Планы сторон в первой мировой войне: —[ ]— . 1914-1918 .

Содержание

Первая мировая война. Кампания 1916 г. Общая обстановка и планы сторон

Боевые операции 1916 г. отличаются по сравнению с операциями предшествовавших годов большей связанностью их на различных фронтах по времени и большей одновременной активностью ведения их. Здесь мы впервые встречаем со стороны Антанты зачатки общего направления действий всех театров. Так, германская атака Вердена, начавшаяся в начале года, вызывает наступление на Русском и Итальянском театрах; майское поражение итальянцев заставляет Россию начать преждевременно прорыв Австрийского фронта; заминка русских на р. Стоход по времени соответствует сражению на р. Сомма на Французском — театре и, наконец, катастрофа в конце года с Румынией отражается почти на всем Русском фронте. Одновременно с Европейским театром такая же оживленная борьба идет в первую половину года и на Азиатско-Турецком.

В общем, боевые действия 1916 г. на Европейском театре можно разделить на три периода, отнеся к каждому из них и одновременные операции в Азии.

В первый период войдут наиболее интенсивная борьба за Верден, мартовское наступление русских и итальянцев, эрзерумская и трапезундская операции. Во второй период — наступление австрийцев на Итальянском фронте, русских на Галицийском, французов на р. Сомма, морской бой у берегов Ютландии (Скагеррака), а также действия в Палестине и в Сирии. В третий период войдут последняя серия боев на р. Стоход и румынская катастрофа со всеми вызванными ею последствиями.

Накануне 1916 г. Центральные державы находились в отношении выбора плана дальнейших действий на перепутье. От первоначальной идеи последовательного разгрома Франции и России ничего не осталось. Ни та, ни другая разгромлены не были. Пока действия германцев по внутренним операционным направлениям вылились только в присущую им форму нерешительного успеха на всех фронтах; даже Балканский фронт и тот не дал полных результатов, так как у англо-французов остался там для дальнейшего наступления плацдарм у Салоник, а итальянцы заняли такой же плацдарм у Валлоны.

Германскому командованию предстояло вырабатывать новый план кампании. Перед ним имелись уже в Европе вместо двух четыре театра — два главных (Французский и Русский) и два второстепенных (Итальянский и Балканский). Принципиальный вопрос сводился к тому, кого же атаковать — русских или англо-французов.

Соотношение сил между сторонами на обоих главных театрах было не в пользу Центральных держав. В общем, Антанта имела превосходство как на Западном, так и на Восточном европейских театрах, около полумиллиона человек на каждом; при этом англо-французская армия, как известно, почти уравнялась с германской, а впоследствии и превзошла последнюю в отношении техники и тяжелой артиллерии. На Русском фронте кризис с русской армией в отношении боеприпасов начал проходить, но она оставалась по-прежнему слабой в отношении тяжелой артиллерии и авиации. У германцев, кроме войск, расположенных на фронте, имелось еще 25 дивизий в резерве, которые и надлежало направить на тот или другой театр.

Нанесение в 1916 г. главного удара на Русском театре являлось для германцев неудобным уже хотя бы потому, что германские войска при дальнейшем своем наступлении лишались своего главного преимущества в виде богатой сети германских железных дорог. При дальнейшем продвижении на русской территории оба противника в отношении железных дорог почти уравнивались. При развитии наступления на Русском театре германцам было бы трудно быстро перекинуть в случае надобности свои войска на запад. Следует отметить, что кроме причин оперативного характера на решение не развивать действий на Русском театре оказала влияние их уверенность в скором разложении русской армии, уверенность, которая все чаще и чаще входит в германские расчеты как определенная оперативная данная. Но, кроме того, германцы на Французском театре оказались значительно ослабленными потерями (более 60 000 человек) в операциях 1915 г., и Фалькенгайн даже серьезно опасался, что при новом наступлении англо-французов германцы могут не выдержать.

В Германии, несмотря на внешнее благополучие военных фронтов, к 1916 г. начинают понимать, что все ее союзники держатся только германскими силами. Их приходилось во избежание кризисов подкреплять германскими войсками, поддерживать займами, снабжать вооружением и т. п. Тем не менее Германия должна была идти на все жертвы, чтобы удержать своих союзников. Было известно (и союзникам Германии), что Антанта готова в каждый данный момент заключить мир если не с Турцией, которую твердо решила разделить, то с Австрией и Болгарией. А между тем в Германии к 1916 г. стали чувствоваться недочеты в снабжении как следствие морской блокады, осуществляемой преимущественно британским флотом, прекратившим подвоз не только военной контрабанды, но и вообще всех видов сырья и продуктов питания. Германия начинала ощущать последствия «голодной блокады», ее население стало страдать от недоедания, несмотря на введение строгой карточной системы на все продукты.

Положение осложнялось тем, что в Германии знали о готовящемся генеральном наступлении держав Антанты и учитывали, что главный противник — Англия — не только не сокрушен, но еще и усилился в военном отношении, проведя закон о всеобщей воинской повинности. Пассивное ожидание наступления врага являлось для Германии самоуничтожением. По мнению Людендорфа, «решение войны лежало на западе. Здесь мы могли наступать достаточно твердо, но только предварительно победив русских».

Таковой победы над русскими германцы в 1915 г. не достигли, тем не менее Фалькенгайн, являвшийся фактическим руководителем германской стратегии, считал, что «требуется нанести большой удар на Западном фронте, единственном, где можно было серьезно затронуть Англию, потому что она, богатая всевозможными средствами и до сих пор не испытанная в сражении, представляла наиболее опасного врага. Победы можно было бы достичь беспощадной подводной войной, но Берлин сначала не соглашался на это, опасаясь нейтральных держав и особенно Соединенных Штатов. Против сектора на континенте, который занимали английские армии во Фландрии, зимой было неудобно предпринимать серьезные действия вследствие неблагоприятных климатических и топографических условий...» Выбор остановился на французской армии, с которой решено было покончить.

Внутреннее политическое положение Германии тогда еще не исключало наступательных замыслов военного командования. Движение против войны нарастало в 1915 г. сравнительно медленно; только в январе 1916 г. нарождается «Союз Спартака», который лишь после верденской бойни мог призвать рабочих к демонстрации 1 мая 1916 г. под лозунгом «Долой войну!». Позиция социал-шовинистов во главе с Шейдеманом оставалась еще сильной, несмотря на энергичную агитацию против войны Карла Либкнехта и Розы Люксембург. Все эти обстоятельства, а также невозможность Германии из-за недостатка в войсках вести наступательные операции сразу на двух театрах вынуждали к тому, чтобы направить новый удар опять на Французский фронт.

Австро-венгерское командование ясно сознавало, со своей стороны, полную невозможность вести только своими войсками наступательную операцию против России, а потому остановилось на использовании своих свободных сил для проведения решительного охватывающего наступления из Тироля в тыл Итальянского фронта на Изонцо. Для производства этой операции австрийцы требовали помощи 9 германских дивизий, в которой на этот раз им было определенно отказано.

Фалькенгайн считал необходимым для операции в Италии не менее 25 хороших дивизий и много тяжелой артиллерии (по германской норме того времени — 1 батарея на 150 м фронта). Сосредоточение таких сил по одной имевшейся в распоряжении австрийцев железной дороге требовало так много времени, что операция не могла быть неожиданной.

Германское командование разрабатывало еще одно стратегическое предположение, заключавшееся в предупреждении ожидаемого перехода Румынии на сторону Антанты и в немедленном разгроме ее при участии германских, австрийских, болгарских и турецких войск. Но отчасти условия экономические (надо было вывезти проданные румынами германцам запасы продовольственных продуктов и нефти), а отчасти также боязнь за возможность прорыва Германского фронта французами, в случае направления германских резервов в Румынию, заставили германское командование отказаться от этого проекта.

В дальнейшем германцам предстояло выбрать объект действий на Французском театре. Здесь линия расположения германских войск имела сильный выступ на запад к Парижу, у Нуайона, и другой — на восток, в обход укрепленного района у Вердена.

Вести дальнейшую операцию от Нуайона на Париж при отсутствии превосходства в силах было рискованно, так как германские армии в этом случае легко защемлялись в клещи со стороны Арраса и Вердена. Атаковать англичан в Артуа, чтобы раздвинуть эти клещи и угрожать английским сообщениям, зимой по местным условиям было невозможно (болотистая местность), а ожидать весны рискованно, так как следовало удержать инициативу в своих руках и сорвать назревавшую со стороны французов операцию. Кроме того, для этой атаки требовалось не менее 30 свежих • дивизий, а германцы не располагали такими силами, чтобы ввести их на одном участке.

Внимание невольно останавливалось на другом выступе — восточном, у Вердена, который во всех отношениях играл весьма важную роль. Этот укрепленный пункт служил угрозой путям сообщения германцев, опорой для всего Французского фронта, серьезным плацдармом для развития наступательных операций Французской армии, и, кроме того, успешная атака германцев в этом направлении прерывала наиболее важные линии французских рокадных рельсовых путей, служивших коммуникацией правого фланга и армий.

Если прибавить к этому большое значение для обеих сторон падения Вердена, этой грозной цитадели Французского фронта, то становится понятным, почему Фалькенгайн, не имея возможности по недостатку сил предпринять общую операцию на всем фронте, остановился на предприятии частного характера — атаке Вердена, которую и решил начать в феврале. Опасная сторона этой операции заключалась в том, что западный участок Германского фронта во Франции очень ослаблялся и давал возможность англо-французам здесь противопоставить маневру германцев свой контрманевр, который мог сорвать всю операцию против Вердена.

Фалькенгайн проводил в своем докладе о выборе объекта действий мысль, что боевой опыт прошлого решительно говорит против массовых прорывов неприятеля, хорошо вооруженного, морально нетронутого и численно мало уступающего. Он переходит к решению задачи, соответствовавшей ограниченным средствам германцев, рассчитывая на то, что Франция в своем напряжении дошла до предела и что на верденской мельнице ему удастся перемолоть последнее напряжение французов.

Среди держав Антанты к 1916 г. с особой яркостью выявились все трудности коалиционного характера войны и невозможность согласовать действия их армий при отсутствии общего, осуществляемого единым командованием, плана операций.

Действительно, после успехов 1915 г. кажущееся преимущество вполне определенно находилось на стороне Германии и ее союзников, одержавших крупные победы на всех фронтах. Блок Центральных держав усилился Болгарией. Германия продолжала оккупировать Бельгию с ее угольными богатствами. Приграничные промышленные центры Франции, занятые с началом войны, оставались в руках германцев. Владение этими центрами давало большие преимущества германцам, так как они имели огромное экономическое значение: продукция их заводов и шахт давала от 70 до 94% всего французского производства железа, стали, чугуна и сахара, до 55% угля и до 45% электроэнергии.

Германия обладала внутри страны еще около 1,5 млн. обученных военному делу людей, и ее военные заводы, работая при максимальной нагрузке, вполне обеспечивали нужды армии.

Франция, Англия и Россия были не в состоянии компенсировать это превосходство. Россия после неудач 1915 г. нуждалась в передышке для улучшения организации войск и их снабжения. В Англии еще только намеревались провести до 27 января 1916 г. билль об обязательной воинской повинности для холостых, но это мероприятие могло дать результаты только через несколько месяцев. А между тем Франция, по свидетельству Петена, «была изнурена пятнадцатимесячной борьбой на Западном фронте». Вследствие запоздания и трудностей мобилизации промышленности снабжение ее армий не было еще достаточно обеспечено, но несмотря на это, ей приходилось снабжать и некоторых из своих союзников.

Все это заставляло подумать об объединении усилий держав Антанты. Поэтому с декабря 1915 г. Жоффр, получивший «верховное командование всеми французскими армиями», настойчиво проводит для всех союзников свой единый оперативный план на 1916 г.; он предлагает его от имени Франции главнокомандующим союзными армиями держав Антанты или их представителям и на второй конференции в Шантильи 6 — 9 декабря 1915 г. добивается принятия некоторых из его основных положений:

1. Решение войны может быть достигнуто на главных театрах (Русском, Англо-французском и Итальянском), почему на второстепенные театры следует выделять наименьшее количество войск. Галлиполи эвакуируется. Экспедиционный англо-французский корпус остается в Салониках в составе 4 французских, 5 британских и 6 сербских дивизий.

2. Решения искать в согласованных наступлениях на главных фронтах, чтобы, таким образом, не позволить противнику перебрасывать свои резервы с одного фронта на другой.

3. На каждом из главных фронтов до перехода в общее наступление вести действия, истощающие живую силу противника.

4. Каждая из союзных держав должна быть готова остановить собственными силами на своем фронте наступление противника и оказать поддержку в полных пределах возможного другой державе, если она будет атакована.

Разумеется, конференция в Шантильи не могла заменить единого твердого руководства вооруженными силами Антанты. Поэтому выработанные на ее заседаниях общие основания для действий в 1916 г. расплывчаты и лишены указаний на стремление к достижению каких-либо определенных целей. В них ясно обнаружено только стремление обеспечить взаимную поддержку с целью избежать отдельных поражений.

Такое решение побудило русскую Ставку сделать более реальное предложение о совместных действиях. Оно сводилось к нанесению главного удара в том направлении, где противник менее всего подготовлен и где обеспечивалось участие в ударе большей части союзников. Таким местом являлся Балканский полуостров. Предлагалось направить не менее 10 англофранцузских корпусов от Салоник на Дунай и далее к Будапешту, куда с Русского фронта также направлялась сильная русская армия.

Предложение это, естественно, союзниками было отклонено: они по-прежнему в ущерб общей и собственной выгоде преследовали узкие цели создания более благоприятной обстановки на Французском театре, и трудно было ожидать, чтобы они сняли со своего фронта, прикрывавшего Париж, несколько корпусов. Кроме того, план русской Ставки переносил центр операций в район, трудный по местным условиям и мало обеспеченный рельсовыми и грунтовыми путями.

Таким образом, в основу операций 1916 г. лег план, выработанный конференцией в Шантильи, и общее наступление должно было начаться летом, когда для него будут благоприятны климатические условия в России.

При сравнении планов обеих сторон можно отметить:

1. План Антанты вылился в более определенную форму совместно проводимых всей коалицией операций, что являлось следствием установления у нее некоторого подобия единого командования в виде конференции в Шантильи. У противной стороны, как результат отсутствия общего командования, продолжается все то же ведение войны двумя государствами при большом уклоне австро-венгерцев к погоне за выполнением своих частных территориальных задач.

2. План Антанты неизменно преследовал свою первоначальную цель сжатия Центральных держав и уничтожения их живой силы. Вариант русской Ставки, ставя более широко вопрос экономического и стратегического окружения Центральных держав, указывал на Балканский полуостров как на главный объект действий. Отвергшие этот вариант союзники сами настаивали год спустя на проведении его в жизнь.

3. Австрийская часть плана Центрального союза преследовала решительную цель вывода из строя Италии; германский же план атаки Вердена — задачу ограниченной цели: основательное улучшение своего стратегического положения.

4. Антанта, откладывавшая наступление до июня, вновь передавала инициативу в руки держав Центрального союза.

Источники:

1. Зайончковский A.M. Первая мировая война; СПб.: Полигон, 2002 (militera.lib.ru)

См. также:

виды, устройство, неисправности + ремонт


Посудомоечная машина не работает вообще

Предохранители и включатели.

Проверьте воткнула ли вилка в розетку. Так же проверьте предохранители и автоматические выключатели.

Обследование проводов.

Проверьте проводку на повреждения. Если вы обнаружили, что электрический провод имеет повреждения любого характера обязательно замените его на новый.

3.Проблемы с механикой.

Возможно, что не работает один из механических компонентов. Проверьте то как закрывается дверь и работает ли корректно дверная защелка.

Проверка контактов.

С помощью тестера проверьте замыкающие электрические контакты у дверей, а также таймер, двигатель и реле с обратной стороны посудомоечной машины.

Замена обратного клапана для посудомоечной машины на слив.

Так как наша проблема связана со сливом воды из посудомойки, обращаем внимание на обратный клапан на сливе. Часто клапан, ответственный за слив отработанной воды из посудомоечной машины, например, из-за сильного засорения, нуждается в полной замене.

Зачастую такое происходит лет через пять — семь с начала использования посудомойки. Вышедший из строя элемент демонтируется, а на его место устанавливается новый фирменный или аналог от другого производителя.

Ничего особо сложного в такой замене обратного клапана нет. Такие клапаны производятся из высококачественного пластика и вредных токсинов не выделяют. Перед началом снятия вышедшего из строя клапана, лучше все сфотографировать, чтобы потом было легче собирать все обратно.

Посудомоечная машина не заполняется водой или вода выходит в канализацию.

Проверка подачи воды.

Убедитесь, что подача воды в посудомоечную машину включена и никакой кран не закручен, а также нет утечек между трубопроводом и посудомоечной машинкой.

Перегиб.

Убедитесь в отсутствии перегибов в шланге, подающем воду в посудомоечную машину. Проверьте так же дверные защелки и входные клапаны.

Проверьте дверь и поплавковые переключатели.

То же самое сделайте с впускным клапаном, если визуальный осмотр ничего не дал.

Рычаг сливного клапана.

Убедитесь, что рычаг сливного клапана работает правильно. В двух местах, там где сам сливной клапан и там где начало рукоятки соленоида.

• Возьмите клапан в руку и попробуйте переместить его вверх и вниз. Рука должна двигаться плавно. Если движение затруднено, убедитесь, что клапан не повреждён.

• Если рукоятка клапан не повреждена, не не движется правильно, то замените соленоид. Снимите провода при помощи плоскогубцев (с круглыми концами). С помощью отвёртки выкрутите винты и замените соленоид.

Нюансы замены для разных посудомоек


Методика замены входного клапана у посудомек от разных производителей не слишком отличается. Единственным нюансом становится расположение устройства.

Есть модели с нижней и верхней подачей воды (расположением присоединительного патрубка), поэтому методика разборки машины будет зависеть от типа конструкции.

Некоторые модели удобнее положить на бок, другие достаточно развернуть и слегка наклонить, оперев на стену.

Для посудомоек Bosch оптимальным способом считается полный переворот, так как все основные узлы у нее расположены в районе днища. В остальном, процедура замены практически одинаковая.

Посуда не достаточно чиста после мойки

Проверьте правильность уровня поды, давления и температуры.

Очистите фильтр тонкой очистки и фильтр воды на входе

Проверка моющих средств, разбрызгивателей и клапанов.

Убедитесь, что моющее средство рассчитано именно на мытье посуды в посудомоечной машине. Так же необходимо проверить клапана и шланги на наличие засохших элементов, мешающих проходу воды.

Проверка входных и сливных клапанов.

Убедитесь, что клапаны работают непрерывно и устойчиво. Так же проверьте таймер двигателя и нагревательный элемент. Проверьте биметаллический датчик последним.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ:

  • • Всегда отключайте устройство перед тестированием компонентов. Если вы столкнулись с затруднением или не уверены в своих силах, лучше пригласить специалиста.
  • • По технике безопасности всегда при работе с электроприборами стоит одевать обувь с резиновой подошвой, тем более если помещение влажное. Инструменты так же используйте изолированные. Такая безопасность поможет вам уберечься от поражений электрическим током.

Что является причиной большинства поломок

К сожалению, во многих случаях неисправности посудомоечных машин возникают по вине пользователей. Владельцы, внимательно не читающие инструкции по эксплуатации, сами себе создают проблемы.

Наиболее часто причинами их возникновения являются:

  • неправильное подключение ПММ к водопроводу, электросети и канализации;
  • нарушение правил эксплуатации посудомойки;
  • использование моющих средств, соли и ополаскивателей, не предназначенных для данных бытовых устройств.


Подключать посудомойку нужно со знанием дела либо доверить эту работу профессионалам
При неправильном подключении к коммуникациям ПММ может не заработать. Один из примеров ошибок при установке – превышение предельной длины шлангов, подключаемых к водопроводу и канализации. В результате у сливного насоса (далее также – помпа) может не хватить мощности на откачивание жидкости в канализацию, а вода из водопровода не будет поступать внутрь резервуара в достаточном объеме.


Закладывая в прибор посуду с большим количеством засохшей грязи, вы рискуете забить фильтр посудомоечной машины

Перед мойкой в ПММ поверхность посуды необходимо очистить от засохших и пригоревших кусков пищи – это одно из важных правил эксплуатации. В противном случае даже замачивание и длительная интенсивная мойка не помогут хорошо вымыть кухонный инвентарь. Кроме того, машинка может остановить работу, если забитые грязью фильтры перестанут пропускать через себя жидкость. Поэтому очищайте фильтр от жира и грязи после каждого рабочего цикла и не реже, чем раз в неделю.


Если используете бытовую химию, не предназначенную для посудомоек, это чревато плохим мытьем посуды или поломкой агрегата

Использование дешевых и некачественных препаратов приводит к плохому качеству мытья и ополаскивания. Например, на поверхности остаются разводы с белесым оттенком. Иногда это чревато высоким уровнем пенообразования и протечкой жидкости в поддон, в результате чего посудомоечная машина остановит свою работу, а на панели управления появится код ошибки.

Обильная пена в камере не дает вымыть посудный инвентарь

Кроме вышеперечисленных причин есть и такие, которые возникают по вине коммунальных служб. К примеру:

  • слишком высокий уровень жесткости водопроводной воды;
  • броски напряжения в электросети, приводящие к повреждению электронных схем.

При большом количестве солевых примесей в воде регенеративная соль не может смягчить жидкость до нужного уровня. Такая ситуация приводит к возникновению известковых отложений в деталях ПММ и на стенках рабочей камеры. Накипь, образующаяся на поверхности проточного электронагревателя (далее также – ТЭНа) не позволяет ему прогреть воду до нужного уровня. Известковый налет закупоривает отверстия в коромыслах разбрызгивателей, из-за чего качество мытья резко падает.


Такое количество накипи недопустимо для посудомойки – ее срочно нужно промыть специальным чистящим средством

Мощные броски напряжения в электросети (иногда до 380 вольт) чреваты фатальными последствиями для бытовой техники. Больше всего страдают от таких процессов блоки управления посудомоечных машин. В большинстве случаев опытные специалисты проверят и заменят сгоревшую деталь. Но бывает и так, что приходится менять модуль целиком.


Управляющий симистор в блоке управления, сгоревший от броска напряжения

Последняя причина повреждений ПММ – износ деталей или дефекты, возникшие в процессе их производства. Со временем это приводит к поломке бытового прибора.

Как устроена посудомоечная машина и что в ней ломается читатели могут узнать из следующего видеоролика:

Виды

Предназначение любого подобного устройства в посудомойке от фирмы Bosch – пропускать некоторый объем воды в нужную для работы машины сторону, своевременное перекрытие путей для ее забора.

Клапана электромагнитные, функционируют под управлением модульного устройства. С него подаются командные сигналы, после которых клапана начинают работать на открытие или закрытие.

Аналоги механического типа функционируют независимо от общего управления, но все равно приносят большую пользу.

Рассмотрим, какие клапана установлены в посудомойке Bosch:

  • впускной электромагнитный клапан, отвечающий за подачу воды,
  • обратный, работающий на слив жидкости,
  • специальный клапан Аквастоп, предохраняющий от вероятных протечек.

Каждый из них отличается особенностями устройства, монтируется в определенных точках, меняется по конкретному алгоритму действий.

Сливной клапан

Антисифонный элемент (обратный) устроен значительно проще, но роль его в общей системе от этого не снижается. Устанавливается такая деталь у основания сливного рукава посудомойки. Когда помпа под создавшимся давлением начинает выкачивать отработанную жидкость в канализационную трубу, этот элемент активируется на открытие и пропускает грязную воду в слив. Как только насос останавливается, деталь надежно перекрывает выходное отверстие.

В случае, если сточные воды из канализации хлынут в обратном направлении, доступ в посудомойку Bosch им перекроет сливной клапан. Какое бы давление в этом случае не создавалось, элемент выдержит его и защитит камеру посудомойки от нечистот.

Некоторые потребители, самостоятельно устанавливавшие посудомоечные машины, игнорировали монтаж данного элемента, в дальнейшем горько сожалели о своих действиях. От образующихся в канализационной трубе засоров вся грязь возвращалась в машину и оседала на чистых тарелках.

Первая мировая война на страницах школьных российских учебников

Авторами современных учебников была проведена огромная работа по замене устаревшей советской интерпретации войны 19141918 гг. новой концепцией, соответствующей состоянию научных знаний и отвечающей запросам общества и государства. В учебные тексты включены рубрики, показывающие развитие международных отношений накануне войны, планы сторон и военные действия, развитие вооружения и боевой техники, отношение к войне классов и партий в России и зарубежных странах, изменения в экономике и социальной сфере воюющих держав, настроения населения в тылу и солдат на фронтах, назревание политического кризиса в России и странах Четверного союза. История Первой мировой войны насыщена персоналиями, новыми фактами и трактуется с позиций цивилизационного подхода.

Смена мировоззренческих ориентиров имела следствием новое видение исторического места войны 19141918 гг., ее характера, причин и последствий как в науке, так и в школьном преподавании. В школьных учебниках Первая мировая война рассматривается либо как рубеж, обозначивший переход от Новой к Новейшей истории, либо как эпохальное событие новейшего времени, коренным образом преобразовавшее мир и Россию. Замена формационного подхода цивилизационным не привела к изменению оценок характера войны – ее продолжают считать империалистической, захватнической, несправедливой. От прежней убежденности в неотвратимости войны современные авторы, напротив, решительно отказались. В широком спектре причин мирового вооруженного конфликта большое значение придается экономическому и политическому соперничеству ведущих держав, а также национализму, охватившему правящие круги и массы населения всех стран.

Наряду с образовательной учебный материал о Первой мировой войне выполняет и воспитательную функцию, формируя у школьников гуманистические убеждения и отрицательное отношение к войне как способу разрешения международных споров. Еще большие усилия авторы затрачивают на воспитание патриотизма. Этому служат не только сведения о патриотическом подъеме 1914 г., героизме русских воинов, верности России союзническому долгу, но и отдельные попытки представить войну со стороны России как вторую Отечественную, смягчить ее вину в развязывании мирового конфликта, сожаления о выходе страны из войны незадолго до ее победоносного окончания. Однако участие России в империалистической войне предоставляет значительно меньше возможностей для патриотического воспитания, нежели Великая Отечественная война. Вероятно, в этом кроется одна из причин дисбаланса в освещении истории двух мировых войн в российском школьном курсе истории.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ШПИОНАЖ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ | Агеев

1. Агеев А. И. Смена гегемона: война и экономика. М.: ИНЭС, 2016.

2. Великая Отечественная война: В 12 т. М.: Кучково поле, 2015. Т. 12.

3. Первая мировая война: В 6 т. / под общей ред. С. К. Шойгу. М.: Кучково поле, 2015. Т. 3, Т. 5.

4. Clark C. The Sleepwalkers. How Europe went to war in 1914. Penguin books, 2013. P. 562.

5. Спиридович А. И. Великая война и Февральская революция 1914-1917 годов. Нью-Йорк: Всеславянское издательство, 1960. C. 6.

6. Головин Н. Из истории кампании 1914 г. на Русском фронте. М.: Айрис-Пресс, 2014.

7. Агеев А., Мэтьюз Р., Большаков З. Мегамаркетинг // Экономические стратегии. 2002. № 4.

8. Николаи В. Тайные силы. Германская разведка и контрразведка в годы Первой мировой войны. М.: Принципиум, 2015. С. 524-525.

9. Найтли Ф. Шпионы ХХ века. М.: Республика, 1994. С. 35.

10. Никитинский И., Софинов П. Немецкий шпионаж в Царской России. М.: Научно-издательский отдел Управления государственными архивами НКВД СССР, 1942. С. 9.

11. Людендорф Э. Мои воспоминания о войне. Первая мировая война в записках германского полководца. 1914-1918. М.: Центрополиграф, 2007. С 188.

12. Сборник документов. М.: МИД РФ; Аквариус, 2014. С. 261-287.

Начало эры разведчиков. Как Первая мировая война изменила секретные службы

  • Ольга Ившина
  • Би-би-си

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

11 ноября исполняется сто лет со дня окончания Первой мировой войны

Трудно представить, но до Первой мировой войны мало кто относился к разведчикам всерьез, а уж тем более с уважением. Занятие шпионажем считалось постыдным и омерзительным.

Например, чтобы надежно пронести шифровку через досмотры, контейнер с запиской нередко погружали в одну из полостей своего тела. А чтобы не сбиться при подсчете вражеских эшелонов или солдат, перекладывали в кучки на столе бобы и зерна.

Неудивительно, что у многих образованных людей мысль о разведке вызывала отвращение.

"Офицеры должны действовать честно и открыто, как положено англичанам. Шпионаж среди наших людей был ненавистен нам, военным", - сообщал в письмах британский генерал Дуглас Хейг.

Но ценная информация об противнике, добытая нелегальным путем, все больше интересовала и политиков, и военных.

Затяжные бои Первой мировой сразу на нескольких фронтах отнимали у участвующих сторон огромные ресурсы. В таких условиях вовремя украденные секретные сведения могли спасти тысячи жизней.

А удачно вброшенная дезинформация иногда меняла исход крупных сражений.

Троянский конь будущего ЦРУ

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Одним из основных способов добычи сведений о войсках в Первую мировую было наблюдение за движением поездов по линии вдоль фронта

Удачным вбросом "дезы" в Первую мировую отличились офицеры американской разведки. В 1917 году прообраз Центрального разведывательного управления США насчитывал лишь двух офицеров и одного писаря.

На американцев работало несколько десятков агентов, разбросанных по Европе. Но этого явно не хватало. И многие операции приходилось проводить не числом, а умением.

Так в 1918 году провернули операцию, которую теперь называют "эльзасская хитрость". Американцы решили убедить немцев в том, что они готовят наступление на Эльзас и якобы это наступление должно быть доведено до Рейна. В действительности атаку готовили на другом участке фронта.

Участвовавшие в операции американские офицеры выбрасывали черновики наступательного плана в урны своих гостиничных номеров. Или с беспечностью упоминали о переброске сил к Эльзасу в обществе дам легкого поведения, которых подозревали в работе на немецкую разведку.

Известная американцам немецкая шпионка, которую они называли "Белла Донна", даже смогла напоить одного капитана до беспамятства и вытащить из его внутреннего кармана секретный конверт.

В специальной комнате по соседству конверт был вскрыт, а затем запечатан и возвращен владельцу. "Белла Донна" и ее начальники праздновали удачу: у них в руках был приказ начальника американской разведки своему резиденту в Берне прислать к нему немедленно всех находящихся у него на службе людей, бывавших в Эльзасе или знавших эту область.

После этого немцы начали переброску в Эльзас свежих подкреплений. А армия США успешно пошла в прорыв совсем в другом месте.

Метла и зерна "Белой дамы"

Но основное противостояние, конечно, шло между разведчиками европейских держав.

За годы войны при помощи союзников по Антанте в оккупированной немцами Бельгии возникла целая подпольная организация под кодовым названием "Белая дама". Состоявшие в ее рядах люди занимались именно добычей разведданных, но протестовали, когда их называли шпионами - они считали себя солдатами и после войны требовали для себя армейских званий и наград.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В тылу патрули особенно тщательно досматривали крестьянские подводы с сеном, поэтому разведчики их для своих нужд почти не использовали

Чтобы узнать тайны Германии и Австро-Венгрии, осенью 1914 года британские, французские и бельгийские спецслужбы создали общее бюро разведки. Периодически офицеры мешали друг другу работать, шпионя друг за другом и переманивая агентов.

Но самым удачным совместным проектом стала сеть "Белая дама". Группу назвали в честь легенды о женщине-призраке, предсказавшей смерть членов королевской семьи Гогенцоллернов в Германии.

К 1918 году в сеть входило около 1000 агентов.

Руководил группой британский разведчик Генри Ландау. Он сделал основную ставку на наблюдение за движением поездов по линии вдоль фронта. Дежурили обычно семейные пары и дети, жившие недалеко от узловых станций.

Они отслеживали, кого и что везли в проходящих мимо поездах, используя цикорий для подсчета лошадей, бобы фасоли - для солдат и кофейные зерна - для пушек.

"Удивительно, что мы находили очень мало ошибок, и я не помню ни одного случая, когда нам пришлось бы отказаться от агента на оккупированной территории Франции или Бельгии из-за недостоверности донесений", - писал в мемуарах Ландау.

Донесения прятали в ручке метлы, которую связной затем менял на другую.

В других случаях донесения писали мельчайшим шрифтом на кусочках самой тонкой папиросной бумаги. Агент Поль Бернар, как утверждали его соратники, мог написать 1500 слов на обратной стороне почтовой марки.

Листки затем скручивали внутрь сигареты, чтобы невзначай поджечь их в случае опасности. Либо прятали донесение в пробку, а саму пробку скрывали в некоторых полостях тела. Такой способ переноски секретных сведений чаще всего использовали женщины.

В качестве связных между агентами, находившимися в разных странах, использовали лодочников. Они доставляли провиант и муку американским и голландским благотворительным организациям, проезжали по многочисленным каналам Бельгии и проникали даже в оккупированные французские области.

Некоторые лодочники были схвачены, некоторым чудом удалось спастись.

"Однажды один из них, внезапно подвергшись обыску, догадался зажать донесения в поднятых над головой руках; его тщательно обыскали, но донесений не нашли", - вспоминал руководитель "Белой дамы".

Магия газетных объявлений

Некоторые разведчики использовали другую логику и, напротив, делали свои донесения максимально видимыми.

Так, итальянцы, шпионившие в Австро-Венгрии, передавали добытую информацию при помощи газетных объявлений.

Например, такое: "Швейцарец, 35 лет, отлично знает бухгалтерию и ведение переписки, долго работал на руководящих должностях в Вене, имеет отличные рекомендации".

В штабе итальянской армии эти строчки из свежей газеты тут же интерпретировали: 35-я пехотная дивизия из Вены направилась в направлении Италии.

Этот канал связи австрийские контрразведчики смогли обнаружить и разгадать лишь к осени 1918 года.

К тому времени итальянцы уже наладили пересылку донесений в почте католических священников и папских нунциев.

Шанс для женщин

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Мата Хари - одна из самых знаменитых разведчиц в истории. А вот имена самых успешных разведчиц Первой мировой войны мы, возможно, никогда не узнаем.

Во время Первой мировой войны в разведывательных операциях стали активно участвовать женщины.

Наверное, самой знаменитой - хотя далеко не самой успешной - разведчицей того времени является Мата Хари.

Она часто (по мнению французской контрразведки - слишком часто) ездила на родину, в нейтральную Голландию, а поскольку между Парижем и Гаагой пролегли линия фронта и оккупированная немцами Бельгия, путешествовала через Испанию, где действовала сильная германская резидентура.

По версии следствия, Мата Хари работала на кайзеровскую разведку под псевдонимом "Н-21".

Спустя 100 лет в деле Маты Хари масса белых пятен: то ли документы были зачем-то уничтожены, то ли следствие велось поверхностно.

Впрочем, как любят шутить специалисты, имена наиболее успешных разведчиц Первой мировой войны мы никогда не узнаем.

В созданной накануне войны британской разведслужбе к 1915 году работало чуть больше 30 человек. Двенадцать из них - женщины.

Более того, глава службы Мансфилд Камминг совершил неслыханный по тем временам поступок: он разрешал своим сотрудницам продолжать службу даже после того, как они выходили замуж.

А самых талантливых девушек он направлял за границу для выполнения особых заданий. Известно, что разведчицы Камминга работали на Мальте, в Швейцарии и в Италии.

Вторая наступательная операция на реке Эн :: Первая мировая война


План действий и развертывание германцев

Май месяц прошел на французском фронте в затишье, в сборе новых сил, в перегруппировках и в подготовке обеих сторон к новым операциям. Германцам удалось сосредоточить во Франции за это время 208 пех. дивизий, из которых 81 были в резерве. Но союзники также увеличили свои силы. Вследствие этого соотношение сил обеих сторон не стало более выгодным для Германии. Возобновление наступления при этих условиях требовало мероприятий, опасных для боеспособности и морального состояния войск. Требования к отдельным дивизиям становились чрезмерными. Продовольствие увеличено не было, утомление войск сказывалось сильнее. Хорошие пополнения отсутствовали. Все эти обстоятельства в случае необходимости нового напряжения сил и неполной удачи операций должны были оказать сильное влияние на понижение морального состояния войск.

Подобно тому, как Гинденбург отказался признать, что после неудавшейся операции в марте и апреле германские войска потеряли последние шансы на победу, точно так же он закрывал глаза на грозные признаки на фронтах союзников Германии. Несмотря на все вышеуказанные затруднения, Германия серьезных предложений о мире не сделала. Отсутствие признаков, указывавших на желание Антанты приступить к мирным переговорам, и энергичные мероприятия для продолжения войны побудили германское главное командование продолжать выполнение своего плана кампании - победой принудить союзников начать мирные переговоры. Оно решило вновь атаковать противника, поставив себе целью окончательный разгром англичан. Но немедленное наступление к побережью при настоящем положении им признавалось невозможным, так как там были сосредоточены сильные французские резервы. Для отвлечения их оттуда было решено первоначальный удар произвести против французов в Шмен-де-Дам между Нуайоном и Реймсом, т. е. там, где они были слабы.

Принимая такое решение, Гинденбург исходил из того, что надежды на победу еще имеются, но лишь при сохранении инициативы в руках германцев и внезапности начала операции. В результате к 27 мая на участке от Аббекура до Бримона, протяжением 71 км германцы скрытно развернули 31 дивизию 7-й и 1-й германских армий. Но начать наступление 27 мая должны были лишь 25 дивизий 7-й армии. Атаку поддерживала могучая артиллерия (120 орудий на 1 км фронта атаки, - всего, кроме минометов, 1 159 батарей – 4 100 орудий и 687 самолетов. 25 атакующих дивизий развернулись на фронте протяжением 38 км от Пинона до Берри-о-Бак). Более насыщенным войсками был центр этого участка. Позднее к наступавшим должны были присоединиться правофланговые корпуса 7-й и 1-й армий.

В общем план действий германского командования выливался в следующую форму: главная атака производилась 7-й армией между Пиноном и Берри-о-Бак с задачей выйти на фронт Суассон-Фим и с расширением затем фронта наступления на восток до Реймса и на запад до Уазы. После того, как выяснится результат наступления 7-й армии, должна была начать атаку 18-я армия западнее Уазы в направлении на Компьен. Недостаток артиллерии не давал возможности произвести одновременный удар к западу и к востоку от Уазы.

План действий и развертывание сил антанты

События в Мексике

Джон Першинг командовал карательной операцией в Мексике в 1916 году, целью которой была поимка мексиканского революционера Панчо Вилья. Вилья так и не был пойман

Интересные факты

В то время как германцы усиленно готовились к прорыву между Пиноном и Реймсом, мысли союзников были устремлены в районы Соммы и р. Лис, где ожидалось возобновление наступления германцев. Они имели там крупные резервы. Удар их был неминуем. Надо было во что бы то ни стало его выдержать до вмешательства американцев. Между тем обстановка для союзников складывалась не особенно благоприятно. Хотя во Францию к 27 мая прибыло 6 англо- французских и 2 итальянских дивизии из Италии, а американцы уже перевезли 5 своих дивизий, и союзники имели 174 боеспособных дивизий, все же их положение оставалось тяжелым.

Англичане были потрепаны, фронт удлинялся, французы понесли большие потери и переживали обострение кризиса пополнений. Усиление перевозки во Францию американцев в апреле и в мае и смена ими французских дивизий на спокойных участках мало улучшали положение. Перелом в обстановке мог наступить лишь по высадке во Франции крупных американских сил, чего можно было ожидать лишь в июле. Надо было выиграть время. А для этого необходимо было взять инициативу в свои руки и самим предпринять наступление. Только этим путем можно было предупредить новый германский удар в одном из важных для союзников направлений. Несмотря на некоторый еще перевес в силах на стороне германцев, Фош, на которого наконец было возложено верховное командование на всем западноевропейском театре, включая и итальянский, решил в начале июня перейти в общее наступление, поставив себе целью освобождение от угрозы угольных копей Бетюна, района Ипра, Амьена и железной дороги Париж - Кале. В то же время итальянцы должны были атаковать австро-венгерцев.

Такому решению Фоша соответствовала группировка союзников и в частности французов. В районах Мондидье и Нуайона французские дивизии первой линии получили участки в 2–4 км, в то время как южнее Уазы их боевой порядок был в 3–4 раза более разреженным. Из 38 французских пех. дивизий, бывших в резерве, 21 была севернее Уазы. Таким образом между Нуайоном и морем находились 45 французских пех. дивизий из 103, бывших во Франции. Наступление германцев на Шмен-де-Дам, в районе, трудно доступном и хорошо укрепленном, Фошем не ожидалось, и этот участок занимался французами очень слабо: от Реймса до Нуайона на протяжении 90 км держали фронт 11 дивизий 6-й французской армии и за ними находилось в резерве 4 дивизии. Из общего числа дивизий, находившихся на упомянутом фронте, 4 дивизии были английскими, перевезенными сюда после апрельских боев на р. Лис. На 1 км линии фронта приходилось 30 орудий. Глубокого эшелонирования при столь разреженном боевом порядке быть не могло, и французам было приказано во что бы то ни стало оборонять первую позицию. Ближайшие резервы главнокомандующего (5 дивизий) были расположены у Компьена и Реймса.

Оценка подготовки и планов сторон

Если считать, что до первой операции германцев были предпосылки, дававшие основание предполагать возможность разгрома армий Антанты до прибытия американцев, то ныне, после того как развить прорыв не удалось, германское главное командование должно было понять, что оно не в состоянии выполнить поставленных себе задач. И действительно, политико-экономическое положение внутри Германии стало сложнее, кризис пополнений обострялся, расчеты на получение продовольствия из Украины оказались сильно преувеличенными, а американские войска прибывали во Францию гораздо скорее, чем предполагало германское командование. При таких условиях надо было прекратить активные действия и убедить правительство, что отныне нет никаких шансов закончить войну победой. При уступках со стороны Германии заключение мира, по-видимому, было еще возможно.

Но германское главное командование в соответствии с настроениями буржуазии и верхушки социал-демократии переоценило силы Германии и духовное состояние, выносливость и дисциплину германских войск и решило еще раз попытаться победой закончить войну. Но, придя к этому ошибочному заключению, оно поступило правильно, стремясь возобновить наступление возможно раньше, так как всякое промедление было большим выигрышем для союзников.

Участок для прорыва был намечен удачно. Развитие его угрожало Парижу, создавалась угроза рокадной железнодорожной магистрали Париж- Верден, по которой шло снабжение французских армий, находившихся восточнее Парижа; французы занимали участок слабыми силами; к германцам подходило достаточное число железнодорожных линий, а их ближайший тыл был укрыт от взоров противника. Неблагоприятной для германцев была лишь местность. Кроме того в случае пассивности германцев выступ у Амьена мог быть уничтожен союзниками.

Стратегическая важность участка прорыва неизбежно должна была бы вызвать переброску союзных резервов с севера, но переброска могла совершаться с опаской, так как фронт кронпринца Рупрехта должен был продолжать подготовку наступления. Желание не ослаблять фронта Рупрехта вызвало раздвоение внимания Гинденбурга. В результате масштаб задуманной операции на Шмен-де-Дам был значительно меньшим, чем в марте, и на фронте атаки 27 мая, составлявшем 4,5% всего протяжения фронта, было развернуто 14% всего числа германских дивизий, а артиллерии и авиации 25% и 22%, в то время как к 21 марта эти цифры были соответственно 9%, 33%, 40%, 35%.

Положение 7-й и 1-й армий в мае было лучше лишь тем, что французы считали Шмен-де-Дам неприступной позицией и, не зная до последнего момента о предстоявшем наступлении, не подготовились к отражению его. На фронте прорыва германцы развернули подавляюще превосходные силы, в пехоте в 2, а в артиллерии в 4 раза, что ставило их войска в весьма благоприятные условия для ведения боя.

Сражение на реках Эн и Марне

После артиллерийской подготовки, начатой внезапно в 2 часу 27 мая, в 4 час. 40 мин. пошла в атаку германская пехота. Вскоре французская позиция оказалась прорванной, а оборонявшие ее дивизии понесли крупные потери в значительной мере от химических снарядов. Через 5–6 час. после начала атаки германцы подошли к р. Эн, находившейся в 9 км впереди их исходного положения, и в 11 час. приступили к переправе по неразрушенным французами мостам.

Французские резервы, направленные навстречу германцам, были тотчас же сметены, и к вечеру германцы подошли в районе Фим к р. Вель, а частью даже форсировали эту реку. Оголенные фланги союзников были охвачены германцами. Таким образом успех был полный. В центре германцы прошли за день 20 км, захватили много пленных и уже 27 мая заставили Фоша начать перевозку союзных резервов с севера в район прорыва. Германское главное командование отныне ставит задачей 18-й, 7-й и 1-й армиям овладение линией Компьен – Дорман - Эпернэ. На другой день французы успели направить в бой. 9 свежих дивизий, но не могли надлежащим образом организовать управление, быстро отступавшими войсками. В результате германцам, проявившим необычайную энергию, удается за день продвинуться еще на 6-8 км, расширить фронт своего наступления до 60 км (на востоке почти до Реймса, а на западе - за Пинон) и захватить за 2 дня операции свыше 20 000 пленных. В Париже, начавшем снова обстреливаться 210-мм пушками, возникла паника, и началась эвакуация. Но Фош, убедившись, что германцы не демонстрируют, а ведут серьезную операцию, направил на поле боя 19 пех. и 6 кав. дивизий.

29 мая германцы, развивая свой удар почти исключительно в южном направлении, легко сделали в центре новый скачок в 12 км и к вечеру заняли линию Креси – Суассон – Фер-ан-Тарденуа – Бетени. Таким образом на флангах продвижение германцев было значительно, а в центре, не встречая сколько-нибудь серьезного сопротивления, они продолжали стремительное наступление к Марне.

Так как на юге наступление германцев должно было задерживаться р. Марной, то главной заботой французского командования было не дать прорыву расшириться. Для этого необходимо было удержать в своих руках Реймские высоты и воспрепятствовать продвижению германцев от Суассона на запад и юго-запад, т. е. к Парижу. С этой целью первые резервы, подошедшие вслед за брошенными в бои 27 и 28 мая, были направлены на Реймские высоты (3 дивизии и штаб 5-й армии) с приказанием атаковать в направлении на Фим, а 4 дивизиям - наступать от Компьена на Суассон. Кроме того в районе Компьена собиралась 10-я французская армия.

30 мая германцы, возобновив натиск по всем направлениям, ликвидируют намечавшееся контрнаступление французов на свои фланги. К вечеру германцы насчитывают всего 45 000 пленных и 400 захваченных орудий; они доходят восточнее Шато-Тьерри до Марны, но на флангах, особенно на восточном, желаемых результатов не достигают. Тем не менее положение французов тяжелое. Они понесли крупные потери, а наступление германцев все еще продолжается. Между Нуайоном и Мондидье они, германцы, готовятся к атаке, и на фронте появились свежие, взятые у Рупрехта, германские дивизии. Поэтому Фош ввел свою 10-ю армию в первую линию между 6-й и 3-й армиями, из них последняя по-прежнему занимала фронт к западу от Нуайона. Но этого могло оказаться недостаточно, а потому все командующие группами французских армий и Хег получили приказы подготовить переброску на поле сражения новых сил; часть этих сил сменили американские дивизии.

Благодаря этим мерам ко 2 июня французы развернули па путях наступления германцев 37 пех. дивизий; на западе от Мулен-су-Туван до Фавероль находилась 10-я армия из 3 корпусов; в центре от Фавероля до Дормана 6-я армия из 4 корпусов и на востоке от Дормана до Реймса 5-я армия из 3 корпусов. Кроме того еще 11 дивизий находилось и пути к полю боя.

Между тем 31 мая наступление германцев продолжалось. Хотя они и имели успех, особенно существенный в районе р. Урк, но перелом в обстановке стал уже чувствоваться. За этот день германцы дошли до линии Понтуаз – восточная опушка леса Виллер – Коттере – Шато – Тьерри и Дорман и далее по западной окраине Реймских высот на Бетени. Таким образом расположение германцев представляло собой выступ на юг, сжатый с флангов лесом Виллер-Коттере и Реймскими высотами, за которыми сосредоточивались французские резервы. Такое положение германцев было опасным. Поэтому, решив 1 июня возобновить наступление, они отныне направляли центр своих усилий на Компьен и на Реймс.

1–5 июня происходил ряд ожесточенных боев на Реймских высотах, и в особенности за лес Виллер-Коттере, которые в общем не изменили положения сторон, и столь важный район лесов вблизи Компьена и Виллер- Коттере остался в руках французов.

Результаты операции с 27 мая по 5 июня

Результаты операции были хотя и не решительными, но значительными. Германцы прорывали считавшееся недоступным расположение союзников на фронте в 80 км, своим центром прошли 60 км, дошли до Марны, и от Парижа их отделяло только 70 км. За эту операцию они взяли 55 000 пленных. 650 орудий, свыше 2 000 пулеметов и большие запасы разного имущества. Союзные резервы растаяли. В операции приняли участие 45 французских, 2 американских и 5 английских пех. и 6 французских кав. дивизий. При этом с севера было взято все, что только было возможно. Наступление союзников на время сделалось невыполнимым. Германцы достигли железнодорожной магистрали Париж – Шалон. Линия фронта удлинилась на 53 км. Престижу Франции и ее армии был нанесен чувствительный удар. Отныне создавалась угроза не только портам Ла-Манша, но и Парижу.

Но и силы германцев надломились: они потеряли с 27 мая по 5 июня 126 000 чел., использовали при наступлении 51 дивизию, но Реймса не взяли и не расширили образованного ими выступа к юго-западу от Суассона, вследствие чего дивизии левого крыла 7-й армии базировались на железнодорожную линию, находившуюся под огнем французов.

Оценка действий обеих сторон с 27 мая по 5 июня

Главная причина достижения указанных результатов - внезапность. В тактическом смысле она была проявлена искусным применением химических средств и еще более короткой, чем 21 марта, но более интенсивной артиллерийской подготовкой. Другая причина конечно заключалась в значительном превосходстве сил германцев в начале операции. Когда они стали утрачивать это превосходство, продвижение становилось все медленнее.

По проникновении германцев в глубь французского расположения они стали стремиться развивать наступление по всем направлениям - на восток, юг и запад. А между тем предпосылок для одновременного обхода обоих оголенных флангов французов и продвижения на юг не было. Силы германцев быстро таяли, наступательная энергия падала, снабжение становилось затруднительным. Наоборот, силы союзников непрерывно нарастали, угроза столице усиливала упорство французов. При таких условиях было бы правильно - по достижении Марны, на юге и востоке занять оборонительное положение, а центр усилий направить только на запад и юго-запад. Принимая во внимание возможность присоединения к этому наступлению и 18-й армии, результаты операции можно было бы предполагать значительно большими. Они могли бы стать для Антанты катастрофичными, если бы германцы в самом начале июня возобновили наступление к побережью. Но на это они уже не имели сил.

Французы проявили некоторое легкомыслие; они слишком понадеялись на неуязвимость позиций у Шмен-де-Дам и, не организовав там глубоко эшелонированной обороны, заставили свои войска во что бы то ни стало отстаивать первую позицию. В результате артиллерийская подготовка германцев была более действительной, чем предполагали они сами. Союзные резервы сначала направлялись в бой, как и в марте, разрозненно, по мере их прибытия. Они попадали в неблагоприятную в моральном отношении обстановку и безрезультатно таяли. Однако они высаживались, главным образом, не против фронта продвигавшихся германцев, а на флангах, в районах Суассона и Реймса, что надо считать совершенно правильным.

После того как утром 29 мая окончательно выяснилось, что германцы не предполагают возобновить наступление против англичан, Фош направляет к полю боя огромные силы и постепенно организует управление ими, что конечно не замедлило сказаться на ходе операции. К выступу у Амьена ныне прибавился выступ германцев у Шато-Тьерри. Флангам этих выступов угрожали союзники. Снабжение 7-й армии обеспечено не было. При этих условиях надо было спрямить расположение германцев, что могла сделать 18-я армия.

Наступление 18-й германской армии на компьен

Атака 18-й армии с фронта Мондидье – Нуайон на Компьен не имела тех размеров, какими отличались предшествовавшие наступления. На фронте в 35 км германцы развернули 13 дивизий с 70 орудиями на 1 км фронта атаки против 7 дивизий 3-й французской армии с 40 орудиями на 1 км фронта. Подготовка германцев шла спешно и открыто.

Союзники частью подготовили к погрузке, частью отправили в район предстоявшего наступления германцев крупные силы. Свою оборону на фронте Нуайон – Мондидье они на этот раз эшелонировали.

После 3-часовой артиллерийской подготовки с применением необычно большого процента химических снарядов германская пехота в 4 час. 20 мин. 9 июня при поддержке огневого вала пошла в атаку. Германцы прорвали расположение союзников, но имели успех преимущественно в центре вдоль шоссе Руа Эстреп, где продвинулись за день на 9 км.

10 июня германцы вновь продвинулись в центре. Но 11 июня французы сами перешли в контратаку. С этой целью западнее Трико ими были собраны 5 дивизий 10-й армии (ген. Манжена). Предшествуемые 163 танками, они внезапно на фронте в 10 км во фланг атаковали германцев и обратили в бегство 2 их дивизии (30-ю и 19-ю). Оттеснив германцев на 1–4 км, французы своего успеха развить не могли, и фронт здесь стабилизовался, так как попытки обеих сторон возобновить наступление были безрезультатны. Наступление 12–15 июня частей 7-й германской армии от Суассона на запад было тщетным.

Результаты наступления 18-й германской армии

Из вышеизложенного видно, что результаты наступления 18-й германской армии были незначительны. Германцы проникли в центре вглубь французского расположения на 10 км, несколько спрямили свой фронт, облегчили положение правого фланга 7-й армии, взяли 15 000 пленных, 150 орудий, но использовали 18 дивизий, в то время как французы лишь 15. Германцы потеряли 74 000 чел., не считая 73 000, выбывших из строя в июне на других участках. Надежды на взятие Компьена и овладение районами между Уазой и Эном, так же как и на выпрямление линии фронта и улучшение положения германцев в районе Виллер – Коттере, не сбылись.

Оценка действий обеих сторон в июне

Малые силы, предоставленные германским главным командованием в распоряжение командующего 18-й армии, незначительное, менее чем двойное, превосходство германцев в силах, отсутствие внезапности, а также и контратака Манжена - являются важнейшими причинами того, что германцы выполнили лишь свою ближайшую задачу.

Контратака французов имела больше моральное, чем материальное, значение. В 1918 г. она была первой серьезной попыткой противостоять натиску
германцев активными действиями и показала в момент наибольшей славы последних, что и они уязвимы, и послужила как бы генеральной репетицией
более мощного контрнаступления французов 18 июля.

Описание подготовлено по книге А.М. Зайончковского «Мировая война 1914–1918», изд. 1931 г.

1942, Стратегические планы сторон

В соответствии с военно-политическими целями дальнейшего ведения войны ранней весной 1942 г., когда активная вооруженная борьба на советско-германском фронте почти прекратилась, обе воюющие стороны приступили к выработке стратегических планов военных действий.

Разработка Ставкой Верховного Главнокомандования и Генеральным штабом стратегического плана действий Советских Вооруженных Сил на очередной этап войны и проведение мероприятий по подготовке новой военной кампании имели ряд характерных особенностей. Они определялись своеобразными условиями военно-политической и стратегической обстановки, сложившейся к весне 1942 г. Во-первых, не было твердой уверенности в том, что второй фронт будет открыт в сроки, отвечавшие общим интересам борьбы антифашистской коалиции, то есть в 1942 г. В то же время гитлеровское руководство было осведомлено, что в ближайшее время второго фронта не будет. Поэтому оно могло использовать максимум сил и средств для развертывания новых активных действий на Восточном фронте. Во-вторых, союзники не полностью выполняли свои обязательства по доставке в СССР военных материалов по ленд-лизу. Поэтому Советский Союз должен был рассчитывать только на себя.

Советское командование принимало в расчет мероприятия по значительной организационной перестройке и техническому перевооружению Советской армии, а также созданию крупных резервов, которые могли завершиться не ранее лета 1942 г. Между тем многочисленные данные свидетельствовали о том, что новое крупное наступление врага на советско-германском фронте начнется уже весной 1942 г.

18 марта 1942 г. военная разведка доносила в Генеральный штаб: «Подготовка весеннего наступления подтверждается перебросками немецких войск и материалов. За период с 1.1 по 10.3 переброшено до 35 дивизий, непрерывно идет людское пополнение в действующие армии. Ведутся интенсивные работы по восстановлению железнодорожной сети на оккупированной территории СССР, идет усиленный завоз боевых и транспортных машин, боеприпасов, артиллерии. Не исключается, что решительное наступление немцев на Восточном фронте будет при одновременном выступлении Японии против СССР и нажиме со стороны немцев на Турцию с целью принудить ее к пропуску немецких войск на Кавказ... Немцы, не имея возможности произвести соответствующую перегруппировку сил на фронте, не смогут повторить наступление на широком фронте. Все усилия они сосредоточивают на подготовке последовательных операций: вначале с целью захвата Кавказа и Мурманской [Кировской] железной дороги, затем распространение операций к северу с задачей овладения городами Москвой и Ленинградом. Решением этих задач достигалась бы основная стратегическая цель – изоляция СССР от союзников, лишение его нефти, и если не разгром, то низведение его до степени, когда он теряет всякое значение. В этом основной замысел германского командования.

Центр тяжести весеннего наступления будет перенесен на южный сектор фронта с вспомогательным ударом на севере, при одновременной демонстрации на центральном фронте против Москвы...» И как вывод в донесении отмечалось: «Германия готовится к решительному наступлению на Восточном фронте, которое развернется вначале на южном секторе и распространится в последующем к северу. Для весеннего наступления Германия вместе с союзниками выставит до 65 новых дивизий... Наиболее вероятный срок весеннего наступления – середина апреля или начало мая 1942 г.»

23 марта 1942 г. органы госбезопасности сообщили в Государственный Комитет Обороны: «Главный удар будет нанесен на южном участке с задачей прорваться через Ростов к Сталинграду и на Северный Кавказ, а оттуда по направлению к Каспийскому морю. Этим путем немцы надеются достигнуть источников кавказской нефти. В случае удачи операции с выходом на Волгу у Сталинграда немцы наметили повести наступление на север вдоль Волги. Немцы этим летом будут стремиться не только выйти к Волге и Каспийскому морю, но и предпримут основные операции против Москвы и Ленинграда, так как захват их является для немецкого командования делом престижа».

Такие прогнозы стратегической разведки не могли не повлиять на оценку обстановки Ставкой Верховного Главнокомандования и принятие ею решения на дальнейшее ведение вооруженной борьбы на новом этапе войны.

Весной 1942 г. в распоряжении Ставки не было достаточных сил и средств для ведения наступления большого масштаба, но откладывать активные действия на длительный срок было нельзя. В этой обстановке, пишет Маршал Советского Союза А. М. Василевский, «фронты перешли к обороне. Перед нами встал вопрос о плане военных действий на следующие полгода. Он всесторонне обсуждался в Генштабе. Ни у кого из нас не было сомнений, что противник не позднее лета вновь предпримет серьезные активные действия с тем, чтобы, опять захватив инициативу, нанести нам поражение. Мы критически анализировали итоги зимы. Теперь Ставка, Генеральный штаб и весь руководящий состав Вооруженных Сил старались точнее раскрыть замыслы врага на весенний и летний периоды 1942 года, по возможности четче определить стратегические направления, на которых суждено будет разыграться основным событиям. При этом все мы отлично понимали, что от результатов летней кампании 1942 года во многом будет зависеть дальнейшее развитие всей мировой войны, поведение Японии, Турции и т. д., а быть может, и исход войны в целом».

Стратегический план действий Советских Вооруженных Сил на более длительный период должен был предусмотреть конечную политическую цель войны на 1942 год – разгром врага и освобождение всей оккупированной советской территории. Это и лежало в основе разработки решения, начатой Ставкой и Генеральным штабом после завершения зимней наступательной кампании.

Оценивая сложившуюся к весне 1942 г. обстановку, Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин предполагал, что гитлеровское командование летом 1942 г. будет в состоянии вести крупные наступательные операции одновременно на двух стратегических направлениях – московском и на юге страны. Особое значение он придавал московскому направлению, где у противника находилось более 70 дивизий.

И. В. Сталин полагал, что Советские Вооруженные Силы еще не имели достаточно сил и средств, чтобы при отсутствии второго фронта в Европе развернуть весной 1942 г. крупные наступательные операции. Поэтому он считал целесообразным на ближайшее время ограничиться активной обороной на всем советско-германском фронте, проводя наряду с этим частные фронтовые наступательные операции на отдельных его участках.

Генеральный штаб, в частности его начальник Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников и его заместитель генерал А. М. Василевский, в основном придерживался того же мнения, что и Верховный Главнокомандующий. Маршал Б. М. Шапошников твердо стоял на том, чтобы на первом этапе стратегических действий ограничиться только активной обороной, выдержать удар врага, измотать и обескровить его в начале лета, а затем, накопив резервы, перейти к широким контрнаступательным действиям.

Государственный Комитет Обороны предусматривал в качестве основной ближайшей задачи: создать к маю – июню 1942 г. мощные обученные резервы, накопить оружие, боеприпасы, танки, самолеты и другую боевую технику, а также необходимые материальные ресурсы для обеспечения войск в последующем наступлении.

Все обоснования и расчеты по плану стратегических действий на 1942 г. Генеральный штаб завершил уже к середине марта. Главная идея плана: активная оборона, накопление резервов, а затем переход в решительное наступление. Однако работа над планом продолжалась в связи с предложением командования юго-западного направления провести в мае силами Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов большую наступательную операцию.

Окончательный вариант плана действий Советских Вооруженных Сил был рассмотрен и утвержден в конце марта на совместном совещании Государственного Комитета Обороны и Ставки Верховного Главнокомандования. На этом совещании маршал Б. М. Шапошников еще раз изложил мнение Генерального штаба о целесообразности перехода всей действующей армии к временной активной обороне и сосредоточении основных стратегических резервов на западном направлении и частично в районе Воронежа, где летом могут разыграться главные события. Это мнение обосновывалось в основном численным превосходством сил противника и отсутствием второго фронта в Европе. Б. М. Шапошников не согласился с предложением маршала С. К. Тимошенко о возможности проведения уже весной крупной наступательной операции силами Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов, мотивируя свое несогласие трудностями организации подобной операции и отсутствием необходимых резервов.

Однако доводы Генерального штаба не были полностью приняты во внимание. Совещание закончилось указанием Верховного Главнокомандующего подготовить и провести в ближайшее время наступательные операции в районе Харькова, в Крыму и в других районах.

Таким образом, стратегический план Ставки на 1942 год в целом соответствовал военно-политической цели Советского государства на очередной этап войны и в своей основе носил активный характер. Наиболее детально была разработана первая часть этого плана, которая касалась намечаемых действий Советских Вооруженных Сил на весну и начало лета 1942 г. (апрель – июнь). В этот период Советская армия должна была оставаться во временной стратегической обороне с задачей завершить начатую реорганизацию войск и переоснащение их новой техникой, а также накопить резервы, с тем чтобы с лета 1942 г. развернуть новое наступление. Чтобы придать обороне активный характер, план предусматривал также проведение ряда наступательных операций на отдельных направлениях фронта от Баренцева до Черного моря с общей задачей закрепить успехи минувшей зимней кампании, улучшить положение войск в определенных районах и упреждающими ударами сорвать подготовку противника к летнему наступлению.

Вторая часть плана намечала переход Советских Вооруженных Сил с лета 1942 г. в решительное наступление на большей части советско-германского фронта с нанесением главного удара на южном крыле. Она была разработана в самых общих чертах, поскольку подробное планирование крупных наступательных операций могло быть проведено только с учетом результатов военных действий весной 1942 г.

В соответствии с принятым решением Ставка поставила в апреле – начале мая фронтам действующей армии конкретные боевые задачи на ближайший весенний этап борьбы.

Войскам Брянского фронта 20 апреля было приказано в первых числах мая провести операцию силами двух армий и танкового корпуса на курско-льговском направлении с целью овладеть Курском и перерезать железную дорогу Курск – Льгов.

Юго-Западный фронт получил разрешение на проведение Харьковской операции при содействии части сил Южного фронта. Согласно плану, утвержденному главкомом юго-западного направления 10 апреля, цель операции состояла в том, чтобы упредить противника в развертывании наступательных действий на харьковском направлении и сохранить за собой инициативу. Юго-Западный фронт должен был, используя плацдармы на правом берегу Северского Донца, северо-восточнее и юго-восточнее Харькова, нанести два удара по сходящимся направлениям на Харьков, разгромить харьковскую группировку противника и овладеть Харьковом – важным опорным пунктом вражеской обороны.

Южный фронт должен был оборонять занимаемые рубежи, прикрывая ростовское и ворошиловградское направления и район Лозовая, Барвенково, Изюм. Предполагалось, что Юго-Западный и Южный фронты создадут необходимые условия для развертывания летом крупной совместной наступательной операции в целях освобождения Донбасса и выхода на рубеж Днепра.

В целях облегчения управления войсками на южном крыле советско-германского фронта в предстоящем наступлении летом 1942 г. Ставка сочла необходимым создать 21 апреля северо-кавказское направление. В него были включены Крымский фронт, Севастопольский оборонительный район, Северо-Кавказский военный округ, Черноморский флот и Азовская военная флотилия. Главнокомандующим войсками северо-кавказского направления был назначен Маршал Советского Союза С. М. Буденный, членом Военного совета – секретарь Краснодарского крайкома ВКП(б) П. И. Селезнев, заместителем главкома по морской части – заместитель наркома ВМФ адмирал И. С. Исаков, начальником штаба – генерал Г. Ф. Захаров.

Войска северо-кавказского направления должны были полностью очистить Крым от противника и не допустить высадку морских десантов на побережье Азовского и Черного морей на участке Ростов, Туапсе, а также воздушных десантов на Керченском полуострове и на территории Северо-Кавказского военного округа. В случае попыток противника развернуть наступление на ростовском направлении этим войскам во взаимодействии с войсками Южного фронта надлежало прочно удерживать рубеж реки Дон, не давая противнику возможности выдвинуться в пределы Северного Кавказа.

Активные наступательные задачи получили фронты действующей армии и на других направлениях советско-германского фронта.

Войскам Калининского и Западного фронтов было приказано завершить начатые зимой операции по разгрому ржевско-вяземской группировки противника с развитием в последующем наступления на Смоленск. Одновременно с этим командующий Западным фронтом получил задачу осуществить воздушно-транспортную операцию в целях усиления кавалерийской группы генерала П. А. Белова, действовавшей в тылу врага, личным составом, вооружением и материально-техническими средствами. Эти войска должны были удерживать и расширять занимаемый ими район, а также наносить удары по коммуникациям, железным дорогам и базам противника в районах Смоленска, Ярцева, Вязьмы, Починка. Срок операции был определен с 10 по 25 мая. Согласно директиве Ставки к операции привлекалось 120 самолетов, которые должны были выделить командующий Военно-Воздушными Силами, командующий авиацией дальнего действия и командующий Западным фронтом. На командующего Войсками ПВО страны возлагалась задача по прикрытию аэродромов погрузки тяжелой авиации. Обратными рейсами самолетов предполагалась эвакуация раненых из группы Белова.

От войск Северо-Западного фронта Ставка потребовала завершить ликвидацию демянской группировки врага, которая глубоко вклинилась в расположение советских войск на стыке Северо-Западного и Калининского фронтов.

Войска Карельского фронта должны были подготовить и провести частные операции на мурманском, кандалакшском, кестеньгском направлениях и выйти на государственную границу, а войска 7-й отдельной армии – полностью очистить от финских войск левый берег реки Свирь и захватить плацдармы на ее правом берегу.

Военно-Морской Флот в стратегическом плане Ставки учитывался главным образом как сила, осуществляющая самостоятельные боевые действия на Северном и Черноморском морских театрах. Балтийский флот намечалось использовать ограниченно, так как он был блокирован в Кронштадте и Ленинграде. Перед Северным флотом была поставлена задача по защите морских коммуникаций в Баренцевом и Белом морях, а также на Северном морском пути. На него же возлагалась задача нарушать морские сообщения противника, но особо важными являлись организация и проведение специальных операций, которые должны были обеспечить безопасность конвоев, направлявшихся в северные порты Советского Союза. Кроме того, силы этого флота привлекались к совместным действиям с 14-й армией Карельского фронта, проводившей операцию на мурманском направлении. Черноморский флот совместно с войсками Приморской армии должен был не только активно участвовать в обороне Севастополя, но и обеспечить боевые действия Крымского фронта на Керченском полуострове, снабжать войска, наносить удары по коммуникациям врага и отражать удары торпедных катеров и авиации противника по своим базам и кораблям.

Нацеливая Военно-Морской Флот на решение самостоятельных задач, Ставка обратила внимание и на недочеты в использовании сил флотов при совместных действиях с войсками фронтов на приморских направлениях. В директиве начальника Генерального штаба были даны конкретные указания об использовании корабельной артиллерии, улучшении организации взаимодействия между сухопутными войсками и флотами, организации разведки и другим вопросам.

Фронты, действующие на западном и юго-западном направлениях, одновременно с наступательными задачами получили указания о создании резервов и постройке войсковых оборонительных линий: «В целях создания резервов и образования ударных кулаков для использования их нами на желаемых направлениях в наступательных действиях Ставка Верховного Главнокомандования считает целесообразным прикрыться на некоторых участках нашего общего фронта меньшими силами, с тем чтобы сгруппировать освобождающиеся силы и средства в армейских и фронтовых резервах и подготовить их к участию в предстоящих наших наступательных операциях, а также к контрударам на случай неожиданного наступления противника.

В этих видах Ставка считает нужным, чтобы... фронт в срочном порядке построил войсковую оборонительную линию по всему фронту, что должно дать возможность высвободить часть войск для образования ударных кулаков».

В указаниях Ставки об упрочении обороны фронтов приказывалось довести глубину главной полосы обороны до 10–12 км. Наряду с этим Ставка провела значительные мероприятия по укреплению старых и строительству новых тыловых оборонительных рубежей на значительную глубину, достигавшую в общей сложности 600 км (до р. Волга).

На юго-западном направлении развертывалось строительство рубежа на линии Воронеж, Старобельск, Ростов-на-Дону; совершенствовались старые оборонительные рубежи по реке Дон и строились оборонительные обводы вокруг таких крупных городов, как Воронеж, Ростов, Саратов, Сталинград. На западном направлении возводилась Можайская линия обороны и укреплялись оборона вокруг Москвы и старые рубежи по рекам Ока и Волга. Для обороны кавказского направления еще в конце 1941 г. началось сооружение полевого укрепленного рубежа по Нижнему Дону от станицы Нижнечирская до Азова общей протяженностью 700 км, а также рубежей по рекам Кума и Маныч. Однако к весне 1942 г. все они были слабо развиты в глубину на основных направлениях. Кроме того, из-за неудачно выбранного места для оборонительных сооружений произошло затопление части из них при весеннем половодье.

В мае 1942 г. началось строительство оборонительных рубежей между Доном и Кубанью, по реке Терек и обводов вокруг Тихорецка, Ворошиловска, Грозного, Минеральных Вод, Краснодара.

Большое внимание Ставка уделяла также усилению обороны Ленинграда. Продолжалась эвакуация населения города.

Готовилась навигация на Ладожском озере. Создавалась вторая трасса через Шлиссельбургскую губу длиной около 30 км. С этой целью на восточном берегу озера строился Кобоно-Кореджский порт. Пополнялся судовой состав: металлические баржи строились в Ленинграде, деревянные – на судостроительной верфи на реке Сясь. Перебрасывались на Ладогу небольшие пароходы и баржи из Волжского, Северо-Камского и других пароходств.

Постановлением от 9 апреля 1942 г. Государственный Комитет Обороны возложил ответственность за организацию перевозок через озеро на Ладожскую военную флотилию, которой командовал капитан 1 ранга В. С. Чероков. Северо-Западное речное пароходство в оперативном отношении было подчинено командующему Ладожской военной флотилией. Были приняты меры для усиления противовоздушной обороны Ладожской трассы.

Как важный фактор в стратегическом плане Ставки учитывалось и партизанское движение, силы которого предусматривалось использовать в широких масштабах для дезорганизации вражеского тыла.

Таким образом, все фронты, развернутые от Заполярья до Крыма, получили не только указания по совершенствованию обороны в своих полосах, но и наступательные задачи с ограниченными целями. Эти задачи они должны были решать в условиях временной обороны до лета 1942 г., то есть до начала нового стратегического наступления с решительными целями – разгрома основных группировок врага и освобождения советской территории. Общая цель всех весенних наступательных действий сводилась к тому, чтобы улучшить оперативно-стратегическое положение Советских Вооруженных Сил на основных направлениях, вскрыть намерения противостоявшего противника, нанести поражение его группировкам, упреждающими ударами сорвать замысел гитлеровского командования на развертывание нового крупного наступления на советско-германском фронте, придав тем самым стратегической обороне советских войск активный характер. При нанесении упреждающих ударов наибольшее значение придавалось району Харькова – важнейшему стратегическому объекту на юго-западном направлении. Все это должно было создать благоприятные условия для развертывания летом крупных наступательных операций на огромном фронте от Балтики до Черного моря в целях разгрома основных группировок врага и создания решительного перелома в войне в пользу СССР, начало которому было положено под Москвой зимой 1941–1942 гг.

С учетом сроков готовности резервов и степени реорганизации Военно-Воздушных Сил и бронетанковых войск летнее наступление Советской армии могло начаться только во второй половине июля 1942 г.

Ставка Верховного Главнокомандования расположила свои резервы так, чтобы они могли быть использованы, в зависимости от складывавшейся обстановки, как на юго-западном направлении – для отражения ожидавшегося удара врага и перехода в решительное наступление, так и на западном – для надежного обеспечения района Москвы. Поэтому основные силы резервов сосредоточились в районах Тулы, Воронежа, Сталинграда, Саратова, откуда они могли быть быстро выдвинуты на то или иное угрожаемое направление. Между этими двумя направлениями были распределены и все маршевые пополнения действующей армии.

В основу нового плана наступления в 1942 г. гитлеровское руководство положило стремление достичь политических целей войны против СССР, которых фашистской Германии не удалось добиться в 1941 г. Стратегическая концепция верховного главного командования вермахта определяла советско-германский фронт как основной фронт борьбы. Именно здесь, считали руководители фашистской Германии, находится ключ к завоеванию победы над антифашистской коалицией, к решению проблемы завоевания мирового господства. Общий стратегический замысел сводился к нанесению мощного удара сосредоточенными силами на одном стратегическом направлении – южном крыле фронта – и к последовательному расширению полосы наступления к северу.

В беседе с японским послом Осимой 3 января 1942 г., после поражения немецко-фашистских войск под Москвой, Гитлер доверительно сообщил ему: «Советы уже в следующее лето будут разгромлены... Лето является решающей стадией военного спора. Большевиков отбросят так далеко, чтобы они никогда не могли касаться культурной почвы Европы». Развивая и конкретизируя свои авантюристические планы, он продолжил: «Я намереваюсь пока в центре фронта больше не проводить наступательных операций. Моей целью будет наступление на южном фронте. Я решил, как только улучшится погода, снова предпринять удар в направлении Кавказа. Это направление – важнейшее. Нужно выйти к нефти, к Ирану и Ираку. Если мы туда выйдем, то, я надеюсь, освободительное движение арабского мира также могло бы помочь нашему прорыву. Конечно, кроме того, я позабочусь о том, чтобы уничтожить Москву и Ленинград...

Если Англия потеряет Индию, то обрушится целый мир. Индия – это ядро английской империи. Необходимо, чтобы Германия и Япония посоветовались о совместных планах на 1942 и 1943 годы. Оба союзника не должны ни при каких обстоятельствах остановиться на полпути. Я уверен, что Англию можно уничтожить. Как устранить США, я еще не знаю».

Впервые вопрос о проектах плана новой наступательной кампании возник в феврале 1942 г., когда обстановка на советско-германском фронте несколько стабилизировалась. Новое наступление на Востоке намечалось начать сразу же после весенней распутицы. 20 февраля начальник оперативного отдела генерального штаба сухопутных войск генерал А. Хойзингер уже представил генералу Ф. Гальдеру первый проект плана наступления. Этот план предусматривал два этапа борьбы: весенний и летне-осенний. Весной 1942 г. имелось в виду силами группы армий «Юг» овладеть Керченским полуостровом и Севастополем, а также ликвидировать советские войска в выступе фронта в районе Барвенково, что должно было создать необходимые условия для развертывания летом того же года главной операции на южном крыле советско-германского фронта. Сам же план летнего наступления предусматривал нанесение одного лишь удара крупных сил вермахта на южном крыле с целью прорыва на Кавказ.

В конце февраля 1942 г. Риббентроп в беседе с японским послом в Германии говорил:

«Планы кампании разрабатываются теперь генштабом. В общих чертах план тот, который начертал Гитлер в конце января: во всех операциях против СССР наибольшее значение должен иметь южный сектор – там и начнется наступление, и сражения постепенно развернутся к северу... Во всяком случае, если удастся отрезать СССР от внешней помощи и расширить захват на юге, включая весь Донбасс и Кавказ, то даже если не удастся совершенно сломить советский режим, то всё же СССР потеряет всякое значение и силу... Операции против Среднего Востока последуют после операций против Кавказа».

В течение марта в генеральном штабе сухопутных войск шла планомерная разработка плана нового наступления на Востоке под кодированным наименованием операции «Зигфрид». 28 марта 1942 г. на совещании в ставке вермахта был рассмотрен подробный план летнего наступления. Присутствовавший на совещании заместитель начальника штаба оперативного руководства вермахта генерал В. Варлимонт записал впоследствии:

«...Гитлер, невзирая на постигшие немцев неудачи, вновь возвратился к своей основной идее, которой он придерживался в декабре 1940 г. и летом 1941 г. Он снова хотел сосредоточить основные усилия на крайних флангах широко растянутого фронта. Разница состояла лишь в том, что большие потери, которые понесла сухопутная армия и которые не удалось целиком восполнить, вынуждали его ставить перед собой последовательно одну цель за другой, начиная с южного участка, с Кавказа. Москва как цель наступления... пока совершенно отпадала».

Примечательно свидетельство Кейтеля, который на допросе 17 июня 1945 г. показал:

«В результате кампании 1941 года стало ясно, что возникает момент известного равновесия сил между немецкими и советскими войсками. Русское контрнаступление, бывшее для верховного командования полностью неожиданным, показало, что мы грубо просчитались в оценке резервов Красной армии. Тем более было ясно, что Красная армия максимально использует зимнюю стабилизацию фронта для дальнейшего усиления, пополнения и подготовки новых резервов. Молниеносно выиграть войну не удалось. Однако это ни в коем случае не отнимало у нас надежды новым наступлением достигнуть военной победы. При составлении плана кампании 1942 года мы руководствовались следующими установками: а) войска Восточного фронта более не в силах наступать на всем протяжении фронта, как это было в 1941 году; б) наступление должно ограничиться одним участком фронта, а именно – южным; в) цель наступления: полностью выключить Донбасс из военно-экономического баланса России, отрезать подвоз нефти по Волге и захватить главные базы нефтяного снабжения, которые, по нашей оценке, находились в Майкопе и Грозном. Выход на Волгу не планировался сразу на широком участке, предполагалось выйти в одном из мест, чтобы затем захватить стратегически важный центр – Сталинград. В дальнейшем предполагалось в случае успеха и изоляции Москвы от юга предпринять поворот крупными силами к северу (при том условии, что наши союзники взяли бы на себя р. Дон). Я затрудняюсь назвать какие-либо сроки для проведения этой операции. Вся операция на южном участке должна была закончиться крупным окружением всей юго-западной и южной групп Красной Армии, которые охватывались нашими группами армий “А” и “Б”...»

В распоряжении историков имеются документальные материалы о планах фашистского политического руководства и военного командования на лето 1942 г. В окончательном виде цель и замысел новой наступательной кампании на Востоке были сформулированы в директиве ОКБ № 41 от 5 апреля 1942 г., а затем конкретизированы в директивах № 44 и 45, подписанных в июле.

Военно-политическая цель нового наступления фашистского вермахта на советско-германском фронте состояла в том, чтобы вновь овладеть стратегической инициативой и уничтожить «оставшиеся» силы Советской армии, захватить максимальное количество важнейших политических, экономических и военных центров Советского Союза.

Стратегический замысел гитлеровского командования сводился к тому, чтобы «...сохраняя положение на центральном участке, на севере взять Ленинград и установить связь на суше с финнами, а на южном фланге фронта осуществить прорыв на Кавказ».

Решение этих задач предполагалось осуществить последовательно, «учитывая обстановку, создавшуюся после окончания зимней кампании, наличие сил и средств, а также транспортные возможности». Вначале гитлеровскому командованию необходимо было создать условия для проведения так называемой «главной операции» на юге Восточного фронта «с целью уничтожить противника западнее Дона, чтобы затем захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет». Для этого немецко-фашистским войскам требовалось улучшить свое оперативное положение, стабилизировать и укрепить Восточный фронт и тыловые прифронтовые районы. Их конкретные задачи сводились к тому, чтобы в течение весны овладеть Керченским полуостровом, Севастополем, срезать барвенковский выступ советских войск, ликвидировать их плацдарм северо-западнее Новгорода, выровнять линию фронта на московском направлении.

К концу мая немецко-фашистское командование предполагало закончить сосредоточение основных сил ударных группировок для проведения «главной операции». Ближайшая цель этой операции предусматривала нанесение ряда последовательных, дополняющих друг друга ударов, которые должны были развиваться «с севера на юг с таким расчетом, чтобы в каждом из этих ударов на решающих направлениях было сосредоточено как можно больше сил как сухопутной армии, так и в особенности авиации».

Первый удар планировалось нанести из района южнее Орла на Воронеж. Отсюда подвижные соединения должны были наступать вниз по течению Дона навстречу группировке, наносившей второй удар из района Харькова на восток. Затем предполагалось объединить в районе западнее Сталинграда войска, наступавшие вдоль Дона, и войска, наносившие удар на восток из района Таганрог, Артемовск. После этого планировалось быстрое развитие успеха непосредственно на Сталинград и Северный Кавказ.

Операции на севере по захвату Ленинграда и Кировской железной дороги намечалось провести после разгрома советских войск на юге и захвата нефтяных районов Кавказа, богатейших сельскохозяйственных районов Среднего и Нижнего Дона и Кубани. На западном направлении, где советские войска располагали значительными силами, противник планировал сдерживающие действия и частные наступательные операции по улучшению своего оперативного положения.

Таким образом, по замыслу фашистского командования вооруженные силы Германии в летнем наступлении 1942 г. должны были добиваться решения политических целей, поставленных еще планом «Барбаросса». Главный удар противник предполагал нанести на южном крыле. К нанесению одновременных ударов на других стратегических направлениях, как это было в 1941 г., вермахт был уже не способен.

Сосредоточив на юге Восточного фронта все свои резервы, правители Третьего рейха рассчитывали на то, что потеря Донбасса и кавказской нефти ослабит Советский Союз и обеспечит Германии возможность успешно продолжать войну, а выход немецких войск в Закавказье нарушит связь СССР с зарубежными странами через Кавказ и Иран. Более того, нацисты не без оснований надеялись на то, что прорыв германских войск в Закавказье позволит им втянуть Турцию в войну против СССР.

От успешного решения первоначальных задач, запланированных германскими стратегами на май – июнь 1942 г., во многом зависело осуществление военно-политических целей всего наступления гитлеровской армии на Востоке летом 1942 г.

В целях обеспечения скрытности летнего наступления 1942 г. фашистское руководство провело ряд мероприятий по дезинформации.

Чтобы сохранить в тайне направление главного удара, генеральный штаб сухопутных войск Германии решил создать впечатление, будто немецкие войска развернут мощное наступление на западном направлении в целях разгрома центральной группировки советских войск и захвата Москвы. Для этого штаб группы армий «Центр» по указанию ОКХ разработал план специальной операции под условным наименованием «Кремль». Расчет был сделан на то, что ее замысел станет известен командованию Советской Армии и оно будет введено в заблуждение. Этот план предусматривал проведение целого комплекса различных дезинформационных мероприятий, которые по времени тесно увязывались с подготовкой и осуществлением наступления на юге. Однако операция «Кремль» своей цели не достигла.

* * *

Итак, весной 1942 г. обе воюющие стороны выработали стратегические планы и вели подготовку к очередному туру активных действий на советско-германском фронте, что вызывалось острой необходимостью иметь стратегическую инициативу в своих руках.

В соответствии с общими замыслами предстоящих действий создавались группировки сил действующих армий.

В составе советской действующей армии находились 9 фронтовых объединений, отдельная армия и войска Московской зоны обороны, 3 флота с оперативно подчиненными им 3 флотилиями. К маю 1942 г. еще сохранились три главнокомандования стратегических направлений – Западное, Юго-Западное и Северо-Кавказское, во главе которых находились соответственно генерал Г. К. Жуков, маршалы С. К. Тимошенко и С. М. Буденный. В состав сил действующей армии входили 10 ударных авиационных групп Ставки, соединения и части авиации дальнего действия, а также Московский фронт ПВО и Ленинградская армия ПВО. В стратегическом резерве Ставки находились 2 общевойсковые армии (1-я резервная и 58-я) и около 80 отдельных соединений и частей. Всего в составе войск советской действующей армии (без Войск ПВО страны и Военно-Морского Флота) насчитывалось в то время 5,1 млн человек, почти 3,9 тыс. танков, 44,9 тыс. орудий и минометов, около 2,2 тыс. боевых самолетов. В Северном, Балтийском и Черноморском флотах имелось 140 боевых кораблей основных классов: 2 линейных корабля, 6 крейсеров, 32 эскадренных миноносца и 100 подводных лодок.

Немецко-фашистские вооруженные силы имели на советско-германском фронте 3 группы армий, в состав которых входили 9 полевых и 4 танковые армии, 3 оперативные группы и 3 воздушных флота.

Соотношение сил и средств сторон было: в людях – 1 : 1,2, в орудиях и минометах – 1 : 1,3, в боевых самолетах – 1 : 1,5 в пользу противника; в танках – 1,2 : 1 и в боевых кораблях – 2,2 : 1 в пользу советских войск и флота. При таком соотношении в силах и средствах обе стороны вступили весной 1942 г. в новый этап Второй мировой войны, развернув активные действия на ее главном фронте.

правительств, парламентов и партий (Германия)

Введение ↑

Политическая система в соответствии с конституцией имперской Германии 1871 года может быть описана, с одной стороны, как федерация бывших суверенных княжеств и свободных городов-государств, при этом король Пруссии председательствует над федерацией и принимает наследственный титул германского императора ( Kaiser ). ). С другой стороны, это была конституционная монархия со строгим разделением властей. Исполнительная ветвь власти имела треугольную форму во главе Kaiser .Гражданскую часть исполнительной власти возглавлял имперский канцлер. Канцлер не был избран, а вместо этого назначен Kaiser и подотчетен только ему. Военная часть исполнительной власти возглавлялась высшим командованием Генерального штаба армии и Имперским Адмиралтейством; канцлер не имел власти над их стратегическим планированием и решениями. Координация между гражданской и военной ветвями власти находилась в ведении Kaiser .

Император Канцлер Начальник Генерального штаба Полевой армии (Верховное командование, ОВЛ)

Вильгельм II (15 июня 1888 - 9 ноября 1918)

Теобальд фон Бетманн Хольвег (7 июля 1909 - 13 июля 1917)

Гельмут фон Мольтке (1 августа - 14 сентября 1914 г. [официально 25 октября 1914 г.])

Георг Михаэлис (14 июля - 30 октября 1917 г.) Эрих фон Фалькенхайн (14 сентября 1914 г. [официально 25 октября 1914 г.] - 19 августа 1916 г.)
Георг фон Хертлинг (1 ноября 1917 - 4 октября 1918) Пауль фон Гинденбург (19 августа 1916 - 3 июля 1919)
Принц Максимилиан фон Баден (5 октября - 9 ноября 1918 г.)

Таблица 1: Имперская исполнительная власть, 1914-1918 гг.

Законодательная ветвь правительства состояла из двух палат: Бундесрата , представлявшего государства, и Рейхстага , представлявшего народ.Без согласия большинства в обеих палатах ни один закон, в том числе бюджет, не мог быть принят. 397 членов рейхстага были избраны демократическим путем - начиная с 1888 года на пятилетний срок - всеобщим голосованием мужчин. Хотя Рейхстага было необходимо для принятия закона, оно не могло не избрать канцлера и не могло его сместить вотумом недоверия; это был чисто законодательный орган.

Результаты последних выборов в Рейхстаг перед войной, в 1912 году, сделали задачу правительства по формированию большинства для его законодательной повестки дня более сложной, чем когда-либо.Большинство, состоящее из консерваторов, представляющих аристократические и сельскохозяйственные интересы, и Центристской партии, представляющей католическое меньшинство, на которую опирался канцлер Теобальд фон Бетманн Хольвег (1856-1921) перед выборами, больше не существует. Вместо этого марксистская партия промышленного рабочего класса, Социал-демократическая партия Германии (СДПГ), составляла самую сильную фракцию Рейхстага . Хотя СДПГ была глубоко разделена по вопросу о том, как достичь социализма, будь то революционные массовые забастовки или реформистская стратегия, парламентская группа партии считала здравым смыслом не голосовать за бюджет, особенно за военный.Что касается законопроекта о расширении армии 1913 года, который имел решающее значение для подготовки Германии к возможной войне, канцлеру Бетманну Хольвегу удалось заручиться поддержкой как либералов, так и консерваторов, которые были категорически против по внутренним вопросам, таким как конституционная реформа, и Центром. Сторона, обеспечивающая принятие законопроекта.

Партия Доля голосов (%) Мест в Рейхстаге
Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) 34.8 110
Центр партии 16,4 90
Консерваторы (Консервативная партия Германии и партия Германского рейха) 11,5 58
Национально-либеральная партия 13,6 44
Прогрессивная народная партия (левые либералы, ФВП) 12,3 42
Другое (этнические и региональные партии, неприсоединившиеся) 11.4 53

Таблица 2: Состав Рейхстага 1912 года [1]

Внутреннее перемирие (Burgfrieden) и большинство целей войны ↑

Как законодательный орган, Рейхстаг не имел права голоса в решении объявить войну сначала России, а затем Франции. Фактически, когда началась война, его даже не было в сессии. Вильгельм II, знаменитый призыв немецкого императора (1859-1941) к национальному единству в своей речи на открытии сессии Рейхстага 4 августа 1914 года, в которой он заявил, что больше не видит партий, а только немцев (« Ich kenne keine Parteien mehr, ich kenne nur noch Deutsche! »), [2] не стало реальностью до тех пор, пока официальный представитель СДПГ Хьюго Хаазе (1863-1919) не объявил, что СДПГ поддержит военные усилия и проголосует за военные кредиты. законопроект.По иронии судьбы, Хаазе возражал против этого решения в предыдущих внутренних дебатах СДПГ. [3] Почему СДПГ, которая до конца июля 1914 года организовывала многолюдные мирные демонстрации, решила проголосовать за военные кредиты? Мейнстрим партии, реформистское крыло и профсоюзы приняли аргументы Бетмана Хольвега о том, что Германия подверглась нападению со стороны царской автократической России, когда Россия начала мобилизацию, и что Германия ведет оборонительную войну. Тот факт, что российские войска начали вторжение в Восточную Пруссию во время сессии Рейхстага , повысил авторитет канцлера.Кроме того, опасения, что СДПГ будет запрещена в соответствии с положениями о чрезвычайном положении, которое вступило в силу с объявлением войны, сыграли важную роль в принятии решений партийным и профсоюзным руководством. Другая причина заключалась в том, что социалистические партии в государствах Антанты также поддерживали военные усилия своих стран. И последнее, но не менее важное: особенно реформисты в СДПГ были оптимистичны в отношении того, что, как только патриотизм СДПГ больше не будет подвергаться сомнению, правительство больше не откажется от их требований о конституционной реформе, в первую очередь о прекращении трехклассного избирательного права в Пруссии. [4]

В качестве символа национального единства было провозглашено перемирие внутриполитической конкуренции. До конца войны всеобщие выборы проводиться не будут, и неизбежные дополнительные выборы будут неконкурентными. Следовательно, состав рейхстага 1912 года не изменился во время войны.

Консенсус августа 1914 года вскоре был поставлен под сомнение на обоих концах политического спектра. Как и в большинстве стран, находящихся в состоянии войны, война усилила националистические настроения в Германии.Не понимая, насколько сложным было стратегическое положение Рейха после провала плана Шлиффена, буржуазные и консервативные партии, промышленные и сельскохозяйственные группы интересов, националистические организации, такие как Пангерманская лига, академические элиты и многие другие, начали осаждать правительство. с требованиями, чтобы война могла закончиться только победоносным миром. Их требования включали более или менее обширные аннексии французских, бельгийских и русских территорий. Таким образом, условия, при которых социал-демократы и левые либералы поддерживали войну, не были приняты широкими слоями политического класса.Мирный договор в результате переговоров вместо полной победы был неприемлем для нового большинства в Рейхстаге , которое включало консерваторов, национал-либералов, Центристскую партию и даже части левой либеральной группы. За фасадом Burgfrieden новое националистическое большинство снова изолировало СДПГ.

Это, в свою очередь, послужило подтверждением подозрений меньшинства членов SPD Рейхстага в том, что утверждение Бетманна Хольвега о том, что Германия защищается только от агрессии Антанты, никогда не было чем-то большим, чем правительственная пропаганда.В декабре 1914 года Карл Либкнехт (1871-1919) стал первым членом СДПГ Рейхстага , который не чувствовал себя обязанным подчиняться партийной дисциплине и проголосовал против второго законопроекта о военных кредитах. Год спустя, в декабре 1915 года, в парламентской группе СДПГ уже было двадцать инакомыслящих, а в марте 1916 года антивоенные диссиденты были исключены из группы СДПГ и сформировали Социалистическую рабочую группу ( Sozialistische Arbeitsgemeinschaft ) в Рейхстаге. . [5] После еще одного года ожесточенных ссор внутри СДПГ в апреле 1917 года была основана Независимая социалистическая партия ( Unabhängige Sozialdemokratische Partei Deutschlands , или USPD), и раскол СДПГ был завершен. Поскольку проблемой, из-за которой произошел раскол в партии, была поддержка войны, а не предыдущая борьба за партийную стратегию, НСДПГ была почти такой же неоднородной, как СДПГ до войны. Ревизионист и пацифист Эдуард Бернштейн (1850-1932), например, снова оказался в одной партии с бывшим «главным идеологом» СДПГ Карлом Каутским (1854-1938) и с революционерами, такими как Карл Либкнехт и Роза Люксембург ( 1871-1919), которые до войны были его противниками во внутренних дебатах СДПГ.Уже в 1914 году последние два основали группу Die Internationale , переименованную в Лигу Спартака в 1916 году, которая присоединилась к USPD в 1917 году и сформировала ядро ​​Коммунистической партии, основанной в начале 1919 года. Лига Спартака, которая, конечно же, была запрещена. в условиях чрезвычайного положения не добился мира ни путем победы, ни путем переговоров, а вместо этого пытался взволновать массы, чтобы добиться революционного мира, заключенного рабочим классом во всех странах, находящихся в состоянии войны.Революционная стратегия получила поддержку в партии после большевистской революции в России и забастовок в январе 1918 года в Германии.

Любое нарушение национального единства - таково было общее убеждение (не только в Германии) - было бы воспринято противником как признак слабости и поощрило бы его желание продолжать борьбу. В результате канцлеру Бетманну Холлвегу пришлось потворствовать как аннексионистскому большинству в Рейхстаге , так и СДПГ, чтобы поддерживать видимость Burgfrieden .Это одна из причин, почему историкам так сложно определить, каковы были его собственные намерения. [6]

Изменение властных отношений в правительстве Германии ↑

Согласно имперской конституции, канцлер имел мало полномочий в отношении вооруженных сил и их стратегических решений. С началом войны баланс внутри правительства все больше и больше склонялся в пользу военного руководства. Задача гражданского правительства заключалась в том, чтобы все в большей степени обеспечивать военным то, что нужно для победы в войне: оружие и боеприпасы, людей, деньги, продукты питания и, в более общем плане, поддержку тыла.Это повлекло за собой значительное расширение администрирования и регулирования. [7]

Важным аспектом было то, что британская военно-морская блокада отрезала Германию от большей части ее довоенной внешней торговли. Вследствие этого была введена административная система контроля цен, реквизиции и нормирования, которая не смогла предотвратить - а в некоторых случаях даже усилилась - нехватка продовольствия. Тот факт, что те части населения, которые не могли позволить себе покупать на черном рынке, должны были страдать от голода, особенно зимой 1916, 1917 и 1918 годов, широко приписывали британской блокаде.Перед лицом народного недовольства правительство почувствовало растущую потребность потворствовать Рейхстагу как представителю народа. «Сила кошелька» последнего также сделала его важным политическим игроком в отношении финансирования войны. Однако все это не означало, что Рейхстаг или даже его большинство имели последовательную стратегию по расширению и усилению своего влияния. Борьба между различными ветвями власти по вопросу подводной войны может иллюстрировать это.

Чтобы предотвратить немецкую заморскую торговлю, британский флот не блокировал немецкие порты, но закрыл все Северное море для немецких судов. Это было сделано путем блокады Ла-Манша и пролива между Шотландией и Норвегией. Немецкий боевой флот, созданный министром военно-морского флота адмиралом Альфредом фон Тирпицем (1849-1930), не смог ничего сделать против такой блокады и оставался в порту большую часть войны. В этой обостряющейся ситуации Тирпиц разработал решение, о котором до войны вряд ли думали.Он предложил объявить противоблокаду Великобритании, пригрозив потопить все корабли, независимо от того, были ли они британскими, Антантскими или нейтральными, с помощью подводных лодок. К февралю 1915 года эта новая стратегия была принята и объявлена ​​всем нейтральным державам. Как и ожидал канцлер Бетманн Хольвег, Соединенные Штаты как важнейшая нейтральная держава немедленно выразили протест против возможного уничтожения американских кораблей и человеческих жизней. [8] В мае 1915 года опасения американцев стали реальностью: немецкая подводная лодка потопила Lusitania и 120 американцев утонули.Американский ультиматум о том, что Германия должна либо вернуться к формам морской войны в соответствии с международным правом, либо столкнуться с последствиями, привел к ожесточенному конфликту внутри Германии по поводу того, как реагировать на американские требования. Военно-морской флот, особенно Тирпиц, хотел категорически отказаться, в то время как Бетманн Хольвег опасался, что вступление Америки в войну определенно склонит чашу весов в пользу Антанты. Поэтому он был готов отказаться от неограниченной подводной войны. Поскольку Рейхстаг , в частности Главный комитет ( Hauptausschuss ), который был сформирован в 1915 году и заседал на протяжении всей войны, приобрел политическое влияние, обе стороны пытались заручиться его поддержкой.Тирпиц был более успешным; большинство из них решительно выступало против любых уступок интересам США, только СДПГ встала на сторону Бетманна Холлвега. В августе 1915 года, когда был потоплен другой американский корабль, Arabic , решающим оказался не Reichstag , а военное руководство. Эрих фон Фалькенхайн (1861-1922) убедил императора, что участие Америки в войне может иметь решающее значение, и Kaiser приказал положить конец неограниченной подводной войне. [9]

Тем не менее, поскольку стратегия истощения на Западном фронте не привела к успеху, для многих немцев подводная война оставалась чудо-оружием для победы над Британией.В начале 1916 года Фалькенхайн передумал и потребовал возобновления неограниченной подводной войны. В этих обстоятельствах Бетманн Хольвег искал поддержки в Рейхстаге . Он мог рассчитывать на СДПГ и ФВП, которые разделяли его мнение о том, что шансы втянуть Соединенные Штаты в войну высоки, если подводная война действительно будет возобновлена. Сможет ли он завоевать большинство на своей позиции, зависело от Центристской партии, которая до сих пор поддерживала военные цели большинства.Однако в этом конкретном вопросе влиятельным оказался политик молодого поколения Матиас Эрцбергер (1875-1921). В прошлом он был связан с Тирпицем, и ожидалось, что он поддержит его. Однако Эрцбергера не убедил довод флота о том, что Британия может быть побеждена за шесть недель - или за шесть месяцев, как утверждали другие адмиралы. Таким образом, в феврале 1916 года ему удалось убедить фракцию Center Reichstag не поддерживать консерваторов и национал-либералов и тем самым Тирпица. [10]

Когда Бетманн Хольвег смог убедить Kaiser в начале марта 1916 года не отменять решение о подводной войне, Тирпиц подал прошение об отставке, которая была немедленно принята. Это стало шоком для националистической общественности. Правые фракции в парламенте отреагировали быстро и попытались превратить победу Бетмана Хольвега над Тирпицем в поражение. Но опять же, подготовленная консерваторами и национал-либералами резолюция, представлявшая собой недоверие канцлеру, не была поддержана Центром.Созвездие было почти прообразом большинства 1917 года, состоящего из Центра, ФВП и СДПГ.

Правые националисты не были готовы смириться с поражением. Летом 1916 года канцлер был атакован множеством брошюр как слабый и даже пораженческий. Под натиском этой пропаганды Бетманн Хольвег надеялся извлечь выгоду из огромной популярности Пауля фон Гинденбурга (1847-1934), который является одним из причины, по которым он согласился, когда Гинденбург сменил Фалькенхайна на посту главы Верховного командования армии ( Oberste Heeresleitung , или OHL).Другая причина заключалась в том, что Гинденбург также советовал, что риски неограниченной подводной войны в отношении нейтральных держав перевешивают возможные выгоды. Однако, полагаясь на поддержку Гинденбурга, чтобы убедить Kaiser в его политике, направленной на то, чтобы не провоцировать Соединенные Штаты на войну, оказалось, что это чревато риском для стабильности его парламентской поддержки. В течение нескольких недель традиционным лидерам Центристской партии, возмущавшимся растущим влиянием Эрцбергера, удалось добиться принятия компромиссной резолюции на партийном съезде, которая фактически оставила решение о возобновлении неограниченной подводной войны одному Гинденбургу.Это не только ослабило позиции канцлера, но и подорвало влияние Рейхстага на стратегию и внешнюю политику. В октябре 1916 года, когда консерваторы и национал-либералы с радостью поддержали резолюцию Рейхстага, которая перекликалась с резолюцией Центра, и передала решение ОХЛ, большинство целей войны снова осталось неизменным. Когда в течение трех месяцев после падения Румынии Гинденбург и Эрих Людендорф (1865-1937) изменили свою позицию и потребовали возобновления неограниченной подводной войны, ни канцлер, ни Kaiser не оказали никакого сопротивления и не приняли их требования.Это свидетельствует об изменении соотношения сил в имперском правительстве, о сильной позиции Третьего ВЛ и о том, что Рейхстаг утратил всякое влияние на принятие стратегических решений. [11]

Смена большинства в Рейхстаге ↑

Зима 1916/17 года была самой тяжелой для немецкого рабочего класса, большая часть которого сильно недоедала. Чтобы поддерживать моральный дух, СДПГ выдвинула вопрос о трехклассном избирательном праве в Пруссии.Имперский канцлер, который также занимал должность премьер-министра Пруссии, понимал, что солдатам, возвращающимся с фронта, нельзя отказывать в равных избирательных правах. Но он не был достаточно силен, чтобы преодолеть сопротивление прусских консерваторов против конституционной реформы; все, что он мог сделать, это убедить Kaiser - как короля Пруссии - пообещать конституционные реформы после войны в своем пасхальном послании 1917 года. - даже больше, чем раньше, но недостаточно, чтобы оправдать надежды на реформу.СДПГ, ФВП и даже часть Центристской партии и национал-либералов начали сомневаться в способности Бетманн Хольвег прокладывать путь к конституционным реформам.

Когда в начале июля 1917 года Главный комитет Рейхстага должен был обсудить новый законопроект о финансировании войны, Эрцбергер снова взял на себя инициативу. [13] В своей речи он безжалостно дал понять, что все заверения военно-морского флота о том, что Британия попросит мира в течение шести месяцев из-за неограниченной войны, оказались ошибочными. [14] В результате он предложил резолюцию Рейхстага , в которой говорилось, что немецкий народ готов прекратить неограниченную подводную войну и согласиться на мир путем переговоров без аннексий и репараций. Текст резолюции был составлен во вновь созданном комитете, в котором были представлены те парламентские фракции, которые поддержали предложение Эрцбергера, то есть СДПГ, леволиберальный ФВП и Центристская партия, которые решили оформить свое сотрудничество (« Interfraktioneller Ausschuss ». , или IFA).Это новое большинство стремилось установить de facto , если не de jure , форму парламентского правления, при которой правительство должно было бы согласиться с политической программой большинства. [15] Само собой разумеется, что и резолюция, и попытки фактически изменить конституцию встретили яростную оппозицию со стороны националистических правых, которые в ответ организовали новую радикальную националистическую партию, Партию Отечества. [16] Они стремились сплотить народный протест против Мирного решения, чтобы продемонстрировать, что Рейхстаг большинства не представляет большинство народа.Однако левые пацифисты, USPD, также выступили против Мирной резолюции, поставив под сомнение ее искренность и ее шансы на успех. [17]

Когда постановление было принято в Рейхстаге , новый канцлер Георг Михаэлис (1857-1936) уже занимал свой пост. OHL, особенно Людендорф, упорно трудились, чтобы убедить Kaiser уволить Bethmann Hollweg. Последний потерял большую часть своей поддержки среди фракций Рейхстага , потому что ему не удалось провести конституционную реформу и потому что он был запятнан возобновлением неограниченной подводной войны. [18] Хотя рейхстага политиков сыграли свою роль в изгнании Бетманна Хольвега, они не повлияли на выбор его преемника, который был кандидатом ОХЛ. Хотя Михаэлис продержался на своем посту немногим более трех месяцев, ему удалось нанести серьезный ущерб. Его заверения в тесном сотрудничестве с новым большинством Рейхстага оказались не более чем на словах, когда он квалифицировал свою поддержку Мирной резолюции, добавив «как я понимаю» (« wie ich sie auffasse ») [ 19] , что фактически означало, что он никогда не намеревался согласовывать свою политику с резолюцией.Запутанный ответ Германии на посреднические усилия папы в сентябре 1917 г., [20] , в котором не упоминалось ни о каком отказе от аннексий, сопоставимых с Мирной резолюцией, ясно показал это.

С октября 1917 по октябрь 1918: Канцлерство графа Хертлинга ↑

Когда Михаэлис оттолкнул большинство Рейхстага до такой степени, что его положение стало несостоятельным, его заменил граф Георг фон Хертлинг (1843-1919). Последний, баварский католик и политик Центристской партии, был членом рейхстага в течение многих лет, прежде чем был назначен премьер-министром Баварии в 1912 году.Несмотря на свое политическое прошлое, он очень скептически относился к парламентской ответственности имперского правительства. Тем не менее он согласился с тем, что от него ожидали, что он возглавит правительство в соответствии с новым большинством Рейхстага . [21] Однако он был слишком стар и слишком слаб, чтобы проводить какую-либо политику вопреки предпочтениям Гинденбурга и Людендорфа. Ни мирное соглашение с большевистской Россией, ни ответ имперского правительства на речь президента Вудро Вильсона (1856-1924) «Четырнадцать пунктов» не соответствовали мирной резолюции Рейхстага.И когда OHL решила рискнуть решающим наступлением на Западном фронте вместо того, чтобы призвать к миру и взаимопониманию с сильной оборонительной позиции после победы на Восточном фронте, ни Хертлинг, ни IFA не смогли ничего сделать против этого. Фактически, когда военная ситуация, казалось, изменилась в пользу Германии, большинство в Рейхстаге фактически не распалось, но и не очень последовательно следовало мирной резолюции. [22] Центристская партия, в которой Эрцбергер потерял большую часть своего влияния с восхождением Хертлинга, и даже ФВП поддержали аннексионистский Брест-Литовский мирный договор.В тот момент прежние военные цели большинства казались более реальностью, чем большинство, принятое в новой Мирной резолюции. То, что нескольким политикам из партий IFA были предоставлены должности в правительстве, было скорее фиговым листком, чем истинным шагом в направлении парламентского правительства.

Политическая ситуация начала меняться только тогда, когда военное положение ухудшилось и решающее сражение Гинденбурга и Людендорфа было проиграно.

Революция сверху: военное поражение и парламентская власть ↑

В середине августа 1918 года немецкие войска начали отступление на Западном фронте, а во второй половине сентября 1918 года союзники Германии, Турции, Болгарии и Австрии признали поражение и обратились к союзным державам с просьбой о прекращении огня.29 сентября 1918 года Гинденбург и Людендорф наконец сообщили Kaiser , что военное положение отчаянно и что войну невозможно выиграть. Перед лицом этого признания поражения они потребовали двух вещей: гражданское правительство должно было попросить президента США Вильсона об условиях перемирия на основе его Четырнадцати пунктов, и в то же время имперская конституция должна быть реформирована, чтобы включить политические партии, находящиеся в ведении правительства. Перед лицом поражения OHL, которая так долго доминировала в политике Германии, уклонилась от ответственности за прекращение войны и обременяла ею других.Канцлер Хертлинг не согласился с требованиями демократических реформ и подал в отставку. 3 октября 1918 года его преемник, принц Максимилиан фон Баден (1867-1929), был назначен и сформировал кабинет, в котором несколько партийных лидеров стали государственными секретарями, в том числе, впервые в истории Германии, двое из СДПГ: Филипп Шейдеманн. (1865-1939) и Густав Бауэр (1870-1944).

Конституционные реформы, которые были подготовлены новым правительством и приняты рейхстагом 26 октября 1918 года (по совпадению, в тот же день, когда Людендорф был уволен из ОХЛ), состояли из четырех различных аспектов.Во-первых, членство в Рейхстаге и правительственное учреждение стали совместимыми. Во-вторых, вотум недоверия канцлеру Рейхстага приведет к его отставке, что означает установление полного парламентского контроля. В-третьих, было отменено разделение между гражданским и военным правительством, так что канцлер будет нести полную ответственность перед Рейхстагом за все исполнительные решения. Наконец, для объявления войны и заключения мирного договора потребуется согласие Рейхстага .Эти четыре положения были предназначены для установления в Германии парламентской монархии. Что было еще более важным в то время, их цель заключалась в выполнении условий президента Вильсона о прекращении огня.

Однако реформы пришли слишком поздно, чтобы спасти немецкую монархию. Решение адмиралтейства добиваться последнего морского сражения вместо того, чтобы сдавать флот союзным державам, что было одним из условий перемирия, было принято без ведома правительства или рейхтага .Это вызвало мятеж и революцию. [23] В течение двух недель революционные Рабочие и Солдатские Советы распространились по всей Германии; 9 ноября 1918 года движение достигло Берлина, где канцлер фон Баден объявил отречение Кайзера без согласия монарха, который почти бежал в голландское изгнание. Принц передал канцлерство лидеру СДПГ Фридриху Эберту (1871-1925), чей товарищ по партийному руководству Филипп Шейдеман провозгласил Германскую республику [24] , опередив провозглашение Социалистической республики Карлом Либкнехтом всего на несколько часов. .

Заключение ↑

Даже государственному деятелю, подобному Отто фон Бисмарку (1815-1898), пришлось тяжело сражаться во время войны 1870/71 года, чтобы успешно утвердить гражданскую власть над военными в принятии политических решений. В Первую мировую войну кабинеты Бетмана Хольвега, Михаэлиса и Хертлинга не имели такого успеха, как Бисмарк, особенно после того, как Гинденбург и Людендорф были назначены в ОХЛ. Чем дольше длилась война, тем больше военных властей доминировали в политике Германии - в отличие от таких держав Антанты, как Великобритания или Франция, не говоря уже о Соединенных Штатах. Kaiser оказался неспособным обеспечить баланс между гражданским и военным руководством.

Законодательный орган, Рейхстаг , приобрел политический статус во время войны. Политическое перемирие между сторонами было мощным символом народа, объединившегося в военных усилиях, над поддержанием которых упорно работало правительство. Однако после перемирия сохранялись политические разногласия. Правые националисты требовали победного мира с аннексией и выступали против конституционной реформы.Умеренные либералы и социал-демократы выступали за конституционные реформы и выступали за мир международного примирения на основе переговоров. Партия центра, верная своему названию, стояла ближе к националистической стороне в первые годы войны и помогла большинству сформировать военные цели. Когда в 1917 году ситуация как в армии, так и на внутреннем фронте ухудшилась, Центристская партия попала под влияние своего левого крыла, изменила свою позицию и помогла создать новое большинство, которое разработало Мирное постановление от июля 1917 года.Но даже это новое большинство не смогло использовать парламентскую мощь кошелька в качестве рычага, чтобы преодолеть парламентскую ответственность правительства против сопротивления консерваторов и ОХЛ. Только когда Гинденбург и Людендорф решили избавиться от своего политического господства и ответственности перед лицом военного поражения в сентябре 1918 года, реформы, ведущие к парламентскому правлению, были введены в спешке.

Даже если партии большинства не смогли навязать парламентскую систему другим институтам, их сотрудничество не было бесполезным.Фридрих Эберт, даже когда он возглавлял революционный Совет народных депутатов, настаивал на демократической, а не революционной легитимации и на выборах в Национальное конституционное собрание как можно скорее (январь 1919 г.). Это было, среди прочего, результатом социал-демократического опыта тесного и доверительного сотрудничества с политиками ФВП и Центристской партии в IFA. Это сотрудничество успешно подготовило почву для дальнейшего сотрудничества «Веймарской коалиции», состоящей из СДПГ, Центристской партии и левых либералов, в разработке конституции Веймарской республики в 1919 году.


Торстен Оппелланд, Йенский университет им. Фридриха Шиллера

Редактор раздела: Кристоф Корнелисен

Парижская мирная конференция и Версальский договор


В 1919 году Большая четверка встретилась в Париже для переговоров по Договору: Ллойд Джордж из Великобритании, Витторио Эмануэле Орландо из Италии, Жорж Клемансо из Франции и Вудро Вильсон из США
Парижская мирная конференция - международная встреча, созванная в январе 1919 года в Версале недалеко от Парижа.Целью встречи было установление условий мира после мировой войны. Хотя в нем участвовало около тридцати стран, представители Великобритании, Франции, США и Италии стали известны как «Большая четверка». «Большая четверка» будет доминировать в процессе, который привел к формулированию Версальского договора, договора, в котором были сформулированы компромиссы, достигнутые на конференции. Версальский договор включал план создания Лиги Наций, которая служила бы международным форумом и международным соглашением о коллективной безопасности.Президент США Вудро Вильсон был решительным сторонником Лиги, поскольку он считал, что она предотвратит будущие войны.

Переговоры на Парижской мирной конференции не всегда были легкими. Великобритания, Франция и Италия вместе сражались во время Первой мировой войны как союзные державы. Соединенные Штаты вступили в войну в апреле 1917 года как объединенная держава, и, хотя они сражались на стороне союзников, они не были обязаны соблюдать ранее существовавшие соглашения между союзными державами. Эти соглашения, как правило, были сосредоточены на послевоенном перераспределении территорий.Президент США Вудро Вильсон решительно выступал против многих из этих договоренностей, включая требования Италии в отношении Адриатического моря. Это часто приводило к серьезным разногласиям среди «большой четверки».

Переговоры по договору были ослаблены отсутствием других важных стран. Россия воевала как один из союзников до декабря 1917 года, когда ее новое большевистское правительство вышло из войны. Союзные державы отказались признать новое большевистское правительство и поэтому не пригласили его представителей на Мирную конференцию.Союзники были возмущены решением большевиков аннулировать непогашенные финансовые долги России союзникам и опубликовать тексты секретных соглашений между союзниками относительно послевоенного периода. Союзники также исключили побежденные Центральные державы (Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария).

Согласно пожеланиям Франции и Великобритании, Германия подверглась строгим карательным мерам по условиям Версальского мирного договора. Новое правительство Германии должно было сдать примерно 10 процентов своей довоенной территории в Европе и все свои заморские владения.Портовый город Данциг (ныне Гданьск) и богатый углем Саар были переданы под управление Лиги Наций, и Франции было разрешено эксплуатировать экономические ресурсы Саара до 1935 года. Немецкая армия и флот были ограничены в размерах. . Кайзер Вильгельм II и ряд других высокопоставленных немецких чиновников должны были предстать перед судом как военные преступники. Согласно положениям статьи 231 договора, немцы приняли на себя ответственность за войну и, как таковые, были обязаны выплатить финансовые репарации союзникам, хотя фактическая сумма будет определяться Межсоюзной комиссией, которая представит свои выводы. в 1921 году (сумма, которую они определили, составляла 132 миллиарда золотых рейхмарок, или 32 миллиарда долларов, что сверх первоначального платежа в 5 миллиардов долларов, требуемого соглашением).Немцы будут возмущаться этими суровыми условиями Версальского мирного договора.

Хотя Версальский договор не представлял собой мирного соглашения, которое удовлетворило бы все заинтересованные стороны, к тому времени, когда президент Вудро Вильсон вернулся в Соединенные Штаты в июле 1919 года, американское общественное мнение преобладало в пользу ратификации договора, включая Пакт Лига Наций. Тем не менее, несмотря на то, что законодательные собрания 32 штатов приняли постановления в пользу договора, внутри Соединенного Королевства он встретил сильную оппозицию.С. Сенат.

Сенат возражает против Версальского договора, ссылаясь на статью 10 договора, которая касается коллективной безопасности и Лиги Наций. Эта статья, как утверждали оппоненты, уступила военные полномочия правительства США Совету Лиги. Оппозиция исходила от двух групп: «непримиримых», которые отказались присоединиться к Лиге Наций ни при каких обстоятельствах, и «сторонников резервирования» во главе с председателем сенатского комитета по международным отношениям Генри Кэботом Лоджем, которые были готовы ратифицировать договор с поправками. .В то время как Лодж потерпел поражение в своей попытке принять поправки к Договору в сентябре, ему все же удалось приложить к нему 14 «оговорок» в ноябре. При окончательном голосовании 19 марта 1920 года Версальский договор не был ратифицирован семью голосами. Следовательно, правительство США подписало Берлинский договор 25 августа 1921 года. Это был отдельный мирный договор с Германией, который предусматривал, что Соединенные Штаты будут пользоваться всеми «правами, привилегиями, компенсациями, репарациями или преимуществами», предоставленными им по Договору. Версаля, но не упомянул Лигу Наций, к которой Соединенные Штаты так и не присоединились.

Как закончилась Первая мировая война

Профессор Дэвид Стивенсон объясняет, как война подошла к концу и почему Германия приняла жесткие условия перемирия.

Чтобы понять, как и почему закончилась Первая мировая война, мы должны вспомнить, почему она не закончилась раньше. В средние годы конфликт превратился в тройной тупик: одновременно военный (ни одна из сторон не могла добиться прорыва), дипломатический (цели обеих сторон расходились слишком сильно, чтобы позволить мир через компромисс) и внутриполитический (до большевистской революции в ноябре). 1917 г., правительства всех воюющих великих держав оставались приверженными победе).Напротив, на Восточном фронте решающим событием, позволившим Советской России выйти из войны (оформленным подписанием Брест-Литовского мирного договора в марте 1918 г.), было то, что большинство большевистских лидеров было готово уступить все Требования центральных держав не рискуют быть свергнутыми. В любом случае, большая часть русской армии дезертировала после большевистского переворота, что сделало организованное сопротивление невозможным. Даже в этом случае Брест-Литовский договор не остановил операции.Летом 1918 года Центральные державы захватили Балтийское побережье, Украину и Крым и отправили войска в Финляндию и Грузию. Вплоть до ноября сотни тысяч их войск оставались на востоке.

Фотография переговоров по Брест-Литовскому миру

Обсуждения, состоявшиеся до подписания 3 марта 1918 года Брест-Литовского мирного договора, в котором было признано официальное признание выхода Советской России из войны.

Просмотреть изображения из этого элемента (1)

Условия использования Creative Commons Attribution Некоммерческая Лицензия без производных инструментов

Придерживается © Det Konglige Bibliotek

Конец войны в Западной Европе

Напротив, в Западной Европе ключевой переменной, которая изменилась, была военная: как только стратегический баланс решительно изменился, Германия потребовала прекращения огня и мирного урегулирования на основе «Четырнадцати пунктов» президента США Вудро Вильсона от января 1918 г. Германия изначально отказалась.Только после того, как правительство Германии публично признало невозможность выиграть войну, последовала революция и исключила дальнейшее сопротивление условиям победителей.

Германия в 1918 году не была диктатурой, но верховное командование армии (Пауль фон Гинденбург в качестве начальника Генерального штаба и Эрих Людендорф в качестве первого генерал-квартирмейстера) имело право вето на ключевые решения во внешней политике. Вильгельм II боялся столкнуться с ними, и, угрожая уйти в отставку, они могли сместить чиновников, которых считали слишком умеренными.Таким образом, ключевое событие на пути к перемирию произошло 28 сентября, когда Людендорф потерпел крах. В тот вечер он сказал Гинденбургу, что скорейшее прекращение огня необходимо, и Гинденбург согласился. Людендорф находился в напряжении в течение нескольких месяцев, но события на Балканах, во Франции и в немецкой армии ускорили его крах.

Этнографическая карта Балканского полуострова , показывающая религиозное и этническое разнообразие

Опубликованная в 1918 году карта показывает географию Балкан и их религиозное и этническое разнообразие.На этой карте Балканы включают территории Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины, Сербии, Черногории, Албании, Македонии, Греции, Болгарии и Румынии.

Просмотреть изображения из этого элемента (4)

Условия использования Public Domain

Толчком послужил призыв к прекращению огня со стороны самого маленького партнера Германии.Начиная с 15 сентября союзные войска в Македонии атаковали и разгромили болгарскую армию. Если Болгария выпадет, Центральные державы географически разделятся на две части, отделяя Османскую Турцию от Австро-Венгрии и Германии. Кроме того, союзные войска могли угрожать нефтяному месторождению Плоешти в Румынии. Таким образом, Болгария имела значение сама по себе. Но он сдался частично из-за более широкого развития событий в войне. Немецкие и австро-венгерские войска ушли из Македонии, чтобы сражаться в других местах, и балканский кризис совпал с более серьезным кризисом на Западном фронте.В период с марта по июль 1918 года пять немецких тотальных атак - «наступление Людендорфа» - продвинулись на 50 миль (80 километров) в направлении портов Ла-Манша и Парижа, но не вынудили ни Великобританию, ни Францию ​​заключить мир до прибытия американской армии. сила. В период с июля по ноябрь союзники отбросили Германию назад, изгнав ее из большей части Франции и большей части Бельгии. 26 сентября силы союзников начали серию атак на огромном участке между Аргоннским лесом и Фландрией, а 29 сентября войска Британской империи прорвали самую сильную немецкую оборонительную позицию - линию Гинденбурга.Немецкая армия не могла ни сокрушить своих врагов в полном наступлении, ни остановить их наступление из-за истощения оборонительных сил. Ситуация на Западном фронте коренным образом изменилась после патовой ситуации 1915-17 годов.

Оборона линии Гинденбурга: позиции немецкой артиллерии по трофейным немецким картам

На этих картах Обзора артиллерийского вооружения нанесена информация, полученная с немецких карт, и показана сила оборонительной позиции, известной как линия Гинденбурга, которая включала основные и второстепенные линии пехоты.

Просмотреть изображения из этого элемента (5)

Условия использования Public Domain

Карта британских сражений 8 августа - 11 ноября 1918 г.

На этой карте представлена ​​сводная информация о Стодневном наступлении британских, американских и имперских войск, которое привело к капитуляции Германии 11 ноября 1918 года.

Просмотреть изображения из этого элемента (1)

Условия использования Public Domain

Преимущества союзников

Технологии были одним из факторов. У союзников были сотни танков против десятков Германии. Немецкое командование назвало танки одной из причин необходимости прекращения огня: они использовались в массированных атаках на Марну 18 июля и около Амьена 8 августа.Однако танки продвигались только шаговым шагом и были уязвимы для поломки и немецкого огня. Они были дополнительным преимуществом, а не оружием для победы в войне. Важнее была артиллерия союзников. Это означало особенно тяжелые орудия, которые могли разрушать окопы и блиндажи, и, если руководствоваться воздушной разведкой и фотографиями, могли заставить замолчать немецкие орудия внезапными бомбардировками. В то же время более легкие батареи полевых орудий создали «ползучий огонь», который подавлял немецкие пулеметы, пока их не наступила пехота союзников.Британцы и французы обладали гибкой логистической системой, которая использовала как дороги, так и железные дороги, что позволяло им быстро перебрасывать войска из сектора в сектор, тогда как к концу сентября боковая магистраль Германии была парализована. За колючей проволокой лежали домашние фронты, куда британские и французские заводы поставляли пулеметы, артиллерию, бензин, танки и самолеты в огромных количествах при поддержке Америки, нефти, стали, машин и финансов. Не менее важным было владение Атлантикой, через которую перебрасывались североамериканские войска и товары.В 1917 году подводные лодки угрожали заморить Британию голодом и заставить ее сдаться; к 1918 г. они были сдержаны.

Фотография сделана во время Второй битвы на Марне, июль 1918 года.

Офицеры 62-й дивизии британской армии консультируются с французскими и итальянскими офицерами во время битвы при Тарденуа, операции, которая была частью контрнаступления союзников во второй битве при Марне.

Просмотреть изображения из этого элемента (1)

Условия использования Некоммерческая лицензия Creative Commons Attribution
Поддерживается © IWM (Q 11113)

Фотография сделана во время битвы за Амьен немецкими военнопленными

Некоторые из 50 000 немецких пленных, захваченных союзными войсками во время битвы при Амьене в августе 1918 года.

Просмотреть изображения из этого элемента (1)

Условия использования Некоммерческая лицензия Creative Commons Attribution
Поддерживается © IWM (Q 9180)

Еще одно преимущество союзников заключалось в «живой силе», как это называли в то время. Великобритания и Франция добились большего успеха, чем Германия, в вербовке женщин для изготовления боеприпасов; немецкой армии пришлось пустить сотни тысяч солдат для производства оружия.В 1918 году немецкая армия понесла миллион потерь в наступлении с марта по июль; и почти столько же снова в период с июля по ноябрь. Хотя Британия и Франция также испытывали нехватку солдат, количество американских военнослужащих во Франции выросло с марта по ноябрь с примерно 250 000 до почти двух миллионов. Немецкая армия была не только в численном превосходстве, но и деморализована; десятки тысяч ее солдат сдавались каждый месяц, начиная с августа, в то время как сопоставимое количество дезертировало.

Соглашение об условиях мира

Людендорф опасался, что если революция последует за поражением, солдаты откажутся поддерживать порядок.В ответ он потребовал ограничения ущерба. Он надеялся выиграть передышку и перегруппироваться. По совету министра иностранных дел Пауля фон Хинце он планировал обратиться не к врагам Германии коллективно, а к американскому президенту, которого немцы считали слабым звеном в цепи противостояния. Они просили Уилсона прекратить огонь до заключения мира, основанного на Четырнадцати пунктах (его умеренная и идеалистическая мирная программа, объявленная в январе 1918 года) и на других его выступлениях. Они организовали «революцию сверху», сформировав правительство под руководством принца Макса Баденского (который имел репутацию либерала) и включил социалистические, католические и прогрессивные партии, которые составили большинство в Рейхстаге.В ответ Вильсон вступил с немцами в публичный обмен нотами, одновременно консультируясь с европейскими союзниками в частном порядке. В конце концов, к «Четырнадцати пунктам» присоединились не только немцы, но и, по всей видимости, Великобритания, Франция и Италия на Парижской конференции 29 октября - 4 ноября. Подобно тому, как две стороны начали войну, все стороны должны были быть убеждены в том, что прекращение конфликта в их интересах. Даже в этом случае менее удивительно, что немцы потребовали прекращения огня, чем то, что американцы и европейские союзники согласились с ним, когда, наконец, военные операции продолжили свой путь.

Мир

Этот сатирический рисунок показывает мир в виде ангела, сидящего между двумя зданиями, в котором сражаются солдаты из разных стран. Ангел сидит заброшенный и брошенный, что говорит о том, что никто не заботился о мире во время Первой мировой войны, но борьба за превосходство была их единственной заботой.

Просмотреть изображения из этого элемента (1)

Условия использования Public Domain

Частично объяснение этого парадокса состоит в том, что Америка, Великобритания и Франция опасались друг друга, а также своих врагов, и все видели аргументы против продолжения этого парадокса до 1919 года.В Вашингтоне проблема была частично финансовой: министр финансов Уильям Дж. Макаду предупредил, что война становится непомерно дорогой даже для Америки. Более того, Уилсону предстояли промежуточные выборы, на которых его Демократическая партия, вероятно, уступит позиции его критикам-республиканцам. Он опасался, что ксенофобия американского тыла помешает ему добиться умеренного мира. Это было бы еще более применимо, если бы Германия была настолько разбита, что Британия и Франция больше не нуждались в американской помощи.В Европе, напротив, Италия будет следовать франко-британскому примеру, и и Париж, и Лондон опасались, что в победе, одержанной в 1919 году, будет доминировать Америка, которая получит соответствующее доминирование на мирной конференции. И хотя Вильсон настаивал на том, чтобы Четырнадцать пунктов стали политической основой перемирия, он оставил технические условия европейским союзникам. Военно-морские условия были сформированы британским адмиралтейством, которое настаивало на том, чтобы Германия сдала все свои подводные лодки и самые современные линкоры.Условия земли были определены главным образом главнокомандующим союзников Фердинандом Фошем, который потребовал от немцев уйти так быстро, что они оставили большую часть своей тяжелой техники, что позволило союзникам занять Бельгию (центральный британский концерн), Эльзас - Лотарингия (центральная часть Франции) и западный берег Рейна, а также плацдармы на восточном берегу. Кроме того, Германии пришлось отказаться от всех своих завоеваний в России, в то время как итальянцы в рамках режима прекращения огня с Австрией могли оккупировать Триест и Трентино.Германии также пришлось эвакуировать Германскую Восточную Африку, единственную заморскую колонию, где ее войска продолжали сопротивляться. Европейские союзники использовали мирное соглашение, чтобы разместить свои силы на территориях, на которые они претендовали, и ослабить Германию до такой степени, чтобы она не могла возобновить боевые действия.

Почему Германия согласилась на перемирие с такими суровыми условиями?

Остается вопрос, почему Германия приняла условия, которые были гораздо менее благоприятными, чем предполагали Гинденбург и Людендорф.Частично ответ заключается в том, что Вильгельм II уволил Людендорфа 17 октября, приказав Гинденбургу остаться на своем посту и тем самым разделив двух генералов. Когда Людендорфа сменил более примирительный и реалистичный Вильгельм Гренер, военное вето на внешнюю политику было снято. Людендорф потерял доверие немецких политиков, убеждая их отказаться от перемирия, как только он осознал, что его условия будут суровыми, и давление Вильсона с целью демократизации в Германии также могло способствовать смене высшего командования.Два дальнейших события завершили разрушение переговорной позиции Берлина. Первой была серия националистических революций в Австро-Венгрии в конце октября. Польша, Чехословакия и Югославия возникли за счет бывшей двойной монархии, в то время как остатки ее австрийской и венгерской половин разделились. 31 октября Османская Турция также подписала перемирие, отчасти потому, что капитуляция Болгарии открыла путь союзным армиям к Стамбулу. Если бы Германия продолжала сражаться сейчас, она сделала бы это в одиночку.Но окончательным ударом стала революция в самой Германии. Это началось, когда флот подготовил последний самоубийственный вылет против устья Темзы и Лондона. Как только линкоры начали набирать обороты, их экипажи взбунтовались. Военные корабли вышли на берег в Киле, и моряки взялись за руки с рабочими по боеприпасам, чтобы поднять красный флаг. Революция распространилась по северу Германии, и 9 ноября в Берлине была провозглашена республика при временном социалистическом правительстве, а Вильгельм бежал в изгнание. Гренер посоветовал новым властям заключить перемирие на любых доступных условиях, что они и сделали.

Отчет о путешествии по Германии после перемирия из личного дневника генерал-майора Хантера-Вестона

Это отрывок из отчета о путешествии по Германии, совершенном Хантер-Вестоном в декабре 1918 года, немногим более месяца после перемирия. В нем обсуждается поражение Германии, будущее управление страной и нехватка продовольствия.

Просмотреть изображения из этого элемента (2)

Условия использования

Нам не удалось найти правообладателя на этот материал.Пожалуйста, свяжитесь с [email protected] с любой имеющейся у вас информацией по этому пункту.


Придерживается © Статус авторских прав HUNTER-WESTON PAPERS. Частный военный дневник. Vol. XIV. 8-й армейский корпус [VIII корпус]. После перемирия. 11 ноября 1918 г. - апрель 1919 г. - неизвестно. Пожалуйста, свяжитесь с [email protected], если у вас есть какая-либо информация об этом элементе.

Перемирие предлагало Германии явно мягкие политические условия, основанные на Четырнадцати пунктах, но жесткие военно-морские и военные условия.Почти сразу некоторые лидеры союзников почувствовали, что война была остановлена ​​слишком рано - как предупреждал американский командующий Джон Дж. Першинг перед подписанием перемирия. Войска Германии по-прежнему стояли повсюду на чужой территории, и всего за четыре месяца до этого ее территориальные завоевания достигли максимума. Немецкие националисты вскоре распространили миф о том, что поражение было подделкой и что немецкие евреи и коммунисты, а также временное социалистическое правительство нанесли героям-воинам ножевые ранения в спину.Если бы союзники потребовали безоговорочной капитуляции или маршем прошли через Берлин, они могли бы доказать, что Германия действительно была разбита, подрезав крайне правые. Однако в то время ни один из политических руководителей союзников не желал оккупировать внутренние районы Германии. В ходе переговоров до прекращения огня Першингу противопоставил Фош, который предупредил, что борьба за его территорию будет стоить десятков тысяч жизней из-за неуловимых преимуществ. Действительно, условия перемирия ослабили Германию в достаточной степени, чтобы союзники через семь месяцев смогли навязать Версальский договор, преодолев яростную оппозицию Германии, и, если победители объединились, чтобы поддержать положения Договора о разоружении, не было бы необходимости во Второй мировой войне.Но это было на будущее. В ноябре 1918 года лидеры Вашингтона, Парижа и Лондона пришли к выводу, что теперь, когда боевые действия больше не служили политической цели, дальнейшие человеческие жертвы не были оправданы и кровопролитие, которое они терпели так долго, могло, наконец, закончиться.

  • По сценарию профессора Дэвида Стивенсона
  • Дэвид Стивенсон - профессор международной истории Лондонской школы экономики и политических наук.Он опубликовал множество публикаций о причинах, ходе и последствиях Первой мировой войны. Его книги: 1914-1918: История Первой мировой войны ; Спиной к стене: победа и поражение в 1918 году ; и 1917: Война, мир и революция . В настоящее время он работает в тылу Великобритании в 1916-17 годах.

Первая мировая война: договоры и репарации

После опустошительной Первой мировой войны победившие западные державы заключили ряд суровых договоров с побежденными народами.Эти договоры лишили центральные державы (Германию и Австро-Венгрию, к которым присоединились Османская Турция и Болгария) значительных территорий и наложили значительные репарационные выплаты.

Редко раньше облик Европы так коренным образом менялся. В результате войны Германская, Австро-Венгерская, Российская и Османская империи прекратили свое существование.

Сен-Германский договор

Сен-Жерменский договор от 10 сентября 1919 года учредил Австрийскую Республику.Эта республика состояла из большинства усеченных немецкоязычных регионов государства Габсбургов. Австрийская империя уступила земли короны новым государствам-преемникам, таким как Чехословакия, Польша и Королевство словенцев, хорватов и сербов, переименованное в Югославию в 1929 году. Она также уступила Италии Южный Тироль, Триест, Трентино и Истрию, а также Буковину. в Румынию. Важный принцип договора запрещал Австрии ставить под угрозу свою новообразованную независимость. Это ограничение фактически помешало ей объединиться с Германией - цель, давно желанная «пангерманистами» и активная цель австрийца Адольфа Гитлера и его национал-социалистической (нацистской) партии.

Трианонский, Севрский и Лозаннский договоры

Другая часть Двойной монархии, Венгрия, также стала независимым государством: по условиям Трианонского договора (ноябрь 1920 г.) Венгрия уступила Трансильванию Румынии; Словакия и Закарпатская Русь к новообразованной Чехословакии; и другие земли венгерской короны будущей Югославии. Османская империя подписала Севрский договор 10 августа 1920 года, положив конец враждебным действиям с союзными державами; но вскоре после этого началась турецкая война за независимость.Новая Турецкая Республика, созданная после этого, подписала в 1923 году заменяющий Лозаннский договор, фактически разделив старую Османскую империю.

Вудро Вильсон и четырнадцать очков

В январе 1918 года, примерно за десять месяцев до окончания Первой мировой войны, президент США Вудро Вильсон составил список предлагаемых целей войны, которые он назвал «Четырнадцатью пунктами». Восемь из этих пунктов касались конкретно территориальных и политических поселений, связанных с победой держав Антанты, включая идею национального самоопределения этнического населения в Европе.Остальные принципы сосредоточены на предотвращении войны в будущем, последний из них предлагает Лигу Наций для разрешения дальнейших международных споров. Вильсон надеялся, что его предложение приведет к справедливому и прочному миру, «миру без победы», чтобы положить конец «войне, чтобы положить конец всем войнам».

Перемирие и Версальский договор

Когда немецкие лидеры подписали перемирие, многие из них считали, что Четырнадцать пунктов лягут в основу будущего мирного договора, но когда главы правительств Соединенных Штатов, Великобритании, Франции и Италии встретились в Париже, чтобы обсудить По условиям договора у европейского контингента «большой четверки» был совсем другой план.Рассматривая Германию как главного зачинщика конфликта, европейские союзные державы в конечном итоге наложили на побежденную Германию особо строгие договорные обязательства.

Версальский договор, представленный немецким лидерам для подписания 7 мая 1919 года, вынудил Германию уступить территории Бельгии (Эйпен-Мальмеди), Чехословакии (район Хульчин) и Польше (Познань, Западная Пруссия и Верхняя Силезия). Эльзас и Лотарингия, аннексированные в 1871 году после франко-прусской войны, вернулись во Францию.Все немецкие заморские колонии стали Лигой национальных мандатов, а город Данциг с его многочисленным этнически немецким населением стал Вольным городом.

Договор требовал демилитаризации и оккупации Рейнской области, а также особого статуса Саара под французским контролем. Плебисциты должны были определить будущее областей в северном Шлезвиге на датско-немецкой границе и некоторых частях Верхней Силезии.

Возможно, самой унизительной частью договора для побежденной Германии была статья 231, широко известная как «оговорка о вине в войне».«Этот пункт вынудил Германию принять на себя полную ответственность за развязывание Первой мировой войны. Таким образом, Германия несла ответственность за весь материальный ущерб. Премьер-министр Франции Жорж Клемансо особенно настаивал на наложении огромных репарационных выплат. Сознавая, что Германия, вероятно, не сможет заплатить такую ​​огромную сумму. долга, Клемансо и французы, тем не менее, очень опасались быстрого восстановления Германии и новой войны против Франции, поэтому в послевоенной системе договоров французы стремились ограничить усилия Германии по восстановлению своего экономического превосходства и перевооружению.

Немецкая армия должна была быть ограничена до 100 000 человек, а призыв на военную службу был запрещен. Договор ограничивал военно-морской флот судами до 10 000 тонн с запретом на приобретение или обслуживание подводного флота. Более того, Германии было запрещено содержать военно-воздушные силы. Германия была обязана провести судебное разбирательство по делу о военных преступлениях против кайзера и других лидеров за ведение агрессивной войны. Лейпцигский процесс без кайзера или других значительных национальных лидеров на скамье подсудимых закончился в основном оправдательными приговорами и был широко воспринят как фикция даже в Германии.

Последствия Версальского договора

Новообразованное немецкое демократическое правительство рассматривало Версальский договор как «продиктованный мир» (Диктат). Франция пострадала больше, чем другие стороны «большой четверки», и настаивала на жестких условиях. Но мирный договор в конечном итоге не помог урегулировать международные споры, которые положили начало Первой мировой войне. Напротив, он имел тенденцию препятствовать межевропейскому сотрудничеству и обострял основные проблемы, которые в первую очередь стали причиной войны.Ужасные жертвы войны и огромные человеческие жертвы тяжким бременем ложились как на проигравших, так и на побеждающую сторону конфликта.

Для населения побежденных держав - Германии, Австрии, Венгрии и Болгарии - соответствующие мирные договоры казались несправедливым наказанием. Их правительства быстро прибегли к нарушению военных и финансовых условий соглашений. Усилия по пересмотру и игнорированию более обременительных положений мира стали ключевым элементом их соответствующей внешней политики и оказались дестабилизирующим элементом в международной политике.Например, оговорка о виновности в войне, компенсационные выплаты и ограничения на немецкую армию были особенно обременительными для большинства немцев. Пересмотр Версальского договора представлял собой одну из платформ, которые давали радикальным правым партиям в Германии, включая нацистскую партию Гитлера, такое доверие среди основных избирателей в начале 1920-х - начале 1930-х годов.

Обещания перевооружить, вернуть себе немецкую территорию, особенно на востоке, ремилитаризовать Рейнскую область и снова вернуть себе известность среди европейских и мировых держав после такого унизительного поражения и мира, апеллировали к ультранационалистическим настроениям и помогали рядовым избирателям часто игнорировать более радикальные постулаты нацистской идеологии.

Последствия Первой мировой войны и подъема нацизма, 1918–1933 - Мемориальный музей Холокоста в США (фильм целиком)

Авторы): Мемориальный музей Холокоста США, Вашингтон, округ Колумбия

BBC - История - Мировые войны: окончание Первой мировой войны и наследие мира

Выход из России

Выход России из Первой мировой войны в 1917 году должен был сделать возможную победу Германии весьма вероятной для немецких лидеров и оправдать их взращивание русских диссидентов.С самых первых месяцев Первой мировой войны правительство Германии поддерживало связь с изгнанными русскими революционерами, многие из которых были большевиками, в надежде, что их можно будет использовать для подрыва российских военных действий против Германии.

Это не окупилось в первые годы войны, но - хотя немцы никоим образом не были причастны - февральская революция 1917 года, в конечном итоге свергнувшая царский режим в России, вселила в Германии надежды на то, что Россия скоро выйдет из войны.Эти надежды вскоре были разбиты, поскольку новое временное либеральное правительство в России решило продолжить борьбу против Германии и центральных держав.

К концу марта, однако, министерство иностранных дел Германии и верховное командование согласились отправить одного из ссыльных большевистских лидеров, Владимира Ленина, а также 31 другого эмигранта, выступавшего как против царистов, так и против либералов, обратно в Россию из Швейцарии.

Это было сделано в надежде, что они свергнут Временное правительство и подадут иск, чтобы положить конец участию России в войне.В ночь с 10 на 11 апреля через Германию прошел опломбированный поезд со спрятанными на борту заговорщиками, и через несколько месяцев политика, похоже, увенчалась впечатляющим успехом.

Повсеместная усталость от войны среди населения России была главной причиной Октябрьской революции того года; это привело к власти большевиков, и едва ли не первым актом нового правительства было опубликование своих мирных предложений 8 ноября. Боевые действия на Восточном фронте закончились в течение нескольких недель, и 22 декабря 1917 года в Брест-Литовске началась мирная конференция.

Переговоры были длительными и непростыми, и только 3 марта 1918 г. документы были подписаны окончательно. Россия потеряла контроль над Прибалтикой, Польшей, Финляндией, провинциями Восточной Анатолии и округами Эрдехан, Карс и Батум.

Украина стала теоретически независимым государством под немецкой военной оккупацией. Россия потеряла около миллиона квадратных километров и 50 миллионов жителей в результате договора, заключенного на теоретической основе мира без аннексий и репараций.

Свернуть

29 сентября фельдмаршал Пауль фон Гинденбург и генерал Эрих Людендорф сообщили кайзеру Вильгельму II, что война проиграна и что переговоры о перемирии на основе мирных предложений президента Вильсона должны начаться немедленно.

Немецкое верховное командование (OHL) было решено, что вина за проигранную войну должна быть возложена непосредственно на плечи партий большинства в Рейхстаге, а не на вооруженные силы и имперскую элиту.1 октября Людендорф сказал группе старших офицеров: «Теперь мы увидим, как эти господа войдут в различные министерства. Они могут заключить мир, который должен быть заключен. Теперь они могут есть суп, который нам подали!

В то время кайзер оставался на троне, но теперь власть принадлежала партиям большинства в Рейхстаге, крупнейшей из которых была Социал-демократическая партия (СДПГ), как часть «революции сверху», организованной адмиралом Поль фон Хинтце, коварный, высокомерный и амбициозный оппортунист, которого в июле назначили госсекретарем по иностранным делам.

Легенда о `` ударе в спину '', сыгравшая столь важную роль в окончательном падении Веймарской республики (в январе 1933 г.), была тщательно построена в конце лета 1918 г. - были созданы лидеры партии СДПГ. взять на себя вину за поражение Германии, в то время как те, кто вел войну, вскоре были изображены как «преданные» всеми окружающими.

Германия быстро разваливалась в последние несколько недель войны. К октябрю многим солдатам надоело, начались массовые дезертирства.Военно-морской флот поднял мятеж в ноябре, когда флоту открытого моря был отдан приказ начать массированную атаку на Королевский флот в попытке саботировать переговоры о перемирии.

7 ноября пестрая команда социалистов и анархистов под руководством Курта Эйснера захватила власть в Мюнхене. Король отрекся от престола в Баварии, и было провозглашено республиканское «Свободное государство Бавария». На следующий день революционные моряки и рабочие захватили Брансуик. К 8 ноября Дюссельдорф, Штутгарт, Лейпциг, Галле, Оснабрюк и Кельн были в руках рабочих и солдатских советов.Мэр Кельна Конрад Аденауэр спокойно заявил, что полностью принимает новые обстоятельства.

Кайзер Вильгельм отрекся от престола, и 9 ноября было подписано перемирие, которое вступило в силу в одиннадцатый час одиннадцатого дня одиннадцатого месяца. Теперь Германия была республикой в ​​совместных руках теоретически марксистской социал-демократической партии (СДПГ) и теоретически монархической армии.

Версальский договор

Мирная конференция, приведшая к Версальскому договору, начала свою работу в Париже в январе 1919 года.В ходе слушаний доминировали премьер-министр Франции Жорж Клемансо и премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд Джордж - оба они были вынуждены мстительным электоратом выдвинуть несколько более жесткие требования к своим противникам, чем они могли бы предъявить в ином случае.

Итальянский министр-президент Витторио Орландо и американский президент Вудро Вильсон также были членами Совета четырех, где обсуждались наиболее важные вопросы.

Правительство Германии было проинформировано об условиях мира с союзниками 7 мая, вскоре после контрреволюционной кровавой бойни в Мюнхене, положившей конец донкихотскому социалистическому эксперименту.Предложения превзошли наихудшие опасения самых ужасных пессимистов. То, что Германия потеряла Верхнюю Силезию, значительную часть Западной Пруссии, Данцига, Мемеля и что Восточная Пруссия должна быть отделена от остальной Германии, стало сокрушительным ударом.

Дела на западе были не лучше. Саар на границе с Францией должен был быть подчинен Лиге Наций на 15 лет, левый берег Рейна окончательно демилитаризован, весь Рейнланд был оккупирован на срок до 15 лет.Эйпен-Мальмеди должен был быть передан Бельгии. Аншлюс с Австрией был категорически запрещен. Колониальная империя Германии должна была быть распущена, когда сформировалась Веймарская республика.

Армия не должна была превышать 100 000 человек. Военные самолеты, подводные лодки и танки входили в число запрещенных видов оружия. Флот должен был сдаться, но был потоплен, прежде чем достиг военно-морской базы Скапа-Флоу. Пришлось передать 90% торгового флота, 10% скота и значительную часть подвижного состава государственной железной дороги.

Победители не смогли договориться об окончательной сумме репараций, но ежегодно требовали 40 миллионов тонн угля. Немцы были особенно возмущены статьей 231, которая требовала от них возмещения ущерба, нанесенного войной, которую они и их союзники начали.

Преднамеренный неправильный перевод этой статьи (например, 231), заставляющий ее относиться к «единственной вине Германии» (Alleinschuld) (в отличие от совместной вины Германии и ее союзников, как это было формулировкой в ​​исходном тексте) еще больше воспламенил испуганный общественность и вызвала нарастающую волну праведного негодования по поводу «лжи о виновности войны».

Вудро Вильсон | Белый дом

Перемещение по разделу

Выбирать Джордж Вашингтон Джон Адамс Томас Джефферсон Джеймс Мэдисон Джеймс Монро Джон Куинси Адамс Эндрю Джексон Мартин Ван Бюрен Уильям Генри Харрисон Джон Тайлер Джеймс К. Полк Закари Тейлор Миллард Филлмор Франклин Пирс Джеймс Бьюкенен Абрахам Линкольн Эндрю Джонсон Улисс С.Грант Резерфорд Б. Хейс Джеймс Гарфилд Честер А. Артур Гровер Кливленд Бенджамин Харрисон Гровер Кливленд Уильям МакКинли Теодор Рузвельт Уильям Ховард Тафт Вудро Уилсон Уоррен Дж. Хардинг Кэлвин Кулидж Герберт Гувер Франклин Д. Рузвельт Гарри С. Трумэн Дуайт Д. Эйзенхауэр Джон Ф. Кеннеди Линдон Б.Джонсон Ричард М. Никсон Джеральд Р. Форд Джеймс Картер Рональд Рейган Джордж Х. У. Буш Уильям Дж. Клинтон Джордж Буш Барак Обама Дональд Дж. Трамп Джозеф Р. Байден младший

Вудро Вильсон, лидер прогрессивного движения, был 28-м президентом США (1913-1921). Проведя политику нейтралитета в начале Первой мировой войны, Вильсон ввел Америку в войну, чтобы «сделать мир безопасным для демократии.”


Как и Рузвельт до него, Вудро Вильсон считал себя личным представителем народа. «Никто, кроме президента, - сказал он, - похоже, не ожидает ... заботиться об общих интересах страны». Он разработал программу прогрессивных реформ и утвердил международное лидерство в построении нового мирового порядка. В 1917 году он объявил вступление Америки в Первую мировую войну крестовым походом за то, чтобы сделать мир «безопасным для демократии».

Уилсон видел ужас войны.Он родился в Вирджинии в 1856 году, в семье пресвитерианского священника, который во время гражданской войны был пастором в Огасте, штат Джорджия, а во время Реконструкции - профессором в обгоревшем городе Колумбия, Южная Каролина.

После окончания Принстона (затем Колледжа Нью-Джерси) и юридического факультета Университета Вирджинии Уилсон получил докторскую степень в Университете Джона Хопкинса и начал академическую карьеру. В 1885 году он женился на Эллен Луизе Эксон.

Уилсон быстро развивался как консервативный молодой профессор политологии и стал президентом Принстона в 1902 году.

Его растущая национальная репутация побудила некоторых консервативных демократов считать его президентским лесом. Сначала они убедили его баллотироваться на пост губернатора Нью-Джерси в 1910 году. В ходе кампании он отстаивал свою независимость от консерваторов и выдвинувшей его машины, поддерживая прогрессивную платформу, которую он проводил в качестве губернатора.

Он был назначен президентом на съезде Демократической партии 1912 года и участвовал в кампании под названием «Новая свобода», в которой подчеркивался индивидуализм и права государства.На трехсторонних выборах он получил только 42 процента голосов избирателей, но подавляющее большинство голосов выборщиков.

Уилсон провел через Конгресс три основных законодательных акта. Первым был более низкий тариф - Закон Андервуда; К этой мере прилагался дифференцированный федеральный подоходный налог. Принятие Закона о Федеральной резервной системе предоставило стране более эластичную денежную массу, в которой она остро нуждалась. В 1914 году антимонопольное законодательство учредило Федеральную торговую комиссию для запрещения недобросовестной деловой практики.

Очередной взрыв законодательства последовал в 1916 году. Один новый закон запрещал детский труд; другой ограничил железнодорожников восьмичасовым рабочим днем. Благодаря этому закону и лозунгу «Он не позволил нам участвовать в войне» Уилсон с небольшим перевесом выиграл переизбрание.

Но после выборов Вильсон пришел к выводу, что Америка не может оставаться нейтральной в мировой войне. 2 апреля 1917 года он попросил Конгресс объявить войну Германии.

Массовые усилия Америки постепенно склонили чашу весов в пользу союзников.Вильсон предстал перед Конгрессом в январе 1918 года, чтобы провозгласить цели американской войны - Четырнадцать пунктов, последний из которых должен был создать «Общее объединение наций… предоставляющее взаимные гарантии политической независимости и территориальной целостности как большим, так и малым государствам».

После того, как немцы подписали перемирие в ноябре 1918 года, Вильсон отправился в Париж, чтобы попытаться построить прочный мир. Позже он представил Сенату Версальский договор, содержащий Пакт Лиги Наций, и спросил: «Осмелимся ли мы отвергнуть его и разбить сердце мира?»

Но выборы 1918 года сместили баланс в Конгрессе в пользу республиканцев.Семью голосами Версальский договор не прошел в Сенате.

Президент, вопреки предупреждениям своих врачей, совершил поездку по стране, чтобы мобилизовать общественное мнение в пользу договора. Измученный, он перенес инсульт и чуть не умер. Его вторая жена Эдит Боллинг Галт нежно ухаживала за ним, и он прожил до 1924 года.

Биографии президентов на WhiteHouse.gov взяты из книги «Президенты Соединенных Штатов Америки» Фрэнка Фрейделя и Хью Сиди. Авторские права 2006 г. - Историческая ассоциация Белого дома.


Узнайте больше о первой жене президента Вильсона, Эллен Эксон Уилсон, которая умерла во время своего президентского срока.

Узнайте больше о второй жене президента Вильсона, Эдит Боллинг Галт Уилсон.

Первая мировая война и ее последствия в Африке

Первая мировая война стала поворотным моментом в истории Африки, не столь драматичным, как Вторая мировая война, но, тем не менее, важным во многих областях. Одним из самых важных его наследий было переупорядочение карты Африки примерно в том виде, в котором она есть сегодня.

Майкл Краудер

Первая мировая война была, по сути, ссорой между европейскими державами, в которой прямо или косвенно была вовлечена Африка, потому что в момент начала военных действий большая часть ее находилась под властью европейских воюющих сторон. Кампании велись на африканской земле, что, хотя и незначительно повлияло на общий ход войны, имело серьезные последствия для Африки. Более миллиона африканских солдат участвовали в этих кампаниях или кампаниях в Европе.Еще больше мужчин, а также женщин и детей вербовали, часто насильственно, в качестве носильщиков для поддержки армий, чьи припасы нельзя было переместить обычными методами, такими как автомобильные, железнодорожные или вьючные. За время войны погибло более 1 50000 солдат и авианосцев. Многие были ранены и стали инвалидами. К моменту окончания войны все страны Африки, за исключением небольших испанских территорий, которые оставались нейтральными, были формально привержены той или иной стороне. Бельгийская, британская, французская, итальянская и португальская администрации более или менее активно объединились против немецких колоний.

Были вовлечены даже последние оставшиеся независимые государства на континенте - Либерия, Эфиопия и Дерфюр. Либерия выступила за союзников после вступления Соединенных Штатов в войну в 1917 году. Промусульманский мальчик - император Эфиопии Лидж Иясу заявил о верности своей страны Турции, тем самым вызвав у союзников серьезную обеспокоенность тем, что он вдохновит джихад среди мусульман Африканского Рога, где силы Сайида Мухаммада Абдуле Хасана все еще создавали проблемы для британцев.Британские, французские и итальянские войска двинулись в Берберу, Джибути и Массаву, но вмешательство оказалось ненужным, поскольку потрясенная христианская знать свергла императора в сентябре 1916 года. Точно так же султан Алдинар Дэрфюрский, номинально подчиненный англоязычным войскам, но фактически независимый от них. - Египетский Судан откликнулся на турецкий призыв к джихаду и совершил набег на французский Чад, угрожал британскому Борно (Северная Нигерия) и пытался поднять восстание в Кордофане (Судан). Лишь в феврале 1916 года он был побежден и убит в битве, и Дэрфюр полностью присоединился к Судану.

Независимо от того, участвовали ли они непосредственно в боевых действиях или нет, почти каждая африканская территория пострадала из-за исключения немцев из африканской торговли, дефицита импорта во время войны, вызванного нехваткой места для морских перевозок, или, что более важно, внезапным бумом спроса для стратегических ресурсов.

Много было написано о европейских кампаниях в Африке во время Первой мировой войны и последующем распределении немецкой территории между победившими союзными державами - последней главе в битве за Африку.Гораздо меньше написано о влиянии войны на африканцев и на административные структуры, недавно навязанные им их европейскими завоевателями. Насколько далеко эти хрупкие структуры выдержали бегство европейского административного персонала, зрелище белого завоевателя, сражающегося с белым завоевателем, поборы недавно покоренных африканцев с точки зрения материального и финансового положения, а также широкомасштабные восстания, имевшие место по этому поводу, хотя и не всегда прямо или даже косвенно в результате войны? Каковы были социальные, политические и экономические последствия вовлечения африканцев в европейскую войну? Именно этим широким вопросам в основном будет посвящена данная глава.Однако краткий отчет о военных кампаниях необходим, если мы хотим полностью понять последствия войны для Африки.

Война на африканской земле

Непосредственным последствием объявления войны в Европе для Африки стало вторжение союзников в колонии Германии. Ни одна из сторон не готовилась к войне в Африке к югу от Сахары. Действительно, была недолгая надежда, что его можно будет изолировать от войны. Губернатор Того Деринг предложил своим соседям в Британском Золотом Побережье (ныне Гана) и французской Дагомее (ныне Бенин) нейтрализовать Того, чтобы африканские подданные не стали свидетелями зрелища сражающихся друг с другом европейцев.В Германской Восточной Африке (ныне Танзания) губернатор доктор Шни стремился избегать боевых действий, чтобы продолжить свою энергичную программу развития, и когда британцы обстреляли Дар-эс-Салам вскоре после объявления войны, он подписался под коротким заявлением. жило перемирие, которое нейтрализовало бы Германскую Восточную Африку. В некоторых кругах существовал даже оптимизм в отношении того, что статьи Берлинского акта 1885 года, касающиеся нейтралитета обычного бассейна Конго, предотвратят войну в восточно-центральной Африке.

Однако силы, выступавшие за вовлечение в войну африканских владений Германии, были более настойчивыми. С точки зрения Британии, учитывая ее военно-морское превосходство, стратегия, изложенная Комитетом Имперской Защиты, заключалась в том, чтобы нести войну колониям ее врага. Чтобы сохранить это военно-морское превосходство, необходимо было вывести из строя африканскую систему связи и основные порты Германии. Для союзников успешные кампании в колониальных владениях Германии могут привести к тому, что победители разделят их с военными трофеями.Это, безусловно, было главным соображением в решении генерал-коменданта южноафриканских сил генерала Луи Боты и министра обороны Дж. К. Смэтса, несмотря на реальное сопротивление непримиримых африканеров, обязать южноафриканские силы на Союзная сторона и вторгается в Германию в Юго-Западную Африку (ныне Намибия), а затем участвует в восточноафриканской кампании. Мало того, что Бота и Смэтс желали, чтобы Юго-Западная Африка могла стать потенциальной победительницей, они также надеялись, что, если они помогут британской победе в Германской Восточной Африке, части завоеванной территории Германии могут быть предложены португальцам в обмен на залив Делагоа, естественный порт для Трансвааль - едем в Южную Африку.В Британии считалось, что участие Южной Африки и ее лояльность будут обеспечены перспективой того, что Юго-Западная Африка станет ее собственностью. Для французов вторжение в Камерун вернет территорию, которую неохотно уступили в 1911 году Германии после кризиса в Агадире. Даже Бельгия, которая сразу же сослалась на вечный нейтралитет Конго (ныне Заир) в соответствии со статьей X Берлинского акта, с готовностью присоединилась к вторжению на немецкую территорию Африки после того, как немцы нарушили ее нейтралитет, в надежде на успех. участие дало бы ей переговорную позицию в конечном мирном урегулировании.

Колонии Германии было нелегко защитить, учитывая военно-морское превосходство союзников и ее гораздо меньшие колониальные силы. Первоначально был оптимизм в отношении того, что ожидаемая скорейшая победа Германии в Европе позволит избежать прямого колониального вмешательства, в то же время достигнув амбиций Германии по созданию Миттелафрики, соединяющей Камерун и Германскую Восточную Африку, и раз и навсегда сорвав долгожданный путь Великобритании от мыса до Каира. Но когда стало ясно, что быстрой победы добиться не удастся, стало ясно, что длительные кампании в Африке сковывают союзные колониальные войска, которые в противном случае могут быть отправлены на европейский фронт.Этой стратегии блестяще придерживался генерал П. Э. фон Леттов-Форбек, немецкий командующий в Восточной Африке, который сражался с объединенными силами союзников - когда-то более чем в десять раз превосходящими его собственные - на протяжении всей войны.

Кампании в Африке можно разделить на два отдельных этапа. Во время первого, которое длилось всего несколько недель, союзники были озабочены тем, чтобы подорвать наступательный потенциал Германии и гарантировать, что ее флот не сможет использовать ее африканские порты. Таким образом, вскоре после начала войны были оккупированы Ломе в Того, Дуала в Камеруне, а также Свакопмунд и залив Людериц в Юго-Западной Африке.В Германской Восточной Африке британские крейсеры обстреляли Дар-эс-Салам и Тангу в августе, и хотя ни один порт не был взят до конца войны, они не могли использоваться немецкими военными кораблями. В Египте, когда Турция вступила в войну на стороне Германии, британская оборона Суэцкого канала была усилена, и турецкая экспедиция была отбита в феврале 1915 года. После этого Египет служил основной базой для операций Великобритании против Турции и ее ближневосточных провинций. , и стал центром британской власти в Африке и на Ближнем Востоке в течение следующих трех десятилетий.

Кампании первой фазы войны в Африке были жизненно важны для ее глобальной стратегии. Кампании второй фазы, за исключением начавшихся из Египта против Турецкой империи, имели второстепенное значение для исхода мировой борьбы. Тем не менее, союзники были полны решимости завоевать немецкие колонии как для предотвращения их использования в качестве баз для подрыва их зачастую слабой власти в своих собственных колониях, так и для того, чтобы разделить их между собой в случае общей победы союзников.Таким образом, как только южноафриканское правительство подавило восстание африканеров, которое получило поддержку немцев в Юго-Западной Африке, оно начало вторжение на территорию, которое заняло шесть месяцев. Кампания в Юго-Западной Африке была единственной, в которой африканские войска не принимали участия, поскольку генералы Союза не хотели вооружать свое африканское население, а немцы не осмеливались, так жестоко подавив восстания гереро и нама.

Затяжная кампания в Камеруне велась в основном африканскими войсками.Несмотря на численное превосходство, французским, британским и бельгийским союзникам потребовалось более пятнадцати месяцев, чтобы завершить завоевание территории.

В Восточной Африке фон Леттов-Ворбек, понимая, что он не может надеяться выиграть битву с силами, превосходящими его по численности более чем в десять раз, решил, по крайней мере, связывать их как можно дольше, прибегая к партизанской тактике. Вплоть до конца боевых действий он оставался непобедимым, ведя свою потрепанную колонну через португальскую Восточную Африку (ныне Мозамбик), а затем совершив последний марш в Северную Родезию (ныне Замбия), где он узнал о перемирии в Европе.По самым скромным подсчетам, около 160000 солдат союзников были задействованы силами фон Леттова Ворбека, численность которых никогда не превышала 15000. Как и в Камеруне, африканские войска оказались жизненно важными для обеих сторон, многие из них сражались с большой храбростью и оказались гораздо более эффективными бойцами. han белые южноафриканские войска, которые были уничтожены болезнью. Иногда рацион нигерийских пехотинцев составлял полфунта риса в день, и к нему нечего было съесть. Перевозчики испытывали особые трудности, и было подсчитано, что по меньшей мере 45 000 человек умерли от болезней в ходе кампании.

Исход из Европы

Война привела к массовому исходу европейского административного и торгового персонала из колоний союзников в Африке, когда они ушли на Западный фронт или записались в местные полки для кампаний в других частях Африки. В некоторых частях европейское присутствие, и без того малораспространенное, сократилось более чем наполовину. В Северной Нигерии многие политические офицеры, прикомандированные из армии, были отозваны в свои полки, в то время как другие были зачислены добровольно, в результате чего Северная Нигерия лишилась администраторов.Некоторые подразделения в Северной Нигерии, такие как Боргу, большую часть войны не имели европейского администратора. В Северной Родезии на действительной службе находилось до 40% взрослого населения Европы. Во Французской Черной Африке шла общая мобилизация европейцев призывного возраста, в то время как в Британской Восточной Африке европейцы были зарегистрированы для выполнения военных работ. В некоторых местах, особенно в сельской местности, ходили слухи, что белый человек уезжает навсегда. В Марокко, где генерал-резидент Луи Лиотей был вынужден отвести так много своих войск для европейского фронта, немецкие военнопленные использовались на общественных работах, чтобы убедить марокканцев в том, что французы выигрывают войну.

Результатом этого исхода стало замедление, если не полная остановка, многих основных служб, обслуживаемых европейцами. В некоторых случаях африканцы проходили специальную подготовку, как в Сенегале, для заполнения образовавшихся вакансий. В Британской Западной Африке другие рабочие места, которые до сих пор предназначались для белых, выполняли образованные африканцы, что, как указал Ричард Рэтбоун, в некоторой степени объясняет лояльность элит во время войны. Во Французской Западной Африке генерал-губернатор жаловался, что британцы, которые не подвергались общей мобилизации в своих колониях, воспользовались тем, что их французские союзники были, заполняя торговый вакуум, оставленный отъездом французских торговых агентов. спереди.Только в Египте произошло чистое увеличение европейского присутствия, поскольку был огромный приток британских войск, использовавших Египет в качестве базы для наступления союзников на Ближнем Востоке.

С африканской точки зрения, возможно, даже более примечательным, чем очевидный исход европейцев, было зрелище борьбы белых людей друг с другом, чего они никогда не делали во время колониальной оккупации. Более того, они побуждали своих подданных в форме убить «вражеского» белого человека, который до сих пор принадлежал к клану, который из-за цвета его кожи считался священным и осквернял чью личность до сих пор. с самым ужасным возмездием.

Участие Африки в войне

За исключением кампании Германии в Юго-Западной Африке, африканские войска были основным фактором успеха союзников в их африканских кампаниях. Африканские войска были призваны во время войны не только для сражений на африканской земле, но и для усиления европейских армий на западном и ближневосточном фронтах. Кроме того, они сыграли важную роль в подавлении различных восстаний против колониальной власти, точно так же, как они сыграли важную роль в европейском завоевании Африки.

Более миллиона солдат было набрано во время войны в дополнение к обычно небольшим силам, поддерживаемым колониальными властями. Только Франция в начале войны располагала значительными армиями в своих различных африканских колониях, и хотя впоследствии Германию обвинили в милитаризации своих колоний, на самом деле это обвинение можно было с точностью выдвинуть только против Франции. В дополнение к войскам, авианосцы были набраны в массовом порядке, примерно три авианосца были необходимы, чтобы держать каждого воюющего солдата в поле.Кроме того, североафриканцев нанимали для работы на заводских скамьях, освобожденных французами, призванными в армию. Последующая добровольная миграция алжирской рабочей силы во Францию ​​возникла во время Первой мировой войны. В целом более 2,5 миллионов африканцев, или более 1% населения континента, были вовлечены в какую-либо военную работу.

Рекрутов как для боевой, так и для авианосной службы привлекали тремя способами. Первый был чисто добровольным, когда африканцы предлагали свои услуги бесплатно без какого-либо внешнего давления.Таким образом, на ранних этапах войны на палестинском и сирийском фронтах большое количество обедневших фаллахинов (крестьян) в Египте предлагали свои услуги в обмен на сравнительно привлекательную заработную плату. Нет сомнений в том, что в большинстве африканских стран были добровольцы в армию, которые точно знали, что влечет за собой вербовку. Сенегальские жители Четырех Коммун Сенегала были вполне готовы принять на себя все обязательства по обязательной военной службе, взимаемые с французских метрополий, если это будет гарантировать их собственный статус граждан.С этой целью их заместитель Блез Диань добился принятия Закона от 29 сентября 1916 года, в котором говорилось, что `` выходцы из коммун Сенегала являются и остаются французскими гражданами в соответствии с законом от 15 октября 1915 года. Говорят, что на Мадагаскаре все 45000 новобранцев французской армии были добровольцами, но подавляющее большинство африканских новобранцев пошли в различные армии против своей воли либо в качестве принудительных «добровольцев», либо в качестве призывников.

Большая часть вербовки была предпринята через вождей, которые, как ожидалось, доставят то количество, которое требовалось от них политическим чиновникам.В некоторых областях им не составило труда найти настоящих добровольцев; в других случаях руководители производили впечатление на мужчин и представляли их политическим деятелям как добровольцев. Во многом непопулярность вождей в Северной Родезии после войны может быть объяснена их ролью в вербовке солдат и авианосцев.

Однако формально было мобилизовано большое количество солдат и авианосцев. Во Французской Черной Африке Декрет 1912 года, направленный на создание постоянной черной армии, сделал военную службу в течение четырех лет обязательной для всех африканских мужчин в возрасте от 20 до 28 лет.Цель состояла в том, чтобы заменить гарнизонные войска в Алжире чернокожими африканскими войсками, чтобы первые были доступны для службы в Европе в случае войны. Генерал Манген писал, что если бы такая война затянулась, «наши африканские силы составили бы почти неограниченный резерв, источник которого недосягаем для противника». После начала войны с 14785 африканскими военнослужащими в одной только Западной Африке было решено набрать еще 50000 во время вербовочной кампании 1915-1916 годов. Так во Французской Африке началось упражнение, названное губернатором Ангулваном véritable chasse à l'homme26 и недавно описанное Джиде Осунтокун как новое работорговля.Вождям были даны квоты на то, чтобы заболеть и сгонять незнакомцев и бывших рабов, чтобы избежать вербовки их ближайших иждивенцев или родственников. Поскольку рождение не регистрировалось, набиралось много мужчин старше и младше призывного возраста. Но, как мы увидим, вербовочная кампания вызвала массовые восстания, и в повстанческих районах было невозможно вербовать. Отчаявшись получить больше людей и в надежде, что африканец с высоким статусом сможет добиться успеха там, где этого не было у французов, французское правительство прибегло к назначение в 1918 году Блеза Диана Верховным комиссаром по вербовке черных войск.Поставив цель набрать 40000 человек, его команды на самом деле насчитывали 63378 человек, однако немногие из них видели фронт после окончания войны в ноябре 1918 года.

Обязательная вербовка также использовалась для сбора войск и авианосцев в Британской Восточной Африке в соответствии с приказом 1915 года об обязательной службе, согласно которому все мужчины в возрасте от 18 до 45 лет подлежали военной службе. Это было распространено на Протекторат Уганды в апреле 1917 года. Принудительный набор носильщиков во всех округах Северной Родезии означал, что на протяжении большей части войны более трети взрослых мужчин территории были задействованы в авианосных службах.После 1917 года жесткие требования сирийского фронта вынудили правительство британского протектората в Египте ввести призыв и реквизицию животных, несмотря на его ранее обещанное, что оно возьмет на себя все бремя войны. Деревенские «умдас» расплачивались по старым счетам, загоняя своих врагов в объятия вербовщиков или загоняя животных в ненасытный сирийский караван ». В Алжире, Тунисе и даже в Марокко, которое все еще было завоевано, колониальные подданные были втянуты в войну.По оценкам, во французской армии во время войны служили более 483 000 колониальных солдат со всей Африки, большинство из которых были завербованы в принудительном порядке. Бельгийцы в Конго произвели впечатление на 260000 носильщиков во время кампании в Восточной Африке30. Огромное количество участников ошеломляет, особенно потому, что это произошло вскоре после европейского завоевания. Работорговля на пике своего развития никогда не достигала десятой доли от числа вовлеченных в какой-либо год.

Хотя война напрямую унесла огромное количество убитых и раненых в Африке, она также стала причиной бесчисленных косвенных смертей в эпидемии африканского гриппа 1918-1919 годов, распространению которой способствовало возвращение войск и носителей домой.

Африканский вызов европейской власти

В то время, когда союзные колониальные режимы в Африке меньше всего могли позволить себе неприятности у себя на заднем дворе, их авторитет - все еще слабо установленный в таких местах, как южная часть Кот-д'Ивуара, большая часть Ливии или Карамоджа в Уганде - подвергся серьезному испытанию в результате вооруженных восстаний и другие формы протеста своих подданных. В результате союзные державы были вынуждены отвлечь скудные военные ресурсы, необходимые для борьбы с немцами в Африке, а также на Западном фронте, на борьбу с местными восстаниями.Эти ресурсы были настолько скудными, и восстания в определенных областях, таких как Французская Западная Африка и Ливия, были настолько распространены, что восстановление европейского контроля над мятежными территориями пришлось отложить до тех пор, пока не стали доступны войска. Большие области Верхнего Сенегала-Нигера и Дагомеи оставались вне контроля Франции в течение целого года из-за нехватки войск. Таким образом, французы изначально не могли справиться с восстанием 1916 года в Дагомейском Боргу, потому что соседние группы - Сомба Атакора, Пила Пила Семера и Охори среди других - также были в восстании.В Марокко Лиотей, его конкистадор, опасался, что указание столицы вернуть половину своих 70000 солдат во Францию ​​и отойти к атлантическому побережью может привести к восстанию. Хотя ему пришлось освободить мужчин, он не отступил и сумел предотвратить вызов своей власти. Как бы то ни было, Франция должна была держать остальные 35 000 солдат в Марокко на протяжении всей войны. В португальской Восточной Африке немецкое вторжение вдохновило португальских подданных воспользоваться случаем, чтобы свергнуть своих ненавистных повелителей.

Причины массовых восстаний и протестных движений, имевших место во время войны, значительно варьировались и не все были напрямую связаны с самой войной.В некоторых случаях то, что описывалось как восстание, на самом деле, как в Ливии, было просто продолжением первичного сопротивления европейской оккупации. Во многих случаях мотивы восстания или протеста были смешанными. Не может быть никаких сомнений в том, что визуальные свидетельства очевидного ослабления европейской власти, представленные исходом европейцев, воодушевили тех, кто задумывался о восстании, точно так же, как приток европейцев, в частности британских войск, обескуражил его в Египте.

В восстаниях военного времени проходит ряд тем: желание восстановить утраченную независимость; возмущение мерами военного времени, в частности принудительной вербовкой и принудительным трудом; религиозное и, в частности, панисламское противодействие войне; реакция на экономические трудности, вызванные войной; и недовольство отдельными аспектами колониального устройства, полное осознание природы которого во многих областях совпало с годами военного времени.И последняя тема, особенно важная для Южной Африки, - прогерманские настроения среди подданных союзных держав.

Желание вернуться к жизни, независимой от правления белых, то есть возвращению к status quo ante, ясно проявляется в восстаниях Боргава и Охори-Идже во французской Дагомее и различных групп игбо в провинции Оверри в Нигерии. В большей или меньшей степени желание избавиться от белого повелителя проходит через большинство восстаний против французской власти в Западной Африке.Несомненно, одним из обостряющих факторов в восстании эгба в 1918 году в Южной Нигерии была недавняя утрата их полунезависимого статуса в начале войны. В Египте беспорядки в Вафде, которые произошли сразу после войны, в значительной степени были вызваны желанием избавиться от недавно навязанного британского протектората, который за короткий период военного времени, составлявший четыре года, оказался чрезмерно неприятным как для националистов, так и для фаллэтов. На Мадагаскаре 500 малагасийцев, в основном интеллектуалов, были арестованы в конце 1915 года и обвинены в «создании хорошо организованного тайного общества с целью изгнания французов и восстановления малагасийского правительства».

Основное беспокойство союзных держав во время войны заключалось в том, что вступление Турции на сторону Германии могло вызвать разногласия среди их мусульманских подданных. Хотя призыв Турции к джихаду вызвал меньший отклик среди подчиненного мусульманского населения Африки, чем опасались союзные колониальные власти, они постоянно были начеку на случай недовольства среди своих мусульманских подданных и изо всех сил старались заверить мусульманских вождей и лидеров в том, что союзники не были враждебны исламу. Введение военного положения и тюремное заключение националистов в Египте отчасти было вызвано страхом сочувствия египтян на призыв Турции к джихаду.Британцы в Северной Нигерии, преимущественно мусульманской, были очень чувствительны к возможному воздействию исламской пропаганды там, но сообщество интересов, сложившееся между султаном и эмирами халифата Сокото и британцами, обеспечило лояльность большей части северных нигерийцев. Мусульмане.

Британцы пережили несколько нервных моментов, когда суфийское братство санси в Ливии, все еще сопротивляющееся итальянской оккупации своей страны, откликнулось на турецкий призыв к джихаду и вторглось в западный Египет в ноябре 1915 года.Силы сануси захватили египетский порт ас-Саллюм, на его сторону перешло три четверти египетского гарнизона, а британцы спаслись морским путем. Затем он двинулся на Сиди Баррани и Марса Матрюх. После этого британцы перехватили инициативу и вытеснили санасисов обратно в Ливию. Несмотря на поражение в Египте, члены братства, а также другие ливийцы нанесли решающее поражение итальянцам в битве при Аль-Карадабийя, худшем поражении, которое потерпели итальянцы со времен Адова в 1896 году.Затем они вытеснили итальянцев, которым пришлось перебросить большую часть своих войск на австрийский фронт, к побережью, так что к 1917 году Италия оказалась на грани полной потери Ливии. Эти победы привели к созданию Триполитанской республики (аль-Джумхурийя аль-Тарабулусийя) 16 ноября 1918 года в западной Ливии и эмирата Киренаика в восточной Ливии. Италия признала эти государства в 1919 году и предоставила каждому свой парламент. Дальнейшие права были предоставлены Италией в соответствии с Договором аль-Раджма в 1920 году.В январе 1922 года эти два штата согласились сформировать политический союз и избрали Идриса аль-Сануси, лидера Санусийа, главой союза и учредили центральный комитет со штаб-квартирой в Гарьяне.

Ливийские восстания вызвали сочувственный отклик на юге Туниса, где для подавления восстания потребовалось 15000 французских войск, а также среди тавариков и других мусульман во французском Нигере и Чаде, где исламское отвращение к правлению неверных, засуха 1914 года и интенсивная вербовка потому что армия вызвала значительное недовольство.Войска вторглись в Нигер, где заручились поддержкой Каоссена, лидера Тарки Таварик, Фирхуна, вождя Оуллимиден Таварик, и султана Агадеса. Они взяли Агадес, и для их победы потребовались объединенные силы французов и британцев.

Не только исламские восстания угрожали союзным державам в их колониях. Восстание Джона Чилембве в Ньясаленде (ныне Малави) в январе 1915 года имело сильный христианский подтекст, в то время как движение Сторожевой башни Китавала в Родезии проповедовало неизбежность конца света и неповиновение установленной власти.Он воспользовался разрухой, вызванной вторжением фон Леттов-Форбека в Северную Родезию в конце войны. Подобным же апокалипсисом было широко распространенное движение в районе дельты Нигера в Нигерии, возглавляемое Гарриком Брейдом, также известным как Элайджа II, который проповедовал неминуемую кончину британской администрации. В Кот-д'Ивуар пророк Харрис был депортирован в декабре 1914 года, потому что «события в Европе более чем когда-либо требуют поддержания спокойствия среди жителей Колонии».В Кении, в Ньянзе, культ Мумбо, который быстро разрастался в годы войны, отверг христианскую религию и заявил: «Все европейцы - ваши враги, но скоро наступит время, когда они исчезнут из нашей страны.

Возможно, наиболее важной причиной восстания был принудительный набор людей для службы в качестве солдат и носильщиков. Ненависть к принудительной вербовке была настолько сильной, что она стала главным источником вдохновения почти для всех восстаний, происходивших во Французской Черной Африке, и вызвала некоторое сопротивление в мирной колонии Голд-Кост.

Восстание Джона Чилембве было ускорено вербовкой ньясов и их большим числом погибших в первые недели войны в битве с немцами. В своем памятном подвергнутом цензуре письме в «Ньясаленд Таймс» от 26 ноября 1914 года он протестовал: «Мы понимаем, что нас пригласили пролить нашу невинную кровь в войне этого мира ... нам навязывают больше, чем любую другую национальность под солнцем».

Экономические трудности, вызванные войной, несомненно, лежали в основе и даже вызвали сопротивление колониальным властям.Подъем на Среднем Западе Нигерии и в дельте Нигера на ранних этапах войны нельзя понять, кроме как в контексте падения цен на пальмовые продукты и спада торговли из-за исключения основных клиентов производителей, немцев. . Действительно, прогерманское сочувствие среди союзников, где оно было обнаружено, в значительной степени проистекало из того факта, что немцы во многих частях Африки были основными торговцами; а их исключение союзниками было связано с экономической депрессией, охватившей первый год войны.

В Южной Африке восстание африканеров в конце 1914 г. против решения правительства поддержать союзников было вызвано как прогерманскими симпатиями, так и ненавистью к Британии. Сами немцы всячески пытались вызвать недовольство африканских подданных союзников, проявляя особую активность на северо-восточной границе Нигерии и в Ливии. В Уганде, вскоре после начала военных действий, Ньиндо, верховный вождь Кигези, был убежден своим сводным братом, Мвами из Руанды, восстать против британцев от имени немцев.

Во многих случаях, особенно в Нигерии, восстания военного времени не были напрямую связаны с конкретными мерами военного времени. Скорее они были направлены против отвратительных черт колониального правления, таких как налогообложение, которое было введено в Йорубаленд впервые в 1916 году и вместе с усилением полномочий, предоставленных традиционным правителям в рамках политики «непрямого правления», спровоцировало беспорядки Исейин. Во Французской Западной Африке навязывание индигената (дискриминационного судебного кодекса), реорганизация административных границ, подавление вождей или поборы вождей без традиционной власти были основными причинами восстаний, вспыхнувших в каждой колонии федерации. .

Эти восстания, какой бы ни была их причина, были безжалостно подавлены колониальными властями. «Повстанцев» запихивали в армию, пороли или даже вешали, вождей отправляли в ссылку или заключали в тюрьмы, а деревни сравняли с землей в качестве предупреждения. Но не все протесты носили насильственный характер. Многие люди пытались избежать источника своих обид посредством эмиграции или других форм уклонения от действий. Таким образом, большое количество французских подданных в Сенегале, Гвинее, Верхнем Сенегале-Нигере и Кот-д'Ивуаре предприняли то, что А.И. Асиваджу назвал «протестными миграциями» соседние британские территории. Чтобы избежать вербовки, жители целых деревень сбегали в заросли. Молодые люди искалечили себя, вместо того чтобы служить в колониальной армии. Протестные миграции были такого размаха, что, по оценкам, в результате них Французская Западная Африка потеряла около 62000 подданных.46 На Занзибаре мужчины тоже весь день прятались, а ночью спали на деревьях, чтобы не выглядеть как носильщики.

Экономические последствия войны

Объявление войны нанесло Африке серьезный экономический ущерб.Как правило, следовало снижение цен на сырьевые товары Африки, а знание о том, что отныне импортных товаров будет в дефиците, привело к росту их цен. В Уганде цены на импорт резко выросли на 50 %.48 Модель торговли Африки с Европой радикально изменилась из-за исключения немцев из союзных территорий, где в некоторых случаях, как в Сьерра-Леоне, они составляли на 80% импортно-экспортной торговли. Собственные колонии Германии, еще до того, как они были оккупированы союзниками, были отрезаны от торговли с метрополией из-за господства союзников над морями.Германия, будучи основным зарубежным торговым партнером тропической Африки, теперь была почти полностью исключена из торговой деятельности на континенте, поскольку после того, как союзники завершили оккупацию немецких колоний, все немецкие граждане были интернированы, а их плантации, коммерческие дома и предприятия были захвачены оккупационными властями. Даже в случае с французскими африканскими территориями, где французская промышленность по переработке арахиса обычно могла поглощать масличные семена, до сих пор импортированные немцами, она не могла этого сделать, поскольку находилась на оккупированной немцами территории. часть северо-востока Франции.Таким образом, если Франция была основным импортером гамбийского арахиса, то теперь ее сменила Великобритания, доля которой в урожае выросла с 4% в 1912 г. до 48% в 1910 г.49. что война в отношении африканских колоний рассматривалась Британией (как и Германия, страной свободной торговли) как возможность для экономического роста. В то время как обычно исключенные немецкие торговцы были заменены гражданами управляющей державы колоний, в которых они торговали, во Французской Западной Африке британцы сделали успехи против французов из-за мобилизации французских торговцев.

Депрессия, последовавшая за началом войны, вскоре сменилась бумом продукции, необходимой для усиления военных усилий союзников. Таким образом, стоимость египетского хлопка выросла с фунта стерлингов за центнер в 1914 году до 8 фунтов стерлингов в 1916-18 годах. Но рост спроса не всегда отражался повышением цен, поскольку часто колониальные правительства контролировали цены, выплачиваемые производителям. Некоторые страны сильно пострадали во время войны. Если взять пример Голд-Коста, его основная экспортная культура какао не пользовалась таким спросом, как, например, масличные.Более того, покупательная способность базирующихся в Африке компаний, занимающихся импортом-экспортом, серьезно затруднялась набором, добровольным или обязательным, такого большого количества европейского персонала; во Французской Западной Африке около 75% европейских торговцев уехали на войну к 1917 году.

Хотя экспортные цены не всегда отражали возросший спрос на них из-за контролируемых цен, и хотя спрос на рабочую силу также не всегда отражался в повышении заработной платы, цены на импортные товары там, где они были доступны, росли на протяжении всей войны. .Хотя подавляющее большинство африканцев, занятых в натуральном хозяйстве, не пострадали от этой инфляции, те, кто работал в секторе получения заработной платы или экспортного растениеводства, пострадали. Таким образом, египетский крестьянин, производящий хлопок, обнаружил, что выгода, которую он получил от повышения цен на свою продукцию, не компенсировала резкого роста стоимости топлива, одежды и зерновых.

Война засвидетельствовала усиление государственного вмешательства в экономику африканских колоний, будь то в форме контроля цен, реквизиции продовольственных культур, принудительного выращивания сельскохозяйственных культур, найма рабочей силы для важных проектов или распределения судоходных площадей.Как правило, такое вмешательство было в пользу импортно-экспортных домов колониальной державы, контролирующей данную колонию. Таким образом, в Нигерии такие компании, как John Holt и United Africa Company, использовались в качестве агентов по закупкам и имели как приоритет в судоходных площадях, так и более легкий доступ к кредитам в банках, в результате чего небольшие импортно-экспортные компании, в частности, контролируемые Нигерией , пострадал.

Спрос на традиционно натуральные культуры, в том числе ямс, маниок и бобы, для питания союзников в Европе и для армий в Африке или на Ближнем Востоке, усугубил трудности тех, кто находится за пределами натурального сектора.А там, где натуральные культуры реквизировались - как это было повсеместно - или оплачивались по ценам ниже рыночных, страдали сами производители. Таким образом, к концу войны египетским фаллахинам было трудно удержать тело и душу вместе из-за инфляции и реквизиции их зерновых и животных.55 Во Французской Западной Африке требования к мужчинам для войны вступали в противоречие с требованиями на сорго. , просо, кукуруза и т. д., которые они обычно производили. К 1916 году Франция находилась в отчаянном положении с точки зрения продовольствия, поскольку ее урожай пшеницы пострадал от нехватки 30 миллионов центнеров, 60 миллионов против необходимых 90 миллионов.В следующем году, когда в мире не было урожая пшеницы, ее собственный урожай составил всего 40 миллионов центнеров. Таким образом, в оба эти года пшеницу или ее заменители пришлось искать за границей. Северная Африка, расположенная так близко к Франции, была очевидным источником снабжения, и даже недавно завоеванное Марокко было зачислено в ее состав. Но требования предъявлялись даже на Мадагаскаре. В дополнение к таким требованиям, натуральный фермер на территориях, где велись кампании, особенно в Восточной Африке, подвергался поборам армий, которые из-за проблем со снабжением не могли не жить за счет земли.

Потребность в войсках и авианосцах, а также в увеличении производства как экспортных, так и натуральных культур привела к нехватке рабочей силы во многих частях континента во время войны. Набор перевозчиков в Северной Родезии для кампании в Восточной Африке отрезал Южную Родезию (ныне Зимбабве) и Катангу от их традиционных источников труда, и бельгийской администрации в Конго пришлось проводить принудительный набор рабочей силы на шахты страны. Эпидемия гриппа в конце войны в Восточной и Центральной Африке особенно затронула вернувшихся носителей и вызвала острую нехватку рабочей силы в Кении и Родезии.Эта нехватка произошла как среди европейцев, так и среди африканцев; а в Южной Родезии, где белые железнодорожники до сих пор увольнялись по желанию своих работодателей из-за возможности замены, теперь они были в таком состоянии, что могли создавать профсоюзы58, против которых ранее сопротивлялись работодатели и правительство.

Нехватка импорта могла привести к падению производства там, где сельское хозяйство, как в Египте, зависело от импорта удобрений, сельскохозяйственного инвентаря и ирригационной техники, но это также способствовало развитию импортозамещающих отраслей в некоторых странах, особенно в Южной Африке. где в это время были реализованы возможности зарубежных рынков для местных продуктов.В Бельгийском Конго, отрезанном от оккупированной метрополии, война явилась большим стимулом к ​​повышению самообеспеченности, как это было в первые годы войны в Германской Восточной Африке. Приток британских войск в Египет и вливание в экономику около 200 миллионов фунтов стерлингов во время войны были важным стимулом для промышленного роста.

Война представила двигатель внутреннего сгорания, а вместе с ним и автомобильные дороги во многие части Африки. В Восточной Африке затяжная кампания против немцев и проблема транспортировки припасов привели к строительству ряда автомобильных дорог, таких как дорога от Додомы в Германской Восточной Африке до Тукую на северной оконечности озера Ньяса, количество которых сократилось до двух. до трех дней путешествие, которое до сих пор занимало две-три недели.60 В тех районах, где велась постоянная военная деятельность или требовались транзитные объекты, порты быстро развивались. Примером могут служить Момбаса, Бизерта, Порт-Харкорт и Дакар. В Нигерии угольные шахты Энугу были открыты во время войны, чтобы обеспечить железные дороги местным источником топлива.

В целом государственные доходы во время войны уменьшились, так как они в значительной степени зависели от пошлин на импортные товары. Тем не менее, колонии несли большую часть расходов на местные кампании, не считая предоставления грантов столичным державам для помощи военным усилиям.За исключением случаев, когда этого требовали военные нужды, общественные работы были приостановлены, а планы развития были отложены до окончания войны.

Социально-политические последствия войны

Социальные последствия войны для Африки значительно варьировались от территории к территории и зависели от степени их участия, в частности от степени вербовки или военной активности в них. К сожалению, до недавнего времени социальным последствиям войны уделялось относительно мало внимания.Это несколько удивительно, поскольку для некоторых регионов, таких как Восточная Африка, Первая мировая война, как выразился Рейнджер, была «самой впечатляющей, разрушительной и капризной демонстрацией европейской« абсолютной власти », которую когда-либо испытывала Восточная Африка. Масштабы задействованных сил, мощь огневой мощи, масштабы опустошений и болезней, количество погибших африканцев - все это затмило первоначальные кампании колониального завоевания и даже подавление восстания Маджи Маджи.В 1930-х годах доктор Х.Р. Филип отмечал, что «переживания лет с 1914 по 1918 год были таковы, что эффективно пробудили уроженца Кении от сна веков» 62. По сравнению с исследованиями политических последствий войны для В Африке сравнительно мало было предпринято в отношении его социальных последствий. Тем не менее, его влияние на солдат, носильщиков и рабочих, которые были изгнаны из ограниченных миров их деревень и отправлены за тысячи миль, и их влияние на их общества по их возвращении63 является главной темой в колониальной истории.

Нет сомнений в том, что война открыла новые окна для многих африканцев, особенно для образованной элиты. Марджери Перхэм писала, что «трудно переоценить влияние на африканцев, которые были в значительной степени заключены в двусторонних отношениях со своими европейскими правителями, от того, что они смотрят за пределы этого ограждения и видят себя частью континента и мира» 64. Во многих частях Африки война дала толчок если не всегда националистической активности, то по крайней мере развитию более критического подхода образованной элиты к своим колониальным хозяевам.Бетвелл Огот предположил, что общий военный опыт африканских и европейских солдат имел аналогичный эффект на менее образованных:

Африканский солдат вскоре обнаружил слабые стороны и силу европейца, которого до того времени большинство африканцев считало сверхчеловеком. Фактически, унтер-офицеры и унтер-офицеры-африканцы обучали европейских добровольцев технике современной войны. Становилось очевидным, что европеец знает не все.Вернувшиеся носильщики и солдаты распространяли новые взгляды на белого человека; и большая часть уверенности в себе и напористости, которые африканцы в Кении проявили в 1920-х годах, во многом были связаны с этими новыми знаниями.

Он также указывает, что, что примечательно, несколько африканских политических лидеров в Кении либо сражались, либо участвовали в кампании в Восточной Африке. В Гвинее возвращение боевиков anciens ознаменовалось забастовками, беспорядками в демобилизационных лагерях и нападениями на власть вождей.

Если война положила конец попыткам африканцев восстановить утраченный суверенитет своих доколониальных государств, она также увидела рост требований об участии в процессе управления новыми политическими образованиями, навязанными им европейцами. Эти требования, вдохновленные Четырнадцатью пунктами президента Вудро Вильсона, которые были высказаны в ответ на выдвинутые в октябре 1917 года предложения СССР о немедленном заключении мира без аннексии или компенсации, даже распространялись на право на самоопределение.В случае арабских стран Северной Африки совместное заявление Британии и Франции в ноябре 1918 года о том, что союзники рассматривают возможность предоставления избирательных прав народам, угнетенным турками, представляет собой спектакль, в котором одной группе арабов предлагается независимость, а другой группе правят Те самые силы, которые предлагали свободу турецким провинциям, были в этом лишены.

Партия Саада Заглюла «Вафд» в Египте получила свое название от делегации (Вафд), которую он пытался послать на Версальскую мирную конференцию для переговоров о возвращении Египта независимости.Точно так же и в Тунисе, хотя резидент военного времени, алапетит, держал в руках националистов такую ​​же жесткую хватку, как британцы в Египте, после войны их лидеры отправили телеграмму президенту Соединенных Штатов Вильсону, чтобы заручиться его помощью в их требованиях. самоопределение.

В то время как «Четырнадцать пунктов» Вильсона не вдохновляли требования о немедленной независимости Африки к югу от Сахары, его либеральные настроения вдохновляли западноафриканских националистов надеяться на то, что они могут повлиять на Версальскую мирную конференцию, а также побуждали их требовать большего влияния в их собственных делах.69 Как сказал сьерралеонец Ф. У. Дав, делегат Национального конгресса Британской Западной Африки, «прошло время, когда африканские народы должны быть вынуждены против их воли делать то, что не соответствует их интересам». .70 В Судане «Четырнадцать пунктов» Вильсона в сочетании с вдохновением от арабского восстания 1916 года стали поворотным моментом в суданском национализме, проинформировав о взглядах нового поколения политически сознательных молодых людей, прошедших государственные школы и получивших образование. приобрел некоторые современные западные навыки.

На многих территориях, где был сделан большой вклад в военные усилия в виде людей и материалов, была надежда, что они будут вознаграждены, по крайней мере, социальной и политической реформой. В некоторых случаях колониальные правительства специально обещали реформу в обмен на усиление помощи со стороны подчиненного им населения. Блезу Дианю был обещан пакет послевоенных реформ во Французской Черной Африке, если он сможет набрать дополнительных людей, необходимых Франции для европейского фронта.Он это сделал, но реформы так и не были реализованы. Вклад Алжира в военные усилия был вознагражден экономическим и политическим улучшением статуса алжирцев, против которых, однако, выступали поселенцы, и Эмир Халид, внук 'Абд аль-Кадира, который решительно критиковал эту политику, считал слишком ограниченным. Французская администрация и был депортирован в 1924 году. Его справедливо называют основателем алжирского националистического движения. В Тунисе делегация из тридцати человек, представляющих арабскую общину, призвала бея начать политическую реформу, напомнив ему о жертвах, принесенных Тунисом в войне.Несомненно, большая часть толчка к созданию Destiir или Конституционной партии в 1920 году исходила от вернувшихся солдат и рабочих, которые были недовольны своим подчиненным положением в своей собственной стране. В Британской Западной Африке пресса, хотя в целом была чрезвычайно лояльна к британцам и критически относилась к немцам, полагала, что награда за эту лояльность будет иметь более значительную роль для образованной элиты в процессе принятия колониальных решений.

Война послужила стимулом не только для африканского национализма, но и для белого национализма, особенно в Южной Африке.Там, хотя восстание африканеров было быстро подавлено, дух, сообщивший об этом, этого не сделал. Как выразился Уильям Генри Ватчер:

Восстание еще раз подтвердило то, чему учила англо-бурская война, что сила - это не ответ, что битва должна вестись на политической арене. Таким образом, в реальном смысле современный африканерский национализм, зародившийся во время англо-бурской войны, родился во время восстания 1914 года. Если бы первая мировая война не произошла, буры могли бы лучше приспособиться к соглашательской политике Боты и Смэтса.Война вынудила их принять решение об организации, сначала тайно в форме Африканер Брудербонд, а затем в форме «очищенной» Национальной партии.

В Кении белые поселенцы использовали войну, чтобы добиться серьезных политических успехов против колониального правительства. Они закрепили за белыми право избирать представителей в Законодательный совет, где после 1918 года они составляли большинство. Это в сочетании с Постановлением о землях короны, которое сделало возможной расовую сегрегацию в Белом нагорье, Постановлением о регистрации коренных жителей, которое ввело закон о псевдопропуске для африканцев, и Программой поселения солдат, которая выделила большие части резервации Нанди для заселения белые солдаты после войны закрепили доминирующее положение белого меньшинства в Кении вплоть до 1950-х годов.

Основным стимулом для кенийского национализма была реакция на такие привилегии, полученные белым сообществом, в частности, в отношении земли. Таким образом, Ассоциация кикуйю, состоящая в основном из вождей, была основана в 1920 году для защиты земельных интересов кикуйю, в то время как Ассоциация юных кикуйю Гарри Туку, основанная годом позже, была нацелена на защиту как земли, так и труда.

В Южной Африке рост африканерского национализма и республиканская агитация во время войны вызвали серьезную обеспокоенность у африканских лидеров Свазиленда и Басутоленда (ныне Лесото).Они опасались, что их страны могут быть интегрированы в Союз, который с его все более расистской политикой, примером которой являются положения Закона о родных землях 1913 года, может под давлением африканеров обрести независимость, и что после этого для их стран не будет никакой защиты. интересы. Как заявил Саймон Фамоте из Национального совета сото, его люди опасались «Союза, потому что мы знаем, что ... когда-нибудь буры получат независимость от британцев» 80. Внутри Союза Южноафриканский национальный конгресс коренных народов (позднее - стал Африканским национальным конгрессом) представил меморандум после войны королю Великобритании Георгу V, в котором упоминался вклад Африки в войну в кампаниях в Юго-Западной и Восточной Африке, а также во Франции, и напомнил, что война велась освободить угнетенные народы и предоставить каждой нации право определять свою суверенную судьбу.81 Конгресс был проинформирован Управлением по делам колоний Великобритании, что Великобритания не может вмешиваться во внутренние дела Южной Африки, и обращение Конгресса не было представлено Мирной конференции.

Заключение

Война привела к серьезным изменениям в мировом общественном мнении относительно колониализма. До войны европейские колониальные державы несли ответственность только перед собой. После войны, на Версальской мирной конференции, колониальный послужной список одной из них, Германии, был изучен и признан несоответствующим новым стандартам морали, касающимся управления колониальными народами.82 Несомненно, большинство других колониальных держав были бы сочтены столь же недостойными, если бы их собственный послужной список был подобным образом изучен.83 Идея управления так называемыми отсталыми народами в качестве «священного долга», хотя и очевидна в 1890-х годах в запрете, Например, продажа алкоголя африканцам теперь была закреплена в мандатах, в которых победившие союзники взяли на себя управление колониями Германии от имени Лиги Наций - «ответственные за ... продвижение к максимальному количеству материалов. нравственное благополучие и социальный прогресс [их] жителей ».84 Теоретически принцип международной ответственности был подчеркнут, хотя из-за слабости Лиги Наций мало что можно было сделать, например, в отношении плачевных условий жизни коренных жителей Юго-Западной Африки, находящихся под мандатом Союза. 85 Право на самоопределение, впервые провозглашенное на Конгрессе Второго Социалистического Интернационала, состоявшемся в Лондоне в 1896 году, также было провозглашено лидером крупнейшей мировой державы Вудро Вильсоном, в то время как недавно возникший Советский Союз должен был атаковать все формы колониализма в Африке.

Даже если участь подчиненных народов не сильно изменилась к лучшему за годы, последовавшие за войной, когда даже добровольные попытки реформ были прерваны депрессией, начали задаваться серьезные вопросы о морали колониализма. И именно в этой атмосфере зародилось националистическое движение, которое в конечном итоге привело к обретению независимости многими африканскими странами. Например, лидеры Национального конгресса Британской Западной Африки, такие как Дж. Э. Кейсли Хейфорд и Х.К. Банкол-Брайт смог добиться международного слушания через Союз Лиги Наций, озабоченный администрацией Тоголенда и апеллирующий к Соглашению Лиги как к хартии «справедливого обращения с нашим народом». И в долгосрочной перспективе идея Мандата превратилась в концепцию опеки после Второй мировой войны, которая включала четкую цель окончательной независимости подопечных территорий, которые должны были посещаться «нейтральными» инспекционными миссиями.

Таким образом, Первая мировая война явилась поворотным моментом в истории Африки, не столь драматичным, как Вторая мировая война, но, тем не менее, важным во многих областях. Одним из самых важных его наследий было переупорядочение карты Африки примерно в том виде, в котором она есть сегодня. Германия была ликвидирована как колониальная держава и заменена Францией и Великобританией в Камеруне и Того, Южно-Африканским союзом в Юго-Западной Африке и Великобританией и Бельгией в Германской Восточной Африке, последние получили небольшие, но густонаселенные провинции Руанда и Урунди (ныне Руанда и Бурунди).

Сложные переговоры, которые имели место в Версале по поводу перераспределения этих территорий союзным победителям, в полной мере принадлежат истории Европы, хотя способ разделения Камеруна и Того, мало ссылаясь на исторические и этнические соображения, должен был создать значительная горечь среди определенных слоев населения на этих территориях и их ближайших соседей, в частности, у овец Того и Золотого берега. Что касается африканских жителей бывших немецких колоний, то смена хозяев заметно не улучшила их положение.Действительно, некоторые африканцы сравнивали своих бывших хозяев со своими новыми, а в Камеруне и Того некоторая ностальгия по прежнему режиму росла по мере того, как французы вводили принудительный труд, а британцы оказались менее энергичными, чем их тевтонские кузены, в освоении своих территорий. Поскольку Франция и Великобритания считали себя временными распорядителями территорий под мандатом, два Тоголенда оставались менее развитыми, чем, скажем, Кот-д'Ивуар и Золотой Берег, а Танганьика - менее развитыми, чем Кения или Уганда.И если Юго-Западная Африка впечатляюще развивалась под южноафриканским «управлением», это было на пользу быстрорастущему населению поселенцев; Что касается коренных жителей, жестокий опыт немецкого правления был заменен на опыт правительства, приверженного расистской политике, заселению и эксплуатации страны белыми и для белых.

Первая мировая война, хотя, по сути, была войной в Европе, тесно связана с Африкой. Это ознаменовало как конец раздела Африки, так и попытки африканцев восстановить независимость на основе их государственного устройства, существовавшего до раздела.Хотя это был период огромных социальных и экономических потрясений для многих африканских стран, он положил начало двадцатилетнему периоду спокойствия для европейских администраций, за исключением таких мест, как Французский и Испанский Риф, Французская Мавритания и Итальянская Ливия.

Однако идеи о самоопределении народов и ответственности колониальных держав были посеяны во время этой войны. Эти идеи должны были глубоко повлиять на развитие зарождающихся националистических движений в последующий мирный период.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *