Плавание колумба: The First Voyage of Columbus

Первое плавание Колумба — Русская историческая библиотека

Содержание:

Договор Колумба с королевой Изабеллой

Начало первого плавания Колумба

Открытие Америки Колумбом

Возвращение Колумба из первого плавания

Приём Колумба в Испании

читайте также статьи Второе плавание Колумба, Колумб — краткая биография, Колумб, История открытия Америки и Плавание Магеллана

 

Христофор Колумб. Биография. История открытия Америки

 

Христофор Колумб имел непоколебимое убеждение, что можно доплыть до Восточной Азии и Индии, направляясь из Европы к западу. Оно основывалось не на темных, полубаснословных известиях об открытии Винландии норманнами, а на соображениях гениального ума Колумба. Теплое морское течение из Мексиканского залива к западному берегу Европы давало свидетельства того, что на западе существует большая земля. Португальский кормчий (шкипер) Винсенте поймал в море на высоте Азорских островов брусок дерева, на котором были вырезаны фигуры. Резьба была искусная, но видно было, что она сделана не железным, а каким-то другим резцом. Такой же кусок резного дерева видел Христофор Колумб у Педро Карреи, своего родственника по жене, бывшего правителем острова Порто-Санто. Король португальский Иоанн II показывал Колумбу принесенные западным морским течением куски тростника такого толстого и высокого, что в отрезках от одного узла до другого помещалось три азумбры (более половины ведра) воды. Они напомнили Колумбу слова Птолемея о громадной величине индийских растений. Жители островов Фаяля и Грасьозы рассказывали Колумбу, что море приносит к ним с запада сосновые деревья такой породы, какой нет в Европе и на их островах. Было несколько случаев, что западное течение приносило к берегам Азорских островов лодки с умершими людьми расы, какой не было ни в Европе, ни в Африке.

 

Портрет Христофора Колумба. Художник С. дель Пьомбо, 1519

 

Договор Колумба с королевой Изабеллой

Прожив некоторое время в Португалии, Колумб уехал из неё, чтобы предложить план о плавании в Индию западным маршрутом кастильскому правительству. Андалузский вельможа Луис де ла Серда, герцог Медина Сели, заинтересовался проектом Колумба, обещавшим громадные выгоды государству, и рекомендовал его королеве Изабелле. Она приняла Христофора Колумба на свою службу, назначила ему жалованье и передала его проект на рассмотрение саламанкскому университету. Комиссия, которой королева поручила окончательное решение дела, состояла почти исключительно из лиц духовного звания; влиятельнейшим человеком в ней был духовник Изабеллы, Фернандо Талавера. После долгих рассуждений она пришла к заключению, что основания проекта о плавании на запад слабы и что он вряд ли исполним. Но не все были этого мнения. Кардинал Мендоса, человек очень умный, и доминиканец Диего Деса, бывший впоследствии архиепископом севильским и великим инквизитором, стали покровителями Христофора Колумба; по их ходатайству Изабелла оставила его в своей службе.

В 1487 году Колумб жил в Кордове. Кажется, он поселился в этом городе собственно потому, что там жила донья Беатриса Энрикес Авана, с которой он имел связь. У неё родился от него сын Фернандо. Война с мусульманами Гранады поглощала все внимание Изабеллы. Колумб потерял надежду получить от королевы средства для плавания на запад и решил ехать во Францию, чтобы предложить свой проект французскому правительству. Он со своим сыном Диего приехал в Палос, чтобы плыть оттуда во Францию и остановился во францисканском монастыре Равиде. Живший тогда там монах Хуан Перес Марчена, духовник Изабеллы, разговорился с приезжим. Колумб стал рассказывать ему свой проект; он пригласил на свою беседу с Колумбом врача Гарсию Эрнандеса, знавшего астрономию и географию. Уверенность, с какою говорил Колумб, произвело сильное впечатление на Марчену и Эрнандеса. Марчена уговорил Колумба отложить отъезд и немедленно поехал в Санта Фе (в стан под Гранадой) переговорить с Изабеллой о проекте Христофора Колумба. Некоторые придворные поддержали Марчену.

Изабелла послала Колумбу денег и пригласила его приехать в Санта Фе. Он приехал незадолго до взятия Гранады. Изабелла, внимательно выслушала Колумба, красноречиво излагавшего ей свой план доплыть до восточной Азии западным путем и объяснявшего, какую славу приобретет она покорением богатых языческих земель и распространением в них христианства. Изабелла обещала снарядить для плавания Колумба эскадру, сказала, что если не найдется на это денег в казне, истощенной военными расходами, то она заложит свои бриллианты. Но когда дело дошло до определения условий договора, представились затруднения. Колумб требовал, чтобы ему были даны дворянство, сан адмирала, сан вице-короля всех земель и островов, которые он откроет в своём плавании, десятая часть доходов, какие будет получать с них правительство, чтоб ему принадлежало право назначения на некоторые должности там и были предоставлены некоторые торговые привилегии, чтобы власть, предоставляемая ему, оставалась наследственной в его потомстве. Кастильские сановники, которые вели переговоры с Христофором Колумбом, считали эти требования слишком большими, убеждали его уменьшить их; но он остался непреклонен. Переговоры были прерваны, и он снова собрался ехать во Францию. Государственный казначей Кастилии Луис де Сан Анхель горячо убеждал королеву согласиться на требования Колумба; некоторые другие придворные говорили ей в том же духе, и она согласилась. 17 апреля 1492 года был заключен в Санта Фе кастильским правительством с Христофором Колумбом договор на тех условиях, каких он требовал. Казна была истощена войной. Сан Анхель сказал, что он даст свои деньги на снаряжение трех кораблей, и Колумб поехал на андалузское приморье готовиться к своему первому плаванию в Америку.

 

Начало первого плавания Колумба

Небольшой портовый город Палос незадолго до этого навлек на себя гнев правительства, и за это на него была наложена обязанность содержать в течение года два корабля для государственной службы. Изабелла велела Палосу отдать эти корабли в распоряжение Христофора Колумба; третий корабль снарядил он сам на деньги, данные ему друзьями. В Палосе пользовалось большим влиянием семейство Пинсонов, занимавшееся морской торговлей. При содействии Пинсонов Колумб рассеял опасение моряков пуститься в далекое плавание на запад и набрал около ста хороших матросов. Через три месяца снаряжение эскадры было кончено, и 3 августа 1492 года из палосской гавани поплыли две каравеллы, «Пинта» и «Нинья», капитаном которых были Алонсо Пинсон и его брат Винсенте Яньес, и третий корабль несколько большей величины, «Санта-Мария», капитаном которого был сам Христофор Колумб.

Копия корабля Колумба «Санта-Мария»

Автор фото — Dietrich Bartel

 

Отплыв из Палоса, Колумб постоянно держался направления на запад под градусами широты Канарских островов. Путь по этим градусам был длиннее, чем по широтам более северным или более южным, но представлял ту выгоду, что ветер постоянно был попутный. Эскадра остановилась у одного из Азорских островов, чтобы починить повредившуюся «Пинту»; это заняло месяц. Потом первое плавание Колумба продолжилось дальше на запад. Чтобы не возбуждать беспокойства в матросах, Колумб скрывал от них истинную величину пройденного пути. В таблицах, которые показывал своим спутникам, он выставлял цифры меньшие действительных, а подлинные цифры отмечал только в своем журнале, которого не показывал никому. Погода была хорошая, ветер попутный; температура воздуха напоминала свежие и теплые утренние часы апрельских дней в Андалузии. Эскадра плыла 34 дня, не видя ничего, кроме моря и неба. Матросы начали тревожиться. Магнитная стрелка изменила свое направление, стала отклоняться от полюса дальше на запад, чем в недалеких от Европы и Африки частях моря. Это увеличивало боязнь матросов; казалось, что плавание ведет их в такие места, где господствуют неведомые им влияния. Колумб старался успокоить их, объясняя, что перемена в направлении магнитной стрелки создаётся изменением положения кораблей относительно полярной звезды.

Попутный восточный ветер нес корабли во второй половине сентября по спокойному морю, в некоторых местах покрытому зелеными морскими растениями. Неизменность в направлении ветра увеличивала тревогу матросов: они стали думать, что в тех местах никогда не бывает никакого другого ветра, и что им нельзя будет плыть обратным путем, но и эти опасения пропали, когда стали заметны сильные морские течения с юго-запада: они давали возможность возвратиться в Европу. Эскадра Христофора Колумба плыла по той части океана, которая стала впоследствии называться Травяным морем; эта сплошная растительная оболочка воды казалась признаком близости земли. Стая птиц, кружившаяся над кораблями, усилила надежду, что близка земля. Увидев 25 сентября при закате солнца облако на краю горизонта в северо-западном направлении, участники первого плавания Колумба приняли его за остров; но на следующее утро оказалось, что они ошиблись. У прежних историков есть рассказы, что матросы составили заговор с целью принудить Колумба к возвращению, что они даже угрожали его жизни, что они заставили его обещать повернуть назад, если в следующие три дня не покажется земля. Но теперь доказано, что эти рассказы – вымыслы, возникшие через несколько десятков лет после времени Христофора Колумба. Опасения матросов, очень естественные, были превращены фантазией следующего поколения в мятеж. Колумб успокаивал своих матросов обещаниями, угрозами, напоминаниями о власти, данной ему королевой, держал себя твердо и спокойно; этого было достаточно, чтобы матросы не выходили из повиновения ему. Он обещал пожизненную пенсию в 30 золотых монет тому, кто первый увидит землю. Поэтому матросы, находившиеся на марсах, несколько раз давали сигналы, что видна земля, и когда оказывалось, что сигналы были ошибочны, экипажами кораблей овладевало уныние. Чтобы прекратить эти разочарования, Колумб сказал, что кто даст ошибочный сигнал о земле на горизонте, теряет право получить пенсию, хотя бы после и действительно увидел первый землю.

 

Открытие Америки Колумбом

В начале октября усилились признаки близости земли. Стаи небольших пестрых птиц кружились над кораблями и летели на юго-запад; по воде плыли растения, явно не морские, а земные, но еще сохранившие свежесть, показывавшую, что они смыты волнами с земли недавно; были пойманы дощечка и украшенная резьбой палка. Мореплаватели взяли направление несколько на юг; воздух был ароматен, как весной в Андалузии. Ясной ночью 11 октября Колумб заметил вдали передвигающийся свет, потому велел матросам смотреть внимательно и обещал, кроме прежней награды, шелковый камзол тому, кто первый увидит землю. В 2 часа утра 12 октября матрос Пинты Хуан Родригес Вермехо, уроженец соседнего с Севильей местечка Молиноса, увидел при лунном свете очертание мыса и с радостным криком: «Земля! Земля!» бросился к пушке сделать сигнальный выстрел. Но потом награда за открытие была присуждена самому Колумбу, раньше того увидевшему свет. С рассветом корабли подплыли к берегу, и Христофор Колумб в алой одежде адмирала, с кастильским знаменем в руке, вышел на открытую им землю. Это был остров, который туземцы называли Гуанагани, а Колумб назвал во славу Спасителя Сан-Сальвадором (потом он назывался Уотлингом). Остров был покрыт прекрасными лугами и лесами, на нем были жители, нагие, темно-медного цвета; волосы у них были прямые, не вьющиеся; их тело было раскрашено в яркие цвета. Они встретили иноземцев робко, почтительно, вообразили, что это дети солнца, сошедшие с неба, и, ничего не понимая, смотрели и слушали церемонию, которой Колумб взял во владение кастильской короны их остров. Они отдавали дорогие вещи за бусы, бубенчики, фольгу. Так началось открытие Америки.

В следующие дни плавания Христофор Колумб открыл еще несколько мелких островов, принадлежащих к Багамскому архипелагу. Он назвал один из них островом Непорочного зачатия (Santa Maria de la Concepcion), другой Фернандиной (это нынешний остров Эхума), третий Изабеллой; дал и другим новые имена в этом роде. Он полагал, что открытый им в этом первом плавании архипелаг лежит перед восточным берегом Азии, что оттуда недалеко до Джипангу (Японии) и Катая (Китая), описанных Марко Поло и начерченных на карте Паоло Тосканелли. Он увел на свои корабли нескольких туземцев, чтоб они выучились испанскому языку и служили переводчиками. Отправившись дальше на юго-запад, Колумб 26 октября открыл большой остров Кубу, а 6 декабря – прекрасный остров, напоминавший своими лесами, горами и плодородными равнинами Андалузию. По этому сходству Колумб назвал его Эспаньолой (или, в латинской форме слова, Hispaniola). Туземцы называли его Гаити. Роскошная растительность Кубы и Гаити утвердила в испанцах убеждение, что это архипелаг соседний с Индией. О существовании великого континента Америки никто тогда не подозревал. Участники первого плавания Христофора Колумба восхищались прелестью лугов и лесов на этих островах, их превосходным климатом, яркими перьями и звонким пением птиц в лесах, ароматом трав и цветов, который был так силен, что ощущался далеко от берега; восхищались яркости звезд тропического неба.

Первое путешествие Христофора Колумба

Источник карты

 

Растительность островов находилась тогда, после осенних дождей, в полной свежести своего блеска. Колумб, одаренный живой любовью к природе, описывает в корабельном журнале своего первого плавания красоту островов и неба над ними с изящной простотой. Гумбольдт говорит: «В своем плавании вдоль берегов Кубы между мелкими островами Багамского архипелага и Хардинельской группы Христофор Колумб восхищался густотой лесов, в которых ветви деревьев сплелись так, что трудно разобрать, какие цветы принадлежат тому или другому дереву. Он восхищался роскошными лугами влажного прибрежья, розовыми фламинго, стоящими по берегам у рек; каждая новая земля кажется Колумбу еще прекраснее той, которая описана перед ней; он жалуется, что у него недостает слов передать наслаждение, испытываемое им». – Пешель говорит: «Очарованный своим успехом, Колумб воображает, что в этих лесах растут мастиковые деревья, что море изобилует жемчужными раковинами, что в песке рек много золота; ему видится осуществление всех рассказов о богатой Индии».

Но испанцы не нашли на открытых ими островах такого множества золота, дорогих камней и жемчуга, как желали. Туземцы носили на себе мелкие украшения, сделанные из золота, охотно меняли их на бусы и другие безделки. Но это золото не удовлетворяло жадности испанцев, а только разжигало в них надежду на близость земель, в которых много золота; они расспрашивали туземцев, приезжавших к их кораблям на челноках. Колумб обращался с этими дикарями приветливо; они перестали бояться иноземцев и на вопросы о золоте отвечали, что дальше на юг находится земля, в которой его много. Но в первом своем путешествии Христофор Колумб не достиг материка Америки; он не поплыл дальше Эспаньолы, жители которой приняли испанцев доверчиво. Важнейший из князьков их касик Гуаканагари выказывал Колумбу искреннюю дружбу и сыновнюю почтительность. Колумб счёл нужным прекратить плавание и возвратиться от берегов Кубы в Европу, потому что Алонсо Пинсон, начальник одной из каравелл, тайно уплыл от корабля адмирала. Он был человек гордый и вспыльчивый, тяготился своим подчинением Христофору Колумбу, хотел сам приобрести заслугу открытия земли, богатой золотом, и один воспользоваться её сокровищами. Его каравелла 20 ноября уплыла от корабля Колумба и уже не возвращалась. Колумб предположил, что он поплыл в Испанию, чтобы присвоить себе славу и награду за открытие.

Через месяц (24 декабря) корабль «Santa Maria» попал по неосторожности молодого кормчего на песчаную отмель и был разбит волнами. У Колумба оставалась только одна каравелла; он увидел себя в необходимости спешить возвращением в Испанию. Касик и все жители Эспаньолы выказывали самое дружеское расположение к испанцам, старались делать для них все, что могли. Но Колумб боялся, что его единственный корабль может разбиться у незнакомых берегов, и не решился продолжать открытий. Он решил оставить на Эспаньоле часть своих спутников, чтоб они продолжали приобретать у туземцев золото за нравившиеся дикарям безделки. При помощи туземцев участники первого плавания Колумба построили из обломков разбившегося корабля укрепление, обвели его рвом, перенесли в него часть съестных припасов, поставили там несколько пушек; матросы наперебой один перед другим вызывались остаться в этом укреплении. Колумб выбрал из них 40 человек, между которыми было несколько плотников и других мастеровых, и оставил их в Эспаньоле под начальством Диего Араны, Педро Гутьерреса и Родриго Эсковедо. Укрепление было названо в честь праздника Рождества La Navidad.

Перед отплытием Христофора Колумба в Европу возвратился к нему Алонсо Пинсон. Уплыв от Колумба, он направился дальше вдоль берега Эспаньолы, вышел на землю, получил от туземцев в обмен за безделки несколько кусков золота толщиной в два пальца, ходил вглубь страны, услышал об острове Ямайе (Ямайке), на котором много золота и от которого в десять дней можно доплыть до большой земли, где живут люди, носящие одежду. Пинсон имел в Испании сильное родство и могущественных друзей, потому Колумб скрыл свое неудовольствие на него, сделал вид, что верит выдумкам, которыми объясняет он свой поступок. Вместе они поплыли вдоль берега Эспаньолы и в Саманском заливе нашли воинственное племя Сигуайо, которое вступило в сражение с ними. Это было первое враждебное столкновение испанцев с туземцами. От берегов Эспаньолы, Колумб и Пинсон 16 января 1493 г. поплыли в Европу.

 

Возвращение Колумба из первого плавания

На обратном пути из первого плавания счастье было менее благоприятно Христофору Колумбу и его спутникам, чем на пути в Америку. В половине февраля они подверглись сильной буре, которую с трудом могли выдержать их корабли, уже и так довольно сильно поврежденные. «Пинта» была унесена бурей к северу. Колумб и другие путешественники, плывшие на «Нинье», потеряли ее из виду. Колумб чувствовал большую тревогу при мысли о том, что «Пинта» утонула; его корабль тоже легко мог погибнуть, и в таком случае не дошло бы до Европы сведений о его открытиях. Он дал Богу обещание, что если его корабль уцелеет, то будут совершены поездки на богомолье в три знаменитейших испанских святых места. Он и его спутники бросили жребий, кто из них поедет в эти святые места. Из трех поездок две выпали на долю самого Христофора Колумба; издержки третьей он принял на себя. Буря все еще продолжалась, и Колумб придумал средство для того, чтобы сведения о его открытии достигли Европы в случае гибели «Ниньи». Он написал на пергаменте краткий рассказ о своем плавании и о найденных им землях, свернул пергамент, покрыл его восковой оболочкой для защиты от воды, положил пакет в бочонок, сделал на бочонке надпись, что, кто найдет его и доставит королеве кастильской, получит 1000 дукатов награды, и бросил его в море.

Через несколько дней, когда буря прекратилась, и море успокоилось, матрос увидел с марса грот-мачты землю; радость Колумба и его спутников была так же велика, как при открытии ранее во время плавания первого острова на западе. Но никто, кроме Колумба не мог разгадать, какой именно берег перед ними. Только он правильно вел наблюдения и вычисления; все другие спутались в них, отчасти потому, что он преднамеренно вводил их в ошибки, желая один иметь сведения, нужные для второго плавания в Америку. Он понял, что земля перед кораблем – один из Азорских островов. Но волны были еще так велики и ветер так силен, что каравелла Христофора Колумба три дня крейсировала в виду земли, прежде чем могла пристать к Santa Maria (самому южному острову Азорского архипелага).

Испанцы вышли на берег 17 февраля 1493. Владевшие Азорскими островами португальцы встретили их недружелюбно. Кастанжеда, правитель острова, человек коварный, хотел захватить Колумба и его корабль по опасению, что эти испанцы – соперники португальцев в торговле с Гвинеей, или по желанию выведать о сделанных ими в плавании открытиях, Колумб послал половину своих матросов в капеллу благодарить Бога за спасение от бури. Португальцы арестовали их; они хотели потом овладеть кораблем, но это не удалось, потому что Колумб соблюдал осторожность. Потерпев неудачу, португальский правитель острова отпустил арестованных, извиняя свои неприязненные поступки тем, что не знал, действительно ли корабль Колумба находится на службе королевы кастильской. Колумб поплыл в Испанию; но у португальского берега подвергся новой буре; она была очень опасна. Колумб и его спутники дали обещание четвертого пилигримства; по жребию оно выпало на долю самого Колумба. Жители Каскаэса, видевшие с берега опасность, в какой находится корабль, пошли в церковь молиться о его спасении. Наконец 4 марта 1493 корабль Христофора Колумба достиг Синтрского мыса и вошел в устье реки Тахо. Моряки Белемской гавани, к которой пристал Колумб, сказали, что его спасение – чудо, что на памяти людей еще не бывало такой сильной бури, что она потопила 25 больших торговых кораблей, плывших из Фландрии.

