Почему персия потерпела поражение в греко персидской войне: Укажите причины и результаты греко-персидских войн. Почему Персия потерпела поражение?

Содержание

В.С. Сергеев. История Древней Греции : Греко-персидские войны

208

РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ

РАСЦВЕТ ГРЕЧЕСКИХ ПОЛИСОВ

ГЛАВА IX

ГРЕКО-ПЕРСИДСКИЕ ВОИНЫ

В конце VI в. до н. э. в Афинах были ликвидированы пережитки родового строя и ниспровергнута власть родовой аристократии. Следующий, V век, открылся греко-персидскими войнами (500—449 гг.), имевшими огромное историческое значение. Греческая политическая система и греческое войско в этих войнах блестяще оправдали себя. Противником греков в этой войне было персидское государство.

1. Персия при Ахеменидах

Персидская держава Ахеменидов образовалась в VI в. до н. э. Основателем ее считается Кир Старший. Возглавив большое объединение воинственных персидских племен, Кир около 550 г. завоевал Мидию, которая перестала существовать как независимое государство и вошла в состав государства персов. С покорения Мидии начинается быстрый рост персидской державы. Персы подчиняют Армению, Каппадокию, завоевывают всю Малую Азию, в том числе лидийское государство.

Расширяя границы своей державы дальше на восток, Кир в 538 г. вступил в Вавилон и был объявлен царем Вавилонии. Финикийские города на средиземноморском побережье Передней Азии покорились ему без борьбы. Огромная территория от побережий Средиземного моря до берегов Инда, населенная различными племенами и народностями, оказалась под властью персов. Кир готовился предпринять поход на Египет, но в борьбе на северных границах своего царства с племенами саков и массагетов, населявших прилегающую с востока к Каспийскому морю область Средней Азии, потерпел поражение и был убит.

Завоевал Египет преемник Кира — Камбиз (529—522 гг.). В битве при Пелузии (525 г.) он наголову разбил войска по-

209

следнего египетского фараона Псамметиха III и осадил Мемфис. После падения Мемфиса Египет вошел в состав персидской державы. Дальнейшее сопротивление египетского населения было подавлено силой оружия.

После смерти Камбиза в Персии началась острая династическая борьба, сопровождавшаяся восстаниями в ряде подвластных персам областей. Победителем в этой борьбе вышел Дарий I, сын Гистаспа (521—485 гг.). Дарию удалось подавить восстание, упрочить свою власть и еще больше расширить персидские владения. В годы его правления завершается формирование структуры персидской державы.

Верховная, неограниченная власть принадлежала в персидском государстве царю. Он считался сыном Ормузда — главного божества персов. Царский дворец, наводненный придворными и слугами царя, был центром управления государством. Чтобы придать царской власти внешний блеск и великолепие, при дворе персидских царей был установлен пышный этикет. Персидские цари носили роскошные пурпурные одежды, головы их украшали золотые тиары. Цари редко показывались своим подданным, и в таких случаях те должны были приветствовать их земными поклонами. Только шесть знатнейших персов обладали правом входить к царю без доклада. Десятитысячный отряд отборных персидских воинов, называвшийся отрядом «бессмертных», охранял царя и сопровождал его во время походов. «Бессмертными» они назывались потому, что, если один из воинов этого отряда погибал, на его место сразу же становился другой, так что численность отряда «бессмертных» всегда оставалась неизменной. Из среды окружавшей их придворной знати персидские цари выбирали своих советников, назначали наместников, полководцев и чиновников.

При Дарии I была проведена крупная административная реформа, призванная упорядочить систему государственного управления, контроля и сбора налогов. Вся территория персидской державы была разделена на 20 отдельных областей — сатрапий. Во главе каждой из них был поставлен царский наместник — сатрап. Он должен был держать в повиновении население вверенной ему области, вершить суд, следить за раскладкой и сбором налогов, выполнением натуральных повинностей. В обязанность сатрапов входило также наблюдение за торговлей, состоянием дорог, каналов, плотин и т. д. Чтобы усилить контроль над наместниками и поставить их в большую зависимость от центрального правительства, военная власть в сатрапиях была отделена от административной и передана особым военачальникам. Для надзора и за сатрапом и за военачальником в каждую область назначался «царский писец». Он получал приказы непосредственно от царя и передавал их военачальнику и сатрапу. «Царский писец» обязан был также

210

доносить царю обо всем, что происходило в области и при дворе наместника. Для тайного наблюдения за сатрапами, военачальниками и «царскими писцами» существовал целый штат шпионов, называвшихся «ушами царя».

Центрами, куда сходились все нити этой сложной системы государственного управления, были Персеполь и Сузы— столицы государства и резиденции персидского царя.

Сеть дорог связывала отдельные части персидского государства друг с другом, что облегчало быструю переброску войск из центров на периферию и передачу донесений. Наибольшее значение имела «царская дорога», соединявшая Сузы, Сарды и Эфес. Через каждые 20—30 километров на этой дороге находились особые станции — там всегда были наготове курьеры и свежие лошади. Важные донесения передавались эстафетой от станции к станции. По словам Геродота, донесение из Сард в Сузы доставлялось за шесть дней.

Хорошие дороги и безопасность передвижения способствовали развитию торговли. Для облегчения обмена Дарий I ввел золотую монету, так называемый, дарик. Чеканка золотой монеты была исключительной привилегией царя. Серебряную монету выпускали сатрапы. Медную монету имели право чеканить даже отдельные города.

При Дарии I окончательно оформилась и персидская военная организация. Ядром армии были персы, мидияне и другие народности Иранского плоскогорья. Большое значение имел отряд царских телохранителей. Остальное войско формировалось из набранных в сатрапиях отрядов, состоявших из жителей покоренных персами областей. В этих отрядах воины различных племен и народностей сохраняли привычное для них вооружение и применяли свои специфические приемы боя. Таким образом, по своему составу и вооружению персидская армия была весьма неоднородна. Подавляющую часть пехоты составляли легковооруженные стрелки из луков. Персидская конница также была вооружена луками, короткими мечами и копьями. Тела персидских воинов были защищены чешуйчатыми панцирями и небольшими щитами. Сражение обычно начиналось с атаки пехоты, засыпавшей врага градом стрел, и завершалось выступлением персидской конницы против уже деморализованного противника.

В персидских войсках применялись и боевые колесницы, снабженные особыми серпами, приводимыми в движение вращением колес. Такими серпами можно было перерубить пополам воина в тяжелом вооружении.

Флот персидского царя состоял из кораблей, поставлявшихся финикийцами и подвластными персам малоазийскими греками.

211

В экономическом отношении Персия также представляла чрезвычайно пеструю картину. На необъятных пространствах персидской державы существовали разнообразные отрасли сельского хозяйства: садово-огородная (Вавилония, Северная Сирия, Палестина), зерновая (Египет) и скотоводство, в особенности коневодство в горных и степных частях (Туркестан и Аравия). В большей части персидского царства преобладало мелкое хозяйство. Наряду с полусвободными и свободными земледельцами в Персии, как и вообще на Востоке, было много рабов — пастухов, рабочих на садово-огородных плантациях и ремесленников. Земледельцы платили натуральный оброк, работали на постройке дорог, мостов, крепостей, рыли каналы и отправляли транспортную повинность по перевозке войск, всякого рода грузов и т. д. Тяжесть повинностей возрастала по мере активизации и усложнения внешней политики государства.

Особенно разорительна для подвластных персам областей была откупная система, т. е. отдача сбора налогов на откуп объединениям откупщиков.

В царских канцеляриях было точно вычислено, что, в каком размере и когда следует брать с каждой сатрапии. Подати уплачивались натурой и деньгами. Золото и серебро хранилось в царских дворцах, в сокровищницах. Металл расплавляли, вливали в глиняные сосуды, где он застывал, а потом снимали глиняную оболочку. Всякий раз, когда требовались средства на покрытие государственных расходов, царь приказывал отрубать необходимое количество золота или серебра. Натуральные подати были чрезвычайно разнообразны: от хлеба, фруктов и прекрасных белых коней до золотых и серебряных сосудов. Так, например, Каппадокия, кроме уплаты денежного налога, поставляла 1500 лошадей, две тысячи мулов, 50 тысяч овец, Лидия — вдвое больше и т. д. Тяжелые повинности и налоги вызывали недовольство населения.

В целом персидская держава Ахеменидов представляла собой типичное для той эпохи древневосточное государство. Отдельные части этого огромного государства, населенные племенами и народностями, говорившими на различных языках и находившимися на разных уровнях исторического развития, были весьма мало связаны друг с другом. При таких условиях государственная централизация, осуществляемая при помощи оружия и мер административного воздействия, не находила себе экономического оправдания и была скорее кажущейся, чем действительной. Население подвластных персам областей постоянно восставало, отдельные же сатрапы, несмотря на принимаемые центральным правительством меры, чувствовали себя достаточно самостоятельными и не всегда выполняли волю персидского царя и его советников.

212

2. Начало греко-персидских войн

До завоевания персами Малой Азии греческие города на западном ее побережье находились в зависимости от лидийского царства. Зависимость эта была для них не слишком обременительной. Лидия не имела своего морского флота, и вся лидийская морская торговля сосредоточилась в руках малоазийских греков. Умеренная дань, выплачиваемая греческими городами лидийскому царю, с лихвой окупалась теми выгодами, какие греки получали от посреднической торговли.

Положение греческих городов существенно изменилось после завоевания персами Малой Азии. Разгромив Лидию, Кир двинулся к побережью. Сопротивление ионийских городов, действовавших разобщенно, было быстро подавлено. Спарта, к которой они обратились за помощью, не решилась оказать им военную поддержку. В результате греческие города малоазийского побережья один за другим были вынуждены покориться персам и признать верховную власть персидского царя. Вскоре персы захватили и Самос (правитель которого, Поликрат, был казнен ими и распят на кресте), распространили свою власть на некоторые другие близлежащие острова и утвердились на берегах Геллеспонта. Жизненно важная для греков морская торговля с причерноморскими странами оказалась, таким образом, под постоянным контролем персов. К тому же персидские цари проводили политику поощрения торговой деятельности финикийцев — злейших торговых соперников греков.

Чтобы упрочить свое господство в греческих городах малоазийского побережья, персы стали вмешиваться во внутренние дела этих городов, навязывать им своих ставленников из среды местной аристократии. Эти правители жестоко подавляли в подвластных им городах демократическое движение. Они были не за страх, а за совесть преданы персидскому царю, так как без его поддержки не смогли бы удержаться у власти. По свидетельству Геродота, Гистией, поставленный Дарием I правитель одного из самых крупных малоазийских городов, Милета, открыто говорил, что «в случае падения могущества Дария, как ни он сам не будет в состоянии сохранить власть над милетянами, так и никто другой ни над кем, так как каждый город предпочтет господству тирана власть демократии»

1,

Для дальнейшего развития событий существенное значение имел поход, предпринятый Дарием I в 514—513 гг. через Фракию в Западное и Северное Причерноморье,—скифский поход Дария. Персидский царь стремился овладеть Фракией и богатыми хлебом черноморскими побережьями. Это укрепило бы господство персов над берегами Геллеспонта и малоазийскими го-

1 Геродот, IV, 137.

Греко-персидские войны

213

родами и усилило их влияние на города материковой Греции. Кроме того, воинственные скифские племена, по свидетельству Геродота1, с давних пор совершали опустошительные набеги на Мидию, и, следовательно, Дарию необходимо было обезопасить от них северные границы своего царства.

В походе приняли участие разноплеменные сухопутные войска и сопровождавший их флот. Самосский грек, архитектор Мандрокл, построил мост через Боспор, по которому войска Дария перешли на европейскую сторону. Персы, несмотря на сопротивление фракийских племен, пересекли Фракию. Для переправы через Дунай был сооружен еще один мост. Охрану моста Дарий поручил участвовавшим в походе грекам.

Вторгнувшиеся в пределы Скифии персидские войска не были подготовлены к длительному походу; между тем скифская конница не давала им покоя, завлекая их в глубь степей. Армия персов двигалась по ненаселенной местности, опустошенной отступавшими скифами, не встречая главных сил врага. По Геродоту, поход продолжался два месяца. Ктесий говорит о 15-дневном походе. В результате скифской тактики войска Дария оказались в тяжелом положении: начались перебои в снабжении войск продовольствием и голод. Бессмысленно было продвигаться дальше в поисках неуловимого противника по опустошенной стране, и Дарию пришлось повернуть обратно, бросив раненых, больных и истощенных.

Таким образом, скифский поход Дария закончился полной неудачей. Военный престиж персидской державы оказался подорванным в глазах ее многочисленных подданных, что создавало угрозу серьезных осложнений в различных частях царства. Правда, вернувшись со своими главными силами в Азию, Дарий оставил в Европе полководца Мегабаза, который должен был завершить покорение фракийских племен, населявших прилегающие к Геллеспонту территории. После долгой борьбы эти племена были вынуждены подчиниться персам. Признал власть персидского царя и царь соседней с Фракией Македонии, Аминта. Путь для дальнейших завоеваний в Балканской Греции для персов был открыт.

Постоянные раздоры между греческими городами облегчали решение этой задачи, давая персам повод для вмешательства во внутренние дела греков. Так, когда против Афин выступила Спарта, Клисфен обратился к персам. За военную помощь он был готов признать власть персидского царя над Афинами и дать ему в знак покорности «землю и воду». Однако, как мы знаем, афинское народное собрание не утвердило этот договор. Большая часть полноправного населения греческих городов дорожила своей независимостью и свободой и готова была с

1 Там же, I, 103—106.
214

оружием в руках защищаться от угрозы персидского порабощения.

Подобная позиция греков объяснялась и экономическими причинами. Захват персами побережья Фракии и Геллеспонта оказал погубное влияние на греческую торговлю не только на Черном, но и на Эгейском море. Острое недовольство вызывала лроводимая Дарием политика покровительства финикийским торговцам, вытеснявшим греческих со средиземноморского рынка. Кроме того, после завоевания персами Египта (525 г.) греки не могли развивать торговлю и в этой стране.

Властью персов особенно тяготились жители ионийских городов на побережье Малой Азии. Здесь недовольство усугублялось налоговой политикой Дария — увеличением налогов, взимаемых при помощи откупщиков, обременительными повинностями, самовластием посаженных Дарием правителей-тиранов. Еще во время скифского похода некоторые предводители ионийских отрядов, входивших в состав войск Дария, готовы были открыто выступить цротив него. После военных неудач Дария они собирались разрушить мост через Дунай, чтобы затруднить ему отступление. В последующие после похода годы обстановка еще более накалилась. При таких обстоятельствах в 500 г. на побережье Малой Азии вспыхнуло восстание ионийских греков. Восстание началось в Милете и сразу же было поддержано всеми другими ионийскими городами. Тираны — персидские ставленники — повсеместно были свергнуты восставшим демосом, повсюду пришли к власти демократические правительства.

В предвидении неравной борьбы с персидской державой, военные силы которой во много раз превышали силы восставших, они обратились с призывом о помощи к европейским грекам. Но на этот призыв откликнулись лишь Афины, пославшие в Ионию двадцать своих кораблей, и Эретрия на Эвбее, направившая пять кораблей.

Сначала восставшие имели успех; им удалось даже опустошить и разрушить резиденцию персидского сатрапа в Малой Азии — Сарды. Но в битве под Эфесом греки потерпели поражение, а в 494 г. в результате измены самосцев были наголову разбиты в морском сражении у острова Лады, близ города Милета. Это решило участь Милета, который в том же году был взят штурмом и полностью разрушен. Большая часть его жителей была перебита или продана в рабство. Падение Милета, знаменовавшее конец восстания, произвело сильнейшее впечатление на всех греков. Афинский поэт Фриних посвятил этому событию трагедию «Взятие Милета». Когда она шла в афинском театре, зрители рыдали, потрясенные судьбой Милета. Участь Милета вскоре в той или иной мере разделили и другие греческие города. К лету 493 г. восстание было окончательно подавлено. Неудачу этого восстания можно объяснить не только воен-

215

ным перевесом персов, но и предательским поведением ионийской аристократии, часть которой была заинтересована в сохранении персидского владычества.

Ионийское восстание показало персидскому правительству, что оно лишь тогда может быть спокойным за свои малоазийские владения, если и европейские греки ему покорятся. Как ни мала была помощь, оказанная Афинами и Эретрией восставшим ионянам, персы использовали ее как предлог для войны против материковой Греции. Летом 492 г. полководец и зять Дария I, Мардоний, с многочисленным войском, усиленным флотом, предпринял поход на Балканскую Грецию вдоль фракийского побережья. Когда сухопутные силы Мардония приближались к Халкидскому полуострову и его флот стал огибать Афонский мыс, корабли попали в сильный шторм. Около 300 кораблей и экипажи погибли в море. После этого Мардоний решил повернуть назад. Неудачный поход Мардония вошел в историю греко-персидских войн под названием первого похода персов на Грецию.

На следующий год Дарий направил своих послов в различные города европейских греков с требованием «земли и воды» — знаков признания верховной власти персидского царя. Многие греческие города удовлетворили это требование. В памяти греков еще была свежа расправа персов на ионийском побережье. Кроме того, в некоторых городах, например Фессалии и Беотии, большим политическим влиянием пользовалась аристократия, настроенная в пользу персов; с помощью и при поддержке персидского царя она рассчитывала сохранить свою власть над демосом. Только в Афинах и Спарте дипломатический ход Дария не увенчался успехом. В этих городах царские послы были убиты; спартанцы бросили их в колодец, чтобы они могли взять столько земли и воды, сколько им нужно.

В 490 г. персы предприняли свой второй поход на Европейскую Грецию, который носил характер большой десантной операции. Сосредоточенные на побережье Киликии персидские войска под командованием Датиса и племянника Дария—Артаферна были посажены на корабли. По пути персы опустошили Наксос и высадились на острове Эвбее, где овладели городами Каристом и Эретрией. Большая часть жителей Эретрии была перебита или обращена в рабство, а город разрушен. После этого персы переправились через пролив, отделяющий Эвбею от побережья Аттики, и по совету участвовавшего в этом походе бывшего афинского тирана Гиппия высадились близ Марафона, расположенного в 40 километрах от Афин.

Над афинянами нависла смертельная опасность. Они обратились за помощью к спартанцам, но безрезультатно — те предпочли занять выжидательную позицию. Афиняне смогли выставить 10 тысяч тяжеловооруженных воинов и еще тысячу воинов,

216

высланных им на помощь Платеями, небольшим беотийским городом, расположенным у самой границы Аттики. Точными данными о численности высадившихся у Марафона персидских сил мы не располагаем, ибо Геродот приводит явно преувеличенные данные; следует все же думать, что персов было не меньше, а, видимо, больше, чем греков. При таких условиях, казалось бы, афинянам было выгоднее остаться в городе под защитой его стен. Тем не менее на совете афинских стратегов было принято решение выйти навстречу врагу и дать ему сражение в Марафонской долине. Это решение было обусловлено не столько военными, сколько политическими соображениями. В Афинах находилось немало аристократов и бывших сторонников Писистрата, недовольных существующим строем. Если бы эти люди перешли на сторону врага во время осады, это могло бы привести к очень опасным для защитников города последствиям.

Сражение при Марафоне произошло 13 сентября 490 г. Геродот пишет, что афиняне и персы несколько дней стояли друг против друга, прежде чем началась битва. Афинское ополчение возглавляли десять стратегов, среди которых были будущий основатель Афинского морского союза Аристид и бежавший в Афины от персов бывший афинский правитель Херсонеса Фракийского Мильтиад.

Обычно афинские стратеги командовали войском по очереди, каждый по одному дню. Но под Марафоном все они согласились передать командование Мильтиаду, лучше всех знакомому с военными приемами и тактикой персов. Накануне битвы греки занимали хорошо укрепленную позицию, на возвышенности, фланги которой были защищены от нападения конницы поваленными деревьями.

Персы были заинтересованы в решающем сражении, чтобы разбить греков и открыть себе путь на Афины. Однако они опасались первыми атаковать позицию, занятую афинянами на возвышенности, так как не смогли бы использовать свою конницу, и, следовательно, лишились бы важного для них военного преимущества. Афинские же стратеги не хотели выводить свои войска на равнину, где вражеская конница могла нанести им сокрушительный удар. И все же первыми начали сражение греки. К этому побудили их опасения за свой тыл. Геродот вкладывает в уста Мильтиада следующую речь на военном совете: «Если мы не дадим сражения, то я уверен, что сильная смута постигнет умы афинян и склонит их на сторону персов; если же мы вступим в бой, прежде чем обнаружится раскол в среде афинян, то с помощью справедливых богов мы можем выйти из сражения победоносно»1. Таким образом, греки оставили

1 Геродот, VI, 109.
217

свои укрепленные позиции на возвышенности и, спустившись на равнину, атаковали персов.

По рассказу Геродота, Мильтиад, опасаясь охвата с флангов, растянул свой боевой строй, стремясь к тому, чтобы его длина равнялась длине боевой линии персов. Поэтому греческий строй, и особенно его центр, был ослаблен и не имел достаточной плотности и глубины. Построенное таким образом греческое войско двинулось навстречу персам. Основная масса персидской пехоты состояла из лучников, стрелы которых особенно эффективно поражали на расстоянии приблизительно 100 метров. Поэтому Мильтиад приказал своим воинам последние 100 метров, отделяющие греков от персов, пробежать бегом, чтобы сократить время, которое они должны были находиться под обстрелом.

Геродот рассказывает, что персы построили специальные корабли для перевозки лошадей и выбрали для высадки десанта Марафонскую равнину именно потому, что это было удобное место для конной атаки. Однако Геродот ничего не сообщает о действиях персидской конницы во время Марафонского сражения. Почему же персидские всадники не напали на греков с флангов? Источники не упоминают и о захвате греками персидских коней, хотя военная добыча греков перечисляется в них довольно подробно. Некоторыми учеными нашего времени было высказано предположение, что персы еще до начала битвы погрузили своих лошадей на корабли и поэтому их конница не могла принять участие в сражении. Более вероятной представляется другая точка зрения. По-видимому, персидские всадники находились не на флангах боевой линии, а в центре и поэтому не могли охватить наступающую греческую фалангу с боков. Именно в центре атака греков захлебнулась, а персы, перейдя в контрнаступление, прорвали середину афинской боевой линии. Однако на флангах, где афинские тяжеловооруженные гоплиты сражались с персидскими легковооруженными стрелками, греки одержали полную победу. И персы, уже одолевавшие врага в центре, были вынуждены поспешно отступить. Греки энергично преследовали их до самых кораблей и семь из

Схема сражения при Марафоне (490 г. до н. э.)

218

них захватили. По данным Геродота, видимо, несколько преувеличенным, персы оставили на поле боя 6400 человек, тогда как потери афинян и их союзников-платейцев исчисляются всего 192 воинами.

После того как корабли персов отошли от марафонского берега, они, по рассказу Геродота, обогнули мыс Суний и направились в Саронический залив, чтобы высадиться на побережье Аттики и врасплох овладеть Афинами. Однако афинские стратеги разгадали намерения врага. Форсированным маршем они перебросили свои войска из Марафонской долины к Афинам. Когда персы приблизились к берегу, они увидели, что греки готовы вступить с ними в новое сражение. Тогда персы предпочли уйти в море. Победа афинян, сражавшихся за свободу и независимость своей родины, и их союзников-платейцев была полной. Считавшиеся непобедимыми персидские войска были разбиты и обращены в бегство. Эта победа продемонстрировала превосходство греческого вооружения и тактики над тактикой и вооружением персов.

Моральное значение марафонской победы очень велико. Она произвела огромное впечатление на всех греков, вернула им веру в свои силы.

Грекам не приходилось сомневаться в том, что им предстоят гораздо более серьезные военные испытания, ибо трудно было себе представить, что персы под влиянием неудачи в Марафонской битве отказались от своего плана подчинить Европейскую Грецию. Новый поход на Грецию они, однако, оказались в состоянии осуществить только через десять лет. В персидском тылу было неспокойно: большое восстание вспыхнуло в Египте, и серьезные волнения начались в Вавилонии. Сыну и наследнику умершего в 486 г. Дария, Ксерксу, пришлось потратить немало времени, пока в его государстве не водворилось относительное спокойствие. Только после этого он возобновил приготовления к большому походу против греков, закончившиеся лишь к весне 480 г.

Греки почти не использовали десятилетнего перерыва в военных действиях. Между греческими государствами продолжались нескончаемые раздоры, внутри городов — ожесточенные столкновения между различными политическими группировками. Только когда военные приготовления Ксеркса были почти закончены и даже наведены мосты для переправы персидской армии через Геллеспонт, греки начали спешно готовиться к отражению нашествия. Спарта заключила с Афинами договор о совместных действиях против персов. В 481 г. к этому союзу примкнули некоторые другие полисы. Таким образом, в состав оборонительного союза вошло 31 греческое государство. Однако значительная часть греческих городов по-прежнему признавала верховную власть персидского царя.

219

Так как Спарта, стоявшая во главе объединения пелопоннесских городов, была самым сильным на суше и влиятельным членом нового союза, то верховное командование союзными войсками было предоставлено спартанцам. Даже во главе флота антиперсидской коалиции был поставлен спартанец, хотя наиболее многочисленную и лучшую часть союзной эскадры составляли афинские корабли.

Могущество Афин на море особенно возросло после проведения в жизнь так называемой морской программы. Вождем группировки, выдвинувшей эту программу, был Фемистокл — архонт 493—492 гг. Фемистокл решил усилить морскую мощь Афин, построив флот из новых боевых трехпалубных кораблей— триер. Для этого он предложил использовать получаемые от Лаврийских серебряных рудников доходы, которые ранее делились между гражданами.

Осуществление этой программы сопровождалось обострением политической борьбы. Дело в том, что ядро афинского сухопутного ополчения состояло из граждан, принадлежавших в соответствии с делением Солона к трем первым имущественным разрядам. В афинском же флоте служили преимущественно малосостоятельные граждане — городская беднота, относящаяся к четвертому имущественному разряду — фетам. Превращение флота в основную военную силу государства при таких условиях неизбежно должно было усилить влияние неимущих и малоимущих слоев афинского гражданства в политической жизни, что ущемляло интересы крупных афинских рабовладельцев и землевладельцев.

Главой враждебной Фемистоклу группировки становится Аристид. Аристида поддерживали не только наиболее богатые афинские рабовладельцы и землевладельцы, но’ и значительная часть аттического крестьянства, боявшаяся вторжения врага с суши и поэтому разделявшая выдвинутую Аристидом программу сухопутной обороны. Между обеими группировками разгорелась борьба. Победителями из нее вышли Фемистокл и его единомышленники, добившиеся в 483 г. изгнания Аристида при помощи остракизма.

После этого афиняне, реализуя морскую программу Фемистокла, в течение двух с небольшим лет построили 180 триер и стали располагать самым многочисленным и сильным флотом в Греции.

Создание такого флота превращало Афины в могущественную морскую державу на Эгейском море, способную поспорить даже с «господами морей» — финикийцами. «Фемистокл, — пишет Плутарх,— начал постепенно приохочивать сограждан к занятию мореплаванием, внушать им — любовь к морю. По его мнению, они не имели основания рассчитывать на успех в сухопутной войне даже с соседями, между тем как при помощи

220

флота они могли не только защищаться от нападения персов, но и сделаться владыками всей Греции» 1. В конце концов Фемистокл, обладавший незаурядной энергией, достиг поставленной цели. Ему удалось превратить своих сограждан из стойких гоплитов в моряков. Враги Фемистокла потом обвиняли его в том, что он «отнял у своих сограждан копье и щит и приковал афинян к скамьям и веслам».

При Фемистокле же начала отстраиваться новая военная и торговая гавань Пирей с примыкавшими к ней верфями.

Победу политики Фемистокла можно рассматривать как победу четвертого имущественного класса Афин, т. е. наименее обеспеченных афинских граждан — фетов, из которых преимущественно состоял экипаж афинского военного и торгового флота. Предшествующий ход экономического и политического развития Афин предрешал превращение их в морское государство. При этих условиях афинский флот стал играть большую роль, чем гоплитская сухопутная фаланга.

События ближайших лет доказали правильность политики Фемистокла. «Он после самого краткого размышления был вернейшим судьею данного положения дел и лучше всех угадывал события самого отдаленного будущего»2,— так характеризует Фемистокла Фукидид.

3. Поход Ксеркса

В 480 г. до н. э. персы предприняли новый поход на Грецию. Преемник Дария I, его сын Ксеркс (485—465 гг.), готовился к этому походу в течение нескольких лет и собрал огромную армию, с которой он двинулся к Геллеспонту; перейдя Геллеспонт, Ксеркс направился к реке Гебр (Марица). Здесь был проведен смотр и подсчет армии. Геродот сообщает, что в армии Ксеркса одной только пехоты насчитывалось 1700 тысяч человек. Вместе же с конницей, морским экипажем, греческими наемниками и обозом персидское войско состояло, по Геродоту, из 5283220 человек. Флот, по словам Геродота, состоял из 1207 судов. Хотя многие историки, в особенности школа Дельбрюка, значительно уменьшают приводимые Геродотом цифры, все же большой численный перевес персидской армии над греческой не подлежит никакому сомнению. Армия Ксеркса состояла из представителей самых различных племен и народностей, говоривших на разных языках и наречиях. В состав ее входили и персы, и ассирияне, и арабы, и фракийцы, и инды, и другие подвластные персидскому царю народности. В армии Ксеркса они продолжали сохранять свое вооружение, свою

1 Плутарх, Биография Фемистокла, 4,
2 Фукидид, I, 138.
221

одежду и свой военный строй. Чтобы облегчить этой огромной армии продвижение вдоль побережья Фракии и снабжать войско всем необходимым, на его пути были созданы укрепленные базы. В самом узком месте далеко выступающего в море мыса Акте прорыли канал для того, чтобы сопровождавший сухопутные войска Ксеркса флот мог благополучно пройти опасное место у Афона, где в 492 г. во время шторма погибла большая часть кораблей Мардония.

В Греции Ксеркс вместо раздробленных сил отдельных городов, как это было во время похода Датиса и Артаферна, нашел большую союзную армию и сильный флот, хотя далеко не все греческие государства стояли за решительную борьбу с персами. Фессалия и Беотия, например, выступали на стороне персов, а Аргос сохранял нейтралитет.

Греческое командование первоначально предполагало встретить персов в Темпейской долине, на северной границе Фессалии. Однако от этого плана пришлось отказаться, так как нельзя было надеяться на верность фессалийской аристократии. После этого решено было дать персам бой одновременно на суше и море у входа в Среднюю Грецию. Сухопутная армия должна была быть сконцентрирована у Фермопильского ущелья, открывавшего единственный путь в Среднюю Грецию, а флот должен был стоять у мыса Артемисия, на северной оконечности острова Эвбеи. Но и этот план не удался. Афинский флот выполнил свою задачу, но спартанцы прислали всего несколько сот человек во главе с царем Леонидом, который командовал союзным войском греков. Отряды Ксеркса неоднократно атаковали защитников Фермопил, тщетно пытаясь прорваться в Среднюю Грецию. После нескольких безуспешных попыток персы нашли грека-изменника, который показал им обходную горную тропу, и персидский отряд вышел в тыл за-

222

щитникам Фермопильского прохода. Когда царь Леонид узнал об этом, он понял, что дальнейшее пребывание греческих войск у Фермопил бессмысленно, и приказал им отступить; сам же с

300 спартанскими воинами (к которым добровольно примкнул еще небольшой отряд воинов из Феспии) остался в Фермопилах, прикрывая отход основных сил. Окруженные со всех сторон врагами, спартанцы мужественно сражались и пали вместе с Леонидом на поле битвы. На месте сражения в Фермопилах был воздвигнут памятник—каменный лев — с многозначительной надписью: «Странник, весть отнеси всем гражданам Лакедемона: честно исполнив закон, здесь мы в могиле лежим».

Одновременно с Фермопильской битвой происходила морская битва при Артемисии. Бой с переменным успехом продолжался два дня, но, когда стало известно о падении Фермопил и судьбе Леонида, греческий флот отплыл в Саронический залив, к острову Саламину.

Прорвавшись через Фермопилы, персидская армия хлынула в Среднюю Грецию. Аттика была опустошена, Афины разгромлены, разграблены и сожжены. Жители Аттики и Афин заранее переселились на острова, частью на Саламин, частью на Эгину и побережье Пелопоннеса. Беотия и другие области Средней Греции подчинились персам.

После этого оставалась единственная надежда на флот. Но здесь мнения спартанцев и афинян радикально расходились. Спартанцы настаивали на защите берегов Пелопоннеса, а Фемистокл требовал сосредоточить все морские силы около острова Саламина, мотивируя свой план тем, что персы не могли развернуть флот в узком проливе. История и на этот раз подтвердила правильность точки зрения Фемистокла. В 480 г. произошел морской бой между греками и морскими силами Ксеркса в проливе между островом Саламином и побережьем Аттики. Сражение началось наступлением персидского флота. Разделив свой флот на две части, Ксеркс двинул их на противника с двух концов Саламинского пролива, в котором стоял флот греков. На сравнительно узком морском пространстве, ме-

План битвы при Фермопилах (480 г. до н. э.)

223

Саламинская битва (480 г. до н. э.)

жду берегом и островом Саламином, разыгралось ожесточенное сражение. Из-за узости пролива и незнания фарватера персы не смогли использовать численный перевес своего флота. При этом их корабли были больше греческих и менее способны к маневрированию. В результате стремительного натиска греков боевой порядок персидских кораблей был нарушен. В тесном пространстве залива персидские корабли наскакивали друг на друга. К наступлению ночи персидский флот был разгромлен и большая часть кораблей уничтожена.

Для персов разгром у Саламина был тяжелым ударом. Правда, у Ксеркса оставалось еще большое и вполне боеспособное сухопутное войско, но возникала опасность того, что связь его с тылом прервется. Кроме того, весть о крупном поражении персидского флота легко могла вызвать волнения внутри персидского государства. Руководствуясь этими соображениями, Ксеркс решил вернуться в Азию. Лишь часть своего войска под начальством Мардония он оставил в Фессалии, чтобы на следующий год возобновить военные действия против греков.

На современников саламинская победа произвела не меньшее впечатление, чем марафонская. Это была первая крупная победа греков на море. Драматург Эсхил, современник и участник Саламинской битвы, прославил ее в своей драме «Персы».

Вперед, сыны Эллады!

Спасайте родину, спасайте жен,

Детей своих, богов отцовских храмы,

Гробницы предков: бой теперь идет за все!1

1 Эсхил, Персы, 402—405.
224

…Всюду бой кипел.
Сперва стояло твердо войско персов,
Когда же скучились суда в проливе,
Дать помощи друг другу не могли
И медными носами поражали
Своих же,— все тогда они погибли,
А эллины искусно поражали
Кругом их… И тонули корабли.
И под обломками судов разбитых,
Под кровью мертвых — скрылась гладь морская.
Покрылись трупами убитых скалы
И берега, и варварское войско
В нестройном бегстве все отплыть спешило 1

Перезимовав в Фессалии и получив новые подкрепления, Мардоний в 479 г. двинулся в Аттику, опустошил ее и вновь занял Афины. Войска греческих союзников, возглавляемые опекуном малолетнего спартанского царя Павсанием, в это время находились на Истмийском перешейке. Чтобы закрыть путь врагу в Пелопоннес, греки заняли этот перешеек сразу же после прорыва Фермопил и самое узкое его место перегородили оборонительной стеной. Спарта и ее пелопоннесские союзники были прежде всего заинтересованы в том, чтобы защитить собственную территорию от вторжения персов. Поэтому Павсаний не был склонен покидать свой хорошо укрепленный оборонительный рубеж и переходить в наступление. Только после настоятельных требований афинян и долгих переговоров, опасаясь перехода Афин на сторону врага, в чем очень был заинтересован Мардоний, Павсаний вступил со своими войсками в Среднюю Грецию. В составе этих войск был и большой отряд афинян под командованием Аристида.

Под давлением греков Мардоний должен был уйти из Аттики в Беотию, где были более благоприятные условия для действий его конницы. Здесь в 479 г. близ Платей произошло решительное сражение. При описании этой битвы Геродот по обыкновению сильно преувеличивает численность персидского войска. Более достоверными представляются сообщаемые им сведения о численности греков. По данным Геродота, в греческом войске было 38 700 тяжеловооруженных и 34 500 легковооруженных воинов; кроме того, еще 35 тысяч обслуживавших войско спартанских илотов. По-видимому, персов было столько же или немногим больше.

Опасаясь персидской конницы, греки расположились на склонах Киферона, персы — на прилегающей к Киферону равнине. Конница Мардония атаковала позиции греков, но греки отразили эту атаку с большими для персов потерями. После этого оба противника долго стояли друг против друга, не предпринимая решительных действий. Мардоний убедился в том,

1 Там же, 411—418.
225

что его конница бессильна добиться успеха в условиях горной местности. Греки это тоже хорошо понимали и не хотели спускаться на равнину.

Тогда Мардоний вступил в тайные переговоры с греческими аристократами, готовыми перейти на его сторону, но замыслы аристократов были раскрыты и заговорщики казнены. Чтобы побудить Мардония двинуться в горы и первому начать сражение в неблагоприятных для него условиях, греческое командование направило свой флот, находившийся у острова Делоса, к берегам Малой Азии. Греки рассчитывали таким путем поднять восстание в тылу врага в ионийских городах.

Вскоре решающее сражение у Платей произошло. Персы засыпали единственный источник, снабжавший водой все греческое войско. Оставшись без воды, греки должны были на виду у персов перейти ближе к Платеям, где были источники. Понимая всю опасность этого перехода, Павсаний решил осуществить его ночью. Персы этого и ждали и напали на греков, когда те были на марше. Осыпаемые градом персидских стрел, спартанцы несли тяжелые потери, но продолжали сохранять свой боевой строй. Когда персы подошли к ним на близкое расстояние, спартанцы устремились в контратаку. В последовавшей затем рукопашной схватке пал Мардоний. Боевые

226

ряды персов были нарушены, и они стали поспешно отступать к своему укрепленному лагерю. Но это не спасло их от поражения. Лагерь был взят подоспевшими афинянами. Остатки разбитого персидского войска в беспорядке бежали в Азию.

После сражения у Платей на территории Балканской Греции не осталось ни одного неприятельского воина. Победителям досталась богатая добыча. Десятая часть этой добычи была передана храмам, а все остальное поделено между воинами, принимавшими участие в сражении.

4. Делосский морской союз

После победы при Платеях было решено справлять общесоюзный праздник освобождения (элевтерии) и клятвенно был подтвержден общегреческий союз для продолжения борьбы с персами до полной победы.

В том же 479 году, когда решалась судьба Балканской Греции, произошла морская битва в Малой Азии у мыса Микале. Греческий флот, которым командовали спартанский царь Леотихид и афинянин Ксантипп, отец выдающегося афинского политического деятеля Перикла, напал на остатки персидского флота, сгруппировавшегося у Микале, и сжег их. В следующем году греческий флот, возглавляемый Павсанием, выступил против острова Кипра, Византия и других городов, расположенных в районе проливов и остававшихся еще в руках персов. Большинство кораблей принадлежало Афинам и ионийским городам. Заносчивость Павсания и его подозрительные сношения с персидским царем вызвали общее возмущение. Командиры союзного флота даже организовали заговор против него, Дело кончилось тем, что спартанскому правительству пришлось отозвать Павсания. Однако и после этого раздоры между спартанским командованием и союзниками продолжались. В конце концов в 478 г. Спарта вместе со всеми пелопоннесцами вышла из союза. Естественно, что командование флотом оставшихся в союзе греческих городов перешло к самым сильным на море афинянам. После ухода спартанцев большое число греческих городов, связанных с морской торговлей или недавно освобожденных из-под власти персов, продолжали быть жизненно заинтересованными в ведении войны с персидской державой, чтобы закрепить уже достигнутые в борьбе с ней успехи и полностью вытеснить персов из бассейна Эгейского моря. По инициативе этих городов в 478 г. был учрежден новый союз, центром которого был избран остров Делос, поэтому и сам союз получил название Делосского морского союза, или Делосской симмахии. Делосский союз представлял собой федерацию независимых греческих государств, объединивших свои

227

силы для совместной борьбы против Персии.

Союзники обязывались поставлять определенное количество людей и материалов для снаряжения общесоюзного флота и содержания войска. Конференции союзников (синоды) должны были происходить на острове Делосе в храме Аполлона, где находилась и общесоюзная казна, пополнявшаяся регулярными взносами всех членов союза. Формально все члены союза считались равными, однако фактически с самого начала первенство в союзе принадлежало Афинам, флот которых, состоявший из 300 триер, превосходил флот всех остальных союзников вместе взятых.

Для небольших городов непосредственное участие в затянувшейся войне было крайне обременительным. Поэтому они охотно согласились с предложением афинян заменить им непосредственное участие в военных действиях уплатой денежных взносов. Общая сумма взносов союзников в делосскую казну — так называемый форос — с самого начала была установлена Аристидом в 460 аттических талантов. На деньги союзников афиняне строили все новые и новые корабли, увеличивая свой и без того сильный флот. В конце концов они достигли безусловного преобладания на Эгейском море. Афиняне начали властно диктовать свою, волю союзникам, вмешиваться в их внутренние дела, а при малейшем сопротивлении не останавливались и перед применением военной силы.

В первые годы после изгнания персов из Греции руководящее положение в Афинах по-прежнему занимал Фемистокл. Не рассчитывая на прочность союза Афин со Спартой, Фемистокл отстраивает гавань Пирей и, несмотря на протесты Спарты, возводит вокруг Афин оборонительные стены. Однако деятельность Фемистокла вызвала недовольство враждебной ему олигархической группировки, в которой ведущую роль играли крупные землевладельцы, пользовавшиеся поддержкой Спарты. Кампания против Фемистокла окончилась его остракизмом (471 г.).

Среди афинских вождей в эти годы выдвинулся Кимон, сын Мильтиада, победителя при Марафоне. Усовершенствование военной техники и незаурядные способности помогли ему одержать ряд побед как над персами, так и над греческими полисами, не желавшими подчиняться афинской гегемонии.

Кимон начал наступление на персидские владения на фракийском побережье, захватив важный пункт Эйон на реке

228

Стримоне, служивший ключом ко всему фракийскому побережью. В устье Стримона впоследствии был основан город Амфиполь, опорный пункт позднейших афинских поселений на фракийском берегу. Около 469 г. Кимон одержал большую победу над персами у южного берега Малой Азии, у реки Эвримедонта в Памфилии.

Успехи в войне с персами привели к тому, что афиняне начинают все меньше и меньше считаться с интересами своих союзников. Самовластие афинян, естественно, не могло не вызвать недовольства среди остальных членов Делосской симмахии и «варварских» племен, страдавших от афинских захватов и насилий. Не прошло и десяти лет после образования Делосского союза, как недовольство участников этого объединения стало выливаться в открытые восстания. Причиной этих восстаний послужил наплыв во Фракию афинских колонистов, которые захватили все лучшие места по течению реки Стримона, завладели Пангейскими рудниками и грозили перехватить торговлю с севером. В конце концов Кимону удалось подавить восстание на Наксосе и Фасосе, более других ущемленных действиями афинян.

Все это чрезвычайно подняло политический престиж Кимона, из года в год избиравшегося на должность первого стратега.

Политика Кимона в отношении союзников весьма типична для правителей античных рабовладельческих государств. Он был предупредителен к ним, говорит Плутарх, если они занимались своими мирными делами и земледелием и не вмешивались в политику. Он очень охотно освобождал их от военной службы, разрешал оставаться дома «и превращаться благодаря своей роскошной жизни и глупости из солдат в мирных земледельцев и купцов». Афинян же Кимон всячески принуждал к военной службе и связанным с ней лишениям, делая из земледельцев и ремесленников солдат. «Находясь постоянно в плавании, всегда с оружием в руках, афиняне получали в своих походах военное воспитание и подготовку вследствие нежелания союзников служить; поэтому те, приучившись бояться афинян и льстить им, незаметно превратились из союзников в данников и рабов»1.

Так закладывались основы великодержавной политики Афин и протекал процесс постепенного превращения Делосского союза из объединения равноправных и независимых государств в морскую державу афинян.

Война с Персией продолжалась еще много лет после образования Делосского союза. Она носила характер отдельных морских походов и сражений, предпринимаемых главным об

1 Плутарх, Биография Кимона, 11.
229

разом по инициативе греков и часто отделенных. друг от друга большими промежутками времени. То затихая, то вновь возобновляясь, военные действия продолжались вплоть до 449 г. В этом году греки одержали над персами еще одну крупную победу в сражении у города Саламина на острове Кипре. Вскоре после этого сражения, в том же 449 году, был заключен Каллиев мир, названный так по имени участвовавшего в мирных переговорах афинского уполномоченного Каллия. Переговоры эти происходили в столице персидского царя, в Сузах, куда прибыло греческое посольство. По условиям мирного договора персидский царь должен был отказаться от попыток утвердить свою гегемонию на Эгейском море, в Геллеспонте и Боспоре и признать независимость греческих городов на побережье Малой Азии.

Так закончилось одно из самых значительных в истории древнего мира военных столкновений между эллинами и гигантской по масштабам той эпохи восточной рабовладельческой деспотией. Конечную победу греков в этом столкновении можно объяснить рядом исторических причин. Прежде всего на стороне греков было огромное моральное преимущество: они сражались за свободу и независимость своей родины, тогда как войска персидской державы состояли из принудительно навербованных воинов, совершенно безразличных к исходу войны, в которой они были вынуждены участвовать. Не меньшую роль сыграла военная техника и военная тактика греков.

На стороне греков были и социально-экономические преимущества: ко времени греко-персидских войн уровень социально-экономической жизни греческих городов был значительно выше уровня жизни большей части населения персидской державы. Для подавляющего большинства ее подданных власть персидских царей была тяжелым бременем, тормозившим нормальное развитие производительных сил.

Греко-персидские войны оказали влияние не только на собственно Грецию, но и на Великую Грецию, и на Сицилию, где в это же время сложилась Сицилийская держава с центром в городе Сиракузах.

Держава эта возглавлялась единоличными правителями-тиранами. Сицилийские тираны опирались на крестьян, выступавших против гаморов (крупных собственников), и с их помощью достигали власти.

Из всех сицилийских тиранов наибольшей популярностью в V в. пользовались сиракузские тираны Гелон и его брат Гиерон. Гелон и его тесть Ферон, тиран Акраганта, распространили свою власть на большую часть греческих колоний Сицилии. Изгнанный Фероном тиран города Гимеры обратился за помощью к карфагенянам. Это послужило поводом для вторжения карфагенских войск.

230

В 480 г., т. е. в год Саламина, Гелон одержал крупную победу при Гимере над карфагенянами, стремившимися к гегемонии в водах западной части Средиземного моря. Победа над Карфагеном принесла сицилийскому тирану огромную контрибуцию в две тысячи талантов, массу рабов и другой добычи.

Военная добыча и последовательно проводимая фискальная политика давали сиракузским тиранам средства для великолепных построек, расточительных празднеств и содержания блестящего двора. Гиерон приглашал в Сиракузы лучших писателей, поэтов и художников из всех городов Греции. В прославлении правящего дома соперничали все тогдашние знаменитости— поэты Симонид, Пиндар, Эсхил и др. Всех осмеливавшихся противоречить «первым архонтам», как скромно называли себя тираны, немедленно изгоняли из Сиракуз, продавали в рабство или же отправляли на принудительные работы в каменоломни.

Приданию внешнего блеска сицилийской тирании способствовали удачные войны, являвшиеся стержнем сицилийской политики. Успешная война приносила добычу, рабов и новые территории, необходимые для наделения воинов землей и выведения колоний. Наоборот, неудачная влекла за собой государственный переворот — реставрацию демократического строя.

В V в. сиракузским тиранам удалось подчинить своему влиянию города Великой Греции и нанести решительный удар этрусскому флоту близ Кум (474 г.).

Подготовлено по изданию:

Сергеев В.С.
История Древней Греции / Под ред. акад. В. В. Струве и проф. Д. П. Каллистова ; Академия наук СССР. Ленинградское отделение Института истории. — 3-е изд. (посмертное), перераб. и доп. — М. : Издательство восточной литературы, 1963. — 524 с.

Укажите причины и результаты греко-персидских войн. Почему Персия потерпела поражение?

Причины:
— естественное для всех военных деспотий стремление Персидской державы к постоянному расширению своей территории;
— стремление Персидской державы захватить контроль над всей торговлей в Восточном Средиземноморье;
— кажущаяся персам слабость греков из-за того, что их полисы не были объединены в единую прочную политическую структуру;
— помня про то, как просто было первый раз покорить греков Малой Азии (тамошние полисы признали персидскую власть в большинстве своём без сопротивления), персы надеялись на такое же лёгкое покорение и Балканской Греции;
— Балканские греки (а именно афиняне) оказали пусть и незначительную, но поддержку восставшим грекам Малой Азии.
Причины поражения Персидской державы.
— В Малой Азии шла не только борьба греков с персами, но во многом борьба одних греков с другими (сторонников и противников тираний в своих полисах). В полисах Балканского полуострова удалось в основном избежать внутренних распрей и сплотить гражданские коллективы против внешнего врага.
— Решающее значение имела первая победа – при Марафоне. Тогда вынужденные подавлять многочисленные восстания по всей своей державе персы не смогли послать достаточно значительное войско. Они во многом надеялись на восстание в Афинах в пользу недавно свергнутого тирана; эти надежды не оправдались. Данная битва развенчала миф о непобедимости персов благодаря чему во время следующего вторжения против них выступили не только Афины и Спарта, но и многие другие полисы.
— Полисы смогли преодолеть все противоречия и образовать относительно прочный, пусть и временный союз.
— На поле битва греческая фаланга доказала своё преимущество перед персидским менее организованным боевым строем.
— Благодаря своей фаланге греки и до войн против персов ценились в качестве наёмников, после победы их стали нанимать ещё активнее.
— Греческие более маневренные корабли доказали своё преимущество перед финикийскими, из которых состоял персидский флот.
Результаты греко-персидских войн:
— полисы Балканское Греции отстояли свою независимость;
— Персидская держава лишила своих владений в Эгейском море и признала независимость греческих городов Малой Азии;
— персидская экспансия прекратилась, так как достигла своих естественных пределов на последнем рубеже;
— в Греции была выработана идея о разделении Европы и Азии и превосходстве первой над второй, одновременно было осознано общегреческое единство – эти идеи во многом и сформировали греческую культуру такой, какой она сегодня нам известна;
— греки получили значительную часть торговли Восточного Средиземноморья и богатели на этом;
— Афины и Спарта, ещё больше усилились и стали центрами каждый своего союза полисов; вероятность конфликта между этими союзами была велика ещё до формального окончания греко-персидских войн, а после окончания такового стала ещё более реальной.

ГРЕКО-ПЕРСИДСКИЕ ВОЙНЫ • Большая российская энциклопедия

ГРЕ́КО-ПЕРСИ́ДСКИЕ ВО́ЙНЫ (500–449 до н. э.), вой­ны ме­ж­ду др.-греч. го­ро­дами-го­су­дар­ст­ва­ми (по­ли­са­ми) и Пер­си­ей. Вы­зва­ны аг­рес­сив­ной по­ли­ти­кой перс. ца­рей ди­на­стии Ахе­ме­ни­дов (см. Ахе­ме­ни­дов го­су­дар­ст­во). По­сле по­гло­ще­ния Ми­дии, раз­гро­ма Ли­дии и за­воева­ния Ва­ви­ло­нии пер­сы про­дол­жи­ли на­сту­п­ле­ние на за­пад, при­сту­пив к по­ко­ре­нию греч. го­ро­дов. При Ки­ре II они ут­вер­ди­лись на ма­ло­азий­ском по­бе­ре­жье, под­чи­нив се­бе др.-греч. го­ро­да Ио­нии и Эо­ли­ды (546), в кон­це прав­ле­ния Кам­би­за II ус­та­но­ви­ли кон­троль над Са­мо­сом (522), а при Да­рии I, в ре­зуль­та­те Скиф­ско­го по­хо­да, хо­тя и не дос­тиг­ли на­ме­чен­ной це­ли (раз­гро­ма се­веро­при­чер­но­мор­ских ски­фов), тем не ме­нее рас­про­стра­ни­ли свою власть на зо­ну Чер­но­мор­ских про­ли­вов, Фра­кию и Ма­ке­до­нию (512). Это при­ве­ло к стес­не­нию греч. тор­гов­ли, по­сколь­ку в Эгей­ском м. и про­ли­вах те­перь поя­ви­лись ко­раб­ли фи­ни­кий­цев – под­дан­ных перс. ца­ря. Осо­бен­но бы­ли ущем­ле­ны ин­те­ре­сы ма­ло­азий­ских по­ли­сов, стра­дав­ших от перс. по­бо­ров и про­из­во­ла став­лен­ни­ков пер­сов – ти­ра­нов. В 500 вспых­нуло вос­ста­ние гре­ков в Ио­нии, став­шее пре­лю­ди­ей к бо­лее об­ще­му кон­флик­ту. Оно бы­ло по­дав­ле­но пер­са­ми, а его центр – г. Ми­лет – был взят штур­мом и раз­ру­шен (494).

«Схватка грекови персов». Аттический краснофигурный кувшин. Сер. 5 в. до н. э. Лувр (Париж).

Хо­тя гре­ки мет­ро­по­лии ока­за­ли вос­став­шим чис­то сим­во­лич. по­мощь (Афи­ны по­сла­ли 20 ко­раб­лей, а Эрет­рия на Эв­бее – 5), пер­сы по­ни­ма­ли, что без по­ко­ре­ния Бал­кан­ской Гре­ции гос­под­ство над при­мор­ски­ми го­ро­да­ми бу­дет не­проч­ным. По­это­му в 492 Да­рий I пред­при­нял пер­вый по­ход в Гре­цию. Боль­шая перс. ар­мия в со­про­во­ж­де­нии фло­та под ко­манд. Мар­до­ния дви­ну­лась вдоль по­бе­ре­жья Ма­лой Азии на се­вер, пе­ре­пра­ви­лась че­рез Гел­лес­понт и уст­ре­ми­лась да­лее на за­пад. Од­на­ко су­хо­пут­ное вой­ско пер­сов по­нес­ло ощу­ти­мые по­те­ри от на­па­де­ний фра­кий­цев, а флот силь­но по­стра­дал от бу­ри у мы­са Афон (юго-вост. око­неч­ность п-ова Хал­ки­ди­ки). Всё это за­ста­ви­ло Мар­до­ния пре­кра­тить по­ход. В 491 Да­рий I при­бег к ди­пло­ма­тич. на­жи­му, от­пра­вив в греч. го­ро­да по­соль­ст­ва с тре­бо­ва­ни­ем «зем­ли и во­ды», т. е. пол­но­го под­чи­не­ния. В не­ко­то­рых об­щи­нах Фес­са­лии и Бе­о­тии, где у вла­сти на­хо­ди­лась ари­сто­кра­тия, это тре­бо­ва­ние бы­ло вы­пол­не­но, но в ве­ду­щих греч. по­ли­сах (Афи­нах Древ­них и Спар­те) перс. уль­ти­ма­тум был от­верг­нут, а по­слы уби­ты. В 490 по­сле­до­вал но­вый по­ход пер­сов на Гре­цию, на этот раз по др. мар­шру­ту. Боль­шой флот со зна­чит. де­сант­ным от­ря­дом (до 20 тыс. пе­хо­ты и кон­ни­цы) под ко­манд. Да­ти­са и Ар­та­фер­на от­плыл от Са­мо­са и по­сле про­ме­жу­точ­ной сто­ян­ки на о. Де­лос при­стал к о. Эв­бея. Пер­сы за­хва­ти­ли и ра­зо­ри­ли эв­бей­ские го­ро­да, по­сле че­го про­из­ве­ли вы­сад­ку на сев.-вост. по­бе­ре­жье Ат­ти­ки, у Ма­ра­фо­на. Ме­сто вы­сад­ки бы­ло вы­бра­но по со­ве­ту афин­ско­го из­гнан­ни­ка, сы­на ти­ра­на Пи­си­ст­ра­та Гип­пия, ко­то­рый пом­нил о под­держ­ке его от­ца жи­те­ля­ми Ди­ак­рии, го­ри­стой об­лас­ти, где рас­по­ло­жен Ма­ра­фон. На­встре­чу пер­сам уст­ре­ми­лось афин­ское опол­че­ние чис­лен­но­стью ок. 10 тыс. чел. В день бит­вы ко­ман­дова­ние по об­ще­му со­гла­сию до­ве­ри­ли Миль­тиа­ду, ко­то­рый, ис­поль­зуя удар­ную си­лу сомк­ну­то­го строя греч. пе­хо­тин­цев, про­рвал центр перс. вой­ска и за­ста­вил пер­сов от­сту­пить к сво­им ко­раб­лям. По­бе­да гре­ков в Ма­ра­фон­ской бит­ве име­ла ог­ром­ное мо­раль­но-по­ли­тич. зна­че­ние, по­ка­зав си­лу греч. нар. опол­че­ния, пре­вос­ход­ст­во воо­ру­же­ния, так­ти­ки и фи­зич. под­го­тов­ки греч. тя­же­ло­воо­ру­жён­ных вои­нов – го­п­ли­тов и уяз­ви­мость ар­мии та­кой, ка­за­лось, мощ­ной Перс. дер­жа­вы.

Во­ен­ные не­уда­чи пер­сов при­ве­ли к вос­ста­ни­ям в Егип­те и Ва­ви­ло­нии. Да­рий I, за­ня­тый их по­дав­ле­ни­ем, умер (486), и по­дав­лять мя­те­жи при­шлось его сы­ну и пре­ем­ни­ку Ксер­ксу. По­след­ний, од­на­ко, не ос­та­вил на­ме­ре­ния по­ко­рить гре­ков и, по­кон­чив с внутр. бес­по­ряд­ка­ми, за­нял­ся под­го­тов­кой но­во­го втор­же­ния на Бал­ка­ны. Бы­ла со­б­ра­на ог­ром­ная ар­мия (по под­счё­там древ­них, не­со­мнен­но пре­уве­ли­чен­ным, до 1700 тыс. пе­хо­ты, 80 тыс. кон­ни­цы и 1200 ко­раб­лей). Для ско­рей­шей пе­ре­бро­ски войск в Гре­цию бы­ли на­ве­де­ны пон­тон­ные мос­ты че­рез Гел­лес­понт, за­го­тов­ле­ны скла­ды с про­ви­ан­том на ма­ло­азий­ском и фра­кий­ском по­бе­режь­ях. К во­ен. под­го­тов­ке до­ба­ви­лась ди­пло­ма­ти­че­ская: Ксеркс за­клю­чил во­ен. со­юз с Кар­фа­ге­ном, силь­ней­шей мор. дер­жа­вой в Зап. Сре­ди­зем­но­мо­рье, и сто­ро­ны до­го­во­ри­лись осу­ще­ст­вить на­па­де­ние на гре­ков с двух сто­рон – с вос­то­ка и за­па­да. К вес­не 480 под­го­тов­ка бы­ла за­вер­ше­на и ог­ром­ная ар­ма­да под ко­манд. са­мо­го Ксер­кса дви­ну­лась в по­ход на Гре­цию.

Гре­ки, в свою оче­редь, го­то­ви­лись к от­ра­же­нию вра­же­ско­го на­ше­ст­вия. Осо­бен­но боль­шую ини­циа­ти­ву про­яви­ли Афи­ны: по пред­ло­же­нию ли­де­ра афин­ской де­мо­кра­тии Фе­ми­сток­ла до­хо­ды от се­реб­ря­ных Лав­рий­ских руд­ни­ков ис­поль­зо­ва­ли для строи­тель­ст­ва но­вых во­ен. ко­раб­лей (по од­ной вер­сии – 100, по дру­гой – 200), и по его же ини­циа­тиве в Ко­рин­фе был со­зван кон­гресс пред­ста­ви­те­лей греч. го­су­дарств, ко­то­рый про­воз­гла­сил соз­да­ние па­нэл­лин­ско­го во­ен. сою­за с об­щим со­ве­том и объ­е­ди­нён­ны­ми воо­руж. си­ла­ми, ко­ман­до­ва­ние ко­то­ры­ми бы­ло до­ве­ре­но Спар­те. Пер­во­на­чаль­но со­юз­ни­ки со­би­ра­лись за­щи­щать гор­ные про­хо­ды из Ма­ке­до­нии в Сев. Гре­цию, у Тем­пей­ско­го уще­лья, ку­да бы­ло на­прав­ле­но до 10 тыс. го­п­ли­тов. Од­на­ко не­на­дёж­ность фес­са­лий­ских об­щин, скло­няв­ших­ся на сто­ро­ну пер­сов, за­ста­ви­ла со­юз­ни­ков от­сту­пить и за­нять по­зи­цию у про­хо­дов из Сев. Гре­ции в Ср. Гре­цию, у Фер­мо­пиль­ско­го уще­лья. В то же вре­мя греч. флот за­нял по­зи­цию у сев. око­неч­но­сти Эв­беи, у мы­са Ар­те­ми­сий, для от­ра­же­ния перс. фло­та. Гре­ка­ми у Фер­мо­пил ко­ман­до­вал спар­тан­ский царь Ле­о­нид, в рас­по­ря­же­нии ко­то­ро­го бы­ло ок. 7 тыс. го­п­ли­тов. Три дня гре­ки стой­ко от­ра­жали по­пыт­ки пер­сов про­рвать­ся че­рез Фер­мо­пи­лы, но, ко­гда перс. от­ря­ду уда­лось об­ход­ным пу­тём вый­ти в тыл греч. вой­ска, Ле­о­нид ото­слал на­зад б. ч. со­юз­ных кон­тин­ген­тов, а сам с 300 спар­тан­ца­ми и не­боль­шим ко­ли­че­ст­вом др. вои­нов-доб­ро­воль­цев ос­тал­ся за­щи­щать Фер­мо­пи­лы до кон­ца. Ок­ру­жён­ные пер­са­ми, они все по­гиб­ли, но их ге­ро­ич. смерть по­слу­жи­ла при­ме­ром му­же­ст­ва для гре­ков. Од­но­вре­мен­но с су­хо­пут­ным бо­ем у Фер­мо­пил про­хо­ди­ло и мор. сра­же­ние у Ар­те­ми­сия. Гре­ки с ус­пе­хом от­би­ва­ли ата­ки перс. фло­та, но, ко­гда по­зи­ция у Фер­мо­пил бы­ла про­рва­на, греч. фло­ти­лии от­сту­пи­ли к бе­ре­гам Ат­ти­ки. Прой­дя че­рез Фо­ки­ду и Бе­о­тию, перс. вой­ско вторг­лось в Ат­ти­ку. Пе­ред ли­цом пре­вос­хо­дя­щих сил про­тив­ни­ка афи­ня­не при­ня­ли ре­ше­ние – эва­куи­ро­вать жен­щин, де­тей и ста­ри­ков в Пе­ло­пон­нес, а всех бое­спо­соб­ных муж­чин (гра­ж­дан и про­жи­вав­ших в Афи­нах чу­же­зем­цев) мо­би­ли­зо­вать во флот. По на­стоя­нию афи­нян со­юз­ни­ки ре­ши­ли дать пер­сам бой на мо­ре. Сра­же­ние со­стоя­лось у о. Са­ла­мин в сент. 480 и за­кон­чи­лось пол­ной по­бе­дой гре­ков. При­мер­но в это же вре­мя си­ци­лий­ские гре­ки на­нес­ли со­кру­ши­тель­ное по­ра­же­ние кар­фа­ге­ня­нам при Ги­ме­ре (на сев. по­бе­ре­жье Си­ци­лии). Опа­са­ясь за свои ком­му­ни­ка­ции, Ксеркс с б. ч. вой­ска вер­нул­ся в Азию, но, не же­лая при­зна­вать сво­его по­ра­же­ния, ос­та­вил на зи­мов­ку в Бе­о­тии и Фес­са­лии боль­шой от­ряд (ве­ро­ят­но, до 300 тыс. чел.) под ко­манд. Мар­до­ния.

В 479 Мар­до­ний вновь вторг­ся в Ат­ти­ку, и сно­ва афи­ня­не долж­ны бы­ли по­ки­нуть свой го­род. Мар­до­ний всту­пил в пе­ре­го­во­ры с афи­ня­на­ми, пы­та­ясь скло­нить их к сою­зу с пер­са­ми, но те ос­та­лись вер­ны об­ще­гре­че­ско­му де­лу. Ме­ж­ду тем в Пе­ло­пон­не­се со­бра­лось боль­шое греч. опол­че­ние чис­лен­но­стью в 110 тыс. чел., ко­то­рое под ко­манд. спар­тан­ца Пав­са­ния дви­ну­лось че­рез Истм в Бе­о­тию. Опа­са­ясь быть за­пер­тым в Ат­ти­ке, Мар­до­ний так­же пе­ре­шёл с вой­ском в Бе­о­тию. Здесь у Пла­тей про­изош­ло гран­ди­оз­ное сра­же­ние, в ко­то­ром Мар­до­ний по­гиб, а его вой­ско бы­ло пол­но­стью раз­гром­ле­но. Од­но­вре­мен­но греч. флот одер­жал но­вую по­бе­ду над перс. фло­том у ма­ло­азий­ско­го по­бе­ре­жья, у мы­са Ми­ка­ле.

Одер­жав по­бе­ды при Пла­те­ях и Ми­ка­ле, гре­ки до­би­лись ре­ши­тель­но­го пе­ре­ло­ма в вой­не с пер­са­ми. Са­ма вой­на при­об­ре­ла дру­гой ха­рак­тер: из обо­ро­ни­тель­ной для гре­ков она пре­вра­ти­лась в на­сту­па­тель­ную и за­хват­ни­че­скую. По­сле фак­ти­че­ско­го вы­хо­да из вой­ны Спар­ты, ко­то­рая как су­хо­пут­ная дер­жа­ва не бы­ла за­ин­те­ре­со­ва­на в за­мор­ских опе­ра­ци­ях, ру­ко­во­дство во­ен. дей­ст­вия­ми пе­ре­шло к Афи­нам. Они воз­гла­ви­ли но­вое во­ен.-по­ли­тич. объ­е­ди­не­ние – об­ра­зо­вав­ший­ся в 478/477 Де­лос­ский со­юз, или Пер­вый афин­ский мор. со­юз, ку­да во­шли ост­ров­ные и при­мор­ские, гл. обр. ио­ний­ские, по­ли­сы. Со­юз по­вёл ак­тив­ное на­сту­п­ле­ние на пер­сов с це­лью окон­ча­тель­но­го их вы­тес­не­ния из Эгеи­ды и ос­во­бо­ж­де­ния от их вла­сти ма­ло­азий­ских греч. го­ро­дов. В 470-е гг. пер­сов из­гна­ли с фра­кий­ско­го по­бе­ре­жья и из зо­ны про­ли­вов и ос­во­бо­ди­ли ма­ло­азий­ские по­ли­сы. В 469 пер­сы в оче­ред­ной раз бы­ли раз­гром­ле­ны афин­ским пол­ко­вод­цем Ки­мо­ном в мор. и су­хо­пут­ном сра­же­ни­ях при устье р. Эв­ри­ме­донт (у юж. по­бе­ре­жья Ма­лой Азии). По­пыт­ка афи­нян до­бить­ся боль­ше­го, под­дер­жав но­вое вос­ста­ние егип­тян, окон­чи­лась не­уда­чей: пер­сы су­ме­ли унич­то­жить греч. флот в дель­те Ни­ла и по­да­вить вос­ста­ние в Егип­те. Од­на­ко в 450/449 Ки­мон ещё раз на­нёс по­ра­же­ние пер­сам в мор. сра­же­нии у г. Са­ла­мин на Ки­пре, по­сле че­го обе сто­ро­ны на­ча­ли мир­ные пе­ре­го­во­ры. По Кал­лие­ву ми­ру (на­зван по име­ни афин­ско­го пред­ста­ви­те­ля Кал­лия), за­клю­чён­но­му в 449, пер­сы фак­ти­че­ски при­зна­ли своё по­ра­же­ние в вой­не с гре­ка­ми. От­ны­не перс. ко­раб­лям бы­ло за­пре­ще­но за­плы­вать в Эгей­ское м., и ни­чьи вой­ска не мог­ли на­хо­дить­ся в пре­де­лах трёх дней пу­ти от ма­ло­азий­ско­го по­бе­ре­жья. Эгей­ское м. окон­ча­тель­но ста­но­ви­лось внутр. мо­рем гре­ков, а греч. го­ро­да Ма­лой Азии об­ре­та­ли сво­бо­ду и не­за­ви­си­мость.

При­чи­ны по­бе­ды гре­ков в вой­нах с пер­са­ми за­клю­ча­лись в пре­вос­ход­ст­ве их со­ци­аль­но-эко­но­мич. и по­ли­тич. строя, ан­тич­но­го гражд. об­ще­ст­ва над вост. дес­по­ти­ей. Вы­со­ко­раз­ви­тое ре­мес­ло греч. го­ро­дов обеспечивало их вой­скам пер­во­класс­ное по тем вре­ме­нам воо­ру­же­ние и ко­раб­ли. Оче­вид­ным бы­ло так­же пре­иму­ще­ст­во гре­ков в во­ен. так­ти­ке как на су­ше, где спло­чён­ное по­строе­ние греч. го­п­ли­тов (фа­лан­га) одер­жи­ва­ло верх над мас­са­ми ир­ре­гу­ляр­ной пе­хо­ты азиа­тов, так и на мо­ре, где мас­тер­ст­во греч. корм­чих и ма­нёв­рен­ность снаб­жён­ных та­ра­на­ми греч. три­ер (ко­раб­лей с тре­мя ря­да­ми греб­цов) не зна­ли се­бе рав­ных. На­ко­нец (и, мо­жет быть, са­мое глав­ное), греч. вои­ны, по­лу­чив­шие гар­мо­нич­ное вос­пи­та­ние сво­бод­ных лю­дей и ис­пол­нен­ные пат­рио­тиз­ма, и в фи­зи­че­ском, и в мо­раль­ном от­но­ше­нии пре­вос­хо­ди­ли перс. вои­нов, на­бран­ных по боль­шей час­ти из под­вла­ст­ных пер­сам об­лас­тей и не за­ин­те­ре­со­ван­ных в пред­при­яти­ях перс. ца­рей.

По­бе­да гре­ков в вой­нах с пер­са­ми име­ла все­мир­но-ис­то­рич. зна­че­ние. Она дос­та­ви­ла греч. го­ро­дам боль­шие ма­те­ри­аль­ные цен­но­сти в ви­де во­ен. до­бы­чи, вклю­чая мас­су во­ен­но­плен­ных–ра­бов, от­кры­ла тор­го­вые пу­ти и дос­туп к ис­точ­ни­кам сы­рья и рын­кам сбы­та, в ча­ст­но­сти в При­чер­но­мо­рье, и обес­пе­чи­ла ан­тич­но­му об­ще­ст­ву воз­мож­ность даль­ней­ше­го раз­ви­тия.

Греко-Персидские войны — Legio X Fretensis

Греко-персидские войны (500—449 годы до н. э., с перерывами) — военные конфликты между Ахеменидской Персией и греческими городами-государствами, отстаивавшими свою независимость. Греко-персидские войны иногда называют Персидскими войнами, и выражение это обычно относится к походам персов на Балканский полуостров в 490 году до н. э. и в 480—479 годах до н.э.

В результате греко-персидских войн была остановлена территориальная экспансия Империи Ахеменидов, древнегреческая цивилизация вступила в полосу расцвета и своих высших культурных достижений.

Карта греко-персидских войн

В историографии греко-персидские войны принято делить на две (первая — 492-490 до н. э., вторая — 480-479 до н. э.) или три войны (первая — 492 до н. э., вторая — 490 до н. э., третья — 480-479 (449) до н. э.).

Основные события:

  • Восстание Милета и других городов Ионии против персидского владычества (500/499—494 до н. э.).
  • Вторжение Дария I на Балканский полуостров, окончившееся его поражением при Марафоне (492—490 до н. э.).
  • Поход Ксеркса I (480—479 до н. э.).
  • Действия Делосского военного союза против персов в Эгейском море и Малой Азии (478—459 до н. э.).
  • Афинская экспедиция в Египет и окончание греко-персидских войн (459—449 до н. э.).

Предпосылки

На протяжении Тёмных веков большое количество людей из древнегреческих племён ионийцев, эолийцев и дорийцев переселились на побережье Малой Азии. Ионийцы поселились на побережье Карии и Лидии, а также островах Самос и Хиос, где основали 12 городов. Милет, Миунт, Приена, Эфес, Колофон, Лебед, Теос, Клазомены, Фокея, Эрифры, Самос и Хиос, осознавая свою этническую близость, воздвигли общее святилище Панионий. Таким образом, они основали культурный союз, постановив не допускать в него другие города, в том числе населённые ионянами. Как отмечает Геродот, союз был достаточно слаб, и никто, кроме Смирны, туда не стремился. Во время правления царя Крёза Иония была завоёвана и вошла в состав Лидии. Крёз предоставил грекам управление внутренними делами и требовал лишь признания своей верховной власти и умеренной дани. Ионийцы приобрели ряд выгод, в связи с чем легко смирились с потерей своей независимости.

Правление Крёза завершилось полным завоеванием его царства Киром II Великим, основателем империи Ахеменидов. Во время войны с Крёзом персы отправили ионийцам предложение отложиться от Лидии. Оно было отвергнуто всеми городами, за исключением Милета. После взятия главного города Сарды и пленения Крёза к Киру было отправлено посольство от эллинов, проживавших на побережье Малой Азии. Ионийцы соглашались подчиниться новому властителю на тех же условиях, что и предыдущему. Предложение было отвергнуто: Кир ответил послам притчей о рыбаке, который сначала безуспешно пытался игрой на флейте заманить рыбу на сушу, а, поймав её неводом, приказал бьющейся на земле рыбе «прекратить свою пляску», так как она прежде не захотела плясать под флейту. Согласно Диодору, Кир через своего полководца Гарпага потребовал полного подчинения Персии. Ионийцы не могли принять условий персов и начали готовиться к войне. Договор Милета и Персии, по-видимому, должен был предоставить милетянам автономию в составе Персидской державы, но после воцарения Дария I «особый статус» Милета был отменён.

Спарта, ставшая к тому времени одним из самых могущественных полисов Греции, поддерживала тесные отношения с Лидийским царством, своеобразным итогом чего стал лидийско-спартанский союзный договор, заключённый около 550 года до н. э. Это событие произошло ещё до начала войны лидийцев с Персией, и с точки зрения спартанцев, договор не был направлен против какого-либо конкретного врага. После начала войны и битвы при Птерии Крёз обратился к спартанцам с просьбой о военной помощи. Спартанцы решили оказать помощь лидийцам, но не успели: во время приготовлений пришла весть о том, что Сарды пали, а Крёз взят в плен.

В 545 году до н. э. на собрании ионийских греков в Панионии было решено обратиться к Спарте с просьбой о военной помощи. Ионийскому посольству было отказано в помощи. Вероятно, спартанцы опасались выступать против доселе незнакомого противника, победившего могущественное, как казалось, царство Крёза. Но они, желая сохранить свою репутацию, решили действовать дипломатическими способами. Спартанский посол заявил от имени спартанских властей, что персы не должны начинать военные действия против полисов Ионии и Эолиды, но Кир отверг это предупреждение. После непродолжительного сопротивления все города эллинов на западном побережье попали в полное подчинение к персам.

Во время царствования Камбиза персам подчинились греческие города Кипра, а также Кирена. В первые годы правления Дария персы захватили Самос.

В 513 году до н. э. из Азии в Европу переправилась большая персидская армия, возглавляемая царём Дарием I. Двигаясь против скифов, персы покоряли греческие города во Фракии. Большинство правителей этих городов, понимая невозможность сопротивления, добровольно признавали зависимость от персов и присоединялись к походу против скифов. Оставленный в Европе с войском Мегабаз приводил к покорности местные города, отказавшиеся подчиниться персам, действуя в районе Геллеспонта и Пропонтиды и по всему северному побережью Эгейского моря, вплоть до Фессалии. Отан, ставший преемником Мегабаза в должности сатрапа Даскилия, продолжил подчинять греческие города на азиатском и европейском берегах Геллеспонта и Пропонтиды.

Отношения Афин и Персии осложнялись следующим обстоятельством: персы приняли изгнанного афинского тирана Гиппия. Афинский лидер Клисфен, опасаясь нападения спартанцев, отправил в 508/507 году до н.э. посольство в Сарды к персидскому сатрапу и брату царя Артаферну. Целью посланников было обеспечение оборонительного союза против спартанцев. Персы потребовали от афинян «земли и воды». Послы согласились. Этот символический акт означал формальное признание своего подчинения. Хотя по возвращении домой послы подверглись «суровому осуждению», персы стали считать афинян своими подданными, подобно ионийским грекам. Около 500 года до н. э. афиняне отправили новое посольство к Артаферну. Предметом обсуждения было пребывание в стане персов Гиппия, который, согласно Геродоту, предпринимал антиафинскую пропаганду и стремился подчинить город себе и Дарию. Артаферн потребовал вернуть бывшего тирана на родину. Это условие афиняне не могли принять, а требование вернуть Гиппия способствовало возрастанию антиперсидских настроений в Афинах.

Во время правления Аристагора на близлежащем греческом острове Наксос произошло восстание. Демос изгнал ряд богатых граждан, которые отправились в Милет с просьбой о помощи. Они пообещали взять на себя расходы на ведение войны. Аристагор преследовал личные цели и предполагал, что, вернув изгнанников на родину, он сможет стать владыкой богатого и выгодно расположенного острова. Хитрый грек отправился в Сарды к персидскому сатрапу и брату Дария Артаферну и убедил его предоставить войско. Персы снарядили 200 военных кораблей. Персидским военачальником был поставлен Мегабат. Подготовка к военной экспедиции на Наксос проводилась тайно. Официально было объявлено, что флот собирается плыть в противоположном Наксосу направлении к Геллеспонту. Однако между двумя военачальниками — Мегабатом и Аристагором — случилась ссора. Аристагор указал, что номинально он руководит походом и персы должны ему беспрекословно подчиняться. Согласно Геродоту, взбешённый Мегабат отправил на Наксос гонца с предупреждением о грозящем острову нападении. Островитяне успели приготовиться к осаде. В результате, истратив большие средства, после 4-месячной осады персы были вынуждены возвратиться домой.

Аристагор оказался в затруднительном положении. Во-первых, он не выполнил обещания брату царя Артаферну, во-вторых, ему следовало выплатить большие суммы на содержание армии, а в-третьих, ссора с родственником царя Мегабатом могла стоить ему власти над Милетом и жизни. Все эти опасения внушали Аристагору мысль поднять восстание против персов. К открытым действиям его подтолкнуло письмо находившегося при дворе царя Гистиея.

На военном совете приверженцев Аристагора было принято решение начать восстание. Восстание быстро распространилось не только на города Ионии, но и на Эолию, Карию, Ликию и даже Кипр. Везде тирания была свергнута, и установлена демократическая форма правления. Зимой Аристагор отправился в европейскую часть Эллады для привлечения союзников. В Спарте царь Клеомен I отказал ему в помощи, а афиняне отправили на помощь повстанцам 20 кораблей. Также эретрийцы снарядили 5 кораблей для помощи повстанцам.

Весной 498 г. до н. э. афиняне и эретрийцы прибыли к повстанцам. Они соединились с их основными силами возле города Эфеса. Аристагор отказался от командования войсками, передав управление своему брату Харопину и некоему Гермофанту. В это время персидские войска шли к Милету, чтобы уничтожить сам очаг восстания. Инсургенты вместо того, чтобы идти на помощь к Милету, направились к столице сатрапии Лидии и одному из важнейших городов империи Сардам. Наместник и брат царя Артаферн был ошеломлён, оказавшись в незащищённом городе. Персидский гарнизон отступил в укрепление. Кто-то из греческих воинов поджёг один из домов. Вскоре огонь охватил весь город. Вместе с жилыми постройками сгорел и храм местной богини Кибелы. Местным жителям не понравился такой ход развития событий, и они взялись за оружие. Греки были вынуждены отступить к побережью.

Узнав о произошедшем, персидские сатрапы из близлежащих территорий направили свои войска в Сарды. В полуразрушенном городе повстанцев уже не было. Следуя за ними, армия царя настигла отступавших около Эфеса. В последующей битве греки потерпели поражение и были вынуждены отступить. Афиняне, несмотря на увещевания Аристагора, отправились домой.

Взятие и сожжение Сард имели серьёзные последствия. Прослышав о блестящем с виду успехе восстания, многие города в Малой Азии и на Кипре примкнули к нему. Лидийцы восприняли сожжение храма Кибелы как поругание святыни. В столице империи Сузах разорение Сард произвело сильное впечатление. Персы стали действовать быстрее и энергичнее, между тем как без этого события сочли бы восстание более ничтожным. Узнав о произошедшем, Дарий, согласно Геродоту, проникся целью отомстить афинянам.

Под энергичным руководством Артаферна Сарды стали центром военных приготовлений. Так как существовала опасность соединения скифов с восставшими ионийцами, на северо-запад Малой Азии в район Пропонтиды (Мраморного моря) была направлена армия во главе с зятем Дария Даврисом. Действия Давриса были успешными. Ему весьма быстро (согласно Геродоту, на завоевание каждого из городов он тратил один день) удалось захватить Дарданию, Абидос, Перкоту, Лампсак и Пес. Завоевав область Геллеспонта, Даврис отправился покорять восставшую Карию.

В Карии персам удалось одержать две победы — вблизи от места, где река Марсий вливается в Меандр, и около святилища Лабраинды (англ.)русск.. Однако персы не смогли воспользоваться своими успехами. Узнав об их передвижении, карийцы сумели устроить ловушку по пути к городу Педасу (англ.)русск., в которой было уничтожено всё войско неприятеля, включая главнокомандующего Давриса. Гибель целой армии заставила персов остановить наступление. Следующие два года (496 и 495 гг. до н. э.) прошли относительно мирно. Ни одна из сторон не проводила активных наступательных действий.

К 494 г. до н. э. персы приготовились к широкомасштабному наступлению. Их целью стало покорение центра восстания Милета. Они собрали большую по античным меркам армию и флот. В их войска вошли жители ряда покорённых народов, в частности, финикийцы, киприоты, киликийцы и египтяне. Общее командование было возложено на Датиса.

Повстанцы, видя подготовку персов, собрались на совет в Панионии. Было решено не выставлять общего сухопутного войска против персов, возложив защиту Милета на самих милетян. В то же время греческие города согласились снарядить союзный флот для защиты города с моря. По прибытии к Милету персидские военачальники решили, что в первую очередь им необходимо разбить флот, так как в противном случае осада города будет неэффективной. Им удалось внести раздор между греками. В морской битве при Ладе, вследствие измены, эллины были разбиты. Это поражение предопределило дальнейшую судьбу Милета.

После осады город был взят штурмом, мужчин перебили, а женщин и детей обратили в рабство.

Во время наступления Давриса в области Геллеспонта и Карии в 497 г. до н. э., армия Артаферна и Отана атаковала Ионию и соседнюю с ней Эолиду. Персам удалось захватить два города — Клазомены и Киму. Однако после поражения Давриса наступательные операции прекратились. Во время наступления персов Аристагор бежал из Милета в колонию своего тестя Гистиея, которую тому подарил Дарий. Вскоре он погиб при осаде некоего фракийского города.

После падения Милета восстание было проиграно. После зимовки персы последовательно захватили все города, вышедшие из-под их контроля. Согласно Геродоту, с повстанцами они обращались крайне жестоко, устраивая облавы на людей, превращая молодых мальчиков в евнухов для гаремов, а миловидных девушек отправляли в рабство. Жители некоторых городов покинули свои дома. Среди бежавших от гнева персов был и Мильтиад, сумевший через несколько лет одержать блестящую победу при Марафоне.

Поход Мардония

Неудача малоазийского восстания, вызванная отсутствием солидарности между греческими городами, сильно обнадёживала Дария. В 492 до н. э. зять Дария Мардоний двинулся с огромным войском и сильным флотом на Грецию через Фракию и Македонию. Завоевав остров Тасос, его флот поплыл вдоль берега на запад, но был разбит ужасной бурей у мыса Афона: около 300 кораблей и 20 000 человек погибло. Сухопутное войско Мардония подверглось нападению фракийского племени бригов и понесло громадные потери. Мардоний удовольствовался покорением Македонии; нападение на Элладу было отложено, но Дарий готовился к новому походу. В 491 до н. э. в Элладу были отправлены послы персидского царя с требованием воды и земли в знак покорности. Эти символы подчинения были даны не только большей частью островов, в том числе Эгиной, но и многими городами, например Фивами. В Афинах и Спарте послы были убиты. Уступчивость островов и многих общин материка объясняется не только могуществом Персии, но и борьбой между аристократами и демократами: тираны и аристократы готовы были подчиниться персам, лишь бы только не дать перевеса демократической партии. Национальной независимости греков грозила большая опасность, которая могла быть устранена лишь созданием крупного союза. В греках пробудилось сознание национального единства. Афиняне обратились к Спарте с требованием наказать изменившие города, признавая тем самым её главенство над Грецией.

Поход Датиса и Артаферна

Дарий отстранил Мардония от командования и назначил на его место своего племянника Артаферна, придав ему опытного полководца мидийца Датиса. Основными целями военной экспедиции были завоевание или подчинение Афин и Эретрии на острове Эвбея, которая также оказывала помощь повстанцам, а также Кикладские острова и Наксос. Согласно Геродоту, Дарий приказал Датису и Артаферну «обратить в рабство жителей Афин и Эретрии и привести пред его царские очи». При экспедиции находился и бывший тиран Афин Гиппий.

Во время экспедиции персидское войско завоевало Наксос и в середине лета 490 г. до н. э. высадилось на острове Эвбея. Когда это произошло, жители Эретрии приняли решение не покидать город и постараться выдержать осаду. Войско персов не ограничилось осадой, а пыталось взять город штурмом. Геродот писал о том, что борьба была ожесточённой, и обе стороны понесли тяжёлые потери. Тем не менее после шести дней боёв два знатных эретрийца, Евфорб и Филагр, открыли ворота врагу. Персы вошли в город, разграбили его, сожгли храмы и святилища в отместку за сожжение Сард. Захваченные в плен граждане были обращены в рабство. С Эвбеи персы через узкий пролив Еврип переправились в Аттику и встали лагерем у Марафона. Марафонская равнина была удобна для действий сильной персидской конницы.

Близкая опасность вызвала в Афинах замешательство. Среди афинян были и сторонники сопротивления, и его противники. Мильтиад сумел организовать мобилизацию всех сил для вооружённого сопротивления, проведя через народное собрание псефисму. Псефисма Мильтиада предусматривала призыв в ряды полисного ополчения всех боеспособных граждан-мужчин, а также освобождение некоторого количества рабов для пополнения войска. Несмотря на все усилия, удалось собрать около 9 тысяч гоплитов. Был послан гонец в Спарту с просьбой о помощи, но спартанцы промедлили, ссылаясь на религиозные предписания. Жители беотийского города Платеи отправили на помощь афинянам всё своё ополчение численностью в одну тысячу человек.

Афинско-платейские войска выступили к Марафону. Ждать в городе персидские войска было невыгодно: стены были не слишком укреплёнными, и в самом городе могли найтись предатели. Афиняне встали лагерем у Марафона недалеко от персов. Номинальным командующим был архонт-полемарх Каллимах, а в подчинении у него было десять стратегов, которые поочерёдно командовали войском, в том числе Мильтиад. Из них он был самым талантливым, самым опытным и самым энергичным. Среди стратегов шли споры о дальнейших действиях против персов. Мильтиад призывал немедленно дать генеральное сражение. Другие высказались за выжидательную тактику, опасаясь превосходства персидских сил. Мнения стратегов разделились: пятеро выступали за сражение, в том числе Мильтиад и Аристид, пятеро — против. Мильтиад убедил Каллимаха в необходимости немедленного сражения. Затем все стратеги вслед за Аристидом уступили свои дни командования Мильтиаду. Мильтиад разработал план сражения и претворил его в жизнь.

Афинское войско заняло позицию на хребте Пентеликон, труднодоступном для нападения, и таким образом перекрыло дорогу от Марафона к Афинам. Персы, имевшие численное превосходство, не стали ни нападать на греков, ни пытаться их обойти. Датис решил посадить воинов обратно на корабли и высадить армию в Фалере, рядом с Афинами. После того, как большая часть персидской конницы и часть персидской пехоты были посажены на корабли, Мильтиад решил атаковать персов. Учитывая двукратное превосходство сил персов, Мильтиад во избежание окружения сильно растянул афинскую фалангу по фронту, укрепив фланги за счёт центра и сконцентрировав на них основные силы, а затем с помощью внезапной стремительной атаки использовал преимущество сомкнутого строя греческих гоплитов над рассыпным строем легковооружённых персов, поддерживаемых конницей и лучниками.

Схема битвы при Марафоне

12 сентября 490 года до н. э. афиняне и платейцы неожиданно для персов атаковали их. Сомкнутый строй греческих гоплитов имел преимущество над рассыпным строем легковооружённых персов, поддерживаемых конницей и лучниками, поэтому греки поначалу теснили персов. Персидские всадники, ошеломлённые натиском греков, так и не смогли принять существенного участия в сражении. Центр греческого войска несколько отступил под давлением превосходящих персидских сил, но это было предусмотрено Мильтиадом. Он отдал приказ флангам развернуться и нанести удар в тыл прорвавшимся в центре персам. Это привело к окружению и истреблению значительной части сил противника. Оставшиеся в живых персы отступили к кораблям и немедленно вышли в море.

Отчалив от Марафона, персидские суда двинулись в обход Аттики, чтобы попытаться захватить Афины: ведь город оставался беззащитным, пока всё полисное ополчение находилось на поле боя, в 42 километрах от него. Однако Мильтиад тут же, без передышки после битвы, совершил со всем войском (оставив на месте лишь небольшой отряд во главе с Аристидом для охраны пленных и добычи) форсированный марш в полном вооружении к Афинам и оказался в них раньше, чем персидский флот. Увидев, что город хорошо охраняется, деморализованные персы, так ничего и не добившись, отправились обратно. Карательная экспедиция персов окончилась провалом.

Афиняне и платейцы под командованием Мильтиада одержали блестящую победу. В бою погибло 192 грека и 6400 персов. Победа подняла боевой дух афинян и впоследствии осталась в их памяти как символ величия Афин.

Поход Ксеркса

Весной 480 г. до н. э. персидское войско переправилось через пролив Геллеспонт (совр. Дарданеллы) из Азии в Европу. Ксеркс лично возглавил новое вторжение в Элладу. Владыке империи Ахеменидов удалось собрать для этой цели огромные силы. Геродот называет фантастическую цифру: в сухопутной армии Ксеркса было более 5 миллионов человек. Большинство современных ученых скептически относятся к данному сообщению. Некоторые историки считают, что в распоряжении Ксеркса находилось не более нескольких десятков тысяч воинов. Но, скорее всего, истина находится где-то посередине. Более вероятно, что персидское войско насчитывало несколько сот тысяч человек. Во всяком случае, и этот контингент был значительно больше того, который могли выставить эллины.

Армию Ксеркса сопровождал флот, включавший около 1200 различных кораблей. Причем в состав огромного персидского флота входили не только финикийские суда, но и корабли подвластных Ахеменидам греческих полисов Малой Азии и близлежащих островов. Приказывая своим подданным-грекам предоставить для участия в походе военные силы, персидский владыка стремился таким образом проверить их лояльность Ахеменидам.

Переведя воинов через Геллеспонт по специально построенному понтонному мосту, Ксеркс затем направился по пути, по которому раньше шел Мардоний, – вдоль северного побережья Эгейского моря. Флот, сопровождая войско, двигался недалеко от берега. Чтобы избежать кораблекрушения при обходе мыса Афон, через двухкилометровый перешеек персы прорыли канал, по которому и прошли суда. Полчища Ксеркса наводнили Фракию, Македонию и вторглись в греческую Фессалию. Фессалийские города в подавляющем большинстве добровольно сдались персам.

Греческим полисам – членам Эллинского союза пришла пора незамедлительно занимать оборонительные рубежи. Первоначальный план предполагал сдержать натиск персов в ущелье Темпе (на севере Фессалии). Однако от этого замысла пришлось отказаться из-за проперсидской позиции фессалийцев. В качестве нового места для защитного рубежа был выбран Фермоп ильский проход, являвшийся естественной границей между Северной и Средней Грецией. Хотя спартанцы, в чьих руках находилось общее командование военными действиями, с самого начала склонялись к тому, чтобы держать оборону на перешейке Истм, закрывая вход на Пелопоннес. Но в этом случае Афины оставались беззащитными. Лишь по настоянию афинян Спарта согласилась выслать к Фермопилам небольшой союзный отряд во главе с царем Леонидом. В состав отряда входило около 7000 человек, в том числе 300 спартиатов, составлявших его элитную часть. Одновременно навстречу персам вышел греческий флот, занявший позиции неподалеку от Фермопил, у северной оконечности острова Эвбея.

Персы взяли Афины, сожгли и разрушили беззащитный город, перебили сотни стариков, не пожелавших покинуть родные стены. Вскоре к Афинам подошел и персидский флот. Но здесь-то Ксеркса и ждала ловушка: Фемистокл сумел навязать персам морской бой в проливе между Саламином и Аттикой. В конце сентября 480 г. до н. э. произошло знаменитое Саламинское сражение, ставшее кульминацией всех греко-персидских войн. Из общей численности греческого флота (380 судов под командованием спартанского наварха Еврибиада) почти половину составляла афинская эскадра (180 судов), которую возглавлял Фемистокл. Опасаясь разгрома из-за численного превосходства противника, Еврибиад вначале хотел было уклониться от сражения и отойти к Истму, однако Фемистокл приложил все усилия для того, чтобы битва состоялась.

В узком проливе персидский флот не смог использовать свое преимущество. Многочисленные громоздкие, неповоротливые персидские суда, утратив управление, сбились в кучу. Более подвижные и маневренные греческие триеры теснили корабли противника, брали их на абордаж и топили с помощью таранных ударов. Персидские моряки, пытавшиеся выбраться на сушу и спастись бегством, были перебиты греческими воинами, которыми командовал Аристид. Сражение закончилось полной и безоговорочной победой греков, и главный вклад в эту победу, бесспорно, внесли корабли афинского флота.

После поражения при Саламине Ксеркс с остатками флота был вынужден возвратиться домой. Однако для афинян, вернувшихся на пепелище родного города, опасность еще не миновала: в Греции оставалась достаточно сильная (несколько десятков тысяч человек) сухопутная персидская армия во главе с опытным военачальником Мардонием. Сделав своей базой Беотию, это войско передвигалось по Элладе, повсюду сея разрушения. Персам даже удалось на время вновь овладеть Афинами, а в дальнейшем Мардоний намеревался вторгнуться в Пелопоннес. В 479 г. до н. э. греческим полисам – членам Эллинского союза удалось собрать объединенное войско, сопоставимое по численности с персидским. Битва с персами произошла на юге Беотии, у городка Платеи, и была трудной для обеих сторон. В битве при Платеях греческая фаланга в битве при Платеях под командованием спартанского полководца Павсания вновь продемонстрировала свое превосходство, нанеся персидским силам окончательное поражение. Мардоний был убит, остатки его армии бежали из Греции.

Параллельно с ведением сухопутной военной кампании на Балканском полуострове силы Эллинского союза не прекращали военных действий на море. Объединенный греческий флот, которым командовали спартанский царь Леотихид и афинский стратег Ксантипп, подошел к побережью Малой Азии, где в районе мыса Микале персы готовили резервные силы, способные в случае необходимости совершить новое вторжение в Элладу. В сражении при Микале, развернувшемся одновременно на суше и на море, эти резервные силы персов были уничтожены. Кстати, это сражение происходило в один день с битвой при Платеях, что вряд ли было случайным совпадением; скорее всего греки имели скоординированный план действий на всех направлениях.

Битвами при Платеях и Микале завершился самый важный этап греко-персидских войн. Победы, одержанные греками на этом этапе, привели к коренному перелому в ходе военных действий. Стратегическая инициатива перешла к грекам. С притязаниями Ахеменидов на власть над Грецией было покончено.

Дальнейшие боевые действия

Один из главных военачальников Ксеркса Мардоний обратился к царю с просьбой оставить ему часть сухопутного войска для дальнейшей войны. После недолгих раздумий Ксеркс согласился. Мардоний со своей армией остановился на зимние квартиры в Фессалии и Беотии, а афиняне смогли вернуться в разграбленный город. Зимой греческие союзники вновь собрались в Коринфе для празднования победы и обсуждения дальнейших военных действий.

Афины оказались в сложном положении ввиду близкой опасности со стороны персидской армии Мардония, в то время как спартанцы находились на Пелопоннесе и строили оборонительные сооружения на Истме. Мардоний вступил в переговоры с афинянами и предложил им сепаратный мир. При обсуждении в Народном собрании Аристид настоял на том, чтобы отказать персам. Тогда Мардоний занял Афины, а афинянам вновь пришлось эвакуироваться на Саламин. В Спарту по предложению Аристида было отправлено посольство (Кимон, Ксантипп и Миронид) с требованием о помощи. Была высказана угроза, что в случае отказа «афиняне сами найдут средство спасения». В результате войско во главе с регентом малолетнего сына погибшего царя Леонида Плистарха Павсанием отправилось в поход.

В Беотию было направлено афинское ополчение численностью 8 тысяч человек под командованием Аристида. Плутарх утверждал, что Аристид был стратегом-автократором (стратегом с неограниченными полномочиями на время ведения боевых действий). Битва при Платеях закончилась сокрушительным поражением персов.

По преданию, в тот же день, в день битвы при Платеях, флот союзников победил деморализованные остатки персидского флота в битве при Микале. Это ознаменовало собой конец персидского вторжения и начало следующего этапа греко-персидских войн, греческого контрнаступления. После Микале греческие города Малой Азии снова восстали, и персы не смогли вернуть их в состав своей державы. Флот союзников затем отплыл в Херсонес, занятый персами, и осадил и захватили город Сест. В следующем году, 478 г. до н. э., союзники отправили силы для захвата города Византия (современный Стамбул). Осада закончилась успешно, но грубое по отношению к союзникам поведение спартанского полководца Павсания привело к недовольству многих союзников и стало причиной отзыва Павсания.

После осады Византии Спарта стала стремиться к выходу из войны. Спартанцы считали, что после освобождения материковой Греции и греческих городов Малой Азии цель войны была достигнута. Существовало также мнение, что невозможно обеспечить независимость азиатских греков. В Эллинском союзе греческих городов-государств, который боролся против сил Ксеркса, доминировали Спарта и Пелопоннесский союз. После выхода Спарты из войны руководство греческими силами перешло к афинянам. Съезд собрался на священном острове Делос, чтобы создать новый союз для продолжения борьбы с персами. Этот союз, в который входили многие из островов Эгейского моря, официально назывался «Первым афинским союзом», более известен в историографии как Делосский союз. Согласно Фукидиду, официальной целью союза было «отомстить Варвару за причинённые им бедствия опустошением персидской земли». Силы Делосского союза в следующем десятилетии изгоняли оставшиеся персидские гарнизоны из Фракии, а также расширяли территории, контролируемые Делосским союзом.

После поражения персидских сил в Европе афиняне стали расширять союз в Малой Азии. Острова Самос, Хиос и Лесбос, вероятно, стали членами Эллинского союза после битвы Микале и, предположительно, были одними из первых членов Делосского союза. Тем не менее, не ясно, когда именно другие города Ионии или другие греческих города Малой Азии присоединились к союзу. Фукидид свидетельствует о присутствии ионийцев в Византии в 478 г. до н. э., так что вполне возможно, что некоторые из ионийских городов присоединились к союзу в начале 478 г. до н. э. Афинский политик Аристид, по одной из версий, умер в Понте (ок. 468 до н. э.), куда отплыл по общественным делам. Так как Аристид был ответственным за то, чтобы каждый член союза платил взнос, эта поездка может быть связана с расширением союза в Малой Азии.

В 477 г. до н.э. Кимон проводит свою первую успешную военную операцию. Осада города Эйона в устье реки Стримона закончилась тем, что осаждённые персы подожгли город и погибли в огне. Взятие города позволило грекам начать колонизацию привлекательного стримонского региона.

В 476 г. до н. э. Кимон провёл ещё одну удачную военную кампанию. Захватив Скирос, остров в северо-западной части Эгейского моря, он изгнал обосновавшихся там пиратов, которые препятствовали нормальному развитию морской торговли. Согласно легендам на острове был убит мифологический герой и бывший царь Афин Тесей. После усердных поисков Кимон заявил о том, что им найдены останки Тесея. Вне зависимости от того, принадлежали ли доставленные в Афины кости самому Тесею, или нет, данный эпизод прибавил Кимону популярности в народе.

В 471 г. до н. э. изгнал из Византия спартанского регента Павсания. Бывший победитель битвы при Платеях вышел из-под контроля. Он самовольно захватил данный стратегически важный город и управлял им как тиран. Такое положение никого не устраивало, в том числе и спартанцев. Захваченный город вошёл в состав Делосского союза, ещё более усилив афинское могущество. Со взятием Византия связана легенда, согласно которой Кимон во время дележа добычи приказал с одной стороны поставить пленных персов, а с другой положить их золотые украшения. После этого он предложил союзникам выбрать любую из частей, с тем чтобы другая досталась афинянам. Все сочли тогда, что этим дележом Кимон выставил себя на посмеяние. Союзники уносили драгоценности, а афинянам достались нагие тела мало привычных к физическому труду людей. Вскоре друзья и родственники пленных стали выкупать их. Это позволило Кимону собрать весьма большие средства.

Вскоре после изгнания Фемистокла Кимон одержал одну из самых громких побед греко-персидских войн в битве при Эвримедонте. Ему удалось за один день одержать «тройную» победу в двух морских и одном сухопутном сражениях над превосходящими силами противника.

Афинянам стало известно, что в устье реки Эвримедонт (на юго-западе Малой Азии) собираются крупные морские и сухопутные силы персов, предназначенные для вторжения в Элладу. Во главе флота из 200 кораблей Кимон прибыл к месту дислокации персов и застал их врасплох. Большинство персов находилось на берегу. В связи с этим грекам удалось разгромить вражеский флот и взять в плен 200 триер. Персы в сложившейся ситуации медлили, так как ожидали пополнение 80-ю кораблями финикийцев, которые были на подходе к месту сражения. Греки, высадившись на берег, навязали бой врагу и разбили сухопутное войско. На этом сражение не закончилось. По приказу главнокомандующего греки вновь сели на корабли и разбили подходящий к Эвримедонту финикийский флот.

Сокрушительное поражение при Эвримедонте заставило персидского царя пойти на переговоры. В Сузы отправилось посольство афинян, которым руководил зять Кимона, Каллий. Детали заключённого мирного договора (де-факто перемирия, которое имеет название Кимонов мир) неизвестны, но его условия явно были выгодны для афинян.

Промежуток времени между битвой при Эвримедонте (469 или 466 год до н. э.) и египетской экспедицией афинян (459—454 до н. э.), составлявший не менее 10 лет, характеризовался отсутствием военных действий между персами и греками. Как раз в это время между спартанцами и афинянами (бывшими союзниками по антиперсидской коалиции) разгорелся военный конфликт — малая Пелопоннесская война.

В 450 до н. э. — 449 до н. э. гг. Кимон снова выступил против персов, но в том же году он умер, оставив о себе память последнего великого вождя в греко-персидских войнах. Несмотря на двойную славную победу греков при Саламине, Афины должны были отказаться от наступательных действий против Персии, так как им предстояли трудные задачи внутри государства и уже началась роковая для Афин вражда со Спартой.

Итоги

Персия лишилась владений в Эгейском море, на побережье Геллеспонта и Босфора, признала политическую независимость полисов Малой Азии.

Греко-персидские войны имели большое значение для Греции. Они ускорили развитие греческой культуры, внушили грекам осознание своего величия. В своих успехах греки видели победу свободы над рабством. Народная независимость и общественная свобода, связанные с развивавшейся демократией, были спасены. Так как преимущество оказалось на стороне афинской демократии, то после греко-персидских войн почти все греческие государства были охвачены демократическим движением. Афины превратились в великую морскую державу и стали центром Греции, культурным, политическим, интеллектуальным и экономическим.

Схожие темы

Древняя Греция, Афины, Делосский морской союз, Александр Македонский, Военные кампании Александра Великого

Литература

  • Геродот. Ἱστορίης ἀπόδειξη (История)
  • Фукидид. Συγκραφή (История Пелопоннесской войны)
  • Ксенофонт. Κύρου ἀνάβασις (Анабасис)
  • Плутарх. Βίοι παράλληλοι (Сравнительные жизнеописания): Фемистокл, Аристид, Перикл
  • Диодор Сицилийский. Ἱστορικὴ βιβλιοθήκη (Историческая библиотека)
  • Ктесий. История Персии
  • Корнелий Непот. Биографии Мильтиада и Фемистокла
  • Андреев Ю. В., Кошеленко Г. А., Кузищин В. И., Маринович Л. П. История Древней Греции: Учебник. — М.: Высшая школа, 2001.
  • Вэрри Дж. Войны античности от греко-персидских войн до падения Рима. — М.: Эксмо, 2009. — ISBN 978-5-699-30727-2.
  • Кембриджская история Древнего мира. — Т. IV: Персия, Греция и Западное Средиземноморье ок. 525—479 гг. до н. э. / Под ред. Дж. Бордмэна и др. / Пер. с англ. А. В. Зайкова. — М.: Ладомир, 2011. — 1112 стр. — ISBN 978-5-86218-496-9

Греко-персидские войны: причины, ход и последствия

Греко-персидские войны, это один из самых известных и хорошо изученных современными историками конфликтов Древнего мира, растянувшийся на полстолетия. По сути, это было первым в истории масштабным столкновением восточной деспотии и западной демократии, предвосхитившим не прекращающиеся войны культур Востока и Запада. Грекам удалось отстоять свою свободу и идеалы, но и по завершении череды войн, конфликт себя не исчерпал, а напряжение в отношениях эллинов и персов сохранялось до момента, когда Александр Великий поставил точку, уничтожив империю Ахеменидов.

Предпосылки к войне

Ещё во времена Архаической эпохи, греческие племена дорийцев, ионийцев и эолийцев основали в западной части Малой Азии ряд городов, объединённых впоследствии в исторические области Эолида, Иония, Кария и Ликия. В годы правления в Ионии царя Креза, он подчинил другие греческие области и расширил границы своего государства, названного Лидийским царством, до Каппадокии и Киликии, объединив большую часть малоазийских территорий. После образования государства Ахеменидов, Лидия подверглись персидской экспансии, и в имперских планах персидского царя Кира Великого, это было первым шагом по пути в Европу.

  1. 546 г. до н. э. падение Сард, столицы Лидии, и пленение царя Креза, казнённого впоследствии по приказу Кира, приговорившего легендарного правителя к сожжению. После этого все греческие города Малой Азии, кроме Милета, признали безусловную власть персидского царя.
  2. 513 г. до н. э. Дарий I просит пропустить его с войском через греческие территории в земли скифов. Но после пересечения Геллеспонта, часть персидской армии во главе с Мегабазом, оставшись в районе Пропонтиды, принялась покорять эллинские города Фракии и Северной Фессалии.
  3. 508 г. до н. э. во время первого афинского посольства ко двору Артаферна сатрапа Лидии, по его требованию послы принесли символический дар «земли и воды». Хоть и чисто номинально, этим жестом Афины признавали верховную власть персидского царя, и свою зависимость.
  4. 500 г. до н. э. состоялось второе афинское посольство в Лидию, с требованием выдать тирана Гиппия, находившегося под защитой Артаферна в Сардах. После решительного отказа сатрапа и возвращения посольства ни с чем, Афины разрывают дипломатические отношения с Персией.
  5. 499 г. до н. э. вспыхнуло анти персидское восстание на острове Наксос, перекинувшееся на ионийские, карийские, ликийские и эолийские города. Хотя восстание поддержали афиняне и эритрейцы, в следующем году оно было подавлено превосходящими персидскими силами, разрушившими Сарды.

Последнее событие стало основной причиной глобального конфликта, разразившегося между греческой и персидской цивилизацией. Столкновение было неизбежно, персы готовились к широкомасштабному вторжению в Грецию. Но оно отсрочилось на несколько лет, подавлением отдельных очагов сопротивления в Карии и на Кипре. Это дало дополнительное время на подготовку афинянам, понимавшим, что главный удар придётся по ним.

Ход боевых действий

На начальном этапе, преимущество было полностью на стороне персов, они значительно превосходили греков количественно и качественно, как по численности войска, так и технических средств, включая корабли и боевые колесницы. Но против них сыграло плохое знание местности и особенностей прибрежной акватории, а так же свободолюбие и упорство греков. После провальных персидских походов, полностью перехвативших инициативу и перенёсших театр боевых действий на территорию противника.

  1. 492 г. до н. э. начало вторжения Дария I, поведшего широкомасштабное наступление на суше и на море. С самого начала персов преследовали неудачи, начиная с гибели флота у мыса Афон, и заканчивая сокрушительным поражением сухопутных сил в битве при Марафоне.
  2. 480 г. до н. э. начался поход Ксеркса I, столь же неудачный, как и кампания его предшественника. Добившись победы, граничившей с поражением в Фермопильском ущелье, персы были разбиты в морском сражении у острова Саламин, и в сухопутном при Платеях, после чего оставили Грецию.
  3. 469 г. до н. э. состоялась битва в устье Эвримедонта, довершившая разгром персидского флота. Застигнутая врасплох флотилия, фактически не оказала сопротивления, большая часть из 200 триер была захвачена или потоплена, из-за чего, третье вторжение в Грецию так и не состоялось.
  4. 456 г. до н. э. афиняне предприняли экспедицию в Египет, на территорию подвластную персам. Хотя в целом она стала провальной для Афин, но это заставило неприятеля отступить на Синайский полуостров, и сильно подорвало могущество персов в Восточном Средиземноморье.
  5. 449 г. до н. э. состоялось второе сражение у острова Саламин, в ходе которого большинство персидских судов было захвачено или потоплено, лишь нескольким удалось прорваться сквозь афинский строй. Оно стало финальным аккордом греко-персидских войн и владычества персов на море.

Хотя поражение Персии было полным и безоговорочным, победители так и не смогли воспользоваться им в полной мере, что и спасло государство Ахеменидов от окончательного уничтожения. В конце войны афиняне были вынуждены вести её самостоятельно, а начиная с 460 г. до н. э. им пришлось параллельно отбиваться ещё и от спартанцев. Не смогли воспользоваться ситуацией и персы, истощённые и лишившиеся почти всего флота.

Последствия греко-персидских войн

Потерпев поражение, Персия навсегда отказалась от экспансии в западном направлении, она лишилась многих подвластных территорий, и вынесла из этого хороший урок. Хотя греки, в частности афиняне, вышли из конфликта победителями, это имело как положительные, так и неблагоприятные последствия. Материальные и людские ресурсы Афин за 50 лет войн и сражений оказались истощены, и этим не преминула воспользоваться Спарта, почти не участвовавшая в общегреческом конфликте.

  1. 449 г. до н. э. подписание при дворе Артаксеркса I в Сузах унизительного для Персии Каллиевого мира. По нему, персы обязывались ни под каким видом не вводить свои суда в пределы Эгейского моря, и признать независимость всех греческих городов в Малой Азии и прилегающих островах.
  2. 431 г. до н. э. началась война между Делосским и Пелопонесским союзом, в ней демократические Афины противостояли олигархической Спарте. Афиняне были слишком истощены после войн с персами, в новом конфликте, продолжавшимся 27 лет, они потерпели сокрушительное поражение.
  3. 424 г. до н. э. после смерти Артаксеркса I Персия вступила в полосу нестабильности, политического и экономического упадка. Государство Ахеменидов сотрясали войны между претендентами на царский трон, восстания в отдельных областях, на примере ионийских городов жаждущих независимости.
  4. 404 г. до н. э. вспыхнуло восстание в Египте, в попытках подавить его, персидское войско было разбито египтянами, поддержанными спартанским царём. Персам лишь через 70 лет удастся восстановить контроль над Землёй Осириса, и то лишь на короткий период, продлившийся всего 9 лет.
  5. 331 г. до н. э. состоялась решающая битва при Гавгамелах, между войсками Дария III и Александра Великого, торжественно вступившего после победы в Вавилон. После этого события государство Ахеменидов прекратило своё существование и никогда больше не возрождалось.

Если сравнивать первое и последнее событие, это можно назвать парадоксом истории. Персов, во время их походов в Грецию, преследовали неудачи, так, словно сама природа противилась этому. Особенно яркий эпизод произошёл после разрушения понтонного моста через Геллеспонт, когда Ксерс приказал палачам хлестать плетями воды пролива. Это было не проявлением безумия у персидского царя, а актом отчаянья. И совсем по другому сложилось для Александра, казалось, сами боги благоволили и покровительствовали молодому греку, отправившемуся на завоевание Персии.

Похожие записи

Греко-персидские войны. Кратко

Персидские воины из отряда «Бессмертных». 10 тыс. таких воинов окружало персидского царя, когда один погибал, на его место тотчас становился другой, так что численность отряда не уменьшалась. Сузы, около 510 г. до н. э. Британский музей, Лондон

В середине VI в. до н. э. Малая Азия была завоевана персами. Жившие здесь греки-ионийцы вначале признали их власть, но осенью 500 г. до н. э. подняли восстание, к которому вскоре примкнули греческие города Кипра и островов Эгейского моря. Афины и Эретрия также прислали им свою помощь. В 497–494 гг. до н. э. восставшие были разбиты на суше и на море, Милет, их главный центр, был взят и разрушен персами, а его жители уведены в рабство.

В 494 г. до н. э. персы подчинили себе проливы и острова Эгейского моря Лемнос, Лесбос, Имброс, Парос и Фасос. В 490 г. до н. э. персидская армия высадилась на Эвбее и разрушила Эретрию. Затем персы высадились в Аттике, но в битве при Марафоне потерпели поражение и поспешили отступить. В 486 г. до н. э. персидский царь Ксеркс начал готовить большой поход против Греции. Весной 480 г. до н. э. он переправил через пролив Геллеспонт (современный пролив Дарданеллы) 200 тыс. воинов, которых сопровождал флот из 500 кораблей. Попытки греков перекрыть Фермопильский проход на суше и пролив Эврип на море оказались неудачными.

Фрагмент рельефа с изображением триеры и верхнего ряда гребцов, т. н. рельеф Ленормана, около 410 г. до н. э. Музей Акрополя, Афины

Персам удалось обойти проход с тыла, и прикрывавшим его воинам пришлось отступить. Геройской смертью погибли спартанский царь Леонид и его воины, прикрывавшие отступление. Проход в Среднюю Грецию был для персов открыт. Ряд греческих государств, прежде всего Беотия и Фокида, перешли на сторону персов. С севера они ворвались в Аттику, заняли и сожгли Афины.

Греки отступили к Коринфскому перешейку, готовясь оборонять Пелопоннес. Их объединенный греческий флот, насчитывавший 380 кораблей, занял позицию у острова Саламин. В состоявшемся здесь морском сражении греки одержали громкую победу. Половина персидских кораблей оказалась уничтожена. Опасаясь оказаться отрезанным, Ксеркс с большей частью армии ушел в Азию. Мардоний, оставленный с 50-тысячным корпусом в Греции, летом 479 г. до н. э. потерпел поражение в битве при Платеях и погиб.

Одновременно греческий флот снова разбил персов в битве при Микале. Часть прибрежных городов Ионии и островов подняли восстание и отсоединились от персов. В 477 г. до н. э. греческие государства, стремившиеся продолжить борьбу, объединились в Морской союз. В 476 г. до н. э. афинский военачальник Кимон захватил владения персов во Фракии, а в 468 г. до н. э. у Эвримедонта разгромил армию персов и финикийский флот. После этого поражения персидские корабли в течение многих десятилетий уже более не отваживались появляться в Эгейском море.

Поделиться ссылкой

Греко-персидские войны кратко — Краткое содержание истории древнего мира, средневековья, нового и новейшего времени

Греко-персидские войны кратко


 Завоевание персами Малой Азии

В конце VI в. до н. э. Персия подчинила греческие города Малой Азии и захватила некоторые острова Эгейского моря. В городах Малой Азии были сильно развиты ремесла и торговля. Персы ограбили эти богатейшие города, заставили население платить огромные подати, ложившиеся всей тяжестью на народные массы.
В 500 г. до н. э. против персидского ига восстало население Милета и других греческих городов Малой Азии.

Восставшие обратились с просьбой о помощи к грекам Балканского полуострова. Из крупных государств Греции только Афины прислали двадцать кораблей. Лишенные поддержки европейских греков, восставшие были разбиты превосходящими силами персов. Милет был разрушен до основания, а его население продано в рабство.


Марафонская битва

Расправившись с греками Малой Азии, персы решили захватить всю Грецию. Маленькая, раздробленная на отдельные государства страна казалась им легкой добычей. Предлогом для нападения на Грецию послужила помощь, оказанная Афинами восставшим жителям Милета. Царь Дарий 1 отправил в греческие города послов с требованием «земли и воды», что по персидскому обычаю означало требование покорности.
Страх перед персидским могуществом был настолько велик, что большинство греческих городов согласилось подчиниться. Но Спарта и Афины отказались.
В 490 г. до н. э. персы собрали большой флот и, посадив своих воинов на корабли, направились через Эгейское море к Аттике.
Покорив ряд островов, персы высадились в Аттике на Марафонской долине, в сорока километрах от Афин. Узкая Марафонская долина была невыгодна для многочисленной персидской конницы. Афинские тяжеловооруженные воины, возглавляемые опытным полководцем Мильтиадом, ринулись на персов с высот, окаймлявших долину. Греки были воодушевлены желанием отстоять родину, снасти ее свободу и независимость. И они сражались отчаянно. Не выдержав натиска греков, персы в беспорядке отступили к кораблям и покинули Грецию.


Поход Ксеркса

Персы, потерпев поражение под Марафоном, не оставили надежды завоевать Грецию. Вскоре умер царь Дарий. Вступивший на престол его сын Ксеркс стал собирать силы для нового похода против непокорных греков.
Греки, хорошо представлявшие себе военную мощь Персидского государства, готовились к защите от нового нашествия. Землевладельцы-аристократы, боявшиеся, что пострадают их земли, требовали обороны Афин со стороны суши. За укрепление флота стояли представители торгово-ремесленных кругов афинского общества. Их вождь Фемистбкл считал, что его родину могут спасти лишь «деревянные стены», т. е. корабли.
Благодаря настояниям Фемистокла афиняне решили употребить доходы от серебряных рудников, Саламинский бой. Рисунок, современного художника.делившиеся ранее между гражданами, на постройку 100 боевых кораблей и на укрепление афинских гаваней. Помимо этого, афиняне побудили другие греческие государства объединиться в союз для борьбы с персами. Руководство военными силами этого союза приняла на себя Спарта.

В 480 г. до н. э. Ксеркс с огромной армией, состоявшей из воинов всех стран, подчиненных персам, перешел Геллеспонт (ныне Дарданеллы) и направился на юг сушей и вдоль берега
на кораблях. Один за другим сдавались персам греческие города, уступая огромной силе захватчиков.

Небольшая армия спартанцев и их союзников под предводительством царя Леонида заняла Фермопильский проход. Дважды персы переходили в наступление. Спартанцы сражались с беспримерным мужеством и наносили врагу тяжелый урон. Однако персам удалось с помощью предателя найти обходную тропинку и выйти грекам в тыл. Узнав об окружении, Леонид решил отпустить большую часть своей армии, чтобы сохранить силы для будущей борьбы. Триста спартанцев и Леонид пали в неравном бою., Впоследствии на этом месте был поставлен памятник погибшим героям со скульптурой льва и надписью: «Путник, поведай спартанцам о нашей кончине. Верны заветам страны, здесь мы костьми полегли».
После сражения при Фермопилах дорога в Среднюю Грецию была открыта. Персы направились к Афинам и сожгли их. Женщин, стариков и детей удалось заблаговременно переправить в Пелопоннес и на остров Саламин, отделенный от Аттики узким проливом.
Флот греков остановился в Саламинском проливе. Спартанцы, стремясь защитить от персидского вторжения Пелопоннес, настаивали на отступлении флота. Но Фемистокл был с ними не согласен.

Он понимал, что среди скал и отмелей Саламинского пролива огромный персидский флот не сможет быстро и свободно двигаться и персы лишатся своего превосходства.
Оставшись в одиночестве среди командиров кораблей, настаивавших на отводе флота, Фемистокл пошел на хитрость. Он тайно отправил гонца к персидскому царю с вестью, что напуганные его мощью греки готовятся отступить и, если Ксеркс хочет этому помешать, пусть он преградит им дорогу. Поверив Фемистоклу, Ксеркс приказал своим кораблям войти в Саламииский пролив. Флот греков стал отходить назад, и персидские корабли вошли в самое узкое место пролива. Когда ветер с моря поднял в проливе волны, Фемистокл дал знак к наступлению. Небольшие греческие суда ломали весла у персидских кораблей, пробивали их борта острыми металлическими бивнями, прибитыми к носу на уровне воды. Большие и неповоротливые суда персов не могли развернуться в тесном пространстве, садились на мели и разбивались о скалы.


Причины победы греков

На следующий год после этой победы войска Ксеркса покинули Грецию. Война еще продолжалась тридцать лет и закончилась победой греков. Персы признали самостоятельность греческих городов и отказались от своих притязаний в Эгейском море и на Балканском полуострове.

Греки победили потому, что они объединили свои силы и вели справедливую, освободительную войну. Кроме того, их военный строй был совершеннее, чем строй персидского войска. Много-
 численные, но неустойчивые массы персидских стрелков из лука отступили перед тяжеловооруженной греческой пехотой.
Воины, составлявшие армию захватчиков,— персы, египтяне, вавилоняне — сражались из-под палки за чуждое им дело персидского царя-деспота. Наконец, внутренняя слабость Персидского государства явилась одной из причин его поражения.

Персидские войны — Всемирная историческая энциклопедия

Персидские войны относятся к конфликту между Грецией и Персией в V веке до нашей эры, который включал в себя два вторжения последней в 490 и 480 годах до нашей эры. Во время войн произошло несколько самых известных и значительных сражений в истории, это были при Марафоне, Фермопилах, Саламине и Платеях, и все они стали легендарными. В конечном итоге греки победили, и их цивилизация сохранилась. Если бы они потерпели поражение, то западный мир, возможно, не унаследовал бы от них такого прочного культурного вклада, как демократия, классическая архитектура и скульптура, театр и Олимпийские игры.

Истоки войн

Персия под властью Дария (годы правления 522-486 до н.э.) уже расширялась в континентальную Европу и к началу V века до нашей эры покорила Ионию, Фракию и Македонию. Следующими в поле зрения царя Дария были Афины и остальная Греция. Непонятно, почему Персия так желала Греции. Богатство и ресурсы кажутся маловероятными мотивами; другие, более правдоподобные предложения включают необходимость повысить престиж короля дома или раз и навсегда подавить скопление потенциально проблемных мятежных государств на западной границе империи.Не были забыты и ионийское восстание, принесение земли и воды в жертву персидскому сатрапу в 508 г. до н. Э. И нападение Афин и Эретрии на город Сардис в 499 г. до н. Э.

Каковы бы ни были точные мотивы, в 491 г. до н.э. Дарий снова отправил послов, чтобы призвать греков подчиниться персидскому правлению. Греки прислали серьезный ответ, казнив послов, а Афины и Спарта пообещали заключить союз для защиты Греции. В ответ на это дипломатическое возмущение Дарий направил военно-морские силы из 600 кораблей и 25 000 человек для атаки на Киклады и Эвбею, оставив персов всего в одном шаге от остальной Греции.

Греко-персидские войны

Келли Маккуайр (CC BY-NC-SA)

Марафон

Дарий не руководил вторжением в материковую Грецию лично, но поставил своего генерала Датиса во главе своей космополитической армии. Вторым командующим был Артаферн, племянник Дария, который, возможно, возглавлял персидскую конницу численностью в 2000 человек. Общая численность персидской армии составляла около 90 000 человек. Греки возглавляли либо Мильтиад, либо Каллимах, и они командовали общей численностью от 10 000 до 20 000 человек, что, вероятно, ближе к меньшей численности.Тактика дальнего нападения персидских лучников заключалась в том, чтобы противостоять тяжелой пехоте греческих гоплитов с их большими круглыми щитами, копьями и мечами и выстраиваться в сплошную линию или фалангу, где щит каждого человека защищал как себя самого, так и своего соседа. стена из бронзы.

С их более длинными копьями, более тяжелыми мечами, лучшими доспехами и жесткой дисциплиной построения фаланги греческие гоплиты одержали великую победу вопреки всему.

Когда две армии столкнулись на равнине Марафон в сентябре 490 г. до н.э., персидская тактика быстрого выпуска огромного количества стрел во врага должна была быть устрашающим зрелищем, но легкость стрел означала, что они были в значительной степени неэффективными против бронзы. -бронированные гоплиты.В ближнем бою греки истончили свой центр и расширили фланги, чтобы охватить вражеские позиции. Это, а также их более длинные копья, более тяжелые мечи, лучшая броня и жесткая дисциплина построения фаланги означали, что греческие гоплиты одержали великую победу вопреки всему. Согласно преданию, погибло 6 400 персов из 192 греков. Были воздвигнуты победные посвящения и статуи, и для греков Марафонская битва быстро стала легендой. Тем временем персидский флот вернулся в Азию, но они вернутся, и в следующий раз, в еще большем количестве.

Фермопилы

В течение десяти лет король Ксеркс продолжил видение своего предшественника Дария и в 480 г. до н.э. собрал огромные силы вторжения, чтобы снова атаковать Грецию, на этот раз через проход в Фермопилах на восточном побережье. В августе 480 г. до н. Э. Небольшая группа греков во главе со спартанским царем Леонидом удерживала перевал в течение трех дней, но были убиты человеком. В то же время греческому флоту удалось сдержать персов в нерешительном морском сражении при Артемидии. Вместе эти битвы дали Греции время и позволили ее городам подготовиться к более серьезным испытаниям, которые еще впереди.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Spartan Warriors

The Creative Assembly (Авторское право)

Саламин

Поражение при Фермопилах, хотя и было славным, позволило персам проложить себе дорогу в Грецию. Следовательно, многие государства теперь перешли к персам, а сами Афины были разграблены. В ответ греческая армия во главе с братом Леонидаса Клеомбротом начала строительство оборонительной стены недалеко от Коринфа, но зима остановила сухопутную кампанию.Следующее важное сражение должно было произойти в море.

В сентябре 480 г. до н. Э. В Саламине в Сароническом заливе греки снова столкнулись с более крупными силами противника. Точные цифры очень спорны, но цифра в 500 персидских кораблей против 300 греческого флота кажется наиболее вероятной оценкой. Гоплиты победили в Марафоне, теперь настала очередь триремы занять центральное место — быстрый и маневренный греческий военный корабль с тремя рядами весел и бронзовым тараном. У персов тоже были триеры, но у греков был туз в рукаве, великий афинский полководец Фемистокл.Обладая 20-летним опытом и доверием своего руководства в Артемисии, он применил смелый план, чтобы заманить персидский флот в узкий пролив Саламин и нанести такой сильный удар по вражескому флоту, что ему некуда было отступить.

Греческая трирема [Впечатление художника]

The Creative Assembly (Авторское право)

Фемистокл одержал великую победу, и оставшиеся персидские корабли отступили в Малую Азию. Загадочный оракул Аполлона в Дельфах оказался прав: «только деревянная стена защитит вас», и греческие деревянные триеры сделали свое дело.Но все же это еще не конец. Будет еще одна битва, самая крупная из когда-либо виденных в Греции, и она решит ее судьбу на столетия вперед.

Plataea

После того, как Саламин Ксеркс вернулся домой в свой дворец в Сусе, он оставил одаренного полководца Мардония ответственным за вторжение, которое все еще продолжалось. Позиция персов оставалась сильной, несмотря на морское поражение — они все еще контролировали большую часть Греции, и их большая сухопутная армия осталась нетронутой. После серии политических переговоров стало ясно, что персы не одержат победу на суше с помощью дипломатии, и две противостоящие армии встретились в Платеях в Беотии в августе 479 г. до н.э.

Греки выставили самую большую армию гоплитов из когда-либо существовавших, которая прибыла из 30 городов-государств и насчитывала около 110 000 человек. У персов было такое же количество войск, возможно, немного больше, но, опять же, нет точных цифр, согласованных учеными. Хотя конница и лучники сыграли свою роль, греки снова выиграли битву благодаря превосходству гоплитов и фаланги. Наконец, они положили конец амбициям Ксеркса в Греции.

Последствия

В дополнение к победе при Платеях, в примерно современной битве при Микале в Ионии, греческий флот во главе с Леотихидом высадил армию, которая уничтожила там персидский гарнизон и убила полководца Тиграна.Ионические государства вернулись к Греческому союзу, и Делосская лига была создана для отражения любых будущих нападений персов. Кроме того, Херсонцы, контролирующие Черное море, и Византия, контролирующая Босфор, были снова взяты. Персия останется угрозой со странными стычками и сражениями, происходящими в Эгейском море в течение следующих 30 лет, но материковая Греция пережила величайшую опасность. В c. В 449 г. до н.э. был наконец подписан мир, иногда называемый миром Каллия, между двумя противоборствующими цивилизациями.

Умирающий перс

Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

В то время как греки пребывали в эйфории от победы, Персидская империя не понесла смертельного удара своим поражением. Действительно, разграбления Афин Ксерксом, вероятно, было достаточно, чтобы позволить ему представить себя вернувшимся героем, но, как и в случае с другими войнами, персов нет письменных свидетельств, и поэтому их взгляд на конфликт можно только строить предположения. Как бы то ни было, Персидская империя продолжала процветать еще 100 лет.Для Греции, однако, победа не только гарантировала ее свободу от иностранного правления, но также позволила вскоре после этого поразительно богатый период художественных и культурных усилий, которые заложили бы культурные основы всех будущих западных цивилизаций.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Последствия персидских войн

Цель обучения

  • Понять влияние Персидских войн на баланс сил во всем классическом мире

Ключевые моменты

  • После того, как второе персидское вторжение в Грецию было остановлено, Спарта вышла из Делосского союза и реформировала Пелопоннесский союз со своими первоначальными союзниками.
  • Многие греческие города-государства были отчуждены от Спарты в результате насильственных действий спартанского лидера Павсания во время осады Византии.
  • После ухода Спарты из Делосской Лиги Афины смогли использовать ресурсы Лиги в своих целях, что привело к конфликту с менее влиятельными членами Лиги.
  • Персидская империя приняла стратегию «разделяй и властвуй» в отношении греческих городов-государств после Персидских войн, разжигая уже тлеющие конфликты, в том числе соперничество между Афинами и Спартой, для защиты Персидской империи от дальнейших нападений греков. .

Условия

Пелопоннесская лига

Союз, сформированный вокруг Спарты на Пелопоннесе, с 6-го по 4-й века до нашей эры.

Делосская лига

Объединение греческих городов-государств под руководством Афин, целью которого было продолжение борьбы с Персидской империей после побед греков в конце Второго персидского вторжения в Грецию.

гегемония

Политическое, экономическое или военное превосходство или контроль одного государства над другими.

В результате успеха союзных греков большой контингент персидского флота был уничтожен, а все персидские гарнизоны были изгнаны из Европы, что положило конец продвижению Персии на запад, на континент. Города Ионии также были освобождены от персидского контроля. Однако, несмотря на их успехи, военные трофеи вызвали еще больший внутренний конфликт в эллинском мире. Например, насильственные действия спартанского лидера Павсания при осаде Византии отдалили многие греческие государства от Спарты и привели к перемещению военного командования Делосской лиги из Спарты в Афины.Это подготовило почву для возможного выхода Спарты из Делосской лиги.

После двух персидских вторжений в Грецию и во время греческих контратак, начавшихся после битв при Платеях и Микале, Афины объединили все острова и некоторые города-государства на материке в союз, названный Делосской лигой, целью которой было преследование вступить в конфликт с Персидской империей, подготовиться к будущим вторжениям и организовать средства раздела военных трофеев. Спартанцы, хотя и принимали участие в войне, рано вышли из Делосского союза, полагая, что первоначальной целью войны было освобождение материковой Греции и греческих городов Малой Азии.Историки также предполагают, что Спарта решила покинуть Лигу по прагматическим причинам, оставаясь неубежденной в том, что можно обеспечить долгосрочную безопасность грекам, проживающим в Малой Азии, и в результате их беспокойства по поводу усилий Афин по увеличению своей власти. После того, как Спарта вышла из Делосской лиги после персидских войн, она реформировала Пелопоннесскую лигу, которая первоначально была сформирована в 6 -х годах века и послужила образцом для того, что стало теперь Делосской лигой.Однако выход Спартанцев из Лиги позволил Афинам установить бесспорную военно-морскую и торговую мощь, не имеющую себе равных во всем эллинском мире. Фактически, вскоре после создания Лиги Афины начали использовать военно-морской флот Лиги в своих целях, что часто приводило к конфликтам с другими, менее могущественными членами Лиги.

Карта Афинской империи ок. 431 г. до н. Э. Делосская лига была основой Афинской империи, показанной здесь на грани Пелопоннесской войны (ок.431 г. до н.э.).

Серия восстаний произошла между Афинами и небольшими городами-государствами, входившими в Лигу. Например, Наксос был первым членом Лиги, который попытался отделиться примерно в 471 году до нашей эры. Позже он потерпел поражение и был вынужден снести свои оборонительные городские стены, сдать свой флот и потерял право голоса в Лиге. Тасос, другой член Лиги, также дезертировал, когда в 465 г. до н.э. Афины основали колонию Амфиполис на реке Стримон, что поставило под угрозу интересы Тасоса в шахтах горы Пангаион.Тасос вступил в союз с Персией и обратился к Спарте с просьбой о помощи, но Спарта не смогла помочь, потому что столкнулась с крупнейшей революцией илотов в своей истории. Тем не менее, отношения между Афинами и Спартой были испорчены ситуацией. После трехлетней осады Тасос был отброшен и вынужден вернуться в Делосский союз, хотя он также потерял свои оборонительные стены и флот, его рудники были переданы Афинам, а город-государство был вынужден платить ежегодную дань и штрафы. . Согласно Фукидиду, осада Фасоса ознаменовала превращение Лиги из союза в гегемонию.

После своих поражений от рук греков и измученных внутренними восстаниями, лишившими их способности сражаться с иностранными врагами, персы приняли политику «разделяй и властвуй». Начиная с 449 г. до н. Э. Персы пытались обострить растущую напряженность между Афинами и Спартой и даже подкупали политиков для достижения этих целей. Их стратегия заключалась в том, чтобы отвлечь греков во время боевых действий, чтобы остановить поток контратак, достигающий Персидской империи.Их стратегия была в основном успешной, и открытого конфликта между греками и Персией не было до 396 г. до н.э., когда спартанский царь Агесилай ненадолго вторгся в Малую Азию.

Как греки победили персов

Написано GreekBoston.com в истории Древней Греции

Вы когда-нибудь задумывались о том, что случилось бы с Грецией, если бы Персидская империя победила их? Возможно, что греческая культура могла бы развиваться иначе, если бы регион был захвачен Персидской империей.С поражением персов наступил период процветания, когда греческие города-государства начали действительно процветать.

Греко-персидские войны, которые происходили с 492 г. до н.э. по 449 г. до н.э., произошли в то время, когда Персидская империя была на пике своего развития. Тем не менее, к концу войны греки были окончательными победителями. Как они это делают?

Объединенные греческие города-государства

Перед началом войны персы начали продвигаться в сторону Греции. Около 522 г. до н.э. они начали завоевывать некоторые из небольших греческих городов-государств, расположенных на берегу Эгейского моря.В 500 году до нашей эры греки показали персам, что они не позволят завоевать себя без боя.

За этим последовал шестилетний конфликт, известный как Ионическое восстание, которое произошло на западном побережье Анатолии. Хотя персы в конечном итоге выиграли этот конфликт, он начал создавать чувство единства среди греческих городов-государств, потому что Афины послали небольшой флот в поддержку ионийцев. Это чувство единства — часть того, что сделало греческие города-государства в конечном итоге успешными.

Союзы во время войны

Персидская империя была сильной сплоченной силой. Во время войны Греция все еще была разделена на несколько городов-государств, каждый с разным населением и степенью военной мощи. В то время двумя самыми грозными городами-государствами были Спарта, известная своими вооруженными силами, и Афины, которые были известны своим впечатляющим военно-морским флотом. Хотя оба были могущественными, они все еще были разделены.

Однако по мере развития войны грекам удалось объединить свои силы.Хотя афиняне сражались в одиночку с персами в 490 г. до н.э. в Марафоне, они все равно одержали победу. Поскольку афиняне одержали победу, это сдерживало персов около десяти лет, прежде чем они начали новую волну атак. Обратите внимание, что около 15000 солдат превосходили афинян численностью, но они выиграли битву с менее чем 200 жертвами.

В конце войны

Десять лет спустя у Персии появился новый царь — Ксеркс. Он провел большую часть своего времени, увеличивая свои силы до еще большего числа, чем было у его предшественника, царя Дария.У Ксеркса было одно желание — добиться успеха там, где потерпел неудачу Дарий.

Однако греки были подготовлены к Ксерксу даже лучше, чем десять лет назад. Спартанцы отвечали за войну на суше, а афиняне — за войну на море. Хотя исход сражений, казалось, складывался в пользу Персии (например, знаменитая битва при Фермопилах, где ограниченному числу спартанцев удалось оказать впечатляющее сопротивление персам), греки выиграли войну.

Есть два фактора, которые помогли грекам победить Персидскую империю. Первое — это упорство их солдат. Греки просто не приняли бы идею вторжения другой страны и сражались, пока не победили. Другой фактор заключался в том, что, объединив города-государства, особенно спартанцев и афинян, он создал квалифицированную, хорошо сбалансированную армию, которая смогла победить персов, несмотря на их численность.

Категория: История Древней Греции

Этот пост написал GreekBoston.com

Поделитесь историей Греции Статья:

Греко-персидские войны: Битва при Фермопилах

В V веке до нашей эры Персидская империя боролась с городами-государствами Греции в одной из самых символических битв в истории. Их войны определят жизнеспособность нового направления в западной культуре, поскольку, даже когда Греция стояла на пороге беспрецедентного путешествия разума, Персия пригрозила помешать эллинам когда-либо достичь своей судьбы.Персия олицетворяла старые обычаи — мир магов и королей-богов, где жрецы стояли на страже знаний, а императоры обращались даже со своими высшими подданными как с рабами. Греки отвергли своих собственных королей-богов и только начинали проверять ограниченную концепцию политической свободы, вводить новшества в искусстве, литературе и религии, развивать новые способы мышления, не скованные священническими традициями. И все же, несмотря на эти фундаментальные различия, самая запоминающаяся битва между греками и персами будет зависеть от менее идеологических и более универсальных факторов: личности царя и подготовки и отваги выдающегося отряда воинов.

Долгий путь к битве при Фермопилах начался на территории современного Ирана, в сердце некогда обширной Персидской империи. В наши дни древние руины свидетельствуют о его давно исчезнувшем величии, но для греков начала V века до нашей эры Персидская империя была молодой, агрессивной и опасной. Персидская экспансия началась в середине VI века, когда его первый шах или великий царь Кир возглавил восстание против доминирующих мидийцев. К 545 г. до н. Э. Кир распространил персидскую гегемонию на побережье Малой Азии.

Греки Малой Азии были благословлены в период их порабощения только постольку, поскольку персидские цари обычно оставались далекими фигурами власти.Изобилуют рассказами о казнях и пытках, назначенных по прихоти разгневанных монархов. Сообщается, что жена одного шаха заживо похоронила 14 детей, пытаясь обмануть смерть. Похоже, было мало спасения от произвола правителей, известных грекам просто как «король или великий король», при поддержке системы шпионов, которые действовали как его глаза и уши. Общая атмосфера угнетения была такой, что один персидский дворянин, который не выполнил приказ шаха, был вынужден съесть плоть своего собственного сына — и, когда ему показали, что он только что это сделал, не мог найти более убедительного ответа, чем сказать: , Да будет царская воля.

Таким образом, возникновение противоречий между греческим и персидским образом жизни было неизбежным, и в 499 г. до н. Э. Несколько греческих городов в Малой Азии восстали против персидского царя Дария. Дарий захватил власть в 521 году, когда он и шесть других мужчин сокрушили заговор священников в день, который по персидскому календарю стал отмечаться как Магофония — убийство волхвов. Мстительный человек, Дарий приказал, чтобы отрубленные головы магов пронеслись по улицам на пиках.

Согласно греческому историку Геродоту, Дарий был особенно разгневан, узнав, что далекий город под названием Афины осмелился помочь его мятежным подданным в Малой Азии.Даруй, о Боже, сказал он, пустив стрелу в воздух, чтобы я мог наказать афинян. Он даже приказал одному из своих слуг трижды прерывать его во время каждого обеда, чтобы напоминать ему о его цели с увещеванием: «Учитель, помни афинян». Однако первая персидская война закончилась для Дария плохо, когда его войска потерпели поражение от небольшой афинской армии при Марафоне в 490 г. до н. Э. Греция была спасена — но ненадолго.

Сын Дария Ксеркс, похоже, не был особенно заинтересован в завершении незаконченного дела своего покойного отца.Он размышлял, заслуживает ли затянувшееся наказание в Афинах такой масштабной кампании. Наконец в его снах якобы появился фантом, побуждающий его вторгнуться в Грецию — это было истолковано его магами как предзнаменование мирового завоевания.

Ксеркс провел более четырех лет, собирая солдат и накапливая припасы со всех уголков своей империи. В результате образовалась колоссальная космополитическая армия армий. В нем были персы, мидяне и гирканцы, все в войлочных шапках, туниках, кольчугах и брюках, вооруженные короткими копьями, легкими плетеными щитами и смертоносными мощными композитными луками.К ним присоединились ассирийцы, защищенные бронзовыми шлемами и щитами, вооруженные копьями, кинжалами и деревянными дубинками с железными шипами. Бактрийцы, парфяне и хорезмийцы добавили короткие луки и копья. Скифские саки в своих высоких остроконечных шляпах ощетинились луками, кинжалами и боевыми топорами. Индийские помощники, носившие хлопок, были вооружены луками, стреляющими стрелами с железными наконечниками. Были парикане, пактианцы, арабы, эфиопы, ливийцы, пафлагоняне, лигийцы, матиены, мариандинцы, сирийцы, фригийцы, лидийцы, фракийцы, псидийцы, кабалы, мошкии, тибарени, макроны и мосинейцы.Список, даже в сокращенной форме, читается как каталог потерянных народов. Вместе они сформировали армию, которую греческий историк Геродот оценил в 1,7 миллиона человек, не считая флота. Когда он добавил к общей сумме корабельные истребители и европейских союзников, он получил сумму в 2,6 миллиона, и, по его расчетам, эту цифру нужно было удвоить, чтобы учесть слуг, экипажи и последователей лагеря.

Число Геродота, несомненно, должно быть завышено, хотя мы никогда не узнаем, насколько. Мы можем только согласиться с тем, что армия Ксеркса была огромной и, по-видимому, внушающей трепет силой — согласно Геродоту, когда она останавливалась, чтобы утолить жажду, она выпивала досуха целые реки.

В армии Ксеркса коренные персидские войска пользовались наибольшими привилегиями. Кареты, полные женщин и слуг, сопровождали персов в марше. Особо ценилось одно персидское подразделение: мощная боевая сила, которую Геродот называл Бессмертными, утверждая, что любой мертвый, раненый или больной солдат в ее рядах был заменен так быстро, что его численность в 10 000 человек, казалось, никогда не уменьшалась.

Наблюдая, как проходит его собственная армия, Ксеркс, как говорят, плакал, размышляя о краткости человеческой жизни.Он заметил, что ни один из них не будет жив через 100 лет. Это был маловероятный момент озарения для короля, который однажды приказал одному из своих солдат разделиться на две части.

Персы поддерживали великолепный походный порядок. На фронте находилось больше половины армии, и за ней существовала брешь, которая не позволяла этим обычным войскам контактировать с королем. Затем последовали 1000 лучших всадников Персии, еще 1000 отборных копьеносцев с перевернутыми копьями, 10 священных коней, святая колесница, запряженная восемью конями, а затем колесница Ксеркса.Затем за царем последовали 1000 благородных персидских копьеносцев с направленными вверх копьями, еще 1000 отборных кавалеристов, 10000 пехотинцев, многие с золотыми или серебряными украшениями на копьях, и, наконец, еще 10000 всадников перед очередной пропастью, отделявшей эти прекрасные войска от обычных. солдаты, подтянувшиеся в тыл.

Вполне возможно, что Ксеркс не ожидал, что ему придется участвовать в каких-либо значительных битвах в Греции. Величина его силы была настолько велика, что он, должно быть, ожидал, что только потребует капитуляции, чтобы получить ее.Как и его отец до него, он послал посланников вперед с требованием традиционных знаков подчинения — земли и воды. Многие греческие города уступили место разрушениям. Они признали, что персидскому царю принадлежали земля и море.

Два города избежали унижения персидского ультиматума. Ксеркс хорошо помнил судьбу посланников, которые его отец послал в Афины и Спарту. Афиняне бросили их в яму. В Спарте персидским дипломатам показали место, где можно найти землю и воду, которые они искали, — их толкнули в колодец.

Ксеркс был знаком с своенравными афинянами, которые помешали его отцу на Марафоне 10 лет назад, но по пути он медленно познакомился с другим самым могущественным городом-государством Греции. В какой-то момент он спросил спартанского изгнанника, осмелится ли кто-нибудь в Греции сопротивляться его силе. Изгнанный, для которого не было любви к городу, изгнавшему его, признал, что никакие шансы не могут убедить спартанцев подчиниться. По его словам, спартанцы боялись только закона, и их закон запрещал им отступать с боями.Он велел им всегда стоять твердо и побеждать или умереть.

Зная, что они не могут надеяться победить персов как отдельные города, греки созвали конференцию, чтобы скоординировать панэллинскую оборону. Именно там спартанцы, чей собственный город был уникален тем, что у него не было стен (вместо этого полагаясь на храбрость своих граждан для защиты), выступали за строительство стены через Коринфский перешеек, тем самым защищая только самую южную часть города. Греция.Однако города к северу от Коринфа, зная, что Ксеркс может обогнуть Эгейское море и ударить Грецию с севера, искали более раннюю защиту. Съезд утвердил их стратегию. Греки решили провести черту в Фермопилах.

Для греческих стратегов в 481 г. до н. Э. Фермопилы представляли собой лучший шанс остановить или хотя бы задержать персидскую армию на достаточно долгое время, чтобы их объединенный флот втянул персидский флот в решающее морское сражение. Узкий горный перевал Фермопилы были узким местом, через которое персидская армия каким-то образом должна была пройти.Вынужденные сражаться там, персы не смогли бы воспользоваться своим численным превосходством; вместо этого им придется сразиться с греками в рукопашном бою.

Две армии теперь готовы сойтись на крошечном горном перевале. Для Ксеркса никакая сила, даже природа, не могла сопротивляться его продвижению. Когда сильный шторм разрушил первый мост, построенный его инженерами через Геллеспонт, великий король приказал казнить своих инженеров, а его люди хлестали и проклинали воды за то, что они бросили ему вызов.Затем новые инженеры снова объединили Геллеспонт. Построенный из почти 700 галер и трирем, связанных вместе, мост был чудом импровизированной военной инженерии. Ленточные и папирусные тросы удерживали лодки на одной линии, а борта были сконструированы так, чтобы животные не видели воду и не паниковали во время перехода. Персидская армия неумолимо продвигалась в Грецию.

Греческое войско, которое теперь устремилось к Фермопилам, было смехотворно маленьким для ожидающего его вызова: 300 спартанцев, 80 микенцев, 500 тегейцев, 700 феспийцев и так далее, всего около 4900 человек.Оставленные ими соотечественники, похоже, мало верили в эту армию. Афиняне проголосовали за эвакуацию своего города. Их мужчины призывного возраста сели на корабли, а женщин и детей отправили на более безопасную территорию Пелопоннеса. Остались только казначеи и жрицы, которым было поручено охранять собственность богов на Акрополе.

Если какой-либо грек понимал опасность своего задания, то почти наверняка это был спартанский полководец Леонид. Хотя контингент каждого города имел своего лидера, Леонид получил общее командование греческой армией.Один из двух спартанских царей — у Спарты не было царской власти в прямом смысле слова — Леонид проследил свою родословную до полубога Геракла. Он лично отобрал под своим командованием 300 воинов; все были мужчинами среднего возраста, имевшими детей, которых нужно было оставить в качестве наследников. Он выбрал людей на смерть, и сделал это, очевидно, без философского сопротивления Ксеркса. Леонид и спартанцы были обучены выполнять свой долг, и, получив оракул, что Спарта должна либо потерять царя, либо увидеть разрушенный город, Леонид был убежден, что его последний долг — смерть.

По пути к Фермопилам Леонид послал своих восхищенных спартанцев впереди других войск, чтобы вселить в них уверенность. Они приехали и обнаружили, что перевал пуст. Он был всего 50 футов в ширину и в некоторых местах был намного уже. Там были горячие источники — отсюда и название перевала — алтарь Геракла и остатки старой стены с обвалившимися воротами. Теперь греки бросились восстанавливать его.

Когда армия Ксеркса приближалась, персидский разведчик поехал осматривать греческий лагерь.То, что он увидел, поразило его — спартанцев, многие из которых были обнажены и занимались спортом, остальные спокойно причесались. У спартанцев было обычным делом поправлять волосы, когда они собирались рисковать своей жизнью, но ни разведчик, ни его король не могли понять такого очевидного тщеславия.

Греки тоже начали получать сведения о численности персидских войск. Незадолго до битвы спартанцам Диенеку было сказано, что когда персидские лучники выпустят залп, их стрелы скроют солнце.Для Диенесеса это тоже было хорошо. Он сказал, что если персы скроют солнце, мы будем сражаться в тени. Несмотря на невозмутимое мужество Диенека и других спартанцев, греки были потрясены, когда персидское войско наконец приблизилось к их позиции. На военном совете лидеры обсуждали отступление, пока не возобладало мнение Леонидаса. Спартанец выполнит свой долг. Греки останутся на месте и попытаются удержать персов, пока не прибудет подкрепление.

Персидское войско расположилось лагерем на равнине города Трахис, недалеко от Фермопил.Там Ксеркс остановил свои войска на четыре дня, ожидая неизбежного бегства испуганных греков. К пятому дню, 17 августа 480 г. до н. Э., Великий царь уже не мог сдерживать себя. Наглые греки, как буря на Геллеспонте, бросили вызов его воле. Теперь он послал вперед свою первую волну войск — мидян и циссиан — с приказом захватить греков живыми.

Мидяне и циссианцы были отброшены с тяжелыми потерями. Решив наказать сопротивляющихся, Ксеркс послал своих Бессмертных.Расколотые персидские войска уверенно наступали, предвидя легкую победу, но они не добились большего успеха, чем мидяне.

Чего Ксеркс не ожидал, так это того, что греки обладают тактическим преимуществом при Фермопилах. Напряженное поле битвы свело на нет численное превосходство персов, а также мешало им сражаться так, как они были обучены. Говорили, что персидских мальчиков учили только трем вещам: ездить верхом, говорить правду и обращаться с луком. В Фермопилах не было места для кавалерии и, что еще важнее, не было места для залпа стрел.Греки расположились за восстановленной стеной. Их придется искоренять трудным путем.

Персидская армия не была обучена и не оснащена для такого рукопашного боя. Его предпочтительная тактика заключалась в том, чтобы стрелять залпом издали, лучники стреляли из-за защиты плетеных щитов, вбитых в землю. У них было очень мало доспехов, а для рукопашного боя были вооружены только кинжалы и короткие копья.

Хотя студенты, изучающие военную историю, утверждают, что настоящая шоковая война применялась редко — поскольку она противоречит естественному стремлению солдат к самосохранению — греки сделали ее своей стандартной тактикой.Возможно, греческие солдаты черпали уверенность в своих тяжелых доспехах и длинных копьях, которые могли превосходить персидские мечи. Но у греков было и другое, более неосязаемое преимущество: за что бороться. Они защищали свои дома и выполняли свой долг — они не сражались как рабы какого-то полубезумного короля-бога. Поскольку тяжелые потери ослабили решимость их солдат, персидским командирам пришлось прибегнуть к тому, чтобы хлестать их кнутом, чтобы отбить их от решительных греческих защитников.

В тот долгий первый день боев спартанцы возглавили сопротивление греков. Опытные спартанские воины выходили из-за стен, вступали в ожесточенную битву с персами, а затем симулировали отступление, чтобы заманить персов в ловушку. Сообщается, что Ксеркс трижды вскочил на ноги в страхе за свою армию.

Второй день Фермопил прошел примерно так же, как и первый. Различные греческие контингенты теперь по очереди отражали атаки, но персы не смогли добиться успеха.

Трудно сказать, как долго греки могли сдерживать персов в Фермопилах — их потери до сих пор были сравнительно небольшими, — но вскоре этот вопрос стал спорным. Когда греки впервые прибыли, они узнали, что это предположительно неприступное место обладало скрытой слабостью: через горы проходила тропа, по которой вражеские силы могли окружить и уничтожить защитников ворот. Осознавая опасность, Леонид послал свой фокейский отряд охранять путь.Таким образом, и без того небольшое количество войск, доступных у ворот, было еще меньше из-за разделения греческих войск. На самих фокейцев была возложена трудная задача — защищать маршрут без естественной защиты. Их лучшая надежда — лучшая надежда Греции — лежала на горной тропе, которая осталась неизвестной персам.

В конце концов, эту тайну выдал грек. Предатель, Эфиальт, очевидно, был движим жадностью, когда показал Ксерксу горную тропу.Немедленно отреагировав на новую информацию, царь ночью послал персидские войска вверх по тропе, когда тьма скрывала их движение среди дубов. Ближе к вершине они полностью удивили незадачливых фокейцев. Наконец, получив возможность сражаться в своей обычной манере, персы лили потоком стрел, а фокейцы отчаянно пытались собрать оружие. В отчаянии фокейцы бросились на возвышенность для последнего боя. Персы, однако, не были заинтересованы в погоне за фокейцами выше, а вместо этого свернули с тропы, стремясь к перевалу в Фермопилах.

Наблюдатели устремились вниз с холма, чтобы предупредить Леонида о приближающейся персидской армии. Времени оставалось мало. Быстрый военный совет привел к решению разделить греческие войска. Не было причин для уничтожения всей армии у стены. Большинству контингентов теперь разрешили вернуться домой и подготовиться к более поздней схватке. Леонид и его спартанцы, однако, остались в Фермопилах. Рядом с ними стояли верные феспийцы, считавшие за честь погибнуть, сражаясь на стороне спартанцев.Леонид также держал в заложниках около 400 фиванцев, которых он подозревал в симпатиях к персам.

Хотя некоторые подвергли сомнению мудрость решения Леонидаса, задаваясь вопросом, не слишком ли на него повлияло бессмысленное оракул, предсказывающее его жертвенную смерть, ситуация не оставила ему альтернативы. Если бы вся греческая армия сбежала, ее бы в конце концов поймала сзади и перебила бы более быстро двигавшаяся персидская кавалерия. Леонид давал отступающим войскам единственный шанс сбежать и сразиться в другой день.

Во многих отношениях ирония Фермопил заключается в том, что Спарта, возможно, наименее свободная из всех греческих государств, теперь выступала в качестве последнего защитника греческой свободы. Все, что сделало Грецию великой — наука, искусство, поэзия, драма, философия — было чуждо Спарте. Спартанцы разработали конституцию почти полного подчинения личности общине. Спартанские старейшины определяли, какие младенцы могут жить или умереть. Спартанских мальчиков отправили на военную подготовку в возрасте 7 лет.Спартанские мужчины большую часть своей взрослой жизни жили в бараках, вдали от своих жен. Спартанцы ели за общим столом, они распределяли землю поровну, почти коммунистически, и им запрещалось заниматься тем, что считалось излишним. Такие свободы, которыми пользовалась их воинская элита, не распространялись на неспартанцев, живущих на их территории, илотов, которые служили их рабами. Тем не менее, спартанская элита страстно верила в свою свободу, и их чувство долга, проникнутое в раннем возрасте, гарантировало, что ни одному спартанскому командиру никогда не придется прибегать к хлыстам, чтобы вести своих солдат в бой.

19 августа греки решили нанести как можно больший урон персидской армии. Зная, что борьба этого дня будет для них последней, они флегматично двинулись вперед, оставив за собой безопасную стену, чтобы сражаться в самой широкой части прохода. Там они будут сражаться с огромной персидской армией на открытой местности. Однако они сделали бы это без фиванцев, которые, как и ожидал Леонид, сдались персам до начала последнего штурма.

Ксеркс приказал своим людям убить.И снова его командиры хлестали собственные войска, чтобы гнать их вперед. Многие персы были растоптаны до смерти своими товарищами. Остальные, оттолкнувшись, утонули в море. Тем временем спартанцы и феспийцы делали свою смертоносную работу. Никто, писал Геродот, не мог подсчитать количество погибших.

Греки сражались своими длинными копьями, пока все древки не сломались. Затем они дрались на мечах. В ходе борьбы Леонид исполнил обреченное ему пророчество.Затем греки четыре раза отталкивали врага от его тела, прежде чем персам наконец удалось оттащить его. Примерно тогда же с горного перевала прибыла вторая персидская армия.

Теперь полностью окруженные, измученные греки в последний раз отступили за стену и составили единое компактное тело. Здесь, писал Геродот, они сопротивлялись до последнего, с мечами, если они у них были, а если нет, то руками и зубами, пока персы не вышли спереди через развалины стены и не приблизились с позади, наконец, сокрушили их.

Битва при Фермопилах окончена. Леонид и его 300 спартанцев все лежали мертвыми, как и 700 феспийцев, которые стояли рядом с ними. Говорят, что погибших персов было около 20 000 человек, хотя Ксеркс пытался скрыть эту ужасную потерю, тайно похоронив большинство из них, оставив лишь около 1000 трупов персов, чтобы его армия могла видеть, когда она марширует через проход.

В Спарте было принято совершать великие церемонии в связи со смертью царя. Всадники разносили новости по всей стране, а женщины ходили по столице, колотя в котлах.Но Леониду было отказано даже в надлежащих похоронах. Ксеркс приказал отрубить ему голову и закрепить на коле. Остальных греческих мертвецов он приказал похоронить, чтобы скрыть, как немногие удерживали его армию так долго, и чтобы напомнить своим ветеранам Фермопил, что спартанцы все-таки смертны.

Мужественная позиция греков у горного перевала едва ли даже замедлила продвижение Ксеркса. Четыре дня ожидания и три дня борьбы — героизм Леонида позволил его соотечественникам купить только одну неделю.Почти заброшенные Афины вскоре были разграблены.

И все же Фермопилы не были полным провалом. Армия вторжения была окровавлена ​​- ужасно, если верить Геродоту, — и это должно было иметь какое-то влияние на моральный дух персов. Влияние битвы на греков было бесспорным. Когда война закончилась — Греция наконец победила персов — они установили праздники, посвященные Фермопилам, и воздвигли памятники над полем битвы. Четыре тысячи человек из страны Пелопса / против трех миллионов когда-то стояли и читали одного.Другой прославленный Леонид и его 300 человек: «Иди, скажи спартанцам, незнакомец, проходящий мимо /, что здесь, подчиняясь их приказам, мы лжем».

Таким образом,

Фермопилы приобрели значение, которое превзошло его ощутимое военное влияние. В конце концов, ценность битвы заключалась не в завоеванных или потерянных землях, убитых или плененных людях, а в вдохновении. Спартанцы и феспийцы преподали Греции и всему миру непреходящий урок о храбрости перед лицом невероятных препятствий.


Эта статья была написана Дэвидом Фраем и первоначально опубликована в выпуске журнала Military History за январь / февраль 2006 года.Чтобы получить больше замечательных статей, не забудьте подписаться на журнал Military History сегодня!

Греко-персидские войны: Вторжение Ксеркса

Цветок западной цивилизации расцвел за пять веков до рождения Иисуса Христа. Никогда ни до, ни после не происходило на Земле излияние культурного развития в таком грандиозном и далеко идущем масштабе. Однако это было именно так, как сказал Чарльз Диккенс о революционной Франции, как в лучшие, так и в худшие времена.

Накануне своего золотого века Греция была в опасности. Ксеркс, царь царей и правитель Персидской империи, которая простиралась от реки Инд до берегов Средиземного моря и от Кавказа до Индийского океана, обратил свое внимание на европейцев, осмелившихся сопротивляться его воле.

Персия была в прямом смысле слова величайшей сверхдержавой своего времени. Кир Великий положил начало эре персидской экспансии в 6 веке до нашей эры, и его преемники владели большей частью известного мира в течение почти трех столетий.Когда Персия была на пике своей славы, Ксеркс правил очень разнообразными народами. Его подданными были финикийцы, египтяне, мидяне, киприоты, сирийцы, левантийцы и эфиопы, а также те греки, которые отважились покинуть свой материк и основали города на островах Эгейского моря, вдоль побережья Черного моря и Малой Азии.

Греческие города-государства, главными из которых были Спарта и Афины, поддерживали любопытные отношения друг с другом. Эти отношения время от времени натягивались, греки признавали свои родовые связи, и что взаимная защита была их лучшей и единственной надеждой против внешней агрессии со стороны такой подавляющей силы, которую Ксеркс мог разместить в поле и на море.Во время персидской угрозы этот хрупкий союз был всем, что противостояло господству Персии в Греции и, следовательно, во всей Европе.

Чтобы рассмотреть ситуацию в перспективе, представьте, что в течение средней жизни гражданин Афин мог знать Сократа, Эсхила, Софокла, Фемистокла, Еврипида и Аристофана. Наследники западной культуры в философии, медицине, математике, драме и демократии обязаны своим существованием таким людям. Поэтому с почтением вспоминают имена Марафон, Фермопилы и Саламин.

Десять лет отделяли Марафон, где первая персидская сила вторжения была решительно разбита, от Фермопил, где жертва небольшого числа людей сделала возможной окончательную победу, и Саламина, величайшего морского сражения, которое когда-либо знал мир. более двух тысячелетий назад это сохранило образ жизни и сформировало будущее человечества.

В 500 г. до н.э. ионийские греки, поселившиеся на западном побережье Малой Азии, восстали против персидского царя Дария I.В поддержку своих греческих собратьев афиняне вместе с отрядом из Эретрии совершили набег и сожгли персидский город Сардис.

После шести лет боевых действий Ионическое восстание было наконец подавлено. Дарий поклялся наказать афинян-выскочек за их преступление в том, что он считал домашним делом. Персидские войска на суше и на море продвинулись к Греции в 491 г. до н.э., но флот был разбит штормом у горы Афон, и экспедиция была отменена.

В следующем году, в 490 г. до н.э., персы снова выступили, чтобы наказать Афины.Эти силы под командованием Датиса и Артаферна захватили остров Эвбея и использовали его как плацдарм для вторжения на материковую Грецию. На глазах у афинян и их союзников, платейцев, персы высадились на равнине Марафон и через несколько дней продолжили разделение своих сил. Датис и Артаферн намеревались сразиться с греками при Марафоне с 20 000 человек, в то время как город Афины, лишь слегка защищенный, станет легкой добычей второй персидской армии.

Тот факт, что афиняне предпочли встретить врага на входе в их страну, а не защищать ворота своего города, сам по себе примечателен.Во-первых, афиняне и платейцы подавляюще превосходили численностью, набрав всего 11000 солдат-граждан. Во-вторых, как утверждает знаменитый историк Геродот, греки никогда раньше даже не могли выстоять в битве с персами. В-третьих, во время восстания в Ионии и продвижения персов к Афинам греки неоднократно предпочитали защищать свои города, а не рисковать сражениями в открытом месте. Наконец, склонность греков к нововведениям, очевидно, не распространялась на поле битвы, особенно против численно превосходящего и закаленного в боях врага.

В час кризиса афиняне обратились к своим спартанским соперникам с просьбой о военной помощи, поскольку должно было быть очевидно, что в случае победы персов при Марафоне вся Греция вскоре падет перед ними. Мильтиад, старший афинский военачальник, отправил своего самого быстрого бегуна Фидиппида в Спарту за 150 миль. «Жители Спарты, — говорится в призыве, — афиняне просят вас помочь им, а не стоять в стороне, пока самый древний город Греции будет сокрушен и порабощен иностранным захватчиком.Эретрия уже разрушена, а ее люди закованы в цепи, а Греция ослабла из-за потери одного прекрасного города ».

Геродот сообщает, что спартанцы относились к ним с симпатией, но из-за религиозных обрядов не могли идти до полной луны. В то же время Гиппий, сын Писистрата, который был свергнут, когда Афины приняли демократию, привел персов на равнину Марафон, расположенную всего в 25 милях от Афин.

Стратегия, по которой Мильтиад и греческие полководцы обосновались в Марафоне, заключалась в быстром сближении с противником, сводя на нет эффективность персидских лучников, которые во многих случаях уничтожали ряды своего противника потоком стрел.Оказавшись на близком расстоянии, хорошо вооруженные афинские пехотинцы окажутся в более чем равных условиях со своими персидскими коллегами. Генералы Дария хорошо использовали кавалерию в других сражениях, но их количество, вероятно, было весьма ограничено в Марафоне из-за материально-технических трудностей, связанных с транспортировкой большого количества лошадей по морю.

Гражданская армия Афин полностью состояла из пехотинцев, называемых гоплитами, которые носили кожаные нагрудники, покрытые бронзой, а также юбки из кожаных полос и толстые пояса.Бронзовые шлемы с гребнем закрывали щеки и нос. Гоплит был вооружен копьем со стальным наконечником, коротким мечом, который носили с левой стороны, и круглым или овальным щитом из бронзы.

В то время как персы сильно зависели от силы лука и стрел, подавляющее большинство их пехотинцев не носило доспехов. Для ближнего боя персидская пехота носила кинжалы или короткие копья; их всадники использовали мечи или топоры. Когда началось столкновение оружия, победа победила скорость, с которой греки сблизились с персами, и превосходство их оружия и доспехов.Греки атаковали в своем традиционном построении фаланги с двумя очень важными модификациями. Построение было расширено, чтобы свести к минимуму риск быть обойденным с фланга, и, когда фаланга достигла расстояния около 100 ярдов от персидской линии, гоплиты перешли в двойной быстрый темп, что застало вражеских лучников врасплох.

Хотя удлинение флангов послужило своей цели, оно также ослабило греческий центр, где, по словам Геродота, захватчики взяли верх и фактически прорвали греческую линию, преследуя оставшихся в живых от берега.

Афиняне и платейцы на флангах потерпели поражение и обратили своих противников в бегство, прежде чем объединить силы в центре и повернуться против прорвавшихся персов. «Здесь они снова торжествовали, — писал Геродот, — преследуя побежденного врага и срезая его, когда они бежали к краю моря. Затем, нырнув в воду, они схватили корабли, призывая к огню ». На этой стадии битвы афинянин по имени Синегир потерял руку от персидского топора, когда держал корму одного из кораблей; позже он умер.

Когда оставшиеся корабли отступили, они взяли курс на Афины, надеясь достичь города впереди обороняющейся армии. Греки понимали, что вид все еще могущественного персидского флота у их берегов в отсутствие его армии может быть достаточно, чтобы заставить Афины капитулировать. Легенда гласит, что Фидиппид, все еще полностью измученный своей миссией в Спарту, получил приказ пробежать 26 миль от Марафона до Афин с известиями о победе. Он добрался до города и ахнул: «Радуйтесь, мы побеждаем!» Затем он упал и умер.К тому времени, как Датис и персидское войско увидели Афины и сияющий Акрополь, было уже слишком поздно. Афинская армия увенчала свой боевой триумф при Марафоне тем, что прибыла вовремя, чтобы дать отпор потенциальным завоевателям, у которых теперь не было другого выбора, кроме как повернуть домой в неудаче.

Геродот оценил количество жертв среди греков при Марафоне в 192, а среди персов — в относительно ошеломляющие 6 400 человек. Когда поздно мобилизовавшиеся спартанцы получили известие, что победа была одержана без них, они продолжили путь на поле битвы, чтобы осмотреть трупы павших персов.Греки хоронили своих мертвецов в кургане, который до сих пор виден на поле боя.

Когда весть о Марафоне достигла двора Дария, гнев царя достиг новых высот, и он был более чем когда-либо полон решимости завоевать всю Грецию. Были сделаны приготовления и отдан приказ собрать еще большую армию. Однако новая кампания готовилась несколько лет, и, правив 36 лет, Дарий умер, не успев отомстить. Бремя правления и военных суждений легло на его сына Ксеркса.

Изначально Ксеркс не был настроен на войну с Грецией. Он подавил восстание в Египте и созвал военный совет, чтобы определить, следует ли ему предпринять поход против Афин. «Как вы видели, сам Дарий готовился к войне против этих людей; но смерть помешала ему осуществить задуманное, — заключил Ксеркс. «Поэтому я от его имени и ради блага всех моих подданных не успокоюсь, пока я не возьму Афины и не сожгу их дотла, в отместку за вред, который афиняне без всякой провокации однажды нанесли мне и моему отцу …».Если мы сокрушим афинян и их соседей на Пелопоннесе, мы так расширим империю Персии, что ее границы станут небом самого Бога ».

Согласно Геродоту, когда представилась возможность обсудить ситуацию, только Артабан, дядя Ксеркса, высказал особое мнение. «Я предупреждал твоего отца — моего родного брата Дария — не нападать на скифов, тех странников, которые живут в безгородной стране», — предупредил Артабан. «Но он не стал меня слушать. Уверенный в своей способности покорить их, он вторгся в их страну, и прежде, чем он вернулся домой, многие прекрасные солдаты, которые шли вместе с ним, были мертвы.Но вы, милорд, собираетесь напасть на народ, значительно превосходящий скифов: народ с высочайшей репутацией доблести как на суше, так и на море. Мой долг сказать вам, что вы должны опасаться их: вы сказали, что собираетесь перебросить мост через Геллеспонт и пройти через Европу в Грецию. А теперь предположим — и это не невозможно, — что вам пришлось бы пострадать на море или на суше, или даже в обоих случаях. Об этих греках говорят, что они великие воины — и действительно, об этом можно догадаться, исходя из того факта, что одни афиняне уничтожили огромную армию, которую мы послали атаковать их под командованием Датиса и Артаферна.Или, если хотите, предположим, что им удалось добиться успеха только в одном элементе — предположим, они напали на наш флот и разбили его, а затем отплыли к Геллеспонту и разрушили мост; тогда, милорд, вам действительно грозит опасность ».

Ксеркс и остальные высмеяли Артабана, и конференция была закрыта. Позже той ночью Ксеркс начал принимать близко к сердцу слово дяди и фактически решил, что вторжение в Грецию в конце концов не будет разумным. Но пока он спал, Ксеркса предположительно посетил призрак, который побудил его продолжить вторжение.Однако с рассветом король выбросил это привидение из головы и отменил операцию.

Снова на следующую ночь, как говорят, явился дух и пообещал гибель, если Ксеркс не нападет на греков. На этот раз сон встревожил царя, и он вызвал Артабана, настаивая на том, чтобы его дядя был одет в королевскую одежду, сел на трон и спал в постели Ксеркса. Если призрак явился Артабану, значит, его послал Бог. Легенда гласит, что дух действительно пришел к Артабану, угрожал уничтожить его за вмешательство и был на грани того, чтобы выколоть ему глаза раскаленным железом, когда Артабан проснулся и побежал к Ксерксу.Ксеркс, теперь с одобрения своего дяди, решил, что вторжение будет продолжаться.

Греческая вера в то, что гордым суждено быть смиренными, что их пантеон богов действительно играет активную роль в повседневной жизни людей и что оракулы дают представление о событиях, которые еще не произошли, может заставить скептика обозначить этот эпизод как скорее греческое изобретение, чем реальный факт. Геродот, несомненно, приукрасил свой рассказ об инциденте, чтобы удовлетворить аудиторию, но факт остается фактом: греки находились под влиянием предзнаменований и прорицателей, и их действия отражали их убеждения.

Пока Ксеркс готовился к походу, его подданные совершили два крупных инженерных подвига. Они сделали мост через Геллеспонт, современные Дарданеллы, двумя пролетами длиной примерно 1400 ярдов. Мосты поддерживались 674 биремами и триерами (корабли, названные по количеству рядов весел на каждом из них) в качестве понтонов, через которые была проложена дамба. Сильный шторм разрушил первые мосты, в результате чего Ксеркс пришел в ярость. Он приказал казнить конструкторов этих мостов, а самому Геллеспонту в качестве наказания нанести 300 ударов плетью.Впоследствии были построены два заменяющих моста. Между тем, три года были потрачены на рытье канала и перешейка шириной 1,5 мили возле горы Афон, минуя коварные воды, в которых флот Дария потерпел неудачу несколько лет назад.

Наконец, спустя десятилетие после смятения при Марафоне, великая, более того, непобедимая армия Востока неумолимо двигалась к своей судьбе. Королю Ксерксу было 38 лет. Геродот утверждает, что персидская армия насчитывала 5 миллионов человек и пила реки досуха, когда они проходили.По более реалистичным оценкам, его сила составляет 500 000 человек, что более чем достаточно для работы. Говорят, что персидский флот состоял из 1207 триер.

Пока Ксеркс собирал персидский джаггернаут, афиняне готовились к решающей битве на море. В рудниках в Лауриуме была найдена богатая жила серебра, и в 482 г. до н.э. разгорелись большие споры о том, как лучше всего использовать это богатство. Ведущим политиком города был Аристеид, но теперь послышался другой голос — Фемистокл. Он успешно доказал, что сокровища следует использовать для расширения афинского флота.

Летом 480 г. до н.э., когда Ксеркс непреодолимо рвался вперед, сопротивление исчезло. Многие греческие города предлагали жетоны земли и воды в качестве акта подчинения. Однако Афины и Спарта оставались непокорными. В августе спартанский царь Леонид повел 6000 человек, чтобы удержать проход в Фермопилах, через который персидская армия должна была продвинуться, чтобы достичь Афин. В то же время греческий флот подошел к Артемисию, чтобы занять персидские военно-морские силы.

Фермопилы, что в переводе с греческого означает «перевал горячих источников», были местом расположения одного из величайших трибун военной истории.Персидское войско подошло к перевалу, ширина которого составляла всего 50 футов. 18 августа Ксеркс приказал нанести удар в лоб. Первыми отрядами, направленными против перевала, были мидяне и циссианцы, которые неоднократно атаковали, но каждый раз отбрасывались с большими потерями. Мертвые начали скапливаться перед линией, занятой ядром Леонида, состоящим из 300 элитных спартанских гоплитов, а также небольшими контингентами из нескольких других городов-государств. Поздно вечером «Бессмертные», элитная персидская дивизия, чья мощь, боевой дух и боевой опыт сделали их предметом зависти армии, двинулись вперед под командованием своего командира Хайдарнеса.«Но, снова помолвившись, они не добились большего успеха, чем мидяне», — писал Геродот. «Все шло по-прежнему, две армии сражались на ограниченном пространстве, персы использовали более короткие копья, чем греки, и не имели преимущества из-за своей численности».

Одна спартанская уловка сработала очень хорошо. Когда представлялась возможность, гоплиты отворачивались от нападающих и делали вид, что сбегают в замешательстве. Воодушевленные своей очевидной победой, персы ринулись вперед, чтобы завершить разгром — только для того, чтобы увидеть, как спартанцы быстро развернулись в наименьший возможный момент, чтобы пустить в ход свое тяжелое оружие и длинные копья, убивая множество более одураченных персов в проходить.Ксеркс, наблюдавший за битвой с близлежащей точки обзора, наконец, вывел свои разбитые войска.

Еще целый день Леонид и его утомляющие воины держали свои позиции. Возможно, теперь в сознание Зеркса закралось небольшое сомнение. В этот момент, однако, греческий предатель по имени Эфиальт получил аудиенцию у великого царя и предложил своим солдатам альтернативный маршрут через горы, который позволил бы им атаковать спартанцев с тыла. Леонид отрядил около 1000 человек из Похосии, чтобы взломать его черный ход, но, когда фокейцы увидели, что персидский легион приближается к ним в сгущающемся свете, они бросились им вслед.Судьба спартанцев была предрешена.

Греки прекрасно понимали, что игра подошла к концу. Их прорицатель говорил о смерти, приходящей с рассветом. Некоторые войска в Фермопилах покинули место происшествия, и до сих пор не утихают споры о том, отпустил ли спартанский царь их, чтобы они сражались в другой день, или отправил домой с презрением. Геродот писал, что он запомнил имена всех 300 оставшихся спартанцев, «потому что они заслуживают того, чтобы их запомнили».

Втиснувшись в узкий проход и атаковав с двух сторон, те спартанцы, потерявшие оружие, продолжали сражаться руками и зубами.Их храбрость лучше всего раскрывается в словах Диенециса. Когда ему сказали, что персы выпустят так много стрел, что их полет затемнит небо, он заметил: «Это приятная новость… потому что, если персы скроют солнце, мы будем сражаться в тени». Среди мертвых персов было двое. братьев Ксеркса. После войны была установлена ​​мемориальная доска в память о стойке Леонида и его людей. Он гласил: «Иди и скажи спартанцам, те, кто читал: мы выполнили их приказ и мертвы».

Жертва спартанцев в Фермопилах не была напрасной.Пока они держали проход, пара сильных штормов обрушилась на персидский флот. Второй шторм полностью уничтожил эскадру из 200 судов, которые Ксеркс послал, чтобы обогнуть Эвбею, чтобы атаковать греков сзади. Кроме того, Фемистокл привел греческий флот в двух победах, в заливе Пагасы и Артемисуме. Обе стороны, с грубой обработкой, были рады разорвать бой у Артемисия, когда сгустилась тьма.

Когда Фемистокл получил известие, что персы взяли Фермопилы, он произвел тактический отход к острову Саламин.Как он сказал несколько лет назад, решающая битва в жизни Афин, да и всей Греции, развернется на море.

После зачистки Фермопил персы поспешили в Афины, которые теперь были почти заброшены. Фемистокл убедил большинство своих соотечественников, что их лучший шанс выжить — это переехать в Саламин. Вся северная Греция была беззащитна перед натиском персов, кульминацией которого стало сожжение Афин и Акрополя и резня нескольких афинян, отказавшихся эвакуироваться.

Ксеркса не удовлетворило просто сожжение Афин. Его армия уже двигалась к перешейку, который соединял Пелепоннес с северной Грецией. Спартанцы и другие пелепоннесцы построили стену через перешеек и разместили там войска для защиты своих домов, но их военно-морские контингенты вместе с Фемистоклом в Саламине готовились сражаться за территорию Афин.

Истинный военный гений Фемистокла оказался критическим. Геродот говорит, что Ксеркс действовал на основании ложной информации, которую Фемистокл сознательно послал ему через своего раба.«Я являюсь носителем секретного сообщения от афинского военачальника, который благожелает вашего царя и надеется на победу персов, — сказал раб Сицинн. «Он сказал мне сообщить вам, что греки не уверены в себе и планируют спасти свои шкуры путем поспешного отступления. Только не допустите, чтобы они ускользнули сквозь пальцы, и в этот момент у вас появится возможность добиться беспрецедентного успеха. Они враждебно настроены друг к другу и не окажут сопротивления — напротив, вы увидите среди них проперсов, сражающихся с остальными.’

Ксеркс заглотил наживку и ослабил свои силы, отправив египетскую эскадру на запад, чтобы заблокировать возможный путь к отступлению; эскадрилья не будет доступна во время предстоящего боя. Он также приказал, чтобы корабли прикрывали канал у мыса Киносура. Как только эти движения будут завершены, он намеревался уничтожить греков в узких водах у Саламина. Утром 20 сентября 480 г. до н.э. основная часть персидской армады, около 400 триер, двинулась к битве. Ксеркс сидел на своем золотом троне высоко над спорной территорией и наблюдал за развитием битвы.

Греческий флот располагался от афинян слева от линии до коринфян на севере, прикрывая Элевсинскую бухту, пелопононезийцев справа и корабли Мегары и Эгины в соседнем заливе Амбелаки. Большинство из 300 триер греков было скрыто от приближающихся персов островом Святого Георгия. Чтобы втянуть противника в мелководье и сузить его вокруг Саламина, Фемистокл приказал контингенту коринфских кораблей из 50 кораблей поднять свои квадратные паруса и симулировать отступление.Как только персы будут втянуты, греки в упорядоченном порядке окружат их. Большое количество персов не будет преимуществом в узких кругах. Хуже того, у них не было места для маневра. Греки начали петь гимн богу Аполлону, когда они ударили персидский авангард в его открытый левый фланг. Когда командиры ведущих персидских кораблей осознали, что они оказались в ловушке, и начали отступать, это вызвало ужасную неразбериху, потому что кораблям, идущим за ними, некуда было идти.Эсхил, которого помнят как отца литературной трагедии, сражался как при Марафоне, так и при Саламине. Позже он описал эту сцену как похожую на массовую ловлю сети и убийство рыбы на берегах Средиземного моря: «Сначала поток персидского флота хлынул, но затем давление судов застряло в узких местах, никто не мог помочь. другой. ‘

Греки держались подальше от запутанной персидской массы и наносили удары практически по своему желанию. Персидские корабли казались более подходящими для действий в открытом море — они были больше, располагались выше в воде и были загружены примерно 30 морской пехотой или лучниками, по сравнению с 14 на каждом греческом корабле.Поэтому тяжеловесные суда стали легкой добычей бронзовых таранов греческих триер в этих ограниченных водах.

Финикийцы во флоте Ксеркса сломались под непрекращающимся давлением греков, и многие из них сели на мель свои корабли. Некоторые из этих финикийцев поспешили к великому царю и сказали, что ионийцы были причиной их поражения. Ксеркс наблюдал за хорошей игрой ионийцев и приказал финикийцам обезглавить их за ложь о своих союзниках.

Эсхил решил рассказать эту историю с персидской точки зрения и сказал: «Корпуса наших судов перевернулись, и море было скрыто от наших глаз, захлебнутое обломками и убитыми людьми.Берега и рифы были усыпаны трупами. В диком беспорядке все корабли, оставшиеся в нашем флоте, свернули хвостом и убежали. Но греки преследовали нас и веслами или осколками обломков ударили выживших по головам, как если бы они были туннелями и уловом рыбы. Крики и стоны разносились по воде, пока ночь не скрыла нас от них ». Персы потеряли 200 триер в тот знаменательный день, греки — 40.

После сокрушительного поражения при Саламине у Ксеркса не оставалось ничего другого, как подумать об отступлении.Греки могли плыть на север и разрушить мосты через Геллеспонт, перерезав пути сообщения и снабжения. Погода также может ухудшиться и нанести еще больший урон тому, что осталось от его некогда гордого флота. Прежде всего, царь Персии находился в своей столице Сузах, где он мог продолжать править.

Греки не сразу осознали всю степень своей победы, и им предстояло еще одно сражение. Когда Ксеркс вернулся в Сузы, он оставил подобранный отряд из 300 000 солдат в Тассалии под командованием Мардония, высокопоставленного персидского генерала.Следующей весной Мардоний повел свою армию на юг и снова захватил Афины. Летом 479 г. до н.э. объединенные армии Афин и Спарты вытеснили его на север, к Фивам, и в сентябре окончательно разгромили персидскую армию при Платеях. В том же месяце греческий флот, возглавляемый Ксантиппом, одержал еще одну победу над персидским флотом в Микале, у берегов Малой Азии.

Греция наконец освободилась от угрозы восточного господства. В течение следующих полувека Афины оставались сильнейшей военно-морской державой в мире, в то время как Спарта содержала лучшую армию.Однако различия между ними усилили соперничество и недоверие, которые какое-то время кипели на поверхности. Следующая большая угроза будущему Греции должна была исходить изнутри.


Для дальнейшего чтения Майкл Э. Хаскью рекомендует The Greek Way Эдит Гамильтон; Истории , Геродот; Марафон: история цивилизации на пути столкновения , Алан Ллойд; и «Битва за Запад: Фермопилы», , Эрни Брэдфорд.

Эта статья была первоначально опубликована в журнале « Великие сражения, », май 1994 года. Чтобы получить больше замечательных статей, не забудьте подписаться на журнал « Военная история » сегодня!

Краткое изложение персидских войн

Термин «греко-персидские войны» считается менее предвзятым против персов, чем более распространенное название «персидские войны», но большая часть нашей информации о войнах исходит от победителей, греческой стороны — конфликт явно не был достаточно важным, или слишком больно для персов записывать.

Однако для греков это было критически важно. Как охарактеризовал это британский классик Питер Грин, это была борьба Давида и Голиафа, в которой Давид боролся за политическую и интеллектуальную свободу против монолитной теократической персидской военной машины. Не только греки выступали против персов, и не все греки всегда были на стороне греков.

Резюме

  • Расположение: Разное. Особенно Греция, Фракия, Македония, Малая Азия
  • Даты: г.492–449 / 8 г. до н. Э.
  • Победитель: Греция
  • Проигравший: Персия (правление царей Дария и Ксеркса)

До (в основном неудачных) попыток персидских царей Дария и Ксеркса контролировать Грецию империя Ахеменидов была огромной, а персидский царь Камбис расширил Персидскую империю вокруг побережья Средиземного моря, поглотив греческие колонии.

Некоторые греческие полисы (Фессалия, Беотия, Фивы и Македония) присоединились к Персии, как и другие не-греки, включая Финикию и Египет.Возникло противодействие: многие греческие полисы под руководством Спарты на суше и под господством Афин на море выступили против персидских войск. Перед вторжением в Грецию персы столкнулись с восстаниями на своей территории.

Во время Персидских войн восстания на персидских территориях продолжались. Когда Египет восстал, им помогли греки.

Когда были греко-персидские войны?

Персидские войны традиционно датируются 492–449 / 448 гг. До н. Э.Однако конфликт между греческими полисами в Ионии и Персидской империей начался до 499 г. до н. Э. Было два материковых вторжения в Грецию: в 490 г. (при царе Дарии) и 480–479 г. до н. Э. (При царе Ксерксе). Персидские войны закончились миром Каллия в 449 году, но к этому времени, в результате действий, предпринятых в битвах Персидской войны, Афины создали свою собственную империю. Между афинянами и союзниками Спарты разгорался конфликт. Этот конфликт привел к Пелопоннесской войне, во время которой персы открыли свои глубокие карманы спартанцам.

Medize

Фукидид (3.61–67) говорит, что платейцы были единственными беотийцами, которые не «лечили». Медизовать означало подчиниться персидскому царю как повелителю. Греки в совокупности называли персидские войска мидянами, не отличая мидян от персов. Точно так же мы сегодня не делаем различий между греками (эллинами), но эллины не были объединенной силой до персидских вторжений. Отдельные полисы могли принимать свои собственные политические решения. Панэлленизм (объединенные греки) стал важным во время персидских войн.

Затем, когда варвары вторглись в Элладу, они говорят, что они были единственными беотийцами, которые не применяли медизацию; именно здесь они больше всего прославляют себя и оскорбляют нас. сделайте то же самое; точно так же, как впоследствии, когда афиняне напали на эллинов, они, платейцы, снова были единственными беотийцами, аттифицировавшимися «. ~ Фукидид

Отдельные сражения во время персидских войн

Персидская война велась в серии сражений между самыми ранними сражениями при Наксосе (502 г. до н. Э.), Когда Наксос отбросил персов до последней битвы при Просопитисе, где греческие войска были осаждены персами в 456 г. до н. Э.Возможно, наиболее значительными сражениями войны были Сарды, сожженные греками в 498 г. до н.э .; Марафон в 490 г. до н.э., первое вторжение персов в Грецию; Фермопилы (480 г.), второе вторжение, после которого персы взяли Афины; Саламин, когда объединенный греческий флот решительно разбил персов в 480 г .; и Платеи, где греки фактически положили конец второму персидскому вторжению в 479 году.

В 478 году Делосский союз был образован из нескольких греческих городов-государств, объединенных для объединения усилий под руководством Афин.Считающийся началом Афинской империи, Делосская лига в течение двадцати лет провела несколько сражений, направленных на изгнание персов из азиатских поселений. Основными сражениями Персидских войн были:

  • Истоки конфликта: 1-й Наксос, Сардис
  • Ионическое восстание: Эфес, Лейд
  • Первое вторжение: 2-й Наксос, Эретрия, Марафон
  • Второе вторжение: Фермопилы, Артемизиум, Саламин, Платеи, Микале
  • Греческая контратака: Микале, Иония, Сестос, Кипр, Византия
  • Делосская лига: Эйон, Дорискос, Эуримедон, Просопитис

Конец войны

Финальная битва войны привела к смерти афинского вождя Кимона и поражению персидских войск в этом районе, но не дала решающей силы в Эгейском море той или иной стороне.И персы, и афиняне устали, и после персидских инициатив Перикл послал Каллию в столицу персов Сузы для переговоров. Согласно Диодору, эти условия дали греческим полисам в Ионии их автономию, и афиняне согласились не проводить кампанию против персидского царя. Договор известен как Мир Каллия.

Исторические источники

  • Геродот является основным источником персидских войн, от завоевания Крезом Лидией Ионического полюса до падения Сеста (479 г. до н. Э.).
  • Фукидид предоставляет некоторые из более поздних материалов.

Есть также более поздние исторические писатели, в том числе

  • Эфор в 4 веке до н.э., работа которого утеряна, за исключением фрагментов, но использовалась к
  • г.
  • Диодор Сицилийский, в I веке н. Э.

В дополнение к ним

  • Юстин (при Августе) в его «Воплощении Помпея Трога»,
  • Плутарх (2 век н.э.) Биографии и
  • Павсаний (II век н.э.) География.

Помимо исторических источников, есть пьеса Эсхила «Персы».

Ключевые цифры

Греческий

  • Мильтиад (победил персов при Марафоне, 490)
  • Фемистокл (высококвалифицированный греческий военачальник во время персидских войн)
  • Эврибиад (спартанский лидер, командующий греческим флотом)
  • Леонид (царь Спарты, умерший со своими людьми в Фермопилах в 480 г.)
  • Павсаний (вождь спартанцев в Платеях)
  • Кимон (афинский лидер после войн, поддерживающих Спарту)
  • Перикл (афинский лидер, ответственный за восстановление Афин)

Персидский

  • Дарий I (четвертый персидский царь Ахмаенидов, правил с 522 по 486 г. до н.э.)
  • Мардоний (военачальник, погибший в битве при Платеях)
  • Датис (средний адмирал на Наксосе и Эретрии, и лидер штурмовой группы в Марафоне)
  • Артаферн (персидский сатрап в Сардах, ответственный за подавление Ионического восстания)
  • Ксеркс (правитель Персидской империи, 486–465)
  • Артабаз (персидский полководец во время второго персидского вторжения)
  • Мегабиз (персидский полководец во время второго персидского вторжения)

Позже были битвы между римлянами и персами, и даже другая война, которую можно было бы назвать греко-персидской, византийско-сасанидской войной, в 6-м и начале 7-го веков нашей эры.

Источники и дополнительная информация

  • Эсхил. «Персы: семеро против Фив. Просители. Прометей скован». Эд. Соммерштейн, Алан Х. Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 2009.
  • Грин, Питер. «Греко-персидские войны». Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press, 1996.
  • Геродот. «Достопримечательность Геродота: Истории». Эд. Strassler, Роберт Б .; пер. Первис, Андреа Л. Нью-Йорк: Книги Пантеона, 2007.
  • Ленфант, Доминик. «Греческие историки Персии». Товарищ по греческой и римской историографии. Эд. Маринкола, Джон. Vol. 1. Мальден М.А.: Блэквелл Паблишинг, 2007. 200–09.
  • Рунг, Эдвард. «Афины и Персидская империя Ахеменидов в 508/7 г. до н. Э .: Пролог к ​​конфликту». Средиземноморский журнал социальных наук 6 (2015): 257–62.
  • Уордман, А. Э. «Геродот о причинах греко-персидских войн: (Геродот, I, 5).» Американский филологический журнал 82.2 (1961): 133–50.

Греко-персидские войны, 499–448 гг. До н.э.

г. Греко-персидские войны, 499–448 гг. До н.э.

Введение
Ионическое восстание
Вторжение Дария в Грецию
Ксеркс
Война с персами

Введение

Греко-персидские войны около 500-448 гг. До н. Греки не смогли сохранить независимость городов Малой Азии.Греко-персидские войны — одни из самых известных в истории Запада, увековеченные Геродотом и все еще известные в современной культуре, особенно из-за стенда 300 в Фермопилах. В течение многих лет они считались необходимыми для выживания греческой культуры и, следовательно, западной культуры в целом, что позволило продолжить развитие философии и драматургии в греческих городах-государствах.

Греция в начале войны была землей, в которой доминировали независимые города-государства, наиболее известные из которых Афины и Спарта.Греки также основали колонии вокруг Эгейского моря, в первую очередь на западном побережье Малой Азии (область, известная как Ионическое море), а также дальше в Италии, Сицилии и вокруг Черного моря. На этом этапе греки находились на краю цивилизованного мира. К востоку и югу от них в мире господствовали великие империи — Египет фараонов на юге, Лидия в Малой Азии (также управляющая многими ионическими городами), Вавилония в Месопотамии, Сирия и Мидяне, империя которых простиралась от восточной Азии. Незначительно в Иран и до границ Индии.

Баланс сил между этими четырьмя великими державами был нарушен возвышением Кира II Великого, основателя Персидской империи. Он унаследовал Персиду, часть Мидийской империи, примерно в 559 году до нашей эры. К 550 году он сверг мидийцев и взял под контроль их империю. Затем последовала война с Лидией, которая закончилась захватом Сардов в 546 году. Это привело новую Персидскую империю к берегам Эгейского моря и дало им контроль над греческими городами Ионии, так что прямой контакт между греческим миром и новым персидским Империя зародилась через пять лет после основания.Затем Кир двинулся к завоеванию Вавилона (539–538 гг.), А его сын Камбиз завершил Империю, завоевав Египет (525 г. до н. Э.). Всего за двадцать пять лет персы создали огромную империю, в которую вошли все великие цивилизации Ближнего Востока

.

Войну можно разделить на несколько отдельных фаз. Первым было Ионическое восстание 500–493 гг. До н.э., в результате которого греческие города Малой Азии восстали против персидской власти. Второй этап — вторжение Дария I Великого в Грецию, которое закончилось поражением при Марафоне в 490 году.Затем был перерыв, прежде чем сын Дария Ксеркс начал гораздо более крупное вторжение в Грецию. Это тоже закончилось поражением, сначала на море у Саламина в 480 году, а затем на суше в Платеях в 479 году. Это положило конец любой серьезной персидской угрозе материковой Греции, и заключительный этап войны в основном велся в Малой Азии, хотя также включал катастрофическая греческая экспедиция в Египет. Война была окончательно завершена миром Каллия (или Каллия) 459-8 гг. До н.э., в котором афиняне согласились держаться подальше от Малой Азии, а персы — от Эгейского моря и материковой Греции.

Персы впервые перешли в Европу около 515 г., когда Дарий I решил напасть на скифских кочевников к западу от Черного моря. В 514/3 он повел свою армию на север через Дунай, но экспедиция пошла не так, как он надеялся, и он был вынужден отступить за Дунай. Он действительно укрепился во Фракии и, возможно, планировал вторжение в материковую Грецию в этот день. Его сатрапы укрепили положение персов во Фракии, а также вынудили Македонию подчиниться персидской власти.Они также заняли острова Лемнос и Имброс. К 500 году персы контролировали ключевые проливы в Черное море, а вместе с ними и поставки греческого зерна.

Ионическое восстание

В 500/499 г. ионические города в западной части Малой Азии восстали против персов под предводительством Аристагора Милетского. Афины и Эретрия предложили ионийцам поддержку. Милет также обратился к Спарте, но царь Клеомен I не хотел отправлять свои войска за пределы материковой Греции и отказался участвовать в восстании.

В 498 году повстанцы разграбили местную персидскую столицу Сарды. Это побудило Кипр, греческие города Босфор и Геллеспонт и карийцев присоединиться к восстанию, но примерно в то же время афиняне отказались от своей поддержки. Кипр пал перед персами в 496 году. В 495 году районы Босфора и Геллеспонта были вновь взяты, а Ионический флот был уничтожен в битве при Ладе (494 г.). В 493 году Милет пал, и восстание было фактически прекращено. После этого Дарий проявил большую политическую мудрость, установив в греческих городах демократический режим и уменьшив размер дани, которую они должны были платить.Эту политику проводил его зять Мардоний, который был назначен сатрапом Ионии специальной комиссией против Афин и Эретрии в 492 году.

Вторжение Дария в Грецию

Дарий был готов обратить внимание на материковую Грецию. Мардонию было поручено командовать экспедицией, которая восстановила персидский контроль над Фракией и вынудила Македонию подчиниться в 492 году. Он действительно потерпел неудачу, когда его флот был уничтожен штормом у горы. Афон, предотвращая любые немедленные действия против Афин и Эретрии.После этой неудачи Мардоний был отстранен от своего командования.

В 491 году афиняне и спартанцы сформировали антиперсидский союз, положив конец периоду конфликта между двумя городами.

Хотя греки ожидали нападения, персидское вторжение в 490 году застало их врасплох. Персидская армия под командованием Датиса Мидянина и Артафрена, сына Артаферна, племянника Дария, собрала новую армию в Киликии. К ним присоединился большой флот и отряд конных обозов, которые Дарий приказал построить в прошлом году.

На этот раз персы решили переплыть Эгейское море. Они отправились из Самоса и направились в Икарию. Оттуда они поплыли на запад к Наксосу, где не встретили большого сопротивления. От Наксоса они двинулись на север к Делосу, прежде чем высадиться на восточной оконечности Эвбеи, большого острова у северного побережья Аттики и Беотии. Карист на восточной оконечности острова отказался подчиниться. Персы осадили Карист и вскоре вынудили его сдаться.

Их следующей целью была Эретрия, примерно на полпути вдоль южного побережья острова.Эретрийцы просили помощи у Афин, но тогда не могли решить, отступить ли к холмам, защитить город или сдаться персам. Столкнувшись с этой нерешительностью, афиняне отступили на материк. Вскоре персы захватили Эретрию. Затем они перебрались на материк и приземлились на равнинах Марафона. Говорят, что им посоветовал высадиться в Марафоне афинский тиран Гиппий, который умер на Лемносе на обратном пути в изгнание после поражения.

Афиняне послали в Спарту послание с просьбой о помощи, но ответ спартанцев был отложен из-за религиозного праздника.В результате афинянам и платейцам пришлось столкнуться с персами в одиночку. Несмотря на численное превосходство, греки выиграли решающую битву при Марафоне (492 г.). Выжившие персы отступили на свои корабли и попытались добраться до Афин до того, как армия смогла вернуться, но их быстрый марш помешал. Затем персы были вынуждены отступить домой. Дарий начал подготовку к третьей атаке на Грецию, но умер прежде, чем она могла быть осуществлена.

Мильтиад, один из командиров Марафона, вскоре стал жертвой афинской политики.Его обвинили в ненадлежащем выполнении операций после марафона и наложили крупный штраф. Он умер с позором в 489 году. Афинская политика в период между двумя персидскими вторжениями была обычно туманной, но было принято одно разумное решение. Когда в Лауриуме был обнаружен серебряный рудник, первоначальный план состоял в том, чтобы разделить деньги между гражданами, но Фемистокл убедил афинян вместо этого потратить их на флот из триер. Эти корабли сыграют важную роль в предстоящей победе Греции.

Ксеркс

Первой задачей Ксеркса после восхождения на престол было восстановление персидского контроля над Египтом.Он добился этого в 484 году, но затем ему пришлось подавить восстание в Вавилоне. Согласно нашим источникам, он предпочел бы больше не участвовать в войнах, но члены его двора (в том числе его шурин Мардоний) и значительная группа греческих изгнанников убедили его, что ему нужно отомстить за поражение своего отца. в марафоне. Подготовка к предстоящему походу заняла три года (484-481 гг. До н.э.). Согласно Геродоту, персидская армия насчитывала пять миллионов человек. По современным оценкам, он сократился до одной десятой от этого размера, но он все еще оставался огромным войском по сравнению со всем, что могли поднять греки.

Армия состояла из контингентов со всей обширной Персидской империи и ее вассальных государств. Ксеркса сопровождал Александр I Македонский, царство которого было тогда вассальным государством Персидской империи. Во время предстоящей кампании Александр предложил грекам тайную поддержку.

На этот раз греческий ответ был лучше организован. Тридцать греческих городов образовали союз под руководством Спарты, но управлялись конгрессом, в котором государство имело один голос. Спарта обеспечивала командующих армией и флотом, хотя афиняне имели большое влияние на море.Греческий конгресс собирался регулярно и стал очень эффективным инструментом для ведения войны.

В 481 году Ксеркс двинулся на Сарды в Лидии, где провел зиму. В 480 году он двинулся к Геллеспонту, где через пролив в Абидосе были построены два лодочных моста. Говорят, что после того, как один из этих мостов был разрушен штормом, Ксеркс подвергся воздействию моря. Затем мосты были восстановлены, и персы перешли в Европу.

Продвижение Ксеркса сопровождалось впечатляющими инженерными достижениями.Продвигаясь вдоль побережья Македонии, он прорезал канал через вершину мыса Акти, часть полуострова Халкидики.

Греческий ответ был несколько разделенным: некоторые города поддерживали персов (или, по крайней мере, не оказывали сопротивления), но все же возникла мощная коалиция во главе с Афинами и Спартой. Первая попытка остановить персов при Фермопилах (август 480 г. до н.э.) потерпела неудачу, когда персы нашли путь мимо спартанцев и их союзников. Битва наиболее известна своим третьим днем, когда небольшой отряд спартанцев и феспийцев под командованием Леонида, царя Спарты, сдержал всю персидскую армию, прежде чем был уничтожен.Пока армии сражались при Фермопилах, греческий и персидский флот сражались у Артемисия, мыса на северном побережье Эвбеи. Греки удерживали свои позиции в течение трех дней, но решили отступить после того, как до них дошли новости о поражении при Фермопилах.

Персидское наступление вынудило афинян покинуть свой город. Персы захватили и разграбили незанятый город (21 сентября 480 г.), но это было высшей точкой их успеха. Греки решили защитить Коринфский перешеек, но выставить флот вперед у Саламина.29 сентября 480 г. персидский флот потерпел поражение в морском сражении при Саламине. Ксеркса обманом заставил атаковать Фемистокл, который просочился в известие о том, что многие греческие командиры кораблей хотят отступить дальше на юг. После битвы Ксеркс решил отступить из Греции. Говорят, что на него повлияла его союзница Артемизия I, королева Галикарнаса, которая во время битвы командовала пятью кораблями. Его решение было вполне разумным — его огромная армия полагалась на флот для доставки припасов, так что теперь она была подвергнута опасности в южной Греции.В Фессалии осталась мощная армия под командованием Мардония.

В 479 году Мардоний вернулся в атаку. Он взял Афины во второй раз, но город все еще был пуст, так что это была довольно пустая победа. В конце концов спартанцы вступили в бой в центральной Греции, и Мардоний отступил в Беотию. Греческие союзники преследовали его, и обе стороны столкнулись друг с другом в районе к югу от Фив.

Решающее наземное сражение войны произошло при Платеях (27 августа 479 г.).Поначалу персы действовали неплохо, но после того, как Мардоний был убит, армия развалилась, и персы были вынуждены отступить из Фессалии, хотя они сохранили плацдарм в Македонии и Фракии. Греческой армией командовал Павсаний, спартанский лидер, чья карьера закончилась неоднозначно. В том же году персидский флот потерпел поражение в Микале, на побережье Малой Азии, после того как их моряки отказались сражаться и сошли на берег, где потерпели поражение от спартанской армии под командованием царя Леотихида.

Одним из побочных эффектов Саламина было приход к власти афинского полководца Кимона, который с тех пор до 461 года был одним из десяти избранных генералов Афин.

Война с персами

Сразу после Платеи спартанцы возглавили греческую контратаку против персов, хотя быстро стало ясно, что это вызовет проблемы. Спартанцы предложили эвакуировать греческие города Ионического моря и переселить их население в районы материковой Греции, которые поддерживали персов.Ионийцы отказались принять это. Затем афиняне настояли на осаде персидского штаба в Херсонесе в Сестосе (479-478). В конечном итоге он был вынужден сдаться с голоду, дав Афинам контроль над входом в морской путь к Черному морю.

В 478 году спартанец Павсаний повел флот из 100 человек, включая тридцать кораблей, из Афин, чтобы освободить Кипр, а затем Византию. К концу года греческие морские державы откололись от спартанцев, которые становились все более высокомерными.Аристид и Кимон смогли убедить их в своей лояльности, сформировав антиперсидскую Делосскую лигу (позже превратившуюся в Афинскую империю). Кимон стал главным командующим лиги, которая была официально сформирована на острове Делос летом 477 года.

Это не положило конец участию Спарты в войне против Персии. Они послали царя Леотихида, чтобы попытаться свергнуть про-персидских царей Фессалии, но безуспешно.

Первой задачей Кимона было изгнать Павсания из Византии, куда он вернулся после того, как его ненадолго отозвали в Спарту, и подозревали, что он поддерживал связь с персами.Затем он выступил против персидских крепостей на побережье Фракии, захватив большинство из них. Лучше всего задокументирована осада Эйона. Затем последовало нападение на остров Скирос.

Делосский союз постепенно превратился в Афинскую империю. Первоначальные члены лиги присоединились к ней добровольно, но примерно в 472 году к ней был вынужден присоединиться город Карист на Эвбее. Следующее испытание произошло, когда Наксос захотел покинуть лигу. Остров был осажден и вынужден принять условия, которые уменьшили его независимость.Возможно, что лидеры Наксоса двигались в сторону Персии, поэтому для этой атаки было какое-то оправдание, но силы Лиги действительно использовались против греков, а не против персов.

В 466 году греческий флот из 200 кораблей под командованием Кимона нанес поражение более крупному персидскому флоту (укомплектованному финикийцами) у реки Эвримедон в Памфилии. Персы укрылись своими сухопутными войсками, и Кимон нанес поражение обеим силам, захватив весь персидский флот и персидский лагерь.Затем Кимон изгнал персов из фракийского Херсонеса (ныне известного как Галлиполи) в устье Геллеспонта.

В 465 году Ксеркс I был убит Артабаном, командиром стражи. Артабан удерживал власть в течение семи месяцев, правя как власть за троном Артаксеркса I, но в конце концов он был предан своими союзниками и убит в единоборстве императором.

В том же году Тасос восстал против Делосской лиги, потому что Афины угрожали его экономическим интересам.Последовала двухлетняя осада, прежде чем остров сдался. Афины забрали большую часть трофеев этой победы. Тасос просил помощи у Спарты, и ему обещали вторжение в Аттику, но открытый разрыв между Афинами и Спартой был предотвращен в этот момент землетрясением и серьезным восстанием илотов.

Восстание илотов спровоцировало открытую войну между Афинами и Спартой. Илоты в конечном итоге защищали гору Итхом, а спартанцы изо всех сил пытались изгнать их. Они призвали на помощь своих союзников.Кимон убедил Афины прислать войска, которые он возглавил лично. Спартанцы вскоре начали беспокоиться о том, что афиняне в конечном итоге поддержат илотов, и в 462 году отправили их домой. Это затруднение привело к падению Кимона и установлению более демократического режима в Афинах. Новое афинское правительство заключило союз с Аргосом, Мегарой, Коринфом и Фессалией.

460 год ознаменовал начало Первой Пелопоннесской войны (460–445 гг. До н.э.), на самом деле череды более коротких конфликтов, но один из них означал, что Афины сражались на двух фронтах.В 460 году Делосский союз послал флот из 200 кораблей на Кипр, который был частично повторно завоеван персами. Затем этот флот был направлен в Египет, чтобы поддержать восстание ливийского принца Инароса. Греки одержали победу в дельте Нила (битва при Пампремисе), а затем осадили персидский гарнизон в Мемфисе. Эта экспедиция в Египет закончилась катастрофой. Мегабиз, сатрап Сирии, важный сторонник Артаксеркса I, возглавил персидский отпор. Осада Мемфиса окончилась неудачей, и грекам пришлось отступить на остров Просопитис в дельте Нила.После долгой осады защитники были вынуждены искать условия, а оставшимся в живых было разрешено отступить на запад через пустыню в Кирену. Эскадра из 50 греческих кораблей, посланных на помощь Просоптису, потерпела поражение при Мендезиуме на Ниле. Провал египетской экспедиции означал, что афинянам пришлось отказаться от своих попыток освободить Кипр и уйти из восточного Средиземноморья.

В 451 году Кимон был отозван в Афины и получил задание вести переговоры со Спартой. Он смог договориться о пятилетнем перемирии, а затем был отправлен обратно на Кипр с флотом из 200 кораблей.Он отрядил 60 из них для поддержки египетских повстанцев, но затем погиб во время осады Китиума на Кипре. После его смерти флот был отозван обратно в Афины. На обратном пути они вели морские и сухопутные сражения у Саламина на Кипре, представленные Фукидидом как великую победу.

Кампания на Кипр по-разному описана Плутархом в его жизни Кимона и Диодором. Плутарх заставляет греков одержать морскую победу над флотами Финикии и Киликии в начале кампании, а затем осадить Цитий.Кимон погиб во время осады, и афиняне отступили. Это был последний крупный успех против персов.

Диодор еще дальше отходит от принятых рамок. И снова Кимон командовал греческим флотом, в то время как у персов был флот у Кипра и сухопутная армия в Киликии. Кимон начал с осады Цития и Мариума, захватив их обоих. Затем появился персидский флот, но потерпел поражение в морском сражении. Кимон преследовал побежденных персов обратно в Финикию. Затем он повернул назад, чтобы одержать крупную сухопутную победу в Киликии.В следующем году он осадил Саламин на Кипре, и именно это убедило Артаксеркса заключить мир. Кимон до сих пор регистрируется как умирающий от болезни на Кипре.

Вскоре после этого стороны заключили мир. Каллисский мир 448 года показал, что персы согласились не нападать на членов Делосского союза, фактически признав независимость ионийцев, и держаться подальше от Эгейского моря. Взамен Лига обещала покинуть восточное Средиземноморье. Кипр остался в персидской сфере влияния, что говорит о том, что рассказы Диодора о великих триумфах в лучшем случае ненадежны.

В течение следующих нескольких лет Делосский союз превратился в Афинскую империю. Перемирие со Спартой пришлось возобновить после серьезной неудачи афинян при Коронее, но Тридцатилетний мир все же был согласован. Это продолжалось всего пятнадцать лет до начала Великой Пелопоннесской войны, но это был период, когда Перикл держал власть и видел строительство Парфенона.

Мир Каллия не положил конец соперничеству между греческим и персидским мирами.Как позже выяснили римляне, греческие города-государства были неспособны жить в мире. В 439 году афиняне напали на Самос, что было нарушением мирного договора. Это помогло убедить персов встать на сторону спартанцев во время Великой Пелопоннесской войны (431-404 г. до н.э.), и персидское золото сыграло важную роль в возможной победе спартанцев. После победы спартанцы вскоре вступили в войну со своими бывшими союзниками (400–387 гг.). После некоторых первых успехов спартанцы вскоре были вынуждены отступить, и война была прекращена Королевским миром 387–38 гг.Еще раз греки согласились признать персидский контроль над Малой Азией, а также согласились принять персидский арбитраж в Греции.

К этому времени баланс сил начал меняться. Череда более слабых персидских императоров означала, что Империя не совсем та военная мощь, какой была в прошлом. В 401 г. до н.э. группа греческих наемников сражалась за мятежного князя Кира Младшего. Хотя он был убит в битве при Кунаксе, выжившие греки смогли пробиться на север к побережью Черного моря, путешествие, записанное Ксенофонтом, одним из участников.Его рассказ об этой экспедиции помог выявить потенциальную слабость Персидской империи. В то же время растущее могущество Македонии при Филиппе II объединяло большую часть Греции. Филипп готовился к вторжению в Персию, но умер, не успев его осуществить. Его сыну Александру Македонскому будет предоставлено право вторгнуться в Персию и свергнуть Дария III, последнего правителя Ахеменидов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.