Писатель гюнтер: Гюнтер Грасс: этапы жизни | Что читают в Германии | DW

Содержание

Умер писатель Гюнтер Грасс – Культура – Коммерсантъ

В возрасте 87 лет скончался немецкий писатель Гюнтер Грасс, нобелевский лауреат, в 1999 году получивший награду за свой дебютный роман «Жестяной барабан».

Умер нобелевский лауреат по литературе немецкий писатель Гюнтер Грасс. Он скончался в возрасте 87 лет от пневмонии в больнице города Любек на севере Германии, где он жил последние годы. Гюнтер Грасс считается один из наиболее знаковых немецких писателей послевоенного периода. Мировую известность он получил после публикации в 1959 году своего первого романа «Жестяной барабан», который через 40 лет принес ему Нобелевскую премию. История романа разворачивается вокруг мальчика Оскара Мацерата, который отказался расти после того, как к власти в Германии пришли национал-социалисты. Последний роман Грасса «Слова Гриммов» о жизни сказочников Якоба и Вильгельма Гриммов вышел в 2010 году.

В своих работах Грасс нередко высказывался на темы социальной справедливости, мира и общественных событий. В 1977 году он написал 500-страничный роман «Камбала» на основе сказки братьев Гримм «О рыбаке и его жене», в котором касается таких тем, как голод, сексуальная политика и рост численности населения. В 1986-м вышла повесть Грасса «Крысиха», где главному герою снится разговор с крысой, которая предрекает вымирание человеческой расы. А в повести 1995 года «Широкое поле» (Ein weites Feld) он критикует объединение Германии, сравнивая его с аннексией и колонизацией, что вызвало резко негативную реакцию некоторых критиков. В 2012 году писатель опубликовал стихотворение, в котором раскритиковал политику Израиля в отношении Ирана, назвав Израиль «нарушителем хрупкого мира», за что израильские власти обвинили Грасса в антисемитизме и сделали персоной нон грата.

Гюнтер Грасс родился в вольном городе Данциге (теперь — польский Гданьск) в 1927 году. В 1944 году в возрасте 16 лет был призван в армию и был зачислен в танковую дивизию войск СС, в составе которой участвовал в боях с советскими войсками, в ходе которых был ранен. После войны до 1946 года пребывал в американском плену. О своем военном опыте он рассказал в опубликованном в 2006 году автобиографическом романе «Луковица памяти». По признанию самого Грасса, в юности он полагал, что СС было «просто элитным подразделением», и потом всю жизнь в своих трудах «работал над наивными убеждениями собственной молодости». Он подчеркивал, что пробыл на войне всего полгода и не сделал ни единого выстрела, но «его заслуги нет в том», что он не совершил военных преступлений. «Если бы я родился на три-четыре года раньше, я бы оказался в числе военных преступников»,— вспоминал он. В интервью Гюнтер Грасс не раз подчеркивал, что, будучи немцем, не мог не делать акцент на трудном прошлом Германии в своих произведениях. «Если бы я был шведским или, скажем, швейцарским писателем, я бы мог позволить себе намного больше легкости, рассказал бы пару шуток и все. Но учитывая мое происхождение, я не имел такой возможности»,— рассказал он в интервью Paris Review.

Наталья Бархатова


Гюнтер Грасс – биография, книги, отзывы, цитаты

Гюнтер Грасс — немецкий писатель, скульптор, художник, график.

Родился 16 октября 1927 в Вольном городе Данциге (ныне Гданьск). По воспоминаниям самого писателя, приведённым в книгах «Жестяной барабан» и «Луковица памяти», его родители занимались торговлей. По этническому происхождению отец писателя — немец, мать — представительница кашубского народа.

Во время Второй мировой войны в 15 лет вместе со своими одноклассниками был призван в обслугу зенитной батареи, затем отбыл трудовую повинность и в ноябре 1944 был зачислен в 10-ю танковую дивизию «Ваффен-СС», в составе которой участвовал в сражении с советскими войсками в апреле 1945 и был ранен. После войны пробыл в американском плену до…

Гюнтер Грасс — немецкий писатель, скульптор, художник, график.

Родился 16 октября 1927 в Вольном городе Данциге (ныне Гданьск). По воспоминаниям самого писателя, приведённым в книгах «Жестяной барабан» и «Луковица памяти», его родители занимались торговлей. По этническому происхождению отец писателя — немец, мать — представительница кашубского народа.

Во время Второй мировой войны в 15 лет вместе со своими одноклассниками был призван в обслугу зенитной батареи, затем отбыл трудовую повинность и в ноябре 1944 был зачислен в 10-ю танковую дивизию «Ваффен-СС», в составе которой участвовал в сражении с советскими войсками в апреле 1945 и был ранен. После войны пробыл в американском плену до 1946.

С 1947 по 1948 обучался профессии каменотёса в Дюссельдорфе. После этого Грасс учился скульптуре и живописи в Академии искусств. С 1953 по 1956 продолжил изучение живописи в Высшей школе изобразительных искусств в Берлине под руководством скульптора Карла Хартунга.

С 1956 по 1959 жил в Париже. В 1960 вернулся в Берлин, где жил до 1972. С 1972 по 1987 Грасс жил в Вестфалии и Шлезвиг-Гольштейне.

В 1954 Грасс женился на Анне Шварц, с которой развёлся в 1978. В 1979 Грасс женился второй раз на Уте Грунерт.

В 1956-1957 Гюнтер Грасс начал выставлять свои скульптурные и графические работы и одновременно начал заниматься литературой. В то время Грасс писал рассказы, стихи и пьесы, которые сам он относил к театру абсурда.

Образным языком был написан и роман «Жестяной барабан». За этот роман он получил премию «Группы 47», к которой он сам принадлежал с 1957. В 1960 жюри литературной премии города Бремена хотело присудить свою премию роману «Жестяной барабан», но сенат Бремена воспротивился этому. В 1979 роман был экранизирован режиссёром Фолькером Шлёндорфом. Фильм «Жестяной барабан» получил главный приз Каннского кинофестиваля — «Золотую пальмовую ветвь» — в 1979, а также «Оскара» как лучший иностранный фильм.

С первым же романом Гюнтер Грасс получил мировую известность. Впервые после Второй мировой войны немецкий писатель получил международное признание.

Его второй роман «Кошки-мышки», действие которого происходит во время Второй мировой войны в Данциге и в котором рассказывается история юного Иохима Малке, вызвал скандал. Гессенский министр работы и здравоохранения из-за описанной в романе сцены онанизма сделал запрос в федеральные органы надзора о проверке романа как имеющего аморальное содержание. Но после последовавших протестов общественности и других писателей запрос был отозван.

На выборах Грасс поддерживал социал-демократическую партию Германии и стал её членом в 1982. В 1990 высказался против воссоединения Германии (ФРГ и ГДР). Грасс считал, что объединённая Германия может возродиться как воинственное государство.

В 1985 вместе с джазовым музыкантом Гюнтером Зоммером он выпускает много необычных записей, на которых читает свои произведения под музыку.

В 2005 Грасс основал литературный кружок — «Любекские литературные встречи».

Последние годы жизни Гюнтер Грасс жил в окрестностях Любека. Собственно в Любеке находится его дом, где хранится основная часть его рукописей и художественных работ.

Гюнтер Грасс - писатель, фото, факты из биографии, события на listim.com

По воспоминаниям самого писателя, приведённым в книгах «Жестяной барабан» и «Луковица памяти», его родители занимались торговлей. По этническому происхождению отец писателя — немец, мать — представительница кашубского народа.

Во время Второй мировой войны в 15 лет вместе со своими одноклассниками был призван в обслугу зенитной батареи, затем отбыл трудовую повинность и в ноябре 1944 был зачислен в 10-ю танковую дивизию «Ваффен-СС», в составе которой участвовал в сражении с советскими войсками в апреле 1945 и был ранен. После войны пробыл в американском плену до 1946. С 1947 по 1948 обучался профессии каменотёса в Дюссельдорфе. После этого Грасс учился скульптуре и живописи в Академии искусств.

С 1953 по 1956 продолжил изучение живописи в Высшей школе изобразительных искусств в Берлине под руководством скульптора Карла Хартунга. С 1956 по 1959 жил в Париже. В 1960 вернулся в Берлин, где жил до 1972.

С 1972 по 1987 Грасс жил в Вестфалии и Шлезвиг-Гольштейне.

В 1954 Грасс женился на Анне Шварц, с которой развёлся в 1978.

В 1979 Грасс женился второй раз на Уте Грунерт. В 1956-1957 Гюнтер Грасс начал выставлять свои скульптурные и графические работы и одновременно начал заниматься литературой. В то время Грасс писал рассказы, стихи и пьесы, которые сам он относил к театру абсурда.

Образным языком был написан и роман «Жестяной барабан». За этот роман он получил премию «Группы 47», к которой он сам принадлежал с 1957. В 1960 жюри литературной премии города Бремена хотело присудить свою премию роману «Жестяной барабан», но сенат Бремена воспротивился этому. В 1979 роман был экранизирован режиссёром Фолькером Шлёндорфом. Фильм «Жестяной барабан» получил главный приз Каннского кинофестиваля — «Золотую пальмовую ветвь» — в 1979, а также «Оскара» как лучший иностранный фильм.

С первым же романом Гюнтер Грасс получил мировую известность. Впервые после Второй мировой войны немецкий писатель получил международное признание.

Его второй роман «Кошки-мышки», действие которого происходит во время Второй мировой войны в Данциге и в котором рассказывается история юного Иохима Малке, вызвал скандал. Гессенский министр работы и здравоохранения из-за описанной в романе сцены онанизма сделал запрос в федеральные органы надзора о проверке романа как имеющего аморальное содержание. Но после последовавших протестов общественности и других писателей запрос был отозван.

На выборах Грасс поддерживал социал-демократическую партию Германии и стал её членом в 1982.

В 1990 высказался против воссоединения Германии (ФРГ и ГДР). Грасс считал, что объединённая Германия может возродиться как воинственное государство.

В 1985 вместе с джазовым музыкантом Гюнтером Зоммером он выпускает много необычных записей, на которых читает свои произведения под музыку. В 2005 Грасс основал литературный кружок — «Любекские литературные встречи». В настоящее время Гюнтер Грасс живёт в окрестностях Любека. Собственно в Любеке находится его дом, где хранится основная часть его рукописей и художественных работ.

Данцигская трилогия

Жестяной барабан / Die Blechtrommel (1959, рус. перевод 1995)
Кошки-мышки / Katz und Maus (1961, рус. перевод 1968)
Собачьи годы / Hundejahre (1963, рус. перевод 1996)

Романы и повести

Под местным наркозом / Örtlich betäubt (1969)
Из дневника улитки / Aus dem Tagebuch einer Schnecke (1972, рус. перевод 1993)
Палтус[de] / Der Butt (1977)
Встреча в Тельгте[de] / Das Treffen in Telgte (1979, рус. перевод 1983)

Головорождённые или Немцы вымирают[de] / Kopfgeburten (1980)[35]
Крысиха (повесть)[de] / Die Rättin (1986)
Крик жерлянки / Unkenrufe (1992)
Широкое поле (роман) / Ein weites Feld (1995)
Моё столетие / Mein Jahrhundert (1999, рус. перевод 2000)
Траектория краба / Im Krebsgang (2002, рус. перевод 2002)
Луковица памяти / Beim Häuten der Zwiebel (2006, рус. перевод 2008)
Фотокамера / Die Box (2008, рус. перевод под названием «Фотокамера. Истории из темной комнаты» 2009)
По пути из Германии в Германию / Unterwegs von Deutschland nach Deutschland. Tagebuch 1990 (2009)
Слова Гримм. Жизнеописание / Grimms Wörter. Eine Liebeserklärung. (2010)
О тленности/конечности / Vonne Endlichkait (2015)

Ушел из жизни немецкий писатель Гюнтер Грасс

+ A -

В последние годы он часто оказывался в центре скандалов: из-за службы в войсках СС и критики в адрес Израиля

Один из самых значимых немецких писателей современности, лауреат Нобелевской премии Гюнтер Грасс скончался 13 апреля на 88 году жизни в городе Любек.

Причины смерти не уточняются — известно, однако, что он давно испытывал проблемы со здоровьем, даже заявив, два года назад, что из-за них не намерен продолжать заниматься литературой. Грасс прославился прозой о Второй Мировой войне — сам он в ее годы воевал на стороне нацистской Германии, в 1945 году был ранен и до 1946 года находился в американском плену. Известность писателю принесло первое же его произведение - «Жестяной барабан» 1959 года. Экранизация романа спустя 20 лет получила Золоту пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля и премию «Оскар» как лучший иностранный фильм.

Впоследствии Грасс написал еще более десятка произведений, которые также пользовались успехом у публики и критики, в 1999 — получил Нобелевскую премию.

Однако, публикация в 2006 году автобиографической работы «Луковица памяти» не лучшим образом сказалась на репутации писателя. В книге Грасс, никогда не скрывавший своего участия во Второй мировой, признался, что служил в войсках СС — этот факт вызвал широкий резонанс в обществе. Сам писатель, впрочем, отмечал, что и факта службы конкретно в войсках СС не утаивал — в частных беседах – что подтвердили его знакомые.

Спустя шесть лет писатель вновь оказался в центре скандала — на сей раз из-за написанного им стихотворения «То, о чем нужно сказать», посвященного взаимоотношениям ФРГ, Израиля и Ирана. В нем, в частности, Грасс осуждает поставки Германией подводных лодок Израилю:

«Еще одна лодка должна быть доставлена в Израиль,

Ее назначение в том, чтобы нести разрушительные боеголовки в страну,

Где существование ядерного оружия даже не доказано (имеется в виду Иран - «МК»).

Но единственным доказательством выступает страх».

Помощь со стороны Германии может сделать немцев «соучастниками преступления», утверждает Грасс в стихотворении. Как считается, именно в связи с его публикацией писатель был объявлен персоной нон грата в Израиле, хотя формальным поводом для отказа ему во въезде стал факт о службе в частях СС.

Писатель Гюнтер Грасс стыдится своего нацистского прошлого

"Мне было стыдно. Я был молодым и дурным нацистом. После войны я поумнел, но до сегодняшнего дня мне по прежнему стыдно", — так отреагировал знаменитый немецкий писатель Гюнтер Грасс на вопрос о том, почему он долгие годы скрывал, что служил в Ваффен-СС в ходе Второй мировой войны.

В интервью газете "Гаарец", приуроченному к выходу его автобиографии "Луковица памяти" на иврите (в ней Грасс и рассказал впервые, что воевал на стороне нацистов), писатель отметил, что такие воспоминания должны созреть и стать целостными, и только тогда о них можно писать.

"Многие люди, в том числе и писатели, поняли и простили меня, например, Марио Варгас Льоса и Амос Оз, который на мой взгляд написал одну из важнейших книг последнего столетия – "Повесть о любви и тьме". Это потрясающая вещь", — рассказывает Грасс.

Немецкий писатель – лауреат Нобелевской премии по литературе за 1999 год – добавил, что каждый год выдвигает Амоса Оза на эту премию, но академия пока не прислушалась к его рекомендациям.

В августе 2006 году в Германии вокруг имени Гюнтера Грасса и его моральной роли в послевоенной Германии разгорелся скандал. Писатель признался в том, что в молодости состоял в рядах Ваффен-СС. В то время, по словам Грасса, он воспринимал эту организацию как космополитическое элитное соединение, а в двойных рунах в петлицах униформы Ваффен-СС не видел ничего предосудительного. Грасс заявил, что во время службы в Ваффен-СС он не совершал военных преступлений и не сделал ни единого выстрела.

Скандальное откровение Грасса вызвало общественный резонанс и побудило его к написанию мемуаров. "Луковица памяти" увидела свет в 2006 году. В книге причудливым образом сплелись реальные факты из жизни писателя и апокрифические эпизоды (например, совместное выступление Гюнтера Грасса с Луи Армстронгом или игра в кости с, предположительно, Йозефом Ратцингером во время совместного пребывания в американском лагере для военнопленных).

Умер Гюнтер Грасс | Colta.ru

© Der Spiegel

Сегодня, 13 апреля, в возрасте 87 лет в Любеке умер немецкий писатель, лауреат Нобелевской премии Гюнтер Грасс.

Об этом сообщает Die Welt со ссылкой на издательство Steidl.

Гюнтер Грасс родился в 1927 году в Данциге, во время войны был призван в армию, был ранен, до 1946 года находился в американском плену. После войны учился скульптуре и живописи в Академии искусств в Дюссельдорфе и в Высшей школе изобразительных искусств в Западном Берлине.

В 1956–57 годах Грасс начал выставлять свои скульптурные и графические работы, одновременно начал писать рассказы, стихи и пьесы, которые сам он относил к театру абсурда.

В 1959 году вышел первый роман Грасса «Жестяной барабан», который принес писателю мировую известность. В 1979 году роман был экранизирован Фолькером Шлендорфом, фильм получил премию «Оскар» и «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля. Вместе с романами «Кошки-мышки» (1961) и «Собачьи годы» (1963) «Жестяной барабан» образует «Данцигскую трилогию», действие которой происходит в Данциге между мировыми войнами и во время Второй мировой войны.

Гюнтер Грасс написал еще десятки книг — романов, повестей и эссе, в последние годы работал над циклом воспоминаний. В 1999 году писателю была присуждена Нобелевская премия по литературе «за то, что его игривые и мрачные притчи освещают забытый образ истории».

В 2006 году Грасс признался, что состоял в Ваффен-СС, что вызвало в Германии скандал. Писатель тогда заявил, что во время службы в Ваффен-СС он не совершал военных преступлений и не сделал ни единого выстрела.

В 2012 году Израиль объявил Грасса персоной нон грата за стихотворение под названием «То, что должно быть сказано», в котором он назвал Израиль угрозой «и без того хрупкому миру».

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Гюнтер Грасс о себе, Германии и мире – Архив

Фотография: Getty Images/Fotobank

«Будучи ребенком, я был большим вруном. К счастью, моя мать любила мое вранье. Я обещал ей необыкновенные вещи».

«Каждый родился в свое время и жил в свое время, я никому не желаю, чтобы любой человек попал в эту ситуацию, когда у тебя нет альтернативы».

«Меня всегда поражал лес. Он побуждает во мне мысли о том, что фантазия природы намного богаче моей. И что мне все еще есть чему поучиться».

«Ни один человек не может быть совестью страны — это глупо».

«Книги могут стать причиной преступления, разбудить ярость, даже ненависть, как и то, что предпринято из любви к стране, может разорить чье-то частное гнездо. С тех пор [как я это понял] я полюбил полемику».

«Я не верю в то, что написано ночью, потому что это получается слишком легко. Когда я перечитываю с утра, мне уже не нравится. Мне нужен дневной свет, чтобы начать писать. Между 9 и 10 я долго завтракаю, читаю и слушаю музыку».

«Искусство непреклонно, а жизнь полна компромиссов».

«Мне не нравятся люди, которые хотят для пользы человечества распрямить банан».

«Родину можно понять, только потеряв ее».

«Главное дело гражданина — держать рот открытым».

  • Грасс в 1961 году — «Жестяной барабан» вовсю переводят на европейские языки, слава писателя распространяется за пределы Германии

    Фотография: Deutsches Historisches Museum

    1/4

  • Дата создания этого снимка Грасса неизвестна

    Фотография: smrst.eu

    2/4

  • Грасс со швейцарским писателем Максом Фришем, фото опубликовано в «Berliner Journal» в 1977 году

    3/4

  • Грасс на Франкфуртской книжной ярмарке 1983-го

    Фотография: chronolog.comebeck.com

    4/4

«Подобно тому, как Нобелевская премия, если отвлечься от всякой ее торжественности, покоится на открытии динамита, который, как и другие порождения человеческого мозга — будь то расщепление атома или также удостоенная премии расшифровка генов, — принес миру радости и горести, так и литература несет в себе взрывчатую силу, даже если вызванные ею взрывы становятся событием не сразу, а, так сказать, под лупой времени и изменяют мир, воспринимаясь и как благодеяние, и как повод для причитаний, — и все во имя рода человеческого». (Речь на вручении Нобелевской премии по литературе 9 декабря 1999 года.)

«У немцев, проигравших войну, появился шанс — принудительный — подумать о прошлом. У победителей такого шанса не было. Возможно, со временем Англия задумается о преступлениях колониальных времен… Ни у одной страны нет права указывать только на немцев. Всем нужно опрожнять их собственную уборную».

«Я ловлю себя на том, что осуждаю того 13-летнего мальчика, которым я был, но справедливо заметить, что я был всего лишь ребенком. Что касается моего членства в Waffen-SS, это не было добровольным решением, потому что меня рекрутировали, что также глупо. Я хотел служить на подводной лодке, и мое желание в итоге привело меня в Waffen-SS».

«Голосу морали с Запада не хватает доверия. Как мы можем препятствовать разработке атомной бомбы Ираном, когда со стороны США сброшенные на Хиросиму и Нагасаки атомные бомбы не признаются военным преступлением?»

  • Грасс общается с студентами-активистами Рейнско-Вестфальского технического университета Ахена в октябре 1968-го

    Фотография: Darmstädter Echo

    1/4

  • Грасс в 1975-м году в Гданьске — в этом городе происходит действие самого известного его романа, «Жестяного барабана»

    Фотография: Andrew Faca

    2/4

  • Грасс дает пресс-конференцию с канцлером ФРГ Вилли Брандтом и редакторами ученических газет (которые Грасс курировал) в 1972-м году. Грасс последовательно поддерживал политику Брандта в ходе его правления

    3/4

«Писатели знают, что иногда некоторым вещам стоит пролежать в ящике несколько десятилетий, перед тем как ты будешь готов написать о них».

«Даже плохие книги — это книги и потому священны».

«Меланхолия перестала быть индивидуальным феноменом, исключением. Она превратилась в классовую привилегию наемного работника, массовое душевное состояние, которое возникает повсюду, где жизнь ограничена квотами на производство».

«Советую внимательно посмотреть на рисунки: они напоминают о знаменитой немецкой газете нацистских времен — Der Stuermer, там публиковали очень похожие антисемитские карикатуры. (О датских карикатурах на пророка.)

«Мы с ужасом видим, что с тех пор как брат капитализма — социализм объявлен умершим, капитализм обуяла мания величия, и он стал вовсю бесноваться. Он повторяет ошибки своего объявленного умершим брата, догматизируется, выдает за единственную истину рыночную экономику, он опьянен своими прямо-таки безграничными возможностями и делает сумасшедшие ставки, занимаясь всякого рода слияниями в мировом масштабе. Неудивительно, что капитализм, как и сам в себе задохнувшийся социализм, оказывается неспособным к реформированию. Его диктат называется глобализацией. И снова с высокомерием непогрешимости утверждается, что этому нет альтернативы». (Речь на вручении Нобелевской премии по литературе 9 декабря 1999 года.)

«Я всегда сталкиваюсь с вопросом: должен ли я стать толстокожим и игнорировать [критику] — или отдать себя на растерзание? Я решил не закрываться, потому что, став толстокожим, я не смог бы почувствовать много других вещей».

Роман Берни Гюнтера (14 книжных серий) Kindle Edition

«[ Metropolis ] идеальное прощание - и первый привет - своему герою ... Берни Гюнтер, наконец, вернулся домой». - Washington Post

New York Times - самый продаваемый автор Филип Керр рассказывает читателям о происхождении своего любимого героя, исследуя первые недели Берни Гюнтера в берлинском отделении убийств.

Лето 1928 года. Берлин, город, где ничего не запрещается.

По ночным улицам бродят политические банды в поисках драк. Дневной свет показывает осажденное население, едва оправляющееся от послевоенной инфляции, часто безработное, шатающееся от репараций, наложенных победителями. В центральном полицейском управлении дела у Комиссии по убийствам заняты. Убийца на свободе, и хотя он разбрасывает множество улик, каждая из них - тупик. Как будто он издевается над копами. Между тем у прессы сейчас полнейший день.

Это то, что Берни Гюнтер находит в свой первый день работы с комиссаром по убийствам.Его взяли, потому что люди наверху заметили его - они думают, что у него задатки первоклассного детектива. Но не сейчас. Прямо сейчас он должен слушать и учиться.

Metropolis , завершенный незадолго до безвременной кончины Филипа Керра, является краеугольным камнем четырнадцатикнижного путешествия по жизни характерного персонажа Керра, Бернхарда Гентера, сардонического и остроумного детектива по расследованию убийств, попавшего во все более нацизируемое берлинское полицейское управление. Во многих смыслах это история происхождения Берни и, как последний роман Керра, увы, и его конец.

Metropolis - это также экскурсия по городу, охваченному хаосом: его захудалым интермедиям и секс-клубам, подпольным бандам, которые управляют его рэкетом, и его сбитым с толку гражданам - потерянным, бездомным, брошенным. Это Берлин, приближающийся к новому мировому порядку, который Гитлер сумеет установить. А Берни? Он быстро учится и многому учится. В том числе, к его огорчению, когда дело доходит до дела, он не намного лучше, чем гангстеры, делает все, что она должна, чтобы получить то, что он хочет.

Гюнтер Грасс - Биографические данные - NobelPrize.org

Гюнтер Грасс родился в 1927 году в Данциг-Лангфур в польско-немецкой семье. После службы в армии и плена американскими войсками в 1944-46 годах он работал сельскохозяйственным рабочим и шахтером, изучал искусство в Дюссельдорфе и Берлине. В 1956-59 годах он зарабатывал себе на жизнь как скульптор, график и писатель в Париже, а затем в Берлине. В 1955 году Грасс стал членом социально-критической группы 47 (позже описанной с большой теплотой в Встреча в Телгте ), его первые стихи были опубликованы в 1956 году, а его первая пьеса поставлена ​​в 1957 году.Его главный международный прорыв произошел в 1959 году с его аллегорическим и обширным пикареским романом The Tin Drum (снятым Шлёндорфом), сатирической панорамой немецкой действительности в первой половине этого века, которая с Cat and Mouse и Собачьи годы , должно было сформировать так называемую Данцигскую трилогию.

В 1960-е годы Грасс стал активным политиком, участвуя в избирательных кампаниях от имени Социал-демократической партии и Вилли Брандта.Он занимался ответственностью интеллектуалов в Местном анестетике , Из дневника улитки и в своей «Немецкой трагедии» Плебеи репетируют восстание , а также опубликовал политические речи и эссе, в которых выступал за освобождение Германии от фанатизм и тоталитарные идеологии. Дом его детства, Данциг, и его обширные и наводящие на размышления сказки должны были снова появиться в двух успешных романах, критикующих цивилизацию, Камбала и Крыса , которые отражают приверженность Грасса движению за мир и движению за охрану окружающей среды.Яростные споры и критику вызвал его гигантский роман « Ein weites Feld », действие которого происходит в ГДР в годы крушения коммунизма и падения Берлинской стены. В My Century он год за годом представляет историю прошлого века с личной точки зрения. Как художник-график, Грасс часто отвечал за обложки и иллюстрации для своих собственных работ.

Грасс был президентом Akademie der Künste в Берлине в 1983-86 гг., Работал в Немецкой авторской издательской компании и PEN.Он был награжден множеством премий, среди которых Preis der Gruppe 47 1958, Le meilleur livre étranger 1962, премия Бюхнера 1965, премия Фонтане 1968, Premio Internazionale Mondello 1977, медаль Александра-Маяковского, Гданьск 1979, Премия Антонио Фельтринелли 1982 года, Großer Literaturpreis der Bayerischen Akademie 1994. Он имеет почетные докторские степени колледжа Кеньон и университетов Гарварда, Познани и Гданьска.

. . . . .
Подборка работ Гюнтера Грасса на английском языке
Оловянный барабан .Пер. пользователя Ralph Manheim. Лондон: Секер и Варбург, 1962.
Кошки и мышки . Пер. пользователя Ralph Manheim. Сан-Диего: Харкорт Брейс, 1963.
Собачьи годы . Пер. пользователя Ralph Manheim. Нью-Йорк: Harcourt, Brace & World, 1965.
Четыре пьесы . Introd. пользователя Martin Esslin. Нью-Йорк: Harcourt, Brace & World, 1967.
Говорите! Выступления, открытые письма, комментарии .Пер. пользователя Ralph Manheim. Лондон: Секер и Варбург, 1969.
Местный анестетик . Пер. пользователя Ralph Manheim. Нью-Йорк: Harcourt, Brace & World, 1970.
Из дневника улитки . Пер. пользователя Ralph Manheim. Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович, 1973 г.,
В яйце и других стихах . Пер. Майклом Гамбургером и Кристофером Миддлтоном. Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович, 1977.
Встреча в Телгте . Пер. пользователя Ralph Manheim. Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович, 1981.
Камбала. Пер. пользователя Ralph Manheim. Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович, 1978.
головных рождений, или немцы вымирают . Пер. пользователя Ralph Manheim. Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович, 1982.
Крыса . Пер.пользователя Ralph Manheim. Сан-Диего: Харкорт Брейс Йованович, 1987.
Покажи свой язык . Пер. Джона Э. Вудса. Сан-Диего: Харкорт Брейс Йованович, 1987.
Два государства - одна нация? Пер. Кришна Уинстон с A.S. Вензингер. Сан-Диего: Харкорт Брейс Йованович, 1990; Лондон: Секер и Варбург.
Зов жабы. Пер. пользователя Ralph Manheim.Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович, 1992.
Плебеи репетируют восстание. Пер. пользователя Ralph Manheim. Нью-Йорк: Harcourt Brace, 1996.
Мой век. Пер. Майкла Генри Хайма. Нью-Йорк: Harcourt Brace, 1999.
Слишком далеко. Пер. Кришны Уинстон. Лондон: Faber, 2000.

Гюнтер Грасс умер 13 апреля 2015 года.

Из Нобелевских лекций, литература 1995-2000 гг. , редактор Гораций Энгдал, World Scientific Publishing Co., Сингапур, 2002 г.

Эта автобиография / биография была написана на момент награждения и первый опубликовано в книжной серии Les Prix Nobel . Позже он был отредактирован и переиздан в Нобелевских лекциях . Чтобы цитировать этот документ, всегда указывайте источник, как показано выше.

Авторское право © Нобелевский фонд, 1999 г.

Для цитирования этого раздела
MLA style: Günter Grass - Biography.NobelPrize.org. Нобелевская премия AB 2021. Пн. 16 августа 2021 г.

Вернуться наверх Вернуться к началу Возвращает пользователей к началу страницы

Фрэнк Р. Гюнтер | Лихай Бизнес

Обучение

Профессор Гюнтер получил четыре крупных награды за выдающиеся достижения в области преподавания, в том числе Премию Ричарда и Кристин Стауб за 2016 год . Его служебный курс - Эко 1, Принципы экономики.Он также преподает экономическое развитие, экономическое развитие Китая и политэкономию Ирака.

Исследования

Профессор Гюнтер является автором книги Политическая экономия Ирака: восстановление баланса в постконфликтном обществе (Edward Elgar Publishing, 2013), которая была выбрана журналом Choice как «выдающееся академическое звание» года. Арабская версия, переведенная доктором философии Моханедом аль-Хамди, была опубликована в Ираке в 2015 году. Другие исследования включают экономику предпринимательства, коррупцию, бегство китайского капитала и экономическое развитие во время конфликта.Его исследовательская перспектива прагматична, и большая часть его работ сочетает количественный и качественный анализ.

Консультации

Профессор Гюнтер в настоящее время является членом Консультативного совета Делового совета Ирака и Великобритании. Ранее он был старшим советником по гражданской экономике Многонационального корпуса - Ирак в лагере Виктори, Ирак (июль 2008 г. - июль 2009 г.). Он отвечал за информирование командующих многонациональных корпусов / сил по вопросам экономического развития Ирака, включая влияние коррупции, цены на нефть, государственные предприятия и бюджетные решения.Ранее он был назначен начальником военного отдела экономики Многонациональных сил - Ирак (MNF-I) в Багдаде, Ирак, с аналогичными обязанностями (ноябрь 2005 г. - май 2006 г.). Он также был консультантом Программы развития Организации Объединенных Наций, Министерства военно-морского флота США, Межамериканского банка развития, а также государственных структур Китая и Колумбии.

Сервис

В 2020 году профессор Гюнтер был избран на двухлетний срок заместителем председателя сената факультета Лихай.В настоящее время он является председателем комитета по образовательной политике университета.

Прочая деятельность

Полковник запаса морской пехоты США в отставке, он был мобилизован после 11 сентября, чтобы командовать объединенными учениями морских пехотинцев и моряков (CAX 7 / 8-02). Позже он занимал пост президента Совета по задержкам, отсрочке и освобождению от мобилизации морского резерва; Заместитель директора Координационного центра коалиции по цунами в Таиланде; и заместитель по операциям коалиции в Ираке.

Paris Review - Искусство художественной литературы № 124


Гюнтер Грасс, Томи Унгерер.

Гюнтер Грасс добился очень редкого результата в современном искусстве и литературе, заработав как критическое уважение, так и коммерческий успех во всех жанрах и художественных средах, которыми он занимался. Писатель, поэт, публицист, драматург, скульптор и график, Грасс появился на международной литературной сцене с публикацией своего первого романа, бестселлера 1958 года The Tin Drum .Она и его последующие произведения - повесть Кошки и Мыши (1961) и роман Собачьи годы (1963) - широко известны как данцигская трилогия. Среди его многих других книг: Из дневника улитки (1972), Камбала (1977). Встреча в Телгте (1979), Headbirths, или Немцы вымирают (1980), The Rat (1986) и Show Your Tongue (1989). Грасс всегда создает собственные обложки для книг, а его книги часто содержат авторские иллюстрации.Он был лауреатом многочисленных литературных премий и медалей, в том числе премии Георга Бюхнера 1965 года и медали Карла фон Осецкого (1977), а также является иностранным почетным членом Американской академии искусств и наук.

Грасс родился в 1927 году на побережье Балтийского моря, в пригороде Вольного города Данциг, ныне Гданьск, Польша. Его родители были бакалейщиками. Во время Второй мировой войны он служил в немецкой армии танкистом, был ранен и взят в плен американскими войсками в 1945 году. После освобождения он работал на меловой шахте, а затем изучал искусство в Дюссельдорфе и Берлине.Он женился на своей первой жене, швейцарской балерине Анне Шварц, в 1954 году. С 1955 по 1967 год он участвовал во встречах Группы 47, неформальной, но влиятельной ассоциации немецких писателей и критиков, названной так потому, что она впервые встретилась в сентябре прошлого года. 1947. Его члены, в том числе Генрих Бёлль, Уве Джонсон, Илзе Айхингер и Грасс, были организованы вокруг своей общей миссии по развитию и использованию литературного языка, который радикально противостоял сложному и витиеватому стилю прозы, характерному для пропаганды нацистской эпохи.Последний раз они встречались в 1967 году.

Живя на небольшую стипендию от издательства Luchterhand, Грасс и его семья провели с 1956 по 1959 годы в Париже, где он написал The Tin Drum . В 1958 году он получил ежегодную премию Группы 47 за свои чтения незавершенных работ. Роман шокировал и поразил немецких критиков и читателей, впервые поставив перед ними резкое изображение немецкой буржуазии времен Второй мировой войны. Том Грасса 1979 года, Встреча в Телгте , представляет собой вымышленный отчет о встрече немецких поэтов в 1647 году в конце Тридцатилетней войны.Цель вымышленного собрания, а также состав персонажей книги совпадают с целями Группы 47 после Второй мировой войны.

В Германии Грасс давно известен не только своими знаменитыми романами, но и своей неоднозначной политикой. Он был главным спичрайтером Вилли Брандта в течение десяти лет и является давним сторонником Социал-демократической партии. В последнее время он был одним из немногих немецких интеллектуалов, публично протестующих против стремительного курса объединения Германии.Только в 1990 году Грасс опубликовал два тома лекций, речей и дискуссий по этой теме.

Когда он не путешествует, он делит свое время между своим имением в Шлезвиг-Гольштейне, где он живет со своей второй женой Уте Грюнерт, и домом в берлинском районе Шенеберг, где выросли его четверо детей и где сейчас управляет его помощница Ева Хениш. его дела. Это интервью проводилось в двух сессиях: одна перед аудиторией в YMWHA на 92-й улице в Манхэттене и одна прошлой осенью в желтом доме на Нидштрассе, когда Грасс нашел несколько часов времени во время короткой остановки в пути.Он говорил в маленьком кабинете с остроконечными окнами, белыми стенами и деревянным полом. Дальний угол был завален коробками с книгами и рукописями. Трава была одета удобно, в твидовый пиджак и рубашку на пуговицах. Изначально он согласился дать интервью на английском языке, чтобы избежать сложностей, связанных с последующим переводом, но, когда ему напомнили об этом, он прищурился и улыбнулся, заявив: «Я слишком устал! Мы будем говорить по-немецки ». Несмотря на его явную усталость от путешествий, он с энтузиазмом и энергией рассказывал о своей работе, часто тихо смеясь.Интервью закончилось, когда его сыновья-близнецы Рауль и Франц приехали, чтобы забрать своего отца на ужин, чтобы отпраздновать их день рождения.

ИНТЕРВЬЮЕР

Как ты стал писателем?

GÜNTER GRASS

Я думаю, это как-то связано с социальной ситуацией, в которой я вырос. Наша семья принадлежала к низшему среднему классу; у нас была маленькая двухкомнатная квартира. У нас с сестрой не было ни своих комнат, ни даже места для нас самих.В гостиной, за двумя окнами, был небольшой уголок, где хранились мои книги и другие вещи - мои акварели и так далее. Часто мне приходилось придумывать то, что мне было нужно. Я очень рано научился читать среди шума. Я начал писать и рисовать в раннем возрасте. Другой результат - теперь я собираю комнаты. У меня есть кабинет в четырех разных местах. Боюсь снова вернуться к ситуации моей юности, когда в одной маленькой комнате был только угол.

ИНТЕРВЬЮЕР

Что побудило вас в этой ситуации обратиться к чтению и письму, а не, скажем, к спорту или какому-то другому отвлечению?

ТРАВЫ

В детстве я был большим лжецом.К счастью, моей матери нравилась моя ложь. Я обещал ей чудесные вещи. Когда мне было десять лет, она назвала меня Пер Гюнт. Пер Гюнт, - сказала она, - вот вы рассказываете мне чудесные истории о путешествиях, которые мы совершим в Неаполь, и так далее. . . Я очень рано начал записывать свою ложь. И продолжаю так делать! Я начал роман, когда мне было двенадцать лет. Речь шла о кашубах, которые появились много лет спустя в фильме The Tin Drum , где бабушка Оскара, Анна (как и моя родная), является кашубянкой.Но при написании своего первого романа я совершил ошибку: все персонажи, которых я представил, были мертвы в конце первой главы. Я не мог продолжать! Это был мой первый письменный урок: будьте осторожны со своими персонажами.

ИНТЕРВЬЮЕР

Какая ложь доставила вам наибольшее удовольствие?

ТРАВЫ

Ложь, которая не причиняет вреда, которая отличается от лжи, которая защищает себя или причиняет боль другому человеку. Это не мое дело. Но правда в большинстве случаев очень скучна, и вы можете помочь ей вместе с ложью.В этом нет ничего плохого. Я узнал, что вся моя ужасная ложь на самом деле не влияет на то, что там есть. Если бы несколько лет назад я написал что-то, что предсказывало бы последние политические события в Германии, люди сказали бы: «Какой лжец!

ИНТЕРВЬЮЕР

Каким было ваше следующее усилие после неудачного романа?

ТРАВЫ

Моя первая книга была сборником стихов и рисунков. Неизменно первые наброски моих стихотворений сочетают в себе рисунки и стихи, иногда снимаясь с изображения, иногда со слов.Затем, когда мне было двадцать пять лет и я мог позволить себе купить пишущую машинку, я предпочел печатать двумя пальцами. Первая версия The Tin Drum была сделана только с пишущей машинкой. Сейчас я старею, и хотя я слышал, что многие мои коллеги пишут на компьютерах, я вернулся к написанию первого черновика вручную! Первая версия The Rat находится в большой книге на немлинованной бумаге, которую я достал из своего принтера. Когда одна из моих книг вот-вот будет опубликована, я всегда прошу слепую копию с пустыми страницами для использования в следующей рукописи.Итак, в наши дни первая версия пишется от руки с рисунками, а затем вторая и третья пишутся на пишущей машинке. Я никогда не заканчивал книгу, не написав трех версий. Обычно их четыре с множеством исправлений.

ИНТЕРВЬЮЕР

Каждая версия начинается с альфы и переходит к омеге?

ТРАВЫ

Нет. Первый черновик пишу быстро. Если есть дыра, значит дыра. Вторая версия обычно очень длинная, подробная и полная.Дырок больше нет, но суховато. В третьем наброске я пытаюсь восстановить спонтанность первого и сохранить существенное во втором. Это очень сложно.

ИНТЕРВЬЮЕР

Каков ваш распорядок дня на работе?

ТРАВЫ

Когда я работаю над первой версией, я пишу от пяти до семи страниц в день. Для третьей версии - три страницы в день. Очень медленно.

ИНТЕРВЬЮЕР

Вы делаете это утром, днем ​​или ночью?

ТРАВЫ

Никогда, никогда ночью.Я не верю в то, что пишу по ночам, потому что это дается слишком легко. Когда я читаю это утром, это нехорошо. Мне нужен дневной свет, чтобы начать. С девяти до десяти часов я завтракаю с чтением и музыкой. После завтрака я работаю, а днем ​​делаю перерыв на кофе. Начинаю заново и заканчиваю в семь часов вечера.

Joe Gunther, Inc: Арчер-мэр и книжный бизнес

Фото: Archer Mayor во время интервью для этой статьи.Фотографии Рэндольфа Т. Холхута.

Джойс Марсель, Vermont Business Magazine Вермонт склонен лирически относиться к своим писателям. От Редьярда Киплинга до Роберта Фроста, от Синклера Льюиса до Голуэя Киннелла, от Перл Бак до Кэтрин Патерсон - эти и многие, многие другие писатели нашли здесь тихую, безопасную и зеленую гавань, даже когда их слова достигают всего мира. Но если вы думаете, что письмо - это просто искусство, тогда вам нужно поговорить с Арчер-мэром.

70-летний Мэр

- плодовитый создатель популярной в Вермонте серии детективных романов Джо Гюнтера.

Джо Гюнтер начал свою вымышленную карьеру в качестве детектива полиции Брэттлборо в 1988 году в книге «Сезон открытых дверей».

С годами - а мэр издает книгу в год, на которую можно рассчитывать как часы - карьера Джо и его личная жизнь продвинулись вперед; теперь он высокопоставленный детектив в вымышленном следственном подразделении штата, которое называется Вермонтское бюро расследований, и вместо того, чтобы встречаться с членом избранного совета Брэттлборо (который впоследствии стал губернатором Вермонта), он встречается с очаровательной женщиной штата. главный судмедэксперт; их глаза встречаются во время вскрытия.

Последняя книга Джо Гюнтера, № 31, «Вина сироты», вышла в сентябре 2020 года.

Mayor получил премию Роберта Б. Паркера, названную в честь покойного великого писателя-детектива из Бостона.

Он является лауреатом Премии губернатора Вермонта за выдающиеся достижения в области искусства.

The New York Times Криминальный критик Мэрилин Стасио, которая регулярно рецензирует его книги, сказала: «Арчер-мэр не бывает странным. Он мог бы использовать поэтические образы, чтобы описать суровую красоту скалистых гор Новой Англии и заснеженных деревень, но в том, что касается содержания преступления, его полицейские процедуры столь же аутентичны, насколько это возможно.”

Из книги в книгу повествование мэра иногда отваживается на заграничные места, такие как Нью-Йорк, Нью-Джерси и Массачусетс, но они сосредоточены, обоснованы и заполнены вакуумом в Вермонте; На данный момент сцены происходили в более чем 80 различных локациях Вермонта.

Книги Джо Гюнтера переведены на четыре языка - японский, немецкий, итальянский и «британский» (по словам мэра) - и продано более миллиона экземпляров. Но это гораздо больше, чем роман с твердой обложкой.Это мягкие обложки, аудиокниги, электронные книги, может быть, когда-нибудь видеоигра, настольная игра и драматический радиосериал, а теперь, возможно, телешоу.

«Писать - это бизнес моего уровня», - сказал мэр. «Это должен быть бизнес. Итак, одна треть, а может быть, четверть времени - это письмо, а остальное время - ведение бизнеса. И это может стать обременительным, особенно с учетом того, что электроника, Интернет и все это дерьмо начали набирать обороты ».

Как вы, наверное, догадались, мэр неряшлив, воинственен, немного профан, жестоко честен со своим мнением, немного не знает своего прошлого и круглосуточно весел.

В прошлом месяце мой муж, фотограф-редактор газеты, Рэнди Холхут, и я социально дистанцировались с мэром, его женой и деловым партнером, Марго Залкинд мэр, на открытой кухне с высокими потолками в их доме 1830 года в Ньюфэйне. Серая кошка (его) и странствующая черепаха (ее) то и дело проходили мимо.

Фото: Марго Залкинд Мэр. Фотографии Рэндольфа Т. Холхута.

Mayor - сказочник насквозь.

В своих выступлениях в книжных магазинах Вермонта он не только вдохновенный рассказчик, но и настоящий экономист.

«Арчер был хорошим другом», - сказал Пэт Фаулер, совладелец книжного магазина Village Square Booksellers в Беллоуз-Фолс. «У него много очень преданных поклонников, которые любят разговаривать с ним каждый год, получать последнюю книгу и слышать, что происходит в юридическом сообществе Вермонта. Он привлекает от 40 до 80 человек - только стоя. Перед тем, как приехать сюда, многие посетители едят в ресторанах города. Люди не только приходят и покупают его книгу, они покупают другие вещи. Мы ежегодно рассылаем его книги людям в Канаде и других штатах.У нас есть люди, которые заказывают у нас уже 15 лет. Он из года в год вспоминает людей, приравнивает их к нашему магазину и дает нам больше подписанных книг, если нам это нужно. Он в этом хорош. Мне всегда нравится думать, что он платит за нас арендную плату за один месяц в год ».

Книги могут быть его делом, но мэр не думает о деньгах.

«Я пишу, чтобы выразить себя», - сказал он. «Я пишу, чтобы проникнуть в дьяволов в своей голове и разобраться с ними. Я пишу, чтобы узнать, что движет мной и другими.Я пишу, чтобы вылепить из себя лучшего человека. Это терапия во многих смыслах. Это конструктивная деятельность. Я пишу не ради денег. Я пишу не для того, чтобы быть бестселлером. Я пишу в частном порядке и внутри компании. И я стараюсь изо всех сил. Я прилагаю все усилия, чтобы обогатить это письмо. Я знаю, что это загадки убийства. Я не притворяюсь, что Уильяму Фолкнеру нужно вертеться в могиле и думать, что у него есть конкурент. Но я стараюсь написать лучшие чертовы тайны убийства, которые вы когда-либо читали.Удастся мне или нет, решать вам. Но вы увидите, что я прилагаю именно такие усилия в каждой книге ».

Нет грандиозного плана, сказал мэр.

«Все, что я делаю, это пишу», - сказал он. «Я не парень по фамилии Паттерсон, который все понял. Честно говоря, я не хочу так писать. Я не хочу заполнять коммерческую потребность или какую-то социально-экономическую нишу. Если бы я написал что-нибудь о ребенке-убийце, который ел кошек, я бы действительно смог продать несколько книг.Но я хочу не этим заниматься ».

Тем не менее, большая часть его времени тратится на рекламу книг, посещение книжных магазинов, чтение лекций, подписание книг и поиск других способов продвижения на рынок Джо Гюнтера, который не - я повторяю, нет - его альтер эго.

Мэр

клянется, что он не образец для Джо Гюнтера.

На самом деле, внешне он больше похож на своего самого блестящего персонажа, Вилли Канкл, сварливого мизантропа полицейского с искалеченной рукой, который остается следователем в штате вымышленного VBI.

Внутри оба - я слышал - зефир.

«Уилли Канкл и я намного ближе, чем я и Джо Гюнтер», - сказал мэр. «Стремлюсь ли я быть Джо Гюнтером? Да, ты мог бы сделать намного хуже, чем вести себя как Джо Гюнтер. Но он идеал, вплоть до ошибок, которые он совершает, и недостатков, которые у него есть. Приятно писать о ком-то вроде подражателя, и не потому, что он может стрелять из F-15 одним выстрелом и иметь австрийский акцент. Он подает пример.Он порядочный человек. Я хотел написать серию книг, в которых главным героем был не выздоравливающий алкоголик, или человек, избивающий жену, или кто-то, кто не может сводить концы с концами или бла-бла-бла. Это просто парень, который приходит на работу, верит в то, что делает, невероятно усердно работает над этим и, по сути, до кончиков пальцев - хороший парень. Вот почему его зовут Джо Гюнтер. Это самое скучное имя, которое я мог придумать ».

Нельзя говорить о мэре как о писателе, не говоря также о другой работе, которую он выбирает, - о работе, которая питает его писательский потенциал.Мэр - это тот, кто много-много раз видел жестокость, сексуальное насилие над детьми и убийства вблизи и лично. Это потому, что он был копом, пожарным и фельдшером. И он был одним из высококвалифицированных следователей округа Виндхэм более 20 лет.

Итак, смерть - его дело во многих отношениях.

«По состоянию на сегодняшнее утро я видел 928 смертей в штате Вермонт», - сказал мэр. «Очевидно, я, к сожалению, имел дело с множественными смертельными случаями в качестве добровольца скорой помощи в пожарной части Нью-Брука, и у меня есть опыт работы с мертвыми с начала 1970-х годов.”

Что побуждает мэра взяться за такую ​​работу?

«Я больше не хотел просто наблюдать, как другие отвечают тем, кто в этом нуждается», - сказал он. «Я хотел быть полезным - частью решения проблем общества. Польза для души; хорошо для письма; хороший пример для моих детей ».

Судмедэксперт - это человек, которого отправляют на каждую «смерть без присмотра» - смерть, когда умерший в то время не обращался за медицинской помощью.

«О, каждая смерть подозрительна, пока не будет доказано обратное», - сказал мэр.«Это одно из правил. Это отправная точка. Вы никогда не идете на расследование смерти, думая иначе. Все они убийства, пока это не так. И я работаю с прокурором штата и отвечающим за него правоохранительным органом. Так что нас всегда трое представлены в каждой сцене. Я один из 30 следователей в штате ».

Мэр

сказал, что не видел много случаев COVID-19.

«У меня было, может быть, полтора COVID», - сказал он. «Один был нейтральным. Один вышел чистым. Другими словами, мы сделали всю песню и танец.А другой был так рано, что я думаю, что это, возможно, смерть от COVID, но мы еще не создали систему.

«Если есть рост числа смертей без присмотра, то это абсолютно наркотики. Я имею в виду, как-то раз я выходил на четыре наркологических вызова в год. Теперь выхожу четыре звонка в неделю. Количество самоубийств растет. Также естественная смерть - это старение нашего населения. Много старожилов. Нужно ли мне сказать больше? Мы каркаем.

После смерти без присмотра мэр становится больше похож на Джо Гюнтера.

«Мне нравится решать проблемы», - сказал он.«Соединение ящиков, обнаружение, наблюдение и сопоставление всех частей и деталей. Я все прохожу. Я просматриваю кошельки, одежду, карманы, квартиры и машины. То, что вы делаете, это реконструируете жизнь с помощью целенаправленного упражнения, а именно: от чего вы умерли? А вы работаете со следователями. Мы забиваем головами как сумасшедшие, потому что люди, с которыми я работаю, копы, достигли уровня зрелости, на котором я работал, когда был копом.Итак, мы все говорим на одном языке, и у нас много общих взглядов. Мы не боимся трупов ».

Даже во время пандемии или особенно во время нее работа обеспечивает мэру социальную жизнь.

Фото: Archer Mayor во время интервью для этой статьи. Фотографии Рэндольфа Т. Холхута.

«Я все еще встречаюсь с друзьями», - сказал мэр. «Мы говорим о вещах, о которых говорят друзья. Мы говорим о мертвых людях. Я не хочу говорить об играх с мячом. И сидеть за обеденным столом с компанией друзей? О, Боже, стреляй в меня сейчас же.Вы знаете, мне это совсем не интересно. Я боец. Мне нужно что-то делать ».

Как ни странно, работа судмедэксперта связана исключительно с живыми, сказал мэр.

«Решение того, что кого-то убило, очень важно, особенно для семьи или оставшихся в живых, близких, тех, кто стоит и заламывает руки со словами:« Я не понимаю », - сказал мэр. «Часть моей работы - помочь им понять. Я говорю на языке и умею общаться с людьми. Иногда с другими следователями все сосредоточено на расследовании.И они смотрят на этого человека, заливающегося слезами. И я говорю: «Я могу попытаться помочь». Давайте поговорим. Спроси меня. Что вам нужно знать? Я могу вам помочь. По крайней мере, я могу попытаться помочь тебе ». Это часть работы ».

Марк Кариньян, временный начальник полиции в Браттлборо, работал над сценами смерти без присмотра вместе с мэром в течение 19 лет.

«Вы проводите расследование смерти, не зная обстоятельств», - сказал Кариньян. «Когда я работал с Арчером над расследованием, он очень осторожно относился к каким-либо выводам преждевременно.Он всегда наблюдает за сценой и телом и позволяет этим наблюдениям привести его к тому, что могло произойти. Это сложный навык. Мои навыки оттачивались, работая с ним на протяжении многих лет. Честно говоря, я многому у него научился ».

Кариньян назвал мозг мэра «губкой».

«Он впитывает все, что видит, и у него действительно сверхъестественная память», - сказал Кариньян. «Он способен удерживать или поддерживать в уме все то, что он наблюдал в мире. Затем он добавляет здоровую дозу творчества, строит эти поистине замечательные повествования и пишет отличные книги.Его книги очень хорошо исследованы. Он включится в тему, узнает о ней все и решит, что книга будет построена вокруг нее ».

Другой специалист правоохранительных органов, долгое время тесно сотрудничавший с мэром, - Трейси Шрайвер, ныне прокурор штата Уиндхэм.

«Я впервые познакомился с Арчером, когда он работал следователем в нашем Детском центре защиты прав детей, который занимается делами о сексуальном насилии над детьми и серьезными случаями насилия», - сказал Шрайвер. «Его направили в центр на несколько лет.Арчер очень хорошо справлялся со своей работой и сыграл важную роль в оказании помощи центру, который был относительно новым, в работе с партнерами по сообществу и правоохранительными органами. Сейчас работаю с ним судмедэкспертом. С ним очень легко разговаривать. Он остроумен, умен, уверен в себе и уверен в себе, что я ценю, когда надеваю шляпу правоохранительных органов и пытаюсь собрать информацию. Когда мы говорим не в профессиональном качестве, он также юмористический и озорной. Ему нравится хороший оборот фраз, каламбур, огонек в глазах, подмигивание.У него есть способность запечатлеть сцену, что очень важно в его профессиональном качестве. И я уверен, что это тоже помогает ему в написании своих книг. Я очень уважаю его и верю в него ».

«Арчер - это персонаж», - сказал Стив Шапиро, главный медицинский эксперт штата Вермонт. «Он был одним из первых людей, которых мы наняли, когда начали отказываться от того, чтобы эту работу выполняли врачи. Люди, которые делают эту работу, обычно находят ее чрезвычайно удовлетворительной во многих отношениях, и Арчеру эта работа нравится.”

Люди неверно истолковывают то, что делают следователи смерти, сказал Шапиро. Они считают себя адреналиновыми наркоманами или, по крайней мере, немного омерзительными.

Нет, сказал Шапиро.

«Никто не понимает человеческого аспекта того, что мы делаем», - сказал он. «Мы - голос разума в случае внезапной неожиданной смерти. Смерть любимого человека должна быть самой серьезной травмой, которую переживает человек. Поэтому, когда их вселенная рушится, мы появляемся на сцене, чтобы поговорить с любимым человеком или семьей и помочь им пройти через это.Это глубоко печально. Из моего офиса не так много счастливых историй. Но помогать людям в это время - отличная услуга, и Арчер действительно хорош в этом ».

Шапиро назвал мэра «хорошим другом» и нежно отзывался о нем.

«Он высокий, у него широкая улыбка, и он глуповатый парень», - сказал Шапиро. "Но я люблю его. Он местная знаменитость. В баре Newfane Inn есть фотографии знаменитостей, которые там бывали, например, Николь Кидман, а также Джо Гюнтера.Моя мама читает все его книги. Я прочитал хорошую горстку. Мне нравится, когда он говорит со мной о том, как мы это делаем, а потом я вижу, как он это воспроизводит в печати. У него потрясающий талант ».

Рэй Уокер - администратор программ скорой помощи в Департаменте здравоохранения штата Вермонт, в который входят машины скорой помощи, медперсонал и парамедики. Он известен мэром еще со времен работы в ЕМТ.

«Это было почти 20 лет назад», - сказал Уокер. «ЕМТ необходимо перелицензировать, поэтому я познакомился с ним, когда следил за письменным экзаменом по перелицензированию.Так что я просто сижу в передней части комнаты и принесла книгу. И это был один из его. Я спросил его: «Тебе от этого будет неудобно?» Он ответил: «Нет, но это заставляет меня серьезно усомниться в твоем вкусе в литературе» ».

Уокер когда-то работал в офисе губернатора Говарда Дина, который помогал мэру, когда первый значимый друг Джо Гюнтера стал губернатором Вермонта.

«Я дал ему много информации о том, кто ходит на какие собрания и каковы обязанности людей», - сказал Уокер.«Я был для него экспертом в предметной области. Я вырос в Ратленде, и однажды он поставил книгу в Ратленде. Однажды мы с ним сели в мою машину и катались по Ратленду. Я указывал на места, давал ему внутренний бейсбол. Было очень весело. Он из тех парней, которых вы хотели бы видеть своим ближайшим соседом ».

Уокер также является писателем. Он сказал, что показал свою первую книгу мэру и получил мучительно честную критику.

«Он говорит писателям:« Вы не будете этим зарабатывать », - сказал Уокер.«Он сказал мне:« Ты написал свой первый роман. А теперь сожги. И он был абсолютно прав ».

Уокер - один из редакторов мэра.

«У него есть группа из пяти или шести человек, которым он отправляет рукопись, и мы просто выбрасываем ее в мусорное ведро», - сказал Уокер. «Мы говорим крайности вроде:« Может быть, было бы здорово, если бы у тебя был другой злодей ». Он хочет, чтобы мы были как можно более честными, а затем тем более ему благодарны. Когда он отправляет книгу издателю, он хочет, чтобы она уже прошла через отжим.Поэтому мы изучаем их и даем много отзывов ».

«Умный» - одно из слов, часто используемых для описания мэра. Уокер сказал, что его словарный запас «больше, чем словарь Вебстера. Думаю, он очарован словами и тем, как они сочетаются ».

Еще один близкий друг мэра, который также является членом редакционной группы, - писатель из Вермонта Касл Фриман.

«Я познакомился с Арчером примерно в 1989 году, когда у нас были дети в одной школе», - сказал Фриман. «Мы оба живем в Ньюфане и помогали местному пожарно-спасательному отделу.Прежде чем я познакомился с Арчером, я прочитал «Сезон открытых дверей» и нашел его необычайно совершенным и уверенным для первого романа. В частности, персонажи Джо Гюнтер и Вилли Канкл показались мне интересными и запоминающимися; и обстановка, особенно Брэттлборо, наблюдалась с точностью и любовью, но без сентиментальности. С тех пор меня наняли в качестве читателя перед публикацией большинства книг Арчера Гюнтера, возможно, за последние 20 лет. Работа читателя - искать противоречия и другие изъяны в деталях или преемственности в книгах.Это не значит, что я «разрываю книги Арчера». На самом деле, я подозреваю, что книги Арчера требуют меньшего редактирования, чем книги большинства детективных романистов. Мне повезло, что я подружился с Арчером; не пропустил бы его ни за что на свете. Он веселый, разносторонний, талантливый и всегда хорошая компания ».

Для мэра писательский бизнес сделал большой шаг вперед, когда он встретил гения рекламы, дизайна и маркетинга Залкинд Мэра около 12 лет назад. Сначала он добавил ее в группу своих читателей, а затем женился на ней.Это третий брак для них обоих.

Как это для встречи с милой?

«У меня было два друга, которые были ненасытными читателями детективов об убийствах», - сказал мэр Залкинд. «И мы обменивались бы книгами. В одной из сумок, которые я получил от друга из Коннектикута, была книга этого парня, Арчера Мэра. Это было старое, старое, старое издание, и в нем было несколько опечаток. Обычно вы просто говорите: «Кому какое дело?», Верно? Но мне понравилась книга. В то время я жил в Нортгемптоне, штат Массачусетс. Так что я написал ему электронное письмо на его веб-сайте.И я сказал: «Вы знаете, мистер мэр, мне нравятся ваши книги». И поскольку я раньше жил в Вермонте, я сказал: «Мне нравится, как вы изображаете этот штат. Вы просто так красиво это запечатлели. И спасибо тебе за это ». Потому что я не хотел просто сказать: «Привет, ты ошибся», верно? Я добавил: «Но, кстати, вы знаете, что некоторые из этих опечаток немного раздражают». Я был довольно нежным. И он написал очень красивую записку, которая меня удивила. И он сказал: «Что это было за издание?» »

Она сказала ему, и он ответил, что издание больше не печатается.Но примерно через три дня он снова написал и сказал: «Я ничего не могу с собой поделать. Что ты нашел?"

«Это были обычные опечатки,« тоже »и« два », верно?» - сказал мэр Залкинд. «Итак, я перехожу на эту и ту страницу. И он отвечает и говорит: «Ой!» Что мне показалось довольно восхитительным. Затем он написал еще раз и сказал: «Эй, у меня есть люди, которые читают мою книгу. И вы поймали эти штуки, которых ни у кого не было. А вы бы мне читали? Так что я сказал: «Конечно» ».

Одно привело к другому, что привело к обеду и романтике.

«Он спросил:« Ты хочешь пойти пообедать или что-то в этом роде? »- сказал Залкинд. «И я подумал, что это означает что-то феноменально la di da, потому что он был таким интернациональным парнем, верно? Поэтому я спросил: «Что ты любишь есть?» и он говорит: «Ну, вещи, которые подают на заправке, завернутые в целлофан» ».

«Их меняют каждую неделю», - озорно добавил мэр.

Как сначала читатель, а затем редактор, Залкинд Мэр добавил в серию заметную человечность и подвижность языка.

«Марго великолепна, потому что ее интерпретация книги такова:« Почему он так сказал? Почему он это почувствовал? Почему он так себя ведет? »- сказал мэр. «И обычно у меня в голове столько всего, что я разбираюсь со всем этим, что я становлюсь немного более механистичным, чем гуманистическим. Марго зажгла это. Когда кто-то говорит «Эххххх», вы смотрите, и ваш первый импульс: «Что, черт возьми, ты знаешь?» Сразу после этого, если у вас вообще есть мозги, вы говорите: «Тем не менее, она споткнулась об этом.В этом должны быть достоинства, потому что а) она умна, но еще и оступилась ». Я не хочу, чтобы мои читатели спотыкались. Я не хочу, чтобы эта вымышленная мечта была прервана. Эта книга должна быть их книгой в их головой . Я не участвую в этом. И если они вдруг поймут: «Эй, это кто-то написал!» тогда вы разорвали эту связь полного и абсолютного погружения. Так что комментарии Марго невероятно важны для этого. Именно то, что мне было нужно, именно тогда, когда мне это было нужно ».

Это мэр Залкинд разрушает имидж мэра как крутого парня.

«Я не хочу его смущать, но этот человек заставляет Джо Гюнтера выглядеть бездельником с точки зрения того, что он хороший человек», - сказала она. «Я знаю этого человека 12 лет. Я никогда не встречал никого более доброго, самоотверженного и доброго. Я все время им восхищаюсь. Он входит в сцену, сидит с людьми и держит их за руки. Он сидел с людьми старшего возраста, которые даже совершили преступление. И он поговорил с ними, и он был добр и вежлив. Так что не позволяйте ему говорить вам, что он не похож на Джо Гюнтера.”

После того, как они поженились, мэр Залкинд стал руководить компанией Joe Gunther, Inc. Но я забегаю вперед.

Ранние годы Мэр

так же неуловим, как и все, о годах, предшествовавших его прибытию в Вермонт в 1980 году.

Он родился в Маунт-Киско, штат Нью-Йорк, в семье американского отца и аргентинской матери, самого младшего из шести детей. (Одна сестра позже вышла замуж за сенатора Уильяма Фулбрайта; ее страница в Википедии приписывает ей то, что она была сестрой Арчер-мэра.)

«Гора Киско сейчас ужасно модна, но в те дни мой отец владел фермой в 50 акров», - сказал мэр. «Он был не очень большим, но был продуктивным. И у него были обычные фермерские вещи - вещи, которые растут, и вещи, которые помогают им расти, когда на них гадят ".

Его отец был бизнесменом, но не фермером.

«Мой отец действительно работал в Нью-Йорке», - сказал мэр. «Моя мама осталась на ферме и нанимала людей, которые могли понадобиться. Ну и конечно братья и сестры.Я, будучи самым младшим, просто ела продукты, которые они производили. Моя старшая сестра однажды проехала на тракторе через заднюю стену сарая. А у моего отца, который был пилотом и обожал самолеты и мотоциклы после Второй мировой войны, которые можно было получить практически бесплатно в большинстве случаев, потому что это было сразу после войны, было три самолета. Итак, мы взлетали на этих самолетах, и эти самолеты время от времени терпели крушение. Мой отец никогда не разбивался, но он постоянно одалживал их друзьям, которые якобы знали, как правильно вести себя в самолете, а они этого не сделали.Итак, все три самолета разбились ».

Одна из первых работ его отца была связана с продажей рекламы для Генри Люса, когда он основал журнал Time Magazine .

«Он был последним человеком, нанятым Time в 1929 году, вскоре после создания Time », - сказал мэр. «Поэтому ему пришлось ходить с рекламной карточкой, которая, конечно, сообщала людям, какие были ставки, но он также должен был объяснять, что такое Time . И все вроде как: «Зачем тебе это нужно? Вы издаете еженедельный новостной журнал и знаете, что новости скоро устареют.Это глупо. У нас уже слишком много газет ».

Первый рабочий день его отца был днем ​​крушения на Уолл-стрит.

«К моему отцу, невысокого роста, подошел ирландский великан ростом шесть с половиной футов, который положил ему на плечо одну большую мясистую лапу и сказал:« Сынок, ты вернись к своему боссу и скажи ему. сегодня ничего нельзя продать. Он поймет », - сказал мэр. «Так он делал это в течение пяти лет. И они никого не наняли в Time за тот период времени.Я думаю, он был лучшим продавцом, который у них когда-либо был. И он ненавидел продажи. Ненавидел это каждый день. Но это был мой отец; если вы действительно что-то ненавидите, вы делаете все, что в ваших силах. Это был единственный раз, когда у моего отца развилась язва. Работать на Гарри было непросто.

Мэр не успел вырасти на ферме. Он часто говорит: «Мой отец был таким беспокойным, мы думали, что у него судимость».

«Итак, когда мне исполнился год, мы уехали в Канаду», - сказал мэр. «Это усиливает таинственность того, что на самом деле делал старик.И однажды, годы спустя, мы жили в Париже, и в дверь постучали. Я открываю дверь, будучи не по годам развитым. Там статный полицейский-мотоциклист ростом шесть футов три дюйма. Во Франции мотоциклисты - это элитный отряд. Они на вершине топа. Я смотрю на него и наручниками к его запястью прикован портфель. И он спрашивает, дома ли мой отец. И, что необычно, мой отец дома. Он ждет этого молодого человека. И наручники передаются моему отцу ».

Его отец затем отвел мэра наверх, чтобы осмотреть содержимое портфеля, которое, по словам мэра, оказалось «секретными деталями систем вооружения одного из последних самолетов».«Да, он работал на Boeing. Я говорил ему, что он торговец оружием. В каком-то смысле он и был. Он продавал катера, ракетные системы и тому подобное от американцев европейцам ».

В самом прямом смысле, мэр нигде не рос.

«Я вырос на заднем сиденье машины», - сказал он. «Я родился на ферме. Мы остановились, и я родился. А потом мы продолжили движение. На самом деле я никогда не делал подсчетов, но, по моим приблизительным оценкам, я жил в 30 с лишним местах. Мой отец был так же озабочен своей работой, как и местностью.По натуре и по инстинкту он был интернационалистом. И он всегда советовал нам работать подальше от флагштока, потому что начальство никогда не могло понять, что, черт возьми, вы делаете, а это дает вам независимость. Итак, я вырос в Канаде, Соединенных Штатах, Южной Америке и Европе. И в разное время это иногда приводило к тому, что я учил не тот язык. Потому что старик приходил домой и вроде как говорил: «Я сменил работу». Он был очень умным человеком, очень удачливым человеком и человеком с очень хорошими связями.Чтобы он мог получить эту работу. Он не был бизнесменом в современных американских традициях, где вы все парите и стоите 60 миллионов долларов. Это был не мой отец. Мой отец был инженером по инстинкту и образованию. И ему нравилось решать проблемы. Ему нравилось работать с людьми. И ему нравилось работать за границей, потому что я коснулся свободы. И мы упали за ним. Теперь я живу в Вермонте сорок лет. Я перестал двигаться ».

В 2019 году интервьюер журнала Vermont Magazine Джошуа Шерман спросил мэра о преимуществах и недостатках лет, которые он провел за границей.

«Это было лучшее образование, которое я когда-либо получал», - сказал Мэр Шерман. «Я бы сказал, что они научили меня множеству вещей: быстро адаптироваться, немедленно общаться с совершенно чужими и разными людьми, не критиковать новые вещи и новых людей, новые привычки, культуры и языки… потому что вы» re иностранец, вы посторонний, и они были здесь первыми. Так что проявите немного уважения и «заткнись и слушай» и «обращай внимание и узнай что-нибудь».Это положительный момент. Менее позитивный момент заключается в том, что вас постоянно искореняют. Вы никому не принадлежите. У вас нет друзей, с которыми вы могли бы поддерживать какое-то время, потому что вы собираетесь переехать. Иногда вы попадаете в ситуации, чреватые невзгодами, из которых нелегко выбраться, особенно когда вы молодой человек. И они могут иметь пагубные последствия для вашей психики в формирующемся возрасте. Так что я пострадал от всех пращей и стрел, а также от хороших вещей.”

В возрасте 14 лет он ушел из дома, вернулся в Соединенные Штаты и пошел в школу-интернат.

«Я вернулся с сильным акцентом и совсем не обучался английскому языку», - сказал он. «Никогда не учился английской грамматике или чему-то еще. Я бы не узнал висящее причастие, если бы оно попало мне в задницу. Так что я учился, читая и разговаривая, и поэтому, когда я вернулся в Соединенные Штаты, к счастью, я был окружен людьми, которые знали, как говорить на этом языке. И я всегда был книгофилом.Так что читаю, читаю, читаю. Я все еще читаю как сумасшедший. И мне нравится звучание языка. Вот как я пишу и вот как читаю. У меня нет любимых авторов. У меня нет ничего обычного. У меня есть языковой слух. Вот почему я говорил на нескольких языках и ценю чтение. Это вроде того, чтобы не попасть во все кусты или сорняки ».

Больше кустов, больше сорняков Мэр

отговаривал меня от попыток составить график его ранней профессиональной жизни, часто говоря: «Вы не хотите попасть в сорняки.”

Может быть, это результат прожитых 70 лет, наполненных ударами. Но я знаю, что, когда он еще учился в школе-интернате, Мэр начал ряд подработок, включая фотографию и журналистику.

«Я сформулировал процесс внутреннего мышления», - сказал он журналу Vermont Magazine . «И вы можете себе представить, что до писателя не так уж и далеко. Так что для меня это был естественный переход. Я начал, довольно забавно, фотографировать, но понял, что моя фотография никогда не выйдет на тот уровень, которого я с тех пор достиг.Я делал снимки, потому что он портативный… потому что я могу спрятаться за камерой… и потому что мой отец был заядлым жуком. У него всегда был фотоаппарат в руке. И я предполагаю, что большинство молодых людей всегда стараются так или иначе подражать своим родителям, даже если в остальном ассоциация не является превосходной. Короче говоря, я начал носить с собой это самое легкое и наиболее транспортабельное из личных вещей, перемещаясь с места на место, с места на место. И это…. историй ».

Мэр

в конце концов получил степень бакалавра истории США в Йельском университете.Это положило начало его карьере редактора Техасского университета, исследователя Time-Life Books, политического деятеля, театрального фотографа, медицинского иллюстратора, журналиста, лаборанта для . Журнал Paris-Match во Франции во время студенческих беспорядков 1968 года и войны в Алжире, автор книг по истории.

Когда я спросил мэра, как ему удалось получить столько интересных - и часто престижных - вакансий, он быстро ответил.

«Я только что вошел», - сказал он. «Так я получаю большую часть своей работы. Дар болтливости ".

Возможно, помогло знание нескольких языков?

«Да, это помогает», - сказал он. «Но я помню, как однажды я шел на собеседование, и ректор университета повернулся ко мне и сказал:« Ты должен пойти посмотреть на то-то и то-то ». Скажи ему, что я тебя послал. Я сказал: «Хорошо, отлично. Если вас пришлет ректор университетской системы, это, вероятно, неплохо ». Так что я переступаю порог и на другом конце комнаты могу сказать, что этот парень разозлился.Он сказал: «Очевидно, вы тот парень, которого прислал канцлер». Я сказал: «Да, этот сукин сын, эти парни думают, что они владеют миром».

Я бросил того парня прямо под автобус и получил работу. Как только вы придете с планом, выбросьте его ».

Диплом Йельского университета, вероятно, тоже помог.

«Так же мой цвет, мой пол и мой рост», - сказал мэр. «Как и мое чувство юмора. Как и мои красивые не голубые глаза. И знаете, это все, что дает вам природа.Это может быть несправедливо, но это так. И я не настолько самообман, чтобы не притворяться, будто эти вещи существуют. Я не собираюсь продвигать их, поощрять или аплодировать им, потому что это дерьмо воняет. Но он существует. И на тех ранних этапах моей карьеры мне нужна была работа ».

Прибытие в Вермонт Мэр

года работал научным редактором Техасского университета, когда решил, что ему нужно приехать на север.

«Было что-то вроде жребия относительно того, поеду ли я на северо-восток или на северо-запад, но я хотел выбраться из Техаса», - сказал мэр.«Я звучу очень забавно в Техасе. И у меня, конечно, неправильное отношение. Так что я хотел поехать куда-нибудь, где бы я не выделялся так сильно. Я устал, что меня называют «проклятым янки». Будь я проклят, но что за янки? Давайте, ребята. Преодолей это ».

Он прибыл в Вермонт в 1980 году безработным, без перспектив и с намерением писать учебники по истории. Оглядываясь назад, мэр сказал, что у Вермонта был «социологический пакет, который меня чрезвычайно привлек».

У него зима.Он не густонаселен. Это дружелюбно к людям. И люди, которые управляют государством, доступны.

«Малочисленность населения означала, что как закрытый социальный антрополог я мог бы писать книги о людях и о том, как они взаимодействуют и функционируют в пределах штата, в целом», - сказал мэр. «Другими словами, я мог познакомиться с губернатором штата и познакомиться с парнем, который живет под моим мостом. И для этого потребуется не так уж много. И действительно, мне это удалось.Потому что серия книг Джо Гюнтера никогда не задумывалась как загадки убийства. Я даже не читаю загадки убийства. Они были задуманы как рассказы о том, почему люди совершают безумные и невероятные поступки. Так что это был стимул - перейти к состоянию, в котором у вас не будет проблем с доступом к людям, к которым вам нужно получить доступ ».

Мэр

до сих пор любит ходить в Государственную резиденцию, чтобы поговорить с губернатором, законодателями или, в его случае, с охранниками и уборщицами.

«Мне нравится разговаривать со всеми этими людьми», - сказал он. «Я просто захожу и начинаю говорить. Раньше, ради Бога, у них даже не было металлоискателя, и я не знаю, есть ли у них до сих пор ».

Первый мэр написал учебники по истории.

Номер

One, «Южный Тимбермен: Наследие Уильяма Бьюкенена», опубликованный в 1988 году, посвящен лесному и нефтяному бизнесу в Техасе, Луизиане и Арканзасе с 1870-х по 1970-е годы. В одном обзоре говорится: «Прослеживая рост предприятий Бьюкенена от первого акра девственной сосны до напряженной атмосферы корпоративного зала заседаний, мэр рисует убедительный семейный портрет на фоне нефтяной и лесной промышленности Америки.”

Чтобы написать эти книги, «я просто отправился в путь», - сказал мэр. «Я проводил девять недель в поездках по всем Соединенным Штатам, давая интервью, собирая фотоархивы и тому подобное, чтобы создавать книги по истории, которые я писал с 1980 по 1988 год».

А потом появился Джо, а вместе с ним и его заметная серия высокоэффективных работ: пожарный, скорой помощи, судмедэксперт, сотрудники правоохранительных органов, дважды констебль Ньюфэйна и лыжный патруль в Мейпл-Вэлли. Он также несколько лет работал в совете больницы Грейс Коттедж.

На пике карьеры мэр работал на трех полных рабочих днях по 40 часов в неделю - писателем, полицейским и следователем.

«И у меня были платежные чеки, чтобы установить это для IRS», - сказал мэр. «Это было в некотором роде замечательно. У меня было два или три пейджера. Я никогда не был дома, я всегда чем-то занимался, потому что это много времени, чтобы вложить в неделю, три раза по 40. Так много часов вдали. Но, как я уже сказал, мне нравится что-то делать. И структура получится, если с ней хорошо справиться.Это не так, как если бы ты ходил в офис с девяти до пяти. Это не те виды работ. Все они управляются пейджером. Все они работают в аварийных ситуациях. И, конечно же, вдобавок ко всему, если подумать, я был пожарным, волонтером ЕМТ в течение нескольких лет, и я делал это более 30 лет. Теперь я действительно бездельник, потому что все, что я делаю, это пишу книги и отвечаю мертвым людям ».

Распечатать Джо Гюнтера в 1988 году означало, что мэр мог сосредоточиться на писательстве.

«Потому что в тот момент издатели были достаточно воодушевлены тем, что они читали», - сказал мэр.«И они сказали:« Хорошо, я предлагаю вам другой контракт ». И с тех пор я жил так же, как и всегда, в основном контракт за контрактом, работа за работой ».

Книги могут быть о Джо Гюнтере, но люди Вермонта - главные герои мэра. Он любит изнанку государства так же сильно, как он любит причудливые городки и лесные массивы.

«Я часто нахожусь в дружеских встречах с людьми, собравшимися за столом, продолжая и продолжая говорить о том или ином аспекте правительства Вермонта», - сказал мэр.«И я сижу там - на этот раз тихо - и думаю про себя:« Вам, ребята, иногда не хватает до 70 процентов населения этого штата, и вы думаете, что то, что вы знаете, реально, полно и цельно. И ты ошибаешься. Когда появились таблички с надписью «Верните Вермонт», я понял, о чем говорят эти люди ».

Мэр

сказал, что он немного симпатизировал Take Back Vermonters.

«Не их методология; даже не в основном их взгляд на жизнь », - сказал мэр. «Но, клянусь Богом, я понял, о чем они говорили, с точки зрения ощущения игнорирования, наступления и увольнения.Половина моих друзей - сурки. Когда четыре года назад Дональд Трамп победил на выборах, я подумал, что он победит. И никто из тех вымышленных столов, о которых я говорю, не знал этого. Все они: «Боже мой!» Да, вам нужно слушать то, что нелегко услышать. Обращайте внимание на то, что думают люди, обращайте внимание на их разочарования, обращайте внимание на то, что они не говорят, и на то, что мотивирует их разочарование, их гнев и чувство обездоленности. Это ключевые. Это тихие и все более обиженные слои населения.Они могут вам не нравиться. Я не хочу проводить много времени с этими парнями, которые буквально путешествуют по миру после митингов Трампа. Но их очень много. Так что знайте своего врага, если вы хотите считать его своим врагом, и, что более важно, вы должны рассматривать его как оборотную сторону своей человечности. Это ты. Я встретил врага, и он - это мы ».

Почему люди могут обижаться, спросил я.

«Они возмущены тем, что их не замечают движущиеся и трясущиеся люди», - сказал мэр.«Вермонтом управляет лучшая версия республиканца, какую мы только можем придумать. Большую часть времени он умеренный республиканец. Он пытается играть в мяч и неплохо работает с демократами. Я люблю это. Тебе нравится это. Нам всем это нравится. Замечательно. Но в штате Вермонт много избирателей Трампа. Их не большинство, но они есть. И все, что я говорю, это то, что их следует признать. Не приняли, потому что их взгляды не совпадают с вашими. Но вам нужно понять, кто они, на что жалуются.В противном случае вы их уволите, и никто на свете не заслуживает увольнения. Никто! Вы не должны быть настолько самонадеянными и настолько облагороженными собой и своей точкой зрения, что вы можете взять кого-то, кто совершенно не согласен со всем, что вы отстаиваете, и просто сказать: «Ну, ты идиот». Потому что этот идиот действительно мог стать лидером страны на четыре года. Как это произошло? Это произошло из-за того, что вы не обращали внимания. Это все, что я говорю. Не слишком увлекайтесь тем, что ваш путь - единственный путь.Вы можете быть частично удивлены ».

Joe Gunther, Inc

Когда мэры влюбились друг в друга, Интернет взорвался и навсегда изменил издательское дело.

«Вся промышленность, существовавшая со времен Гутенберга, вылетает из воды», - сказал мэр. «В разгар всего этого мои книги, которых было так много, довольно резко начали выходить из печати».

К тому времени мэр успел поработать через множество издателей.

«Как ни странно, они меня бросили не из-за моей работы», - сказал мэр. «Они бросили меня из-за бизнеса с их стороны. Я был просто побочным ущербом. Я начал в Патнэме. Патнэм продал меня Mysterious Press. Загадочное приобретено компанией Avon. Avon прекратил свое существование и перешел в Grand Central. Затем перешел Гранд Сентрал, и меня сразу приобрела Macmillan, которая на самом деле является издательством St Martin's Press. И где-то там был Ашетт. И Уорнер. Я был лишь багажом.Они просто собирают чемоданы и перемещают их. Я в чемодане. Ко мне это не имело никакого отношения. На самом деле, как ни странно, каждый сказал: «Конечно, оставьте мэра в покое». Потому что я попал в цель. Я выпускал одну книгу в год с таким же стандартом качества. И я знаю, что им нравится, а что нет с точки зрения авторских взглядов, потому что я вырос, как вы помните, в издательстве ».

Мэр

сказал, что одна из многих поговорок в издательстве - «единственный хороший автор - это мертвый автор».

«Потому что вам не нужен телефонный звонок от автора», - сказал мэр.«Раньше я был редактором, и когда зазвонил телефон и кто-то сказал:« Эй, это ваш автор говорит по телефону », вы знаете, что он будет жаловаться на куртку или что-то такое, с чем вы ничего не можете сделать. Это из. Это в книжных магазинах. Не жалуйтесь. Поговори со мной о следующей книге или следующей обложке ".

Но в конце концов получил мэр.

«Один из них наконец сказал:« Эй, знаешь, нам не нужно везти весь этот груз. Почему бы не опубликовать новые книги этого парня, но почему мы несем, знаете ли, 15 его старых книг, когда, может быть, они сводят концы с концами, а может быть, они даже этого не делают? »- сказал мэр.«Я сказал им:« Вы абсолютно правы »».

Поскольку мэр знал этот бизнес, он знал, что издатели тогда рассматривали электронные книги как конкуренцию, а не как продолжение своего собственного бизнеса.

«Они увидели в этом некоего паразитического червя, который пытался отобрать у них бизнес», - сказал мэр. «Ах вы идиоты! Я сказал: «Вы абсолютно правы, ребята. Спасибо тебе от всей души за то, что ты носишь меня так долго, как ты. Итак, я вам вот что скажу. Верни мне книги. Замок, ложа и ствол.И я помогу с этим клише, я помогу подняться всем лодкам. Я возьму на себя публикацию обратного списка, а вы, ребята, продолжаете оказывать высокую честь, публикуя книги в твердом переплете ». Будь я проклят, если они не скажут «да». Нам бесплатно вернули 18 старых игр. Итак, я основал издательскую компанию AM Press. Броский? Так что я опубликовал торговые книги в мягкой обложке. А потом, когда мы с Марго собрались вместе, Марго сказала «электронные книги». Итак, мы отправились на скачки ».

Мэр Залкинд кое-что знала об издательском деле, поэтому она организовала серию встреч со старыми коллегами, которые могли научить их электронным книгам, Kindle и прочему.

«Это было похоже на границу, потому что кто знал, кто будет жить или умрет», - сказал мэр. «Это было довольно безумно. Слава богу, Марго все взяла на себя. И я просто продолжал писать книги ».

Zalkind Mayor - из мира рекламы и маркетинга.

«Итак, я задала много вопросов, например:« Кто занимается вашим сайтом? », - сказала она. «И я посмотрел на веб-сайт и сказал:« Нет, он не передает то, это, то или это? » И Арчер, благослови его сердце, сказал: «Хорошо, давай посмотрим на это.Он мог бы сказать: «Послушайте, я сделал это таким образом, и я останусь таким». Итак, мы встретились с парнем, который работал с веб-сайтом, и я сказал: «Почему вы делаете больше этого, почему вы все это показываете и почему вы этого не делаете?» И у него было немного отношения. Итак, я нашел другого человека, работающего с веб-сайтом, который был дешевле и быстрее. А потом мы встретились с этим другим парнем, начали выпускать электронные книги и нашли компанию, выпускающую электронные книги, которая смогла произвести конверсию. Нам приходилось делать разные обложки для каждой электронной книги, поэтому я разработал их, потому что они не конвертируются.Мы разработали все обложки так, чтобы было только название и одно изображение, а не много чего другого, потому что они такие маленькие. Так я и попал в бизнес ».

По мере того, как она узнавала больше, мэр Залкинд постепенно брала на себя большее. Пара встретилась с нынешним издателем мэра, St Martin's Press, который издает его книги под маркой Minotaur.

«Они начали публиковать его книгу № 19« Улов », - сказал мэр Залкинд. «С тех пор они опубликовали все его книги в твердом переплете.Мы владеем правами на первые 18 книг, которые не были изданы St Martin's. Когда вы пишете книгу, у вас есть разные права. Так что есть твердый переплет, мягкая обложка, аудио, электронные книги, драматические права, или вы можете сделать музыкальную комедию по Джо Гюнтеру. Каждый контракт является многостраничным, потому что есть разные виды прав. У Арчера есть все права на аудиокниги, поэтому я получаю аудиокниги. Это отдельный контракт. Но права на электронные книги на новые книги остаются за Сент-Мартин ».

«Видите ли, - добавил мэр, - традиционное издательское дело в конце концов осознало силу электронных книг:« О, это мы! Они не соревнования.И вот тогда я не смог вернуть свои права, как раньше. Но, как ни странно, мы фактически возобновляем издание современных книг в мягкой обложке, потому что издатели в твердой обложке становятся все сильнее, сильнее и сильнее ».

Книги в мягкой обложке обычно выходят через год-полтора после выхода в твердой обложке.

Вместе пара сформировала головную организацию MarchMedia, LLC, чтобы освещать деловые перспективы Джо Гюнтера.

Под этим зонтиком они также добавили собственную издательскую компанию Zalkind Mayor, Button Street Press, издательство, которое публикует все, кроме мэра.

В 2018 году, например, он опубликовал «В дикой природе», сборник карикатур от известного карикатуриста New Yorker и жителя Вермонта Эда Корена.

«Я начал это, потому что на протяжении многих лет многие писатели спрашивали меня, сделаю ли я для них то, что я делаю для Арчера?» - сказал мэр Залкинд. «Итак, мы начали Button Street Press».

Мэр Залкинд также рассмотрел вопрос распределения бизнеса мэра. Его система в то время заключалась в том, чтобы напечатать около 4000 книг, поместить их на склад / в центр исполнения, и позволить женщине, которая им управляла, принимать заказы на книги и отправлять их.

Как оказалось, у нее был целый склад, полный торговых книг в мягкой обложке.

«Итак, за эти годы я стал сотрудничать с St Martin's Press, потому что они имеют большой опыт во всем этом», - сказал мэр Залкинд. «Итак, мы едем в Нью-Йорк несколько раз в год, чтобы встретиться с отделом маркетинга Сент-Мартина. Я сказал: «Давайте работать вместе», и им это нравится. Я говорю: «Так что еще мы можем сделать? Как мы можем сделать это лучше? ' Я работаю рука об руку с их отделом маркетинга в Нью-Йорке, потому что у нас одна цель.Я ценю, что они это делают ».

«

St Martin's» передала пару в Ingram Content Group для распространения книг, сказал мэр Залкинд.

«Они сказали:« Послушайте, если кто-то хочет заказать книгу 31, пусть они также увидят в списке книги с первой по 19 », - сказала она. «Если вы продаете через Ingram, для книжного магазина это универсальный магазин. Мы сделали это, а это означало, что нам не нужно было страховать и оплачивать одновременную печать 4000 книг. Это была лишь небольшая часть предварительных изменений. И это действительно хорошо сработало.Ингрэм печатает книги и продает их в книжные магазины. St Martin's также распространяется через Ingram. Таким образом, когда книжный магазин идет заказывать книги, они видят все книги ».

Они также перешли на систему печати по запросу, что означало, что больше не нужно было хранить книги на складе, что также привело к тому, что отпала необходимость в страховании книг.

Следующим шагом было начать рассылку новостей по электронной почте для многих поклонников Мэра.

«На каждом мероприятии у нас есть буфер обмена, где посетители подписываются на рассылку новостей», - сказал мэр Залкинд.«Затем я начал с Facebook, и это было здорово, потому что у нас тысячи подписчиков. Поэтому я выкладываю сообщения в Facebook и Instagram. И я веду учет инвентаря ».

Мэр имеет драматические права на все его книги; На протяжении многих лет многие люди предполагали, что Джо Гюнтер сделает отличный фильм или телешоу. В какой-то момент мэр и некоторые из его друзей даже пытались превратить их в радиоспектакли.

«Вы всегда стараетесь держать крючки в воде», - сказал мэр. - Без них ничего не поймаешь.Конечно, всем нам, старикам, нравится идея радиотеатра. Я прорезал зубы на радиотеатре. В моем случае каждую пятницу вечером я слушал "Gunsmoke" по радио. Так круто. Так что радиотеатр был большим событием. Действуй. Но у вас есть Интернет, загружаемые блоги, наушники, смартфоны, бла, бла, бла. Но время в студии, время актера, время время, и так далее. И мы начали понимать, что это был намного больший кусок, чем можно было бы прилично съесть. И, как ни странно, мы также обнаружили, что рынка на самом деле не было.”

«На протяжении многих лет мы пробовали разные вещи», - добавил мэр Залкинд. "Почему бы нет? И это была одна из тех вещей, которые мы пробовали ».

Еще они попробовали настольную игру. И видеоигра.

«Мы как бы натолкнулись на стену с этим», - сказал мэр Залкинд. «Это как 2 миллиона долларов на запуск игры. Но, как и многое в жизни, вы устанавливаете невероятные связи. Итак, мы нашли в Массачусетсе поверенных по интеллектуальной собственности, которые работали с черепахами-ниндзя.Потому что для разработки видеоигры нам нужна была защита собственности. Итак, мы начали работать с этими ребятами, и они знают видеоигры, но они также знают интеллектуальную собственность. Так что они очень помогают с каждым книжным контрактом. Эти поверенные дают нам хорошую систему поддержки. И через них у нас появился голливудский и телевизионный парень в Бостоне, потому что эти парни знали этого парня. Все это увлекательно, и все это взаимосвязано ».

Как только пандемия прекратится, Джо Гюнтер может подойти к маленькому экрану рядом с вами.Это еще одна история о «милых встречах».

«На протяжении многих лет к нам обращались разные люди, которые хотели что-то сделать», - сказал мэр Залкинд. «И Арчер справедливо был осторожен, но, конечно, заинтересован. Так что мы еще не были связаны ни с одной конкретной телевизионной продюсерской компанией или продюсером фильма. Были некоторые, кто был очень заинтересован, у них не было опыта, у некоторых не было достаточно денег. Так что Арчер с умом ждал подходящей возможности. Осмелюсь сказать, потому что это бренд »?

«Я такой же бренд, как и спам», - вмешался мэр.

Затем, около пяти лет назад, паре позвонил сын мэра Джонатон, который живет в Остине, штат Техас.

«Его сын потрясающий», - сказал мэр Залкинд. «И, как Арчер, хороший человек. Итак, в шесть часов воскресным утром он строил дом для Habitat for Humanity. Он становится партнером парня, который замечает, что Джонатон носит футболку типа «Я люблю Вермонт». Парень говорит: «Боже, я люблю Вермонт». И Джонатон говорит: «О, я тоже. Там мой папа. И парень говорит: «О, я там родился.- А парня зовут Кулидж.

«Как в Silent Cal», - сказал мэр.

«Итак, мы все еще разговариваем по телефону, и Джонатон говорит:« Становится лучше, папа », - сказал мэр Залкинд. «Он сказал:« Я начал говорить с этим парнем о Вермонте. И парень говорит: «Да, мой любимый автор из Вермонта». И Джонатон говорит: «Кто это?» И парень говорит: «Арчер-мэр». И Джонатон говорит: «Это мой отец». Затем Джонатон говорит этому парню: «Что ты делаешь?» И парень говорит: «Я продюсер» ».

Кулидж оказался партнером группы под названием Rough House Productions, и теперь мэры подписали контракт с телекомпанией.

«Все это от Habitat for Humanity», - сказал мэр Залкинд.

Не сделано в Вермонте

Следующим шагом в рамках контракта на телевидение будет рассмотрение производства после того, как пандемия прекратится.

Есть 31 книга, действие которой происходит в основном в Вермонте, и все они умирают от желания превратить в телесериал. Мэр лукаво говорит, что видит, как Вупи Голдберг сыграет Джо Гюнтера, но также хотел бы иметь Питера Динклэйджа из «Игры престолов».”

Кто бы не подумал, что сериал нужно снимать в разных местах Вермонта?

актеров Вермонта получат роли. Другие участники, наряду с дизайнерами, производителями и техническими специалистами, приезжали в Вермонт, останавливались в отелях, обедали в ресторанах, покупали бензин и расходные материалы, использовали электричество Вермонта и давали маленьким городкам по всему штату огромный экономический удар.

Но, к сожалению, этого не произойдет.

«Короче говоря, мы пошли окольным путем в поисках стимулов для кинопроизводства в штате Вермонт», - сказал Залкинд мэр.«Но для этого нет особого финансового стимула. Арчер проанализировал финансовую выгоду от производства здесь, и это было впечатляюще. Но я думаю, что суть в том, что люди говорили: «Если бы у меня было 20 долларов, я бы лучше поставил еду на стол, чем даже подумал бы, что с этим делать» ».

Мэр Залкинд не согласен.

«Вы постоянно слышите от людей, которые либо живут где-то в другом месте, либо даже живут здесь, что они узнают о Вермонте из книг Арчера», - сказала она.«Арчер делает эту замечательную работу: сосредотачивается на местах и ​​знакомит вас с ними, с тем, что они собой представляют, кто там живет, чем бы это ни было. Люди приезжают в Вермонт, чтобы увидеть эти вещи ».

Несколько лет назад Торговая палата Брэттлборо даже устроила уик-энд, посвященный загадочным убийствам Арчер-мэра, который привлек много туристов.

«Люди приезжали издалека, потому что хотели увидеть настоящие места, о которых он пишет», - сказала она. «Что касается телевизионных ребят, мы насчитали около 80 мест только в Вермонте, которые упоминаются или подробно рассматриваются в книгах.Отчасти поэтому мы пытались лоббировать государственные налоговые льготы для фильмов. Стреляй сюда. Когда-то в Вермонте работала киностудия, работающая на неполную ставку, но она была закрыта. Сенатор Бекка Балинт (Ди-Виндхэм, а ныне протемный президент Сената Вермонта) активно боролась за то, чтобы получить здесь поддержку. Она назвала это «Оставить Джо в Вермонте». Идея была в том, почему бы не использовать этот сериал в качестве рекламы? Я представил Монпелье целую презентацию о том, почему они должны восстановить некоторую поддержку кино здесь, особенно когда он собирается показать состояние в хорошем фактическом свете.Но он не полетел ».

При нехватке ресурсов и / или отсутствии воображения государство не хотело тратить деньги.

«Наша точка зрения заключалась в том, что они не тратят деньги», - сказал мэр Залкинд. «Они дают скидки. Я это понимаю. Потому что вы хотите накрыть стол для людей и оставить детей в школах ».

Это хорошие новости и плохие новости, добавил мэр.

«Хорошая новость в том, что нас всего 12 человек в Вермонте», - сказал он. «Плохая новость в том, что в Вермонте нас всего 12 человек.И все 12 из нас должны делать что-то для всех. В Вермонте деньги имеют значение. Поэтому у губернатора нет особняка. Поэтому законодатели не торопятся. Потому что мы не тратим деньги на чушь ».

Массачусетс и Джорджия приветствовали производство фильмов и приносящие им доходы.

«Грузия стала новым Голливудом», - сказал мэр.

«Да, это действительно так», - сказал мэр Залкинд. «Они начали давать стимулы. Пришли компании. Затем они удовлетворили потребность в низко висящих фруктах с помощью своего посоха.Так что теперь у них есть около 12 образовательных возможностей для изучения киноиндустрии в Джорджии ».

«Мы уважаем это», - сказал мэр. «И давайте будем честными, если бы мы добились успеха, COVID, вероятно, выбил бы все сопли».

Фото: Арчер Майор и его жена Марго Залкинд Майор во время интервью для этой статьи. Фотографии Рэндольфа Т. Холхута.

Будущее

Прибытие в Вермонт почти по прихоти было лучшим решением, которое когда-либо принимал мэр.

«Вермонт награждает меня с самого первого дня и продолжает это делать», - сказал он. «Мне очень приятно жить в штате и работать в штате. И для такого странствующего человека, как я, оказаться здесь, среди людей, которые, несмотря на их жизненный уклад, прошлое и опыт, все приветствовали меня с распростертыми объятиями, - это прекрасно. У меня не было дома, когда я рос. Теперь у меня есть дом. И если кто-то сейчас проезжает мимо этого дома и говорит: «Ну, красивое здание, что это?» Это будет мэрия.Это больше не дом Маклафлинов. Это больше не дом Шили. Это мэрия. Так что, прожив здесь почти полвека, я наконец-то приспособился, и это хорошее чувство ».

Иногда мэра спрашивают, как он может жить в крошечной деревне, такой как Ньюфейн, где все знают, что делают все остальные.

«И я спрашиваю:« Да, разве это не чудесно? »- сказал он. «Мы с Марго катаемся, и я говорю:« Эй, я там устроил костер ». «Я помогал там». «Я арестовал кого-то там.«Просто дом за домом, дом за домом. Близость к окружающему миру - вот что я жаждал в детстве ».

Ясно, что будущее будет таким же.

«Нам потребовались годы, чтобы понять все это», - сказал мэр. «Вы делаете свои ошибки, вы делаете обнадеживающие шаги, вы делаете успешные шаги, и вы просто должны продолжать пытаться. Иногда неудача приводит к чему-то обнадеживающему и успешному, а иногда - к нет. Но, оглядываясь назад, вы понимаете, как вы туда попали? Это все равно, что вскрывать тарелку со спагетти.”

В свободное время мэр работает над своим домом.

«Я построил дымоход, я построил эту платформу, я люблю работать с деревом», - сказал он. «У меня есть полноценный деревообрабатывающий цех со всем оборудованием, которое вы только можете себе представить».

«И он построил крыльцо в хижине через дорогу, где находится мой офис», - сказал мэр Залкинд.

«Писатель должен быть не только парнем, одетым в твид», - сказал мэр. «Мне нравится заниматься и другими делами».

Тем не менее, люди будут умирать, а мэр продолжит писать книги.

«Так что, думаю, я полностью занят», - сказал мэр.

Поклонники Джо Гюнтера будут счастливы услышать, что книга № 32 «Знаменитый человек» редактируется и выйдет в конце сентября 2021 года.

Джойс Марсель - журналист из южного Вермонта. В 2017 году Альянс региональных деловых публикаций назвал ее лучшим профильным автором бизнес-журнала в стране. Она замужем за Рэнди Холхутом, фотографом, сделавшим фотографии для этой истории. Он также является редактором новостей / исполняющим обязанности операционного директора The Commons, еженедельной газеты в Брэттлборо.

Брэм Гюнтер, автор The Nature of Cities

Брэм Гюнтер

Брэм Гюнтер, бывший руководитель лесного хозяйства, садоводства и природных ресурсов парков Нью-Йорка, является соучредителем и директором по развитию природоохранной деятельности, научным сотрудником The Nature of Cities и партнером Plan it Wild, экологического стартапа. -вверх. Он работает над романом о жизни в эпоху изменения климата в Нью-Йорке. Просмотреть все сообщения Брэма Гюнтера →

Август 2021 г.

3 августа 2021 года
Душа и город: восстановление наших взаимоотношений после COVID-19
Мартина Артманн , Дрезден Кэти Артманн , Нюрнберг

Разве мы не живем в сумасшедшие времена? Похоже, пандемия COVID-19 никогда не закончится.Домашний офис, закрытие лица масками и социальное дистанцирование внезапно стали частью нашей повседневной жизни. В начале первой изоляции внешний мир казался таким близким из-за различных ...

Июль 2021 г.

19 июля 2021
Если природа - это ответ на изменение климата, то какие вопросы?
Роб Пирани , Нью-Йорк

Недавно губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо объявил о запуске «Восстановите мать-природу», агрессивной программы по восстановлению среды обитания и сокращению наводнений.«Мы должны начать восстановление нарушенного естественного баланса», - сказал губернатор. «У матери-природы был план, в нее встроена устойчивость. Мы те, кто ...

Июнь 2021 г.

15 июня 2021
Обращение к неожиданным шестиногим пассажирам
Timothy Bonebrake , Гонконг

Каждый день я езжу на работу из дома в деревенской деревне на «отдаленном острове» (остров Ламма) в центр города в Гонконге. В целом поездка занимает около часа в одну сторону и включает пешую прогулку, паром и поездку на метро / метро.Разное ...

7 июня 2021
Помимо справедливости: как выглядит антирасистская городская экология?
Julian Agyeman , Medford Isabelle Michele Sophie Anguelovski , Barcelona Anna Livia Brand , Berkeley Jean-Marie Cishahayo , Ottawa CJ Goulding 3, Teaneck Morgan8rave Land , Нью-Йорк Мария Мехиа , Богота Полли Мозли , Ливерпуль Аманда Филлипс де Лукас , Балтимор Стюард Пикетт , Покипси Чарльз Премпе , Аккра Малини Баибе Амрита Сен , Бангалор Суне Стассен , Кейптаун Абдалла Тауфик , Каир Синди Томашоу , Сиэтл Хита Унникришнан , Шеффилд Эбони Уолден , Ричмонд Ибрагим

Май 2021 г.

31 мая 2021 года
От дизайна к городской жизни: что нужно, чтобы природные решения стали реальностью
Niki Frantzeskaki , Melbourne Paula Vandergert , London Stuart Connop , London Karlijn Schipper , Rotterdam Iwona Zwierzchowska , Poznań Marcus Collier , Dublinder
, Dublinder , Dublinder , Dublinder , Dublinder

В городах по всему миру наблюдается рост гражданского интереса и уважения к природе.В последние месяцы в социальных сетях и традиционных средствах массовой информации в одинаковой степени заполонили изображения горожан, толпящихся в городских парках и городских набережных, придерживающихся социального дистанцирования. Эта оценка и признание того, насколько важно ...

18 мая 2021
Мобилизация нашего союза на экологический урбанизм
Russell Galt , Эдинбург

Вещи разваливаются. Стоя на перекрестке, глядя в самое сердце идеальной бури, это тревожные дни для человечества.Полные социальные, гуманитарные и экономические последствия пандемии COVID-19, возможно, еще не произошли, но глобальный финансовый кризис 2008-2009 годов уже выглядит детским ...

12 мая 2021
Совместное создание устойчивости: интеграция местных экологических знаний в произведения искусства
Baiba Pruse , Venice Marthe Derkzen , Arnhem / Nijmegen Eva Bubla , Budapest Iván Greco , Buenos Aires Ezequiel Filgueira Risso , Buenos Aires Campbell Lindsay, New York Midlands Julia Prakofjewa , Venice Rick Hall , Nottingham Lara Eva Bustamante , Buenos Aires Colin Meurk , Christchurch Nataliya Stryamets , Venice Andra Simanova

8, Рига Флора
, Анна Симанова
, Рига Венеция

Искусство и активизм обладают огромным потенциалом для передачи социально-экологических посланий и привлечения общественности к изучению местных экологических знаний.Где и как местные экологические знания (ЛЭК) проявляются в городской среде через произведения искусства? У нас есть прекрасная возможность поделиться размышлениями об одном из ...

5 мая 2021 года
Неравенство деревьев в пригородах ухудшается
Роб Макдональд , Вашингтон, округ Колумбия

Городские деревья и их навес обеспечивают множество преимуществ для городских жителей, снижая концентрацию загрязнителей в воздухе, смягчая ливневые стоки, поддерживая качество воды, способствуя физическому отдыху и улучшая психическое здоровье.Но так же, как городские экологи количественно оценивают все больше и больше преимуществ городских деревьев для здоровья, другие исследования все чаще показывают, что ...

Апрель 2021 г.

30 апреля 2021 года
Какие действия являются успешными в активизации городов для реализации политики, кампаний и проектов по сохранению городского биоразнообразия?
Эрик Батлер, , Портленд , Джорджина Каллман, , Нью-Йорк, , Эдуардо Герреро, , Богота, , Хаято Хасегава, , Фукуока, , Клара Холмс, , Нью-Йорк, , Марк Хостетлер, , Гейнсвилль, Камито, , Кейнесвилл, Токусима Марит Ларсон , Нью-Йорк Жиль Лекюир , Париж Кевин Лунзалу , Найроби Колин Мёрк , Крайстчерч Мэтью Морроу , Нью-Йорк Тома Фукомиэв Маккуэйд , Судак , Том Фукомиэв Маккуэйд , Судья , Судья Суррей
29 апреля 2021 года
Документирование года пандемии: взгляд назад, взгляд вперед
Линдси Кэмпбелл , Нью-Йорк Мишель Джонсон , Нью-Йорк Софи Плитт , Нью-Йорк Лаура Ландау , Нью-Йорк Эрика Свендсен , Нью-Йорк

Это эссе является четвертой частью серии статей.С 13 марта 2020 года наша команда исследователей социальных наук ведет коллективный журнал о нашем опыте работы в районах Нью-Йорка, общественных зеленых насаждениях и охране окружающей среды во время COVID-19. Прочтите здесь очерки весны, лета и осени ....

21 апреля 2021 года
Прогулка в парке? Новый взгляд на сохранение городской окружающей среды во время пандемии коронавируса
Kaja Aagaard , Middlebury Mika Mei Jia Tan , Los Baños Jennifer Rae Pierce , Ванкувер

Пандемия COVID-19 стала моментом огромных глобальных потерь.В разгар этого кризиса общественного здравоохранения наши заботы о наших семьях и сообществах обязательно приобретают приоритет. Тем не менее, решение этих проблем требует взгляда в будущее: на переоценку глобальных систем, которые могут создавать или препятствовать ...

9 апреля 2021 года
Кали - город с самым большим количеством птиц в мире?
Рубен Дарио Паласио , Дарем

Город Кали на юго-западе Колумбии может похвастаться ошеломляющим количеством 562 видов птиц и, вероятно, имеет самый длинный список птиц для любого города в мире.Но можем ли мы узнать наверняка? Птицы - связующее звено между городом и дикой природой. Город, благоприятный для птиц, может стать гаванью ...

5 апреля 2021 года
О фестивале
Карен Цугава , Фестиваль

TNOC раздвинул границы, чтобы радикально представить наши города будущего. Виртуальный фестиваль, охватывающий 5 дней с программированием во всех региональных часовых поясах и на нескольких языках: 22-26 февраля 2021 года, 2200 участников из 72 стран. Вскоре в этом пространстве появятся результаты и новые развивающиеся проекты....

Март 2021 г.

24 марта 2021
Природа превыше всего: действия на благо природы в городах
Ники Францескаки , Мельбурн Кэти Оке , Мельбурн Джуди Буш , Мельбурн Сара Бекесси , Мельбурн Джеймс Фицсимонс , Мельбурн Джорджия Гаррард Мельбур , Мельбурн Мельбур Гаррард Мельбри

Пандемия COVID-19 показала, насколько важна городская природа для нашего физического и психического здоровья.По мере того как городские стратеги реализуют идеи и думают о путях восстановления и «восстановления лучшего» наших обществ и особенно городов, крайне важно, чтобы экологическое восстановление включало природу в набор вариантов ...

20 марта 2021
Растительность - будущее архитектуры
Гэри Грант , Лондон

Большинство обитаемых регионов Земли изначально были покрыты лесами, лугами и водно-болотными угодьями. Эти поглощающие углерод, биоразнообразные, губчатые ландшафты были в значительной степени заменены сельским хозяйством и городским развитием, которые более сухие, изрыгают углерод, разрушают почвы и утратили большую часть своей дикой природы.Действительно, биоразнообразие сокращается ...

12 марта 2021
Системы знаний для обновления городов
Крис Айвз , Ноттингем

«Наука бессмысленна, потому что она не дает ответа на наш вопрос, единственный важный для нас вопрос:« Что нам делать и как нам жить? »» - Лев Толстой. Мы знаем, что наши города должны выглядеть и функционировать по-другому. Существует множество научных доказательств того, что урбанизация ...

7 марта 2021 года
Включение разнообразных голосов в планирование адаптации
Marthe Derkzen , Arnhem / Nijmegen Timon McPhearson , New York Huda Shaka , Jeddah Marion Lacourt , Paris Frida Larios , Antiguo Cuzcatlán, Copán и Washington

Этот вклад является результатом сеанса по сбору мыслей во время саммита TNOC в Париже, состоявшегося 5 июня 2019 года.В ходе презентаций, групповых встреч и обсуждений при содействии обсуждался вопрос: как мы можем добиться этого, включив разные голоса в планирование адаптации? Два иллюстратора, Фрида Лариос и Марион Лакур, ...

2 марта 2021
Создание пространства для съедобных садов в компактных городах: пример Тайбэя
Wan-Yu Shih , Тайбэй Che-Wei Liu , Тайбэй

Съедобные городские сады набирают все большую популярность на Глобальном Севере в рамках концепции природных решений для городов и как часть городской зеленой инфраструктуры, которая повторно вводит зеленые зоны и связанные с ними функции в застроенную среду, с стремлением привести к социально и экологически безопасным условиям. более устойчивый город.Среди ...

Гюнтер Грасс, противостоявший не только своему собственному, но и прошлому Германии, умер в возрасте 87 лет: NPR

Немецкий писатель Гюнтер Грасс прибыл в музей Гюнтера Грасс-Хауса в Любеке, Германия, на празднование своего 80-летия 27 октября 2007 года. Шон Гэллап / Getty Images скрыть подпись

переключить подпись Шон Гэллап / Getty Images

Немецкий писатель Гюнтер Грасс прибыл в Günter Grass-Haus, музей в Любеке, Германия, на празднование своего 80-летия 10 октября.27, 2007.

Шон Гэллап / Getty Images

Гюнтер Грасс написал более 30 пьес, романов, сборников стихов, очерков и мемуаров. Он также был художником и скульптором. Он получил Нобелевскую премию по литературе 1999 года. Он умер от неизвестной причины в немецком городе Любек, подтвердил его издатель Штейдл Верлаг. Ему было 87 лет.

Трава была наиболее известна своим первым романом Оловянный барабан, и секретом, который он хранил полвека: Трава было 6 лет, когда Гитлер пришел к власти и немцы взяли под контроль его родной город, Вольный город. Данцига - сегодня, Гданьск, Польша.Четыре года спустя Грасс присоединился к Движению Гитлер-молодежи, как он рассказал WHYY's Fresh Air в 1992 году.

Жестяной барабан

Гюнтер Грасс

«Было чудесно, что 10-летний мальчик пошел с этой группой», - сказал он. «Там была палатка и с флагом, и мы играли в таких бойскаутов. Вначале это было совсем не политическим. Оно становилось все более и более политическим. Это была действительно успешная пропаганда, проводимая нацистами.«

Грасс пошел добровольцем на подводную службу, но был призван в танковую часть.

« Я стал солдатом, когда мне было 16, в последний год войны », - вспоминает он. К 17 годам« война » закончился, а я был в американском лагере для военнопленных - военнопленный. И медленно, медленно я обнаружил, что произошло на самом деле. И [в] начале я не верил - я думал, что они рассказывают нам пропаганду. Невозможно, чтобы это сделал немецкий народ ».

Грасс сказал, что он понял правду только тогда, когда нацистские военные преступники предстали перед судом в Нюрнберге.«Я слушал радио, и я слышал своего бывшего молодежного лидера ... И он сказал, что да, это правда. Это ужасно. Но с этого момента мне стало ясно, что произошло. И это знание никогда не покидало меня. "

«Попытки примириться с этими знаниями - основа большей части его работ», - говорит Зигфрид Мьюс, ученый Гюнтера Грасса и почетный профессор немецкого языка в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл.

«Он создал работы, которые не всегда были встречены с энтузиазмом», - говорит Мьюс.«Это верно, например, в отношении его первого большого романа, Жестяной барабан, , но вы не можете просто игнорировать это».

Оловянный барабан - это история о мальчике из Данцига, Оскаре, который получает на свой третий день рождения жестяной барабан, а затем решает протестовать против нацистского правления, никогда не вырастая. Будучи вечным ребенком, Оскар становится свидетелем хаотичного и жестокого мира взрослых с подожженными синагогами и ожесточенными боями между немцами и поляками. Фильм немецкого режиссера Фолькера Шлендорфа получил премию "Оскар".

После своего первоначального успеха с The Tin Drum, Grass продолжил писать десятки пьес, мемуаров, стихов и романов, включая сказочные сказки под названием The Flounder, The Rat и The Call of the Toad - комический роман между немецким вдовцом и польской вдовой в городе Гданьске.

Грасс стал известен как совесть Германии, либерал, который занимался политикой и высказывал свое мнение. Когда пала Берлинская стена, Грасс выступил против воссоединения, заявив, что объединенная Германия может снова стать воинственным государством.

Но затем, в 2006 году, Грасс наконец признал, что в конце Второй мировой войны он служил в Ваффен-СС - боевом подразделении элитной военной полиции нацистской партии. Мьюз говорит, что откровение выставило Грасса как лицемера.

«Когда президент Рейган посетил Федеративную республику в конце 80-х, - объясняет Мьюс, - он и канцлер [Гельмут] Коль посетили кладбище - и там были могилы членов Ваффен-СС. И Грасс осудил этот акт, не упомянув, что сам он мог быть одним из тех, кто лежал на кладбище.«

Mews говорит, что Грасс так и не объяснил, почему он держал свою службу в Waffen-SS в секрете». Он должен был сказать это раньше, - говорит Мьюз. «Но с другой стороны, я не думаю, что это лишает его работы. , его фантастика. И его драмы, и его деятельность на службе построения лучшей, более демократической Германии после войны ».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *