Песнь о роланде о чем: Книга: «Песнь о Роланде». Купить книгу, читать рецензии | ISBN 5-7793-1127-7

Содержание

ПЕСНЬ О РОЛАНДЕ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ПЕСНЬ О РОЛАНДЕ - французская героическая эпопея.

Со­зда­на на се­ве­ре Фран­ции в конце XI века. Со­хра­ни­лась в 9 ре­дак­ци­ях XII-XIV веков, наи­бо­лее ав­то­ри­тет­ной и древ­ней­шей из кото­рых яв­ля­ет­ся Окс­форд­ская ре­дак­ция на анг­ло-нор­манд­ском диа­лек­те ста­рофран­цуз­ско­го язы­ка (около 1170 года; издана в Па­ри­же в 1837 году). «Песнь о Роланде» сло­же­на не­рав­но­мер­ны­ми стро­фа­ми с ас­со­нанс­ной риф­мой и вхо­дит в цикл эпических по­эм «Ко­ро­лев­ской жес­ты» (смотри Жес­та), объ­е­ди­нён­ных об­ра­зом Кар­ла I Ве­ли­ко­го. Яд­ро сю­же­та со­став­ля­ет эпи­зод сра­же­ния фран­ков и бас­ков в Рон­се­валь­ском уще­лье (778 год), в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го по­гиб арь­ер­гард вой­ска Кар­ла I во гла­ве с Ро­лан­дом (со­об­ще­ние о сра­же­нии со­дер­жит­ся в «Жиз­ни Кар­ла Ве­ли­ко­го» ка­ро­линг­ско­го ис­то­ри­ка Эйн­хар­да, 830 год).

В IX-XI веках к из­на­чаль­ной кан­ве со­бы­тий бы­ла до­бав­ле­на ли­ния, свя­зан­ная с пре­да­тель­ст­вом Га­не­ло­на (пред­по­ло­жи­тель­но ос­но­ван­ная на ле­ген­де об из­ме­не ар­хи­епи­ско­па города Санс Ве­ни­ло­на Кар­лу II Лы­со­му во вре­мя Ак­ви­тан­ско­го вос­ста­ния 858 год). Под влия­ни­ем идео­ло­гического кон­тек­ста эпо­хи сю­жет «Песни о Роланде» был пе­ре­ос­мыс­лен в ду­хе мо­ну­мен­таль­но­го хри­сти­ан­ско-му­сульманского про­ти­во­стоя­ния: басков за­ме­ни­ли са­ра­ци­ны, а тра­гический фи­нал бит­вы фор­маль­но стал по­бе­дой Кар­ла I (на­де­лён­но­го чер­та­ми эпического бо­га­ты­ря) и всех фран­ков, отом­стив­ших не­вер­ным за смерть Ро­лан­да.

По­эма ока­за­ла зна­чительное влия­ние на ев­ропейскую литературу; об­раз Ро­лан­да по­лу­чил во­пло­ще­ние в по­эмах Л. Пуль­чи, М. Бо­яр­до, Л. Арио­сто и др.

Издания:

Песнь о Ро­лан­де. М.; Л., 1964;

La chan­son de Roland: The French corpus. [Turn­hout], 2005.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ) 

Литература
  • Lafont R. La geste de Roland. P., 1991
  • Mandach A. de. «Chanson de Roland»: trans­ferts de mythe dans le monde occidental et oriental. Gen.; P., 1993
  • Вол­ко­ва З.Н. Эпос Фран­ции: ис­то­рия и язык фран­цуз­ских эпи­чес­ких ска­за­ний. М., 2009
  • Ми­хай­лов А.Д. Фран­цуз­ский ге­рои­че­ский эпос: Во­про­сы по­эти­ки и сти­ли­сти­ки. М., 2009

Песнь о Роланде Французский эпос. Перевод Ф. де ла Барта

Песнь о Роланде

Французский эпос. Перевод Ф. де ла Барта

«Песнь о Роланде» – одно из древнейших произведений французского героического эпоса. Поскольку события в этой эпопее основаны на легендах, а не на реальных фактах, я сначала расскажу тебе о том, что произошло на самом деле.

Было это очень давно, на рубеже VIII–IX веков. Тогда еще не существовало современных европейских государств, а почти всю территорию Европы занимала империя Карла Великого, короля из германского племени франков. Это не было государство в нашем современном понимании: в империю входили территории, завоеванные воинственным племенем, собиравшим дань с порабощенных народов. И вот, продолжая набеги на соседние, еще не порабощенные народы, Карл вторгся на Пиренейский полуостров, где находились владения мавров[27].

При возвращении на арьергард[28] его армии в Ронсевальском ущелье напали воины из племени басков (помнишь, я говорил тебе о них как о прямых потомках древних кельтов). В сражении погиб один из военачальников Карла – Хруотла?нд, маркграф Бретонской марки, то есть властитель Бретани. Вот и все. Было это в 778 году.

Память о битве в Ронсевальском ущелье сохранилась в народе. Наряду с именем Карла сохранилось и имя Хруотланда – Роланда. И вот в начале XII века на основе легенд возникла эпическая поэма, посвященная погибшему рыцарю Карла Великого. Только в «Песни» произошли очень серьезные изменения: на Роланда нападают не христиане-баски, а мавры-мусульмане, которых в эпопее называют даже язычниками, самому сражению предшествует спор Роланда с его отчимом Ганело?ном, а после гибели Роланда повествуется о суде над Ганелоном и его казни. Само сражение занимает хотя и центральную, но не основную часть поэмы.

Именно спор с Ганелоном и является главной темой данного эпоса. Дело в том, что Роланд – вассал (подданный) как своего отчима (по родовому праву), так и Карла (по праву феодальному). Ганелон возмущен поведением своего пасынка, явно подчиняющегося не родовому, а феодальному праву. Выполнив задание Карла и дождавшись окончания срока своей службы королю, Ганелон вступает с мавром в сговор: погубить Роланда. Опираясь на родовое право, он отвергает обвинение в предательстве, и лишь Божий суд доказывает превосходство феодального права над родовым и вину Ганелона.

Как видишь, в «Песни о Роланде» ставится очень сложная проблема, разрешение которой в средневековье имело весьма важное значение.

Все дело в том, что в поэме воплощен подлинно общенародный идеал настоящего рыцаря, преданного своему господину-сеньору, честного товарища своим собратьям-пэрам и заботливого, внимательного хозяина, охраняющего интересы своих слуг. Роланд, кроме всего прочего, очень сильный и мужественный человек. Свою силу и мужество он направляет против врагов, ведя с ними честный бой, не прибегая ко лжи и предательству.

Обрати внимание, как хорошо показаны в поэме характеры Ганелона, Роланда, Оливье?ра и Турпи?на. Подумай о том, какие черты определяют поведение каждого из них.

Заметь, насколько объективно песнь показывает и воинов-мавров, и предателя Ганелона. Как подчеркивается доблесть и внешняя красота воинов?

Мне бы очень хотелось, чтобы ты отметил позицию повествователя: его голос очень явственно слышится в поэме.

1

Державный Карл, наш славный император,

Семь долгих лет в Испании сражался,

И до? моря вся горная страна

В его руках; сдалися Карлу замки,

Разбиты башни, грады покорились,

И стены их рассыпались во прах.

Лишь не? взял Карл Великий Сарагосы,

Что на горе стояла: царь Марсилий

Владеет ею; в Бога он не верит, —

Он Аполлину[29] служит, Мухаммеду[30], —

Но близок час погибели его.

                                    – Аой[31]

2

Однажды был Марсилий в Сарагосе, —

Он в сад пошел, прилег на темный мрамор

В тени; вокруг собрались сарацины[32],

Их было тысяч больше двадцати;

Своим баронам молвил царь Марсилий:

«Послушайте, друзья, какое горе

Постигло нас: король могучий Карл,

Властитель милой Франции[33] прекрасной,

В наш край родной пришел нас разгромить.

Без войска я – и нет полков могучих,

Чтоб отразить дружины короля!

Я вас прошу, мудрейшие из мавров,

Совет подать мне: как уйти от смерти

И как верней позора избежать?..»

Хранят они глубокое молчанье, —

Один вальфондский[34] славный кастелян[35]

Молчать не стал, – он звался Бланкандрином.

3

Среди испанских мавров Бланкандрин

Был всех мудрей, был витязем отважным,

Умел помочь советами царю, —

Он так сказал: «Оставьте страх, Марсилий,

Тщеславному и гордому французу

Клянитесь в дружбе, в преданности вечной,

Пошлите сотен десять соколов[36],

Благополучно перенесших линьку, – с ними

Медведей, львов, собак, семьсот верблюдов,

Четыре сотни мулов, нагруженных

И серебром и золотом арабским,

Чтоб славный Карл, французов повелитель,

Возов огромных больше полусотни

Мог нагрузить богатыми дарами

И заплатить наемникам своим.

Так долго Карл в Испании сражался, —

К себе домой идти ему пора!

Скажите Карлу: «В Ахен[37] твой престольный

Я за тобой последую и сам,

Когда ж настанет праздник Михаила[38], —

Тогда крещусь; по правде и по чести

Тебе служить я буду, славный Карл!»

Попросит он заложников, – так что же?

Их десять, двадцать франкам отдадим,

Детей пошлем, – я собственного сына

Отправлю к ним на гибель и мученья!

Пускай они там все обрящут смерть,

Чем нам лишиться власти и почета

И подаянья нищенски просить!

                                     – Аой!

4

Я вам клянусь моей рукою правой

И бородой, покрывшей грудь мою,

Что войско Карла быстро удалится,

Во Францию уйдут тогда французы…

Когда же все их войско разбредется

И в Ахенском соборе мощный Карл

Великий день святого Михаила

Отпразднует, – пройдет крещенья срок;

О нас ни слова франки не услышат.

Ужасен Карл, безжалостен и грозен:

Заложников казнит, не медля, он…

Но пусть они скорей лишатся жизни,

Чем светлый край, Испанию-красу,

Отнимет Карл, французов повелитель,

И бедствий ряд обрушится на нас!»

«Все это так!» – кричат толпы неверных.

…………………………

6

Окончил царь Марсилий совещанье.

«Сеньоры, – молвил он своим баронам. —

Возьмите каждый в руки ветвь оливы[39],

Просите Карла, Богом заклинайте

Меня и мавров ныне пощадить.

Скажите франку: «Ровно через месяц

Haш царь и с ним до тысячи баронов

Придут к тебе в престольный Ахен твой,

Закон Христа они все вместе примут,

Служить тебе по правде и по чести

Марсилий будет, – сколько ты ни спросишь,

Он даст тебе в заложники людей».

«Прекрасным это будет договором!» —

Сказал в ответ коварный Бланкандрин.

                                     – Аой!

………………………….

8

Могучий Карл и радостен и светел:

Взял Кордову[40] он, стены разгромил,

На землю он поверг твердыни башен…

И знатная добыча людям Карла

Досталась там – набрали без конца

И серебра, и золота литого,

Роскошных сбруй, доспехов драгоценных…

Так в Кордове язычников не стало.

Побитых тьма – живые крещены!

Великий Карл сидит в саду плодовом:

Вокруг него Роланд и Оливьер,

И вождь Самсон и Ансеис надменный…

…Сидит на троне золота литого

Прекрасной нашей Франции король.

Волной седые кудри ниспадают,

А борода его белее снега.

Прекрасен Карл, горда его осанка:

Узнали сразу франков властелина

Послы испанцев, спешились они,

Любовно все приветствовали Карла.

9

Прошел вперед и молвил Бланкандрин:

«Храни тебя, король, твой Бог всесильный,

Тот дивный Бог, которому ты служишь!

Велел тебе сказать Марсилий храбрый,

Что расспросил о вашей вере он,

Что ваш закон – один ведет к спасенью!

С тобой разделит царь свои богатства:

Пошлет собак, верблюдов, львов, медведей

И тысячу слинявших соколов,

Четыре сотни мулов, нагруженных

И серебром и золотом арабским, —

Наполнишь ты богатыми дарами

Возов огромных больше полусотни.

Так много царь пошлет монет чеканных,

Что сразу войску плату ты отдашь…

Великий Карл, ты долго здесь сражался —

Пора тебе домой вернуться, в Ахен!

Марсилий нагл пойдет за вами следом,

Чтоб там принять святой закон Христа.

Вот все, что он велел тебе поведать».

И поднял руки к небу Карл Великий,

Поник челом и в думу погрузился.

                               – Аой!

………………………

12

Могучий Карл сидит под сенью ели.

Своих баронов[41] он к себе зовет.

Пришел Оджьер, Турпин-архиепископ[42],

Старик Ричард, Анри – его племянник

И храбрый вождь гасконский – Ацелин,

Пришел Джерин, Джерьер, Тедбальт из Реймса

И брат его двоюродный – Милон,

И граф Роланд с могучим Оливьером.

До тысячи сошлось баронов Карла, —

Меж ними был изменник Ганелон.

И сели все. Тогда совет был принят,

Принесший франкам столько тяжких бед.

                                     – Аой!

13

«Бароны, – молвил франкам император, —

Марсилий-царь прислал послов своих;

Он золота, богатств сулит нам много…

…Больших повозок больше полусотни

Наполним мы богатыми дарами.

Зато уйти, не медля, должен я

Домой к себе; за мною царь Марсилий

Приедет к нам, в мою столицу Ахен,

Чтоб там принять святой закон Христа

И в ленный[43] дар принять свои владенья.

Однако я в сомнении великом,

Насколько мавру можно доверять».

В ответ бароны: «Будем осторожны!»

                                      – Аой!

14

Могучий Карл окончил речь свою,

Но граф Роланд ее не одобряет, —

Он с места встал и Карлу возразил:

«Поверить маврам может лишь безумный, —

Семь долгих лет воюем с ними мы…

…Всегда Марсилий с нами поступал,

Как истинный предатель, – к нам однажды

Пятнадцать мавров он прислал своих,

В руках они держали ветвь оливы

И те же речи льстивые вещали!

У нас спросил совета Карл Великий,

И согласились мы, безумцы, с ним!

Тогда король послал двух славных графов —

Один звался Базан, другой Базилий…

У гор Альтильских мавр казнил обоих!..

Могучий Карл, громи врагов, как прежде,

Веди войска на стены Сарагосы,

Всю жизнь свою в осаде проведи,

Но все ж за смерть Базана и Базилья

Предателю ты должен отомстить!»

                                     – Аой!

15

Поник челом великий император,

Рукой от треплет бороду, усы…

Ни слова он Роланду не ответил,

В молчанье все сидят бароны Карла…

Один лишь из вассалов, Ганелон,

Молчать не стал, – он выпрямился гордо

И Карлу слово смелое сказал:

«Напрасно, Карл, ты слушаешь безумных:

Будь это я иль кто-нибудь другой, —

Тому внимай, кто даст совет полезный!

Когда тебе Марсилий обещает

Рабом твоим покорным стать

И в лен Испанию из рук твоих принять,

Когда закон Христа принять он хочет, —

То всякий, кто советует отвергнуть

Его мольбы, – забыл, какая смерть

Постигнет нас! Ты более не должен

Внимать речам, тщеславием внушенным, —

Великий Карл, оставь совет безумных, —

Одним советам мудрости внимай!»

                                    – Аой!

……………………………

17

«Скажите мне, бароны, – молвил Карл, —

Кого послать я должен в Сарагосу?»

«Вручите мне свой посох и перчатку,

Охотно я посланье отвезу!» —

Сказал Немон, баварский славный герцог[44].

И молвил Карл: «Ты мудрый мой советчик, —

Я не пущу тебя в столь дальний путь!

Нет! В том клянусь усами, бородою,

Не ты поедешь к маврам в Сарагосу!

Садись и жди, пока тебя спрошу я!»

18

«Кого послать? Скажите мне, сеньоры», —

Спросил король. – «Меня», – сказал Роланд.

«Боюсь, чтоб вы там бед не натворили:

Вы слишком пылки, – молвил Оливьер, —

Пусть лучше я поеду в Сарагосу!»

«Молчать, бароны! – Карл воскликнул грозно. —

Я бородой клянусь вам и усами:

Никто из пэров к маврам не поедет!» —

Так молвил Карл, – и стихло все вокруг.

……………………….

20

«Свободные сеньоры, – молвил Карл, —

Вы средь моих баронов изберите,

Кто нагл ответ доставит в Сарагосу».

Роланд в ответ: «Пусть едет Ганелон

(Он вотчим мой) – пригоднее барона

Нельзя найти». И молвили французы:

«Он лучше всех исполнит порученье!»

Был перепуган этим Ганелон.

Граф Ганелон во гневе и печали

Отбросил кунью шубу с плеч своих,

В одной остался шелковой тунике[45] —

Прекрасен был могучий Ганелон:

Широкобедр и статен, – ярким светом

Его глаза лучистые горели,

И весь гроза, величествен и горд

Стоял он там, и взоров восхищенных

С него свести бароны не могли.

Воскликнул он: «За что, Роланд безумный,

Пылаешь ты ко мне такою злобой?

Что вотчим я – то всем давно известно!

Назначен я тобой в послы к неверным,

Но если Бог мне даст сюда вернуться, —

До самой смерти горе и страданья

Твоим уделом будут!» И воскликнул

Роланд в ответ: «Твои безумны речи!

И знают все: угроз я не страшусь!

Но мудрый франк везти посланье должен,

И если император соизволит, —

Охотно я посланье отвезу!»

                              – Аой!

…………………………………………………….

25

Могучий Карл вручил ему перчатку,

Но Ганелон далеко быть хотел бы:

Перчатку он на землю уронил.

«О Боже! – все воскликнули французы, —

Ужели мы к Марсилию посла

Себе на горе ныне отправляем!»

В ответ посол: «Грядущее покажет».

26

«О государь, дозволь мне тотчас ехать, —

Сказал посол, – я здесь не должен медлить».

А Карл в ответ: «От имени Христа,

От моего – ступай, барон!» – Десницей

Могучий Карл его благословил,

Затем вручил послание и посох.

27

Граф Ганелон ушел в свою палатку,

Стал выбирать доспехи боевые:

Надел златые шпоры, у бедра

Привесил меч Морглейс[46], на Ташебруна,

На скакуна вскочил, – стальное стремя

Ему держал могучий Гуинмер

(Он Ганелону дядей был). И тут же

В слезах стояли многие вассалы:

«Могучий граф, на горе и страданья

Родился ты! – воскликнули они. —

Так много лет при Карле-властелине

Ты состоял придворным, все тебя

За славного вассала почитали…

Того, кто дал совет тебя послать,

Могучий Карл от смерти не избавит!

Как граф Роланд подумать только смел

Послать такого знатного барона!

Владыка нагл! Возьми нас всех с собою!»

И молвил граф: «Избави Бог, чтоб я

На смерть повел таких баронов славных.

Нет, лучше я один погибну там!

Вернитесь вы во Францию родную

И мой привет прощальный отвезите

Супруге милой, пэру Пинабелю

И Алдуину – сыну моему.

Ему, друзья, как добрые вассалы

И верою и правдой послужите!» —

Так молвил он – и мчится к Сарагосе.

                              – Аой!

28

Коня погнал чрез рощу из олив

Граф Ганелон; неверных нагоняет.

(Их Бланкандрин нарочно задержал.)

Граф Ганелон с послом испанских мавров

С большим искусством стали речь вести:

Вот Бланкандрин сказал: «Дивлюсь я Карлу:

Апулию[47], Калабрию[48] он добыл

И чрез громаду волн морских соленых

С дружиной он обрушился на англов[49]

И дань Петру[50] заставил их платить.

За что теперь в наш край войной жестокой

Нагрянул он?» – «Так хочет Карл Великий;

Ему никто противиться не может», —

Ответил Бланкандрину Ганелон.

                                  – Аой!

29

Воскликнул мавр: «Народ бесстрашный франки,

Напрасно только Карлу-властелину

Такие мысли гордые внушают

Бароны ваши; Карла и других

Они погубят!» – «Я таких не знаю, —

Сказал в ответ на это Ганелон, —

Один Роланд надменностью своею

Себе готовит гибель и позор!

Сидел в тени недавно император,

Пред ним в броне предстал его племянник

(Он перед тем разграбил Каркассону[51]),

В руках своих он шар держал пурпурный

И так сказал: «Французов повелитель,

Вот я принес венцы царей земли —

Они твои!» – Дивлюсь я, как доныне

За дерзость он еще не поплатился!

Ведь каждый день себя он не жалеет;

С его кончиной мир настал бы вечный!»

                                    – Аой!

30

«Жесток Роланд! – воскликнул Бланкандрин. —

Как? Все народы, земли все задумал

Себе забрать он: кто ж его клевреты[52]?»

«Конечно, франки! – молвил Ганелон. —

Они его и чтут и любят нежно,

Никто из них Роланду не изменит:

Он им дарит сребра и злата груды,

Немало сбруй и шелковых ковров,

Коней и мулов – все, что им угодно!

Чего не спросит Карл – он все исполнит,

Роланд Восток и Запад покорит

Державному французскому владыке!»

                                      – Аой!

31

Граф Ганелон и хитрый Бланкандрин

Так долго вместе ехали, что оба

Друг другу дали клятву – погубить

Могучего Роланда; в Сарагосу

Приехали и там под кипарисом

Сошли с коней, прошли вперед – и видят:

Под сенью ели трон стоит высокий,

Он весь покрыт парчой александрийской,

На нем сидит неверных повелитель —

Марсилий-царь, а тысяч двадцать мавров

Стоят вокруг в молчании глубоком:

Все знать хотят, что скажут им послы.

К ним Бланкандрин подходит с Ганелоном.

32

К Марсилию подходит Бланкандрин,

За руку держит графа Ганелона:

«Привет тебе во имя Магомета

И Аполлина, коим служишь ты! —

Воскликнул мавр. – Поведали мы Карлу

Твои слова, но он ответа не? дал,

Лишь поднял руки к небу, император, —

Воздал хвалу он Богу своему.

Теперь к тебе могучего барона

Сюда прислал он; этот скажет нам,

Согласен ли на мир король французский».

«Ну, говори!» – сказал послу Марсилий.

                                     – Аой!

33

Граф Ганелон успел ответ обдумать,

С большим искусством стал он говорить:

«Храни тебя преславный Царь Небесный,

Кому всегда молиться мы должны!

Мой властелин велел тебе поведать,

Что должен ты принять закон Христа, —

Тогда тебе как ленное владенье

Он даст земли испанской половину.

Но если ты ослушаться посмеешь, —

Тебя в цепях отправят в стольный Ахен

И предадут позорной казни там!»

мутился царь, услыша речь такую,

Своим копьем в оправе драгоценной

Хотел ударить графа Ганелона,

Но вовремя эмиры[53] удержали.

                                       – Аой!

34

В лице тогда Марсилий изменился,

Потряс копьем в оправе драгоценной;

Увидя то, могучий Ганелон

Свой добрый меч извлек наполовину

И так сказал: «Как ты красив и светел,

Мой добрый меч! Пока в руке моей

Сверкаешь ты, – не скажет Карл Великий,

Что я один погиб в краю чужом!

Нет, раньше здесь славнейшие из мавров

За смерть мою расплатятся с тобой!»

«Разнимем их!» – кричат толпы неверных.

.............................

36

К Марсилию подходит Ганелон.

«Марсилий-царь, твой ярый гнев напрасен;

Могучий Карл, французов повелитель,

Велит тебе принять закон Христа.

Испании получишь половину,

Другою будет править граф Роланд —

И знай: Роланд – кичливый соправитель!

Но если ты ослушаться посмеешь, —

Могучий Карл оцепит Сарагосу,

Велит тебя связать – ив дальний путь

На скакуне ретивом иль на муле

Тебя везти не станут, нет, – позорно

На кляче жалкой в Ахен первостольный

Поедешь ты, – и там имперский суд

Велит тебя предать позорной казни!

Читай письмо!» – И он вручил посланье.

.............................

39

«Любезный граф, – воскликнул царь Марсилий —

Безумно я, конечно, поступил,

Когда хотел во гневе вас ударить;

Зато теперь вот эту кунью шубу

Я вам дарю; за мех пятьсот червонцев

Я заплатил – и завтра в час вечерний

Я дорогой подарок вам пришлю».

«Охотно, царь, подарок принимаю,

Да наградит за то тебя Господь!» —

Так Ганелон Марсилию ответил.

                                  – Аой!

.............................

41

«Дивлюсь я Карлу! – молвил царь Марсилий. —

Он стар и сед – ему за двести лет!

Так много стран обширных он изъездил,

Его так много копий пронизало,

Унизил столько он царей могучих…

Когда ваш Карл от брани отдохнет?»

«Пока не пал Роланд, его племянник,

Не будет мира! – молвил Ганелон. —

Нельзя найти нигде под сводом неба

Таких отважных рыцарей могучих,

Как граф Роланд и храбрый Оливьер!

Любимцы Карла – все двенадцать пэров

И двадцать тысяч рыцарей французских

Идет пред войском, – может быть спокоен

Могучий Карл – его не потревожат».

                                     – Аой!

.............................

44

«Граф Ганелон, скажите мне, прошу вас, —

Воскликнул царь, – как нам убить Роланда?»

«Все это я подробно объясню. —

Так Ганелон Марсилию ответил. —

Достигнет Карл ущелий Сизерейских

И за собой отборную дружину

Оставит там: останется Роланд

И Оливьер, и двадцать тысяч войска.

Пошли сперва сто тысяч сарацин:

Большой урон потерпит войско франков;

Но за твое я также не ручаюсь!

Другую рать веди тогда на бой:

Едва ли после двух таких сражений

От гибели спасется граф Роланд;

И твой поход удача увенчает,

И долгий мир в награду ты вкусишь!»

                                    – Аой!

.............................

46

И молвил царь (они договорились):

«Что пользы нам в совете, если мы

Советчику не верим безусловно?

Клянитесь, граф, Роланду изменить!»

Граф Ганелон на это согласился,

И на мощах[54], сокрытых в рукоятке

Его меча, клянется Ганелон;

Так гнусное свершил он преступленье!

                                      – Аой!

.............................

53

Уж приближался Карл к своим владеньям,

С дружиной в город Гальну прибыл он.

Разрушенный Роландом, этот город

Был на сто лет в пустыню превращен.

Ждет Карл вестей и дани от испанцев.

Граф Ганелон вернулся на заре.

                                        – Аой!

54

Встал на заре король, пошел к обедне,

Затем на луг зеленый вышел он

Перед шатром. К нему сошлись бароны:

Пришел Роланд, учтивый Оливьер,

Пришел Немон и многие другие;

Граф Ганелон, изменник и предатель,

С большим коварством начал говорить:

«Храни тебя Господь! – он молвил Карлу. —

Тебе ключи привез я Сарагосы,

Заложников, богатые дары!

Неверных царь тебя смиренно просит

Не гневаться на то, что он халифа

Прислать не мог, – я сам был очевидцем,

Как дважды двести тысяч сарацин,

Надев стальные шлемы и кольчуги

И взяв мечи в оправе драгоценной,

В далекий путь поплыли по волнам.

Седой халиф[55] поехал с ними вместе:

Никто из них креститься не желал!

Четыре лье проехали уж мавры, —

Вдруг страшный вихрь нагрянул, – все они

Средь волн морских погибли безвозвратно!

Да, если бы халиф остался жив, —

Он был бы здесь!.. Чрез месяц, даже раньше,

Приедет царь принять закон Христа

И, пред тобою стоя на коленях,

Как ленный дар Испанию получит».

«Хвала Творцу! – воскликнул император. —

Доволен я: ты будешь награжден!»

Гремят французов трубы боевые,

Навьючили дружины Карла мулов

И все идут во Францию-красу.

                                      – Аой!

.............................

56

Проходит день, сгустился сумрак ночи,

Могучий Карл почил и видит сон:

Он у ворот широких Сизерейских,

В руке копье из ясеня он держит,

Вдруг Ганелон схватил копье, тряхнул —

И от него осколки разлетелись…

Все спит король – до утра не проснулся.

57

И сон иной увидел император:

Он в Ахене сидит в своем соборе,

И вдруг – медведь бросается на Карла

И за руку хватает; с гор Арденнских

На Карла мчится страшный леопард,

Но в то же время быстрыми прыжками

И пес борзой спешит на помощь Карлу.

Он у медведя ухо откусил

И с леопардом в бой вступил жестокий.

«Великий бой!» – кричат дружины франков,

Но чья победа – Карл того не знает…

Все спит король… до утра не проснулся.

                                         – Аой!

58

Проходит ночь, заря зажглась на небе,

Во весь опор несется император.

Вокруг гремит до тысячи рогов,

И молвил Карл: «Ужасен ряд ущелий,

Кого бы нам оставить здесь на страже?»

«Пусть здесь стоит мой пасынок Роланд,

Он всех храбрей!» – сказал в ответ изменник

Граф Ганелон, но Карл взглянул сурово:

«Да ты сам бес! Какой смертельной злобой

Пылаешь ты! – воскликнул он. – А кто же

Передние дружины поведет?»

А тот в ответ: «К тому всего пригодней

Могучий вождь из Дании – Оджьер».

59

Услышав то, Роланд, как истый рыцарь,

Стал говорить: «Спасибо, Ганелон.

Поставлен я тобою здесь на страже,

И славный Карл, французов повелитель,

Пока я здесь, ни мулов, ни коней,

Ни скакунов ретивых не лишится:

За каждого из вьючных мулов Карла

Мой меч врагов заставит заплатить!»

Граф Ганелон сказал: «Все это верно!»

                                      – Аой!

……………………………

68

…Марсилий-царь зовет свои дружины,

Он кличет герцогов, эмиров, графов,

Баронов, альмансуров[56] и виконтов[57],

Детей их, всех вассалов, – в трое суток

Четыреста он тысяч их набрал.

Рокочут в Сарагосе барабаны,

И на вершине башни высочайшей

Поставлен идол бога Мухаммеда.

И все к нему молитвенно взывают,

Затем идут чрез горы и долины, —

И вот пред ними франкские знамена

И пэров стан. Уж близок страшный бой.

69

Несется вскачь Марсилия племянник,

Копейным древком[58] мула погоняет;

И молвил он с улыбкою царю:

«О государь! Тебе служил я долго,

Терпел немало бедствий и трудов

И доставлял тебе не раз победу!

Как ленный дар, прошу я разрешенья

Убить Роланда; если Магомет

Поможет мне, – то я копьем булатным

Убью Роланда; весь наш край родимый

С ущелий Аспры вплоть до Дюрестана

Свободным будет! Карл от битв устанет,

Сдадутся франки, мир настанет вечный!»

Перчатку дал ему Марсилий-царь.

                                    – Аой!

……………………………………

79

Тройные брони мавры надевают,

У всех щиты, мечи из крепкой стали,

А шлемы их – работы сарагосской.

Торчат рядами копья боевые,

И веют мавров пестрые значки,

Окрашенные в темный цвет, и в белый,

И в красный цвет. Сошли с дорожных мулов

И на коней вскочили сарацины.

Был ясный день, светило ярко солнце,

Метали сбруи тысячи огней,

И множество рогов вокруг гремело.

Великий гул услышали французы.

«Товарищ мой! – воскликнул Оливьер. —

Сдается мне, что ныне с сарацином

Жестокий бой французам предстоит».

Роланд в ответ: «Ну что же, слава Богу;

За короля должны мы храбро биться:

Обязан каждый рыцарь за сеньора

Терпеть лишенья, раны, холод, зной,

Жалеть не должен кровь свою и тело!

Товарищи! Сплеча рубите мавров,

Чтоб песнь о нас позорную сложить

Не мог никто. Всевышний не за мавров,

Ведь наше дело правое, – святое, —

Худой пример я не подам, друзья!»

                                   – Аой!

…………………………………….

81

На холм крутой поднялся Оливьер,

Увидел он испанские долины

И все войска неверных сарацин:

Блестят щиты и шлемы золотые,

Одних полков не мог он сосчитать;

Столь много их, что им и счету нет.

Сошел с горы в смущенье и печали

И все подробно франкам рассказал.

……………………………………

83

И молвил граф: «Испанцев много тысяч, —

Немного нас! Роланд, товарищ милый,

Трубите в рог, – услышит император,

Вернется он, – и с ним все войско наше».

Роланд в ответ: «Безумцем буду я,

Покроюсь я во Франции позором!..

Не в рог трубить, – мечом стальным я должен

Врагов разить, и кровию багряной

Покроется мой добрый Дюрандаль[59]

До золота тяжелой рукоятки!

Пришли себе на горе сарацины:

Ручаюсь вам, погибнуть все должны!»

                                   – Аой!

…………………………………….

86

«Не знаю, в чем тут может быть позор? —

Так Оливьер Роланду отвечает, —

Я видел сам испанских сарацин,

Покрыты ими горы и долины:

Им счета нет, а нас уж слишком мало!»

«Я тем сильней рубиться с ними буду! —

Так граф Роланд товарищу ответил. —

Да не допустит Бог, ни все святые,

Чтоб Францию покрыл позором я!

Скорее смерть, чем срам! За то и любит

Нас славный Карл, что драться мы умеем!»

87

Мудр Оливьер, а граф Роланд бесстрашен,

Известны оба доблестью своею.

Надели брони, сели на коней,

Их смерти страх от битвы не удержит.

Бесстрашны графы, их надменны речи, —

Язычники поганые на франков

Несутся вскачь. «Смотрите, близко враг

И далеко могучий император, —

Сказал Роланду храбрый Оливьер, —

В свой зычный рог трубить вы отказались,

Здесь был бы Карл, и мы б спаслись от смерти:

Смотрите, там идут у гор, близ Аспры,

Последние унылые ряды

Его дружин! Мы права не имеем

На них пенять! Увы, в последний раз

Мы с вами, граф, на страже здесь стояли!»

Роланд в ответ: «Твои обидны речи,

Позор тому, чье дрогнет сердце, твердо

Здесь станем мы, – жестокие удары

Не нас, а войско мавров поразят!»

                                    – Аой!

……………………………………………….

90

С колен вскочили франкские бароны, —

От всех грехов очищены они.

Благословил их всех архиепископ,

На скакунов своих садятся франки,

Надели все доспехи боевые —

На бой готовы. Молвит граф Роланд:

«Друг Оливьер, вы правду говорили:

Нас всех обрек на гибель Ганелон,

Он взял за то несметные богатства,

И должен Карл жестоко отомстить!

Да, нас купил неверных царь Марсилий,

Но с ним теперь расплатятся мечи!»

                                      – Аой!

……………………………….

92

«Не стоит спорить! – молвил Оливьер. —

В свой рог трубить, Роланд, вы не хотели —

Далеко Карл, не знает он, конечно,

Что здесь нам бой сегодня предстоит!

Нельзя винить его и прочих франков…

Вперед, за мной, вперед, мои бароны,

Я Богом вас, сеньоры, заклинаю

Не отступать, рубитесь вы сплеча;

Лишь об ударах ныне помышляйте,

Не забывайте клич призывный Карла!»

И грозный клич пронесся по ущельям;

Кто раз слыхал: «Монджой и Сен Денис!»[60],

Тот знал, что значит доблесть и отвага!

Помчались гордо франки на неверных,

Осталось им одно – рубить врагов,

Но сарацины тоже не робеют;

Смотрите, вот сошлись на бой дружины!

93

На скакуне гарцует Аэльрот,

Испанский мавр, Марсилия племянник;

Пред строем мавров выехал и дерзко

Он крикнул франкам нашим: «Эй вы, трусы!

Должны вы здесь сегодня драться с нами,

И тот, кто вам защита и оплот, —

Великий Карл вас предал в руки наши!

Безумьем было вас в горах оставить;

Погибнет слава Франции-красы!

Могучий Карл руки лишится правой!»

Услыша то, к нему примчался быстро,

Пылая злобой, храбрый граф Роланд,

Всей мощью он ударил сарацина

И щит пробил, пронзил броню и грудь,

Спинной хребет рассек он сарацину

И кости все грудные раздробил,

Стальным копьем из тела вышиб душу!

Насквозь копье прошло чрез шею мавра.

Мавр наземь пал. И мертвому воскликнул

Могучий граф Роланд: «Презренный, знай:

Нагл император славный – не предатель

И не безумец; здесь оставив франков,

Он поступил как истинный барон!

Нет, Франции здесь слава не погибнет!

Разите их, вперед, мои французы,

Разите их – удар наш первым был!

За нас Господь, – он маврам не поможет!»

                                    – Аой!

………………………………

104

Все шире, шире бой распространился,

Роланд себя нимало не жалеет —

Копьем разит испанских сарацин.

Пятнадцать он нанес ударов маврам,

И вот копье на щепки разлетелось!

Тогда Роланд извлек свой Дюрандаль,

Пустил коня, Чернублия ударил

И шлем рассек, каменьями покрытый

Стальной шишак[61] рассек и волоса,

Глаза рассек, лицо, и грудь, и броню,

Спинной хребет, рассек седло златое, —

В спине коня завяз булатный меч, —

И конь и мавр на поле битвы пали.

«Презренный мавр! – сказал племянник Карла. —

В недобрый час сюда явился ты!

Твой Магомет тебе помочь бессилен, —

Нет, не таким, как ты, нас победить!»

105

Помчался вскачь Роланд по полю битвы,

В его руке булатный Дюрандаль.

О, если б вы тогда его видали!

Как он рубил неверных сарацин!

Багряным стал булатный меч Роланда,

Покрыты кровью руки, плечи, броня

И добрый конь до самых бедр крутых.

Граф Оливьер и все двенадцать пэров

Не отстают, французы колют, рубят…

Покрыли сплошь великой битвы поле

В предсмертных корчах груды сарацин.

Тогда Турпин воскликнул в восхищенье:

«Эх, хорошо бароны бьются наши!» —

Гремит «Монджой!» – победный Карла клич.

                                      – Аой!

………………………………

109

Все жарче бой: жестокие удары

Валят на землю франков, сарацин…

Одни разят, другие отражают

Напор врагов, – и сколько острых копий

Разбито там и кровью обагрилось!

Разорваны знамена и значки.

О, сколько франков юных там погибло:

Им не видать ни жен, ни матерей,

Ни короля, что ждет среди ущелий!

                                   – Аой!

Карл тщетно ждет, и плачет, и рыдает…

Что пользы в том? Помочь не в силах он.

Граф Ганелон-предатель им на горе

Отправлен был к Марсилию послом.

За то потом он жизнью поплатился:

Имперский суд, что в Ахене был созван,

Его к позорной казни присудил,

А вместе с ним от смерти не спаслися

И тридцать знатных родичей его!

                                      – Аой!

110

А бой кипит, ужасный бой кровавый:

Роланд и вождь могучий Оливьер

Разят сплеча. Турпин-архиепископ

Врагам ударов тысячу нанес.

Не отстают от них двенадцать пэров,

И дружно бьются франкские полки, —

Неверных сотни, тысячи погибли:

Кто не бежит, тот падает на месте…

Но франки также лучшие побиты

И большинство оружья лишены.

Им не видать ни родичей, ни близких,

Ни Карла – он их тщетно ждет средь гор…

Во Франции чудесные явленья

Пугают всех: гремит всечасно гром,

Разят ужасно молнии; бушуют

И вихрь, и град крушительный, и ливни,

По всей стране колеблется земля

От Сен-Мишельской церкви и до Кельна,

От Безансона вплоть до Гуитзана,

Во прах жилища падают, – и мрак

Средь полдня свод небесный покрывает…

И все кричат: «Вот Судный день настал!»

Но все они не ведают, не знают,

Что это – скорбь природы по Роланду!

..........................

112

Долиной мчится грозный царь Марсилии

И с ним его бесчисленная рать:

Десятка два всего полков могучих.

Горят щиты и пышные узоры

Блестящих лат. Семь тысяч труб гремит,

Среди ущелий стон стоит великий.

«Брат Оливьер, нас предал Ганелон, —

Сказал Роланд, – но Карл его накажет!..

Теперь должны мы выдержать жестокий,

Упорный бой, – такого не бывало

До сей поры! Рази мечом своим,

А я работать буду Дюрандалем!

Не раз с тобой носили мы мечи,

Не раз с тобой победу добывали, —

О нас позорной песни не споют!»

                             – Аой!

.............................

126

И бой кипит, великий бой, кровавый…

И копьями из стали вороной

Разят сплеча французские бароны.

Повсюду стон, ужасные мученья:

Тот навзничь пал, а тот лежит ничком…

И, наших войск не выдержав напора,

Бегут в смятеньи диком сарацины:

Погнали их Роландовы полки.

                                    – Аой!

127

И другу так сказал Роланд: «Товарищ,

Не правда ли, Турпин – боец могучий,

Никто не может равным быть ему:

Как славно он разит копьем булатным!»

«Ты прав, Роланд, – летим ему на помощь!»

И вот опять на бой помчались франки.

Посыпались жестокие удары,

Но много пало славных христиан!..

Как яростно работали мечами

Среди врагов Роланд и Оливьер,

Копьем разил Турпин-архиепископ!

Всего четыре тысячи неверных,

Убитых ими в сече, насчитали;

Так книги нам и песни говорят!

Четыре первых приступа отбили

Успешно франки; пятый был ужасен:

Погибли все французские бароны,

В живых осталось только шестьдесят.

Не дешево за них заплатят мавры!

                                 – Аой!

128

Роланд увидел тяжкие потери

Своих дружин. «Товарищ, Оливьер,

Бесценный друг, смотри, какое горе

Постигло нас, – о, сколько благородных

Здесь полегло могучих удальцов!

Достойна слез судьба отчизны милой:

Каких баронов Франция лишилась!

Могучий друг, великий, славный Карл,

Зачем тебя здесь с нами нет!.. Товарищ,

Брат Оливьер, что делать, как на помощь

Позвать владыку франков?» – «Друг Роланд,

Не знаю, как позвать на помощь Карла, —

Позору смерть я должен предпочесть!»

                                      – Аой!

129

Сказал Роланд: «В свой рог трубить я буду:

Услышит Карл, проходит он ущелья,

Ручаюсь вам, вернется войско франков».

«Навеки вы покроете позором

Себя и род свой! – молвил Оливьер. —

Вы мой совет отвергли неразумно;

А ныне я согласия не дам,

Теперь вас срам постигнет, если Карла,

Гремя в свой рог, к себе начнете звать!

Уж ваши руки кровью обагрились!»

«То кровь врагов!» – ответил граф Роланд.

                                         – Аой!

............................

132

Услышал спор Турпин-архиепископ,

Вонзил в коня он шпоры золотые,

Примчался к ним обоих успокоить.

«Граф Оливьер, и вы, мой друг, Роланд,

Я Богом вас, сеньоры, заклинаю

Оставить споры, в рог трубить уж поздно:

Далеко Карл, поспеть не может он;

Но все ж трубите, – славный император

Придет сюда неверным отомстить.

Пусть ни один из мавров сарагосских

К себе домой, ликуя, не вернется:

Приедут франки – с борзых скакунов

Сойдут они, кровавые останки

Они на поле битвы соберут,

Положат нас на спины вьючных мулов,

И с плачем горьким плитами покроют

Останки наши в склепах монастырских,

Чтоб волки нас и псы не растерзали».

«Ты прав, сеньор!» – ответил граф Роланд.

                                      – Аой!

133

К устам своим Роланд свой рог приставил,

Напряг все силы, зычно он трубит:

За тридцать лье чрез горные вершины

Заветный рог раскатами гремел.

Услышал Карл, услышали французы.

Сказал король: «Дерутся люди наши!»

Ему в ответ изменник Ганелон:

«Когда б другой сказал такое слово,

Его почел бы всякий за лжеца!»

                                   – Аой!

..........................

136

Могучий Карл велел трубить, – и франки

Сошли с коней, доспехи надевают:

Надели брони, шлемы и щиты,

А у бедра, украшенные златом,

Повесили булатные мечи.

Их копья крепки: в красный цвет, и в темный,

И в белый цвет окрашены значки.

На боевых коней вскочили франки,

Во весь опор несутся по ущельям.

«О, если б нам застать в живых Роланда, —

Так молвит каждый, – страшные удары

Мы б вместе с ним неверным нанесли!»

Напрасно все: они примчатся поздно!

137

Пылал закат, светило ярко солнце, —

Горели шлемы, брони и щиты,

Узорами покрытые. Сверкают

Стальные копья, цветом золотистым

Горят на солнце пестрые значки.

Исполнен гнева, мчится император,

За ним в печали мчится франков строй, —

Рыдают все, трепещут за Роланда…

Безгона Карл велел позвать, не медля.

(Он старшим был из царских поваров.)

«Возьми под стражу графа Гане лона:

Изменник он, моих людей он предал!

Тебе пока его я поручаю

До дня суда!» – так молвил император.

Безгон позвал товарищей своих:

Они схватили графа Ганелона

И выщипали бороду, усы…

Избили страшно палками, кнутами.

И на цепь был посажен Ганелон,

Точно медведь, цепями весь окручен!

Его на клячу жалкую свалили

И так везли до дня суда над ним.

.............................

140

Роланд взглянул на горы и долины,

Повсюду смерть, везде лежат французы…

И зарыдал могучий граф Роланд:

«О Боже! Ты благой и милосердный,

Открой пред нами в рай цветущий дверь.

Друзья мои, могучие вассалы!

Как долго мне служили честно вы!

О, сколько стран мы вместе покорили,

Вскормил нас Карл, увы, себе на горе!..

О Франция, отчизна дорогая,

Каких баронов здесь лишилась ты!

Товарищи! В несчастии виновный,

Не мог я вас от смерти защитить!..

Пусть вас хранит великий справедливый

Единый Бог… Мой милый друг, товарищ,

Граф Оливьер, с тобой мы неразлучны…

Знай, если я от битвы уцелею, —

Меня погубит горькая тоска…

За мною, друг, ударим на неверных!»

141

Вернулся граф Роланд на поле битвы,

Он бьет сплеча, как доблестный барон:

Рассек Фальдрона; многих знатных мавров

Он там убил. Ужасна месть Роланда:

Как лань бежит пред сворою собак, —

Так сарацин пред ним толпы? бежали.

«Недурно, граф, дерешься ты! – воскликнул

Архиепископ. – Всякий, кто зовется

Бароном, кто, надев доспех блестящий,

На скакуне гарцует ретиво?м,

Обязан так сражаться: кто ж не может —

Тот никуда не годен; пусть в монахи

Поступит он и молится за нас!»

«Вперед, друзья, рубите без пощады!» —

Сказал Роланд. На бой помчались франки,

Но много их в той битве полегло.

............................

148

Взглянул Роланд на друга Оливьера:

Он бледен, пятна синие покрыли

Его чело, ручьем струится кровь…

Сказал Роланд: «О Боже, что мне делать!

Брат Оливьер, увы, себе на горе

Явили вы и доблесть и отвагу!

Товарищ мой, вы были всех храбрей.

О Франция, отчизна дорогая,

Ужели здесь тебя постигнет срам?

Ужели стольких рыцарей могучих

И ты, и Карл лишитесь?» – так промолвил

И пал без чувств на шею скакуна.

                                  – Аой!

149

И вот пред вами зрелище какое:

Лишился чувств от горя граф Роланд,

А Оливьер в бою смертельно ранен:

Он ослабел, он кровью истекает,

И помутились очи у него.

Он никого не узнает: Роланда

Ударил он по шлему золотому

И до забрала шлем его рассек,

Но не задел лица его, по счастью.

И кротко граф Роланд к нему промолвил:

«Намеренно ль меня вы поразили?

Ведь я Роланд, ваш друг, товарищ верный,

Меня на бой вы разве вызывали?»

«Не вижу я тебя, мой друг Роланд, —

Так Оливьер товарищу ответил, —

Но милый голос твой я узнаю!

Прости меня!» – «Но я совсем не ранен, —

Сказал Роланд. – Пусть вас простит Господь!»

Тогда они склонились друг ко другу,

Расстались в нежной дружбе и любви.

.........................

152

Пришел в себя Роланд от забытья,

Увидел он весь ужас пораженья:

Погибли все французские бароны.

Всего в живых осталось только двое:

Турпин и витязь доблестный Готье.

.........................

156

Как доблестно дерется граф Роланд!

В огне все тело, пот течет ручьями,

И в голове боль страшная: так сильно

Он в рог трубил, что жилы на висках

Раскрыты все! Но все ж узнать он хочет:

Придет ли Карл? И вновь Роланд трубит.

Увы! Чуть слышно рог звучит заветный!

Но все ж его услышал император,

Коня сдержал. «Сеньоры, – молвил Карл, —

Неладно там! Роланда мы лишимся!

По звуку рога чувствую, что скоро

Умрет Роланд – и если кто желает

Поспеть к нему, пусть шпорит скакуна!

Во все рога и трубы загремите».

И загремело тысяч шестьдесят

Французских труб: казалось всем, что с ними

Трубят холмы, и мрачные долины

Гремят в ответ. И мавры услыхали,

Безделицей им то не показалось:

«Король! – кричат они. – Король вернулся!»

157

Кричат они: «Вернулся император!

Рогов французских слышен звон вдали,

Нагрянет Карл, и плохо нам придется!

Но если мы Роланда не убьем,

То снова вся война начнется эта, —

Лишимся мы Испании-красы!»

И вот сошлись четыреста отборных,

Отважнейших бойцов, все в крепких шлемах…

И в страшный бой с Роландом сарацины

Вступили вновь, – нелегкая работа

Еще мечу Роланда предстоит!

                                   – Аой!

158

Когда Роланд увидел их, то гордым

И грозным стал: он силы вновь почуял, —

Пока он жив, не сдастся он врагам.

Коню в бока вонзил златые шпоры,

Врубился он в толпу испанских мавров,

И с ним Турпин. «Друзья, скорей бежимте! —

Кричат испанцы. – Слышали мы звон

Рогов французских, – мощный Карл вернулся!»

159

Не мог терпеть Роланд презренных трусов

И не любил он также гордецов,

И злых, и всех, не верных ленной чести.

«Сеньор! – сказал Турпину он. – Вы пеши,

Я на коне, но ради вас мне должно

Здесь обождать, – и радости и горе

Должны делить мы – я не брошу вас,

И с вами вместе тотчас же неверным

Мы отомстим за страшный приступ их:

Славнее нет ударов Дюрандаля!»

Сказал Турпин: «Позор тому, кто в битве

Врагов рубить не может! Карл придет

И отомстит язычникам испанским».

.........................

161

К Испании стремятся сарацины,

Исполнены и гнева и тоски.

Не может граф Роланд за ними гнаться:

Погиб его ретивый Вельянтиф.

И вот Роланд спешит помочь Турпину:

Он снял с него блестящий легкий панцирь,

И золотом покрытый крепкий шлем,

Мечом разрезал платье на Турпине

И раны все ему перевязал.

Затем, прижав к груди, на луг зеленый

Он бережно Турпина положил

И с нежностью сказал ему: «Прекрасный

И знатный вождь! Прошу я разрешенья

Пойти искать друзей погибших трупы;

Снесу я всех сюда на луг зеленый,

У ваших ног их рядом положу!»

В ответ Турпин: «Ступайте, путь свободен.

Хвала Творцу! За нами поле битвы!»

.........................

163

Роланд идет один по полю битвы,

Он Оливьера-друга там нашел,

Прижал к груди, принес его к Турпину

И бережно его на щит блестящий

Близ прочих пэров славных положил.

Их всех Турпин тогда благословляет;

И злая скорбь проникла в грудь Роланда,

Воскликнул он: «Прекрасный Оливьер,

Товарищ мой, рунерского маркграфа

Реньера сын! Чтоб копья и щиты

Ломать в бою, чтоб дать совет полезный,

Чтоб гордецов смирять, – нигде на свете

Нет витязя достойнее тебя!»

.........................

174

Почуял граф, что близок час кончины:

Чело и грудь объял смертельный холод…

Бежит Роланд, – и вот под сенью ели

На мураву зеленую он пал.

Лежит ничком, к груди своей руками

Прижал он меч и зычный Олифант,

Он лег лицом к стране испанских мавров,

Чтоб Карл сказал своей дружине славной,

Что граф Роланд погиб, но победил.

В своих грехах он просит отпущенья,

И к небу он перчатку протянул.

                                   – Аой!

.........................

177

Погиб Роланд, его душа на небе.

Могучий Карл вернулся в Ронсеваль,

Покрыты сплошь луга, долины, горы

Телами павших франков, сарацин…

178

Рыдают все, и герцоги, и графы,

Над трупами своих сеньоров ленных,

Детей и братьев, близких и друзей…

И многие от горя и печали

На землю пали. Лишь Немон Баварский

Остался тверд и мужествен: «Король! —

Воскликнул он. – Вон там вдали, смотрите,

Клубится пыль: то рать испанских мавров.

Вперед, за все должны мы отомстить!»

«О горе, как они уже далеко! —

Воскликнул Карл. – О Боже милосердный,

Верни мне честь, верни мое мне право!

Творец! Сегодня Франции прекрасной,

Отчизны нашей милой цвет погиб!

Вы, Джебоин, Одон, Тедбальт из Реймса

И граф Милон – вы поле стерегите,

Чтоб павших звери хищные и львы

Не растерзали. Также не давайте

И челяди ограбить их… Смотрите,

Чтоб к трупам здесь никто не прикасался,

Пока мне Бог не даст сюда вернуться!»

С любовью так ответили бароны:

«Исполним все, великий, справедливый

Владыко наш!» И тысяча французов

Остались с ними трупы сторожить.

                                   – Аой!

179

Велит король греметь в рога и трубы,

Со всей дружиной вслед за войском мавров

Несется Карл. У всех одно желанье —

Настичь врагов; и видит славный Карл,

Что скоро ночь. Тогда на луг зеленый

Сошел с коня великий император,

Простершись ниц, движенье солнца просит

Остановить и день продлить… Тогда

Он ангела знакомый голос слышит:

«Воспрянь, король! Продлится свет денной,

То ведомо Творцу, что ты сегодня

Лишился цвета Франции прекрасной,

За все теперь ты можешь отомстить!»

Воспрянул Карл и вновь в погоню мчится.

                                   – Аой!

180

Великое по просьбе Карла чудо

Явил Господь: стояло неподвижно

На небе солнце. Полчища неверных

У Валь-Тенебра франки настигают,

Разят поганых, гонят к Сарагосе,

И все пути отрезали врагам.

И вот пред ними Эбро, – в этом месте

Река течет со страшной быстротой.

Ни кораблей, ни лодок не нашли там

Толпы неверных, – прямо в воды Эбро

Вскочили мавры, тщетно призывая

Себе на помощь бога Тервагана.

Одних ко дну тотчас же потянули

Тяжелые доспехи, а других

Река крутила быстро по теченью;

Счастливей прочих были те, что только

Лишь напились не в меру, – наконец

Погибли все ужасной смертью мавры.

Скорбят французы: «Где вы, граф Роланд!»

                                   – Аой!

.........................

203

Встал на заре могучий император,

И посланный от Бога Гавриил[62]

Благословил его. Свои доспехи

Оставил Карл, и все его бароны

Доспехи сняли. Быстро мчатся франки,

Летят они к ущельям Ронсеваля,

Чтоб поле страшной битвы осмотреть.

                                   – Аой!

.........................

205

Роланда ищет славный император,

О, сколько там увидел он цветов,

Окрашенных багряной кровью франков!

Он зарыдал. И на холме высоком

Увидел он два дерева. Под ними

На скалах Карл нашел следы ударов

Роландова булатного меча.

На мураве лежал его племянник.

То диво ли, что горесть охватила

Всю душу Карла? Он сошел с коня,

Племянника приподнял он и страстно

Прижал к груди. Над трупом бездыханным

Лишился чувств от горя славный Карл.

.........................

265

Великий Карл разбил полки неверных,

Побитых тьма, – другие разбежались!

Повержены ворота Сарагосы:

Ничто не может Карлу быть преградой,

Вошел он в город, с ним его дружины;

Проспали там до утренней зари.

И горд и светел Карл седобородый.

Ему ключи вручила Брамимонда

Великих башен больше десяти

И малых башен больше полусотни.

Да, счастлив тот, кому поможет Бог!

.........................

268

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Полное содержание Песнь о Роланде Песнь о Роланде [1/7] :: Litra.RU




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Полные произведения / Песнь о Роланде / Песнь о Роланде

    I
    Король наш Карл, великий император,
    Провоевал семь лет в стране испанской.
    Весь этот горный край до моря занял1,
    Взял приступом все города и замки,
    Поверг их стены и разрушил башни,
    Не сдали только Сарагосу мавры.
    Марсилий-нехристь там царит всевластно,
    Чтит Магомета, Аполлона славит2,
    Но не уйдет он от господней кары.
     Аой!3

    II
    Однажды в зной Марсилий Сарагосский
    Пошел искать прохлады в сад плодовый
    И там прилег на мраморное ложе.
    Вкруг - мавры: тысяч двадцать их и больше.
    Он герцогам своим и графам молвит:
    "Узнайте, господа, о нашем горе:
    Карл-император нам грозит разгромом.
    Пришел из милой Франции4 он с войском.
    А у меня нет силы для отпора,
    И не хватает мне людей для боя.
    Совет подайте, мудрые вельможи,
    Как избежать мне смерти и позора".
    В ответ ему язычники - ни слова.
    Не промолчал лишь Бланкандрен Вальфондский5.

    III
    Блистал меж мавров Бланкандрен умом,
    На поле битвы был боец лихой,
    Советом рад сеньеру был помочь.
    Он говорит: "Оставьте страх пустой.
    Отправьте к Карлу-гордецу послов,
    Клянитесь другом быть ему по гроб.
    Пошлите в дар ему медведей, львов,
    Псов, соколов линялых6 десять сот,
    Верблюдов, мулов с золотой казной,
    Что не свезут и пятьдесят возов.
    Наемникам пускай заплатит он.
    Довольно нас он разорял войной,
    Пора ему вернуться в Ахен вновь.
    Скажите, что в Михайлов день святой
    Там примете и вы завет Христов
    И Карлу честным станете слугой.
    Захочет он заложников - пошлем.
    Хоть двадцать их отправим в стан его.
    Не пожалеем собственных сынов,
    Пошлю я первый на смерть своего.
    Уж лучше там им положить живот,
    Чем нам утратить славу, земли, кров
    И побираться с нищенской сумой".
     Аой!
    [Язычники в ответ: "Совет хорош".]7

    IV
    Воскликнул Бланкандрен: "Моей десницей
    И бородой, что мне на грудь спустилась,
    Я вам клянусь, французы8 лагерь снимут,
    Во Францию уйдут, в свой край родимый,
    И разбредутся по родным жилищам.
    Карл в Ахен9, град свой стольный, возвратится,
    Дождется дня святого Михаила10,
    Отпразднует его, но сроки минут,
    А он о нас словечка не услышит.
    Горяч и в гневе лют король спесивый,
    С плеч голову заложникам он снимет.
    Но лучше уж им головы лишиться,
    Чем потерять нам край испанский милый
    Да горе мыкать, как бездомным нищим".
    Язычники в ответ: "Он прав, как видно".

    V
    Совет Марсилий распустил тогда.
    К нему Кларен из Балагета11 зван,
    Эстрамарен и Эдропен спешат,
    И Приамон, и бородач Гарлан,
    С Магеем-дядей Машине-смельчак,
    Мальбьен Заморский, Жоюнье-силач
    И Бланкандрен, что мастер речь держать12.
    Марсилий всем злодеям так сказал:
    "Отправьтесь к Карлу спешно, господа.
    Он осаждает К?рдову13 сейчас.
    Несите ветвь масличную в руках -
    Смирения и дружелюбья знак.
    Коль с королем вы.примирите нас,
    Я серебра и золота вам дам,
    Земель, феодов14, всякого добра".
    Они в ответ: "Заслужим, государь".
     Аой!

    VI
    Тогда совет Марсилий распустил,
    Сказал вассалам: "Доброго пути!
    Пора вам наломать ветвей с олив
    И ехать Карла-короля просить,
    Чтоб нас он бога ради пощадил.
    Не минет месяц, как вослед за ним
    Явлюсь я с тысячью людей моих.
    Пусть Карл велит их и меня крестить,
    И буду я ему слугой всю жизнь.
    А коль нужны заложники - дадим".
    Воскликнул Бланкандрен: "То нам с руки!"
     Аой!

    VII
    Велит привесть Марсилий мулов белых:
    Король Сватильский15 в дар прислал их десять
    На каждом золоченая уздечка.
    Послы в серебряные седла сели
    И в руки взяли по масличной ветви.
    Злодеи к королю французов едут.
    Ему от козней их не уберечься.
     Аой!

    VIII
    Карл император радостен и горд:
    Взял К?рдову он штурмом, башни снес,
    Баллистами своими стены смел,
    Рать оделил добычею большой -
    Оружьем, золотом и серебром.
    Язычников там нет ни одного:
    Кто не убит в бою, тот окрещен.
    Сидит в саду плодовом наш король.
    При нем Роланд и Оливье-барон,
    Спесивец Ансеис, и дук Самсон,
    И Жоффруа, Анжу его феод,
    В сраженьях знамя Карла он несет,
    Жерен, Жерье16, бойцов отборных сонм -
    Всего пятнадцать тысяч храбрецов.
    Одни расселись на шелках ковров,
    Другие в зернь играют за столом;
    Кто стар - склонен над шахматной доской;
    Кто юн - потешным боем увлечен.
    Там, где цветет шиповник, под сосной,
    Поставлен золотой чеканный трон.
    Карл, Франции король, сидит на нем.
    Седоволос он и седобород17,
    Прекрасен станом, величав лицом.
    Издалека узнать его легко.
    Сошли с коней послы, узрев его,
    Как должно, отдают ему поклон.

    IX
    Вот первым Бланкандрен заговорил.
    Он молвит Карлу: "Пусть вас бог хранит,
    Преславный бог, кого должны мы чтить!
    Король Марсилий вам сказать велит:
    Он понял, что закон ваш благ и чист,
    И предлагает вам дары свои -
    Верблюдов, львов, медведей, псов борзых
    Да десять сот линялых ловчих птиц.
    Пришлет на мулах столько он казны,
    Что в пятьдесят возов не уместить.
    У вас довольно будет золотых,
    Чтоб заплатить наемникам своим.
    Немало лет у нас вы провели.
    Пора уже вам в Ахен ваш уйти.
    Вослед туда придет мой господин".
    Воздел наш император руки ввысь,
    Чело в раздумье долу опустил.
     Аой!

    X
    В раздумье Карл не поднимал чела
    И долго, в землю взор вперив, молчал!
    Ответ любил он взвесить не спеша.
    Потом сурово глянул на посла
    И так промолвил: "Речь твоя красна,
    Но ваш Марсилий - мой заклятый враг.
    Какую можешь ты поруку дать,
    Что не солгали мне твои уста?э
    "Заложников дадим,- ответил мавр.-
    Найдем вам хоть десяток их, хоть два.
    Их к вам отправят первые меж нас.
    Пошлю и сам я сына хоть на казнь.
    Вернитесь в Ахен, в свой дворец, назад.
    Король мой в день спасенья на водах,
    В Михайлов день, к вам явится туда
    И в ваших богом созданных ключах
    Воспримет, как сказал, закон Христа".
    "Дай бог ему спастись!" - воскликнул Карл.
     Аой!

    XI
    Прекрасен день, закат огнем горит.
    В конюшню белых мулов отвели.
    Карл приказал в саду шатер разбить,
    Десятерых послов в нем поместил,
    Двенадцать добрых слуг приставил к ним.
    Проспали там посланцы до зари.
    Встал Карл с рассветом, в церковь поспешил,
    Все утро у святой обедни был,
    Потом в саду сел под сосной в тени
    И звать баронов на совет велит:
    Он не привык вершить дела без них.
     Аой!

    XII
    Карл-император под сосной воссел.
    Сошлись к нему бароны на совет:
    Турпен-архиепископ, дук Ожье,
    С племянником Анри Ришар, что сед,
    Граф Аселен, гасконский удалец,
    Жерен, Тибо из Реймса и Жерье.
    Пришел с Тибо Милон, его кузен18,
    И граф Роланд явился им вослед.
    С ним знатный и отважный Оливье.
    За тысячу собралось человек.
    Пришел и Ганелон, предавший всех.
    Созет тот стал причиной многих бед.
     Аой!

    XIII
    Промолвил император Карл: "Бароны,
    Прислал послов Марсилий Сарагосский.
    Он мне сулит даров богатых много -
    Верблюдов и медведей, львов и гончих,
    Да соколов линялых десять сотен,
    Да золотой казны на мулах столько,
    Чтоб ею пятьдесят возов наполнить.
    Взамен он просит, чтоб домой ушел я.
    Прибыть клянется в Ахен вслед за мною.
    Он примет там крещение святое
    И в лен от нас свой край получит снова.
    Но, может быть, он обмануть нас хочет".
    Французы молвят: "Будем осторожны".
     Аой!

    XIV
    Король умолк: он все сказал совету.
    Но не одобрил граф Роланд той речи,
    Поднялся с места. Карлу стал перечить.
    Он говорит: "Марсилию не верьте.
    Семь лет воюем мы в испанских землях.
    Коммибль и Нопль добыл я вам в сраженьях,
    Завоевал и Пину и Вальтерну,
    Взял Балагет, Севилью и Туделу19.
    Марсилий же и раньше был изменник.
    Прислал он к вам пятнадцать мавров прежде.
    Из них нес каждый по масличной ветви.
    Вели они пред вами речи те же,
    Просили так же вы у нас совета,
    И мы, глупцы, поверили их лести.
    Послали вы двух ваших графов смелых,
    Базана и Базилия, к неверным.
    Марсилий их в Альтилье казни предал20.
    Как встарь, арабов без пощады бейте,
    Ведите рать на Сарагосу-крепость,
    Под нею стойте хоть до самой смерти,
    Но отомстите за послов злодею".
     Аой!

    XV
    Карл-император головой поник,
    Мнет бороду и теребит усы,
    Племяннику ответить не спешит.
    Не промолчал лишь Ганелон один,
    Поднялся с места, на ноги вскочил
    И королю бесстрашно говорит:
    "Поверьте не Роланду - он кичлив,
    Не мне, не прочим, а ушам своим.
    Желает заключить Марсилий мир,
    Вам руки в руки, как вассал, вложить21,
    И в лен у вас Испанию просить,
    И в нашу с вами веру перейти.
    Кто вас к отказу пробует склонить,
    Тот ни во что не ставит нашу жизнь.
    Не слушайте вы тех, кто горделив.
    Лишь мудрость вами пусть руководит".
     Аой!

    XVI
    Встает Немон22, он седовлас и стар,
    Но самый славный при дворе вассал.
    Он молвит королю: "Разумен граф.
    Благой совет он подал вам сейчас.
    Не надо просьбу мавра отвергать.
    Войну король Марсилий проиграл.
    Его твердыни вы сожгли дотла,
    Баллисты ваши их смели во прах.
    Он потерял и рать и города.
    Пощады просит ныне он у вас,
    И вам ему грешно ее не дать.
    [Должны вы отрядить к нему посла.]
    Коль он готов заложников прислать,
    Великую войну кончать пора".
    Французы восклицают: "Герцог прав!"
     Аой!

    XVII
    "Прошу, бароны, дайте мне совет,
    Кого послать к Марсилию теперь".
    Сказал Немон: "Дозвольте ехать мне.
    Прошу у вас перчатку я и жезл".
    Король в ответ: "Вы здесь умнее всех.
    Клянусь седою бородой моей,
    Вас ни за что не отпущу в отъезд.
    Пока вас не зовут, извольте сесть".

    XVIII
    "Бароны, я от вас совета жду,
    Кого послать к Марсилию могу".
    Роланд промолвил: "Я отправлюсь в путь".
    Граф Оливье в ответ: "Не быть тому.
    Надменны вы, ваш нрав не в меру крут.
    Вы ссору там затеете, страшусь.
    Коль королю угодно, я пойду".
    "Молчите оба! - крикнул Карл ему. -
    Ни одного из вас не отпущу.
    Усами вам и бородой клянусь,
    Посла из пэров я не изберу".
    Французы стихли и молчат вокруг.

    XIX
    Тогда Турпен из Реймса с места встал.
    Он говорит; "Нельзя баронов слать.
    Семь лет они воюют этот край -
    Хлебнули горя и лишений всласть.
    Жезл и перчатку мне прошу вас дать.
    Я ваш ответ доставлю мавру сам
    Да погляжу, каков наш враг с лица".
    Король прикрикнул на него в сердцах:
    "Сесть на ковер приказываю вам.
    Извольте, коль я не спросил, молчать".
     Аой!

    XX
    Сказал король: "Отважные бароны,
    Меж вами укажите мне такого,
    Кто быть послом к Марсилию достоин".
    Роланд ответил: "Ганелон, мой отчим".
    Французы молвят: "Он на это годен.
    Посла меж нас вы лучше не найдете".
    Тут стало страшно графу Ганелону.
    Он плащ, подбитый горностаем, сбросил,
    Остался только в шелковом камзоле.
    Лицом он горд, сверкают ярко очи,
    Широкий в бедрах стан на диво строен.
    Граф так хорош, что пэры глаз не сводят.
    Роланду молвит он: "Безумец злобный,
    Известно всем и так, что я - твой отчим.
    Из-за тебя к Марсилию я послан,
    Но коль вернуться мне господь поможет,
    Тебе за все воздам я так жестоко,
    Что будешь ты меня до смерти помнить".
    Роланд в ответ: "С ума свела вас гордость:
    Все знают, что не страшны мне угрозы.
    Кто всех мудрей, тот быть послом и должен.
    Но я вас заменю, коль Карл позволит".
     Аой!

    XXI
    "Мне, - молвил Ганелон, - ты не замена:
    Тебе я не сеньер, а ты не ленник.
    Мне отдал император повеленье,
    В град Сарагосу к маврам я поеду,
    Наделаю безумств я у неверных,
    Чтоб отвести хотя б немного сердце".
    Роланд услышал, закатился смехом.
     Аой!

    XXII
    Роландов смех услышал Ганелон.
    От злобы сердце у него зашлось.
    Едва без чувств не пал на землю он.
    И молвит графу: "Знай, я недруг твой:
    Ты виноват, что избран я послом.
    Я - перед вами, праведный король,
    Исполнить вашу волю я готов".
    [Карл говорит: "Сердиться вам грешно".]
     Аой!

    XXIII
    "Я вижу, к маврам надо ехать мне.
    Кто послан к ним, тому возврата нет.
    Король, на вашей я женат сестре.
    Красавец сын у нас родился с ней.
    То - Балдуин, он будет удалец.
    Я вас прошу ему отдать мой лен,
    А мне уж сына не видать вовек".
    "Не в меру нежны вы,- король в ответ.-
    Пора вам ехать, раз я повелел".
     Аой!

    XXIV
    Король сказал: "Приблизьтесь, Ганелон,
    Чтоб жезл с перчаткой вам вручить я мог.
    Вы слышали, избрали вас послом".
    Граф говорит: "Роланд всему виной.
    Он будет ненавистен мне по гроб,
    Я враг и Оливье, с кем дружит он,
    И пэрам вашим, любящим его.
    Бросаю им при вас я вызов свой".
    Король в ответ: "Умерьте вашу злость.
    Пойдете вы, раз приказал король".
    "На смерть пойду я, как Базан пошел
    И с ним Базилий, брат его родной".
     Аой!

    XXV
    Король снимает правую перчатку.
    Но скрыться рад бы Ганелон подальше.
    Перчатку он берет, роняет наземь.
    Все молвят: "Что же будет, о создатель?
    Посольство это нам сулит несчастье".
    "Увидим", - Ганелон им отвечает.

    XXVI
    "Дозвольте ехать,- молвил Ганелон.-
    Пора мне в путь, как требует мой долг".
    Король ответил: "С вами я и бог".
    Затем посланца осенил крестом,
    Жезл протянул ему, вручил письмо.

    XXVII
    Граф Ганелон ушел в шатер к себе,
    Весь воинский припас пересмотрел,
    Облекся в наилучший свой доспех,
    Златые шпоры на ноги надел,
    К бедру привесил добрый меч Морглес,
    Сел на Ташбрюна-скакуна23 затем,
    А стремя подал дядя Гюннемер.
    Вкруг рыцари стоят в слезах, в тоске.
    Все молвят: "Граф, послали вас на смерть.
    Давно вы состоите при дворе.
    Считают вас бароном славным здесь.
    Того, кто вас послом избрать посмел,
    Сам Карл не защитит, не минет месть.
    Вас граф Роланд был должен поберечь:
    Ведь родом вы столь знатный человек.
    Мы все поедем, граф, за вами вслед".
    "Бог упаси! - им Ганелон в ответ.-
    Погибнуть лучше одному, чем всем.
    Как будете опять в родной стране,
    Вас кланяться прошу жене моей;
    И Пинабелю: он мой друг и пэр;
    И Балдуину: я ему отец.
    Он ваш сеньер, его покинуть - грех".
    И поскакал дорогою своей.
     Аой!

    XXVIII
    Вот граф в тени олив высоких скачет.
    С ним рядом сарацинские посланцы:
    Нарочно Бланкандрен позадержался.
    Беседу мавр заводит ловко с графом
    И говорит ему: "Дивлюсь я Карлу.
    Апулию с Калабрией он занял,
    Смирил он за соленым морем англов,
    Петру святому дань платить заставил24.
    Но для чего пришел он в земли наши?"
    Ответил граф: "Так, видно, он желает.
    С ним не под силу никому тягаться".
     Аой!

    XXIX
    Араб сказал: "Французы благородны,
    Лишь те из вас, вельмож французских, злобны,
    Кто Карла подстрекает на раздоры,
    Зря и его, и весь народ тревожит".
    Граф отвечает: "Нет у нас подобных.
    Один Роланд себе позора хочет.
    Скрывался раз король в тени от зноя.
    Его племянник в панцире подходит.
    Он только что разграбил Каркасону25.
    Румяный яблок26 Карлу он подносит.
    "Вот так же, государь; - он дяде молвит,-
    Я поднесу вам разом все короны".
    Укоротить ему пора бы норов.
    Он каждый день рискует головою.
    Убить его - и прекратятся войны".
     Аой!

    XXX
    "Жесток Роланд! - воскликнул сарацин. -
    Ужель он хочет всех поработить
    И страны все завоевать решил?
    Где рать ему для этого найти?"
    Ответил Ганелон: "Французы с ним.
    Они ему верны, и он им мил.
    Он не жалеет золота для них.
    Им брони, мулов, шелк, коней дарит.
    Готов он сделать все, что Карл велит, -
    Хоть до Востока покорить весь мир".
     Аой!

    XXXI
    Так ехали араб и Ганелон,
    Пока не поклялись друг другу в том,
    Что им Роланд заплатит головой.
    Вот в Сарагосу прискакал посол.
    Сошел с коня у тиса, пред дворцом.
    Стоит там под сосной, в тени, престол.
    Парчой александрийской27 устлан он.
    Сидит король Испании на нем.
    Арабов двадцать тысяч вкруг него.
    Но слова вслух не вымолвит никто:
    Всем новости услышать невтерпеж.
    Тут входят Бланкандрен и Ганелон.

    XXXII
    Вот Бланкандрен к престолу подступил,
    С послом перед Марсилием стоит
    И молвит: "Пусть вас Магомет хранит
    И Аполлен, которого мы чтим.
    Я вашу волю Карлу изложил,
    Но лишь воздел в ответ он руки ввысь
    И бога восхвалил от всей души.
    К вам этот граф французский послан им.
    Он знатен и у короля в чести.
    Пусть скажет, что привез,- войну иль мир".
    Послу Марсилий молвил: "Говори".
     Аой!

    XXXIII
    Ответ успел обдумать Ганелон
    И речь повел, как человек с умом:
    Не в первый раз он был уже послом.
    Он говорит: "Пусть вас хранит господь,
    Преславный, чтимый всеми нами бог.
    Вам объявляет Карл, владыка мой:
    Коль примете святой закон Христов,
    Даст в лен вам пол-Испании король.
    А коль не согласитесь вы на то,
    Схватить вас и связать прикажет он.
    Вас в стольный Ахен увезут потом.
    Там вынесут вам правый приговор.
    Там ждут вас суд, и гибель, и позор".
    Пришел король арабский в гнев большой,
    Дрот златоперый над послом занес,
    Но удержал его синклит вельмож.
     Аой!

    XXXIV
    В лице Марсилий изменился разом.
    Он потрясает дротом над посланцем.
    Граф это видит, меч рукой хватает.
    Его из ножен вынул на два пальца
    И говорит: "Ты светел и прекрасен.
    Пока тобой, мой меч, я препоясан,
    Наш император про меня не скажет,
    Что смерть один я принял в чуждом крае:
    Со мной погибнут лучшие из мавров".
    Кричат арабы: "Развести их надо".

    XXXV
    Синклит вельмож Марсилия унял.
    Король арабский сел на трон опять.
    И альгалиф28 воскликнул: "Так нельзя!
    Дрот на посла заносите вы зря.
    Вы не грозить должны ему, а внять".
    Промолвил граф: "Стерплю обиду я,
    Но не заставит замолчать меня
    Все золото, что в ваших есть краях,
    Все, чем богаты суша и моря.
    То, что услышал я от короля,
    Его врагу скажу я, не чинясь".
    На землю шубу сбросил граф с себя,
    На ней парчою крыты соболя,
    И Бланкандрен спешит ее поднять.
    Лишь меч посол не разрешает взять,-
    Рукою правой сжал он рукоять.
    "Вот смелый рыцарь!" - мавры говорят.
     Аой!

    XXXVI
    К Марсилию подходит Ганелон
    И молвит: "Зря вас обуяла злость.
    Велит сказать вам Франции король,
    Чтоб обратились вы в закон Христов.
    В лен даст вам полстраны испанской он,
    А полстраны Роланд себе возьмет.
    Ваш соправитель будет крут и горд29.
    А коль вам не по нраву мир такой,
    На Сарагосу Карл пойдет в поход,
    Прикажет вас схватить, связать силком
    И в стольный Ахен увезет с собой.
    Вас не посадят в доброе седло,
    Не повезут вас мул, лошак иль конь -
    На кляче вы поедете верхом,
    А в Ахене проститесь с головой.
    Вот что вам пишет император мой".
    Сказал - и мавру протянул письмо.

    XXXVII
    Король Марсилий яростью охвачен,
    Печать ломает, воск бросает наземь.
    Письмо прочел он, говорит арабам:
    "Мне пишет Карл, французский император,
    Свои обиды он припоминает.
    Базилия убил я и Базана,
    В горах Альтильских я их предал казни.
    Велит он, коль хочу в живых остаться,
    К нему отправить альгалифа-дядю,
    Не то я Карлу ненавистен стану".
    Тут королевич голос возвышает,
    Отцу он молвит: "Нас срамит посланец.
    Пусть он за это жизнью нам заплатит.
    Проститься с нею я его заставлю".
    Граф это слышит, меч свой обнажает,
    Встал под сосну, к стволу спиной прижался.

    XXXVIII
    Марсилий встал, пошел в плодовый сад.
    Знатнейшие из мавров вслед спешат.
    Принц Журфалей пришел на зов отца.
    Там альгалиф - он дядя короля,
    Там Бланкандрен, чья голова седа.
    Он молвит: "Не позвать ли нам посла?
    Ведь он поклялся мне стоять за нас".
    В ответ Марсилий: "Пусть придет сюда".
    Вот за руку привел француза мавр.
    Они перед Марсилием стоят,
    Измену замышляют сообща.
     Аой!

    XXXIX
    "Граф Ганелон, - сказал послу Марсилий,-
    Вы были мной обижены безвинно.
    Я дротом вас в сердцах убить грозился.
    Дарю за то вас мехом соболиным.
    Он мною куплен за пять сотен ливров.
    Такой подарок возместит обиду".
    "Приму с охотой! - Ганелон воскликнул.-
    Пусть бог за это вам воздаст сторицей!"
     Аой!

    XL
    Марсилий молвил: "Граф, поверьте мне,
    Нам ум и доблесть ваши по душе.
    О Карле я вас расспросить хотел.
    Ведь он уж стар и прожил долгий век:
    Ему, как я слыхал, за двести лет30.
    Завоевал столь много он земель,
    Столь много отразил щитом мечей,
    Столь многих разорил он королей!
    Когда ж свой нрав уймет он наконец?"
    "Карл не таков,- посол ему в ответ.-
    Вам скажет каждый, кто его узрел,
    Что мир не видел воина смелей.
    Слов в языке людском достойных нет,
    Чтобы воздать ему хвалу и честь!
    Не рассказать мне вам, каков он есть, -
    Так щедро от творца он взыскан всем.
    Чем с ним расстаться, лучше умереть".

    XLI
    Король сказал: "Не взять мне в толк никак.
    Ваш государь и стар и седовлас.
    Ему за двести лет, как я слыхал.
    В поход водил он войско много раз,
    На нем от стрел и копий много ран,
    Он разорил войною много стран.
    Когда ж он наконец уймет свой нрав?"
    "Не быть тому, покуда жив Роланд,
    Наихрабрейший под луной вассал,
    И Оливье, его лихой собрат,
    И пэры, коих чтит и любит Карл.
    При них двадцатитысячная рать.
    Спокоен Карл, ему неведом страх".
     Аой!

    XLII
    Язычник молвит: "Не возьму я в толк.
    Стар государь ваш и седоволос.
    Лет двести, как я слышал, прожил он.
    Им много королевств покорено,
    От стрел и копий много ран на нем,
    И много стран он разорил войной.
    Когда ж он наконец свой нрав уймет?"
    "Не быть тому, пока Роланд живет,
    Вассал наихрабрейший под луной,
    И Оливье, лихой собрат его,
    И пэры, коих возлюбил король,
    И с ними двадцать тысяч их бойцов.
    При них не страшен королю никто".
     Аой!

    XLIII
    "Любезный граф,- король послу сказал,-
    Народ мой многочислен и удал.
    В четыреста сберу я тысяч рать,
    А с ней могу отпор французам дать".
    "На это не надейтесь, - молвил граф. -
    Вы зря свои погубите войска.
    Нет, подчинитесь голосу ума:
    Французам нужно дать такую дань,
    Чтоб кругом голова у них пошла,
    Заложников десятка два послать.
    Во Францию пусть возвратится Карл,
    А позади оставит арьергард,
    Отдаст его Роланду под начал.
    Учтивый Оливье с ним будет там.
    Они погибнут, в том ручаюсь вам.
    Карл спесь свою забудет навсегда
    И побоится с вами воевать".
     Аой!

    XLIV
    "Любезный граф,- спросил посла Марсилий,-
    Как сделать, чтоб Роланд лишился жизни?"
    Ответил граф ему: "Король, внемлите.
    Как только вступит Карл в ущелье Сизы31,
    Он арьергард оставит у теснины.
    В нем будут граф Роланд неустрашимый
    И Оливье, собрат его любимый.
    Даст под начал король им двадцать тысяч.
    На них сто тысяч ваших мавров двиньте.
    Пускай французы первый натиск примут
    И понесут урон немалый в битве,
    Хоть и потерпят больший сарацины.
    А вы затем начните бой вторично:
    В одном из двух Роланда смерть не минет.
    Великое деянье вы свершите,
    Жить будете до самой смерти в мире".
     Аой!

    XLV
    "Коль сможете Роланда погубить,
    Без правой Карл останется руки.
    Коль войско пэров истребите вы,
    Вновь Карлу не найти бойцов таких.
    Во Франции наступит вечный мир".
    Мавр обнял графа, поблагодарил,
    Повел смотреть сокровища свои.
     Аой!

    XLVI
    Сказал король: "Мы речи тратим зря.
    Совету без доверья грош цена.
    Клянитесь же Роланда нам предать".
    Посол сказал: "Охотно клятву дам".
    Морглес он взял, поклялся на мощах:
    Их в рукоять меча он вделал встарь32.
     Аой!

    XLVII
    Слоновой кости там стоял престол.
    Кладет Марсилий книгу33 на него.
    Записан терваганов в ней закон.
    Поклялся сарацин на книге той,
    Что если в арьергард Роланд пойдет,
    Всю рать арабы разом двинут в бой,
    Чтоб ускользнуть от смерти граф не мог.
    "Да будет так!" - промолвил Ганелон.
     Аой!

    XLVIII
    Язычник Вальдаброн пришел туда.
    Марсилия воспитывал он встарь.
    С веселым смехом он послу сказал:
    "Вот меч - нигде такого не сыскать.
    За рукоять я сто червонцев дал.
    Его примите, граф, приязни в знак.
    Сгубить Роланда пособите нам,
    Добейтесь, чтоб он в арьергард попал".
    Ответил Ганелон: "Да будет так",
    Облобызал язычника в уста.

    XLIX
    Язычник Климорен подходит к ним,
    Послу с веселым смехом говорит:
    "Вот шлем - нигде такого не найти.
    Дарю его, чтоб был наш враг убит.
    Чтоб мы могли Роланда посрамить".
    "Да будет так!" - посланец подхватил,
    И с ним облобызался сарацин.
     Аой!

    L
    Подходит королева Брамимонда
    И молвит графу: "Вы мне милы очень.
    Вас хвалят все - и муж мой, и вельможи.
    Жене свезите две богатых броши.
    На них немало аметистов добрых,
    И все богатства Рима их не стоят.
    Ваш император не видал подобных".
    Взял граф и сунул их в сапог глубоко.
     Аой!

    LI
    Марсилий казначея подозвал:
    "Готова ль дань для Карла, Мальдуа34?"
    Ответил тот: "Погружена казна.
    Семьсот верблюдов с нею шлем мы в дар.
    Заложников получит двадцать Карл".
     Аой!

    LII
    Король Марсилий Ганелона обнял
    И молвит: "Нет мудрей, чем вы, барона.
    Молю вас вашей верою святою -
    За нас и впредь, как ныне, верно стойте.
    Не пожалею я для вас сокровищ.
    Дам десять мулов, золотом груженных,
    И столько ж буду слать вам ежегодно.
    Вот вам ключи богатой Сарагосы.
    Вы их вручите королю с поклоном.
    Роланда прикрывать назначьте войско.
    Я повстречаюсь с ним в ущельях горных,
    И мы тогда на смертный бой сойдемся".
    Ответил граф: "Нельзя мне медлить дольше".
    Сел на коня и в путь помчался снова.
     Аой!

    LIII
    Путь император к Франции направил,
    Стал по дороге лагерем под Гальной35.
    Разрушен этот город был Роландом,
    Сто лет потом там не селились мавры.
    Ждет Карл вестей от своего посланца
    И дани от испанских басурманов.
    С зарей, едва лишь солнце показалось,
    Граф Ганелон въезжает в лагерь Карла.
     Аой!

    LIV
    Чуть свет наш император с ложа встал.
    Он в церкви у обедни побывал,
    Сел на траву у своего шатра.
    При нем Роланд и Оливье-вассал,
    Немон и прочих рыцарей толпа.
    Предатель Ганелон пришел туда,
    Коварно речь повел издалека.
    "Храни вас бог! - он королю сказал.-
    Вот здесь ключи от Сарагосы вам,
    А вот и мной полученная дань.
    Заложников для вас я двадцать взял.
    Король Марсилий просит не серчать,
    Что он вам альгалифа не прислал.
    Четыре сотни тысяч мусульман,
    Все в панцирях и крепких шишаках,
    Чернь с золотом на их стальных мечах,
    Уселись с альгалифом на суда,
    Чтоб таинства крещенья избежать.
    Но не пришлось отплыть - я видел сам -
    И на четыре мили кораблям,
    Как налетели шторм и ураган.
    Погибли альгалиф и с ним вся рать;
    А будь он жив, он был бы здесь сейчас.
    Клянется вам Марсилий-басурман,
    Что месяц не пройдет еще сполна,
    Как явится он в наш французский край,
    Воспримет там святой закон Христа,
    Вам руки в руки вложит, как вассал,
    И в лен возьмет Испанию от вас".
    Король воскликнул: "Господу хвала!
    А вам не пожалею я наград".
    Трубят французы в трубы и рога,
    Садятся на коней, покинув стан,
    В дорогу к милой Франции спешат.
     Аой!

    LV
    Великий Карл Испанию разграбил,
    Разрушил города и занял замки.
    Он мнит, что время мирное настало,
    И едет к милой Франции обратно.
    Вот стяг его Роланд на землю ставит.
    С холма взметнулось грозно к небу знамя.
    Вокруг стоят французские палатки.
    Меж тем в ущельях сарацины скачут.
    На них стальные панцири и латы,
    Все в шлемах, препоясаны мечами,
    На шее щит, копье в руке зажато.
    В засаду сели мавры в горной чаще.
    Четыреста их тысяч там собралось.
    Увы, французы этого не знают!
     Аой!

    LVI
    День миновал, на землю ночь спустилась.
    Могучий император сон увидел:
    У входа он стоит в ущелье Сизы,
    Зажал копье из ясеня в деснице;
    Но за копье граф Ганелон схватился,
    Потряс его и дернул что есть силы.
    Взвились обломки древка к небу вихрем...
    А Карл все спит, не может пробудиться.

    LVII
    Потом ему привиделось во сне,
    Что он в капелле ахенской своей.
    Рвет правое плечо ему медведь.
    Вдруг мчится леопард с вершин Арденн.
    На Карла прянул он, разинув зев,
    Но из дворца проворный пес приспел.
    От короля он отогнал зверей,
    Медведю ухо правое изъел,
    За леопардом кинулся затем.
    "Великий бой!" - кричат французы вслед,
    Хоть и не знают, кто одержит верх.36
    А Карл все спит: проснуться мочи нет.
     Аой!

    LVIII
    Ночь минула, заря, алея, встала.
    Рога и трубы оглашают лагерь.
    Пред войском Карл Великий гордо скачет.
    "Бароны, - вопрошает император, -
    Тесны ущелья здесь и круты скалы.
    Кого бы нам оставить в арьергарде?"
    Граф Ганелон ему в ответ: "Роланда.
    Мой пасынок - храбрейший из вассалов".
    Услышал Карл, на графа гневно глянул
    И говорит ему: "Вы - сущий дьявол.
    Вас злоба неизбывная снедает.
    А кто пойдет дозором перед ратью?"
    Граф Ганелон сказал: "Ожье Датчанин.
    Надежнее вы не найдете стража".
     Аой!

    LIX
    Роланд узнал, куда он отряжен,
    Заговорил, как рыцарь и барон:
    "Большое вам спасибо, отчим мой,
    Что я назначен прикрывать отход.
    Не потеряет Франции король,
    Пока я жив, коня ни одного.
    За каждого из вьючных лошаков,
    За каждого из мулов и ослов
    Взыщу я плату с недругов мечом".
    "Я это знаю", - молвил Ганелон.
     Аой!

    LX
    Узнал Роланд, что в арьергард назначен,
    И отчиму промолвил в гневе страшном:
    "Ах, подлое отродье, ах, предатель!
    Ты думаешь, я уроню перчатку,
    Как ты свой жезл, на землю перед Карлом?"37
     Аой!

    LXI
    Роланд воскликнул: "Праведный король,
    Я вас прошу, мне лук вручите свой.
    Уж я не заслужу упрека в том,
    Что перед вами уроню его,
    Как сделал это Ганелон с жезлом".
    Наш император Карл поник челом,
    Мнет бороду и крутит ус рукой.
    Но удержать никак не может слез.

    LXII
    Немон вслед за Роландом держит речь,-
    Вассала нет славнее при дворе.
    Он молвит королю: "Слыхали все,
    В какой пришел Роланд великий гнев.
    Он с арьергардом остается здесь,
    И заменить его нельзя никем.
    Ему ваш лук вручите поскорей,
    Дружины дайте лучшие из всех".
    И лук Роланду Карл принять велел.

    LXIII
    Роланду молвит император Карл:
    "Племянник милый, вот вам мой наказ:
    Возьмете вы полвойска под начал.
    С ним никакой вам не опасен враг".



[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ]

/ Полные произведения / Песнь о Роланде / Песнь о Роланде


Урок 6. "Песнь о Роланде" (фрагменты). Уроки литературы в 7 классе

«ПЕСНЬ О РОЛАНДЕ»

«Песнь о Роланде» («La Chanson de Roland») — одна из древнейших эпических поэм, вершина французского эпоса, написанная на старофранцузском языке. Она дошла до современных читателей в нескольких редакциях, лучшей из которых по праву считается оксфордская рукопись, насчитывающая 4002 ассонансированных стиха(1). События, о которых сочинена «Песнь о Роланде», произошли в VIII веке, а сама поэма появилась значительно позднее — в IX—X веках, когда складывался средневековый французский военный эпос.

1. Ассонанс — повтор гласного или группы гласных в поэтической речи; неполная рифма, основанная на тождестве ударных гласных при несовпадении согласных звуков.

Действие большинства произведений французского эпоса, как и исторические прототипы его героев, в том числе и «Песни о Роланде», восходят к эпохе Каролингов, которые вели войны с басками, с маврами, с арабами.

В «Песни о Роланде» поётся об испанском походе Карла Великого. Когда поход уже близился к концу, заградительный отряд (арьергард) франков был атакован в Ронсевальском ущелье (Пиренейские горы) сарацинами (маврами). Отряд возглавлял племянник и любимец Карла Великого Роланд. Он героически погиб во имя «милой Франции» и христианства, сражаясь с маврами-мусульманами(2).

2. В Средневековье были часты столкновения франков с испанскими маврами, и потому в те времена христианская Европа и, стало быть, христианская империя Каролингов возложила на себя миссию вооружённого противодействия мусульманским идеям язычников, завладевшим Испанией. Тогда же побеждённых насильственно крестили, и этот мотив отражён в «Песни о Роланде».

Главный виновник гибели отряда — отчим Роланда граф Ганелон. Он ненавидел своего пасынка и вступил в сговор с царём Сарагосы Марсилием. Ганелону, однако, не удалось уйти от возмездия. Карл Великий истребил огромную армию мавров и отомстил за смерть Роланда, его друга Оливье и всех «двенадцати пэров». Граф Ганелон казнен после окончательно изобличившего его «божьего суда» — судебного поединка его противника (Тьерри) и родича (Пинабеля).

В «Песни о Роланде» ярко проявилась любовь героев к родной земле, к прекрасной Франции. Эта любовь имеет не только патриотическую, но и религиозную окраску, поскольку сражение Роланда и других героев осмыслено в поэме в свете священной войны христианского Запада с мусульманским Востоком.

Особенностью «Песни о Роланде» является её принадлежность к воинскому эпосу. Здесь нет картин быта, мирной жизни... Вместо пиров мы видим лишь военный совет. Невеста Роланда — Альда, умирающая от горя, появляется лишь в конце поэмы. Наиболее подробно описываются вооружение и боевые поединки. Очень скуп, хотя и выразителен, пейзаж:

Хребет высок, в ущельях мрак царит.
Чернеют скалы в глубине теснин.
(Перевод Ю. Корнеева)

Эти строки повторяются несколько раз.

С художественной точки зрения в «Песни о Роланде» характерно сочетание «устно-эпической поэтики» с оригинальной литературной обработкой.

С большим художественным мастерством описана гибель Роланда, которая раскрывается через описание нескольких зрительно воспринимаемых картин. Например, Роланд прощается с мечом, он пытается сломать его о скалу, ложится лицом к Испании, отдаёт перчатку ангелу и т. д.

Композиция поэмы необычайно строга. Действие включает завязку (предательство Ганелона), кульминацию (битва) и развязку (месть Карла). Каждая из них основывается на двух контрастных событиях: завязка — посольство Бланкандрина и посольство Ганелона, кульминация — два сражения с войском Марсилия, в одном из которых франкам сопутствует успех, а в другом они гибнут, развязка также содержит два эпизода — месть сарацинам и месть Ганелону.

Таким образом, в основе композиции и системы образов лежит контраст. Например, Роланд противопоставлен не только предателю графу Ганелону, но Карлу Великому и своему другу Оливье. Карл величествен, могуч как император и эпический монарх, Роланд — юн, неистов, не знает меры, переоценивает свои силы. В нём воплощена настоящая героика подвига. Ведь Роланд участвует во всех главных событиях. Так, он отказывается затрубить в рог, как ему советует разумный Оливье, чтобы призвать на помощь Карла Великого с войском, когда ещё можно было избежать гибели.

Разумен Ольвье, Роланд отважен,
и доблестью один другому равен.
(Перевод Ю. Корнеева)

Из-за отказа Роланда затрубить в рог на него легла вина за смерть франков, но эта вина объясняется отвагой героя, т. е. вытекает из его привлекательных качеств, и потому своеволие богатыря Роланда не умаляет его любви к родине и верности «милой Франции».

Средневековый французский эпос сходен и вместе с тем различен со средневековым русским эпосом, например, со «Словом о полку Игореве», которое вы будете изучать в 9 классе. Оба произведения близки дружинно-рыцарским идеалам. В них воссозданы картины сражений, подвиги героев, изображена военная жизнь.

Герои эпических поэм предпочитают смерть плену или измене (Роланд: «Скорее смерть, чем срам!»; Игорь — «Луце жъ потяту быти, нежели полонену быти»). Неудача Карла Великого по логике эпоса стала осознаваться как патриотический долг героев: «О, Франция, отчизна дорогая», «О, родина, о, Франция-краса!». В том же духе неудачное нападение Игоря на его же недавних союзников — половцев переосмыслено: «О, Русская земля...», «За землю Русскую...».

Великие идеи средневекового эпоса вдохновили и поэтов XX столетия, например Марину Цветаеву, которая написала стихотворение «Рог Роланда».
В. И. Коровин

Источник: Литература. 7 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. - М.: Просвещение. (вернуться к уроку)


«ПЕСНЬ О РОЛАНДЕ»
Предисловие Н. Томашевского
об исторической основе «Песни о Роланде»

Из всех национальных эпосов феодального Средневековья наиболее цветущим и разнообразным является эпос французский. Он дошёл до нас в виде поэм, именуемых «жестами» (от французского «chansons de geste», что буквально значит «песни о деяниях» или «песни о подвигах»). «Песнь о Роланде» — самая знаменитая из поэм французского Средневековья.

Поводом для создания эпической поэмы послужили далёкие события 778 года, когда Карл Великий вмешался в междоусобные распри мусульманской Испании. Взяв несколько городов, Карл осадил Сарагосу, однако через несколько недель вынужден был снять осаду и вернуться за Пиренеи из-за осложнений в собственной империи.

Баски при поддержке мавров напали в Ронсевальском ущелье на арьергард Карла и перебили отступающих франков. Среди других в этом бою погиб, по свидетельству Эгинхара, историографа Карла Великого, «Хруотланд, маркграф Бретани». Напавшие разбежались. Покарать их не удалось.
Н. Томашевский

Источник: Литература. 7 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. - М.: Просвещение. (вернуться к уроку)


«ПЕСНЬ О РОЛАНДЕ»
Перевод Ю. Корнеева
(фрагменты)

I
Король наш Карл, великий император,
Провоевал семь лет в стране испанской.
Весь этот горный край до моря занял,
Взял приступом все города и замки,
Поверг их стены и разрушил башни,
Не сдали только Сарагосу мавры.
Марсилий-нехристь там царит всевластно,
Чтит Магомета, Аполлона славит,
Но не уйдёт он от Господней кары.
Аой!

II
Однажды в зной Марсилий Сарагосский
Пошёл искать прохлады в сад плодовый
И там прилёг на мраморное ложе.
Вкруг — мавры: тысяч двадцать их и больше.
Он герцогам своим и графам молвит:
«Узнайте, господа, о нашем горе:
Карл-император нам грозит разгромом.
Пришёл из милой Франции он с войском.
А у меня нет силы для отпора,
И не хватает мне людей для боя.
Совет подайте, мудрые вельможи,
Как избежать мне смерти и позора».
В ответ ему язычники — ни слова.
Не промолчал лишь Бланкандрен Вальфондский.
(вернуться к уроку)

CXXV
У жасна сеча, бой жесток и долог.
Французы бьются смело и упорно,
Арабам рубят руки, рёбра, кости
И сквозь одежду в них вгоняют копья.
Зелёная трава красна от крови.
Арабы стонут: «Устоять нет мочи.
Французский край, будь Магометом проклят.
Твои сыны — отважней всех народов».
Марсилию кричат все мавры в голос:
«Король, поторопись подать нам помощь!»

CXXVI
В о т графа Оливье Роланд зовёт:
«Мой побратим, согласны вы со мной,
Что пастырь наш Турпен — боец лихой?
Никто на свете не затмит его.
Разит он славно дротом и копьём»
Ответил тот: «Пора ему помочь».
И оба в битву поскакали вновь.
Удар их мощен, грозен их напор,
И всё же христианам тяжело.
Когда бы вам увидеть привелось,
Как Оливье с Роландом бьют мечом,
Как мавров на копьё Турпен берёт!
Известно павших сарацин число —
И в грамотах и в жесте есть оно:
Их было тысяч свыше четырёх.
Четырежды французы дали бой,
Но пятый был особенно жесток.
Всех рыцарей французских он унёс.
Лишь шестьдесят от смерти спас Господь,
Но сладить с ними будет нелегко.
Аой!

CXXVII
Роланд увидел — велики потери
И к Оливье такое слово держит:
«Собрат, я вам клянусь Царём Небесным,
Весь луг телами рыцарей усеян.
Скорблю о милой Франции я сердцем:
Вас не спросясь, он взял когда-то Нопль,
Сразились с ним арабы у ворот.
Он изрубил их всех до одного
И вымыть луг водой велел потом,
Чтоб не узнали вы о битве той.
Теперь, наверно, зайца гонит он
Иль пэров потешает похвальбой.
Помериться с ним не дерзнёт никто.
Вперёд! Зачем задерживать бойцов?
До Франции идти им далеко».
Аой!

CXXVIII
Роланд сказал: «Возьму я Олифан
И затрублю, чтоб нас услышал Карл.
Ручаюсь вам, он повернёт войска».
Граф Оливье ответил: «Нет, собрат.
Вы род наш осрамите навсегда.
Не смыть вовек нам этого пятна.
Не вняли вы, когда я к вам взывал,
А ныне поздно нам на помощь звать.
Бесчестьем было б затрубить сейчас —
Ведь руки вплоть до плеч в крови у вас».
«То вражья кровь!» — воскликнул граф Роланд.
Аой!

CXXIX
Промолвил граф Роланд: «Ужасна сеча!
Я затрублю, и Карл сюда поспеет».
Ответил Оливье: «То нам не к чести.
Я к вам взывал, но внять вы не хотели.
Будь здесь король, мы гибели б избегли,
Но тех, кто с Карлом, упрекнуть нам не в чем.
Собрат, клянусь вам бородой моею,
Что, если вновь с сестрицей Альдой встречусь,
Она с Роландом ложе не разделит».
Аой!

CXXX
Спросил Роланд: «Чем так вы недовольны?»
А тот ответил: «Вы всему виною.
Быть смелым мало — быть разумным должно,
И лучше меру знать, чем сумасбродить.
Французов погубила ваша гордость.
Мы королю уж не послужим больше.
Подай вы зов, поспел бы он на помощь
И не избегли б нехристи разгрома,
Король Марсилий — плена или гроба.
Нам ваша дерзость жизни будет стоить,
Теперь вы Карлу больше не помощник.
Вовек он не найдёт слуги такого.
Вы здесь умрёте, Франции на горе,
И наша дружба кончится сегодня:
До вечера мы дух испустим оба».
Аой!

CXXXI
Архиепископ спор услышал их,
Златые шпоры в скакуна вонзил,
Подъехал и с упрёком говорит:
«Роланд и Оливье, друзья мои,
Пусть вас Господь от ссоры сохранит!
Никто уже не может нас спасти,
Но всё-таки должны вы затрубить.
Услышит Карл, неверным отомстит,
Французы маврам не дадут уйти.
Сойдут они со скакунов своих,
Увидят нас, изрубленных в куски,
Оплачут нашу смерть от всей души,
Нас приторочат к мулам на вьюки
И прах наш отвезут в монастыри,
Чтоб нас не съели свиньи или псы».
Роланд в ответ: «Умней не рассудить».
Аой!

CXXXII
С вой Олифан Роланд руками стиснул,
Поднёс ко рту и затрубил с усильем.
Высоки горы, звонок воздух чистый.
Протяжный звук разнёсся миль на тридцать.
Французы слышат, слышит Карл Великий.
Он молвит: «Наши с маврами схватились».
Но уверяет Ганелон в противном:
«Не будь то вы, я речь назвал бы лживой».
Аой!

CXXXIII
В свой Олифан трубит Роланд с трудом.
Превозмогает он тоску и боль.
Стекает с губ его густая кровь,
С натуги лопнул у него висок.
Разнёсся зов на много миль кругом.
Услышали его в ущельях гор
И Карл, и все французы, и Немон.
«Я слышу Олифан, — сказал король. —
А раз Роланд трубит, там грянул бой».
«Какой там бой! — ответил Ганелон.—
Вы — человек и старый и седой,
А, как ребёнок, говорите вздор.
Все знают, что Роланд ваш — сумасброд.
Как только спесь ему прощает бог!
Защитников она лишилась верных.
Ах, друг-король, опора наша, где вы?
Брат Оливье, скажите, что нам делать?
Как королю послать о нас известье?»
Ответил граф: «Не дам я вам совета.
По мне, погибель лучше, чем бесчестье».
Аой!

CXXXIV
Уста покрыты у Роланда кровью,
Висок с натуги непомерной лопнул.
Трубит он в Олифан с тоской и болью.
Карл и французы слушают в тревоге.
«Как долог зов!» — король Немону молвит.
А тот в ответ: «Беда стряслась с бароном.
Я вам клянусь, дерутся там жестоко.
Изменник тот, кто задержать вас хочет.
Доспех наденьте, клич свой ратный бросьте,
Ведите нас племяннику на помощь.
Вы слышали, как он о ней вас просит».

CXXXV
Король велел трубить во все рога.
Рать спешилась, в доспехи облеклась.
Все при кольчугах, шишаках, мечах,
Булатных копьях, расписных щитах.
Значок копейный бел, иль жёлт, иль ал.
На скакунов опять садится рать.
Бароны шпорят, по ущельям мчат,
У каждого одно лишь на устах:
«Когда б в живых Роланда нам застать,
Узнал бы враг, как мощен наш удар».
Увы, на помощь не поспеет Карл.

Источник: Литература. 7 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. - М.: Просвещение. (вернуться к уроку)


«ПЕСНЬ О РОЛАНДЕ»
(Прозаический пересказ)

РОГ

Видит Роланд, как один за другим гибнут его воины, и говорит он Оливье:

— Взгляни, ради бога, дружище, сколько пало наших добрых вассалов: стоит пожалеть милую, прекрасную Францию, лишившуюся таких баронов! О король, наш верный друг! Отчего нет тебя с нами? Брат Оливье, нет ли способа дать ему знать о нашем положении?

— Я не знаю такого способа, — отвечает Оливье, — но, во всяком случае, смерть лучше позора.

— Я затрублю в свой рог, — говорит Роланд, — король услышит его в ущельях, и французы, клянусь тебе, вернутся.

— Ты опозоришь тогда на вечные времена весь свой род, — отвечает ему Оливье. — Помнишь, как ты в самом начале не послушался моего совета? Трубить же в рог теперь — значит показать себя трусом, а между тем твои руки обагрены кровью врагов.

— Правда, — отвечает Роланд, — я не тратил даром ударов!

— Тяжёлая для нас битва, — говорит опять Роланд, — я затрублю в св ой рог, и Карл услышит его.

— Не так поступают храбрые, друг, — отвечает ему Оливье, — ты сам тогда гордо отверг мой совет. А если бы император бы л тут, мы не потерпели бы такого урона. Но это не его вина и не вина его спутников. Клянусь бородой, если мне суждено видеть ещё сестру мою Оду, ты никогда не будешь её мужем!

— За что же ты сердишься? — спрашивает Роланд.

— Ты один во всём виноват, — отвечает Оливье. — Разумная храбрость далека от безумства, и умеренность лучше горячности. Посмотри, сколько французов погубило твоё безрассудство! Это наша последняя служба императору. Если бы ты послушался меня тогда, наш государь был бы уже зд есь, мы выиграли бы битву и король Марсилий был бы взят в плен и убит. Много вреда причинила нам твоя безумная отвага, Роланд! Сегодня наступил последний день нашей верной дружбы: тяжкая разлука ожидает нас прежде, чем скроется солнце.

Так горько оплакивали друг друга Роланд и друг Оливье.

Услыхал их спор епископ Тюрпин, пришпорил он своего коня, подлетел к ним и стал им выговаривать.

— Благородный Роланд и ты, благородный Оливье, — говорил он, — умоляю вас не приходить в отчаяние. Взгляните на наших французов: им суждена смерть, и рог твой, Роланд, уже не спасёт их — далеко ушёл Карл и не успеет вернуться. Но всё же труби, Роланд, — может быть, Карл успеет за нас отомстить, и сарацинам не удастся торжествовать победы. Воины Карла найдут нас здесь мёртвыми и изрубленными: они разыщут наших вождей и подберут наш и тела, положат их в гробы и повезут с собой на своих конях; со слезами похоронят они нас в стенах монастыря, и тела наши не будут добычей прожорливых кабанов, собак и волков.

— Это правда! — сказал Роланд. Поднёс он к губам свой рог Олифант и затрубил что было силы.

Далеко разносится звук, повторяемый эхом в высоких горах, и достигает Карла и его войска.

— Это наши бьются в бою? — говорит король. И отвечает ему Ганелон:

— Скажи это другой, его назвали бы лгуном.

Изо всех сил трубит Роланд в свой рог: кровь струится из его рта и из лопнувшей жилы виска, и ещё дальше разносится звук его рога. Слышит его Карл среди тесных ущелий, слышат его герцог Нэмский и все французы.

— Это Роландов рог, — повторяет король. — Он не трубил бы в него, если бы не был вынужден позвать на помощь.

— Какая там помощь! — возражает ему Ганелон. — Ты стар и сед, а говоришь как младенец. Кому не известна гордость могучего, отважного, великого Роланда! Удивительно, как это ещё терпит её Господь. Конечно, он теперь шутит со своими пэрами. Подумай, кто решится напасть на Роланда? Разве не брал он один сарацинских городов без твоего приказания? Пойдём же вперёд, государь, не к чему останавливаться! Великая земля ещё далеко.

Льётся кровь изо рта Роланда, лопаются жилы на его висках — с отчаянным усилием трубит он в свой рог Олифант. Слышат его Карл и все французы.

— Какой протяжный звук! — замечает король.

— Это Роланд! — говорит герцог Нэмский. — Роланду плохо! Клянусь честью, он бьётся в смертельной схватке с сарацинами. Роланда предали, и изменник отводит тебе глаза. Вооружайся, государь, подай свой военный клич и помоги своему родичу: ты слышишь жалобу Роланда.

Император велит трубить в рога и трубы, французы вооружаются и во весь опор мчатся ущельями.

«Если бы застать Роланда живым, — говорят они друг другу, — славно бы сразились мы рядом с ним! Но что толку? Уж поздно, слишком поздно!»

Рассеялся мрак, и настал день: оружие засверкало на солнце, заблестели щ иты и брони, золочёные пики, и копья, и расписанные цветами колчаны. Император кипит гневом, а французы печальны и полны опасения: все они проливают горячие слёзы, все дрожат за жизнь Роланда!

Император велит схватить Ганелона и отдаёт его на потеху своей дворне. Карл призывает старшего из них, Погона, и приказывает ему стеречь изменника. Бегон, выбрав сотню самых злых и бездушных своих товарищей, передаёт в их руки Ганелона. Они выдёргивают по волоску его усы и бороду, наносят ему удары, всячески издеваются и мучают его: надевают ему на шею толстую цепь, сковывают его, как дикого медведя, изваливают на вьючную лошадь и не спускают с него глаз, пока не настанет время передать его Карлу.

Высоки и мрачны громады гор, стремительны потоки, и темны глубокие долины. Со всех сторон гремят в них трубы Карла, отвечая рогу Роланда. Мчится Карл ущельями, полон отчаяния и гнева.

— Помоги нам, Пресвятая Дева! — восклицает он. — Приготовил мне Ганелон великое горе! Недаром говорится в старой песне, что предки его были негодяи, ничего не знавшие, кроме низких дел. Большую подлость учинили они в Капитолии, убивши древнего Цезаря. Но зато они кончили жизнь на костре. Не уступает им в вероломстве и Ганелон. Он погубил Роланда и чуть не лишил меня моего царства, лишив Францию её защитников.

И плачет Карл горькими слезами, и в смущении теребит император свою седую бороду.

Источник: Литература. 7 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. - М.: Просвещение. (вернуться к уроку)


РАЗМЫШЛЯЕМ О ПРОЧИТАННОМ

1. Что вы узнали о поэме «Песнь о Роланде» и её героях из статьи В. И. Коровина и предисловия Н. Томашевского?

2. Прочитайте всю поэму самостоятельно, расскажите о её героях (Роланде, Оливье и Карле).

3. Подготовьте отрывок из поэмы для выразительного чтения в классе.

4. Подумайте, гиперболичны ли сражения и сами герои в поэме. Чем это объяснить?

5. Сравните стихотворный и прозаический переводы. Какой из них драматичнее? Аргументируйте свою позицию цитатами из текстов.

Источник: Литература. 7 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. - М.: Просвещение. (вернуться к уроку)

«Песнь о Роланде (народное творчество)» читать онлайн книгу📙 автора Народного творчества на MyBook.ru

Я не большой любитель поэзии, но вот это было здорово: красиво, увлекательно, впечатляюще и вдохновляюще. Довелось бы читать не то что в горах, а просто на природе – увидела бы все воочию и отошла бы от реальности.

Но и так получилось неплохо – произведение я прочитала в один прием, с огромным удовольствием и, что редко бывает со мной во время чтения стихов, с нешуточным волнением за персонажей. Хотя, чего уж тут, что будет с Роландом, я прекрасно знала – да и кто, пусть в общих чертах, не слышал об этой легендарной битве? Но Роланд Роландом, а сопереживалось все-таки не ему единственному, но и королю Карлу, и лучшему другу Роланда Оливье, да и вообще всей их честной компании. И особенное внимание было уделено Ганелону – уж больно хотелось почитать подробнее, как убьют злодея. И неведомые авторы, по счастью, не разочаровали.

Не удержусь и бегло пробегусь по сюжету, ибо, хоть история и не блещет оригинальностью, это как раз то повествование, которое хочется с воодушевлением пересказывать снова и снова. Итак, жил-был славный правитель Карл, и был у него в племянниках некто Роланд, своей храбростью заслуживший себе прижизненную славу, причем до такой степени, что когда встал вопрос, как бы побыстрее окончить войну, предложение убить Роланда и тогда все, мол, само прекратится, выглядело не ловким ходом, а вполне разумной идеей. А началось все, казалось бы, из-за пустяка. Мавры задумали недоброе, и Карл призадумался, кого бы отправить послом в стан врага. Роланд вроде как из лучших побуждений предложил кандидатуру своего отчима (хотя мне ох как хотелось бы к этим строчкам прикрепить этакий троллфейс), тот малость струсил и пригрозил отомстить. Эта эффектная сцена мне показалась достаточно забавной – ну, очень уж все выразительно, так на холст и просится (вокруг Ганелона просто обязаны сверкать звездочки):

Сказал король: «Отважные бароны,
Меж вами укажите мне такого,
Кто быть послом к Марсилию достоин».
Роланд ответил: «Ганелон, мой отчим».
Французы молвят: «Он на это годен.
Посла меж нас вы лучше не найдете».
Тут стало страшно графу Ганелону.
Он плащ, подбитый горностаем, сбросил,
Остался только в шелковом камзоле.
Лицом он горд, сверкают ярко очи,
Широкий в бедрах стан на диво строен.
Граф так хорош, что пэры глаз не сводят.
Роланду молвит он: «Безумец злобный,
Известно всем и так, что я - твой отчим.
Из-за тебя к Марсилию я послан,
Но коль вернуться мне господь поможет,
Тебе за все воздам я так жестоко,
Что будешь ты меня до смерти помнить».

Но, печально, угрозу свою Ганелон исполнил и, грубо говоря, сдал Роланда вместе с его товарищами маврам. И ведь и текст, и околороландовские знания как бы предвещают трагедию. Но не трагедия случилась, а великолепнейшие битвы. И все это так браво, да в таких выражениях, да еще с вмешательством высших сил, что любо-дорого смотреть… То есть читать. У меня, однако, это все так и стоит перед глазами.

Как эпос «Песнь о Роланде» у меня не читалась вообще. Я проглотила произведение как захватывающий исторический роман, чего и всем будущим читателям советую и желаю.

ПЕСНЬ О РОЛАНДЕ | Энциклопедия Кругосвет

ПЕСНЬ О РОЛАНДЕ (La Chanson de Roland), первая и самая совершенная из сотни с лишним старофранцузских эпических поэм, дошедших до нашего времени. Сохранилась в семи манускриптах, из которых старейший и лучший – т.н. Оксфордский список (1130–1150), но, несомненно, существовали и более ранние варианты.

В Оксфордской редакции поэма состоит из строф, или лесс, неравной длины, с ассонансными рифмами. Средневековая публика воспринимала ее на слух, в исполнении жонглера или менестреля. Действие происходит во время войны Карла Великого с испанскими сарацинами. Французы избирают своим послом графа Ганелона, который предает Роланда после ссоры с ним. Многократно превосходящие силы язычников нападают на арьергард французского войска в Ронсевальском ущелье. Христиане сражаются столь доблестно, что сарацины вынуждены отступить. Один за другим гибнут двенадцать пэров. Последними умирают архиепископ Турпин и два друга – Оливье и Роланд. Карл Великий слышит, как Роланд трубит в рог, призывая на помощь. Император возвращается слишком поздно и не может спасти Роланда с соратниками, однако ему удается догнать и уничтожить остатки сарацинского войска. Затем эмир Балиган, собрав все языческие силы Запада и Востока, вступает в сражение с Карлом, но терпит сокрушительное поражение и погибает. Изменника Ганелона привозят в Ахен, где приговаривают к смерти и подвергают казни четвертованием.

Вопрос об авторстве поэмы стал предметом полемики. Согласно историческим документам, Карл Великий вернулся во Францию 15 августа 778, после неудачной попытки захватить Сарагосу. Когда армия проходила через Пиренеи, на арьергард напали из засады баски, которые затем разбежались с добычей. Среди погибших в стычке был герцог Бретонской марки Роланд. Это событие могло быть переосмыслено в процессе медленного вызревания легенды в устной и(или) письменной традиции, но не исключено, что это творение одного человека. Судя по всему, оксфордский вариант очень близок к первоначальной версии, созданной в конце 11 в., незадолго до Первого крестового похода, духом которого проникнута поэма, хотя сам он в тексте не упоминается. Весьма вероятно, что автором был названный в последней строке Турольд. Несмотря на отсутствие достойных образцов, поэт сумел использовать все возможности пребывавшего в стадии становления французского языка и создать мастерское произведение, где характеры и страсти изображены с присущими эпосу силой, простотой и лаконичным красноречием.

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Псевдонимы...»

Как настоящая фамилия Анны Андреевны Ахматовой?

Песнь о Роланде, анализ произведения, главные герои, краткое содержание

Меню статьи:

«Песнь о Роланде» занимает почетное место не только во французской литературной истории, но и в мировой. Это произведение называют поэмой, но если говорить точнее, «Песнь о Роланде» относится к жанру так называемой жесты. В тексте рассказывается о битве, которая состоялась между войском императора Карла Великого и армией басков. Таким образом, произведение считается древнейшим крупным литературным памятником литературы Франции. Более всего жесты были распространены в Нормандии, на севере страны.

Особенности жанра, жесты – chanson de geste

Однако вначале нам следует поговорить о жесте или же «песни о деяниях». Жестой называется жанр средневековой литературы Франции. Жесту отличает эпический характер, и в этом жанр приближается к древнерусским летописям.

Термин «жеста» впервые появился в литературе, датированной XII веке. Жестой называли рассказы о славных деяниях и подвигах, о войнах и памятных эпических событиях. Жанр касался жизни героев и обращался не только к фигуре самого героя, но также к его роду, семье, друзьям, то есть охватывал большое количество персонажей. Жеста процветала на протяжении XII–XIV столетий. Второе дыхание жар получает в период становления романтизма, то есть в XIX веке. Жеста в это время функционирует не столько как самостоятельное произведение, сколько методология для анализа гомеровских текстов.

Жесту отличает характерная для этого жанра строфа, которая получила название лессы. Литературоведы считают, что именно лесса и легла в основу жесты. Изначально «песни о деяниях героев» выглядели, как «песни о деяниях святых», однако позже тематика сюжетов жест расширилась до героического эпоса. Кроме лессы, в жесту входят система и формула, которые раскрывали логику повествования текста. Тема рыцарства – центральная проблема жест – проявилась уже в «песнях о деяниях святых». Здесь периферийно затрагивались темы, связанные с войной, политикой и подвигами. Также в жестах на первый план выходят элементы противостояния, антитезы и бинарные оппозиции: например, христианин – мусульманин – язычник, вера – безверие – грех, Бог – Сатана, рыцарь (герой) – противник (антигерой). Произведения наполнены агиографическими мотивами (тема мученичества, святости, самопожертвования, божественного избранничества, поклонения святым мощам и многое другое).

Специфика содержания жесты

Большинство жест относится к каролингскому периоду в истории Франции, а именно к 751–987 годам – соответственно, времени правления династии Каролингов. Некоторые жесты даже описывают довольно известные события, которые происходили в VIII–X столетиях. Так же и герои жест часто имеют реально существовавшие исторические прототипы. Мы можем вспомнить, например, Роланда, Гийома (иногда имя этого героя ошибочно пишется как «Гильом») Короткого Носа, Жирара де Венна и, наконец, Карла Великого, а также Людовика Первого. Кроме того, литературные критики приходят к мнению, что под маской Ришара Старого из анализируемой нами жесты скрывается один из герцогов Нормандских, живший на границе X–XI столетий.

Песни жест рассказывают о войсках христиан, которые храбро сражаются против сарацин – кочевников-бедуинов Сирии, против армий язычников, еретиков и отступников, а также мусульман. Известно, что к этому периоду истории относятся знаменитые противостояния христианских и мусульманских народов, которые впоследствии вылились в Крестовые походы.

Вопросы об авторстве жест

Отличительная черта жест – анонимность. Однако на авторство произведений периодически появляются претенденты. Например, однажды на «руку» одного и того же текста претендовало сразу пятнадцать авторов. При этом, внутри самой жесты автор, который повествует о событиях (ведь все жесты написаны, как правило, от первого лица), порой раскрывает свое имя. В литературоведении устоялось мнение, что в таком случае этот человек и является настоящим автором произведения. Обычно, поэты – предполагаемые авторы жест – это дворяне и аристократы, которые достигли определенного уважения в обществе. Поэтому такая «самореклама» – не удивительное и логичное явление. Для аристократов в то время занятие поэзией считалось делом весьма престижным, поэтому признать себя поэтом было даже почетно.

Об истории написания «Песни о Роланде»

«Песнь о Роланде» уникальна тем, что существует в нескольких вариантах. Всего таких версий поэмы до наших дней дошло девять. Все рукописи написаны старофранцузским языком. Между тем, литературоведы выделили одну рукопись, которую признали «оригинальной», «канонической». Это так называемая Оксфордская рукопись «Песни», автор которой, вероятно, прекрасно владел англо-нормандским диалектом французского языка. Время создания текста – приблизительно – промежуток между 1129 и 1165 годами. Эта рукопись поставила исследователей в тупик: изначально считалось, что произведение повреждено или дошло до нас не в полном варианте. Но «вина» такого предположения – особенности структуры жесты. Давайте отвлечемся на разъяснение этого вопроса – буквально на пару секунд.

О специфических чертах структуры жесты

Действительно, структурное построение текстов, принадлежащих к этому жанру, неоднократно заводило ученых в тупиковую ситуацию. Почему? Исследователи предполагали, что текст соткан из интерполяций (то есть включает вставки, которые датируются куда более поздним временем, чем период написания основы текста) или вовсе поврежден. Жесты производят впечатление крайне неравнопорядковых произведений: тексты разнородны, совмещают стилистически отличающиеся друг от друга части, содержат множество повторов или фрагментов-отступлений. Кроме того, жесты часто кажутся противоречивыми.

Но литературоведы все же нашли объяснение этому феномену жест. Предполагается, что до XII века, когда появились письменные данные и записи о жестах, тексты существовали в устной форме. Поэтому большинство дошедших до нас жест – это черновики, шпаргалки, которые делали для себя авторы жест, или же более поздние попытки зафиксировать сюжет произведений. Жесты исполнялись ярко и празднично: певец-сказитель находился в компании жонглеров или других людей, которые развлекали публику представлениями.

Жесты иногда содержат инструкцию к исполнению. Особенно четко прописывается время, когда следует представлять произведение публике: например, обычно жесты начинали после завтрака, а заканчивали вечером, когда наступала темнота. Таким образом, «Песнь о Роланде» рассказывалась приблизительно на два дня. Это напоминало своеобразный ритуал. Более того, до XIII столетия рассказ сюжета жесты сказителем сопровождался пением и музыкой.

Откуда произошла «Песнь о Роланде»?

Существует несколько предположений о происхождении «Песни». По мнению французского филолога-медиевиста (специалиста по Средним векам) Жозефа Бедье, произведение было написано неким Турольдом. Иного мнения придерживается испанский филолог Рамон Менендес Пидаль, который считает, что жеста развивалась постепенно, эволюционируя и расширяясь поэтапно. В жесте, между тем, ясно выделяется ядро, поддерживаемое и сохраняемое сказителями.

«Песня», хоть и касается реальных событий, все же немного переосмысляет их, трансформируя и слегка искажая исторические факты. В действительности, арьергард армии Карла Великого попал в засаду около Ронсевальского ущелья.

Это случилось летом 778 года во время возвращения из испанского похода. На войско императора Карла напали племена басков, но в «Песне о Роланде» рассказывается о нападении мавров (сарацин).

Герои «Песни о Роланде»

Традиционно в произведении выделяется группа центральных персонажей и категория второстепенных героев. Сперва рассмотрим ключевые действующие лица «Песни о Роланде».

Центральные фигуры «Песни»

Одну из ведущих позиций занимает образ Карла Великого – короля Франции. Карл правил империей франков в 768–814 годах. Также Карл известен под именем короля лангобардов, герцога Баварии и императора Запада. Таким образом, эта фигура списана с реально существовавшего исторического лица. Именно Карл дал название династии Каролингов.

Конечно, нельзя не упомянуть об образе Роланда, который фигурирует и в названии произведения. Роланд изображен молодым бретонским графом и верным вассалом своего сюзерена – Карла Великого. Кроме этого, Роланда связывали с императором и родственные связи, так как граф описан также племянником и помощником своего правителя.

Второстепенные герои

К лицам второго плана принадлежат следующие фигуры:

  • Фигура Ганелона – вассала императора франков. Ганелон также предстает в образе отчима Роланда;
  • Образ Оливье занимает место одного из положительных героев, так как изображен аристократом, графом и – по совместительству – лучшим другом главного героя «Песни». Оливье – смелый и храбрый воин;
  • Среди негативных персонажей числится Марсилий, который представлен хитрым и жестоким правителем Сарагосы – одного из испанских городов;
  • Наконец, персонажем второго плана является и Турпен. Герой служит архиепископом, а также описан отважным и доблестным воином.

Краткое изложение сюжета знаменитой жесты

Для начала, представим общую линию сюжета «Песни о Роланде». Карл Великий возвращается из успешного похода: императору франков удалось завоевать все города мавританской Испании. Только один город, оккупированный сарацинами, устоял. Это Сарагоса. Городом находится под покровительством царя Марсилия. «Песня» изображает мавров исповедующими язычество. Сарацины советуются с Марсилием, принимая решение направить к императору франков послов. Карлу сообщили, что царь Сарагосы желает стать его вассалом, а также предлагает франкам богатую дань.

Против решения принять предложение сарацин выступил Роланд. Однако враг Роланда – Ганелон – говорит, что стоит согласиться на дары сарацин. Ганелон собирает делегацию послов, чтобы отправиться в Сарагосу. Втайне от всех Ганелон мечтает о гибели Роланда.

В Испании герой видится с Марсилием, настраивая того против Карла и двенадцати французских пэров. Ганелон склоняет Марсилия к нападению на Карла. Между тем, императору франков герой сообщает, что правитель Сарагосы отныне становится вассалом императора Франции. Армия франков, не ожидающая удара со стороны Сарагосы, выступает под предводительством Роланда. В итоге, предательство Ганелона приводит к тому, что мавры атакуют часть армии Карла около Ронсевальского ущелья. Конец «Песни о Роланде» – славный и трагический, как и положено жесте. Теперь стоит рассмотреть логику развития событий произведения по главам.

События глав с I по X

Испания долго не покорялась Карлу. 7 лет французский император выступал против испанских городов, стремясь покорить эту гордую страну. Удача постепенно улыбалась Карлу: правитель завоевал множество городов и крепостей, однако сарацины все никак не уступали франкам Сарагосу. Городом правил царь по имени Марсилий. Итак, Марсилий, встревоженный успехами франков, созывает военных советников, чтобы решить, как действовать в этой ситуации. Советники считают, что Марсилию следует послать Карлу богатые дары, а также отправить к императору франков делегацию послов, чтобы испросить пощады для жителей Сарагосы и принять вассалитет.

События глав с XI по XX

Послы Марсилия прибыли к Карлу Великому. Мудрый император франков выслушал гостей, после чего приказал собрать и своих советников. На совет пришли все вассалы Карла, которых собралось больше тысячи человек. Император поведал вассалам, что их ряды желает пополнить царь Сарагосы, который примет христианство, отречется от языческой веры, а также принесет в дары империи щедрые подарки. Взамен Карл обязуется пощадить жителей города и отправиться вместе с войском в родные земли. В добрые намерения Марсилия, между тем, не верит Роланд – племянник императора. Роланду кажется, что сарацинский царь намерен обмануть и предать Карла. Но большая часть вассалов императора все же выступили за то, чтобы принять предложение Марсилия. Кроме того, многолетние завоевательные походы измучили солдат и истощили армию. Воины хотят вернуться домой. Карл решает направить к Марсилию своих послов. Роланд, в свою очередь, советует императору назначить главой делегации франков Ганелона.

События глав с XXI по XXX

Однако Ганелон не в восторге от того, что Роланд предложил его кандидатуру для поездки к Марсилию. Герой уверен, что сарацины не станут слушать посланца Карла Великого, а потому казнь – вот то, что ожидает его в Сарагосе. Ганелон ненавидит Роланда, который, как считает рыцарь, сослал того на верную смерть. Дорогой в Сарагосу, Ганелон беседует с послом царя сарацин, после чего у посланника франков зреет план мести Роланду.