Счастье благоприятствовало в первом плавании Христофору Колумбу, избавляло его от опасностей. Они угрожали ему в Португалии. Её король Иоанн II завидовал удивительному открытию, затмевавшему все открытия португальцев и, как тогда казалось, отнимавшему у них выгоды торговли с Индией, которых они хотели достичь благодаря открытию Васко да Гамой пути туда вокруг Африки. Король принял Колумба в своем западном дворце Вальпараисо, выслушал его рассказ об открытиях. Некоторые вельможи хотели раздражить Колумба, вызвать его на какую-нибудь дерзость и, воспользовавшись ей, убить. Но Иоанн II отверг эту постыдную мысль, и Колумб остался жив. Иоанн проявил уважение к нему и позаботился об обеспечении ему безопасности на обратном пути. 15 марта Христофор Колумб приплыл в Палос; жители города встретили его с восторгом. Его первое плавание продолжалось семь с половиной месяцев.

Вечером в тот же день приплыл в Палос и Алонсо Пинсон. Он выходил на берег в Галисии, послал уведомление о своих открытиях Изабелле и Фердинанду, находившимся тогда в Барселоне, просил у них аудиенции. Они отвечали, чтоб он явился к ним в свите Колумба. Эта немилость королевы и короля огорчила его; опечалила его и холодность, с какой он был принят в своем родном городе Палосе. Он горевал так сильно, что через несколько недель умер. Своим коварством по отношению к Колумбу он навлек на себя презрение, так что современники не хотели ценить услуг, оказанных им делу открытия Нового Света. Только потомки отдали справедливость его отважному участию в первом плавании Христофора Колумба.

 

Приём Колумба в Испании

В Севилье Колумб получил от королевы и короля Испании приглашение приехать к ним в Барселону; он поехал, взяв с собой нескольких дикарей, привезенных с открытых в плавании островов, и продукты, найденные там. Народ собрался огромной толпой видеть его въезд в Барселону. Королева Изабелла и король Фердинанд приняли его с такими почестями, какие оказывались только самым знатным людям. Король встретил Колумба на площади, посадил рядом с собой и потом несколько раз ездил рядом с ним верхом по городу. Знатнейшие испанские вельможи давали пиры в честь Колумба и, как говорят, на празднике, данном в честь его кардиналом Мендосой, произошел знаменитый анекдот с «колумбовым яйцом».

Колумб перед королями Фердинандом и Изабеллой. Картина Э. Лойце, 1843

 

Христофор Колумб держал себя с достоинством и скромностью, рассказывал о своем плавании и открытиях просто и вместе с тем красноречиво. Благородство его характера производило сильное впечатление на всех видевших и слушавших его. Испанцам открывалась великая будущность. Королева, женщина набожная, была более всего занята той мыслью, что приобретет заслугу перед Богом распространением веры Христа на новые земли. Люди менее набожные думали о выгодах, какие даст Испании торговля с землями, богатыми золотом; ученые радовались расширению человеческих знаний. Рассказы Христофора Колумба и привезенные им продукты возбуждали фантазию испанцев до такой степени, что новые земли воображались им райскими. Вид туземцев, привезенных Колумбом из первого плавания, подтверждал эту мысль. «Они ходят нагие, не имеют ни денег, ни законов, ни судей, пользуются полной свободой, довольствуются дарами природы. Нет у них ни споров об имуществе, ни забот о будущем. Они живут в золотом веке», – писал о людях американских островов итальянец Пьетро Мартир, друг Колумба, находившийся на службе Изабеллы. Мечты о райском состоянии американских дикарей рассеялись, когда европейцы ближе познакомились с их бытом. Но в первое время рассказы Христофора Колумба действительно могли возбудить в ученых мысли подобные тем, какие возникли у Руссо по рассказам современных ему мореплавателей об островах Тихого океана. [См. также статью Индейцы во времена Колумба]

Колумб оставался в твердом убеждении, что острова, открытые им во время плавания, лежат у восточного берега Азии, неподалеку от богатых земель Джипангу и Катая; почти все разделяли его мнение; лишь немногие сомневались в его основательности.

 

Продолжение — см. в статье Второе плавание Колумба.

 

Христофор Колумб: плавания к «Индиям»

Во второй половине XV в. в Западной Европе отмечается рост крупных городов, развивается торговля. Всеобщим средством обмена становятся деньги, потребность в которых резко увеличивается. Поэтому сильно вырос спрос на золото, что усилило стремление к «Индиям» — родине пряностей, где, казалось, и золота очень много. Но в то же время для западноевропейцев в результате турецких завоеваний становилось все труднее пользоваться старыми восточными сухопутными и морскими путями к «Индиям». Поисками южных морских маршрутов тогда занималась только Португалия. Для прочих атлантических стран к концу XV в. оставалась открытой только дорога на запад через неведомый океан.

Мысль о пути на запад через океан появилась в Европе эпохи Возрождения в связи с распространением среди сравнительно широкого круга заинтересованных лиц античного учения о шарообразности Земли, а дальние плавания стали возможны благодаря достигнутым во второй половине XV в. успехам в кораблестроении и навигации. То обстоятельство, что именно Испания первая выслала в 1492 г. на запад маленькую флотилию Христофора Колумба, объясняется условиями, которые сложились в этой стране к концу XV в. Одним из них было усиление испанской королевской власти, ранее ограниченной. Перелом наметился в 1469 г., когда королева Кастилии Изабелла вышла замуж за наследника арагонского престола Фердинанда. Через 10 лет он стал королем Арагона. Так в 1479 г. произошло объединение самых крупных пиренейских государств, и возникла единая Испания. Искусная политика укрепила королевскую власть. С помощью городской буржуазии венценосная чета обуздала непокорное дворянство и крупных феодалов. Создав в 1480 — 1485 гг. инквизицию, короли превратили церковь в самое страшное орудие абсолютизма. Недолго могло устоять под их натиском последнее мусульманское пиренейское государство — Гранадский эмират. В начале 1492 г. Гранада пала и «Объединенная Испания» вышла на мировую арену.

Заокеанская экспансия была в интересах, как самой королевской власти, так и ее союзников — городской буржуазии и церкви. Буржуазия стремилась расширить источники первоначального накопления; церковь — распространить свое влияние на языческие страны. Военную силу для завоевания «языческих Индий» могло дать испанское дворянство. Это было и в его интересах, и в интересах абсолютистской королевской власти и городской буржуазии. Завоевание Гранады положило конец почти беспрерывной войне с маврами в самой Испании, войне, бывшей ремеслом для многих тысяч идальго. Теперь они сидели без дела и стали еще более опасны для монархии и городов, чем в последние годы, когда королям в союзе с горожанами пришлось вести упорную борьбу против разбойничьих дворянских шаек. Требовалось найти выход для накопившейся энергии идальго. Выходом стала заокеанская экспансия.

Королевская казна, особенно кастильская, постоянно пустовала, а заокеанские экспедиции в Азию сулили сказочные доходы. Идальго мечтали о земельных владениях за океаном, но еще более — о золоте и драгоценностях «Китая» и «Индии», так как большинство дворян было в долгу, как в шелку. Стремление к наживе сочеталось с религиозным фанатизмом — следствием многовековой борьбы христиан против мусульман. С потрясающей силой охарактеризовал конкистадоров современник Колумба, епископ Бартоломе Лас Касас: «Они шли с крестом в руке и с ненасытной жаждой золота в сердце». «Католические короли» ревностно защищали интересы церкви лишь тогда, когда они совпадали с их личными. Колумб в этом случае не отличался от королей.

Свой проект Колумб не раз предлагал монархам: португальскому королю Жуану II, кастильской королеве Изабелле. Но комиссии, рассматривавшие его проект, давали отрицательные заключения. Но как только он сблизился с испанским монархом, это дало результат и привело к победе. 30 апреля 1491 г. король и королева официально подтвердили пожалование Колумбу и его наследникам титула «дон» и, в случае удачи, титулов адмирала, вице-короля и губернатора.

Колумбу предоставили два корабля. Он снарядил третье судно. Команда флотилии состояла из 90 человек. Колумб поднял адмиральский флаг на «Санта-Марии», самом крупном корабле флотилии. Состав экипажа был подобран только с целью завязать торговые сношения с нехристианским (возможно, мусульманским) государством, а не для завоевания большой страны; не исключалась, однако, возможность «приобретения» отдельных островов.

Король и королева стремились наладить торговую связь с «Индиями» — именно это и было основной целью первой экспедиции. Когда Колумб, вернувшись в Испанию, сообщил, что открыл на западе «Индии» и привез оттуда туземцев, он верил, что побывал там, куда его направляли и куда хотел попасть, сделал то, что обещал. Этим объясняется немедленная организация другой, на этот раз большой экспедиции. 3 августа 1492 г. Колумб вывел корабли из гавани Палоса — портового городка на побережье Кадисского залива. У Канарских островов обнаружилось, что «Пинта» дала течь. Из-за ее ремонта только в сентябре 1492 г. флотилия отошла от острова Гомеры. Первые три дня был почти полный штиль. Затем попутный ветер повлек корабли на запад, и так быстро, что моряки вскоре потеряли из виду остров Иерро. Колумб понимал, что тревога моряков будет расти по мере удаления от родины, и решил показывать в судовом журнале и объявлять экипажу преуменьшенные данные о пройденных расстояниях, верные же заносить в свой дневник. Уже 10 сентября в нем отмечено, что за сутки пройдено 60 лиг (около 360 км), а исчислено 48, «чтобы не наводить на людей страх». В начале октября матросы и офицеры все настойчивее требовали переменить курс: до этого Колумб неуклонно стремился прямо на запад. Наконец 7 октября он уступил, вероятно, опасаясь мятежа, и повернул на запад-юго-запад. Прошло еще три дня, и «люди теперь уже не могли больше терпеть, жалуясь на долгое плавание». Адмирал немного успокоил матросов, убедив их, что они близки к цели, и напомнил, как далеки от родины. Он уговаривал одних и обещал награды другим. 11 октября все свидетельствовало о близости земли. Сильное возбуждение охватило моряков. В 2 часа пополуночи 12 октября 1492 г. матрос «Пинты» вдали увидел землю. Утром открылась земля. Первый переход через Атлантический океан в субтропической зоне от Гомеры к этому острову длился 33 дня. С кораблей спустили лодки. Колумб с нотариусом и королевским контролером высадился на берег, водрузил там кастильское знамя, формально вступил во владение островом и составил об этом нотариальный акт. Индейцы называли свой остров Гуанахани, адмирал дал ему христианское имя — Сан-Сальвадор, которое закрепилось за одним из Багамских островов.

От индейцев моряки услышали о южном острове Куба, который, по их словам, очень велик и ведет большую торговлю. 28 октября Колумб «вступил в устье… очень красивой реки» (гавань Бариэй на северо-востоке Кубы). По жестам жителей Колумб понял, что эту землю нельзя обойти на судне даже за 20 дней. В этой стране никто не понимал «даже» арабского языка. Удалившись немного от моря, испанцы нашли окруженные возделанными полями селения с большими, вмешавшими сотни людей, домами, построенными из ветвей и тростника. Только одно растение оказалось знакомо европейцам — хлопчатник. Мужчины и женщины, встречавшие пришельцев, «шли с головнями в руках и с травой, употребляемой для курения». Так европейцы впервые увидели, как курят табак, а незнакомые культурные растения оказались маисом (кукурузой), картофелем и табаком.

Корабли снова нуждались в ремонте, дальнейшее плавание на запад казалось бесцельным: Колумб думал, что достиг самой бедной части Китая, зато к востоку должна была лежать богатейшая Япония, и он повернул обратно. Испанцы бросили якорь в соседней с Бариэй бухтой Хибара, где простояли 12 дней. Во время стоянки адмирал узнал об острове Бабеке (Большой Инагуа), где люди «собирают золото прямо по побережью», и 13 ноября двинулся на восток на поиски. 6 декабря подошел к земле, о которой уже собрал сведения от кубинцев как о богатом большом острове. Это был остров Гаити; Колумб назвал его Эспаньола: там вдоль берега «тянутся прекраснейшие… долины, весьма похожие на земли Кастилии, но во многом их превосходящие». Продвигаясь вдоль северного берега Гаити, он по пути открыл остров Тортю («Черепаха»). 25 декабря из-за небрежности вахтенного моряка «Санта-Мария» села на рифы. С помощью индейцев удалось снять с судна ценный груз, пушки и припасы. На маленькой «Нинье» весь экипаж разместиться не мог, и Колумб решил часть людей оставить на острове. Это была первая попытка европейцев обосноваться в Центральной Америке. 4 января 1493 г. адмирал вышел в море и через два дня встретил у северного берега Эспаньолы «Пинту», но 12 февраля поднялась буря, а в ночь на 14 февраля «Нинья» потеряла из виду «Пинту» вновь. С восходом солнца ветер усилился, и волнение на море стало еще более грозным. Никто не думал, что удастся избежать неминуемой гибели. На рассвете 15 февраля, когда ветер немного стих, моряки увидели землю, и Колумб правильно определил, что находится у Азорских островов. Через три дня «Нинье» удалось подойти к одному из островов — Санта-Марии. 24 февраля, оставив Азорские острова, «Нинья» снова попала в бурю, пригнавшую корабль к португальскому берегу недалеко от Лиссабона. 15 марта 1493 г. адмирал привел «Нинью» в Палое, в тот же день туда прибыла «Пинта». Колумб привез в Испанию весть об открытых им на западе землях, немного золота, несколько невиданных еще в Европе островитян, которых стали называть индейцами, странные растения, плоды и перья диковинных птиц.

Фердинанд и Изабелла подтвердили все права и преимущества, обещанные генуэзцу в 1492 г. И в 1493 г. снарядили новую флотилию из 17 судов, в том числе три больших корабля. На самом большом, «Мария-Таланте», Колумб поднял адмиральский флаг. На корабли были погружены лошади и ослы, крупный рогатый скот и свиньи, виноградные  лозы разных сортов, семена различных сельскохозяйственных культур: никто не видел у индейцев ни скота, ни европейских культурных растений, а на Эспаньоле предполагалось организовать колонию. На Канарских островах взяли сахарный тростник и, по примеру португальцев, огромных собак, специально приученных к охоте за людьми.

От Канарских островов Колумб взял курс на юго-запад. Адмирал поймал попутный ветер — северо-восточный пассат и пересек океан в 20 дней. Этим путем стали пользоваться суда, идущие из Европы в «Западную Индию». 3 ноября показался гористый, покрытый лесом остров. Открытие произошло в воскресенье (по-испански — «доминика»), и Колумб так его и назвал. Удобной гавани там не оказалось, и Колумб повернул на север, где заметил малый низменный остров, на который и высадился. Недалеко были видны другие острова. 4 ноября Колумб направился к наибольшему из них, названному Гваделупой. От Гваделупы Колумб двинулся на северо-запад, открывая один остров за другим. Утром 15 ноября на севере открылась «земля, состоящая из сорока, а то и более островков, гористая и в большей своей части бесплодная». Колумб назвал этот архипелаг «Островами одиннадцати тысяч дев». С этого времени они и называются Виргинскими. За три дня малые суда флотилии обошли северные острова архипелага, а большие суда — южные. Они соединились у острова Вьекес, к западу от которого открылась большая земля.

Не доходя до форта Навидад, матросы высадились на берег Эспаньолы набрать воды и нашли четыре разложившихся трупа с веревками на шее и на ногах. Один из мертвецов был бородатым, следовательно, европейцем. К форту флотилия подошла ночью 27 ноября. Колумб построил город к востоку от сожженного форта и назвал его Изабеллой (январь 1494 г.). Там появился новый враг — желтая лихорадка: большая часть людей была поражена недугом. На разведку внутрь страны адмирал отправил небольшой отряд под командой Алонсо Охеды. Через несколько дней он вернулся с известием, что внутренние части острова густо населены мирными индейцами и что там есть богатые золотые россыпи. В поисках золота 12 — 29 марта Колумб совершил поход внутрь острова Гаити, причем перевалил хребет Кордильера-Сентраль (до 3175 м, высшая точка Антильских островов). В Изабелле его ожидало неприятное известие: большая часть съестных припасов испортилась из-за влажной тропической жары. Надвигался голод, и адмирал решил оставить на Эспаньоле только пять кораблей и около 500 человек. Остальных на 12 кораблях он отправил в Испанию с «Памятной запиской» для передачи королю и королеве. Колумб сообщал своим патронам, что нашел месторождения золота, сильно преувеличивая их запасы, а также «признаки и следы всевозможных пряностей».

Оставив гарнизон в Изабелле под начальством младшего брата Диего, адмирал 24 апреля 1494 г. повел три небольших корабля на запад «открывать материковую землю Индий». Обогнув мыс Кемадо, он двинулся вдоль юго-восточного побережья Кубы. Общая длина открытого им южного кубинского побережья составила около 1700 км. К счастью, 19 августа установилась хорошая погода, и 20 августа Колумб пересек пролив Ямайка и подошел к юго-западному выступу Эспаньолы. 40 дней он обследовал побережье этого острова, еще не посещенное испанцами, и только 29 сентября вернулся в город Изабеллу, истомленный и тяжелобольной. Доходы от покоренных земель оказались незначительными по сравнению с издержками экспедиции — и короли нарушили договор с Колумбом. В 1495 г. был издан указ, разрешающий всем кастильским подданным переселяться на новые земли, если они будут вносить в казну две трети добытого золота; правительство же обязывалось только снабжать переселенцев съестными припасами на год. Тем же указом разрешалось любому предпринимателю снаряжать корабли для новых открытий на западе и для добычи золота (за исключением Эспаньолы). Встревоженный Колумб 11 июня 1496 г. прибыл в Испанию лично отстаивать свои права. Он привез документ о том, что достиг азиатского материка, за который он принимал, или делал вид, что принимает, остров Кубу. Он утверждал, что нашел в центре Эспаньолы чудесную страну Офир, откуда библейский царь Соломон получал золото. Он снова очаровал королеву речами и добился обещания, что никто, помимо него и его сыновей, не получит разрешения на открытие земель на западе. Но вольные переселенцы стоили казне очень дорого, тогда Колумб предложил населить свой «земной рай» уголовными преступниками — ради дешевизны. И по королевскому указу испанские суды начали ссылать преступников на Эспаньолу, сокращая им наполовину срок наказания.

С величайшим трудом Колумбу удалось добыть средства на снаряжение третьей экспедиции, далеко не такой внушительной, как вторая, — шесть небольших кораблей, около 300 человек команды. Мало нашлось в Испании охотников добровольно отправиться в «Западную Индию» с адмиралом-«неудачником». И Колумб попросил королей открыть двери тюрем для вербовки среди преступников недостающих колонистов.

Флотилия, возглавляемая Колумбом, вышла из устья Гвадалквивира 30 мая 1498 г. Не понимая, почему до сих пор он не встречал в своей «Индии» огромных природных богатств, Колумб посоветовался с ученым-ювелиром и по его указанию решил держаться ближе к экватору. У острова Иерро адмирал разделил флотилию: три корабля он послал прямо к Эспаньоле, три других повел к Островам Зеленого Мыса. Оттуда он взял курс на юго-запад, «намереваясь достичь линии экватора и далее следовать к западу, до тех пор пока остров Эспаньола не останется к северу». 13 июля, по определению адмирала, корабли достигли 5° с. ш. (в действительности — 9°30′ с. ш.). «Здесь ветер стих и начался такой великий зной, — писал Колумб королям, — что мне казалось — сгорят и корабли, и люди на них». Штиль продолжался более недели — 22 июля подул попутный ветер, и адмирал решил «следовать все время на запад на линии Сьерра-Леоне», пока не откроется земля. «31 июля матрос с мачты адмиральского корабля увидел на западе землю… (похожую) на три скирды или три холма». Это был большой остров, и Колумб дал ему имя Тринидад («Троица»).¦

При попутном ветре суда прошли пролив Бока-де-ла-Сьерпе («Пасть змеи»). К северу от него воды были спокойны. Случайно зачерпнув воду, Колумб нашел, что она пресная. Он плыл на север, пока не дошел до высокой горы (Патао — 1010 м) на востоке гористого полуострова Пария, отделяющего залив Пария от Карибского моря. Чем дальше на запад шел Колумб вдоль южного берега Земли Грасия (полуострова Пария), тем все более пресной становилась вода. На побережье росло много незнакомых испанцам фруктовых деревьев, на их ветвях резвилась масса обезьян. Испанцев удивляли мангровые заросли, поднимавшиеся «прямо» из моря. Там, где полуостров расширяется, а горы отступают к северу, суда бросили якорь.

Высадившихся испанцев индейцы приняли очень радушно. Адмирал полагал, что Грасия — остров, но напрасно искал выхода из залива в западном направлении, следуя вдоль его берегов. А море стало уже опасно мелким. И адмирал направил самое маленькое из своих трех судов — каравеллу «Коррес» — дальше на запад; там оказался тупик. Тогда испанцы пошли на юго-восток вдоль берега, мимо трех бухт «средней величины» — устья рек Рио-Гранде, Гуанип и Сан-Хуан — и достигли четвертой бухты, в которую впадала огромная река. Глубина в реке была пять локтей, вода пресная, и текла она в огромном количестве». Судя по описанию, они открыли западный рукав дельты Ориноко. Так разъяснились те странные явления, которые наблюдал адмирал, — водовороты в проливах от встречи морских течений с потоками речной воды, пресная вода в заливе. Зато возникло другое тяжелое недоумение: где и как могла образоваться такая могучая река? Болезнь и порча припасов не позволяла Колумбу оставаться дольше у берегов этой странной земли, которую он сначала окрестил «Грасия», а потом изменил название на «Земля Пария». Адмирал решил скорее добраться до Санто-Доминго. Воспользовавшись попутным ветром, 12 августа он благополучно вывел свои суда через «Пасти Дракона» в открытое море.

Совершив первое пересечение Карибского моря, адмирал прибыл 20 августа 1498 г. на Эспаньолу и застал там полный развал. Идальго отказались признавать власть начальников, назначенных Колумбом. Королевская казна продолжала получать ничтожные доходы от новой колонии. А в это время португалец Васко да Гама открыл морской путь в подлинную Индию (1498), завязал с нею торговлю и вернулся на родину с грузом пряностей (1499). Земли, открытые Колумбом, — теперь это было уже очевидно, — не имели ничего общего с богатой Индией. Сам Колумб казался болтуном и обманщиком. На него посылались новые доносы, обвинения в утайке королевских доходов. В 1499 г. короли отменили монополию Колумба на открытие новых земель, чем немедленно воспользовалась часть его спутников, ставших соперниками. В 1500 г. на Эспаньолу был отправлен с неограниченными полномочиями Франсиско Бовадилья. Адмирал должен был сдать ему все крепости, корабли, лошадей, оружие и запасы. Бовадилья захватил в руки всю власть, поселился в доме Колумба, завладел его вещами и документами, деньгами, выплатил всем колонистам задержанное жалованье. Он стал всеобщим любимцем, когда разрешил каждому испанцу добывать золото в течение 20 лет с уплатой в казну лишь седьмой части добычи (вместо прежней трети). Он арестовал адмирала, его братьев — Бартоломе и Диего — и заковал их в кандалы.

После двухмесячного следствия Бовадилья пришел к заключению, что Колумб был человек «жестокосердный и неспособный управлять страной», и отправил трех братьев в кандалах в Испанию. В октябре 1500 г. корабль вошел в гавань Кадиса. Однако заинтересованные влиятельные финансисты сумели «мобилизовать общественное мнение» в пользу разжалованного и униженного адмирала. Короли приказали освободить Колумба, письменно выразили ему свое сочувствие, обещали восстановить в правах, но не выполнили этого.

Во время четвертого плавания Колумб открыл материк к югу от Кубы, т. е. берег Центральной Америки на протяжении около 2200 км, и доказал, что огромный барьер отделяет в тропиках Атлантический океан от Южного моря, о котором он слышал от индейцев. Он первый поведал о народах высокой культуры, живущих у Южного моря и где-то на западе от Ямайки. И, наконец, он дважды пересек Карибское море в западной полосе, еще не посещенной европейцами.

30 июля 1502 г. у северного берега Гондураса испанцы открыли островок Бонака (Гуанаха). Вдали на юге виднелись горы. Колумб решил, что там — материк, и на этот раз не ошибся. У жителей островов не было ничего ценного. Они казались дикарями. Колумб не придал большого значения этой встрече с представителями из другого культурного мира — из страны народа майя, живущего на полуострове Юкатан. Но у индейцев в пироге не было золота и драгоценностей, а когда им показали золотые предметы, они протягивали руку на юг. На юг мечты влекли и Колумба: именно там он рассчитывал открыть проход в моря, омывающие подлинную Индию.

Колумб двигался вдоль берега к востоку против сильного ветра и течения. Корабли давали течь, снасти и паруса были изорваны. Экипаж выбился из сил, а якорной стоянки из-за довольно больших глубин обнаружить не удалось. Позднее Колумб писал: «Болезнь сына, который находился со мной, терзала мою душу… Я тяжело захворал и не раз был близок к смерти». За 40 дней суда продвинулись от мыса Кашинас всего лишь на 350 км к востоку. 14 сентября за мысом берег круто повернул прямо на юг. Ветер дул благоприятный, течение стало попутным. И Колумб назвал этот мыс Грасьяс-а-Дьос («Слава Богу»). На юге тянулось плоское и низменное побережье с широкими речными устьями и большими лагунами. Теперь суда шли вдоль Москитового берега Никарагуа гораздо быстрее: за две недели -около 500 км. Там, где взморье повернуло на юго-восток, 25 сентября они стали на якорь. Для исследования местности адмирал направил вооруженный отряд, вскоре вернувшийся с сообщением о большом количестве обезьян, «оленей» (очевидно, тапиров), смешных индюшкоподобных птиц и крупных кошек — первое указание на ягуаров. Индейцы часто подходили к кораблям; моряки видели у них золотые пластинки и другие украшения из золота и получали иногда их в обмен на безделушки. Колумб назвал этот берег «Золотым»; более позднее название — Коста-Рика.

5 октября 1502 г. он двинулся дальше на юго-восток и к вечеру решил, что нашел желанный пролив, а это был всего лишь канал, ведущий в небольшой залив; за ним испанцы обнаружили другой залив — лагуну Чирики и 10 дней простояли там. От индейцев страны Верагуа (Панама) адмирал узнал, что находится на берегу узкой полосы земли между двумя морями, но путь к Южному морю преграждают высокие горы. 17 октября флотилия направилась далее к юго-востоку, но вскоре берег начал отклоняться к северо-востоку: Колумб открыл залив Москитос; здесь испанцы обменяли три бубенчика на 17 золотых кружков. Ветер и мощное встречное течение сильно мешали дальнейшему продвижению на восток. От непрерывных дождей суда начали гнить, они были попорчены червоточиной и сильно потрепаны бурями. Колумб в конце ноября повернул обратно.

5 декабря он бросил якорь в Портобело, но вскоре оставил и это пристанище: Рождество и Новый, 1503 год испанцы встретили в бухте, ставшей более чем через 400 лет северным входом в Панамский канал. Возможность совершить великое открытие была пропущена. От Тихого океана его отделяли всего 65 км. На этой стоянке флотилия не задержалась надолго — в поиске пункта для отдыха команды и ремонта обветшалых судов Колумб прошел еще дальше к юго-западу и 6 января 1503 г. бросил якорь в устье реки, в гавани, названной им Белен (Вифлеем). Простояв в Белене почти 3,5 месяца и потеряв одно судно, 16 апреля 1503 г. Колумб вышел в море и двинулся на восток. 1 мая испанцы достигли мыса Тибурон.

Убедившись, что этот район в 1501 г. уже посещали европейцы, адмирал круто повернул на север, к Ямайке: ему стало ясно, что и далее к востоку пролива нет. Однако течения несли суда к западу, и через 10 дней показалась группа небольших необитаемых островов — Малые Кайманы, к северо-западу от Ямайки. А затем после упорной борьбы с противными ветрами и течениями, когда корабли были так повреждены, что едва держались на плаву, моряки достигли Ямайки.

29 июня 1504 г. Колумб навсегда покинул Ямайку. На короткий путь до Эспаньолы ему из-за ветров пришлось потратить более 1,5 месяца. Овандо встретил адмирала с почестями. 12 сентября 1504 г. братья Колумба оставили Эспаньолу. Буря за бурей преследовали одинокий корабль, лишившийся грот-мачты, но все же 7 ноября 1504 г. он вошел в устье Гвадалквивира.

Тяжелобольной Колумб не забывал о тех, кто делил с ним несчастья на Ямайке, настаивал на уплате им жалованья: «Они испытали невероятные опасности и лишения… и они бедны…» Однако со смертью Изабеллы (26 ноября 1504 г.) Колумб потерял всякую надежду на восстановление своих прав. Великий мореплаватель умер 20 мая 1506 г. Смерть его была незамечена современниками.

Географические результаты четырех плаваний Колумба были несомненны: он первый пересек Атлантический океан в субтропической и тропической полосе Северного полушария и первый из европейцев плавал в американском «Средиземном» море. Он положил начало открытию материка Южной Америки и перешейков Центральной Америки. Суммарная длина прослеженной им в третьем и четвертом плаваниях береговой черты составила не менее 2700 км. Он обнаружил все Большие Антильские острова — центральную часть Багамского архипелага, Малые Антильские острова, от Доминики до Виргинских включительно, а также ряд мелких островов в Карибском море и остров Тринидад у берегов Южной Америки.

Открытия Колумба получили признание только в середине XVI в. после завоевания Мексики, Перу и северных индийских стран, когда грузы награбленного золота и целые «серебряные флотилии» стали поступать в Европу.

10 природных плавательных бассейнов, которые будут плескаться этим летом в Центральном Огайо

По мере того, как температура поднимается и солнце становится менее щадящим, жители Центрального Огайо с нетерпением ждут одного, чтобы помочь парировать жару; хороший заплыв. Но иногда местный бассейн просто не подходит, и мы ищем что-то более освежающее. Может быть, что-то с потрясающим видом.

К счастью, всего в нескольких минутах езды от Колумбуса есть несколько красивых мест. От озер до рек и водопадов нет недостатка в великолепных водоемах, где можно поплескаться.

Ищете бассейны Columbus? Мы вас прикрыли! Эти общественные бассейны вокруг Колумбуса открыты в сезоне 2022 года

Государственный парк Алум-Крик

через Facebook как важный путь для подземной железной дороги. Сегодня на пляже есть раздевалка, ванные комнаты и буфет.

Государственный парк озера Логан

Посмотреть этот пост в Instagram

Пост, которым поделилась Бригетт Арлин (@alpenglow_enchantress)


Озеро, которое считается одним из лучших мест для рыбалки в Огайо, простирается на 400 акров. На северном берегу есть общественный пляж длиной 527 футов, что позволяет легко купаться и ловить рыбу. Проведите утро, исследуя Хокинг-Хиллз, и проведите день, охлаждаясь на пляже.

Shale Hollow Park

via Preservation Parks Delaware County
Эта кристально чистая вода — идеальное место, где детишки могут поплескаться. Он не невероятно глубокий, а ручей очень затененный и спокойный. Есть также классный веревочный мост и несколько троп для изучения.

Stebelton Park at Rock Mill

via Fairfield County Parks
Говоря о брызгах, как насчет того, чтобы намочить ноги, любуясь захватывающим видом на водопад? В Рок-Милл, расположенном в парке Стебелтон в Рок-Милл, вы можете осмотреть многовековую мельницу, красивый водопад и освежиться на берегу реки Хокинг.

Государственный парк Лейк-Хоуп


Парк Лейк-Хоуп недооценивают. Здесь есть 600-футовый пляж и красивые пейзажи, и все это чуть более чем в часе езды от центра города Колумбус. Если вы хотите провести целый уик-энд в своем приключении по плаванию, вы можете открыть магазин в кемпинге.

Государственный парк Дир-Крик

Посмотреть этот пост в Instagram

Пост, которым поделился Триз Гивенс-Нил (@treesey82)


Ищете немного дополнительного места, чтобы разложиться? Отправляйтесь на пляж государственного парка Дир-Крик протяженностью 1700 футов. Вы можете проверить предупреждения о качестве воды на веб-сайте парков штата Огайо.

Пляж государственного парка Бак-Крик

Посмотреть этот пост в Instagram

Пост, опубликованный парками штата Огайо (@ohstateparks)


Этот регион, окруженный богатыми сельскохозяйственными угодьями, был домом как для коренных американцев, так и для первопроходцев. В государственном парке Бак-Крик есть большое водохранилище, где можно плавать и кататься на лодках с неограниченной мощностью. В парке есть песчаный пляж длиной 2400 футов, где купание разрешено в специально отведенных местах. На пляже Бак-Крик нам запрещено, так что не забудьте оставить своих четвероногих друзей дома. Пляж открыт с Дня памяти до Дня труда.

Минерал Спрингс Лейк Резорт

Посмотреть этот пост в Instagram

Пост, которым поделился @mineralspringslakeresort


Это минеральное озеро площадью 104 акра с родниковым питанием предлагает 5,5 миль нетронутой береговой линии. Хотя в кемпинге в настоящее время нет свободных мест, пляжный парк открыт для публики. Вы можете плавать, кататься на надувных лодках, арендовать каяки и многое другое.

Приют Лонга

Государственный парк Мэдисон-Лейк

Посмотреть этот пост в Instagram

Пост, которым поделилась Тара Бейтсон (@tarajb212)


Мэдисон-Лейк, расположенный на равнинах Дарби в штате Огайо, является очень спокойным местом для послеобеденного купания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *