По каким морям ходил афанасий никитин: Какие хождения за три моря совершил русский путешественник Афанасий Никитин?

Содержание

​Афанасий Никитин — русский первопроходец, мореплаватель и автор книги «Хождение за три моря» — Общенет

Афанасий Никитин – путешественник, бывалый купец и первый европеец, посетивший Индию. Также Никитин известен своими записками «Хожение за три моря». Современникам Афанасий Никитин известен как мореплаватель и торговец. Этот купец стал первым из жителей европейских стран, кто побывал в Индии. Путешественник открыл восточную страну за 25 лет до Васко да Гамы и других португальских путешественников.

Из биографии Афанасия Никитина:

История сохранила мало сведений об Афанасии, о дате и месте его рождения, родителях и детстве. Первые исторические записи относятся к его путешествию к трём морям Чёрному, Каспийскому и Аравийскому, которое описано в его заметках. +О детских годах русского путешественника также известно мало, так как биографию Афанасия Никитина начали записывать во время экспедиций купца. Известно только, что мореплаватель родился в середине 15 века в городе Тверь. Отец путешественника – крестьянин, звали его Никитой. В то время не было фамилий, поэтому «Никитин» – это отчество, а не фамилия.

Больше о семье, как и о юности путешественника, биографам ничего не известно. Афанасий в молодом возрасте стал купцом и успел повидать многие страны, например, Византию и Литву, где путешественник продвигал торговлю. Товар Афанасия пользовался спросом, поэтому нельзя сказать, что юноша жил в бедности.

О личной жизни Афанасия Никитина ученым неизвестно, ведь жизнеописание русского мореплавателя составлялось благодаря запискам купца. Были ли у Никитина дети, ждала ли его верная супруга – тоже остается загадкой. Но, судя по рукописям торговца, Афанасий Никитин был целеустремленным и неунывающим человеком, который не боялся трудностей в незнакомых странах. За три года путешествий Афанасий Никитин освоил чужеземные языки, в его дневниках встречались арабские, персидские и тюркские слова.

Нет фотографичных портретов Никитина, до современников дошли только примитивные рисунки. Известно, что купец обладал простой славянской внешностью и носил квадратную бороду.

Скитаясь по солнечным странам, Афанасий Никитин жил мечтою вернуться на родину. Мореплаватель собрался в обратный путь и отправился в торговый порт Ормуз, откуда и началось путешествие в Индию. Из Ормуза купец отправился на север через Иран и оказался в Трабзоне, турецком городе. Местные турецкие жители приняли русского мореплавателя за шпиона, поэтому взяли Никитина в плен, отобрав все, что было на судне. Единственное, что осталось у мореплавателя при себе – рукописи.

А когда Афанасия отпустили из ареста, торговец отправился в Феодосию: там он должен был встретиться с русскими купцами, чтобы занять денег и расквитаться с долгами. Ближе к осени 1474 года купец приехал в феодосийский город Кафу, где провел зиму.

А остановившись в Кафе (Крым), в ноябре 1474 года решил дождаться весеннего торгового каравана, ведь подорванное здоровье не давало возможности путешествовать зимой. В течение длительного пребывания в Кафе Никитин успел познакомиться и наладить близкие отношения с Московскими богатыми купцами, среди которых был и Григорий Жуков, и Степан Васильев. Весной Никитин намеревался отправиться по Днепру в Тверь.

Когда в Крыму стало тепло, их объединённый большой караван тронулся в путь. Подорванное здоровье Афанасия всё больше давало знать о себе. Из-за чего он и скончался и был захоронен около Смоленска. Причина гибели Афанасия Никитина остается загадкой, но ученые уверены, что продолжительное путешествие по разным странам с различными климатическими условиями резко ухудшило здоровье мореплавателя.

Желание поделится своими впечатлениями, наблюдениями и опытом вылилось в его путевых записках. Здесь хорошо просматривается начитанность и грамотное владение не только русской деловой речью, но и хорошее восприятие иностранных языков.

Записки Никитина были доставлены в Москву купцами, которые сопровождали странника. Дневник Никитина передали советнику князя Ивана III, и в 1480 году рукописи вошли в летопись.

В путевых записках «Хождение за три моря» российский путешественник подробно описал быт и политическое устройство восточных стран. Рукописи Афанасия были первыми на Руси, которые описывали морское путешествие не с точки зрения паломничества, а с целью рассказа о торговле. Сам путешественник считал, что его записки – это грех. Позже, в 19 веке, рассказы Афанасия опубликованы известным историком и писателем Николаем Карамзиным и вошли в «Историю государства Российского».

*Достижения Афанасия Никитина:

1.Автор записок «Хожения за три моря»

2.«Хожения» внесены князем Василием Мамырёвым в летописный свод.

*Даты из биографии Афанасия Никитина:

*1468 г. начало путешествия за 3 моря.

*1471 г. приезд в Индию.

*1474 г. вернулся в Крым.

*1475 г. скончался.

Об экспедициях и путешествиях Афанасия Никитина:

Не удалось учёным восстановить и точную дату отправки в путешествие.

Афанасий Никитин, как настоящий купец, стремился расширить торговлю в нынешней Астрахани. Мореплаватель получил разрешение тверского князя Михаила Борисовича III, поэтому Никитина рассматривали как тайного дипломата, однако исторические данные не подтверждают эти догадки. Получив поддержку первых государственных лиц, Афанасий Никитин отправился в дальний путь из Твери.

Русские торговцы, которые путешествовали в одном направлении с Афанасием, отправились в дорогу из Твери на нескольких судах. Афанасий к тому времени был опытным купцом и путешественником, ведь ему не раз приходилось посещать такие страны как Византию, Литву, Молдавию и Крым. А благополучное возвращение домой сопровождалось привозом заморских товаров.

Мореплаватель поплыл через реку Волгу. Первоначально путешественник остановился в городе Клязин и отправился в монастырь. Там он получил благословение у игумена, а также помолился Святой Троице, чтобы путешествие сложилось благополучно. Далее Афанасий Никитин отправился в Углич, оттуда в Кострому, а затем в Плес. По словам путешественника, маршрут проходил без препятствий, однако в Нижнем Новгороде экспедиция мореплавателя затянулась на две недели, так как там купец должен был встретиться с послом Ширванского государства Хасан-беком. Первоначально Никитин хотел присоединиться к русскому посольству Василия Папина, но тот уже уплыл на юг.

Беда случилась, когда команда Афанасия проплывала мимо Астрахани: мореплавателей настигли татарские разбойники и разграбили корабль, а одно судно и вовсе утонуло.

Возвращение в Россию сулило попасть в яму долговых обязательств. Поэтому товарищи Афанасия разделились: у кого было хоть что-то дома, возвращались на Русь, а остальные разошлись в разные стороны, кто-то остался в Шемахе, некоторые отправились на работу в Баку.

Дальше потерявшие товар купцы отправились на двух кораблях в город-крепость Дербент. Афанасий Никитин надеялся улучшить материальное положение, поэтому решил отправиться в плавание в сторону юга: из Дербента неунывающий мореплаватель отправился в Персию, а из Персии добрался до оживленного порта Ормуза, который представлял собой пересечение торговых путей: Малой Азии, Индии, Китая и Египта. В рукописях Афанасий Никитин называл этот порт «пристанищем Гурмызьским», знакомый на Руси поставками жемчуга.

Прозорливый торговец в Ормузе узнал, что оттуда поставляют редких жеребцов, которых не разводят в индийской стране, и там они дорого ценятся. Купец приобрел коня, и с надеждой сбыть товар по заоблачной цене, отправился на евразийский материк в Индию, территория которой хоть и была тогда на картах, но оставалась неизведанной европейцами. В Индии Никитин провёл 3 года. Посетил он в Индии множество городов, многое повидал, но денег нажить не удалось. Русский путешественник детально описал быт и устройство солнечной страны в своих рукописях.

Афанасий удивлялся тому, как индийские жители ходят по улице: женщины и дети гуляли нагими, а у князя были покрыты покрывалом бедра и голова. Но зато чуть ли не у каждого человека были золотые украшения в виде браслетов, что удивляло русского купца. Никитин не понимал, почему индийцы не могут продать драгоценные украшения и купить одежду, чтобы прикрыть наготу. Также его впечатлило, что население Индии было большое, и почти каждая вторая жительница страны ожидала ребенка.

В город Чаул Афанасий Никитин приплыл в 1471 году. В Чауле Афанасий не продал жеребца по выгодной цене, поэтому в начале весны мореплаватель отправился в самую глубинку Индии. Купец добрался до северо-западной крепости Джуннар, где встретился с Асад-Ханом, ее хозяином. Наместнику понравился товар Афанасия, однако он возжелал заиметь коня бесплатно и отнял его силой. В ходе разговора Асад узнал, что русский путешественник исповедует иную религию и обещал вернуть животное с золотом в придачу, если купец примет ислам. Наместник дал Никитину 4 дня на раздумья, в случае отрицательного ответа Асад-Хан пригрозил русскому купцу смертью.

По книге «Хождения за три моря» Афанасия Никитина спас случай: наместнику крепости встретился знакомый старик Мухаммед, перед которым правитель показал милость и отпустил чужеземца, вернув коня. Однако историки спорят до сих пор: принял Афанасий Никитин магометанскую веру или же остался верен православию. Такие сомнения оставил купец из-за оригинальных записок, которые были насыщенны иноземными словами.

Долгий путь был обратно в Крым. Добирался Афанасий через Африку, побывал он и в Эфиопских землях, добрался до Трапезунда и Аравии. Затем преодолев Иран, а затем и Турцию вернулся в Чёрное море.

Интересные факты из жизни Афанасия Никитина:

* Афанасий Никитин был первым русским путешественником, который побывал в Персии и Индии. Возвращаясь с этих стран, путешественник посетил Турцию, Сомали и Маскат.

*Никитин открыл восточные страны за 25 лет до путешествий Васко да Гамы и многих других путешественников.

* Никитин удивлялся обычаям Индии и экзотическим животным, в чужеземной стране он впервые увидел змей и обезьян.

*Путешествие в невиданные края было красочным и ярким, но Афанасий остался недоволен, ведь торговой выгоды купец так и не увидел.

* По словам мореплавателя, солнечная страна торговала красками и дешевым перцем – нечего было увезти на родину, чтобы получить прибыль.

* Индийское пребывание Никитина было интересным, но бедным: продажа единственного коня обошлась купцу в убыток и наложением штрафа.

* Известные путевые записки Афанасьева «Хождение за три моря», это своенравный справочник, где подробно описан быт, а также политическое устройство стран на Востоке.

* На Руси данные рукописи были первыми, в которых описывались морские с целью повествования о торговле.

* Интересно, что автор считал свои записки грехом. *Три года путешествий для Афанасия Никитина прошли не зря — он выучил чужеземные языки. В его записках встречаются персидские, арабские и даже тюркские слова.

* Для ученых до сих пор остается загадкой личная жизнь Никитина. Неизвестно была ли у него жена и дети.

* Никитин – это вовсе не фамилия путешественника. Тогда фамилий еще не было. Это его отчество, то есть Афанасий, сын Никиты.

* Он описал Калькутту, Цейлон и Индокитай, которые ранее не были известны.

* Афанасия Никитин был выходцем из бедной семьи. И главной причиной, по которой он отправился в путешествия – поправить финансовое положение семьи за счет торговли с иностранными купцами.

*Самое большое удивление, которое испытал Никитин в Индии, так это то, что местные жители ходили нагие, зато в золотых украшениях. *Именем русского мореплавателя были названы улицы и переулки в России, а также набережная в городе Твери.

* В 1958 году «Мосфильмом» было снято кино «Хождение за три моря».

* В 1955 году в Твери поставлен памятник Никитину на месте начала его путешествия.

*Также памятники русскому купцу есть в Кафе и в штате Махараштра.

*Любопытен такой факт: тверской купец обладал правом носить отчество, тогда как во Владимирском, а затем и в Московском княжествах таким правом обладали лишь бояре и дворяне.

*Упоминал в записях экзотических животных, а также таинственного пернатого «гукук».

*«Хожение» переведено на много языков.

*2003 г. установлен памятник в Западной части Индии, надписи на котором выгравированы на хинди, маратхи, русском и английском языках.

*Древнерусский оригинальный текст его «Хожения за три моря» написан на четырех языках.

*Заканчивает свой путевой дневник Никитин молитвой Аллаху.

*В своих записках Афанасий часто использует местные выражения стран, в которых он успел побывать, а вслед за ними даёт свою трактовку на русском языке.

*В его записях указаны не только отличия природы и диковинные животные, но и отличия нравов, быта и государственного строя.

* Побывал Афанасий и в священном городе Парвaте, где поклоняются Будде. Изучал местную религию и управление. Его записи свидетельствуют о широком кругозоре и дружелюбности автора к чужим странам и народам.

*Несмотря на прекрасные и интересные описания Индии, Персии и других стран его записи не скрывают его разочарования отсутствие обещанного разнообразия товаров.

* Скучая по русской земле, Афанасий не мог чувствовать себя уютно в чужих землях. *Несмотря на несправедливость русских вельмож, Никитин прославлял русскую землю.

* До последнего хранил путешественник и христианскую религию, а все оценки нравам и обычаям строились на православной морали.

Загадки в истории жизни и путешествий Афанасия Никитина:

Русский путешественник Афанасий Никитин – загадочная фигура.

Отсутствие биографических сведений об Афанасии Никитине в летописях и других древнерусских документах для некоторых исследователей является основанием считать, что «Хожение» было сфальсифицировано в конце XVIII века.

Действительно, загадочным образом русский путешественник оказался в Индии за несколько лет до Васко да Гамы, что должно было свидетельствовать о приоритете России в открытии Индии. В пользу такой версии говорят и определенные неточности в описании стран, через которые проходил купец Афанасий.

О многом Афанасий и умалчивает, например, о том, что же на самом деле сподвигло его на экспедицию в далекие края. Говорит в пользу этой версии и то, что Афанасию удалось сохранить свой путевой дневник в течение многолетнего путешествия, хотя во время путешествия ему приходилось терпеть кораблекрушения, подвергаться нападениям разбойников и претерпевать иные неприятности, не способствующие сохранности берестяного свитка. Более того, чужеземец, записывающий что-то непонятными знаками, должен был быть принят за шпиона, список уничтожен, а сам писец — казнен.

Однако историки сходятся на том, что текст жития подлинный, поскольку он известен не в единственном экземпляре, как, например, «Слово о полку Игореве», а в нескольких, а выдержки из оригинального «Хожения» содержатся в нескольких летописях, датируемых XV веком, в частности во Львовской летописи, достоверность которой не подвергается сомнению, а значит, и сам текст «Хожения» достоверен.

Другое дело, что до нашего времени сохранилась не рукопись тверского купца, а ее копии, сделанные последующими переписчиками, которые могли исказить текст: непроизвольные описки, замены непонятных слов на похожие — все это сделало текст менее аутентичным.

Еще одна гипотеза предполагает, что Афанасий Никитин побывал лишь в Ормузе, крупном арабском порту на границе Персидского залива, а все свидетельства об Индии были почерпнуты им из рассказов моряков, действительно бывавших там.

В самом деле, некоторые описания Индии кажутся фантастичными, а события (битвы, смены правителей) и даты плохо синхронизируются между собой. Говорит в пользу этой версии и то, что в «Хожение» был включен эпизод плавания к берегам Африки и Аравийского полуострова. Эти берега были хорошо известны морякам Ормуза, но они лежат вдалеке от пути из Индии в Персидский залив. Но наряду с такими фантастическими зарисовками многие описания Индии настолько точны, что могли быть сделаны только очевидцем.

О роде занятий Афанасия Никитина также ничего достоверно не известно. Историки и энциклопедические справочники в один голос называют его «купцом», а некоторые исследователи, стремясь к исторической достоверности, говорят иначе: «предположительно купец». Что же скрывается за этим?

На территории Руси и в далеких южных странах с Афанасием обращались не как с простым купцом, а как с послом. Возможно, что Афанасий имел тайные дипломатические поручения к правителям Нижней Волги и бассейна Каспийского моря. Загадочна и смерть Афанасия. Вернувшись на Русь, он, подданный великого Тверского князя, загадочным образом умирает близ Смоленска, входившего в состав Великого княжества Литовского, а дневник попадает в руки подданных князя московского, которые и переправляют его в Московию. Более того, дьячки-управленцы московского князя сразу понимают, что перед ними документ исключительной важности. Исходя из этого, можно утверждать, что агенты московского князя выследили Афанасия на территории другого государства и отобрали у него важный документ, который по какой-то причине был им необходим.

Время, в которое Афанасий Никитин ходил в Индию, было сложным и трагичным в истории Руси. Особенно тяжелым оно было для родной Афанасию Твери. В 1462 г. на трон восточного соседа Твери — великого княжества Московского — взошел Иван III Васильевич. Он, как и его потомок и полный тезка Иван IV Васильевич, тоже носил прозвище Грозный. Московские князья стремились подчинить себе все соседние русские государства. В то время на Руси было три независимых княжества: Москва, Тверь и Рязань — и три независимых республики: Новгород, Псков и Вятка. Именно Иван III Васильевич за время своего правления подчинил своей власти эти княжества и города, огнем и мечом пройдя по независимым княжествам и республикам, утопив в крови свободу новгородцев и тверичей, вятичей и псковичей. Однако это будет несколько позже, а сейчас, в 1466 г., тверской князь Михаил Борисович, пытаясь сохранить независимость своего государства, отправляет в далекие края неприметного купца Афанасия в надежде на то, что ему удастся сколотить какую-нибудь коалицию.

Историки расходятся и в датировке начала путешествия Никитина. Одни называют 1458 г., другие — 1466 г. Возможно, и здесь кроется какая-то загадка. Может быть, Афанасий совершил два путешествия — одно в 1458 г. в Казань и Астрахань, а второе, начавшееся в 1466 году, привело его в Индию. Однако достоверных сведений об этом первом путешествии у нас нет, поэтому будем считать, что «хожение» началось в 1466 г.

Итак, в 1466 г. Афанасий Никитин отправляется из родной Твери в Ширванскую землю (современный Дагестан и Азербайджан). У него, (подчеркнем — с виду простого купца), путевые грамоты от великого князя Тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия. Идет Афанасий не один, с ним идут и другие купцы — всего же у них два корабля. Интересно, что Афанасий нигде не упоминает имен сотоварищей-русичей, и это довольно странно. То ли Афанасий не хотел выдавать имена тех, кто шел вместе с ним с важным поручением, то ли, наоборот, дьяк-переписчик великого князя Московского решил не включать в список купцов-тверичан. Двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, проходят Углич и добираются до Костромы, находившейся во владениях московского князя Ивана III. В принципе, отношения между Москвой и Тверью напряженные, но официально война не объявлена, и московский наместник пропускает Афанасия с охранной грамотой далее.

В дороге Афанасий Никитин хотел присоединиться к Василию Папину, послу великого князя Московского в Ширване, но тот уже прошел вниз по реке. Почему же не дождался московский купец тверского, остается загадкой. А что же за товар вез в Ширван Афанасий? Он нигде не упоминает об этом. Историки предполагают, что это могла быть пушнина. В Нижнем Новгороде Афанасию пришлось задержаться на две недели для того, чтобы дождаться посла ширваншаха по имени Хасан-бек, который вез с собой в Ширван 90 кречетов, ловчих птиц — дар от московского князя. Однако такое число охотничьих птиц либо весьма преувеличено, либо было фигурой речи, понятной лишь посвященным. Некоторые историки предполагают, что словом «кречеты» в «Хожении» заменено слово воины, т. е. посол шел с отрядом московских наемников, которые, согласно договору Московского княжества с Ордой, Московия должна была выставлять для помощи ордынским государствам. Ширванский посол садится на больший из двух кораблей, и они идут вниз по реке.

Дальнейший путь героев весьма загадочен. В путевом дневнике Афанасий отмечает, что они благополучно прошли Казань, Орду, Услан, Сарай. Описание этой части бегло и создает впечатление, что плавание по Волге было для русских купцов обыденным делом. Несмотря на то, что они идут в свите посла Ширвана, путь они выбирают окольный — по Ахтубе, стараясь миновать Астрахань. Где-то у самого впадения Волги в Каспий во время одной из стоянок на корабли нападают татары. Ситуация, которая, мягко говоря, не вписывается ни в какие рамки.

Ведь речь идет о нападении на посла другого государства. Впрочем, это нападение, если только оно имело место, свидетельствует против наличия 90 дружинников («кречетов») в свите посла. Что же за загадочные татары напали на посольство, об этом Афанасий или позднейший переписчик умалчивает, но в дальнейшем на пути в Ширван русичам и спутникам Афанасия пришлось еще раз столкнуться с неприятностями. Возле города Тархи (близ нынешней Махачкалы) корабли попали в шторм, а когда меньший из кораблей то ли выбросило на берег, то ли он пристал самостоятельно, все купцы были захвачены в плен. Афанасий в это время находился на посольском корабле.

В Дербенте Афанасий просит Василия Панина и Хасан-бека помочь захваченным в плен близ Тархи. Пленных действительно отпустили на свободу, но товары им не вернули, ведь по закону все выброшенное на берег имущество разбившегося в море корабля принадлежит владельцу берега. Такие отношения Афанасия с послами князя Московского и Ширваншаха еще больше убеждают в том, что был Никитин далеко не простым купцом.

Некоторые из купцов, как сообщает Никитин, попытались вернуться на Русь, другие остались в Ширване. В тексте «Хожения» Афанасий пытается объяснить свои дальнейшие странствования тем, что он взял на Руси товар в долг и теперь, когда товар пропал, его могли за долги сделать холопом. Впрочем, это не вся правда или вообще неправда. В дальнейшем Никитин будет дважды пытаться вернуться на Русь, но по непонятной причине его дважды не пропустят дальше Астрахани. Поэтому в конечном итоге возвращается на Русь Афанасий не по Волге, а по Днепру. Но если бы он брал товары в долг, то долг остался бы таковым и через несколько лет, когда он несколько лет спустя решил вернуться. Некоторое время Афанасий остается в Ширване, вначале в Дербенте, а потом в Баку, «где огонь горит неугасимый». Чем занимался он все это время, неизвестно. Складывается впечатление, что он или ожидал какого-то важного известия из Твери, или же наоборот — скрывался от врагов. Неизвестная нам причина гнала Афанасия дальше, за море — в Ченокур. Здесь он живет полгода, но и отсюда вынужден уехать, месяц он живет в Сари, еще месяц в Амале — и снова дорога, краткий отдых и снова в путь. Вот как он сам рассказывает об этой части своего путешествия: «И прожил я в Чанакуре шесть месяцев, да в Сари жил месяц, в Мазандаранской земле. А оттуда пошел к Амолю и жил тут месяц. А оттуда пошел к Демавенду, а из Демавенда — к Рею. Тут убили шаха Хуссейна, из детей Али, внуков Мухаммеда, и пало на убийц проклятие Мухаммеда — семьдесят городов разрушилось. Из Рея пошел я к Кашану и жил тут месяц, а из Кашана — к Наину, а из Наина к Йезду и тут жил месяц. А из Йезда пошел к Сирджану, а из Сирджана — к Тар ому, домашний скот здесь кормят финиками, по четыре алтына продают батман фиников. А из Тарома пошел к Лару, а из Лара — к Бендеру, то пристань Ормузская. И тут море Индийское, по-персидски дарья Гундустанская; до Ормуза-града отсюда четыре мили идти».

Создается впечатление, что он колесит по Ирану, переходя от одного города к другому, как будто скрывается от кого-то. Да и далеко не все города он перечисляет в своих записках, есть «много еще городов больших», пишет он, в которых он побывал, но даже названия их он не приводит. Интересно, что в «Хожении» он рассказывает о древнем городе Рее, в котором некогда убили Хуссейна, внука Мухаммеда. Вскоре после того город был захвачен и разрушен завоевателями, и ко времени Афанасия от него остались лишь руины. Трудно сказать, скрывался ли Никитин в руинах Рея от неведомых противников или искал там что-то на продажу, но город этот упомянут в его записях особо. Предание о разрушенном городе созвучно его невеселым мыслям о родине — там назревает война между двумя великими княжествами, в это же время войска великого князя Московского громят Вятку и Новгород. И история города Рея переплетается с современностью.

Но вот он в своих странствиях доходит до Ормузского пролива, отделяющего Персидский залив от «Индийского моря». Здесь он впервые из русинов (как он называет себя сам) видит приливы и отливы. Интересно, что именно здесь он встречает христиан и празднует с ними Пасху. Это очень важный факт для историков, потому что из долгих описаний странствий можно сделать однозначный вывод о том, что бродил он по Ирану больше года, но поскольку у него не было возможности совершать пасхальные обряды и даже не было возможности вычислить наступление Пасхи, то он не отмечал этот праздник.

Возможно, что именно в это время Афанасия Никитина начинают посещать мысли о правомерности иных вер. Именно в Ормузе, по его собственным словам, Афанасий начинает вести свой дневник. Но описания его прежних путешествий достаточно подробны, поэтому возникает мысль о том, что в Ормузе (или несколько ранее) он потерял свои прежние записи и теперь здесь, на берегу Персидского залива, перед отплытием в Индию он восстанавливал свои воспоминания.

Вскоре Афанасий на индийском корабле (таве) плывет в Индию. Трудно сказать, была ли Индия непосредственной целью его путешествия или же он попал туда случайно, в поисках богатства. По его собственным словам, он узнал, что в Индии коней не разводят, поэтому они там очень дорогие, и решил отправиться в Индию с жеребцом, которого надеялся там продать. На таве Никитин дошел до североиндийского порта Камбея, «где родится краска и лак» (основные продукты экспорта, кроме пряностей и тканей), а затем отправился в Чаул, расположенный на полуострове Индостан. Индия поразила путешественника. Эта земля была так непохожа на его родные места, буйная зелень и плодородные почвы давали невиданные на его родине урожаи. Люди в Индии — темнокожие, нагие, босые — тоже были другими. Они жили иной жизнью, служили иным богам.

А еще он удивляется разным индийским диковинкам, например боевым слонам: «Бой ведут все больше на слонах, сами в доспехах и кони. Слонам к голове и бивням привязывают большие кованые мечи <…> да облачают слонов в доспехи булатные, да на слонах сделаны башенки, и в тех башенках по двенадцать человек в доспехах, да все с пушками, да со стрелами». И наверняка думал Афанасий: «Эх, да таких бы слонов моему великому князю, он был бы непобедим!» Но привезти даже одного слона на Русь дело невозможное. И далеко, и путь опасен. Лет за 700 до Никитина арабский правитель Гарун ар-Рашид подарил слона королю франков Карлу Великому и того с большими трудностями доставили из Палестины в Аахен. Но то — был дар одного великого правителя другому.

Удивляет путешественника многое: «Зима у них началась с Троицына дня (май-июнь.) Каждый день и ночь — целых четыре месяца — всюду вода да грязь. В эти дни пашут у них и сеют пшеницу, да рис, да горох, да все съестное. Вино у них делают из больших орехов, кози гундустанские называются, а брагу — из татны. Коней тут кормят горохом, да варят кхичри с сахаром да с маслом, да кормят ими коней, а с утра дают шешни. В Индийской земле кони не водятся, в их земле родятся быки да буйволы — на них ездят и товар и иное возят, все делают. <.> Джуннар-град стоит на скале каменной, не укреплен ничем, Богом огражден. И пути на ту гору день, ходят по одному человеку: дорога узка, двоим пройти нельзя. <…> Весна у них началась с Покрова Святой Богородицы (октябрь) <…> По ночам город Бидар охраняет тысяча стражей под начальством куттавала, на конях и в доспехах, да в руках у каждого по факелу <.> В Бидаре по улицам змеи ползают, длиной по две сажени».

Некоторые зарисовки Афанасия забавны и скорее напоминают арабские сказки, впрочем, это не удивительно, многое из того, что Никитин не мог видеть своими глазами, он брал из рассказов арабских купцов: «А еще есть в том Аланде птица гукук, летает ночью, кричит: «кук-кук»; а на чьем доме сядет, там человек умрет, а захочет кто ее убить, она на того огонь изо рта пускает. Мамоны ходят ночью да хватают кур, а живут они на холмах или среди скал. А обезьяны те живут в лесу. Есть у них князь обезьяний, ходит с ратью своей. Если кто обезьян обидит, они жалуются своему князю, и он посылает на обидчика свою рать, и они, к городу придя, дома разрушают и людей убивают. А рать обезьянья, сказывают, очень велика, и язык у них свой <.> У оленей домашних режут пупки — в них мускус родится, а дикие олени пупки роняют по полю и по лесу, но запах они теряют, да и мускус тот не свежий бывает».

Всякий раз, сталкиваясь с иным образом жизни, иной верой и системой ценностей, Афанасий убеждался в том, что жить можно по-разному и что каждая вера по-своему правильна. Он интересуется вопросами веры других народов, что, в общем-то, для православного является почти грехом, ведь истина, с точки зрения православия, содержится лишь в Евангелиях и поучениях отцов Церкви, а все иные религии — от сатаны. Но Афанасий вместе с индусами посещает главный буддийский центр того времени — город Парват, который он называет так: «То их Иерусалим, то же, что для бесермен Мекка». Однако буддийским монахам не удалось заинтересовать Никитина своей верой, да и такое разнообразие вер удивляет и пугает Афанасия: «А разных вер люди друг с другом не пьют, не едят, не женятся». Но вид Парвата поразил воображение Афанасия: «В Парват <…> съезжаются все нагие, только повязка на бедрах, и женщины все нагие, только фата на бедрах, а другие все в фатах, да на шее жемчугу много, да яхонтов, да на руках браслеты и перстни золотые. А внутрь, к бутхане, едут на быках, рога у каждого быка окованы медью, да на шее триста колокольцев и копыта медью подкованы. И быков они называют ачче».

«Расспрашивал я их о вере», — пишет Афанасий Никитин, что уже само по себе удивительно для христианина, который, согласно догматике, должен не научаться «бесовским верованиям», а сам проповедовать слово Иисуса.

Торговые и исторические наблюдения Афанасия очень точны и достоверны, он не только записывает то, что видел своими глазами, но и то, что рассказывали торговцы о других портах от Египта до Дальнего Востока, он указывает, где «родится шелк», где «родятся алмазы», указывает будущим путешественникам, какие опасности могут их ждать в здешних краях, описывает войны в странах, через которые он проходил. Верил ли он в то, что в скором времени русские купцы смогут ходить с торговыми караванами в Индию? Трудно сказать, но сведения, указанные Никитиным, действительно могли бы помочь купцам, которые могли прийти в Индию после него. Афанасий интересуется индийскими товарами и приходит к выводу, что на Руси они не пользовались бы спросом. «Говорили [мне], что много [в Индии] товаров для нас, а [оказалось] для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец да краска», — печалился Никитин в своем «Хождении». В Бидаре он заносит в дневник: «На торгу продают коней, камку (ткань), шелк и всякий иной товар да рабов черных, а другого товара тут нет. Товар все гундустанский, а съестного только овощи, а для Русской земли товара тут нет».

Не правда ли, загадочный фрагмент? Купец тщательно записывает, что продается в разных городах, делает много полезных заметок для последующих купцов и вдруг рубит сплеча: «Да нет здесь полезных для Руси товаров!» Может быть, таким образом он пытается отпугнуть конкурентов? Вполне возможно, что «Хождение» предназначалось именно для тверских купцов, а всем же остальным тверичане должны были говорить: вот смотрите, сам Афанасий Никитин, первопроходец земли той, написал, что в Индии нет хорошего товара для Руси. Кстати о товарах. Именно из Индии на Русь шли жемчуга и слоновая кость, золото и серебро. Так что лукавит купец Афанасий. Впрочем, возможно и другое объяснение: этот лукавый пассаж — продукт переработки текста дьяками великого князя Московского, мол чего вам, купцам, в Индию ходить, лучше на Руси оставайтесь. Централизация государственной власти, начавшаяся при Иване III Васильевиче и продолжившаяся при его внуке Иване IV, сопровождалась закрытостью внешних границ, дабы никто от воли царской не убежал.

Вдумчивое чтение текста «Хождения» позволяет предположить, что Афанасий Никитин за годы пребывания в мусульманских странах все-таки принял ислам, либо в этот раз, либо позже в Бидаре, когда местный вельможа Малик Хасан Бахри, носивший титул низам-аль-мулька, раскрыв веру Никитина, предложил ему сменить ее на ислам. Современный российский историк Зураб Гаджиев на страницах интернет-журнала «Исламская цивилизация» опубликовал статью, в которой убедительно доказывает, что даже после многочисленных правок православных писцов в тексте «Хожения» сохранилось немало свидетельств принятия ислама Никитиным.

И действительно, Афанасий на страницах «Хождения» показан как человек глубоко религиозный, текст начинается с прославления Иисуса и благословений на путешествие, полученных им от его духовных наставников. В дальнейшем его настороженное отношение к исламу постепенно проходит, он, как мы уже упоминалось, даже приводит в путевом дневнике суннитскую легенду о наказании городу Рее за убийство имама Хуссейна.

В индийском Бидаре Никитин размышляет о судьбах Русской земли. Перечислив преимущества земель, в которых он побывал — Крыма, Грузии, Турции, Молдовы и Подолья, — он молится за Русскую землю, но при этом добавляет: «На этом свете нет страны, подобной ей, хотя эмиры Русской земли несправедливы. Да устроится Русская земля и да будет в ней справедливость!» Вот любопытный момент: Афанасий называет правителей Руси эмирами. Похоже, что во время путешествия он действительно постепенно превращался в арабского купца.

Заканчивается текст «Хожения» пространными исламскими молитвами. Если считать, что последние строки путевого дневника были написаны Афанасием перед смертью, то получается, что в последние часы своей жизни он молится Аллаху как правоверный мусульманин. + Проведя в Индии несколько лет, он решает возвращаться на Русь. Истинные причины этого не совсем понятны. В «Хожении» он утверждает, что это произошло после беседы с одним исламским чиновником, предлагавшим Афанасию сменить веру и обосновывавшим это тем, что Афанасий вдали от родины не соблюдал христианские обряды. Но насколько это соответствовало действительности, неизвестно. Дело в том, что возвращение Афанасия на Русь также окружено загадками, а сам текст «Хожения», без сомнения, подвергался многочисленным правкам.

В отличие от пути в Индию, обратная дорога была короткой и быстрой. В порту Дабхол он садится на корабль, идущий через Эфиопию, Маскат и Ормуз и добирается до Персии. В Персии он останавливается в городах Л ар, Шираз, Йезд, Исфахан, Кум, Тебриз. Далее он приходит в Эрзинджан в Турции, оттуда в Трабзон. Так, пройдя два моря, Каспийское и «Индийское», он добирается до третьего — Черного. В Трабзоне турецкий чиновник принимает Никитина за шпиона и отбирает его товары.

Именно на прибытии в Каффу в 1472 г. обрывается текст «Хожения». Афанасий Никитин сын, тверитин, исчезает из истории. Известно лишь, что зимой 1474/1475 года он умирает или погибает при загадочных обстоятельствах близ Смоленска, буквально в сотне километров от родного города. Предполагают, что все это время он добирался до родной Твери. Два с лишним года. Даже пешим путем это очень медленно. Поэтому есть основания предполагать, что «выпавшие из истории» два года жизни путешественника прошли столь же интенсивно, как и предыдущие.

Несмотря на разногласие среди ученых касательно вероисповедания Никитина, самым удивительным фактом, который выяснился в ходе их споров, стал необычайный для своего времени подход Никитина к религии. Воспитанный в ортодоксальной среде, но веротерпимый купец, приехав в другую страну, смог не только примириться с чужими религиями, но и принять их и извлечь самые главные идеи, содержащиеся как в православии, так и в исламе – монотеистические идеалы добра и любви.

фото из интернета

Путь афанасия. Хождение за три моря афанасия никитина

Афанасий Никитин – путешественник, бывалый купец и первый европеец, посетивший Индию. Также Никитин известен своими записками «Хожение за три моря». Современникам Афанасий Никитин известен как мореплаватель и торговец. Этот купец стал первым из жителей европейских стран, кто побывал в Индии. Путешественник открыл восточную страну за 25 лет до Васко да Гамы и других португальских путешественников.

Из биографии Афанасия Никитина:

История сохранила мало сведений об Афанасии, о дате и месте его рождения, родителях и детстве. Первые исторические записи относятся к его путешествию к трём морям Чёрному, Каспийскому и Аравийскому, которое описано в его заметках. +О детских годах русского путешественника также известно мало, так как биографию Афанасия Никитина начали записывать во время экспедиций купца. Известно только, что мореплаватель родился в середине 15 века в городе Тверь.

Отец путешественника – крестьянин, звали его Никитой. В то время не было фамилий, поэтому «Никитин» – это отчество, а не фамилия.

Больше о семье, как и о юности путешественника, биографам ничего не известно. Афанасий в молодом возрасте стал купцом и успел повидать многие страны, например, Византию и Литву, где путешественник продвигал торговлю. Товар Афанасия пользовался спросом, поэтому нельзя сказать, что юноша жил в бедности.

О личной жизни Афанасия Никитина ученым неизвестно, ведь жизнеописание русского мореплавателя составлялось благодаря запискам купца. Были ли у Никитина дети, ждала ли его верная супруга – тоже остается загадкой. Но, судя по рукописям торговца, Афанасий Никитин был целеустремленным и неунывающим человеком, который не боялся трудностей в незнакомых странах. За три года путешествий Афанасий Никитин освоил чужеземные языки, в его дневниках встречались арабские, персидские и тюркские слова.

Нет фотографичных портретов Никитина, до современников дошли только примитивные рисунки.

Известно, что купец обладал простой славянской внешностью и носил квадратную бороду.

Скитаясь по солнечным странам, Афанасий Никитин жил мечтою вернуться на родину. Мореплаватель собрался в обратный путь и отправился в торговый порт Ормуз, откуда и началось путешествие в Индию. Из Ормуза купец отправился на север через Иран и оказался в Трабзоне, турецком городе. Местные турецкие жители приняли русского мореплавателя за шпиона, поэтому взяли Никитина в плен, отобрав все, что было на судне. Единственное, что осталось у мореплавателя при себе – рукописи.

А когда Афанасия отпустили из ареста, торговец отправился в Феодосию: там он должен был встретиться с русскими купцами, чтобы занять денег и расквитаться с долгами. Ближе к осени 1474 года купец приехал в феодосийский город Кафу, где провел зиму.

А остановившись в Кафе (Крым), в ноябре 1474 года решил дождаться весеннего торгового каравана, ведь подорванное здоровье не давало возможности путешествовать зимой. В течение длительного пребывания в Кафе Никитин успел познакомиться и наладить близкие отношения с Московскими богатыми купцами, среди которых был и Григорий Жуков, и Степан Васильев.

Весной Никитин намеревался отправиться по Днепру в Тверь.

Когда в Крыму стало тепло, их объединённый большой караван тронулся в путь. Подорванное здоровье Афанасия всё больше давало знать о себе. Из-за чего он и скончался и был захоронен около Смоленска. Причина гибели Афанасия Никитина остается загадкой, но ученые уверены, что продолжительное путешествие по разным странам с различными климатическими условиями резко ухудшило здоровье мореплавателя.

Желание поделится своими впечатлениями, наблюдениями и опытом вылилось в его путевых записках. Здесь хорошо просматривается начитанность и грамотное владение не только русской деловой речью, но и хорошее восприятие иностранных языков.

Записки Никитина были доставлены в Москву купцами, которые сопровождали странника. Дневник Никитина передали советнику князя Ивана III, и в 1480 году рукописи вошли в летопись.

В путевых записках «Хождение за три моря» российский путешественник подробно описал быт и политическое устройство восточных стран. Рукописи Афанасия были первыми на Руси, которые описывали морское путешествие не с точки зрения паломничества, а с целью рассказа о торговле. Сам путешественник считал, что его записки – это грех. Позже, в 19 веке, рассказы Афанасия опубликованы известным историком и писателем Николаем Карамзиным и вошли в «Историю государства Российского».

2.«Хожения» внесены князем Василием Мамырёвым в летописный свод.

*Даты из биографии Афанасия Никитина:

*1468 г. начало путешествия за 3 моря.

*1471 г. приезд в Индию.

*1474 г. вернулся в Крым.

*1475 г. скончался.

Об экспедициях и путешествиях Афанасия Никитина:

Не удалось учёным восстановить и точную дату отправки в путешествие.

Афанасий Никитин, как настоящий купец, стремился расширить торговлю в нынешней Астрахани. Мореплаватель получил разрешение тверского князя Михаила Борисовича III, поэтому Никитина рассматривали как тайного дипломата, однако исторические данные не подтверждают эти догадки. Получив поддержку первых государственных лиц, Афанасий Никитин отправился в дальний путь из Твери.

Русские торговцы, которые путешествовали в одном направлении с Афанасием, отправились в дорогу из Твери на нескольких судах. Афанасий к тому времени был опытным купцом и путешественником, ведь ему не раз приходилось посещать такие страны как Византию, Литву, Молдавию и Крым. А благополучное возвращение домой сопровождалось привозом заморских товаров.

Мореплаватель поплыл через реку Волгу. Первоначально путешественник остановился в городе Клязин и отправился в монастырь. Там он получил благословение у игумена, а также помолился Святой Троице, чтобы путешествие сложилось благополучно. Далее Афанасий Никитин отправился в Углич, оттуда в Кострому, а затем в Плес. По словам путешественника, маршрут проходил без препятствий, однако в Нижнем Новгороде экспедиция мореплавателя затянулась на две недели, так как там купец должен был встретиться с послом Ширванского государства Хасан-беком. Первоначально Никитин хотел присоединиться к русскому посольству Василия Папина, но тот уже уплыл на юг.

Беда случилась, когда команда Афанасия проплывала мимо Астрахани: мореплавателей настигли татарские разбойники и разграбили корабль, а одно судно и вовсе утонуло.

Возвращение в Россию сулило попасть в яму долговых обязательств. Поэтому товарищи Афанасия разделились: у кого было хоть что-то дома, возвращались на Русь, а остальные разошлись в разные стороны, кто-то остался в Шемахе, некоторые отправились на работу в Баку.

Дальше потерявшие товар купцы отправились на двух кораблях в город-крепость Дербент. Афанасий Никитин надеялся улучшить материальное положение, поэтому решил отправиться в плавание в сторону юга: из Дербента неунывающий мореплаватель отправился в Персию, а из Персии добрался до оживленного порта Ормуза, который представлял собой пересечение торговых путей: Малой Азии, Индии, Китая и Египта. В рукописях Афанасий Никитин называл этот порт «пристанищем Гурмызьским», знакомый на Руси поставками жемчуга.

Прозорливый торговец в Ормузе узнал, что оттуда поставляют редких жеребцов, которых не разводят в индийской стране, и там они дорого ценятся. Купец приобрел коня, и с надеждой сбыть товар по заоблачной цене, отправился на евразийский материк в Индию, территория которой хоть и была тогда на картах, но оставалась неизведанной европейцами. В Индии Никитин провёл 3 года. Посетил он в Индии множество городов, многое повидал, но денег нажить не удалось. Русский путешественник детально описал быт и устройство солнечной страны в своих рукописях.

Афанасий удивлялся тому, как индийские жители ходят по улице: женщины и дети гуляли нагими, а у князя были покрыты покрывалом бедра и голова. Но зато чуть ли не у каждого человека были золотые украшения в виде браслетов, что удивляло русского купца. Никитин не понимал, почему индийцы не могут продать драгоценные украшения и купить одежду, чтобы прикрыть наготу. Также его впечатлило, что население Индии было большое, и почти каждая вторая жительница страны ожидала ребенка.

В город Чаул Афанасий Никитин приплыл в 1471 году. В Чауле Афанасий не продал жеребца по выгодной цене, поэтому в начале весны мореплаватель отправился в самую глубинку Индии. Купец добрался до северо-западной крепости Джуннар, где встретился с Асад-Ханом, ее хозяином. Наместнику понравился товар Афанасия, однако он возжелал заиметь коня бесплатно и отнял его силой. В ходе разговора Асад узнал, что русский путешественник исповедует иную религию и обещал вернуть животное с золотом в придачу, если купец примет ислам. Наместник дал Никитину 4 дня на раздумья, в случае отрицательного ответа Асад-Хан пригрозил русскому купцу смертью.

По книге «Хождения за три моря» Афанасия Никитина спас случай: наместнику крепости встретился знакомый старик Мухаммед, перед которым правитель показал милость и отпустил чужеземца, вернув коня. Однако историки спорят до сих пор: принял Афанасий Никитин магометанскую веру или же остался верен православию. Такие сомнения оставил купец из-за оригинальных записок, которые были насыщенны иноземными словами.

Долгий путь был обратно в Крым. Добирался Афанасий через Африку, побывал он и в Эфиопских землях, добрался до Трапезунда и Аравии. Затем преодолев Иран, а затем и Турцию вернулся в Чёрное море.

Интересные факты из жизни Афанасия Никитина:

* Афанасий Никитин был первым русским путешественником, который побывал в Персии и Индии. Возвращаясь с этих стран, путешественник посетил Турцию, Сомали и Маскат.

*Никитин открыл восточные страны за 25 лет до путешествий Васко да Гамы и многих других путешественников.

* Никитин удивлялся обычаям Индии и экзотическим животным, в чужеземной стране он впервые увидел змей и обезьян.

*Путешествие в невиданные края было красочным и ярким, но Афанасий остался недоволен, ведь торговой выгоды купец так и не увидел.

* По словам мореплавателя, солнечная страна торговала красками и дешевым перцем – нечего было увезти на родину, чтобы получить прибыль.

* Индийское пребывание Никитина было интересным, но бедным: продажа единственного коня обошлась купцу в убыток и наложением штрафа.

* Известные путевые записки Афанасьева «Хождение за три моря», это своенравный справочник, где подробно описан быт, а также политическое устройство стран на Востоке.

* На Руси данные рукописи были первыми, в которых описывались морские с целью повествования о торговле.

* Для ученых до сих пор остается загадкой личная жизнь Никитина. Неизвестно была ли у него жена и дети.

* Никитин – это вовсе не фамилия путешественника. Тогда фамилий еще не было. Это его отчество, то есть Афанасий, сын Никиты.

* Он описал Калькутту, Цейлон и Индокитай, которые ранее не были известны.

* Афанасия Никитин был выходцем из бедной семьи. И главной причиной, по которой он отправился в путешествия – поправить финансовое положение семьи за счет торговли с иностранными купцами.

*Самое большое удивление, которое испытал Никитин в Индии, так это то, что местные жители ходили нагие, зато в золотых украшениях. *Именем русского мореплавателя были названы улицы и переулки в России, а также набережная в городе Твери.

* В 1958 году «Мосфильмом» было снято кино «Хождение за три моря».

* В 1955 году в Твери поставлен памятник Никитину на месте начала его путешествия.

*Также памятники русскому купцу есть в Кафе и в штате Махараштра.

*Любопытен такой факт: тверской купец обладал правом носить отчество, тогда как во Владимирском, а затем и в Московском княжествах таким правом обладали лишь бояре и дворяне.

*Упоминал в записях экзотических животных, а также таинственного пернатого «гукук».

*«Хожение» переведено на много языков.

*2003 г. установлен памятник в Западной части Индии, надписи на котором выгравированы на хинди, маратхи, русском и английском языках.

*Древнерусский оригинальный текст его «Хожения за три моря» написан на четырех языках.

*Заканчивает свой путевой дневник Никитин молитвой Аллаху.

*В своих записках Афанасий часто использует местные выражения стран, в которых он успел побывать, а вслед за ними даёт свою трактовку на русском языке.

*В его записях указаны не только отличия природы и диковинные животные, но и отличия нравов, быта и государственного строя.

* Побывал Афанасий и в священном городе Парвaте, где поклоняются Будде. Изучал местную религию и управление. Его записи свидетельствуют о широком кругозоре и дружелюбности автора к чужим странам и народам.

*Несмотря на прекрасные и интересные описания Индии, Персии и других стран его записи не скрывают его разочарования отсутствие обещанного разнообразия товаров.

* Скучая по русской земле, Афанасий не мог чувствовать себя уютно в чужих землях. *Несмотря на несправедливость русских вельмож, Никитин прославлял русскую землю.

* До последнего хранил путешественник и христианскую религию, а все оценки нравам и обычаям строились на православной морали.

Загадки в истории жизни и путешествий Афанасия Никитина:

Русский путешественник Афанасий Никитин – загадочная фигура.

Отсутствие биографических сведений об Афанасии Никитине в летописях и других древнерусских документах для некоторых исследователей является основанием считать, что «Хожение» было сфальсифицировано в конце XVIII века.

Действительно, загадочным образом русский путешественник оказался в Индии за несколько лет до Васко да Гамы, что должно было свидетельствовать о приоритете России в открытии Индии. В пользу такой версии говорят и определенные неточности в описании стран, через которые проходил купец Афанасий.

О многом Афанасий и умалчивает, например, о том, что же на самом деле сподвигло его на экспедицию в далекие края. Говорит в пользу этой версии и то, что Афанасию удалось сохранить свой путевой дневник в течение многолетнего путешествия, хотя во время путешествия ему приходилось терпеть кораблекрушения, подвергаться нападениям разбойников и претерпевать иные неприятности, не способствующие сохранности берестяного свитка. Более того, чужеземец, записывающий что-то непонятными знаками, должен был быть принят за шпиона, список уничтожен, а сам писец — казнен.

Однако историки сходятся на том, что текст жития подлинный, поскольку он известен не в единственном экземпляре, как, например, «Слово о полку Игореве», а в нескольких, а выдержки из оригинального «Хожения» содержатся в нескольких летописях, датируемых XV веком, в частности во Львовской летописи, достоверность которой не подвергается сомнению, а значит, и сам текст «Хожения» достоверен.

Другое дело, что до нашего времени сохранилась не рукопись тверского купца, а ее копии, сделанные последующими переписчиками, которые могли исказить текст: непроизвольные описки, замены непонятных слов на похожие — все это сделало текст менее аутентичным.

Еще одна гипотеза предполагает, что Афанасий Никитин побывал лишь в Ормузе, крупном арабском порту на границе Персидского залива, а все свидетельства об Индии были почерпнуты им из рассказов моряков, действительно бывавших там.

В самом деле, некоторые описания Индии кажутся фантастичными, а события (битвы, смены правителей) и даты плохо синхронизируются между собой. Говорит в пользу этой версии и то, что в «Хожение» был включен эпизод плавания к берегам Африки и Аравийского полуострова. Эти берега были хорошо известны морякам Ормуза, но они лежат вдалеке от пути из Индии в Персидский залив. Но наряду с такими фантастическими зарисовками многие описания Индии настолько точны, что могли быть сделаны только очевидцем.

О роде занятий Афанасия Никитина также ничего достоверно не известно. Историки и энциклопедические справочники в один голос называют его «купцом», а некоторые исследователи, стремясь к исторической достоверности, говорят иначе: «предположительно купец». Что же скрывается за этим?

На территории Руси и в далеких южных странах с Афанасием обращались не как с простым купцом, а как с послом. Возможно, что Афанасий имел тайные дипломатические поручения к правителям Нижней Волги и бассейна Каспийского моря. Загадочна и смерть Афанасия. Вернувшись на Русь, он, подданный великого Тверского князя, загадочным образом умирает близ Смоленска, входившего в состав Великого княжества Литовского, а дневник попадает в руки подданных князя московского, которые и переправляют его в Московию. Более того, дьячки-управленцы московского князя сразу понимают, что перед ними документ исключительной важности. Исходя из этого, можно утверждать, что агенты московского князя выследили Афанасия на территории другого государства и отобрали у него важный документ, который по какой-то причине был им необходим.

Время, в которое Афанасий Никитин ходил в Индию, было сложным и трагичным в истории Руси. Особенно тяжелым оно было для родной Афанасию Твери. В 1462 г. на трон восточного соседа Твери — великого княжества Московского — взошел Иван III Васильевич. Он, как и его потомок и полный тезка Иван IV Васильевич, тоже носил прозвище Грозный. Московские князья стремились подчинить себе все соседние русские государства. В то время на Руси было три независимых княжества: Москва, Тверь и Рязань — и три независимых республики: Новгород, Псков и Вятка. Именно Иван III Васильевич за время своего правления подчинил своей власти эти княжества и города, огнем и мечом пройдя по независимым княжествам и республикам, утопив в крови свободу новгородцев и тверичей, вятичей и псковичей. Однако это будет несколько позже, а сейчас, в 1466 г., тверской князь Михаил Борисович, пытаясь сохранить независимость своего государства, отправляет в далекие края неприметного купца Афанасия в надежде на то, что ему удастся сколотить какую-нибудь коалицию.

Историки расходятся и в датировке начала путешествия Никитина. Одни называют 1458 г., другие — 1466 г. Возможно, и здесь кроется какая-то загадка. Может быть, Афанасий совершил два путешествия — одно в 1458 г. в Казань и Астрахань, а второе, начавшееся в 1466 году, привело его в Индию. Однако достоверных сведений об этом первом путешествии у нас нет, поэтому будем считать, что «хожение» началось в 1466 г.

Итак, в 1466 г. Афанасий Никитин отправляется из родной Твери в Ширванскую землю (современный Дагестан и Азербайджан). У него, (подчеркнем — с виду простого купца), путевые грамоты от великого князя Тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия. Идет Афанасий не один, с ним идут и другие купцы — всего же у них два корабля. Интересно, что Афанасий нигде не упоминает имен сотоварищей-русичей, и это довольно странно. То ли Афанасий не хотел выдавать имена тех, кто шел вместе с ним с важным поручением, то ли, наоборот, дьяк-переписчик великого князя Московского решил не включать в список купцов-тверичан. Двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, проходят Углич и добираются до Костромы, находившейся во владениях московского князя Ивана III. В принципе, отношения между Москвой и Тверью напряженные, но официально война не объявлена, и московский наместник пропускает Афанасия с охранной грамотой далее.

В дороге Афанасий Никитин хотел присоединиться к Василию Папину, послу великого князя Московского в Ширване, но тот уже прошел вниз по реке. Почему же не дождался московский купец тверского, остается загадкой. А что же за товар вез в Ширван Афанасий? Он нигде не упоминает об этом. Историки предполагают, что это могла быть пушнина. В Нижнем Новгороде Афанасию пришлось задержаться на две недели для того, чтобы дождаться посла ширваншаха по имени Хасан-бек, который вез с собой в Ширван 90 кречетов, ловчих птиц — дар от московского князя. Однако такое число охотничьих птиц либо весьма преувеличено, либо было фигурой речи, понятной лишь посвященным. Некоторые историки предполагают, что словом «кречеты» в «Хожении» заменено слово воины, т. е. посол шел с отрядом московских наемников, которые, согласно договору Московского княжества с Ордой, Московия должна была выставлять для помощи ордынским государствам. Ширванский посол садится на больший из двух кораблей, и они идут вниз по реке.

Дальнейший путь героев весьма загадочен. В путевом дневнике Афанасий отмечает, что они благополучно прошли Казань, Орду, Услан, Сарай. Описание этой части бегло и создает впечатление, что плавание по Волге было для русских купцов обыденным делом. Несмотря на то, что они идут в свите посла Ширвана, путь они выбирают окольный — по Ахтубе, стараясь миновать Астрахань. Где-то у самого впадения Волги в Каспий во время одной из стоянок на корабли нападают татары. Ситуация, которая, мягко говоря, не вписывается ни в какие рамки.

Ведь речь идет о нападении на посла другого государства. Впрочем, это нападение, если только оно имело место, свидетельствует против наличия 90 дружинников («кречетов») в свите посла. Что же за загадочные татары напали на посольство, об этом Афанасий или позднейший переписчик умалчивает, но в дальнейшем на пути в Ширван русичам и спутникам Афанасия пришлось еще раз столкнуться с неприятностями. Возле города Тархи (близ нынешней Махачкалы) корабли попали в шторм, а когда меньший из кораблей то ли выбросило на берег, то ли он пристал самостоятельно, все купцы были захвачены в плен. Афанасий в это время находился на посольском корабле.

В Дербенте Афанасий просит Василия Панина и Хасан-бека помочь захваченным в плен близ Тархи. Пленных действительно отпустили на свободу, но товары им не вернули, ведь по закону все выброшенное на берег имущество разбившегося в море корабля принадлежит владельцу берега. Такие отношения Афанасия с послами князя Московского и Ширваншаха еще больше убеждают в том, что был Никитин далеко не простым купцом.

Некоторые из купцов, как сообщает Никитин, попытались вернуться на Русь, другие остались в Ширване. В тексте «Хожения» Афанасий пытается объяснить свои дальнейшие странствования тем, что он взял на Руси товар в долг и теперь, когда товар пропал, его могли за долги сделать холопом. Впрочем, это не вся правда или вообще неправда. В дальнейшем Никитин будет дважды пытаться вернуться на Русь, но по непонятной причине его дважды не пропустят дальше Астрахани. Поэтому в конечном итоге возвращается на Русь Афанасий не по Волге, а по Днепру. Но если бы он брал товары в долг, то долг остался бы таковым и через несколько лет, когда он несколько лет спустя решил вернуться. Некоторое время Афанасий остается в Ширване, вначале в Дербенте, а потом в Баку, «где огонь горит неугасимый». Чем занимался он все это время, неизвестно. Складывается впечатление, что он или ожидал какого-то важного известия из Твери, или же наоборот — скрывался от врагов. Неизвестная нам причина гнала Афанасия дальше, за море — в Ченокур. Здесь он живет полгода, но и отсюда вынужден уехать, месяц он живет в Сари, еще месяц в Амале — и снова дорога, краткий отдых и снова в путь. Вот как он сам рассказывает об этой части своего путешествия: «И прожил я в Чанакуре шесть месяцев, да в Сари жил месяц, в Мазандаранской земле. А оттуда пошел к Амолю и жил тут месяц. А оттуда пошел к Демавенду, а из Демавенда — к Рею. Тут убили шаха Хуссейна, из детей Али, внуков Мухаммеда, и пало на убийц проклятие Мухаммеда — семьдесят городов разрушилось. Из Рея пошел я к Кашану и жил тут месяц, а из Кашана — к Наину, а из Наина к Йезду и тут жил месяц. А из Йезда пошел к Сирджану, а из Сирджана — к Тар ому, домашний скот здесь кормят финиками, по четыре алтына продают батман фиников. А из Тарома пошел к Лару, а из Лара — к Бендеру, то пристань Ормузская. И тут море Индийское, по-персидски дарья Гундустанская; до Ормуза-града отсюда четыре мили идти».

Создается впечатление, что он колесит по Ирану, переходя от одного города к другому, как будто скрывается от кого-то. Да и далеко не все города он перечисляет в своих записках, есть «много еще городов больших», пишет он, в которых он побывал, но даже названия их он не приводит. Интересно, что в «Хожении» он рассказывает о древнем городе Рее, в котором некогда убили Хуссейна, внука Мухаммеда. Вскоре после того город был захвачен и разрушен завоевателями, и ко времени Афанасия от него остались лишь руины. Трудно сказать, скрывался ли Никитин в руинах Рея от неведомых противников или искал там что-то на продажу, но город этот упомянут в его записях особо. Предание о разрушенном городе созвучно его невеселым мыслям о родине — там назревает война между двумя великими княжествами, в это же время войска великого князя Московского громят Вятку и Новгород. И история города Рея переплетается с современностью.

Но вот он в своих странствиях доходит до Ормузского пролива, отделяющего Персидский залив от «Индийского моря». Здесь он впервые из русинов (как он называет себя сам) видит приливы и отливы. Интересно, что именно здесь он встречает христиан и празднует с ними Пасху. Это очень важный факт для историков, потому что из долгих описаний странствий можно сделать однозначный вывод о том, что бродил он по Ирану больше года, но поскольку у него не было возможности совершать пасхальные обряды и даже не было возможности вычислить наступление Пасхи, то он не отмечал этот праздник.

Возможно, что именно в это время Афанасия Никитина начинают посещать мысли о правомерности иных вер. Именно в Ормузе, по его собственным словам, Афанасий начинает вести свой дневник. Но описания его прежних путешествий достаточно подробны, поэтому возникает мысль о том, что в Ормузе (или несколько ранее) он потерял свои прежние записи и теперь здесь, на берегу Персидского залива, перед отплытием в Индию он восстанавливал свои воспоминания.

Вскоре Афанасий на индийском корабле (таве) плывет в Индию. Трудно сказать, была ли Индия непосредственной целью его путешествия или же он попал туда случайно, в поисках богатства. По его собственным словам, он узнал, что в Индии коней не разводят, поэтому они там очень дорогие, и решил отправиться в Индию с жеребцом, которого надеялся там продать. На таве Никитин дошел до североиндийского порта Камбея, «где родится краска и лак» (основные продукты экспорта, кроме пряностей и тканей), а затем отправился в Чаул, расположенный на полуострове Индостан. Индия поразила путешественника. Эта земля была так непохожа на его родные места, буйная зелень и плодородные почвы давали невиданные на его родине урожаи. Люди в Индии — темнокожие, нагие, босые — тоже были другими. Они жили иной жизнью, служили иным богам.

А еще он удивляется разным индийским диковинкам, например боевым слонам: «Бой ведут все больше на слонах, сами в доспехах и кони. Слонам к голове и бивням привязывают большие кованые мечи да облачают слонов в доспехи булатные, да на слонах сделаны башенки, и в тех башенках по двенадцать человек в доспехах, да все с пушками, да со стрелами». И наверняка думал Афанасий: «Эх, да таких бы слонов моему великому князю, он был бы непобедим!» Но привезти даже одного слона на Русь дело невозможное. И далеко, и путь опасен. Лет за 700 до Никитина арабский правитель Гарун ар-Рашид подарил слона королю франков Карлу Великому и того с большими трудностями доставили из Палестины в Аахен. Но то — был дар одного великого правителя другому.

Удивляет путешественника многое: «Зима у них началась с Троицына дня (май-июнь.) Каждый день и ночь — целых четыре месяца — всюду вода да грязь. В эти дни пашут у них и сеют пшеницу, да рис, да горох, да все съестное. Вино у них делают из больших орехов, кози гундустанские называются, а брагу — из татны. Коней тут кормят горохом, да варят кхичри с сахаром да с маслом, да кормят ими коней, а с утра дают шешни. В Индийской земле кони не водятся, в их земле родятся быки да буйволы — на них ездят и товар и иное возят, все делают. Джуннар-град стоит на скале каменной, не укреплен ничем, Богом огражден. И пути на ту гору день, ходят по одному человеку: дорога узка, двоим пройти нельзя. Весна у них началась с Покрова Святой Богородицы (октябрь) По ночам город Бидар охраняет тысяча стражей под начальством куттавала, на конях и в доспехах, да в руках у каждого по факелу В Бидаре по улицам змеи ползают, длиной по две сажени».

Некоторые зарисовки Афанасия забавны и скорее напоминают арабские сказки, впрочем, это не удивительно, многое из того, что Никитин не мог видеть своими глазами, он брал из рассказов арабских купцов: «А еще есть в том Аланде птица гукук, летает ночью, кричит: «кук-кук»; а на чьем доме сядет, там человек умрет, а захочет кто ее убить, она на того огонь изо рта пускает. Мамоны ходят ночью да хватают кур, а живут они на холмах или среди скал. А обезьяны те живут в лесу. Есть у них князь обезьяний, ходит с ратью своей. Если кто обезьян обидит, они жалуются своему князю, и он посылает на обидчика свою рать, и они, к городу придя, дома разрушают и людей убивают. А рать обезьянья, сказывают, очень велика, и язык у них свой У оленей домашних режут пупки — в них мускус родится, а дикие олени пупки роняют по полю и по лесу, но запах они теряют, да и мускус тот не свежий бывает».

Всякий раз, сталкиваясь с иным образом жизни, иной верой и системой ценностей, Афанасий убеждался в том, что жить можно по-разному и что каждая вера по-своему правильна. Он интересуется вопросами веры других народов, что, в общем-то, для православного является почти грехом, ведь истина, с точки зрения православия, содержится лишь в Евангелиях и поучениях отцов Церкви, а все иные религии — от сатаны. Но Афанасий вместе с индусами посещает главный буддийский центр того времени — город Парват, который он называет так: «То их Иерусалим, то же, что для бесермен Мекка». Однако буддийским монахам не удалось заинтересовать Никитина своей верой, да и такое разнообразие вер удивляет и пугает Афанасия: «А разных вер люди друг с другом не пьют, не едят, не женятся». Но вид Парвата поразил воображение Афанасия: «В Парват съезжаются все нагие, только повязка на бедрах, и женщины все нагие, только фата на бедрах, а другие все в фатах, да на шее жемчугу много, да яхонтов, да на руках браслеты и перстни золотые. А внутрь, к бутхане, едут на быках, рога у каждого быка окованы медью, да на шее триста колокольцев и копыта медью подкованы. И быков они называют ачче».

«Расспрашивал я их о вере», — пишет Афанасий Никитин, что уже само по себе удивительно для христианина, который, согласно догматике, должен не научаться «бесовским верованиям», а сам проповедовать слово Иисуса.

Торговые и исторические наблюдения Афанасия очень точны и достоверны, он не только записывает то, что видел своими глазами, но и то, что рассказывали торговцы о других портах от Египта до Дальнего Востока, он указывает, где «родится шелк», где «родятся алмазы», указывает будущим путешественникам, какие опасности могут их ждать в здешних краях, описывает войны в странах, через которые он проходил. Верил ли он в то, что в скором времени русские купцы смогут ходить с торговыми караванами в Индию? Трудно сказать, но сведения, указанные Никитиным, действительно могли бы помочь купцам, которые могли прийти в Индию после него. Афанасий интересуется индийскими товарами и приходит к выводу, что на Руси они не пользовались бы спросом. «Говорили [мне], что много [в Индии] товаров для нас, а [оказалось] для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец да краска», — печалился Никитин в своем «Хождении». В Бидаре он заносит в дневник: «На торгу продают коней, камку (ткань), шелк и всякий иной товар да рабов черных, а другого товара тут нет. Товар все гундустанский, а съестного только овощи, а для Русской земли товара тут нет».

Не правда ли, загадочный фрагмент? Купец тщательно записывает, что продается в разных городах, делает много полезных заметок для последующих купцов и вдруг рубит сплеча: «Да нет здесь полезных для Руси товаров!» Может быть, таким образом он пытается отпугнуть конкурентов? Вполне возможно, что «Хождение» предназначалось именно для тверских купцов, а всем же остальным тверичане должны были говорить: вот смотрите, сам Афанасий Никитин, первопроходец земли той, написал, что в Индии нет хорошего товара для Руси. Кстати о товарах. Именно из Индии на Русь шли жемчуга и слоновая кость, золото и серебро. Так что лукавит купец Афанасий. Впрочем, возможно и другое объяснение: этот лукавый пассаж — продукт переработки текста дьяками великого князя Московского, мол чего вам, купцам, в Индию ходить, лучше на Руси оставайтесь. Централизация государственной власти, начавшаяся при Иване III Васильевиче и продолжившаяся при его внуке Иване IV, сопровождалась закрытостью внешних границ, дабы никто от воли царской не убежал.

Вдумчивое чтение текста «Хождения» позволяет предположить, что Афанасий Никитин за годы пребывания в мусульманских странах все-таки принял ислам, либо в этот раз, либо позже в Бидаре, когда местный вельможа Малик Хасан Бахри, носивший титул низам-аль-мулька, раскрыв веру Никитина, предложил ему сменить ее на ислам. Современный российский историк Зураб Гаджиев на страницах интернет-журнала «Исламская цивилизация» опубликовал статью, в которой убедительно доказывает, что даже после многочисленных правок православных писцов в тексте «Хожения» сохранилось немало свидетельств принятия ислама Никитиным.

И действительно, Афанасий на страницах «Хождения» показан как человек глубоко религиозный, текст начинается с прославления Иисуса и благословений на путешествие, полученных им от его духовных наставников. В дальнейшем его настороженное отношение к исламу постепенно проходит, он, как мы уже упоминалось, даже приводит в путевом дневнике суннитскую легенду о наказании городу Рее за убийство имама Хуссейна.

В индийском Бидаре Никитин размышляет о судьбах Русской земли. Перечислив преимущества земель, в которых он побывал — Крыма, Грузии, Турции, Молдовы и Подолья, — он молится за Русскую землю, но при этом добавляет: «На этом свете нет страны, подобной ей, хотя эмиры Русской земли несправедливы. Да устроится Русская земля и да будет в ней справедливость!» Вот любопытный момент: Афанасий называет правителей Руси эмирами. Похоже, что во время путешествия он действительно постепенно превращался в арабского купца.

Заканчивается текст «Хожения» пространными исламскими молитвами. Если считать, что последние строки путевого дневника были написаны Афанасием перед смертью, то получается, что в последние часы своей жизни он молится Аллаху как правоверный мусульманин. + Проведя в Индии несколько лет, он решает возвращаться на Русь. Истинные причины этого не совсем понятны. В «Хожении» он утверждает, что это произошло после беседы с одним исламским чиновником, предлагавшим Афанасию сменить веру и обосновывавшим это тем, что Афанасий вдали от родины не соблюдал христианские обряды. Но насколько это соответствовало действительности, неизвестно. Дело в том, что возвращение Афанасия на Русь также окружено загадками, а сам текст «Хожения», без сомнения, подвергался многочисленным правкам.

В отличие от пути в Индию, обратная дорога была короткой и быстрой. В порту Дабхол он садится на корабль, идущий через Эфиопию, Маскат и Ормуз и добирается до Персии. В Персии он останавливается в городах Л ар, Шираз, Йезд, Исфахан, Кум, Тебриз. Далее он приходит в Эрзинджан в Турции, оттуда в Трабзон. Так, пройдя два моря, Каспийское и «Индийское», он добирается до третьего — Черного. В Трабзоне турецкий чиновник принимает Никитина за шпиона и отбирает его товары.

Именно на прибытии в Каффу в 1472 г. обрывается текст «Хожения». Афанасий Никитин сын, тверитин, исчезает из истории. Известно лишь, что зимой 1474/1475 года он умирает или погибает при загадочных обстоятельствах близ Смоленска, буквально в сотне километров от родного города. Предполагают, что все это время он добирался до родной Твери. Два с лишним года. Даже пешим путем это очень медленно. Поэтому есть основания предполагать, что «выпавшие из истории» два года жизни путешественника прошли столь же интенсивно, как и предыдущие.

Несмотря на разногласие среди ученых касательно вероисповедания Никитина, самым удивительным фактом, который выяснился в ходе их споров, стал необычайный для своего времени подход Никитина к религии. Воспитанный в ортодоксальной среде, но веротерпимый купец, приехав в другую страну, смог не только примириться с чужими религиями, но и принять их и извлечь самые главные идеи, содержащиеся как в православии, так и в исламе – монотеистические идеалы добра и любви.

Что сделал Афанасий Никитин? Открытия в географии тверского купца повлияли на развития науки. А как именно Вы узнаете в этой статье.

Что открыл Афанасий Никитин и в каком году?

Был купцом из Твери. Он является первым русским исследователем-путешественником. Путешествие Афанасия Никитина в Индию было осуществлено еще за 30 лет до мореплавателя Кроме того, он побывал в Африке и Персии. А свои путешествия купец описал в труде «Хождение за три моря». Под тремя морями подразумеваются Черное и Каспийское моря, Индийский океан.

Путешествие Афанасия Никитина в Индию представляет особую ценность для потомков.

Стоит сразу отметить, что путешествие планировалось с банальной коммерческой целью: продать — обменять – купить – продать как можно выгоднее. И достичь поставленной задачи ему все же не удалось. Зато результатом данного странствия стало написание книги, первого реального описания далекой, неведомой страны. До него сказочная Индия была известна на территории Руси только по литературным источникам и легендам. И ему, человеку XV века, удалось увидеть воочию почти легендарную страну. В «Хождении за три моря» он талантливо описал все, что увидел на ее землях.

Афанасий Никитин открытия, которого имеют весомое значение для науки, ступил на территорию Индии в 1469 году. Он в подробностях описал государственный строй страны, религии местных жителей, торговлю, вооружение армии, представления о морали и местные права. В его книге впервые для европейцев прозвучали слова Будда, слон, обезьяна. Русский путешественник также записал информацию о тех городах и местностях, где он не успел побывать, зато слышал о них от местных индийцев. В книге имеется информация о Калькутте, Цейлоне, Индокитае.

Афанасий Никитин, купец из Твери. По праву считается не только первым русским купцом, побывавшим в Индии (за четверть века до португальца Васко да Гамы), но и первым русским путешественником вообще. Имя Афанасия Никитина открывает список блестящих и интереснейших морских и сухопутных русских исследователей и первооткрывателей, имена которых золотыми буквами вписаны мировую историю географических открытий.

Имя Афанасия Никитина стало известно современникам и потомкам благодаря тому, что он все время своего пребывания на Востоке и в Индии вел дневник, или точнее, путевые заметки. В этих заметках он со многими деталями и подробностями описал посещенные им города и страны, быт, нравы и традиции народов и правителей… Свою рукопись автор сам назвал «Хожение за три моря». Три моря – это Дербентское (Каспийское) Аравийское (Индийский океан) и Чёрное.

Совсем немного не дошел на обратном пути А.Никитин до родной Твери. Рукопись «Хожения за три моря» его товарищи передали в руки дьяка Василия Мамырёва. От него она попала в летописные своды 1488 года. Очевидно, что современники оценили важность манускрипта, коли решили включить его текст в исторические хроники.

Н. М. Карамзин, автор «Истории Государства Российского», в начале девятнадцатого века случайно наткнулся на один из летописных сводов «Хожения…». Благодаря ему, путешествие тверского купца А.Никитина стало достоянием широкой общественности.

Тексты путевых заметок А.Никитина свидетельствует о широком кругозоре автора, хорошем владении им деловой русской речью. При чтении их невольно ловишь себя на мысли, что практически все записи автора совершенно понятны, хотя написано было более пятисот лет назад!

Краткие сведения о путешествии Афанасия Никитина

Никитин Афанасий Никитич

Тверской купец. Год рождения неизвестен. Место рождения – тоже. Скончался 1475 под Смоленском. Точная дата начала путешествия тоже неизвестна. По мнению ряда авторитетных историков, это скорее всего 1468 год.

Цель путешествия:

обычная коммерческая экспедиция по Волге в составе каравана речных судов из Твери до Астрахани, налаживание экономических связей с азиатскими купцами, ведущими торговлю по Великому Шелковому пути, проходящему через знаменитую Шемаху.

Косвенно подтверждает это предположение тот факт, что русские купцы пошли вниз по Волге в сопровождении Асан-бека , посла властителя Шемахи, ширван-шаха Форус-Есара. Шемаханский посол Асан-бек был с визитом в Твери и в Москве у великого князя Ивана III , и отправлялся восвояси вслед за русским послом Василием Папиным.

А. Никитин с товарищами снарядили 2 судна, нагрузив их разным товаром для торговли. Товаром Афанасия Никитина, как видно из его записей, была рухлядь, то есть пушнина. Очевидно, что в караване плыли суда и других купцов. Следует сказать, что Афанасий Никитин был купец опытный, смелый и решительный. До этого не раз посещал дальние страны – Византию, Молдавию, Литву, Крым – и благополучно возвращался домой с заморским товаром, чему есть косвенные подтверждения в его дневнике.

Шемаха

один из важнейших пунктов на протяжении всего Великого Шёлкового пути. Расположен на территории нынешнего Азербайджана. Находясь на пересечении караванных путей, Шемаха являлась одним из крупных торгово-ремесленных центров на Ближнем Востоке, занимая важное место в торговле шёлком. Ещё в XVI веке упоминаются торговые связи шемахинских и венецианских купцов. В Шемахе вели торговлю азербайджанские, иранские, арабские, среднеазиатские, русские, индийские и западноевропейские купцы. Шемаха упоминается А. С. Пушкиным в «Сказке о золотом петушке» («Подари ж ты мне девицу, шемаханскую царицу»).

Караван А. Никитина заручился проезжей грамотой от великого князя Михаила Борисовича для перемещения по территории тверского княжества и великокняжескою проезжей грамотой за границу, с которой и поплыл в Нижний Новгород. Здесь планировали сойтись с послом московским Папиным, тоже следовавшим в Шемаху, но не успел его захватить.

Поидох от Спаса святаго златоверхаго и сь его милостию, от государя своего от великаго князя Михаила Борисовича Тверскаго…

Интересно, что изначально Афанасий Никитин посещения Персии и Индии не планировал!

Историческая обстановка во время путешествия А. Никитина

Золотая Орда, контролировавшая Волгу, в 1468 была еще достаточно сильна. Напомним, что Русь окончательно сбросила с себя ордынское иго только в 1480 году, после знаменитого «стояния на Угре». А пока русские княжества находились в вассально зависимости. И если исправно платили дань и «не выпендривались», то им позволялись некоторые свободы, в том числе и торговля. Но опасность разбойного нападения существовала всегда, поэтому купцы и собирались в караваны.

Почему русский купец обращается к великому князю Тверскому Михаилу Борисовичу как к государю? Дело в том, что на тот момент Тверь была еще самостоятельным княжеством, не входившим в Московское государство и ведшее с ним постоянную борьбу за первенство в русских землях. Напомним, что окончательно территория Тверского княжества вошла в состав Московского царства при Иване III (1485 г.)

П утешествие А . Никитина можно условно разделить на 4 части:

1) путешествие от Твери до южных берегов Каспийского моря;

2) первое путешествие по Персии;

3) путешествие по Индии и

4) обратное путешествие через Персию на Русь.

Весь его путь хорошо виден на карте.

Итак, первый этап — путешествие по Волге. Оно шло благополучно, вплоть до Астрахани. Возле Астрахани экспедиция была атакована разбойными шайками местных татар, корабли потоплены и разграблены

И Казань есмя проехали доброволно, не видали никого, и Орду есмя проехали, и Усланъ, и Сарай, и Берекезаны есмя проехали. И вьехали есмя в Бузанъ. Ту наехали на нас три татарины поганые и сказали нам лживые вести: «Кайсым салтан стережет гостей в Бузани, а с ним три тысящи татар». И посол ширваншин Асанбегъ дал имъ по однорятке да по полотну, чтобы провели мимо Хазтарахан. А оны, поганые татарове, по однорятке взяли, да весть дали в Хазтараханъ (Астрахань) царю . И яз свое судно покинул да полез есми на судно на послово и с товарищи своими.

Поехали есмя мимо Хазтарахан, а месяць светит, и царь нас видел, и татарове к нам кликали: «Качма, не бегайте!» А мы того не слыхали ничего, а бежали есмя парусом. По нашим грехом царь послал за нами всю свою орду. Ини нас постигли на Богуне и учали нас стреляти. И у нас застрелили человека, а у них дву татаринов застрелили. И судно наше меншее стало на езу, и они нас взяли да того часу разграбили, а моя была мелкая рухлядь вся в меншем судне.

Бандиты отняли у купцов весь товар, закупленный, очевидно, в кредит. Возвращение на Русь без товара и без денег грозило долговой ямой. Товарищи Афанасия и он сам, по его словам, «заплакав, да разошлися кои куды: у кого что есть на Руси, и тот пошел на Русь; а кой должен, а тот пошел, куды его очи понесли».

П утешественник поневоле

Таким образом, Афанасий Никитин стал путешественником поневоле. Путь домой заказан. Торговать нечем. Осталось одно – пойти в разведку в чужие страны в надежде на судьбу и собственную предприимчивость. Наслышанный о сказочных богатствах Индии, он направляет свои стопы именно туда. Через Персию. Прикинувшись странствующим дервишем, Никитин подолгу останавливается в каждом городе, и делится своими впечатлениями и наблюдениями с бумагой, описывая в дневнике быт и нравы населения и правителей тех мест, в которые заносила его судьба.

А яз пошелъ к Дербенти, а из Дербенти к Баке, где огнь горить неугасимы; а изъ Баки пошелъ есми за море к Чебокару. Да тутъ есми жил в Чебокаре 6 месяць, да в Саре жил месяць, в Маздраньской земли. А оттуды ко Амили, и тутъ жилъ есми месяць. А оттуды к Димованту, а из Димованту ко Рею.

А из Дрея к Кашени, и тутъ есми был месяць, а из Кашени к Наину, а из Наина ко Ездеи, и тутъ жилъ есми месяць. А из Диесъ къ Сырчану, а изъ Сырчана къ Тарому…. А изъ Торома к Лару, а изъ Лара к Бендерю, и тутъ есть пристанище Гурмызьское. И тут есть море Индийское, а парьсейскым языкомъ и Гондустаньскаа дория; и оттуды ити моремъ до Гурмыза 4 мили.

Первое путешествие Афанасия Никитина через персидские земли, от южных берегов Каспийского моря (Чебукара) до берегов Персидского залива (Бендер-абаси и Ормуза), продолжалось более года, от зимы 1467 до весны 1469.

Русские путешественники и первопроходцы

Еще раз

путешественники эпохи Великих Географических Открытий

Начало деятельности Афанасия Никитина

О выдающемся представителе русского народа Афанасии Никитине известно очень мало. Нет достоверных сведений о его рождении (дате и месте), о детских и отроческих годах. Но слава великого путешественника и исследователя заслуженно принадлежит этому смелому человеку.

По некоторым данным, Афанасий Никитин родился в семье крестьянина Никиты. Это значит, что «Никитин» это отчество Афанасия, а не фамилия. Дата рождения также неизвестна. Некоторые ученые датируют ее, примерно, $1430-1440$ годами.

Замечание 1

Известно, что он оставил крестьянский труд и примкнул к купечеству. Вначале он нанимался в торговые караваны, как сейчас сказали бы, «разнорабочим». Но постепенно он завоевал авторитет среди купцов и стал водить купеческие караваны сам.

Начало индийского похода

Летом $1446$ года тверские купцы на нескольких ладьях отправились в далекое плаванье «в заморские страны». Главой каравана купцы поставили Афанасия Никитина. К тому времени он уже имел репутацию человека бывалого, много исходившего и повидавшего. По Волге, игравшей уже в те времена, роль международного торгового пути, суда должны были спуститься к «Хвалынскому морю». Так в те годы называли Каспий.

Путевые заметки Никитина по дороге до Нижнего Новгорода краткие. Это свидетельствует, что путь был ужу не нов. В Нижнем Новгороде купцы присоединились к ширванскому посольству Хасанбека, возвращавшемуся из Москвы.

В дельте Волги караван подвергся нападению астраханских татар и был разграблен. Четверо русских купцов попали в плен. Уцелевшие суда вышли в каспийское море. Но в районе нынешней Махачкалы суда были разбиты во время бури и разграблены местными жителями.

Афанасий Никитин, набравший товар в долг, не мог возвратиться домой. Поэтому он отправился в Баку, который был тогда крупным торговым и промышленным центром. Из Баку в $1468 $году Никитин отплыл в персидскую крепость Мазандеран, где пробыл более восьми месяцев. Он описывает Эльбрус, природу Закавказья, города и быт местных жителей.

Афанасий Никитин в Индии

Весной $1469$ года он прибывает в Ормуз. В Ормузе тогда проживало более $40$ тыс. жителей. Купив в Ормузе коней, Никитин переправляется в Индию. В индийский город Чаул он прибыл $23$ апреля $1471$ года. Лошадей в Чауле выгодно продать не удалось. И Никитин отправляется в глубь страны. В Джуннаре купец провел два месяца. Затем он двинулся еще дальше на $400$ верст в Бидар, Алланд. Во время пути Афанасий Никитин старается как можно больше узнать из жизни чужого народа (обычаи, легенды, верования, особенности архитектуры). Много времени Никитин проживал в семьях простых индийцев. Его прозвали «хозе Исуф Хоросани».

В $1472$ году афанасий Никитин посещает священный город Парват, где описывает религиозные праздники индийцев-брахманов. В $1473$ году он посещает алмазную область Райчур. После этого Нкитин принимает решение о возвращении «на Русь».

Замечание 2

В Индии Афанасий Никитин провел около трех лет. Он стал свидетелем войн между индийскими государствами, дает описание индийских городов и торговых путей, особенностей местных законов.

Путь домой

Закупив драгоценных камней, Никитин в $1473$ году направляется к морю в Дабул (Дабхол). Из этого порта он переправляется в Ормуз. По пути он описывает «Ефиопские горы» (высокие берега полуострова Сомали).

Никитин выбрал путь домой через Персию и Трапезунд к Чёрному морю и далее в Кафу и через Подолию и Смоленск. В Кафе он провел зиму $1474-1475$ года, привел в порядок свои записи и наблюдения.

Весной $1475$ года по Днепру Никитин двинулся на север. Но до Смоленска он так и не добрался. Умер Афанасий Никитин на территории Великого княжества Литовского. Его записи торговыми людьми были доставлены московскому дьяку великого князя Василию Мамыреву.

Значение путешествия Афанасия Никитина

На протяжении последующих двух столетий записки Афанасия Никитина, известные как «Хождение за три моря», неоднократно переписывались. До нас дошли шесть списков. Это было первое в русской литературе описание не паломничества, а коммерческой поездки, насыщенное наблюдениями о политическом устройстве, экономике и культуре других стран. Сам Никитин называл своё путешествие грешным, и это первое в русской литературе описание антипаломничества Научный подвиг Никитина трудно переоценить. До него русских людей в Индии не было. С экономической точки зрения путешествие оказалось не выгодным. Товара, пригодного для Руси, не оказалось. А тот товар, который бы принес прибыль, облагался большой пошлиной.

Замечание 3

Но главным итогом было то, что Афанасий Никитин, за тридцать лет до колонизации португальцами, был первым европейцем, давшим правдивое описание средневековой Индии. В новое время записки Никитина были обнаружены Н. М.Карамзиным в составе Троицкого сборника. Карамзин опубликовал отрывки в $1818$ году в примечаниях к «Истории государства Российского».

«Солнечный русский», путешественник Афанасий Никитин. Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни

Дата рождения: —
Дата смерти: 1472(1475) год
Место рождения: Российская империя

Афанасий Никитин – путешественник, бывалый купец и первый европеец, посетивший Индию. Также Никитин известен своими заметками «Хожение за три моря».

История сохранила мало сведений об Афанасии, о дате и месте его рождения, родителях и детстве. Первые исторические записи относятся к его путешествию к трём морям Чёрному, Каспийскому и Аравийскому, которое описано в его заметках.

Не удалось восстановить и точную дату отправки в путешествие. Русские торговцы, которые путешествовали в одном направлении с Афанасием, отправились в дорогу из Твери на нескольких судах.

Афанасий к тому времени был опытным купцом и путешественником, ведь ему не раз приходилось посещать такие страны как Византию, Литву, Молдавию и Крым. А благополучное возвращение домой сопровождалось привозом заморских товаров.

Афанасий имел большие планы на развитие торговли в районах нынешней Астрахани, для чего получил поддержку и грамоту от князя Михаила Борисовича Тверского. В связи с этим он мог рассматриваться в качестве тайного дипломата или лазутчика князя, но исторических данных по этому поводу не сохранилось.

После прибытия в Нижний Новгород путешественники должны были присоединиться к Василию Папину и русскому посольству, но торговый караван не успел к их уходу на юг.

Продолжение пути было затянуто на две недели и продолжилось с татарским послом Ширваном Хасан-беком. А вблизи Астрахани все суда были разграбленными татарскими разбойниками.

Возвращение в Россию сулило попасть в яму долговых обязательств. Поэтому товарищи Афанасия разделились: у кого было хоть что-то дома возвращались на Русь, а остальные разошлись куда глаза глядели.

Никитин же не оставил надежды улучшить свои дела и продолжил путешествие на юг. Он прошёл Баку и Персию, затем добрался к Индийскому океану. А вот уже в Индии Никитин провёл 3 года. Посетил он в Индии множество городов, многое повидал, но денег нажить не удалось.

Долгий путь был обратно в Крым. Добирался Афанасий через Африку, побывал он и в Эфиопских землях, добрался до Трапезунда и Аравии. Затем преодолев Иран, а затем и Турцию вернулся в Чёрное море.

А остановившись в Кафе (Крым), в ноябре 1974 года решил дождаться весеннего торгового каравана, ведь подорванное здоровье не давало возможности путешествовать зимой.

В течение длительного пребывания в Кафе Никитин успел познакомиться и наладить близкие отношения с Московскими богатыми купцами, среди которых был и Григорий Жуков, и Степан Васильев. Когда в Крыму стало тепло их объединённый большой караван тронулся в путь. Подорванное здоровье Афанасия всё больше давало знать о себе. Из-за чего он и скончался и был захоронен около Смоленска.

Желание поделится своими впечатлениями, наблюдениями и опытом вылилось в его путевых записках. Здесь хорошо просматривается начитанность и грамотное владение не только русской деловой речью, но и хорошее восприятие иностранных языков.

В своих записках Афанасий часто использует местные выражения стран, в которых он успел побывать, а вслед за ними даёт свою трактовку на русском языке.

В его записях указаны не только отличия природы и диковинные животные, но и отличия нравов, быта и государственного строя. Побывал Афанасий и в священном городе Парвaте, где поклоняются Будде. Изучал местную религию и управление. Его записи свидетельствуют о широком кругозоре и дружелюбности автора к чужим странам и народам.

Несмотря на прекрасные и интересные описания Индии, Персии и других стран его записи не скрывают его разочарования отсутствие обещанного разнообразия товаров. Скучая по русской земле, Афанасий не мог чувствовать себя уютно в чужих землях.

Несмотря на несправедливость русских вельмож, Никитин прославлял русскую землю. До последнего хранил путешественник и христианскую религию, а все оценки нравам и обычаям строились на православной морали.

Достижения Афанасия Никитина:

Даты из биографии Афанасия Никитина:

1468 г. начало путешествия за 3 моря
1471 г. приезд в Индию
1474 г. вернулся в Крым
1475 г. скончался

Интересные факты Афанасия Никитина:

Упоминал в записях экзотических животных, а также таинственного пернатого «гукук»
«Хожение» переведено на много языков
1955 г. установлен памятник в Твери на месте начала путешествия Aфaнaсия
2003 г. установлен памятник в Западной части Индии, надписи на котором выгравированы на хинди, маратхи, русском и английском языках

Афанасий Никитин (род. в 1433 г. – ум. около 1474 г., близ Смоленска) — русский путешественник, тверской купец, писатель.

Жизненный путь

Считается, что Афанасий происходит из крестьянской семьи. Отметим, что «Никитин» — это отчество, а не фамилия.

С 1468 по 1474 год Афанасий Никитин путешествовал по Индии, Персии и Турции. Благодаря этим странствиям появились знаменитые путевые записи, известные под названием «Хожение за три моря». Эти записи стали первым в русской литературе описанием коммерческой поездки. В данном произведении можно найти много интересных наблюдений об экономике, политическом устройстве и культуре восточных стран. Кроме того, Никитин описывает красоты природы, пышность дворцов, нравы и облик местных жителей.

Никитин отправился в путешествие из Твери. Он вез русские товары, надеясь выгодно продать их на берегах Каспийского моря. Но уже в устье Волги его ограбили астраханские татары. Несмотря на это, он решил продолжить свои странствия. Кроме того, товар был взят в долг. Тверской купец отправился в заморские земли, чтобы заработать достаточно средств для возвращения долгов. Сначала он отправился в Баку, затем перебрался на юг, где торговал и занимался изучением языков. Около 1469 г. Никитин добрался до Ормуза – крупного порта, который находился на пересечении торговых путей из Малой Азии, Индии, Египта и Китая. Затем он несколько лет путешествовал по Индии.

В «Хожении» можно найти много мусульманских молитв и арабско-персидской лексики, поэтому некоторые ученые выдвигали мнение, что в Индии Афанасий принял ислам. Но сам путешественник в своих записях всегда это опровергал. Отметим, что как купец Афанасий не имел успеха. На родину Никитин возвращался через Персию и Трапезунд. Также он посетил Кафу (Феодосию). Но домой Никитин так и не добрался, скончавшись под Смоленском.

В 1475 г. рукопись Никитина оказалась у Василия Момырёва, московского дьяка. Впоследствии ее текст внесли в Летописный свод 1489 г. и продублирован в Львовской и Софийской летописях. Кроме того, записки Никитина сохранились в Троицком сборнике 15 в. Позднее в Троицко-Сергиевском монастыре записки Никитина обнаружил Н. Карамзиным. Именно он опубликовал их отрывки в 1818 г. в примечаниях к 6-му тому «Истории государства Российского». А в 1821 г. полный текст записей Никитина опубликовал П. Строев в издании Софийской летописи.

Память о великом русском путешественнике

В 2008 г. Феодосии сооружен памятник А. Никитину. Кроме того, в этом городе существует улица и переулок, названные в его честь.

В Твери есть набережная Афанасия Никитина. В 1955 г. здесь был сооружен памятник Никитину (скульпторы А. Завалов и С. Орлов).

Именем Афанасия Никитина названа вершина горного массива, который расположен в водах Индийского океана (недалеко от экватора).

Имя Афанасия Никитина носит теплоход, фирменный пассажирский поезд «РЖД» и Airbus A320 VP-BQU (Российские авиалинии).

Группа «Аквариум» написала песню «Афанасий Никитин буги».

С 1994 в Твери производится пиво «Афанасий». На его этикетке изображен купец.

В 1958 г. вышла кинокартина «Хождение за три моря», роль Никитина сыграл О. Стриженов.

Никитин Афанасий (ум. 1475, ок. Смоленска) — тверской купец, путешественник. В 1466 отправился с товаром в «Ширванскую землю» на Сев. Кавказе. Под Астраханью караван Никитин Афанасий был ограблен ногайскими татарами. Не желая, вернувшись домой, стать за долги холопом, Никитин Афанасий «от многыя беды поидох до Индеи», куда добрался после многих тягот в 1469. Часто без средств и с риском для жизни три года путешествовал по стране, рассказав о ее управлении, хоз-ве, религии, быте, природе в сочинении «Хождение за три моря», ставшем не только точным источником сведений об Индии, но и памятником древнерус. лит-ры, переведенным на многие языки. Обстоятельства смерти Никитин Афанасий на обратном пути на родину неизвестны.

Об Афанасии Никитине нет других биографических сведений, кроме того, что он был купцом из города Твери. Совершил путешествие в Персию, Индию (1466-1474). На обратном пути посетил африканский берег (Сомали), Маскат, Турцию. Путевые записки «Хожение за три моря» (точное название дневника) — ценный географический документ и литературно-исторический памятник. В них автор рассказывает историю своих странствований по Кавказскому побережью Каспийского моря, Персии, Индии, Турции, Крыму и югу России.

Летом 1466 года купцы из Твери на двух судах отправились для заморской торговли в далекое плавание: вниз по Волге за море «Дербенское», или «Хвалынское» — так в старину называли Каспийское море.

Главой каравана избрали Афанасия Никитина. Караван плыл мимо Калязина, Углича, Костромы, Плёса. Короткие строки дневника говорят, что путь по Волге Никитину был знаком. В Нижнем Новгороде — длительная остановка. Плыть по Волге в то время было небезопасно: нападали татары.

В Нижнем Новгороде русские купцы присоединились к возвращавшемуся из Москвы на родину ширванскому посольству во главе с Хасанбеком.

Караван плыл «сторожко и с опаской». Благополучно миновали Казань и другие татарские города, но в дельте Волги на них напал отряд астраханского хана Касима. Купцы взялись за оружие. Татары «застрелили у нас человека, а мы у них двух застрелили», сообщает Никитин. К несчастью, одно судно застряло на рыболовном езу, а другое село на мель. Татары разграбили эти суда и захватили в плен четырех русских.

Уцелевшие два судна вышли в Каспийское море. Меньшее судно, на котором было «6 москвичь да 6 тверичь», во время бури разбило и выбросило на прибрежную мель близ Тархы (Махачкалы). Жители побережья кайтаки разграбили товар, а людей захватили в плен.

Афанасий Никитин с десятью русскими купцами, находясь на посольском судне, благополучно добрался до Дербента. Прежде всего, он начал хлопотать об освобождении пленных. Хлопоты его увенчались успехом: через год купцы были освобождены. Но товар кайтаки не вернули.

Никитин был из тех купцов, что брали товар для заморской торговли в долг, и утрата товара грозила ему на родине не только позором, но и долговой ямой.

В сентябре 1468 года Никитин из Баку отплыл в прикаспийскую персидскую область Мазандеран, а затем, перевалив горы Эльбурс, двинулся на юг. Путешествовал не торопясь, иногда по месяцу жил в каком-нибудь селении, занимаясь торговлей. Весной 1469 года он добрался до «пристанища Гурмызьского», так он называет Ормуз — большой и оживленный порт, где пересекались торговые пути из Малой Азии, Египта, Индии и Китая. Товар из Ормуза доходил и до России, особенно славились «гурмыжские зерна» (жемчуг). Узнав, что отсюда вывозят в Индию лошадей, которые там «не родятся» и очень дорого ценятся, тверяк купил хорошего коня и из Гурмыза «…пошел есми за море Индейское…» 23 апреля 1471 года Никитин сел на судно и через шесть недель прибыл в индийский город Чаул.

Индия поразила его. Даже не сама земля, столь не похожая на его родные места, а люди — темнокожие, нагие, босые. Лишь у тех, кто побогаче да познатнее, на голове да бедрах фата — кусок материи, но у всех, даже и бедных — либо золотые серьги, либо браслеты на руках и ногах, а вокруг шеи — украшение тоже из золота. Никитин недоумевал: если есть золото, отчего же они не купят хоть какую одежду, чтобы прикрыть свою наготу? Но в Чауле ему не удалось выгодно продать коня, и в июне он отправился через Западные Гаты в глубь страны, за 200 верст от моря, на восток, в небольшой городок в верховьях Сины (бассейн Кришны), а оттуда на северо-запад, в Джуннар — крепость, стоящую на высокой горе, к востоку от Бомбея. Асад-хан, наместник Джуннара, соблазнился превосходным конем и повелел силой забрать его. Вдобавок, узнав, что жеребец принадлежал иноверцу, Асад-хан вызвал русина к себе во дворец и посулил вернуть жеребца и отвесить тысячу золотых в придачу, если чужеземец согласится перейти в магометанскую веру. А нет, так не видать тому жеребца, да и самого продаст в рабство.

Хан отвел на размышление четыре дня. Никитина спас случай — помог своим ходатайством случайно встреченный старый знакомый Мухаммед. Хан показал, что может быть милостив: не стал понуждать менять веру и вернул жеребца.

Никитин шел в Индию в надежде взять товар на Русь, «ано нет ничего на нашу землю».

Дождавшись, как подсохнут дороги после сезона дождей, в сентябре, повел жеребца еще дальше, за 400 верст, в Бидар, столицу бесерменского (мусульманского) государства Бахмани, владевшего тогда почти всем Деканом до реки Кришны на юге,- «город большой, многолюдный». Затем пошел он дальше — в Алланд, где открывалась большая ярмарка и где он надеялся выгодно продать жеребца. Только напрасно на это рассчитывал: тысяч двадцать коней собралось на ярмарке, и Никитину продать своего жеребца не удалось.

Только в Бидаре, в декабре 1471 года продал он, наконец жеребца. В 1472 году из Бидара Афанасий направился в священный город Парват, на правом берегу Кришны, куда богомольцы шли на праздник ночи, посвященный богу Шиве (Сиве). Путешественник отмечает, что этот город для индийцев-брахманов так же священен, как для мусульман Мекка, для православных Иерусалим. На этот большой праздник собиралось до 100 тысяч человек.

Из Парвата Афанасий Никитин снова вернулся в Бидар, который оставил в апреле 1473 года. Пробыв пять месяцев в одном из городов «алмазной» области Райчур, решил возвращаться «на Русь».

Никитин был разочарован результатами путешествия: «Меня обманули псы-басурмане: они говорили про множество товаров, но оказалось, что ничего нет для нашей земли… Дешевы перец и краска. Некоторые возят товар морем, иные же не платят за него пошлин. Но нам они не дадут провезти без пошлины. А пошлина большая, да и разбойников на море много»Из краткого вступления к его «Хожению…», включенному в «Львовскую летопись» под 1475 год, видно, что он, «Смоленска не дойдя, умер [в конце 1474 — начале 1475 года], а писание своей рукой написал, и его рукописные тетради привезли гости [купцы] в Москву…»Тетради, исписанные рукою Никитина, попали в Москву, к дьяку великого князя Василию Мамыреву. Тот сразу же понял, какую ценность они представляют — ведь до Никитина русские люди не были в Индии. В XVI-XVII веках «Хожение…» неоднократно переписывалось: до нас дошло по крайней мере шесть списков.

Здравствуйте дорогие мои друзья, рад снова с вами пообщаться и рассказать о новых своих познаниях. Вы ведь уже наверное поняли, что я увлекался и сейчас увлекаюсь необычными и интересными историческими моментами, среди которых теперь отмечу и то, что я узнал по теме: Афанасий Никитин краткая биография. Стоит заметить, что открыл я много чего интересного.

Следует понимать, что этот человек стал первым из русских, кто отправился в Индию. (мне бы тоже так хотелось, но не первым))) Итак, отправился Афанасий и путешествие его продолжалось около 3-х лет. Оставил данный человек нам свой дневник, по которому я и узнал обо всех приключениях.

Я понял то, что его открытия очень полезны в настоящее время. А вы как думали? Время идет, а некоторые вещи ему неподвластны. Вот представьте себе, что вы отправились в путешествие в Индию… Я лично не могу представить, как-то не очень хотелось бы стать первым русским человеком, кто посетит эту страну.

Это можно уверенно назвать настоящей смелостью. Итак, я смотрел в географии, это действительно очень далеко! Но, у Афанасия даже не было такого документа как «карта путешествия», он просто отправился и все. Я бы даже сказал, что он решил стать как . Извините, отклонился я от темы, нам смешно, а вот нашему путешественнику, наверное, не было смешно в то время.

Немного о нашем герое

Годы жизни Афанасия прошли достаточно интересно. Фернан Магеллан или Васко де Гама ему под стать, но мы о них еще поговорим сегодня.

Итак, чтобы вам было понятнее, наш герой представляет собой обычного купца, который родился в Твери.

Его величают не только первым купцом из России, кто уверенно отправился в Индию, но и вообще первым гражданином России, кто вообще смог побороть все запреты и отправится путешествовать.

Я вот думал, что с вышеуказанными личностями его даже не нужно ровнять, так как это совершенно другие люди, которые уже после Афанасия стали путешествовать.

Конечно, сначала посмотрели, кто первый сможет это сделать, и тогда уже нет страха, можно и попробовать тоже. Надеюсь, вы поняли, что я сегодня настроен шутливо)

Герой моего рассказа считается мировой исторической знаменитостью,

ведь он в настоящее время открывает список с теми лицами, которые стали исследовать землю и другие страны. Он считается первым, кто открыл страну и рассказал потом всем о ее характеристиках и других увлекательных моментах.

Сейчас я могу так легко вам рассказывать о нем только благодаря высокому уму Афанасия, ведь каждый день, во время путешествия, он вел специальный дневник, в котором описывал все свои заботы, проблемы, увиденные моменты и много чего другого. Это очень интересно, особенно, когда читаешь с первых уст. Эдакий олдскульный блоггер.

Исторические споры: кто же прав?

Но, сейчас, есть много известных историков, которые ведут длинные дискуссии о том, кем именно был мой герой. Я хоть и представитель мужского пола, но признаюсь, что никогда бы не совершил подобного подвига. Наверное, нет у меня такой смелости. Некоторые личности уверенны в том, что Афанасий не просто так отправился в другую страну.

Одни утверждают, что у него в жизни сложились достаточно сложные обстоятельства, в результате чего он просто был вынужден поехать, и получилось такое путешествие именно в Индию. Другие историки говорят о том, что, отправившись туда, он исполнял определенное задание. Как видите, мнений очень много и каждое отличается.

Лично я, почему-то думаю, что это был азартный и необычный человек, которому стало скучно на территории родной страны. В другом случае, человек может рискнуть на такое путешествие при ситуации, когда действительно нужно бежать. Но теперь у меня возникает другой вопрос: почему именно в такую далекую страну как ? Но это, скорее всего, останется загадкой.

Кстати, его дневник назван «Хождение за три моря»

Это совершенно понятно, ведь человек действительно все бросил и отправился куда глаза глядят. Главной версией специалистов считается то, что целью его путешествия является коммерческая попытка продать товар. Ну, возможно, он уже тогда понимал, что за границами России его товары будут лучше продаваться)

Я сидел и долго думал. Знаете что? А я более чем уверен в том, что какой бы не была цель, но Афанасий действительно разумный мужчина. Кто бы смог догадаться в те времена о том, что нужно собрать свой товар и поехать в другую страну, чтобы его продать.


Этапы путешествия

Спешу сообщить вам еще и о том, что вышеуказанное путешествие нельзя назвать сплошными хождениями. Его условно поделили на определенные этапы, которые, скорее всего, вычислили из записей дневника. Итак, сначала,

на первом этапе,

герой отправился с Твери в направлении к южным берегам Каспийского моря. Представляю себе, как он удивлялся таким краям.

Далее, он рассматривал территорию Персии (сейчас это южный Иран)

Согласен, ведь это была уникальная страна, где есть на что посмотреть и чем полюбоваться.

Третий этап дороги был по Индии

Я даже не представляю, на сколько трудным, и необычным был его путь. Ну, последним этапом такого путешествия было возвращение героя в родные края – дорога с Персии на Россию.


Наверное, именно путешествие по просторам Волги стало самым памятным и необычным. Почему я так думаю? Ну, просто герой только отправился в дорогу, он не знал ничего о таких просторах, поэтому его должно было удивлять абсолютно все. Кроме того, насколько я понял, он был любознательным человеком, старался как можно больше узнать и увидеть, и это «путешествие за три моря» стало для него событием всей жизни.

Этот фактор тоже сыграл огромную роль в таком моменте как отправка в другие страны за поиском приключений.

Судя по страницам дневника, еще одна версия существует о том, по каким причинам он отправился. Дело в том, что во время своих поездок по другим городам, где он продавал товар, Казань была посещена без всяких препятствий и проблем, как и другие последующие города. Но, вскоре случилось так, что появились бандиты, которые остановили поездку и отняли весь товар.

Стоит понимать, что, скорее всего, такой товар еще был в кредит покупаемым, в результате чего герой остался просто ни с чем. Это привело к тому, что на Русь герой вернулся не только без денежных средств, но еще и с долгом. Это привело к тому, что Никитин вынужден был отправляться куда подальше, чтобы его не видели те, кому он должен денег, а также стыдно было перед ними. Он решил отправиться в разведку в другие страны, чтобы там себя показать и чего-то добиться.

Карта путешествия Афанасия Никитина:


Мое личное мнение

А теперь я расскажу о том, что я лично думаю по этому поводу. Друзья, даже в настоящее время не так легко и просто поехать в другую страну. Ну, согласитесь со мной. Я более чем уверен, что у Никитина были причины, по которым он действительно уверенно решил отправиться в такое далекое путешествие. Кроме того, даже если у него и был долг за товар, я не думаю, что было бы причиной, чтобы вот так далеко сбежать. Ну, это мои мысли, которыми я делюсь с вами.

Еще расскажу вам один случай, который тоже недавно прочитал на страницах интернета. Оказывается, наш герой очень длительное время не мог найти для себя вторую половинку. Вот я сижу и думаю, а может он поехал невесту искать в Индии? Ну действительно, может ему нравились подобные представительницы женского пола и он решил отправиться на поиски своей любимой женщины.

А другой вариант – может его девушка была родом оттуда, она от него сбежала и он поехал за ней. Да, версий может быть много, хотя идею с любимой девушкой я тоже бы рассматривал.

Спешу сообщить еще и то, что Никитин был очень дружелюбный человек, у него было огромное количество друзей, которые поддерживали его в жизни и всячески помогали. Это о многом говорит.

Да, истинной причины поездки мы никогда не узнаем


Если бы этот человек был еще жив, я, честное слово, поехал бы к нему в гости и все разузнал, а так – все пути закрыты. Хорошо, что еще дневник сохранился и теперь считается настоящим шедевром литературы, ведь с его помощью мы узнали много чего интересного. Если бы не страницы дневника, в настоящее время никто даже бы не знал о том, что был такой уникальный и интересный человек в России, который взял и решил поехать в далекую Индию.

Если кому интересно, и кто-то хочет самостоятельно почитать всю истории жизни описанного мною героя, вы можете найти на страницах интернета очень много информации. Но, главную информацию я вам уже пересказал, вкратце.

Я лично еще буду искать те или другие материальные сведения об этом человеке, самому интересно, как именно он передвигался, о чем думал и на что рассчитывал. Правда, я просто поражен его поступками.

Теперь думаю пора заканчивать описание данной темы. Обещаю вам, что если узнаю что-то новое и интересное, обязательно напишу. Нет, не просто напишу, а распишу, как можно интереснее и шире. В следующий раз расскажу вам что-то такое, о чем вы никогда не слышали. Заинтриговал? Я умею!

Ждите новых историй, новых рассказов. Не забудьте подписаться на . До новых встреч, мои дорогие друзья.

Текст — агент Q.

Вконтакте

Никитин Афанасий (? — 1472 г) — тверской купец, побывавший в Индии.

В XV веке русские купцы вели оживленную торговлю со странами Востока. Для заморской торговли в 1466 году из Твери отправились купцы, среди которых был Афанасий Никитин. В они присоединились к каравану посольства, ездившего к великому князю московскому Ивану III, и вместе с ним поплыли вниз по . Близ Астрахани на караван напал татарский хан Касим и захватил судно, на котором находился весь товар . Возвращаться было рискованно: товары Никитин набрал в долг, а поэтому на родине его ждала долговая тюрьма. Он решил продолжать путешествие. Никитин сел на шуйское судно и поплыл к берегам , а там отправился в глубь страны.

В путешествии А.Никитин вел дневник и оставил потомкам описание путешествия, которое называется «Хождение за три моря», В нем описываются пышные выезды султана, его двор, роспись стен, резьба по золоту и многое другое. Однако Никитин замечал и нищету народа. Не ускользнули от него и кастовое деление индусов, и религиозная рознь с мусульманами. В его записях подмечены черты страны, даются сведения о . Подробно и интересно рисует Никитин картины народных праздников, в которых участвовало до 100 тыс. человек. Даже звезды в Индии расположены по-другому, подметил он.

Около трех лет провел Никитин в Индии. Все отчетливее стал он ощущать тоску по родине. В его дневнике появляются такие патриотические строки о России: «В сем мире нет страны, подобной ей, хотя бояре Русской земли не добры. Но да устроится Русская земля и да будет в ней справедливость!» Истосковавшись по родине, в начале 1472 года Никитин отправляется в обратный путь. На небольшом судне он достиг берегов , затем с караваном купцов добрался до берегов . Отсюда он доплыл до полуострова и, встретившись с земляками — русскими купцами, направился домой, но вблизи Смоленска в 1472 году умер от болезни. Его записи сберегли и доставили в Москву шедшие вместе с ним купцы.

Три моря — , Индийское и Черное — прошел Афанасий Никитин, много народов увидел, но лучше своей земли так и не нашел. «… На этом свете нет страны, подобной Руси…» — писал он в своей книге.

Афанасий Никитин ходил в за 30 лет до открытия ее . Он показал миру, какое множество трудностей может преодолеть человек, пустившийся в опасный долгий путь на свой страх и риск. А.Никитин первым из русских правдиво описал Индию, которая в XV веке была известна на Руси только по сказаниям и былинам.

Повесть об Афанасии Никитине. — Л. : Детская литература, 1966

%PDF-1.5 % 1 0 obj > endobj 6 0 obj /Producer (https://imwerden.de) /Title /Author >> endobj 2 0 obj > stream

  • Повесть об Афанасии Никитине. — Л. : Детская литература, 1966
  • https://imwerden.de
  • Тагер, Елена Михайловна
  • endstream endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 7 0 obj 1054 endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > endobj 19 0 obj > endobj 20 0 obj > endobj 21 0 obj > endobj 22 0 obj > endobj 23 0 obj > endobj 24 0 obj > endobj 25 0 obj > endobj 26 0 obj > endobj 27 0 obj > endobj 28 0 obj > endobj 29 0 obj > endobj 30 0 obj > endobj 31 0 obj > endobj 32 0 obj > endobj 33 0 obj > endobj 34 0 obj > endobj 35 0 obj > endobj 36 0 obj > endobj 37 0 obj > endobj 38 0 obj > endobj 39 0 obj > endobj 40 0 obj > endobj 41 0 obj > endobj 42 0 obj > endobj 43 0 obj > endobj 44 0 obj > endobj 45 0 obj > endobj 46 0 obj > endobj 47 0 obj > endobj 48 0 obj > endobj 49 0 obj > endobj 50 0 obj > endobj 51 0 obj > endobj 52 0 obj > endobj 53 0 obj > endobj 54 0 obj > endobj 55 0 obj > endobj 56 0 obj > endobj 57 0 obj > endobj 58 0 obj > endobj 59 0 obj > endobj 60 0 obj > endobj 61 0 obj > endobj 62 0 obj > endobj 63 0 obj > endobj 64 0 obj > endobj 65 0 obj > endobj 66 0 obj > endobj 67 0 obj > endobj 68 0 obj > endobj 69 0 obj > endobj 70 0 obj > endobj 71 0 obj > endobj 72 0 obj > endobj 73 0 obj > endobj 74 0 obj > endobj 75 0 obj > endobj 76 0 obj > endobj 77 0 obj > endobj 78 0 obj > endobj 79 0 obj > endobj 80 0 obj > endobj 81 0 obj > endobj 82 0 obj > endobj 83 0 obj > endobj 84 0 obj > endobj 85 0 obj > endobj 86 0 obj > endobj 87 0 obj > endobj 88 0 obj > endobj 89 0 obj > endobj 90 0 obj > endobj 91 0 obj > endobj 92 0 obj > endobj 93 0 obj > endobj 94 0 obj > endobj 95 0 obj > endobj 96 0 obj > endobj 97 0 obj > endobj 98 0 obj > endobj 99 0 obj > endobj 100 0 obj > endobj 101 0 obj > endobj 102 0 obj > endobj 103 0 obj > endobj 104 0 obj > endobj 105 0 obj > endobj 106 0 obj > endobj 107 0 obj > endobj 108 0 obj > endobj 109 0 obj > endobj 110 0 obj > endobj 111 0 obj > endobj 112 0 obj > endobj 113 0 obj > endobj 114 0 obj > endobj 115 0 obj > stream xmN1)5rmǿ ex

    Краткое сообщение о путешественнике афанасий никитин.

    Афанасий Никитин — Путешествие в Индию

    Афанасий Никитин – путешественник, бывалый купец и первый европеец, посетивший Индию. Также Никитин известен своими записками «Хожение за три моря». Современникам Афанасий Никитин известен как мореплаватель и торговец. Этот купец стал первым из жителей европейских стран, кто побывал в Индии. Путешественник открыл восточную страну за 25 лет до Васко да Гамы и других португальских путешественников.

    Из биографии Афанасия Никитина:

    История сохранила мало сведений об Афанасии, о дате и месте его рождения, родителях и детстве. Первые исторические записи относятся к его путешествию к трём морям Чёрному, Каспийскому и Аравийскому, которое описано в его заметках. +О детских годах русского путешественника также известно мало, так как биографию Афанасия Никитина начали записывать во время экспедиций купца. Известно только, что мореплаватель родился в середине 15 века в городе Тверь. Отец путешественника – крестьянин, звали его Никитой. В то время не было фамилий, поэтому «Никитин» – это отчество, а не фамилия.

    Больше о семье, как и о юности путешественника, биографам ничего не известно. Афанасий в молодом возрасте стал купцом и успел повидать многие страны, например, Византию и Литву, где путешественник продвигал торговлю. Товар Афанасия пользовался спросом, поэтому нельзя сказать, что юноша жил в бедности.

    О личной жизни Афанасия Никитина ученым неизвестно, ведь жизнеописание русского мореплавателя составлялось благодаря запискам купца. Были ли у Никитина дети, ждала ли его верная супруга – тоже остается загадкой. Но, судя по рукописям торговца, Афанасий Никитин был целеустремленным и неунывающим человеком, который не боялся трудностей в незнакомых странах. За три года путешествий Афанасий Никитин освоил чужеземные языки, в его дневниках встречались арабские, персидские и тюркские слова.

    Нет фотографичных портретов Никитина, до современников дошли только примитивные рисунки. Известно, что купец обладал простой славянской внешностью и носил квадратную бороду.

    Скитаясь по солнечным странам, Афанасий Никитин жил мечтою вернуться на родину. Мореплаватель собрался в обратный путь и отправился в торговый порт Ормуз, откуда и началось путешествие в Индию. Из Ормуза купец отправился на север через Иран и оказался в Трабзоне, турецком городе. Местные турецкие жители приняли русского мореплавателя за шпиона, поэтому взяли Никитина в плен, отобрав все, что было на судне. Единственное, что осталось у мореплавателя при себе – рукописи.

    А когда Афанасия отпустили из ареста, торговец отправился в Феодосию: там он должен был встретиться с русскими купцами, чтобы занять денег и расквитаться с долгами. Ближе к осени 1474 года купец приехал в феодосийский город Кафу, где провел зиму.

    А остановившись в Кафе (Крым), в ноябре 1474 года решил дождаться весеннего торгового каравана, ведь подорванное здоровье не давало возможности путешествовать зимой. В течение длительного пребывания в Кафе Никитин успел познакомиться и наладить близкие отношения с Московскими богатыми купцами, среди которых был и Григорий Жуков, и Степан Васильев. Весной Никитин намеревался отправиться по Днепру в Тверь.

    Когда в Крыму стало тепло, их объединённый большой караван тронулся в путь. Подорванное здоровье Афанасия всё больше давало знать о себе. Из-за чего он и скончался и был захоронен около Смоленска. Причина гибели Афанасия Никитина остается загадкой, но ученые уверены, что продолжительное путешествие по разным странам с различными климатическими условиями резко ухудшило здоровье мореплавателя.

    Желание поделится своими впечатлениями, наблюдениями и опытом вылилось в его путевых записках. Здесь хорошо просматривается начитанность и грамотное владение не только русской деловой речью, но и хорошее восприятие иностранных языков.

    Записки Никитина были доставлены в Москву купцами, которые сопровождали странника. Дневник Никитина передали советнику князя Ивана III, и в 1480 году рукописи вошли в летопись.

    В путевых записках «Хождение за три моря» российский путешественник подробно описал быт и политическое устройство восточных стран. Рукописи Афанасия были первыми на Руси, которые описывали морское путешествие не с точки зрения паломничества, а с целью рассказа о торговле. Сам путешественник считал, что его записки – это грех. Позже, в 19 веке, рассказы Афанасия опубликованы известным историком и писателем Николаем Карамзиным и вошли в «Историю государства Российского».

    2.«Хожения» внесены князем Василием Мамырёвым в летописный свод.

    *Даты из биографии Афанасия Никитина:

    *1468 г. начало путешествия за 3 моря.

    *1471 г. приезд в Индию.

    *1474 г. вернулся в Крым.

    *1475 г. скончался.

    Об экспедициях и путешествиях Афанасия Никитина:

    Не удалось учёным восстановить и точную дату отправки в путешествие.

    Афанасий Никитин, как настоящий купец, стремился расширить торговлю в нынешней Астрахани. Мореплаватель получил разрешение тверского князя Михаила Борисовича III, поэтому Никитина рассматривали как тайного дипломата, однако исторические данные не подтверждают эти догадки. Получив поддержку первых государственных лиц, Афанасий Никитин отправился в дальний путь из Твери.

    Русские торговцы, которые путешествовали в одном направлении с Афанасием, отправились в дорогу из Твери на нескольких судах. Афанасий к тому времени был опытным купцом и путешественником, ведь ему не раз приходилось посещать такие страны как Византию, Литву, Молдавию и Крым. А благополучное возвращение домой сопровождалось привозом заморских товаров.

    Мореплаватель поплыл через реку Волгу. Первоначально путешественник остановился в городе Клязин и отправился в монастырь. Там он получил благословение у игумена, а также помолился Святой Троице, чтобы путешествие сложилось благополучно. Далее Афанасий Никитин отправился в Углич, оттуда в Кострому, а затем в Плес. По словам путешественника, маршрут проходил без препятствий, однако в Нижнем Новгороде экспедиция мореплавателя затянулась на две недели, так как там купец должен был встретиться с послом Ширванского государства Хасан-беком. Первоначально Никитин хотел присоединиться к русскому посольству Василия Папина, но тот уже уплыл на юг.

    Беда случилась, когда команда Афанасия проплывала мимо Астрахани: мореплавателей настигли татарские разбойники и разграбили корабль, а одно судно и вовсе утонуло.

    Возвращение в Россию сулило попасть в яму долговых обязательств. Поэтому товарищи Афанасия разделились: у кого было хоть что-то дома, возвращались на Русь, а остальные разошлись в разные стороны, кто-то остался в Шемахе, некоторые отправились на работу в Баку.

    Дальше потерявшие товар купцы отправились на двух кораблях в город-крепость Дербент. Афанасий Никитин надеялся улучшить материальное положение, поэтому решил отправиться в плавание в сторону юга: из Дербента неунывающий мореплаватель отправился в Персию, а из Персии добрался до оживленного порта Ормуза, который представлял собой пересечение торговых путей: Малой Азии, Индии, Китая и Египта. В рукописях Афанасий Никитин называл этот порт «пристанищем Гурмызьским», знакомый на Руси поставками жемчуга.

    Прозорливый торговец в Ормузе узнал, что оттуда поставляют редких жеребцов, которых не разводят в индийской стране, и там они дорого ценятся. Купец приобрел коня, и с надеждой сбыть товар по заоблачной цене, отправился на евразийский материк в Индию, территория которой хоть и была тогда на картах, но оставалась неизведанной европейцами. В Индии Никитин провёл 3 года. Посетил он в Индии множество городов, многое повидал, но денег нажить не удалось. Русский путешественник детально описал быт и устройство солнечной страны в своих рукописях.

    Афанасий удивлялся тому, как индийские жители ходят по улице: женщины и дети гуляли нагими, а у князя были покрыты покрывалом бедра и голова. Но зато чуть ли не у каждого человека были золотые украшения в виде браслетов, что удивляло русского купца. Никитин не понимал, почему индийцы не могут продать драгоценные украшения и купить одежду, чтобы прикрыть наготу. Также его впечатлило, что население Индии было большое, и почти каждая вторая жительница страны ожидала ребенка.

    В город Чаул Афанасий Никитин приплыл в 1471 году. В Чауле Афанасий не продал жеребца по выгодной цене, поэтому в начале весны мореплаватель отправился в самую глубинку Индии. Купец добрался до северо-западной крепости Джуннар, где встретился с Асад-Ханом, ее хозяином. Наместнику понравился товар Афанасия, однако он возжелал заиметь коня бесплатно и отнял его силой. В ходе разговора Асад узнал, что русский путешественник исповедует иную религию и обещал вернуть животное с золотом в придачу, если купец примет ислам. Наместник дал Никитину 4 дня на раздумья, в случае отрицательного ответа Асад-Хан пригрозил русскому купцу смертью.

    По книге «Хождения за три моря» Афанасия Никитина спас случай: наместнику крепости встретился знакомый старик Мухаммед, перед которым правитель показал милость и отпустил чужеземца, вернув коня. Однако историки спорят до сих пор: принял Афанасий Никитин магометанскую веру или же остался верен православию. Такие сомнения оставил купец из-за оригинальных записок, которые были насыщенны иноземными словами.

    Долгий путь был обратно в Крым. Добирался Афанасий через Африку, побывал он и в Эфиопских землях, добрался до Трапезунда и Аравии. Затем преодолев Иран, а затем и Турцию вернулся в Чёрное море.

    Интересные факты из жизни Афанасия Никитина:

    * Афанасий Никитин был первым русским путешественником, который побывал в Персии и Индии. Возвращаясь с этих стран, путешественник посетил Турцию, Сомали и Маскат.

    *Никитин открыл восточные страны за 25 лет до путешествий Васко да Гамы и многих других путешественников.

    * Никитин удивлялся обычаям Индии и экзотическим животным, в чужеземной стране он впервые увидел змей и обезьян.

    *Путешествие в невиданные края было красочным и ярким, но Афанасий остался недоволен, ведь торговой выгоды купец так и не увидел.

    * По словам мореплавателя, солнечная страна торговала красками и дешевым перцем – нечего было увезти на родину, чтобы получить прибыль.

    * Индийское пребывание Никитина было интересным, но бедным: продажа единственного коня обошлась купцу в убыток и наложением штрафа.

    * Известные путевые записки Афанасьева «Хождение за три моря», это своенравный справочник, где подробно описан быт, а также политическое устройство стран на Востоке.

    * На Руси данные рукописи были первыми, в которых описывались морские с целью повествования о торговле.

    * Для ученых до сих пор остается загадкой личная жизнь Никитина. Неизвестно была ли у него жена и дети.

    * Никитин – это вовсе не фамилия путешественника. Тогда фамилий еще не было. Это его отчество, то есть Афанасий, сын Никиты.

    * Он описал Калькутту, Цейлон и Индокитай, которые ранее не были известны.

    * Афанасия Никитин был выходцем из бедной семьи. И главной причиной, по которой он отправился в путешествия – поправить финансовое положение семьи за счет торговли с иностранными купцами.

    *Самое большое удивление, которое испытал Никитин в Индии, так это то, что местные жители ходили нагие, зато в золотых украшениях. *Именем русского мореплавателя были названы улицы и переулки в России, а также набережная в городе Твери.

    * В 1958 году «Мосфильмом» было снято кино «Хождение за три моря».

    * В 1955 году в Твери поставлен памятник Никитину на месте начала его путешествия.

    *Также памятники русскому купцу есть в Кафе и в штате Махараштра.

    *Любопытен такой факт: тверской купец обладал правом носить отчество, тогда как во Владимирском, а затем и в Московском княжествах таким правом обладали лишь бояре и дворяне.

    *Упоминал в записях экзотических животных, а также таинственного пернатого «гукук».

    *«Хожение» переведено на много языков.

    *2003 г. установлен памятник в Западной части Индии, надписи на котором выгравированы на хинди, маратхи, русском и английском языках.

    *Древнерусский оригинальный текст его «Хожения за три моря» написан на четырех языках.

    *Заканчивает свой путевой дневник Никитин молитвой Аллаху.

    *В своих записках Афанасий часто использует местные выражения стран, в которых он успел побывать, а вслед за ними даёт свою трактовку на русском языке.

    *В его записях указаны не только отличия природы и диковинные животные, но и отличия нравов, быта и государственного строя.

    * Побывал Афанасий и в священном городе Парвaте, где поклоняются Будде. Изучал местную религию и управление. Его записи свидетельствуют о широком кругозоре и дружелюбности автора к чужим странам и народам.

    *Несмотря на прекрасные и интересные описания Индии, Персии и других стран его записи не скрывают его разочарования отсутствие обещанного разнообразия товаров.

    * Скучая по русской земле, Афанасий не мог чувствовать себя уютно в чужих землях. *Несмотря на несправедливость русских вельмож, Никитин прославлял русскую землю.

    * До последнего хранил путешественник и христианскую религию, а все оценки нравам и обычаям строились на православной морали.

    Загадки в истории жизни и путешествий Афанасия Никитина:

    Русский путешественник Афанасий Никитин – загадочная фигура.

    Отсутствие биографических сведений об Афанасии Никитине в летописях и других древнерусских документах для некоторых исследователей является основанием считать, что «Хожение» было сфальсифицировано в конце XVIII века.

    Действительно, загадочным образом русский путешественник оказался в Индии за несколько лет до Васко да Гамы, что должно было свидетельствовать о приоритете России в открытии Индии. В пользу такой версии говорят и определенные неточности в описании стран, через которые проходил купец Афанасий.

    О многом Афанасий и умалчивает, например, о том, что же на самом деле сподвигло его на экспедицию в далекие края. Говорит в пользу этой версии и то, что Афанасию удалось сохранить свой путевой дневник в течение многолетнего путешествия, хотя во время путешествия ему приходилось терпеть кораблекрушения, подвергаться нападениям разбойников и претерпевать иные неприятности, не способствующие сохранности берестяного свитка. Более того, чужеземец, записывающий что-то непонятными знаками, должен был быть принят за шпиона, список уничтожен, а сам писец — казнен.

    Однако историки сходятся на том, что текст жития подлинный, поскольку он известен не в единственном экземпляре, как, например, «Слово о полку Игореве», а в нескольких, а выдержки из оригинального «Хожения» содержатся в нескольких летописях, датируемых XV веком, в частности во Львовской летописи, достоверность которой не подвергается сомнению, а значит, и сам текст «Хожения» достоверен.

    Другое дело, что до нашего времени сохранилась не рукопись тверского купца, а ее копии, сделанные последующими переписчиками, которые могли исказить текст: непроизвольные описки, замены непонятных слов на похожие — все это сделало текст менее аутентичным.

    Еще одна гипотеза предполагает, что Афанасий Никитин побывал лишь в Ормузе, крупном арабском порту на границе Персидского залива, а все свидетельства об Индии были почерпнуты им из рассказов моряков, действительно бывавших там.

    В самом деле, некоторые описания Индии кажутся фантастичными, а события (битвы, смены правителей) и даты плохо синхронизируются между собой. Говорит в пользу этой версии и то, что в «Хожение» был включен эпизод плавания к берегам Африки и Аравийского полуострова. Эти берега были хорошо известны морякам Ормуза, но они лежат вдалеке от пути из Индии в Персидский залив. Но наряду с такими фантастическими зарисовками многие описания Индии настолько точны, что могли быть сделаны только очевидцем.

    О роде занятий Афанасия Никитина также ничего достоверно не известно. Историки и энциклопедические справочники в один голос называют его «купцом», а некоторые исследователи, стремясь к исторической достоверности, говорят иначе: «предположительно купец». Что же скрывается за этим?

    На территории Руси и в далеких южных странах с Афанасием обращались не как с простым купцом, а как с послом. Возможно, что Афанасий имел тайные дипломатические поручения к правителям Нижней Волги и бассейна Каспийского моря. Загадочна и смерть Афанасия. Вернувшись на Русь, он, подданный великого Тверского князя, загадочным образом умирает близ Смоленска, входившего в состав Великого княжества Литовского, а дневник попадает в руки подданных князя московского, которые и переправляют его в Московию. Более того, дьячки-управленцы московского князя сразу понимают, что перед ними документ исключительной важности. Исходя из этого, можно утверждать, что агенты московского князя выследили Афанасия на территории другого государства и отобрали у него важный документ, который по какой-то причине был им необходим.

    Время, в которое Афанасий Никитин ходил в Индию, было сложным и трагичным в истории Руси. Особенно тяжелым оно было для родной Афанасию Твери. В 1462 г. на трон восточного соседа Твери — великого княжества Московского — взошел Иван III Васильевич. Он, как и его потомок и полный тезка Иван IV Васильевич, тоже носил прозвище Грозный. Московские князья стремились подчинить себе все соседние русские государства. В то время на Руси было три независимых княжества: Москва, Тверь и Рязань — и три независимых республики: Новгород, Псков и Вятка. Именно Иван III Васильевич за время своего правления подчинил своей власти эти княжества и города, огнем и мечом пройдя по независимым княжествам и республикам, утопив в крови свободу новгородцев и тверичей, вятичей и псковичей. Однако это будет несколько позже, а сейчас, в 1466 г., тверской князь Михаил Борисович, пытаясь сохранить независимость своего государства, отправляет в далекие края неприметного купца Афанасия в надежде на то, что ему удастся сколотить какую-нибудь коалицию.

    Историки расходятся и в датировке начала путешествия Никитина. Одни называют 1458 г., другие — 1466 г. Возможно, и здесь кроется какая-то загадка. Может быть, Афанасий совершил два путешествия — одно в 1458 г. в Казань и Астрахань, а второе, начавшееся в 1466 году, привело его в Индию. Однако достоверных сведений об этом первом путешествии у нас нет, поэтому будем считать, что «хожение» началось в 1466 г.

    Итак, в 1466 г. Афанасий Никитин отправляется из родной Твери в Ширванскую землю (современный Дагестан и Азербайджан). У него, (подчеркнем — с виду простого купца), путевые грамоты от великого князя Тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия. Идет Афанасий не один, с ним идут и другие купцы — всего же у них два корабля. Интересно, что Афанасий нигде не упоминает имен сотоварищей-русичей, и это довольно странно. То ли Афанасий не хотел выдавать имена тех, кто шел вместе с ним с важным поручением, то ли, наоборот, дьяк-переписчик великого князя Московского решил не включать в список купцов-тверичан. Двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, проходят Углич и добираются до Костромы, находившейся во владениях московского князя Ивана III. В принципе, отношения между Москвой и Тверью напряженные, но официально война не объявлена, и московский наместник пропускает Афанасия с охранной грамотой далее.

    В дороге Афанасий Никитин хотел присоединиться к Василию Папину, послу великого князя Московского в Ширване, но тот уже прошел вниз по реке. Почему же не дождался московский купец тверского, остается загадкой. А что же за товар вез в Ширван Афанасий? Он нигде не упоминает об этом. Историки предполагают, что это могла быть пушнина. В Нижнем Новгороде Афанасию пришлось задержаться на две недели для того, чтобы дождаться посла ширваншаха по имени Хасан-бек, который вез с собой в Ширван 90 кречетов, ловчих птиц — дар от московского князя. Однако такое число охотничьих птиц либо весьма преувеличено, либо было фигурой речи, понятной лишь посвященным. Некоторые историки предполагают, что словом «кречеты» в «Хожении» заменено слово воины, т. е. посол шел с отрядом московских наемников, которые, согласно договору Московского княжества с Ордой, Московия должна была выставлять для помощи ордынским государствам. Ширванский посол садится на больший из двух кораблей, и они идут вниз по реке.

    Дальнейший путь героев весьма загадочен. В путевом дневнике Афанасий отмечает, что они благополучно прошли Казань, Орду, Услан, Сарай. Описание этой части бегло и создает впечатление, что плавание по Волге было для русских купцов обыденным делом. Несмотря на то, что они идут в свите посла Ширвана, путь они выбирают окольный — по Ахтубе, стараясь миновать Астрахань. Где-то у самого впадения Волги в Каспий во время одной из стоянок на корабли нападают татары. Ситуация, которая, мягко говоря, не вписывается ни в какие рамки.

    Ведь речь идет о нападении на посла другого государства. Впрочем, это нападение, если только оно имело место, свидетельствует против наличия 90 дружинников («кречетов») в свите посла. Что же за загадочные татары напали на посольство, об этом Афанасий или позднейший переписчик умалчивает, но в дальнейшем на пути в Ширван русичам и спутникам Афанасия пришлось еще раз столкнуться с неприятностями. Возле города Тархи (близ нынешней Махачкалы) корабли попали в шторм, а когда меньший из кораблей то ли выбросило на берег, то ли он пристал самостоятельно, все купцы были захвачены в плен. Афанасий в это время находился на посольском корабле.

    В Дербенте Афанасий просит Василия Панина и Хасан-бека помочь захваченным в плен близ Тархи. Пленных действительно отпустили на свободу, но товары им не вернули, ведь по закону все выброшенное на берег имущество разбившегося в море корабля принадлежит владельцу берега. Такие отношения Афанасия с послами князя Московского и Ширваншаха еще больше убеждают в том, что был Никитин далеко не простым купцом.

    Некоторые из купцов, как сообщает Никитин, попытались вернуться на Русь, другие остались в Ширване. В тексте «Хожения» Афанасий пытается объяснить свои дальнейшие странствования тем, что он взял на Руси товар в долг и теперь, когда товар пропал, его могли за долги сделать холопом. Впрочем, это не вся правда или вообще неправда. В дальнейшем Никитин будет дважды пытаться вернуться на Русь, но по непонятной причине его дважды не пропустят дальше Астрахани. Поэтому в конечном итоге возвращается на Русь Афанасий не по Волге, а по Днепру. Но если бы он брал товары в долг, то долг остался бы таковым и через несколько лет, когда он несколько лет спустя решил вернуться. Некоторое время Афанасий остается в Ширване, вначале в Дербенте, а потом в Баку, «где огонь горит неугасимый». Чем занимался он все это время, неизвестно. Складывается впечатление, что он или ожидал какого-то важного известия из Твери, или же наоборот — скрывался от врагов. Неизвестная нам причина гнала Афанасия дальше, за море — в Ченокур. Здесь он живет полгода, но и отсюда вынужден уехать, месяц он живет в Сари, еще месяц в Амале — и снова дорога, краткий отдых и снова в путь. Вот как он сам рассказывает об этой части своего путешествия: «И прожил я в Чанакуре шесть месяцев, да в Сари жил месяц, в Мазандаранской земле. А оттуда пошел к Амолю и жил тут месяц. А оттуда пошел к Демавенду, а из Демавенда — к Рею. Тут убили шаха Хуссейна, из детей Али, внуков Мухаммеда, и пало на убийц проклятие Мухаммеда — семьдесят городов разрушилось. Из Рея пошел я к Кашану и жил тут месяц, а из Кашана — к Наину, а из Наина к Йезду и тут жил месяц. А из Йезда пошел к Сирджану, а из Сирджана — к Тар ому, домашний скот здесь кормят финиками, по четыре алтына продают батман фиников. А из Тарома пошел к Лару, а из Лара — к Бендеру, то пристань Ормузская. И тут море Индийское, по-персидски дарья Гундустанская; до Ормуза-града отсюда четыре мили идти».

    Создается впечатление, что он колесит по Ирану, переходя от одного города к другому, как будто скрывается от кого-то. Да и далеко не все города он перечисляет в своих записках, есть «много еще городов больших», пишет он, в которых он побывал, но даже названия их он не приводит. Интересно, что в «Хожении» он рассказывает о древнем городе Рее, в котором некогда убили Хуссейна, внука Мухаммеда. Вскоре после того город был захвачен и разрушен завоевателями, и ко времени Афанасия от него остались лишь руины. Трудно сказать, скрывался ли Никитин в руинах Рея от неведомых противников или искал там что-то на продажу, но город этот упомянут в его записях особо. Предание о разрушенном городе созвучно его невеселым мыслям о родине — там назревает война между двумя великими княжествами, в это же время войска великого князя Московского громят Вятку и Новгород. И история города Рея переплетается с современностью.

    Но вот он в своих странствиях доходит до Ормузского пролива, отделяющего Персидский залив от «Индийского моря». Здесь он впервые из русинов (как он называет себя сам) видит приливы и отливы. Интересно, что именно здесь он встречает христиан и празднует с ними Пасху. Это очень важный факт для историков, потому что из долгих описаний странствий можно сделать однозначный вывод о том, что бродил он по Ирану больше года, но поскольку у него не было возможности совершать пасхальные обряды и даже не было возможности вычислить наступление Пасхи, то он не отмечал этот праздник.

    Возможно, что именно в это время Афанасия Никитина начинают посещать мысли о правомерности иных вер. Именно в Ормузе, по его собственным словам, Афанасий начинает вести свой дневник. Но описания его прежних путешествий достаточно подробны, поэтому возникает мысль о том, что в Ормузе (или несколько ранее) он потерял свои прежние записи и теперь здесь, на берегу Персидского залива, перед отплытием в Индию он восстанавливал свои воспоминания.

    Вскоре Афанасий на индийском корабле (таве) плывет в Индию. Трудно сказать, была ли Индия непосредственной целью его путешествия или же он попал туда случайно, в поисках богатства. По его собственным словам, он узнал, что в Индии коней не разводят, поэтому они там очень дорогие, и решил отправиться в Индию с жеребцом, которого надеялся там продать. На таве Никитин дошел до североиндийского порта Камбея, «где родится краска и лак» (основные продукты экспорта, кроме пряностей и тканей), а затем отправился в Чаул, расположенный на полуострове Индостан. Индия поразила путешественника. Эта земля была так непохожа на его родные места, буйная зелень и плодородные почвы давали невиданные на его родине урожаи. Люди в Индии — темнокожие, нагие, босые — тоже были другими. Они жили иной жизнью, служили иным богам.

    А еще он удивляется разным индийским диковинкам, например боевым слонам: «Бой ведут все больше на слонах, сами в доспехах и кони. Слонам к голове и бивням привязывают большие кованые мечи да облачают слонов в доспехи булатные, да на слонах сделаны башенки, и в тех башенках по двенадцать человек в доспехах, да все с пушками, да со стрелами». И наверняка думал Афанасий: «Эх, да таких бы слонов моему великому князю, он был бы непобедим!» Но привезти даже одного слона на Русь дело невозможное. И далеко, и путь опасен. Лет за 700 до Никитина арабский правитель Гарун ар-Рашид подарил слона королю франков Карлу Великому и того с большими трудностями доставили из Палестины в Аахен. Но то — был дар одного великого правителя другому.

    Удивляет путешественника многое: «Зима у них началась с Троицына дня (май-июнь.) Каждый день и ночь — целых четыре месяца — всюду вода да грязь. В эти дни пашут у них и сеют пшеницу, да рис, да горох, да все съестное. Вино у них делают из больших орехов, кози гундустанские называются, а брагу — из татны. Коней тут кормят горохом, да варят кхичри с сахаром да с маслом, да кормят ими коней, а с утра дают шешни. В Индийской земле кони не водятся, в их земле родятся быки да буйволы — на них ездят и товар и иное возят, все делают. Джуннар-град стоит на скале каменной, не укреплен ничем, Богом огражден. И пути на ту гору день, ходят по одному человеку: дорога узка, двоим пройти нельзя. Весна у них началась с Покрова Святой Богородицы (октябрь) По ночам город Бидар охраняет тысяча стражей под начальством куттавала, на конях и в доспехах, да в руках у каждого по факелу В Бидаре по улицам змеи ползают, длиной по две сажени».

    Некоторые зарисовки Афанасия забавны и скорее напоминают арабские сказки, впрочем, это не удивительно, многое из того, что Никитин не мог видеть своими глазами, он брал из рассказов арабских купцов: «А еще есть в том Аланде птица гукук, летает ночью, кричит: «кук-кук»; а на чьем доме сядет, там человек умрет, а захочет кто ее убить, она на того огонь изо рта пускает. Мамоны ходят ночью да хватают кур, а живут они на холмах или среди скал. А обезьяны те живут в лесу. Есть у них князь обезьяний, ходит с ратью своей. Если кто обезьян обидит, они жалуются своему князю, и он посылает на обидчика свою рать, и они, к городу придя, дома разрушают и людей убивают. А рать обезьянья, сказывают, очень велика, и язык у них свой У оленей домашних режут пупки — в них мускус родится, а дикие олени пупки роняют по полю и по лесу, но запах они теряют, да и мускус тот не свежий бывает».

    Всякий раз, сталкиваясь с иным образом жизни, иной верой и системой ценностей, Афанасий убеждался в том, что жить можно по-разному и что каждая вера по-своему правильна. Он интересуется вопросами веры других народов, что, в общем-то, для православного является почти грехом, ведь истина, с точки зрения православия, содержится лишь в Евангелиях и поучениях отцов Церкви, а все иные религии — от сатаны. Но Афанасий вместе с индусами посещает главный буддийский центр того времени — город Парват, который он называет так: «То их Иерусалим, то же, что для бесермен Мекка». Однако буддийским монахам не удалось заинтересовать Никитина своей верой, да и такое разнообразие вер удивляет и пугает Афанасия: «А разных вер люди друг с другом не пьют, не едят, не женятся». Но вид Парвата поразил воображение Афанасия: «В Парват съезжаются все нагие, только повязка на бедрах, и женщины все нагие, только фата на бедрах, а другие все в фатах, да на шее жемчугу много, да яхонтов, да на руках браслеты и перстни золотые. А внутрь, к бутхане, едут на быках, рога у каждого быка окованы медью, да на шее триста колокольцев и копыта медью подкованы. И быков они называют ачче».

    «Расспрашивал я их о вере», — пишет Афанасий Никитин, что уже само по себе удивительно для христианина, который, согласно догматике, должен не научаться «бесовским верованиям», а сам проповедовать слово Иисуса.

    Торговые и исторические наблюдения Афанасия очень точны и достоверны, он не только записывает то, что видел своими глазами, но и то, что рассказывали торговцы о других портах от Египта до Дальнего Востока, он указывает, где «родится шелк», где «родятся алмазы», указывает будущим путешественникам, какие опасности могут их ждать в здешних краях, описывает войны в странах, через которые он проходил. Верил ли он в то, что в скором времени русские купцы смогут ходить с торговыми караванами в Индию? Трудно сказать, но сведения, указанные Никитиным, действительно могли бы помочь купцам, которые могли прийти в Индию после него. Афанасий интересуется индийскими товарами и приходит к выводу, что на Руси они не пользовались бы спросом. «Говорили [мне], что много [в Индии] товаров для нас, а [оказалось] для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец да краска», — печалился Никитин в своем «Хождении». В Бидаре он заносит в дневник: «На торгу продают коней, камку (ткань), шелк и всякий иной товар да рабов черных, а другого товара тут нет. Товар все гундустанский, а съестного только овощи, а для Русской земли товара тут нет».

    Не правда ли, загадочный фрагмент? Купец тщательно записывает, что продается в разных городах, делает много полезных заметок для последующих купцов и вдруг рубит сплеча: «Да нет здесь полезных для Руси товаров!» Может быть, таким образом он пытается отпугнуть конкурентов? Вполне возможно, что «Хождение» предназначалось именно для тверских купцов, а всем же остальным тверичане должны были говорить: вот смотрите, сам Афанасий Никитин, первопроходец земли той, написал, что в Индии нет хорошего товара для Руси. Кстати о товарах. Именно из Индии на Русь шли жемчуга и слоновая кость, золото и серебро. Так что лукавит купец Афанасий. Впрочем, возможно и другое объяснение: этот лукавый пассаж — продукт переработки текста дьяками великого князя Московского, мол чего вам, купцам, в Индию ходить, лучше на Руси оставайтесь. Централизация государственной власти, начавшаяся при Иване III Васильевиче и продолжившаяся при его внуке Иване IV, сопровождалась закрытостью внешних границ, дабы никто от воли царской не убежал.

    Вдумчивое чтение текста «Хождения» позволяет предположить, что Афанасий Никитин за годы пребывания в мусульманских странах все-таки принял ислам, либо в этот раз, либо позже в Бидаре, когда местный вельможа Малик Хасан Бахри, носивший титул низам-аль-мулька, раскрыв веру Никитина, предложил ему сменить ее на ислам. Современный российский историк Зураб Гаджиев на страницах интернет-журнала «Исламская цивилизация» опубликовал статью, в которой убедительно доказывает, что даже после многочисленных правок православных писцов в тексте «Хожения» сохранилось немало свидетельств принятия ислама Никитиным.

    И действительно, Афанасий на страницах «Хождения» показан как человек глубоко религиозный, текст начинается с прославления Иисуса и благословений на путешествие, полученных им от его духовных наставников. В дальнейшем его настороженное отношение к исламу постепенно проходит, он, как мы уже упоминалось, даже приводит в путевом дневнике суннитскую легенду о наказании городу Рее за убийство имама Хуссейна.

    В индийском Бидаре Никитин размышляет о судьбах Русской земли. Перечислив преимущества земель, в которых он побывал — Крыма, Грузии, Турции, Молдовы и Подолья, — он молится за Русскую землю, но при этом добавляет: «На этом свете нет страны, подобной ей, хотя эмиры Русской земли несправедливы. Да устроится Русская земля и да будет в ней справедливость!» Вот любопытный момент: Афанасий называет правителей Руси эмирами. Похоже, что во время путешествия он действительно постепенно превращался в арабского купца.

    Заканчивается текст «Хожения» пространными исламскими молитвами. Если считать, что последние строки путевого дневника были написаны Афанасием перед смертью, то получается, что в последние часы своей жизни он молится Аллаху как правоверный мусульманин. + Проведя в Индии несколько лет, он решает возвращаться на Русь. Истинные причины этого не совсем понятны. В «Хожении» он утверждает, что это произошло после беседы с одним исламским чиновником, предлагавшим Афанасию сменить веру и обосновывавшим это тем, что Афанасий вдали от родины не соблюдал христианские обряды. Но насколько это соответствовало действительности, неизвестно. Дело в том, что возвращение Афанасия на Русь также окружено загадками, а сам текст «Хожения», без сомнения, подвергался многочисленным правкам.

    В отличие от пути в Индию, обратная дорога была короткой и быстрой. В порту Дабхол он садится на корабль, идущий через Эфиопию, Маскат и Ормуз и добирается до Персии. В Персии он останавливается в городах Л ар, Шираз, Йезд, Исфахан, Кум, Тебриз. Далее он приходит в Эрзинджан в Турции, оттуда в Трабзон. Так, пройдя два моря, Каспийское и «Индийское», он добирается до третьего — Черного. В Трабзоне турецкий чиновник принимает Никитина за шпиона и отбирает его товары.

    Именно на прибытии в Каффу в 1472 г. обрывается текст «Хожения». Афанасий Никитин сын, тверитин, исчезает из истории. Известно лишь, что зимой 1474/1475 года он умирает или погибает при загадочных обстоятельствах близ Смоленска, буквально в сотне километров от родного города. Предполагают, что все это время он добирался до родной Твери. Два с лишним года. Даже пешим путем это очень медленно. Поэтому есть основания предполагать, что «выпавшие из истории» два года жизни путешественника прошли столь же интенсивно, как и предыдущие.

    Несмотря на разногласие среди ученых касательно вероисповедания Никитина, самым удивительным фактом, который выяснился в ходе их споров, стал необычайный для своего времени подход Никитина к религии. Воспитанный в ортодоксальной среде, но веротерпимый купец, приехав в другую страну, смог не только примириться с чужими религиями, но и принять их и извлечь самые главные идеи, содержащиеся как в православии, так и в исламе – монотеистические идеалы добра и любви.

    Дата рождения: —
    Дата смерти: 1472(1475) год
    Место рождения: Российская империя

    Афанасий Никитин – путешественник, бывалый купец и первый европеец, посетивший Индию. Также Никитин известен своими заметками «Хожение за три моря».

    История сохранила мало сведений об Афанасии, о дате и месте его рождения, родителях и детстве. Первые исторические записи относятся к его путешествию к трём морям Чёрному, Каспийскому и Аравийскому, которое описано в его заметках.

    Не удалось восстановить и точную дату отправки в путешествие. Русские торговцы, которые путешествовали в одном направлении с Афанасием, отправились в дорогу из Твери на нескольких судах.

    Афанасий к тому времени был опытным купцом и путешественником, ведь ему не раз приходилось посещать такие страны как Византию, Литву, Молдавию и Крым. А благополучное возвращение домой сопровождалось привозом заморских товаров.

    Афанасий имел большие планы на развитие торговли в районах нынешней Астрахани, для чего получил поддержку и грамоту от князя Михаила Борисовича Тверского. В связи с этим он мог рассматриваться в качестве тайного дипломата или лазутчика князя, но исторических данных по этому поводу не сохранилось.

    После прибытия в Нижний Новгород путешественники должны были присоединиться к Василию Папину и русскому посольству, но торговый караван не успел к их уходу на юг.

    Продолжение пути было затянуто на две недели и продолжилось с татарским послом Ширваном Хасан-беком. А вблизи Астрахани все суда были разграбленными татарскими разбойниками.

    Возвращение в Россию сулило попасть в яму долговых обязательств. Поэтому товарищи Афанасия разделились: у кого было хоть что-то дома возвращались на Русь, а остальные разошлись куда глаза глядели.

    Никитин же не оставил надежды улучшить свои дела и продолжил путешествие на юг. Он прошёл Баку и Персию, затем добрался к Индийскому океану. А вот уже в Индии Никитин провёл 3 года. Посетил он в Индии множество городов, многое повидал, но денег нажить не удалось.

    Долгий путь был обратно в Крым. Добирался Афанасий через Африку, побывал он и в Эфиопских землях, добрался до Трапезунда и Аравии. Затем преодолев Иран, а затем и Турцию вернулся в Чёрное море.

    А остановившись в Кафе (Крым), в ноябре 1974 года решил дождаться весеннего торгового каравана, ведь подорванное здоровье не давало возможности путешествовать зимой.

    В течение длительного пребывания в Кафе Никитин успел познакомиться и наладить близкие отношения с Московскими богатыми купцами, среди которых был и Григорий Жуков, и Степан Васильев. Когда в Крыму стало тепло их объединённый большой караван тронулся в путь. Подорванное здоровье Афанасия всё больше давало знать о себе. Из-за чего он и скончался и был захоронен около Смоленска.

    Желание поделится своими впечатлениями, наблюдениями и опытом вылилось в его путевых записках. Здесь хорошо просматривается начитанность и грамотное владение не только русской деловой речью, но и хорошее восприятие иностранных языков.

    В своих записках Афанасий часто использует местные выражения стран, в которых он успел побывать, а вслед за ними даёт свою трактовку на русском языке.

    В его записях указаны не только отличия природы и диковинные животные, но и отличия нравов, быта и государственного строя. Побывал Афанасий и в священном городе Парвaте, где поклоняются Будде. Изучал местную религию и управление. Его записи свидетельствуют о широком кругозоре и дружелюбности автора к чужим странам и народам.

    Несмотря на прекрасные и интересные описания Индии, Персии и других стран его записи не скрывают его разочарования отсутствие обещанного разнообразия товаров. Скучая по русской земле, Афанасий не мог чувствовать себя уютно в чужих землях.

    Несмотря на несправедливость русских вельмож, Никитин прославлял русскую землю. До последнего хранил путешественник и христианскую религию, а все оценки нравам и обычаям строились на православной морали.

    Достижения Афанасия Никитина:

    Даты из биографии Афанасия Никитина:

    1468 г. начало путешествия за 3 моря
    1471 г. приезд в Индию
    1474 г. вернулся в Крым
    1475 г. скончался

    Интересные факты Афанасия Никитина:

    Упоминал в записях экзотических животных, а также таинственного пернатого «гукук»
    «Хожение» переведено на много языков
    1955 г. установлен памятник в Твери на месте начала путешествия Aфaнaсия
    2003 г. установлен памятник в Западной части Индии, надписи на котором выгравированы на хинди, маратхи, русском и английском языках

    Страница 3 из 3

    Краткая биография

    НИКИТИНА Афанасия

    НИКИТИН Афанасий (год рождения неизвестен — умер весной 1475), русский купец, путешественник и писатель.


    Весной 1468 тверской купец среднего достатка Афанасий Никитин, снарядив два судна, направился Волгой на Каспий вместе со своими земляками торговать. На продажу везли дорогие товары, в том числе «мягкую рухлядь» — меха, ценившиеся на рынках нижней Волги и Сев. Кавказа. Под Астраханью на купцов напали татары и почти все разграбили. Никитин, вероятно, говоривший на двух-трех тюркских языках и на фарси, решил расторговать оставшийся товар в чужеземных странах. Из Баку он отплыл в Мазандеран. Проведя в Иране более двух лет, он двинулся дальше на юг. По дороге Никитин узнал, что в Индии ценятся породистые жеребцы и там же можно дешево купить дорогие на Руси товары. Приобретя коня, в апреле 1471 Никитин сел на судно, идущее в индийский порт Чаул. Выгодно сбыть жеребца удалось не сразу, и он путешествует по разным городам Индии под видом ходжи, терпя гонения от местных властей. Лишь в Бидаре, многолюдной столице государства Бахмани, ему удается продать коня. В январе 1472 он пришел в священный г. Парват, где прожил полтора года. Почти полгода Никитин провел в одном из городов «алмазной» пров. Райчур, где принял решение вернуться на родину.
    Результаты путешествия разочаровали Никитина: «. . . для нашей земли нет ничего. . . перец да краска, то дешево. . . А нам привезти товар без пошлины не дадут. А пошлин много, и на море разбойников много». Около трех лет путешествовал тверской купец по Индии. Его путевые записи уточняют и дополняют индийские хроники 1471-74-го гг. Никитин описал пышные выезды местного султана, страшную нищету крестьян, кастовые и религиозные различия («разных вер люди друг с другом не пьют, не едят, не женятся»).
    В январе 1473 Никитин сел в Дабхоле (Дабул) на судно, которое почти после трехмесячного плавания с заходом на Сомалийский и Аравийский п-ва доставило его в Ормуз. Торгуя пряностями, Никитин прошел через Иранское нагорье к Тебризу, посетив кочевых «белобаранных» туркмен, пересек Армянское нагорье и осенью 1474 достиг Трабзона. Власти этого черноморского порта арестовали все его товары, в том числе индийские самоцветы, приняв Никитина за туркмена; дневник при этом не тронули.
    5 ноября Никитин прибыл в Феодосию, где перезимовал и, вероятно, привел в порядок свои наблюдения. Весной 1475 года он двинулся на север скорее всего по Днепру. Из краткого вступления к его запискам, включенным в «Львовскую летопись» под 1475, следует, что он «умер, Смоленска не дойдя, весной или в начале 1475. А записи он своей рукой писал, и те тетради. . . привезли купцы в Москву».
    В 16-17 вв. его дневник «Хожение за три моря» (имеется в виду Каспийское, Аравийское и Черное), неоднократно переписывался. Известно шесть списков. Один из них в нач. 19 в. был найден Н. М. Карамзиным, оценившим исключительное значение труда.
    Не планируя заранее путешествие за три моря, Никитин оказался первым европейцем, который дал ценное описание средневековой Индии, обрисовав ее просто и правдиво. Его записи лишены расового подхода и отличаются редкой для того времени веротерпимостью. Своим подвигом Никитин доказал, что во 2-ой пол. 15 в., за 30 лет до португальского «открытия» Индии, путешествие туда мог совершить даже не богатый, но целеустремленный человек.
    Труд Никитина представляет интерес не только как один из ярких образцов жанра путевых очерков, т. н. древнерусских «хожений», (основоположником которого принято считать игумена Даниила, нач. 12 в.), но и как памятник живого русского языка 15 в.

    Именем Никитина, героя многих исторических повестей, в 1957 названа вершина (высота 3500 м) крупного (длина 275 км) подводного горного массива в Индийском океане недалеко от экватора. В 1955 в Твери ему поставлен памятник, а в начале 2002 г. — в Индии.

    НИКИТИН, АФАНАСИЙ (умер в 1475) – тверской купец, путешественник, первым из европейцев посетивший в Индию (за четверть века до открытия пути в эту страну Васко да Гамой), автор Хожения за три моря .

    Год рождения А.Никитина неизвестен. Крайне скудны и сведения о том, что заставило этого купца предпринять в конце 1460-х в рискованное и длительное путешествие на Восток, в сторону трех морей: Каспийского, Аравийского и Черного. Его он описал в своих заметках, озаглавленных Хожение за три моря .

    Точная дата начала путешествия также не известна. В 19 в. И.И.Срезневский датировал его 1466–1472, современные российские историки (В.Б.Перхавко, Л.С.Семенов) полагают точной дату 1468–1474. Согласно их данным, караван из нескольких судов, объединивший русских торговцев, отправился из Твери по Волге летом 1468. Бывалый купец Никитин до этого не раз посещал дальние страны – Византию, Молдавию, Литву, Крым – и благополучно возвращался домой с заморским товаром. Данное путешествие также началось гладко: Афанасий получил грамоту от Великого князя Тверского Михаила Борисовича, собираясь развернуть широкую торговлю в районе современной Астрахани (некоторым историкам это сообщение дало основание видеть в тверском купце тайного дипломата, лазутчика тверского князя, однако документальных подтверждений тому нет).

    В Нижнем Новгороде Никитин должен был в целях безопасности присоединиться к русскому посольству Василия Папина, но тот уже ушел на юг, и торговый караван его не застал. Дождавшись возвращения из Москвы татарского посла Ширвана Хасан-бека, Никитин с ним и с другими купцами отправился в путь на две недели позже намеченного. Под самой Астраханью караван из посольского и купеческих судов ограбили местные разбойники – астраханские татары, не посчитавшись, что на одном из кораблей плыл «свой» и, к тому же, посол. Они отняли у купцов весь товар, закупленный в кредит: возвращение на Русь без товара и без денег грозило долговой ямой. Товарищи Афанасия и он сам, по его словам, «заплакав, да разошлися кои куды: у кого что есть на Руси, и тот пошел на Русь; а кой должен, а тот пошел, куды его очи понесли».

    Желание поправить дела с помощью посреднической торговли погнало Никитина дальше на юг. Через Дербент и Баку он попал в Персию, пересек ее от Чапакура на южном побережье Каспия до Ормуза на берегу Персидского залива и по Индийскому океану к 1471 году доплыл до Индии. Там он провел целых три года, посетив Бидар, Джункар, Чаул, Дабхол и другие города. Денег он не нажил, но обогатился неизгладимыми впечатлениями.

    На обратном пути в 1474 Никитину довелось побывать на побережье Восточной Африки, в «земле Эфиопской», дойти до Трапезунда, затем оказаться в Аравии. Через Иран и Турцию он добрался до Черного моря. Прибыв в Кафу (Феодосия, Крым) в ноябре, Никитин не рискнул отправляться дальше в родную Тверь, решив дождаться весеннего купеческого каравана. Здоровье его было подорвано длительным путешествием. Возможно, в Индии он приобрел какое-то хроническое заболевание. В Каффе Афанасий Никитин, по-видимому, познакомился и близко сошелся с богатыми московскими «гостями» (купцами) Степаном Васильевым и Григорием Жуком. Когда их объединенный караван тронулся в путь (скорее всего, в марте 1475), в Крыму было тепло, но по мере продвижения на север погода становилась все холоднее. Подорванное здоровье А.Никитина дало о себе знать и он неожиданно скончался. Местом его захоронения условно считается Смоленск.

    Желая поведать другим то, что повидал сам, А.Никитин вел путевые записки, которым придал литературную форму и дал заглавие Хожение за три моря . Судя по ним, он внимательно изучал жизнь, быт и занятия народов Персии и Индии, обратил внимание на государственный строй, управление, религию (описал поклонения Будде в священном городе Парвате), рассказал об алмазных копях, торговле, вооружении, упомянул экзотических животных – змей и обезьян, таинственную птицу «гукук», якобы предвещавшую смерть и др. Его записки свидетельствуют о широте кругозора автора, дружественном отношении к чужим народам и нравам тех стран, где он побывал. Деловитый, энергичный купец и путешественник не только искал товары, нужные русской земле, но внимательно наблюдал и точно описывал быт и нравы.

    Живо и интересно описал он и природу экзотической Индии. Однако как купец Никитин был разочарован результатами путешествия: «Меня обманули псы-басурмане: они говорили про множество товаров, но оказалось, что ничего нет для нашей земли. .. Дешевы перец и краска. Некоторые возят товар морем, иные же не платят за него пошлин, но нам они не дадут [ничего] провезти без пошлины. А пошлина большая, да и разбойников на море много». Скучавший по родной земле, чувствовавший себя неуютно в чужих краях, А.Никитин искренне призывал восхищаться «землею Русской»: «Русскую землю Бог да сохранит! На этом свете нет страны, подобной ей. И хотя вельможи русской земли не справедливы, пусть да устроится Русская земля и да будет в ней [достаточно] справедливости!» В отличие от ряда европейских путешественников того времени (Никола де Конти и др.), принявших на Востоке магометанство, Никитин до конца был верен христианству («не оставил веры своей на Руси»), все моральные оценки нравам и обычаям давал, опираясь на категории православной морали, оставаясь в то же время веротерпимым.

    Хожение А.Никитина свидетельствует о начитанности автора, владении им деловой русской речью и в то же время очень восприимчивого к чужим языкам. Он привел в своих записках много местных – персидских, арабских и тюркских – слов и выражений, дал им русское толкование.

    Хожение , доставленное кем-то в 1478 в Москву дьяку великого князя Василию Мамырёву уже после смерти их автора вскоре были включены в летописный свод 1488, в свою очередь вошедший в Софийскую Вторую и Львовскую летописи. Хожение переведено на многие языки мира. Его автору в Твери в 1955 был поставлен памятник на берегу Волги, на том месте, откуда он отправился «за три моря». Памятник был установлен на круглой площадке в виде ладьи, носовая часть которой украшена головой коня

    В 2003 памятник был открыт и в Западной Индии. Семиметровая стела, облицованная черным гранитом, по четырем сторонам которой золотом выгравированы надписи на русском, хинди , маратхи и английском языках, спроектирована молодым индийским архитектором Судипом Матрой и построена на местные пожертвования при финансовом участии администраций Тверской области и города Тверь.

    Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева

    Краткая биография Афанасия Никитина, русского купца и путешественника изложена в этой статье.

    Афанасий Никитин краткая биография

    К сожалению, сохранились лишь скудные данные о рождении Афанасия, его родителей и детстве. Предположительный год рождения – 1433 год. В 1468 году русский путешественник Афанасий Никитин совершил «хождение за три моря», какие именно – Черное, Каспийское и Аравийское. В ходе экспедиции он побывал в Африке, в странах Востока, Персии и Индии и описал увиденное в книге «Хождение за три моря».

    Афанасий Никитин в путешествие отправился из Твери. С собой он вез русские товары в надежде выгодно их продать в поселениях вблизи Каспийского моря. Случилось так, что в устье Волги тверского купца ограбили астраханские татары. Но это грустное событие не заставило его вернуться домой, тем более, что украденный товар был взят им в долг. Никитин принял твердое решение отправиться в заморские страны, дабы заработать денег для возвращения за товар долгов. Прежде всего, он посетил Баку, после перекочевал на юг, изучая местные языки и занимаясь торговлей. Приблизительно в 1469 году Афанасий добирается до крупного порта – Ормуз, который был своенравной точкой пересечения торговых путей Индии, Малой Азии, Китая и Египта. Потом было несколько лет путешествий по Индии.

    Поскольку в книге «Хождения» имеется достаточно большое количество арабско-персидской лексики и мусульманских молитв, то некоторые исследователи выдвинули мнение, что пребывая в Индии, тверской путешественник принял веру ислам. Хотя он сам во всех своих записях это дело опровергал. Когда Никитин решил возвращаться на родину, то его путь лежал через Трапезунд и Персию.

    Поделитесь статьей с друзьями:

    Похожие статьи

    Тверской купец афанасий никитин. Афанасий никитин интересные факты

    Афанасий Никитин – путешественник, бывалый купец и первый европеец, посетивший Индию. Также Никитин известен своими записками «Хожение за три моря». Современникам Афанасий Никитин известен как мореплаватель и торговец. Этот купец стал первым из жителей европейских стран, кто побывал в Индии. Путешественник открыл восточную страну за 25 лет до Васко да Гамы и других португальских путешественников.

    Из биографии Афанасия Никитина:

    История сохранила мало сведений об Афанасии, о дате и месте его рождения, родителях и детстве. Первые исторические записи относятся к его путешествию к трём морям Чёрному, Каспийскому и Аравийскому, которое описано в его заметках. +О детских годах русского путешественника также известно мало, так как биографию Афанасия Никитина начали записывать во время экспедиций купца. Известно только, что мореплаватель родился в середине 15 века в городе Тверь. Отец путешественника – крестьянин, звали его Никитой. В то время не было фамилий, поэтому «Никитин» – это отчество, а не фамилия.

    Больше о семье, как и о юности путешественника, биографам ничего не известно. Афанасий в молодом возрасте стал купцом и успел повидать многие страны, например, Византию и Литву, где путешественник продвигал торговлю. Товар Афанасия пользовался спросом, поэтому нельзя сказать, что юноша жил в бедности.

    О личной жизни Афанасия Никитина ученым неизвестно, ведь жизнеописание русского мореплавателя составлялось благодаря запискам купца. Были ли у Никитина дети, ждала ли его верная супруга – тоже остается загадкой. Но, судя по рукописям торговца, Афанасий Никитин был целеустремленным и неунывающим человеком, который не боялся трудностей в незнакомых странах. За три года путешествий Афанасий Никитин освоил чужеземные языки, в его дневниках встречались арабские, персидские и тюркские слова.

    Нет фотографичных портретов Никитина, до современников дошли только примитивные рисунки. Известно, что купец обладал простой славянской внешностью и носил квадратную бороду.

    Скитаясь по солнечным странам, Афанасий Никитин жил мечтою вернуться на родину. Мореплаватель собрался в обратный путь и отправился в торговый порт Ормуз, откуда и началось путешествие в Индию. Из Ормуза купец отправился на север через Иран и оказался в Трабзоне, турецком городе. Местные турецкие жители приняли русского мореплавателя за шпиона, поэтому взяли Никитина в плен, отобрав все, что было на судне. Единственное, что осталось у мореплавателя при себе – рукописи.

    А когда Афанасия отпустили из ареста, торговец отправился в Феодосию: там он должен был встретиться с русскими купцами, чтобы занять денег и расквитаться с долгами. Ближе к осени 1474 года купец приехал в феодосийский город Кафу, где провел зиму.

    А остановившись в Кафе (Крым), в ноябре 1474 года решил дождаться весеннего торгового каравана, ведь подорванное здоровье не давало возможности путешествовать зимой. В течение длительного пребывания в Кафе Никитин успел познакомиться и наладить близкие отношения с Московскими богатыми купцами, среди которых был и Григорий Жуков, и Степан Васильев. Весной Никитин намеревался отправиться по Днепру в Тверь.

    Когда в Крыму стало тепло, их объединённый большой караван тронулся в путь. Подорванное здоровье Афанасия всё больше давало знать о себе. Из-за чего он и скончался и был захоронен около Смоленска. Причина гибели Афанасия Никитина остается загадкой, но ученые уверены, что продолжительное путешествие по разным странам с различными климатическими условиями резко ухудшило здоровье мореплавателя.

    Желание поделится своими впечатлениями, наблюдениями и опытом вылилось в его путевых записках. Здесь хорошо просматривается начитанность и грамотное владение не только русской деловой речью, но и хорошее восприятие иностранных языков.

    Записки Никитина были доставлены в Москву купцами, которые сопровождали странника. Дневник Никитина передали советнику князя Ивана III, и в 1480 году рукописи вошли в летопись.

    В путевых записках «Хождение за три моря» российский путешественник подробно описал быт и политическое устройство восточных стран. Рукописи Афанасия были первыми на Руси, которые описывали морское путешествие не с точки зрения паломничества, а с целью рассказа о торговле. Сам путешественник считал, что его записки – это грех. Позже, в 19 веке, рассказы Афанасия опубликованы известным историком и писателем Николаем Карамзиным и вошли в «Историю государства Российского».

    2.«Хожения» внесены князем Василием Мамырёвым в летописный свод.

    *Даты из биографии Афанасия Никитина:

    *1468 г. начало путешествия за 3 моря.

    *1471 г. приезд в Индию.

    *1474 г. вернулся в Крым.

    *1475 г. скончался.

    Об экспедициях и путешествиях Афанасия Никитина:

    Не удалось учёным восстановить и точную дату отправки в путешествие.

    Афанасий Никитин, как настоящий купец, стремился расширить торговлю в нынешней Астрахани. Мореплаватель получил разрешение тверского князя Михаила Борисовича III, поэтому Никитина рассматривали как тайного дипломата, однако исторические данные не подтверждают эти догадки. Получив поддержку первых государственных лиц, Афанасий Никитин отправился в дальний путь из Твери.

    Русские торговцы, которые путешествовали в одном направлении с Афанасием, отправились в дорогу из Твери на нескольких судах. Афанасий к тому времени был опытным купцом и путешественником, ведь ему не раз приходилось посещать такие страны как Византию, Литву, Молдавию и Крым. А благополучное возвращение домой сопровождалось привозом заморских товаров.

    Мореплаватель поплыл через реку Волгу. Первоначально путешественник остановился в городе Клязин и отправился в монастырь. Там он получил благословение у игумена, а также помолился Святой Троице, чтобы путешествие сложилось благополучно. Далее Афанасий Никитин отправился в Углич, оттуда в Кострому, а затем в Плес. По словам путешественника, маршрут проходил без препятствий, однако в Нижнем Новгороде экспедиция мореплавателя затянулась на две недели, так как там купец должен был встретиться с послом Ширванского государства Хасан-беком. Первоначально Никитин хотел присоединиться к русскому посольству Василия Папина, но тот уже уплыл на юг.

    Беда случилась, когда команда Афанасия проплывала мимо Астрахани: мореплавателей настигли татарские разбойники и разграбили корабль, а одно судно и вовсе утонуло.

    Возвращение в Россию сулило попасть в яму долговых обязательств. Поэтому товарищи Афанасия разделились: у кого было хоть что-то дома, возвращались на Русь, а остальные разошлись в разные стороны, кто-то остался в Шемахе, некоторые отправились на работу в Баку.

    Дальше потерявшие товар купцы отправились на двух кораблях в город-крепость Дербент. Афанасий Никитин надеялся улучшить материальное положение, поэтому решил отправиться в плавание в сторону юга: из Дербента неунывающий мореплаватель отправился в Персию, а из Персии добрался до оживленного порта Ормуза, который представлял собой пересечение торговых путей: Малой Азии, Индии, Китая и Египта. В рукописях Афанасий Никитин называл этот порт «пристанищем Гурмызьским», знакомый на Руси поставками жемчуга.

    Прозорливый торговец в Ормузе узнал, что оттуда поставляют редких жеребцов, которых не разводят в индийской стране, и там они дорого ценятся. Купец приобрел коня, и с надеждой сбыть товар по заоблачной цене, отправился на евразийский материк в Индию, территория которой хоть и была тогда на картах, но оставалась неизведанной европейцами. В Индии Никитин провёл 3 года. Посетил он в Индии множество городов, многое повидал, но денег нажить не удалось. Русский путешественник детально описал быт и устройство солнечной страны в своих рукописях.

    Афанасий удивлялся тому, как индийские жители ходят по улице: женщины и дети гуляли нагими, а у князя были покрыты покрывалом бедра и голова. Но зато чуть ли не у каждого человека были золотые украшения в виде браслетов, что удивляло русского купца. Никитин не понимал, почему индийцы не могут продать драгоценные украшения и купить одежду, чтобы прикрыть наготу. Также его впечатлило, что население Индии было большое, и почти каждая вторая жительница страны ожидала ребенка.

    В город Чаул Афанасий Никитин приплыл в 1471 году. В Чауле Афанасий не продал жеребца по выгодной цене, поэтому в начале весны мореплаватель отправился в самую глубинку Индии. Купец добрался до северо-западной крепости Джуннар, где встретился с Асад-Ханом, ее хозяином. Наместнику понравился товар Афанасия, однако он возжелал заиметь коня бесплатно и отнял его силой. В ходе разговора Асад узнал, что русский путешественник исповедует иную религию и обещал вернуть животное с золотом в придачу, если купец примет ислам. Наместник дал Никитину 4 дня на раздумья, в случае отрицательного ответа Асад-Хан пригрозил русскому купцу смертью.

    По книге «Хождения за три моря» Афанасия Никитина спас случай: наместнику крепости встретился знакомый старик Мухаммед, перед которым правитель показал милость и отпустил чужеземца, вернув коня. Однако историки спорят до сих пор: принял Афанасий Никитин магометанскую веру или же остался верен православию. Такие сомнения оставил купец из-за оригинальных записок, которые были насыщенны иноземными словами.

    Долгий путь был обратно в Крым. Добирался Афанасий через Африку, побывал он и в Эфиопских землях, добрался до Трапезунда и Аравии. Затем преодолев Иран, а затем и Турцию вернулся в Чёрное море.

    Интересные факты из жизни Афанасия Никитина:

    * Афанасий Никитин был первым русским путешественником, который побывал в Персии и Индии. Возвращаясь с этих стран, путешественник посетил Турцию, Сомали и Маскат.

    *Никитин открыл восточные страны за 25 лет до путешествий Васко да Гамы и многих других путешественников.

    * Никитин удивлялся обычаям Индии и экзотическим животным, в чужеземной стране он впервые увидел змей и обезьян.

    *Путешествие в невиданные края было красочным и ярким, но Афанасий остался недоволен, ведь торговой выгоды купец так и не увидел.

    * По словам мореплавателя, солнечная страна торговала красками и дешевым перцем – нечего было увезти на родину, чтобы получить прибыль.

    * Индийское пребывание Никитина было интересным, но бедным: продажа единственного коня обошлась купцу в убыток и наложением штрафа.

    * Известные путевые записки Афанасьева «Хождение за три моря», это своенравный справочник, где подробно описан быт, а также политическое устройство стран на Востоке.

    * На Руси данные рукописи были первыми, в которых описывались морские с целью повествования о торговле.

    * Для ученых до сих пор остается загадкой личная жизнь Никитина. Неизвестно была ли у него жена и дети.

    * Никитин – это вовсе не фамилия путешественника. Тогда фамилий еще не было. Это его отчество, то есть Афанасий, сын Никиты.

    * Он описал Калькутту, Цейлон и Индокитай, которые ранее не были известны.

    * Афанасия Никитин был выходцем из бедной семьи. И главной причиной, по которой он отправился в путешествия – поправить финансовое положение семьи за счет торговли с иностранными купцами.

    *Самое большое удивление, которое испытал Никитин в Индии, так это то, что местные жители ходили нагие, зато в золотых украшениях. *Именем русского мореплавателя были названы улицы и переулки в России, а также набережная в городе Твери.

    * В 1958 году «Мосфильмом» было снято кино «Хождение за три моря».

    * В 1955 году в Твери поставлен памятник Никитину на месте начала его путешествия.

    *Также памятники русскому купцу есть в Кафе и в штате Махараштра.

    *Любопытен такой факт: тверской купец обладал правом носить отчество, тогда как во Владимирском, а затем и в Московском княжествах таким правом обладали лишь бояре и дворяне.

    *Упоминал в записях экзотических животных, а также таинственного пернатого «гукук».

    *«Хожение» переведено на много языков.

    *2003 г. установлен памятник в Западной части Индии, надписи на котором выгравированы на хинди, маратхи, русском и английском языках.

    *Древнерусский оригинальный текст его «Хожения за три моря» написан на четырех языках.

    *Заканчивает свой путевой дневник Никитин молитвой Аллаху.

    *В своих записках Афанасий часто использует местные выражения стран, в которых он успел побывать, а вслед за ними даёт свою трактовку на русском языке.

    *В его записях указаны не только отличия природы и диковинные животные, но и отличия нравов, быта и государственного строя.

    * Побывал Афанасий и в священном городе Парвaте, где поклоняются Будде. Изучал местную религию и управление. Его записи свидетельствуют о широком кругозоре и дружелюбности автора к чужим странам и народам.

    *Несмотря на прекрасные и интересные описания Индии, Персии и других стран его записи не скрывают его разочарования отсутствие обещанного разнообразия товаров.

    * Скучая по русской земле, Афанасий не мог чувствовать себя уютно в чужих землях. *Несмотря на несправедливость русских вельмож, Никитин прославлял русскую землю.

    * До последнего хранил путешественник и христианскую религию, а все оценки нравам и обычаям строились на православной морали.

    Загадки в истории жизни и путешествий Афанасия Никитина:

    Русский путешественник Афанасий Никитин – загадочная фигура.

    Отсутствие биографических сведений об Афанасии Никитине в летописях и других древнерусских документах для некоторых исследователей является основанием считать, что «Хожение» было сфальсифицировано в конце XVIII века.

    Действительно, загадочным образом русский путешественник оказался в Индии за несколько лет до Васко да Гамы, что должно было свидетельствовать о приоритете России в открытии Индии. В пользу такой версии говорят и определенные неточности в описании стран, через которые проходил купец Афанасий.

    О многом Афанасий и умалчивает, например, о том, что же на самом деле сподвигло его на экспедицию в далекие края. Говорит в пользу этой версии и то, что Афанасию удалось сохранить свой путевой дневник в течение многолетнего путешествия, хотя во время путешествия ему приходилось терпеть кораблекрушения, подвергаться нападениям разбойников и претерпевать иные неприятности, не способствующие сохранности берестяного свитка. Более того, чужеземец, записывающий что-то непонятными знаками, должен был быть принят за шпиона, список уничтожен, а сам писец — казнен.

    Однако историки сходятся на том, что текст жития подлинный, поскольку он известен не в единственном экземпляре, как, например, «Слово о полку Игореве», а в нескольких, а выдержки из оригинального «Хожения» содержатся в нескольких летописях, датируемых XV веком, в частности во Львовской летописи, достоверность которой не подвергается сомнению, а значит, и сам текст «Хожения» достоверен.

    Другое дело, что до нашего времени сохранилась не рукопись тверского купца, а ее копии, сделанные последующими переписчиками, которые могли исказить текст: непроизвольные описки, замены непонятных слов на похожие — все это сделало текст менее аутентичным.

    Еще одна гипотеза предполагает, что Афанасий Никитин побывал лишь в Ормузе, крупном арабском порту на границе Персидского залива, а все свидетельства об Индии были почерпнуты им из рассказов моряков, действительно бывавших там.

    В самом деле, некоторые описания Индии кажутся фантастичными, а события (битвы, смены правителей) и даты плохо синхронизируются между собой. Говорит в пользу этой версии и то, что в «Хожение» был включен эпизод плавания к берегам Африки и Аравийского полуострова. Эти берега были хорошо известны морякам Ормуза, но они лежат вдалеке от пути из Индии в Персидский залив. Но наряду с такими фантастическими зарисовками многие описания Индии настолько точны, что могли быть сделаны только очевидцем.

    О роде занятий Афанасия Никитина также ничего достоверно не известно. Историки и энциклопедические справочники в один голос называют его «купцом», а некоторые исследователи, стремясь к исторической достоверности, говорят иначе: «предположительно купец». Что же скрывается за этим?

    На территории Руси и в далеких южных странах с Афанасием обращались не как с простым купцом, а как с послом. Возможно, что Афанасий имел тайные дипломатические поручения к правителям Нижней Волги и бассейна Каспийского моря. Загадочна и смерть Афанасия. Вернувшись на Русь, он, подданный великого Тверского князя, загадочным образом умирает близ Смоленска, входившего в состав Великого княжества Литовского, а дневник попадает в руки подданных князя московского, которые и переправляют его в Московию. Более того, дьячки-управленцы московского князя сразу понимают, что перед ними документ исключительной важности. Исходя из этого, можно утверждать, что агенты московского князя выследили Афанасия на территории другого государства и отобрали у него важный документ, который по какой-то причине был им необходим.

    Время, в которое Афанасий Никитин ходил в Индию, было сложным и трагичным в истории Руси. Особенно тяжелым оно было для родной Афанасию Твери. В 1462 г. на трон восточного соседа Твери — великого княжества Московского — взошел Иван III Васильевич. Он, как и его потомок и полный тезка Иван IV Васильевич, тоже носил прозвище Грозный. Московские князья стремились подчинить себе все соседние русские государства. В то время на Руси было три независимых княжества: Москва, Тверь и Рязань — и три независимых республики: Новгород, Псков и Вятка. Именно Иван III Васильевич за время своего правления подчинил своей власти эти княжества и города, огнем и мечом пройдя по независимым княжествам и республикам, утопив в крови свободу новгородцев и тверичей, вятичей и псковичей. Однако это будет несколько позже, а сейчас, в 1466 г., тверской князь Михаил Борисович, пытаясь сохранить независимость своего государства, отправляет в далекие края неприметного купца Афанасия в надежде на то, что ему удастся сколотить какую-нибудь коалицию.

    Историки расходятся и в датировке начала путешествия Никитина. Одни называют 1458 г., другие — 1466 г. Возможно, и здесь кроется какая-то загадка. Может быть, Афанасий совершил два путешествия — одно в 1458 г. в Казань и Астрахань, а второе, начавшееся в 1466 году, привело его в Индию. Однако достоверных сведений об этом первом путешествии у нас нет, поэтому будем считать, что «хожение» началось в 1466 г.

    Итак, в 1466 г. Афанасий Никитин отправляется из родной Твери в Ширванскую землю (современный Дагестан и Азербайджан). У него, (подчеркнем — с виду простого купца), путевые грамоты от великого князя Тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия. Идет Афанасий не один, с ним идут и другие купцы — всего же у них два корабля. Интересно, что Афанасий нигде не упоминает имен сотоварищей-русичей, и это довольно странно. То ли Афанасий не хотел выдавать имена тех, кто шел вместе с ним с важным поручением, то ли, наоборот, дьяк-переписчик великого князя Московского решил не включать в список купцов-тверичан. Двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, проходят Углич и добираются до Костромы, находившейся во владениях московского князя Ивана III. В принципе, отношения между Москвой и Тверью напряженные, но официально война не объявлена, и московский наместник пропускает Афанасия с охранной грамотой далее.

    В дороге Афанасий Никитин хотел присоединиться к Василию Папину, послу великого князя Московского в Ширване, но тот уже прошел вниз по реке. Почему же не дождался московский купец тверского, остается загадкой. А что же за товар вез в Ширван Афанасий? Он нигде не упоминает об этом. Историки предполагают, что это могла быть пушнина. В Нижнем Новгороде Афанасию пришлось задержаться на две недели для того, чтобы дождаться посла ширваншаха по имени Хасан-бек, который вез с собой в Ширван 90 кречетов, ловчих птиц — дар от московского князя. Однако такое число охотничьих птиц либо весьма преувеличено, либо было фигурой речи, понятной лишь посвященным. Некоторые историки предполагают, что словом «кречеты» в «Хожении» заменено слово воины, т. е. посол шел с отрядом московских наемников, которые, согласно договору Московского княжества с Ордой, Московия должна была выставлять для помощи ордынским государствам. Ширванский посол садится на больший из двух кораблей, и они идут вниз по реке.

    Дальнейший путь героев весьма загадочен. В путевом дневнике Афанасий отмечает, что они благополучно прошли Казань, Орду, Услан, Сарай. Описание этой части бегло и создает впечатление, что плавание по Волге было для русских купцов обыденным делом. Несмотря на то, что они идут в свите посла Ширвана, путь они выбирают окольный — по Ахтубе, стараясь миновать Астрахань. Где-то у самого впадения Волги в Каспий во время одной из стоянок на корабли нападают татары. Ситуация, которая, мягко говоря, не вписывается ни в какие рамки.

    Ведь речь идет о нападении на посла другого государства. Впрочем, это нападение, если только оно имело место, свидетельствует против наличия 90 дружинников («кречетов») в свите посла. Что же за загадочные татары напали на посольство, об этом Афанасий или позднейший переписчик умалчивает, но в дальнейшем на пути в Ширван русичам и спутникам Афанасия пришлось еще раз столкнуться с неприятностями. Возле города Тархи (близ нынешней Махачкалы) корабли попали в шторм, а когда меньший из кораблей то ли выбросило на берег, то ли он пристал самостоятельно, все купцы были захвачены в плен. Афанасий в это время находился на посольском корабле.

    В Дербенте Афанасий просит Василия Панина и Хасан-бека помочь захваченным в плен близ Тархи. Пленных действительно отпустили на свободу, но товары им не вернули, ведь по закону все выброшенное на берег имущество разбившегося в море корабля принадлежит владельцу берега. Такие отношения Афанасия с послами князя Московского и Ширваншаха еще больше убеждают в том, что был Никитин далеко не простым купцом.

    Некоторые из купцов, как сообщает Никитин, попытались вернуться на Русь, другие остались в Ширване. В тексте «Хожения» Афанасий пытается объяснить свои дальнейшие странствования тем, что он взял на Руси товар в долг и теперь, когда товар пропал, его могли за долги сделать холопом. Впрочем, это не вся правда или вообще неправда. В дальнейшем Никитин будет дважды пытаться вернуться на Русь, но по непонятной причине его дважды не пропустят дальше Астрахани. Поэтому в конечном итоге возвращается на Русь Афанасий не по Волге, а по Днепру. Но если бы он брал товары в долг, то долг остался бы таковым и через несколько лет, когда он несколько лет спустя решил вернуться. Некоторое время Афанасий остается в Ширване, вначале в Дербенте, а потом в Баку, «где огонь горит неугасимый». Чем занимался он все это время, неизвестно. Складывается впечатление, что он или ожидал какого-то важного известия из Твери, или же наоборот — скрывался от врагов. Неизвестная нам причина гнала Афанасия дальше, за море — в Ченокур. Здесь он живет полгода, но и отсюда вынужден уехать, месяц он живет в Сари, еще месяц в Амале — и снова дорога, краткий отдых и снова в путь. Вот как он сам рассказывает об этой части своего путешествия: «И прожил я в Чанакуре шесть месяцев, да в Сари жил месяц, в Мазандаранской земле. А оттуда пошел к Амолю и жил тут месяц. А оттуда пошел к Демавенду, а из Демавенда — к Рею. Тут убили шаха Хуссейна, из детей Али, внуков Мухаммеда, и пало на убийц проклятие Мухаммеда — семьдесят городов разрушилось. Из Рея пошел я к Кашану и жил тут месяц, а из Кашана — к Наину, а из Наина к Йезду и тут жил месяц. А из Йезда пошел к Сирджану, а из Сирджана — к Тар ому, домашний скот здесь кормят финиками, по четыре алтына продают батман фиников. А из Тарома пошел к Лару, а из Лара — к Бендеру, то пристань Ормузская. И тут море Индийское, по-персидски дарья Гундустанская; до Ормуза-града отсюда четыре мили идти».

    Создается впечатление, что он колесит по Ирану, переходя от одного города к другому, как будто скрывается от кого-то. Да и далеко не все города он перечисляет в своих записках, есть «много еще городов больших», пишет он, в которых он побывал, но даже названия их он не приводит. Интересно, что в «Хожении» он рассказывает о древнем городе Рее, в котором некогда убили Хуссейна, внука Мухаммеда. Вскоре после того город был захвачен и разрушен завоевателями, и ко времени Афанасия от него остались лишь руины. Трудно сказать, скрывался ли Никитин в руинах Рея от неведомых противников или искал там что-то на продажу, но город этот упомянут в его записях особо. Предание о разрушенном городе созвучно его невеселым мыслям о родине — там назревает война между двумя великими княжествами, в это же время войска великого князя Московского громят Вятку и Новгород. И история города Рея переплетается с современностью.

    Но вот он в своих странствиях доходит до Ормузского пролива, отделяющего Персидский залив от «Индийского моря». Здесь он впервые из русинов (как он называет себя сам) видит приливы и отливы. Интересно, что именно здесь он встречает христиан и празднует с ними Пасху. Это очень важный факт для историков, потому что из долгих описаний странствий можно сделать однозначный вывод о том, что бродил он по Ирану больше года, но поскольку у него не было возможности совершать пасхальные обряды и даже не было возможности вычислить наступление Пасхи, то он не отмечал этот праздник.

    Возможно, что именно в это время Афанасия Никитина начинают посещать мысли о правомерности иных вер. Именно в Ормузе, по его собственным словам, Афанасий начинает вести свой дневник. Но описания его прежних путешествий достаточно подробны, поэтому возникает мысль о том, что в Ормузе (или несколько ранее) он потерял свои прежние записи и теперь здесь, на берегу Персидского залива, перед отплытием в Индию он восстанавливал свои воспоминания.

    Вскоре Афанасий на индийском корабле (таве) плывет в Индию. Трудно сказать, была ли Индия непосредственной целью его путешествия или же он попал туда случайно, в поисках богатства. По его собственным словам, он узнал, что в Индии коней не разводят, поэтому они там очень дорогие, и решил отправиться в Индию с жеребцом, которого надеялся там продать. На таве Никитин дошел до североиндийского порта Камбея, «где родится краска и лак» (основные продукты экспорта, кроме пряностей и тканей), а затем отправился в Чаул, расположенный на полуострове Индостан. Индия поразила путешественника. Эта земля была так непохожа на его родные места, буйная зелень и плодородные почвы давали невиданные на его родине урожаи. Люди в Индии — темнокожие, нагие, босые — тоже были другими. Они жили иной жизнью, служили иным богам.

    А еще он удивляется разным индийским диковинкам, например боевым слонам: «Бой ведут все больше на слонах, сами в доспехах и кони. Слонам к голове и бивням привязывают большие кованые мечи да облачают слонов в доспехи булатные, да на слонах сделаны башенки, и в тех башенках по двенадцать человек в доспехах, да все с пушками, да со стрелами». И наверняка думал Афанасий: «Эх, да таких бы слонов моему великому князю, он был бы непобедим!» Но привезти даже одного слона на Русь дело невозможное. И далеко, и путь опасен. Лет за 700 до Никитина арабский правитель Гарун ар-Рашид подарил слона королю франков Карлу Великому и того с большими трудностями доставили из Палестины в Аахен. Но то — был дар одного великого правителя другому.

    Удивляет путешественника многое: «Зима у них началась с Троицына дня (май-июнь.) Каждый день и ночь — целых четыре месяца — всюду вода да грязь. В эти дни пашут у них и сеют пшеницу, да рис, да горох, да все съестное. Вино у них делают из больших орехов, кози гундустанские называются, а брагу — из татны. Коней тут кормят горохом, да варят кхичри с сахаром да с маслом, да кормят ими коней, а с утра дают шешни. В Индийской земле кони не водятся, в их земле родятся быки да буйволы — на них ездят и товар и иное возят, все делают. Джуннар-град стоит на скале каменной, не укреплен ничем, Богом огражден. И пути на ту гору день, ходят по одному человеку: дорога узка, двоим пройти нельзя. Весна у них началась с Покрова Святой Богородицы (октябрь) По ночам город Бидар охраняет тысяча стражей под начальством куттавала, на конях и в доспехах, да в руках у каждого по факелу В Бидаре по улицам змеи ползают, длиной по две сажени».

    Некоторые зарисовки Афанасия забавны и скорее напоминают арабские сказки, впрочем, это не удивительно, многое из того, что Никитин не мог видеть своими глазами, он брал из рассказов арабских купцов: «А еще есть в том Аланде птица гукук, летает ночью, кричит: «кук-кук»; а на чьем доме сядет, там человек умрет, а захочет кто ее убить, она на того огонь изо рта пускает. Мамоны ходят ночью да хватают кур, а живут они на холмах или среди скал. А обезьяны те живут в лесу. Есть у них князь обезьяний, ходит с ратью своей. Если кто обезьян обидит, они жалуются своему князю, и он посылает на обидчика свою рать, и они, к городу придя, дома разрушают и людей убивают. А рать обезьянья, сказывают, очень велика, и язык у них свой У оленей домашних режут пупки — в них мускус родится, а дикие олени пупки роняют по полю и по лесу, но запах они теряют, да и мускус тот не свежий бывает».

    Всякий раз, сталкиваясь с иным образом жизни, иной верой и системой ценностей, Афанасий убеждался в том, что жить можно по-разному и что каждая вера по-своему правильна. Он интересуется вопросами веры других народов, что, в общем-то, для православного является почти грехом, ведь истина, с точки зрения православия, содержится лишь в Евангелиях и поучениях отцов Церкви, а все иные религии — от сатаны. Но Афанасий вместе с индусами посещает главный буддийский центр того времени — город Парват, который он называет так: «То их Иерусалим, то же, что для бесермен Мекка». Однако буддийским монахам не удалось заинтересовать Никитина своей верой, да и такое разнообразие вер удивляет и пугает Афанасия: «А разных вер люди друг с другом не пьют, не едят, не женятся». Но вид Парвата поразил воображение Афанасия: «В Парват съезжаются все нагие, только повязка на бедрах, и женщины все нагие, только фата на бедрах, а другие все в фатах, да на шее жемчугу много, да яхонтов, да на руках браслеты и перстни золотые. А внутрь, к бутхане, едут на быках, рога у каждого быка окованы медью, да на шее триста колокольцев и копыта медью подкованы. И быков они называют ачче».

    «Расспрашивал я их о вере», — пишет Афанасий Никитин, что уже само по себе удивительно для христианина, который, согласно догматике, должен не научаться «бесовским верованиям», а сам проповедовать слово Иисуса.

    Торговые и исторические наблюдения Афанасия очень точны и достоверны, он не только записывает то, что видел своими глазами, но и то, что рассказывали торговцы о других портах от Египта до Дальнего Востока, он указывает, где «родится шелк», где «родятся алмазы», указывает будущим путешественникам, какие опасности могут их ждать в здешних краях, описывает войны в странах, через которые он проходил. Верил ли он в то, что в скором времени русские купцы смогут ходить с торговыми караванами в Индию? Трудно сказать, но сведения, указанные Никитиным, действительно могли бы помочь купцам, которые могли прийти в Индию после него. Афанасий интересуется индийскими товарами и приходит к выводу, что на Руси они не пользовались бы спросом. «Говорили [мне], что много [в Индии] товаров для нас, а [оказалось] для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец да краска», — печалился Никитин в своем «Хождении». В Бидаре он заносит в дневник: «На торгу продают коней, камку (ткань), шелк и всякий иной товар да рабов черных, а другого товара тут нет. Товар все гундустанский, а съестного только овощи, а для Русской земли товара тут нет».

    Не правда ли, загадочный фрагмент? Купец тщательно записывает, что продается в разных городах, делает много полезных заметок для последующих купцов и вдруг рубит сплеча: «Да нет здесь полезных для Руси товаров!» Может быть, таким образом он пытается отпугнуть конкурентов? Вполне возможно, что «Хождение» предназначалось именно для тверских купцов, а всем же остальным тверичане должны были говорить: вот смотрите, сам Афанасий Никитин, первопроходец земли той, написал, что в Индии нет хорошего товара для Руси. Кстати о товарах. Именно из Индии на Русь шли жемчуга и слоновая кость, золото и серебро. Так что лукавит купец Афанасий. Впрочем, возможно и другое объяснение: этот лукавый пассаж — продукт переработки текста дьяками великого князя Московского, мол чего вам, купцам, в Индию ходить, лучше на Руси оставайтесь. Централизация государственной власти, начавшаяся при Иване III Васильевиче и продолжившаяся при его внуке Иване IV, сопровождалась закрытостью внешних границ, дабы никто от воли царской не убежал.

    Вдумчивое чтение текста «Хождения» позволяет предположить, что Афанасий Никитин за годы пребывания в мусульманских странах все-таки принял ислам, либо в этот раз, либо позже в Бидаре, когда местный вельможа Малик Хасан Бахри, носивший титул низам-аль-мулька, раскрыв веру Никитина, предложил ему сменить ее на ислам. Современный российский историк Зураб Гаджиев на страницах интернет-журнала «Исламская цивилизация» опубликовал статью, в которой убедительно доказывает, что даже после многочисленных правок православных писцов в тексте «Хожения» сохранилось немало свидетельств принятия ислама Никитиным.

    И действительно, Афанасий на страницах «Хождения» показан как человек глубоко религиозный, текст начинается с прославления Иисуса и благословений на путешествие, полученных им от его духовных наставников. В дальнейшем его настороженное отношение к исламу постепенно проходит, он, как мы уже упоминалось, даже приводит в путевом дневнике суннитскую легенду о наказании городу Рее за убийство имама Хуссейна.

    В индийском Бидаре Никитин размышляет о судьбах Русской земли. Перечислив преимущества земель, в которых он побывал — Крыма, Грузии, Турции, Молдовы и Подолья, — он молится за Русскую землю, но при этом добавляет: «На этом свете нет страны, подобной ей, хотя эмиры Русской земли несправедливы. Да устроится Русская земля и да будет в ней справедливость!» Вот любопытный момент: Афанасий называет правителей Руси эмирами. Похоже, что во время путешествия он действительно постепенно превращался в арабского купца.

    Заканчивается текст «Хожения» пространными исламскими молитвами. Если считать, что последние строки путевого дневника были написаны Афанасием перед смертью, то получается, что в последние часы своей жизни он молится Аллаху как правоверный мусульманин. + Проведя в Индии несколько лет, он решает возвращаться на Русь. Истинные причины этого не совсем понятны. В «Хожении» он утверждает, что это произошло после беседы с одним исламским чиновником, предлагавшим Афанасию сменить веру и обосновывавшим это тем, что Афанасий вдали от родины не соблюдал христианские обряды. Но насколько это соответствовало действительности, неизвестно. Дело в том, что возвращение Афанасия на Русь также окружено загадками, а сам текст «Хожения», без сомнения, подвергался многочисленным правкам.

    В отличие от пути в Индию, обратная дорога была короткой и быстрой. В порту Дабхол он садится на корабль, идущий через Эфиопию, Маскат и Ормуз и добирается до Персии. В Персии он останавливается в городах Л ар, Шираз, Йезд, Исфахан, Кум, Тебриз. Далее он приходит в Эрзинджан в Турции, оттуда в Трабзон. Так, пройдя два моря, Каспийское и «Индийское», он добирается до третьего — Черного. В Трабзоне турецкий чиновник принимает Никитина за шпиона и отбирает его товары.

    Именно на прибытии в Каффу в 1472 г. обрывается текст «Хожения». Афанасий Никитин сын, тверитин, исчезает из истории. Известно лишь, что зимой 1474/1475 года он умирает или погибает при загадочных обстоятельствах близ Смоленска, буквально в сотне километров от родного города. Предполагают, что все это время он добирался до родной Твери. Два с лишним года. Даже пешим путем это очень медленно. Поэтому есть основания предполагать, что «выпавшие из истории» два года жизни путешественника прошли столь же интенсивно, как и предыдущие.

    Несмотря на разногласие среди ученых касательно вероисповедания Никитина, самым удивительным фактом, который выяснился в ходе их споров, стал необычайный для своего времени подход Никитина к религии. Воспитанный в ортодоксальной среде, но веротерпимый купец, приехав в другую страну, смог не только примириться с чужими религиями, но и принять их и извлечь самые главные идеи, содержащиеся как в православии, так и в исламе – монотеистические идеалы добра и любви.

    Афанасий Никитин, купец из Твери. По праву считается не только первым русским купцом, побывавшим в Индии (за четверть века до португальца Васко да Гамы), но и первым русским путешественником вообще. Имя Афанасия Никитина открывает список блестящих и интереснейших морских и сухопутных русских исследователей и первооткрывателей, имена которых золотыми буквами вписаны мировую историю географических открытий.

    Имя Афанасия Никитина стало известно современникам и потомкам благодаря тому, что он все время своего пребывания на Востоке и в Индии вел дневник, или точнее, путевые заметки. В этих заметках он со многими деталями и подробностями описал посещенные им города и страны, быт, нравы и традиции народов и правителей… Свою рукопись автор сам назвал «Хожение за три моря». Три моря – это Дербентское (Каспийское) Аравийское (Индийский океан) и Чёрное.

    Совсем немного не дошел на обратном пути А.Никитин до родной Твери. Рукопись «Хожения за три моря» его товарищи передали в руки дьяка Василия Мамырёва. От него она попала в летописные своды 1488 года. Очевидно, что современники оценили важность манускрипта, коли решили включить его текст в исторические хроники.

    Н. М. Карамзин, автор «Истории Государства Российского», в начале девятнадцатого века случайно наткнулся на один из летописных сводов «Хожения…». Благодаря ему, путешествие тверского купца А.Никитина стало достоянием широкой общественности.

    Тексты путевых заметок А.Никитина свидетельствует о широком кругозоре автора, хорошем владении им деловой русской речью. При чтении их невольно ловишь себя на мысли, что практически все записи автора совершенно понятны, хотя написано было более пятисот лет назад!

    Краткие сведения о путешествии Афанасия Никитина

    Никитин Афанасий Никитич

    Тверской купец. Год рождения неизвестен. Место рождения – тоже. Скончался 1475 под Смоленском. Точная дата начала путешествия тоже неизвестна. По мнению ряда авторитетных историков, это скорее всего 1468 год.

    Цель путешествия:

    обычная коммерческая экспедиция по Волге в составе каравана речных судов из Твери до Астрахани, налаживание экономических связей с азиатскими купцами, ведущими торговлю по Великому Шелковому пути, проходящему через знаменитую Шемаху.

    Косвенно подтверждает это предположение тот факт, что русские купцы пошли вниз по Волге в сопровождении Асан-бека , посла властителя Шемахи, ширван-шаха Форус-Есара. Шемаханский посол Асан-бек был с визитом в Твери и в Москве у великого князя Ивана III , и отправлялся восвояси вслед за русским послом Василием Папиным.

    А. Никитин с товарищами снарядили 2 судна, нагрузив их разным товаром для торговли. Товаром Афанасия Никитина, как видно из его записей, была рухлядь, то есть пушнина. Очевидно, что в караване плыли суда и других купцов. Следует сказать, что Афанасий Никитин был купец опытный, смелый и решительный. До этого не раз посещал дальние страны – Византию, Молдавию, Литву, Крым – и благополучно возвращался домой с заморским товаром, чему есть косвенные подтверждения в его дневнике.

    Шемаха

    один из важнейших пунктов на протяжении всего Великого Шёлкового пути. Расположен на территории нынешнего Азербайджана. Находясь на пересечении караванных путей, Шемаха являлась одним из крупных торгово-ремесленных центров на Ближнем Востоке, занимая важное место в торговле шёлком. Ещё в XVI веке упоминаются торговые связи шемахинских и венецианских купцов. В Шемахе вели торговлю азербайджанские, иранские, арабские, среднеазиатские, русские, индийские и западноевропейские купцы. Шемаха упоминается А. С. Пушкиным в «Сказке о золотом петушке» («Подари ж ты мне девицу, шемаханскую царицу»).

    Караван А. Никитина заручился проезжей грамотой от великого князя Михаила Борисовича для перемещения по территории тверского княжества и великокняжескою проезжей грамотой за границу, с которой и поплыл в Нижний Новгород. Здесь планировали сойтись с послом московским Папиным, тоже следовавшим в Шемаху, но не успел его захватить.

    Поидох от Спаса святаго златоверхаго и сь его милостию, от государя своего от великаго князя Михаила Борисовича Тверскаго…

    Интересно, что изначально Афанасий Никитин посещения Персии и Индии не планировал!

    Историческая обстановка во время путешествия А. Никитина

    Золотая Орда, контролировавшая Волгу, в 1468 была еще достаточно сильна. Напомним, что Русь окончательно сбросила с себя ордынское иго только в 1480 году, после знаменитого «стояния на Угре». А пока русские княжества находились в вассально зависимости. И если исправно платили дань и «не выпендривались», то им позволялись некоторые свободы, в том числе и торговля. Но опасность разбойного нападения существовала всегда, поэтому купцы и собирались в караваны.

    Почему русский купец обращается к великому князю Тверскому Михаилу Борисовичу как к государю? Дело в том, что на тот момент Тверь была еще самостоятельным княжеством, не входившим в Московское государство и ведшее с ним постоянную борьбу за первенство в русских землях. Напомним, что окончательно территория Тверского княжества вошла в состав Московского царства при Иване III (1485 г.)

    П утешествие А . Никитина можно условно разделить на 4 части:

    1) путешествие от Твери до южных берегов Каспийского моря;

    2) первое путешествие по Персии;

    3) путешествие по Индии и

    4) обратное путешествие через Персию на Русь.

    Весь его путь хорошо виден на карте.

    Итак, первый этап — путешествие по Волге. Оно шло благополучно, вплоть до Астрахани. Возле Астрахани экспедиция была атакована разбойными шайками местных татар, корабли потоплены и разграблены

    И Казань есмя проехали доброволно, не видали никого, и Орду есмя проехали, и Усланъ, и Сарай, и Берекезаны есмя проехали. И вьехали есмя в Бузанъ. Ту наехали на нас три татарины поганые и сказали нам лживые вести: «Кайсым салтан стережет гостей в Бузани, а с ним три тысящи татар». И посол ширваншин Асанбегъ дал имъ по однорятке да по полотну, чтобы провели мимо Хазтарахан. А оны, поганые татарове, по однорятке взяли, да весть дали в Хазтараханъ (Астрахань) царю . И яз свое судно покинул да полез есми на судно на послово и с товарищи своими.

    Поехали есмя мимо Хазтарахан, а месяць светит, и царь нас видел, и татарове к нам кликали: «Качма, не бегайте!» А мы того не слыхали ничего, а бежали есмя парусом. По нашим грехом царь послал за нами всю свою орду. Ини нас постигли на Богуне и учали нас стреляти. И у нас застрелили человека, а у них дву татаринов застрелили. И судно наше меншее стало на езу, и они нас взяли да того часу разграбили, а моя была мелкая рухлядь вся в меншем судне.

    Бандиты отняли у купцов весь товар, закупленный, очевидно, в кредит. Возвращение на Русь без товара и без денег грозило долговой ямой. Товарищи Афанасия и он сам, по его словам, «заплакав, да разошлися кои куды: у кого что есть на Руси, и тот пошел на Русь; а кой должен, а тот пошел, куды его очи понесли».

    П утешественник поневоле

    Таким образом, Афанасий Никитин стал путешественником поневоле. Путь домой заказан. Торговать нечем. Осталось одно – пойти в разведку в чужие страны в надежде на судьбу и собственную предприимчивость. Наслышанный о сказочных богатствах Индии, он направляет свои стопы именно туда. Через Персию. Прикинувшись странствующим дервишем, Никитин подолгу останавливается в каждом городе, и делится своими впечатлениями и наблюдениями с бумагой, описывая в дневнике быт и нравы населения и правителей тех мест, в которые заносила его судьба.

    А яз пошелъ к Дербенти, а из Дербенти к Баке, где огнь горить неугасимы; а изъ Баки пошелъ есми за море к Чебокару. Да тутъ есми жил в Чебокаре 6 месяць, да в Саре жил месяць, в Маздраньской земли. А оттуды ко Амили, и тутъ жилъ есми месяць. А оттуды к Димованту, а из Димованту ко Рею.

    А из Дрея к Кашени, и тутъ есми был месяць, а из Кашени к Наину, а из Наина ко Ездеи, и тутъ жилъ есми месяць. А из Диесъ къ Сырчану, а изъ Сырчана къ Тарому…. А изъ Торома к Лару, а изъ Лара к Бендерю, и тутъ есть пристанище Гурмызьское. И тут есть море Индийское, а парьсейскым языкомъ и Гондустаньскаа дория; и оттуды ити моремъ до Гурмыза 4 мили.

    Первое путешествие Афанасия Никитина через персидские земли, от южных берегов Каспийского моря (Чебукара) до берегов Персидского залива (Бендер-абаси и Ормуза), продолжалось более года, от зимы 1467 до весны 1469.

    Русские путешественники и первопроходцы

    Еще раз

    путешественники эпохи Великих Географических Открытий

    Афанасий Никитин, купец из Твери. По праву считается не только первым русским купцом, побывавшим в Индии (за четверть века до португальца Васко да Гамы), но и первым русским путешественником вообще. Имя Афанасия Никитина открывает список блестящих и интереснейших морских и сухопутных русских исследователей и первооткрывателей, имена которых золотыми буквами вписаны мировую историю географических открытий.
    Имя Афанасия Никитина стало известно современникам и потомкам благодаря тому, что он все время своего пребывания на Востоке и в Индии вел дневник, или точнее, путевые заметки. В этих заметках он со многими деталями и подробностями описал посещенные им города и страны, быт, нравы и традиции народов и правителей… Свою рукопись автор сам назвал «Хожение за три моря». Три моря – это Дербентское (Каспийское) Аравийское (Индийский океан) и Чёрное.

    Совсем немного не дошел на обратном пути А.Никитин до родной Твери. Рукопись «Хожения за три моря» его товарищи передали в руки дьяка Василия Мамырёва. От него она попала в летописные своды 1488 года. Очевидно, что современники оценили важность манускрипта, коли решили включить его текст в исторические хроники.

    Краткие сведения о путешествии Афанасия Никитина

    Никитин Афанасий Никитич

    Тверской купец. Год рождения неизвестен. Место рождения – тоже. Скончался 1475 под Смоленском. Точная дата начала путешествия тоже неизвестна. По мнению ряда авторитетных историков, это скорее всего 1468 год.

    Цель путешествия:

    обычная коммерческая экспедиция по Волге в составе каравана речных судов из Твери до Астрахани, налаживание экономических связей с азиатскими купцами, ведущими торговлю по Великому Шелковому пути, проходящему через знаменитую Шемаху.

    Косвенно подтверждает это предположение тот факт, что русские купцы пошли вниз по Волге в сопровожденииАсан-бека , посла властителя Шемахи, ширван-шаха Форус-Есара. Шемаханский посол Асан-бек был с визитом в Твери и в Москве у великого князя Ивана III, и отправлялся восвояси вслед за русским послом Василием Папиным.

    А. Никитин с товарищами снарядили 2 судна, нагрузив их разным товаром для торговли. Товаром Афанасия Никитина, как видно из его записей, была рухлядь, то есть пушнина. Очевидно, что в караване плыли суда и других купцов. Следует сказать, что Афанасий Никитин был купец опытный, смелый и решительный. До этого не раз посещал дальние страны – Византию, Молдавию, Литву, Крым – и благополучно возвращался домой с заморским товаром, чему есть косвенные подтверждения в его дневнике.

    Шемаха

    один из важнейших пунктов на протяжении всего Великого Шёлкового пути. Расположен на территории нынешнего Азербайджана. Находясь на пересечении караванных путей, Шемаха являлась одним из крупных торгово-ремесленных центров на Ближнем Востоке, занимая важное место в торговле шёлком. Ещё в XVI веке упоминаются торговые связи шемахинских и венецианских купцов. В Шемахе вели торговлю азербайджанские, иранские, арабские, среднеазиатские, русские, индийские и западноевропейские купцы. Шемаха упоминается А. С. Пушкиным в «Сказке о золотом петушке» («Подари ж ты мне девицу, шемаханскую царицу»).

    Караван А. Никитина заручился проезжей грамотой от великого князя Михаила Борисовича для перемещения по территории тверского княжества ивеликокняжескою проезжей грамотой за границу, с которой и поплыл в Нижний Новгород. Здесь планировали сойтись с послом московским Папиным, тоже следовавшим в Шемаху, но не успел его захватить.

    Поидох от Спаса святаго златоверхаго и сь его милостию, от государя своего от великаго князя Михаила Борисовича Тверскаго…

    Интересно, что изначально Афанасий Никитин посещения Персии и Индии не планировал!

    Путешествие А. Никитина можно условно разделить на 4 части:

    1) путешествие от Твери до южных берегов Каспийского моря;

    2) первое путешествие по Персии;

    3) путешествие по Индии и

    4) обратное путешествие через Персию на Русь.

    Весь его путь хорошо виден на карте.

    Итак, первый этап — путешествие по Волге. Оно шло благополучно, вплоть до Астрахани. Возле Астрахани экспедиция была атакована разбойными шайками местных татар, корабли потоплены и разграблены

    Бандиты отняли у купцов весь товар, закупленный, очевидно, в кредит. Возвращение на Русь без товара и без денег грозило долговой ямой. Товарищи Афанасия и он сам, по его словам, «заплакав, да разошлися кои куды: у кого что есть на Руси, и тот пошел на Русь; а кой должен, а тот пошел, куды его очи понесли».

    Путешеcтвенник поневоле

    Таким образом, Афанасий Никитин стал путешественником поневоле. Путь домой заказан. Торговать нечем. Осталось одно – пойти в разведку в чужие страны в надежде на судьбу и собственную предприимчивость. Наслышанный о сказочных богатствах Индии, он направляет свои стопы именно туда. Через Персию. Прикинувшись странствующим дервишем, Никитин подолгу останавливается в каждом городе, и делится своими впечатлениями и наблюдениями с бумагой, описывая в дневнике быт и нравы населения и правителей тех мест, в которые заносила его судьба.

    А яз пошелъ к Дербенти, а из Дербенти к Баке, где огнь горить неугасимы; а изъ Баки пошелъ есми за море к Чебокару. Да тутъ есми жил в Чебокаре 6 месяць, да в Саре жил месяць, в Маздраньской земли. А оттуды ко Амили, и тутъ жилъ есми месяць. А оттуды к Димованту, а из Димованту ко Рею.

    А из Дрея к Кашени, и тутъ есми был месяць, а из Кашени к Наину, а из Наина ко Ездеи, и тутъ жилъ есми месяць. А из Диесъ къ Сырчану, а изъ Сырчана къ Тарому…. А изъ Торома к Лару, а изъ Лара к Бендерю, и тутъ есть пристанище Гурмызьское. И тут есть море Индийское, а парьсейскым языкомъ и Гондустаньскаа дория; и оттуды ити моремъ до Гурмыза 4 мили.

    Первое путешествие Афанасия Никитина через персидские земли, от южных берегов Каспийского моря (Чебукара) до берегов Персидского залива (Бендер-абаси и Ормуза), продолжалось более года, от зимы 1467 до весны 1469.

    Из Персии, из Порта Ормуз (Гурмыз) Афанасий Никитин отправился в Индию. Путешествие Афанасия Никитина по Индии продолжалось предположительно три года: от весны 1469 до начала 1472 (по другим данным – 1473). Именно описание пребывания в Индии занимает большую часть дневника А. Никитина.

    А Гурмызъ есть на острове, а ежедень поимаеть его море по двожды на день. И тут есми взял первый Великъ день, а пришел есми в Гурмыз за четыре недели до Велика дни. А то есми городы не все писал, много городов великих. А в Гурмызе есть солнце варно, человека сожжет. А в Гурмызе был есми месяць, а из Гурмыза пошел есми за море Индийское.

    И шли есмя морем до Мошката 10 дни; а от Мошката до Дегу 4 дни; а от Дега Кузряту; а от Кузрята Конбаату. А тут ся родит краска да лекъ. А от Конбата к Чювилю, а от Чювиля есмя пошли въ 7-ую неделю по Велице дни, а шли в таве есмя 6 недель морем до Чивиля.

    Прибыв в Индию, он совершат «исследовательские походы» вглубь полуострова, подробно исследует его западную часть.

    И тут есть Индийская страна, и люди ходят все наги, а голова не покрыта, а груди голы, а власы в одну косу заплетены, а все ходят брюхаты, а дети родятся на всякый год, а детей у них много. А мужики и жонкы все нагы, а все черны. Яз куды хожу, ино за мною людей много, да дивуются белому человеку. А князь ихъ — фота на голове, а другая на гузне; а бояре у них — фота на плеще, а другаа на гузне, княини ходят фота на плеще обогнута, а другаа на гузне. А слуги княжие и боярьскые — фота на гузне обогнута, да щит, да меч в руках, а иные с сулицами, а иные с ножи, а иные с саблями, а иные с луки и стрелами; а вси наги, да босы, да болкаты, а волосовъ не бреют. А жонки ходят голова не покрыта, а сосцы голы; а паропки да девочки ходят наги до семи лет, сором не покрыт.

    Обычаи и уклад жизни индусов переданы в «Хожении за три моря» детально, с многочисленными деталями и нюансами, которые подмечал пытливый взгляд автора. Подробно описываются богатые пиры, выезды и военные действия индийских князей. Хорошо отражена и жизнь простого народа, а также природа, животный и растительный мир. Многому из увиденного А.Никитин давал свою оценку, впрочем, достаточно объективную и непредвзятую.

    Да о вере же о их распытах все, и оны сказывают: веруем въ Адама, а буты, кажуть, то есть Адамъ и род его весь. А веръ въ Индеи всех 80 и 4 веры, а все верують в бута. А вера с верою ни пиеть, ни ястъ, ни женится. А иныя же боранину, да куры, да рыбу, да яйца ядять, а воловины не ядять никакаа вера.

    Салтан же выезжает на потеху с матерью да з женою, ино с ним человекъ на конех 10 тысящь, а пеших пятьдесят тысящь, а слонов выводят двесте, наряженых в доспесех золоченых, да пред ним трубников сто человекъ, да плясцов сто человекъ, да коней простых 300 в снастех золотых, да обезьян за ним сто, а все гаурокы.

    Чем конкретно занимался Афанасий Никитин, чем питался, каким образом добывал средства к существованию – об этом можно только догадываться. Во всяком случае, сам автор нигде этого не уточняет. Можно предположить, что коммерческая жилка в нем сказывалась, и он вел какую-то мелкую торговлю, либо нанимался служить к местным купцам. Кто-то сказал Афанасию Никитину, что в Индии в большой цене породистые жеребцы. За них, якобы, можно выручить хорошие деньги. И наш герой привез с собой в Индию жеребца. А что из этого вышло:

    И яз грешный привезлъ жеребца в Индийскую землю, и дошелъ есми до Чюнеря богъ далъ поздорову все, а стал ми во сто рублев. Зима же у них стала с Троицына дни. А зимовали есмя в Чюнеря, жили есмя два месяца. Ежедень и нощь 4 месяцы всюда вода да грязь. В те же дни у них орют да сеют пшеницу, да тутурган, да ногут, да все сьестное. Вино же у них чинят в великых орехех — кози гундустанская; а брагу чинят в татну. Кони же кормят нофутом, да варят кичирисъ с сахаром, да кормят кони, да с маслом, порану же дают имъ шешни. В Индийской же земли кони у них не родят, вь их земле родятся волы да буйволы, на тех же ездят и товар, иное возят, все делают.

    А в том в Чюнере ханъ у меня взял жеребца, а увядал, что яз не бесерменянин — русинъ. И он молвит: ‘Жеребца дам да тысящу златых дам, а стань в веру нашу — в Махмет дени; а не станеш в веру нашу, в Махмат дени, и жеребца возму и тысячю златых на голове твоей возму’…. И господь богъ смиловался на свой честный праздникъ, не оставил милости своеа от меня грешнаго и не велелъ погибнути в Чюнере с нечестивыми. И канун Спасова дни приехал хозяйочи Махмет хоросанецъ, и бил есми ему челом, чтобы ся о мне печаловал. И он ездил к хану в город да меня отпросил, чтобы мя в веру не поставили, да и жеребца моего у него взял. Таково осподарево чюдо на Спасовъ день.

    Как видно из записей, А. Никитин не дрогнул, не променял отцову веру на посулы и угрозы мусульманского правителя. А коня он, в конце концов, продаст почти без всякого навара.

    Вместе с описаниями местностей, которые Афанасий Никитин посетил, он занес в свои записки и замечания о природе страны и ее произведениях, о народе, его нравах, верованиях и обычаях, о народном управлении, войске и т.п.

    Индеяне же не едят никоторого же мяса, ни яловичины, ни боранины, ни курятины, ни рыбы, ни свинины, а свиней же у них велми много. Ядят же в день двожды, а ночи не ядят, а вина не пиют, ни сыты68. А з бесермены ни пиютъ, ни ядят. А ества же ихъ плоха. А один с одным ни пьет, ни есть, ни з женою. А едят брынец, да кичири с маслом, да травы розные ядят, а варят с маслом да с молоком, а едят все рукою правою, а левою не приимется ни за что. А ножа не дрьжат, а лжицы не знают. А на дорозе кто же варит себе кашу, а у всякого по горньцу. А от бесермен крыются, чтоб не посмотрил ни в горнець, ни въ еству. А толко посмотрит, ино тое ествы не едят. А едят, покрываются платомъ, чтобы никто не виделъ его.

    А Шабатское пристанище Индейскаго моря велми велико…. Да родится в Шабате шолкъ, да сандалъ, да жемчюгъ, да все дешево.

    А в Пегу же есть пристанище немало. Да все в нем дербыши живут индийскыи, да родятся в нем камение драгое, маникъ, да яхут, да кирпук78; а продают же каменье деръбыши.

    А Чинское же да Мачинское пристанище велми велико, да делают в нем чини, да продают же чини в вес, а дешево. А жоны их с мужи своими спят в день, а ночи жены их ходят спати к гарипом да спят с гарипы, да дают имъ алафу, да приносят с собою еству сахарную да вино сахарное, да кормят да поят гостей, чтобы ее любил, а любят гостей людей белых, занже их люди черны велми. А у которые жены от гостя зачнется дитя, и мужи дают алафу; а родится дитя бело, ино гостю пошлины 300 тенекъ, а черное родится, ино ему нет ничего, что пилъ да елъ, то ему халялъ.

    Как хочешь, так и понимай этот абзац. Гарип – чужеземец, иностранец. Выходит, что белому иностранцу мужья индийские разрешали спать со своей женой, и если родится белый ребенок, так еще и доплачивали 300 денег. А если черный – то только за харчи! Такие вот нравы.

    А земля людна велми, а сельскыя люди голы велми, а бояре силны добре и пышны велми. А все их носят на кровати своей на сребряных, да пред ними водят кони в снастех златых до 20: а на конех за ними 300 человекъ, а пеших пятьсот человекъ, да трубников 10 человекъ, да нагарниковъ 10 человекъ, да свирелников 10 человекъ.

    В салтанове же дворе семеры ворота, а в воротех седит по сту сторожев да по сту писцов кафаров. Кто пойдет, ини записывают, а кто выйдет, ини записывают. А гарипов не пускают въ град. А дворъ же его чюден велми, все на вырезе да на золоте, и последний камень вырезан да златом описан велми чюдно. Да во дворе у него суды розные.

    Изучив индийскую действительность изнутри, Афанасий Никитин пришел к выводу о бесперспективности дальнейших «исследований рынка», потому как с его купеческой точки зрения взаимный коммерческий интерес Руси и Индии был крайне скуден.

    Мене залгали псы бесермены, а сказывали всего много нашего товара, ано нет ничего на нашу землю: все товаръ белой на бесерменьскую землю, перец да краска, то и дешево. Ино возят ачеи моремъ, ини пошлины не дают. А люди иные намъ провести пошлины не дадут. А пошлин много, а на море разбойников много.

    Поэтому в конце 1471 – начале 1472 Афанасий Никитин принимает решение покинуть Индию и возвращаться домой на Русь.

    И ту окаянный аз рабище Афанасие Бога вышняго, творца небу и земли, взмыслихся по вере, по христианской, и по крещении Христове и по говейных святых отец устроенных, и по заповедех апостольских, и устремихся умом поити на Русь .

    Город Дабул стал последней точкой индийского путешествия А.Никитин. В январе 1473 года Никитин сел в Дабуле на судно, которое после почти трехмесячного плавания с заходом на Сомалийский и Аравийский полуострова доставило его в Ормуз. Торгуя пряностями, Никитин прошел через Иранское нагорье к Тебризу, пересек Армянское нагорье и осенью 1474 года достиг турецкого Трапезунда. «Таможня» этого черноморского порта выгребла у нашего путешественника все добро, нажитое непосильным трудом (в том числе и индийские самоцветы), оставив его ни с чем. Дневника при этом не тронули!

    Далее по Черному морю А.Никитин добирается до Кафы (Феодосии). Потом через Крым и литовские земли – на Русь. В Кафе Афанасий Никитин, по-видимому, познакомился и близко сошелся с богатыми московскими «гостями» (купцами) Степаном Васильевым и Григорием Жуком. Когда их объединенный караван тронулся в путь (скорее всего, в марте 1475), в Крыму было тепло, но по мере продвижения на север становилось все холоднее. Видимо, сильно простудившись, или по какой другой причине, Афанасий Никитин слег и отдал богу душу где-то в районе Смоленска, который условно считается местом его последнего упокоения.

    Результаты «Хождения за три моря» тверского купца Афанасия Никитина

    Не планировав заранее путешествие за три моря, Афанасий Никитин оказался первым европейцем, который дал ценное описание средневековой Индии, обрисовав ее просто и правдиво. Его записи лишены расового подхода и отличаются редкой для того времени веротерпимостью. Своим подвигом А.Никитин доказал, что в конце пятнадцатого столетия, за четверть века до португальского «открытия» Индии, путешествие в эту страну мог совершить даже не богатый, но целеустремленный человек.

    Как было сказано, А. Никитин не нашел в Индии ничего интересного и выгодного с точки зрения торговли для русского купечества. Интересно, что к такому же результату пришла и португальская морская экспедиция Васко да Гамы, который первым из европейцев подошел к тем же самым западным индийским берегам, только морским путем вокруг Африки в 1498 году.

    А сколько сил было положено испанскими и португальскими монархами, а также их мореходами для открытия морского пути в сказочную Индию! Какие имена: Бартоломео Диаш, Христофор Колумб, Васко да Гама, Фернандо Магеллан… Эх, прочли бы все эти джентльмены удачи записки русского купца Афанасия Никитина…Глядишь, и не стали бы ломать копья и разбивать корабли для поиска «сказочно богатой страны» под названием Индия!

    Афанасий Никитин (г. рождения неизвестен — умер 1472), русский путешественник, писатель. В 1466 отправился с торговыми целями из Твери (ныне — г. Калинин) вниз по Волге, достиг морем Дербента, добрался до Баку, затем по Каспийскому морю приплыл в Персию, где жил около года; весной 1469 прибыл в город Ормуз и по Аравийскому морю достиг Индии, где прожил около 3 лет, много путешествуя. На обратном пути через Персию Никитин дошёл до Трапезунда, пересек Чёрное море и в 1472 прибыл в Кафу (Феодосию). Осенью 1472 по пути на родину умер под Смоленском. Во время путешествия внимательно изучал население Индии, общественный строй, государственное управление, хозяйство, религию и быт, отчасти её природу. Своё путешествие описал в «Хождении за три моря», которое явилось выдающимся произведением, свидетельствующим о широте кругозора Н. и его передовых для своего времени взглядах; оно относится к значительным памятникам древнерусской литературы (переведено на многие языки мира). Обилие и достоверность фактического материала в этих записях были ценным источником информации об Индии. В городе Калинине (ныне Тверь), на берегу Волги ему сооружен памятник (бронза, гранит, 1955, скульпторы С. М. Орлов, А. П. Завалов, архитектор Г. А. Захаров).


    Большая советская энциклопедия

    АФАНАСИЙ НИКИТИН (умер в 1475) – тверской купец, путешественник, первым из европейцев посетивший в Индию (за четверть века до открытия пути в эту страну Васко да Гамой), автор «Хожения за три моря».

    Год рождения А.Никитина неизвестен. Крайне скудны и сведения о том, что заставило этого купца предпринять в конце 1460-х в рискованное и длительное путешествие на Восток, в сторону трех морей: Каспийского, Аравийского и Черного. Его он описал в своих заметках, озаглавленных «Хожение за три моря».

    Точная дата начала путешествия также не известна. В 19 в. И.И.Срезневский датировал его 1466–1472, современные российские историки (В.Б.Перхавко, Л.С.Семенов) полагают точной дату 1468–1474. Согласно их данным, караван из нескольких судов, объединивший русских торговцев, отправился из Твери по Волге летом 1468. Бывалый купец Никитин до этого не раз посещал дальние страны – Византию, Молдавию, Литву, Крым – и благополучно возвращался домой с заморским товаром. Данное путешествие также началось гладко: Афанасий получил грамоту от Великого князя Тверского Михаила Борисовича, собираясь развернуть широкую торговлю в районе современной Астрахани (некоторым историкам это сообщение дало основание видеть в тверском купце тайного дипломата, лазутчика тверского князя, однако документальных подтверждений тому нет).

    В Нижнем Новгороде Никитин должен был в целях безопасности присоединиться к русскому посольству Василия Папина, но тот уже ушел на юг, и торговый караван его не застал. Дождавшись возвращения из Москвы татарского посла Ширвана Хасан-бека, Никитин с ним и с другими купцами отправился в путь на две недели позже намеченного. Под самой Астраханью караван из посольского и купеческих судов ограбили местные разбойники – астраханские татары, не посчитавшись, что на одном из кораблей плыл «свой» и к тому же посол. Они отняли у купцов весь товар, закупленный в кредит: возвращение на Русь без товара и без денег грозило долговой ямой. Товарищи Афанасия и он сам, по его словам, «заплакав, да разошлися кои куды: у кого что есть на Руси, и тот пошел на Русь; а кой должен, а тот пошел, куды его очи понесли».

    Желание поправить дела с помощью посреднической торговли погнало Никитина дальше на юг. Через Дербент и Баку он попал в Персию, пересек ее от Чапакура на южном побережье Каспия до Ормуза на берегу Персидского залива и по Индийскому океану к 1471 году доплыл до Индии. Там он провел целых три года, посетив Бидар, Джункар, Чаул, Дабхол и другие города. Денег он не нажил, но обогатился неизгладимыми впечатлениями.

    На обратном пути в 1474 Никитину довелось побывать на побережье Восточной Африки, в «земле Эфиопской», дойти до Трапезунда, затем оказаться в Аравии. Через Иран и Турцию он добрался до Черного моря. Прибыв в Кафу (Феодосия, Крым) в ноябре, Никитин не рискнул отправляться дальше в родную Тверь, решив дождаться весеннего купеческого каравана. Здоровье его было подорвано длительным путешествием. Возможно, в Индии он приобрел какое-то хроническое заболевание. В Каффе Афанасий Никитин, по-видимому, познакомился и близко сошелся с богатыми московскими «гостями» (купцами) Степаном Васильевым и Григорием Жуком. Когда их объединенный караван тронулся в путь (скорее всего, в марте 1475), в Крыму было тепло, но по мере продвижения на север погода становилась все холоднее. Подорванное здоровье А.Никитина дало о себе знать и он неожиданно скончался. Местом его захоронения условно считается Смоленск.

    Желая поведать другим то, что повидал сам, А.Никитин вел путевые записки, которым придал литературную форму и дал заглавие «Хожение за три моря». Судя по ним, он внимательно изучал жизнь, быт и занятия народов Персии и Индии, обратил внимание на государственный строй, управление, религию (описал поклонения Будде в священном городе Парвате), рассказал об алмазных копях, торговле, вооружении, упомянул экзотических животных – змей и обезьян, таинственную птицу «гукук», якобы предвещавшую смерть и др. Его записки свидетельствуют о широте кругозора автора, дружественном отношении к чужим народам и нравам тех стран, где он побывал. Деловитый, энергичный купец и путешественник не только искал товары, нужные русской земле, но внимательно наблюдал и точно описывал быт и нравы.

    Живо и интересно описал он и природу экзотической Индии. Однако как купец Никитин был разочарован результатами путешествия: «Меня обманули псы-басурмане: они говорили про множество товаров, но оказалось, что ничего нет для нашей земли… Дешевы перец и краска. Некоторые возят товар морем, иные же не платят за него пошлин, но нам они не дадут [ничего] провезти без пошлины. А пошлина большая, да и разбойников на море много». Скучавший по родной земле, чувствовавший себя неуютно в чужих краях, А.Никитин искренне призывал восхищаться «землею Русской»: «Русскую землю Бог да сохранит! На этом свете нет страны, подобной ей. И хотя вельможи русской земли не справедливы, пусть да устроится Русская земля и да будет в ней [достаточно] справедливости!» В отличие от ряда европейских путешественников того времени (Никола де Конти и др.), принявших на Востоке магометанство, Никитин до конца был верен христианству («не оставил веры своей на Руси»), все моральные оценки нравам и обычаям давал, опираясь на категории православной морали, оставаясь в то же время веротерпимым.

    «Хожение» Афанасия Никитина свидетельствует о начитанности автора, владении им деловой русской речью и в то же время очень восприимчивого к чужим языкам. Он привел в своих записках много местных – персидских, арабских и тюркских – слов и выражений, дал им русское толкование.

    «Хожение», доставленное кем-то в 1478 в Москву дьяку великого князя Василию Мамырёву уже после смерти их автора вскоре были включены в летописный свод 1488, в свою очередь вошедший в Софийскую Вторую и Львовскую летописи. «Хожение» переведено на многие языки мира. Его автору в Твери в 1955 был поставлен памятник на берегу Волги, на том месте, откуда он отправился «за три моря». Памятник был установлен на круглой площадке в виде ладьи, носовая часть которой украшена головой коня

    В 2003 памятник был открыт и в Западной Индии. Семиметровая стела, облицованная черным гранитом, по четырем сторонам которой золотом выгравированы надписи на русском, хинди, маратхи и английском языках, спроектирована молодым индийским архитектором Судипом Матрой и построена на местные пожертвования при финансовом участии администраций Тверской области и города Тверь.


    Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева

    ) – описание русским человеком XV века своего путешествия в далёкую Индию.

    Афанасий Никитин был тверским купцом. В 1466 году он присоединился к посольству великого князя Ивана III , ехавшему в азербайджанскую Шемаху. Никитин отправился в Шемаху с торговыми целями, однако по дороге он был ограблен татарами, которые отняли у него все, даже Библию, с которой, как человек очень религиозный, он никогда не расставался. Тогда он решил попытать счастье и ехать дальше торговать: ему не хотелось с пустыми руками возвращаться домой. Так он и совершил свое путешествие «за три моря» (Каспийское, Черное и Индийское), и попал сухим путем в Индию раньше известного мореплавателя Васко да Гама .

    За три моря. Путешествие Афанасия Никитина. Мультфильм для детей

    Афанасий Никитин был одним из первых европейцев, которого увидели индусы: – «аз хожу куда, ино за мною людей много, дивятся белому человеку», пишет он.

    В городе Чунере, по дороге в Индию, Афанасий Никитин был арестован местным ханом, который, узнав, что он не магометанин, отнял у него его коня и грозился казнить его, если он не примет мусульманской веры. Никитин был тверд в своей вере. Он говорит, что Господь смиловался над ним, не допустил погибнуть и совершил чудо: Афанасий был помилован и выпущен в самый день Преображения Господня; коня ему вернули.

    Трудно было оставаться христианином в «бесерменской» земле, но Никитин был глубоко верующим человеком. Не имея никаких священных книг, он по солнцу рассчитывал дни года, праздники, соблюдал посты; Великим постом разрешал себе есть только хлеб и пить воду два раза в день. Он провел в Индии больше пяти лет. «Уже прошли четыре Великих дня (4 Пасхи) в Бесерменской земле, – пишет он, – а христианства я не оставил».

    Подробно рассказывает Афанасий о религии индусов. «Всех вер, – говорит он, – в Индии 84». Вероятно, он принял за разные «веры» – касты, которых в Индии много и которые живут очень обособленно друг от друга; – «вера с верой ни ест, ни пьет, ни женятся между собою». Наивно говорит он, что «все веруют в Адама, а зовут его Бут (Будда)».

    В городе Первота видел он капище Будды «с пол-Твери» величиной. Описывая идола Будды, Никитин говорит: «Бут вырезан из камня, вельми велик, да хвост у него через него, да руку правую поднял высоко, да простер, аки Устьян (Юстиниан), царь Цареградский, а в левой руце у него копие», – «а виденье (лицо) обезьянино». – «А перед Бутом стоит вол вельми велик, а вырезан из камени из черного, а весь позолочен, а целуют его в копыто, а сыплют на него цветы, и на Бута сыплют цветы».

    Карта маршрута путешествия Афанасия Никитина

    Наблюдая молитву индусов, Никитин заметил, что они молятся всегда на восток и кланяются, как наши монахи, касаясь руками земли: «они се кланяют по-чернешски, обе руки дотычут до земли». Никитин описывает похоронный обряд в Индии: тела умерших сжигают, а пепел сыплют в воду.

    Поразила его природа Индии, но в рассказах его есть некоторые фантастические сведения: так, например, говорит он о птице Гугук, у которой, если кто-нибудь хочет ее убить, изо рта выходит огонь; если же Гугук сядет на крышу дома, то в этом доме будет покойник.

    Никитин видел змей длиной в две сажени. Он описывает, как индусы употребляют на войне слонов. Поразили его обезьяны – «мамоны». Он уверяет, что у них есть свой «обезьянский князь», у которого своя «рать» – «кто их (обезьян) занимает, они ся жалуют князю своему, и он посылает на того свою рать; и они пришедши на град и дворы разваляют и людей побьют. А рати их сказывают вельми много, и язык их есть свой».

    Афанасий Никитин пробыл больше пяти лет в Индии, но никакого состояния себе не составил. «Меня залгали псы бесермены, а сказывали много всего нашего товара, ано нет ничего на нашу землю, все товар белый на Бесерменскую землю, перец да краска, – той дешево; ино возят морем, и они пошлины не дают, а нам пошлины великие».

    В конце концов его взяла тоска по родине, и он решил ехать обратно. В сочинении Никитина чувствуется глубокая любовь к России. «Да сохранит Бог землю Русскую», говорит он в одном месте: «Боже, сохрани! В сем мире нет подобной ей земли. Да устроится Русская земля! О, Боже, Боже!» Слово «Боже» он повторяет пять раз, на арабском, персидском, татарском и два раза на русском языках.

    Афанасий Никитин не доехал до своей Твери: он умер по дороге (в 1472 году) в Смоленске. Его записки были доставлены купцами в Москву.

    Никитин был несомненно выдающейся личностью; это – глубоко верующий, умный, наблюдательный и предприимчивый человек, горячо любящий свою родину. Сочинение его, во-первых, очень интересно, во-вторых, – замечательно тем, что он рассказывает об Индии на четверть века раньше Васко да Гама, который совершил свое морское путешествие в Индию в 1498-м году. Имя Васко да Гамы известно всей Европе, но мало кто там знает нашего Афанасия Никитина и его интересное «Хождение».

    Афанасий никитин интересные факты для детей. Биография Афанасия Никитина: русский Васко да Гама

    Слова Никитина не вызывают сомнения, об этом в последствии писал и Марко Поло. Но скитания на чужбине были не легкими: «А все черные люди злодеи, а женки все бл…, колдуны да воры, да обман, да зелье, господ морят ядом».

    Но, в первую очередь, купеческая жилка Афанасия Никитина искала выгодный товар для русской земли. Чтобы по возвращению в Тверь не только расплатиться с долгами, но и остаться с прибылью. В своих заметках он пишет о шелке, сандаловом дереве и жемчуге. Но больше всего его привлекли местные алмазы. Возможно, он и пытался их привести в русскую землю, но был ограблен и убит под Смоленском.

    Афанасий Никитин – путешественник, бывалый купец и первый европеец, посетивший Индию. Также Никитин известен своими записками «Хожение за три моря». Современникам Афанасий Никитин известен как мореплаватель и торговец. Этот купец стал первым из жителей европейских стран, кто побывал в Индии. Путешественник открыл восточную страну за 25 лет до Васко да Гамы и других португальских путешественников.

    Из биографии Афанасия Никитина:

    История сохранила мало сведений об Афанасии, о дате и месте его рождения, родителях и детстве. Первые исторические записи относятся к его путешествию к трём морям Чёрному, Каспийскому и Аравийскому, которое описано в его заметках. +О детских годах русского путешественника также известно мало, так как биографию Афанасия Никитина начали записывать во время экспедиций купца. Известно только, что мореплаватель родился в середине 15 века в городе Тверь. Отец путешественника – крестьянин, звали его Никитой. В то время не было фамилий, поэтому «Никитин» – это отчество, а не фамилия.

    Больше о семье, как и о юности путешественника, биографам ничего не известно. Афанасий в молодом возрасте стал купцом и успел повидать многие страны, например, Византию и Литву, где путешественник продвигал торговлю. Товар Афанасия пользовался спросом, поэтому нельзя сказать, что юноша жил в бедности.

    О личной жизни Афанасия Никитина ученым неизвестно, ведь жизнеописание русского мореплавателя составлялось благодаря запискам купца. Были ли у Никитина дети, ждала ли его верная супруга – тоже остается загадкой. Но, судя по рукописям торговца, Афанасий Никитин был целеустремленным и неунывающим человеком, который не боялся трудностей в незнакомых странах. За три года путешествий Афанасий Никитин освоил чужеземные языки, в его дневниках встречались арабские, персидские и тюркские слова.

    Нет фотографичных портретов Никитина, до современников дошли только примитивные рисунки. Известно, что купец обладал простой славянской внешностью и носил квадратную бороду.

    Скитаясь по солнечным странам, Афанасий Никитин жил мечтою вернуться на родину. Мореплаватель собрался в обратный путь и отправился в торговый порт Ормуз, откуда и началось путешествие в Индию. Из Ормуза купец отправился на север через Иран и оказался в Трабзоне, турецком городе. Местные турецкие жители приняли русского мореплавателя за шпиона, поэтому взяли Никитина в плен, отобрав все, что было на судне. Единственное, что осталось у мореплавателя при себе – рукописи.

    А когда Афанасия отпустили из ареста, торговец отправился в Феодосию: там он должен был встретиться с русскими купцами, чтобы занять денег и расквитаться с долгами. Ближе к осени 1474 года купец приехал в феодосийский город Кафу, где провел зиму.

    А остановившись в Кафе (Крым), в ноябре 1474 года решил дождаться весеннего торгового каравана, ведь подорванное здоровье не давало возможности путешествовать зимой. В течение длительного пребывания в Кафе Никитин успел познакомиться и наладить близкие отношения с Московскими богатыми купцами, среди которых был и Григорий Жуков, и Степан Васильев. Весной Никитин намеревался отправиться по Днепру в Тверь.

    Когда в Крыму стало тепло, их объединённый большой караван тронулся в путь. Подорванное здоровье Афанасия всё больше давало знать о себе. Из-за чего он и скончался и был захоронен около Смоленска. Причина гибели Афанасия Никитина остается загадкой, но ученые уверены, что продолжительное путешествие по разным странам с различными климатическими условиями резко ухудшило здоровье мореплавателя.

    Желание поделится своими впечатлениями, наблюдениями и опытом вылилось в его путевых записках. Здесь хорошо просматривается начитанность и грамотное владение не только русской деловой речью, но и хорошее восприятие иностранных языков.

    Записки Никитина были доставлены в Москву купцами, которые сопровождали странника. Дневник Никитина передали советнику князя Ивана III, и в 1480 году рукописи вошли в летопись.

    В путевых записках «Хождение за три моря» российский путешественник подробно описал быт и политическое устройство восточных стран. Рукописи Афанасия были первыми на Руси, которые описывали морское путешествие не с точки зрения паломничества, а с целью рассказа о торговле. Сам путешественник считал, что его записки – это грех. Позже, в 19 веке, рассказы Афанасия опубликованы известным историком и писателем Николаем Карамзиным и вошли в «Историю государства Российского».

    2.«Хожения» внесены князем Василием Мамырёвым в летописный свод.

    *Даты из биографии Афанасия Никитина:

    *1468 г. начало путешествия за 3 моря.

    *1471 г. приезд в Индию.

    *1474 г. вернулся в Крым.

    *1475 г. скончался.

    Об экспедициях и путешествиях Афанасия Никитина:

    Не удалось учёным восстановить и точную дату отправки в путешествие.

    Афанасий Никитин, как настоящий купец, стремился расширить торговлю в нынешней Астрахани. Мореплаватель получил разрешение тверского князя Михаила Борисовича III, поэтому Никитина рассматривали как тайного дипломата, однако исторические данные не подтверждают эти догадки. Получив поддержку первых государственных лиц, Афанасий Никитин отправился в дальний путь из Твери.

    Русские торговцы, которые путешествовали в одном направлении с Афанасием, отправились в дорогу из Твери на нескольких судах. Афанасий к тому времени был опытным купцом и путешественником, ведь ему не раз приходилось посещать такие страны как Византию, Литву, Молдавию и Крым. А благополучное возвращение домой сопровождалось привозом заморских товаров.

    Мореплаватель поплыл через реку Волгу. Первоначально путешественник остановился в городе Клязин и отправился в монастырь. Там он получил благословение у игумена, а также помолился Святой Троице, чтобы путешествие сложилось благополучно. Далее Афанасий Никитин отправился в Углич, оттуда в Кострому, а затем в Плес. По словам путешественника, маршрут проходил без препятствий, однако в Нижнем Новгороде экспедиция мореплавателя затянулась на две недели, так как там купец должен был встретиться с послом Ширванского государства Хасан-беком. Первоначально Никитин хотел присоединиться к русскому посольству Василия Папина, но тот уже уплыл на юг.

    Беда случилась, когда команда Афанасия проплывала мимо Астрахани: мореплавателей настигли татарские разбойники и разграбили корабль, а одно судно и вовсе утонуло.

    Возвращение в Россию сулило попасть в яму долговых обязательств. Поэтому товарищи Афанасия разделились: у кого было хоть что-то дома, возвращались на Русь, а остальные разошлись в разные стороны, кто-то остался в Шемахе, некоторые отправились на работу в Баку.

    Дальше потерявшие товар купцы отправились на двух кораблях в город-крепость Дербент. Афанасий Никитин надеялся улучшить материальное положение, поэтому решил отправиться в плавание в сторону юга: из Дербента неунывающий мореплаватель отправился в Персию, а из Персии добрался до оживленного порта Ормуза, который представлял собой пересечение торговых путей: Малой Азии, Индии, Китая и Египта. В рукописях Афанасий Никитин называл этот порт «пристанищем Гурмызьским», знакомый на Руси поставками жемчуга.

    Прозорливый торговец в Ормузе узнал, что оттуда поставляют редких жеребцов, которых не разводят в индийской стране, и там они дорого ценятся. Купец приобрел коня, и с надеждой сбыть товар по заоблачной цене, отправился на евразийский материк в Индию, территория которой хоть и была тогда на картах, но оставалась неизведанной европейцами. В Индии Никитин провёл 3 года. Посетил он в Индии множество городов, многое повидал, но денег нажить не удалось. Русский путешественник детально описал быт и устройство солнечной страны в своих рукописях.

    Афанасий удивлялся тому, как индийские жители ходят по улице: женщины и дети гуляли нагими, а у князя были покрыты покрывалом бедра и голова. Но зато чуть ли не у каждого человека были золотые украшения в виде браслетов, что удивляло русского купца. Никитин не понимал, почему индийцы не могут продать драгоценные украшения и купить одежду, чтобы прикрыть наготу. Также его впечатлило, что население Индии было большое, и почти каждая вторая жительница страны ожидала ребенка.

    В город Чаул Афанасий Никитин приплыл в 1471 году. В Чауле Афанасий не продал жеребца по выгодной цене, поэтому в начале весны мореплаватель отправился в самую глубинку Индии. Купец добрался до северо-западной крепости Джуннар, где встретился с Асад-Ханом, ее хозяином. Наместнику понравился товар Афанасия, однако он возжелал заиметь коня бесплатно и отнял его силой. В ходе разговора Асад узнал, что русский путешественник исповедует иную религию и обещал вернуть животное с золотом в придачу, если купец примет ислам. Наместник дал Никитину 4 дня на раздумья, в случае отрицательного ответа Асад-Хан пригрозил русскому купцу смертью.

    По книге «Хождения за три моря» Афанасия Никитина спас случай: наместнику крепости встретился знакомый старик Мухаммед, перед которым правитель показал милость и отпустил чужеземца, вернув коня. Однако историки спорят до сих пор: принял Афанасий Никитин магометанскую веру или же остался верен православию. Такие сомнения оставил купец из-за оригинальных записок, которые были насыщенны иноземными словами.

    Долгий путь был обратно в Крым. Добирался Афанасий через Африку, побывал он и в Эфиопских землях, добрался до Трапезунда и Аравии. Затем преодолев Иран, а затем и Турцию вернулся в Чёрное море.

    Интересные факты из жизни Афанасия Никитина:

    * Афанасий Никитин был первым русским путешественником, который побывал в Персии и Индии. Возвращаясь с этих стран, путешественник посетил Турцию, Сомали и Маскат.

    *Никитин открыл восточные страны за 25 лет до путешествий Васко да Гамы и многих других путешественников.

    * Никитин удивлялся обычаям Индии и экзотическим животным, в чужеземной стране он впервые увидел змей и обезьян.

    *Путешествие в невиданные края было красочным и ярким, но Афанасий остался недоволен, ведь торговой выгоды купец так и не увидел.

    * По словам мореплавателя, солнечная страна торговала красками и дешевым перцем – нечего было увезти на родину, чтобы получить прибыль.

    * Индийское пребывание Никитина было интересным, но бедным: продажа единственного коня обошлась купцу в убыток и наложением штрафа.

    * Известные путевые записки Афанасьева «Хождение за три моря», это своенравный справочник, где подробно описан быт, а также политическое устройство стран на Востоке.

    * На Руси данные рукописи были первыми, в которых описывались морские с целью повествования о торговле.

    * Для ученых до сих пор остается загадкой личная жизнь Никитина. Неизвестно была ли у него жена и дети.

    * Никитин – это вовсе не фамилия путешественника. Тогда фамилий еще не было. Это его отчество, то есть Афанасий, сын Никиты.

    * Он описал Калькутту, Цейлон и Индокитай, которые ранее не были известны.

    * Афанасия Никитин был выходцем из бедной семьи. И главной причиной, по которой он отправился в путешествия – поправить финансовое положение семьи за счет торговли с иностранными купцами.

    *Самое большое удивление, которое испытал Никитин в Индии, так это то, что местные жители ходили нагие, зато в золотых украшениях. *Именем русского мореплавателя были названы улицы и переулки в России, а также набережная в городе Твери.

    * В 1958 году «Мосфильмом» было снято кино «Хождение за три моря».

    * В 1955 году в Твери поставлен памятник Никитину на месте начала его путешествия.

    *Также памятники русскому купцу есть в Кафе и в штате Махараштра.

    *Любопытен такой факт: тверской купец обладал правом носить отчество, тогда как во Владимирском, а затем и в Московском княжествах таким правом обладали лишь бояре и дворяне.

    *Упоминал в записях экзотических животных, а также таинственного пернатого «гукук».

    *«Хожение» переведено на много языков.

    *2003 г. установлен памятник в Западной части Индии, надписи на котором выгравированы на хинди, маратхи, русском и английском языках.

    *Древнерусский оригинальный текст его «Хожения за три моря» написан на четырех языках.

    *Заканчивает свой путевой дневник Никитин молитвой Аллаху.

    *В своих записках Афанасий часто использует местные выражения стран, в которых он успел побывать, а вслед за ними даёт свою трактовку на русском языке.

    *В его записях указаны не только отличия природы и диковинные животные, но и отличия нравов, быта и государственного строя.

    * Побывал Афанасий и в священном городе Парвaте, где поклоняются Будде. Изучал местную религию и управление. Его записи свидетельствуют о широком кругозоре и дружелюбности автора к чужим странам и народам.

    *Несмотря на прекрасные и интересные описания Индии, Персии и других стран его записи не скрывают его разочарования отсутствие обещанного разнообразия товаров.

    * Скучая по русской земле, Афанасий не мог чувствовать себя уютно в чужих землях. *Несмотря на несправедливость русских вельмож, Никитин прославлял русскую землю.

    * До последнего хранил путешественник и христианскую религию, а все оценки нравам и обычаям строились на православной морали.

    Загадки в истории жизни и путешествий Афанасия Никитина:

    Русский путешественник Афанасий Никитин – загадочная фигура.

    Отсутствие биографических сведений об Афанасии Никитине в летописях и других древнерусских документах для некоторых исследователей является основанием считать, что «Хожение» было сфальсифицировано в конце XVIII века.

    Действительно, загадочным образом русский путешественник оказался в Индии за несколько лет до Васко да Гамы, что должно было свидетельствовать о приоритете России в открытии Индии. В пользу такой версии говорят и определенные неточности в описании стран, через которые проходил купец Афанасий.

    О многом Афанасий и умалчивает, например, о том, что же на самом деле сподвигло его на экспедицию в далекие края. Говорит в пользу этой версии и то, что Афанасию удалось сохранить свой путевой дневник в течение многолетнего путешествия, хотя во время путешествия ему приходилось терпеть кораблекрушения, подвергаться нападениям разбойников и претерпевать иные неприятности, не способствующие сохранности берестяного свитка. Более того, чужеземец, записывающий что-то непонятными знаками, должен был быть принят за шпиона, список уничтожен, а сам писец — казнен.

    Однако историки сходятся на том, что текст жития подлинный, поскольку он известен не в единственном экземпляре, как, например, «Слово о полку Игореве», а в нескольких, а выдержки из оригинального «Хожения» содержатся в нескольких летописях, датируемых XV веком, в частности во Львовской летописи, достоверность которой не подвергается сомнению, а значит, и сам текст «Хожения» достоверен.

    Другое дело, что до нашего времени сохранилась не рукопись тверского купца, а ее копии, сделанные последующими переписчиками, которые могли исказить текст: непроизвольные описки, замены непонятных слов на похожие — все это сделало текст менее аутентичным.

    Еще одна гипотеза предполагает, что Афанасий Никитин побывал лишь в Ормузе, крупном арабском порту на границе Персидского залива, а все свидетельства об Индии были почерпнуты им из рассказов моряков, действительно бывавших там.

    В самом деле, некоторые описания Индии кажутся фантастичными, а события (битвы, смены правителей) и даты плохо синхронизируются между собой. Говорит в пользу этой версии и то, что в «Хожение» был включен эпизод плавания к берегам Африки и Аравийского полуострова. Эти берега были хорошо известны морякам Ормуза, но они лежат вдалеке от пути из Индии в Персидский залив. Но наряду с такими фантастическими зарисовками многие описания Индии настолько точны, что могли быть сделаны только очевидцем.

    О роде занятий Афанасия Никитина также ничего достоверно не известно. Историки и энциклопедические справочники в один голос называют его «купцом», а некоторые исследователи, стремясь к исторической достоверности, говорят иначе: «предположительно купец». Что же скрывается за этим?

    На территории Руси и в далеких южных странах с Афанасием обращались не как с простым купцом, а как с послом. Возможно, что Афанасий имел тайные дипломатические поручения к правителям Нижней Волги и бассейна Каспийского моря. Загадочна и смерть Афанасия. Вернувшись на Русь, он, подданный великого Тверского князя, загадочным образом умирает близ Смоленска, входившего в состав Великого княжества Литовского, а дневник попадает в руки подданных князя московского, которые и переправляют его в Московию. Более того, дьячки-управленцы московского князя сразу понимают, что перед ними документ исключительной важности. Исходя из этого, можно утверждать, что агенты московского князя выследили Афанасия на территории другого государства и отобрали у него важный документ, который по какой-то причине был им необходим.

    Время, в которое Афанасий Никитин ходил в Индию, было сложным и трагичным в истории Руси. Особенно тяжелым оно было для родной Афанасию Твери. В 1462 г. на трон восточного соседа Твери — великого княжества Московского — взошел Иван III Васильевич. Он, как и его потомок и полный тезка Иван IV Васильевич, тоже носил прозвище Грозный. Московские князья стремились подчинить себе все соседние русские государства. В то время на Руси было три независимых княжества: Москва, Тверь и Рязань — и три независимых республики: Новгород, Псков и Вятка. Именно Иван III Васильевич за время своего правления подчинил своей власти эти княжества и города, огнем и мечом пройдя по независимым княжествам и республикам, утопив в крови свободу новгородцев и тверичей, вятичей и псковичей. Однако это будет несколько позже, а сейчас, в 1466 г., тверской князь Михаил Борисович, пытаясь сохранить независимость своего государства, отправляет в далекие края неприметного купца Афанасия в надежде на то, что ему удастся сколотить какую-нибудь коалицию.

    Историки расходятся и в датировке начала путешествия Никитина. Одни называют 1458 г., другие — 1466 г. Возможно, и здесь кроется какая-то загадка. Может быть, Афанасий совершил два путешествия — одно в 1458 г. в Казань и Астрахань, а второе, начавшееся в 1466 году, привело его в Индию. Однако достоверных сведений об этом первом путешествии у нас нет, поэтому будем считать, что «хожение» началось в 1466 г.

    Итак, в 1466 г. Афанасий Никитин отправляется из родной Твери в Ширванскую землю (современный Дагестан и Азербайджан). У него, (подчеркнем — с виду простого купца), путевые грамоты от великого князя Тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия. Идет Афанасий не один, с ним идут и другие купцы — всего же у них два корабля. Интересно, что Афанасий нигде не упоминает имен сотоварищей-русичей, и это довольно странно. То ли Афанасий не хотел выдавать имена тех, кто шел вместе с ним с важным поручением, то ли, наоборот, дьяк-переписчик великого князя Московского решил не включать в список купцов-тверичан. Двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, проходят Углич и добираются до Костромы, находившейся во владениях московского князя Ивана III. В принципе, отношения между Москвой и Тверью напряженные, но официально война не объявлена, и московский наместник пропускает Афанасия с охранной грамотой далее.

    В дороге Афанасий Никитин хотел присоединиться к Василию Папину, послу великого князя Московского в Ширване, но тот уже прошел вниз по реке. Почему же не дождался московский купец тверского, остается загадкой. А что же за товар вез в Ширван Афанасий? Он нигде не упоминает об этом. Историки предполагают, что это могла быть пушнина. В Нижнем Новгороде Афанасию пришлось задержаться на две недели для того, чтобы дождаться посла ширваншаха по имени Хасан-бек, который вез с собой в Ширван 90 кречетов, ловчих птиц — дар от московского князя. Однако такое число охотничьих птиц либо весьма преувеличено, либо было фигурой речи, понятной лишь посвященным. Некоторые историки предполагают, что словом «кречеты» в «Хожении» заменено слово воины, т. е. посол шел с отрядом московских наемников, которые, согласно договору Московского княжества с Ордой, Московия должна была выставлять для помощи ордынским государствам. Ширванский посол садится на больший из двух кораблей, и они идут вниз по реке.

    Дальнейший путь героев весьма загадочен. В путевом дневнике Афанасий отмечает, что они благополучно прошли Казань, Орду, Услан, Сарай. Описание этой части бегло и создает впечатление, что плавание по Волге было для русских купцов обыденным делом. Несмотря на то, что они идут в свите посла Ширвана, путь они выбирают окольный — по Ахтубе, стараясь миновать Астрахань. Где-то у самого впадения Волги в Каспий во время одной из стоянок на корабли нападают татары. Ситуация, которая, мягко говоря, не вписывается ни в какие рамки.

    Ведь речь идет о нападении на посла другого государства. Впрочем, это нападение, если только оно имело место, свидетельствует против наличия 90 дружинников («кречетов») в свите посла. Что же за загадочные татары напали на посольство, об этом Афанасий или позднейший переписчик умалчивает, но в дальнейшем на пути в Ширван русичам и спутникам Афанасия пришлось еще раз столкнуться с неприятностями. Возле города Тархи (близ нынешней Махачкалы) корабли попали в шторм, а когда меньший из кораблей то ли выбросило на берег, то ли он пристал самостоятельно, все купцы были захвачены в плен. Афанасий в это время находился на посольском корабле.

    В Дербенте Афанасий просит Василия Панина и Хасан-бека помочь захваченным в плен близ Тархи. Пленных действительно отпустили на свободу, но товары им не вернули, ведь по закону все выброшенное на берег имущество разбившегося в море корабля принадлежит владельцу берега. Такие отношения Афанасия с послами князя Московского и Ширваншаха еще больше убеждают в том, что был Никитин далеко не простым купцом.

    Некоторые из купцов, как сообщает Никитин, попытались вернуться на Русь, другие остались в Ширване. В тексте «Хожения» Афанасий пытается объяснить свои дальнейшие странствования тем, что он взял на Руси товар в долг и теперь, когда товар пропал, его могли за долги сделать холопом. Впрочем, это не вся правда или вообще неправда. В дальнейшем Никитин будет дважды пытаться вернуться на Русь, но по непонятной причине его дважды не пропустят дальше Астрахани. Поэтому в конечном итоге возвращается на Русь Афанасий не по Волге, а по Днепру. Но если бы он брал товары в долг, то долг остался бы таковым и через несколько лет, когда он несколько лет спустя решил вернуться. Некоторое время Афанасий остается в Ширване, вначале в Дербенте, а потом в Баку, «где огонь горит неугасимый». Чем занимался он все это время, неизвестно. Складывается впечатление, что он или ожидал какого-то важного известия из Твери, или же наоборот — скрывался от врагов. Неизвестная нам причина гнала Афанасия дальше, за море — в Ченокур. Здесь он живет полгода, но и отсюда вынужден уехать, месяц он живет в Сари, еще месяц в Амале — и снова дорога, краткий отдых и снова в путь. Вот как он сам рассказывает об этой части своего путешествия: «И прожил я в Чанакуре шесть месяцев, да в Сари жил месяц, в Мазандаранской земле. А оттуда пошел к Амолю и жил тут месяц. А оттуда пошел к Демавенду, а из Демавенда — к Рею. Тут убили шаха Хуссейна, из детей Али, внуков Мухаммеда, и пало на убийц проклятие Мухаммеда — семьдесят городов разрушилось. Из Рея пошел я к Кашану и жил тут месяц, а из Кашана — к Наину, а из Наина к Йезду и тут жил месяц. А из Йезда пошел к Сирджану, а из Сирджана — к Тар ому, домашний скот здесь кормят финиками, по четыре алтына продают батман фиников. А из Тарома пошел к Лару, а из Лара — к Бендеру, то пристань Ормузская. И тут море Индийское, по-персидски дарья Гундустанская; до Ормуза-града отсюда четыре мили идти».

    Создается впечатление, что он колесит по Ирану, переходя от одного города к другому, как будто скрывается от кого-то. Да и далеко не все города он перечисляет в своих записках, есть «много еще городов больших», пишет он, в которых он побывал, но даже названия их он не приводит. Интересно, что в «Хожении» он рассказывает о древнем городе Рее, в котором некогда убили Хуссейна, внука Мухаммеда. Вскоре после того город был захвачен и разрушен завоевателями, и ко времени Афанасия от него остались лишь руины. Трудно сказать, скрывался ли Никитин в руинах Рея от неведомых противников или искал там что-то на продажу, но город этот упомянут в его записях особо. Предание о разрушенном городе созвучно его невеселым мыслям о родине — там назревает война между двумя великими княжествами, в это же время войска великого князя Московского громят Вятку и Новгород. И история города Рея переплетается с современностью.

    Но вот он в своих странствиях доходит до Ормузского пролива, отделяющего Персидский залив от «Индийского моря». Здесь он впервые из русинов (как он называет себя сам) видит приливы и отливы. Интересно, что именно здесь он встречает христиан и празднует с ними Пасху. Это очень важный факт для историков, потому что из долгих описаний странствий можно сделать однозначный вывод о том, что бродил он по Ирану больше года, но поскольку у него не было возможности совершать пасхальные обряды и даже не было возможности вычислить наступление Пасхи, то он не отмечал этот праздник.

    Возможно, что именно в это время Афанасия Никитина начинают посещать мысли о правомерности иных вер. Именно в Ормузе, по его собственным словам, Афанасий начинает вести свой дневник. Но описания его прежних путешествий достаточно подробны, поэтому возникает мысль о том, что в Ормузе (или несколько ранее) он потерял свои прежние записи и теперь здесь, на берегу Персидского залива, перед отплытием в Индию он восстанавливал свои воспоминания.

    Вскоре Афанасий на индийском корабле (таве) плывет в Индию. Трудно сказать, была ли Индия непосредственной целью его путешествия или же он попал туда случайно, в поисках богатства. По его собственным словам, он узнал, что в Индии коней не разводят, поэтому они там очень дорогие, и решил отправиться в Индию с жеребцом, которого надеялся там продать. На таве Никитин дошел до североиндийского порта Камбея, «где родится краска и лак» (основные продукты экспорта, кроме пряностей и тканей), а затем отправился в Чаул, расположенный на полуострове Индостан. Индия поразила путешественника. Эта земля была так непохожа на его родные места, буйная зелень и плодородные почвы давали невиданные на его родине урожаи. Люди в Индии — темнокожие, нагие, босые — тоже были другими. Они жили иной жизнью, служили иным богам.

    А еще он удивляется разным индийским диковинкам, например боевым слонам: «Бой ведут все больше на слонах, сами в доспехах и кони. Слонам к голове и бивням привязывают большие кованые мечи да облачают слонов в доспехи булатные, да на слонах сделаны башенки, и в тех башенках по двенадцать человек в доспехах, да все с пушками, да со стрелами». И наверняка думал Афанасий: «Эх, да таких бы слонов моему великому князю, он был бы непобедим!» Но привезти даже одного слона на Русь дело невозможное. И далеко, и путь опасен. Лет за 700 до Никитина арабский правитель Гарун ар-Рашид подарил слона королю франков Карлу Великому и того с большими трудностями доставили из Палестины в Аахен. Но то — был дар одного великого правителя другому.

    Удивляет путешественника многое: «Зима у них началась с Троицына дня (май-июнь.) Каждый день и ночь — целых четыре месяца — всюду вода да грязь. В эти дни пашут у них и сеют пшеницу, да рис, да горох, да все съестное. Вино у них делают из больших орехов, кози гундустанские называются, а брагу — из татны. Коней тут кормят горохом, да варят кхичри с сахаром да с маслом, да кормят ими коней, а с утра дают шешни. В Индийской земле кони не водятся, в их земле родятся быки да буйволы — на них ездят и товар и иное возят, все делают. Джуннар-град стоит на скале каменной, не укреплен ничем, Богом огражден. И пути на ту гору день, ходят по одному человеку: дорога узка, двоим пройти нельзя. Весна у них началась с Покрова Святой Богородицы (октябрь) По ночам город Бидар охраняет тысяча стражей под начальством куттавала, на конях и в доспехах, да в руках у каждого по факелу В Бидаре по улицам змеи ползают, длиной по две сажени».

    Некоторые зарисовки Афанасия забавны и скорее напоминают арабские сказки, впрочем, это не удивительно, многое из того, что Никитин не мог видеть своими глазами, он брал из рассказов арабских купцов: «А еще есть в том Аланде птица гукук, летает ночью, кричит: «кук-кук»; а на чьем доме сядет, там человек умрет, а захочет кто ее убить, она на того огонь изо рта пускает. Мамоны ходят ночью да хватают кур, а живут они на холмах или среди скал. А обезьяны те живут в лесу. Есть у них князь обезьяний, ходит с ратью своей. Если кто обезьян обидит, они жалуются своему князю, и он посылает на обидчика свою рать, и они, к городу придя, дома разрушают и людей убивают. А рать обезьянья, сказывают, очень велика, и язык у них свой У оленей домашних режут пупки — в них мускус родится, а дикие олени пупки роняют по полю и по лесу, но запах они теряют, да и мускус тот не свежий бывает».

    Всякий раз, сталкиваясь с иным образом жизни, иной верой и системой ценностей, Афанасий убеждался в том, что жить можно по-разному и что каждая вера по-своему правильна. Он интересуется вопросами веры других народов, что, в общем-то, для православного является почти грехом, ведь истина, с точки зрения православия, содержится лишь в Евангелиях и поучениях отцов Церкви, а все иные религии — от сатаны. Но Афанасий вместе с индусами посещает главный буддийский центр того времени — город Парват, который он называет так: «То их Иерусалим, то же, что для бесермен Мекка». Однако буддийским монахам не удалось заинтересовать Никитина своей верой, да и такое разнообразие вер удивляет и пугает Афанасия: «А разных вер люди друг с другом не пьют, не едят, не женятся». Но вид Парвата поразил воображение Афанасия: «В Парват съезжаются все нагие, только повязка на бедрах, и женщины все нагие, только фата на бедрах, а другие все в фатах, да на шее жемчугу много, да яхонтов, да на руках браслеты и перстни золотые. А внутрь, к бутхане, едут на быках, рога у каждого быка окованы медью, да на шее триста колокольцев и копыта медью подкованы. И быков они называют ачче».

    «Расспрашивал я их о вере», — пишет Афанасий Никитин, что уже само по себе удивительно для христианина, который, согласно догматике, должен не научаться «бесовским верованиям», а сам проповедовать слово Иисуса.

    Торговые и исторические наблюдения Афанасия очень точны и достоверны, он не только записывает то, что видел своими глазами, но и то, что рассказывали торговцы о других портах от Египта до Дальнего Востока, он указывает, где «родится шелк», где «родятся алмазы», указывает будущим путешественникам, какие опасности могут их ждать в здешних краях, описывает войны в странах, через которые он проходил. Верил ли он в то, что в скором времени русские купцы смогут ходить с торговыми караванами в Индию? Трудно сказать, но сведения, указанные Никитиным, действительно могли бы помочь купцам, которые могли прийти в Индию после него. Афанасий интересуется индийскими товарами и приходит к выводу, что на Руси они не пользовались бы спросом. «Говорили [мне], что много [в Индии] товаров для нас, а [оказалось] для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец да краска», — печалился Никитин в своем «Хождении». В Бидаре он заносит в дневник: «На торгу продают коней, камку (ткань), шелк и всякий иной товар да рабов черных, а другого товара тут нет. Товар все гундустанский, а съестного только овощи, а для Русской земли товара тут нет».

    Не правда ли, загадочный фрагмент? Купец тщательно записывает, что продается в разных городах, делает много полезных заметок для последующих купцов и вдруг рубит сплеча: «Да нет здесь полезных для Руси товаров!» Может быть, таким образом он пытается отпугнуть конкурентов? Вполне возможно, что «Хождение» предназначалось именно для тверских купцов, а всем же остальным тверичане должны были говорить: вот смотрите, сам Афанасий Никитин, первопроходец земли той, написал, что в Индии нет хорошего товара для Руси. Кстати о товарах. Именно из Индии на Русь шли жемчуга и слоновая кость, золото и серебро. Так что лукавит купец Афанасий. Впрочем, возможно и другое объяснение: этот лукавый пассаж — продукт переработки текста дьяками великого князя Московского, мол чего вам, купцам, в Индию ходить, лучше на Руси оставайтесь. Централизация государственной власти, начавшаяся при Иване III Васильевиче и продолжившаяся при его внуке Иване IV, сопровождалась закрытостью внешних границ, дабы никто от воли царской не убежал.

    Вдумчивое чтение текста «Хождения» позволяет предположить, что Афанасий Никитин за годы пребывания в мусульманских странах все-таки принял ислам, либо в этот раз, либо позже в Бидаре, когда местный вельможа Малик Хасан Бахри, носивший титул низам-аль-мулька, раскрыв веру Никитина, предложил ему сменить ее на ислам. Современный российский историк Зураб Гаджиев на страницах интернет-журнала «Исламская цивилизация» опубликовал статью, в которой убедительно доказывает, что даже после многочисленных правок православных писцов в тексте «Хожения» сохранилось немало свидетельств принятия ислама Никитиным.

    И действительно, Афанасий на страницах «Хождения» показан как человек глубоко религиозный, текст начинается с прославления Иисуса и благословений на путешествие, полученных им от его духовных наставников. В дальнейшем его настороженное отношение к исламу постепенно проходит, он, как мы уже упоминалось, даже приводит в путевом дневнике суннитскую легенду о наказании городу Рее за убийство имама Хуссейна.

    В индийском Бидаре Никитин размышляет о судьбах Русской земли. Перечислив преимущества земель, в которых он побывал — Крыма, Грузии, Турции, Молдовы и Подолья, — он молится за Русскую землю, но при этом добавляет: «На этом свете нет страны, подобной ей, хотя эмиры Русской земли несправедливы. Да устроится Русская земля и да будет в ней справедливость!» Вот любопытный момент: Афанасий называет правителей Руси эмирами. Похоже, что во время путешествия он действительно постепенно превращался в арабского купца.

    Заканчивается текст «Хожения» пространными исламскими молитвами. Если считать, что последние строки путевого дневника были написаны Афанасием перед смертью, то получается, что в последние часы своей жизни он молится Аллаху как правоверный мусульманин. + Проведя в Индии несколько лет, он решает возвращаться на Русь. Истинные причины этого не совсем понятны. В «Хожении» он утверждает, что это произошло после беседы с одним исламским чиновником, предлагавшим Афанасию сменить веру и обосновывавшим это тем, что Афанасий вдали от родины не соблюдал христианские обряды. Но насколько это соответствовало действительности, неизвестно. Дело в том, что возвращение Афанасия на Русь также окружено загадками, а сам текст «Хожения», без сомнения, подвергался многочисленным правкам.

    В отличие от пути в Индию, обратная дорога была короткой и быстрой. В порту Дабхол он садится на корабль, идущий через Эфиопию, Маскат и Ормуз и добирается до Персии. В Персии он останавливается в городах Л ар, Шираз, Йезд, Исфахан, Кум, Тебриз. Далее он приходит в Эрзинджан в Турции, оттуда в Трабзон. Так, пройдя два моря, Каспийское и «Индийское», он добирается до третьего — Черного. В Трабзоне турецкий чиновник принимает Никитина за шпиона и отбирает его товары.

    Именно на прибытии в Каффу в 1472 г. обрывается текст «Хожения». Афанасий Никитин сын, тверитин, исчезает из истории. Известно лишь, что зимой 1474/1475 года он умирает или погибает при загадочных обстоятельствах близ Смоленска, буквально в сотне километров от родного города. Предполагают, что все это время он добирался до родной Твери. Два с лишним года. Даже пешим путем это очень медленно. Поэтому есть основания предполагать, что «выпавшие из истории» два года жизни путешественника прошли столь же интенсивно, как и предыдущие.

    Несмотря на разногласие среди ученых касательно вероисповедания Никитина, самым удивительным фактом, который выяснился в ходе их споров, стал необычайный для своего времени подход Никитина к религии. Воспитанный в ортодоксальной среде, но веротерпимый купец, приехав в другую страну, смог не только примириться с чужими религиями, но и принять их и извлечь самые главные идеи, содержащиеся как в православии, так и в исламе – монотеистические идеалы добра и любви.

    Что открыл Афанасий Никитин? Афанасий Никитин «Прогулка по трем морям». Афанасий Никитин

    Афанасий Никитин — путешественник, опытный купец и первый европеец, посетивший Индию. Никитин также известен своими заметками «Путешествие через три моря». Афанасий Никитин известен современникам как мореплаватель и купец. Этот купец первым из жителей европейских стран посетил Индию. Путешественник открыл восточную страну за 25 лет до Васко да Гамы и других португальских путешественников.

    Из биографии Афанасия Никитина:

    История сохранила мало сведений об Афанасии, дате и месте его рождения, родителях и детстве. Первые исторические записи относятся к его путешествию по трем морям: Черному, Каспийскому и Аравийскому, которое описано в его записях. Мало что известно и о детских годах русского путешественника, поскольку биография Афанасия Никитина стала записываться во время купеческих экспедиций. Известно лишь, что мореплаватель родился в середине 15 века в городе Твери.Отец путешественника — крестьянин, звали его Никита. Тогда еще не было фамилий, поэтому «Никитин» — это отчество, а не фамилия.

    Подробнее о семье, как и о юности путешественника, биографы ничего не знают. Афанасий в юном возрасте стал купцом и успел побывать во многих странах, например, в Византии и Литве, где путешественник занимался торговлей. Товары Афанасия пользовались спросом, поэтому нельзя сказать, что молодой человек жил в бедности.

    Ученые ничего не знают о личной жизни Афанасия Никитина, поскольку биография русского мореплавателя была составлена ​​благодаря запискам купца. Были ли у Никитина дети, ждала ли его верная жена — тоже остается загадкой. Но, судя по купеческим рукописям, Афанасий Никитин был целеустремленным и жизнерадостным человеком, не боявшимся трудностей в незнакомых странах. За три года путешествий Афанасий Никитин освоил иностранные языки, в его дневниках были арабские, персидские и тюркские слова.

    Фотографических портретов Никитина нет, до его современников дошли только примитивные рисунки. Известно, что купец имел простую славянскую внешность и носил квадратную бороду.

    Скитаясь по солнечным странам, Афанасий Никитин жил мечтой вернуться на родину. Штурман собрался в обратный путь и направился в торговый порт Ормуз, откуда началось путешествие в Индию. Из Ормуза торговец отправился на север через Иран и оказался в турецком городе Трабзон.Местные жители Турции приняли русского мореплавателя за шпиона и взяли Никитина в плен, забрав все, что было на корабле. Единственное, что было с собой у штурмана, — это рукописи.

    И когда Афанасий был освобожден из-под ареста, купец отправился в Феодосию: там ему пришлось встретиться с русскими купцами, чтобы занять денег и расплатиться с долгами. Ближе к осени 1474 года купец прибыл в феодосийский город Кафу, где провел зиму.

    И остановившись в Кафе (Крым) в ноябре 1474 года, он решил дождаться весеннего торгового каравана, потому что подорванное здоровье сделало невозможным путешествие зимой. За время длительного пребывания в Кафе Никитин успел познакомиться и установить тесные отношения с богатыми московскими купцами, среди которых были и Григорий Жуков, и Степан Васильев. Весной Никитин намеревался ехать по Днепру на Тверь.

    Когда в Крыму потеплело, их объединенный большой караван двинулся в путь.Подорванное здоровье Афанасия давало о себе знать все больше и больше. Из-за чего он умер и был похоронен под Смоленском. Причина смерти Афанасия Никитина остается загадкой, но ученые уверены, что длительная поездка в разные страны с разными климатическими условиями резко ухудшила здоровье моряка.

    Желание поделиться впечатлениями, наблюдениями и переживаниями вылилось в путевые заметки. Здесь хорошо просматривается начитанное и грамотное владение не только русской деловой речью, но и хорошее восприятие иностранных языков.

    Записки Никитина были доставлены в Москву купцами, сопровождавшими странника. Дневник Никитина был передан советнику князя Ивана III, а в 1480 году рукописи вошли в летопись.

    В путевых заметках «Путешествие через три моря» русский путешественник подробно описал жизнь и политическое устройство стран Востока. Рукописи Афанасия первыми на Руси описали морское путешествие не с точки зрения паломничества, а с целью рассказать историю о торговле.Сам путешественник считал свои записи грехом. Позже, в 19 веке, рассказы Афанасия были опубликованы известным историком и писателем Николаем Карамзиным и вошли в «Историю государства Российского».

    2. «Плавания» внесены князем Василием Мамыревым в летопись.

    * Даты из биографии Афанасия Никитина:

    * 1468 начало путешествия по 3 морям.

    * 1471 прибытие в Индию.

    * 1474 вернулся в Крым.

    * 1475 умерло.

    В экспедициях и путешествиях Афанасия Никитина:

    Ученым также не удалось установить точную дату поездки.

    Афанасий Никитин, как настоящий купец, стремился расширить торговлю в современной Астрахани. Мореплаватель получил разрешение тверского князя Михаила Борисовича III, поэтому Никитин считался тайным дипломатом, но исторические данные не подтверждают эти догадки. Получив поддержку первых государственных деятелей, Афанасий Никитин отправился в дальний путь из Твери.

    Русские купцы, ехавшие в одном направлении с Афанасием, отправились в путь из Твери на нескольких кораблях. Афанасий к тому времени был опытным купцом и путешественником, ведь ему не раз приходилось побывать в таких странах, как Византия, Литва, Молдавия и Крым. Безопасное возвращение домой сопровождалось ввозом заморских товаров.

    Штурман переплыл Волгу. Изначально путешественник остановился в городе Клязин и отправился в монастырь.Там он получил благословение игумена, а также помолился Святой Троице, чтобы путь был успешным. Затем Афанасий Никитин поехал в Углич, оттуда в Кострому, а затем в Плес. По словам путешественника, маршрут прошел без препятствий, но в Нижнем Новгороде штурманская экспедиция затянулась на две недели, так как там купец должен был встретиться с послом Ширванского государства Гасан-беком. Изначально Никитин хотел присоединиться к российскому посольству Василия Папина, но уже отплыл на юг.

    Беда случилась, когда упряжка Афанасия проплыла мимо Астрахани: матросов настигли татарские разбойники и разграбили корабль, а один корабль и вовсе утонул.

    Вернувшись в Россию пообещал сесть в яму долговых обязательств. Поэтому товарищи Афанасия разделились: те, у кого было хоть что-то дома, вернулись в Россию, а остальные разошлись в разные стороны, кто-то остался в Шемахе, кто-то уехал работать в Баку.

    Тогда купцы, потерявшие товар, отправились на двух кораблях в город-крепость Дербент.Афанасий Никитин надеялся поправить свое финансовое положение, поэтому он решил отплыть на юг: из Дербента веселый мореплаватель отправился в Персию, а из Персии он добрался до оживленного порта Ормуз, который был пересечением торговых путей: Малая Азия. , Индия, Китай и Египет. В рукописях Афанасий Никитин назвал этот порт «гаванью Гурмыза», знакомый в России с поставками жемчуга.

    Проницательный торговец в Ормузе узнал, что оттуда поставляют редких жеребцов, которых не разводят в Индии, и там их очень ценят.Купец купил лошадь и в надежде продать товар по непомерно высокой цене отправился на материковую часть Евразии в Индию, территория которой, хотя и фигурировала тогда на картах, оставалась неисследованной европейцами. Никитин провел в Индии 3 года. Он побывал во многих городах Индии, много видел, но так и не смог заработать. Русский путешественник подробно описал в своих рукописях жизнь и устройство солнечной страны.

    Афанасий был поражен тем, как индейские жители ходят по улице: женщины и дети ходили обнаженными, а бедра и голова князя были покрыты покрывалом.Но зато почти у каждого человека были золотые украшения в виде браслетов, что удивило русского купца. Никитин не понимал, почему индейцы не могут продавать драгоценности и покупать одежду, чтобы прикрыть свою наготу. Также его впечатлило то, что население Индии велико, и почти каждый второй житель страны ждет ребенка.

    Афанасий Никитин отплыл в город Чаул в 1471 году. В Чауле Афанасий не продал жеребца по выгодной цене, поэтому в начале весны мореплаватель отправился в самые глубинки Индии.Купец добрался до северо-западной крепости Джуннар, где встретился с ее хозяином Асад-ханом. Правителю понравились товары Афанасия, но он пожелал получить лошадь бесплатно и отнял ее силой. В ходе беседы Асад узнал, что российский путешественник исповедует другую религию, и пообещал вернуть животное с золотом дополнительно, если купец обратится в ислам. Губернатор дал Никитину 4 дня подумать; В случае отрицательного ответа Асад Хан пригрозил российскому купцу смертью.

    Согласно книге «Путешествие по Трех морям» Афанасий Никитин был спасен случайно: правитель крепости встретил знакомого старика Мухаммеда, перед которым правитель проявил милосердие и отпустил незнакомца, вернув коня. Однако историки до сих пор спорят, принял ли Афанасий Никитин мусульманскую веру или остался верен православию. Такие сомнения купец оставлял из-за оригинальных купюр, пропитанных иностранными словами.

    Долгий путь был обратно в Крым.Афанасий путешествовал по Африке, он также посетил эфиопские земли, достиг Трапезунда и Аравии. Затем, преодолев Иран, а затем Турцию, он вернулся в Черное море.

    Интересные факты из жизни Афанасия Никитина:

    * Афанасий Никитин был первым русским путешественником, посетившим Персию и Индию. Вернувшись из этих стран, путешественник посетил Турцию, Сомали и Маскат.

    * Никитин открыл восточные страны за 25 лет до путешествий Васко да Гамы и многих других путешественников.

    * Никитин удивился обычаям Индии и экзотическим животным, в чужой стране он впервые увидел змей и обезьян.

    * Путешествие в небывалые земли было красочным и ярким, но Афанасий был недоволен, потому что торговец не видел никаких коммерческих выгод.

    * По словам мореплавателя, солнечная страна торговала красками и дешевым перцем — забрать домой было нечего.

    * Пребывание Никитина в Индии было интересным, но бедным: продажа одной лошади стоила купцу убытков и штрафа.

    * Знаменитые путевые заметки Афанасьева «Путешествие по трем морям», это своенравный справочник, в котором подробно описывается образ жизни, а также политическое устройство стран Востока.

    * В России эти рукописи были первыми, в которых море было описано с целью повествования о торговле.

    * Для ученых личная жизнь Никитина до сих пор остается загадкой. Неизвестно, были ли у него жена и дети.

    * Никитин не фамилия путешественника.Фамилий тогда еще не было. Это его отчество, то есть Афанасий, сын Никиты.

    * Он описал Калькутту, Цейлон и Индокитай, которые ранее не были известны.

    * Афанасий Никитин происходил из бедной семьи. И главная причина, по которой он отправился в путешествие, заключалась в том, чтобы улучшить материальное положение своей семьи за счет торговли с иностранными купцами.

    * Самым большим сюрпризом, который испытал Никитин в Индии, было то, что местные ходили голыми, но в золотых украшениях.* В честь русского мореплавателя названы улицы и переулки в России, а также набережная в г. Твери.

    * В 1958 году на «Мосфильме» был снят фильм «Три моря».

    * В 1955 году в Твери на месте начала его пути был установлен памятник Никитину.

    * Памятники русскому купцу есть также в Кафе и в штате Махараштра.

    * Интересный факт: тверской купец имел право носить отчество, тогда как во Владимирских, а затем и в Московских княжествах это право имели только бояре и дворяне.

    * В записях упоминаются экзотические животные, а также таинственный пернатый «гукук».

    * «Прогулка» переведена на многие языки.

    * 2003 г. установлен памятник в западной части Индии, надписи на котором выгравированы на хинди, маратхи, русском и английском языках.

    * Древнерусский оригинальный текст его «Путешествие по трем морям» написан на четырех языках.

    * Никитин заканчивает свой путевой дневник молитвой к Аллаху.

    * Афанасий в своих записях часто использует местные выражения стран, в которых ему удалось побывать, а после них дает свою интерпретацию на русском языке.

    * Его записи указывают не только на различия между природой и диковинными животными, но и на различия в морали, образе жизни и государственном устройстве.

    * Афанасий также посетил священный город Парват, где поклоняются Будде. Изучал местную религию и самоуправление. Его записи свидетельствуют о широком кругозоре и дружелюбии автора к зарубежным странам и народам.

    * Несмотря на прекрасные и интересные описания Индии, Персии и других стран, его записи не скрывают его разочарования по поводу отсутствия обещанного разнообразия товаров.

    * Без русской земли Афанасий не мог чувствовать себя комфортно на чужбине. * Несмотря на несправедливость русской знати, Никитин прославил землю русскую.

    * До недавнего времени путешественник придерживался христианской религии, и все оценки нравственности и обычаев основывались на православной морали.

    Загадки из жизни и истории путешествий Афанасия Никитина:

    Русский путешественник Афанасий Никитин — загадочная фигура.

    Отсутствие биографических сведений об Афанасии Никитине в летописях и других древнерусских документах для некоторых исследователей является поводом полагать, что «Путешествие» было сфальсифицировано в конце XVIII века.

    Действительно, русский путешественник загадочным образом оказался в Индии за несколько лет до Васко да Гамы, что должно было указывать на приоритет России в открытии Индии.Эта версия также подтверждается некоторыми неточностями в описании стран, через которые проходил купец Афанасий.

    Афанасий умалчивает о многом, например, о том, что собственно подтолкнуло его к походу в далекие страны. Это говорит в пользу этой версии и того факта, что Афанасию удалось сохранить свой путевой дневник во время долгого путешествия, хотя во время путешествия ему приходилось терпеть кораблекрушения, подвергаться нападению разбойников и переносить другие неприятности, которые не способствовали безопасности свиток бересты.Более того, незнакомца, записавшего что-то непонятными знаками, принимали за шпиона, список уничтожали, а самого писца казнили.

    Однако историки сходятся во мнении, что текст Жития является подлинным, так как он известен не в единственном экземпляре, как, например, «Слово о полку Игореве», а в нескольких, и отрывки из оригинального «Путешествия». содержатся в нескольких летописях, датируемых 15 веком. в частности, во Львовской летописи, достоверность которой не подвергается сомнению, а значит, достоверен сам текст «Вояжа».

    Другое дело, что до нашего времени сохранилась не рукопись тверского купца, а ее копии, сделанные последующими переписчиками, которые могли исказить текст: непроизвольные оплошности, замена непонятных слов аналогичными — все это составляло текст менее аутентичный.

    Другая гипотеза предполагает, что Афанасий Никитин посетил только Ормуз, большой арабский порт на границе Персидского залива, и все свидетельства об Индии были почерпнуты им из рассказов моряков, которые действительно побывали там.

    Действительно, некоторые описания Индии кажутся фантастическими, а события (битвы, смена правителей) и даты плохо синхронизируются друг с другом. Это говорит в пользу этой версии и того, что «Прогулка» включала в себя эпизод плавания к берегам Африки и Аравийского полуострова. Эти берега были хорошо известны ормузским морякам, но лежали они далеко от пути из Индии в Персидский залив. Но наряду с такими фантастическими зарисовками многие описания Индии настолько точны, что сделать их мог только очевидец.

    Об оккупации Афанасия Никитина доподлинно ничего не известно. Историки и энциклопедические справочники единодушно называют его «купцом», а некоторые исследователи, стремясь к исторической достоверности, говорят иначе: «предположительно купец». Что за этим стоит?

    На территории России и в далеких южных странах к Афанасию относились не как к простому купцу, а как к послу. Не исключено, что Афанасий имел тайные дипломатические поручения к правителям Нижней Волги и бассейна Каспийского моря.Загадочна и смерть Афанасия. Вернувшись в Россию, он, подданный великого князя Тверского, загадочным образом умирает под Смоленском, входившим в состав Великого княжества Литовского, и дневник попадает в руки подданных князя Московского, которые перевозят его в Московия. Более того, диаконы-распорядители московского князя сразу понимают, что имеют дело с документом исключительной важности. Исходя из этого, можно утверждать, что агенты московского князя выследили Афанасия на территории другого государства и забрали у него важный документ, который им почему-то понадобился.

    Время, когда Афанасий Никитин уехал в Индию, было тяжелым и трагичным в истории Руси. Особенно тяжело было уроженцу Твери Афанасию. В 1462 году Иван III Васильевич вступил на престол восточного соседа Твери — Великого княжества Московского. Он, как и его потомок и полный тезка Иван IV Васильевич, также носил прозвище Грозный. Московские князья стремились подчинить себе все соседние русские государства. В то время на Руси было три независимых княжества: Московское, Тверское и Рязанское — и три независимые республики: Новгород, Псков и Вятка.Именно Иван III Васильевич во время своего правления подчинил себе эти княжества и города, пройдя через независимые княжества и республики огнем и мечом, утопив в крови свободу новгородцев и тверичей, вятичей и псковичей. Однако это будет чуть позже, и теперь, в 1466 году, тверской князь Михаил Борисович, пытаясь сохранить независимость своего государства, отправляет неприметного купца Афанасия в дальние страны в надежде, что он сможет собрать какие-то своего рода коалиция.

    Историки также расходятся во мнениях относительно датировки начала пути Никитина. Одни называют это 1458 годом, другие — 1466 годом. Возможно, и здесь есть какая-то загадка. Возможно, Афанасий совершил два путешествия — одно в 1458 году в Казань и Астрахань, а второе, начавшееся в 1466 году, привело его в Индию. Однако достоверной информации об этой первой поездке у нас нет, поэтому будем считать, что «прогулка» началась в 1466 году.

    Итак, в 1466 году Афанасий Никитин уехал из родной Твери в Ширванскую землю (современные Дагестан и Азербайджан). .Он, (подчеркнем — на вид простой купец), путевые письма от великого князя Тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия. Афанасий не один, с ним идут и другие купцы — всего у них два корабля. Интересно, что Афанасий нигде не называет имен своих соотечественников, и это довольно странно. Либо Афанасий не захотел выдавать имена тех, кто ехал с ним по важному поручению, либо, наоборот, писарь-писарь великого князя Московского решил не включать в список купцов-тверских горожан.Они двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, минуют Углич и попадают в Кострому, которая находилась во владении московского князя Ивана III. В принципе отношения между Москвой и Тверью натянутые, но война официально не объявлена, и московский губернатор пропустит Афанасия с запиской дальше.

    По дороге Афанасий Никитин хотел присоединиться к Василию Папину, послу великого князя Московского в Ширване, но тот уже спустился по реке.Почему московский купец не дождался Тверь, остается загадкой. А какие товары Афанасий привез в Ширван? Он нигде об этом не упоминает. Историки предполагают, что это могли быть меха. В Нижнем Новгороде Афанасию пришлось пробыть две недели, чтобы дождаться посла ширваншаха по имени Гасан-бек, который вез с собой в Ширван 90 кречетов, хищных птиц — подарка московского князя. Однако это количество охотничьих птиц либо сильно преувеличено, либо являлось оборотом речи, понятным только посвященным.Некоторые историки предполагают, что слово «креветки» в «Идущих» заменило слово «воины», то есть посол шел с отрядом московских наемников, который по соглашению Московского княжества и Орды должна была выставить Московия. чтобы помочь штатам Орды. Посол Ширвана садится на больший из двух кораблей, и они плывут по реке.

    Дальнейший путь героев очень загадочен. В своем путевом дневнике Афанасий отмечает, что они благополучно миновали Казань, Орду, Услан, Сарай.Описание этой части беглое и производит впечатление, что плавание по Волге было обычным делом для русских купцов. Несмотря на то, что они находятся в свите посла Ширвана, они выбирают обходной путь — по Ахтубе, пытаясь обойти Астрахань. Где-то у самого впадения Волги в Каспий во время одной из остановок татары атакуют корабли. Ситуация, мягко говоря, не укладывающаяся ни в какие рамки.

    Ведь речь идет о нападении на посла другого государства.Однако это нападение, если только оно произошло, свидетельствует против присутствия в свите посла 90 воинов («кречетов»). Какие загадочные татары напали на посольство, Афанасий или более поздний писец об этом умалчивают, но позже по пути в Ширван русским и сподвижникам Афанасия снова пришлось столкнуться с неприятностями. Около города Тархи (около современной Махачкалы) корабли попали в шторм, и когда меньшее из кораблей либо вынесло на берег, либо сделало это самостоятельно, все купцы попали в плен.В это время на посольском корабле находился Афанасий.

    В Дербенте Афанасий просит Василия Панина и Хасан-бека помочь пленным под Тархами. Пленных действительно отпустили, но товар им не вернули, потому что по закону все имущество потерпевшего крушение в море корабля принадлежит владельцу побережья. Такие отношения Афанасия с послами князя Московского и Ширваншаха еще более убедительны, что Никитин был далеко не простым купцом.

    Часть купцов, по словам Никитина, пыталась вернуться в Россию, другие остались в Ширване. В тексте «Вояжа» Афанасий пытается объяснить свои дальнейшие странствия тем, что он занимал товары в России, и теперь, когда товары пропали, его могли сделать рабом по долгам. Однако это не вся правда или вовсе нет. В дальнейшем Никитин дважды попытается вернуться в Россию, но по неизвестной причине его дважды не пустят дальше Астрахани.Поэтому в конце концов Афанасий возвращается в Россию не по Волге, а по Днепру. Но если он взял товар в долг, то долг через несколько лет остался бы таким, когда он решил вернуться через несколько лет. Некоторое время Афанасий остается в Ширване, сначала в Дербенте, а затем в Баку, «где горит неугасимый огонь». Чем он занимался все это время, неизвестно. Создается впечатление, что он либо ожидал важных новостей из Твери, либо, наоборот, скрывался от врагов.По неизвестной нам причине Афанасий поехал дальше, через море — в Ченокур. Он живет здесь шесть месяцев, но ему тоже нужно уехать отсюда, месяц он живет в Сари, еще месяц в Амале — и снова дорога, небольшой отдых и снова дорога. Вот как он сам рассказывает об этой части своего путешествия: «И я жил в Чанакуре шесть месяцев, и я жил в Сари в течение месяца, в земле Мазандаран. И оттуда он уехал в Амол и прожил здесь месяц. И оттуда он отправился в Демавенд, а от Демавенда к Рэю.Здесь они убили Шаха Хусейна, одного из детей Али, внуков Мухаммеда, и на убийц обрушилось проклятие Мухаммеда — семьдесят городов были разрушены. Из Рея я поехал в Кашан и жил здесь месяц, из Кашана — в Наин, а из Наина в Йезд и жил здесь месяц. И из Йезда я пошел в Сирджан, а из Сирджана — в Таром, здесь кормят скот финиками, а за четыре алтына продают бэтмена фиников. И из Тарома он пошел в Лару, а из Лары — в Бендеры, затем на Ормузский пирс.А вот и Индийское море, по-персидски Дарья Гундустанская; отсюда до Ормузграда четыре мили. «

    Создается впечатление, что он путешествует по Ирану, переезжая из одного города в другой, как бы от кого-то скрываясь. И отнюдь не все города, которые он перечисляет в своих заметках,« есть еще много больших городов », — пишет он. , в котором он побывал, но даже не называет их имен.Интересно, что в «Прогулке» он рассказывает о древнем городе Рея, где однажды был убит Хусейн, внук Мухаммеда.Вскоре после этого город был захвачен и разрушен завоевателями, и ко времени Афанасия от него остались только руины. Сложно сказать, прятался ли Никитин в развалинах Реи от неизвестных противников или искал там что-нибудь на продажу, но в его записях этот город упоминается особо. Легенда о разрушенном городе созвучна его мрачным мыслям о родине — там назревает война между двумя великими княжествами, в то же время войска великого князя Московского громят Вятку и Новгород.А история города Рея переплетается с современностью.

    Но здесь он в своих странствиях достигает Ормузского пролива, отделяющего Персидский залив от «Индийского моря». Здесь он впервые среди русинов (как он себя называет) видит приливы и отливы. Интересно, что именно здесь он встречает христиан и празднует с ними Пасху. Это очень важный факт для историков, потому что из длинных описаний странствий можно сделать однозначный вывод, что он скитался по Ирану больше года, но так как у него не было возможности совершать пасхальные обряды и даже не было. есть возможность рассчитать наступление Пасхи, он не отмечал этот праздник.

    Не исключено, что именно в это время Афанасий Никитин начал задумываться о легитимности иных вероисповеданий. По его собственным словам, именно в Ормузе начал вести дневник Афанасий. Но описания его предыдущих путешествий достаточно подробны, поэтому возникает мысль, что в Ормузе (или несколько раньше) он потерял свои предыдущие записи и теперь здесь, на берегу Персидского залива, перед отплытием в Индию, он восстанавливает свои воспоминания. .

    Вскоре Афанасий отплыл в Индию на индийском корабле (тава).Трудно сказать, была ли Индия непосредственным пунктом его путешествия или он попал туда случайно в поисках богатства. По его собственным словам, он узнал, что лошадей в Индии не разводят, поэтому они там очень дорогие, и решил поехать в Индию с жеребцом, которого надеялся там продать. На Таве Никитин добрался до северо-индийского порта Камбей, «где родятся краски и лаки» (основные экспортные продукты, кроме пряностей и тканей), а затем отправился в Чаул, расположенный на Индийском субконтиненте.Индия поразила путешественника. Эта земля была так непохожа на его родные места, пышная зелень и плодородные почвы давали на его родине небывалые урожаи. Люди в Индии — черные, голые, босые — тоже были разными. Они жили другой жизнью, служили другим богам.

    И его также удивляют различные индийские чудеса, например, боевые слоны: «Битва все чаще ведется на слонах, которые сами в доспехах и на лошадях. Большие кованые мечи привязаны к головам и клыкам слонов, они одевают слонов в дамасские доспехи, да, на слонах сделаны турели, и в этих башенках двенадцать человек в доспехах, и все с пушками и стрелами.«А Афанасий, наверное, подумал:« Ах да, были бы такие слоны у моего великого князя, он был бы непобедим! »Но невозможно привести даже одного слона в Россию. И далеко, и путь опасен. О За 700 лет до Никитина арабский правитель Харун ар-Рашид подарил слона королю франков Карлу Великому, и его с большим трудом доставили из Палестины в Ахен. Но это был подарок одного великого правителя другому.

    Многое. удивляет путешественника: «Зима у них началась с Троицкого Дня (май-июнь).Каждый день и ночь — целых четыре месяца — всюду была вода и грязь. В наши дни они пашут и сеют пшеницу, рис, горох и все съедобное. Их вино готовят из крупных орехов, называются гундустан кози, а брага — из татны. Здесь лошадей кормят горохом, варят кичри с сахаром и маслом, кормят ими лошадей, а утром дают шешни. На индийской земле не водятся лошади, на их земле родятся быки и буйволы — они катаются и возят товары и прочие вещи, они все делают.Джуннар-град стоит на каменной скале, ничем не укрепленный, отгороженный Богом. И путь к тому горному дню, идти в одиночку: дорога узкая, двое не пройти. Их весна началась Покровом Пресвятой Богородицы (Октябрь) Ночью город Бидар охраняется тысячей стражников под командованием куттавала, верхом на лошадях и в доспехах, и у каждого в руках факел. В Бидаре змеи ползают по улицам длиной в две сажени. «

    Некоторые зарисовки Афанасия забавны и скорее напоминают арабские сказки, однако это неудивительно, многое из того, что Никитин не мог увидеть собственными глазами, он взял из рассказов арабских купцов:« А еще есть Птица гукук в этой Аланде, летает ночью, кричит: «Кук-кук», и в чьем доме он сидит, там человек умрет, и кто хочет ее убить, она пускает огонь изо рта в этого человека.Мамоны ходят по ночам и хватают цыплят, а живут они на холмах или среди скал. А эти обезьяны живут в лесу. У них есть принц обезьян, который ходит со своим войском. Если кто-то обижает обезьян, они жалуются своему князю, и он посылает свою армию обидчику, а они, придя в город, разрушают дома и убивают людей. А стая обезьян, говорят, очень большая, и у них свой язык. Домашние олени разрезают себе пупки — в них родится мускус, а дикие олени опускают пупки по полю и по лесу, но теряют запах, и этот мускус тоже не свежий.»

    Каждый раз, сталкиваясь с разным образом жизни, другой верой и системой ценностей, Афанасий был убежден, что можно жить по-разному и что каждая вера по-своему верна. интересуются вопросами веры других народов, что, в общем, почти грех для православных, потому что истина, с точки зрения Православия, содержится только в Евангелиях и учении Отцов Церкви, а все прочие религии исходят от сатаны.Но Афанасий вместе с индусами посещает главный буддийский центр того времени — город Парват, который он называет так: «Это их Иерусалим, такой же, как Мекка для перебежчиков». Однако буддийским монахам не удалось заинтересовать Никитина своей верой, и даже такое разнообразие вероисповеданий удивляет и пугает Афанасия: «Но люди разных вероисповеданий не пьют друг с другом, не едят, не женятся». Но вид Парвата поразил воображение Афанасия: «В Парвате все обнажены, только бинты на бедрах, а женщины все обнажены, только пеленка на бедрах, а другие все в чадрах, и вокруг них много жемчуга. шеи и яхты, и золотые браслеты и кольца на руках.А внутри, в Бутхан, едут на быках, рога каждого быка обвязаны медью, а триста бубенцов и копыт обуты медью на шее. И они называют быков аччем. «

    « Я спросил их об их вере », — пишет Афанасий Никитин, что само по себе удивительно для христианина, который, согласно догматике, должен не познавать« бесовские верования », а сам проповедовать слово Иисуса.

    Ролик и исторические наблюдения Афанасия очень точны и надежны, он не только записывает то, что видел собственными глазами, но и то, что торговцы рассказывали о других портах от Египта до Дальнего Востока, он указывает, где «родится шелк», где «Бриллианты родятся», указывает будущим путешественникам, какие опасности могут поджидать их в этих краях, описывает войны в странах, через которые он проходил.Верил ли он, что скоро русские купцы смогут отправиться с торговыми караванами в Индию? Сложно сказать, но информация, указанная Никитиным, действительно могла помочь купцам, которые могли приехать в Индию после него. Афанасий интересуется индийскими товарами и приходит к выводу, что они не будут востребованы в России. «Они сказали [мне], что для нас [в Индии] много товаров, но [оказалось], что для нашей земли ничего нет: все товары белые для земли без серменов, перец и краска», — горевал Никитин. в его «Прогулке».В Бидаре он пишет в своем дневнике: «Они продают лошадей, дамасскую ткань (ткань), шелк и любые другие товары и черных рабов, но других товаров здесь нет. Товары все гундустаны, и съедобны только овощи, а вот для русской земли товаров нет. «

    Разве это не загадочный фрагмент? Купец внимательно записывает, что продается в разных городах, делает много полезных пометок для последующих купцов и вдруг отрубает плечо:« Здесь нет полезных для России товаров! »Может быть, в таким образом он пытается отпугнуть конкурентов? Вполне возможно, что «Прогулка» предназначалась специально для тверских купцов, а остальным тверцам приходилось говорить: смотрите, сам Афанасий Никитин, первооткрыватель той земли, писали, что в Индии нет хорошего продукта для России.Кстати о товарах. Именно из Индии в Россию поступали жемчуг и слоновая кость, золото и серебро. Так лукавит купец Афанасий. Впрочем, возможно и другое объяснение: этот хитрый пассаж — продукт обработки текста клерками великого князя Московского, мол, зачем вам, купцам, ехать в Индию, лучше оставаться в России. Централизация государственной власти, начавшаяся при Иване III Васильевиче и продолжившаяся при его внуке Иване IV, сопровождалась закрытием внешних границ, так что никто не избежал воли царя.

    Вдумчивое прочтение текста «Прогулки» предполагает, что Афанасий Никитин за годы своего пребывания в мусульманских странах, тем не менее, обратился в ислам на этот раз или позже в Бидаре, когда местный дворянин Малик Хасан Бахри, родивший Титул низама ал-мулька, раскрывающий веру Никитина, предлагал ему сменить его на ислам. Современный российский историк Зураб Гаджиев опубликовал на страницах Интернет-журнала «Исламская цивилизация» статью, в которой убедительно доказывает, что даже после многочисленных исправлений православными писцами в тексте «Хождения» есть много свидетельств принятия Никитина. ислама.

    Действительно, Афанасий показан на страницах «Хождения» как глубоко религиозный человек, текст начинается с прославления Иисуса и благословений, которые он получил от своих духовных наставников на путь. В дальнейшем его настороженное отношение к исламу постепенно улетучивается, он, как мы уже упоминали, даже цитирует в своем путевом дневнике суннитскую легенду о наказании города Ри за убийство имама Хусейна.

    В индийском Бидаре Никитин размышляет о судьбах земли Русской.После перечисления преимуществ посещенных им земель — Крыма, Грузии, Турции, Молдовы и Подолии — он молится за русскую землю, но добавляет: «Нет такой страны, как она, в этом мире, хотя эмиры русской земли несправедливы. . Да успокоится земля Русская и да будет справедливость! «Любопытный момент: Афанасий называет правителей России эмирами. Кажется, в путешествии он постепенно превратился в арабского купца.

    Текст« Хождения »завершается длинными исламскими молитвами.Если предположить, что последние строчки путевого дневника были написаны Афанасием перед смертью, то получается, что в последние часы своей жизни он молится Аллаху как набожный мусульманин. + Проведя несколько лет в Индии, он решает вернуться в Россию. Истинные причины этого не совсем ясны. В своем «Путешествии» он утверждает, что это произошло после разговора с официальным лицом ислама, который предложил Афанасию изменить свою веру и оправдал это тем, что Афанасий вдали от своей родины не соблюдал христианские ритуалы.Но насколько это соответствовало действительности, неизвестно. Дело в том, что возвращение Афанасия в Россию также окружено загадками, а сам текст «Путешествия», несомненно, подвергался многочисленным правкам.

    В отличие от поездки в Индию, обратный путь был коротким и быстрым. В порту Дабхол он садится на корабль, идущий через Эфиопию, Маскат и Ормуз, и достигает Персии. В Персии он останавливается в городах Лар, Шираз, Йезд, Исфахан, Кум, Тебриз. Затем он приезжает в Эрзинджан в Турции, а оттуда в Трабзон.Итак, пройдя два моря — Каспийское и «Индийское», он попадает в третье — Черное. В Трабзоне турецкий чиновник принимает Никитина за шпиона и забирает его вещи.

    Именно при прибытии в Каффу в 1472 году текст «Путешествия» был вырезан. Сын Афанасия Никитина Тверитин исчезает из истории. Известно лишь, что зимой 1474/1475 года он умирает или погибает при загадочных обстоятельствах под Смоленском, буквально в сотне километров от своего родного города. Считается, что все это время он добирался до родной Твери.Более двух лет. Даже пешком это очень медленно. Поэтому есть основания полагать, что два года жизни путешественника, которые «выпали из истории», прошли так же интенсивно, как и предыдущие.

    Несмотря на разногласия среди ученых относительно религии Никитина, самым удивительным фактом, выявленным в ходе их споров, был необычный для своего времени подход Никитина к религии. Выросший в ортодоксальной среде, но религиозно толерантный купец, прибывший в другую страну, смог не только примириться с иностранными религиями, но и принять их и извлечь из них самые важные идеи, содержащиеся как в православии, так и в исламе — монотеистические идеалы добра и любви.

    Из Персии, из порта Ормуз (Гурмыз) Афанасий Никитин отправился в Индию. Путешествие Афанасия Никитина в Индию длилось предположительно три года: с весны 1469 г. до начала 1472 г. (по другим данным — 1473 г.). Описание его пребывания в Индии занимает большую часть дневника А. Никитина.

    А Гурмыз на острове, и каждый день море забирает его по два раза в день. А потом вы взяли первый Великий День и приехали в Гурмыз за четыре недели до Великих Дней.И тогда вы написали не все города, а многие великие города. А в Гурмызе есть варно солнце, оно человека обожжет. И я был в Гурмызе месяц, а из Гурмыза переправился через Индийское море.

    И я шел морем в Мошкат на 10 дней; и от Мошката до Дегу 4 дня; и от Дега Кузрят; и от Кузрят Конбаату. А потом родит краску и лек. И из Конбата в Чиувила, и из Чиувила мы пошли на 7-й неделе по дням Велицы, и пошли в Таве на 6 недель по морю в Чивил.

    Прибыв в Индию, он совершит «исследовательские поездки» вглубь полуострова, подробно исследуя его западную часть.

    И вот там индейская страна, и люди ходят все обнаженные, но их головы не покрыты, и их груди обнажены, и их волосы заплетены в одну косу, и все ходят с животами, и будут дети. рождаются каждый год, и у них много детей. И мужчины и женщины все нагие, и все черные.Яз, куда я иду, но позади меня много людей, но они восхищаются белым человеком. И князь из них — фота по голове, а другой по гузне; и у бояр фото на заставке, а у другого на гуся, у князей фото на плече ходят, а у другого на гуся. И слуги князя и бояре — изображение гуся округлое, и щит, и меч в руке, и одни с сулицей, и одни с ножами, и одни с саблями, и другие с луками и стрелами; и все голые, босые, большие, и волосы не бреют.И девочки ходят вокруг головы непокрытой, и груди обнажены; а паропки и девочки до семи лет ходят голыми, подстилкой не засыпают.

    Обычаи и образ жизни индусов переданы в «Путешествии по трем морям» подробно, с многочисленными деталями и нюансами, замеченными пытливым взглядом автора. Подробно описаны богатые застолья, отъезды и военные действия индийских князей. Хорошо отражены жизнь простых людей, а также природа, растительный и животный мир.А. Никитин дал свою оценку многому из увиденного, однако довольно объективно и непредвзято.

    Да, про веру, про их распятие, все, и они говорят: мы верим в Адама, но кажется, то есть Адама и всей его семьи. И верят индейцы всех 80 и 4 вероисповеданий, и все верят в буту. И верой с верой ни петь, ни есть, ни жениться. Но другие бораны, и куры, и рыба, и яйца едят, и никака вера не едят волов.

    Салтан выходит весело провести время со своей матерью и женой, но иногда с ним едут 10 тысяч человек верхом и пятьдесят тысяч пеших, и двести слонов, одетых в позолоченные доспехи, и перед ним сто трубочников. , и сотня танцоров, и 300 обычных лошадей в золотых снарядах, и сотня обезьян за ним, да, сотня шлюх , и все гауроки.

    Чем именно занимался Афанасий Никитин, чем питался, как зарабатывал себе на жизнь — об этом можно только догадываться. Во всяком случае, сам автор нигде этого не указывает. Можно предположить, что в нем сказалась коммерческая жилка, и он вел какую-то мелкую торговлю, либо был нанят для обслуживания местных купцов. Кто-то сказал Афанасию Никитину, что племенные жеребцы имеют большую ценность в Индии. За них якобы можно получить хорошие деньги. А наш герой привез с собой в Индию жеребца.И что из этого вышло:

    И привел грешник жеребца в индейскую землю, и Бог дал мне удачи Чюнеру, и стало сто рублей. Их зима началась с Троицких дней. А я зимовал в Чюнере, прожил два месяца. Каждый день и ночь в течение 4 месяцев везде вода и грязь. В те же дни кричат ​​и сеют пшеницу, и тутурган, и ножки, и все вкусное. Их вино варится в больших орехах — кози гундустан; и затор ремонтируется в татне.Лошадей кормят нофутом, кичири варят с сахаром, лошадей кормят маслом, и они дают им шешни, чтобы они ранили. На индийской земле лошади их не рождают, у них родятся быки и буйволы, они тоже ездят на товарах, они несут другие вещи, они все делают.

    А в том, в Чюнере, хан взял у меня жеребца, и он засох, что Яз не негр — русин. И он говорит: «Я дам жеребца и тысячу золотых дам, и стану в нашей вере — в Махмет Дени; вместо того, чтобы стать в нашей вере, в Махмат Дени, я заберу жеребца и тысячу золота на твою голову». Заберу «… И Господь Бог помиловал в своем честном празднике, не оставил своей милости от меня, грешного, и не повелел мне погибнуть в Чюнере с нечестивыми. А накануне Спасовских дней пришла хозяйка Махмет Хорошанец и била его лбом, чтобы он мог по мне горевать. И он пошел к хану в город и попросил меня уйти, чтобы они не поверили мне, и взял у него моего жеребца. Таков подарок чюдо в Спасов день.

    Как видно из записей, А.Никитин не дрогнул, не променял веру отца на обещания и угрозы мусульманского правителя. А он, в конце концов, продаст коня практически без всякой выгоды.

    Вместе с описанием местностей, которые посетил Афанасий Никитин, он вносил в свои записи и замечания о природе страны и ее творчестве, о людях, их нравах, верованиях и обычаях, о народном правительстве, армии и т. Д.

    Индейцы же не едят ни мяса, ни яловицы, ни боранина, ни курицы, ни рыбы, ни свинины, но свиней у них много.Они едят яд дважды в день, но не едят ночью, не пьют вино и не сыты. А перебежчики не пьют и не едят. И еда у них плохая. И один с другим ни пьет, ни ест, ни жену. И они едят брынец и кичири с маслом, и они едят розовые травы, но они кипятят это с маслом и молоком, и они едят все правой рукой, и они ни за что не примут это левой. И они не дергают ножом, и лжецы не знают. И в дорогу, кто себе кашу варит, а все для шахтера.И они прячутся от перебежчиков, чтобы не заглядывать ни в кузницу, ни в пищу. И вы только посмотрите, иначе они не едят. А они едят, накрываются тарелкой, чтобы его никто не видел.

    И Шабатская гавань на Индийском море велика…. Пусть в Шаббат родится шолк, сандал, жемчуг и все дешево.

    А в Пегу много убежищ. Да, все дербыши в нем живые индейские, и там будет драгоценный камень, маник, яхта и кирпич78; но маленький дьявол продает камень.

    А Чинский и Мачинский приют Велми отличный, но в нем делают ремонт, а продают ремонт на развес, но дешево. И их жены и их мужья спят днем, а по ночам их жены засыпают с гарипом и спят с гарипой, и дают им алафа, и приносят с собой сахарную пищу и сахарное вино, и кормят и пьют гостей так. что они любят ее, но любят ее. гости из народа белые, после них люди черные вельми.И кому жены гостя зачать ребенка, а мужья дают алафу; но родится белый ребенок, иначе у гостя будет обязанность 300 тенеков, а родится черный, иначе у него не будет ничего, что он пил и ел, тогда у него халяль.

    Понимайте этот абзац как хотите. Гарип — иностранец, иностранец. Оказывается, мужьям-индейцам разрешалось спать с женой для белого иностранца, а если родился белый ребенок, они также платили 300 дополнительных денег.А если черный — то только на жратву! Таковы обычаи.

    И земля полна велми, и сельские люди голые велми, и бояре сильные, добрые и величественные велми. И все они несут их на своей постели на серебряных монетах, а впереди ведут до 20 коней в золотых снарядах; и на конях 300 человек, и пятьсот человек пешком, и 10 человек пешком, и 10 человек. на нагарников, и 10 человек на дудках.

    Во дворе Салтанова семь ворот, и в воротах сидит сто сторожей и сто кафарских писцов.Записывают, кто пойдет, и записывают, кто выйдет. Гарипов в город не пускают. А двор его — чуден велми, все на вырезе и на золоте, а последний камень вырезан и описан велми золотом. Да, в его дворе корты радужные.

    Изучив индийскую действительность изнутри, Афанасий Никитин пришел к выводу, что дальнейшие «маркетинговые исследования» бесполезны, потому что с его коммерческой точки зрения взаимный коммерческий интерес России и Индии крайне ограничен.

    Собаки-оленеводы солгали мне, и они сказали много наших товаров, но на нашей земле ничего не было: вся бытовая техника на пустынных землях, перец и краска, это дешево. Ино они переносят боль по морю, и они не берут на себя обязанности. А другие люди не дадут нам выполнять свои обязанности. И обязанностей много, и много разбойников на море.

    Таким образом, в конце 1471 — начале 1472 годов Афанасий Никитин решает покинуть Индию и вернуться на родину в Россию.

    И это проклятое рабство Афанасия Бога Всевышнего, Творца неба и земли, было продумано по вере, по христианству, и по крещению Христа и по святым святым, устроил отец, и по заповедям апостолов и спешите с умом пить за Русь .

    Город Дабул стал последним пунктом индийского путешествия А. Никитина. В январе 1473 года Никитин сел на корабль в Дабуле, который после почти трехмесячного плавания с заходом на Сомалийский и Аравийский полуострова доставил его в Ормуз. Торговля пряностями, Никитин прошел через Иранское нагорье в Тебриз, пересек Армянское нагорье и осенью 1474 года достиг турецкого Трапезунда. «Таможня» этого черноморского порта выгребла у нашего путешественника все приобретенные непосильным трудом товары (в том числе индийские драгоценности), не оставив ему ничего.Дневник при этом не трогали!

    Далее по Черному морю А. Никитин попадает в Кафу (Феодосия). Потом через Крым и литовские земли — в Россию. В Кафе Афанасий Никитин, видимо, познакомился и подружился с богатыми московскими «гостями» (купцами) Степаном Васильевым и Григорием Жуком. Когда их объединенный караван двинулся в путь (скорее всего, в марте 1475 г.), в Крыму было тепло, но по мере продвижения на север становилось все холоднее и холоднее. Видимо, сильно простудившись или по какой-то другой причине, Афанасий Никитин заболел и отдал душу Богу где-то в районе Смоленска, который условно считается местом его последнего упокоения.

    Итоги «Трехмерного плавания» тверского купца Афанасия Никитина

    Афанасий Никитин, не планируя заранее пересечь три моря, первым из европейцев дал ценное описание средневековой Индии, описав ее просто и правдиво. Его записи лишены расового подхода и характеризуются редкой для того времени религиозной терпимостью. Своим подвигом А. Никитин доказал, что в конце XV века, за четверть века до португальского «открытия» Индии, даже небогатый, но целеустремленный человек мог совершить поездку в эту страну.

    Как было сказано, А. Никитин не нашел ничего интересного и выгодного с точки зрения торговли для русских купцов в Индии. Интересно, что португальская военно-морская экспедиция Васко да Гамы, который был первым из европейцев, который подошел к тем же западным берегам Индии, только по морю вокруг Африки в 1498 году, пришел к такому же результату.

    А сколько усилий было приложено испанскими и португальскими монархами, а также их моряками, чтобы открыть морской путь в сказочную Индию! Как зовут: Бартоломео Диас, Христофор Колумб, Васко да Гама, Фернандо Магеллан… Эх, все эти господа удачи прочитали бы записки русского купца Афанасия Никитина … Смотрите, не стали бы ломать копья и громить корабли в поисках «сказочно богатой страны» под названием Индия!

    Русские путешественники и первооткрыватели

    снова путешественников эпохи великих географических открытий

    Афанасий Никитин (род. Неизвестен, смерть, вероятно, 1475 г.) — мореплаватель, торговец, купец. Первым из европейцев, посетивших Индию.Он открыл Индию 25 лет назад и других португальских мореплавателей. Путешествовал в 1468-1474 годах. по Персии, Индии и турецкому государству. В путевых заметках «Путешествие через три моря» он подробно описывает жизнь и политическое устройство стран Востока.

    Загадочная личность купца

    В истории России много загадочных личностей. И, пожалуй, самая загадочная из них — личность тверского купца Афанасия Никитина. И был ли он купцом? А кто, как не купец? То, что он был путешественником и писателем, понятно: он совершил свое «Путешествие через Три моря» и так его описал, что читать его и по сей день, более 500 лет спустя, интересно.Но что продавал этот торговец, неизвестно. Почему он сам ехал на одном корабле, а на другом возил товары? А книги зачем он взял с собой — целый сундук? Есть еще вопросы …

    Записки путешественника

    Записки Афанасия Никитина были приобретены в 1475 году писарем великого князя Московского Василием Мамыревым у нескольких купцов, прибывших в Москву. «Я получил орфографию Офонаса тверитина купца, который пробыл в Индае 4 года, и ездил, мол, с Василием Папиным» — так дотошный чиновник написал приобретенное «тетрати» путешественника, уточнив, что вышеупомянутый Затем посол отправился к Ширван-шаху (то есть к правителю Азербайджана) с партией кречетов (знаменитых охотничьих птиц Русского Севера), которые предназначались в качестве подарка правителю Востока, а затем принимали участие в Казанском походе. где он был убит татарской стрелой.Это предисловие уже говорит о живом интересе к этому документу высшего кремлевского чиновника (клерк — должность, соответствующая статусу министра).

    Путешествие Афанасия Никитина

    А документ вообще любопытный. Вот что из этого следует. Когда в 1466 году великий князь Московский Иван III направил своего посла Василия Папина ко двору шаха страны Ширван, купец из Твери Афанасий Никитин, отправлявшийся в торговую поездку на Восток, решил присоединиться к этому посольству. .Подготовился основательно: получил проездные от великого князя Московского и от князя Тверского, охранные грамоты от епископа Геннадия и воеводы Бориса Захарьевича, запасся рекомендательными письмами к нижегородскому губернатору и таможенным органам.

    В Нижнем Новгороде Афанасий узнал, что посол Папин уже прошел город к низовьям Волги. Тогда путешественник решил дождаться ширванского посла Хасан-бека, возвращавшегося ко двору своего государя с 90 кречетами — подарком Ивана III.Никитин разместил свои вещи и пожитки на небольшом корабле, а сам он со своей передвижной библиотекой поселился на большом корабле вместе с другими купцами. Более 20 русских — москвичей и тверичей — отправились в Ширванское царство со свитой Хасан-бека, мерлина и Афанасия Никитина. Чем хотел торговать Афанасий, нигде не уточняет.

    Путешествие Афанасия Никитина в Индию

    В низовьях Волги караван посла Ширвана сел на мель.Там на него напали лихие люди астраханского хана Касима. Путешественников ограбили, одного из русских убили и отняли у них небольшой корабль, на котором находились все имущество и имущество Афанасия. В устье Волги татары захватили еще один корабль. Когда моряки двинулись вдоль западного побережья Каспийского моря к Дербенту, налетел шторм — и еще один корабль потерпел крушение у дагестанской крепости Тарки. Кайтаки, местное население, разграбили товар, а москвичи и тверцы были взяты с собой в полном объеме…

    Единственное уцелевшее судно продолжило плавание. Когда, в конце концов, они прибыли в Дербент, Никитин, найдя Василия Папина, попросил его и посла Ширвана помочь в освобождении угнанных кайтаками россиян. Послушали его и отправили в ставку Государя Ширвана гонца, который прислал посла к вождю кайтаков. Вскоре Никитин встретил освобожденных земляков в Дербенте.

    Ширваншах Фаррух-Ясар получил драгоценные русские креветки, однако пожалел о нескольких золотых монетах, чтобы помочь голым и голодным людям вернуться в Россию.Товарищи Никитина опечалились, «а кои куда пошли». Те, у кого не было долгов за товары, вывезенные в России, блуждали по домам, другие ушли работать в Баку, а некоторые остались в Шемахе. Куда пропал Афанасий Никитин ограбленный, без товаров, денег и книг? «И я поехал в Дербент, и из Дербента в Баку, и из Баку я пошел за море …» Зачем я ехал, зачем, какими средствами? Об этом не упоминается …

    1468 — он оказался в Персии. Где и как он провел целый год — опять же ни слова.У путешественника очень мало впечатлений от Персии, где он прожил еще год: «Из Рея я поехал в Кашан, и там был месяц. И от Кашана до Наина, потом до Езда, и здесь он прожил месяц … ». Выйдя из Езда, тверской купец добрался до города Лара, населенного торговыми моряками, правители которого зависели от властителя могущественной Белобаранной туркмены. государство. «От Сирджана до Тарума, где скот кормят финиками …»

    «А здесь Гурмызское убежище, а здесь — Индийское море», — писал путешественник весной 1469 года в своем «Тетрати».Здесь, в Ормузе, на берегу Персидского залива, ограбленный Афанасий вдруг оказался владельцем породистого жеребца, которого собирался выгодно продать в Индии. Вскоре Никитин вместе со своей лошадью уже был на паруснике без верхней палубы, перевозя живой груз через море. Шесть недель спустя корабль встал на якорь в гавани Чаул на Малабарском побережье в западной Индии. Стоимость перевозки 100 руб.

    Индия занимает значительное место в дневниках Никитина.«А здесь есть индейская страна, и все люди обнажены, и их головы не покрыты, и их груди обнажены, и их волосы заплетены в одну косу, и у всех есть живот, и дети будут рождаться каждый год, и у них много детей. И мужчины и женщины все нагие, и все черные. Яз, куда я иду, а за мной много людей, но они восхищаются белым человеком … »- удивленно написал странник.

    Карта проезда Никитина

    Примерно месяц ехал Афанасий Никитин. его лошадь до города Джуннар (Джунир), видимо, делая частые остановки по пути.Он указал в своем дневнике расстояние между городами и большими деревнями. Джуниром, который, возможно, был частью мусульманского государства, правил губернатор Асад Хан, который, как писал Афанасий, имея много слонов и лошадей, тем не менее «ездил на людях».

    Купец продолжил путь. Прибыв в город Бидар, столицу мусульманского государства Декан, они торговали рабами, лошадьми и золотыми тканями. «Товара на земле русской нет», — с досадой записал мореплаватель.Как оказалось, Индия не так богата, как думали европейцы. Изучая Бидара, он описал боевых слонов декана султана, его конницу и пехоту, трубачей и танцоров, лошадей в золотых упряжках и ручных обезьян. Его поразили роскошная жизнь индийских «бояр» и нищета сельских рабочих. Знакомясь с индейцами, путешественник не скрывал, что он русский.

    На каком языке Никитин мог общаться с местным населением? Он свободно владел персидским и татарским языками.Как видите, местные диалекты ему тоже давались легко. Сами индейцы вызвались сопровождать Никитина в храмы Шрипарвата, где его поразили огромные изображения бога Шивы и священного быка Нанди. Беседы с молящимися у идолов Шрипарвата дали Афанасию возможность подробно описать жизнь и ритуалы поклонников бога Шивы.

    В это время в дневнике Никитина появился путеводитель с указанием расстояний до Каликута, Цейлона, королевства Пегу (Бирма) и Китая.Никитин записал, какие товары вывозились через индийские порты Камбай, Дабул, Каликут. Перечислены драгоценные камни, ткани, соль, специи, хрусталь и рубины Цейлонских, бирманских яхт.

    Памятник Афанасию Никитину (в Твери и Феодосии)

    Обратный путь

    … 1472, весна — купец твердо решил во что бы то ни стало вернуться в Россию. Он провел 5 месяцев в городе Кулур, где располагались знаменитые алмазные рудники и работали сотни мастеров-ювелиров.Он также посетил Голконду, которая в то время уже была известна на весь мир своими сокровищами, в бывшей столице Дина, Гулбарге, и отправился на побережье в Дабула. Капитан беспалубного парусника, отправлявшегося в Ормуз, взял у путешественника две золотые монеты. Через месяц Афанасий Никитин сошел на берег. Это была Эфиопия. Странник пробыл здесь около недели, еще три недели он провел на острове Ормуз, а затем отправился в Шираз, Испаган, Султанию и Тебриз.

    В Тебризе Афанасий посетил ставку Узун-Хасана, суверена Бело-Баранного туркменского государства, который тогда правил почти всем Ираном, Месопотамией, Арменией и частью Азербайджана. Что могло связать могущественного восточного правителя с тверским путешественником, о чем с ним рассказывал Узун-Хасан, дневники умалчивают. Он пробыл с туркменским царем 10 дней. Он отправился в Россию новым путем, через Черное море.

    Афанасия Никитина ждали от турок новые испытания.Они встряхнули все его пожитки и отнесли в крепость к губернатору и коменданту Трапезунда. Роясь в вещах мореплавателя, турки искали какие-то письма, возможно, приняв тверского купца за московского посла при дворе Узун-Хасана. Кстати, неизвестно, где, когда и как могли исчезнуть упомянутые выше письма, полученные им в Москве и Твери перед отправкой в ​​Ширван.

    Где он умер?

    Через третье море странник направился в город Кафе (ныне Феодосия), колонию генуэзских купцов, где он высадился в ноябре 1472 года.Однако конец путешествия Афанасия Никитина не совсем ясен. «Говорят, что он не доехал до Смоленска, он умер», — говорится в предисловии к «Прогулкам за три моря», приобретенным писарем Мамыревым.

    Также неясно, чем занимался любопытный торговец, находясь 4 года в Индии. И почему, в конце концов, некоторые строчки и страницы дневника написаны не по-русски, а русскими буквами. Выдвигалась даже версия, что это какие-то зашифрованные тексты. Но переводы с персидского и татарского языков показали, что размышления Афанасия о Боге, о посте и молитвах были написаны именно на этих языках…

    Одно можно сказать наверняка: кем бы ни был Афанасий Никитин — купцом, разведчиком, проповедником, послом или просто очень пытливым странником, — но он был талантливым писателем и человеком, несомненно, обаятельным. Как еще он мог пересечь три моря?

    Мировая слава выдающегося представителя нашей страны Афанасия Никитина по праву принадлежит этому великому путешественнику и исследователю русских земель, хотя до нашего времени дошло очень мало сведений о нем.Афанасий Никитин современникам известен как знаменитый мореплаватель, который первым из европейцев посетил Индию, открыв ее на 25 лет раньше, чем туда попал португальский мореплаватель Васко да Гамма.

    Нет информации о месте и дате его рождения, неизвестно, чем он занимался до начала исследований. Историки частично знают его раннюю биографию. Некоторые ученые на основании отрывочных сведений полагают, что Афанасий родился около 1440 года в крестьянской семье.Отца звали Афанасий Никита, отсюда и его фамилия. Неизвестно, что заставило Афанасия оставить крестьянский труд, но в довольно молодом возрасте он поступил на службу к купцу в торговый караван и сначала выполнял различные мелкие поручения, постепенно набираясь опыта. Вскоре ему удается не только набраться опыта, но и завоевать большой авторитет среди торговцев и купцов. И вскоре Никитин стал самостоятельно гнать торговые караваны. По коммерческим вопросам ему приходилось побывать в разных государствах — Литве, Византии, Крыму.Торговые кампании Афанасия всегда сопровождались удачей, и он возвращался на родину с кораблями, полными заморских товаров.

    Начало индийской кампании

    В 1446 году, в самое подходящее для путешествия время, в начале лета, купцы из города Твери собрались в «заморские страны», в опасное и дальнее путешествие. К продаже готовили дорогой товар — мех, который высоко ценился на рынках по берегам Волги и Северного Кавказа.Купцы долго решали, кто должен возглавить караван. В итоге выбор пал на Афанасия Никитина — человека ответственного и честного с репутацией бывалого путешественника, с большим опытом и много повидавшего в своей жизни.

    Уже в те далекие времена река Волга стала центром международного торгового пути. Корабли под руководством Никитина должны были идти по реке в «Хвалынское море» (это устаревшее название Каспийского моря).

    Поскольку этот путь уже не был новым для Никитина и не раз проходил, путевые заметки путешественника в Нижний Новгород очень скудны и кратки. В городе караван присоединился к Ширванским кораблям во главе с Хасанбеком, возвращавшимся из Москвы.

    Караван успешно миновал город Казань и другие татарские поселения. В дельте Волги купцы вздохнули с облегчением. Но здесь произошло неожиданное нападение астраханских татар под предводительством хана Касима.Записки Никитина кратко описывают битву с татарами. С обеих сторон погибли несколько человек. К сожалению, одна лодка села на мель, а другая зацепилась за рыболовные снасти. Эти корабли были полностью разграблены, а четыре человека попали в плен.

    Остальные корабли двинулись дальше. Недалеко от Тархы (район современной Махачкалы) корабли оказались в эпицентре шторма и были выброшены на берег, люди были захвачены в плен, а остатки товаров разграблены местным населением.Афанасий случайно поплыл на корабле посла, поэтому ему удалось благополучно добраться до следующего города — Дербента. Сразу же он вместе с оставшимися товарищами стал добиваться освобождения заключенных. Их прошения увенчались успехом, и через год люди были освобождены. Но товар оказался безвозвратно утерян, никто не собирался его возвращать.

    Взыскав огромный долг, Никитин и подумать не мог о возвращении на родину. Там его ждали позор и долговая яма.Выход был только один — стать сопротивляющимся путешественником и отправиться в чужую страну, надеясь только на успех нового предприятия. Поэтому он продолжил свой путь, направившись в Баку, оттуда путник направляется в крепость Мазандеран, и там задерживается надолго. Все это время он ведет записи, рассказывающие о природе, городах и быте населения Закавказья.

    Афанасий Никитин в Индии

    В начале 1469 года Афанасий собирается в сказочный город Ормуз, известный своими жемчужинами, с населением более сорока тысяч человек.Услышав о сказочной Индии, ее богатстве, он, желая разбогатеть и расплатиться с долгами, отправляется туда. Здесь он решает пойти на опасный шаг — он покупает арабского жеребца в надежде, что это принесет прибыль индейцам.

    Уже 23 апреля 1471 года ему удается добраться до индийского города под названием Чаул. Здесь он не может выгодно продать лошадь, и путешественник уезжает вглубь страны. Постепенно он проезжает всю Индию, надолго останавливаясь в местах, которые ему нравятся. Так он прожил несколько недель в Джуннаре, затем в Бидаре и Алланде.Афанасий любит изучать быт, обычаи, архитектуру и легенды коренного населения. Он старательно делает заметки, увлеченный этнографическими исследованиями, и тщательно записывает свои наблюдения. В рассказах Никитина об Индии эта страна представлена ​​как сказочная, здесь все не так, как на русской земле. Было очень удивительно, что все ходят в золоте, даже самые бедные. Стоит сказать, что сам Никитин удивил индейцев — они никогда раньше не встречали белокожих людей со светлыми волосами.Среди коренного населения он был известен как «Хозе Исуф Хоросани», который часто и долгое время жил в домах простых индейцев, не претендуя на роскошь.

    В 1472 году исследователь достигает священного для каждого индейца места — города Парвата, где с интересом изучает религию индийских браминов, их религию, праздники и ритуалы. Через год Афанасий посетит Райчул — «алмазный край» Индии. В целом путешественник провел на чужбине чуть больше трех лет.Это время он провел с большой пользой, исследуя незнакомую страну, ее особенности. Он тщательно фиксирует обычаи, законы, быт местного населения, становится свидетелем нескольких междоусобных войн. Вскоре Афанасий Никитин решает вернуться на родину.

    Дорога домой

    Приняв решение вернуться домой, Никитин тщательно готовится к отъезду. На имеющиеся деньги он покупает товары — местные драгоценные камни и украшения. В начале 1473 года он отправился в Дабул, к морю, где сел на корабль, на который ему потребовалось почти три месяца, чтобы добраться до Ормуза.По пути торгуя специями, он достигает Трабзона, попутно навещая туркмен-кочевников. Власти Трабзона перепутали исследователя с туркменом и арестовали все находившиеся при нем товары, в том числе индийские драгоценности. Однако дневник и записи их не интересовали. Достигнув Феодосии, путник застал русских купцов, с которыми покинул чужую землю. Но он так и не вернулся домой. Оставив попутчикам свои записи, он тихо скончался под Смоленском, где-то на территории Великого княжества Литовского.Произошло это весной 1475 года. Бесценные дневники были доставлены купцами великому князю.

    Смысл путешествия Афанасия Никитина

    Так закончилось «путешествие по трем морям» Афанасия Никитина, первого русского путешественника. Путевые записи, переданные великому князю, были высоко оценены, так как до Никитина ни один европеец не был в Индии. Блокнот с наблюдениями путешественника вошел в историческую летопись страны. В последующие века записи Никитина неоднократно переписывались и дополнялись.

    Трудно переоценить научный подвиг этого исследования. Это произведение считается первым описанием неизвестных стран. Он содержит наблюдения о политической, экономической и культурной структуре «заморских» стран, включая Индию.

    Коммерческая поездка оказалась большим открытием. Экономически поездка в Индию оказалась убыточной, потому что не было товара, подходящего для русского человека, а драгоценные камни и украшения облагались огромной пошлиной.

    Самый главный результат путешествия — Афанасий Никитин стал первым русским путешественником, посетившим средневековую Индию, и дал истинное представление о ней. Только тридцать лет спустя португальские колонизаторы доберутся до Индии.

    История Тверской области Воробьев Вячеслав Михайлович

    § 15. ПУТЕШЕСТВИЕ АФАНАСИЯ НИКИТИНА В ИНДИЮ

    Процветание Тверского княжества во многом зависело от развития торговли.Активные и предприимчивые тверские купцы были известны на всю Россию, в Литве, Золотой Орде, генуэзских колониях в Крыму.

    Далекие скитания купцов за пределы русских земель были делом опасным и рискованным. Мало кто осмеливался уехать за границу. И все же такие торговые экспедиции давали купцам в случае успеха редкие товары в России, а значит, и большую прибыль.

    В 1468 году в Москву прибыло посольство из Ширвандского ханства, расположенного в Закавказье.Ответную московскую миссию возглавил уроженец Твери Василий Папин. Воспользовавшись случаем, русские купцы собрали караван для торгового похода на Кавказ и в Персию. По дороге собралось несколько тверцев, среди которых был «купец Офонас Тверитин» — Афанасий Никитин. Бедному купцу из Твери пришлось везти товары на кредит .

    Афанасий начал описание своего путешествия следующими словами: «Поидох от Святого Златоверхого Спасителя и по его милости, от его государя от великого князя Михаила Борисовича Тверского и от владыки Геннадия Тверского.«Торговый караван с посольством Ширванда отправился по Волге к Каспийскому морю. Однако сначала у Астрахани татары напали на караван и разграбили часть товаров, а затем шторм прокатился по кораблям в Каспийском море. Купцам пришлось прервать свой путь в Дербенте.

    «А мы плакали и разгоняли кои куда: у кого есть что-то в России, а тот пошел в Россию; а кому следовало, и он пошел туда, куда его вели взоры ». Тверянин не мог вернуться в Россию, так как он не мог расплатиться за взятые в долг товары.В поисках удачи Афанасий отправился дальше на Восток, через Баку в Персию, где провел около двух лет.

    В 1471 году Афанасий Никитин морем отправился в Индию. Он прожил там три года и посетил множество городов и штатов, увидев то, что никогда не открывалось глазам европейца. Устав от долгих странствий по чужим землям, Афанасий решил вернуться на родину и отправился в трудное и опасное путешествие через Индийский океан. Судно прибило к берегу в Эфиопии.Отсюда Тверь прошла через Персию и Турцию и достигла берегов Черного моря. На проходящем корабле Афанасий переплыл море и оказался в Крыму. В порту Кафа он присоединился к русским купцам, направляющимся на родину. Однако после долгих скитаний на чужбине Афанасию Никитину так и не удалось вернуться в родную Тверь. По дороге он заболел и умер в 1475 году под Смоленском.

    Удивительное путешествие тверского купца в далекую Индию для европейцев было неслыханным.Лишь четверть века спустя португальцу Васко да Гама удалось добраться до этих земель по морю. Афанасию Никитину удалось увидеть жизнь Индии глазами заинтересованного и вдумчивого наблюдателя. Он также был первым русским, достигшим Африки.

    Рис. 25. Памятник Афанасию Никитину в Твери

    События, свидетелем и участником которых был Афанасий Никитин, известны из его путевых записей. После смерти путешественника эти записи попали в Московский посольский приказ , и в 1475 году вошли в летопись.

    Тверянин назвал свое произведение «Переход через три моря». В таких произведениях, известных с XII века, авторы рассказали о паломничествах, святых местах, о деятельности посольств и торговых представительств за рубежом.

    Каир и Дамаск, Эфиопия, Цейлон, Бирма, Китай упомянуты в «Путешествии по трем морям». Сообщения о жизни, нравах, правительстве незнакомых стран подробны и правдивы. В них нет фантастических преувеличений, многоруких оленьих рогов, собачьих голов, как жители Индии изображались на страницах европейской «Легенды об Индийском королевстве».Это нормальные люди, со своими заботами, проблемами, образом жизни и образом жизни: «Индейцы не едят ни мяса, ни яловицы, ни боранина, ни курицы, ни рыбы, ни свинины, но у них много свиньи … едят, накрываются доской, чтобы его никто не видел. Афанасий Никитин сочетал в себе спокойное и уважительное отношение к чужим обычаям и вере с твердой приверженностью Православию. Русская земля и христианская вера неразделимы для автора «Путешествия за три моря»: «Да будет защищена земля Русская» клянусь богом! Боже, сохрани! Нет такой страны на свете, хотя вельможи земли русской несправедливы.Пусть земля Русская станет благоустроенной и да будет в ней справедливость. «

    « Хождение »написано ясным незамысловатым языком. В нем звучит живая народная речь, характерная для России второй половины XV века.

    Записки тверского купца сохранили свою выдающуюся ценность и по сей день. памятник русской литературы, один из редких источников для изучения средневекового Востока.

    Из книги Империя — I [с иллюстрациями] автора

    5.2. 1. Где был Китай во времена Афанасия Никитина Сегодня используется два названия: Китай и Чин — Китай. Считается, что это одна и та же страна. Мы к этому привыкли. Всегда ли так было? Нет, не всегда. Возьмем знаменитую «Прогулку по трем морям» Афанасия Никитина и с

    Из книги Вечные следы автора Марков Сергей Николаевич.

    СОВРЕМЕННЫЙ АФАНАСИЙ НИКИТИН Изучая историю знаменитого «Трехмерного путешествия» Афанасия Никитина (1466–1472), я решил раскрыть личность Василия Мамырева более подробно, чем это делали до сих пор исследователи.Удалось установить, что Василий Мамырев, писарь великого

    автора Хворостухина Светлана Александровна

    Из книги Арийская Русь [Наследие предков. Забытые боги славян] автора Белов Александр Иванович

    Путешествие братьев в Индию На этом сказка не заканчивается. Буря-Богатырь взял трех волшебных коней убитых змей и отправил их вместе со своими братьями на родину — в Святую Русь. Сам Буря-Богатырь превратился в муху, вернулся во владение воздушных змеев и подслушал разговор, который был

    .

    Из книги Великие смуты.Конец империи автора Носовский Глеб Владимирович

    3.1. «Хождение Афанасия Никитина за три моря» Мы уже отмечали, казалось бы, поразительное обстоятельство, что арабские изречения использовались на русском оружии, парадном убранстве русских царей и даже на митре епископа, хранившейся в Троице-Сергиевой лавре. , а иногда и

    Из книги Пеголовая Орда. История «древнего» Китая. автора Носовский Глеб Владимирович

    10.2.1. Где был Китай во времена Афанасия Никитина Сегодня используется два имени: Китай и Чин (Китай).Оба они означают на разных языках ОДИН И ОДИН — современный Китай. Мы к этому привыкли. Но всегда ли так было? Нет, оказывается, не всегда. Берем всем известный

    Из книги Книга 2. Тайна русской истории [Новая хронология России. Татарский и арабский языки в России. Ярославль как Великий Новгород. Древнеанглийская история автора Носовский Глеб Владимирович

    3.1. «Хождение Афанасия Никитина за три моря» Мы уже отмечали поразительное на первый взгляд обстоятельство, что на русском оружии, парадном убранстве русских царей и даже на митре епископа, хранящейся в Троице-Сергиевой Лавре, араб. использовались поговорки, а иногда и

    Из книги Политика: История территориальных захватов.XV-XX вв .: Работы автора Тарле Евгений Викторович.

    Из книги Забытый Иерусалим. Стамбул в свете Новой Хронологии автора Носовский Глеб Владимирович

    8. «За три моря» Афанасия Никитина Обратимся к известному произведению древнерусской литературы — «За три моря» Афанасия Никитина (слово Никитина «Хождение» пишется как «Хождение»). Известно, что «Прогулка за три моря Афанасия Никитина» —

    .

    Из книги Географические открытия автора Згурская Мария Павловна.

    «Прогулка за три моря» Афанасия Никитина Афанасий Никитин оставил после себя «Прогулку за три моря» (Каспийское, Индийское и Черное).Однако других биографических сведений о нем нет. Кстати, неизвестна даже его фамилия, так как Никитин не фамилия, а отчество. любопытный

    Из книги Рус. Китай. Англия. Датировка Рождества Христова и Первого Вселенского Собора автора Носовский Глеб Владимирович

    Из книги Древнерусская литература. Литература 18 века автора Пруцков Н.И.

    2. Хроники. Афанасий Никитин «За три моря» Как и в предыдущий период, собственно художественная литература второй половины XV века.особо не выделялась из массы писателей, имевших «бизнес» — социально-политический, познавательный или

    Из книги Допетровская Русь. Исторические портреты. автора Федорова Ольга Петровна

    «ПРОГУЛКА (157) ЗА ТРЕМЯ МОРЕМИ« АФАНАСИЯ НИКИТИНА (158) »(выдержки) … А здесь есть индейская страна, и все люди голые: их головы не покрыты, их груди голые, их волосы заплетена в одну косу … каждый год будут рожать детей, а детей у них много.Мужья и жены все черные. Куда бы я ни пошел, следуй за мной

    Из книги Россия и ислам. Том 1 автора Батунский Марк Абрамович

    4. «Прогулка» Афанасия Никитина Выше уже говорилось, что конфликт этих двух методов наиболее последовательно отражался в «прагматических текстах» — прежде всего в отчетах и ​​дневниках путешественников. В них, конечно, искать

    бесполезно

    Из книги Хрестоматия по истории СССР. Том 1.автор автор неизвестен

    86. ПРОГУЛКА НАД ТРЕМЯ МОРЕМИ АФАНАСИЙ НИКИТИНА Тверской купец Афанасий Никитин в 1466–1472 годах путешествовал по Индии через три моря: Черное или Стамболийское, Каспийское или Дербент (Хвалынское), Индостанское или Индийское. Ему принадлежит первый в Европе

    .

    Из книги Круг Земли автора Марков Сергей Николаевич.

    По стопам Афанасия Никитина К тому времени Афанасий Никитин успел побывать в Индии в 1469–1472 годах, узнав там Цейлон, Китай, страну Пегу (Бирма) и другие далекие страны.Афанасий изучил рынки города Бидара и большой рынок в Алланде, где татарский и

    гг.

    Путешествие Афанасия Никитина за три моря в 1466-1472 гг. Н.э .: создание текста, перевод и комментарий

    Заголовок

    Путешествие за три моря Афанасия Никитина в А.Д. 1466-1472: создание текста, перевода и комментария

    Издатель

    Университет Британской Колумбии

    Описание

    Текст, установленный для этого перевода, основан в первую очередь на Троицком экземпляре.Интерполированные вариантные чтения взяты из полного текста Ундольского экземпляра и из вариантов чтения Архивного экземпляра и Эттеровского экземпляра. Весной 1466 г. некий тверской купец Афанасий Никитин на двух кораблях отплыл по Волге в сопровождении посла Ширваншаха. В Астрахани татарский хан Касым захватил и разграбил оба корабля. С пустыми руками они пересекли первое море — Каспийское море, до Дербента. Затем Никитин и другие русские пошли к орде Ширваншаха, чтобы попросить денег для поездки на Русь.Когда им отказали, их пути разошлись. Никитин, отважный и предприимчивый, отправился путешествовать по чужим и чужим землям. В мае 1469 года он отплыл из Ормуза в Индию на «таве» с лошадьми. «А вот и индейская страна. Люди ходят голые, с непокрытой головой и обнаженной грудью …» В Джуннаре Асад-хан взял жеребца Никитина и пригрозил оставить его себе и забрать тысячу кусков. золото на передней части его головы, если он не принял ислам.К счастью, прибыл сановник из Хорасана и заступился за русского путешественника. Затем тверской купец перечисляет торговлю в Индии. Он добавляет, что мусульмане перевозят свои товары морем и не платят пошлины, «но для нас тариф высок, а на море много пиратов». В «Бидаре» Никитин описывает «увеселительную поездку» молодого султана Мухаммеда III, Бахмани и его. антураж. Русский путешественник отмечает, что вельможи — это иностранцы, выходцы из Хорасана, Аравии и Чагатая.Они живут в роскоши, в то время как простые люди живут в бедности. Когда индусы обнаружили, что он христианин, а не мусульманин, они взяли Никитина в свой дом идолов в Шрисайле. Он был единственным европейцем, о котором есть записи, который видел Срисайлу, когда она была еще в полном великолепии. В Гулбарге путешественник подробно, со значительными преувеличениями, описал подготовку похода Мухаммеда III и Малик-ут-Туджара на Виджаянагар. Никитин отправился с торговой миссией в Персию, но по несчастью провел шесть лет, путешествуя по Персии и Индии.Теперь путь на Русь был заблокирован восстаниями в Персии. За три месяца до Пасхи 1472 года он отплыл из Дабхола в Ормуз, но был вытеснен к берегам Эфиопии. Наконец он добрался до Ормуза. После перехода через Персию он был задержан, когда Хасан-бег вторгался в Османскую империю. В Трапезунде турецкий «паша» доставил ему много хлопот, так как он происходил из орды Хасан-бека. Он отправился в плавание через третье море — Черное море, но встречные ветры трижды отбрасывали его к берегам Малой Азии, прежде чем он наконец достиг Каффы в ноябре 1472 года.

    Провайдер

    Ванкувер: Библиотека Университета Британской Колумбии

    Афанасий Никитин посетил Индию ок.§11 Прогулка по трем морям. Как Афанасий продал свою лошадь

    Наверняка вам будет любопытно узнать, что открыл Афанасий Никитин. Прочитав эту статью, вы узнаете, где побывал в этом году жизни Афанасий Никитин — 1442–1474 (75). Он родился в Твери, в семье крестьянина Никиты, поэтому Никитин — отчество, а не фамилия путешественника. Большинство крестьян в то время не имело фамилий.

    Его биография известна историкам лишь частично.Нет достоверных сведений о его юности и детстве, только то, что он стал купцом в довольно молодом возрасте и посетил Крым, Византию, Литву и другие государства для торговли. Торговые предприятия Афанасия были довольно успешными: он благополучно вернулся с заморскими товарами на родину.

    Ниже находится в г. Твери.

    В 1468 году Афанасий предпринял поход, в ходе которого посетил страны Востока, Африки, Индии и Персии. описан в книге Афанасия Никитина «Путешествие через три моря».

    Ормуз

    Никитин прошел через Баку в Персию, после чего, перейдя горы, двинулся дальше на юг. Он путешествовал без спешки, подолгу оставаясь в деревнях и изучая местные языки, а также занимаясь торговлей. Афанасий прибыл весной 1449 года в Ормуз, большой город, расположенный на пересечении различных торговых путей: из Индии, Китая, Малой Азии и Египта.

    В России уже были известны товары из Ормуза.Особой известностью пользовался Ормузский жемчуг. Афанасий Никитин, узнав, что из этого города вывозят лошадей, решил пойти на рискованное предприятие. Он купил арабского жеребца и сел на корабль, надеясь выгодно перепродать его в Индии. Афанасий отправился в город Чаул. Так продолжалось открытие Индии русскими. Афанасий Никитин попал сюда морем.

    Первые впечатления от Индии

    Путешествие длилось шесть недель. Сильнейшее впечатление на купца произвела Индия.Путешественник, не забывая о торговле, также увлекался этнографическими исследованиями. Он подробно записал увиденное в своих дневниках. В его записях Индия предстает прекрасной страной, в которой все совсем не так, как в России. Афанасий писал, что все люди здесь ходят обнаженными и черными. Его поразило, что даже бедняки носят украшения из золота. Сам Никитин, кстати, тоже впечатлил индейцев. Раньше местные жители редко видели белых людей. Никитину не удалось выгодно продать своего жеребца в Чауле.Он направился вглубь страны, посетив небольшой городок в верховьях Сины, а затем Джуннар.

    О чем писал Афанасий Никитин?

    Афанасий Никитин в путевых заметках отмечал бытовые детали, описывал достопримечательности и местные обычаи. Это было чуть ли не первое описание жизни Индии не только для России, но и для Европы. Афанасий писал о том, какую пищу едят местные жители, как кормят свой скот, какими товарами торгуют, как одеваются. Он даже описал процесс приготовления алкогольных напитков, а также обычай домохозяек в Индии спать в одной постели с гостями.

    История, произошедшая в крепости Джуннар

    Путешественник оставался в крепости Джуннар не по своей воле. Местный хан забрал жеребца у Афанасия, когда узнал, что тот пришелец из России, а не басурман, и поставил язычнику условие: либо он принимает ислам, либо не только не вернет коня, но и будет продан в рабство ханом. На размышления было дано четыре дня. Только случайность спасла русского путешественника.Он встретил Мухаммеда, старого знакомого, который поручился за незнакомца перед ханом.

    В течение двух месяцев, проведенных в Джуннаре, Никитин изучал сельскохозяйственную деятельность населения. Он заметил, что в Индии сеют и вспахивают пшеницу, горох и рис в сезон дождей. Он также описывает местное виноделие. В качестве сырья в нем используются кокосы.

    Как Афанасий продал свою лошадь

    Афанасий посетил город Алланд после Джуннара. Здесь была большая ярмарка.Купец хотел продать, но снова потерпел неудачу. А без него на ярмарке было много хороших лошадей.

    Афанасию Никитину удалось продать его только в 1471 году, да и то без прибыли, а то и с убытком. Произошло это в городе Бидар, куда путешественник прибыл, переждав сезон дождей в других населенных пунктах. Он пробыл здесь надолго, сдружился с местным населением. Афанасий рассказал жителям о своей вере и земле. Индусы также много рассказали о своей семейной жизни, молитвах, обычаях.Многие записи Никитина посвящены вопросам религии местных жителей.

    Парват в записках Никитина

    Следующее, что обнаружил Афанасий Никитин, — священный город Парват. Он прибыл сюда, на берег Кришны в 1472 году. Верующие со всей Индии приезжали из этого города на ежегодные праздники, посвященные Никитину, который отмечал в своих дневниках, что это место было так же важно для индийских браминов, как Иерусалим для христиан. .

    Дальнейшее путешествие Афанасия Никитина

    Еще полтора года купец путешествовал по Индии, занимаясь торговлей и изучая местные обычаи.Но коммерческие предприятия (почему Афанасий Никитин переплыл три моря) разорились. Он так и не нашел подходящего товара для экспорта в Россию из Индии.

    Афанасий Никитин на обратном пути посетил Африку (восточное побережье). В эфиопских землях, судя по дневниковым записям, ему чудом удалось избежать ограбления. Путешественник подкупил разбойников хлебом и рисом.

    Обратный путь

    Путешествие Афанасия Никитина продолжилось тем, что он вернулся в Ормуз и направился на север через Иран, где в то время шли боевые действия.Афанасий миновал Кашан, Шираз, Эрзинджан и оказался в Трабзоне, турецком городе, расположенном на южном побережье Черного моря. Возвращение казалось близким, но удача снова отвернулась от Никитина. Турецкие власти взяли его под стражу, так как приняли за иранского шпиона. Так Афанасий Никитин, русский купец и путешественник, был лишен всего своего имущества. Все, что у него осталось, — это дневник.

    Афанасий, честное слово, занял деньги на поездку. Он хотел попасть в Феодосию, где планировал встретиться с русскими купцами и с их помощью расплатиться с долгами.Попасть в Кафу (Феодосия) он смог только осенью 1474 года. Здесь Никитин провел зиму, составляя путевые заметки. Весной он решил вернуться в Россию по Днепру, в Тверь. На этом поездка Афанасия Никитина в Индию закончилась.

    Смерть Афанасия Никитина

    Но путешественнику не суждено было вернуться: он скончался в Смоленске при невыясненных обстоятельствах. Вероятно, годы лишений и странствий подорвали здоровье Афанасия. Его товарищи, московские купцы, привезли его рукописи в Москву и передали их писателю и советнику Ивана III Мамыреву.Позднее записи были включены в летопись 1480 года.

    Они были обнаружены в 19 веке Карамзиным и опубликованы под авторским названием в 1817 году. В названии произведения упоминаются три моря — Каспийское, Черное и Индийский океан.

    Что открыл Афанасий Никитин?

    Задолго до прихода европейцев в Индию в этой стране появился русский купец. Морской путь сюда открыл португальский купец Васко да Гама несколько десятилетий спустя.

    Хотя коммерческая цель не была достигнута, путешествие привело к первому описанию Индии. В Древней Руси до этого было известно только из легенд и некоторых литературных источников. Человек 15 века смог увидеть эту страну своими глазами и талантливо рассказать о ней своим соотечественникам. Он писал о государственном устройстве, религиях, торговле, экзотических животных (слонах, змеях, обезьянах), местных обычаях, а также записал несколько легенд.

    Никитин также описал районы и города, в которых он сам не бывал, но о которых ему рассказывали индейцы.Он упоминает, в частности, острова Цейлон, Калькутту, Индокитай, которые в то время были неизвестны россиянам. Поэтому то, что открыл Афанасий Никитин, имело огромную ценность. Тщательно собранная сегодня информация позволяет судить о геополитических и военных устремлениях правителей Индии в то время относительно их армии.

    «За три моря» Афанасия Никитина — первый подобный текст в истории русской литературы. Уникальное звучание композиции придает то, что путешественник не описывал исключительно святые места, как паломники до него.В его поле зрения попадают не различные объекты христианской религии, а люди с разными верованиями и образами жизни. Заметки лишены внутренней цензуры и формальности, что особенно ценно.

    Никитин Афанасий (умер в 1475 г.) — тверской купец, путешественник, первые европейцы, посетившие Индию (за четверть века до того, как Васко да Гама открыл путь в эту страну), автор «Путешествия за три моря».

    Год рождения А.Никитин неизвестен. Сведений о том, что побудило этого купца предпринять в конце 1460-х годов в рискованное и долгое путешествие на Восток, к трем морям: Каспийскому, Аравийскому и Черному, крайне мало. Он описал это в своих заметках, озаглавленных «Путешествие через три моря».

    И я поехал в Дербент, а из Дербента в Баку … Бусурманы сказали мне, что собаки сказали мне, что там много наших товаров, но оказалось, что на нашей земле ничего нет, весь товар белый на Бусурманской земле перец и краски были дешевыми, но пошлины высокие, а на море много разбойников.

    Никитин Афанасий

    Точная дата начала поездки также не известна. В 19 веке. И.И. Срезневский датировал его 1466–1472 гг., Современные российские историки (В.Б. Перхавко, Л.С. Семенов) считают, что точная дата — 1468–1474 гг. По их данным, летом 1468 года из Твери по Волге отправился караван из нескольких кораблей, объединивший русских купцов. Опытный купец Никитин ранее побывал в далеких странах — Византии, Молдавии, Литве, Крыму — и вернулся домой. безопасно с зарубежными товарами.Этот путь тоже начался гладко: Афанасий получил письмо от великого князя Тверского Михаила Борисовича о намерении развивать широкую торговлю на территории современной Астрахани (для некоторых историков это сообщение давало повод рассматривать тверского купца как тайного дипломата. , лазутчик тверского князя, но документальных подтверждений этому нет).

    В Нижнем Новгороде Никитин должен был присоединиться к российскому посольству Василия Папина по соображениям безопасности, но он уже ушел на юг, и торговый караван его не нашел.В ожидании возвращения из Москвы татарского посла Ширвана Хасан-бека Никитин вместе с ним и другими купцами отправился в путь на две недели позже запланированного срока. Под Астраханью караван с посольских и торговых судов был ограблен местными разбойниками — астраханскими татарами, не считая того, что один из кораблей плыл «своим» и тем более посольским. У торговцев отобрали все товары, купленные в кредит: возвращение в Россию без товаров и без денег грозило долговой ямой.Товарищи Афанасий и он сам, по его словам, «заплакав, отпусти кои куда: у кого есть что-то в России, а он уехал в Россию; но кому следовало, и он пошел туда, куда его глаза смотрели. «

    Желание улучшить положение с помощью посреднической торговли привело Никитина еще дальше на юг. Через Дербент и Баку он попал в Персию, пересек ее от Чапакура на южном побережье Каспийского моря до Ормуза на Персидском заливе и переплыл через Индийский океан в Индию к 1471 году. Там он провел целых три года, посетив Бидар, Джункар, Чаул, Дабхол и другие города.Денег он не зарабатывал, но оставил неизгладимые впечатления.

    На обратном пути в 1474 году Никитину довелось побывать на побережье Восточной Африки, в «земле Эфиопии», дойти до Трапезунда, а затем оказаться в Аравии. Через Иран и Турцию он достиг Черного моря. Прибыв в ноябре в Кафу (Феодосия, Крым), Никитин не решился ехать дальше в родную Тверь, решив дождаться весеннего купеческого каравана. Его здоровье было подорвано долгим путешествием.

    Возможно, в Индии он заболел какой-то хронической болезнью.В Кафе Афанасий Никитин, видимо, познакомился и подружился с богатыми московскими «гостями» (купцами) Степаном Васильевым и Григорием Жуком. Когда их объединенный караван двинулся в путь (скорее всего, в марте 1475 г.), в Крыму было тепло, но по мере продвижения на север погода становилась все холоднее и холоднее. Подорванное здоровье А. Никитина дало о себе знать, и он неожиданно скончался. Местом его захоронения условно считается Смоленск.

    Желая рассказать другим, что видел сам, А.Никитин вел путевые заметки, которые он придал литературной форме и дал название «Путешествие по трем морям». Судя по ним, он внимательно изучал жизнь, быт и занятия народов Персии и Индии, обращал внимание на политический строй, правительство, религию (описывал поклонение Будде в священном городе Парват), говорил об алмазных рудниках, торговля, оружие, упомянутые экзотические животные — змеи и обезьяны, загадочная птица «Гукук», якобы предвещающая смерть и др. Его записи свидетельствуют о широте кругозора автора, доброжелательном отношении к иностранным народам и обычаям стран, которые он посетил.Деловой, энергичный купец и путешественник не только искал нужные русской земле товары, но и внимательно соблюдал и точно описывал быт и обычаи.

    Я познакомился со многими индейцами и объявил им о своей вере, что я не бусурман, а христианин, и они не скрывали от меня ни своей еды, ни торговли, ни своих молитв, и они не скрывали. прячут от меня своих жен; Я спросил все об их вере, и они говорят: мы верим в Адама, а Бут — это Адам и вся его семья.В Индии 84 вероисповедания, и все верят в Буту, но вера с верой не пьет, не ест, не вступает в брак. Особое место в его записях занимала Индия: «А здесь есть индийская страна, и все люди ходят обнаженными, но их головы не покрыты, и их груди обнажены, и их волосы заплетены в одну косу, и все ходят. с животами, и дети будут рождаться каждый год, и у них будет много детей. И мужчины и женщины все голые, и все черные. Яз, куда я иду, но за мной много людей, но они дивятся белый человек…

    Афанасий Никитин (род. Неизвестен, смерть, вероятно, 1475 г.) — мореплаватель, торговец, купец. Первым из европейцев, посетивших Индию. Он открыл Индию 25 лет назад и других португальских мореплавателей. Путешествовал в 1468-1474 годах. по Персии, Индии и турецкому государству. В путевых заметках «Путешествие через три моря» он подробно описывает жизнь и политическое устройство стран Востока.

    Загадочная личность купца

    В истории России много загадочных личностей.И, пожалуй, самая загадочная из них — личность тверского купца Афанасия Никитина. И был ли он купцом? А кто, как не купец? То, что он был путешественником и писателем, понятно: он совершил свое «Путешествие через Три моря» и так его описал, что читать его и по сей день, более 500 лет спустя, интересно. Но что продавал этот торговец, неизвестно. Почему он сам ехал на одном корабле, а на другом возил товары? А книги зачем он взял с собой — целый сундук? Есть еще вопросы…

    Записки путешественника

    Записки Афанасия Никитина были приобретены в 1475 году писарем великого князя Московского Василием Мамыревым у нескольких купцов, прибывших в Москву. «Мне досталось написание Офонас тверитин купца, который пробыл в Индае 4 года, и говорят, гулял с Василием Папиным» — так дотошный чиновник написал приобретенное «тетрати» путешественника, уточнив, что упомянутый выше посол затем отправился к Ширван-шаху (то есть к правителю Азербайджана) с партией кречетов (знаменитых охотничьих птиц Русского Севера), которые предназначались в подарок восточному правителю, а затем принял участие в Казанском походе, где он был убит татарской стрелой.Это предисловие уже говорит о живом интересе к этому документу высшего кремлевского чиновника (клерк — должность, соответствующая статусу министра).

    Путешествие Афанасия Никитина

    А документ вообще любопытный. Вот что из этого следует. Когда в 1466 году великий князь Московский Иван III направил своего посла Василия Папина ко двору шаха страны Ширван, купец из Твери Афанасий Никитин, отправлявшийся в торговую поездку на Восток, решил присоединиться к этому посольству. .Подготовился основательно: получил проездные от великого князя Московского и от князя Тверского, охранные грамоты от епископа Геннадия и воеводы Бориса Захарьевича, запасся рекомендательными письмами к нижегородскому губернатору и таможенным органам.

    В Нижнем Новгороде Афанасий узнал, что посол Папин уже прошел город к низовьям Волги. Тогда путешественник решил дождаться ширванского посла Хасан-бека, возвращавшегося ко двору своего государя с 90 кречетами — подарком Ивана III.Никитин разместил свои вещи и пожитки на небольшом корабле, а сам он со своей передвижной библиотекой поселился на большом корабле вместе с другими купцами. Более 20 русских — москвичей и тверичей — отправились в Ширванское царство со свитой Хасан-бека, мерлина и Афанасия Никитина. Чем хотел торговать Афанасий, нигде не уточняет.

    Путешествие Афанасия Никитина в Индию

    В низовьях Волги караван посла Ширвана сел на мель.Там на него напали лихие люди астраханского хана Касима. Путешественников ограбили, одного из русских убили и отняли у них небольшой корабль, на котором находились все имущество и имущество Афанасия. В устье Волги татары захватили еще один корабль. Когда моряки двинулись вдоль западного побережья Каспийского моря к Дербенту, налетел шторм — и еще один корабль потерпел крушение у дагестанской крепости Тарки. Кайтаки, местное население, разграбили товар, а москвичи и тверцы были взяты с собой в полном объеме…

    Единственное уцелевшее судно продолжило плавание. Когда, в конце концов, они прибыли в Дербент, Никитин, найдя Василия Папина, попросил его и посла Ширвана помочь в освобождении русских, захваченных кайтаками. Послушали его и отправили в ставку Государя Ширвана гонца, который прислал посла к вождю кайтаков. Вскоре Никитин встретил освобожденных земляков в Дербенте.

    Ширваншах Фаррух-Ясар получил драгоценные русские креветки, однако пожалел о нескольких золотых монетах, чтобы помочь голым и голодным людям вернуться в Россию.Товарищи Никитина опечалились, «а кои куда пошли». Те, у кого не было долгов за товары, вывезенные в России, блуждали по домам, другие ушли работать в Баку, а некоторые остались в Шемахе. Куда пропал Афанасий Никитин ограбленный, без товаров, денег и книг? «И я поехал в Дербент, и из Дербента в Баку, и из Баку я пошел за море …» Зачем я ехал, зачем, какими средствами? Об этом не упоминается …

    1468 — он оказался в Персии. Где и как он провел целый год — опять же ни слова.У путешественника очень мало впечатлений от Персии, где он прожил еще год: «Из Рея я поехал в Кашан, и там был месяц. И от Кашана до Наина, потом до Езда, и здесь он прожил месяц … ». Выйдя из Езда, тверской купец добрался до города Лара, населенного торговыми моряками, правители которого зависели от властителя могущественной Белобаранной туркмены. государство. «От Сирджана до Тарума, где скот кормят финиками …»

    «А здесь Гурмызское убежище, а здесь — Индийское море», — писал путешественник весной 1469 года в своем «Тетрати».Здесь, в Ормузе, на берегу Персидского залива, ограбленный Афанасий вдруг оказался владельцем породистого жеребца, которого собирался выгодно продать в Индии. Вскоре Никитин вместе со своей лошадью уже был на паруснике без верхней палубы, перевозя живой груз через море. Шесть недель спустя корабль встал на якорь в гавани Чаул на Малабарском побережье в западной Индии. Стоимость перевозки 100 руб.

    Индия занимает значительное место в дневниках Никитина.«А здесь есть индейская страна, и все люди обнажены, и их головы не покрыты, и их груди обнажены, и их волосы заплетены в одну косу, и у всех есть живот, и дети будут рождаться каждый год, и у них много детей. И мужчины и женщины все нагие, и все черные. Яз, куда я иду, а за мной много людей, но они восхищаются белым человеком … »- удивленно написал странник.

    Карта проезда Никитина

    Примерно месяц ехал Афанасий Никитин. его лошадь до города Джуннар (Джунир), видимо, делая частые остановки по пути.Он указал в своем дневнике расстояние между городами и большими деревнями. Джуниром, который, возможно, был частью мусульманского государства, правил губернатор Асад Хан, который, как писал Афанасий, имея много слонов и лошадей, тем не менее «ездил на людях».

    Купец продолжил путь. Прибыв в город Бидар, столицу мусульманского государства Декан, они торговали рабами, лошадьми и золотыми тканями. «Товара на земле русской нет», — с досадой записал мореплаватель.Как оказалось, Индия не так богата, как думали европейцы. Изучая Бидара, он описал боевых слонов декана султана, его конницу и пехоту, трубачей и танцоров, лошадей в золотых упряжках и ручных обезьян. Его поразили роскошная жизнь индийских «бояр» и нищета сельских рабочих. Знакомясь с индейцами, путешественник не скрывал, что он русский.

    На каком языке Никитин мог общаться с местным населением? Он свободно владел персидским и татарским языками.Как видите, местные диалекты ему тоже давались легко. Сами индейцы вызвались сопровождать Никитина в храмы Шрипарвата, где его поразили огромные изображения бога Шивы и священного быка Нанди. Беседы с молящимися у идолов Шрипарвата дали Афанасию возможность подробно описать жизнь и ритуалы поклонников бога Шивы.

    В это время в дневнике Никитина появился путеводитель с указанием расстояний до Каликута, Цейлона, королевства Пегу (Бирма) и Китая.Никитин записал, какие товары вывозились через индийские порты Камбай, Дабул, Каликут. Перечислены драгоценные камни, ткани, соль, специи, хрусталь и рубины Цейлонских, бирманских яхт.

    Памятник Афанасию Никитину (в Твери и Феодосии)

    Обратный путь

    … 1472, весна — купец твердо решил во что бы то ни стало вернуться в Россию. Он провел 5 месяцев в городе Кулур, где располагались знаменитые алмазные рудники и работали сотни мастеров-ювелиров.Он также посетил Голконду, которая в то время уже была известна на весь мир своими сокровищами, в бывшей столице Дина, Гулбарге, и отправился на побережье в Дабула. Капитан беспалубного парусника, отправлявшегося в Ормуз, взял у путешественника две золотые монеты. Через месяц Афанасий Никитин сошел на берег. Это была Эфиопия. Странник пробыл здесь около недели, еще три недели он провел на острове Ормуз, а затем отправился в Шираз, Испаган, Султанию и Тебриз.

    В Тебризе Афанасий посетил ставку Узун-Хасана, суверена Бело-Баранского туркменского государства, который тогда правил почти всем Ираном, Месопотамией, Арменией и частью Азербайджана. Что могло связать могущественного восточного правителя с тверским путешественником, о чем с ним рассказывал Узун-Хасан, дневники умалчивают. Он пробыл с туркменским царем 10 дней. Он отправился в Россию новым путем, через Черное море.

    Афанасия Никитина ждали от турок новые испытания.Они встряхнули все его пожитки и отнесли в крепость к губернатору и коменданту Трапезунда. Роясь в вещах мореплавателя, турки искали какие-то письма, возможно, приняв тверского купца за московского посла при дворе Узун-Хасана. Кстати, неизвестно, где, когда и как могли исчезнуть упомянутые выше письма, полученные им в Москве и Твери перед отправкой в ​​Ширван.

    Где он умер?

    Через третье по счету море странник направился в город Кафе (ныне Феодосия), колонию генуэзских купцов, где высадился в ноябре 1472 года.Однако конец путешествия Афанасия Никитина не совсем ясен. «Говорят, что он не доехал до Смоленска, он умер», — говорится в предисловии к «Прогулкам за три моря», приобретенным писарем Мамыревым.

    Также неясно, чем занимался любопытный торговец, находясь 4 года в Индии. И почему, в конце концов, некоторые строчки и страницы дневника написаны не по-русски, а русскими буквами. Выдвигалась даже версия, что это какие-то зашифрованные тексты. Но переводы с персидского и татарского языков показали, что размышления Афанасия о Боге, о посте и молитвах были написаны именно на этих языках…

    Одно можно сказать наверняка: кем бы ни был Афанасий Никитин — купцом, разведчиком, проповедником, послом или просто очень пытливым странником, — но он был талантливым писателем и человеком, несомненно, обаятельным. Как еще он мог пересечь три моря?

    Владимир Дергачев

    Тверской купец Афанасий Никитин волею судьбы он стал великим русским путешественником, оставившим путевые заметки, известные как «Путешествие через Три моря». Год его рождения неизвестен, он умер (или умер трагически?) В 1447 году под Смоленском (на территории Великого княжества Литовского), возвращаясь из поездки, можно сказать, в нескольких шагах от дома.В Афанасии Никитине сконцентрирована важная черта русского менталитета — стремление к горизонту. Это не была авантюра, опытный и отважный купец уже побывал в Константинополе в Византии, Литве, Крыму и Молдавском княжестве и благополучно вернулся с заморскими товарами.

    Путешествие по Волге, Каспию, Персии, Аравийскому морю, Индии, Турции и Черному морю длилось с середины 1471 года до начала 1474 года (по другой датировке — с 1468 по 1474 год).

    Изначально целью поездки купца было установление торговых отношений с азиатскими купцами, ведавшими торговлей через Кавказскую Шемаху. Русские купцы возили в основном меха. Русские купцы отправились по Воле в сопровождении посла Ширван-шаха (правителя) Шемахи. Плавание по Волге шло хорошо, но недалеко от Астрахани на реке Бузан купцы были ограблены татарами. Грабители забрали товар, по всей видимости, приобретенный в кредит.Возвращение в Россию без товаров и без денег грозило долговой ловушкой. Но часть купцов вернулась обратно, и Никитин ушел дальше на восток. Чтобы не возвращаться пустым в Тверь и не оказаться в долгах, купец отплыл в Дербент, затем в Баку, Шемаху и Персию, где купил жеребца, которого решил выгодно продать в Индии и купить товары для русской земли. . Но и эта сделка не принесла особой выгоды.

    Афанасий Никитин провел три года в Индии: «А вот там индейская страна, и люди ходят голые, и головы их не покрыты, и груди их обнажены, и волосы их заплетены в одну косу, и все ходят с животами, и каждый год будут рождаться дети, и у них будет много детей.И мужчины и женщины все нагие, и все черные. Яз, куда я иду, но за мной много людей, но они восхищаются белым человеком … ». «Индусы называют быка отцом, а корову — матерью. На их помете пекут хлеб и варят пищу, и этим пеплом они оставляют следы на лице, лбу и по всему телу. В воскресенье и понедельник едят раз в день. В своих записях Никитин использовал ненормативную лексику великого и могущественного русского языка.В академических переводах исчезли сильные слова.

    В 1387 году на юге Индии было образовано первое мусульманское государство Бахмани, к югу от которого располагалась Империя Виджаянагар. С 1429 года столица султаната была перенесена в Бидар, который посетил русский купец: «В Бидаре полная луна стоит три дня. В Бидаре нет сладких фруктов. В Индостане нет большой жары. Очень жарко в Ормузе и Бахрейне, где рождается жемчуг, да в Джидде, да в Баку, да в Египте, да в Аравии, да в Ларе.А на земле Хорасана жарко, но не так. В Чаготае очень жарко. В Ширазе жарко, да в Язде, и в Кашане, но там ветер. И в Гиляне очень душно и сильно витает, а в Шамахе сильно витает; В Багдаде жарко, но в Хумсе и Дамаске жарко, а в Алеппо не так жарко.

    Пешеходный маршрут Афанасия Никиты через три моря

    На снимке памятник Афанасию Никитину в Феодосии (бывшее кафе). В 2002 году в индийском городе Ревданда открыли памятник Афанасию Никитину.


    http://leto.feodom.com/upload/arts/51.JPG

    Исследователи, путешествующие «по трем морям», пытаются ответить на вопрос, как российскому купцу удалось выжить на чужбине? Возможно, ему помогла местная традиция: «И их жены и их мужья спят днем, и ночью они ложатся спать с незнакомцами, но они спят с ними, и они дают им еду и приносят с собой сахарную пищу и сахарное вино. , и они кормят и поят гостей, чтобы их любили, и они любят гостей из народа.белые люди, потому что их люди очень черные. И жена зачнет от гостя ребенка, а мужья накормят. И родится белый ребенок, тогда долг гостя — триста оттенков … ». Слова Никитина не вызывают сомнений, и Марко Поло позже писал об этом. Но странствовать по чужой стране было непросто: «И все черные люди — негодяи, а жены все бл …, колдуны и воры, и обман, и зелья они отравляют джентльменов».

    Но, прежде всего, купеческая жилка Афанасия Никитина искала выгодный товар для Русской земли.Для того, чтобы по возвращении в Тверь не только расплачиваться с долгами, но и оставаться в прибыли. В своих записях он пишет о шелке, сандале и жемчуге. Но больше всего его привлекли местные алмазы. Возможно, он пытался привезти их на Русскую землю, но был ограблен и убит под Смоленском.

    — Русский путешественник, купец и писатель, родился в 1442 г. (дата не подтверждена документами) и умер в 1474 г. или в 1475 г. под Смоленском. Родился в семье крестьянина Никиты, поэтому Никитин, строго говоря, не фамилия путешественника, а его отчество: в то время у большинства крестьян фамилий не было.

    В 1468 году он предпринял экспедицию в страны Востока и посетил Персию и Африку. Свое путешествие он описал в книге «Путешествие через три моря».

    Афанасий Никитин — Биография

    Афанасий Никитин, биография которого историкам известна лишь частично, родился в городе Твери. О его детстве и юности достоверных сведений нет. Известно, что в довольно молодом возрасте он стал купцом и по торговле посетил Византию, Литву и другие страны.Его коммерческие предприятия были довольно успешными: он благополучно вернулся на родину с заморскими товарами.

    Он получил письмо от великого князя Тверского Михаила Борисовича, которое позволило ему развивать обширную торговлю на территории современной Астрахани. Этот факт позволяет некоторым историкам считать тверского купца тайным дипломатом и шпионом великого князя, однако документальных подтверждений этого предположения нет.

    Афанасий Никитин начал свой путь весной 1468 года, пройдя водным путем мимо русских городов Клязьма, Углич и Кострома.По плану, достигнув Нижнего Новгорода, пионерский караван должен был присоединиться к другому каравану из соображений безопасности, которым руководил посол Москвы Василий Папин. Но караваны скучали — Папин уже ушел на юг, когда Афанасий прибыл в Нижний Новгород.

    Затем он дождался приезда Хасанбека от татарского посла и вместе с ним и другими купцами отправился в Астрахань на 2 недели позже запланированного срока. Афанасий Никитин считал опасным идти в одиночном караване — в то время на берегах Волги господствовали татарские банды.Караваны кораблей благополучно миновали Казань и ряд других татарских поселений.

    Но незадолго до прибытия в Астрахань караван был ограблен местными разбойниками — это были астраханские татары во главе с ханом Касымом, которого не смутило даже присутствие своего соотечественника Хасанбека. Грабители забрали у торговцев весь купленный товар, кстати, в кредит. Торговая экспедиция была сорвана, два судна из четырех погибли. Дальше тоже все сложилось не лучшим образом.Два оставшихся корабля во время шторма упали в Каспийское море и были выброшены на берег. Возвращение домой без денег и товаров грозило купцам долгами и позором.

    Тогда купец решил поправить свои дела, намереваясь заняться посреднической торговлей.

    Так началось знаменитое путешествие Афанасия Никитина, описанное им в литературном произведении «Три моря».

    Туристическая информация для Афанасия Никитина

    Персия и Индия

    Никитин прошел через Баку в Персию, в местность, называемую Мазандеран, затем пересек горы и двинулся дальше на юг.Он путешествовал без спешки, надолго оставаясь в деревнях и занимаясь не только торговлей, но и изучением местных языков. Весной 1469 года он прибыл в Ормуз, большой портовый город на пересечении торговых путей из Малой Азии (), Китая и Индии.

    Ормузские изделия были уже известны в России, особенно был известен ормузский жемчуг. Узнав, что лошади из Ормуза вывозятся в города Индии, которых там не разводят, он решился на рискованное бизнес-предприятие.Я купил арабского жеребца и, надеясь хорошо продать его в Индии, сел на корабль, плывущий в индийский город Чаул.

    Заплыв длился 6 недель. Индия произвела на купца сильное впечатление. Не забывая о торговых делах, по которым он, собственно, и приехал сюда, путешественник увлекся этнографическими изысканиями, подробно записывая увиденное в дневниках. Индия фигурирует в его записях как прекрасная страна, где все не так, как в России, «а люди ходят черные и голые.«Афанасия поразило то, что почти все жители Индии, даже бедняки, носят золотые украшения. Кстати, сам Никитин поразил и индейцев — местные жители редко видели здесь белых людей раньше.

    Однако продать жеребца в Чауле не удалось, и он отправился вглубь страны. Он посетил небольшой городок в верховьях реки Сина, а затем отправился в Джуннар.

    В путевых заметках не упустил бытовых подробностей, а также описал местные обычаи и достопримечательности.Это далеко не первое правдивое описание жизни страны не только для России, но даже для всей Европы. Путешественник оставил записи о том, что здесь готовят, как кормят домашних животных, как они одеваются и какими товарами торгуют. Они даже описывают процесс приготовления местных хмельных напитков и обычай индийских домохозяек спать в одной постели с гостями дома.

    В крепости Джуннару больше не пришлось задерживаться в одиночестве. «Джуннар-хан» забрал у него жеребца, когда узнал, что купец не басурман, а пришелец из далекой России, и поставил язычнику условие: либо он перейдет в исламскую веру, либо не только не получит лошадь, но будет продана в рабство.Хан дал ему 4 дня подумать. Русского путешественника спасла случайность — он встретил старого знакомого Мухаммеда, который поручился перед ханом за пришельца.

    В течение 2 месяцев, проведенных тверским купцом в Джуннаре, Никитин изучал сельскохозяйственную деятельность местных жителей. Он видел, что в Индии вспахивают и сеют пшеницу, рис и горох в сезон дождей. Он также описывает местное виноделие, в котором в качестве сырья используются кокосы.

    После Джуннара он посетил город Алланд, где проходила большая ярмарка.Купец намеревался продать здесь своего арабского коня, но опять не вышло. На ярмарке и без его жеребца было много хороших лошадей на продажу.

    Только в 1471 году Афанасию Никитину удалось продать свою лошадь, да и то без особой выгоды для себя, а то и в убыток. Произошло это в городе Бидар, куда путешественник прибыл, переждав сезон дождей в других населенных пунктах. Он пробыл в Бидаре надолго, подружился с местными жителями.

    Русский путешественник рассказал им о своей вере и своей земле, индусы также много рассказали ему о своих обычаях, молитвах и семейной жизни.Многие записи в дневниках Никитина посвящены индийским религиозным вопросам.

    В 1472 году он прибыл в город Парват, священное место на берегу реки Кришна, куда верующие со всей Индии отправлялись на ежегодные праздники, посвященные Господу Шиве. Афанасий Никитин отмечает в своих дневниках, что это место для индийских брахманов имеет такое же значение, как Иерусалим для христиан.

    Тверской купец еще полтора года путешествовал по Индии, изучая местные обычаи и пытаясь вести торговлю.Однако коммерческие начинания путешественника не увенчались успехом: он так и не нашел продукта, подходящего для экспорта из Индии в Россию.

    Африка, Иран, Турция и Крым

    На обратном пути из Индии Афанасий Никитин решил посетить восточное побережье Африки. Согласно записям в дневниках, в эфиопских землях он едва избежал ограбления, подкупив грабителей рисом и хлебом.

    Затем он вернулся в город Ормуз и двинулся на север через Иран, в котором велись боевые действия.Он миновал города Шираз, Кашан, Эрзинджан и прибыл в Трабзон (Трапезунд), турецкий город на южном побережье Черного моря. Казалось, что возвращение близко, но тут удача снова отвернулась от путешественника: он был арестован турецкими властями как иранский шпион и лишен всего оставшегося имущества.

    По словам самого путешественника, дошедшего до нас в виде записей, все, что осталось от него в то время, — это сам дневник и желание вернуться на родину.

    Ему под честное слово пришлось занять денег на дорогу в Феодосию, где он намеревался встретиться с купцами-соотечественниками и с их помощью расплатиться с долгами. Добраться до Феодосии (Кафу) он смог только осенью 1474 года. В этом городе Никитин провел зиму, завершая записи о своем путешествии, а весной отправился по Днепру обратно в Россию, в свой родной город. Тверь.

    Однако вернуться туда ему не суждено было — он умер в городе Смоленске при неизвестных обстоятельствах.Скорее всего, годы скитаний и невзгоды путешественника подорвали его здоровье. Сподвижники Афанасия Никитина, московские купцы привезли его рукописи в Москву и передали писателю Мамыреву, советнику царя Ивана III. Позже записи вошли в летопись 1480 года.

    В XIX веке эти записи обнаружил русский историк Карамзин, который опубликовал их в 1817 году под авторским названием. Три моря, упомянутые в названии работы, — это Каспийское море, Индийский океан и Черное море.

    Купец из Твери оказался в Индии задолго до приезда туда представителей европейских государств. Морской путь в эту страну открыл португальский купец на несколько десятилетий позже, чем сюда приехал русский торговый гость. Что он обнаружил в далеких странах и почему его записи так ценны для потомков?

    Хотя коммерческая цель, побудившая первопроходца в столь опасном путешествии, не была достигнута, результатом странствий этого наблюдательного, талантливого и энергичного человека стало первое настоящее описание неизвестной далекой страны.До этого в Древней Руси о сказочной стране Индии знали только по легендам и литературным источникам того времени.

    Человек 15 века своими глазами увидел легендарную страну и смог талантливо рассказать о ней своим соотечественникам. В своих записках путешественник пишет о государственном устройстве Индии, религиях местного населения (в частности, о «вере в бую» — так услышал и записал имя Будды, священное для большинства жителей страны, Афанасий Никитин. жители Индии в то время).

    Он описал торговлю в Индии, вооружение армии этой страны, рассказал об экзотических животных (обезьяны, змеи, слоны), местных обычаях и представлениях индейцев о нравственности. Он также написал несколько индийских легенд.

    Русский путешественник также описал города и районы, которые он сам не посещал, но о которых слышал от индейцев. Так, он упоминает и Индокитай, места, которые в то время были еще совершенно неизвестны русскому народу. Информация, тщательно собранная пионером, позволяет нам сегодня судить о военных и геополитических устремлениях индийских правителей того времени, о состоянии их армий (вплоть до количества боевых слонов и количества колесниц).

    Его «Прогулка за три моря» — первый подобный текст в русской литературной литературе. Тот факт, что он описал не только святые места, как это делали до него паломники, придает композиции неповторимое звучание. В поле его внимательного видения попадают не объекты христианской веры, а люди другой религии и другого образа жизни. Его записи лишены всякой формальности и внутренней цензуры, и для этого они особенно ценны.

    Рассказ об Афанасии Никитине и его открытиях — видео

    Путешествие Афанасий Никитина началось в Твери, оттуда маршрут пролегал по Волге через Нижний Новгород и Казань до Астрахани.Затем пионер посетил Дербент, Баку, Сари, после чего переселился по суше через Персию. Достигнув города Ормуз, он снова сел на корабль и прибыл на нем в индийский порт Чаул.

    В Индии он пешком путешествовал по многим городам, включая Бидар, Джуннар и Парват. Далее по Индийскому океану он поплыл в Африку, где провел несколько дней, а затем — снова по воде — вернулся в Ормуз. Далее пешком через Иран дошел до Трапезунда, оттуда дошел до Крыма (Феодосии).


    Образуют ли хребет 85 ° в.д. и возвышенность Конрада горячую точку, пересекающую Индийский океан?

    https://doi.org/10.1016/j.lithos.2021.106234Получить права и контент

    Основные моменты

    Первые исчерпывающие геохимические и геохронологические данные с хребта 85 ° в.

    Вулканизм южного хребта 85 ° в.д. является возрастным.

    Южный хребет 85 ° в. Д. Характеризуется обогащенной мантийной сигнатурой (EMI).

    Аромат EMI, скорее всего, происходит от мелко переработанного континентального материала.

    Возвышенность Конрада и плато Афанасия Никитина, скорее всего, имеют когенетическое происхождение.

    Abstract

    Возрастные вулканические цепи обычно рассматриваются как поверхностные выражения глубоко укоренившихся мантийных плюмов, тогда как нестареющие прогрессивные вулканические группы или одиночные вулканические постройки обычно приписываются мелководным источникам.Погребенные холмы, частично погребенные холмы, возвышенность Афанасия Никитина и недавно обнаруженная южная цепь подводных гор, расположенная между тропами горячих точек Кергелен и Реюньон в Индийском океане, образуют изогнутую и прерывистую вулканическую тропу 85 ° в.д. За исключением поднятия Афанасия Никитина, характеризующегося наиболее обогащенным мантийным (EMI) составом в океаническом бассейне, никакие другие части этого вулканического трека ранее не опробовались. Хотя некоторые модели подтверждают, что трасса хребта 85 ° в.д., связанная с шлейфами возвышенности Крозе, Марион или Конрад, является горячей точкой, ее происхождение остается весьма спорным.Мы сообщаем новые данные о возрасте 40 Ar / 39 Ar и геохимические (основные, следовые элементы и изотоп Sr-Nd-Pb-Hf) с хребта 85 ° в.д. Наши данные о возрасте показывают прогрессию уменьшения возраста (82–66 млн лет) с севера на юг, что свидетельствует о формировании относительно стационарной сублитосферной аномалии расплава. Геохимия хребта 85 ° в.д. может быть объяснена смешиванием плюмового материала индийского типа с индийским базальтом срединно-океанического хребта (MORB) и отделившимся континентальным литосферным (мантия и / или нижняя кора) материалом в верхней мантии.Реконструкции плит демонстрируют, что южная часть хребта 85 ° в. Слабый пульсирующий мантийный шлейф может объяснить слабое морфологическое выражение и прерывистый характер этого следа горячей точки по сравнению с следами Реюньона и Кергелена.

    Ключевые слова

    85 ° E Ridge

    Индийский океан

    Афанасий Никитин

    Подъем Конрада

    Hotspot

    Микроэлемент

    и геохимия изотопа Sr-Nd-Pb-Hf

    0 Рекомендуемые статьи

    0 Рекомендуемые статьи

    © 2021 Опубликовано Elsevier B.V.

    Рекомендуемые статьи

    Цитирование статей

    Максим Ларин, пивовар — Russian Life

    В 1466 году русский исследователь Афанасий Никитин, позже прозванный «Русский Колумб», плавал по Волге и полмира, став первый россиянин, посетивший Индию. Рассказ о его экзотических путешествиях изложен в замечательном воспоминании о жизни и приключениях XV века «Хождение за три моря», .

    Афанасий Никитин был жителем Твери, старинного русского города, который долгое время соперничал с Москвой за право стать столицей.Соответственно, сегодня в честь этого первооткрывателя назван один из лучших отечественных брендов России. Пивоварня «Афанасий» в Твери, родном городе Никитина, производит одни из самых популярных сортов пива, производимых сегодня в России.

    Тридцатилетний Максим Ларин — генеральный директор пивоваренного завода «Афанасий» (там же работает его жена Ольга). За время его работы компания следовала уникальной модели роста и представила множество успешных брендов, в первую очередь портер мирового класса, богатый дубовыми и травяными оттенками.

    Ларин окончил Московский технологический институт пищевой промышленности в 1993 году и сразу пошел работать у Афанасия инженером отдела маркетинга. В период с начала до середины 1990-х годов «Афанасий» дебютировал в Москве, и дилерская сеть была создана по всей России. В 1995 году Ларин был назначен финансовым директором, а в 1998 году — генеральным директором «Афанасия-Пиво».

    Первая пивоварня в Твери была основана в 1887 году австрийским предпринимателем Эмилем Слатинским, а ныне знаменитая конусообразная 0.Именно тогда восходит к тому времени бутылка Афанасия объемом 3 литра. Открытая в 1976 году как «Калининская пивоварня» (так называлась Тверь с 1931 по 1990 год), в 1992 году пивоварня была реорганизована в акционерное общество «Афанасий-пиво» ​​и полностью модернизирована с использованием немецкого и чешского оборудования, начиная с 1996 года. Сейчас в компании работает 850 человек, а в 1999 году ее годовой доход составлял около 5 миллионов долларов.

    «Наше главное отличие, — отметил Ларин, — это то, что мы независимы от крупных зарубежных пивоваренных концернов, которые сейчас активно скупают пивоварни по всей России.”

    Финско-шведский консорциум отстает от лидера рынка пива «Балтика»; Финская компания Sinebrychoff контролирует петербургскую пивоварню Vena, производящую дешевое пиво Koff; Поддерживаемая Индией компания Sun Brewing владеет контрольным пакетом акций нескольких региональных пивоварен, предлагая пиво Viking в качестве национального бренда.

    Но Афанасий, чьи бренды занимают около 2% доли рынка, стремился к росту за счет собственных средств, делая упор на ценности местного владения и меньшего масштаба и качества производства.«Мы, конечно, растем, но мы не можем конкурировать с такими гигантами, как« Балтика », за которыми стоит иностранный капитал, — отмечает менеджер по связям с общественностью Афанасия Константин Соколов.

    Афанасий с момента своего основания представил несколько брендов, в том числе светлое, темное, золотистое, доброе, (хорошее) светлое и полутемное, а также новый портер, завоевавший титул «Лучшее пиво, сваренное в России» на Московском пивном фестивале 2000 года. . Однако при этом пивоварня Ларина стремится быть «удобной для потребителя», предлагая цены, которые могут быть на 30-50% ниже, чем у конкурирующих брендов.

    «Существует глубоко укоренившийся миф о том, что русские пьют только водку», — отмечает Ларин. «И все же в российских магазинах сейчас можно найти широкий выбор не только водки, но и вин и пива. Значит, на него есть спрос. Пиво в Твери варят со времен Тверское княжество (Тверское княжество) в XIII-XVI веках … Конечно, в России мы пьем в основном водку, но пиво и водка не противоречат друг другу — каждое есть просто предназначено для другой ситуации.”

    Ларин борется за долю рынка нетрадиционными методами. Афанасий не увлекается долгой рекламой на телевидении, как его конкуренты. Рекламные щиты тоже немногочисленны. И все же Афанасий — один из самых известных сортов пива в России.

    «Мы не можем позволить себе тратить столько денег на агрессивную рекламу, сколько международные пивные концерны, работающие в России», — говорит Ларин. «Тем не менее, в 2000 году многие из них сократили объемы производства, а мы увеличили объемы производства на 3%. Это подтверждает, что мы проводим рациональную маркетинговую политику.”

    Афанасий также вносит свой вклад в дело благотворительности: в 1999–2000 годах пивоварня передала 150 тысяч долларов различным местным благотворительным организациям, в том числе на восстановление тверских церквей и для детского дома в городе Сарица Тверской области.

    Пожалуй, самой блестящей маркетинговой идеей Афанасия был «термознак » («термо-знак»). Лодка исследователя Афанасия Никитина на этикетке пивной бутылки станет синей, только если вы охладите пиво до нужной температуры для потребления.В течение нескольких лет «Афанасий» был единственным российским пивом с таким термочувствительным логотипом, что позволило им предложить хитрый маркетинговый слоган: Афанасий — знакомое пиво . Перевод — «Знамя времени» — наверняка относится и к бизнесмену и пивовару Максиму Ларину.

    Прогулка по трем морям Афанасия Никитина. Русское открытие Индии (Афанасий Никитин)

    Чем занимался Афанасий Никитин? Открытия тверского купца в географии повлияли на развитие науки.А как именно вы узнаете из этой статьи.

    Что открывал Афанасий Никитин и в каком году?

    Купец из Твери. Он первый русский путешественник-исследователь. Путешествие Афанасии Никитиной в Индию было осуществлено еще на 30 лет раньше мореплавателя, кроме того, он посетил Африку и Персию. А купец описал свои трудовые путешествия «ходьбой по трем морям». Под тремя морями подразумеваются Черное и Каспийское моря, Индийский океан.

    Путешествие Афанасия Никитина в Индию представляет особую ценность для потомков.

    Стоит отметить, что поездка планировалась с банальной коммерческой целью: продать — обменять — купить — продать максимально выгодно. И выполнить свою задачу ему все равно не удалось. Но результатом этого странствия стало написание книги, первого настоящего описания далекой, неизвестной страны. До него сказочная Индия была известна в России только по литературным источникам и легендам. И ему, человеку XV века, удалось увидеть жертву чуть ли не легендарной страны. В «Прогулке по трем морям» он талантливо описал все, что видел на ее землях.

    Открытие Афанасия Никитина, имеющее весомое значение для науки, ступило в Индию в 1469 году. Он описал государственное устройство страны, религию местных жителей, торговлю, вооружение армии, представления о морали и местных правах. . В его книге впервые для европейцев прозвучали слова Будда, слон, обезьяна. Русский путешественник также записал сведения о тех городах и местностях, куда не успел побывать, но услышал их от местных индейцев.В книге есть информация о Калькутте, Цейлоне, Индочите.

    Афанасий Никитин, тверской торговец Средней руки, стал первым европейцем, изучившим и описавшим средневековых индейцев за четверть века до прихода португальских колонизаторов.

    Его записки «Прогулки по трем морям» стали ценнейшим литературно-историческим памятником, в котором многогранность наблюдений сочетается с рельефностью и преданностью родному краю.

    Биография Афанасия Никитина.Начало пути

    Когда начинается биография Афанасия Никитина, неизвестно. Дело в том, что он сын крестьянина Никиты, а это значит, что Никитин его отчество, а не фамилия. Как он стал купцом, тоже неизвестно. Сейчас известно только то, что русский путешественник Афанасий Никитин к середине 1460 года уже был довольно обеспеченным человеком, продававшим меха за границу. К этому времени он стал уже опытным купцом, успевшим побывать в Византии, Молдове, Литве и Крыму.И везде меня сопутствовала удача.

    Видимо грамотный купец всегда запускался с соответствующими документами (дипломами) от Тверского князя. Большая география путешественников путешественника Афанасия Никитина косвенно указывает на то, что он знал ряд тюркских языков и фарси. Кроме того, не следует упускать из виду, что Тверское княжество тогда входило в состав крупного и могущественного татарского государства Золотая Орда, что позволяло русским купцам свободно торговать со многими мусульманскими странами.Самое известное путешествие в биографии Афанасия Никитина тоже началось довольно гладко.

    Маршрут Никитинский «Забота»

    Невозможно установить точную дату начала торгового каравана. Некоторые историки датируют его 1466 годом, другие — 1468 годом. Обновив точные даты и опираясь на конкретные факты, можно утверждать следующее.
    Путешествие, которое подарило миру открытие Афанасия Никитина, началось весной. Затем группа русских купцов оборудовала караван кораблей для торгового похода в Нижнюю Волгу и на Северный Кавказ.В караване было два судна, груженые, в том числе, и «мягкий рилард», то есть меха, хорошо ценившиеся в этих краях.

    Великий князь Тверской Михаил Борисович вручил грамоту Никитину, который постановил начать широкую торговлю на юге Золотой Орды под Астраханью. Для большей безопасности караван планировали присоединиться к российскому посольству Василия Папина, но раньше его оставили. Затем караван ждал татарское посольство Ширвана Хасан-бека, вместе с которым он отправился в низовья Волги.

    Увы! Покрытие купцов не помогло. Около Астрахани местные разбойники напали на караван кораблей, даже не взглянули на прикрытие посольства и забрали весь купеческий товар. Возврат без денег и без товара влечет за собой ужасные последствия, поэтому разоренные купцы дезаментируют, кто где. Никитин отправился на юг, в Баку, который тогда был частью Персии, и на Мазандран. Так начались географические открытия Афанасия Никитина.

    Путь в Индию и обратно

    В Персии Никитин прожил более двух лет, пытаясь хоть как-то восполнить добро, затерянное под Астраханью.Узнав, что в Индии чистокровные жеребцы стоят хороших денег, он направился туда. Путешествие Афанасия Никитина в Индию началось в 1471 году, когда он был куплен кораблем для корабля, направлявшегося в индийский порт Чаул.

    К сожалению, сразу продать животное по выгодной цене у купца не получилось, и тогда путь Никитина прошел по индийским городам. В столице государства Бахмани Бидар он наконец продал свою лошадь и отправился в парват, священный город, в котором прожил полтора года.Оттуда маршрут Афанасия Никитина прошел в «алмазную» провинцию Рихур, где он провел полгода, подрабатывая на обратном пути.

    Три года путешествия Афанасия Никитина по Индии разочаровали его. Для своей родины он не видел там почти ничего полезного. Дешевый товар без обязанности вывозить не давали, а к морю было много грабителей, что крайне затрудняло торговлю. Не особо преуспев в индийской торговле, русский путешественник стал добираться домой.

    Этот маршрут Афанасия Никитина проходил через Аравийский и Сомалийский полуострова, Ормуз, Тебриз, Трабзон. Здесь, заподозрив в этом туркменского шпиона, он арестовал все товары, оставив Никитину только свои записи. Из Трабзона он добрался до кафе, где заглянул в ожидании русского купеческого каравана. В кафе его придумали московские купцы, с которыми весной 1475 года и разошлись по домам.

    К сожалению, здоровье Никитина замаячило для Никитина, пошатнулось, и недалеко от Смоленска он скоропостижно скончался.Его банкноты были привезены в Москву и впоследствии прославили купца

    .

    Никитин Афанасий (? — 1472 г) — тверской купец, побывавший в Индии.

    В XV веке русские купцы вели оживленную торговлю со странами Востока. Для заморской торговли в 1466 году из Твери отправлялись купцы, среди которых был Афанасий Никитин. Они присоединились к каравану посольства, направлявшегося к великому князю московскому Ивану III, и вместе с ним сплыли вниз.Под Астраханью татарский хан Касым напал на караван и захватил корабль, на котором находились все товары. Возвращаться было рискованно: товар Никитина забил в долг, а потому на родине его ждала долгая тюрьма. Он решил продолжить путешествие. Никитин сел на корабль «Шуй» и доплыл до берега, а там ушел вглубь страны.

    В путешествии А.Никитин вел дневник и оставил потомкам описание путешествия, которое называется «хождение по трем морям», описывает пышных вождей султана, его двор, настенную роспись, резьбу по золоту и многое другое.Однако Никитин заметил бедность людей. Не ускользнуло от кастового деления индусов и религиозные мхи с мусульманами. Об особенностях страны сообщается в его записях, информация о. Детально и интересно рисует Никитин картины народных праздников, в которых участвовало до 100 тысяч человек. Он отметил, что даже звезды в Индии расположены по-другому.

    Около трех лет Никитин провел в Индии. Он стал отчетливее ощущать тоску по родине.В его дневнике появляются такие патриотические строки о России: «В этом мире нет такой страны, как она, хотя боярам земли русской нехорошо. Но да, земля русская устроится и будет в ней справедливость!» Приблизительно дома, в начале 1472 г. Никитин возвращается на обратную дорогу. На небольшом судне он добрался до берега, затем с караваном купцов дошел до берега. Отсюда он упал на полуостров и, встретившись с земляками — русскими купцами, направился домой, но под Смоленском в 1472 году умер от болезни.Его записи сохранили и доставили купцы в Москву в Москву.

    Три моря, Индийское и Черное, прошли Афанасий Никитин, видел много народов, но не нашел его лучше своей земли. «… На этом свете нет такой страны, как Русь …» — писал он в своей книге.

    Афанасий Никитин ходил 30 лет, прежде чем открыть его. Он показал миру, какое множество трудностей может преодолеть человек, вступивший на опасный долгий путь на свой страх и риск. А.Никитин, первый из русских, правдиво описал Индию, которая в XV веке была известна в России только по сказкам и былинам.

    ) — описание русского человека XV века его путешествия в далекую Индию.

    Афанасий Никитин был тверским купцом. В 1466 году он присоединился к посольству великого князя Ивана III, проживавшего в Азербайджане Шемаху. Никитин ехал в Шемаху с торговыми целями, однако по дороге его ограбили татары, отняли у него даже Библию, с которой, как человек очень религиозный, он никогда не расставался. Тогда он решил попытать счастья и пойти дальше торговать: он не хотел возвращаться домой с пустыми руками.Так он прошел свое путешествие «За три моря» (Каспийское, Черное и Индийское) и высох в Индии раньше, чем знаменитый мореплаватель Васко да Гама.

    Для трех морей. Путешествие Афанасия Никитина. Мультик детский

    Афанасий Никитин был одним из первых европейцев, которых увидели индейцы: — «Аз идите куда, IO для меня много людей, Белый человек пропал», — пишет он.

    В городе Чунер, по пути в Индию, Афанасий Никитин был арестован местным ханом, который, узнав, что он не мусульманин, забрал у него лошадь и пригрозил казнить, если он не примет Мусульманская вера.Никитин был тверд в своей вере. Он говорит, что Господь смирил его, не дал умереть и совершил чудо: Афанасий был помилован и освобожден в самый день Преображения Господня; Конь вернулся к нему.

    Трудно было оставаться христианином в стране «пернатых», но Никитин был глубоко верующим человеком. Не имея священных книг, он ожидал дней в году, праздников, соблюдаемых постов; Великий пост позволял себе только хлеб и пить воду два раза в день.Он провел в Индии более пяти лет. «Уже было четыре великих дня (4 Пасхи) в стране Бессмертных, — пишет он, — я не оставил христианства».

    Подробно рассказывает Афанасий о религии индусов. «Вся вера», — говорит он, — в Индии 84. «Вероятно, он принял разные« вероисповедания »- касты, которых в Индии много и которые живут очень отдельно друг от друга;« Вера с верой либо ест, либо пьет. , или жениться на себе ». Там наивно сказано, что« все верят в Адама, и его зовут Бут (Будда).«

    В городе Первас он увидел Купще Будды «с половиной тверской» величины. Описывая идола Будды, Никитин говорит: «Будка вырезана из камня, Велми великий, и хвост его пронизывает, но рука высоко поднята, да, Аки Устян (Юстиниан), царь Царегадский, и в своем в левой руке у него копия », -« И видение (лицо) обезьяны ». «И перед сапогом стоит Велми великий, и он вырезан из Камена из черного, и весь позолочен, но поцелуй его в копыто, и цветы наполняются им, и цветы низко опускаются на сапог.«

    Маршрут проезда Афанасия Никитина

    Наблюдая за молитвой индусов, Никитин заметил, что они всегда будут молиться на восток и кланяться, как наши монахи, касаясь рук Земли: «Они не могут стоять в Чернеше, обе руки до земли оповещают». Никитин описывает погребальный обряд в Индии: тела умерших сжигают, а прах бросают в воду.

    Его поразила природа Индии, но в его рассказах есть фантастические сведения: так, например, он говорит о птице гогуарда, у которой, если кто-то хочет ее убить, изо рта вырывается огонь; Если защитник сидит на крыше дома, то мертвец будет в этом доме.

    Никитин видел змею надвое длиной. Он описывает, как индусы используют слонов на войне. Поразили его обезьяны — «Маммона». Он уверяет, что у них есть свой «Принц обезьян», у которого есть свое «ре» — «Кто бы (обезьяны) ни занимал, они сожалеют о своем принце, и он посылает свой ре на этом; рухнет, и люди будут куплены. И они поднимают их, чтобы много вырастить, и их язык ваш ».

    Афанасий Никитин более пяти лет пробыл в Индии, но не составил никакого государства.«Меня били собаки торговцев, а нашего товара было много, Да ничего нет на нашей земле, все товары белые на лесной земле, перец и краска — такие дешевые; Но они везут по морю, и они не дают обязанности, но мы — Великие обязанности ».

    В конце концов, он взял тоску по родине, и он решил вернуться. В составе Никитиной чувствуется глубокая любовь к России. «Да, Бог сохранит землю русскую», — говорит он в одном месте: «Боже, спаси! В мире нет такой земли, как она.Да устроится земля Русская! О боже, боже! «Слово« Бог »он повторяет пять раз, на арабском, персидском, татарском и дважды на русском языках.

    Афанасий Никитин не доехал до своей Твери: он умер на дороге (в 1472 году) в Смоленске. Его записи были доставлены купцами в Москву.

    Никитин, несомненно, был выдающейся личностью; Это глубоко верующий, умный, наблюдательный и предприимчивый человек, горячо любящий свою Родину. Его эссе, во-первых, очень интересно, во-вторых, великолепно, потому что он повествует об Индии за четверть века до Васко да Гамы, совершившего свое морское путешествие в Индию в 1498 году.Имя Васко да Гама известно всей Европе, но мало кто знает нашего Афанасия Никитина и его интересную прогулку.

    Афанасий Никитин — известный русский путешественник, купец и писатель. Он вошел в историю как один из первых европейцев, которым удалось совершить долгое путешествие в Персию, Турцию и Индию. Свои удивительные открытия и достижения он описал в книге «Охота на три моря» — Каспийское, Черное и Аравийское.

    краткая биография

    В рассказе сохранилось крайне мало сведений о годах жизни исторического деятеля, благодаря чему было много интересного о заморских землях России.Первые записи с упоминанием купца относятся к периоду его путешествия на Восток.

    Известно только, что Афанасий Никитин родился в середине 15 века в городе Твери. Его отец был простым крестьянином, но Афанасия сумела твердо встать на ноги и заняться торговлей. В юном возрасте он успел побывать во многих странах, где наладил торговые отношения.

    Рис. 1. Афанасий Никитин.

    Никитин — это не фамилия, а отчество путешественника, так как в те далекие времена фамилий просто не существовало.Обращает на себя внимание и тот факт, что тверской купец официально носил отчество, тогда как в Московском княжестве такое право принадлежало только представителям высшей знати.

    Путешествие Афанасия Никитина в Индию

    Весной 1468 года Никитин пожал плечами два корабля, чтобы начать торговлю на новых землях. Его маршрут пролегал через Волгу и Каспий, где дорогие русские меха особенно ценились на местных рынках.

    Но под Астраханью корабли почти полностью разграбили татары.Поднятые купцы не могли вернуться на родину, так как многие из них покупали товары для продажи в долг, а по возвращении домой их ждали из-за долга. У них не было ничего, как пройти свет в поисках лучшей доли.

    Лучшие 4 статьи, которые читают с этим

    Я взял курс на Юг и Никитин: повернув на Дербент, а после и до самой Персии, купец пошел в оживленный порт Ормуз, который был точкой пересечения многих торговых путей Востока.

    Рис. 2. Порт Ормуз.

    Путешественник узнал, что в Индии особенно высоки чистокровные жеребцы. На последние деньги он приобрел надежду, надеясь выгодно продать ее индийским купцам и разбогатеть. Так в 1471 году Никитин оказался в Индии, которая к тому времени уже была на картах, но все еще оставалась малоизученной страной.

    В течение трех последующих лет русский купец путешествовал по Индии. Скучаю по родине, заводит индийские товары и поехал обратно.Однако в одном из портов все его товары были арестованы. Забравшись в Феодосию, Афанасий Никитин снова съехал, но весной 1475 года скончался по дороге домой.

    Наследие Афанасия Никитина

    На протяжении всего путешествия Никитин делал путевые заметки, которые впоследствии составили его знаменитую книгу «Хозинг за три моря». Это было первое произведение в русской литературе, в котором подробно описывалось не само путешествие, а командировка, с яркими и живыми описаниями культуры, религии, экономического и политического устройства других стран.

    В своей книге Никитин подробно описал жизнь средневековой Индии. Его крайне удивил внешний вид индейцев: цвет их кожи, длинные косы, как у мужчин, так и у женщин, почти полное отсутствие одежды и при этом обилие украшений на руках и ногах. Однако сам путешественник был большим чудом — за «белым» человеком в Индии всегда следовала толпа ЗЕВАК.

    Рис. 3. Средневековая Индия.

    Произведение Никитина изобилует мусульманскими молитвами и арабско-персидской лексикой.Ученые неоднократно поднимали вопрос о том, что купец во время своего путешествия мог принять ислам на востоке. В этом случае, вернувшись на родину, можно было ожидать, что он ждал смены веры.

    Астраханская Индия Связь — Откройте Журнал

    Веками река Волга длиной 3530 километров, ласково называемая Матушка Волга (Мать Волга), играла ключевую роль в миграции людей с севера на юг и с востока на запад.Этой рекой, берущей начало на Валдайских холмах недалеко от Твери, пользовался русский купец Афанасий Никитин в 15 -х годах века, когда он отправился на юг к Каспийскому морю в путешествие, которое в конечном итоге привело его к преподобному Данде на побережье Махараштра и далее в южную Индию. Незадолго до того, как Волга впадает в Каспий, она делит пополам город, который долгое время был окном России к сокровищам востока — Астрахань.

    Индия может чувствовать себя намного ближе к этому городу, известному как самый южный форпост России, в летний день, когда температура регулярно поднимается до 30 градусов.В этом городе также отчетливо видно смешение различных этнических групп, которое отчасти имеет ярко выраженный западноазиатский колорит. Некоторые русские в Астрахани приписывают свои темно-карие глаза и черные волосы индейскому предку, о котором им рассказывали бабушка и дедушка. Веками крошечная община индийских торговцев жила в этой части России, которая была отделена от Индии только Персией.

    Двухэтажное здание на улице Володарского в самом центре Астрахани называется Индийским торговым подворьем. История этого индийского комплекса, перестроенного в классическом стиле в 1809 году, восходит к 17 90–900–901 годам, когда это было каменное сооружение, построенное с использованием индийских архитектурных элементов.Улица когда-то называлась Индейской улицей.

    «В 1625 году персы, армяне и индейцы построили… жилые помещения из армянского, персидского и индийского камня в азиатском стиле недалеко от Спасского монастыря», — написал Кирилл Васильев в книге « Ключаревские летописи », в которой ведется хроника истории человечества. Астрахань с 16 -го по 18 вв и была издана в 1887 году.

    Строительство нового здания в начале 19 -х годов века финансировал Сабра Мохандасов, богатый индийский купец, принявший российское подданство.

    Государственная поддержка и успех

    Индийская община приветствовалась российскими властями в 17-х годах века и состояла в основном из торговцев. Они стали влиятельными.

    В 1720 году астраханский губернатор Алексей Волын получил от российского сената указание об оказании помощи «восточным купцам», поселившимся в городе, и просил «проявить к ним доброту и доброжелательность», а также обеспечить их личное благополучие.

    Исторические записи также показывают, что Петр Великий встретил делегацию индийских купцов, которую возглавлял некий Анбу Рам.Затем царь издал указ, дававший индейцам право разрешать имущественные споры в соответствии с их собственными законами и обычаями.

    Астрахань в то время была небольшой заставой с населением около 10 000 человек. Индийская община, которая, возможно, насчитывала около 300 человек, вероятно, была продолжением индийских торговцев в Персии и частью более крупного созвездия, которое распространилось по Западной и Центральной Азии и было видно в таких городах, как Кандагар, Исфахан и Бухара, Стивен Фредерик Дейл. писал в Индийские купцы и евразийская торговля 1600-1750 .

    «Невозможно приписать относительный коммерческий успех индийских купцов, живущих в Астрахани, их уникальным или новаторским формам организации бизнеса, поскольку в этом отношении хатри и марвари, полупостоянно проживающие в городе, были абсолютно типичными для их русских. и нерусские аналоги », — написал Дейл. «Подобно этим связям, индейцы использовали родство, чтобы сформировать ядро ​​своего бизнеса». Подобно Сабре Мохандасову, многие индийцы до некоторой степени русифицировали свои имена. В книге Дейла упоминаются Таларам Алимчандов из Синда и Рамдас Джасуев из Мултана.

    До середины 18-х годов века члены общины платили только 12 рублей в год в качестве арендной платы за магазин в Индийском торговом комплексе и были освобождены от налогов и пошлин российскими властями.

    К началу 19 -х годов века около половины магазинчиков в Астрахани принадлежали индейцам. Они продавали шелк, хлопчатобумажные ткани, меха, медь, кожу, ковры, шерсть, драгоценные камни, фрукты, вино, ладан, золото и серебро. Трудолюбивые торговцы поставляли много товаров из Средней Азии.


    Рисунок Астрахани XVII века (Источник: «История России» Альфреда Рамбо)

    Также им удалось нанять агентов и закупить товары в Москве, Ярославле, Казани для экспорта в Индию.

    В

    российских исторических источниках также упоминается присутствие в Астрахани индийских рабочих и садху в то время. Тщательно хранимые архивы из Астрахани показывают, что в 1746 году в городе было 12 садху.

    Немецкий ботаник и географ Иоганн Готлиб Георгий написал об астраханских индейцах в своей книге, опубликованной в 1777 году под названием Описание всех людей, живущих в Российском государстве, и их бытовых обрядов, обычаев, одежды, жилища, вероисповедания и других памятных вещей.

    «Индейцы высокие и худощавые, их волосы и глаза черные, у них маленькие бородки, у них очень белые зубы, у них желтовато-бледный цвет лица и важная осанка», — писал Георгий. «В походке и действиях они демонстрируют важность, а их речь тихая, неторопливая и тщательно продуманная. Они честны, вежливы, терпеливы и осторожны ».

    Окно в Индию

    18 век Астрахань была смесью этносов и культур с русскими, выходцами из Средней Азии и татарами.Индейцы в то время еще считались экзотикой.

    Индийская улица была крупным торговым центром в Астрахани, по словам русского писателя Николая Непомнящего «Когда-то давно Индийская улица в Астрахани очаровывала местных жителей, погружая их в незнакомый мир, наполненный ароматом ладана и специй, шелка, золота, драгоценностей. камни », — написал он. Многие индийские мужчины женились на русских и татарках, которые носили дорогие сари и браслеты, делая их похожими на индийских женщин.

    «Были и армяне, и персы, но индейцы, создавшие свой микромир, свою маленькую Вселенную на чужбине, привлекли больше внимания, чем другие», — добавил Непомнящий.

    Александр Дигби, итальянский архитектор, живший в Астрахани в конце 18, -х годов века и спроектировавший многие здания в городе, проявил интерес к Индийскому торговому комплексу. Он писал, что помимо магазинов, здесь были сараи, кладовые, коровники, столовые, бани и индуистский храм. Индийское торговое сообщество почти полностью состоит из индуистов.

    Индо-татарские семьи

    Хотя индийская община не вмешивалась в местную политику, в конечном итоге она оказалась под перекрестным огнем мятежных казаков и властей Российской Империи.В 1670 году казаки под предводительством Степана Стеньки Разина восстали против царя за то, что тот заботился об интересах справедливой знати и высшего сословия в России. Восстание превратилось в крестьянское восстание против денежного класса во многих частях России.

    Повстанцы атаковали индийские магазины в Астрахани, но местным жителям удалось спасти жизнь торговцев. Пока в городе шли бои, многие индейцы переселились в татарские села.

    индейцев брали в брак с татарами с первых дней их заселения в Россию.Детей таких индо-татарских пар называли агрыжанскими татарами.

    Горстка индейцев занялась земледелием, и в записях упоминается некий Лачирам Гулабриев, который сообщил властям провинции, что четверо индейцев живут в татарских юртах и ​​являются законными гражданами Российской империи.

    К середине -х годов века агрянские татары слились с гилянскими и бухарскими татарами (потомками армян и персов). Они образовали общину под названием Татары Трех Дворов.Считается, что это сообщество просуществовало вплоть до 1960-х годов.

    Полная ассимиляция

    Новый русский торговый класс начал формироваться в Астрахани в -х годах века. Не имея возможности конкурировать с купцами из Персии, Армении и Индии, они начали жаловаться в провинциальную канцелярию, что иностранцы «сумасшедшие и причинили серьезное преступление во время аукциона», подрывая их.

    Начали просачиваться ограничения и предписания.На иностранных торговцев, желающих продавать какие-либо товары за пределами Астрахани, была введена пошлина, им также было запрещено покупать любые товары в любой другой части России. Хотя индийцам удалось обойти правила, используя агентов в других городах России, их бизнес начал постепенно падать.

    К началу 1820-х годов они потеряли свое привилегированное положение в Астрахани. Многие магазины были закрыты, а бывшие торговцы начали полностью ассимилироваться с местным населением. Торговый комплекс был окончательно закрыт в 1840 году.

    Когда британское правление прочно утвердилось в Индии, иммиграция в Астрахань полностью прекратилась.

    Исторические записи свидетельствуют о том, что ассимиляция индейцев в более широкое русское общество началось еще в первой половине 18, 90, 900, века. Среди первой группы из 26 учеников, поступивших в школу славяноведения, основанную в 1721 году в Александро-Невском монастыре в Санкт-Петербурге, был индиец. Школа, впоследствии ставшая Духовной академией св.В Петербурге нет сведений о том, как этот студент оказался в столице Российской Империи.

    Современные Астрахань и Индия

    Астрахань сегодня — это современный город с полумиллионным населением, в котором расположены здания хрущевской и брежневской эпох, а также современные шикарные жилые комплексы. Индийский торговый комплекс теперь представляет собой жилое здание с многочисленными пристройками, более или менее искажающими его внешний вид. По-другому выглядят внутренние веранды с арочными окнами, выходящими во двор, исчезло балконное пространство.Нижние помещения, служившие складскими помещениями, замурованы и превращены в квартиры. Благодаря посягательствам новостроек двор теперь намного меньше, чем раньше.

    Мемориальная доска с надписью Индийский торговый комплекс (Источник: Минкультуры России)

    Единственные индейцы, которых можно встретить в городе в 2020 году, — это студенты Астраханского государственного медицинского университета. Астраханская область — побратимский штат Гуджарат. Нарендра Моди дважды посетил город, когда был главным министром Гуджарата.За прошедшие годы российский регион и штат Индия подписали несколько меморандумов о взаимопонимании, но проекты с высоким потенциалом, такие как Международный транспортный коридор Север-Юг, стали заложником глобальной геополитической напряженности между США и Ираном. Тем не менее, Астрахань по-прежнему имеет потенциал стать крупным логистическим и торговым центром, соединяющим Индию с Россией и Европой, одновременно служа воротами для России в Южную Азию, по существу возрождая ту роль, которую она играла на протяжении почти трех столетий.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.