Поэту анненский: Поэт — Анненский. Полный текст стихотворения — Поэт

Содержание

«Анненский Иннокентий Фёдорович» Просмотр персоны :: точка «Омск» :: Омский район :: Омская область на карте

20 августа (1 сентября) 1855 — 30 ноября (11 декабря) 1909

   Иннокентий Фёдорович Анненский  — один из величайших поэтов Серебряного века русской поэзии.

   Личность Иннкентия Фёдоровича Анненского осталась во многом загадкой для современников.

   Родился 20 августа (1 сентября) 1855 года в Омске в семье государственного чиновника. Его отец был начальником Омского управления железных дорог. Когда Иннокентию было около пяти лет, отец получил место чиновника по особым поручениям в Министерстве внутренних дел и семья из Сибири вернулась в Петербург, который ранее покинула в 1849 году.

   Слабый здоровьем, Анненский учится в частной школе, затем — во 2-й петербургской прогимназии (1865—1868).

С 1869 года он два с половиной года обучается в частной гимназии В. И. Беренса. Рано лишившись родителей, он часто живёт у своего старшего брата Николая, энциклопедически образованного человека, экономиста, народника, оказавшего на Иннокентия большое влияние.

   По окончании (1879) историко-филологического факультета Петербургского университета служил преподавателем древних языков и русской словесности, впоследствии директором гимназии в Киеве, Петербурге, Царском селе. С 1906 инспектор Санкт-Петербургского учебного округа. Читал лекции по древнегреческой литературе на Высших женских курсах. В печати выступил с начала 1880-х годов научными рецензиями, критическими статьями и статьями по педагогическим вопросам. С начала 1890-х годов занялся изучением греческих трагиков; выполнил в течение ряда лет огромную работу по переводу на русский язык и комментированию всего театра Еврипида. Одновременно написал несколько оригинальных трагедий на еврипидовские сюжеты и «вакхическую драму» «Фамира-кифарэд» (шла в сезон 1916—1917 на сцене Камерного театра).

Переводил французских поэтов-символистов (Бодлер, Верлен, Рембо, Малларме, Корбьер, А. де Ренье, Ф. Жамм и др.).

   30 ноября (11 декабря) 1909 Анненский скоропостижно скончался на ступеньках Царскосельского (Витебского) вокзала в Санкт-Петербурге.

   Сын Анненского, филолог и поэт Валентин Кривич, издал его «Посмертные стихи» (1923).

Поэзия

   Более всего значителен Анненский как поэт. Стихи начал писать с детства, но напечатал их впервые в 1904. «Интеллигентным бытием» своим Анненский, по его собственным словам, был всецело обязан влиянию старшего брата, известного публициста-народника

Н. Ф. Анненского, и его жены, сестры революционера Ткачёва. В своей поэзии Анненский, как он сам говорит, стремился выразить «городскую, отчасти каменную, музейную душу», которую «пытали Достоевским», «больную и чуткую душу наших дней». Мир «больной души» — основная стихия творчества Анненского. По справедливым указаниям критики, «ничто не удавалось в стихах Анненского так ярко, так убедительно, как описание кошмаров и бессонниц»; «для выражения мучительного упадка духа он находил тысячи оттенков. Он всячески изназвал изгибы своей неврастении». Безысходная тоска жизни и ужас перед «освобождающей» смертью, одновременное «желание уничтожиться и боязнь умереть», неприятие действительности, стремление бежать от неё в «сладостный гашиш» бреда, в «запой» труда, в «отравы» стихов и вместе с тем «загадочная» привязанность к «будням», к повседневности, к «безнадёжной разорённости своего пошлого мира» — таково сложное и противоречивое «мировосприятие и миропонимание», которое стремится «внушить»
Анненский
своими стихами.

   Приближаясь этим «мировосприятием» из всех своих современников более всего к Фёдору Сологубу, формами стиха Анненский наиболее близок молодому Брюсову периода «русских символистов». Однако преувеличенное «декадентство» первых стихов Брюсова, в котором было много нарочитого, придуманного со специальной целью обратить на себя внимание, «эпатировать» читателя, у не печатавшего свои стихи Анненского носит глубоко органический характер. Брюсов скоро отошёл от своих ранних ученических опытов. Анненский оставался верен «декадентству» в течение всей жизни, «застыл в своем модернизме на определённой точке начала 90-х годов», но зато и довёл его до совершенного художественного выражения. Стиль

Анненского ярко импрессионистичен, отличаясь зачастую изысканностью, стоящей на грани вычурности, пышной риторики décadence’а.

   Как и у молодого Брюсова, поэтическими учителями Анненского были французские поэты второй половины XIX века — парнасцы и «проклятые»: Бодлер, Верлен, Малларме. От парнасцев Анненский унаследовал их культ поэтической формы, любовь к слову как таковому; Верлену следовал в его стремлении к музыкальности, к превращению поэзии в «мелодический дождь символов»; вслед за Бодлером причудливо переплетал в своем словаре «высокие», «поэтические» речения с научными терминами, с обыкновенными, подчеркнуто «будничными» словами, заимствованными из просторечья; наконец, следом за Малларме — на сознательном затемнении смысла строил главный эффект своих стихов-ребусов.

От «бесстрастных» французских парнасцев Анненского отличает особая пронзительная нотка жалости, звучащая сквозь всю его поэзию. Жалость эта направлена не на социальные страдания человечества, даже не на человека вообще, а на природу, на неодушевлённый мир страдающих и томящихся «злыми обидами» обиженных вещей (часы, кукла, шарманка и пр.), образами которых поэт маскирует свою собственную боль и муку. И чем меньше, незначительнее, ничтожнее «страдающая» вещь, тем более надрывную, щемящую жалость к себе она в нём вызывает.

   Своеобразная литературная судьба Анненского напоминает судьбу Тютчева. Как и последний, Анненский — типичный «поэт для поэтов». Свою единственную прижизненную книгу стихов он выпустил под характерным псевдонимом «Ник. Т-о». И действительно, в течение почти всей своей жизни

Анненский оставался в литературе «никем». Лишь незадолго до смерти его поэзия приобретает известность в кружке петербургских поэтов, группировавшихся вокруг журнала «Аполлон». Кончина Анненского была отмечена рядом статей и некрологов, но вслед за тем его имя снова надолго исчезает с печатных столбцов. В 4-й книге стихов Николая Гумилёва «Колчан» опубликовано стихотворение «Памяти Анненского».

Драматургия

   Анненский написал четыре пьесы  — «Меланиппа-философ», «Царь Иксион», «Лаодамия» и «Фамира-кифаред»  — в древнегреческом духе на сюжеты утерянных пьес Еврипида и в подражание его манере.

Переводы

   Анненский перевёл на русский язык полное собрание пьес великого греческого драматурга

Еврипида.

Литературное влияние

   Литературное влияние Анненского на возникшие вслед за символизмом течения русской поэзии (акмеизм, футуризм) очень велико. Стихотворение Анненского «Колокольчики» по праву может быть названо первым по времени написания русским футуристическим стихотворением. Влияние Анненского сильно сказывается на Пастернаке и его школе и многих других. В своих литературно-критических статьях, частично собранных в двух «Книгах отражений», Анненский даёт блестящие образцы русской импрессионистической критики, стремясь к истолкованию художественного произведения путём сознательного продолжения в себе творчества автора. Следует отметить, что уже в своих критико-педагогических статьях 1880-х годов Анненский задолго до формалистов призывал к постановке в школе систематического изучения формы художественных произведений.

158 лет назад родился русский поэт Иннокентий Анненский

(Казань, 1 сентября, «Татар-информ»). Поэт, переводчик, литературный критик и педагог Иннокентий Федорович Анненский родился 20 августа (1 сентября) 1855 года в Омске. Его отец был начальником отделения Главного управления Западной Сибири. Когда Иннокентию было около 5 лет, отец получил место чиновника по особым поручениям в Министерстве внутренних дел, и семья из Сибири вернулась в Петербург.

Слабый здоровьем, Анненский учился в частной школе, затем – во 2-й петербургской прогимназии, 2,5 года обучался в частной гимназии Беренса. Перед поступлением в университет в 1875 году жил у своего старшего брата Николая, энциклопедически образованного человека, экономиста, народника, оказывавшего на Иннокентия большое влияние.

По окончании в 1879 году историко-филологического факультета Петербургского университета долгое время служил преподавателем древних языков и русской словесности в гимназии Гуревича. Был директором коллегии Галагана в Киеве (1891-1893), затем 8-й петербургской гимназии (1893-1896) и гимназии в Царском Селе (1896-1906). Чрезмерная мягкость, проявленная им, по мнению начальства, во время первой русской революции, стала причиной удаления с этой должности. Он был переведен в Санкт-Петербург окружным инспектором и оставался в этой должности до 1909 года, когда незадолго до своей смерти вышел в отставку. Читал лекции по древнегреческой литературе на Высших женских курсах.

В печати выступал с начала 1880-х годов научными рецензиями, критическими статьями и статьями по педагогическим вопросам. С начала 1890-х годов занялся изучением греческих трагиков; выполнил в течение ряда лет огромную работу по переводу на русский язык и комментированию всех пьес Еврипида. Одновременно написал несколько оригинальных трагедий на еврипидовские сюжеты и «вакхическую драму» «Фамира-кифарэд». Переводил французских поэтов-символистов: Бодлера, Верлена, Рембо, Малларме, Корбьера, А.де Ренье, Жамма и др.

30 ноября (13 декабря) 1909 года Анненский скоропостижно скончался на ступеньках Царскосельского вокзала в Санкт-Петербурге. Похоронен на Казанском кладбище в Царском Селе (ныне город Пушкин Ленинградской области).

Стихи писал с детства, но первую книгу «Тихие песни» опубликовал только в 1904 году под напоминающим об Одиссее псевдонимом «Ник. Т-о». Лишь незадолго до смерти поэзия Анненского приобретает известность в кружке петербургских поэтов, группировавшихся вокруг журнала «Аполлон». Составлявшийся самим поэтом сборник «Кипарисовый ларец» (1910) и книга «Посмертные стихи» (1923) были посмертно изданы его сыном – филологом и поэтом Валентином Кривичем.

Литературное влияние Анненского на постсимволистские течения русской поэзии (акмеизм, футуризм) было очень велико. В своих литературно-критических статьях, частично собранных в двух «Книгах отражений», он дал блестящие образцы русской импрессионистической критики. Следует отметить, что уже в своих критико-педагогических статьях 1880-х годов Анненский задолго до формалистов призывал к постановке в школе систематического изучения формы художественных произведений.

По материалам Calend.ru

Иннокентий Анненский. 1 сентября — Год Литературы

Текст: Дмитрий Шеваров

Коллаж: ГодЛитературы.РФ

Среди миров

Среди миров, в мерцании светил

Одной Звезды я повторяю имя…

Не потому, чтоб я Ее любил, А потому, что я томлюсь с другими. И если мне сомненье тяжело, Я у Нее одной ищу ответа, Не потому, что от Нее светло, А потому, что с Ней не надо света.

Иннокентий Анненский, 3 апреля 1909 г., Царское Село

Мы публикуем удивительный документ: речь, произнесенную Иннокентием Анненским в Николаевской Царскосельской гимназии 1 июня 1897 года.


Тогда никто из учеников Иннокентия Федоровича не знал, что перед ними не просто директор гимназии и учитель греческого языка, а Поэт.


«Тихие песни», первый сборник выйдет только через 5 лет.

Впрочем, гимназисты чувствовали, что перед ними — особенный человек. «Стройно затянутый в узкий форменный сюртук с золотыми пуговицами, в высоком, мешающем ему поворачивать голову старомодном галстуке-шарфе, он держался прямо и несколько надменно…» На ежегодных гимназических балах директор первым открывал вальс, поражая всех гостей выправкой и грациозностью.

Один из педагогов гимназии вспоминал, что Анненского всегда «слушали и слушались все не только со вниманием, но и с воодушевлением. Его любили, и он нравился — и своею своеобразно красивой наружностью, и своей всегда деликатной, несколько старомодной манерой обращения с людьми…» Сын Анненского вспоминал: «Воспитанников он не выгонял, учителей не третировал, казенного патриотизма не разводил, не боялся проявлять инициативу, не дожидаясь указаний циркуляра, и с окружным и даже министерским начальством держался свободно и самоуверенно…»

Здание Царскосельской гимназии сохранилось. В 2003 году на нем была установлена мемориальная доска с таким текстом: «В этом здании бывшей Николаевской мужской классической гимназии в 1896-1905 годы жил и работал выдающийся русский поэт и педагог Иннокентий Федорович Анненский. Здесь учились поэты Н. Гумилев, Н. Оцуп, Г. Раевский (Оцуп), В. Кривич, Д. Кленовский, Вс. Рождественский, искусствовед Н. Пунин, стратонавт А. Васенко, географы В. Визе, М. Павлов, врачи М. Глазунов, П. Светлов, композитор В. Дешевов, деятели театра и кино: Н. Акимов, В. Горданов, И. Гольдберг, Ю. Свирин, О. Иванов, Н. Ефимов, Р. Мирвис».

Как пишет внук одного из выпускников Царскосельской гимназии физик Кирилл Финкельштейн (создатель замечательного интернет-ресурса о Царскосельской гимназии): «Жизнь показала, что Анненский не ошибся в своих ожиданиях. Из классов, которыми он руководил, вышли достойные люди. Имена каждого из них мы можем произносить с уважением хотя бы за то, что, несмотря на тяжелые испытания, выпавшие на долю их поколения, они сохранили заложенные в гимназии высокую культуру, понятия долга, чести и служения отечеству…»


С тех пор как Анненский сказал свою напутственную речь, миновало более ста лет, но она не утратила своей эмоциональной силы.


 

Речь директора Царскосельской гимназии Иннокентия Анненского по поводу вручения выпускникам аттестатов зрелости

Друзья мои, еще вчера питомцы! Расставаясь с вами, мне бы хотелось сказать вам несколько слов, высказать вам те пожелания, которые исходят от искреннего чувства.

…Проверяя свое душевное состояние, вы должны будете сознаться, что переживаемые вами минуты — это минуты счастья. Вы чувствуете прежде всего нравственную удовлетворенность, заплатив ваш первый долг, оправдав достигнутым вами результатом потраченные на вас заботы ваших родителей и нас, ваших руководителей.

Перед вами открывается новая для вас жизнь. Вы встретите впереди вместо учебника — науку, вместо школьной скамьи — аудиторию и из опекаемых сделаетесь самостоятельными, т.е. ответственными за все ваши поступки перед обществом.

…Гимназия подготовляла вас именно к интенсивной и специальной работе, причем она имела в виду сделать из вас прежде всего работников, полезных для науки и жизни… При страшно быстром накоплении знаний и растущей вместе с ним дифференциации научной работы всезнание становится своего рода философским камнем и жизненным эликсиром — оно недостижимо. Систематичность и целесообразность специальной работы — вот в чем сила, жизнь, интерес, значение истинно научной деятельности. Ставьте же себе в вашем дальнейшем образовании идеалом не популяризатора знаний, а ученого-специалиста. Но помните, что и высшее учебное заведение, несмотря на все рвение ваше, не выработает из вас ученых: как гимназия подготовила ваш ум к восприятию науки и сообщила элементы знания, так университет даст вам метод, умение работать. Остальное будет зависеть от вас самих, от вашей восприимчивости, энергии и умственной силы, которой дай вам Бог много и много…

Конечно, намеченный вами путь… выбран не всеми окончательно, выбран в большинстве случаев почти ощупью, так сказать, наудачу, и не один из вас и даже не один раз переменит не только факультет, но даже заведение: математик, может быть, сделается юристом, филолог — медиком… Подобные колебания не должны смущать вас, они вполне естественны, но пусть каждый из вас, на каком бы пути к самосовершенствованию и образованию ни поставила его судьба, знает, что достижение цели лежит в труде и только в нем одном. Чего же пожелать вам теперь, при расставании?. .

Пожелаю, конечно, здоровья и бодрости духа! Друзья мои, вы встретите на предстоящем вам пути, может быть, много неровностей, колебаний, даже горьких минут сомнений, борьбы с неблагоприятными в вашей жизни обстоятельствами. Но никогда не падайте духом, не теряйте бодрости, вспомните слова: «Деньги потерял, ничего не потерял, время потерял — много потерял, бодрость потерял — все потерял».

«Только трус теряет бодрость», — говорит Еврипид устами Амфитриона. Дай вам Бог также при дальнейших ваших занятиях наукою находить нравственное удовлетворение в труде и в отыскании истины…

Самосовершенствуясь, изучая науку, отыскивая истину, вы, может быть, встретите людей, которые скажут вам: «Пойдем за мною — я открою тебе истину, я нашел ее и покажу тебе». Не верьте им, это — слепцы: истина добывается только трудом, упорным и тяжелым самостоятельным трудом. Каждый вершок на бесконечном пути отыскания истины завоевывается громадными усилиями.

В минуты ваших сомнений, нравственного колебания, упадка вашей энергии и духа вспомните, что у вас есть к кому обратиться за советом, поведать свое горе и встретить не только полное сочувствие, но и самое горячее участие; придите к нам, вашим бывшим руководителям, откройте нам беспокоящие вас сомнения, и я уверен, что каждый из присутствующих здесь с самым теплым чувством даст вам свой совет. Вы заслужили вполне то расположение к себе, которое у нас остается и при расставании с вами.

Благодарю вас от всего сердца, благодарю и ваши семьи, которые шли к нам навстречу в нашем стремлении к вашей пользе…

Будущее ваше не известно никому. Имена некоторых из вас, готовящихся быть слугами Родины, может быть, будем произносить с гордостью, многих — с чувством благодарности и всех вас, я уверен, — с уважением.

https://godliteratury.ru/events/v-pushkine-proydut-annenskie-chteniya

«Царскосельский поэт с гимназической связкой тетрадей…»

«На любимой скамье у пруда

Смотрит Анненский в сад опушенный,

Где дрожит одиноко звезда

Над дворцом и Кагульской колонной.»

Эти строки Всеволода Александровича Рождественского адресованы Иннокентию Фёдоровичу Анненскому. Ему и посвящено наше сегодняшнее путешествие. Добрый день, уважаемые гости и жители нашего города! Меня зовут Анна Попова и сегодня я проведу для вас экскурсию, которая называется «Царскосельский поэт с гимназической связкой тетрадей».

Любителям литературы известно, что Царское Село часто называют «городом муз», здесь жили многие поэты и писатели. Одним из них был Иннокентий Анненский – выдающийся русский поэт из Омска. Он родился 1 сентября (20 августа по старому стилю) 1855 года.  Когда Иннокентию было около пяти лет, его отцу дали место чиновника по особым поручениям в Министерстве внутренних дел, поэтому семья Анненского переехала в Петербург. Здесь он учился сначала в частной школе, затем во Второй петербургской прогимназии, после чего поступил в Петербургский университет на историко-филологический факультет.  По окончании университета (1879 год) Иннокентий Фёдорович начал свою педагогическую деятельность. Он преподавал в петербургских учебных заведениях, а в 1896 году получил назначения на пост директора Императорской мужской классической гимназии в Царском Селе. Так Анненский и оказался в «городе муз».

Иннокентий Фёдорович выделялся своей многогранностью: он был м критиком и переводчиком, учёным-филологом и лингвистом, специалистом в области античной литературы и древних языков, знатоком отечественной и западно-европейской культуры, видным деятелем народного образования, автором публикаций на педагогические и литературные темы, оригинальным драматургом, написавшим четыре трагедии на античные сюжеты.

Анненский неотделим от русской литературы, от своих предшественников и современников, поэтому сегодня мы поговорим не только об Иннокентии Фёдоровиче, но и об Александре Сергеевиче Пушкине, Анне Андреевне Ахматовой, Николае Степановиче Гумилёве и многих, многих других.

_________________

Конкурс «Разработка экскурсионных маршрутов» фестиваля ТехноКакТУС, 2021г.

Анненский переводчик Лонгфелло — Persée

АННЕНСКИЙ ПЕРЕВОДЧИК ЛОНГФЕЛЛО

Marina TSVETKOVA

В первой и единственной прижизненной книге стихов Иннокентия Анненского сорок пять оригинальных стихотворений и столько же переводных1. В окончательной опубликованной редакции Тихих песен

(1904) переводы составили приложение под названием «Парнасцы и Проклятые » . Несмотря на две указанные на обложке литературные школы, Анненский включил туда, cкорее всего после французов, Горация, Гейне, Франсиса Жамма и Лонгфелло2. Сегодня вполне оценена та огромная роль, которую сыграли переводы в становлении Анненского-поэта. Архивные материалы подтверждают мировоззренческое, конструктивное и тематическое сопряжение оригинальных стихов и переводов западноевропейской лирики в Тихих песнях3.

Целью нашей статьи является рассмотрение единственного перевода из Генри Лонгфелло (1807-1882), сделанного Анненским. Почему Анненский решил включить Дня нет уж (The Day is done) в Тихие песни ? Почему из всего обширного творчества американского поэта, создавшего более восьмисот стихотворений, он выбрал именно это лирическое произведение ? Творческая судьба Лонгфелло сложилась удачно : начиная с первого сборника Ночные голоса (Voices of the Night, 1839), он пользовался неизменной популярностью у читателей, как в своей стране, так и за рубежом. Лирику Лонгфелло переводили многие русские поэты и переводчики : А. Майков, М. Михайлов, Д. Михаловский, И. Бунин, П. Вейнберг, В. Костомаров, Д. Минаев. Но никого из предшественник

1 Ник. Т— о, Тихие песни. С приложением сборника стихотворных переводов «Парнасцы и Проклятые » . С.-Петербург, Тов. художеств. печати, 1904. Все ссылки на стихи Анненского даются по этому изданию с указанием страниц непосредственно в тексте статьи.

2 О позднем (после Парнасцев и Проклятых, переведённых до 1901 года) включении в сборник Горация, Гейне, Жамма и Лонгфелло, см. : Галина Петрова, «К творческой истории первой книги стихов И. Ф. Анненского “ Тихие песни” » . В : Иннокентий Анненский (1855-1909) : жизнь —

творчество — эпоха. Сост. Г. В. Петрова. М., Азбуковник, 2016, с. 178-179.

3 Ibid., с. 175-183.

Родился русский поэт и драматург Иннокентий Анненский

Иннокентий Фёдорович Анненский — русский поэт, драматург и переводчик, критик. Исследователь литературы и языка, директор мужской Царскосельской гимназии. Брат Н. Ф. Анненского.

Иннокентий Фёдорович Анненский родился 1 сентября (20 августа по ст. ст.) 1855 года в Омске, в семье государственного чиновника Фёдора Николаевича Анненского и Наталии Петровны Анненской. Его отец был начальником отделения Главного управления Западной Сибири. Когда Иннокентию было около пяти лет, отец получил место чиновника по особым поручениям в Министерстве внутренних дел, и семья из Сибири вернулась в Петербург, который ранее покинула в 1849 году.

Слабый здоровьем, на чём акцентирует особое внимание его сын Валентин Кривич-Анненский в своих воспоминаниях об отце, Анненский учился в частной школе, затем — во 2-й петербургской прогимназии (1865—1868). С 1869 года он два с половиной года обучался в частной гимназии В. И. Беренса. Перед поступлением в университет, в 1875 году он жил у своего старшего брата Николая, энциклопедически образованного человека, экономиста, народника, помогавшего младшему брату при подготовке к экзамену и оказывавшего на Иннокентия большое влияние.

По окончании в 1879 году историко-филологического факультета Петербургского университета долгое время И. Ф. Анненский служил преподавателем древних языков и русской словесности в гимназии Гуревича. Был директором коллегии Галагана в Киеве (январь 1891 — октябрь 1893), затем 8-й Санкт-Петербургской гимназии (27 октября 1893—16 октября 1896) и гимназии в Царском Селе (16 октября 1896 — 2 января 1906).

Чрезмерная мягкость, проявленная им, по мнению начальства, в тревожное время 1905—1906 годов, была причиной его удаления с этой должности. В 1906 году И. Ф. Анненский был переведён в Санкт-Петербург окружным инспектором и оставался в этой должности до 1909 года, когда он незадолго до своей смерти вышел в отставку. Читал лекции по древнегреческой литературе на Высших женских курсах.

В печати И. Ф. Анненский выступил с начала 1880-х годов научными рецензиями, критическими статьями и статьями по педагогическим вопросам. С начала 1890-х годов занялся изучением греческих трагиков; выполнил в течение ряда лет огромную работу по переводу на русский язык и комментированию всего театра Еврипида.

Одновременно написал несколько оригинальных трагедий на еврипидовские сюжеты и «вакхическую драму» «Фамира-кифаред» (шла в сезон 1916—1917 на сцене Камерного театра). Переводил французских поэтов-символистов (Бодлер, Верлен, Рембо, Малларме, Корбьер, А. де Ренье, Ф. Жамм и др.). Первую книгу стихов «Тихие песни» Анненский выпустил в 1904 году под псевдонимом «Ник. Т-о», имитировавшим сокращённые имя и фамилию, но складывавшимся в слово «Никто» (таким именем представлялся Полифему Одиссей).

30 ноября (13 декабря) 1909 года Анненский скоропостижно скончался на ступеньках Царскосельского вокзала в Санкт-Петербурге от инфаркта. Похоронен на Казанском кладбище в Царском Селе (ныне город Пушкин Ленинградской области). Сын Анненского, филолог и поэт Валентин Анненский (Кривич), издал его «Кипарисовый ларец» (1910) и «Посмертные стихи» (1923).

Адреса в Санкт-Петербурге: 1893—1896 — линия 9-я Васильевского острова, 8. 1896—1905 — Царское Село, Набережная улица, 12. На доме по адресу Пушкин, Набережная улица, 12 в 2009 году была установлена мемориальная доска (скульптор В. В. Зайко) с текстом:

В этом доме с 1896 по 1905 год жил и работал в Императорской Царскосельской гимназии поэт Иннокентий Федорович Анненский.

Поэтическое творчество И.Ф. Анненского

1. Поэт Анненский: «антипатия ко всему элементарному».
2. Одиночество человека и окружающего мира.
3. Тема раздвоенности мира в поэзии Анненского.
4. Пейзажная лирика.
5. Творческая судьба.

Как известно, поэзия — это отражение мыслей и чувств человека, воссоздание его мировосприятия. Потому, какой бы литературной традиции в своем творчестве не придерживался поэт, в его произведениях всегда будет выступать в первую очередь собственное субъективное восприятие окружающей действительности, и передавать свое мировоззрение поэт будет своим, неповторимым поэтическим голосом.

В своей автобиографии И. Ф. Анненский писал: «С тех пор, как себя помню, люблю заниматься историей и словесностью и чувствую антипатию ко всему элементарному и банально-ясному». Именно это признание поэта и может служить ключом к пониманию его лирики. Н. С. Гумилев писал после смерти Анненского: «Круг его идей остро нов и блещет неожиданностями, иногда парадоксальностью. Для него в нашей эпохе характерна не наша вера, а наше безверье, и он борется за свое право не верить с ожесточенностью пророка. С горящим от любопытство взором он проникает в самые темные, в самые глухие закоулки человеческой души; для него ненавистно только позерство, и вопрос, с которым он обращается к читателю: «а если грязь и низость только мука по где-то там сияющей красе?» — для него уже не вопрос, а непреложная истина».

В одном из своих стихотворений Анненский говорит о жизни, которая существует рядом с нами, точнее параллельно нашей — он говорит о мире духов. Однако в лирических строках слышится утверждение: каждый из людей — это особый неповторимый мир, и мы, люди-миры, существуем параллельно, а наши сознания, вопреки математическим законам, иногда пересекаются:

Не мерещится ль вам иногда,
Когда сумерки ходят по дому,
Тут же возле другая среда,
Где живем мы совсем по-другому?
С тенью тень там так мягко слилась,
Там бывает такая минута,
Что лучами незримыми глаз
Мы уходим друг в друга как будто. ..

По Анненскому, человек — создание одинокое, и это одиночество усугубляется чувством болезненной безысходности. Внешний мир одушевляется поэтом, и природа, сливаясь с человеком в единое целое, также одинока, как и лирический герой. Поэт сочувствует в равной мере и человеку и неодушевленной природе:

Иль я нес вами таю, дни?
Не вяну с листьями на кленах?
Иль не мои умрут огни
В слезах кристаллов растопленных?
Иль я не весь в безлюдье скал
И черном нищенстве березы?
Не весь в том белом пухе розы,
Что холод утра оковал?..

В этих строках — трагическое осознание невозможности вырваться за пределы бытия, которое, увы, неизбежно обречено на гибель. В лирике Анненского часто слышится протест против пошлости, безобразности окружающей действительности, далекой от представлений поэта об идеале. Как защитный экран от уродливых форм существования природы и человека появляется в лирике Анненского другой мир — мир призрачный, нереальный, фантастический. Этот мир порой заслоняет собой реальный, а порой сливается с ним, что приводит к появлению в поэзии Анненского темы раздвоенности, волшебства, кошмара, но при этом образы подлинной житейской обстановки не только сохраняются, но и выписаны четко, достоверно.

Вы ждете? Вы в волненьи? Это бред.
Вы отворять ему идете? Нет!
Поймите: к вам стучится сумасшедший,
Бог знает где и с кем всю ночь проведший,

Оборванный, и речь его дика,
И камешков полна его рука;
Того гляди — другую опростает,
Вас листьями сухими закидает,
Иль целовать задумает, и слез
Останутся следы в смятеньи кос,
Коли от губ удастся скрыть лицо вам,
Смущенным и мучительно пунцовым…

На фоне обычных деталей появляется фантастический пугающий образ-призрак. Его появление — грань между реальностью и бредом. В финале стихотворения выясняется, что появление безумного незнакомца только сон, однако сон был настолько реален, что четко запомнились детали: камни водной руке призрака, сухие листья — в другой.

Однако И. Ф. Анненский не только поэт одиночества и кошмаров. Он внимательный наблюдатель окружающей действительности, великолепный мастер реалистичного пейзажа, которого критики называли последователем тютчевских традиций. А. Федоров писал: «У Анненского глубокая, органическая связь с русской философской лирикой и с поэзией природы, с Тютчевым и Баратынским. Именно тютчевское начало временами очень отчетливо дает себя чувствовать в лирике Анненского, особенно в сравнениях и сообщениях, которые он дает в концовках стихотворений».

Действительно у Анненского, как и у Тютчева, нередко вслед за описанием природы следует изречение философского либо нравоучительного характера, а создаваемый образ из мира природы становится формой выражения мысли, относящейся к общей человеческой жизни:

Еще не царствует река,
Но синий лед она уж топит;
Еще не тают облака,
Но снежный кубок солнцем допит.
Через притворенную дверь
Ты сердце шелестом тревожишь. ..
Еще не любишь ты, но верь:
Не полюбить уже не можешь…

Анненский наделяет природу способностью страдать так, как это делают люди. Поэт не видит в природе отдохновения, не чувствует успокоения в единении с ней:

Когда бы бури пролетали
И все так быстро и светло…
Но не умчит к лазурной дали
Грозой разбитое крыло.

Поэзия Анненского часто оставляет впечатление разобщения между внутренним миром поэта и окружающей его действительностью. В современное ему время он не был популярен, о нем чаще всего отзывались снисходительно. Но он и не стремился к известности, а всего лишь хотел быть поэтом. Иннокентий Анненский умер в 1909 году, когда ему было всего пятьдесят четыре года, умер совершенно непонятым, но не усомнившимся в своем таланте:

Вот газеты свежий нумер,
Объявление в черной раме:
Несомненно, что я умер,
И, увы! не в мелодраме.

В 1910 году Николай Гумилев в статье «Из писем о русской поэзии» писал об Анненском: «И теперь время сказать, что не только Россия, но и вся Европа потеряла одного из больших поэтов»

innokenty fedorovich annensky poems

  • BOW и strings
    • Love
    • меланхолия
    • MEANCHOLY

  • 0

    45 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

  • газовый бабочка

    142 просмотров

    142 20014 Оценить
    Life Carn
    • Life
    • меланхолия
    120 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить IT


    • Life

    111 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить
    Старый баррель орган
    • Life
    • Nature
  • 2 105 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить IT
    Лук и строки
    • Love
    • Melsholy
    • Природа
     105 Просмотров 90 013 Добавлено 10 лет назад

    Оценить

    0

    Осенний Romance
    • MEANCHOLY
    104 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить IT
    Harmony
    • life
    • life

    98 просмотров

    98 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    среди миров 96 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить его
    Свечи принесены в
    • Life

    91 просмотров

    91

    Оценить
    85 просмотров

    лет назад

    Оценить
    Я думал, что H земля. ..
    • Death

    84 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить

  • (Sonnet)
    • Life
    • Love
    • Nature
  • 83 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить

    0

    Вы снова со мной
    • Nature
    81 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить его
    детей
    • Детские
    • Семья
    • Life
    75 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить IT
    Два любящих 64 просмотров

    10 лет назад

    Оценить
    Ноттурно
      900 07 Love
    • Nature
    9007
    60 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить
    Анахолия
    60 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить IT
    60 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить IT
    среди миров 57 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить IT

    0

    Amethysts
    • Love
    • Nature
    53 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оцените его
    Бремя моей жизни. ..
    • меланхолия
    Оценить

    4

    После концерта
    • Love
    • меланхолия
    • Nature
    28 просмотров

    10 лет назад

    Оценить
    к поэту
    • Life
    • Love

    0

    27 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить его
    EGO
    • Love
    • Nature
  • 2 26 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    4

    Оценить

    4

    25 просмотров

    Добавлено 10 лет назад

    Оценить
    Весенний романс
    • Любовь 9 0008
    • Природа
    19 Просмотров

    добавлено 10 лет назад

    Оценить

    Иннокентий Федорович Иннокентий Федорович Анненский by9002 Poemtyovich Annensky Стихи —

    Ударил Заголовок Дата добавления

    Скажи мне, что со мной происходит?
    Почему мое сердце так сильно бьется?
    почему это безумие, как волна,
    Пробился сквозь скалу привычки?
    . ..

    3. Гармония

    ★ ★

    ★ ★

    ★ ★

    ★ ★

    ★ ★

    Среди волн серебряные бусы
    И соскобленные временем краски белой эмали…
    Я так люблю утро, которое порождает осень,

    4. Аметисты

    ★ ★

    ★ ★

    ★ ★

    ★ ★

    ★ ★

    Мои глаза забыли небесную синеву,
    Им солнечная пыль не золото,
    Но я живу только одной субстанцией,
    . ..

    Среди миров сверкающих сфер,
    Имя Одной Звезды только повторяю…
    Это не потому, что я очень люблю Ее
    Но только потому, что я тоскую с другими.

    Шанс жизни и творческий дух
    Единою до боли в тебе,
    И среди хитовых просмотров красотки

    7.Дети

    ★ ★

    ★ ★

    ★ ★

    ★ ★

    ★ ★

    Пришло ли время? Я полностью готов.
    Если согрешили – шансов нет…
    Мы – в тюрьмы, они – на радость…
    Подарите детям солнце и траву!

    8. Две любви

    ★ ★

    ★ ★

    ★ ★

    ★ ★

    ★ ★

    С.Б. Ф-Штейн
    Есть такая любовь, что похожа на дым:
    Если связан – опьяняет,
    Получив свободу – исчез, не дождавшись…

    В разной ясности лучей,
    В прибавлении амальгамы видений
    Мы всегда живем в мире вещей
    С его триадой космического деления.

    Бремя моей жизни для меня легкое и сияющее,
    Я не хочу, чтобы вы были сбиты с толку или ранены;
    А не Бог, задумавший камень –

    Иннокентий Анненский


    Анненский родился в семье государственного служащего в Омске 1 сентября Н.С. 1855 г. В 1860 г., еще ребенком, увезен в Петербург. Иннокентий рано потерял родителей и воспитывался в семье старшего брата Николая Анненского, видного народника и политического деятеля.

    В 1879 г. Иннокентий окончил филологический факультет Петербургского университета, где сосредоточился на историко-сравнительном языкознании.Сам он стал учителем, преподавал классические языки и старинное литературоведение в гимназии Царского Села. Он был директором этой школы с 1886 года до своей смерти в 1909 году. Его школу окончили Анна Ахматова, назвавшая Анненского «моим единственным учителем», и Николай Гумилев, назвавший его «последним из царскосельских лебедей».

    Как и Василий Жуковский до него, Анненский несколько неохотно публиковал свои оригинальные стихи и впервые прославился мастерскими переводами Еврипида и французских символистов.С 1890 г. до своей смерти в 1909 г. он перевел с древнегреческого все сочинения Еврипида. В начале 1900-х годов Анненский написал серию трагедий по образцу древнегреческих: «Меланиппа-философ» (1901), «Царь Иксион» (1903), «Лаодамия» (1906). Некоторые из этих работ были посвящены коллеге Фаддею Зелинскому, который позже напишет свой некролог.

    Среди миров (1901)

    Среди миров, в мерцании звезд,
    Одинокая Звезда когда-нибудь привлекала меня?
    Не потому, что я так любил Ее до сих пор,
    А потому, что живу с отвращением к другим.

    И если мои сомнения были страшной бедой,
    Я лишь от Нее жду окончательных ответов,
    Не потому, что Она посылает мне спасительный свет,
    А потому, что с Ней я могу жить и во тьме.

    Перевод Евгения Бонвера 2001
    В качестве литературного критика Анненский опубликовал «Книгу размышлений», два тома очерков о Николае Гоголе, Михаиле Лермонтове, Иване Гончарове и его любимце Федоре Достоевском. Его эссе иногда называли «критической прозой» из-за художественной ценности этих текстов.В последние месяцы своей жизни Анненский работал редактором журнала Сергея Маковского «Аполлон», в котором он опубликовал несколько очерков по теории поэзии. Николай Гумилев очень высоко ценил эти теоретические труды и считал Анненского первым настоящим акмеистом.

    В истории литературы Анненский запомнился прежде всего как поэт. Он начал писать стихи в 1870-х годах, но не публиковал их. Он последовал совету своего старшего брата Николая ничего не публиковать до 35 лет. Его первый сборник стихов под названием «Тихие песни» вышел в 1904 году под псевдонимом Ник.Т.-о (т. е. «Никто» по-русски). Он получил умеренную похвалу от ведущих символистов, многие из которых не подозревали, что Анненский был его настоящим автором. Его вторая книга, «Кипарисовая шкатулка», была гораздо важнее. Поэт умер всего за несколько дней до предполагаемой публикации. Многие из его неопубликованных произведений были отредактированы в 1920-х годах его пасынком Валентином Кривичем, который был второстепенным поэтом.

    11 декабря Н.С. 1909 Иннокентий Анненский скончался от сердечного приступа на Царскосельском вокзале Санкт-Петербурга.Его смерть была связана с семейными трудностями. Многие из его лучших произведений (например, «Стэнси», «Дальние руки») были на самом деле вдохновлены безответной любовью Анненского к своей невестке.

    Оценка
    Лучшие стихи Анненского сложны и туманны: образы призваны вызывать (а не фиксировать) тонкие ассоциации полузабытых воспоминаний. Он как-то сказал, что самое главное в поэзии — это нить, которая свяжет все бессвязные ассоциации в крепко структурированное короткое стихотворение.Александр Блок называл его поэтом-некрофилом, единственной темой которого была смерть. Хотя эта оценка может показаться резкой и надуманной, это правда, что Анненский намекал на смерть в зловещих запахах, которые он цитирует во многих своих стихах.

    Чтобы принять участие в викторине, связанной с этим автором, посетите сайт Squareroot

    Молодость Бунин родился в имении своих родителей в Воронежской губернии в центральной России. Он происходил из длинной династии дворян-землевладельцев и крепостных, но его дед и отец растратили почти все поместье.Его отправили на публику…

    Валерий Брюсов
    Валерий Яковлевич Брюсов (русский: ???????? ?????????? ???????) ( 13 декабря [OS 1 декабря] 1873 — 9 октября 1924) — русский поэт, прозаик, драматург, переводчик, критик и историк. Он был одним из основных членов русской…

    Александр Блок
    Молодость и влияние Блок родился в Санкт-Петербурге, в образованной и интеллигентной семье. Некоторые из его родственников были литераторами, его отец был профессором права в Варшаве, а дед по материнской линии — ректором Санкт-Петербурга…

    Андрей Белый
    Андрей Белый (?????? ?????) — псевдоним Бориса Николаевича Бугаева (26 октября [ОС 14 октября] 1880 ? 8 января 1934), русского прозаик, поэт, теоретик и литературный критик. Его миазмальный и глубоко тревожный роман «Петербург» был расценен…

    Анна Ахматова
    МолодостьАхматова родилась на Большом Фонтане в Одессе. Ее детство, похоже, не было счастливым; ее родители разошлись в 1905 году. Она получила образование в Киеве, Царском Селе и Смольном институте Санкт-Петербурга.Анна начала писать стихи…

    Иннокентий Федорович Анненский и классический идеал — ОРА

    Библиографические данные (информация, относящаяся к результатам исследований) и полнотекстовые элементы (например, статьи, тезисы, отчеты и т. д.) поступают в ORA из нескольких разных источников. К сожалению, мы не можем предоставить полный текст каждого исследования.

    Пожалуйста, свяжитесь с командой ORA (), если у вас есть вопросы относительно недоступного контента ИЛИ если вы знаете о полнотекстовой копии, которую мы можем предоставить.
    Контент может быть недоступен по следующим четырем причинам.
    • Неподходящая версия
        Мы не получили подходящий полный текст для данного результата исследования. См. эту страницу для получения дополнительной информации.
    • Недавно завершено
        Иногда контент хранится в ORA, но недоступен в течение определенного периода времени в соответствии с политикой и пожеланиями правообладателей.
    • Разрешения
        Весь контент, доступный в ORA, должен соответствовать соответствующим правам, таким как авторское право. См. эту страницу для получения дополнительной информации.
    • Распродажа
        Некоторые тома диссертации, отсканированные в рамках схемы оцифровки, финансируемой доктором Леонардом Полонски, в настоящее время недоступны из-за конфиденциального материала или неясного содержания авторских прав третьих лиц. Мы пытаемся связаться с авторами, чьи диссертации затронуты.
    Альтернативный доступ к полному тексту

    Вы можете получить доступ к полному тексту непосредственно с веб-сайта издателя, используя ссылку «Копия издателя» в поле «Ссылки и загрузки» на странице записи ORA результатов исследования. Для этого метода может потребоваться институциональная или индивидуальная подписка на журнал/ресурс.

    Порослевые ворота | Поэзия

    Шостакович: Его выбор стихов Цветаевой для соч. 143

    Современная классическая музыка|Поэзия

     Как и большинство образованных россиян, Шостакович был постоянным читателем поэзии. На протяжении всей своей жизни он положил на музыку множество стихов, причем не только русских, но и японских, еврейских, английских, итальянских, немецких и французских. Он охватил некоторых из крупнейших русских поэтов от Лермонтова и Пушкина до Блока, Евтушенко и Цветаевой.Самой последней из этих русских поэтов, над которыми он работал, была Марина Цветаева, чья поэзия стала более доступной в СССР после крупной публикации ее произведений в 1965 году. Шостакович написал музыку к «Шести стихам Марины Цветаевой» всего за одну неделю в августе 1973 года. , когда он отдыхал в Эстонии. Его здоровье в это время было плохим, и он уже знал, что неизлечимо болен. Его знакомство с творчеством Цветаевой расширилось в 1971 году, когда он положил на музыку стихотворение Евтушенко «Елабужский гвоздь» о самоубийстве Цветаевой.Вскоре после этого он услышал «Три песни на стихи Цветаевой» Тищенко и впоследствии заказал экземпляр (Фэй 277)

    Осень. Поэма Николая Гумилева

    Поэзия

    ОСЕНЬ Небо оранжево-красное… Порывистый ветер качает Кровавый гроздь of Rowan Berres.i преследуют вспадающую потрясение стеклянного теплицы, 5past The Greelse из старого парка, и мимо лебедя Pond. alongse Me Runsmy Shaggy, рыжеволосая собака, кто дороже для меня, 10than даже в брат

    Афанасий Фет. Девять стихотворений в переводе

    Поэзия

      Афанасий Фет (1820-1892) считается величайшим лириком России.Действительно, Осип Мандельштам провозгласил его величайшим поэтом России. Его короткие тексты посвящены природе и эмоциям. Социальные темы никогда не затрагивали его стихи. Это было важно, потому что он начал писать в то время в России, когда ожидалось, что поэзия будет востребована. Фет с самого начала пошел против течения и подвергся критике за свое отношение к искусству ради искусства. Тем не менее, он никогда не отклонялся от своего лирического стиля. Его сборники стихов плохо продавались, но некоторые важные современники, такие как Толстой и Берлинский, выразили свою признательность.

    Анна Ахматова: Творчество

    Поэзия

      Так бывает: праздность какая-то; Бой часов никогда не умолкает в ушах, Издалека доносится затихающий удар грома. Я чувствую жалобы и стоны Безымянных пленных голосов. Своеобразный подпольный круг сужается. В этой бездне шепота и звона Единый всепобеждающий звук исходит. Вокруг такая полная тишина, Что слышно, как в лесу растет трава, Зло с котомкой по земле ходит… 1 Уже слышны слова И вот сигнальные перезвоны светлых рифм,—

    Анненский: Пять стихотворений

    Поэзия

     Иннокентий Анненский (1855-1909) не считается одним из величайших поэтов России, но неоднократно восхвалялся великими поэтами следующего за ним поколения.Мандельштам, Гумилев и Ахматова равнялись на него. При жизни он опубликовал мало стихов, сосредоточившись скорее на своей страсти к греческой литературе и переведя 23 пьесы Еврипида. Кроме того, как и у Мэтью Арнольда, у него была выдающаяся карьера в сфере образования. Анненского особенно ценили за просодию. Его предмет был основан на природе, которую он использовал для передачи человеческих эмоций и чувств. Д. С. Мирский в «Истории русской словесности» назвал поэзию Анненского «не метафизической, а чисто эмоциональной — вернее, может быть, нервной. Анненский находился под влиянием французских символистов, особенно Бодлера. Его чрезвычайно лирические стихи требуют от читателя многого. Часто он сопоставляет очень разные идеи, которые не связаны четко, а просто разделены многоточием.

    Пастернак: Переделкинские стихи 1941

    Поэзия

       Предыстория Около 1930 года, после примерно 20 лет регулярного поэтического творчества, Борис Пастернак перестал писать. Он практически не писал стихов до 1940 года. Основной причиной была политическая ситуация в Советской России.Сталин взял под свой контроль СССР в 1928 году, и к середине 30-х годов он организовал все более сильный процесс репрессий, который сильно повлиял на Пастернака как писателя. Советское правительство начало контролировать писателей, сначала запретив все литературные объединения и создав Союз советских писателей. Членство было необходимо, если Пастернак должен был продолжать публиковаться. Пастернак выступил на съезде советских писателей 1934 года, призывая своих коллег-писателей не подчиняться советским догмам. Вскоре у него случился нервный срыв.Сталинские репрессии достигли апогея в 1936 году, когда начались чистки и показательные процессы Большого террора. В период с 1936 по 1939 год было арестовано 1 548 366 человек и казнено 681 692 человека — более 1000 человек в день. Все сферы советского общества подверглись чистке, в том числе и художественная общественность. Рассказывают, что сам Пастернак был в списках на арест, но Сталин вычеркнул его, сказав: «Не трогайте этого обитателя облаков».

    Набоков и Добужинский: поэт и художник

    Поэзия

     Владимир Набоков рос, надеясь стать художником, как и его коллега-писатель Борис Пастернак, у которого изначально были амбиции пианиста и композитора.Оба эти писателя со временем поняли, что им не хватает фундаментальных навыков. У Пастернака не было абсолютного слуха, а Набоков был «самым безнадежным учеником» своего учителя. (Набоков, «Говори память», стр. 94). Этот учитель, известный русский художник Мстислав Добужинский, не был первым учителем рисования Набокова. Когда ему было девять лет, английский эмигрант мистер Каммингс был нанят учителем рисования. Вскоре англичанина сменил известный русский художник Яремич. Импрессионист, Яремич выступал за «смелый» подход, в котором использовались «пятна тусклого цвета, мазки сепии и оливково-коричневого цвета.(Набоков, стр. 92). Когда 13-летний Набоков взбунтовался, Яремича заменил еще более известный русский художник Мстислав Добужинский. Третий мастер рисования Набокова был членом престижной группы художников «Мир искусства». Его большим вкладом в русское искусство была серия картин о Петербурге.

    Набоков и его футбольная поэма

    Поэзия

     В молодости Владимир Набоков был футбольным вратарем, играл в родной России и в Кембридже, Англия.Он описал свой футбольный опыт в своей автобиографии 1947 года «Говори, память», а также написал стихотворение на русском языке о своем вратаре в Кембридже. Интересно, что в названии этого стихотворения он использовал английское слово «футбол». Предположительно, он выбрал английское название, чтобы подчеркнуть английское происхождение игры. Несколько критиков обсуждали вратарскую игру Набокова, в частности Брайан Бойд (Владимир Набоков: Русские годы), Томас Каршан (Набоков и Плей, докторская диссертация в Оксфорде) и Афтстюарт [так в оригинале] («Блуждающее внимание Владимира Набокова», putnielsingoal .ком). Два последних критика цитируют короткие отрывки в английском переводе «Футбола», но полного перевода стихотворения я найти не могу.

    Цветаева: Похвала Афродите

    Поэзия

         Написанное, когда ей было всего 29 лет, стихотворение Цветаевой описывает ее попытку уйти от любви (Афродиты) к более рациональному миру «общины». Таким образом, она благословляет тех, кто «ушел» на войну или спортивные соревнования, а не предавался «блаженству». Используя многие символы, связанные с Афродитой, такие как пена и голуби, она описывает изменение, которое она пытается предпринять («другая река»).Она «переросла [свою] молодость», которую считает сброшенной «кожей». Кроме того, она сбрасывает свой «сладострастный пояс» и свой «любимый мирт» — еще один символ Афродиты. Она утверждает, что Эрос выстрелил в нее «тупой стрелой», так что ее эротизм теперь исчезнет. Но борьба за искоренение любви из ее жизни, признается она в четвертой части, будет сложной. В конце она обращается к знаменитой безрукой статуе Афродиты Милосской (более известной как Венера Милосская), безропотно спрашивая: «Как долго мы будем вам подчиняться?»

    Жак Реда: Последняя песня лесов

    Поэзия

          Иногда мы заимствовали Искусство и голос ваших поэтов. Настроенные машины, Окружают вас лесом Слов, где наши листья И ваши слова могут снова собраться.Ибо эти каденции твоих стихов Балансируют, как наши ветви, Наполняя и вселенную Глубоким дыханием тишины. И в загадке звуков деревьев Мы узнаём себя   

    Порослевые ворота | Анненский: Пять стихотворений

     

    Иннокентий Анненский (1855–1909) не считается одним из величайших поэтов России, но его неоднократно восхваляли великие поэты следующего за ним поколения. Мандельштам, Гумилев и Ахматова равнялись на него.

    При жизни он опубликовал мало стихов, сосредоточившись скорее на своей страсти к греческой литературе и переведя 23 пьесы Еврипида. Кроме того, как и у Мэтью Арнольда, у него была выдающаяся карьера в сфере образования.

    Анненский особенно ценился за стихосложение. Его предмет был основан на природе, которую он использовал для передачи человеческих эмоций и чувств. Д. С. Мирский в «Истории русской литературы» назвал поэзию Анненского «не метафизической, а чисто эмоциональной — вернее, может быть, нервной.Анненский находился под влиянием французских символистов, особенно Бодлера. Его чрезвычайно лирические стихи требуют от читателя многого. Часто он сопоставляет очень разные идеи, которые не связаны четко, а просто разделены многоточием.

    Мои переводы не пытаются повторить рифму или ритм. Наоборот, я старался быть максимально точным в значении, надеясь помочь нерусскоязычному читателю лучше понять трудные стихи Анненского.

     

     

    Черная пружина

    (Оттаивание)

     

     В сопровождении медного колокола

    Гроб несли,

    И ужасно видный,

    Из гроба выглянул восковой нос.

     

    Хочет ли он там дышать

    На пустую грудь? . .

    Последний снег был темно-белым

    И осыпающаяся дорога была тяжела.

     

    И только мутный мороз

    Потек в тлен,

    И черная пружина

    Тупо вгляделся в желатин глаз—   

     

    С облупившихся крыш, из бурых ям,

    От лица позеленели. ..

    И там, по смертоносным полям,

    Из вздутых крыльев птиц. . .

     

    О люди! Тяжелы шаги жизни

    Вдоль разбитой дороги,

    Но нет ничего печальнее

    Как встреча двух смертей.

     

     

    Маки

     

    Горит радостный день. . . заплаты маков повсюду

    Среди сонных трав — как жадное бессилие,

    Как губы, полные искушений и ядов,

    Словно раскинутые крылья лиловых бабочек.

     

     

    Горит радостный день. . . Но сад пуст и тих,

    Давно покончено с соблазнами и пиршествами, —

    И маки увядшие, как головы старух,

    Защищены лучезарной чашей небес.

     

     

     

    Сентябрь

     

     Золотые, но скудные сады

    С очарованием пурпура в медленном распаде,

    И поздний зной солнца, с его укороченными дугами,

    Не может превратиться в ароматный фрукт.

     

     

    И желтый шелк ковров, грубые следы,

    И очевидная ложь последней встречи,

    И черные бездонные пруды парка

    Готов давно к созревшим страданиям. . .

     

     

    Но красота утраты — это все, что чувствует сердце,

    Только экстаз его чарующей силы;

    Те, кто уже попробовал лотос

    Волнует коварный аромат осени.

     

     

    Мучения миража

     

    Последний цвет выцвел

    Как шепот в полуночной молитве. . .

    О безумие, что тебе нужно

    Из этого сердца?

     

    Не мои путешествия по снегу

    Тяжело сверх всякой меры?

    Не серы ли мне пустые дали?

    Разве колокола не звенят тускло?

     

    Сердце мое, зачем ты

    Так сильно разделены?

    Я знаю, что она далеко,

    Но я чувствую ее близость.

     

    Вот они, снежные туманы;

    Я не могу оторвать от них глаз:

    Скоро мы должны пройти мимо друг друга

    На белом, но безжизненном снегу.

     

    Скоро кто-то безмолвно

    Сцепить наши сани и снова расцепить их.

    Для мучительного момента болтовня

    Из колокольчиков нам сольют. . .

     

    Они смешались. . . Но мы никогда не будем

    Встретимся снова в сумрачной ночи. . .

    В тоске бесконечного круга

    Я бреду по ненавистной тропе. . .

     

    Последний цвет выцвел

    Как шепот в полуночной молитве. . .

    О безумие, что тебе нужно

    Из этого сердца?

     

     

    Лук и струны

     

    Какой тяжелый, темный бред!

    Как тусклый лунный свет в горах!

    Столько лет обращаться со скрипкой

    И струн не узнать на свете!

     

    Кому мы нужны? Тот, кто зажег

    Два желтых лица, два грустных.. .

    И вдруг лук войлок

    Кто-нибудь, возьмите их и объедините.

     

    «Как давно это было. Сквозь эту тьму

    Скажи мне одно: ты все тот же, тот же?

    И струны ласкали смычок,

    И звеня, трепетали, пока ласкались.

     

    «Не правда ли, что мы больше никогда не расстанемся?

    Разве этого недостаточно? . ».

    И скрипка ответила да ,

    Хотя сердце скрипки болело.

     

    Лук все понял, замолчал,

    Но эхо в скрипке осталось. . .

    И что людям казалось музыкой

    Было для них мучением.

     

    Но мужчина не погасил свечи

    До утра. . . и струны пели. . .

    Их нашло только солнце

    Бессильный на черной бархатной кровати.

     

    ИННОКЕНТИЙ АННЕНСКИЙ: ПОЭТ И КРИТИК | Форум изучения современного языка

    Получить помощь с доступом

    Институциональный доступ

    Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок.Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

    Доступ на основе IP

    Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

    Войдите через свое учреждение

    Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

    Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

    1. Щелкните Войти через свое учреждение.
    2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
    3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением.Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
    4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

    Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

    Вход с помощью читательского билета

    Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

    Члены общества

    Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

    1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
    2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
    3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

    Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

    Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

    Личный кабинет

    Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

    Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

    Институциональная администрация

    Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

    Просмотр учетных записей, вошедших в систему

    Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения.Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

    Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

    Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.