Петр первый это: Петр I: биография, история, увлечения

Содержание

16 самых популярных легенд о Петре I • Arzamas

История, Антропология

Правда ли, что Петр I убил собственного сына? Он рубил бороды топором? Был подменен в младенчестве? Ненавидел Россию? Прорубил окно в Европу, а потом привез оттуда картошку и заставлял всех ее есть? Разбираемся, что из этих легенд правда, а что нет и откуда они возникли

Автор Игорь  Федюкин

Вне всякого сомнения, Петр I — самый известный российский монарх и один из самых известных и значимых российских исторических деятелей вообще. Первый император, превративший свою страну в одну из ведущих европей­ских держав, основатель Санкт-Петербурга и автор радикальных культурных преобразований, он еще при жизни стал легендой и в России, и за рубежом. Необычным для монарха было и поведение Петра: презрение к церемониям, манера бурно развлекаться и просто одеваться, а также богатая личная жизнь. Неуди­вительно, что самые невероятные слухи и легенды о нем сложились уже у его современников. 

Легенда 1. Петр I был подменен 

Вердикт: это неправда.

Портрет царевича Петра Алексеевича из титулярника XVII века Российская национальная библиотека

«Государя подменили» — один из самых распространенных мотивов в народ­ной мифологии власти. Собственно, если данный Богом государь делает что-то, что нам сильно не нравится, объяснений может быть два: или такой государь ниспослан нам свыше за грехи, или же он «ненастоящий», то есть его подменили. Из материалов Преображенского приказа и Тайной канцелярии мы знаем, что оба эти варианта широко обсуждались современниками, а совершенно беспрецедентный факт поездки государя за рубеж, да еще и инкогнито, только подлил масла в огонь. Но обсуждать эту версию всерьез мы все же не будем: Петр I был законным сыном своего отца царя Алексея Михайловича от его второй жены, царицы Натальи Нарышкиной.

Легенда 2. Петр I был гигантского роста и с маленькой головой

Вердикт: это отчасти правда.

Портрет Петра I в рост. Гравюра Франсуа Ландри. Около 1717 года
Государственный Эрмитаж

Современники единогласно отмечали высокий рост Петра, но каков он был на самом деле, мы не знаем. Насколько надежным источником является сохранившаяся в Домике Петра отметка, из которой следует, что его рост превышал два метра, большой вопрос. С другой стороны, сохранившаяся — и, несомненно, принадлежавшая ему — одежда не поражает воображение своими размерами. Впрочем, если даже по нашим меркам Петр был человеком среднего роста — 170 с лишним сантиметров, — то на фоне современников он все равно казался очень высоким: люди того времени были значительно ниже нас. А вот данных о том, что у него была аномально маленькая голова, у нас нет.

 

Всё, что нужно знать о Петре I, в 8 пунктах

Рассказывает историк Александр Каменский

Легенда 3. Петр I менял чувашей, рыжих или вотяков  

Вотяки — устаревшее название удмуртов. на гвозди

Вердикт: скорее это неправда.

Свадьба карлика Якима Волкова 14 ноября 1710 года во дворце князя Александра Даниловича Меншикова в Петербурге. Гравюра Алексея Зубова. 1711 год
Государственный Эрмитаж

Откуда именно пошла именно эта легенда, неясно. Но стоит помнить, что значительную часть населения России составляли крепостные; остальных можно было превратить в крепостных в любой момент одним росчерком государева пера. Продать, подарить или обменять на что-то человека или целое населенное имение людям той эпохи казалось самым обычным делом. Особен­но это касалось «инородцев» и нехристиан вообще вроде пленных или выве­зенных из-за границы — как правило, малолетними — турок или калмыков. 

Не менее обычным делом было и «коллекционирование» монархами или даже просто богатыми помещиками людей, казавшихся необычными из-за своего внешнего вида: «самоедов»  Самодийцы, самоеды — общее название коренных малочисленных народов России, которые используют самодийские языки: ненцев, энцев, нганасан, селькупов и исчезнувших саянских самодийцев (камасинцев, койбал, моторов, тайгийцев, карагасов и сойотов)., «арапов», «великанов», «уродов», «карлов», юродивых. Это, впрочем, было принято не только в России: подобные живые «куриозности» могли быть предметом обмена между монархами. В 1717 году, например, Петр распорядился сыскать «двух человек самоядов молодых робят, которые б были дурняе рожием и смяшняе»  Петр Великий на Севере. Сборник статей и указов, относящихся к деятельности Петра I на Севере. Архангельск, 1909.  и послать их в качестве подарка герцогу Тосканскому; герцог подарок с удовольствием принял. Но вот менять людей на гвозди Петр, пожалуй, не стал бы.

Легенда 4. Петр I убил своего сына

Вердикт: это правда.

Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе. Картина Николая Ге. 1871 год Государственная Третьяковская галерея

Петр угрожал сыну смертью, после чего назначенный им суд действи­тельно приговорил царевича к казни. По официальной версии, впрочем, он умер от удара, то есть сердечного приступа. Точно так же позднее объяс­няли в XVIII веке и смерть других государей, скончавшихся при сомнительных обстоятельствах. Был ли царевич Алексей тайно казнен или, например, скон­чался от пыток, которым был подвергнут уже после вынесения приговора, не так важно. Его смерть в заключении в Петропавловской крепости не могла произойти без ведома и одобрения — хотя бы молчаливого — Петра. 

Столь же безжалостен был государь и к прочим своим подданным. Согласно легенде, во время массовой казни восставших стрельцов, он лично брался за топор. Восходит эта легенда к сообщению одного из иностранных дипло­матов, потому полной уверенности в ее достоверности нет. Совершенно точно известно, однако, что Петр лично часами присутствовал в застенке при пытках подозреваемых в измене. Число замученных в пыточных камерах, убитых при подавлении волнений или просто погибших на войне или великих строй­ках эпохи от голода и болезней подсчету не поддается. Очевидно, во всяком случае, что эпоха была кровавой.

Легенда 5. Петр I был атеистом или протестантом

Вердикт: это неправда.

Петр I учреждает Святейший синод. Картина Ивана Тупылева. 1801 год Омский областной музей изобразительных искусств имени М. А. Врубеля

Разумеется, знать доподлинно, верил ли Петр (или любой другой человек) в Бога, мы не можем. Безбожником, протестантом, а то и вовсе Антихристом считали Петра уже многие современники, причем некоторые из них попла­тились за это жизнями. Такое восприятие монарха неудивительно, учитывая прове­денную им радикальную реформу Церкви  Петр I упразднил должность патриарха и утвердил 25 января 1721 года новый высший церков­ный орган — Святейший правительствующий синод, или Духовную коллегию., его непочти­тельное отношение к церковной иерархии и церковным обрядам и его бытовое поведение, которое шло вразрез с церковными нормами. Впрочем, грубые развлечения, которым государь предавался в рамках Всепьянейшего собора, показались бы не менее шокирующими и любому сегодняшнему атеисту. 

Верно также, что Петр, судя по всему, придавал меньше значения тонкостям теологических различий между православием и другими христианскими конфессиями. И нет сомнений, что под сильнейшим влиянием пиетизма, важнейшего протестант­ского течения того времени, находился Феофан Прокопович, определявший начиная с середины 1710-х годов церковную политику Петра. Насколько государь вникал в доктринальную суть предлагавшихся Прокоповичем нововведений, неясно, но ему явно импонировала характерная для многих протестантских стран модель подчинения Церкви государству.

Тем не менее представить, что Петр I не считал себя православным и уж тем более что он действительно был атеистом в современном смысле слова, решительно невозможно. Сохранилось множество свидетельств глубочайшей набожности Петра; пародируя церковные обряды в одних случаях, он истово соблюдал их в других. Наконец, именно Бога он считал, разумеется, источ­ником собственной власти. 

Легенда 6. Петр I прорубил окно в Европу

Вердикт: это скорее правда.

Петр I на берегу реки Невы. Картина Антона Иванова-Голубого. 1843 годГосударственный Русский музей

Считается, что впервые эту метафору употребил в своих записках итальянец Франческо Альгаротти, посетивший Россию в конце 1730-х, то есть более чем через десять лет после смерти Петра. На самом деле Альгаротти сравнивал Санкт-Петербург с «окном, через которое Россия смотрит в Европу». Его метафору подхватил Пушкин и сделал популярной, использовав в «Медном всаднике» (где он, кстати, прямо ссылается на Альгаротти). В его поэме Петр заявляет о намерении «в Европу прорубить окно», и, судя по контексту, смысл этого «окна» несколько иной, чем у итальянца: скорее это отверстие, через которое Европа хлынула в Россию. 

Как Россия стала европейской? • Видеоистория русской культуры
© Arzamas

Так или иначе, метафора эта довольно точная. Разумеется, Россия не была изолирована от Европы и до основания новой столицы на Неве. Но именно Санкт-Петербург становится главным торговым портом России; здесь живет множество иностранцев; именно через Санкт-Петербург проникают в Россию из Европы разные культурные веяния, новинки, моды, новые институты и модели поведения.

Легенда 7. Петр I завез в Россию картошку и заставлял крестьян ее есть

Вердикт: это неправда.

Картофель. Гравюры из ботанического справочника Джона Паркинсона «Theatrum Botanicum». Лондон, 1640 годGetty Research Institute

Петр, возможно, действительно привез в Россию какое-то количество карто­феля в качестве диковинки — каких диковинок он только не заказывал, например маринованные манго, — но никакой кампании по насаждению картофеля при нем не было. Приживаться в России картофель стал гораздо позже, во второй половине столетия. 

о петре и его эпохе — в лекциях:

 

Зачем Петр I брил бороды

Эта и другие культурные реформы Петра Великого

 

Как Петр I организовал победу под Полтавой

И зачем он выпивал с врагами

Легенда 8. Петр I издал указ «о лихом и придурковатом виде» подчиненного

Вердикт: это неправда.

Петр Великий с арапчонком. Акварель Густава фон Мардефельда. Около 1720 года Victoria and Albert Museum

За время своего царствования Петр собственноручно написал множество указов, зачастую посвященных самым незначительным вопросам и звучащих, на наш вкус, странно и довольно грубо. Таков, например, указ 1707 года, предписывавший всем членам «конзилии» министров обязательно подпи­сывать протоколы заседаний, «ибо сим всякого дурость явлена будет». Имеется в виду, что министрам, давшим дурные советы, невозможно будет потом отвертеться. Многие указы родились из устных приказаний монарха, чем объясняется разговорный, даже просторечный тон некоторых из них. 

С другой стороны, многие изречения Петра нам известны только в пересказе современников — или их потомков. К концу XVIII века появляются два важнейших издания, в которых были собраны многие из таких изречений: «Рассказы Нартова о Петре Великом» и «Деяния Петра Великого, мудрого преобразителя России». Но в обоих случаях публикаторы — сын петровского придворного токаря и механика Андрей Нартов и историк-любитель Иван Голиков соответственно — позволяли себе весьма вольно обращаться с источниками. 

На этом фоне Петру легко приписывать самые разные изречения — в том числе и указ подчиненным перед лицом своих начальников «иметь вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать начальство». Однако о существовании такого указа историкам ничего не известно. Это фейк, причем запущенный, кажется, уже в эпоху интернета. По своему содержанию он про­тиворечит всему, что мы знаем о Петре: его подлинные указы, наоборот, всячески поощряют подчиненных «смущать» своих начальников и доносить на них государю.

Легенда 9. Петр I рубил бороды прямо топором

Вердикт: это почти правда.

Петр I стрижет бороды боярам. Акварель Дмитрия Белюкина. 1985 год © Дмитрий Белюкин / РИА «Новости»

Петр действительно начал бороться с ношением бород после своего возвра­щения из Великого посольства в августе 1698 года. Сохранились свидетельства, что в некоторых случаях он отрезал боярам бороды собственноручно. Импер­ский посол граф Гвариент доносил, что молодой царь собственной рукой подрезал длинные бороды многим боярам, а также и другим духовным и свет­ским лицам. Есть и другие свидетельства такого рода, но вот топор ни в одном из них напрямую не упоминается. 

Скорее всего, отрезание бород смешалось с другим эпизодом, в котором участвовал Петр: во время знаменитой стрелецкой казни царь, по свидетель­ству одного из иностранных дипломатов, сам орудовал топором. Такое смеше­ние неудивительно. Эпизод с обрезанием бород имел место сразу после стре­лецкого мятежа, в симпатии к которому Петр подозревал многих представи­телей элиты, так что обрезание бород носило, видимо, и характер символиче­ского наказания через унижение. Не исключено, впрочем, что топор могли и в самом деле применять солдаты, посланные обеспечить выполнение указа о брадобритии на местах. 

Легенда 10. Петр I был алкоголиком и заставлял пить других

Вердикт: это правда.

Петр I со своими дворянами накануне стрелецкой казни. 1754 годhistorietimen.libsyn.com

Сказать ретроспективно, был ли Петр алкоголиком в строгом медицинском смысле слова мы, конечно, не можем. Но описания современников и соб­ствен­ные письма Петра не оставляют сомнений: да, он и его окружение пили ужа­сающе много, и да, посетителей на петровских пирах заставляли пить литрами. Можно спорить, был ли здесь политический умысел — стремление развязать языки, выведать потаенные мысли. Кроме того, регулярно и публично напива­лись до потери сознания в то время не только при российском дворе, но и при многих европейских. Верно также, что петровские обыкновения хорошо согла­совывались и с уже давно устоявшимся к тому времени в Европе стереотипом «русского пьянства». Собираясь в конце 1720-х годов послом в Россию, англо-испанский аристократ герцог де Лириа был заранее уверен, что «все дела в тех краях вершатся за бутылкой»  I. Fedyukin, R. Collis, E. A. Zitser. Drinking Diplomacy: The St. Petersburg ‘Ordre des Antisobres’ and Fraternal Culture among European Envoys in Early Imperial Russia // International History Review. Vol. 42. № 1. 2020.
Перевод автора текста.. И тем не менее из песни слова не выкинешь: многие из наших современников отправились бы на тот свет от алкогольного отравления уже после первой же пирушки у Петра.

две игры про петра!

 

Помогите Петру Первому выиграть войну

Проведите реформы со скоростью императора и победите шведов

 

Как понять реформы Петра I

Взгляните на петровские преобразования глазами историка

Легенда 11. Петр I ненавидел Россию и Москву

Вердикт: это скорее неправда.

Торжественное вступление русских войск в Москву 21 декабря 1709 года после Полтавской победы. Гравюра Питера Пикарта. 1737 год Государственный Эрмитаж

Происхождение этого мифа понятно: царь искоренял русские обычаи, увлекался всем иностранным, перенес столицу в Санкт-Петербург. Значит ли это, что он ненавидел Россию и Москву? Разумеется, никаких документов, где он бы прямо расписывался в своих чувствах, у нас нет. Ненавидеть Россию Петр, конечно, не мог: он был глубоко убежден, что управление Россией поручено ему Богом и что ответ за судьбы страны ему предстоит держать на Страшном суде. Более того, именно Петр вводит в политический оборот представление о том, что военные и чиновники служат не только государю лично, но и отечеству. Служит, по его словам, и сам царь. Другое дело, что Петр, несомненно, ненавидел многие из российских порядков. 

Что касается Москвы, то она символизировала для Петра все то, что он хотел изменить в России. Кроме того, она ассоциировалась у императора с его детскими страхами, бунтами и заговорами. Тем не менее Петр признавал символическое значение Москвы и проводил здесь немало времени даже после основания Санкт-Петербурга.

Легенда 12. Петр I был справедливым, грозным и отходчивым 

Вердикт: в каком-то смысле это правда.

Утро стрелецкой казни. Картина Василия Сурикова. 1881 год Государственная Третьяковская галерея

В народной мифологии «справедливый, грозный и отходчивый» — обяза­тельные атрибуты любого сильного правителя, настоящего царя вообще. Насколько они отражают какую-то реальность в случае Петра? Сам себя он, безусловно, считал справедливым и всячески подчеркивал свою привержен­ность закону и принципу честного вознаграждения за службу. Правда, при этом тут же нарушал законы, им самим составленные.

«Грозным» он, конечно, тоже был: человек крайне вспыльчивый, он мог на месте приговорить провинившегося к смерти или жесточайшему наказанию. Правда, не менее частой была и обратная ситуация: государь годами знал о преступлениях и воровстве своих приближенных, но ничего не предприни­мал. Можно, наверное, считать его и отходчивым: правда, отходчивость эта была чаще связана не с просвещенностью, а с влиянием его второй жены Екатерины, которая не раз спасала от плахи провинившихся вельмож.

Легенда 13. Петр I сам работал на строительстве Петербурга

Вердикт: это правда.

Император Петр I за работой. Картина Василия Худоярова. XIX векWikimedia Commons

Петр гордился своими трудовыми мозолями (в буквальном смысле слова): любил и умел работать руками и сам вникал в технологические тонкости разных ремесел — от строительства кораблей до ковки металла, — сажал деревья в саду и так далее. В свободное время он любил работать на токарном станке: это хобби было весьма популярно в то время в Европе. Когда он был в Петербурге, то посещения с инспекцией строек и верфей были для него обычным делом. Во время таких визитов взяться за тачку или лопату Петр, конечно, мог. Но маловероятно, что у него хватило бы времени и желания махать лопатой продолжительное время.

Легенда 14. Петр I страдал сифилисом, эпилепсией и психическими заболеваниями

Вердикт: вполне возможно, это правда.

Портрет императора Петра I на смертном одре. Картина Луи Каравака. 1725 год Государственный Эрмитаж

Ставить медицинские диагнозы ретроспективно — дело неблагодарное. Тем не менее слухи о наличии у Петра венерической болезни ходили еще при его жизни. О том, что именно такая болезнь свела его в могилу, сообщали инфор­мированные иностранные дипломаты, и эта версия неплохо согласуется с известной нам картиной смерти государя: Петр умер в страшных мучениях, вызванных непроходимостью уретры и связанным с этим воспалением в области мочевого пузыря, что, в свою очередь, вполне могло быть вызвано или обострено застарелым венерическим заболеванием. Не противоречит известным нам описаниям его поведения (современники часто упоминают конвульсии, приступы ярости, тик и тому подобное) и версия об эпилепсии. Что касается психических заболеваний, то тут, понятное дело, мы вступаем на почву чистых спекуляций. Казалось ли поведение царя ненормальным многим его современникам? Безусловно. 

Легенда 15. Петр I имел любовницу-немку

Вердикт: это правда.

Предположительный портрет Анны Монс. Картина неизвестного художника русской школы. XVII–XVIII векаBukowskis

Отношения между Петром и Анной Монс были широко известны совре­менникам и отразились во множестве источников; сохранились в том числе и письма Анны к царю. Петр порвал с любовницей, узнав, что она изменяет ему с саксонским дипломатом. Позднее она даже вышла замуж за прусского посла. Ближайшие родственники Анны, впрочем, продолжали состоять при дворе, а ее младший брат Виллем, судя по всему, даже стал любовником второй жены Петра, Екатерины, за что и поплатился головой. 

Легенда 16. Петр I имел сына Михайло Ломоносова

Вердикт: скорее всего, это неправда.

Портрет Михаила Васильевича Ломоносова. Картина неизвестного художника с гравюры Георга Каспара фон Преннера. Вторая половина XVIII векаГосударственный Эрмитаж

Помимо Анны Монс, у Петра было множество других любовных связей: с придворными дамами, которые становились его более или менее постоян­ными любовницами, со служанками или случайными женщинами, попав­шимися ему под руку в походах и путешествиях. Как и отношения Петра с Анной Монс, связи эти описывались в донесениях иностранных дипломатов и широко обсуждались в народе: об этом мы знаем из следственных дел Преображенско­го приказа и Тайной канцелярии. В придворных кругах шепта­лись, что бастар­дами Петра были легендарный полководец Петр Румянцев-Задунайский и фельдмаршал граф Захар Чернышев: матери и того и другого были в свое время любовницами императора. 

Тем не менее обосновать версию о том, что среди внебрачных детей Петра был Ломоносов, трудно. При жизни ученого таких слухов не ходило. Легенда эта восходит к опубликованным уже в наше время мемуарам архангельского моряка Василия Корельского: в них автор ссылался на семейные предания и на некую рукопись, которая якобы хранилась в их семье еще до войны, но затем пропала. Свидетельства эти весьма сомнительны. Если верить Корельскому, встреча матери Ломоносова с Пет­ром должна была произойти в начале января 1711 года в Усть-Тосно, однако этот период жизни Петра задокументирован достаточно хорошо, на Севере в эти дни он не был. Предположение же о том, что своей карьерой и положением при дворе Ломоносов обязан своему статусу бастарда — чистая спекуляция, не подтвер­ждаемая вообще ничем.

ЕЩЕ НА ФАКТЧЕК:

 

Самые популярные легенды о Юлии Цезаре

Он что, правда пришел, увидел и победил?

 

Самые популярные легенды о Ришелье

Был влюблен в Анну Австрийскую? Носил только красное? Командовал гвардейцами?

 

Самые популярные легенды о Ленине

Кудрявый в валенках? На броневике? Ел чернильницы? Гриб?

Изображения: Здесь будет город заложен. Картина Николая Добровольского. 1880 год
Центральный военно-морской музей

Источники

  • Акельев Е. В. Из истории введения брадобрития и «немецкого» костюма в петровской России.

    Quaestio Rossica. 2013. № 1.

  • Анисимов Е. В. Дыба и кнут. Политический сыск и русское общество в XVIII веке.

    М., 1999.

  • Анисимов Е. В. Петр Великий о Боге, болезнях и минеральной воде.

    Ученые записки Петрозаводского государственного университта. Т. 42. № 4. 2020.

  • Анисимов Е. В. Россия без Петра. 1725–1740.

    СПб., 1994.

  • Голиков И. Деяния Петра Великаго, мудраго преобразителя России.

    М., 1788–1789. 

  • Зицер Э. Царство преображения: священная пародия и царская харизма при дворе Петра Великого.

    М., 2008.

  • Корб И.-Г., Желябужский И., Матвеев А. Рождение империи.

    М., 1997.

  • Корельский В. П. На моем веку: Воспоминания, предания рода, размышления.

    Архангельск, 1996.

  • Курукин И. В. Екатерина I.

    М., 2016.

  • Нартов А. А. Рассказы о Петре Великом (по авторской рукописи).

    СПб., 2001.

  • Павленко Н. И. Царевич Алексей.

    М., 2008.

  • Хьюз Л. Петр Первый. У истоков великой империи.

    М., 2008.

  • Биохроника Петра Великого (1672–1725 годы).
  • Akelev E. V. The Barber of All Russia. Lawmaking, Resistance, and Mutual Adaptation during Peter the Great’s Cultural Reforms.

    Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History. Vol. 17. № 2. 2016.

  • Akelev E. V. When Did Peter the Great Order Beards Shaved?

    Quaestio Rossica. Vol. 5. № 4. 2017.

микрорубрики

Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

Архив

Петр Первый — это… Что такое Петр Первый?

Пётр I Вели́кий (Пётр Алексе́евич; 30 мая (9 июня) 1672 — 28 января (8 февраля) 1725) — царь Московский (с 1682 из династии Романовых) и первый император всероссийский (с 1721). В российской историографии считается одним из наиболее выдающихся государственных деятелей, определившим направление развития России в XVIII веке.

Пётр был провозглашён царём в 1682 году в 10-летнем возрасте, стал править самостоятельно с 1689 года[1]. С юных лет проявляя интерес к наукам и западному образу жизни, Пётр первым из русских царей совершил длительное путешествие в Европу. По возвращении из него в 1698 году Пётр развернул масштабные реформы российского государства и общественного уклада. Одним из главных достижений Петра стало значительное расширение территорий России в Прибалтийском регионе после победы в Великой Северной войне, что позволило ему принять в 1721 году титул первого императора Российской империи. Через 4 года император Пётр I скончался, но созданное им государство продолжало интенсивно расширяться на протяжении всего XVIII века.

Ранние годы Петра. 1672—1689 годы

Рождение Петра Великого

Пётр родился в ночь на 30 мая (9 июня) 1672 года в Теремном дворце Кремля (в 7180 году по принятому тогда летоисчислению «от сотворения мира»).

Отец — царь Алексей Михайлович — имел многочисленное потомство: Пётр был 12-м ребёнком, но первым от второй жены, царицы Натальи Нарышкиной. 29 июня в день Святых Петра и Павла царевич был крещён в Чудовом монастыре (по другим данным в храме Григория Неокесарийского, в Дербицах, протопопом Андреем Савиновым) и наречён Петром.

Побыв год с царицей, он был отдан на воспитание нянькам. На 4-м году жизни Петра, в 1676 году, умер царь Алексей Михайлович. Опекуном царевича стал его сводный брат, крёстный отец и новый царь Фёдор Алексеевич. Дьяк Н. М. Зотов учил Петра грамоте с 1677 по 1680 годы.

Смерть царя Алексея Михайловича и воцарение его старшего сына Фёдора (от царицы Марии Ильиничны, в девичестве Милославской) отодвинули царицу Наталью Кирилловну и её родню, Нарышкиных, на задний план. Царица Наталья вынуждена была отправиться в село Преображенское под Москвой.

Стрелецкий бунт 1682 года и приход к власти Софьи Алексеевны

27 апреля (7 мая) 1682 года после 6 лет мягкого правления скончался либеральный и болезненный царь Фёдор Алексеевич. Встал вопрос, кому наследовать престол: старшему болезненному и слабоумному Ивану согласно обычаю или малолетнему Петру. Заручившись поддержкой патриарха Иоакима, Нарышкины и их сторонники 27 апреля (7 мая) 1682 года возвели на престол Петра. Фактически к власти пришёл клан Нарышкиных и вызванный из ссылки Артамон Матвеев, объявленный «великим опекуном». Сторонникам Ивана Алексеевича было затруднительно поддерживать их претендента, который не мог царствовать из-за крайне слабого здоровья. Организаторы фактически дворцового переворота объявили версию о собственноручной передаче «скипетра» умирающим Феодором Алексеевичем своему младшему брату Петру, но достоверных свидетельств тому предъявлено не было.

Мятеж стрельцов в 1682. Стрельцы выволакивают из дворца Ивана Нарышкина. Пока Пётр I утешает мать, царевна Софья наблюдает с удовлетворением. Картина А. И. Корзухина, 1882

Милославские, родственники царевича Ивана и царевны Софьи по их матери, усмотрели в провозглашении Петра царём ущемление своих интересов. Стрельцы, которых в Москве было более 20 тысяч, уже давно проявляли недовольство и своенравие; и, видимо, подстрекаемые Милославскими, 15 (25) мая 1682 выступили открыто: с криками, что Нарышкины задушили царевича Ивана, двинулись к Кремлю. Наталья Кирилловна, надеясь успокоить бунтовщиков, вместе с патриархом и боярами вывела Петра с братом на Красное крыльцо. Однако восстание не закончилось. В первые часы были убиты бояре Артамон Матвеев и Михаил Долгорукий, потом и другие сторонники царицы Натальи, в том числе два её брата Нарышкины.

26 мая выборные от стрелецких полков явились во дворец и потребовали, чтобы старший Иван признавался первым царём, а младший Пётр — вторым. Опасаясь повторения погрома, бояре согласились, и патриарх Иоаким тотчас же совершил в Успенском соборе торжественный молебен о здравии двух наречённых царей; а 25 июня венчал их на царство.

29 мая стрельцы настояли, чтобы царевна Софья Алексеевна приняла на себя управление государством по причине малолетства её братьев. Царица Наталья Кирилловна должна была вместе с сыном — вторым царём — удалиться от двора в подмосковный дворец в селе Преображенском. В Оружейной палате Кремля сохранился двухместный трон для юных царей с маленьким окошечком в спинке, через которое царевна Софья и приближённые подсказывали им, как вести себя и что говорить во время дворцовых церемоний.

Преображенское и потешные полки

Солдат выборного солдатского полка Гордона, или Бутырского полка

Всё свободное время Пётр проводил вдали от дворца — в сёлах Воробьёве и Преображенском. С каждым годом у него увеличивался интерес к военному делу. Пётр одел и вооружил своё «потешное» войско, состоявшее из сверстников по мальчишеским играм. В 1685 году его «потешные», одетые в иностранные кафтаны, под барабанный бой полковым строем шли через Москву из Преображенского в село Воробьёво. Сам Пётр служил барабанщиком[2].

В 1686 году 14-летний Пётр завёл при своих «потешных» артиллерию. Огнестрельный мастер Фёдор Зоммер показывал царю гранатное и огнестрельное дело. Из Пушкарского приказа были доставлены 16 пушек. Для управления тяжёлыми орудиями царь взял из Конюшенного приказа охочих к военному делу взрослых служителей, которых одели в мундиры иноземного покроя и определили потешными пушкарями. Первым надел иноземный мундир Сергей Бухвостов. Впоследствии Пётр заказал бронзовый бюст этого первого русского солдата, как он называл Бухвостова. Потешный полк стал называться Преображенским, по месту своего расквартирования — селу Преображенское под Москвой.

Письмо Петра I к матери Наталье Кирилловне

В Преображенском, против дворца, на берегу Яузы был построен «потешный городок». При постройке крепости Пётр сам деятельно работал, помогал рубить бревна, устанавливать пушки. Здесь же расквартировывался созданный Петром «Всешутейший, Всепьянейший и Сумасброднейший Собор» — пародия на Православную Церковь. Сама крепость была названа Прешбургом, вероятно, по имени знаменитой в то время австрийской крепости Пресбург (ныне Братислава — столица Словакии), о которой он слышал от капитана Зоммера. Тогда же, в 1686 году, появились под Прешбургом на Яузе первые потешные суда — большой шняк и струг с лодками. В эти годы Пётр заинтересовался всеми науками, которые были связаны с военным делом. Под руководством голландца Тиммермана он изучал арифметику, геометрию, военные науки.

Прогуливаясь однажды с Тиммерманом по селу Измайлово, Пётр зашёл на Льняной двор, в амбаре которого нашёл английский ботик. В 1688 он поручил голландцу Карштену Брандту отремонтировать, вооружить и оснастить этот бот, а затем спустить на Яузу. Однако Яуза и Просяной пруд оказались тесными для корабля, поэтому Пётр отправился в Переславль-Залесский, к Плещееву озеру, где заложил первую верфь для строительства судов. «Потешных» уже было два полка: к Преображенскому прибавился Семёновский, расположившийся в селе Семёновское. Прешбург уже совершенно походил на настоящую крепость. Для командования полками и изучения военной науки нужны были люди знающие и опытные. Но среди русских придворных таких не было. Так Пётр появился в Немецкой слободе.

Первый брак Петра

Немецкая слобода была ближайшей «соседкой» села Преображенское, и Пётр уже давно присматривался к её любопытной жизни. Всё большее и большее количество иностранцев при дворе царя Петра, как например, Франц Тиммерман и Карштен Брандт, были выходцами из Немецкой слободы. Всё это незаметно привело к тому, что царь стал частым гостем в слободе, где скоро оказался большим поклонником непринужденной иноземной жизни. Пётр закурил немецкую трубку, стал посещать немецкие вечеринки с танцами и выпивкой, познакомился с Патриком Гордоном, Францем Яковлевичем Лефортом — будущими сподвижниками Петра, завёл роман с Анной Монс. Против этого строго выступала мать Петра. Чтобы образумить 17-летнего сына, Наталья Кирилловна решила женить его на Евдокии Лопухиной, дочери окольничего.

Пётр не противоречил матери, и 27 января 1689 года была сыграна свадьба «младшего» царя. Однако менее чем через месяц Пётр покинул жену и уехал на несколько дней на Плещеево озеро. От этого брака Пётр имел двух сыновей: старший, Алексей, был наследником трона до 1718 года, младший, Александр, умер в младенчестве.

Воцарение Петра I

Активность Петра сильно тревожила царевну Софью, понимавшую, что с наступлением совершеннолетия сводного брата ей придётся расстаться с властью. Одно время сторонниками царевны вынашивался план коронования, но Патриарх Иоаким был категорически против.

Походы на крымских татар, осуществлённые в 1687 и 1689 фаворитом царевны В. В. Голицыным, были малоуспешны, но преподносились как крупные и щедро вознаграждаемые победы, что вызывало недовольство многих.

8 июля 1689, в праздник Казанской иконы Богоматери, произошёл первый публичный конфликт между возмужавшим Петром и Правительницею. В тот день, по обычаю, совершался крестный ход из Кремля в Казанский собор. По окончании обедни Пётр подошёл к сестре и объявил, чтобы она не смела идти вместе с мужчинами в процессии. Софья приняла вызов: взяла в руки образ Пресвятой Богородицы и пошла за крестами и хоругвями. Не подготовленный к такому исходу дела, Пётр покинул ход.

7 августа 1689 неожиданно для всех произошло решающее событие. В этот день царевна Софья велела начальнику стрельцов Фёдору Шакловитому снарядить побольше своих людей в Кремль, будто бы для сопровождения в Донской монастырь на богомолье. Вместе с тем распространился слух о письме с известием, что царь Пётр ночью решил занять своими «потешными» Кремль, убить царевну, брата царя Ивана и захватить власть. Шакловитый собрал стрелецкие полки, чтобы идти «великим собранием» на Преображенское и побить всех сторонников Петра за их намерение убить царевну Софью. Тогда же послали троих верховых наблюдать, что делается в Преображенском с заданием сразу сообщить, если царь Пётр куда-либо выедет один или с полками.

Сторонники Петра среди стрельцов послали двух единомышленников в Преображенское. После донесения Пётр с небольшой свитой в тревоге поскакал в Троице-Сергиев монастырь. Следствием пережитых ужасов стрелецких выступлений была болезнь Петра: при сильном волнении у него начинались конвульсивные движения лица. 8 августа в монастырь прибыли обе царицы, Наталья и Евдокия, вслед за ними пришли «потешные» полки с артиллерией. 16 августа от Петра пришла грамота, чтобы от всех полков были присланы в Троице-Сергиев монастырь начальники и по 10 человек рядовых. Царевна Софья настрого запретила исполнять это повеление под страхом смертной казни, а царю Петру отправили грамоту с извещением, что никак нельзя исполнить его просьбу.

27 августа пришла новая грамота царя Петра — идти всем полкам к Троице. Большая часть войск повиновалось законному царю, и царевне Софье пришлось признать поражение. Она сама отправилась в Троицкий монастырь, но в селе Воздвиженское её встретили посланники Петра с приказом вернуться в Москву. Вскоре Софья была заключена в Новодевичий монастырь под строгий присмотр.

7 октября был схвачен и потом казнён Фёдор Шакловитый. Старший брат, царь Иван (или Иоанн), встретил Петра в Успенском соборе и фактически отдал ему всю власть. С 1689 года он не принимал участия в правлении, хотя до самой смерти 29 января (8 февраля) 1696 продолжал быть соцарём. Мало участвовал в правлении поначалу и сам Пётр, предоставив полномочия роду Нарышкиных.

Начало экспансии России. 1690—1699

26-летний Пётр I. Портрет кисти Кнеллера был подарен Петром в 1698 английскому королю.

Азовские походы. 1695—1696

Приоритетом деятельности Петра I в первые годы единовластия было продолжение войны с Крымом. С XVI века Московская Русь вела борьбу с крымскими и ногайскими татарами за обладание обширными прибрежными землями Чёрного и Азовского морей. В ходе этой борьбы Россия столкнулась с Османской империей, покровительствующей татарам. Одним из опорных военных пунктов на этих землях была турецкая крепость Азов, расположенная при впадении реки Дон в Азовское море.

Первый Азовский поход, начавшийся весной 1695 года, окончился неудачно в сентябре того же года из-за отсутствия флота и неготовности русской армии действовать в отдалении от баз снабжения. Однако уже зимой 1695—96 года началась подготовка к новому походу. В Воронеже развернулось строительство гребной русской флотилии. За короткое время была построена флотилия из разных судов во главе с 36-пушечным кораблем «Апостол Пётр». В мае 1696 года 40-тысячная русская армия под командованием генералиссимуса Шеина вновь осадила Азов, только на этот раз русская флотилия блокировала крепость с моря. Пётр I принимал участие в осаде в звании капитана на галере. Не дожидаясь штурма, 19 июля 1696 крепость сдалась. Так был открыт первый выход России в южные моря.

Результатом Азовских походов стал захват крепости Азов, начало строительства порта Таганрог, возможность нападения на полуостров Крым с моря, что значительно обезопасило южные границы России. Однако получить выход к Чёрному морю через Керченский пролив Петру не удалось: он остался под контролем Османской империи. Сил для войны с Турцией, как и полноценного морского флота у России, пока не было.

Для финансирования строительства флота вводятся новые виды податей: землевладельцы были объединены в так называемые кумпанства по 10 тыс. дворов, каждое из которых на свои деньги должно было построить корабль. В это время проявляются первые признаки недовольства деятельностью Петра. Был раскрыт заговор Циклера, пытавшегося организовать стрелецкое восстание. Летом 1699 первый большой русский корабль «Крепость» (46-пушечный) отвёз русского посла в Константинополь для переговоров о мире. Само существование такого корабля склонило султана к заключению мира в июле 1700, который оставил за Россией крепость Азов.

При строительстве флота и реорганизации армии Пётр был вынужден опираться на иностранных специалистов. Завершив Азовские походы, он решает отправить на обучение за границу молодых дворян, а вскоре и сам отправляется в первое путешествие по Европе.

Великое посольство по гравюре современника. Портрет Петра I в одежде голландского матроса

Великое посольство. 1697—1698

В марте 1697 года в Западную Европу через Лифляндию было отправлено Великое посольство, основной целью которого было найти союзников против Османской империи. Великими полномочными послами были назначены генерал-адмирал Ф. Я. Лефорт, генерал Ф. А. Головин, начальник Посольского приказа П. Б. Возницын. Всего в посольство вошло до 250 человек, среди которых под именем урядника Преображенского полка Петра Михайлова находился сам царь Пётр I. Пётр ехал официально не как царь. Впервые русский царь предпринял путешествие за пределы своего государства.

Пётр посетил Ригу, Кёнигсберг, Бранденбург, Голландию, Англию, Австрию, был намечен визит в Венецию и к Папе Римскому.

Посольство завербовало в Россию несколько сотен специалистов по корабельному делу, закупило военное и прочее оборудование.

Кроме переговоров, Пётр много времени посвятил изучению кораблестроения, военного дела и других наук. Пётр поработал плотником на верфях Ост-Индской компании, при участии царя был построен корабль «Пётр и Павел». В Англии посетил литейный завод, арсенал, парламент, Оксфордский университет, Гринвичскую обсерваторию и Монетный двор, смотрителем которого в то время был Исаак Ньютон.

Великое посольство главной цели не достигло: коалицию против Османской империи создать не удалось из-за подготовки ряда европейских держав к Войне за испанское наследство (1701—14 годы). Однако благодаря этой войне сложились благоприятные условия для борьбы России за Балтику. Таким образом, произошла переориентация внешней политики России с южного направления на северное.

Возвращение. Переломные для России 1698—1700 годы

В июле 1698 года Великое посольство было прервано известием о новом стрелецком мятеже в Москве, который был подавлен ещё до прибытия Петра. По прибытии царя в Москву (25 августа) начался розыск и дознание, результатом которого явилась единовременная казнь около 800 стрельцов (кроме казнённых при подавлении бунта), а впоследствии ещё нескольких тысяч вплоть до весны 1699 года.

Царевна Софья была пострижена в монахини под именем Сусанны и отправлена в Новодевичий монастырь, где провела остаток своей жизни. Та же участь постигла и нелюбимую жену Петра — Евдокию Лопухину, которую насильно отправили в Суздальский монастырь даже вопреки воле духовенства.

За 15 месяцев пребывания в Европе Петр многое повидал и многому научился. После возвращения царя началась его преобразовательная деятельность, направленная вначале на изменение внешних признаков, отличающих старославянский уклад жизни от западноевропейского. Сразу же, при первой встрече, лишились бород приближённые бояре. В следующем 1699 году Пётр прямо на пиру ножницами обрезал традиционную русскую долгополую одежду сановников. Новый 7208-й год по русско-византийскому календарю («от сотворения мира») стал 1700-м годом по юлианскому календарю. Пётр же ввёл и празднование 1 января Нового Года.

Создание Российской империи. 1700—1724 годы

Северная война со Швецией (1700—1721)

После возвращения Петра из Великого посольства царь начал готовиться к войне со Швецией за выход к Балтийскому морю. В 1699 году был создан Северный союз против шведского короля Карла XII, в который помимо России вошли Дания, Саксония и Речь Посполитая во главе с саксонским курфюрстом и польским королем Августом II. Движущей силой союза было стремление Августа II отобрать у Швеции Лифляндию, за помощь он обещал России возврат земель, прежде принадлежавших русским (Ингерманландии и Карелии).

Для вступления в войну России необходимо было заключить мир с Османской империей. После достижения перемирия с турецким султаном сроком на 30 лет Россия 19 августа 1700 года объявила войну Швеции под предлогом отмщения за обиду, оказанную царю Петру в Риге[3].

План Карла XII заключался в том, чтобы поодиночке разбить противников с помощью ряда быстрых десантных операций. В скором времени после бомбардировки Копенгагена Дания 8 августа 1700 года вышла из войны, ещё до вступления в неё России. Неудачно закончились попытки Августа II захватить Ригу.

Поражением русской армии закончилась попытка захватить крепость Нарву. 30 ноября 1700 (по нов. стилю) Карл XII с 8500 солдатами атаковал лагерь русских войск и полностью разгромил 35-тысячную неокрепшую русскую армию. Сам Пётр I уехал от войск в Новгород за 2 дня до того. Посчитав, что Россия достаточно ослаблена, Карл XII ушёл в Ливонию, чтобы направить все силы против основного, как ему казалось, противника — Августа II.

Однако Пётр, наскоро реорганизовав армию по европейскому образцу, возобновил боевые действия. Уже в 1702 году (11 (22) октября) Россия захватила крепость Нотебург (переименована в Шлиссельбург), а весной 1703 года — крепость Ниеншанц в устье Невы. Здесь 16 мая 1703 года началось строительство Санкт-Петербурга, а на острове Котлин разместилась база русского флота — крепость Кроншлот (впоследствии Кронштадт). Выход к Балтийскому морю был пробит. В 1704 году были взяты Нарва, Дерпт, Россия прочно закрепилась в Восточной Прибалтике. На предложение заключить мир Пётр I получил отказ.

После низложения Августа II в 1706 и замены его польским королём Станиславом Лещинским Карл XII начал роковой для него поход на Россию. Захватив Минск и Могилёв, король не решился идти на Смоленск. Заручившись поддержкой украинского гетмана Ивана Мазепы, Карл двинул войска на юг из продовольственных соображений и с намерением усилить армию сторонниками Мазепы. 28 сентября 1708 года у деревни Лесной шведский корпус Левенгаупта, шедший на соединение с армией Карла XII из Лифляндии, был разбит русской армией под командованием Меншикова. Шведская армия лишилась подкрепления и обоза с военными припасами. Позднее Пётр отмечал годовщину этой битвы как поворотный момент в Северной войне.

В Полтавской битве 27 июня 1709 года армия Карла XII была наголову разгромлена, шведский король с горсткой солдат бежал в турецкие владения.

В 1710 году в войну вмешалась Турция. После поражения в Прутском походе 1711 года Россия вернула Азов Турции и разрушила Таганрог, но за счёт этого удалось заключить очередное перемирие с турками.

Пётр снова сосредоточился на войне с шведами, в 1713 году шведы потерпели поражение в Померании и лишились всех владений в континентальной Европе. Однако благодаря господству Швеции на море Северная война затянулась. Балтийский флот только создавался Россией, но сумел одержать первую победу в Гангутском сражении летом 1714 года. В 1716 Пётр возглавил объединённый флот из России, Англии, Дании и Голландии, но из-за разногласий в стане союзников не удалось организовать нападение на Швецию.

По мере укрепления Балтийского флота России Швеция почувствовала опасность вторжения на свои земли. В 1718 году начались мирные переговоры, прерванные внезапной гибелью Карла XII. Шведская королева Ульрика Элеонора возобновила войну, надеясь на помощь Англии. Разорительные десанты русских в 1720 на шведское побережье подтолкнули Швецию к возобновлению переговоров. 30 августа (10 сентября) 1721 года[4] между Россией и Швецией был заключен Ништадтский мир, завершивший 21-летнюю войну. Россия получила выход в Балтийское море, присоединила территорию Ингрии, часть Карелии, Эстляндию и Лифляндию. Россия стала великой европейской державой, в ознаменование чего 22 октября (2 ноября) 1721 года Пётр принял титул императора.

Русско-турецкая война 1710—1713

После поражения в Полтавской битве шведский король Карл XII укрылся во владениях Османской империи, городе Бендеры. Пётр I заключил договор с Турцией о выдворении Карла XII с турецкой территории, однако затем шведскому королю позволили остаться и создавать угрозу южной границе России при помощи части украинского казачества и крымских татар. Добиваясь высылки Карла XII, Пётр I стал угрожать войной Турции, но в ответ 20 ноября 1710 года султан сам объявил войну России. Действительной причиной войны явились захват русскими войсками Азова в 1696 году и появление русского флота в Азовском море.

Война со стороны Турции ограничилась зимним набегом крымских татар, вассалов Османской империи, на Украину. Россия повела войну на 3 фронта: войска совершили походы против татар на Крым и на Кубань, сам Пётр I, опираясь на помощь правителей Валахии и Молдавии, решил совершить глубокий поход до Дуная, где надеялся поднять на борьбу с турками христианских вассалов Оттоманской империи.

6 (17) марта 1711 года Пётр I выехал к войскам из Москвы с верной подругой Екатериной Алексеевной, которую повелел считать своей женой и царицей (ещё до официального венчания, произошедшего в 1712). Армия перешла границу Молдавии в июне 1711, но уже 20 июля 1711 года 190 тысяч турок и крымских татар прижали 38 тысячную русскую армию к правому берегу реки Прут, полностью окружив её. В казалось бы безвыходной ситуации Петру удалось заключить с великим визирем Прутский мирный договор, по которому армия и сам царь избежали пленения, но взамен Россия отдала Азов Турции и потеряла выход к Азовскому морю.

С августа 1711 года боевых действий не велось, хотя в процессе согласования окончательного договора Турция несколько раз угрожала возобновить войну. Только в июне 1713 был заключён Андрианопольский мирный договор, который в целом подтвердил условия Прутского соглашения. Россия получила возможность продолжать Северную войну без 2-го фронта, хотя и потеряла завоевания Азовских походов.

Движение России на восток

Экспансия России на восток при Петре I не прекращалась. В 1714 году экспедиция Бухгольца к югу от Иртыша основала Омск, Усть-Каменогорск, Семипалатинск и другие крепости. В 1716—17 годах в Среднюю Азию был отправлен отряд Бековича-Черкасского с целью склонить хивинского хана к подданству и разведать путь в Индию. Однако русский отряд был уничтожен ханом. В правление Петра I была присоединена к России Камчатка. Петр запланировал экспедицию через Тихий Океан в Америку (собираясь основать там русские колонии), но осуществить задуманное не успел.

Каспийский поход 1722—1723

Наиболее крупным внешнеполитическим мероприятием Петра после Северной войны был Каспийский (или Персидский) поход в 1722—1724 годах. Условия для похода создались в результате персидских междоусобиц и фактического распада некогда мощного государства.

18 июня 1722, после обращения за помощью сына персидского шаха Тохмас-мирзы, из Астрахани по Каспию отплыл 22-тысячный русский отряд. В августе сдался Дербент, после чего русские из-за проблем с провиантом вернулись в Астрахань. В следующем 1723 был завоёван западный берег Каспийского моря с крепостями Баку, Рештом, Астрабадом. Дальнейшее продвижение было остановлено угрозой вступления в войну Османской империи, которая захватывала западное и центральное Закавказье.

12 сентября 1723 года был заключён Петербургский договор с Персией, по которому в состав Российской империи включалось западное и южное побережье Каспия с городами Дербент и Баку и провинциями Гилян, Мазендеран и Астрабад. Россия и Персия также заключили оборонительный союз против Турции, который, однако, оказался недействующим.

По Стамбульскому (Константинопольскому) договору от 12 июня 1724 года Турция признавала все приобретения России в западной части Каспийского моря и отказывалась от дальнейших притязаний на Персию. Стык границ между Россией, Турцией и Персией был установлен на месте слияния рек Аракс и Кура. В Персии смута продолжалась, и Турция оспорила положения Стамбульского договора прежде, чем граница была точно установлена.

Следует отметить, что вскоре после смерти Петра эти владения были потеряны в связи с высокими потерями гарнизонов от болезней, и, на взгляд царицы Анны Иоанновны, бесперспективностью региона.

Российская империя при Петре I

После победы в Северной войне и заключения Ништадтского мира в сентябре 1721 года Сенат и Синод решили преподнести Петру титул императора всероссийского со следующей формулировкой: «как обыкновенно от римского сената за знатные дела императоров их такие титулы публично им в дар приношены и на статутах для памяти в вечные роды подписываны.»[5]

22 октября (2 ноября) 1721 года Пётр I принял титул, не просто почётный, но свидетельствующий о новой роли России в международных делах. Пруссия и Голландия немедленно признали новый титул русского царя, Швеция в 1723, Турция в 1739, Англия и Австрия в 1742, Франция и Испания в 1745 и, наконец, Польша в 1764 году. [5]

Секретарь прусского посольства в России в 1717—33 гг., И.-Г. Фоккеродт, по просьбе Вольтера, работавшего над историей царствования Петра, написал воспоминания о России при Петре. Фоккеродт попытался оценить численность населения Российской империи к концу царствования Петра I. По его сведениям количество лиц податного сословия составляло 5 миллионов 198 тысяч человек, откуда число крестьян и горожан, включая лиц женского пола, оценивалось примерно в 10 млн. Много душ было утаено помещиками, повторная ревизия увеличила число податных душ до почти 6 млн человек. Русских дворян с семействами считалось до 500 тыс.; чиновников до 200 тыс. и духовных лиц с семьями до 300 тыс. душ.[6]

Жители покоренных областей, не состоящие под поголовною податью, составляли по оценке от 500 до 600 тыс. душ. Казаков с семействами на Украине, на Дону и Яике и в пограничных городах считалось от 700 до 800 тыс. душ. Численность сибирских народов была неизвестна, но Фоккеродт положил её до миллиона человек.

Таким образом, население Российской империи составляло до 15 миллионов подданных и уступало в Европе по численности только Франции (ок. 20 млн).

Преобразования Петра I

Всю государственную деятельность Петра условно можно разделить на два периода: 1695—1715 годы и 1715—1725.

Особенностью первого этапа были спешка и не всегда продуманный характер, что объяснялось ведением Северной войны. Реформы были нацелены прежде всего на сбор средств для ведения Северной войны, проводились насильственным методом и часто не приводили к желаемому результату. Кроме государственных реформ на первом этапе проводились обширные реформы изменения культурного уклада жизни.

Во втором периоде реформы были более планомерными и направленными на внутреннее обустройство государства.

В целом реформы Петра были направлены на укрепление Российского государства и приобщение правящего слоя к европейской культуре с одновременным усилением абсолютной монархии. К концу правления Петра Великого была создана мощная Российская империя, во главе которой находился император, обладавший абсолютной властью. В ходе реформ было преодолено технико-экономическое отставание России от европейских государств, завоёван выход к Балтийскому морю, проведены преобразования во всех сферах жизни российского общества. В то же время, народные силы были крайне истощены, разросся бюрократический аппарат, были созданы предпосылки (Указ о престолонаследии) для кризиса верховной власти, приведшие к эпохе «дворцовых переворотов».

Личность Петра I

Внешний облик Петра

Портрет Петра I.

Портрет Петра Великого

Царь Петр I за работой

Уже на третий день, когда царём Алексеем Михайловичем было велено с царевича снять «меру», выяснилось, что младенец довольно крупный — 11 вершков (48,9 см) в длину и 3 вершка (13,3 см) в ширину.

Ещё ребёнком Пётр поражал людей красотой и живостью своего лица и фигуры. Из-за своего высокого роста — 200,4 см (6 футов 7 дюймов) — он выдавался в толпе на целую голову. Окружающих пугали очень сильные судорожные подёргивания лица, особенно в минуты гнева и душевного волнения. Эти конвульсивные движения современники приписывали детскому потрясению во время стрелецких бунтов или попытке отравления царевной Софьей.

Во время визита в Европу Пётр I пугал утонченных аристократов грубоватой манерой общения и простотой нравов. Ганноверская курфюрстина София писала о Петре так:

«Царь высок ростом, у него прекрасные черты лица и благородная осанка; он обладает большой живостью ума, ответы у него быстры и верны. Но при всех достоинствах, которыми одарила его природа, желательно было бы, чтобы в нём было поменьше грубости. Это государь очень хороший и вместе очень дурной… Если бы он получил лучшее воспитание, то из него вышел бы человек совершенный, потому что у него много достоинств и необыкновенный ум.» [7]

Позднее, уже в 1717 году, во время пребывания Петра в Париже, герцог Сен-Симон, так записал своё впечатление о Петре:

«Он был очень высок ростом, хорошо сложен, довольно худощав, с кругловатым лицом, высоким лбом, прекрасными бровями; нос у него довольно короток, но не слишком, и к концу несколько толст; губы довольно крупные, цвет лица красноватый и смуглый, прекрасные чёрные глаза, большие, живые, проницательные, красивой формы; взгляд величественный и приветливый, когда он наблюдает за собой и сдерживается, в противном случае суровый и дикий, с судорогами на лице, которые повторяются не часто, но искажают и глаза и всё лицо, пугая всех присутствующих. Судорога длилась обыкновенно одно мгновение, и тогда взгляд его делался странным, как бы растерянным, потом всё сейчас же принимало обычный вид. Вся наружность его выказывала ум, размышление и величие и не лишена была прелести.» [7]

Семья Петра I

Пётр I допрашивает царевича Алексея. Ге Н. Н., 1871

В первый раз Пётр женился в 17 лет по настоянию матери на Евдокии Лопухиной в 1689 году. Спустя год у них родился царевич Алексей, который воспитывался при матери в понятиях, чуждых реформаторской деятельности Петра. Остальные дети Петра и Евдокии умерли вскоре после рождения. В 1698 году Евдокия Лопухина оказалась замешана в стрелецком бунте, целью которого было возведение на царство её сына, и была сослана в монастырь.

Алексей Петрович, официальный наследник российского престола, осуждал преобразования своего отца, а в конце концов бежал в Вену под покровительство родственника своей жены (Шарлотты Брауншвейгской) императора Карла VI, где искал поддержки в низвержении Петра I. В 1717 году безвольного царевича уговорили вернуться домой, где он был взят под стражу. 24 июня (5 июля) 1718 года Верховный суд, состоявший из 127 человек, вынес смертный приговор Алексею, признав его виновным в государственной измене.

26 июня (7 июля) 1718 года царевич, не дождавшись приведения приговора в исполнение, умер в Петропавловской крепости. Истинная причина смерти царевича Алексея до сих пор достоверно не установлена.

От брака с принцессой Шарлоттой Брауншвейгской царевич Алексей оставил сына Петра Алексеевича (1715—1730), ставшего в 1727 году императором Петром II, и дочь Наталью Алексеевну (1714—1728).

В 1703 году Пётр I встретил 19-летнюю Катерину, в девичестве Марту Скавронскую, захваченную русскими войсками как военная добыча при взятии шведской крепости Мариенбург. Пётр забрал бывшую служанку из прибалтийских крестьян у Александра Меншикова и сделал её своей любовницей. В 1704 Катерина рожает первенца, названного Петром, в следующем году Павла (вскоре оба умерли). Ещё до законного замужества за Петром Катерина родила дочерей Анну (1708) и Елизавету (1709). Елизавета позже стала императрицей (правила в 1741—1762), а прямые потомки Анны правили Россией после смерти Елизаветы, с 1762 по 1917.

Катерина одна могла совладать с царём в его припадках гнева, умела лаской и терпеливым вниманием успокоить приступы судорожной головной боли Петра. Звук голоса Катерины успокаивал Петра; потом она:

«сажала его и брала, лаская, за голову, которую слегка почесывала. Это производило на него магическое действие, он засыпал в несколько минут. Чтоб не нарушать его сна, она держала его голову на своей груди, сидя неподвижно в продолжение двух или трех часов. После того он просыпался совершенно свежим и бодрым.»[8]

Официальное венчание Петра I с Екатериной Алексеевной состоялось 19 февраля 1712, вскоре после возвращения из Прутского похода. В 1724 Пётр короновал Екатерину как императрицу и соправительницу. Екатерина Алексеевна родила мужу 11 детей, но большинство из них умерло в детстве, кроме Анны и Елизаветы.

После смерти Петра в январе 1725 года Екатерина Алексеевна при поддержке служивой знати и гвардейских полков стала первой правящей российской императрицей Екатериной I, но правила недолго и скончалась в 1727 году, освободив престол для царевича Петра Алексеевича. Первая жена Петра Великого, Евдокия Лопухина, пережила свою счастливую соперницу и умерла в 1731 году, успев увидеть царствование своего внука Петра Алексеевича.

Престолонаследие

В последние годы царствования Петра Великого встал вопрос о престолонаследии: кто займёт трон после смерти императора. Объявленный при отречении Алексея Петровича наследником престола царевич Пётр Петрович (1715—1719, сын от Екатерины Алексеевны) скончался в детстве. Прямым наследником становился сын царевича Алексея и принцессы Шарлотты, Пётр Алексеевич. Однако, если следовать обычаю и объявить наследником сына опального Алексея, то возбуждались надежды противников реформ вернуть старые порядки, а с другой стороны возникали опасения у соратников Петра, которые голосовали за казнь Алексея.

5 (16) февраля 1722 года Пётр издал Указ о престолонаследии (отменён Павлом I спустя 75 лет), в котором отменял древний обычай передавать престол прямым потомкам по мужской линии, но допускал назначение наследником любого достойного человека по воле монарха. Текст этого важнейшего указа обосновывал необходимость данной меры:

… чего для благоразсудили сей уставъ учинить, дабы сіе было всегда въ волѣ правительствующаго государя, кому оный хочетъ, тому и опредѣлить наслѣдство, и опредѣленному, видя какое непотребство, паки отмѣнитъ, дабы дѣти и потомки не впали въ такую злость, какъ выше писано, имѣя сію узду на себѣ. [7]

Указ был настолько необычен для русского общества, что пришлось его разъяснять и требовать согласия от подданных под присягой. Раскольники возмущались: «Взял за себя шведку, и та царица детей не родит, и он сделал указ, чтоб за предбудущего государя крест целовать, и крест целуют за шведа. Одноконечно станет царствовать швед»[9].

Пётр Алексеевич был отодвинут от престола, но вопрос о престолонаследии оставался открытым. Многие полагали, что престол займёт или Анна, или Елизавета, дочери Петра от брака с Екатериной Алексеевной. Но в 1724 году Анна отказалась от каких-либо притязаний на российский престол после того, как обручилась с герцогом Голштинским Карлом-Фридрихом. Если бы престол заняла младшая дочь Елизавета, которой было 15 лет (в 1724), то вместо неё правил бы герцог Голштинский, который мечтал с помощью России вернуть земли, завоёванные датчанами.

Не устраивали Петра и его племянницы, дочери старшего брата Ивана: Анна Курляндская, Екатерина Мекленбургская и Прасковья Иоанновна.

Оставался только один кандидат — жена Петра, императрица Екатерина Алексеевна. Петру нужен был человек, который бы продолжил начатое им дело, его преобразования. 7 мая 1724 Пётр короновал Екатерину императрицей и соправительницей, но спустя короткое время заподозрил в супружеской измене (дело Монса). Указ 1722 года нарушил привычный уклад престолонаследия, наследника же Пётр перед смертью назначить не успел.

Потомство Петра I

В большинстве книг по истории, в том числе и в некоторых популярных интернет-ресурсах, упоминаются, как правило, меньшее количество детей Петра I. Это связано с тем, что они достигли возраста зрелости и оставили определенный след в истории, в отличие от остальных детей, которые умерли в раннем детстве. По другим источникам у Петра I было 14 официально зарегистрированных и упоминаемых на генеалогическом дереве династии Романовых детей [10].

Смерть Петра

Никитин И. Н. «Пётр I на смертном одре»

В последние годы царствования Пётр сильно болел (предположительно, каменная болезнь почек, уремия). Летом 1724 года его болезнь усилилась, в сентябре он почувствовал себя легче, но через некоторое время приступы усилились. В октябре Пётр отправился осматривать Ладожский канал, вопреки советам своего лейб-медика Блюментроста. С Олонца Пётр проехал в Старую Руссу и в ноябре водой поехал в Петербург. У Лахты ему пришлось, стоя по пояс в воде, спасать севший на мель бот с солдатами. Припадки болезни усилились, но Пётр, не обращая на них внимания, продолжал заниматься государственными делами. 17 января 1725 года ему пришлось так худо, что он распорядился поставить в соседней со своей спальней комнатой походную церковь, а 22 января исповедался. Силы начали оставлять больного, он уже не кричал, как прежде, от жестокой боли, но только стонал.

27 января (7 февраля) были амнистированы все осуждённые на смерть или каторгу (исключая убийц и уличённых в неоднократном разбое). В тот же день в исходе второго часа Пётр потребовал бумаги, начал было писать, но перо выпало из его рук, из написанного смогли разобрать только два слова: «Отдайте всё…». Царь велел позвать тогда дочь Анну Петровну, чтобы она писала под его диктовку, но когда она пришла, Пётр уже впал в забытьё. Рассказ о словах Петра «Отдайте всё…» и приказе позвать Анну известен только по запискам голштинского тайного советника Г. Ф. Бассевича; по мнению Н. И. Павленко и В. П. Козлова, он представляет собой тенденциозный вымысел с целью намекнуть на права Анны Петровны, жены голштинского герцога Карла Фридриха, на российский престол[11].

Когда стало очевидно, что император умирает, возник вопрос, кто займёт место Петра. Сенат, Синод и генералитет — все учреждения, не имевшие формального права распоряжаться судьбой престола, ещё до смерти Петра собрались в ночь с 27 на 28 января 1725, чтобы решить вопрос о преемнике Петра Великого. В зал заседаний проникли гвардейские офицеры, на площадь вышли два гвардейских полка, и под барабанный бой войск, выведенных партией Екатерины Алексеевны и Меншикова, Сенат принял единогласное решение к 4-м часам утра 28 января. Решением Сената трон наследовала жена Петра, Екатерина Алексеевна, ставшая 28 января (8 февраля) 1725 года первой российской императрицей под именем Екатерина I.

В начале шестого часа утра 28 января (8 февраля) 1725 года Пётр Великий скончался. Похоронен он был в соборе Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге.

Знаменитый придворный иконописец Симон Ушаков написал на кипарисной доске образ Живоначальной Троицы и апостола Петра. После смерти Петра I эта икона была установлена над императорским надгробием[12].

Память о Петре I

Памятники

В честь Петра Великого возведены памятники в разных городах России и Европы. Самым первым и наиболее известным является Медный всадник в Петербурге, созданный скульптором Этьеном Морисом Фальконе. Его изготовление и возведение заняло более 10 лет. Скульптура Петра работы Б. К. Растрелли была создана ранее Медного всадника, но установлена перед Михайловским замком позднее.

В 1912 году во время празднования 200-летия основания Тульского Оружейного завода на его территории был открыт памятник Петру, как основателю завода. Впоследствии памятник был установлен перед заводской проходной.

Самый большой по размеру установлен в 1997 году в Москве на Москве-реке, скульптор Зураб Церетели.

В 2007 году установлен памятник в Астрахани на набережной Волги, а в 2008 году в Сочи.

Ордена

Пётр I в художественной литературе

Пётр I на деньгах

Критика и оценка Петра I

Людовик XIV отзывался о Петре: «Этот государь обнаруживает свои стремления заботами о подготовке к военному делу и о дисциплине своих войск, об обучении и просвещении своего народа, о привлечении иностранных офицеров и всякого рода способных людей. Этот образ действий и увеличение могущества, которое является самым большим в Европе , делают его грозным для его соседей и возбуждают очень основательную зависть»

Мориц Саксонский называл Петра величайшим человеком своего столетия

Апологеты Петра:

Западники положительно оценивали петровские реформы, благодаря которым Россия стала великой державой и приобщилась к европейской цивилизации.

Известный историк С. М. Соловьёв отзывался о Петре в восторженных тонах, приписывая ему все успехи России как во внутренних делах, так и во внешней политике, показал органичность и историческую подготовленность реформ:

Необходимость движения на новый путь была осознана; обязанности при этом определились: народ поднялся и собрался в дорогу; но кого-то ждали; ждали вождя; вождь явился.

Историк считал, что главную свою задачу император усматривал во внутреннем преобразовании России, а Северная война со Швецией была лишь средством к этому преобразованию. По мнению Соловьёва:

Различие взглядов происходило от громадности дела, совершенного Петром, продолжительности влияния этого дела. Чем значительнее какое-нибудь явление, тем более разноречивых взглядов и мнений порождает оно, и тем долее толкуют о нём, чем долее ощущают на себе его влияние.

П. Н. Милюков, в своих произведениях развивает мысль, что реформы проводились Петром спонтанно, от случая к случаю, под давлением конкретных обстоятельств, без какой-либо логики и плана, были «реформами без реформатора». Также он упоминает о том, что только «ценой разорения страны, Россия возведена была в ранг европейской державы». По мнению Милюкова, в период правления Петра, население России в границах 1695 г. сократилось в силу беспрестанных войн.

С. Ф. Платонов принадлежал к числу апологетов Петра. В своей книге «Личность и деятельность он писал следующее:

Люди всех поколений в оценках личности и деятельности Петра сходились в одном: его считали силой. Пётр был заметнейшим и влиятельнейшим деятелем своего времени, вождём всего народа. Никто не считал его ничтожным человеком, бессознательно употребившим власть или же слепо шедшим по случайному пути.

Кроме того, Платонов уделяет много внимания личности Петра, выделяя его положительные качества: энергию, серьёзность, природный ум и дарования, желание во всём разобраться самому.

Н. И. Павленко считал, что преобразования Петра – крупный шаг по пути к прогрессу (хотя и в рамках феодализма). С ним во многом согласны выдающиеся советские историки: Е. В. Тарле, Н. Н. Молчанов, В. И. Буганов, рассматривая реформы с точки зрения марксистской теории. Вольтер писал неоднократно о Петре. К концу 1759 г. выпустил первый том, а в апреле 1763 г. вышел второй том «Истории Российской империи при Петре Великом». Главной ценностью петровских реформ Вольтер определяет прогресс, которого русские добились за 50 лет, другие нации не могут этого достигнуть и за 500. Петр I, его реформы, их значение стали объектом спора Вольтера и Руссо.

Критики Петра:

Н. М. Карамзин, признавая этого государя Великим, сурово критикует Петра за чрезмерное увлечение иностранным, стремление сделать Россию Голландией. Резкое изменение «старого» быта и национальных традиций, предпринятое императором, по мнению историка, далеко не всегда оправдано. В результате русские образованные люди «стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России».

В. О. Ключевский думал, что Пётр делал историю, но не понимал её Чтобы защитить Отечество от врагов, он опустошил его больше всякого врага… После него государство стало сильнее, а народ – беднее. «Вся преобразовательская его деятельность направлялась мыслью о необходимости и всемогуществе властного принуждения; он надеялся только силой навязать народу недостающие ему блага. «Горе грозило тому, кто хоть тайно, хоть во хмелю задумался бы: «К добру ли ведёт нас царь, и не напрасны ли эти муки, не приведут ли они к мукам злейшим на многие сотни лет? Но думать, даже чувствовать что-либо, кроме покорности было воспрещено»

Б. В. Кобрин утверждал, что Пётр не изменил в стране самого главного: крепостного права. Крепостническая промышленность. Временные улучшения в настоящем обрекли Россию на кризис в будущем.

По Р. Пайпсу, Каменскому, Н. В. Анисимову реформы Петра имели крайне противоречивый характер. Крепостнические методы, репрессии привели к перенапряжению народных сил.

Н. В. Анисимов полагал, что, несмотря на введение целого ряда новшеств во все сферы жизни общества и государства, реформы вели к консервации самодержавно-крепостнической системы в России.

См. также

Киновоплощения

  • Леонид Леонидов («Царевич Алексей», 1918)
  • Николай Симонов («Пётр Первый», 1938)
  • Владлен Давыдов («Табачный капитан», 1972)
  • Алексей Петренко («Сказ про то, как царь Пётр арапа женил», 1976)
  • Дмитрий Золотухин («Юность Петра», 1980, «В начале славных дел», 1980, «Россия молодая», 1982)
  • Александр Лазарев («Дмитрий Кантемир», 1974; «Демидовы», 1983)
  • Максимилиан Шелл («Пётр Великий»/«Peter the Great», 1985)
  • Виктор Степанов («Царевич Алексей», 1997)
  • Николай Караченцов («Тайны дворцовых переворотов. Фильм 1. Завещание императора», 2000)
  • Вячеслав Довженко («Молитва о гетмане Мазепе»/«Молитва за гетьмана Мазепу», 2001)
  • Андрей Сухов («Слуга Государев», 2006)

Места, связанные с жизнью и деятельностью Петра I:

  • Дворцы по замыслу Петра I в месте морской битвы со Швецией (морского сражения «при Калинкиной»):

Примечания

  1. До своей смерти в 1696 году формальным соправителем Петра был его брат Иван.
  2. Дирин П. Потешные полки Петра Великого. «Русский архив» за 1882 год, книга 3 выпуск 5.
  3. Рижский губернатор Дальберг не позволил Петру I в 1697 осмотреть укрепления Риги.
  4. Текст Ништадского договора между Россией и Швецией от 30 августа 1721 г.
  5. 1 2 Шубинский С. Н. Исторические очерки и рассказы. — 6-е изд. — СПб., 1911. с. 44 — 51
  6. Фоккеродт И. Г., Россия при Петре Великом. 1737 г.
  7. 1 2 3 Князьков С. Очерки из истории Петра Великого и его времени — Пушкино: Культура, 1990. Репринтное воспроизведение издания 1914 г.
  8. Мемуары Геннинга-Фридриха фон Бассевича, ч.1
  9. Соловьёв С. М. История России с древнейших времён. Т. 17, гл. 2.
  10. Сколько детей было у российского императора Петра I?
  11. Н. И. Павленко. Три так называемых завещания Петра I. // Вопросы истории, 1979, № 2; В. П. Козлов. Тайны фальсификаций. М., 1996, гл. 3
  12. С. Князьков. Очерки из истории Петра Великого и его времени. Издание 2-ое. — Санкт-Петербург: Издание книжного магазина П. В. Луковникова, 1914. — С. 3.
  13. Пушкин Александр. История Петра. Подготовительные тексты

Библиография

  • Седов П. В. Закат Московского царства, царский двор конца XVII века. — СПб.: Петербургский институт истории, изд-во «Дмитрий Буланин», 2006.

Ссылки

 

Wikimedia Foundation. 2010.

Москва императора. Что Петр I делал в Лефортове, Измайлове и Филях

До того как Петр I перенес столицу в созданный им Санкт-Петербург, он успел сделать для Москвы много хорошего. Он хотел, чтобы она была полноценным европейским городом: строил на западный манер здания из камня, знакомил горожан со стилем барокко и заставлял их выдумывать о себе и своих друзьях фантастические легенды.

Как зародилась любовь Петра к флоту

Прежде всего с именем Петра I связывают Измайловский парк. В селе Измайлово прошло детство будущего императора, он, как и все царские дети, проводил там все лето. В юности он веселился здесь вовсю, говорят, однажды сжег деревянный сарай — сугубо в экспериментальных целях. Спустя несколько лет после этого пожара, изучая амбар Ольняного пруда (сейчас — Олений), он нашел ботик, принадлежавший его дедушке Миките Ивановичу Романову. Небольшое дубовое суденышко — чуть больше шести метров в длину и весом в полторы тонны — тому подарили англичане. Ботик Петру приглянулся; чтобы отремонтировать его, за помощью обратились к Карштену Брандту, голландскому судостроителю, который состоял на российской службе.

Ботик стал первым в Европе судном, наружное днище корпуса которого обили медными листами, до этого такая практика применялась только в Римской империи. Настоящим произведением искусства была корма, украшенная декоративной резьбой. В центре располагалась фигура покровителя моряков и мореплавания святого Николая. В честь него и назвали ботик.

Вскоре его стали готовить к первому плаванию. Одномачтовое парусно-гребное судно спустили на воду сначала на Яузе (там оказалось слишком тесно), а потом в большом открытом водном пространстве за Просянской плотиной. Плотина перегораживала речку Серебрянку, благодаря чему получался самый широкий и самый протяженный пруд в Измайлове. Но нужного простора не оказалось и там, и ботик перевезли на Переславское (Плещеево) озеро. Петр начал изучать основы морского дела, и мысли о флоте, морских походах больше его не оставляли. А ботик позже вошел в историю как «дедушка русского флота».

Из Москвы в Санкт-Петербург Петр перевез его в 1723 году, через 11 лет после того, как перенес туда же столицу.

Всехсвятский каменный мост — предшественник Большого Каменного моста

При Петре I, в 1692 году, завершилось строительство Всехсвятского каменного моста, первого моста через Москву-реку. Его начали возводить в 1680-м, при сестре Петра Софье Алексеевне — то было время ее регентства.

Строительство 170-метрового сооружения обошлось казне в копеечку — ходила даже поговорка «дороже каменного моста». Ширина его составляла 22 метра, он включал восемь арок. Назвали его по двум объектам, которые находились на левом берегу, — Всехсвятской башне Белого города и церкви Всех Святых. Вскоре мост ожидаемо стал одной из главных достопримечательностей Москвы. Его тут же облюбовали торговцы (преимущественно одеждой и тканями) и хозяева кабаков (москвичи любили пить там пиво, любуясь красивыми видами). В 1696-м перед мостом построили деревянные Триумфальные ворота для торжественной встречи Петра I и войска из Азовского похода.

В 1858 году мост решили снести — он начал разрушаться, а ремонтировать его не хотели. Поспособствовала разрушению работа плотины и водяных мельниц между опорами. На этом месте появился металлический мост (он простоял до 1938 года), а уже потом построили Большой Каменный мост, который мы знаем сегодня.

Сухарева башня: легенда о друге-колдуне и обсерватория

В 1695 году на пересечении современных Садового кольца, Сретенки и проспекта Мира была построена башня по проекту военного архитектора Михаила Чоглокова. Высота ее составляла 64 метра. Выше нее была только колокольня Ивана Великого в Кремле. На работы ушло три года.

Сначала сделали два первых яруса — перестроенные в камне Сретенские ворота и палаты над ними. Над перекрытием находился постамент шатра, на нем были часы. Третий ярус достроили в 1698–1701 годах, после возвращения Петра из Европы. В башне устроили Школу математических и навигацких наук. На последнем этаже сделали обсерваторию — одну из первых в стране. В башне обучали и фехтованию.

