественная война 1812 года; Вторжение Наполеоновской армии в Россию 12 июня -20 сентября 1812; Изгнание Наполеоновской армии из России 6 октября — 14 декабря 1812. ГДЗ готовые домашние задания по истории 8 класс сделанная контурная карта с ответами по истории России 19 века, издательство Дрофа — Отечественная война 1812 года, страница 4

ВТОРЖЕНИЕ НАПОЛЕОНОВСКОЙ АРМИИ В РОССИЮ. 12 июня — 20 сентября 1812 г.

1. На карте «Вторжение наполеоновской армии в Россию» покажите направления наступления войск Наполеона на Москву.

2. Покажите пути отступления армий Барклая-де-Тол л и и Багратиона до их соединения под Смоленском, их совместный отход к Москве, места основных сражений на этом этапе войны.

3. Покажите Тарутинский маневр армии Кутузова, развертывание войск народного ополчения, районы действий партизанских отрядов.

4. На карте «Изгнание наполеоновской армии из России» покажите пути отступления войск Наполеона и направления действий русской армии, преследовавшей французские войска до западной границы России.

5. Покажите места основных сражений в ходе наступления русской армии и действия партизанских отрядов.

ГДЗ контурная карта с ответами 8 класс — Отечественная война 1812 года; Вторжение Наполеоновской армии в Россию 12 июня -20 сентября 1812; Изгнание Наполеоновской армии из России 6 октября — 14 декабря 1812. ГДЗ готовые домашние задания по истории 8 класс сделанная контурная карта с ответами по истории России 19 века, издательство Дрофа — Отечественная война 1812 года, страница 4

ВТОРЖЕНИЕ НАПОЛЕОНОВСКОЙ АРМИИ В РОССИЮ. 12 июня — 20 сентября 1812 г.

1. На карте «Вторжение наполеоновской армии в Россию» покажите направления наступления войск Наполеона на Москву.

2. Покажите пути отступления армий Барклая-де-Тол л и и Багратиона до их соединения под Смоленском, их совместный отход к Москве, места основных сражений на этом этапе войны.

3. Покажите Тарутинский маневр армии Кутузова, развертывание войск народного ополчения, районы действий партизанских отрядов.

4. На карте «Изгнание наполеоновской армии из России» покажите пути отступления войск Наполеона и направления действий русской армии, преследовавшей французские войска до западной границы России.

5. Покажите места основных сражений в ходе наступления русской армии и действия партизанских отрядов.

Граница Российской империи

Отступление войск Наполеона

Преследование французских войск русской армией

Бегство Наполеона в Париж

Места сражений (цвет победившей стороны)

Районы действий партизанских отрядов

Граница Российской империи

Направления наступления войск Наполеона

Направления отступления русских войск

Районы действий партизанских отрядов

Развертывание войск народного ополчения

Тарутинский маневр армии Кутузова

4 августа 1812 года произошло соединение под Смоленском 1-й и 2-й русских армий

09:08 Авг. 4, 2015 10879 4

Багратион добровольно подчинился в интересах дела командующему более крупной армией Барклаю-де-Толли, но фактически царило двуначалие.

Барклай сумел достичь главного: французам не удалось ни разъединить русские войска, ни разбить их порознь. Но вынужденное отступление от границ вызвало недовольство и при дворе, и в обществе.   

В глазах большинства офицеров объединённой армии следовало  действовать наступательно. К такой мысли подталкивало разбросанное положение войск неприятеля. Впрочем, план наступления против значительно превосходящей французской армии не всеми воспринимался однозначно. Клаузевиц, лично наблюдавший описываемые события как офицер русской армии, трезво оценивал шансы на успех. Он писал, что  русские вряд ли остановили бы Наполеона. Но они ставили перед собой цель втянуть француза в отчаянную схватку и реализовали ее.

Главнокомандующий Барклай-де-Толли, будучи сторонником дальнейшего отступления, под общим давлением генералитета и, не имея более в оправдание разделения армии, отдал приказ о наступлении на кавалерийские корпуса Мюрата, расположенные в Рудне — маленьком городке в полусотне верст к западу от Смоленска.  Не имея точных сведений о противнике, главнокомандующий действовал осторожно. В двух переходах от города он остановил войска и пять дней простоял на месте, выясняя обстановку.

Воспользовавшись этим, Наполеон двинулся к Смоленску, стремясь занять его и отрезать Барклаю пути к отходу. От этого русскую армию спасло героическое сопротивление дивизии под командованием генерала Неверовского, которая на сутки задержала французский конный авангард. Узнав о маневре Наполеона, Барклай приказал начать отход к Смоленску. Началась осада города.

Русские геройски сдерживали яростный натиск главных сил французской армии. Стены Смоленской крепости выдержали огонь 150-ти французских орудий, но в самом городе от обстрела возникли пожары. По свидетельствам очевидцев, жар от огня был настолько силен, что испекал плоды прямо на деревьях, а город представлял собой огромный костер из церквей и домов.

В ночь на 6 августа пылающий Смоленск был оставлен. Ожесточение солдат было так велико, что их силой приходилось уводить в тыл, так как они не хотели исполнять приказ об отступлении. Последней, ведя арьергардные бои, Смоленск покинула дивизия генерала Коновницына, взорвав за собой пороховые склады и мост через Днепр. Русские потеряли в этой битве 10 тысяч человек, французы — 20 тысяч.

Наполеоновская армия вошла в город, где не осталось жителей и уцелело лишь 10 процентов  домов. «Это было зрелище без зрителей, победа почти бесплодная, слава кровавая, и дым, окружающий нас, был как будто единственным результатом нашей победы», — писал французский генерал Сегюр. 

О других памятных датах читайте в журнале «Историк».



Урок по истории для 9 класса «Война 1812 года»

Разработка технологической карты урока

Класс: 8

Тема: Отечественная война 1812 года

Цель урока: познакомить учащихся с причинами, ходом и результатами наполеоновского нашествия на Россию в 1812 году, историческими личностями периода, причинами побед русской армии и русского народа, вызвать восхищение героизмом русских людей, формировать чувство патриотизма.

Планируемые результаты:

Метапредметные: развитие речи; формирование умений сравнивать, обобщать факты и понятия; развитие у учащихся самостоятельности; развитие внимательности при поиске ошибок; формирование чувства само- и взаимоуважения; развитие сотрудничества при работе в группах; воспитание интереса к истории как науке, формирование патриотизма и любви к Родине;

Предметные: развитие умений работать с учебником, атласом и контурной картой; овладение понятиями: «Великая армия», партизанская война, инфантерия, флеши, фураж, адъютант, бюджет, ополчение; знакомство с историческими личностями: М.Б. Барклай де Толли, П.И. Багратион, М.И. Кутузов, Д.В. Давыдов, А.С. Фигнер, Герасим Курин, Василиса Кожина; формирование исторических причинно следственных связей.

Методы обучения: объяснительно-иллюстративный, проблемный, эвристический

Формы организации познавательной деятельности обучающихся: коллективная, индивидуальная, работа в группах.

Средства обучения: презентация, учебник, рабочие тетради, интерактивная доска, атласы, контурные карты.

Ресурсы:

Основные

Дополнительные

Основные: Рабочая программа, учебник, атласы, контурные карты

Дополнительные: Интернет – ресурсы, презентация

Вид урока

Урок усвоения новых знаний

Технологии

Формирование регулятивных, коммуникативных и познавательных учебных действий

Дидактическая структура урока

Деятельность учеников

Деятельность учителя

Задания для учащихся

Планируемые результаты

Предметные УУД

Метапредметные УУД

Орг. момент (1 мин)

Приветствие учителя, подготовка к уроку.

Приветствие, создание доброжелательной

атмосферы в классе

Постановка целей (3 мин)

Формулируют цели урока: Определять направления, участников и результаты Отечественной войны 1812 года, заграничных походов русской армии, работать с картой

Учитель наводящими вопросами направляет учеников к формулированию целей урока

Сформулировать цели и задачи урока исходя из темы

Формирование умения формулировать цели и задачи при изучении истории

РУУД: постановка дальнейшей учебной цели на основе имеющихся знаний

КУУД: Участие в коллективном обсуждении проблемы.

Изучение нового материала (15 мин)

Слушают объяснение учителя с презентацией, записывают даты, имена исторических личностей, новые термины и понятия.

Смотрят клип на стихи Дениса Давыдова «Я люблю кровавый бой!» из фильма «Эскадрон гусар летучих» https://www.youtube.com/watch?v=o4-Uqi_VRPQ

Контроль за выполнением, помощь в выявлении неточностей, побуждение к высказыванию своего мнения

прослушать объяснение учителя с презентацией, записать новые термины и понятия

Освоение знаний по теме, умение обобщать исторические факты

РУУД: получение информации для дальнейшего планирования своей работы

КУУД: Сотрудничество с учителем и одноклассниками

ЛУУД: Установление взаимосвязей, личностное осмысление событий Отечественной войны 1812 годы и действий ее участников.

Закрепление нового материала (10 мин)

Работа по группам: обсуждают проблемные вопросы и отвечают на них с использование контурной карты: 1) «На карте «Вторжение наполеоновской армии в Россию» покажите пути отступления армий Барклая де Толли и Багратиона до их соединения под Смоленском, их совместный отход к Москве, места основных сражений на этом этапе войны. Прокомментируйте слова Наполеона: «Самое страшное из всех моих сражений – это то, которое я дал под Москвой. Французы в нем показали себя достойными одержать победу, а русские оказались достойными быть непобедимыми»; 2) «На карте покажите Тарутинский маневр армии Кутузова, развертывание войск народного ополчения, районы действий партизанских отрядов. Прокомментируйте слова Кутузова: «Если неприятель займет Москву, то расплывется в ней, как губка в воде, и я буду свободен действовать, как захочу»; 3) «На карте изгнание наполеоновских войск их России» покажите пути отступления войск Наполеона и направления действий русской армии, преследовавшей французские войска до западной границы России. Прокомментируйте слова Кутузова «Война окончилась за полным истреблением неприятеля».

Инструктаж, контроль за выполнением, помощь в выявлении неточностей

Ответить на проблемные вопросы в группах с использованием контурной карты

Формирование пространственных представлений по теме

РУУД: . планирование деятельности группы и собственной деятельности, контроль за ее результатами в определенных хронологических рамках

КУУД: Участие в коллективном обсуждении проблемы.

ЛУУД: формирование умения работать в группе

Контроль

Выступление групп с представлением результатов своих работ

Подведение итогов урока.

Проверка результатов работы, их оценка.

ЛУУД: Умение излагать свои мысли.

РУУД: Оценивание качества и уровня усвоения материалов.

КУУД: формирование умения представить работу в группе

Рефлексия

Прием «веночек». В группах, положив руки на плечи друг друга, участники поочередно высказываются на тему: «Что я хотел бы взять с собой из сегодняшнего урока?»

Организация высказываний

Организация рефлексии

Рефлексия способов и условий действия, оценка способов и результатов.

ЛУУД: Оценивание своей роли в учебном процессе.


КУУД: сплочение коллектива учащихся

Домашнее задание

Записывают в дневник

Поясняет смысл и цели домашнего задания

Пар. 4, подготовить сообщение об одном из сражений, одной из командующих армиями, партизанском движении (на выбор) войны 1812 года.

Развивать умения делать умозаключения, оценивать исторические события рационально и эмоционально. Готовность применять новые знания и умения в самостоятельной работе.

КУУД: Умение излагать свои мысли.

РУУД: Оценивание качества и уровня усвоения материалов.

Первый шаг Великой войны Текст научной статьи по специальности «История и археология»

УДК 94(47)»1812″

Б. Г. Кипнис

Первый шаг Великой войны

В статье дается анализ первых недель Отечественной войны 1812 г. Оценивается полководческое искусство императора Наполеона, Барклая-де-Толли, князя П. И. Багратиона. По новому рассматривается роль императора Александра I и его участия в ходе военных действий. Выясняется истинная картина боев и маневрирования обеих армий, в эти ключевые недели определивших дальнейший ход войны.

Ключевые слова: Отечественная война 1812 г., Наполеон, Александр I, Барклай-де-Толли, Багратион, I Западная армия, II Западная армия

Boris G. Kipnis The first step of the Great war

The article provides the analysis of the first weeks of the Patriotic War of 1812. Estimated generalship of the emperor Napoleon, Barclay-de-Tolly, prince P. I. Bagration. According to the new examines the role of the emperor Alexander I and his participation in the course of military actions. It turns out the true picture of the fighting and maneuvering of both armies, in those crucial weeks determined the further course of the War.

Keywords: Patriotic War of 1812, Napoleon, Alexander I, Barclay-de-Tolly, Bagration, I West army, II West army

Все очевидцы отмечают, что первый шаг был омрачен дурным предзнаменованием: император в шинели польского солдата произвел рекогносцировку русского берега Немана и поскакал к своему штабу.

Когда император скакал галопом по полю, из под ног его лошади выпрыгнул заяц, и она слегка отскочила набок. Император, который очень плохо ездил верхом, упал наземь, но поднялся с такой быстротой, что был на ногах прежде, чем я подоспел чтобы его поднять.

Он вновь сел на лошадь, не произнеся ни слова… князь Невшательский1 тотчас же коснулся моей руки и сказал:

— Мы сделали бы гораздо лучше, если бы не переходили через Неман. Это падение — дурное предзнаменование.

Каждый думал об этом падении, и на лицах некоторых чинов штаба можно было прочитать, что римляне, верившие в предзнаменования, не перешли бы через Неман2.

Между тем саперы генерала Ж. Б. Эбле готовились начать наводить мосты. Наступила ночь с 23 на 24 июня, несколько саперов на лодке переехали Неман:

Все было тихо и спокойно в этой чужой стране, которую им рисовали такими мрачными красками!

Однако к ним скоро подъехал простой казачий офицер, командовавший патрулем. По-видимому он не знал, что перед ним находится

вся вооруженная армия Наполеона. Он спросил у этих чужестранцев кто они такие.

— Французы! — последовал ответ.

— Что вам нужно <…> и зачем вы пришли в Россию?

Один из саперов возразил ему резко:

— Воевать с вами! Взять Вильну! Освободить Польшу!

Казак удалился и исчез в лесу. Трое наших солдат, увлеченные избытком рвения и стремясь исследовать лес, произвели в него несколько выстрелов3.

Известный русский историк, великолепный знаток наполеоновской эпохи и армии Франции О. В. Соколов утверждает, что эта стычка произошла с отрядом вольтижеров 13-го легкого полка4. Классический русский историк XIX столетия А. И. Михайловский-Данилевский пишет, что полк этот был польский и называет фамилию казачьего офицера: «Начальник разъезда Жму-рин, произведя несколько ответных выстрелов, стал, по приказанию командира полка графа Орлова-Денисова, отходить назад»5. Таким образом, честь первыми из русских дать выстрелы, открывшие Отечественную войну 1812 г., принадлежит лейб-гвардии казачьему полку!

Между тем саперы наводили мосты, по которым еще ночью 1-я пехотная дивизия генерала Ш.-А.-Л.-А. Морана первого перешла Неман выше Ковно6. С восходом солнца глазам очевидцев открылась величественная картина: «В трехстах шагах от реки, на самом возвышенном месте, виднелась палатка императора.

Вокруг нее все холмы, все склоны и долины были покрыты людьми и лошадьми. Как только солнце осветило все эти подвижные массы и сверкающее оружие, немедленно был дан сигнал к выступлению. Тотчас же эта масса пришла в движение и, разделившись на три колонны, направилась к трем мостам… Горячность, охватившая их, была так велика, что две дивизии авангарда, оспаривая друг у друга честь первыми вступить на чужой берег, начали драку, и только с трудом удалось успокоить их»7.

«Император переправился через реку утром, как только первая дивизия заняла позицию на другом берегу, и, казалось, был очень удивлен, узнав, что русская армия, стоявшая под Вильно, отступила уже три дня тому назад. Нужно было показать ему целый ряд донесений и представить ряд приехавших оттуда лиц, чтобы он поверил этому сообщению. По всем направлениям в поисках сведений были разосланы поляки»8. Сам император сообщил о начале войны своей жене в следующих выражениях: «Мой друг, я перешел Неман 24-го числа в два часа утра. Вечером я перешел через Вилию. Я завладел городом Ковно. Никакого серьезного дела не завязалось. Мое здоровье хорошо, но жара стоит ужасная»9. В письме к Марии-Луизе он не пожелал даже вспомнить о драме, развернувшейся у него на глазах при переправе через Вилию: «Через реку во главе 200 добровольцев вызвавшихся пловцов переправлялся де Геенэк10. Он оставил свой полк легкой пехоты и кинулся в полном снаряжении в реку, чтобы спасти одного улана, которого увлекло течением. Император нашел, что этот поступок заслуживал бы всяческой похвалы, если бы был совершен обыкновенным человеком, но отнюдь не подобал командиру полка перед лицом неприятеля. Он сказал это де Геенэку»11. Почему он так поступил?

Его волновала не судьба нескольких десятков солдат, а судьба кампании, он спешил настигнуть и разгромить русскую армию: «Император хотел, чтобы все летели на крыльях. 27-го он переночевал в Овсянишках, а 28-го в девять утра прибыл в Вильно. Это быстрое движение при отсутствии продовольственных складов исчерпало и разорило все запасы и все жилые места, находившиеся по пути. Авангард еще кормился, а остальная часть армии умирала от голода. В результате перенапряжения, лишений и очень холодных дождей по ночам погибло

10 тыс. лошадей. Много солдат из молодой гвардии умерло во время переходов из-за усталости, холода и лишений. Начальники хотели, чтобы эта молодежь соревновалась с воинскими частями, умевшими перенести столько трудностей,

лишений и опасностей; молодежь пала жертвой этого неуместного пыла»12.

Но все эти усилия и жертвы не увенчались ничем — русские исчезли бесследно, император устремился в Вильно: «Он надеялся, что Александр будет оспаривать у него эту столицу. Звуки выстрелов, казалось, подтверждали эту надежду, как вдруг ему объявили, что вход в город открыт. Он двинулся туда озадаченный и недовольный. Он обвинял генералов авангарда, что они выпустили русскую армию. Эта вспышка у такого человека, как Наполеон, не столько заслуживала порицания, сколько внимания, как доказательство, какое огромное значение он придавал быстрой победе»13. Граф Сегюр более чем прав в этом своем замечании.

«Русская армия исчезла. Надо было отправляться за нею в погоню», — пишет далее адъютант императора граф Сегюр. И действительно, куда же подевалась I Западная армия?

23 июня Свита государя давала ему празднество в поместье генерала Беннингсена — За-крет, неподалеку от Вильно14, там и было получено известие о переходе французов через Неман близ Ковно. «Это известие осталось тайной нескольких лиц, облеченных доверием царя, и танцы и ужин продолжались. Но к крайнему нашему удивлению, рано утром на другой день получено всеми в Главной штаб-квартире приказание о выступе оной из Вильны по тракту к Свенцянам, куда перенесены были глав[ные] квар[тиры] как царские, так и главнокомандующего. во время пребывания в Свенцянах, вследствие общего распоряжения о движении армии, были посланы от государя через Аракчеева по всем корпусным командирам флигель-адъютанты с предписанием направления движения для каждого»15.

Одного взгляда на карту достаточно, чтобы понять, что Свенцяны выбраны потому, что отсюда наикратчайший путь к берегам Западной Двины: как к Двинску, так и Дриссе. Накануне начала военных действий государь начал колебаться относительно правильности выбора Дрисского лагеря как места сосредоточения

I Западной армии, об этом свидетельствует К. Клаузевиц16. Чтобы оценить состояние работ в лагере, 23 июня туда и был отправлен из Вильны Клаузевиц, еще до того как стало известно о вторжении неприятеля17. Но выслушать отчет Клаузевица для принятия окончательного решения было уже некогда: Наполеон перешел Неман. Поэтому-то главные квартиры государя и Барклая отправлялись в Свенцяны, и все корпуса стали отходить для соединения там же и последующего выбора дальнейшего пути отступления. Клаузевиц, осмотрев работы в Дрисском

лагере, остался ими, равно как и самим местом выбранным для лагеря, весьма недоволен18, но когда он вернулся, то 28 июня застал Главную квартиру и государя уже в Свенцянах, поэтому диспутировать о том, стоит или нет отступать к лагерю, было уже поздно; при той дислокации, какую приняла I Западная армия, иного пути уже не было. Но вставал вопрос, можно ли воспользоваться лагерем для той цели, к которой его предназначал генерал Пфуль, т. е. длительной обороны в этих укреплениях, при действиях армии князя Багратиона во фланг и тыл Наполеона, блокирующего Дрисский лагерь. Клаузевиц считал, что это невозможно исполнить и лагерь надо оставить. Но заявить во время доклада государю, происходившего в присутствии генерала Пфуля, который ему все эти дни так протежировал и взял к себе в адъютанты, он не мог. Однако сумел так высказаться о положении дел в лагере, что не утвердил уверенности государя в правильности дрисской позиции, а наоборот еще более поколебал ее косвенными намека-ми19. Именно после этого Александр I начал совещаться с другими чинами свиты относительно полезности лагеря, а те «высказывались против лагеря более категоричным образом»20. Между тем русская армия продолжала отступать к Дрисскому лагерю.

Еще 25 июня государь отправил к Наполеону министра полиции генерала А. Д. Балашова, напутствуя его, он сказал: «Хотя, впрочем, между нами сказать я и не ожидаю от сей посылки прекращения войны, но пусть же будет известно Европе и послужит новым доказательством, что начинаем ее не мы»21. Вручив позднее письмо для императора, государь велел на словах добавить, что, «если Наполеон намерен вступить в переговоры, то они сейчас начаться могут с условием одним, но непреложным, т. е. чтобы армии его вышли за границу; в противном же случае государь дает ему слово, что докуда хоть один вооруженный француз будет в России, не говорить и не принять ни одного слова

о мире»22. Пример, прямо скажем, довольно редкий в истории: как человек очень умный Александр I прекрасно понимает, что Наполеон не отступится, но желает показать всем, и в первую очередь западноевропейцам, что Россия и ее государь в этом конфликте безупречны. Одновременно хотелось бы отметить, что государь с самого начала прекрасно понимает и постоянно подчеркивает, что вспыхнувшая война есть не просто единоборство Франции с Россией, но Россия безусловно права, отстаивая свою честь и независимость, что ее против ее воли втянули в борьбу и тем хуже для напавшего.

Это поведение вполне согласуется с текстом

Манифеста-приказа, обращенного к войскам: «.Все сии меры кротости и миролюбия не могли удержать желаемого нами спокойствия. Французский император, нападением на войска наши при Ковно, открыл первый войну. Итак, видя его никакими средствами непреклонного к миру, не остается нам ничего иного, как, призвав на помощь свидетеля и защитника правды, Всемогущего Творца Небес, поставить силы наши против сил неприятельских. Не нужно мне напоминать вождям, полководцам и воинам нашим

о их долге и храбрости. В них издревле течет громкая победами кровь славян. Воины! Вы защищаете Веру, Отечество и свободу. Я с вами. На зачинающего бог»23. Необходимо обратить внимание читателя, что в призыве к войскам на месте имени государя стоит высокое имя СВОБОДЫ, казалось бы невозможное в приказе самодержца и повелителя миллионов крепостных рабов, этот факт говорит о том, как на самом деле смотрел император Александр I в этот момент и на самодержавие, и на крепостничество.

Педант, быть может, скажет, что мы здесь отклонились от темы сочинения, но читатель внимательный и вдумчивый поймет, что мысли и чувства о России, о власти и о народе, волновавшие императора Александра I, отразились в этом важнейшем обращении к русской армии, прозвучавшем в первый день войны, обещавшей быть столь необычайной, и стали определять все дальнейшее поведение русского государя в 1812 г.

Вернемся же к нашей военной теме. Плох или хорош был Дрисский лагерь в этот момент определяющего значения уже не имело, хотя участники событий в тот момент думали иначе, важно же, как оказалось, было другое: не приняв сражения при Вильно и отступая к лагерю I Западная армия, может быть и не лучшим образом, но начала осуществлять общий замысел плана войны — завлекать Великую армию в безграничные пространства России, истощать ее длительными переходами по небогатой ресурсами стране. Наполеону, поневоле, приходилось теперь, чтобы догнать русских, отказываться от руководящей идеи своего предвоенного плана: никоим образом не углубляться в Россию и победить либо на берегах Вислы, либо в приграничном сражении. Сама логика развернувшегося наступления, необходимость поддержания славы и непобедимости своего оружия, толкали теперь императора вслед за русской армией вглубь России. Таким образом, предвоенный план императора Франции в его стратегической сущности разваливался на глазах, выше мы уже говорили, что это могло привести не только к искажению задач войны, но и поставить под удар саму воз-

можность ее успеха. Исходя из этого Наполеон решился предпринять самые действенные меры, чтобы переломить неблагоприятно для него складывающуюся ситуацию. Главными своими задачами он теперь считал: первое, разъединить навсегда I и II русские Западные армии; второе, как можно скорее настигнуть I армию и, навязав ей генеральное сражение, уничтожить. Обе эти задачи казались ему выполнимыми благодаря имевшемуся превосходству в силах над каждой из русских армий.

Следствием этого решения было то, что

I июля (нов. ст.) Наполеон двинул на Барклая и государя, сосредоточивших у Свенцян 2-й, 3-й, 4-й и 5-й пехотные корпуса, а также и 1-й и 2-й кавалерийские корпуса, французскую кавалерию маршала Иоахима Мюрата, а от Вилькомира (Укмерга) повернул к Свенцянам корпуса маршалов Удино и Нея, т. е. 2-й и 3-й, таким образом, 110 тыс. французов наступали на фронте в 70 км24, своеобразным уступом: левый фланг -Удино далее всего отстоял на Запад; Ней в центре у Гедройча выдвинулся вперед, и Мюрат на правом фланге у Бойреня грозил обойти левый фланг русской армии и пресечь ее сношения как с 3-м кавалерийским корпусом графа Палена и 4-м пехотным корпусом Д. С. Дохтурова, так и со

II русской Западной армией.

Одновременно части 1-го корпуса маршала Даву двинулись против армии князя Багратиона. Правая колонна — пехотная дивизия генерала Дессэ, кавалерийская бригада генерала Кастекса и Бордесуля с приданным 1-м пехотным полком из дивизии генерала Компана, под общим командованием генерала Э. Груши — шла от Вильно на Лиду. Средняя колонна — дивизия Компана, кирасирская дивизия Валанса и две кавалерийских бригады Кольбера и Пажоля под личным командованием князя Экмюль-ского — шла от Вильны на перехват дороги из Лиды на Ошмяны, отрезая тем самым путь 6-му русскому корпусу генерала Дохтурова и 3-му корпусу генерала графа Палена к соединению с I русской Западной армией. И, наконец, левая французская колонна — пехотная дивизия ген. Лорана, кирасирская дивизия генерала Сен-Жермена и две польских бригады, и уланы из дивизии Брюейра, под общим командованием генерала Нансути, в состав чьего 1-го корпуса кавалерийского резервы эти кавалерийские части и входили, двинулись через Михайлишки на Глубокое, т. е. в обход левого фланга I русской армии, в общем направлении к Западной Двине25. Таким образом, маршал Даву (князь Экмольский) имел с собою, идя на перехват

II армии князя Багратиона, далеко не все силы своего 1-го корпуса, который исчислялся перед

началом кампании в 69,5 тыс. чел.26 На 1 июля он насчитывал 60,2 тыс. чел.27, а так как при главных силах императора Наполеона были оставлены три из пяти пехотных дивизий корпуса, то в действиях против князя Багратиона князь Экмюльский имел 5-ю пехотную дивизию генерала Компана — 13,8 тыс. чел. перед началом кампании28 и 4-ю пехотную дивизию генерала Дассэ — 11,2 тыс. чел. перед началом кампании29. Учитывая убыль в людях за первую неделю изнуряющего движения, всего в пехотных и кавалерийских частях, которые вел с собою маршал Даву, вряд ли насчитывалось более 25 тыс. человек, т. е. почти в два раза меньше, чем у князя Петра Ивановича Багратиона, особенно учитывая, что атаман Платов не смог выполнить приказ о присоединении к I Западной русской армии, доставленный ему флигель-адъютантом князем С. Г. Волконским30, и присоединился ко

II армии.

В этот момент корпус М. И. Платова подходил к Лиде, а корпуса Д. С. Дохтурова и графа Палена были уже у Ошмян, теперь все зависело от того, кто первым: маршал Даву или русские займут этот уездный город тогда Виленской, а ныне Гродненской области. Рассчитывать на помощь II армии Дохтуров и Пален не могли, ибо Багратион в этот день уже сосредоточил ее в районе г. Слоним на юге Гродненской губернии и между ними теперь было 150 км по прямой. Однако 29 июня кавалерийский отряд полковника К. А. Крейца имел под Ошмянами дело с кавалерийской бригадой генерала Пажоля и, отбросив его, удержал город для прохода корпусов Дохтурова и графа Палена. Особенно за этот переход генерал А. П. Ермолов хвалит графа Палена: «Отряд гусар из окрестностей Гродно догнал 6-й корпус на пути его, потому что им командовал генерал-майор граф Пален, прошедший в продолжение трех дней почти двести верст. Надобно знать графа Палена, чтобы не казалось это чрезвычайным. При отличных способностях, пламенный и ледовитый по обстоятельствам, предприимчивый и осмотрительный, когда требуется»31. Зная нелюбовь генерала Ермолова к немцам вообще, это замечание его дорого стоит. От себя добавим, что этот отличный кавалерийский генерал был сыном графа П. А. Палена, возглавившего заговор 11 марта 1801 г., приведший к свержению с престола и убийству императора Павла I. После прохождения Ошмян оба корпуса соединились с I Западной армией уже в Дрисском лагере. Таким образом, Даву не смог выполнить первую из задач, поставленных императором.

Действия армии князя Багратиона развивались в гораздо более драматических обсто-

ятельствах: 2 июля он выступил из Слонима на северо-восток к Новогрудку, откуда можно было бы продвигаться к Вилейке для дальнейшего соединения с I русской Западной армией, как того требовала директива императора Александра I, полученная князем Петром Ивановичем 30 июня (нов. ст.)32. Таким образом, изменялась концепция первоначального плана русского командования, возникшая под влиянием идей генерала Пфуля: отказывались от действия II армией во фланг и тыл главным силам Наполеона, начав трезво оценивать их размеры. Однако выполнить директиву оказалось не так-то просто.

В Слониме князь Багратион провел

1 июля, а уже 2-го выступил согласно директиве государя к Новогрудку, начав опасно сближаться с колоннами Даву. Между тем к Гродно, выполняя повеление своего брата, шел Жером Бонапарт, король Вестфальский, со своим корпусом, но двигался он слишком медленно, чтобы успеть оказать помощь маршалу Даву, это несколько облегчало пока положение князя Багратиона, который к 3 июля, пройдя 80 км, вышел к Николаеву на Немане и стал готовить переправу. Уже 4-го Верхний Неман был перейден, и можно было назавтра идти к Воложину, откуда открывался путь на Сморгонь или Вилейку, т. е. к I русской армии либо к Минску. Но вечером 4-го стало известно, что в Воложине отряд генерал-майора И. С. Дорохова, это был авангард 4-го корпуса, отрезанный неприятелем в начале наступления от главных сил и неделю шедший среди французских колонн, но, благодаря воинскому таланту Дорохова, сумевший проскользнуть между ними33. От Дорохова князь Багратион узнал, что идти на Вилейку уже нельзя. Одновременно от М. И. Платова пришло известие, что польские уланы наседают в районе Вишнева34, где однако разбиты и отогнаны, но все равно угрожают так же перерезать путь на север. Однако князь Багратион решил все-таки идти с боем на прорыв и повелел удерживать и Вишнево и Воложин до его появления. Идти было решено двумя эшелонами: впереди 7-й корпус, за ним 8-й, а 4-й кавалерийский корпус в арьергарде. Готовясь атаковать, князь Багратион отдал приказ по войскам, выдержанный в духе незабвенного Суворова и его «Науки побеждать»:

Наконец неприятельские войска с нашими встретились, и генерал-от-кавалерии Платов гонит их и бьет. Нам надо их атаковать храбро, быстро, стрельбою не заниматься; артиллерии бить метко; иррегулярным35 войскам стараться

окружать их фланги и тыл — сие им способно, но только должно мастерски поступать. Регулярная кавалерия атакует быстро, но весьма стройно, не рассыпаясь никак. Эскадроны должны в атаке друг друга подкреплять, имея резервы и фланги прикрытия. Кавалерия должна быть расположена по шахматному.

.Во время стрельбы как можно менее высылать стрелков36, разве где по флангам будут леса — тогда засаду делать. Корпусным командирам стараться и все внимание обратить на то, чтобы неприятеля поражать штыками в колоннах и наступать на него, коль скоро он будет опрокинут. Конная артиллерия должна действовать сильно37, равно и кавалерия, но весьма стройно, без малейшего замешательства. Сие весьма нужно в том случае, ежели неприятель будет иметь резервы, чем может он привести в расстройку наступающих; и для того нам стараться иметь войска в колоннах и в готовности, а как скоро все38 обратятся в бегство, тогда сильно колоть казакам39, а регулярным подкреплять сомкнуто и весьма стройно.

Армию в боевой порядок выстраивать не тесно, а так, чтобы локтями только могли трогать товарища — сие нужно для свободного заряжения ружей. Когда неприятельская кавалерия нападет на пехоту, то ту же минуту построить сомкнутую колонну во все стороны, или батальон каре40.

Все атаки делать с криком, а особливо казакам; во время наступления барабаны бьют скорый поход и музыка играет41.

.Я уверен в храбрости вверенной мне армии, и что всякий чин потщится благоразумно и храбро действовать, ибо государь наш всемилостивейший и любезное отечество сего требуют, и мы должны доказать сыновнюю нашу любовь и непобедимую храбрость. Господам начальникам войск вселить в солдат, что все войска неприятеля не иначе что, как сволочь со всего света, мы же русские и единоверные. Они храбро драться не могут, особливо же боятся нашего штыка. Наступай на него! Пуля мимо. Подойди к нему — он побежит. Пехота коли, кавалерия руби и топчи! Гг. офицеры наши свету доказали храбрость, преданность, ревность и послушание, следовательно ныне они более и более в глазах моих оправдывают заслуженную признательность. Тридцать лет моей службы и тридцать лет, как я врагов побеждаю через вашу храбрость. Я всегда с вами и вы со мною!

Ударим крепко и победим врага. Тогда нам честь, слава и благодарность родины, а любезному отечеству нашему победою врага, дерзнувшего вступить в землю русскую, принесем спокойствие и самое блаженство42.

Да простит нам терпеливый читатель, что столь долго испытывали его внимание столь пространным цитированием боевого приказа князя Петра Ивановича Багратиона, приведенного, однако же, в сокращении. Но лучше один раз дать высказаться человеку талантливому о предмете, ему знакомом или любимом, чем бесконечно рассуждать посредственно о деле серьезном и важном. В этом приказе полководец сжато и образно раскрыл все принципы тогдашней тактики и самого боя русской армии, боя, построенного на прекрасном знании характера русского солдата и офицера и великолепном владении всеми необходимыми приемами нашей тактики, выработанной предыдущими пятьюдесятью годами непрерывных боев и походов под предводительством знаменитого графа Румянцева-Задунайского и бессмертного Суворова. Если трудолюбивый читатель возьмет в свои руки его «Науку побеждать» и сличит ее с текстом приказа, то он сам увидит, где был почерпнут источник вдохновения князя Багратиона, и поймет, что он был и учеником Суворова, и всегда был проникнут наступательным духом его тактики и стратегии. Несомненно, что офицеры и солдаты-ветераны, видавшие и помнившие Суворова, в словах этого приказа вновь слышали пламенную речь их любимого военного вождя, снова как бы ставшего перед их рядами и вновь зовущего их на битву и на победу. Этот приказ может быть и есть самый великолепный памятник князю Багратиону. И каждый офицер и солдат армии России должен читать его, прочувствовать и осмыслить его, чтобы стать настоящим русским солдатом. Однако вернемся к нашему повествованию.

Но в ночь на 5-е командующему армией донесли, что неприятель занял Слоним. Теперь армия оказывалась охваченной с тыла, фланга и фронта, князь Петр Иванович принял решение отказаться от прорыва на север отступать через Минск на Борисов для соединения с I армией, он перешел снова на левый берег Немана и двинулся в обход, о чем донес государю рапортом 6-го июля с марша, находясь уже в Кореличах43. Здесь провел он весь день, ожидая донесений от Платова и Дорохова, а получив их лишь 7-го вечером, приказал Дорохову выйти к Воложи-ну, оседлавшему одну из трех дорог к Минску и удерживать его пока II армия будет двигать из Корелич на дорогу к Минску, идущую от Бреста и Слонима через Барановичи. Атаману Платову князь приказывал идти через Воложин на Радошковичи и там «оседлать» 3-ю дорогу на Минск, идущую из Вильны через Сморгонь и Молодечно, т. е. ту самую, по которой двигался сам маршал Даву через Ошмяны. Казалось бы

все было предусмотрено, но М. И. Платов не выдержал давления колонны генерала Э. Груши и в ночь на 7 июля перешел Неман, уничтожив мост у Николаева, и пытался, сманеврировав на восток, снова перейти Неман выше по течению, но тут все мосты были уже уничтожены французами, и атаман со своими казачьими полками повернул на юго-восток на местечко Мир, превратившись таким образом в арьергард II русской Западной армии, которая уже «спустилась» из Корелич так же на юго-восток до Несвижа, находясь теперь юго-западнее Минска. Здесь к нему прибыл 7-го июля флигель-адъютант полковник А. Х. Бенкендорф с приказом государя идти через Минск на сближение с I русской Западной армией, но так как Бенкендорф сам проехал через Минск накануне занятия его французами, то, сообщив об этом князю Багратиону, тем самым дезавуалировал приказ государя44.

Через сутки 9 июля начались двухдневные бои М. И. Платова с польскими уланами дивизии генерала А. Рожнецкого, которых атаман разбил и обратил в бегство. Это была первая заметная победа русского оружия в начавшейся войне, и одержали ее не кто-нибудь, а наши донские казаки. А. П. Ермолов очень верно заметил об этих боях: «Атаману Платову представился первому случай. доказать польской коннице, что в нас сохранилась прежняя поверхность над поляками, казакам предоставлена честь возобновить в сердцах их сие чувство»45.

А. Х. Бенкендорф, находившийся тогда в штабе князя Багратиона, отмечал к каким результатам стратегического характера привела эта победа: «Князь приостановился в Несвиже в то время, как его арьергард под начальством генерала Платова разбил и совершенно рассеял значительные силы кавалерии, которые неприятель выслал для преследования его по пятам. Это блистательнейшее дело, несколько охладившее пыл польской конницы, дало больше свободы движениям князя Багратиона, и он решился постараться предупредить неприятеля в Могилеве»46.

Дорога туда вела из Несвижа через Слуцк на Бобруйск и далее в Могилев. Это решение вызвало у государя неудовольствие, когда он получил его с А. Х. Бенкендорфом, и он высказал его в письме от 17 июля, одновременно дав понять как ценит он князя и каков теперь будет план действий обеих Западных наших армий:

Кн. Петр Иванович. Получил Я рапорты ваши с фл.-ад. Бенкендорфом и кн. Волконским, так же из Слуцка от 1 июля (ст. ст. — Б. К.), с прискорбием усмотрел Я из письма вашего к гр. Аракчееву, что вы сомневаетесь в доверенности

Моей к вам. Сия доверенность во мне никогда не колебалась, и на сей счет прошу вас быть совершенну покойну. Я умею ценить военные достоинства ваши, и лучшим доказательством оному может вам служить назначение вас в столь важное время главнокомандующим 2-ю армиею. Направление вас сперва на Вилейку, а потом на Минск было сделано в надежде, что быв столь часто в походах с славным нашим полководцем кн. Суворовым-Италийским, вы предупредите неприятеля на сих важных пунктах не столь для того, чтобы совершенно соединится с 1-ю армиею, как для постановления 2-й армии на направление, имеющее в тылу центр России, чтобы действия обеих армий сделались удобнее и деятельнее. По рапорту вашему, вы могли быть в Минске 27 числа, неприятель же занял оный 26-го и по самым достоверным известиям состоял не более как в 6000. Посему, продолжав быстро марш ваш на Минск, вы несомненно оного вытеснили и прошед за Минск по обстоятельствам, либо удержали сие место, либо могли уже свободно отступить на Борисов, где опять наступление неприятеля могло быть предупреждено.

Но ныне следует помышлять о будущем, а не о прошедшем. Я твердо надеюсь, что появление неприятеля в Свислочи не остановит вас идти на Бобруйск, дабы после направить путь ваш за Днепр и, прикрывшись оным, иметь в виду предупредить неприятеля на Смоленск.

.На сих днях ожидаем мы происшествий важнейших. Но не забывайте, что до сих пор везде мы имеем против себя превосходство сил неприятельских и для сего необходимо должно действовать с осмотрительностью и для одного дня не отнять у себя способов к продолжению деятельной кампании. Вся цель наша должна к тому клониться, чтобы выиграть время и вести войну сколь можно продолжительную. Один сей способ может нам дать возможность преодолеть столь сильного неприятеля, влекущего за собою воинство целой Европы. Будьте уверены, что вы найдете всегда во Мне совершенную готовность отдавать полную справедливость вашим заслугам. Я уверен, вы не замедлите дать Мне случай на опыте оное вам доказать.47

Это письмо написано на марше по пути в Дрисский лагерь, недовольство императора вполне понятно: сближение армий невозможно, ни стратегический план Барклая, ни план Пфуля как бы ни пытался государь ранее сопрячь их в нечто целое, теперь невозможны. Надо понять стоит ли далее исполнять план Пфуля. Если нет, то как быть дальше? Какой ход должны принять события, какую стратегическую линию движения выбрать?

Интересно отметить, что государь порицая князя Багратиона ставит ему в пример Суворова, весьма прозрачно намекая, что «воспитанник» генералиссимуса мог бы и прорваться через Минск, занятый авангардом Даву, и тем самым резко изменить стратегическую картину на театре войны, действуя по-суворовски. На первый взгляд, можно сказать, что император неправ, что он подходит к ситуации схоластически, что прорыв через занятый Минск мог бы привести к затяжному сражению и подошли бы основные силы Даву, что привело бы к большим потерям и даже в случае удачи далее II армия двигалась бы «таща на хвосте» массу французско-польской конницы, а может быть и легкую пехоту неприятеля. Однако тут возникают два возражения. Первое: мы видели что реально действовавшие силы маршала Даву против Багратиона равнялись 25 000 чел., а на минском направлении -лишь треть из них. Следовательно роковой опасности для II армии, имевшей на минском направлении не менее 40 000, эти силы неприятеля не представляли, если только не считать, что 10-12 тыс. французов равноценны вышеуказанному количеству русских. Второе возражение сформулировано не мною, а знаменитым А. П. Ермоловым, находившемся в этот момент в I армии, командуя гвардейской пехотной дивизией, и постоянно общавшимся с государем: «Маршал Даву поспешал к Минску с сильным корпусом, но тогда еще голова оного приближалась к Минску48. Князь Багратион мог бы предупредить Даву в Минске, и если бы даже встретился с его войсками, то конечно с одними передовыми, как то известно сделалось после49, надобно было, и он должен был решиться атаковать, предполагая даже понести некоторую потерю, чтобы овладеть дорогою на Смоленск. Изменила князю Багратиону всегдашняя его предприимчивость. К тому же скорость движения его замедливали худые от Несвижа дороги и переправы через Неман у местечка Николаева. Так же получая о неприятеле вести преувеличенные, он возвратился к Несвижу и через Слуцк пошел на Бобруйск. С сего времени на соединение обеих армий отняты были все надежды»50. Как видим, прославленный генерал солидарен в своей оценке происшедшего с государем, хотя и находит смягчающие обстоятельства. Но объективность требует привести в защиту кн. Петра Ивановича мнение участника отступления II армии, впоследствии знаменитого полководца николаевского времени, а тогда командующего 26 пехотной дивизией генерала И. Ф. Паскевича: «На пути

к Минску получено было известие, что неприятель показался уже и в этом городе. Это было 25 июня51 (т. е. 7 июля нов. ст.). Жар был невыносимый. Люди совершенно изнурились от сорока и пятидесятиверстных переходов по пескам. Пробиваться силою было невозможно. Кн. Багратион решился отступать не на Минск, но через Несвиж, Луцк к Бобруйску. Армия прибыла в Несвиж 26 июня. За это отступление к Несвижу обвиняли кн. Багратиона. Но, напротив, нельзя не отдать справедливость его военному соображению. Он видел, что всего нужнее было сохранить армию и что соединение с 1-ю армиею по прежнему направлению невозможно, ибо впереди его был Даву с 50 тыс., а позади король Вестфальский с 80 тыс. чел.»52.

Серьезнейшим из доводов в защиту решения князя надо признать неимоверную жару и крайнюю усталость войск, превосходящие же силы Даву, как мы уже видели, были мифом, но вполне понятным, ибо во время военных действий обе противных стороны склонны весьма преувеличивать силы неприятеля, стоящие перед ними. Таким образом, спор о том, прав или нет был князь Багратион, не пойдя через Минск на прорыв, надо оставить открытым, ибо осуждать его, сидя в кабинете при спокойном свете ночной лампы, кажется нам делом недостойным, но и безусловно оправдывать представляется трудным. Время покажет, кто прав.

Интересно другое — государь очень разумен, когда пишет далее: «Ныне следует помышлять о будущем, а не о прошедшем», — и тут же набрасывает новую коммуникацию и указывает теперь же новый стратегический узел, куда надобно успеть прикрыть от неприятеля -Смоленск53. Таким образом, мы видим, что Александр I не поддается смятению, наоборот, он постоянно анализирует ситуацию и планирует будущее. Назвав Смоленск, государь тем самым показывает, что он вполне осознает важность удержать его, иначе, если Даву и там предупредит Багратиона, то кампания будет проиграна, так как армии уже точно не встретятся, и I будет оттеснена от Центральной России и Москвы на северо-запад, т. е. обречена на истощение из-за скудости ресурсов региона и слишком длинной облической коммуникации через Тверь с верхней Волгой и черноземным центром с их ресурсами.

Очень важна еще одна фраза в его письме к князю Багратиону: «Вся цель наша должна к тому клониться, чтобы выиграть время и вести войну сколь можно продолжительную. Один сей способ может нам дать возможность преодолеть столь сильного неприятеля.»54. Из нее

мы можем заключить, что русский государь в этот критический момент вовсе не вел себя неуверенно и не стремился давать генерального сражения, как утверждал Л. Г. Бескровный55. Наоборот, он напряженно старался выработать решение, правильно понимая значение фактора времени, т. е. необходимость продолжительной войны, а называя Смоленск, тем самым внутренне, еще не добравшись до Дрисского лагеря, уже считал его, этот лагерь, бесполезным, но не оглашал пока своего мнения. Приняв это во внимание, можно понять смысл фразы А. П. Ермолова, следовавшей сразу после того места, где мы прервали его цитирование: «Государь император изволил сообщить мне полученное известие56 и не скрыл, сколь горестно оно для его сердца, но утешительно мне было видеть, что можно надеяться на его твердость»57. Именно эту внутреннюю твердость Александр I и будет демонстрировать в критические моменты войны. Что же касается военного совета и частных консультаций, которые он провел, находясь в Дрисском лагере с 8 по 16 июля58, то это объясняется тем, что после Аустерлица государь был не уверен в своих военных способностях и считал нужным прислушаться к голосу генералитета. Его стратегические дарования еще раскроются в период Отечественной войны и найдут полное выражение в кампании 1813-1814 гг. Но это пока еще впереди, а сейчас, по точному замечанию А. Х. Бенкендорфа, «император слишком скромно еще оценивавший собственные военные способности, поверил в этом отношении голосу своей армии и, к счастью, покинул Дрисский лагерь, предав его общей критике»59.

Примечания

1 Маршал Л. А. Бертье, начальник Генерального штаба.

2 Коленкур А. де. Мемуары: поход Наполеона в Россию. Смоленск: Смядынь, 1991. С. 76.

3 Сегюр Ф.-П. де. Поход в Россию. Смоленск: Русич,

2003. С. 34.

4 Соколов О. В. Погоня за миражом // Родина. 1992. № 67. С. 21.

5 Михайловский-Данилевский А. М. Отечественная война 1812 года: воспоминания современников. М.: Захаров, 2004. С. 18.

6 Коленкур А. де. Указ. соч. С. 78.

7 Сегюр Ф.-П. де. Указ. соч. С. 37.

8 Коленкур А. де. Указ. соч. С. 78.

9 Тарле Е. В. Сочинения. М.: Изд-во АН СССР, 1959. Т. 7. С. 475.

10 Командир 13-го пехотного полка.

11 Коленкур А. де. Указ. соч. С. 78.

12 Там же. С. 79.

13 Сегюр Ф. П. де. Указ. соч. С. 38.

14 Волконский С. Г. Записки. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1991. С. 191-192.

15 Там же. С. 192.

16 Клаузевиц К. 1812 год. М.: Воениздат, 1937. С. 39.

17 Там же.

18 Там же. С. 39-42.

19 Там же. С. 42-43.

20 Там же. С. 43.

21 Тарле Е. В. Указ. соч. С. 477.

22 Там же. С. 477.

23 Михайловский-Данилевский А. И. Указ. соч. С. 19.

24 Бескровный Л. Г. Отечественная война 1812 г. М.: Соцэкгиз, 1962. С. 275-276.

25 Отечественная война 1812 г.: энцикл. М.: Росспэн,

2004. С. 555, 557-558.

26 Васильев А. А. Первый армейский корпус Великой армии // Отечественная война 1812 г.: энцикл. С. 558.

27 Там же. С. 558.

28 Васильев А. А. Пятая пехотная дивизия Великой армии // Отечественная война 1812 г.: энцикл. С. 776.

29 Его же. Четвертая пехотная дивизия Великой армии // Там же. С. 596.

30 Волконский С. Г. Указ. соч. С. 193.

31 Ермолов А. П. Записки А. П. Ермолова, 1798-1826. М.: Высш. шк., 1991. С. 125.

32 Михайловский-Данилевский А. И. Указ. соч. С. 24.

33 Там же. С. 22.

34 Отечественная война 1812 г.: материалы Воен.-учен. арх. СПб., 1914. Т. 13. С. 256.

35 Т. е. не регулярным, имеются в виду казаки.

36 Это противоположно французской тактике пехотного боя, когда значительная часть полка — вольтижеры -рассыпались в стрелковые цепи или группы.

37 Т. е. конная артиллерия сопровождает кавалерию, чтобы своим огнем поддерживать ее атаку или прикрывать отступление, вообще, быстрый и точный маневр артиллерии — половина успеха в бою.

38 Т. е. французы.

39 Все западноевропейские мемуаристы конца XVIII —

середины XIX в. согласно отмечали невозможность при отступлении противостоять ударам казачьих пик, гораздо более страшных как оружие в сравнении с саблей.

40 Любимое построение русской пехоты при отражении турецкой конницы, введенное еще в армии графа П. А. Румянцева в Первую русско-турецкую войну и впоследствии широко применявшееся А. В. Суворовым.

41 Очень верное понимание того, что крики «ура!» и знаменитый казачий «визг», в сочетании с военной музыкой создавали в атакующих полках необычайный эмоциональный подъем, перерастающий в пресловутый «порыв» — залог сокрушительного удара в штыки.

42 Приказ П. И. Багратиона войскам Второй Западной армии о подготовке к атаке неприятеля, № 72, 25 июня [7 июля] 1812 г. // Генерал Багратион: сб. док. и материалов. М.: Госполитиздат, 1945. С. 179-181.

43 Гарин Ф. А. Изгнание Наполеона. М., 1948. С. 61-63.

44 Бенкендорф А. Х. Записки Бенкендорфа: 1812 год. Отечественная война; 1813 год. Освобождение Нидерландов М.: Яз. славян. культуры, 2001. С. 37-38.

45 Ермолов А. П. Указ. соч. С. 135.

46 Бенкендорф А. Х. Указ. соч. С. 38.

47 Грюнберг П. Н. [Примечания] // Бенкендорф А. Х. Указ. соч. С. 133-134.

48 Этот пассаж текстуально совпадает с 6000 из письма государя.

49 Снова совпадение с письмом государя.

50 Ермолов А. П. Указ. соч. С. 128.

51 На самом деле Минск был занят 26 июня (8 июля нов. ст.).

52 1812 год в воспоминаниях современников. М.: Наука, 1995. С. 82.

53 Бенкендорф А. Х. Указ. соч. С. 134.

54 Там же. С. 134.

55 Бескровный Л. Г. Указ. соч. С. 290.

56 Об отступлении Багратиона на Бобруйск.

57 Ермолов А. П. Указ. соч. С. 128.

58 I армия прибыла в лагерь с 10 по 11 июля и должна была там отдохнуть.

59 Бенкендорф А. Х. Указ. соч. С. 39.

День Бородина

Вот уже 209 лет русский народ по историческому праву гордится боевой доблестью наших предков, проявленной в Бородинском сражении. Это сражение произошло во время Отечественной войны — 7 сентября (26 августа по старому стилю) 1812 г. на Бородинском поле в 12 километрах западнее города Можайска, в 110 километрах от Москвы.

На Бородинском поле русская армия, отстаивая национальную независимость своего народа, насмерть билась с армией французского императора Наполеона I Бонапарта. О Бородинском сражении написано и издано масса исторических трудов, имеется блестящая и многочисленная художественная литература, созданы великолепные кино и телефильмы и посему автор настоящей работы сосредоточился на малоизвестной широкому читателю подготовке к этой великой битве, естественно уделив особое внимание инженерному обеспечению поля боя.

К 1812 г. Наполеон покорил почти всю Европу. Использовав, покоренные народы, он организовал огромную армию, двинул ее на Восток для того, чтобы разбить Россию, а затем завоевать мировое господство.

Во главе французской армии стоял Наполеон Бонапарт, захвативший верховную власть во Франции в процессе буржуазной революции.

Наполеон был безгранично честолюбив, богато одарен природными способностями, храбр, расчетлив и спокоен в самые критические моменты. Он отличался редкой работоспособностью, много читал. Революционером он никогда не был, но использовал революционную обстановку в своих личных интересах

На пути мирового господства

В результате революции 1789 г. во Франции к власти пришла буржуазия. Наполеон Бонапарт, талантливый, энергичный генерал и выдающийся политик, в 1799 г. захватил верховную власть, а в 1804 г. объявил себя «императором всех французов».

Фактически он закрепил господствующее положение буржуазии во Франции и поэтому пользовался первоначально поддержкой не только крупной, но также средней и мелкой буржуазии и французского крестьянства.

С 1796 г. и вплоть до 1812 г. Наполеон вел почти непрерывные войны и не знал ни одного поражения. Его войска прошли почти все государства Западной Европы. Перед штыками его гренадер и клинками конников покорно склонялись армия крупнейших феодальных держав Европы.

Эти войны Наполеона были захватническими. Наполеон ставил завоеванные страны в тяжелую экономическую зависимость от Франции, смещал князей, герцогов и королей, а на их место сажал своих родственников или маршалов своей армии. При этом Наполеон уже не заботился об изменении в завоеванной стране феодальных порядков, а проводил безжалостную эксплуатацию покоренного народа в пользу Франции.

В чем же была сила Наполеона? Чем объяснялись его многолетние победы в войнах? Что составляло грозную опасность, нависшую над Россией в 1812г.?

Как мастер военного дела, располагавший верховной властью и огромными материальными возможностями, Наполеон высоко поднял боеспособность армии. Своими победами он сумел увлечь французских солдат за собой, сумел убедить их, что он, Наполеон, лишь «первый солдат Франции».

Наполеон вел войну не так, как вели ее армии феодальных держав Европы. Использовав опыт революционных войн Франции, он сделал свою многочисленную армию легкой, подвижной, освободив ее от больших обозов.

Он создал в своей армии постоянные соединения из пехоты, конницы и артиллерии — дивизии и корпуса, — в то время как его противники только перед сражением составляли отряды из различных частей войск. Кроме того, Наполеон полагал, что война должна снабжаться за счет захвачено населения. Это давало Наполеону огромные преимущества в маневренности.

Наполеон был безусловно наиболее образованным и умным монархом своего времени, и он наиболее полно и целеустремленно использовал для войны все ресурсы государства. Он вникал во все детали государственной жизни, хорошо знал их, а на войне лично командовал своими войсками.

Франция при Наполеоне стала очень богатой страной. Наполеон брал с покоренных стран крупные контрибуции. Это позволяло ему хорошо обеспечивать армию.

Главную силу Наполеона составляла его армия. Штыками солдат он создал французскую империю, включившую в себя почти всю западную Европу. Его армия являлась грозной, невиданной дотоле силой, самой многочисленной в Европе.

Во Франции еще революционным правительством в 1793 г. была введена всеобщая воинская повинность. В остальных странах Западной Европы тогда были еще наемные вербованные армии, комплектовавшиеся из деклассированных элементов населения.

В России же существовала национальная армия, комплектовавшаяся рекрутскими наборами из податных сословий, т. е. из крестьян и мещан.

В многочисленных войнах французская армия накопила богатый боевой опыт. Постоянные победы породили особую уверенность в ее силе и непобедимости.

Для похода в Россию Наполеон собрал так называемую «великую армию» в составе около 600 000 человек. В этой армии французы, включая и новобранцев, составляли всего около 30%.

Остальные были «союзнические контингенты», т. е. войска, выставленные покоренными Наполеоном странами Европы. Здесь были немцы, итальянцы, австрийцы, поляки, бельгийцы, голландцы и т. д.

Русский народ назвал нашествие «великой армии» нашествием «двунадесяти языков».

«Союзнические контингенты» по своей боеспособности далеко уступали французам. Когда наполеоновская армия вступила в пределы России и ей пришлось сражаться с русскими, оказывавшими жестокое сопротивление, среди «союзников» начало развиваться дезертирство, появилось много больных и отстающих.

Образцовый порядок сохраняла только наполеоновская гвардия. Это были отборные части. Они отличались высокой боеспособностью. Наполеон бросал свою гвардию в атаку в переломный момент боя, когда нужно было грозным ударом ошеломить противника и довершить его разгром.

Французская армия под командованием Наполеона, вступившая в пределы России в июне 1812 г., была грозной по численности, высоко боеспособной вооруженной силой, ее офицеры и солдаты имели богатый боевой опыт.

С какими целями шел Наполеон в 1812 г. в Россию? Не будем увлекаться измышления либеральных историков, а скажем прямо – он хотел использовать Россию в своих интересах, не меняя ее государственного строя, сохраняя крепостное право.

Когда русский народ понял захватнические цели Наполеона, он поднялся на борьбу за национальную независимость.

Мы долго молча отступали

Русская армия в 1812 г. численно значительно уступала наполеоновской армии. На западной границе Россия смогла выставить всего около 200 000 солдат против шестисоттысячной армии Наполеона.

По боевым качествам русская армия не уступала армии Наполеона. Русские уже трижды сражались с французами. Первый раз это было в 1799 г. в Северной Италии и Швейцарии. Русские в союзе с австрийцами под командованием Суворова нанесли тогда ряд поражений французам.

Вторая встреча произошла в 1805 г. под Аустерлицем, закончившаяся победой Наполеона и позорным поражением царя Александра, именно царя Александра, но не поражением русской армии.

Боевой дух русских солдат отнюдь не был сломлен. Они хорошо помнили, что незадолго до Аустерлица: шеститысячный русский отряд под командованием генерала Багратиона целый день упорно дрался с тридцатитысячным авангардом французов, а с наступлением темноты штыками проложил себе дорогу и ушел из окружения, захватив пленных и французское знамя. Сами французы назвали отряд Багратиона «дружиной героев».

Всего же до 1807 года французы одержали над русскими две победы и потерпели от русских три поражения. Но это было тогда, когда французы имели большое преимущество над русскими в организации армии.

В период с 1806 по 1811 г. русская армия была реорганизована и частично перевооружена лучшим оружием. При этом был учтен опыт войн Суворова, французских революционных войн и войн наполеоновских.

Таким образом, к 1812 г. русская армия в организации и вооружении не уступала французской. Русские не верили в непобедимость французов, так как сами не раз били их под водительством Суворова, Кутузова, Багратиона.

Русская армия в войнах, предшествовавших Отечественной войне 1812 г., приобрела большой боевой опыт. В ней было много способных боевых генералов и офицеров, и обстрелянных солдат.

Когда Наполеон 24 июня 1812 г. переправил свои войска через реку Неман в районе города Ковно, на пути наступления его главных сил, насчитывавших почти 400 000 человек, были развернуты две русские армии.

Первая — около 110 000 человек — находилась в районе Вильно. Вторая состояла из 50 000 человек и находилась в районе Волковыск. Таким образом, Наполеон имел на главном направлении своего наступления численное превосходство в два с половиной раза.

Положение русских усложнялось еще и тем, что не было установлено единого командования. Первой армией командовал генерал Михаил Богданович Барклай-де-Толли, а второй – генерал Петр Иванович Багратион. Оба эти командующие были опытными генералами.

При создавшейся обстановке русская армия была вынуждена отступать. С тяжелыми арьергардными боями русские армии начали отход в общем направлении к Смоленску, чтобы там соединиться и общими силами дать отпор врагу.

Французы преследовали русских, стремились отрезать им пути отхода, вовлечь в решительное сражение главные русские силы, — но это им не удавалось. Русские, сохраняя силы, продолжали отходить, не вступая в решительное сражение.

Бои с русскими арьергардами, бездорожье, отставание обозов, затруднения с продовольствием и фуражом и, главное, действия русских партизан в тылу и на флангах изматывали, обескровливали французскую армию. Русское население начало все сжигать на пути движения французов и уходило в леса и вглубь России.

Но тяжело было и для русских их вынужденное отступление. Тяжёлые марши под постоянной угрозой быть отрезанными, вид пылающих деревень и городов, разорение родной земли и физически и морально угнетали русские войска. В отдельных арьергардных боях русские наносили французам поражения.

Эти частные успехи не могли пока еще изменить общего положения дел, но солдаты понимали дело по-своему. Они рассуждали так: «Ведь вот бьём же мы французов. Зачем же отходить, зачем отдавать родную землю на разорение. Надо встать всем крепко, сражаться и не пустить дальше французов, — ведь нас сила»

Великий русский поэт Михаил Юрьевич Лермонтов в своем стихотворении «Бородино» очень хорошо передает эти настроения русских солдат. В этом стихотворении старый солдат рассказывает:

«Мы долго молча отступали.
Досадно было — боя ждали.
Ворчали старики:
Что ж мы — на зимние квартиры?
Не смеют что ли командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»

Обеим русским армиям удалось избежать разгрома и 3 августа соединиться в Смоленске. Теперь уже не только солдаты, но и большинство офицеров и генералов ждали решительного сражения.

Но генерал Барклай-де-Толли знал, что силы Наполеона ещё слишком превосходят силы русской армии, что надежды на выигрыш решительного сражения мало. Поэтому он приказал продолжать отступление на Вязьму, Гжатск.

В армии и в тылу это вызывало открытый ропот. Генерала Барклая обвиняли в измене, говорили, что он ведет Наполеона прямо в Москву, что другого нечего и ожидать от «немца».

Между прочим, Барклай был не немец, а потомок шотландца, перешедшего на русскую службу. Обвинение его в измене или плохих действиях было совершенно несправедливо. В должности военного министра он много сделал для укрепления русской армии. Правильно он действовал и против Наполеона.

И, тем не менее, он совершенно не подходил к роли главнокомандующего в Отечественной войне 1812 г. Он, честный и знающий генерал, не умел подойти к сердцу солдата и офицера. Он мог честно исполнять свой долг, но вести за собой массы не мог и не умел.

Война приобретала всенародный характер, а поэтому требовался вождь, близкий по духу русскому солдату и русскому народу, такой вождь, которому бы все, безусловно, доверяли. И русский народ нашел себе такого вождя в лице генерала Кутузова.

Армия встретила Кутузова с восторгом. «Вот приехал наш Кутузов бить французов» — говорили солдаты, намекая этим на то, что Кутузов не будет отступать, а даст бои Наполеону.

В армии ожидали решительного боя и надеялись, что Кутузов даст этот бой немедленно. Сам Кутузов тоже отлично понимал, чего ждут от него. Он считал необходимым на путях к Москве дать решительное сражение, используя тот могучий дух, тот гнев и обиду, которыми был полон русский народ, для нанесения Наполеону жестокого удара.

Однако Кутузов хорошо понимал и то, что генерал Барклай-де-Толли прав, продолжая отступление, что силы Наполеона ещё слишком велики, что необходимо ещё увеличить русскую армию за счет подходящих пополнений.

Кроме того, Кутузов ещё только прибыл, не вошёл в курс дела; ему надо было осмотреться. Поэтому он забраковал намечавшуюся для сражения позицию в районе города Гжатска и приказал отступать дальше на восток. Одновременно он послал рекогносцировать позицию для сражения в районе села Бородино.

Войска были несколько разочарованы тем, что Кутузов продолжает отступление, но они ему верили и верили, что это уже последнее отступление. Кутузов умело поддерживал эту веру. Так, при своём прибытии здороваясь с войсками, он говорил: «С такими-то молодцами да отступать!» — и солдаты убеждались, что отступлению скоро действительно наступит конец.

Между тем положение Кутузова было очень тяжёлое. По разведывательным данным штаба силы Наполеона, непосредственно преследующие русских на московском направлении, исчислялись в 186 000 человек. Кутузов имел около 110 000 человек.

Кроме того, он знал, что силы неприятеля отличаются высокой боеспособностью. Чтобы решиться на сражение в этих условиях, требовалось большое мужество. На полководца ложилась огромная ответственность, ибо от исхода сражения во многом зависела судьба Родины.

Кутузов решился дать наполеоновской армии генеральное сражение на Бородинском поле.

Позиции русской армии на Бородинском поле и особенности их инженерного оборудования

Позиция у села Бородино, на которой Кутузов дал решительное сражение Наполеону, была избрана генерал-квартирмейстером русской армии4 полковником Толем по указанию самого Кутузова, который сам имел великолепное военно-инженерное образование.

Правый фланг позиции упирался в реку Москва у деревни Маслово, а левый — в лесистый район южнее деревни Утица. Река Москва, имеющая здесь крутые берега, и частый лес южнее деревни Утица являлись труднопроходимыми препятствиями для войск, которым предстояло сражаться в густых, плотных боевых порядках (колонны и развернутый строй). Таким образом, оба фланга позиции были прикрыты естественными препятствиями.

Фронт позиции тянулся от деревни Маслово, через Горки, Бородино, Семеновская, до деревни Утица (см. схему) — на протяжении около 8 километров. Местность всего поля сражения от деревни Маслово до деревни Утица – открытая, слегка всхолмленная, перерезанная кое-где неглубокими оврагами и покрытая кустарником.

Избранная Кутузовым позиция ставила противника в невыгодное положение, так как он не мог сразу атаковать русских большими силы. Западнее деревни Маслово в реку Москва впадает небольшая речка Колоча, которая тянется перед фронтом позиции до села Бородино, а затем уклоняется на запад.

Эта речка течет в обрывистых и частью болотистых берегах и представляла тогда серьезное тактическое препятствие для переправы крупных масс войск под огнем. А так как Кутузов занял восточный берег речки Колоча и выдвинул егерей (боевое охранение) к самому руслу ее, этот участок позиции сделался малодоступным для действий крупных сил французкой армии

Местность южнее села Бородино и до деревни Утица была всюду доступна для действий всех родов войск в компактных строях. Фронт этого участка был около 3,5 километра.

В течение 4—6 сентября 1812 г. по распоряжению Кутузова этот крайне опасный участок фронта избранной бородинской позиции был наспех оборудован инженерными сооружениями.

Окопов для пехоты и искусственных препятствий перед ними тогда не строили, так как пехота отражала атаки, стоя в рост в развернутом строю. Только егеря, рассыпавшиеся цепью впереди, подготавливали себе укрытое удобное место для стрельбы — или отрывая одиночные окопы, или приспособляя местные предметы.

Укрепления строились главным образом для установки артиллерии. Если была возможность, перед этими укреплениями строились засеки. В укреплениях для пушек помещали и часть пехоты, которая прикрывала орудия от захвата их противником. В 19 веке такие земляные инженерные сооружения называли «флешеми». Всего было возведено 6 (шесть) опорных узлов обороны.

Укрепления русских на Бородинском поле имели большое значение. Особенно большую роль сыграли Шевардинский редут, Семеновские (Багратионовы) флеши и батарея Раевского, вокруг которых произошли наиболее ожесточенные схватки. главной позиции русских. Но так как он был сильно выдвинут вперед и легко мог быть обойден с юга, Кутузов после личной разведки отодвинул левый фланг главной позиции к деревне Утица, а Шевардинский редут приказал оборонять как передовое укрепление.

От фронта позиции («переднего края», как говорим мы теперь) и в глубину ее вплоть до города Можайска на протяжении 12 километров местность была всюду проходима для войск и обозов. Это имело большое значение для русских в случае вынужденного отхода.

Таким образом, искусным выбором местности Кутузов сильно ограничил возможность маневрирования неприятельских войск.

Кутузов, заняв русскими войсками Бородинскую позицию, перерезал обе дороги: Старую Смоленскую и Новую Смоленскую, – ведущие на Москву и преградил Наполеону путь к «первопрестольной». Обойти Бородинскую позицию Наполеон не мог, так как ему мешали на севере река Москва, а на юге — леса и бездорожье.

Французский император был вынужден атаковать русских там, где этого хотел Кутузов, а не там, где самому Наполеону было выгодно.

Кутузов в этом случае стремился к тому же, чего добивались русские полководцы в прошлом: Александр Невский — в бою с немцами на Чудском озере, Дмитрий Донской — в битве с татарами на Куликовом поле, Петр Великий — в бою со шведами под Полтавой.

Эти русские полководцы также настолько искусно подготовляли оборону, что вынуждали своих противников атаковать в строго определенном направлении и тем достигали победы.

Да были люди в это время, не то, что нынешнее племя!

Русские войска во время долгого отступления ждали этого боя. Они были полны решимости померяться силами с противником и готовы лучше умереть, чем пропустить врага.

Горячий патриот и искусный полководец Кутузов умело организовал сражение на Бородинском поле.

7 сентября 1812 г. от 6 до 18 часов численно превосходящие силы французов непрерывно атаковали русских. Двенадцать часов, почти не прекращаясь, шли жесточайшие рукопашные схватки, стреляли с обеих сторон до 1000 орудий. Полки русских и французов целиком погибали в бою, не уступая друг другу ни шагу.

Наполеон не считался с потерями и бросал в атаку все новые и новые части своей грозной пехоты и конницы, но ему не удалось добиться в Бородинском сражении успеха. Французская армия разбилась здесь о несокрушимую силу русских войск.

Заключение

На Бородинском поле русские нанесли наполеоновской армии удар такой силы, что эта армия уже не могла оправиться. Бородинское сражение положило начало разгрому «великой армии» Наполеона.

К концу 1812 г. война окончилась почти полным истреблением неприятеля. Остатки разбитой армии Наполеона были изгнаны за пределы России. В 1813— 1815 гг. Наполеон был окончательно разбит.

Его империя развалилась, а сам Наполеон умер пленником на пустынном острове Святой Елены. Порабощенные им народы Европы восстановили с помощью России свою национальную независимость.

Не последний раз…

Борис Скупов

1812. Великий год России. — М. : Омега. 2007

%PDF-1.5 % 1 0 obj > endobj 7 0 obj /ModDate (D:20180310102716+01’00’) /Producer (http://imwerden.de) /Title /Author >> endobj 2 0 obj > /Font > >> /Fields [] >> endobj 3 0 obj > stream

  • 1812. Великий год России. — М. : Омега. 2007
  • http://imwerden.de
  • Троицкий, Николай Алексеевич
  • application/pdf endstream endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj 1194 endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > endobj 19 0 obj > endobj 20 0 obj > endobj 21 0 obj > endobj 22 0 obj > endobj 23 0 obj > endobj 24 0 obj > endobj 25 0 obj > endobj 26 0 obj > endobj 27 0 obj > endobj 28 0 obj > endobj 29 0 obj > endobj 30 0 obj > endobj 31 0 obj > endobj 32 0 obj > endobj 33 0 obj > endobj 34 0 obj > endobj 35 0 obj > endobj 36 0 obj > endobj 37 0 obj > endobj 38 0 obj > endobj 39 0 obj > endobj 40 0 obj > endobj 41 0 obj > endobj 42 0 obj > endobj 43 0 obj > endobj 44 0 obj > endobj 45 0 obj > endobj 46 0 obj > endobj 47 0 obj > endobj 48 0 obj > endobj 49 0 obj > endobj 50 0 obj > endobj 51 0 obj > endobj 52 0 obj > endobj 53 0 obj > endobj 54 0 obj > endobj 55 0 obj > endobj 56 0 obj > endobj 57 0 obj > endobj 58 0 obj > endobj 59 0 obj > endobj 60 0 obj > endobj 61 0 obj > endobj 62 0 obj > endobj 63 0 obj > endobj 64 0 obj > endobj 65 0 obj > endobj 66 0 obj > endobj 67 0 obj > endobj 68 0 obj > endobj 69 0 obj > endobj 70 0 obj > endobj 71 0 obj > endobj 72 0 obj > endobj 73 0 obj > endobj 74 0 obj > endobj 75 0 obj > endobj 76 0 obj > endobj 77 0 obj > endobj 78 0 obj > endobj 79 0 obj > endobj 80 0 obj > endobj 81 0 obj > endobj 82 0 obj > endobj 83 0 obj > endobj 84 0 obj > endobj 85 0 obj > endobj 86 0 obj > endobj 87 0 obj > endobj 88 0 obj > endobj 89 0 obj > endobj 90 0 obj > endobj 91 0 obj > endobj 92 0 obj > endobj 93 0 obj > endobj 94 0 obj > endobj 95 0 obj > endobj 96 0 obj > endobj 97 0 obj > endobj 98 0 obj > endobj 99 0 obj > endobj 100 0 obj > endobj 101 0 obj > endobj 102 0 obj > endobj 103 0 obj > endobj 104 0 obj > endobj 105 0 obj > endobj 106 0 obj > endobj 107 0 obj > endobj 108 0 obj > endobj 109 0 obj > endobj 110 0 obj > endobj 111 0 obj > endobj 112 0 obj > endobj 113 0 obj > endobj 114 0 obj > endobj 115 0 obj > endobj 116 0 obj > endobj 117 0 obj > endobj 118 0 obj > endobj 119 0 obj > endobj 120 0 obj > endobj 121 0 obj > endobj 122 0 obj > endobj 123 0 obj > endobj 124 0 obj > endobj 125 0 obj > endobj 126 0 obj > endobj 127 0 obj > endobj 128 0 obj > endobj 129 0 obj > endobj 130 0 obj > endobj 131 0 obj > endobj 132 0 obj > endobj 133 0 obj > endobj 134 0 obj > endobj 135 0 obj > endobj 136 0 obj > endobj 137 0 obj > endobj 138 0 obj > endobj 139 0 obj > endobj 140 0 obj > endobj 141 0 obj > endobj 142 0 obj > endobj 143 0 obj > endobj 144 0 obj > endobj 145 0 obj > endobj 146 0 obj > endobj 147 0 obj > endobj 148 0 obj > endobj 149 0 obj > endobj 150 0 obj > endobj 151 0 obj > endobj 152 0 obj > endobj 153 0 obj > endobj 154 0 obj > endobj 155 0 obj > endobj 156 0 obj > endobj 157 0 obj > endobj 158 0 obj > endobj 159 0 obj > endobj 160 0 obj > endobj 161 0 obj > endobj 162 0 obj > endobj 163 0 obj > endobj 164 0 obj > endobj 165 0 obj > endobj 166 0 obj > endobj 167 0 obj > endobj 168 0 obj > endobj 169 0 obj > endobj 170 0 obj > endobj 171 0 obj > endobj 172 0 obj > endobj 173 0 obj > endobj 174 0 obj > endobj 175 0 obj > endobj 176 0 obj > endobj 177 0 obj > endobj 178 0 obj > endobj 179 0 obj > endobj 180 0 obj > endobj 181 0 obj > endobj 182 0 obj > endobj 183 0 obj > endobj 184 0 obj > endobj 185 0 obj > endobj 186 0 obj > endobj 187 0 obj > endobj 188 0 obj > endobj 189 0 obj > endobj 190 0 obj > endobj 191 0 obj > endobj 192 0 obj > endobj 193 0 obj > endobj 194 0 obj > endobj 195 0 obj > endobj 196 0 obj > endobj 197 0 obj > endobj 198 0 obj > endobj 199 0 obj > endobj 200 0 obj > endobj 201 0 obj > endobj 202 0 obj > endobj 203 0 obj > endobj 204 0 obj > endobj 205 0 obj > endobj 206 0 obj > endobj 207 0 obj > endobj 208 0 obj > endobj 209 0 obj > endobj 210 0 obj > endobj 211 0 obj > endobj 212 0 obj > endobj 213 0 obj > endobj 214 0 obj > endobj 215 0 obj > endobj 216 0 obj > endobj 217 0 obj > endobj 218 0 obj > endobj 219 0 obj > endobj 220 0 obj > endobj 221 0 obj > endobj 222 0 obj > endobj 223 0 obj > endobj 224 0 obj > endobj 225 0 obj > endobj 226 0 obj > endobj 227 0 obj > endobj 228 0 obj > endobj 229 0 obj > endobj 230 0 obj > endobj 231 0 obj > endobj 232 0 obj > endobj 233 0 obj > endobj 234 0 obj > endobj 235 0 obj > endobj 236 0 obj > endobj 237 0 obj > endobj 238 0 obj > endobj 239 0 obj > endobj 240 0 obj > endobj 241 0 obj > endobj 242 0 obj > endobj 243 0 obj > endobj 244 0 obj > endobj 245 0 obj > endobj 246 0 obj > endobj 247 0 obj > endobj 248 0 obj > endobj 249 0 obj > endobj 250 0 obj > endobj 251 0 obj > endobj 252 0 obj > endobj 253 0 obj > endobj 254 0 obj > endobj 255 0 obj > endobj 256 0 obj > endobj 257 0 obj > endobj 258 0 obj > endobj 259 0 obj > endobj 260 0 obj > endobj 261 0 obj > endobj 262 0 obj > endobj 263 0 obj > endobj 264 0 obj > endobj 265 0 obj > endobj 266 0 obj > endobj 267 0 obj > endobj 268 0 obj > endobj 269 0 obj > endobj 270 0 obj > endobj 271 0 obj > endobj 272 0 obj > endobj 273 0 obj > endobj 274 0 obj > endobj 275 0 obj > endobj 276 0 obj > endobj 277 0 obj > endobj 278 0 obj > endobj 279 0 obj > endobj 280 0 obj > endobj 281 0 obj > endobj 282 0 obj > endobj 283 0 obj > endobj 284 0 obj > endobj 285 0 obj > endobj 286 0 obj > endobj 287 0 obj > endobj 288 0 obj > endobj 289 0 obj > endobj 290 0 obj > endobj 291 0 obj > endobj 292 0 obj > endobj 293 0 obj > endobj 294 0 obj > endobj 295 0 obj > endobj 296 0 obj > endobj 297 0 obj > endobj 298 0 obj > endobj 299 0 obj > endobj 300 0 obj > endobj 301 0 obj > endobj 302 0 obj > endobj 303 0 obj > endobj 304 0 obj > endobj 305 0 obj > endobj 306 0 obj > endobj 307 0 obj > endobj 308 0 obj > endobj 309 0 obj > endobj 310 0 obj > endobj 311 0 obj > endobj 312 0 obj > endobj 313 0 obj > endobj 314 0 obj > endobj 315 0 obj > endobj 316 0 obj > endobj 317 0 obj > endobj 318 0 obj > endobj 319 0 obj > endobj 320 0 obj > endobj 321 0 obj > endobj 322 0 obj > endobj 323 0 obj > endobj 324 0 obj > endobj 325 0 obj > endobj 326 0 obj > endobj 327 0 obj > endobj 328 0 obj > endobj 329 0 obj > endobj 330 0 obj > endobj 331 0 obj > endobj 332 0 obj > endobj 333 0 obj > endobj 334 0 obj > endobj 335 0 obj > endobj 336 0 obj > endobj 337 0 obj > endobj 338 0 obj > endobj 339 0 obj > endobj 340 0 obj > endobj 341 0 obj > endobj 342 0 obj > endobj 343 0 obj > endobj 344 0 obj > endobj 345 0 obj > endobj 346 0 obj > endobj 347 0 obj > endobj 348 0 obj > endobj 349 0 obj > endobj 350 0 obj > endobj 351 0 obj > endobj 352 0 obj > endobj 353 0 obj > endobj 354 0 obj > endobj 355 0 obj > endobj 356 0 obj > endobj 357 0 obj > endobj 358 0 obj > endobj 359 0 obj > endobj 360 0 obj > endobj 361 0 obj > endobj 362 0 obj > endobj 363 0 obj > endobj 364 0 obj > endobj 365 0 obj > endobj 366 0 obj > endobj 367 0 obj > endobj 368 0 obj > endobj 369 0 obj > endobj 370 0 obj > endobj 371 0 obj > endobj 372 0 obj > endobj 373 0 obj > endobj 374 0 obj > endobj 375 0 obj > endobj 376 0 obj > endobj 377 0 obj > endobj 378 0 obj > endobj 379 0 obj > endobj 380 0 obj > endobj 381 0 obj > endobj 382 0 obj > endobj 383 0 obj > endobj 384 0 obj > endobj 385 0 obj > endobj 386 0 obj > endobj 387 0 obj > endobj 388 0 obj > endobj 389 0 obj > endobj 390 0 obj > endobj 391 0 obj > endobj 392 0 obj > endobj 393 0 obj > endobj 394 0 obj > endobj 395 0 obj > endobj 396 0 obj > endobj 397 0 obj > endobj 398 0 obj > endobj 399 0 obj > endobj 400 0 obj > endobj 401 0 obj > endobj 402 0 obj > endobj 403 0 obj > endobj 404 0 obj > endobj 405 0 obj > endobj 406 0 obj > endobj 407 0 obj > endobj 408 0 obj > endobj 409 0 obj > endobj 410 0 obj > endobj 411 0 obj > endobj 412 0 obj > endobj 413 0 obj > endobj 414 0 obj > endobj 415 0 obj > endobj 416 0 obj > endobj 417 0 obj > endobj 418 0 obj > endobj 419 0 obj > endobj 420 0 obj > endobj 421 0 obj > endobj 422 0 obj > endobj 423 0 obj > endobj 424 0 obj > endobj 425 0 obj > endobj 426 0 obj > endobj 427 0 obj > endobj 428 0 obj > endobj 429 0 obj > endobj 430 0 obj > endobj 431 0 obj > endobj 432 0 obj > endobj 433 0 obj > endobj 434 0 obj > endobj 435 0 obj > endobj 436 0 obj > endobj 437 0 obj > endobj 438 0 obj > endobj 439 0 obj > endobj 440 0 obj > endobj 441 0 obj > endobj 442 0 obj > endobj 443 0 obj > endobj 444 0 obj > endobj 445 0 obj > endobj 446 0 obj > endobj 447 0 obj > endobj 448 0 obj > endobj 449 0 obj > endobj 450 0 obj > endobj 451 0 obj > endobj 452 0 obj > endobj 453 0 obj > endobj 454 0 obj > endobj 455 0 obj > endobj 456 0 obj > endobj 457 0 obj > endobj 458 0 obj > endobj 459 0 obj > endobj 460 0 obj > endobj 461 0 obj > endobj 462 0 obj > endobj 463 0 obj > endobj 464 0 obj > endobj 465 0 obj > endobj 466 0 obj > endobj 467 0 obj > endobj 468 0 obj > endobj 469 0 obj > endobj 470 0 obj > endobj 471 0 obj > endobj 472 0 obj > endobj 473 0 obj > endobj 474 0 obj > endobj 475 0 obj > endobj 476 0 obj > endobj 477 0 obj > endobj 478 0 obj > endobj 479 0 obj > endobj 480 0 obj > endobj 481 0 obj > endobj 482 0 obj > endobj 483 0 obj > endobj 484 0 obj > endobj 485 0 obj > endobj 486 0 obj > endobj 487 0 obj > endobj 488 0 obj > endobj 489 0 obj > endobj 490 0 obj > endobj 491 0 obj > endobj 492 0 obj > endobj 493 0 obj > endobj 494 0 obj > endobj 495 0 obj > endobj 496 0 obj > endobj 497 0 obj > endobj 498 0 obj > endobj 499 0 obj > endobj 500 0 obj > endobj 501 0 obj > endobj 502 0 obj > endobj 503 0 obj > endobj 504 0 obj > endobj 505 0 obj > endobj 506 0 obj > endobj 507 0 obj > endobj 508 0 obj > endobj 509 0 obj > endobj 510 0 obj > endobj 511 0 obj > endobj 512 0 obj > endobj 513 0 obj > endobj 514 0 obj > endobj 515 0 obj > endobj 516 0 obj > endobj 517 0 obj > endobj 518 0 obj > endobj 519 0 obj > endobj 520 0 obj > endobj 521 0 obj > endobj 522 0 obj > endobj 523 0 obj > endobj 524 0 obj > endobj 525 0 obj > endobj 526 0 obj > endobj 527 0 obj > endobj 528 0 obj > endobj 529 0 obj > endobj 530 0 obj > endobj 531 0 obj > endobj 532 0 obj > endobj 533 0 obj > endobj 534 0 obj > endobj 535 0 obj > endobj 536 0 obj > endobj 537 0 obj > endobj 538 0 obj > endobj 539 0 obj > endobj 540 0 obj > endobj 541 0 obj > endobj 542 0 obj > endobj 543 0 obj > endobj 544 0 obj > endobj 545 0 obj > endobj 546 0 obj > endobj 547 0 obj > endobj 548 0 obj > endobj 549 0 obj > endobj 550 0 obj > endobj 551 0 obj > endobj 552 0 obj > endobj 553 0 obj > endobj 554 0 obj > endobj 555 0 obj > endobj 556 0 obj > endobj 557 0 obj > endobj 558 0 obj > endobj 559 0 obj > endobj 560 0 obj > endobj 561 0 obj > endobj 562 0 obj > endobj 563 0 obj > endobj 564 0 obj > endobj 565 0 obj > endobj 566 0 obj > endobj 567 0 obj > endobj 568 0 obj > endobj 569 0 obj > endobj 570 0 obj > endobj 571 0 obj > endobj 572 0 obj > endobj 573 0 obj > endobj 574 0 obj > endobj 575 0 obj > endobj 576 0 obj > endobj 577 0 obj > endobj 578 0 obj > endobj 579 0 obj > endobj 580 0 obj > endobj 581 0 obj > endobj 582 0 obj > endobj 583 0 obj > endobj 584 0 obj > endobj 585 0 obj > endobj 586 0 obj > endobj 587 0 obj > endobj 588 0 obj > endobj 589 0 obj > endobj 590 0 obj > endobj 591 0 obj > endobj 592 0 obj > endobj 593 0 obj > endobj 594 0 obj > endobj 595 0 obj > endobj 596 0 obj > endobj 597 0 obj > endobj 598 0 obj > endobj 599 0 obj > endobj 600 0 obj > endobj 601 0 obj > endobj 602 0 obj > endobj 603 0 obj > endobj 604 0 obj > endobj 605 0 obj > endobj 606 0 obj > endobj 607 0 obj > endobj 608 0 obj > endobj 609 0 obj > endobj 610 0 obj > endobj 611 0 obj > endobj 612 0 obj > endobj 613 0 obj > endobj 614 0 obj > endobj 615 0 obj > endobj 616 0 obj > endobj 617 0 obj > endobj 618 0 obj > endobj 619 0 obj > endobj 620 0 obj > endobj 621 0 obj > endobj 622 0 obj > endobj 623 0 obj > endobj 624 0 obj > endobj 625 0 obj > endobj 626 0 obj > endobj 627 0 obj > endobj 628 0 obj > stream xUIo1JZ/%Ig{DTBԖ?Odf^}@>鏫s|ٵ3p|xՐX`1l]02ѝ7Fd1*e>~G|ʌj GT`J9!}h4y`p)H*OM }*%3u^Wx,66R`6&pK֟_`|Kj|N(Pf[ZgP1 f#fW ditaDQ1bΊ({6LQ-W]`X;W(qHLHu3V9/eTq+mO1LYN

    c5x۵!/t}iȆHq4ڧ9m,ԙ%9,li6&?j9OLNg˝hcܕۃ#ũ?I|Hm$Ahd/

    Монета 5 рублей 2012 ММД «200 лет Победы в Отечественной войне 1812 года

    К 200-летию окончания первой Отечественной войны, в 2012 году выпустили несколько серий юбилейных монет, как из драгоценных металлов, так из стали. Монеты посвящены юбилею окончания войны, героям и сражениям. Одной из них стала монета, посвящённая Смоленскому сражению.

    «Благодарная Россия героям 1812 г.»

    На реверсе монеты изображён памятник, установленный в сквере Памяти Героев. На высокой скале орлиное гнездо, у которого пара величественных птиц. К гнезду подбирается воин-галл с мечом в руке, один орёл уже схватил воина за руку, а второй прикрывает гнездо крыльями. Идея памятника принадлежит инженеру-полковнику Н.С. Шуцману и скульптору С.Р. Надольскому. Задумка полна аллегорий: воин-галл символизирует французскую армию, так как французы считают, что их предками были именно гальские племена. Гнездо – символ Смоленска. Эта аллегория восходит к древним символам города, особенно к мифической птице Гамаюн, которая и по сей день украшает герб Смоленска. Орлы – русские армии, одна из которых, под руководством Д.П. Неверовского, Н.Н. Раевского и Д.С. Дохтурова схватилась с войсками Наполеона, а вторая, под командованием М.Б. Барклая-де-Толли и П.И. Багратиона, прикрывала Московскую дорогу и обходные пути.

    Отступление Неверовского

    Одним из самых известных событий Отечественной войны 1812 года стало отступление Неверовского. Смоленское сражение началось 2 (14) августа, с боя под Красным. Не имея точных сведений о продвижении армии Наполеона, Барклай-де-Толли предполагал, что хитроумный француз хочет повторить свой знаменитый манёвр: быстрым броском отрезать русскую армию от Москвы и навязать сражение в крайне неудобном для противника месте.

    Дивизия Неверовского стояла под городком Красный. Она готовилась принять бой, чтобы задержать неприятеля. Но внезапно разведчики донесли об огромных силах врага, наступающих на город – мнимое рассредоточение армии не помешало Наполеону в кратчайшие сроки собрать всех в один кулак. Неверовский командовал свежесобранной дивизией, большая часть которой – новобранцы, да ещё выздоровевшие раненые из других отрядов. Ещё током не обкатанная, не прошедшая вместе даже одного боя, дивизия вряд ли могла бы хоть сколь-нибудь долго противостоять прекрасно обученной армии Наполеона. Страшные доказательства были получены незамедлительно – полторы тысячи воинов, столкнувшиеся с врагом, пали. И генерал решил отступать. Ещё недавно состоящая из плохо обученных, разрозненных новобранцев, впервые столкнувшаяся с врагом, дивизия, маневрируя и прикрываясь артиллерийским огнём, смогла слаженно отступить, изрядно потрепав и задержав врага.

    Смоленское сражение

    Постоянное отступление русской армии изрядно нервировало высший свет, включая Александра I. Он регулярно требовал решительных действий, не слушая собственных генералов. Такое сражение русская армия была вынуждена дать под Смоленском – место было выбрано неудачное, превосходство Великой армии Наполеона в силе и выучке – грандиозное, но и постоянные отступления подрывали веру армии, дисциплину и моральный дух русских солдат. В Смоленске могло быть лишь промежуточное сражение, но и его должно было быть довольно для поднятия духа и разведки боем. Дивизия Неверовского после боя под Красным отступала в город, занятый 7-м корпусом Раевского. В первый день битвы, 16 августа, русские войска смогли отстоять Смоленск, укрывшись за крепостной стеной и укреплениями. 17 августа на смену Раевскому был послан Дохтуров, во главе 6-го корпуса. Армия Багратиона отошла к Валутино, прикрывая обходные пути, а Барклай-де-Толли разместил остальную армию в некотором отдалении, готовясь перехватить Великую Армию на других направлениях.

    Наполеон начал наступление с артиллерийского обстрела. Деревянные здания вспыхивали от жара снарядов, и к вечеру город уже горел практически весь. Прикрывающие город части не допустили больших потерь и полного разрушения города, но удержать пылающий Смоленск было просто невозможно.

    В ночь с 17 на 18 августа русские войска, прикрывая отступающих гражданских, вышли из города. Мирное население отправили подальше, в нетронутые земли, а армия, прикрывая их, перекрыла дорогу на юг и на Москву, продолжая отступление.

    Битва под Смоленском была лишь частным сражением, основной целью которого было прикрыть эвакуацию мирных жителей, задержать и измотать неприятеля. Со своей задачей русская армия справилась.

    Поход Наполеона в Россию — Часть 1: По дороге в Москву — Наполеоновские впечатления

    Это первая часть из трех частей, рассказывающих о ходе кампании Наполеона 1812 года, охватывающих период от начала кампании до назначения Михаила Кутузова верховным главнокомандующим русской армией. Ознакомьтесь с нашими существующими сообщениями в блоге на тему вторжения Наполеона в Россию, а также с нашим графиком публикаций.

    Поздно ночью 24 июня, во время бала в поместье генерала Беннигсена в Вильно (Вильнюс, Литва), российский царь Александр I получил сообщение о том, что император Наполеон пересек реку Неман на территорию Российской империи в глава большой армии.Александр ожидал возобновления военных действий с наполеоновской Францией и в марте сопровождал свою армию в Вильно. Франко-русский союз, действовавший после Тильзитского мира 1807 года, окончательно распался, и обе стороны готовились ко второму раунду.

    Наполеон считал царя Александра своенравным союзником, который нарушил условия континентальной системы, позволив британцам торговать в Санкт-Петербурге. Он надеялся, что быстрая кампания заставит русских подчиниться.Имея это в виду, он собрал армию численностью более 500 000 человек для вторжения в Россию. В Grande Armée 1812 года входили отряды со всей Европы, в том числе 100 000 поляков, 50 000 итальянцев и десятки тысяч немцев из различных королевств и княжеств. Намерение состояло в том, чтобы запугать Россию и заставить ее заключить мир или вступить в решающую битву у границы и достичь выгодного урегулирования с Александром, возможно, аннексируя провинцию или две, но прежде всего для того, чтобы заставить его вернуться в континентальную систему.

    Александр строил свои планы. Присутствие государства-клиента Наполеона (Варшавского герцогства) на западной границе России угрожало безопасности России. В 1810 году царь назначил генерала Михаила Барклая де Толли на должность военного министра и поручил ему реформировать русскую армию по французскому образцу. В то время как русские рассматривали несколько стратегических планов, Александр поддержал план прусского генерала Карла фон Фулля по строительству укрепленного лагеря в Дриссе на Двине (северная часть Белоруссии) с 120-тысячной Первой Западной армией под командованием Барклая де Толли, отступающей из Вильно, чтобы соблазнить Наполеона. лагерь, прежде чем 50-тысячная 2-я Западная армия под командованием князя Петра Багратиона нанесет удар Наполеону в тыл.

    По мере того, как в российский штаб просачивались новости о размерах армии Наполеона, стало ясно, что первоначальный оперативный план больше не соответствовал поставленной цели. Тем не менее, первая русская армия в любом случае предпочла отступить к Дриссе, где выяснилось, что позиция была совершенно неподходящей, даже если бы армия Наполеона была втрое меньше. Главным приоритетом для русских было скорейшее объединение армий Барклая и Багратиона, чтобы не дать Наполеону нанести поражение обеим армиям в деталях.Обе армии должны были соединиться в Витебске, чтобы выступить. Тем временем царя уговорили покинуть ставку, забрав с собой несчастного Фулла. Перед отъездом Александр сказал Барклаю: «Я вверяю тебе свою армию. Не забывай, что это единственная у меня армия. Всегда держите эту мысль в памяти ». Оба знали, что Наполеон не сможет долго оставаться в России с такой большой армией.

    Естественно, Наполеон признал возможность победить Багратиона и Барклая по отдельности. Во главе основной армии Наполеон гнался за Первой армией Барклая.Он также послал генерала Удино в сторону Санкт-Петербурга, что вынудило Барклая отрядить 30 000 человек под командованием генерала Петра Витгенштейна для прикрытия подступов к столице. Тем временем Наполеон приказал своему правому крылу под общим командованием своего брата Иеронима, короля Вестфалии, преследовать Багратиона и помешать ему двинуться на север, чтобы присоединиться к Барклаю. Не будучи профессиональным солдатом, Джером столкнулся со своим самым старшим подчиненным, маршалом Даву, строгим приверженцем дисциплины, чей 72-тысячный I корпус составлял подавляющее большинство командования Джерома.После осуждения Наполеона за его непринужденное отношение, отчасти вызванное тем, что казаки генерала Платова нанесли ряд поражений его кавалерии, Джером решил вернуться в свое Вестфальское королевство в начале августа.

    Несмотря на разногласия во французском лагере, Даву только что прибил Багратиона к Могилеву, отрезав его от Барклая, уже прибывшего в Витебск. 23 июля Багратион послал половину своих войск под командованием генерала Николая Раевского для атаки французов у ​​Салтановки — чтобы либо прорваться к Могилеву, либо сдержать французское преследование.Во время ожесточенного боя Раевский предпринял серию атак, но не смог прорваться и в конце концов решил отступить. Неспособность 2-й армии прорваться у Салтановки вынудила Барклая отступить на 26 , вытащив свою армию посреди ночи и оставив костры гореть. Отступление было проведено настолько эффективно, что граф де Сегюр из штаба Наполеона написал, что у русских «ничего не осталось, ни одного оружия, ни единой ценности; никаких следов, короче говоря, в этом внезапном ночном марше, который мог бы продемонстрировать за пределами лагеря маршрут, по которому пошли русские; в их поражении было больше порядка, чем в нашей победе! »

    Решение Барклая отступить привело Багратиона в ярость, который назвал его трусом за то, что он отступил на несколько сотен миль и оставил большие участки территории противнику.Багратион даже намекнул, что Барклай виновен в государственной измене. Хотя Барклай прекрасно понимал, что его главным приоритетом было сохранение армии, многие из его подчиненных в Первой армии были в равной степени огорчены постоянным отступлением. Несмотря на это Барклай и Багратион успешно объединили свои армии под Смоленском, и два командира встретились 2 августа и продемонстрировали примирение, приветствуя друг друга рука об руку на виду у армии.

    Дух сотрудничества между двумя русскими командирами вскоре угас.Багратион неохотно уговорил его перейти в наступление, и Барклай повел свою армию на северо-запад и попытался перехитрить Наполеона и вернуть Витебск, но неверные сведения о местонахождении армии Наполеона заставили его зря потратить много времени. Тем временем Наполеон увидел возможность окружить русских в Смоленске, приказав Даву обойти русских с юга и занять Московскую дорогу.

    Вторая армия Багратиона вышла из Смоленска для поддержки операций Барклая, но вернулась в Смоленск, когда узнал, что городу угрожает Даву.Багратион выделил 27 дивизию генерала Дмитрия Неверовского для защиты подступов к Смоленску у Красного. 14 августа, имея в своем распоряжении 10 000 человек, Неверовский успешно сдержал французский авангард под командованием Мюрата и Нея, выдержав более 30 атак на свои позиции. Несмотря на значительные потери, Неверовский сумел отойти с большей частью своих людей в Смоленск, где к нему присоединилась 26 дивизия генерала Ивана Паскевича.

    Вместо того чтобы атаковать относительно небольшие русские силы в Смоленске, Наполеон приказал своей армии остановиться, позволив Багратиону и Барклаю вернуться в город.16 августа Наполеон начал фронтальную атаку на Смоленск, хотя мог легко обойти русских с фланга своей численно превосходящей армией. Возможно, он боялся, что, если русские заметят такой маневр, неуловимый противник снова выскользнет из его рук — и он отчаянно пытался привести их в бой.

    Первоначально город защищал VII корпус Раевского, который принял на себя основную тяжесть боев в первый день сражения. Французам удалось занять пару пригородов, но дорогой ценой.Тем временем огонь французской артиллерии превратил город и его средневековую крепость в пылающий ад. Вечером 16 сентября 1918 года Барклай и Багратион решили, что 1-я армия будет защищать Смоленск, а 2-я армия прикрывает дорогу на Москву на случай, если Наполеон предпримет обходной маневр. 17 сентября 1918 года генерал Дмитрий Дохтуров взял на себя оборону Смоленска со своим VI корпусом и 4 -й пехотной дивизией принца Евгения Вюртембургского. Несмотря на значительные потери и значительную часть города, Смоленск остался в руках русских.Обе стороны потеряли около 10 000 человек во время боя.

    К ужасу почти всех своих подчиненных, Барклай, тем не менее, решил, что пора отступать. Он боялся, что 1-я армия будет окружена под Смоленском, и не хотел повторять судьбу несчастного генерала Мака в 1805 году. Дохтуров с большой неохотой вывел ночью своих людей из города и сжег мост через Днепр. Первая армия отнюдь не была вне опасности. Чтобы не представлять Наполеону крупную цель, Барклай в ночь с 18 на 19 августа решил отступить на Московскую дорогу, разделив свою армию на две колонны.

    Этот сложный маневр не пошел по плану, и часть колонны Николая Тучкова оказалась в пределах слышимости французского авангарда. Только благодаря отчаянным боям со стороны русских и немалой удаче Первая армия была спасена на 19 . Вторая армия уже отступила по Московской дороге, не дожидаясь Первой. Генерал Павел Тучков — младший брат Николая — с 3000 человек занял оборонительную позицию у Валутиной горы и пять часов сдерживал французов, прежде чем на место прибыл Барклай, который возглавил бой, лично возглавив колонны пехоты для контратаки французов.Пока первая армия спасалась, Тучков-младший был ранен и взят в плен. Во время боя Вестфальский корпус генерала Жюно переправился через Днепр за левыми русскими, но дальше не продвинулся. Неудачу Жюно приписывали его психическому заболеванию, но болотистая местность также препятствовала его продвижению.

    Наполеон оставался в Смоленске во время сражения у Валутиной Горы, не надеясь, что ему представится возможность отрезать половину Первой армии. Поскольку русские продолжали отступать, он мог остаться в Смоленске, провести остаток года, укрепляя контроль над Литвой и Белоруссией и готовясь к решающей кампании 1813 года.Его тылу уже угрожала с юга русская Дунайская армия под командованием адмирала Павла Чичагова, в то время как его основная армия сократилась до менее 175000 человек из-за истощения (тепловое истощение, болезни, боевые потери) и необходимости отделения. части для гарнизонной службы. Дальнейшее продвижение этих войск могло привести к катастрофе, если он не смог быстро снова привести русских в бой.

    Несмотря на то, что большинство маршалов советовали ему прекратить кампанию, Наполеон решил двинуться в сторону Москвы.Нехватка ресурсов зимой вынудила бы Наполеона очень сильно разбросать свою армию с русской армией и их казаками, которые все еще действовали в полевых условиях. Стремясь получить еще одну возможность сразиться с русской армией, Наполеон также был убежден, что русские не могут оставить Москву без боя. От Смоленска до древней столицы России оставалось всего две недели. Еще можно было победить русских и вернуться домой до Рождества.

    Между тем положение Барклая как фактического командира стало несостоятельным.После отступления из Смоленска заявления о трусости и предательстве становились все громче. Барклай был вынужден отослать великого князя Константина и генерала Беннигсена за неподчинение. Фактически, когда в Смоленске еще бушевала битва, царь созвал собрание старших отставных офицеров и судебных чиновников, чтобы назначить верховного главнокомандующего. Пока предлагались кандидатуры, реальный выбор оставался только один — генерал Михаил Кутузов, которого царь возвел в сан светлого князя.Хотя царь считал Кутузова слишком старым и апатичным для этой должности, он прекрасно понимал, что назначение ветерана поднимет моральный дух как дома, так и на передовой. Рядовые, отчаявшиеся снова сразиться с Наполеоном, приветствовали известие о назначении Кутузова и были уверены, что скоро получат свой шанс.

    Когда Барклай получил известие о замене его командующего, он был занят подготовкой к новому сражению, заняв позицию в Царево-Займище, примерно в 100 милях к западу от Москвы.К этому моменту численность обеих армий почти достигла паритета. Хотя Кутузов одобрил расположение Барклая и приказал продолжить строительство земляных валов, вскоре после того, как он прибыл на позицию 29 августа — к почти всеобщему ликованию, — он решил отступить. Кутузов утверждал, что он хотел объединить силы с корпусом из 15 000 человек под командованием генерала Михаила Милорадовича, большинство из которых были новобранцами. Барклай утверждал, что Беннигсен, который вернулся в штаб-квартиру в качестве начальника штаба Кутузова, сказал Кутузову, что, если он будет сражаться и победить в Царево-Займище, ему придется разделить честь с Барклаем, который выбрал эту должность.Таким образом, несмотря на приезд Кутузова, российская армия продолжала отступать все ближе к Москве.

    Надеемся, вам понравился этот пост в блоге. Если вы заинтересованы в покупке товаров с изображением русских генералов 1812 года, ознакомьтесь с нашей русской коллекцией, в том числе с нашей футболкой Катузова ниже!

    Смоленское сражение 17 августа 1812 г.

    Смоленское сражение 17 августа 1812 г.

    Смоленское сражение (16-17 августа 1812 г.) было разочаровывающим концом одного из самых впечатляющих маневров Наполеона, обходного маневра, который обещал принести ему решающее сражение, которого он желал, но закончился дорогостоящей и неудачной атакой на стены Смоленска. .

    В течение первых полутора месяцев своего вторжения в Россию Наполеон пытался разделить русские армии Барклая де Толли и Багратиона и победить их по отдельности. Его последняя попытка добиться этого, маневр под Витебском, потерпела неудачу в конце июля, и 4 августа русские войска встретились в Смоленске на реке Днепр. Наполеон находился теперь на их северо-западе, раскинувшись между Витебском на Двине на севере и Оршей на Днепре на юге. Он серьезно подумывал о зимовке в Витебске, но в конце концов его соблазнили возобновить наступление на восток.

    В начале августа Наполеон разработал план своего знаменитого маневра под Смоленском. Днепр течет на запад от Смоленска до Орши, затем поворачивает на юг и течет в сторону Киева. Наполеон решил двинуть свою армию через Днепр к востоку от Орши, а затем продвинуться на восток по южному берегу реки. Это приведет его в Смоленск, когда русские еще были на северном берегу реки, и позволит ему перерезать дороги на Москву. Русским придется либо предложить сражение на земле по выбору Наполеона, либо отступить на север, оставив Москву без боя.

    7 августа русские на короткое время пригрозили сорвать планы Наполеона, начав недолгое наступление между Днепром и Двиной. На следующий день казаки одержали небольшую победу над французской кавалерией у Инково. Это предупредило Наполеона о планах России, а также встревожило Барклая де Толли, который опасался, что это вызовет сокрушительную французскую атаку. Он остановил свое продвижение на запад и вместо этого двинулся на северо-запад от Смоленска, а затем остановился. Наполеон отменил свое наступление на Смоленск, но к 10 августа стало ясно, что русские больше не представляют угрозы к северу от Днепра.Движение к Днепру возобновилось, и в ночь с 13 на 14 августа инженеры генерала Эбле построили через реку четыре моста. К утру 14 августа большая часть армии Наполеона перешла на южный берег, и началось продвижение на восток.

    Великий план был сорван одной русской дивизией под командованием генерала Неверовского. Багратион разместил эту дивизию в Красном, западнее Смоленска, на южном берегу Днепра. Во второй половине дня 14 августа кавалерия Мюрата бросилась на упорных русских, но люди Неверовского отказались прорваться и вместо этого провели впечатляющий отход с боями.Это остановило кавалерию Наполеона, прибывшую в Смоленск поздно вечером 14 августа, а также дало русским время для переброски подкреплений в город. К рассвету 15 августа передовые части VII корпуса генерала Раевского вошли в город с запада, где они присоединились к существующему гарнизону графа Беннигсена и оставшимся в живых после арьергарда Неверовского.

    Французы потеряли 15 августа. Наполеон провел обзор части своей армии, чтобы отметить свой день рождения, но французы упустили свой лучший шанс захватить Смоленск.

    В 1812 г. основная часть Смоленска находилась на южном берегу Днепра. Меньший Новый город, или пригород Санкт-Петербурга, находился на северном берегу и соединялся со Старым городом на южном берегу мостом. Старый город был защищен четырехмильной средневековой городской стеной, защищенной 32 башнями, земляным сооружением, называемым «Королевская цитадель» на юго-востоке, и более современными крытыми дорогами и гласисом. Укрепления были в плохом состоянии, стены не могли нести орудия, а за пределами оборонительных сооружений были пригороды, поэтому французы, вероятно, не ожидали, что город продержится долго.Раевский понял, что его главная задача — задержать французов и дать Багратиону и Барклаю де Толли время добраться до города, и поэтому он разместил большую часть своих людей за пределами пригорода. Основная часть его пехоты (23 батальона) была размещена к западу и югу от Старого города, с двумя пехотными батальонами и кавалерией на востоке и четырьмя батальонами внутри города в качестве резерва. У русских было 72 орудия. 18 были сосредоточены в Королевской Цитадели, а остальные были рассредоточены вокруг башен.

    К рассвету 16 августа кавалерия Мюрата вошла в контакт с русскими заставами, и к 10 часам утра вся кавалерия и III корпус Нея были на своих местах: Мюрат к востоку от Старого города и Ней на западе, напротив Красного предместья. Сам Наполеон по-прежнему не проявлял особого чувства срочности. Он провел день на западе, ожидая подтверждения новостей о том, что мост через Днепр в Катане был разрушен для защиты французского левого и тылового флангов от любой возможной контратаки русских.Наконец, в 13:00 он добрался до Смоленска, после чего начались ограниченные бои. В какой-то момент 46-я линия почти захватила Королевскую цитадель, когда гарнизон отвлекся угрозой нападения на мост через реку, но когда день закончился, русские все еще удерживали большую часть пригородов.

    В ночь с 16 на 17 августа с французской стороны прибыло подкрепление с корпусом Даву и Понятовского. В Смоленске Раевский был отведен на северный берег, чтобы присоединиться к армии Багратиона, и был заменен войсками Дохтурова из армии Барклая-де-Толли.Багратион стоял лагерем к востоку от города, а Барклай-де-Толли приближался с запада.

    Главное наступление французов произошло 17 августа. На этот раз было задействовано три корпуса, но атаки оказались не очень эффективными. В конце концов пригороды были взяты, но массивные средневековые стены оказались намного эффективнее, чем кто-либо ожидал. Французская артиллерия нанесла огромный ущерб Старому городу, что помогло вызвать пожар, уничтоживший большую часть города, но русские держались за стены.

    Не совсем понятно, почему Наполеон решил начать фронтальный штурм города. Русских больше беспокоила возможность того, что французы просто замаскировали город, двинулись на восток и перерезали дороги между Смоленском и Москвой. Эта тактика почти наверняка была бы более эффективной, чем тот, который выбрал Наполеон, и эта возможность была главной причиной, по которой русские решили оставить Смоленск.

    В ночь с 17 на 18 августа Дохтуров отступил к Новому городу и разрушил мост через Днепр.Около 2 часов ночи 18 августа французы осознали, что Старый город опустел, и солдаты I и III корпусов ворвались в горящий город. Отряду вюртембергцев и португальцев даже удалось перейти Днепр вброд у развалин моста, но арьергард Багратиона смог их прижать.

    Рано утром 18 августа большая часть армии Багратиона двинулась на восток, чтобы охранять Московскую дорогу от возможного обходного маневра французов. Барклай де Толли последовал за ним поздно вечером 18 августа, но Багратион двинулся очень быстро, и между двумя армиями образовался опасный разрыв.К счастью для русских, Наполеон потратил еще один день 18 августа, а преследование началось только 19 августа. Даже тогда был небольшой шанс, что французы могли одержать крупную победу. Багратион не сумел должным образом охранять важный перекресток в Любино, в восемнадцати милях к востоку от Смоленска. Когда Наполеон понял, что русские движутся на восток, он послал генерала Жюно на восток вдоль южного берега реки с приказом перейти в Прудичево и захватить перекресток.Это предотвратило бы побег Барклая де Толли на восток и позволило бы основной армии поймать его. Жюно в конце концов перебрался через реку, но отказался атаковать. Это оставило Нея и Мюрата атаковать арьергард русских у Валунтино, но русские удерживали свои позиции, и Барклай-де-Толли смог ускользнуть на восток.

    Обе стороны понесли тяжелые потери под Смоленском. Русские потеряли около 12-14 тысяч человек, а французы — 10-12 тысяч. Наполеон упустил еще один шанс форсировать желаемое сражение и, как и в Витебске, теперь должен был решить, что делать дальше.Он думал остановиться в Смоленске или вернуться в Витебск, но в конце концов решил продолжить марш на Москву. К настоящему времени русские решили встать и сражаться, и 7 сентября 1812 года Наполеон получит битву под Бородино.

    Наполеоновская домашняя страница | Книги о наполеоновских войнах | Предметный указатель: Наполеоновские войны

    Как цитировать эту статью: Рикард, J (3 апреля 2014 г.), Смоленское сражение, 17 августа 1812 г., , http: // www.historyofwar.org/articles/battles_smolensk_1812.html


    Дэвид Чендлер · Война Барклая · LRB 19 марта 1981 г.

    Учитывая количество внимания, которое было уделено наполеоновскому периоду во многих его аспектах, может показаться странным, что полноценная жизнь фельдмаршала принца Барклая де Толли так и не появилась. до сих пор: но нетрудно указать на это причины. Барклай был довольно суровым и в некотором роде непривлекательным характером. В нем не было размаха своего соперника, русского полководца, князя Багратиона, олицетворения резкости и яркости, чье смертельное ранение в Бородино глубоко оплакивали царь, народ и армия.Вместо этого он был чрезвычайно тщательным, осторожным и чрезвычайно профессиональным. Он также не наслаждался мистикой ветерана Кутусова, ненавидимого царем и имеющего клеймо Аустерлица на своей репутации, но ставшего над головой Барклая как верховного главнокомандующего (после царя Александра), поскольку кризис кампании 1812 года был достигнут после отказа. Смоленска. Конечно, репутация Кутузова у потомков во многом обязана портрету Толстого в «Войне и мире » , где пьяный бабник изображен как русский отец-образ великой хитрости и скрытого гения, способный каким-то мистически вдохновленным образом рисовать последняя капля сил из бесстрастных, храбрых моджиков , составлявших массу русских армий.Этот образ был захвачен и бесконечно обновлен советскими властями, для которых Кутусов, несомненно, герой без реприза Первой Великой Отечественной войны.

    У Барклая де Толли были серьезные проблемы, некоторые из которых были связаны с его прошлым. Будучи ливонцем в четвертом поколении (сам Йоссельсон, кстати, был эстонцем по происхождению), Барклай черпал своих предшественников из темного Барклая из Тови в Шотландии. Перенос на балтийскую сцену произошел в начале 1620-х годов, а к 1664 году его прямой предок переехал в Ригу.Семья была типична для иностранных талантов, которые Петр Великий использовал в своей решимости модернизировать российское общество по западноевропейским образцам, в результате чего появились юристы, администраторы и ряд мелких солдат для службы Святой Руси. В результате истинные русские считали Барклая на протяжении всей своей жизни иностранцем: «немцем», экспатриантом-протестантом. Как таковой, он был предметом бесконечной зависти, подозрений и открытого недоверия — особенно в период с июня по август 1812 года, когда постоянное отступление было обычным делом.Смысл отступления не понимал ни один россиянин, кроме царя, но Александр был полностью осведомлен о фабианской стратегии своего военного министра и командующего 1-й армией Запада, хотя и отказывался предоставить ему полную власть над своей властью. армии.

    Трудности юности и ранней зрелости Барклая сделали его замкнутым персонажем, который многие храбрые клинки мелкой русской знати, составлявшей основную часть касты офицеров, считали глубоко чуждым.Из-за безнадежных обстоятельств его отца, владельца поместья-неудачника, он и его младшая сестра, которую он любил, воспитывались в семье тети по материнской линии в Санкт-Петербурге. Любой шанс, что эта среда поможет Барклаю утратить его «немецкость», сводился на нет из-за того, что его дядя долгие годы служил при Фридрихе Великом и был строгим лютеранином. Большое внимание уделялось дисциплине и должному уважению к авторитету — концепциям, которые скорее увеличивали, чем уменьшали разрыв между Барклаем и его легко живущими и пьющими товарищами.Одним словом, Барклай был чем-то вроде неудачника, в зрелом возрасте он был склонен к приступам инвалидизирующей болезни в критические моменты.

    Его формальная военная карьера датируется 1776 годом, когда он покинул приемную семью в возрасте 15 лет, чтобы присоединиться к Псковскому егерскому (или легкому пехотному) полку (интересно, правильно ли Майкл Джоссельсон называл его «стрелковым» полком. на столь раннем свидании). По обычаю русской и «иностранной» шляхты, Барклай был номинальным унтер-офицером кирасирского полка с шести лет.Эта система, отмечает автор, «дала огромный класс необразованных« джентльменских »армейских офицеров». Однако по стандартам того времени строго воспитанный Барклай определенно не был плохо образован, и вскоре он получал хорошие оценки от начальства за свои знания, надежность и несомненную храбрость в действии — или «немногословное спокойствие». Как младший офицер и полевой офицер, через множество различных формирований он стремился к неизбежным кадровым назначениям. Он поочередно участвовал в польских, шведских, турецких и финских кампаниях и многому научился в семьях генерала фон Паткула, графа Ангальта и принца Ангальт-Бернбургского.Он также кое-что узнал о партизанской тактике под руководством князя Цисианова, «кавказского специалиста по партизанской войне». В 1791 году он женился на Огюсте фон Смиттене: он был преданным браком и произвел на него сына. Он продолжал обожать свою сестру, а также свою племянницу и, в конечном итоге, приемную дочь Кристель, через семью которой по особым распоряжениям царя в конечном итоге перешел княжеский титул Барклая-де-Толли.

    Перелом в его карьере наступил в марте 1799 года, когда в возрасте 37 лет он был произведен в генерал-майоры после 21 года службы.В 1807 году он впервые столкнулся с французами, когда в качестве командира авангарда Беннигсена в Польше сражался с Grande Armée у Пултуска, Хофа и в первый вечер у страшного Эйлау, где был тяжело ранен в правую руку. Эта очевидная неудача оказалась решающей. Хотя рана лечилась 15 месяцев и действительно беспокоила его до конца своих дней, она принесла ему звание генерал-лейтенанта и, что поистине жизненно важно, впервые позволила ему лично познакомиться с царем Александром (в Мемель в апреле 1807 г.).Царя впечатлила откровенность этого неизвестного солдата, и он послал своего личного хирурга обработать его раны. После очередной июньской катастрофы во Фридланде Барклай настаивал на разработке стратегического плана отступления побежденных русских вглубь России и, таким образом, соблазнения французов к чрезмерным разрушениям. Александр, конечно, думал иначе, и вскоре попал под обаяние Наполеона в Тильзите, но важно отметить дату, когда схема, которую Барклай должен был реализовать пять лет спустя, была впервые задумана, поскольку это доказывает, что отступление не было результатом паники и ужаса, как позже попытаются показать недоброжелатели Барклая.Теперь он был явно за; добавил к своей репутации участие в кампаниях 1808 и 1809 годов в Финляндии и Швеции; и стал благодарным получателем щедрости Александра. Его продвижение по льду до Умео в Швеции в конечном итоге принесло ему желанный пост генерал-губернатора Финляндии. Затем, в январе 1810 года, царь внезапно назначил Барклая военным министром вместо Аракчеева с приказом модернизировать русскую армию. Антанта с Наполеоном явно истощалась.

    Следующие пять лет принесли череду взлетов и падений в карьере Барклая. Как администратор он проявил себя в Финляндии, а затем в военном министерстве. Он увеличил численность армии, модернизировал ее организацию, улучшил ее систему разведки (он нанял хорошо подготовленных шпионов в Варшаве, Дрездене и Париже), заменил армейский устав Петра Великого 1716 года и нажил много влиятельных врагов как при дворе, так и в мире. Армия его решимостью искоренить коррупцию и неэффективность.Он спланировал запасную позицию вдоль Нижней Двины и Верхнего Днепра в случае нападения с Запада и попытался противодействовать или, по крайней мере, сдерживать энтузиазм Александра по поводу плана прусского советника Фулла по созданию огромного укрепленного лагеря в Дунабурге.

    Великое испытание произошло в 1812 году. С сомнительной мудростью Барклай решил лично командовать Первой армией (безусловно, самой крупной), не передавая министерство. Возможно, он не очень хорошо делегировал полномочия. Двойная ответственность была крайне утомительна, но царь не разрубил гордиев узел, назначив своего верного слугу на что-либо, приближенное к верховному командованию.Таким образом, Барклай был младшим полководцем князя Багратиона, его яростного и непримиримого критика, и должен был явиться в полной форме и с медалями, чтобы поприветствовать командующего 2-й армией, когда, наконец, под Смоленском произошло давно намеченное соединение сил. . Даже этот тактичный жест не улучшил отношения, а последующие события под Смоленском и Любино вызвали обвинения в предательстве против Барклая и нарастающую истерию при дворе. Войска и офицеры были либо подавлены, либо разъярены, но Барклай продолжал контролировать ситуацию, навязывать свою власть и осуществлять свою главную стратегию, которую царь был хорошо осведомлен и одобрен.Однако без предупреждения Александр уступил народу, сделал своего министра козлом отпущения и назначил Кутусова поверх своей головы и Багратиона. Барклай преданно сражался при Бородино (где его соперник был смертельно ранен), прежде чем уйти из армии с заявлением о плохом здоровье. Уезжая в ссылку в своем имении Бекхоф, его чуть не линчевали как «немецкого предателя». Он страдал от поношений в депешах, газетных листках и брошюрах, которые Александр никак не проверял.

    Более счастливые времена наступили в 1813 году, после смерти Кутузова, и Барклай продолжал служить в кампаниях Германии и Франции — но никогда в верховном командовании.Эта сомнительная награда была удостоена австрийского принца Шварценберга. Наверное, это было к лучшему. Автор мудро не пытается делать далеко идущих заявлений о статусе своего подопечного как боевого командира. Совершенно храбрый, Барклай чаще всего приводил свои войска в серьезные неприятности — как он это делал в Баутцене в 1813 году. Однако его хозяин, вероятно, убитый своим бесцеремонным обращением с, возможно, самым верным ему генералом, теперь требовал новых команд и Его наградили бесконечными наградами, наградили его желанной фельдмаршальной жезлом и, в конце концов, пожаловали княжеством.Барклай де Толли заслужил эти награды за административные и стратегические навыки, которыми он, несомненно, обладал и проявлял. Если «Генерал Винтер» имел прямое отношение к поражению Наполеона в 1812 году, то же самое было и с медленной, безжалостной стратегией Барклая по отказу от императора — да и русских генералов, если уж на то пошло, — столь желанной крупной битвы до тех пор, пока французские силы не достигли цели. были сокращены до приемлемых размеров. Карьера Барклая пережила короткую, но очень пугающую «религиозную» фазу Александра и закончилась в 1816 году, когда он оказал сильное давление на последнее повальное увлечение царя: план размещения отставных солдат в военных колониях («остриях цивилизации») на обширных территориях. Российской Империи.Он умер 25 мая в Инстербурге, когда ехал искать лекарство от нарастающих недугов на курортах Богемии. Царь поместил двор в траур, но заметил желание Огюста избежать государственных похорон в Санкт-Петербурге.

    Самой большой слабостью Барклая, возможно, была его неспособность ладить со своим начальством и равными. Непостоянный царь, «великодушный», одержимый Наполеоном, религиозный фанатик и самозваный военный гений, которого преследовали несколько сомнительные обстоятельства его преемственности на престоле Безумного царя Павла в 1801 году, все было урывками и ненадолго.Неудивительно, что Барклай так и не смог справиться с переменчивым настроением Александра. Кто это сделал? Обычно он был с ним откровенен и прямолинеен, но иногда он мог быть елей и подлизываться, поскольку возвращался к чему-то приближающемуся к концу 1812 года. Но в конце концов козел отпущения был оправдан. Контакты Барклая с его менее компетентными, склонными к зависти, интригами, постоянно уходящими в отставку товарищами-командирами, особенно Багратионом, были еще более неудачными. Оппозиция вместе с друзьями при дворе могла поработать над в некоторой степени беспомощным характером Александра, как Барклай на собственном опыте убедился.Его люди скорее восхищались и уважали его, чем любили. Они подбадривали его в Бородино, но в предыдущие недели дулись и отказывались салютовать.

    Майкл Джоссельсон, к сожалению, умер до того, как была опубликована его книга. Это может объяснить отсутствие истинного резюме, и хронологическая таблица также была бы полезна. Карты и иллюстрации ценны и дополняют хорошо проработанный и понятный текст, основанный как на первичном, так и на вторичном материале. Его жена должна была заполнить библиографию, перечень писем и глоссарий.Результатом является давно необходимая переоценка ранее не столь призрачной фигуры, слишком часто отстраненной более харизматичным Багратионом и коварным и хитрым Кутусовым из соображений литературной и (увы) политической целесообразности.

    Неизвестные битвы: Шевардино 1812

    5 сентября 1812 года

    Французский

    номинально под Иоахима Мюрата, 32000 человек с 186 орудиями
    Русский s под генерал-лейтенантом князем Андреем Ивановичем Горчаковым, ок.20000 человек с 64 орудиями

    Расположение: Бородино, Россия 55⁰ 32 ‘северной широты, 35⁰ 45’ восточной долготы

    Погодные условия: Частичная облачность после нескольких ночей с небольшим дождем. Холодные ночи. Жаркие дни. Однако после года засухи дождя не хватило, чтобы наполнять реки и ручьи, которые были низкими и во многих местах полностью высохли. Небольшую речку Колочу, рассекающую поле Бородинского сражения пополам, можно было пересечь вброд. Утренний туман.

    Восход солнца: 05:49 Закат: 19:22
    Рассчитано для этого места и даты с помощью калькулятора восхода / захода солнца NOAA

    Луна: Новолуние той ночью.Черный как смоль.
    Рассчитано с помощью калькулятора мирового времени и даты восхода луны

    Примерное развертывание русских и наполеоновских сил во второй половине дня 5 сентября 1812 года. Обратите внимание, что знаменитый Раевский редут и Багратионовы флеши еще не были построены, хотя Барклай-де-Толли, командующий правым крылом, Русская армия построила ряд укреплений на возвышенности вдоль ручья Колоча . Эта карта дислокации также показывает, что Кутузов в значительной степени пренебрегал своим незащищенным левым флангом в деревне Утица вдоль старого Смоленского шоссе, доверив казакам и некоторым ополченцам, вооруженным птичвилками, под командованием Карпова, чтобы охранять этот фланг, упущение, которое не было исправлено до тех пор, пока следующий день.Я также предоставил те деревни, которые, казалось, были подожжены русскими, чтобы отказать французам в качестве убежища. Как и все мои карты, эта защищена цифровым водяным знаком. Авторское право 2021 г., Джеффри П. Берри Траст.



    Предупреждение со стороны родителей

    Прежде чем продолжить работу с этой статьей, имейте в виду, что некоторые персонажи, которые считались безупречными в определенных странах (я не смотрю на вас, Россия, так что ставьте рука вниз), можно отнестись с пренебрежением и насмешками.Как и мое предупреждение любителям Стоунволла Джексона в статье о Кедровой горе 1862, это относится и к любителям Михаила Кутузова и его начальника штаба Левина Беннигсена. Если вы любите этих двух исторических героев, вы можете обидеться.

    Теперь, когда мы отказались от этого предупреждения, приступим к веселью и бойне.

    Прелюдия к Бородино

    W Здесь даны несколько абзацев в большинстве бесчисленных историй, романов, фильмов и сериалов BBC о разрушительной кампании Наполеона в России 1812 года, действие которой произошло 5 сентября, за два дня до этого. климатическая битва при Бородино была самой крупной по количеству задействованных сил и потерь, чем большинство сражений восемнадцатого века, определенно столь же крупной, как Маренго или Аркола.Хотя два дня спустя это было полностью омрачено катастрофической бойней, это могло иметь стратегическое значение для исхода той битвы с монстрами и, действительно, для всей судьбы необдуманного вторжения Наполеона.

    Большинство историков и участников (прежде всего всезнайка Карл фон Клаузевиц, который на самом деле был там) считали передовую позицию русских и редут, построенный перед крошечной деревушкой Шевардино, ошибкой со стороны русского командующего. главнокомандующий Кутузов.Они говорят, что это было бесполезно и привело только к уничтожению такого количества людей, лошадей и боеприпасов за счет последующей битвы и риска для нации. Они также винят стремление Багратиона, который послал войска своей 2-й армии вперед, чтобы защищать позицию 5-го.

    Однако существует альтернативное (и, следовательно, неясное) объяснение: тот князь Багратион, командующий 2-й западной армией и левым крылом объединенной русской армии (с одобрительным кивком сонных и «да-да-да-да») Кутузов) признал, что он должен задержать наступление французов, чтобы русская армия могла завершить строительство укреплений на главном поле боя.Он служил той же самой службе во время кампании 1805 года при Шенграберне, когда он задержал французов достаточно надолго, чтобы Кутузов смог вернуть главную русскую армию через Дунай, чтобы соединиться с подкреплением и подготовить поле битвы при Аустерлице (которое ему тогда удалось проиграть. в любом случае). Я предполагаю, что, если бы Багратион не развернул передовое наступление у Шевардино, Наполеон смог бы быстро обойти русскую армию с юга и обойти ее на открытой местности до того, как они окопаются, загнав ее в угол Колочи. и Москва-реки и уничтожив ее.Интересно, неужели цук-церы по поводу «ошибки» Багараона просто потакают квотербеку утром в понедельник… ну… по моему мнению, по моему мнению квотербека утром во вторник. Но в стратегическом плане тактическая «ошибка» Багратиона могла на самом деле спасти российскую армию и, в конечном итоге, Россию.

    Для тех из вас, кто не знаком с Бородинским сражением, русской кампанией 1812 года или даже когда произошли наполеоновские войны, я должен потратить немного времени на подготовку этого сражения.Итак, у вас есть некоторый контекст.

    Причина этой войны вообще была основана на обиде Наполеона тем, что царь Александр не соблюдал свои предыдущие договоренности по Тильзитскому договору 1807 года, положившему конец долгой войне между двумя империями, якобы приведя Россию к французской гегемонии против его заклятый враг Британия. Но через пять лет после заключения этого договора Россия по-прежнему открыто торговала с Великобританией, одним из своих важнейших экономических партнеров. Наполеон не мог этого допустить.

    Медовый месяц Тильзита
    окончательно закончился.
    Но разве два императора не сделали
    очаровательной парой?


    Итак, он призвал всех своих континентальных сатрапов и продвинулся на военную службу во Франции, чтобы ввести совершенно новую армию свежих войск. Он приказал мобилизовать самую большую армию, которую когда-либо видела Европа, более полумиллиона человек (правда, подростков). Возможно, это была огромная армия, но после двух десятилетий почти постоянной войны она не была такого калибра, как те, что сражались при Маренго в 1800 году, в Аустерлице в 1805 году или даже во Фридланде в 1807 году.Большинство из них было израсходовано во всех последующих войнах следующих пяти лет, особенно в непрекращающейся войне в Испании. Вдобавок к этому Наполеон произвел впечатление на четверть миллиона немцев, итальянцев, голландцев, испанцев и даже на своих бывших врагов австрийцев и пруссаков, чтобы увеличить свои силы вторжения. Его последний дипломатический жест, проигнорированный царем, он перешел через реку Неман 25 июня 1812 года с более чем полумиллионом человек и двинулся на восток, надеясь спровоцировать русских на битву и положить конец этой глупости в кратчайшие сроки. пару недель.

    Русские, однако, еще не мобилизованные в полную силу, имели не более 218 000 рассредоточенных по 400 милям границы тремя армиями (1-я армия принца Майкла Барклая де Толли — 127 000; 2-я армия князя Петра Багратиона — 48 000; и 3-я армия Тормасова. , 43000). Вместо того, чтобы мужественно встретить приливную волну Наполеона на границе, русские просто медленно двигались назад, назад и обратно. Время от времени они останавливались, чтобы предложить бой, но затем снова отступали. И все это время они и отступающее население крепостных (которым помогали казаки) сжигали посевы, магазины и деревни, чтобы отказать захватчикам.Это была сознательная стратегия Фабиана, предложенная Барклаем и поддержанная царем Александром, которая продолжалась почти два месяца. 16 августа, более чем в 400 милях от границы, Барклай и Багратион наконец объединили свои силы в Смоленске и противостояли Наполеону. Или казалось. Император был вне себя от радости, думая, что это была большая битва, которую он так жаждал, чтобы положить конец войне и заставить царя заключить мир.

    Но Смоленск был средневековым городом с высокими толстыми стенами, и французы не были готовы к осаде (ни оборудованием, ни временем).Вместо этого Наполеон приказал нанести дорогостоящий фронтальный удар по городу, пробив дыры в вертикальных стенах своей артиллерией. Его армия, теперь уменьшенная до 180 000 человек, атаковала бреши, но не имела при себе лестниц, чтобы взбираться по стенам, и была вырублена в этих узких местах. Русские заставили французов дорого заплатить, нанеся 10 000 жертв (потеряв около 6000 самих), а затем снова отступили, переправившись через Днепр и оставив горящий город. Наполеону не удалось уничтожить главную русскую армию.Он дорого заплатил за пирховскую победу и теперь оказался в 1500 милях (2500 км) от дома на враждебной, выжженной территории, с почти половиной его армии и с линиями снабжения, растянутыми за пределы возможностей. И царь Александр все еще не был склонен к мирным переговорам.

    Приближается конец лета, впереди ужасная русская зима, Наполеон неделю просидел вокруг дымящейся шелухи Смоленска и не знал, что делать дальше. Его посланники к Александру (в основном освобожденные русские пленные) по-прежнему не получали ответа.Очевидно, они сообщили царю о том, что в армии Наполеона происходит что-то ужасное, и призвали его продолжать сопротивление. Наверное, не самые лучшие мессенджеры.

    То, что эти освобожденные посланники рассказали Александру о состоянии армии Наполеона, было чем-то зловещим. Тиф.

    Немногие из дюжины или около того историй, которые я прочитал об этой кампании, упоминают болезнь как стратегический фактор, хотя это, безусловно, было отмечено различными авторами мемуаров.С момента перехода через Неман в конце июня силы вторжения уменьшились примерно до 36-50% от своей первоначальной численности всего за два месяца. Тщательные боевые приказы Дигби Смита в ходе кампании показывают, что некоторые корпуса, такие как кавалерия, накануне Бородино сократились до 27%. Позже Наполеон извинился, что в 1812 году его победил «генерал Винтер», а не русские. Распространенное мнение, давно купившееся в этом наполеоновском мифе, о том, что именно русская зима нанесла столь большие потери императорской армии.Толстой в своем романе « Война и мир, » продолжил этот миф. И еще более разрушительное вторжение нацистов в Россию во время Второй мировой войны увековечило это. Зима в России всегда его спасает, раз за разом.

    Но это было еще летом, и силы Наполеона уже были намного ниже обычных показателей истощения для других кампаний. До 5 сентября не было великих сражений, чтобы учесть смертность. Даже Смоленская битва не привела к таким катастрофическим потерям (возможно, самое большее 10 000).И зима в этом году начнется в России только в начале декабря, много раз после того, как Наполеон начал свое отступление из Москвы.

    Враг смертоноснее казаков,
    обыкновенная вошь. Представьте, что ваше тело
    кишит этими существами, все
    заражены
    бактериями Rickettsia . Современные врачи
    , которые купали и меняли одежду своих пациентов
    , пораженную вшами, зафиксировали, что их
    пациента стали лучше и
    больше не заразны.

    Один автор, которого я прочитал для этой статьи, Стивен Талти (The Illustrious Dead), описывает как археологические свидетельства, так и свидетельства очевидцев того, что существовала более зловещая (и в наше время известная) причина такого великая потеря жизни. Недавние открытия массовых захоронений в Литве, датируемые 1812 годом, показывают доказательства ДНК (извлеченные из зубной пульпы скелетов), что тиф уже свирепствовал и был смертельным даже на этой ранней стадии кампании. Сыпной тиф ( Rickettsia prowazkki i) передается вшами, которые в Европе в начале 19 века были обычным явлением.Соберите вместе полмиллиона мужчин, пусть они ни разу не купаются и не переодеваются в течение нескольких недель (западные европейцы веками возражали против купания по религиозным мотивам), и вы получите рецепт суперраспространителя. Мемуары рассказывают, что, когда у мертвецов снимали одежду, их тела были живы от вшей. Помимо археологических свидетельств, рассказы выживших после вторжения описывают симптомы, идентичные тифу; высокая температура, сыпь по всему телу, кроме (что любопытно) лица и рук, и слабоумие.Хотя в то время это не называлось тифом.

    В 1812 году эпидемиология и медицина не достигли большого прогресса со времен Средневековья. Так называемая теория миазм болезни все еще была распространена, вера, восходящая к Гиппократу 2200 лет назад, что болезнь вызывается неприятным запахом, исходящим от болот, выгребных ям или мертвых животных. В июне 1812 года распространение болезни было приписано неприятным запахам Польши и России. Это было за несколько десятилетий до открытия Пастером микробной инфекции как источника заразных болезней.Кроме того, поскольку эти сотни тысяч мужчин никогда не мылись и не меняли одежду, можно только представить, что неприятные запахи исходили не от земли. Если бы эти люди просто понюхали собственные подмышки, они могли бы понять, что это не сельская местность Польши или России.

    Но я отвлекся. Доказано, что первоначальная центральная ударная сила Наполеона в 331 000 человек (гвардейский, I, II, III,! V, V, VIII корпуса плюс кавалерия) к 5 сентября сократилась примерно до 120 000 человек. Причем большая часть пропавших без вести не могла быть отнесена на счет отряда (в этом и заключалась задача флангового корпуса — VI, VII, IX, X и XI корпуса, первоначально насчитывавшего 148 000 человек) или борьбы с потерями.Почти 64% были больны или умерли. И русские это заметили.

    Ниже знаменитый рисунок Чарльза Минара 1869 года, иллюстрирующий истощение армии Наполеона в 1812 году. Обратите внимание, что под Бородино (Можайск, незадолго до 7 сентября) ширина основной ударной силы уменьшилась до 40% от первоначальной ранее. отряда.


    Конечно, можно отметить, что во всех войнах на протяжении истории истощение происходило через болезни (холера, малярия, брюшной тиф, оспа, дизентерия и тиф).И до открытия микробной инфекции в конце 19-го века (опровергнувшего теорию миазмов) и изобретения антибиотиков в 20-м веке истощение из-за болезней было фактом военной жизни. Но эпидемия тифа в армии Наполеона, казалось, достигла нового пика своей смертоносности. Сам он бессердечно списал это на «более слабые элементы», отсеянные в начале кампании. Он был не совсем неправ. Поскольку значительная часть его армии состояла из призывников-подростков, населения с наивной иммунной системой, само собой разумеется, что многие из них умрут душераздирающе молодыми.

    Оф Конечно, помимо сыпного тифа были и другие факторы, которые не помогли. Россия и Восточная Европа переживали одну из худших засухи в истории в 1812 году. ручьи и пруды по большей части пересохли, а реки очень низкий для всего маршрута вторжения. Сильная жажда также истощила мужчин (и мы, предположим, в их число входили и русские). Но засуха особенно тяжело сказалась на лошадях, которые еще быстрее умирали от жажда, голод и все лошадиные болезни, от которых страдали эти бедные существа во время войны.Это было бы одним из объяснений большего истощение конницы (27% пехоты против 50% у Бородино). Засуха также погубила зерновые поля, на которых лошади должны были пасти по пути.

    Это был также один из самых жарких лет в истории наблюдений в России. Таким образом, люди и лошади также умирали от теплового истощения, состояние, которое лишь ненадолго (и обманчиво) облегчалось периодической ночной моросью.

    Добавить к этому практика отступающей русской армии и крестьян которые выжгли за собой землю, сжигая города, деревни, фермы, сады и поля ничего не оставлять захватчикам.Даже священный город Смоленск был не пощадил, но оставил горящие руины после того, как его бросили Барклай и Багратион. Конечно, эта фабианская практика не была идеальной, поскольку французы обнаружили захороненные кладовые под сгоревшими домами. Но стратегия жизни за счет земли, которую армии Наполеона успешно использовали во время своих кампаний на Западе, Европа годами не работала в России.

    Наконец, захватчики столкнулись с угрозой в виде тысяч казаков, которые роились вокруг наступающей армии, как мошки.Никогда не вступая в бой (Мурат в какой-то момент подъехал один к группе из них, сказал «Бу!», И они разбежались), они, тем не менее, охотились на отставших и отдельных собирателей, захватывали и убивали их самым ужасным образом. Подобно партизанам, которые преследовали Наполеона в Испании, эти восточные нерегулярные войска терроризировали французов, поляков и немцев. Группы собирателей не осмеливались покинуть колонну, если они не были в силе и не были защищены кавалерией. Боевой дух падал.

    И не только казаки.Крестьяне, по понятным причинам возмущенные тем, что им пришлось сжечь свои фермы и пропаганду о том, что французы являются осквернителями Иисуса, сами ловили одиноких отставших и подвергали их ужасным пыткам и смерти. Они часто покупали пленных у казаков, чтобы весело провести ночь с бедными пленными. По иронии судьбы, эти зверства принуждали дисциплинировать войска Наполеона, которые боялись быть отделенными от своих частей на марше. И они не склоняли их к милосердию к русским.

    Итак, к 5 сентября армия Наполеона сократилась до половины своей первоначальной численности восемью неделями ранее. Уменьшается голодом, жаждой, жарой, болезнями и партизанской войной.

    После девятинедельного отступления и примерно 800 км, опустошающего сельскую местность, две русские армии под командованием Барклая-де-Толли и Багратиона, теперь объединившиеся после Смоленска, наконец, развернулись для сражения 29 августа возле небольшого город Царево-Замище примерно в 119 милях (192 км) от Москвы по трассе Смоленск-Москва.Разведка, проведенная штабом Барклая, определила, что эта позиция с ее возвышенностью, широкими полями огня, минимумом леса и безопасными путями для отступления была лучшей между Смоленском и Москвой. Хотя Багратион неделями ругал Барклая за нежелание стоять и сражаться, теперь, когда он был, грузин насмехался над выбранным полем боя как «никчемным». Он отказался, чтобы его люди выступили для его укрепления. Итак, Барклай, старший командующий (и военный министр), руководил своими людьми, чтобы они начали раскапывать и готовить редуты.Багратион писал в Петербург о некомпетентности Барклая (подтекст его посланий царю: «Ты должен поставить мне »).

    Похоже, Барклай был проклят, если он это сделал, и проклят, если он этого не сделал. Его критиковали за отступление и попытки сохранить армию. И критиковали, если он стоял на своем, чтобы предложить бой. Похоже, он пытался вести эту войну в окружении стайки подлых школьниц. Хорошо, что тогда у них не было Twitter или Facebook.


    Даже без Твиттера царь Александр испытывал растущее давление со стороны своего двора в Санкт-Петербурге и со стороны политиков в Москве, а также антибарклайских фракций в армии, требуя что-то сделать. По мере того, как Наполеон ежедневно приближался к Москве, его давление с целью сделать все возможное для защиты столицы стало непреодолимым. В частном порядке Александр согласился с тактикой Фабиана Барклая, понимая, что чем дальше Наполеон вошел в Россию и чем длиннее его линии связи, тем более уязвимым он становился.Секретным оружием России был бескрайний космос, а не зима. Так что в частном порядке он поддерживал Барклая.

    Но политически и в суде Александр не мог публично мириться с этим. Его собственное положение на троне было уязвимым. И в России, и за рубежом все еще бормотали, что он убил своего отца, царя Павла, чтобы он мог захватить корону. Сам он не чувствовал себя в безопасности на престоле, а в истории России было несколько прецедентов, когда недовольная знать избавлялась от непопулярных правителей.Его также окружали воинственные генералы, такие как Левин Беннинсен (неудачник Эйлау и Фридланда), который ненавидел Барклая за его благоразумие и осторожное использование сил, а также за его руководство в качестве военного министра. Будучи уволен Барклаем из своего штаба, Беннигсен хотел вернуть себе командование и именно для этого лоббировал царя. На самом деле он хотел, чтобы его назвали главнокомандующим и военным министром. Но при всей свирепой ксенофобии в России именно тогда Беннигсен, даже не русский подданный, а презрительный немецкий эмигрант, на самом деле был не вариант для Александра, все еще злился на него за потерю Фридланда и принуждение царя уступить Наполеону в Тильзите. в 1807 г.

    Героическая картина советских времен, изображающая Кутузова, сидящего верхом на
    его зарядном — э — табурете, спрашивая всех,
    могут ли они увидеть эту форму кролика в облаках.
    (Картина Анатолия Шеплюка, 1952)
    Но одной популярной кандидатурой при дворе был тот, кого Александр действительно терпеть не мог, Михаил Кутузов, «проигравший» Аустерлица. Хотя Александр вмешивался в командование Кутузова в той кампании 1805 года, до такой степени, что старый генерал просто умыл руки от любой ответственности, монарх чувствовал, что у него было , чтобы вмешаться, потому что Кутузов ничего не делал, кроме как дремал, в то время как Наполеон был прямо перед ним. их в Аустерлице.Кутузов, однако, был одним из любимых генералов великого русского героя Сувурова во время войн с турками и французами в 1790-х годах. Но Александр все еще не мог простить ему того, что он бросил его в Аустерлице. Он не мог находиться в его присутствии.

    Тем не менее, антибарклая фракция в Санкт-Петербурге лоббировала Кутузова как «настоящего» русского. Они утверждали, что он якобы пользовался популярностью в войсках и в народе. Поэтому 17 августа Александр сдержал свое личное пренебрежение и вызвал Кутузова на аудиенцию на императорской даче на острове Каменный, чтобы лично попросить его стать главнокомандующим всеми российскими армиями.Он, видимо, даже дал Кутузову «путевку», потому что бесстыдный старик, покинув императорское присутствие, обратился к нему с просьбой о деньгах, ну, ну, просто кое-что на поездку, всего лишь 10 000 рублей. Царь кивнул, что ему выдадут путевку, но чуть не потерял свой обед, когда Кутузов уехал.

    Почти две недели спустя, когда Кутузов наконец прибыл в Царево-Замище через пару дней после того, как Барклай и Багратион готовили его, он объявил прессе и всем на своем пути о своем намерении встать и сражаться.Он ехидно и громко сказал, выйдя из своей роскошной кареты и увидев делегацию солдат, стоящих по стойке смирно, чтобы поприветствовать его: «Как мы можем ожидать, что эти молодцы будут продолжать отступать?» Но два командира, которых он был отправлен наблюдать, уже согласились стоять и сражаться, и их войска почти закончили завершение полевых работ.

    В тот день, согласно легенде, над Кутузовым заметили парящего орла, что означало благословение Бога на него, на Армию и на Святую Матерь Россию.Хотя более циничные свидетели говорят, что было трудно сказать, что это была за птица; канюк? Ворона? Куриный ястреб? Но, как и в случае с легендой о Джордже Вашингтоне, перебрасывающем серебряный доллар через реку, этот инцидент с орлом вошел в русскую официальную историю.

    Граф Левин Беннигсен
    Начальник штаба Кутузова
    и неудачник Фридланда.
    Портрет Джорджа Доу


    Когда Барклай и Багратион поприветствовали и показали недавно укрепленное поле, подготовленное их войсками, старик сначала сказал, что это место, и подготовка показалась ему прекрасной.Но позже, когда он остался наедине со своим отрядом подхалимов, которых он привез с собой из Петербурга, своего всезнайки, услужливого начальника штаба Беннигсена и стайку других подхалимственных князей (все, казалось, были князь в России), все убедили стареющего нового главнокомандующего, что для него было бы плохо, если бы он позволил сражаться за Москву на земле, выбранной кем-то другим. Это покорило Кутузова. Кроме того, он устал от путешествия и нуждался в очередном дремоте. Он безапелляционно махнул рукой и позволил Беннигсену сказать всем, чтобы они собрались и продолжали отступать.

    Итак, после громкого заявления о своем намерении встать и сражаться за Святую Матерь Россию, одним из первых действий Кутузова при принятии командования был приказ об отступлении. Он также потерял три ценных дня, которые через неделю сыграют решающую роль в Бородино.

    Русские начинают сражаться … снова.


    Русская армия продолжала отступать, ко всеобщему отвращению и растерянности солдат. 3 сентября все они остановились в другом месте, примерно в 74 км на восток, по обе стороны новой дороги Смоленск-Москва, где она пересекает крошечную речку Колоча в городке Бородино, примерно в 75 милях от Москвы.

    Это было не идеальное поле битвы. Более загроможденный, чем был Царево, он был разбит оврагами, из которых атакующие силы могли начать штурм, а поля огня были перекрыты лесами. К тому же река Колоча вряд ли заслуживала звания «река», она была настолько низкой из-за продолжительной засухи, что почти везде легко преодолевалась вброд.

    Но начальник штаба Кутузова Беннигсен считал поле отличным, как и вся толпа его подопечных. Кутузов, как обычно, не желая брать на себя ответственность за какие-либо стратегические решения, лишь согласно кивнул.Стареющий фельдмаршал (ему было всего 67 лет) был печально известен тем, что не отдавал приказы сам, а также тем, что дремал, когда нужно было принимать решения (что он сделал в Аустерлице). Знаете, правдоподобное отрицание. Он оставил все Беннигсену и своему зятю, князю Николаю Кудашеву, молодому аристократу, неофициально присоединившемуся к штабу и взявшему на себя волю отдавать приказы через своего тестя. имя закона. Этому парню, должно быть, было весело подъехать к ветеранам-генералам и сказать им, что делать.А если что-то пойдет не так, Кутузов, мастер прикрывать задницу, может просто заявить, что никогда не отдавал таких приказов.

    Это было также 4-го числа, когда Беннигсен (с уклончивым кивком Кутузова) установил новый уровень командной структуры, отдав российское правое крыло Михаилу Милорадовичу (возможно, как способ еще больше унизить Барклая, который все еще сохранил там командование Первой армией), центр — генералу Дмитрию Дохтурову, а левый — подчиненному Багратиона князю Андрею Горчакову (оставив Багратиона командовать Второй армией, ниже Горчакова?).Здесь было больше ненужного вмешательства в организацию, которая работала нормально.


    Барклай, который сам был приверженцем жесткой системы подчинения и бумажного следа заказов, принимал непосредственное участие в модернизации российской армии под его администрация в качестве военного министра (которым он все еще был официально). Он составил и опубликовал документ под названием Желтая книга , которые кодифицировали командные процедуры и сделали армию гораздо более эффективнее, чем было при старых солдатах вроде Суварова и Кутузова.Однако Беннигсен, старый солдат эпохи кружевных войн, имел насмехался над этими бюрократическими новомодными методами и был известен игнорируя цепочку подчинения и просто обращаясь непосредственно к подчиненным отдавать устные приказы («Вам не нужно писать вонючие! Просто уважайте мои authoritay! »- для всех вас, поклонников Южного парка, фанатов.). Без даже сообщая их командирам, он часто угонял одно из их подразделений, порок он повторил несколько раз в Бородино два дня спустя.Типично, что в тот же день он создал промежуточные команды. двух крыльев над двумя старшими командирами (Барклай и Багратион) он даже обошел новых командиров и снова начал микроменеджмент.

    Беннигсен, чувствуя свои новые мускулы в качестве начальника штаба, очевидно, видел необходимость в форпосте, чтобы задержать французов … или устроить им засаду … или наблюдать за их флангом … или что-то в этом роде. Не сказав Кутузову и по собственному усмотрению, он обошел Багратиона и вновь назначенного командира звена Горчакова, подъехал к одному из командиров своей дивизии, генералу Дмитрию Неверовскому (27-я дивизия), и устно приказал ему идти на запад и строить редут возле Шевардино, открытое место в полутора милях от артиллерийской поддержки позиций Багратиона.Багратион и Горчаков бросились поддержать Неверовского.

    Barclay замечает, что что-то не так.


    Справа Барклай продолжал выполнять свою работу с 3-го по 5-е. Он руководил строительством оборонительных сооружений справа и следил за тем, чтобы его войска пополнились и были готовы к бою. Поздно вечером 5-го, убедившись, что его собственная позиция готова, он поехал на позицию Багратиона, чтобы посмотреть, как там идут дела. Он был шокирован, увидев, что ни один из холмов слева от русских не был укреплен, особенно большой голый холм, выходивший на Бородинский мост через Колочу (см. Большую карту в верхней части этой статьи).Он поехал в штаб Кутузова, чтобы предупредить их об этой грубой оплошности. Кутузов, видимо, сказал «ах». Фактически, только на следующий день, 6-е, всего за день до великой битвы, начались какие-либо работы по строительству земляных валов, которые вскоре станут знаменитыми (Великий редут и Багратион Флеш), которые определят Бородинская битва. Опоздал на три дня. Поговорим о запоздалой мысли!

    Дмитрий Петрович Неверовский
    Командир 27-й российской дивизии
    портрет Джорджа Доу

    Это может иметь некоторое обоснование для необходимости подготовки форварда.Постфактумная причина для подготовки этой разоблаченной позиции (по словам апологетов российских историков, стремящихся поддержать статус Кутузова как «героя Великой Отечественной войны») заключалась в том, что хитрый главнокомандующий должен был дать Людям Багратиона пора готовить жизненно важные редуты на левом фланге главной русской позиции. Именно здесь было оплачено время, потраченное на подготовку, а затем на покидание места битвы Царево-Замище за неделю до этого. По словам апологетов, якобы проницательный Кутузов, зная, что для подготовки нового поля битвы нужно потратить время, видел, что укрепление Шевардино в полутора милях к западу и принесение в жертву нескольких тысяч человек задержит врага и спасет его. на следующий день.Так пошло объяснение. Или, возможно, Кутузов думал о победе Петра Великого над шведским Карлом XII в 1709 году, когда он заставил шведов пройти мимо передовых редутов у Полтавы. Да, должно быть, так оно и было! Я догадываюсь, что Кутузов ничего не заметил (и буквально дремал), а Беннигсен был некомпетентным, высокомерным и старческим идиотом. Или это только у меня?

    Но, честно говоря, также вероятно, что Багратион, который был известен своей агрессивностью и арьергардными, наступательными и оборонительными действиями (

    Schöngrabern, 1805), был инициатором этой «затягивающей» операции.Позже он даже лично вмешался и провел здесь третью контратаку (спойлер!).

    Какими бы ни были стратегические причины, можно сказать, что поздно начатый Шевардинский редут тоже не был готов к атаке. К вечеру 5-го числа пятиугольный форт, который люди только начали раскапывать этим утром, представлял собой, по сути, не более чем наспех подброшенную кучу рыхлой земли. Сообщалось, что амбразуры для орудий были плохо расположены и были слишком узкими для правильного наведения стволов.А брустверы были слишком низкими, чтобы обеспечить надежную защиту выше пояса.

    Новый командир звена Горчаков серьезно отнесся к обороне этой передовой позиции. Он послал два егерских полка 27-й дивизии Неверовского (49-я и 50-й) и заимствованный 5-й Ягер у 26-й дивизии вперед в пресекать любые действия французов в направлении Шевардино. Пока редут был будучи отчаянно подброшенным, он заставил Неверовского обойти деревню и форт с четырьмя пехотными полками (Одесса, Тарнополь, Вильно и Симбирск).Так было, включая егеря, около 6700 пехотинцев. защищая позицию. Затем Горчаков поддерживал их кавалерией. дивизии Дука (2-я кирасирская дивизия) и Сиверса (4-я кавалерийская дивизия), почти 5000 лошадей. Но артиллерийской поддержки было немного. После того, как редут диаметром 60 ярдов будет проложен, появится место для всего восемь 12-фунтовых орудий 32-й позиционной батареи с оставшиеся четыре его единорога (ранние гаубицы) держались за ними в бронировать.

    Барклай, обнаружив отсутствие укрепленных позиций на левом фланге 5-го, также все больше беспокоился о том, насколько уязвимым был левый фланг русских позиций.В составе 2-й армии Багратиона было всего два корпуса (Раевского и Боросдина), обращенных к равнине с запада. Грузин обнаружил, что фактически согласен со своим давним заклятым врагом Барклаем. Левая (южная) позиция русских была, как они говорят на тактическом жаргоне, «в воздухе», полностью незащищенной от штурма через лесной массив в результате любого флангового штурма французов по Старой Смоленско-Московской дороге. По состоянию на 5 сентября за этим черным ходом наблюдали лишь несколько казаков Карпова и несколько вооруженных вилами московских ополченцев.Два маршала умоляли Кутузова взять один из четырех корпусов Барклая и укрепить эту уязвимость. Кутузов, снова не желая принимать никаких определенных решений, послушался своего нового начальника штаба Беннигсена, который отверг угрозу, поскольку он обычно отклонял любые предложения Барклая, своего политического врага. По его экспертному мнению и зная Наполеона, как он сражался с ним раньше (проигрывая оба раза), французы будут атаковать прямо по Новой Смоленской дороге, через реку Колочу и прямо на самый сильный фронт русских, тот, который держал Барклай.Вот что сделал бы he, Bennigsen , (и все мы знали, каким блестящим тактиком был Беннигсен). Ага. Вот что собирается сделать Наполеон. Итак, новый начальник штаба Кутузова посмотрел на карту и сказал: «Гм. Нет, я не думаю, что нам нужно беспокоиться о наших левых».


    Тем временем наполеоновский тираннозавр заставлял землю грохотать, приближаясь.

    Позиции в 17:00, как описано в различных рассказах, на которые я опирался, чтобы реконструировать эту битву.Изображение заборов, за которыми и французские вольтижеры, и русские егеря укрывались от кавалерийских атак, является умозрительным. Но очевидно, что поля между Шевардино и Дородино были пересечены ими, что имеет смысл для фермерского сообщества. Я просто не совсем уверен в макете.



    16:30 Прибывают французы


    Тем временем ближе к вечеру 5 сентября французская кавалерия под командованием Мюрата при поддержке одной из пехотных дивизий Даву (5-я дивизия, Жан Компанс) теперь приписана к Мюрат от Наполеона стал появляться на дороге Смоленск-Москва.С высоты вокруг сгоревшего села Валуево на северной стороне Колочи французы могли видеть, как вся русская армия готовится к бою примерно в двух милях к востоку. Ближе к ним, на холмистой равнине к югу, они также увидели активность в районе Шевардино, в том числе строительство там небольшого редута.


    Мюрат, всегда агрессивный, приказал своим инженерам перебросить эстакады через Колочу у Фоминко и Валуево, чтобы перебросить его артиллерию. Однако его пехота и кавалерия без труда перебрались через низкий ручей и начали развертывание на южной стороне.Наполеон вскоре присоединился к Мюрату и, просканировав сцену в телескоп, пришел к такому же выводу: это передовое развертывание русских вокруг Шевардино должно быть прекращено. Они оба также видели в свои подзорные трубы, что русские в основной армии уязвимы на их левом фланге (позиция Багратиона между рекой и деревней Семеновская — см. Большую карту выше). Но чтобы атаковать эту сторону, французам нужно было сначала взять Шевардино и оттуда оттеснить русских.

    Тут подошел командир I корпуса Даву.Он увидел прекрасную возможность. Разведчики выяснили, что вся левая часть русской армии была открыта со стороны Старой Смоленской-Московской дороги (см. Первую карту выше), охранялась лишь некоторыми казаками и ополчением (ополчение). Он настаивал на широкомасштабной операции с помощью своего I корпуса и V корпуса поляков Понятовского (уже приближающегося по этой дороге с юга). В то время как Наполеон использовал 4-й корпус Юджина, 3-й корпус Нея и 8-й корпус Жюно, чтобы продемонстрировать и удержать фронт русской армии, он и 37000 человек Понятовского пронеслись через открытый лес с внезапной атакой, которая загнала бы русских в ловушку. рек Колоча и Москва и уничтожить их.

    Этот конец был бы смелым ходом, именно такой поступок Наполеон сделал бы еще во времена своего расцвета (в Арколе, Ульме, Аустерлице, Йене-Ауэрштадте и Фридланде, на которые в последний раз попался сам Беннигсен). Это была также стратегия, которую герой Наполеона, Фридрих Великий, выиграл в Лейтене, которую Наполеон религиозно изучал. Фактически военная история того времени была полна примерами непрямого подхода, который современные военные эксперты официально называли le mouvement sur les derrières .

    Но это был не тот Наполеон времен его расцвета. Изнурительный переход в прошлое, удушающие недели после перехода через Неман, все глубже и глубже в бескрайние просторы России; беспрецедентные потери от тифа, жары и отсутствия средств к существованию, опустошившие армию; и очевидное отсутствие реакции на его предложения о переговорах с Александром пошатнули уверенность Наполеона. Он больше не хотел рисковать. Более того, он сам чем-то болел последние несколько дней.Либо с простудой, гриппом, каким-то желудочно-кишечным заболеванием, камнями в почках или инфекцией мочевого пузыря он не был самим собой. уже начал заговор с целью медленного отравления Наполеона, начавшийся в 1812 году и, наконец, завершившийся на острове Святой Елены одиннадцатью годами позже. Вейдер утверждал, что затуманенность и проблемы с кишечником Наполеона с 1812 года, по-видимому, предполагают отравление мышьяком, а в то время вы хотели кого-то убить и не оставлять никаких доказательств.Но теория Вейдера так и не была доказана и остается на обочине истории.

    Более вероятной причиной проблем со здоровьем Наполеона в 1812 году была язвенная болезнь, которая только ухудшалась от стресса. И его врач прописал ему каломель (хлорид ртути), чудодейственное лекарство того времени, для лечения всевозможных недугов. Регулярный прием хлорида ртути, гидрохлорохина того времени, также мог иметь какое-то отношение к ухудшающемуся здоровью Наполеона.

    Готов поспорить, вы не думали, что вам придется пролезть через столько медицинских материалов во время этого поста о малоизвестной битве.

    Во всяком случае, не имевшего отношения к его боли в животе, Наполеон не хотел рисковать на этот раз в конце концов, так далеко от дома, с сильно уменьшенной армией. Однако он не собирался делать то, что от него ожидал Беннигсен, и атаковать в лоб через Колочу у села Бородино. Он атакует русских левых, но не так стремительно, как призывал Даву. На следующий день он в конце концов приказал Понятовскому взять свой V корпус и атаковать Утицу 7-го по Старой дороге, чтобы угрожать левой стороне Багратиона.Все равно поляки там уже были. Но это был бы символический маневр.

    Тем не менее, сегодня днем ​​он согласился с Муратом и его штабом и увидел немедленную необходимость захватить территорию, в настоящее время занимаемую русскими в Шевардино, и уничтожить этот жалкий маленький форт. Он посмотрел на свои карманные часы. Пять часов. Еще два с половиной часа до заката.


    17:00 Битва начинается.


    Жан Доминик Компанс
    Командир 5-й французской дивизии
    Мне нравится саркастическое выражение его лица.
    Одно из тех лиц, по которым просто хочется ударить.

    Когда Компанс повел свою дивизию (около 5500) через Колочу, он выстроил свои двадцать пехотных батальонов в штурмовые колонны и послал вперед свои двадцать вольтижеров рот. Он также направил свою дивизионную артиллерию на возвышенность к юго-востоку от Фоминко, чтобы начать обстреливать русских егерей, оттесняя их. Эти орудия поддерживала 5-тысячная кавалерия Первого кавалерийского корпуса Нансути, которая начала выдвигать обвинения против русских егерей, чтобы убедить их уйти.

    Русская легкая пехота (49-й и 50-й Ягер) некоторое время сопротивлялась, но вскоре была подавлена ​​общевойсковой атакой французов и отступила к укрытию первого оврага (топографические характеристики см. На подробной карте выше). Единственными орудиями, которые им приходилось поддерживать, были восемь 12-фунтовых орудий в наспех построенном форте, которым, по-видимому, было трудно пройти через узкие амбразуры. Так что это не сильно помогло.

    После того, как егеря были отброшены, вольтижеры Компана заменили их за укрытием из заборов на полях вокруг села Дородино (не B ородино! Просыпайтесь! Будет тест.). Русские драгуны из дивизии Сивера атаковали свободно построенных французских стрелков, но натолкнулись на эти заграждения и были остановлены независимым огнем тиралеров позади них и в свою очередь отступили.

    Теперь Компаны и Мюрат вывели свои батареи (38 орудий, включая конную артиллерию 1-го кавалерийского корпуса) на следующий небольшой гребень, в пределах досягаемости Шевардинского редута. Примерно в то же время поляки Понятовского начали прибывать с юго-запада, и их двенадцать орудий присоединились к бомбардировке.Этот перекрестный огонь обрушился на плохо защищенных людей и орудия в маленьком форте, а французские снайперы подкрались к мушкетам и убили любого, кто высунул голову над низким парапетом. Вскоре замолчали орудия внутри земляных валов. Батальон 61-го пехотного полка перелетел гребень в редут. Они обнаружили ужасную бойню. По словам Гаспара Гурго, одного из штабных офицеров Наполеона, сопровождавших штурм, «артиллеристы, лошади, все живое были уничтожены нашим огнем.»

    Мемориал Шевардинского редута со стоянки (т.е. с российской точки зрения)
    Google Street View image


    Победоносной пехоте 61-го не было много Однако пришло время отдохнуть в захваченном форте, потому что Неверовский провел контратаку со своими четырьмя пехотными полками, которые с большими потерями выгнали французов.Русская кавалерия поддержала эту атаку, отбросив бегущую французскую пехоту к заборам вокруг Дородино.И Горчаков двинул вперед конную артиллерию Сиверса и четыре единорога из уничтоженной позиционной батареи №32, чтобы поддержать их на огневом рубеже. Около часа обе стороны вели кровавую перестрелку из своих заборов.

    Примерно в 19:00 Горчаков отправил Багратиону одного из своих сотрудников, Ловенштерна, о том, что день выигран и редут удержался. Это преждевременное объявление победы было передано Кутузову и Беннигсену, которые снова разлили шампанское (любой предлог, правда?).

    Но это было преждевременно. Французы не закончили. У них оставалось еще почти полчаса дневного света. Compans приказал 57-м полку (по прозвищу «Грозный», предположительно из-за его жестокости, а не замечание о его компетенции) новый штурм против русских левых. Один батальон 57-го полка подошел, дал залп, а затем двумя быстрыми шагами двинулся вдоль рядов справа от него, чтобы разоблачить полковую батарею из четырех четырехфунтовых орудий позади него, которая выпустила залп из канистр по плотно сбитым русским.Это помогло выйти из тупика. Потрясенные, русские батальоны начали каскадом отступать вверх по линии.

    Было около заката (19:22 согласно калькулятору NOAA для даты и гео-ссылки). Горчаков хотел продержаться хотя бы до темноты, когда он предположил, что помолвка закончится. Поэтому он вызвал 2-ю гренадерскую дивизию, стоявшую в резерве примерно в 1200 ярдах от тыла (см. Большую карту вверху). Эти 6000 свежих солдат отогнали измученную пехоту Компанов к заборам вокруг Доронино.Русским гренадерам при поддержке кавалерии удалось захватить несколько орудий и несколько сотен человек.

    Но теперь Мюрат бросил в бой прибывающие подразделения I корпуса Даву, Фриана и Морана, которые как раз переходили реку, когда солнце начало садиться за деревья. Во главе дивизии Фриана был испанский полк Жозефа Наполеона, который атаковал, отбил захваченные орудия, отбросил русских гренадеров и позволил отступающей пехоте компанов сплотиться позади них.Все больше и больше французской пехоты продвигалось вперед, отбрасывая русских. Появилось и больше французской кавалерии (из корпуса Нансути), которая начала противодействовать прежнему превосходству русских коней. С юга начали прибывать и пехотные дивизии 5-го корпуса Пониантовски. К 20:00, через полчаса после захода солнца, а теперь уже совсем темно, французы перебросили через Колочу более 30 000 солдат и отбросили упорную оборону русских, которые увеличили свою численность до 17 000 человек.

    Кто туда ходит?


    Теперь, в темноте и в «тумане» трехчасового дыма стало действительно трудно разглядеть. Тем не менее, русские, похоже, не отступали. Багратион, не в силах сдерживаться, лично возглавил третью атаку 2-й объединенной гренадерской дивизии (Воронцова, не путать с вышеупомянутой 2-й гренадерской дивизией под Мекленбургом — см. OOB ниже). Они вступили в еще одну перестрелку, каждая сторона полыхала в ночи от искр напротив них.

    Этот беспорядочный бой в темноте продолжался еще пару часов. Горчаков задавался вопросом, когда французы закончат день, чтобы он смог безопасно уйти. Около 23:00 наконец из штаба Кутузова поступил устный приказ Горчакову сдать редут и отойти на главную линию у ручья Семеновка. Конечно, это был всего лишь устный приказ , доставленный молодым санитаром, потому что Кутузов не хотел, чтобы его обвиняли в отступлении, а не тогда, когда у него был козел отпущения вроде Горчакова.

    С помощью Багратиона Горчаков руководил отходом с боями, используя относительно свежие эскадрильи 2-й кирасирской дивизии Дуки и один батальон Одесского пехотного полка, чтобы остановить французское преследование. Русская тяжелая кавалерия бросалась в атаку из темноты против французской пехоты, земля зловеще грохотала, прежде чем они вышли из темноты (помните, в ту ночь не было луны). Их обвинения были краткими и в основном предназначались для запугивания, так как они также не могли видеть, что было перед ними.Но эти короткие атаки сработали в том смысле, что вынудили французские батальоны остановиться и выстроиться в квадрат, так как они тоже не могли видеть, что на них идет. Пара батальонов даже сломалась и бросила свою артиллерию (тогда испанский полк Джозефа Наполеона снова пришел на помощь, получив награду MVP за игру). Эти кавалерийские атаки со стороны русских дали время остальным силам для упорядоченного бегства. Когда французская кавалерия попыталась атаковать в темноте, Горчаков заставил одинокий батальон Одесского полка крикнуть «Ура!» на пределе своих легких и били в барабаны, пытаясь звучать как целая новая дивизия.Это остановило французскую кавалерию.

    К полуночи все русские вернулись на главный рубеж. И французы технически выиграли битву, что сделало чудеса для их морального духа. Однако тысячи костров главной русской армии осветили ночное небо на востоке, показали огромные размеры этой армии, теперь пополнившейся еще 15 тысячами добровольцев из Москвы. У французов, которым не хватало неуглеродистой древесины из-за сгоревших деревень, заборов и полей на их пути, было мало костров.Также становилось холодно и начинал моросить.,

    Какая разница?

    Итак, это «Столкновение», как оно классифицируется в «Книге данных о наполеоновских войнах» Дигби Смита, в котором участвовало более 53 000 человек и около 250 орудий, закончилось примерно с 16 000 жертвами (примерно равными с обеих сторон). Он длился около семи часов в чрезвычайно жестоких, качелях. По своим масштабам он был не меньше, чем Аркола, Риволи, Маренго и большинство сражений прошлого века.Но долгое время это считалось просто столкновением, помолвкой, закуской, полностью затмил последовавший за ней два дня спустя Бородинский холокост. Как и во многих столкновениях (см. Геттисберг или Седар-Маунтин), ни одна из сторон не предполагала, что это будет так дорого, или задействовать такое количество войск и потратить столько боеприпасов, людей и лошадей. Наполеон, видимо, думал, что это будет мелочь, как отмахивание мухи. Сообщается, что он был шокирован тем, что почти никто из россиян не попал в плен.Он и все участники были также обеспокоены тем, что русские просто не сдвинулись с места, умирая на месте, от своих орудий, вместо того, чтобы отступить или попасть в плен. Конечно, это уже давно был опыт Наполеона (и, если на то пошло, Фридриха) в борьбе с русскими. Они просто не знали, когда их лизнули. Это не сулило ничего хорошего для грядущего главного события.

    Это также отрезвило Наполеона относительно вероятности того, что Александр будет просить мира. Хотя после Бородино и сожжения Москвы ее собственными гражданами потребовалось еще несколько недель, чтобы усвоить этот урок, он, должно быть, нанес удар по его вере в свою непобедимость.

    Серьезность столкновения у Шевардино убедила Беннигсена и Кутузова в правоте Барклая и Багратиона: их левый фланг был чрезвычайно уязвим. После Шервардино и в течение всего дня 6-го, когда они наблюдали, как французы и союзники наращивают свои позиции на правом берегу Колочи, стало ясно, куда нанесет главный удар Наполеон. К счастью для них, Наполеон необъяснимым образом дал своей армии полный день отдыха 6-го, что дало русским жизненно необходимое время для отчаянного взрыва земляных валов на холмах слева от них (Раевский, или Великий, Редут и три V -образные реданы, позже известные как Багратион Флеши, напротив Семеновской).Хотя эти укрепления еще не были построены к утру 7-го числа, на заре великой битвы, им все же удалось сломить силу французского наступления настолько, чтобы Кутузов продержался до той ночи. Если бы работы на этих «волнорезах» еще не начались, вполне вероятно, что Наполеоновская Grande Armée просто накатило бы русских, как цунами.

    Беннигсен также с опозданием последовал совету Барклая и взял один из своих лишних отрядов и использовал его, чтобы укрепить уязвимые левые Багратиона.Начальник штаба лично приказал генералу Тучкову перебросить свой корпус и перекрыть дорогу за деревней Утица на Старой Смоленской дороге. Конечно, он не удосужился сказать Барклаю. Он также не сказал ему, когда он лично начал перемещать другие подразделения Барклая. Это раздражало дисциплинированного Барклая, который, когда подъезжал, чтобы посовещаться с этими командирами, не мог их найти. Конечно, когда он пожаловался Кутузову, одноглазый генералиссимус заявил, что ничего об этом не знает.Что было правдой.

    Также, услышав жалобы от казаков, прикрывающих фланг Утицы, что они чувствовали себя незащищенными, Беннигсен лично приказал командирам дивизии Тучкова вывести свои войска с их скрытых засадных позиций в лесу, где Тучков разместил их на открытых полях вокруг. эта деревня. Об этом он, как обычно, не стал сообщать и Тучкову. Когда командир корпуса вернулся со встречи с Кутузовым и не смог найти свои войска, но в конце концов обнаружил, что они открыты для артиллерии Понятовского дальше на запад, он пришел в ярость и поехал обратно в Кутузов, чтобы потребовать объяснений.И снова Кутузов сказал, что ничего об этом не знает.

    На самом деле Кутузов, похоже, ничего не знал о том, что происходило под его верховным командованием. Его заочную халатность в Бородино отметили несколько подчиненных, в том числе Барклай. Хаос, который Беннигсен и льстивые петербуржуазные штабные офицеры вызвали у командования армией, почти полностью уничтожили армию. Если бы не компетентность, профессионализм и трудолюбие таких офицеров, как Барклай и Багратион, вроде Раевского, Багговута, Горчакова, Тучкова, Боросдина, Дохтурова и сотен их героических и опытных подчиненных, или неуклонный стоицизм русских Сами солдаты, Наполеон подавил бы все сопротивление русских, как он это сделал, когда Кутузов пренебрегал своим командованием в Аустерлице.

    Но пока плохо в боях, Кутузов был очень хорош в политике. Когда царь назначил его главнокомандующим, это вызвало всеобщее одобрение. В российской прессе сообщалось, что его карета была завалена ликующими крестьянами, когда он спускался, чтобы принять командование. Сообщалось, что по всей стране люди воодушевлены и обрадованы тем, что наконец-то во главе стоит «настоящий русский». А 6-го политически проницательный Кутузов организовал «митинг», на котором он возглавил парад священников, несущих священные иконы (которые, как считалось, обладали магической силой), чтобы вдохновить войска.Таким образом, несмотря на резню в Шевардино накануне, русские солдаты были настроены продолжить борьбу с оскверненными французами на следующий день. Кутузов сегодня вписался бы в роль циничного политика-манипулятора.


    А как отреагировал Кутузов на конец Бородино? Он отправил сообщение Царю, провозглашающему великую победу, и пресс-релиз для общественности трубя то же самое. Затем он приказал еще раз отступить. Фактически, он сохранил об отступлении (отказ от Москвы, даже если он сказал, что скорее умрет, чем умрет), и отступление, и отступление, и отступление до конца кампании.Хорошая вещь он заменил Барклая.

    В течение следующих двух столетий у Кутузова было несколько героических статуй и памятников его славе, крейсер и несколько парков, улиц и площадей, названных его именем. Даже крупное советское контрнаступление против нацистов во время Второй мировой войны называлось операцией «Кутузов». И, как и ряд других военачальников (Стоунволл Джексон, Роберт Ли, Джордж Армстронг Кастер, фельдмаршал Монтгомери, Дуглас Макартур и т. Д.), Многие люди почитали его как военного гения.

    При исследовании этого поста у меня было другое мнение.

    Крупный план с моей цифровой масштабной модели «песчаного стола» Шевардинского редута, насколько я могу восстановить ее из рассказов и спутниковой фотографии Google его следа в Бородинском мемориальном парке. Хотя сторон было бы пять, здесь было бы практически только место для действия восьми орудий одновременно (восемь 12-фунтовых орудий 32-й позиционной батареи 27-й дивизии Неверовского) со всеми их передками и кессонами.Остальные четыре части батареи , , (на самом деле «единороги», ранний тип гаубицы) должны были храниться в резерве за пределами форта. Действительно, почти все рассказы и очевидцы описывают только восемь орудий внутри земляных валов.


    Wargaming Shevardino

    Эта битва была первой, которую я устроил на своем новом песочном столе, которую мы с моей всегда терпеливой и поддерживающей женой построили вместе тридцать с лишним лет назад.Так что в моем сердце у битвы есть ностальгическое место.

    рассматривать.

    Условия победы
    В варгейме Шевардино вы можете подумать, какие победные очки вы получите.С точки зрения российского игрока, поскольку цель заключалась в том, чтобы задержать французов на достаточно долгое время, чтобы получить дополнительный день для Багратиона, чтобы построить свои главные редуты на главной позиции над Семеновским оврагом, игру можно было бы считать выигранной, если бы позиция Шевардино продержались до полуночи. С точки зрения французских игроков, победа будет достигнута, если до полуночи все российские силы будут отброшены к Семеновке и захвачены редутом.

    Ограниченная тактическая ценность редута

    Редут Шевардино был построен в спешке и, судя по отчетам, имел ограниченную защиту из-за низкого, неукрепленного бруствера.Видимо, прорезанные в нем амбразуры были слишком узкими и не позволяли поворачивать пушку. В 60-ярдовой крепости было место только для 8-10 орудий и только по два на каждую стену. Эти ограничения следует учитывать при любой настройке варгейма. Скорее, редут должен служить скорее символическим призом для защиты (за победные очки?), Чем важной тактической особенностью.







    Редут Шевардино на моем песочном столе 1990 года с моделями 15 мм.Преимущество установки игры на песочном столе заключается в том, что вы можете построить настоящие земляные валы, сделанные из настоящей земли (колодец, песок). Однако, когда я делал эту модель, я не знал, что брустверы не были усилены.

    Тактический эффект заборов

    Деревянные и плетеные заборы пересекали землю между деревнями Дородино и Шевардино. Оказалось, что они имеют гораздо большую тактическую ценность для незащищенной пехоты с обеих сторон.Во-первых, они были достаточно крепкими, чтобы остановить кавалерийские атаки, позволяя пехоте позади них стрелять залпами по всадникам. Они также обеспечивали военнослужащим точки психологической защиты. Хотя они, возможно, не были достаточно толстыми, чтобы остановить современную пулю, они действительно обеспечивали некоторую защиту от кремневых замков с более медленной начальной скоростью. И группа мужчин, свернувшаяся за решетчатым или даже железнодорожным забором, по крайней мере, чувствует, что у них есть некоторая защита, и они с меньшей вероятностью отступят. Это, вероятно, объясняло, почему перестрелка между пехотой длилась несколько часов, каждая из сторон выскакивала, чтобы стрелять над планками или между ними.

    На этой раскрашенной фотографии конца 19 века вы можете увидеть множество типов заборов, распространенных в России того века, и я уверен, что это было за столетия до этого. Большинство из них было бы легко разобрать, но только не с лошади и не в то время, когда за ними идут войска.




    Картина под деревней русского пейзажиста XIX века Константина Кыржицкого. Обратите внимание на возведение забора у домов справа.На этой картине также показана чрезвычайно легковоспламеняющаяся природа соломенных домов в русских деревнях, а также то, как могла выглядеть река Колоча (слева).




    Вверху, Другой пейзаж Крышицкого (только что открыл для себя этого художника, и я люблю его работы). В этом
    также видна ограда вокруг села. И река в этой сцене, вероятно, представляла собой состояние
    из пострадавшей от засухи Колочи в сентябре 1812 года.


    Хотя в этой русской деревне картина не сгорела 1864 г. Петром Суходольским. Какими горючими и шаткими были деревни в России.

    Горящие деревни

    Казаки и даже русские крестьяне сожгли свои дома, чтобы лишить наступающих французов жилья и пропитания.Стратегически это стоило Наполеону все больше и больше, поскольку он расширял свою уязвимую логистику из Западной Европы. Французы привыкли жить за счет земли, где бы они ни участвовали. В 1812 году это не сработало в России.

    Но тактически эта практика выжженной земли также не позволяла французам укрыться на поле боя. Военная игра Шевардино должна предполагать, что все деревни на столе или доске будут в огне или уже сожжены. Что-то, чего я не допустил в своей настольной игре с песком.Но разве мои самодельные русские соломенные дома не симпатичны (подробности о моей диораме из песочного стола см. Ниже)?

    Река Колоча
    Предположим, что реку Колоча легко преодолеть вброд, преодолевая все препятствия вверх и вниз по доске. Однако орудия могут перейти только по мосту.

    Восточный берег реки ниже Бородино (крыло Барклая) был бы очень крутым и представлял бы препятствие для пехоты и кавалерии.

    Darkness
    Стало совсем темно примерно после 20:00 (три часа в игре).Уменьшите видимость с обеих сторон до одного шестиугольника, или пятидесяти ярдов, или шести дюймов, или любого другого размера. Обеспечьте скрытое движение (например, Avalon Hill Midway ), чтобы имитировать нервирующий эффект кавалерии, выскакивающей из тьмы.

    Дороги

    Дороги, большие и малые, представленные на карте, в этот период в России не были вымощены, покрыты металлом и даже не подвергались сортировке. Они были грязью. Это означало, что они были чертовски пыльными в жаркий и сухой день и грязные монстры-сапожники в дождливые.

    К тому же они были шире сегодняшних дорог (см. Русские пейзажи XIX века ниже). Таким образом, хотя они не могли позволить себе более высокую наземную скорость в военной игре, они могли приспособиться к довольно широким построениям. Известно также, что артиллерийские батареи двигались по ним по две в ряд. В основном они использовались для того, чтобы не заблудиться между городами и деревнями, а не для скорости. И, конечно же, вы можете быть относительно уверены, путешествуя по дороге или тропинке, что не натолкнетесь на неожиданную канаву или забор, нарушающий ваш строй или блокирующий вашу артиллерию.В большинстве правил варгеймов перемещение юнитов по стране объясняет этот вид сбоев. Таким образом, дороги служат в качестве бесплатного проезда от пункта к пункту при разрешении движения.

    Если в вашей игре нет поправок на погоду, в этом случае я бы взимал штраф за передвижение при движении по дороге в дождливый день (скажем, после целого дня дождя) и налог на усталость в жаркие пыльные дни.


    Очень широкая автомагистраль, проходившая в Украине середины 19 века.Я представляю себе, что шоссе Смоленск-Москва, идущее от Бородино через Горький, выглядело примерно так.
    (Картина Владимира Орловского, 1883 г. с блога «Слава русской живописи»)

    Еще один пейзаж Крышитского конца XIX века. как выглядели дороги в России. Вы видите, насколько широки были даже второстепенные дороги между деревнями.Этот выглядит примерно 10-12 ярдов в ширину (при условии, что женщина на переднем плане ростом около 5 футов).

    Вверху: еще один вид песчаного стола с французской стороны, глядя на редут в правом верхнем углу. Это должен был быть Фоминко на переднем плане, который в моей первой битве за песчаным столом не горел, как я позже понял.


    5-я дивизия роты начинает наступление на Шевардинский редут, 15-мм модели расставлены колоннами.Поселок Фоминко в правом верхнем углу. Не спрашивайте меня, что голландская ветряная мельница делает в России, мне просто понравилось, как выглядят ветряные мельницы на моих диорамах. Это Наполеон и его сотрудники в правом нижнем углу, в том числе Рустам, его камердинер-мамлюк. С помощью стола с песком я также мог наносить взрывы ватных шариков на булавки над войсками, чтобы отмечать попадания; намного более аутентичный, чем цветные фишки для покера.

    Вверху, длинный взгляд на игру за песочным столом с французской стороны.Слева на переднем плане — Фоминко, а на левом фоне — Шевардино, с редутом в самом конце стола.

    И с российской стороны. Вы можете понять, почему меня отправили в гараж из-за этого хобби … пока у нас не появился дом намного большего размера.

    Сильные стороны Следующие боевые порядки 5-го числа Сентябрь получают из различных источников.Сильные стороны подразделения соответствуют Дигби Смиту, Джорджу Нафзигеру и Кристоферу Даффи. Смит признает, что его собственные списки взяты из вторичного источника (Fabry’s Campagne de Russe 1812 , 1903) и в некоторых случаях могут быть ошибочными. Он отмечает, что арифметика не всегда складывается. Последний парад штатов по приказу Наполеона состоялся 15 августа, за три недели до этого. По словам Смита, по Бородино истощение французской армии снизило их до 36-50% от их первоначального уровня еще в июне, когда они впервые пересекли Неман, в зависимости от корпуса. (Имперская гвардия пострадала меньше всего, а IV корпус — больше всего).я затем применили эти коэффициенты к расчетным силам французов, с которых они начали 25 июня.

    Для русских я не нашел реальной силы записи отдельных единиц. Я использовал общие оценки Нафцигеров и предположил, что в среднем 475 человек на пехоту. батальон и по 400 на кавалерийский полк.

    Итак, как обычно, ПЕЩЕРА РАЗМЕРА ПЛАНЕТЫ : Остерегайтесь цитировать этот источник в каких-либо академических целях. Они представлены для варгейминга и обсуждения.Я уверен, что вы не прислушаетесь к этому предупреждению, и, как большинство людей, просто переходите к информации. Как однажды сказал мне один из моих клиентов-инженеров по рекламе: «Ах! Нет ничего убедительнее графиков и таблиц!»

    Униформа Цвета: как со всеми моими OOB каждая ячейка в первом столбце имеет цветовую маркировку пальто цвет этого полка, второй столбец — цвет его основной облицовки (манжеты и перевороты).

    Флаги Где известно, я также выставлял полковой флаг для тот полк.Где я не мог найти информацию, или если полк не нашел несите флаги в поле, я оставил эту ячейку пустой. Все французские подразделения официально несли на вооружении «Триколор» 1812 года (показан в верхней части французской таблицы). Однако некоторые из них (и я не знаю какие), вероятно, все еще имели старую «алмазную» модель 1804 года. Не стесняйтесь комбинировать и комбинировать свои собственные модели армий.

    Командиры перечислены по их ближайшему подразделению или бригада. Общее командование с обеих сторон было хаотичным, так как Наполеон и Кутузов были только командуют дистанционно, а другие командиры часто идут на поводу у себя или отменяют друг друга.Наполеон отдал Мурату приказ занять позицию Шевардино, используя любые команды, но он не имел жесткого контроля над действиями дивизионных генералов.






    Ссылки

    NB: Поскольку я предпочитаю покровительствовать независимым книжным магазинам, особенно моему любимому, Powell’s Books в Портленде, штат Орегон, я связал каждый из этих источников с этим магазином. Powell’s не только поддерживает авторов (в том числе и я сам), но и имеет самый большой инвентарь вышедших из печати и подержанных книг в Соединенных Штатах.Их эффективность доставки также не уступает Amazon (и вам не нужно членство Prime за 119 долларов в год). В тех случаях, когда кажется, что у Powell’s нет названия, я связал его с (вздыхает) Amazon. Но если вы не в Соединенных Штатах или Северной Америке, я бы также посоветовал вам сначала покровительствовать независимому книжному магазину вашей страны / города, как мой старый фаворит, Фойлз, в Лондоне.

    Остин, Пол Бриттен, 1812: Марш на Москву , 1993, Greenhill Books, ISBN 1-85367-154-1
    Сборник воспоминаний сотен очевидцев всей первой половины вторжения Наполеона.

    Нафцигер, Джордж Ф., Вторжение Наполеона в Россию , 1988, Presidio Press ISBN 0-89141-322-7
    Чрезвычайно подробный и полезный рассказ и боевые порядки для всех майоров сражения Вторжения 1812 года.

    Pivka, Otto von, Armies of the Napoleonic Era , 1979, David & Charles, ISBN 0-7153-7766-3
    Отличный источник сведений о возможностях оружия и обмундировании всех штатов. Segur, Philippe de, Русская кампания Наполеона , 1824, Meredith Books (1980), ISBN 2221121704428
    Свидетельство очевидца всей катастрофы 1812 года , , хотя написано много лет спустя, так что это должно быть взят с щепоткой хлорида натрия (не хлорида ртути)

    Smith, Digby, Armies of 1812 , 2002, Spellmount, ISBN 1-86227-165-8
    Удивительно подробный OOB армии Наполеона и покомпонентный анализ его убывающей силы на протяжении всей кампании.Смит, доскональный исследователь военной истории, сам признает, что он зависит от истории Дж. Фабри, написанной в 1903 году, поэтому представляет некоторые из этих уровней силы с оговоркой.

    Ссылки в Интернете:

    Слава русской живописи, вдохновляющий источник для русских пейзажей XIX века. Полезно представить, как могли выглядеть пейзажи, села, заборы, ручьи и дороги во времена Бородино, а некоторые картины, помимо интересных, просто красивы.

    Микабередсе Александр, Приказ Русской Армии под Бородино

    Кровавый тупик под Бородино — Warfare History Network

    Джон Уокер

    К середине дня 7 сентября 1812 года русские войска потеряли контроль над земляными валами на своем левом фланге у Бородино. Оборонительная позиция, известная как Багратион флеши, несколько раз переходила из рук в руки в ходе жестоких боев в течение дня.

    Великая армия французского императора Наполеона и императорская армия русского царя Александра вели титаническую борьбу на дороге в Москву, в которой около 250 000 человек были вытеснены на территории площадью три квадратных мили вдоль реки Колоча. Компактная территория превратилась из мирных сельских пастбищ в ужасающий пейзаж, в котором тысячи убитых и раненых солдат лежали среди моря мертвых лошадей и разбитого снаряжения.

    Опорой русской обороны был Великий редут, который занимал центральное место в позициях императорской армии и оставался в руках русских.Если бы французы смогли захватить опорный пункт, это дало бы им возможность прорвать линию обороны русских и уничтожить армию фельдмаршала князя Михаила Кутусова.

    За два дня до финального сражения русская кавалерия вторглась во французскую пехоту, атакующую Шевардинский редут. Редут находился слишком далеко от главной линии русских, чтобы его можно было оборонять.

    После двух десятилетий войны, в которой Франция превратилась из страны в агонии гражданской войны в могущественную империю, к 1812 году она завоевала большую часть Европы.Наполеон ассимилировал Нидерланды и части западной Германии и северной Италии в сильное ядро, которое опиралось на различные государства-сателлиты и конфедерации, которыми управляли родственники и верные союзники. На политическом и экономическом фронтах Наполеон занимался правительственной структурой, которая объединяла бы его завоевания и приобретения и обеспечивала сохранение самой большой европейской империи со времен Древнего Рима.

    Главным препятствием на пути к такому решению была Великобритания, с которой Наполеон оказался втянутым в борьбу за глобальное морское и континентальное господство.Не имея возможности противостоять британцам в открытом море, Наполеон попытался разрушить их экономически, закрыв весь европейский континент для их торговли, тем самым обеспечив закрытый рынок для французской промышленности и сельского хозяйства. Континентальной системе Наполеона никогда не удавалось полностью предотвратить попадание британских товаров в материковые порты. В случае с Россией система вынудила страну наказать себя, начав экономическую войну.

    Пытаясь бороться с контрабандой товаров через северо-западное побережье Германии, Наполеон в декабре 1810 года аннексировал ганзейские города и герцогство Ольденберг, которым управлял тесть сестры царя Александра Великой княгини Екатерины Павловны. .Эти действия привели в ярость царя, который в ответ издал указ, который подтвердил право России держать свои порты открытыми для судов из нейтральных стран и ввел дополнительные импортные пошлины на французские предметы роскоши и вина, ввозимые в Россию. Этот указ, хотя и не явное объявление войны, по сути вывел Россию из имперской системы Наполеона в то время, когда он был способен собрать армию численностью почти миллион человек.

    Наполеон в январе 1812 года аннексировал шведскую Померанию.Хотя Швеция и была союзником Франции, двумя годами ранее Швеция избрала одного из офицеров Наполеона, маршала Жан-Батиста Бернадота, наследным принцем и наследником их бездетного короля Карла XIII. Швеция находилась в состоянии войны с Россией еще в 1809 году, но эта новая аннексия отбросила ее в российский лагерь, о чем свидетельствует подписание Бернадоттом договора о дружбе с Александром в апреле 1812 года. Новый договор обеспечил безопасность северного фланга России на случай войны с Россией. Франция. В следующем месяце Александр подписал мирный договор с Османской империей, положивший конец шестилетней войне между двумя соперниками и обеспечивший безопасность южного фланга России.

    Опасаясь вторжения русских в Варшавское герцогство, Наполеон приказал рассредоточенным армиям двигаться на восток в сторону Пруссии и Восточной Польши, очевидно полагая, что крупномасштабное повторение его кампании 1807 года не повлечет за собой большого риска. Поскольку по обе стороны польской границы происходило огромное военное наращивание, Наполеон планировал выставить армию, достаточно большую, чтобы запугать Александра или, если это не удалось, заставить его подчиниться быстрым ударом. Однако чрезвычайные дамбы в начале 1812 года, собравшие 400 тысяч новобранцев-крестьян, вкупе с глубоко укоренившимися военными и социальными реформами, превратили царскую армию в гораздо более грозную армию, чем французы в Центральной Европе в 1805 и 1807 годах.Когда война стала свершившимся фактом, 21 апреля 1812 года Александр покинул Санкт-Петербург и направился к главной базе своей армии в Вильно, но через несколько недель вернулся в свою столицу, мудро позволив своим командирам проводить все последующие операции.

    Маршал Михаил Кутузов ведет военный совет в крестьянской избе. Царь Александр, ненавидевший пожилого полководца, назначил его главным командующим, поскольку он пользовался широкой популярностью среди русских людей и солдат.

    Пообещав вернуться через два месяца, что было слишком оптимистичным ожиданием, Наполеон отправился на фронт 29 мая, оставив императрицу Марию Луизу и их маленького сына с ее отцом, австрийским императором Франциском II, и 23 июня достиг берегов реки Неман. .Предпочитая не отталкивать своих упрямых союзников из Пруссии и Австрии, Наполеон намеренно не останавливался в Варшаве. В конце 18 века Австрия, Пруссия и Россия разделили Польшу. Хотя 90 000 поляков служили в Великой армии, Наполеон не собирался помогать своим польским союзникам воссоединить их нацию. В Европе, контролируемой Францией, такие мечты должны остаться невыполненными.

    Решимость Наполеона выставить такие огромные силы, которые включали в себя кавалерийский корпус численностью 40 000 человек под командованием маршала Иоахима Мюрата, который использовался в качестве мобильного острия, не только привела к величайшей проблеме с кормом в истории войны, но и диктовала сроки. начала кампании.Наполеон вторгся в Россию с более чем 200 000 лошадей. Его огромной армии требовалось 30 000 лошадей для артиллерии, 80 000 для кавалерии и 90 000 для обозов. В эшелоне снабжения было достаточно провизии, чтобы поддерживать 600-тысячную армию на вражеской территории в течение 40 дней.

    Средства, достаточные для того, чтобы прокормить такое количество лошадей, превосходили возможности армии. Скот придется кормить новым урожаем сена и овса на восточном марше, который не будет готов к сбору урожая не раньше конца июня.«Мы были вынуждены косить траву на лугах, а когда ее не было, собирать кукурузу, ячмень и овес, которые только что прорастали», — писал полковник Жан Булар из артиллерийского корпуса Имперской гвардии. Это не только уничтожило урожай, но и поставило под угрозу здоровье лошадей, поскольку не обеспечивало их питанием, необходимым для маршей.

    Кормленные незрелым ячменем, овсом и даже гнилой соломой, взятой с соломенных крыш крестьянских хижин, обезвоженные лошади быстро заболели сильными коликами и дизентерией и начали гибнуть тысячами.Яркий Мюрат, казалось, больше заботился о своей сложной униформе, чем о надлежащем уходе и кормлении своих животных.

    Страдая множеством болезней, французский император Наполеон наблюдал за битвой со складного походного кресла.

    Солдаты La Grande Armée начали страдать от нехватки продовольствия и пресной воды задолго до того, как 24 июня 1812 года они начали переходить реку Неман в Россию. По мере того, как запасы продовольствия истощались, войска в передовых колоннах начали опустошать сараи и конюшни, собирать урожай и грабить крестьянские дома.Фельдмаршал принц Майкл Барклай де Толли, военный министр России и командующий Первой Западной армией, быстро начал проводить политику выжженной земли. В результате французские последующие подразделения находили только заброшенные деревни, разоренные поля и отравленные колодцы. Карательные марши по примитивной дорожной системе в обжигающей жаре и удушающей пыли, прерываемые ледяными ливнями, превратившими дороги в грязные болота, оставляли тяжелые фургоны с припасами далеко позади. По мере продвижения на восток колонны Наполеона неуклонно теряли людей и лошадей из-за жажды, голода и истощения.

    Наполеон без боя занял Вильно 28 июня. В то время его внимание было сосредоточено на предотвращении союза Первой Западной армии Барклая и Второй Западной армии генерала князя Петра Багратиона. Но, поставив своего неопытного брата, принца Жерома Бонапарта, под командование 80 000 войск, он потерял возможность для быстрой победы. У принца Жерома и маршала Луи Даву был шанс заманить в ловушку армию Багратиона в начале кампании, но неуклюжесть Жерома позволила Багратиону бежать. Наполеон отругал Иеронима за его некомпетентность, а его брат подал в отставку и уехал в свой дом в Вестфалии.21 июля Первая Западная армия Барклая и Вторая Западная армия Багратиона объединились.

    Наполеон надеялся настигнуть русских на открытой местности и уничтожить их, но они продолжали отступать. Он преследовал их через Дриссу, Полоцк и Витебск. Французский император догнал арьергард объединенной русской армии у обнесенного стеной Смоленска. После двух дней боев, в которых город был сожжен, объединенная русская армия продолжила отступление. На тот момент французы находились в 310 милях от Москвы.Одержимость Наполеона достижением решающей победы и относительно небольшое расстояние, остававшееся до Москвы, вынудили его продвигаться на восток, несмотря на то, что его линия снабжения была растянута далеко за пределы предела.

    Русское население, армия, дворянство и царь Александр, однако, устали от непрерывного отступления, и теперь, когда Барклай и Багратион объединили свои силы, возникло всеобщее желание встать и сражаться. Русские защитники были глубоко религиозными, безграмотными крепостными, призванными на всю жизнь в армии.Они предпочли сражаться насмерть, чем сдать пядь священной русской земли.

    Барклай был возмущен русскими аристократическими офицерами как балтийский немец, а не настоящий русский. Чтобы уменьшить трения, беспокоящие высшее командование его армии, Александр назначил 67-летнего ветерана Кутусова главнокомандующим, оставив Багратиона и Барклая на их нынешних должностях. Армия и народ были в восторге. Кутусов присоединился к армии 29 августа во время похода на восток и искал хорошую позицию для противостояния французскому джаггернауту.

    3 сентября Кутусов прибыл в Бородино, небольшую деревню на Новой Смоленской дороге к северу от реки Колоча. Он проинспектировал и быстро утвердил позицию, предложенную одним из своих помощников, которая позволила бы ему развернуть всю свою армию по обе стороны Новой Смоленской дороги за защитой крутых берегов реки Колоча. Вскоре тысячи ополченцев вырубали леса, возводили земляные работы и демонтировали целые деревни, чтобы обезопасить поля для огня.

    Кутусов считал, что Наполеон продвинется на восток по Новой Смоленской дороге в сторону Москвы.Утром 4 сентября генерал начал свою диспозицию, приказав построить несколько групп несвязанных редутов вдоль линии. Самым впечатляющим из этих опорных пунктов был Великий редут, или Раевский редут, усеянный 12-фунтовыми полевыми орудиями, расположенный к юго-востоку от села Бородино.

    Уважаемый генерал приложил немало усилий для укрепления своего правого крыла, которое защищала Первая Западная армия Барклая. Инженеры Barclay руководили строительством прочных земляных валов вокруг села Маслово.Кутусов поручил меньшей 2-й Западной армии Багратиона удерживать преимущественно открытую территорию на левом фланге. Его войска заняли Шевардинский редут, который представлял собой опасно уязвимую передовую позицию. Кутусов разместил свой командный пункт в деревне Горки, которая находилась в миле от Бородино.

    По часовой стрелке сверху слева: Петр Багратион; Майкл Андреас Барклай де Толли; Жером Бонапарт, бездарный брат Наполеона; и Эжен де Богарне, бесстрашный пасынок Наполеона. Багратион желал решительного сражения с французами, тогда как де Толли выступал за фабианскую стратегию.

    К полудню 4 сентября русская линия пролегала по диагонали на пять миль от Маслово в районе слияния рек Колоча и Московская до села Шевардино. Хотя армия Барклая заблокировала Новую Смоленскую дорогу на северном конце поля боя, Старая Смоленская дорога в трех милях к югу пролегала без защиты за левым флангом Багратиона. Эта дорога резко врезалась за левым крылом русских с запада, чтобы соединиться с главной дорогой, ведущей в Москву, за российскими позициями. Если Наполеон быстро двинется на восток по Старой Смоленской дороге и повернет русских налево, он сможет обойти всю армию Кутусова и отрезать ей путь для отхода в Москву.

    Авангард маршала Мюрата прибыл к западу от Бородино утром 5 сентября. Он развернулся в рамках подготовки к наступлению на Шевардинский редут. Обнаружив, что русские готовятся к бою, Мюрат немедленно уведомил Наполеона, прибывшего в полдень для разведки позиций противника. Император пришел к выводу, что правое крыло России было практически неприступным, в то время как открытая территория к югу от Новой Смоленской дороги открывала лучшие перспективы. Польский V корпус, которым руководил маршал князь Йозеф Понятовский, прибыл по Старой Смоленской дороге для поддержки наступления.Располагая достаточными силами, Наполеон решил атаковать левое крыло русских.

    В ответ на мольбы своих подчиненных исправить свои ошибочные позиции 5 сентября Кутусов приказал левому крылу русских отойти на восток на новую линию, которая будет проходить на юг от Бородино до села Утица на Старой Смоленской дороге. Шевардинский редут останется укомплектованным. Его целью было задержать наступление французов. Он приказал вывести из резерва 3-й гвардейский корпус генерала Николая Тучкова вместе с 1500 казаками и 7000 ополченцев на Старом Смоленском тракте к югу от Утицы и развернул четыре полка егерей в лесной местности справа от Тучкова, укрепив свою новую линию между Новая и Старая Смоленская дороги.Однако Кутусов настаивал на сохранении и II корпуса генерал-лейтенанта Карла Багговута, и IV корпуса генерал-лейтенанта Александра Остермана-Толстого на их исходных позициях на правом фланге, где он все еще ожидал удара Наполеона.

    Острие русской обороны, недостроенный Шевардинский редут, к тому времени превратился в обособленный выступ. Наполеон приказал Даву немедленно ликвидировать его с подручными войсками. Чтобы захватить редут, который несколько раз переходил из рук в руки и был уничтожен огнем французской артиллерии, потребовалось семь часов и 35 000 солдат, что привело к потерям в 6000 русских и 4500 французов.Понимая, что положение стало несостоятельным, Барклай приказал выжившим в ночь с 5 на 6 сентября отойти к новой линии Багратиона.

    Обе армии использовали 6 сентября, чтобы окончательно расставить свои силы перед надвигающейся битвой. После 10 недель маршей и перестрелок солдаты обеих армий рвались к битве и осознавали, насколько высоки ставки. Торжественный крестный ход с участием Кутусова и его посоха, православных священнослужителей и чтимой иконы Смоленской Богородицы прошел в российских рядах.Однако на французской стороне такого события не было, учитывая, что многонациональная армия Наполеона была почти полностью светской.

    В последнюю минуту Кутусов также приказал построить три дополнительных земляных вала на возвышенности к западу от станицы Семеновская, в миле к югу от Большого редута, которая станет известна как Багратионские флеши. Каменистая почва и нехватка инструментов препятствовали продвижению русских. Когда на следующее утро боевые действия возобновились, они еще не закончили строительство флешей.

    После того, как размещение Наполеона к югу от главной дороги и захват Шевардинского редута свели на нет любые возможные наступательные действия русских, Кутусов решил перейти в оборону и нанести сокрушительные потери атакующим. Что касается Наполеона, он намеревался избивать слабых русских левых, пока не будет достигнут прорыв.

    Несмотря на то, что он страдал от сильной простуды и рецидивирующей инфекции мочевого пузыря, Наполеон поднялся в 3 часа ночи 7 сентября на свой командный пункт на холме за разрушенным Шевардинским редутом.Сидя на складном походном кресле, Наполеон мог видеть все поле битвы и построил свой элитный корпус Имперской гвардии, 18 500 человек, рядом и позади него, в безопасном месте вне досягаемости артиллерии. Когда в 6 часов утра 102 французских орудия открыли огонь по левым и центральным русским, укомплектованным 2-й армией Багратиона, они получили тот же ответ со стороны русской артиллерии, и бои под Бородино возобновились. Камыши и кусты на реке Колоча кишели русскими егерями. Позади них на возвышенности были развернуты массированные шеренги русской кавалерии и пехоты перед редутами, на парапетах которых сияли ярко отполированные бронзовые пушки.За редутами можно было увидеть более крупные отряды войск.

    Кутусов разместил свои 120 000 регулярных войск в глубоких узких колоннах, поддерживаемых большим скоплением артиллерии. Им противостояли 103 800 человек Великой армии. У французов было 587 орудий, а у русских — 640 орудий.

    Армия Кутузова насчитывала 10 000 казаков и 31 000 ополченцев. Войска ополчения в боевых действиях участия не принимали. Их задача заключалась исключительно в удалении раненых и формировании кордона за линией фронта, чтобы не допустить дезертирства.Отвергая предложение Даву обойти слабые русские левые, Наполеон вместо этого приказал 1-му корпусу Даву атаковать прямо перед обороной противника. Ответственность за фланговый маневр лежала на корпусе Понятовского, который был развернут южнее по старой дороге.

    Войска обеих сторон подверглись массированному артиллерийскому обстрелу в ожидании начала боя. Французские орудия обстреливали русские позиции, особенно земляные валы, поднимая облака пыли, которые, смешиваясь с дымом от обороняющихся орудий, создавали впечатление огромного бурлящего моря.

    С 18 орудиями, стреляющими с максимальной скоростью, Великий редут напоминал извергающийся вулкан. Генерал-майор принц Евгений Богарне, вице-король Италии, чей 4-й корпус удерживал французские левые против села Бородино и Большого редута, быстро занял Бородино после того, как сметал с лица земли три батальона передовых лейб-гвардии егерей, потерявших половину своих людей в коротких боях. . Еще две дивизии Евгения переправились через Колочу, но контратака русских отбросила их обратно через реку.

    Тем временем маршал Даву начал ожесточенный штурм самой южной флеши Багратиона. Даву отправил в общей сложности 22 000 солдат из трех дивизий, которые развернулись в бригадные бригады. Это были II дивизия генерал-майора Луи Фриана, IV дивизия генерал-майора Жозефа-Мари Дессе и V дивизия генерал-майора Жана Компанса. Им противостояли три дивизии, входившие в VIII корпус генерал-лейтенанта Михаила Бороздина. Русские, которые были в меньшинстве, понесли значительные потери от разрушительного огня французской артиллерии.

    Ротная дивизия, возглавляемая знаменитым 57-м линейным пехотным полком и 30 орудиями, двинулась вперед и быстро растворилась в пыли, дыме и тумане. Французские вольтижеры отмахнулись от русских стрелков. Выйдя из леса на дальнем берегу Колочи и приблизившись к самой южной флеше, русские орудия нанесли удар по 57-й линии. «Внезапно с этой мирной равнины и безмолвных холмов были видны потоки огня и дыма, за которыми последовало множество взрывов и свист пуль, разрывающих воздух во всех направлениях», — написал Бриг.Генерал Филипп Поль де Сегюр. Компанс был ранен в плечо и не мог продолжать командовать своими войсками.

    Увидев неразбериху, Даву, известный как Железный маршал, принял командование. Он повел вперед 57-й линейный полк только для того, чтобы его лошадь выстрелила из-под него. Он так сильно упал на землю, что его люди поверили, что он мертв. Генерал Джин Рэпп прибыл, чтобы заменить его, только чтобы найти Даву живым и снова командующим 57-м полком, захватившим земляные укрепления, хотя и временно.Рапп, один из самых доверенных помощников Наполеона, возглавил 61-й линейный полк и был ранен.

    Южнее Понятовский атаковал Утицу, лесные склоны и леса, прилегающие к этой деревне и к северу от нее. Его усилиям способствовала переброска некоторых русских частей в этом секторе на находящиеся в тяжелом положении флеши на севере. Кутусов направил две дивизии из корпуса генерала Карла Густава фон Багговута для усиления войск Тучкова, стоявших между Понятовским и русскими тылами.Тучков погиб в нерешительных боях в Утице и вокруг нее, где поляки, наконец, оказались, несмотря на доблестные усилия, неспособными совершить прорыв. Истощенный корпус Понятовского провел остаток дня в бесплодной битве на истощение на Старой Смоленской дороге и в лесах к северу от нее.

    Яростная контратака русских вскоре вытеснила французов с южного флеша. Тем не менее, второй штурм был быстро начат. Раппа, который возглавлял подразделение Compans, поддерживало подразделение Дессе и элементы Maj.VII корпус генерала Жана Жюно. Тем временем дивизия генерал-майора Франсуа Ледрю третьего корпуса маршала Мишеля Нея атаковала ближайший второй флеш. Батальон гренадеров готовился к атаке на каждой флеше. Еще семь батальонов были переброшены колоннами в тыл.

    Французы захватили оба редута в ожесточенных схватках. Хлипкие земляные парапеты рассыпались под ураганом снарядов французской артиллерии. В стесненных условиях, делающих перезарядку загрязненных мушкетов практически невозможной, пехотинцы с обеих сторон прибегли к штыкам.Командующий 2-й объединенной гренадерской дивизией генерал-майор князь Михаил Воронцов был ранен в боях. К 8:30 его подразделение было уничтожено. Из его 4000 солдат 3700 были убиты, ранены или пропали без вести.

    Даву овладел двумя передовыми флешами Багратиона. Первоначально французы не заметили третьего флеша на северо-востоке. Багратион быстро повел контратаку, изгнав французов. Но маршал Ней, который командовал тремя дивизиями общей численностью 10 000 человек и при поддержке 7 000 вестфальцев Ледру, отвоевал ключевые позиции.В отчаянии Багратион обратился за помощью к Барклаю, а не к Кутусову. К его чести, Барклай отреагировал в течение часа, направив три гвардейских полка, три кирасирских полка, восемь гренадерских батальонов и 36 орудий для поддержки Багратиона.

    Пехота противника сражается штыками и забитыми мушкетами за контроль над ключевой позицией. Лобовые атаки французов на устойчиво защищенные полевые укрепления привели к большим потерям.

    Флеши оказались смертельной ловушкой для французов.Это были простые земляные работы, которые были открытыми сзади и имели валы не более шести футов в высоту. Как только французы взяли их, они оказались перед многочисленными линиями русских войск. И только после того, как они взяли вторую флешу, французы поняли, что это была третья флеш. Пока русские орудия обстреливали французские ряды, генерал-майор Дмитрий Неверовский возглавил свою 23-ю пехотную дивизию в контратаке, которая отбросила французов от флешей. Французы собрались для нового штурма.Обе стороны вводили подкрепление в бой. Атаки французов и контратаки русских сменяли друг друга одна за другой, в результате чего тысячи убитых и раненых людей и лошадей были разбросаны по покрытому дымом полю.

    Наполеон оставался у Шевардинского редута на протяжении всего сражения. «Каждый раз, когда я возвращался с одной из своих многочисленных миссий, я обнаруживал, что он сидит там в одном и том же положении, следит за всеми движениями в свой карманный телескоп и с невозмутимым спокойствием отдавал приказы», ​​- писал полковник Луи Лежен, французский помощник. лагерь.

    После развертывания различных пехотных и кавалерийских корпусов для сражения, Кутусов почти весь день оставался на своем командном пункте под Горками, не видя поля боя, и лишь высвобождая резервы, когда требовалось. Это оставило Барклая и Багратиона, которые были достаточно компетентны для ведения оборонительного сражения, в котором ни одна из сторон не предпринимала никаких больших маневров, приступить к боевым действиям.

    Когда поздно утром французы снова овладели всеми тремя флешами, Багратион сплотил свои войска для последнего усилия и повел их внутрь.Контратака удалась, но в момент триумфа Багратион получил осколок снаряда в ногу и нанес смертельное ранение. Его войска упали духом, и следующая французская атака окончательно очистила русских от флешей, отбросив их обратно через овраг Семеновки к руинам станицы Семеновской, где под французскими бомбардировками рушились дома.

    «Нет слов, чтобы описать горькое отчаяние, с которым наши солдаты бросились в бой», — писал Иван Любенков, русский капитан.«Это была битва между свирепыми тиграми, а не людьми, и как только обе стороны решили победить или умереть на месте, они не прекратили сражаться, когда их мушкеты сломались, а продолжили, используя окурки и мечи в ужасных рукопашных схватках. рукопашный бой ». Французы направили 40 000 пехотинцев и 11 000 кавалеристов, чтобы захватить флеши.

    К полудню оба командира задействовали большую часть своих резервов. Перебросив 4-й корпус Остермана-Толстого из своего правого крыла, которому не подвергались никакие помехи, чтобы укрепить центр и левый фланг, Кутусов согласился отправить объединенные кавалерийские силы на север через реку Колочу в небольшом рейде, чтобы преследовать левый и тыл Евгения.Этот отряд, состоящий из казаков графа Матвея Платова и регулярного кавалерийского корпуса генерала Федора Уварова, насчитывал 8000 человек и дюжину пушек. Разрушительные атаки Платова на французский обоз и Уварова на пехотные ряды Евгения мало что дали. Кутусов счел их обоих неудачниками. Внезапное появление вражеской кавалерии рядом с обозом снабжения и штабом Юджина, когда он готовился к атаке на Большой редут, побудило обычно невозмутимого командира отложить атаку.Он отправил 17 кавалерийских полков, чтобы справиться с неожиданной угрозой. Русскому конному набегу удалось отсрочить атаку Евгения на Большой редут на два часа. Это дало русским время перегруппироваться и укрепить свое потрепанное левое крыло.

    Наполеон решил бросить вес Grande Armée на левый фланг русских. В решающий момент Наполеон не хотел отдавать свою Императорскую гвардию.

    Защитниками Великого редута командовал генерал князь Николай Раевский.«Мы сами построили эти батареи, — писал Раевский. «Офицер-сапер посоветовал нам выкопать серию волчьих ям за 150 метров до редута, так как позиция могла быть захвачена кавалерией. Мы сделали это, и теперь нам оставалось только ждать врага ».

    Четырехсторонний земляной Великий редут, несмотря на то, что он был построен на скорую руку, был, тем не менее, грозным. Великий редут, воздвигнутый на 200-ярдовом холме, обращен на запад. Он состоял из двух плеч длиной 70 ярдов, которые пересекались под углом 90 градусов в центре русской линии фронта.Редут был расширен укреплениями до флангов. В отличие от флешей, Великий редут имел защиту в задней части, состоящую из двойного деревянного частокола с внутренней стеной восьми футов высотой и внешней стеной шести футов высотой.

    VII корпусу Раевского была поставлена ​​задача защищать Великий редут и часть русской линии слева от него, но когда бои развернулись дальше на юг, ему пришлось отправить войска на помощь Тучкову. Когда Евгений начал свою первую атаку на Большой редут, Раевский командовал двумя пехотными дивизиями, шестью егерскими полками и 18-орудийной артиллерийской бригадой.Основная масса егерей была размещена в боевом порядке на фронте редута, в то время как две пехотные дивизии и 19-я егерская дивизия стояли рядом и в тылу, готовые к контратакам против французов. После разрушительного артиллерийского обстрела, нанесшего ужасающие потери защитникам как внутри, так и за пределами Великого редута, Юджин послал с северо-запада одну дивизию под командованием генерала Жана-Батиста Брюссье, которая была быстро отражена.

    Генерал Шарль Антуан Моран предпринял вторую попытку, и на этот раз солдатам его 30-го линейного полка удалось взобраться на подходы, пройти через амбразуры и войти в Большой редут, что вынудило Раевского временно покинуть свой командный пункт.Тем не менее, поскольку большая часть 30-й линии все еще сражается снаружи, неподдерживаемые атакующие Морана внутри заводов столкнулись с неизбежной контратакой в ​​одиночку. Русские вскоре отвоевали Великий редут, хотя и дорогой ценой. В контратаке погиб высокопоставленный командующий русской артиллерией генерал Александр Кутайсов. Кутусов не заменил Кутайсова, а это означало, что превосходство россиян в этой руке так и не было реализовано до конца дня.

    Когда его продвижение застопорилось, Евгений рано утром переправился обратно на северный берег реки Колоча, чтобы поддержать войска, атакованные вражеской кавалерией, и подготовить свои три дивизии к следующему штурму Великого редута.Отвод IV корпуса, однако, оставил только II кавалерийский корпус генерала Луи-Пьера Монбрена, чтобы заполнить большую брешь на французской линии, где они пострадали от массированного артиллерийского огня, который сильно поредил их ряды и подорвал их боевой дух. 3-й кавалерийский корпус маршала маркиза Эммануэля де Груши был послан, чтобы перебить любую русскую пехоту в этом районе, но потерпел неудачу, когда русские отступили на площади. После того, как солдаты Груши вернулись на свои позиции, французы удвоили артиллерийский обстрел.В результате обстрела погибли и были искалечены тысячи людей и лошадей в плотно укомплектованных русских рядах.

    С сомнительным прорывом на обоих флангах французы могли добиться победы только в центре. Расположенная примерно на русской линии между Большим редутом и флешами и уже сожженная и практически разрушенная, станица Семеновская была разрушена французским артиллерийским огнем. Кавалерия Мюрата ринулась, чтобы нанести потенциально решающий удар. Хотя тысячи русских гренадеров в деревне бились насмерть, наступление французов выбило их из горящей деревни.

    На короткое время армия Кутусова разделилась на две части. Даву, Мюрат и Нея обращались к Наполеону с призывом передать Императорский гвардейский корпус. Но Наполеон не был склонен вводить гвардию так глубоко на вражескую территорию. Он считал необходимым сохранить его для будущих действий. В результате шанс на победу был упущен. Наполеон также не смог оптимально использовать конницу Мюрата. Не получив приказа использовать брешь в тылу врага, российские подкрепления отбросили их из района станицы Семеновской.Кавалерия оставалась неподвижной в течение нескольких часов, в течение которых она понесла большие потери, в том числе потерю Монбрена от русского артиллерийского огня. Русские подтянули больше резервов и закрыли брешь, что позволило русской линии остаться нетронутой.

    Наполеон прибывает в Москву и находит ее горящей и лишенной припасов. Ему не удалось уничтожить русскую армию и он сильно недооценил политическую решимость царя Александра.

    В 14:00 Юджин начал массированную, скоординированную атаку пехоты и кавалерии как по фронту, так и по флангам бесформенного Великого редута, отправив в лобовую атаку три пехотные дивизии, в то время как французская тяжелая кавалерия атаковала слева и справа.Половина корпуса Остермана-Толстого, посланного с правого фланга, и 24-я пехотная дивизия генерал-майора Петра Лихачева заняли редут. В суматохе генерал-майор Огюст де Коленкур, командующий 2-м кавалерийским корпусом, попытался провести французских кирасиров в тыл редута, но был подбит пушечным ядром, когда ожесточенный огонь русских прервал его атаку.

    Бригадный генерал Иоганн фон Тильман, командующий саксонской тяжелой кавалерийской бригадой, вел восемь саксонских и два польских кавалерийских эскадрона в тыл редута.Его офицеры и сержанты загнали своих лошадей через полуразрушенные бойницы в бурлящий котел, где французские кавалеристы и русские пехотинцы вели серьезную борьбу. Когда французская пехота хлынула через бруствер, Лихачев попал в плен, защитники были уничтожены, а Великий редут безвозвратно потерян.

    «Редут Раевски и окружающая его территория представляли собой нечто, превосходящее самые ужасные ужасы, о которых можно только мечтать», — писал лейтенант Х. Брандт из Вислинского легиона, входившего в состав Французской молодой гвардии.«Подходы, канавы и сами земляные валы исчезли под количеством мертвых и умирающих средней глубиной от шести до восьми человек, навалившихся друг на друга».

    Собрав всех измученных всадников, которых он смог найти, Юджин попытался продвинуться вперед, чтобы воспользоваться падением Великого редута. Хотя французская кавалерия понесла ужасные потери при штурме редута, а ее лошади были в ужасном состоянии, они все же значительно превосходили своего противника численностью. Поэтому Барклай задействовал оставшиеся кавалерийские резервы, в том числе элитные кавалеристы-гвардейцы, которые, наконец, оттеснили французскую кавалерию после двух часов беспорядочного боя.Русская пехота образовала квадраты, когда французские кавалерийские эскадры штурмовали их новую линию. Не имея дополнительных резервов и Наполеон по-прежнему отказывался направить гвардию, грозный принц Евгений не смог добиться чего-либо большего.

    Услышав о падении Великого редута, Понятовский в 16:00 предпринял еще один наступление на правое крыло французов, захватив деревню Утица и холм, на котором она стояла, и через час остановился, в то время как защитники отступили к своей основной линии.К 17.00 Бородинская битва почти закончилась. Обе армии были окровавлены и истощены. Великая армия Наполеона приблизилась к позициям русских в начале битвы. Силы Барклая, разбитые, но не сломленные, отступили лишь на небольшое расстояние к востоку, к следующему гребню. Вряд ли Наполеон желал такого результата. Слишком утомленные, чтобы преследовать, французы вернулись к своим первоначальным линиям.

    Самая кровопролитная битва наполеоновской эпохи закончилась изнурительным тупиком, ни один из командиров не достиг своих целей.Цена порочности Кутусова была ошеломляющей. Он потерял 43 000 человек, что вместе с потерями ранее при Шевардино составило треть его армии. Когда он осознал масштабы своих потерь и что Наполеоновская имперская гвардия не была нанесена, Кутусов приказал отступить в сторону Москвы. Что касается Grande Armée, то она потеряла 27000 человек. Когда русские отступили, Наполеон решил не предпринимать серьезных попыток преследования.

    Наполеон прибыл в Москву 14 сентября и обнаружил, что город лишен припасов и в котором проживает лишь треть его населения, составляющего 270 000 человек.Русские хулиганы с молчаливого одобрения губернатора города в ту ночь подожгли город. Пожар уничтожил большую часть города, оставив Grande Armée без жилья, чтобы защитить его от суровой русской зимы.

    Пока Кутусов перегруппировывал и перестраивал свою армию к югу от города, Наполеон ждал пять недель капитуляции, которая так и не наступила. Александр боялся, что его дворяне убьют его, если он сдастся. С приближением зимы, когда ни одна из его целей не была достигнута, Наполеон воспользовался лучшим вариантом, который оставался для него, а именно приказал общее отступление.19 октября Grande Armée вышла из города, чтобы начать 800-мильный отступление к реке Неман.

    Хотя Наполеон мудро выбрал путь отхода, ведущий на юго-запад в сторону Калуги, Кутусов предвидел этот шаг. Сообразительный русский командующий развернул свою армию, чтобы заблокировать отступление. После того, как один из наполеоновских офицеров сообщил ему, что для вытеснения русских потребуется еще одно сражение в масштабе Бородино, французский император отвел свою истощающуюся армию, к тому времени сократившуюся до 90 000 человек, на разграбленный путь, по которому он шел, чтобы добраться до Москвы.

    Когда в первую неделю ноября разразилась русская зима, отступление зараженной тифом Grande Armée превратилось в марш смерти. Голодающие французские солдаты зарезали своих лошадей, оставив кавалерию без верховых животных, а армию в целом без пушек и фургонов с припасами. Кошмарные условия привели к повсеместному падению дисциплины и морального духа. Единственным подразделением, сохранившим сплоченность во время отступления, был Корпус Имперской Гвардии.

    Отступление Grande Armée, которое характеризовалось сильными страданиями и жестокостью в невыносимых зимних условиях, остается одним из определяющих образов наполеоновской эпохи.Катастрофа в России вынудила оставшихся союзников Наполеона повернуться против него и в конечном итоге привела к его отречению от престола и изгнанию на Эльбу.

    Рассказ опубликован в журнале «Военное наследие». Нажмите, чтобы подписаться ЗДЕСЬ.

    Военная история России от Ивана Грозного до войны в Чечне — História das Relações Internacionais I

     до
    Наполеон, когда Австрия предприняла еще одну тщетную попытку сломить наполеоновскую
    весной 1809 года. Наполеон снова продемонстрировал свое мастерство в
    Австрийцы, оккупировавшие Вену, а затем разгромившие австрийскую армию на
    Битва при Ваграме.Хотя Россия была обязана участвовать в качестве французского
    союзник, он ограничился половинчатым вмешательством, чтобы держать поляков в
    контроль. Континентальная система Наполеона также противоречила естественной
    экономические интересы, которые сделали его давним торговым партнером
    Великобритании. Наконец, видение Европы Наполеоном не включало
    разделение гегемонии с любой властью, только его личное господство. An
    независимая Россия была, в конце концов, невыносима, и Наполеон решил
    вторгнуться.
    100 Военная история России
    Третий раунд
    Россия подготовила себя к войне с Францией серией реформ.Ранее Александр заменил училища Петра Великого на европейские.
    стиля министерств, но переход от военного училища к военному министерству сделал
    небольшая практическая разница. Настоящая реформа началась при Барклае де Толли,
    Ливонцы шотландского происхождения в настоящее время находятся на русской службе. Военный министр в
    1810 г. Барклай-де-Толли импортировал часть организационных
    схемы в России, в том числе организация стабильного корпуса инкорпорированного
    рейтинг всех родов войск - пехотных дивизий, кавалерии и артиллерии -
    и способен к самостоятельным действиям.Кроме того, он усилил персонал.
    работа и планирование, уделяя особое внимание меткости в войсках.
    Он перестроил хаотичную центральную военную администрацию России, разделив ее
    в конкурирующие и пересекающиеся вотчины. Военное министерство собрало
    новобранцы, припасы и деньги; распределение этих ресурсов и ком-
    Манд в поле находился с полевыми армиями и их командирами. Этот
    разделенная система была разработана для военного времени, поскольку враждебные намерения Наполеона
    дела становились ясными. Централизации все еще было мало; индивиду-
    Все командиры полевых армий России не подчинялись никому, кроме царя.По мере приближения войны у России было три армии, защищавшие свою западную границу.
    1-я 100-тысячная армия под командованием Барклая-де-Толли прикрывала северную
    сектор: 2-я 50-тысячная армия Багратиона находилась южнее. юг
    от обоих лежат Припятские болота, огромное болото лесных и
    болотистая местность, по которой практически невозможно пройти. 3-я Западная армия
    держал границу к югу от болот и играл небольшую роль в
    приближающаяся кампания. Эти силы были затмины армией вторжения
    Собрался Наполеон, крупнейший на тот момент в истории.Начальная сила
    было 400 000 человек, позже увеличилось до 600 000. Логистические требования
    были соответственно огромны. Наполеон тащил людей, лошадей и подкрепление.
    летит со всех концов его европейской империи, чтобы собрать необходимые ресурсы.
    На самом деле только меньшинство сил вторжения было французским, поскольку
    Наполеон принес свою французскую национальную армию в жертву требованиям
    вторжение в Россию. Размер России оставил Наполеону несколько стратегических вариантов. В качестве
    к югу от Припятских болот атаковать нечего, единственное
    вопрос заключался в том, продвигаться ли на северо-восток к С.Петербург или восток до Мос-
    корова. Наполеон надеялся снять вопрос, сокрушив российский
    армии в решающей битве на границе, что позволило ему
    поселения ему нужно было стать явным хозяином Европы.
    Нашествие Наполеона началось в ночь с 23 на 24 июня 1812 года.
    намеревался продвинуться на северо-восток через территорию современной Литвы, затем повернуть
    на юг, чтобы сокрушить обороняющиеся русские армии от Припятских болот,
    давая ему победу в течение месяца. Его российские оппоненты не пошли на сотрудничество.
    стирать.Вопреки более поздним представлениям, стратегия России не была преднамеренной.
    попытка втянуть Наполеона в глубины России. Вместо этого Наполеоновские
    Наполеоновские войны 101
    Авангард проехал между Барклаем-де-Толли и Багратионом. Этот предварительный
    выразили свое объединение для выступления против Наполеона, который почти
    конечно уничтожили их. Вместо этого Барклай де Толли отказался от участия.
    на северо-восток, а Багратион скользнул на восток по северному краю
    Припятские болота. Наполеон сначала попытался поймать 2-ю армию Багратиона, но
    не смог закрепить его на месте и уничтожить.Затем он двинулся на север, чтобы разрезать
    от отступления Барклая де Толли в сторону Москвы, но его перегруженные колонны
    снова были слишком медленными. Обе русские армии остались невредимыми и отправились на встречу в
    Смоленск.
    Даже в начале кампании были тревожные признаки вторжения
    был в опасности. Сельская местность была беднее, чем в Западной Европе, и
    Армия Наполеона больше, поэтому его войска не могли жить за счет земли. Крестьянин
    партизаны и бродячие казаки регулярно устраивали сборы пищи,
    вынуждая французов оставаться плотными колоннами и уменьшая
    знание русских нравов.Когда Наполеон двинулся на восток,
    защита его удлиняющихся линий снабжения и открытых флангов привлекала еще больше
    мужчины из его основной силы. К тому времени, когда его войска подошли к Витебску, только
    На полпути к Москве он потерял почти 100000 человек из-за жары, болезней,
    дезертирство или действия противника. При этом Наполеон отказался
    развязать крестьянское восстание, провозгласив конец крепостничества, все еще надеясь
    для мирного урегулирования с Александром.
    Когда июль перешел в август, Барклай де Толли и Багратион сплотились.
    Смоленск - традиционный путь вторжения в Москву.Даже здесь они сделали
    не выступать, несмотря на давление царя и российского общественного мнения.
    ion, чтобы сделать именно это. Два командира презирали друг друга и могли
    не согласны с планом действий. Пока Багратион оставался в Смоленске,
    102 Военная история России
    Барклай де Толли без особого энтузиазма двинулся на запад в надежде найти Наполеона.
    силы по-прежнему рассредоточены по маршу. Пока русские колебались, Напо
    План Леона был ясен: заставить русских вступить в битву, которую они проиграют.
    Он двинул свои силы на юг, переправившись через Днепр, затем воспользовался рекой
    в качестве экрана, чтобы защитить его движение на восток вдоль южного берега, направляясь к
    Смоленск отрезал русское отступление.Переправа через реку была полностью
    успешно, но стремительно продвигающийся авангард Наполеона наткнулся на
    крепкая и дисциплинированная русская дивизия 2/14 августа 1812 г.
    лагерь Красного, оберегая от подобного маневра. Повторная кавалерия
    зарядов не удалось сломить дивизию, которая методично отводилась
    до дороги на Смоленск. Наполеон был вынужден остановиться и перегруппироваться, что стоило
    ему сюрприз. Барклай-де-Толли, к северу от Днепра, мчался обратно в Смоленск.
    чтобы избежать ловушки.
    Смоленск был окружен внушительными укреплениями, хотя их и не было.
    построены для управления современной артиллерией, а пригороды города выросли за пределы
    их.Тем не менее, город по-прежнему представлял собой внушительную, хорошо укомплектованную оборону.
    сильное препятствие на южном берегу Днепра. Как русские на севере
    банк и французы на юге устремились на восток к городу, французы
    Авангард собрался под Смоленском 4/16 августа. Французский
    На следующий день начался штурм южных окраин. Кровавые уличные бои
    осталось по 10 000 убитых и раненых с каждой стороны, но Смоленск остался в
    Руки русских и отступление на восток все еще были открыты.
    Вместо того, чтобы вступить в бой с главными силами Наполеона, Багратион и Барклай
    де Толли, по-прежнему почти не говоря ни слова, продолжил путь на восток мимо Смоленска в сторону Мос-
    корова.После того, как начальная погоня не смогла поймать русских, Наполеон остановился.
    Смоленск, чтобы дать отдых своим войскам и рассмотреть варианты. Был превосходный
    одолжил футляр на зимовку в Смоленске в тепле и безопасности, а потом в
    весна продвигается на восток в Москву или на север в Санкт-Петербург. Наполеона
    само пребывание на русской земле в течение столь долгого времени могло заставить Александра
    уступки.
    Проблема заключалась в том, что Александр отказывался вести переговоры, пока французский
    войска находились на русской земле, и время работало ему на пользу. Он заказал
    мобилизация 300 000 крестьян в народное ополчение.Русское мнение
    твердо стоял за царем, не оставляя Наполеону дивизий, которые можно было бы использовать.
    Европейская империя Наполеона также была небезопасна. Его упорные союзники
    и обиженные завоевания могли воспользоваться его отсутствием. В конце концов,
    Наполеон 

    Что это такое Петр Багратион. Энциклопедия

    5. Тактика и доктрина

    Багратион, находившийся под сильным влиянием Александра Суворова, был новаторским тактиком, который отдавал предпочтение мобильной наступательной войне, хотя многие сражения, в которых он участвовал с французами, носили оборонительный характер.Он отказался от того, что он считал устаревшей тактикой позиционирования, и вместо этого предоставил российской армии стратегические объекты и тактические маневры, всегда стремясь к быстрой конфронтации, где скорость и точность были наиболее важны, чтобы лишить противника возможности реагировать, реагировать или даже организовывать . Это привело к большой напряженности и соперничеству между ним и генералом Барклаем де Толли, которому было дано общее командование и который в основном полагался на поиск подходящих позиций, чтобы закрепиться и ждать врага. Прикладные доктрины Багратиона опередили время твердых концепций как наступательной, так и оборонительной войны, поскольку даже его отступления проводились одинаково хорошо и впечатляюще, учитывая иногда невероятные шансы, с которыми он сталкивался.

    Стратегические взгляды Багратиона определили также его представления о характере тактических военных действий. Эти прозрения можно увидеть, например, при рассмотрении знаменитого приказа войскам 2-й Западной армии от 25 июня 1812 года. В приказе, написанном Багратионом собственноручно, были даны инструкции, касающиеся действий приняты против французских армий, если они вторгнутся на территорию России. Он писал:

    Нам нужно атаковать их смело, быстро, чтобы не увлекаться стрельбой по матчу; артиллерия должна стрелять точно, иррегулярные армии должны стараться окружать свои фланги и тыл….Обычная кавалерия атакует быстро, но в рамках согласованных действий, не разделяясь на мелкие отряды. Эскадрильи должны поддерживать друг друга в атаке, не забывая обеспечивать резервы и фланги. Кавалерия должна располагаться по шахматному порядку.

    Атаки должны были проводиться войсками, построенными в колонны:

    Командиры корпусов должны стараться сосредоточить все внимание на атаке противника штыками, колоннами и атаковать до тех пор, пока противник не отступит. Конная артиллерия должна действовать энергично, как и кавалерия, но слаженно и без малейшего замешательства.Это особенно необходимо, когда противник имеет сильные резервы и может сорвать наши наступающие силы; для этого мы должны стараться иметь наши силы в колоннах и в боевой готовности, и как только все обращаются в бегство, тогда казаки должны уколоть и беспокоить их, с регулярными войсками в тесной и гармоничной поддержке.

    Багратион рекомендовал развернуть войска в боевом порядке, не слишком плотно, но достаточно, чтобы солдаты могли чувствовать присутствие друг друга локтями.В случае контратаки вражеской кавалерии Багратион советовал использовать батальонные массы и квадраты, или «каре». «Когда вражеская кавалерия атакует пехоту, требуется всего одна минута, чтобы сформировать либо замкнутую со всех сторон колонну, либо батальон в караване».

    Чтобы поднять энтузиазм армий, все атаки должны были производиться с криком, а во время приближения бить в барабаны и играть музыку. Подобные идеи отражены в ряде других приказов, инструкций и писем Багратионов.В частности, в качестве характеристики его тактической перспективы примером может служить «Наставление для пехотных офицеров в день битвы». Этот документ подготовлен на основе «Наставления офицерам Нарвского пехотного полка» за авторством М.С. Воронцова в 1812 году. По словам военного историка П. Симанского, наставник Воронцова «находился под сильным влиянием заветов Суварова и был оценен самым любимым учеником Суварова князем Багратионом; он был немного исправлен им, так как кое-где касался только Нарвский пехотный полк, а затем в июле 1812 г. был отправлен во все части 2-й армии.«Наставление пехотных офицеров в день битвы» признало наступление основной формой боя. Основным проявлением наступательного боя была штыковая атака, завершившаяся энергичным преследованием побежденного противника. вопрос о действиях отдельными линиями и колоннами и о ведении прицельного огня. Уточнялась необходимость поддержания застрельщиками тесной связи со своими колоннами, движение вперед определялось только приказом начальника дивизии или батальона.При необходимости действовать отдельными рубежами в лесах предлагалось держать за одним из флангов резерв, чтобы иметь возможность внезапно огибать фланг контратакующего противника.

    Атаки вражеской кавалерии, действовавшей отдельными линиями, должны были быть встречены огнем, позволив противнику продвинуться с точностью до 150 шагов; после этого необходимо будет разбиться на небольшие группы по десять человек и отбивать противника огнем и штыками до подхода подкреплений.При приближении подкрепление должно было быть переброшено из колонны в квадрат, ведя огонь по кавалерии противника с расстояния 150 шагов. «Наставление» требовало, чтобы офицеры проявляли постоянную заботу о своих солдатах, напоминали им об их обязанностях и их присяге, объясняли, что от них требуется во время боевых действий. Особое внимание было уделено сохранению веры в добродетель «русских штыков», духа смелости, отваги и упорства в борьбе. «Настойчивость и храбрость», — гласило «Руководство», — «выиграли больше сражений, чем все другие военные таланты вместе взятые.»

    Распространение всех слухов о катастрофе и панике, таких как» Мы отрезаны! «, Было категорически запрещено, под угрозой суровых наказаний. В» Руководстве «было указано, что:» Храбрых людей никогда не отрезают. ; куда бы ни пошел противник, подставляйте грудь, чтобы следовать за ним и победить его ». Таким образом, как в области тактики, так и в области стратегии Багратион выступал как новатор, убежденный сторонник решительных наступательных действий. тактика; он отказался от устаревшей позиционной тактики и применил тактику колонн в сочетании с отдельными линиями.Уделяя большое внимание значению наступательного боя, Багратион в то же время не отказывался от возможности вести оборонительные операции. Он творчески подошел к планированию поставленных перед ним задач, применяя такие формы боя, которые дают точные ответы на конкретные обстоятельства. Его практическое наследие предлагает богатый опыт ведения наступательных сражений, а также развитие и практику ведения как передовых, так и арьергардных боев.

    Багратион был непревзойденным мастером организации этих чрезвычайно сложных видов деятельности.Не случайно в самые решающие моменты войн 1799–1807 годов именно Багратион был назначен командовать арьергардом и авангардом русской армии. Бои русских армий под руководством Багратиона во время итальянской кампании 1799 года, а также передовые и арьергардные бои во время Швейцарской кампании 1799 года и войны между Россией и Францией в 1805–1807 годах относятся к числу лучших достижений российской армии. Изобразительное искусство. Багратион построил процесс обучения и тренировки солдат на основе системы, разработанной А.В. Суворов. Он уделял большое внимание обучению и воспитанию войск, чтобы развивать воинов отваги и инициативы, способных быстро и умело выполнять приказы.

    Багратион постоянно беспокоился о здоровье своих солдат, о том, чтобы их хорошо одели и вовремя накормили. С.Г. Волконский, который во время франко-русского конфликта 1806–1807 гг. Часто входил в группу Багратионов, писал:

    . Я несколько раз побывал в авангарде, где многие мои друзья служили в штабе князя Багратиона.Гостеприимная манера князя с подчиненными, дружеские отношения между собой, гармония, чистота в палатках, свежий и довольный вид младших классов доказали хорошее отношение и отношение к ним князей, а также залог всеобщего доверия к ним. его.

    Но Багратион, проявляя заботу о солдатах, вместе с тем требовал поддержания высокой воинской дисциплины, считая это основой военной службы. «На военной службе, — писал он, — первая цель — это порядок, подчинение, дисциплина, единодушие и дружба».Во-первых, Багратион был крайне требователен к себе. «. Выполнение воли государя, императора и моих командиров — это самая священная обязанность, которой я следую и выполняю на каждом этапе моей службы. Я люблю солдат, я уважаю их храбрость и в равной степени требую порядка и дисциплины. » Армии под командованием Багратиона всегда отличались высокой дисциплиной, и это в каком-то смысле было одной из главных причин их блестящих побед над врагами.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.