Башня моментально обросла легендами и сплетнями. Больше всего досталось поселившемуся в одной из ее палат генерал-фельдмаршалу Якову Брюсу, близкому другу Петра I. Говорили, что он опасный колдун, который умеет повелевать бесами и стихиями. Из уст в уста передавали слухи о жившей в башне железной птице с головой человека, которая была в услужении Брюса. На самом деле Яков Брюс был не колдуном, а ученым, и в «услужении» у него были не монстры, а блестящие познания в области физики, химии, астрономии и математики. Именно он участвовал в создании знаменитой обсерватории. В 1696 году Брюс составил карту российских земель от Москвы до Малой Азии, а в 1707-м — карту звездного неба «Глобус небесный иже о сфере небесной».

Башня была разрушена в 1934 году.

Птица с человеческой головой и другие страшилки: что москвичи рассказывали о Сухаревой башне

Старейший в России ботанический сад

В 1706 году за Сухаревой башней Петр I основал «Аптекарский огород», теперь старейший ботанический сад в России. В XVIII веке здесь выращивали в основном лекарственные растения для аптеки гостиного двора. Сам Петр высадил лиственницу, ель и пихту — он говорил, что подает пример остальным гражданам.

Обустраивать сад приглашали профессиональных садовников, ученых из других стран. Много работников было из Германии — они не только выращивали, но и прямо на месте изготавливали лекарственные препараты из свежего сырья. Еще там обучали студентов.

После аптеки хозяином огорода стал Московский госпиталь, а в конце XVIII века — Медико-хирургическая академия. В 1805-м во владение вступил Московский университет.

Каменные дома в Кремле и Китай-городе

В 1704 году Петр I в издал указ, согласно которому в Кремле и Китай-городе должны были строить каменные дома. У нововведения было две причины: практическая (пожары уничтожали целые районы деревянных построек) и эстетическая (правитель только что вернулся из Европы и находился под впечатлением от увиденных там зданий из камня).

Воплотить волю царя в жизнь было непросто — хозяев, которые не хотели или не могли позволить себе каменный дом, пришлось переселять. В качестве компенсации давали участки в других местах Москвы, где разрешалось деревянное строительство. Правда, и там было условие — крыша непременно нужна либо черепичная, либо земляная. Кроме того, не разрешалось строить дома внутри дворов, только по линии улиц.

Через год добавился еще один закон. Теперь владельцы домов должны были следить за сохранностью деревянных мостовых. В том же Кремле и Китай-городе дерево уже заменили каменными плитами, а в некоторых частях Москвы улицы стали мостить мелким камнем.

Московское барокко

Увлечение Петра I европейской культурой находит отражение в архитектуре. Появляется московское барокко, которое еще называют нарышкинским — одно из первых строений в этом стиле возвел Лев Нарышкин, родной дядя императора.

Зародившийся в Италии XVI века стиль пленил сердце российского правителя: ему нравились эти причудливые линии, декоративные элементы на зданиях, необычные формы. Ярким образцом воплощения барокко в Москве стал пятиярусный храм Покрова Пресвятой Богородицы в Филях. Его возвели на месте деревянного Покровского храма, основные работы завершили в 1691 году.

Идея строительства храма тоже принадлежит Льву Нарышкину. Участок, на котором появилось здание, входил в его владения. Строение из красного кирпича украсили белокаменными полуколонками, по форме оно напоминает четырехлистник. Иконы для храма писали мастера Оружейной палаты. На кресте западной главы сделали двуглавого орла, который бы напоминал об особом благоволении царской семьи. А чтобы позолотить кресты, Нарышкин получил 400 червонцев.

Кстати, Петр I очень любил этот храм и, когда бывал там, сам пел на клиросе. Есть легенда, что изображение архидиакона Стефана в церкви писали с него.

Парусная фабрика

Еще одно место, связанное с именем Петра, — современный район Сокольники. Здесь на берегу Яузы у дороги Стромынки в 1696–1698 годах открылся казенный Хамовный (полотняный) двор, занимавшийся изготовлением холста для парусов. Кроме ткацких корпусов, здесь располагались мелкие производственные и складские строения. Предприятие по тем временам было очень большим, там трудилось больше тысячи человек. Позже при нем сделали еще и канатный завод. Канаты, которые производили здесь, как использовали в отечественном флоте, так и продавали за рубеж.

С 1701 года управлял предприятием Франц Тиммерман — купец из Голландии, учитель Петра по геометрии и астрономии. Ему правитель доверял безмерно. В том же году создали Кожевенный двор, через четыре года — Суконный. В 1720-м вышел указ, согласно которому запрещалось привозить из других стран полотняные ткани низших сортов.

Лефортовская слобода — для друга и сподвижника

С майором Францем Лефортом из Женевы, служившим в Москве, Петр I познакомился в 1690 году. Они подружились — правителю всегда нравились остроумные смелые люди. Вскоре Лефорт получил повышение — до генерал-майора командира 1-го Московского выборного полка. Он стал ближайшим соратником правителя, полностью разделявшим все его взгляды. К тому же он имел хорошие рекомендации от князя Голицына.

Лефорт сделал блестящую карьеру: он участвовал в создании новой царской армии, в Азовских походах (после первого стал адмиралом русского флота), вместе с Петром подавлял восстание стрельцов в 1698-м.

Современный район Лефортово возник благодаря ему. В конце XVII века здесь, на берегу Яузы, рядом с Немецкой слободой, основали Лефортовскую слободу — в ней жил полк «нового строя» из стрельцов и 50 иностранных солдат, который создал Лефорт.

Он попросил у царя денег для возведения необходимых зданий. Был построен знаменитый Лефортовский дворец (после смерти хозяина его использовали для торжественных мероприятий). Также обустроили плац для учений, казармы и многое другое, в том числе военный госпиталь. Кстати, при нем появилась первая в России хирургическая школа и анатомический театр. А еще в госпитале студенты-медики иногда показывали спектакли, которые посещал Петр I.

После того как столица России переместилась в Санкт-Петербург, слобода потеряла военный облик. Вскоре туда начали переселяться ремесленники.

Немецкая слобода: уголок Европы в России

Немецкая слобода, располагавшаяся между Яузой и ручьем Кукуем, также связана с именем Франца Лефорта — он жил там какое-то время до знакомства с Петром. Здесь селились иностранцы, или «немцы», как называли в России тех, кто не говорил по-русски. В их числе был и шотландец военачальник Патрик Гордон, который тоже входил в число друзей правителя.

Территория Немецкой слободы очень напоминала небольшой европейский городок, и это сильно подкупало Петра, он любил там бывать. Он танцевал заморские танцы, рядился в иностранные одежды, а однажды побывал на католическом богослужении, чем вызвал недовольство приближенных.

В Немецкой слободе он знакомился с чужим бытом, не выезжая из страны. Это было только первое соприкосновение с Европой, после которого он полюбил ее навсегда.

Однако с начала XVIII века слободской уклад почти исчез. Территорию стали застраивать дворцами для аристократов. К XIX веку она обрусела — здесь жили в основном русские купцы и фабриканты, иностранцев почти не осталось.

Сейчас эта территория входит в состав Басманного района.

Гордость России: Пётр Великий – первый российский император

9 июня 1672 года родился Пётр Алексеевич Романов – основатель Санкт-Петербурга. В 2022 году состоится празднование 350-летие со дня рождения первого российского императора. Соответствующий указ подписал Президент России Владимир Путин.

Пётр I вступил на престол в 1682 году как последний царь всея Руси, а оставил его в 1725-м — как первый российский император. Сначала он руководил страной со сводным братом Иваном V — под регентством сестры Софьи Алексеевны, а потом за 29 лет единодержавного правления радикально изменил международный, политический, экономический, социальный и культурный облик России.

Пётр создал регулярную армию и флот, перенёс столицу в Санкт-Петербург, поделил страну на уезды и губернии. 24 года правления он провел в войнах, и отвоевал для страны выход к Балтийскому, Азовскому, Каспийскому и Чёрному морям, и сделал державу куда более весомым игроком на международной арене. 

Нельзя забывать, что самодержец многое сделал для развития промышленности и технологий. Так, 8 февраля 1724 года Пётр I учредил в России Академию наук — сегодня это День российской науки. К тому времени монарх уже был членом французской Академии и знал, как устроены научные сообщества Европы. Император открыл и первый в России музей – Кунсткамеру. 

Историки по-разному оценивают личность первого российского императора и результаты его правления. Мы предлагаем вам самим взвесить все факты и сделать собственные выводы. Для этого придётся углубиться изучить немало исторических материалов – благо, сегодня, они есть в широком доступе. 

Так, Президентская библиотека представила обширную подборку «Пётр I (1672–1725)», ставшую частью цифровой коллекции «Династия Романовых. Земский собор 1613 года». В подборку вошли исторические документы, деловая и личная переписка монарха, посвящённые ему исследования, библиография и многие другие материалы. Так, можно ознакомиться с изданиями «Бумаги императора Петра I», «Достопамятные сказания о жизни и делах Петра Великого: 1672–1725», «Пётр Великий, последний царь московский и первый император Всероссийский», «В Петербурге при Петре Великом» и иными раритетами.

Дата публикации: 04.06.2021

 

благо или зло для России? — Евгений Анисимов — Умом Россию понимать — Эхо Москвы, 21.05.2021

И. Прохорова― Здравствуйте. С вами программа «Умом Россию понимать». И я ее ведущая, Ирина Прохорова. Этим циклом передач мы постараемся опровергнуть Тютчева о том, что умом Россию не понять, и постараемся это сделать спокойно, объективно и желательно сохраняя чувство юмора, что необходимо для жителей нашей страны.

И мы начнем нашу программу с самой спорной и самой яркой фигуры отечественной истории – это, конечно, фигура Петра I, вокруг которого происходят бесконечные баталии, ожесточенные споры в российском обществе. И собственно говоря, разногласия в оценке деятеля Петра в 19 веке привели к разделению интеллектуального слоя России на две ведущие силы, которые так или иначе реинкарнируются и в наше время – это западники и славянофилы. Сейчас теперь почвенники, прогрессисты и так далее.

Так вот, что из себя представляет фигура Петра – благо или зло для России, – мы поговорим с ведущим историком, специалистом по 18 веку эпохи Петра Евгением Викторовичем Анисимовым, который написал прекрасную книгу, которая так и называется «Петр Первый. Благо или зло для России?». Евгений Викторович, здравствуйте.

Е. Анисимов― Здравствуйте. Фигура совершенно замечательная. Вот я пишу сейчас о нем снова. О нем можно много писать. Он такой черный ящик, из которого что-то извлекаешь совершенно необыкновенное.

И вот в начале «Писем и бумаг Петра», толстого тома, изданного больше 150 лет назад, там есть такие учебные тетради – там цифирь какая-то, столбцы и прочее. Я решил разобраться, чем же он занимался. Это, понимаете, сложение и вычитание длинных чисел. К примеру, 13500 и вычесть из этого 10200. Это, казалось, бы обычное дело. Так делают все дети. Какие дети? Ему 17 лет. То есть он в 17 лет не умел считать, арифметические примеры делать. И что потом произошло в России? В то время, когда он в свои 17 лет писал в столбик, в это время его современники в Англии читали и наслаждались Ньютоном с его новыми открытиями. Как произошло, что вот этот полуграмотный человек сумел достичь таких невероятных результатов?

И. Прохорова― Смотрите, вот российское общество постоянно спорит, нужны ли для России реформы, продуктивны ли были усилия Петра по перенесению на русскую почву чужих образцов, стоило ли подрывать традиции. И лучше всего обобщил это все Карамзин в своих «Записках о древней и новой России». Он писал: «Мы стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России. Виною Петр. Он велик без сомнения; но еще мог бы возвеличиться гораздо более, когда бы нашел способ просветить ум россиян без вреда для их гражданских добродетелей».

Так вот, мой первый вопрос. И вот как бы есть какие-то непреложные тезисы и установки по отношению к фигуре Петра, которые кочуют из учебника в учебник и в общественном сознании. Вот как бы говорят, что необходимость радикальных реформ назрела, и Петр был тем человеком, который эти реформы провел. Вот скажите, а нужны ли были такие радикальные реформы?

Е. Анисимов― Я вначале хотел сказать по поводу Карамзина. Карамзин действительно очень ярко характеризовал Петра. И вот там где-то в конце прозвучало, что вот надо было бы сначала просвещением заняться, а не устраивать такую ломку. Да, надо было бы просвещением заниматься, если б были университеты, если бы были спонсоры, которые финансировали бы просвещение вообще. Ничего не было.

Вот знаете, говорят, Петр создал крепостническую экономику. Я согласен. Действительно, она нас привела к крымской катастрофе в конечном счете. Но экономику нужно было создавать. А из чего ее создавать? И самое главное другое. Почему то, что Петр неправильно начал, в конце концов не исправили на правильное? И где это просвещение, о котором постоянно говорили? И во времена Александра, когда ему предлагали радикальные реформы, Лагарп ему писал: «Сначала нужно просвещение. Крестьян надо сначала просветить». Вот Александр II взял и устроил без просвещения реформу – отмену крепостного права.

И.Прохорова: Мы знаем историю. Ни одна страна не был белой и пушистой. Это справедливо

И. Прохорова― В данном случае я хотела сказать, что ведь ваша книга замечательная тем, что она построена в форме диалога защитника деяний Петра и противника. Вот у меня такая, в общем, неблагодарная роль быть адвокатом дьявола, консерватором. Вы знаете, во-первых, сам Петр вполне себе в стиле и других правителей европейских, затевая такие чудовищные реформы, которые, в общем, ломали через колено традиционную жизнь российскую, всегда упирал на мрачное прошлое.

Но это известно, что Ренессанс и Просвещение – все время говорили о мрачном Средневековье. Последние десятилетия историки вообще показывали, что никакого мрачного Средневековья, особенно позднего Средневековья, не было. Это вполне были развитые и интересные культуры, мощные, на которые Ренессанс и Просвещение опирались, по большому счету.

Так вот разговор о мрачном Средневековье и ужасе до Петра – это же тоже отчасти его пропаганда.

Е.Анисимов: Петр считал, что он богом назначен

Е. Анисимов― Да.

И. Прохорова― Он возглавил реформы, которые назревали, которые начинали происходить. Никаких голодных бунтов не было, не было никакого кризиса экономического. Наоборот, последние десятилетия 17 века, в общем, были вполне себе успешными. И собственно говоря, на этот жирок крестьянский Петр и опирался, проводя свои бесконечные войны, и обложил крестьян чудовищными податями, которых не было до него, собственно говоря, разоряя крестьян и надрывая всю экономику. Так в чем, собственно, была идея? Ну, появился первый университета – Славяно-греко-латинская академия. То есть никто не говорил, что реформы не нужны. Но идея слома всего, изничтожение тех ростков, точек роста.

В данном случае что в итоге такого невероятного мы получили? А в чем плохо просвещение крестьян? Ведь, на самом деле, мы знаем, например, крестьянская война в Германии, которая покончила с крепостничеством, была связана с тем, что немецкие крестьяне были грамотными и они противопоставляли и говорили, что в Библии написано, что все равны, вы не имеете права нас угнетать. Вот невежество крестьян ведь и тормозило очень многие реформы. Разве не так?

Е. Анисимов― Да, это все правильно. Вот знаете, ваш редактор замечательный, он все время мне писал: «В конце как вы-то считаете? К какому выводу приходите?»

И. Прохорова― Мы обязательно к концу придем и спросим вас.

Е. Анисимов:― «Как вы считаете, вот благо или зло?» И я каждый раз не то что уворачивался, я как бы все время стремился лететь над этим пейзажем, который был. И в конечном счете я вам могу сказать – и это часто бывает с реформаторами, с реформами – все происходило, потому что это такая личность. Вот понимаете, это реформы ненависти к прошлому. А какое прошлое? Все со школьных времен знают и стрелецкие бунты, и опасность, которая всегда над ним висела, пока он был молод, будучи вторым царем. И он возненавидел вот это прошлое и в том числе то вполне благополучное, которое было.

И второе обстоятельство – это, конечно, империализм. Он изо всех сил стремился расширить пределы России и войти в общую группу немногочисленную тех, кто правит миром. Это очень важный момент. И ради этих двух причин произошло то, что произошло. И мы знаем, что ради, допустим, мировой революции то же самое происходило в позднейшее время.

То есть когда мы рассуждаем просто о том, что действительно в конце 17 века были такие жирные, упитанные годы, то чего тут, собственно, было так ломать? Но если мы введем вот эти два фактора, то мы увидим, что по-своему это, с его точки зрения, все это было оправданно.

И. Прохорова― Вы знаете, если посмотреть с точки зрения имперского государственного взгляда, ну да, Россия стала мощной, хищной империей, которая стала грозить не только шведу, но и всей Европе. И с этой точки зрения, конечно, картина, в общем, я бы сказала, выдающаяся. Но если мы посмотрим немножко с другой стороны… Понимаете, вот этот меня всегда смущает эффект на каком-то ближнем эффекте. В течение жизни Петра и ближайших, может быть, десятилетий эффект был колоссальный.

Но мы же говорим, если смотрим исторически, перспективу, а что это дало впоследствии для страны, вот поскольку Петр заложил основы современного государства, модернового. Ну, фактически он выстроил всю экономику под военные цели. То есть армия стала главным и единственным, я бы сказала, таким бенефициаром всего этого.

Но вот, например, я не могу не привести цитату историка Александра Корнилова, который писал о России 17 века: «Содержание служивого сословия сделалось господствующим интересом в Московском государстве, поглощавшим все остальные интересы страны. Этому интересу все приносилось в жертву.

Эта же неизбежность постоянного многовекового напряжения средств страны, малонаселенной и вынужденной отстаивать, охранять и постоянно расширять и без того непомерно растянутые границы, привела к тому, что население обращено было к отбыванию тяжелой государственной повинности того или иного рода. В поисках за платежными силами возникает и укореняется мало-помалу своеобразная финансовая система, в основание которой кладется идея всеобщего тягла».

И.Прохорова: Разговор о мрачном Средневековье и ужасе до Петра – это же тоже отчасти его пропаганда

То есть, грубо говоря, в каком-то смысле мы и сейчас живем в этой конструкции, когда все население, грубо говоря, существует для того, чтобы кормить армию. Разве это не так? И насколько это же и однобокая экономика и вообще приоритеты территории над людьми, живущими на территории, как писал Александр Пятигорский, она до сих пор существует в политике, что никак не идет на пользу государству в целом. Разве это не так?

Е. Анисимов― Нет, это так. Вот здесь мы как раз входим в то противоречие, которое отражено в книжке. Да, вокруг России не ходили мягкие голубые слоны или розовые. Там были свои империи. И необходимость государственных преобразований для укрепления обороны очевидна. Но при этом следующий растык. А какого беса он пошел в Индию, завоевывать Персию, если, с одной стороны, действительно, надо было создать армию, а с другой стороны, начать безумные проекты (например, проект основания базы на Мадагаскаре). Собственно, то, что вы говорите. У нас, по-моему, теперь в Судане где-то должна новая база быть. Примерно в том же направлении. Вот такая история России.

Е.Анисимов: Он создал монстра, который существует и до сих пор

Как Погодин писал, что Петр – такая фигура, которая не уменьшается по мере того, как мы идем по историческому пути. Это нарушение исторической перспективы. Он все время великий, большой. А почему это произошло? Может быть, он выбрал тот путь, который был предназначен России? Как Соловьев писал: «Собрались в дорогу. Ждали, когда придет вождь». Я говорю это к тому, что никакого другого пути у этой страны нет.

И. Прохорова― Хорошо. А главная ошибка Петра?

Е. Анисимов― Главная ошибка Петра… Он говорил: «Как бы я хотел сменить свое место русского царя на место английского адмирала. Как бы мне хорошо было». Он не ценил свой народ. Он вообще не видел в нем никаких начал цивилизованных и поэтому считал, что это палка. Вот это самый главный, существенный недостаток многих русских правителей, которые не верят в свой народ. Но когда у них там что-то в огне, то они вдруг начинают говорить «братья, сестры». Александр I вообще обратился «граждане», когда Наполеон пришел. Это вот это неумение ценить свой народ, использовать его действительно выдающиеся, как и у других народов, способности. Это главный недостаток.

И. Прохорова― Нам нужно ненадолго уйти на перерыв. А после перерыва все-таки попытаемся мы с вами поспорить, мог бы быть у России другой путь, кроме имперского милитаристского. Так что, наши радиослушатели, не переключайтесь. Мы вернемся к этой архиважной теме.

НОВОСТИ / РЕКЛАМА

И. Прохорова― Мы продолжаем нашу программу под общим названием «Умом Россию понимать». И напомню нашим радиослушателям, что мы сегодня беседуем с Евгением Викторовичем Анисимовым, известным историком, специалистом по 18 веку и петровской эпохе, о фигуре Петра очень неоднозначной. И мы программу назвали по книге Евгения Викторовича, которая так и называется «Петр Первый. Благо или зло для России?» Так вот закончили на тезисе, выдвинутом автором книги, что другого пути у России не было. Вы знаете, эти разговоры об особом единственном пути никогда меня, честно говоря, не убеждали.

Мы знаем историю. Ни одна страна не был белой и пушистой. Это справедливо. Есть много завоеваний, безобразий и ужасов. Но знаем целый ряд примеров стран, которые, в общем, совсем необязательно были самодержавными. И ведь мы прекрасно понимаем, что вот этот тезис, который был выдвинут при Петре, а потом им жонглировали и манипулировали все остальные самодержцы, что из-за географии, географический фактор, у нас страна такая огромная, вот кроме как самодержавие удержать это не может. И это работало в сталинское время: железный обруч, железная рука и так далее.

Но существует целый ряд других пример. Вот нелюбимые наши США – огромная страна, которая управляется по-другому. Был пример Швейцарии. Был вообще другой пример стран – та же Британская империя, где в самом расцвете король и дальше королева теряли полномочия всевластного монарха. Это никак не мешало развиваться стране.

Почему мы считаем, что самовластие – то, что ввел Петр – это единственный способ для такой страны, как Россия? Вот, может быть, рассказали бы немножко о том, что за тип государства он, собственно, создал довольно специфически? И вроде бы по всем современным с точки зрения 17-18 века лекалам. Так что Петр сделал?

И.Прохорова: Ведь Петр регламентировал все на свете, вплоть до того, как чиновникам в туалет ходить

Е. Анисимов― Сначала про то, что перечислили страны. Там жили и живут другие люди. Там живут американцы, швейцарцы.

И. Прохорова― Ну, знаете, а что, у нас рога с хвостами?

Е. Анисимов― Нет, нет, нет. Я про другое хочу сказать. Я хочу сказать, что в некотором смысле Петр когда праздновал Ништадтский мир, то были вывешены, условно говоря, такие плакаты: с одной стороны – Иван Грозный, где написано: «Я начал», а с другой стороны – Петр: «Я продолжил». Вот, понимаете, еще тут «Гуталина» не хватает, Иосифа Виссарионовича, чтобы третьим поставить. Действительно так.

Вот если бы сохранились Новгород, независимая Тверь, другие страны, то действительно могла бы история быть иной. Но у нас Золотая Орда. Она категорическим образом изменила всю историю русского народа, в отличие от народов, которые не попали под ее гнет. И это очень существенно. Петр, в сущности, и так историк Платонов в свое время писал, что Петр ничего нового не придумал, он придумал какие-то новые средства, а сущность оставалась прежней – деспотическая сущность. Только при Иване Грозном мучали людей невинных, а здесь осмысленные были жертвы.

И. Прохорова― Чем они были, собственно, осмысленны? Вот правда, знаете, ведь писание истории чаще всего, особенно нашей истории – это такая, действительно, государственная милитаристская история. И поэтому это все время разговоры о том, что цель оправдывает средства, если уж мы так серьезно скажем. Поэтому количество людей, которые были убиты и замучены и погибли на стройках бесконечных Азова, Таганрога, Беломорканала и так далее – это все как бы не считается.

И в данном случаем мне кажется, что все разговоры о том, что по-другому невозможно, они исходят из идеи именно этой имперской. Если бы в основание политики была положена идея все-таки ценности человеческой жизни, те же самые цели другими средствами бы достигались.

Но мы забываем, что эта Северная война, кажется, уложился полмиллиона человек, притом что население России тогда при Петре было 12 млн. То есть, на самом деле, в каком-то смысле это национальная катастрофа. А рекрутская система, которую Петр вроде бы взял из Швеции, она же абсолютно чудовищна, потому что дала возможность выкачивать бесконечное количество людей из деревни. Крепостных можно было как угодно вытаскивать оттуда. И что получилось? Кстати, если мы посмотрим на современную армию, она же по этому принципу и работает.

Там у нас великий полководец говорил, что нужно воевать не числом, а умением. А ведь, на самом деле, в реальности все наоборот: не умением, а числом. И начиная с Петра, просто заваливали людьми все войны, пока войны велись исходя просто из размеров армии. Если мы посмотрим в перспективе исторической, но ведь это приводит к оскудению населения (то, что и произошло, между прочим, во Вторую мировую войну).

Так что в этом смысле это красивая имперская история. Но если мы посмотрим на результаты нескольких веков, мы увидим, насколько это порочная система. Собственно, почему ее уж так нельзя поменять?

Е. Анисимов― Нет, я вообще сторонник изменений. Вообще, действительно, Ира, в наших с вами беседах и презентациях я все время выступаю в роли консерватора, потому что пытаюсь каким-то образом уравновесить. Но я все равно в вашем лагере. И хочу сказать, что очень многие проблемы, которые вы ставите, их невозможно решить, потому что поляна Петром затоптан, никакого другого варианта он не оставил. Почему вот дальше следующие правители, допустим, тот же Александр I не провел демократизацию? Почему Александр II не довел до конца то, что он начал? Вот это другой вопрос.

Вот вы говорите, Ренессанс был в Европе. В России этого не было. В России сразу же началось раннее новое время из Средневековья. И перспектив вот такого мирного, благородного и просветительского изменения я не вижу в предыстории Петра.

По поводу того, что он начал все это резко. Во многом это связано, действительно, с изменением одежды, быта, нравов. Но посмотрите, Ира, вот Япония провела реформы Мэйдзи, сохранив и кимоно до сих пор, и все остальное. Но к чему это тоже привело? Это привело к империализму, к захватам страшным. Это такой путь модернизации, получается, у восточных народов.

И.Прохорова: Постоянно спорим, продуктивны ли были усилия Петра по перенесению на русскую почву чужих образцов

И. Прохорова― Вы знаете, по поводу того, что мы Восток или мы Запад, мы даже спорить не будем.

Е. Анисимов― Да, не будем.

И. Прохорова― Это уже как-то совсем у нас какие-то дебри. Мы не похожи на японцев, не похожи на китайцев. Если мы блудный сын европейской культуры, то уж это проблема европейской культуры в целом, наверное.

Е. Анисимов― Да, да. Знаете, как голландский один дипломат говорил: «Хорошо иметь Россию другом, но не соседом».

И. Прохорова― Именно. Вы знаете, честно говоря, эти все разговоры, апеллировать бесконечно к татаро-монгольскому нашествию, которое списывает все, и поэтому мы такие – мне кажется, это тоже в некотором смысле уловка. Искать виноватых в какой-то там древней истории… Можно так дойти и до Рима в каком-то смысле и обвинить их в том, почему у нас что-то там не получилось. А все-таки для меня важный момент, и мне кажется, что какие-то изменения в обществе возможны, если понимать вот эти механизмы, как складывалось это модерное государство в России.

Все-таки, может быть, вы бы описали? Вроде бы Петр хотел сделать такую камералистскую систему управления, казалось бы, очень логичную, четкую и ясную. Вот, может быть, вы немножко расскажете, что он, собственно, сделал, зачем он сломал устоявшуюся систему управления, которая имела, конечно, много недостатков, но более-менее функционировала, работала, перегородки между социальными группами были непрочными, социальные лифты довольно интересным образом работали? Вот он решил сделать это по европейскому образцу. А вот что он, собственно, сделал?

Е. Анисимов― Здесь опять же я снова возвращаюсь к тому, что это была реформа ненависти. Иметь дело с людьми, которые замышляли его убийство и вообще свержение, он не хотел. То есть я имею в виду бояр, окольничих и всех прочих. Он решил новую систему взять на Западе. Как, собственно, он взял там строить корабли? Вот голландская ему система не понравилась, взял английскую и начали строить корабли. То же самое и здесь.

Но то, что он создал – это был монстр, который существует и до си пор, потому что он взял западноевропейскую систему учреждений, отрезав, даже кастрировав их, ибо они все соединялись с представительными органами власти, с парламентом, в том или ином виде который существовал и в Швеции, и в Дании, и в других странах, откуда он брал НРЗБ. Ему нужен был сам механизм. Он считал, что с помощью дисциплины можно привести этот механизм в идеальное состояние, и он будет лучше работать, чем московские приказы. Между тем, до Полтавского сражения эти приказы благополучно работали и достигли выдающихся успехов для этой победы.

И поэтому само создание новой государственной системы преследовало цель обеспечения армии, флота и всего прочего бесперебойными средствами. И этот монстр, в нем главным человеком стал бюрократ. В принципе, дальше было уже неважно, слабая женщина на престоле или ребенок. Эта машина уже работала. Она работала сама по себе. То, что он не использовал допетровские механизмы – здесь тоже понятно, потому что они не были отрегулированы так, как необходимо было бы, чтобы они могли функционировать как, допустим, Государственные думы и тому подобное.

Но я вам хочу сказать, что до Петра все эти Земские соборы, все это представительство народное – все это угасло. Потому что в России так устроено: если государству плохо, оно обращается к народу, народ его спасает, а после этого он снова загоняет народ в стойло. И Земские соборы к петровской эпохе уже себя изжили, как пишут. На самом деле, в них власть не нуждалась, потому что она не нуждалась в помощи народа, в его одобрении того, что она делает.

Вы знаете, дело доходило до того, что люди не платили государству налоги, а приезжал приказчик в город, занимал денег и платил в казну, а потом в деревне он собирал себе эти деньги, потому что люди больше приказчику доверяли, чем государству, они не хотели прямо платить. Это поразительно. Произошел колоссальный разрыв между обществом и государством уже в допетровскую эпоху. И он углубил это. Вы знаете, что русская элита в допетровской эпохе питалась теми же культурными продуктами, а в послепетровской произошел колоссальный разрыв между верхушкой и народом.

Я снова говорю, этот раскол наметился еще раньше, потому что русская власть не хочет иметь дела со своим народом, она хочет им только управлять.

И.Прохорова: С точки зрения имперского государственного взгляда, Россия стала мощной, хищной империей

И. Прохорова― Вы понимаете, любая власть, дай ей волю, при сломе важных социальных институтов жаждет быть и будет абсолютно авторитарной и тоталитарной. Вопрос. Говоря о том, что все угасло, но ведь можно было немножко подновить огонь и позволить, наоборот, больше самостоятельности.

И кстати, если уж говорить о прагматизме, как раз в огромной стране быть единым самодержцем значительно сложнее, потому что как раз саморегулирование регионов в огромной стране позволяет снять огромную долю ответственности и бюрократических волокит именно с центральной власти. Поэтому эта идея все держать в кулаке, на самом деле, не позволяет и стране развиваться, и людям НРЗБ, и, на самом деле, делает саму власть очень уязвимой, потому что получается, что она отвечает за все.

Но, кстати, вы и пишете в книге, что Петр фактически ручным управлением занимался. То есть он должен был рассматривать, как сейчас у нас пишут президенту: «Вот там у нас канаву раскопали, а трубу не проложили». И ему приходилось, выстроив такую мощную систему бюрократическую, которая вроде должна работать сама по себе, он вынужден был вот все время смотреть, следить, выстраивать армию надсмотрщиков над негодными бюрократами и так далее и так далее. Собственно говоря, степень дееспособности этой системы какова?

Е. Анисимов― По-видимому, если смотреть историю в целом, то в 18 веке она была дееспособна. Позже наступил серьезный кризис этой системе. Она в каком-то смысле, наверное, отвечала и общим чаяниям. Потому что, знаете, когда Петру предложили ввести систему управления с представителями от деревни, то он сказал, что это русскому мужику не нужно, нужно, чтобы к нему пришли и сказали, что делать. И в этом смысле ведь все же идет снизу. Когда была смута, то вот это движение снизу заставило очень власть измениться.

То же самое и до сих пор. Пока не будет именно такого движения снизу к самоуправлению, то ничего не будет, потому что бюрократическая система остается единственной, которая функционирует. И пока она не сменится, ничего я придумать не могу.

И. Прохорова― Хорошо, предположим, для 18 века абсолютизм был вещью вполне себе привычной в Европе. Но вот то, о чем, собственно, в вашей книжке пишется, и что недоброжелатель претензии предъявляет защитнику Петра, что если бы Петр, даже выстраивая такую абсолютную монархию, собственно, вписал бы монарха в новое законодательство, то есть обязанности монарха, то эта система была бы способна к эволюции.

Но ведь произошло самое чудовищное. Ведь Петр регламентировал все на свете, вплоть до того, как чиновникам в туалет ходить, где и когда, а при этом он вывел фигуру монарха из правового поля. То есть, грубо говоря, монарх не подчинялся никаким правилам, в том числе и престолонаследования (просто разрушена была система привычная, можно было хоть коня посадить на престол), и как бы неответственным был ни перед кем.

Е.Анисимов: Русская власть не хочет иметь дела со своим народом, она хочет им только управлять

Не это ли создало вот эту порочную систему? Дело даже не в самом абсолютизме, который пережили почти все страны, а в том, что здесь фактически обязанности у монарха и ограничения его власти какими-то установками вообще не оказалось. И отсюда мы видим эти бесконечные дворцовые перевороты, всю эту катавасию. И вот эта идея неподчиненности высшей власти ничему, даже собственным законам, не есть ли это главный порок, который создал Петр в своей несомненно мощной деятельности по реформированию страны?

Е. Анисимов― Да, конечно. Но даже если бы ему было предложение такое… А, собственно, есть об этом сохранившийся анекдот о том, что он сказал, что аглицкие законы – это у нас как от стенки горох, имея в виду парламентскую систему. Ему казалось, что он в состоянии заменить все. Знаете, у него как бы такая была идея, что не нужно нам демократии, не нужно нам этих институтов, я, моя просвещенная воля – вот гарантия прогрессивного развития России. И с этим ваши предложения он никогда бы не принял.

И. Прохорова― Я думаю, что меня бы еще потащили куда-нибудь на плаху.

Е. Анисимов― Да. Нас сейчас никуда не тащат, но я ни разу не слышал отчета президента о проведенных годах у власти. То есть это, между прочим, характерно как раз для авторитарных режимов. И в этом смысле Петр был уж такой авторитарист, которого трудно даже представить. Поэтому создать систему, которая бы была, условно говоря, демократической, учитывала интересы разных сословий, он просто по своей природе не мог, не в состоянии этого даже понять. Это, между прочим, часто бывает с диктаторами. Вспомните Чаушеску и тому подобных. Последние слова его жены были, обращенные к солдатам: «Я же вам как мать всегда была». Вот это неизбежно.

Еще очень важный момент. Петр считал, что он богом назначен. Он в некотором смысле издевательски в церковной реформе начинал указ: «Призовет меня Господь и спросит: что ты сделал для блага русской церкви? А что я могу ответить, если я ничего не сделал?» Понимаете, здесь, конечно, есть элемент такой юмористический. Но это не юмор. Он каждую область русской жизни переделывал так, как он считал нужным. Но звучит это очень забавно.

И. Прохорова― Вы знаете, о Петре мы могли бы говорить часа 3 и было бы мало. А вот программа наша подходит к концу. Так все-таки, с вашей точки зрения, Петр I – благо или зло для России? Как историк кратко, если можете, ответьте.

Е. Анисимов― Для меня – благо. Потому что он открыл мне ворота на Запад.

И. Прохорова― А без него бы вот точно не открыли, с вашей точки зрения?

Е. Анисимов― Нет, не открыли.

И. Прохорова― А вот кратко, какое его достижение считаете самым главным?

Е. Анисимов― Самое его главное достижение – что русские люди стали себя чувствовать европейцами. Ну, не все, не власть…

И. Прохорова― 1% населения, да?

Е. Анисимов― Это важно. Этот 1% все решает. Мы вошли в ойкумену. И это очень важно. У нас сознание в целом европейцев. И это важно. И конечно, что там говорить, это культура, это открытые ворота для культуры Европы, которая к нам пришла и долгое время, почти столетие, русская культура болела и наконец-то через Державина, Пушкина она рванула вверх. Это самое главное. То есть как Марина Цветаева сказала: «Этот взгляд, остановившись на маленьком арапчонке, сказал: Пушкину – быть».

И. Прохорова― Вот здесь мы поставим точку, а предоставим нашим слушателям возможность самим решать. Может быть, прочитав книгу, этот диалог защитника и противника Петра, они вынесут какое-то свое суждение. Большое вам спасибо, Евгений Викторович.

Е. Анисимов― До свидания, дорогая.

И. Прохорова― До свидания.

как Россия стала империей — РТ на русском

300 лет назад Россия была официально провозглашена империей, а царь Пётр I принял титул императора. По словам историков, это стало результатом побед российского оружия и превращения России в одну из наиболее могущественных европейских держав. Обретение статуса империи стало началом нового этапа в истории страны, который ознаменовался резким ростом её влияния на мировой арене.

2 ноября 1721 года царь Пётр I принял титул Императора Всероссийского, преобразовав тем самым Россию в империю. Это послужило началом нового этапа в истории страны, который ознаменовался резким ростом её влияния на мировой арене.

Формирование предпосылок

«Основа стремления Петра к созданию империи была заложена у него ещё в детские годы отцом, Алексеем Михайловичем. Для его обучения грамоте использовалась книга «Александрия» о военных походах Александра Македонского. Другим образцом государственного деятеля для Петра стал Юлий Цезарь, чьи «Записки о галльской войне» он также читал. Таким образом, имперская концепция управления была заложена в мировосприятие Петра с юных лет», — рассказал в беседе с RT профессор СПбГУ Павел Кротов.

Став самостоятельным правителем, Пётр активно занялся развитием российской армии и созданием флота. В Азовских походах он нанёс болезненное поражение Турции, а затем занялся подготовкой к войне со Швецией, которая ранее лишила Россию выхода к Балтийскому морю.

Также по теме

«Российский путь модернизации»: что привёз Пётр I из Великого посольства

320 лет назад, завершив свою миссию в Западной Европе, Великое посольство, в состав которого инкогнито входил сам царь Пётр I,…

По словам историков, Пётр осознавал, что для развития экономики и наращивания военной мощи России необходим флот. При этом он тщательно изучал чужой опыт. Во время пребывания в Европе в рамках Великого посольства он не только налаживал политические контакты с главами других государств, но и посещал заводы, мастерские, верфи, арсеналы. Многие из соратников Петра в это время обучались различным ремёслам либо изучали мореплавание.

В 1700 году Россия в союзе с Данией и Саксонией вступила в войну против Швеции, королём которой незадолго до этого стал молодой Карл XII. В начале войны российские войска потерпели крупное поражение от шведов под Нарвой. Однако Пётр I проанализировал свои ошибки и быстро восстановил армию. В 1702—1704 годах его войска одержали ряд серьёзных побед в Прибалтике и взяли под свой контроль Неву.

Карл XII попытался изменить ход войны, вторгнувшись в 1708 году в Россию. Вскоре в тайные переговоры с ним вступил украинский гетман Иван Мазепа, заставив шведского короля поверить в перспективу полного разгрома Петра I. Однако в 1709 году российская армия нанесла шведам сокрушительное поражение в Полтавской битве. Карл XII и Мазепа бежали в Турцию.

«После победы под Полтавой начали формироваться предпосылки для провозглашения России империей. Существует предположение, что это должно было произойти в 1711 году», — рассказал Кротов.

  • Полтавская битва
  • © Wikimedia commons

Однако, по мнению историка, Пётр I тогда не стал объявлять себя императором из-за неудачи, которая постигла его в Прутском походе против Турции. Подходящий момент для преобразования России в империю, по словам эксперта, наступил на фоне полной победы над Швецией и подписания Ништадтского мира в 1721 году.

«Победа над Швецией, поставившая Россию по влиянию вровень с ведущими европейскими державами, способствовала тому, что идея преобразования страны в империю стала актуальной», — заявил в комментарии RT доцент РГГУ Евгений Пчелов.

«Обрела достаточную мощь»

«Юридически всё было оформлено так, как будто это Сенат и Синод проявили инициативу преподнести Петру титул Отца Отечества и императора. Но на самом деле автором идеи был, конечно, сам Пётр I», — заявил в разговоре с RT научный сотрудник Санкт-Петербургского Института истории РАН Евгений Анисимов.

Однако, по его словам, Пётр I исходил не из честолюбивых соображений, а действовал так в стремлении подражать Римской империи как классическому государственному образцу.

Также по теме

«Выполнил великую историческую задачу»: как Ништадтский мир изменил Россию

300 лет назад был подписан Ништадтский мирный договор, завершивший одну из самых длительных войн в истории России — Северную. Успешные…

«В начале XVIII века в Европе фактически существовало две империи. Первая — это официально признанная Священная Римская империя, которая претендовала на преемственность по отношению к античному Риму и империи Карла Великого. Вторая — это Османская империя. Хотя де-юре её признавали не все, но у неё были все соответствующие признаки, а благодаря обширным владениям на Балканах её можно было причислить к европейским державам», — пояснил в комментарии RT профессор МПГУ Виталий Захаров.

Успех в Северной войне, по словам эксперта, резко повысил политический статус России, сделав её ещё одной великой державой.

«Россия обрела достаточную мощь для того, чтобы её мнение необходимо было учитывать при решении любого общеевропейского вопроса», — подчеркнул Захаров.

Историки отмечают, что ещё до провозглашения России империей с международным сообществом была проведена «подготовительная работа». По указу Петра I была опубликована на русском и немецком языках обнаруженная в архивах грамота германского императора Максимилиана I от 1514 года. В ней великий князь Василий III именовался «Божиею милостью цесарем и обладателем всероссийским и великим князем», а также «великим государем цесарем и обладателем всероссийским». При этом цесарями традиционно было принято называть именно императоров.

  • Подписание Ништадтского мира
  • © Wikimedia commons

2 ноября 1721 года в Троицком соборе Санкт-Петербурга была проведена обедня, после которой зачитали заключённый со Швецией мирный договор, а епископ Псковский и Нарвский Феофан Прокопович выступил с проповедью, в которой перечислил достижения царя. Вслед за этим сенаторы обратились к Петру I с просьбой принять титул Отца Отечества, Петра Великого, Императора Всероссийского. Новый титул Пётр принял под залпы орудий Адмиралтейства и Петропавловской крепости. Россия официально стала империей.

По мнению Виталия Захарова, обретение нового статуса имело двойственные последствия для России.

«С одной стороны, приходилось за свой счёт вмешиваться в чужие династические войны, многие из которых России были не нужны, но с другой — это резко повысило престиж страны», — заметил эксперт.

Как отметил Павел Кротов, внутриполитическая ситуация в России после обретения страной статуса империи осталась прежней, так как царская власть имела абсолютный характер уже при отце Петра Алексее Михайловиче.

Однако внешняя политика России, по словам Евгения Анисимова, изменилась сильно.

  • Семилетняя война. Цорндорфское сражение
  • © Wikimedia commons

«Внешняя политика активизировалась, в ней стал действовать примат силы, начались попытки раздела мира с другими европейскими странами», — подчеркнул эксперт.

В целом, по мнению Евгения Пчелова, обретение статуса империи сыграло огромную роль в истории России.

«Начался абсолютно новый этап в истории нашей страны. Россия стала одной из ведущих европейских держав. Это было качественным рывком для всей русской цивилизации», — подытожил Пчелов.

Пётр Первый — «невостребованный» царь

300 лет назад — 22 октября (2 ноября по новому стилю) 1721 года — по окончании Северной войны по прошению сенаторов Пётр I принял титулы Императора Всероссийского и Отца Отечества. Так появилась Российская империя, просуществовавшая 196 лет — до февраля 1917 года. Однако, как ни странно, это событие не стало поводом для юбилейных торжеств…

Пётр первый на картине Сурикова Утро стрелецкой казни

О том, какое место Пётр Первый занимает в исторической памяти, в своей авторской колонке рассказывает известный историк, главный редактор научно-исторического журнала «Сибирский Архив» доктор исторических наук Владислав Кокоулин.

Формирование образа

В XIX веке Пётр Первый выступал в разных ипостасях. Прежде всего, в качестве выдающегося государственного деятеля, который своими реформами способствовал вхождению России в число держав — лидеров XVIII века. Не менее распространённым был образ царя-«революционера», который сломал традиционный уклад российской жизни и направил естественное развитие страны в то же самое европейское русло. Были образы «царя-немца» и «царя-антихриста», формировавшиеся в консервативных и церковных кругах. Значительно меньшее распространение получили образы «царя-героя», «царя-учителя» и «царя-плотника».

Визуальный образ Петра I формировался хорошо известной советским школьникам картиной «Утро стрелецкой казни» В.И. Сурикова. В основе этой картины лежала расправа Петра I с участниками бунта стрелецкого войска в 1698 году. На картине зрительно противопоставлялись два лагеря — сторонники «старой» России — пёстрая толпа на фоне Храма Василия Блаженного. Им противостоят сторонники «новой» России — Пётр I и его сподвижники на фоне кремлёвской стены и строгих башен. То, что изображена не сама казнь, а момент, предшествующий казни, только подчёркивает неизбежность происходящего, объективный характер, не зависящий от воли царя.

В советское время образ Петра I формировался также посредством художественной литературы. Самой популярной книгой, посвящённой Петру I, был, разумеется, роман «советского графа» Алексея Толстого «Пётр Первый». Написанное в сталинские годы, это произведение считалось образцом исторического романа советского времени.

В книге показаны годы становления Петра I и первые годы его правления (с 1682 по 1704 год). Идеализированный правитель, которому пришлось выдержать суровые испытания, связанные с другими претендентами на власть, разгромив противников, приступил к энергичным преобразованиям, которым препятствовали лукавые и ленивые приближённые царя. При этом царь не жалел ни себя, ни тем более других людей ради достижения поставленной цели. Читатели легко угадывали параллели между Петром I и И.В. Сталиным, видя, как оба ломают прежний уклад жизни, не считаясь с жертвами, а также узнавали систему власти, основанную на грубом насилии. Следует отметить, что литературоведы, тщательно изучив редакции романа, установили, что автор не только удалил из текста моменты, которые показывали влияние немцев на Петра I, но и сокращал описания припадков и гнева царя, проявления его взрывного и сумасбродного характера, усиливая при этом образ милостивого правителя. Хотя впоследствии прямые аналогии со Сталиным ушли в прошлое, роман продолжал пользоваться популярностью — с 1947 по 1990 год он был переиздан 97 раз.

Суриков Утро стрелецкой казни

Разумеется, он был и экранизирован, правда, первая экранизация была сделана ещё в предвоенные годы, практически одновременно с фильмом, посвящённым Александру Невскому. Алексей Толстой в это время ещё продолжал работать над романом. Однако фильм советскому зрителю показывали не часто. А в 1960-е годы вообще сократили.

В 1980-е годы на экраны вышла историческая дилогия режиссёра Сергея Герасимова «Юность Петра» (которую за один год посмотрели 23,5 миллиона зрителей) и «В начале славных дел». В основе этого фильма как раз лежал исторический роман Алексея Толстого. Первый фильм дилогии показывает Петра, который решительно отказывается от старых ценностей России и стремится вывести страну в число просвещённых европейских стран. Во втором фильме юный царь Пётр со всей решительностью начинает строительство флота в Воронеже и берёт крепость Азов, а в это время в среде боярства зреет недовольство молодым царём и переменами.

Разумеется, в брежневские времена фильм воспринимался совершенно в ином контексте, чем в сталинские. В то время как Пётр что-то постоянно делал — пилил, строгал, ковал или спускал на воду корабли, его сподвижник Меншиков был отражением царя в своеобразном искривлённом зеркале, в котором все труды, усилия и победы были обречены: они вязли в крови, взятках, междоусобице, фаворитизме, борьбе за власть.

 

Обложка книги Алексея Толстого Пётр первый

Петр Первый глазами советского школьника

В советское время Пётр I выделялся среди прочих российских царей как выдающийся реформатор. Но его деятельность рассматривалась сквозь призму классовой теории. Например, в учебнике истории СССР для студентов исторических факультетов педагогических университетов, выпущенном в 1979 году, сообщалось: заслуга Петра I состояла в том, что он правильно понял стоявшие перед страной задачи и упорно их осуществлял. Но при этом напоминалось, что Пётр осуществлял классовую политику, всемерно укреплял феодальное государство.

В соответствии с этими установками давалась оценка как конкретным реформам Петра, так и его внешней и внутренней политике в целом: прогрессивный характер не отрицался, но постоянно подчёркивалось, что все достижения были основаны на усилении крепостнического гнёта, и даже успехи во внешней политике вели к укреплению абсолютистского государства и усилению эксплуатации крестьян.

Пётр первый — афиша кинофильма 1938 года

 

Трансформация образа

В 1990-е годы с исчезновением «классового подхода» исчезает и характеристика Петра как «эксплуататора народа». Напротив, его качества «царя-плотника» выдвигаются на первый план. Характерно, что «народные массы» не исчезают со страниц учебников. Но они уже не являются объектом «крепостнической эксплуатации». Хотя жилось им тяжело, но «время было такое», ведь Пётр думал только о благе государства, не жалея себя и других. Но самое поразительное, что эти самые «народные массы» объявляются равноправными участники петровских преобразований: страну двигали вперёд «царь-плотник» и «миллионы простых тружеников России».

Что касается 2000-х годов, то, если посмотреть учебную литературу, мы видим: всё более настойчиво подчёркивается укоренённость петровских реформ в истории России. Из учебника в учебник разъясняется, что реформа армии была заложена ещё Алексеем Михайловичем, первая попытка подчинить церковь государству также произошла при этом царе после конфликта с патриархом Никоном, в Соборном уложении 1649 года было заложено последующее слияние бояр и дворян.

Более того, чётко отмечается, что хотя Пётр был охвачен всепоглощающей мыслью превратить свою страну в такую же развитую, просвещённую и сильную державу, как многие европейские, но он равнодушно отнёсся к демократическим традициям — парламенту, системе народного представительства, выборам. Свобода личности, гражданские свободы, свобода предпринимательства — эти понятия остались для него чуждыми, а именно они лежали в основе европейского прогресса. Он же видел себя российским самодержцем.

Афиша фильма Юность Петра 1980 годаАфиша фильма В начале славных дел 1980 года

Избирательность исторической памяти

Можно спросить: почему Пётр Первый, несмотря на свою огромную значимость, многоаспектность и популярность, занимает весьма скромное место в официальной политике исторической памяти по сравнению, например, с Александром Невским? Причин у этого несколько. Одна из них состоит в том, что Пётр Первый ликвидировал патриаршество и сделал церковь придатком государственной машины, что явно не созвучно современным временам.

Поэтому, несмотря на то что его символический потенциал как царя-реформатора, следовавшего западным образцам, но при этом сохранявшим российскую политическую систему, вполне соответствовал 1990-м годам, тем не менее памятник Петру I в Москве, установленный в 1997 году, подвергся острой критике с эстетической точки зрения, осложнявшейся тем, что памятник был сооружён по инициативе мэра Москвы Юрия Лужкова, который находился в достаточно сложных отношениях с президентом Борисом Ельциным. В итоге Пётр так и не стал национальным героем и символом преобразований в 1990-е годы.
В президентство Владимира Путина также не произошло изменений в отношении к Петру I, хотя президент и называл его наряду с Екатериной II в качестве тех лидеров, которые вызывают его восхищение. Но это было связано с тем, что именно эти деятели дореволюционной России занимали прочное место в советском пантеоне и, более того, продолжают оставаться в массовом историческом сознании наряду с российскими писателями-классиками и политиками советского периода, поскольку ни одного памятника, посвящённого Петру Первому, нынешний российский президент не открывал.

Реконструкция Умревинского острога в Новосибирской области

Пётр I и Сибирь

Интерес к фигуре Петра Первого в Сибири сильнее, чем в европейской части страны. Например, в Омске, благодаря усилиям директора Краеведческого музея Петра Вибе, экспозиция, посвящённая основанию города, получила название «Сибирский град Петров» — с огромной фигурой первого российского императора во главе.

Причём, характерно, что эта выставка включает зал об освоении русскими Сибири и основании Омской крепости со второй половины XVI века до конца XVIII века. Центральным событием данной экспозиции,наряду с походом Ермака в Сибирь, показано подписание указа Петром I об основании Омской крепости и поход И.Д. Бухгольца. Два других зала — «Омск — административный центр Западной Сибири и Степного края» и «Третий век омской истории», в котором представлены события XX — начала XXI века.

Экспозиция Омского краеведческого музея

В Новосибирске, который не так давно отметил 125-летие своего рождения, тем не менее, сперва усилиями отдельных краеведов, была выстроена «генеалогия» Новониколаевска—Новосибирска от села Кривощёково, основанного в начале XVIII века, то есть как раз в петровские времена. Интерес к фигуре Петра как царя, во время правления которого были основаны остроги на территории современной Новосибирской области (Умревинский, Чаусский и Бердский), стали проявлять археологи и музейные работники, разработавшие проект «Сибирский острог», посвящённый «утверждению российской государственности на территории Новосибирской области».

Тем не менее, можно констатировать, что символический потенциал Петра I оказался невостребованным исторической памятью в постсоветской России. И даже 300-летие образования Российской империи в 2021 году не стало не только главным, но даже одним из главных событий этого года и осталось в тени более значимого для политики исторической памяти 800-летия Александра Невского.

 

Петр Великий — Оксфорд Ссылка

(1672–1725),

или Петр Алексеевич Романов, был первым сыном второй жены царя Алексиса. Его отец умер в 1676 году, и его сводный брат Федор правил до своей смерти в 1682 году. Затем Петр разделил власть с другим сводным братом, Иваном, и его сводной сестрой, которая действовала как регент. За это время Петр получил разностороннее образование, развил любовь к науке и интерес к кораблестроению. В 1688 году он нашел в своем имении в Исмаилово старую 6-метровую парусную лодку английской постройки.Это дало ему первый опыт парусного спорта, который в конечном итоге привел к неизменной любви к морю, и это оставалось одной из его любимых лодок. Сейчас он экспонируется в Военно-морском музее Санкт-Петербурга и известен как «Дедушка российского флота».

Петр начал судостроение в России около 1695 года, построив два 36-пушечных корабля и большое количество галер, все они были завершены в течение одного года. Этот новый флот выиграл свое первое сражение при Азове в 1696 году, дату, которая сейчас считается основанием российского флота.Комплексы верфей открылись в Воронеже и продолжали работать там до тех пор, пока в 1711 году не были исчерпаны запасы древесины из окрестностей. К тому времени для Черноморско-Азовского флота было построено более 215 кораблей, многие из которых напрямую поступали из Питера. Один из них, вооруженный 58 орудиями, был спроектирован им под руководством Англии.

После смерти Ивана в 1696 году Петр стал единоличным правителем России и начал четверть века территориальной экспансии и реформ, чтобы вывести свою страну на европейскую арену.Помня об этом, он совершил длительное путешествие по Европе, известное как Великое посольство. Он остановился на территории нынешних Нидерландов почти на пять месяцев, сначала в Зандаме, где было 50 судостроительных верфей, а затем в Амстердаме, где он работал корабельным мастером. В начале 1698 года он отплыл в Великобританию, где его встретил новый король Вильгельм Оранский, который подарил ему яхту Royal Transport. Питер был в восторге и во время своего пятимесячного визита останавливался в Дептфорде и был там постоянным посетителем Королевской верфи.

В то время в России не было морских традиций. Итак, по возвращении Питер взял с собой около 60 специалистов по кораблестроению, а также начал набирать иностранных военно-морских и военных офицеров, руководителей верфей, ученых и других. К 1713 году Балтийский флот (который он начал строить в 1703 году) насчитывал одиннадцать старших командиров, из которых только двое были русскими. Он открыл Военно-морскую академию и Школу математики и мореплавания, а в 1720 году отредактировал первое издание Книги морских правил.К концу его правления его Балтийский флот, который помог победить Швецию в Северной войне (1700–1721 гг.), Насчитывал 49 военных кораблей, 800 судов меньшего размера и 28 000 человек.

Поскольку у России не было выхода на запад, Петр позаботился о том, чтобы восточная оконечность Финского залива была в руках России, а на бесперспективных болотах, где река Нева встречается с морем, он построил Санкт-Петербург и перенес туда столицу в 1712 году. Стратегически расположенный как для торговли, так и для обороны, он был защищен крепостью и военно-морской базой Кронштадт.Судостроение началось к востоку от Санкт-Петербурга, и в конечном итоге большие Адмиралтейские верфи открылись в центре города примерно в 1704 году, что сделало Россию самостоятельной значительной судостроительной державой. Адмиралтейские верфи продолжали строительство кораблей для Балтийского флота вплоть до 1844 года.

[…]

Петр I Великий 1672-1725



Петр I Великий 1672-1725 гг.

Петр Великий действительно был Петр I , или Петр Алексеевич , если ты говоришь по-русски.

Будучи очень способным российским императором, Петр обладал исключительными способности государственного деятеля, организатора и реформатора. Он был более чем шесть с половиной футов или два метра, высокий и очень сильный.

Он был трудолюбивым, не ожидал меньшего от других, и выполнил свой продуманные планы с огромной энергией.

Изображение выше:
Петр Великий, Фрагмент картины. Ипполит Поль Деларош

Петр понимал человеческую природу и особенно умел распознавать талант в человеке, будь то богатый или бедный. У него также был потенциал для жестокость.

Питер особенно интересовался военными стратегиями и навигация.Одна из его главных забот заключалась в том, чтобы получить доступ России к Балтика и Черное море.

Один из последних проектов он по заказу в его жизни был Арктическая экспедиция Беринга чтобы определить, были ли связаны Азия и Америка.

Петр Великий, провозглашенный императором в 1721 г., был г. Просветленный деспот .

Смотрите также Формы правления .


Петр I Отлично

Петра Справочная информация

Старший сводный брат Петра Федор вступил на престол, когда их отец умер.Вскоре после этого Федор умер, не оставив наследника, и Петр остался без наследника. объявлен царем вместе со своим сводным братом Иван V . Их сестра София действовала регентшей при молодых царях.

Семейная вражда

Отец Петра, Алексей , был женат дважды: Мария и Наталья .

Мария стала матерью Софии, Федора и Ивана. Наталья была мамой Петра. После смерти Алексис эти две стороны дрались и убивали друг друга над короной.

Пока София была регентом, она ловко удерживала Петра и его мать. к окраинам Москвы, пытаясь отрезать их политическую влиять. Позже София попыталась стать царицей.В этот момент, Петр сослал ее в монастырь.

Иван

Сводный брат Петра Иван был умственно и физически неполноценным. Интересно, что даже несмотря на то, что их семьи в целом были настроены враждебно по отношению друг к другу, Ивану было позволено править вместе до самой его смерти. Этот было возможно, потому что Иван был религиозным человеком, который не вмешивался с управлением Петра.


Карта Иллюстрирование войн Карла XII и Петра Великого
Увеличьте изображение

Питера Семья

Давайте разберемся с семьей Питера: его отец был Алексис , его мать Наталья Кирилловна Нарышкина . Его братьям и сестрам было лет. Софья , Фёдор , Иван .

Супруги:

Первой женой Петра была Евдокия , . Они поженились в 1689. Петр отправил ее в монастырь в 1698 году в пользу своей второй жены. Марта , а крестьянин. Они поженились в 1712 году, и Марта стала коронованная императрица Екатерина I в 1724 г.

Потомство:

Был Алексис (Евдокия), которого судили за измену и умер в тюрьме в 1718 году.Еще у Петра было еще два детей от Евдокии и еще девять от Екатерины.

Один из детей Екатерины и Петра был Елизавета , которая родился в 1709 году.


А вот еще одна карта Петра


РОССИЯ В ЕВРОПЕ
Щелкните карту для увеличения


Петра Военные кампании

1695 — 1696 гг. Азовские походы
Пётр успешно сражался с татарами за выход к Черному Море.Азовские походы — одна из Русско-турецкие войны .

1700 — 1721 Вторая Северная война ( Великая Северная война)
Петр успешно сражался со Швецией за выход к Балтике. Основал Санкт-Петербург в 1703 году.

1710 — 1713 Турецкая война
Турция объявила войну России, которую отвлекли Северные Война.С Миром Прута в 1711 году Азов пал перед турками. Прут — это река. Вы можете отследить расположение реки Прут, или Прут , на этой карте: Россия в Европе в 19 век , между Молдавией и Бессарабией на северо-западе Черного моря.

Турецкая война 1710-1713 гг. Великая Северная война , которая, в свою очередь, является одним из Русско-турецкие войны .

1722 — 1723 Персидский поход
Петр успешно сражался с персами за выход к Каспию. Море.


А вот и Петра Великого Лента новостей.

Что сделали Петр Великий и Леонардо да Винчи есть в общий?

Необходимость быть активным.Ни один мог стоять, просто сидеть без дела.

Железная ржавчина от неиспользование; застойная вода теряет чистоту и в холодную погоду становится замороженные; даже в этом случае бездействие подрывает силу ума.

Леонардо да Винчи

Подробнее История


Петр Великий, издание второе

Эта обманчиво простая книга решает практически невыполнимую задачу.В нем рассказывается история Петра Великого и разных сложных миров, в которых он жил — от боярской Москвы до Гринвичской обсерватории и верфей Зандама и Амстердама. Бушкович оживляет Петра и весь русский двор в их встрече с Европой за пределами Польши, Швеции и Дании. Шотландские врачи, английские астрономы, итальянские архитекторы, французские дизайнеры садов, украинские священнослужители и немецкие инженеры по очереди выводят Петра и его семью на все более широкую орбиту.Самым замечательным является баланс ловких, ярких набросков персонажей и сложного анализа, учитывающего последние исследования. Бушковичу удается собрать десятилетия исследований и размышлений в одном коротком томе. Таким образом, это не только знакомство с Петром и Россией в семнадцатом и начале восемнадцатого веков, но и с положением дел в этой области.
Надежда Кизенко, Университет Олбани

Выдающееся исследование удивительного и чрезвычайно важного монарха, выполненное одним из самых вдумчивых и вдохновляющих экспертов по истории России в западном мире.
Доминик Ливен, Кембриджский университет

Бушкович пишет с поразительной прямотой, и эта прекрасная книга более энергично, чем какая-либо другая, аргументирует значение московского наследия в период правления Петра Великого.
Саймон Диксон, Университетский колледж Лондона

В этой краткой и легко усваиваемой биографии Бушкович отражает суть могущественной личности Питера — его физическую силу, его непрекращающееся любопытство и его неукротимую волю.В отличие от нескольких ранних биографов Питера, Бушкович преуменьшает значение образа своего объекта как модернизатора одинокого волка; скорее, он утверждает, что Петр часто действовал в согласии со многими из его якобы сопротивляющейся знати. Этот хорошо написанный обзор жизни важного, динамичного и часто пугающего правителя должен побудить обычных читателей углубиться в предмет.

Список книг

Это увлекательная книга, которая познакомит читателей с совершенно другим взглядом на Россию начала 18 века.Бушкович освещает сложности реформ и аристократической политики в последние годы Алексея Михайловича, а также во время правления царя Федора и регентства Софии Алексеевны. Стипендия отличная, и она содержит новый материал о роли великих аристократов в этот период. Прямой и ясный стиль письма Бушковича подходит для любой аудитории, от минимальной до самой искушенной. У него есть способность ясно и разумно передать самую интересную информацию.

Александра С. Коррос, Университет Ксавьера

Именно проницательный анализ Бушковичем отношений Петра Великого с его аристократией отличает этот том от других книг по этой теме. Демистифицируя достижения величайшего правителя России, Бушкович выделяет сложную личную политику вестернизации для широкого читателя. Он должен служить стандартным введением к Петру Великому на долгие годы.

Колум Лекей, Мемориальный университет Линкольна

В отличие от многих книг, в которых подчеркивается внешняя политика Петра, «Петр Великий» Бушковича фокусируется на внутренних и культурных реформах и борьбе Петра с консервативной аристократической оппозицией.Краткая и аргументированная, эта книга описывает бесчисленное множество контекстов, в которых действовал Петр — московские традиции, культурные изменения семнадцатого века и Европа позднего барокко, — и анализирует ключевые реформы. Сосредоточившись на власти и политической реформе, Бушкович блестяще демонстрирует логику непрекращающегося стремления Петра европеизировать Россию.

Нэнси Коллманн, Стэнфордский университет

Драматический, ясный и увлекательный портрет великого российского императора и его политики… Оригинальное и убедительное объяснение петровских реформ российской власти.

Джейн Бербанк, Нью-Йоркский университет

Петр Великий

Неожиданный посетитель

Монетный двор принимал много престижных посетителей за свою 1100-летнюю историю, но, пожалуй, одним из самых неожиданных стал русский царь Петр Великий, последний раз посетивший Монетный двор 21 апреля 1698 года. Одержимость Петра всем механическим и научным уже хорошо задокументирован, поэтому неудивительно, что он воспользовался возможностью, представленной во время его пребывания в Англии, чтобы посетить места, которые потворствовали этому интересу.Одним из таких мест был Королевский монетный двор, который в то время располагался в стенах лондонского Тауэра. Хотя точные детали поездки Петра все еще остаются загадкой, очевидно, что Монетный двор вызывал определенное очарование для русского царя, когда он посетил его не менее четырех раз.

Его визит пришелся на знаменательный момент в истории Монетного двора, поскольку он только что завершил серьезную реформу монетного двора. Впервые чеканные монеты были регулярно введены в английскую чеканку в 1662 году, но только в 1690-х годах последние чеканные монеты, некоторые из которых датировались несколькими сотнями лет, были изъяты из обращения и заменены.

Стопка чеканных золотых дворян

Изготавливаемые на конных прокатных станах и ручных винтовых прессах, монеты были большим усовершенствованием по сравнению с тем, что было раньше. Для нанесения ударов по ним использовался больший тоннаж, что в сочетании с ограничивающим воротником придавало им большую однородность и глубину.

Иллюстрации винтового пресса и образец выпущенных им монет

Это позволило включить улучшенные функции безопасности, такие как добавление фрезерования и надписи на краях, все из которых помогли защитить чеканку от вредных действий ножниц, которые незаконно срезали бы куски краев монет.Интерес царя можно ожидать, только если принять во внимание безнадежное состояние российской чеканки. Это была давно назревшая реструктуризация, и Питер хотел бы увидеть прогресс, достигнутый Королевским монетным двором в выполнении этой задачи, и методы, с помощью которых она была достигнута.

В архивах Королевского монетного двора сохранилось очень мало документальных свидетельств, которые могут помочь пролить свет на то, что произошло во время визитов Питера. До сих пор ведутся споры о том, встречался ли он когда-либо с одним из самых известных офицеров Королевского монетного двора, сэром Исааком Ньютоном.

Исаак Ньютон

В 1698 году Ньютон еще не был магистром монетного двора, вместо этого выполняя обязанности смотрителя, пока не занял должность магистра в 1699 году. В результате вполне вероятно, что он вполне мог быть в Кембридже во время визита царя в Лондон. тогдашний магистр монетного двора Томас Нил показал Питеру механизмы и объяснил, как работает английская валютная система. Мы действительно знаем, что во время его последнего визита, незадолго до отъезда из Англии, Питера сопровождал не меньший человек, чем министр финансов Чарльз Монтегю.Дневник и историк Нарцисс Латтрелл записал, что «в четверг (21 апреля) г-н канцлер Монтегю показал царю Монетный двор в Башне, после того как они пообедали на борту Королевского транспорта, а затем адмирал Митчел доставил его в Голландию».

Хотя он, возможно, никогда не встречал одно из самых известных имен Королевского монетного двора во время своих визитов, технические и практические проблемы, связанные с производством монет, явно понравились Петру. Влияние его визитов можно увидеть в реформах, проведенных в русской чеканке всего два года спустя по образцу английского образца.

Петр I принял императорский титул. Россия стала Империей

30 августа (10 сентября) 1721 года Россия и Швеция заключили Ништадский договор, положивший конец Северной войне, длившейся 21 год. Россия получила выход к Балтийскому морю, аннексировала территорию Ингрии, часть Карелии, Эстонии и Левонии. По этому случаю Сенат и Синод решили вручить Петру титул Всероссийского Императора со следующей формулировкой: «как обычно Сенат Рима публично представлял своим императорам такие титулы за их отличные подвиги и записывал их на бумаге. устав на всю память ».

22 октября (2 ноября) 1721 года в Троицком соборе Санкт-Петербурга была проведена месса, после которой был зачитан текст договора со Швецией. Феофан Прокопович произнес проповедь, в которой описал все выдающиеся деяния царя, которые позволяют ему называться Pater Patriae, Императором и Великим. После этого сенаторы подошли к царю. Канцлер граф Г.И. Головкин обратился к Петру с просьбой принять титул Pater Patriae, Петра Великого, Императора Всероссийского.Под залп сотен орудий Адмиралтейской коллегии, Петропавловскую крепость и 125 галер, введенных в Неву, Петр принял новое название. По словам очевидца, «все казалось охваченным пламенем, и можно было подумать, что земля и небо вот-вот будут разрушены». Так Россия стала империей.

Принятие императорского титула ознаменовало весьма важные изменения в международном положении России. Первыми странами, признавшими новый титул русского царя, были Пруссия и Голландия, затем последовали Швеция (1723 г.), Турция (1739 г.), Великобритания и Австрия (1742 г.), Франция и Испания (1745 г.), Речь Посполитая. (1764).Эти подтверждения имперского титула русского монарха означали признание того факта, что Россия претендовала на одну из ведущих ролей в мировой политике того времени.

Из материалов Президентской библиотеки:

Петр I (1672–1725) // Дом Романовых. Земский собор 1613 г .: собрание;

Полное собрание законов Российской Империи с 1649 года. Т. 6: 1720-1722. № 3840. Санкт-Петербург, 1830. С. 444.

ИМПЕРАТОР ПЕТР I | Государственный музей-заповедник «Царское Село»

Петр I Великий (1672–1725), первый российский император и самый прославленный из династии Романовых.Мировая история знала не так много блестящих реформаторов, как Петр. Его радикальная реформа модернизировала все стороны России, включая законодательство, суды, финансы, города, церковь, армию и общественную жизнь. Великая Северная война 1700 г., 1721 гг., Во время которой Россия со своими союзниками Данией и Саксонией выступила против захвата Швецией побережья Балтийского моря, стала двигателем реформы Петра. Для победы Петру нужна была сильная, обученная армия, хорошо снабженная боеприпасами, униформой, деньгами и т. Д. Это был период зарождения российской промышленности, смены административной и финансовой системы.
В 1703 году, после того, как Россия повторно захватила устье Невы во время Северной войны, была основана новая столица Санкт-Петербург. С первого дня у Петра возникла идея окружить его рядом роскошных загородных имений и дворцов. Одним из отдаленных имений была Саарская Мыза, которая должна была стать знаменитым Царским Селом. После Северной войны Петр был провозглашен Императором Всея Руси. Россия стала империей. Петр I умер 28 января 1725 г. (по старому стилю), не назвав преемника.

Место, которое впоследствии стало Царским Селом, издревле принадлежало России. Эти старые новгородские земли были оккупированы шведами в семнадцатом веке, а затем снова отняты Россией во время Северной войны 1700 г. 1721 гг. впоследствии русифицировали как «Сарское Село». Он стал «Царским Село» (то есть «царской деревней»), когда Петр Великий подарил усадьбу своей будущей жене Екатерине в 1710 году и на холме начали строительство деревянного дачи с хозяйственными постройками.
В 1717 году, когда Санкт-Петербург создавался на берегу Невы, архитектор Иоганн Фридрих Браунштейн руководил строительством первой каменной царской резиденции в Царском Селе — «каменных покоев» Екатерины I. В августе 1724 г. В ознаменование завершения строительных работ во дворце прошел праздник, который включал «три салюта из тринадцати орудий». В мероприятии приняли участие царь и крупные деятели государства, которые нашли «в доме Екатерины много вкуса и изысканности».Согласно легенде, домохозяйка императрица часами работала на своем огороде. Примерно в то же время был разбит обычный сад с террасами на склонах перед дворцом, а также с каналами, аллеями и партерами. Зверинец в близлежащем лесу содержал диких животных для охоты. Так был заложен фундамент архитектурного ансамбля Царского Села еще в эпоху Петра Великого.

Как Петр I в России пришел к власти?

Как Петр I в России пришел к власти?

Петр родился в 1672 году. Борьба за власть с русской аристократией началась в раннем возрасте.Его отец, царь Алексий I, умер в 1676 году, когда Петру было всего 4 года. В то время престолонаследие было ясным, и старший сводный брат Петра был коронован царем Федором III. На смертном одре шесть лет спустя, в 1682 году, Федор назвал своим преемником 10-летнего Петра, минуя немощного и болезненного брата Федора Иоанна.

Петр вскоре стал центром борьбы за власть между двумя русскими семьями.

По одну сторону борьбы стояли Нарышкиные, семья матери Петра Натальи Нарышкиной.Но Наталья была второй женой Алексея; Мария, его первая жена (которая умерла вскоре после рождения их 13-го ребенка) была из семьи Милославских, и Милославские не хотели терять свое положение в королевской семье. С помощью стрелец и русского военного корпуса Милославским удалось поставить Петра и его умственно отсталого сводного брата Ивана (который стал Иваном V) соправителями, причем Иван был старшим из них. И поскольку оба были несовершеннолетними, София, старшая сестра Ивана (и сводная сестра Петра), была назначена регентшей.

София правила как автократ семь лет, оставив большую часть общего управления и внешних сношений в руках князя Голицына, который мог быть или не быть ее любовником.

Когда Петру было 17 лет, София, чувствуя, что ее притязания на власть скоро исчезнут, попыталась похитить (и, возможно, убить) Петра посреди ночи. Однако известие дошло до Петра раньше времени, и он смог бежать в Троицкую Сергиеву Лавру, неприступный монастырь.

Новости о предательстве Софии быстро распространились, и Петру не составило труда привлечь на свою сторону последователей, включая стрельцов. Софию свергнули и посадили в монастырь, а князя Голицына с сыном пожизненно сослали в Сибирь.

Иван V и Петр I официально оставались соправителями России до тех пор, пока Иван не умер в 1696 году, хотя на самом деле Иван никогда не играл никакой роли в правительстве. Только в 1721 году, когда российский сенат назвал его императором России, Петр дал себе прозвище Петр Великий.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.