События глав с XXXI по LII

Ганелон поклялся себе, что Роланду придется заплатить жизнью. Прибыв в Сарагосу, Ганелон втирается в доверие к местному правителю. Герой убеждает Марсилия, который теперь видит в Ганелоне поверенного, что именно Роланд – причина всех несчастий, свалившихся на голову мавров. Роланд постоянно толкает Карла на военные походы. Если избавиться от Роланда, то Карл потеряет прежнюю военную хватку, потому что Роланд – это права рука императора франков. Захватнические походы прекратятся только со смертью Роланда. Ганелон разработал план убийства Роланда и предложил этот план Марсилию. Царь Сарагосы принимает предложение Ганелона.

События глав с LII по LXVIII

Ганелон привозит Карлу письмо от царя Сарагосы. В бумаге сообщается, что Марсилий сдается на милость могущественного императора франков, желает принять христианство, отречься от старой языческой веры. Также Марсилий предлагал Карлу дары и свои услуги в качестве вассала. Карл Великий доверился Ганелону и совету посланца касательно того, чтобы принять предложение Марсилия. Взамен царь сарацин попросил Карла увести войска с территории Испании. Что ж, армии Карла направились в сторону дома, однако император решил, по совету Ганелона, оставить небольшой арьергард для охраны стратегически важного ущелья.

Охрана ущелья поручена Роланду, который отправляется туда вместе с небольшой армией в двадцать тысяч человек. Но прибыв к Ронсевальскому ущелью, Роланд увидел, что навстречу арьергарду франков движется огромная армия мавров.

Друг Роланда, храбрый рыцарь Оливье советует графу отправить гонца с просьбой о подмоге. Однако Роланд решает отказаться от этой затеи, побаиваясь за безопасность Карла. Император же подходит к родным краям, но ощущает на сердце ужасную тревогу. Карл любил племянника, а потому сразу понял, что Роланду угрожает опасность. Император впадает в глубокое скорбное настроение, узнав о предательстве Ганелона.

События глав с LXIX по CX

Тем временем Роланд успел оценить силы противника. Арьергард франков и войско сарацин сильно отличаются по количеству воинов. Хоть Роланд и понимает, что против такого несметного полчища врагов не выстоять, все же старается подбодрить и вдохновить рыцарей-франков на смелый и доблестный отпор. Роланд призывает воинов сражаться за честь Франции и императора. Карл, осознавая, что племянника ждет гибель, страдает, ведь не может помочь верному Роланду.

События глав с CXI по CXXXI

Началась битва у Ронсевальского ущелья. Франки сражаются храбро, а войско мавров уже потеряло много бойцов. Однако Роланд понимает, что праздновать победу слишком рано. Сарацинами командует Марсилий, а это значит, что мавры не собираются давать пощады франкам. Роланд собрал военный совет, куда пригласили присутствующих в арьергарде пэров. Совет принял решение сражаться до последнего, на смерть. На финальную битву франков благословил архиепископ. Вдохновленные Турпеном и Роландом солдаты ринулись в сражение с новыми силами.

Битва была жестокой. Много франков полегло на поле около Ронсевальского ущелья. В отчаянии, желая защитить оставшихся в живых рыцарей, Роланд решил направить императору просьбу о помощи. Роланд изо всех сил трубил в рог, призывая войско Карла Великого.

События глав с CXXXV по CLXXV

Рог племянника услышал император. Карл развернул войско к Ронсевальскому ущелью, спеша на подмогу храброму отряду Роланда. Единственное желание Карла Великого – увидеть племянника живым, успеть спасти верного рыцаря. Пока армия императора движется к ущелью, арьергард франков сражается в последнем бою. Доблестно принимает благородную смерть на поле боя Оливье. Роланда сильно ранили, однако рыцарь, подобно обезумевшему Аяксу, храбро бросается в самую гущу сражения. Опомнившись, Роланд видит, что все его друзья, все ратные товарищи пали в бою. Сам рыцарь тоже смертельно ранен. Роланд чувствует приближающуюся кончину. Последним пристанищем Роланда становится сосна: герой ложится под деревом и принимает смерть.

События глав с CLXXVI по CCXII

Карл, который прибыл на место битвы, узрел страшную картину: везде, куда только мог достать взгляд императора, лежал убитый рыцарь. Императора франков охватил ужасный гнев. Праведная ярость овладела французским правителем. Армия Карла жестоко отомстила за павших у Ронсевальского ущелья собратьев и верных вассалов короля. Умерших в бою рыцарей император приказал почетно похоронить – там, где храбрых воинов настигла смерть. Тела же Роланда, архиепископа и Оливье франки увозят с собой, чтобы похоронить доблестных мужей в родной земле, во Франции.

События глав с CCXII по CCLXV

Войско франков уже приготовилось было отъезжать в сторону Франции, как вдруг Карл заметил двух посланцев от Марсилия. Гонцы сообщали, что сарацинский правитель вызывает французского императора на битву. В памяти Карла были еще слишком свежи воспоминания о павших рыцарях, поэтому правитель принял вызов Марсилия. Войско франков готовилось снова вступать в сражение. Мавров поддерживал мощный союзник – эмир Балиган. Но это обстоятельство не спасло сарацин от поражения в войне. Карл добрался до Сарагосы – города, который теперь, после стольких лет и жертв, был вынужден покориться франкам.

Столица сарацин пылала, мечети разрушались, а жители города насильно обращались в христианскую веру. Помня о вынесенном из этой истории уроке, Карл оставляет часть армии в Сарагосе, а сама возвращается в родные земли.

События глав с CCLXVI по CCLXVIII

Вернувшись в стены престольного города франков – Ахена – Карл созвал военный совет, чтобы принять решение о том, как справедливо наказать изменника. Ганелон – предатель, по вине бессовестного рыцаря погибло множество верных друзей и вассалов Карла.

В Ахене Карлу предстояло пережить еще одно трагическое событие. Встретил Альду – прекрасную девушку, невесту племянника, Карл поведал несчастной о смерти жениха. Альда не пережила таких новостей и умерла на месте.

События глав с CCLXIX по CCXC

Тем временем в престольном городе судят Ганелона. На стороне изменника выступают родственники: около тридцати людей просят у Карла помиловать Ганелона, но император франков твердо стоит на своем. Совет и судьи соглашаются с предложением Карла: Ганелону предстоит пройти через четвертование, а родне предателя – через повешение.

Отмщение Роланда и павших на поле около Ронсевальского ущелья вассалов на время успокоило душу императора Франции. Однако вскоре Карл получил новость от Гавриила. Архангел сообщал правителю франков, что не время отдыхать и мирные часы еще не наступили. Карлу надлежит собирать армию, чтобы двинуться в поход в Бирскую страну – там христиане страдают от гнета сарацин. Карл сокрушен этими новостями, ведь тяжек жребий императора.

5 / 5 ( 6 голосов )

Films Media Group - Песня о Роланде

Раннее звучание "Песни о Роланде" (01:31)
БЕСПЛАТНЫЙ ПРОСМОТР

Послушайте, как могла звучать эта песня в XII веке.

История Карла Великого (01:37)

В 778 году Карл Великий осадил Сарагосу, прежде чем отступить; его арьергард подвергся нападению.«Песня о Роланде» выражает это поражение, обернувшееся победой.

Пиренеи, 778 г. н.э. (02:27)

Карл Великий находится на испанской земле семь лет. Король Сарагосы Марсил встречается со своими советниками, включая Бланкандрина, и приказывает им заключить договор с Карлом Великим.

Карл Великий созывает свой совет (08:46)

Автор «Песни о Роланде» считает измену причиной поражения Карла Великого.Послушайте сцену совета в начале стихотворения и встречу Ганелона с Бланкандреном.

Карл Великий созывает свой совет: Марсиль (04:19)

Ганелон передает условия Карла Великого королю Марсилу. Марсил тайно планирует измену, которая приведет к смерти Роланда и Оливера.

Ганелон возвращается (02:41)

Ганелон соглашается с согласием короля Марсила.Карл Великий начинает свое путешествие во Францию. В ту ночь у него было два видения.

Ганелон возвращается: Арьергард (02:41)

Ганелон и Роланд спорят из-за руководства арьергардом; Роланд берет на себя ответственность. Карл Великий плачет, оставив Роланда позади.

Атака сарацинов (07:38)

Роланд и Оливер спорят о звуке в рог Карлу Великому; они встречают сарацинов в битве.Роланд звучит в рог, и Карл Великий арестовывает Ганелона.

Роланд Батлс Король Марсил (04:50)

Роланд обращается к своим людям и возвращается в бой. Роланд отрубает Марсилу руку и убивает Джурфалеу; Марсил убегает. Оливер яростно сражается, но умирает раньше Роланда.

Роланд сражается с королем Марсилем: Горе и ярость (02:29)

Роланд убивает несколько сарацин, прежде чем дунуть в рог во второй раз.Сарацины пали, и Роланд оплакивает потерю своих товарищей.

Смерть Роланда (05:27)

Смерть Роланда - самая драматическая сцена в «Песне о Роланде» и ключ к пониманию всего стихотворения.

Месть Карла Великого (03:58)

Солнце не заходит, пока Карл Великий преследует сарацинов.Той ночью, когда у Карла Великого было видение, король Марсил убегает в Сарагосу с отрубленной рукой.

Карл Великий сражается с эмиром Балигантом (04:37)

В этой сцене ислам противопоставляется христианству. Эмир Балигант прибывает в Сарагосу и соглашается помочь королю Марсилу в его борьбе с Карлом Великим.

Карл Великий сражается с эмиром Балигантом: Победа (08:41)

Карл Великий оплакивает потерю Роланда и его людей.Он встречает Балиганта в битве и побеждает его. Король Марсил умирает, и Карл Великий берет Сарагосу.

Испытание Ганелона (07:06)

«Песня о Роланде» заканчивается судом и наказанием Ганелона. Карл Великий приказывает крестить королеву Брамимонд.

Финальная строка "Песни о Роланде" (01:03)

Эксперт рассматривает значение последней загадочной строки.

Кредиты: Песня о Роланде (02:14)

Кредиты: Песня о Роланде

Чтобы узнать о дополнительных вариантах аренды и покупки цифровых материалов, обратитесь к консультанту по СМИ по телефону 800-257-5126
(нажмите вариант 3) или по адресу [email protected]

Отрывок из песни Роланда

Отрывок из Песни г. Роланд (11 век)

Примечание: Оливер и Роланд (Ролланц) - рыцари на службе у Карла Великого (9 век).Они были лидерами армии Карла Великого. поскольку он ушел из Испании после неудачной кампании против мусульман королевство в Испании. Это стихотворение было написанные столетия спустя, и подробно излагает историю их храбрости в качестве образец рыцарства. Оливер - это рог, который хочет Оливер Роланд должен нанести удар, чтобы получить помощь от основной части армии Карла Великого.

XXX

Оливер поднимается на высокую вершину,

Смотрит направо вдоль зеленой долины,

Появляются приближение языческих племен;

Он звонит своему товарищу Ролланцу, чтобы узнать:

"Что это за звук, выходи из Испания, мы слышим,

Какие кольчуги яркие, какие в этих касках этот проблеск?

Они поразят наших франков яростью прошлого вера,

Он знал это, Гвинес, предатель и вор,

Кто выбрал нас перед королем, нашим главный.«

Отвечает графу Ролланцу: «Оливье, прекратить.

Этот человек - мой добрый отец; держи свой мир "

LXXXI

На вершине сидит Оливер,

Королевство Испания, которое он видит перед собой, распространяется,

И Саррацинов, столько собралось.

Шлемы их сияют золотом украшенный драгоценностями,

Также их щиты, их кольчуги Орфрейд,

Также их мечи, знамена на копьях фиксированный.

Ранг сверх ранга не может быть пронумерован,

Так много там, никакую меру он установить не мог.

В глубине души он очень удивлен,

Быстрее, как мог, с вершины скорость

Приходит к франкам, рассказывает им его рассказ. сказал.

LXXXII

Оливер говорит: «Оттуда я язычники. увидел;

Никогда на земле никто больше не видел.

Получил нам их щитов сто тысяча цилиндров,

Эти шнурованные шлемы и сияющие кольчуги носил;

И, болт вертикально, их ярко-коричневый наконечники копий сияли.

Битва у нас будет как никогда.

Лорды франков, храни вас Бог в доблесть!

Так что держитесь, мы не будем через край! "

Тогда скажите франкам: "Позор, забери его. что гаснет:

Если мы должны умереть, то погибнем один и все."

LXXXIII

Оливер говорит: «Язычников предостаточно,

Хотя из нас, франков, я считаю очень немногих;

Товарищ Ролланц, ваш рог, прошу вас звук!

Если Чарльз услышит, он повернет свои армии раунд »

Ответы Ролланца: «Дурак, я должен быть найденным;

Во Франции погибнет Дус мой известность.

С Дюрандалем я положу толстый и крепкий,

В крови клинок до золотой рукояти, Я утону.

Язычники-преступники к этому перевалу не придут вниз;

Я клянусь вам сейчас, до смерти они все граница.

LXXXIV

"Товарищ Ролланц, звучите олифант, Я молюсь;

Если Чарльз услышит, хозяин обратится очередной раз;

Поможет нам наш король и баронаж ».

отвечает Ролланцу: «Никогда, клянусь Богом, я скажем,

За проступок мой услышат родичи виноват,

Ни Франс Дус не попал в зловещую славу!

Довольно крепкие удары с Дюрандалем Я положу,

Моим добрым мечом, который рядом со мной качаться;

До тех пор, пока ты не окровавишься, лезвие.

Язычники-преступники собрались на позор;

Я клянусь, что они обречены на смерть сегодня »

LXXXV

«Товарищ Ролланц, раззвоните своим олифантом!

Если Чарльз услышит, где в перевале он стенды,

Я клянусь, что они снова обратятся, Франки ».

"Никогда, клянусь," затем отвечает. его Ролланц,

"Сказать ли любой живой человек,

Что за язычников Я взял в руки свой рог!

Никогда через меня люди не упрекнут мой клан.

Когда я вступаю в бой, великий,

И наносили удары по сотне, по тысяче,

Из окровавленного Дюрандаля вы увидите клеймо.

Франки хорошие люди; как вассалы храбры они будут стоять;

Нет, испанским мужчинам нет гарантии от смерти ».

The Song of Roland by Anonymous

Неудивительно, что величайшие потомки этого произведения - сатиры. Часто бывает трудно серьезно отнестись к упрощенным высказываниям в поддержку крестового похода.Каждый раз один из рыцарей кричал мертвому мусульманину: «Мы правы, ты неправ!» Я смеялся. Когда вы ведете дебаты, оппонент уже убит, думаю, вам больше ничего не нужно говорить.

Ариосто использовал эту традицию для своего Орландо Фуриозо , но каждый раз, когда рыцарь кричит на мусульман в этой книге, мусульмане кричат ​​в ответ одно и то же. Хотя «Мех

». Неудивительно, что величайшие потомки этого произведения - сатиры. Часто бывает трудно серьезно отнестись к упрощенным высказываниям в поддержку крестового похода.Каждый раз один из рыцарей кричал мертвому мусульманину: «Мы правы, ты неправ!» Я смеялся. Когда вы ведете дебаты, оппонент уже убит, думаю, вам больше ничего не нужно говорить.

Ариосто использовал эту традицию для своего Орландо Фуриозо , но каждый раз, когда рыцарь кричит на мусульман в этой книге, мусульмане кричат ​​в ответ одно и то же. Хотя Furioso явно на стороне крестоносцев (в конце концов, они побеждают), он читается как пародия Mad Magazine на «Песню Роланда».У Ариосто явно есть ощущение, что обе стороны борются по одним и тем же причинам (не то чтобы он был несчастен быть на стороне победителя).

Сервантес также создал пародию на это произведение со своим «Дон Кихотом», просто спросив: «А что, если бы человек вел себя как рыцарь, пробираясь через реальный мир». Следовательно, Дон Кихот тратит книгу, крича на людей, которых он считает неправыми, и пытается их убить. Судя по всему, это только комедия, если не получится. Негласная критика на протяжении всей книги состоит в том, что если Дон Кихот ведет себя неадекватно реальной жизни, то рыцари Роланда подходят только для воображаемого мира.

У мусульман есть все мотивы злодеев Диснея, желающие только быть коварными и подлыми. Философская сложность - долгое падение от Гомера или Вергилия. Работа дает нам четкое представление о том, что ни автор, ни его культура не имеют никакого реального понимания своих врагов, представляя мусульман как поклоняющихся Мухаммеду, Аполлону и популяризируя фигуру Термаганта, который долгое время упоминался как главный бог мира. мусульмане.

Я нашел интересную статью, в которой были переведены некоторые термины из книги на арабский, включая «олифант» и названия нескольких лошадей и мечей.Согласно статье, «Аполлон» и «Термагант» - это неправильные переводы важных религиозных деятелей; а именно дядя и сын Мухаммеда. Они не более боги, чем Моисей, Соломон или Папа.

Мне пришлось найти другую статью, чтобы объяснить значение одного отрывка, описывающего впечатляющие физические черты рыцарей и заканчивающегося словами «у него была большая промежность». Очевидно, это означает длину его бедер, а не что-то особенно сексуальное. Полагаю, длинные бедра тогда делали тебя плохим парнем (что имеет смысл, если основным военным навыком является конный спорт).

Неуклюжие мусульмане с закрученными усами устанавливают стандарт для прихода неискушенных злодеев, апеллируя к наименьшему общему знаменателю. В этом нет ничего удивительного, ведь произведение исполнялось для публики певчими жонглерами. Как и «Страстные пьесы», эта работа была наполовину развлечением, наполовину политической пропагандой, призванной вызвать недовольство неграмотного, необразованного человека.

Фактически, первоначальная описанная битва, в которой Роланд сделал свой последний бой, вообще не вовлекала мусульман - она ​​происходила между христианскими французами Карла Великого и испанскими басками, на земли которых они вторгались, которые также были христианами.Позже была высказана вся антимусульманская точка зрения, просто чтобы рассердить людей.

Есть некоторые отрывки, в которых мусульмане описываются как могущественные, привлекательные и умные, но эти отрывки не совсем типичны для их изображения в произведении.

Между маниакальными злодеями и большим количеством смертей эта книга явно составляет прототип для будущих боевиков, в комплекте с содержательными строками, которые герои переносят на свежие трупы. В этом смысле нетрудно представить себе популярность Роланда, который был Джоном Макклейном своего времени.

Несмотря на историческую и культурную значимость и несколько трогательных описаний, работа в целом довольно детская, она намного уступает высотам римских авторов, но все же далека от грядущего Возрождения. Европейская культура в то время была слаба в философии, но имела множество врагов и войн.

По иронии судьбы именно мусульмане в настоящее время находились на философском и интеллектуальном пике, переводя и поддерживая греческую традицию. Мусульмане разработали «ноль» триста лет назад, а в следующие триста лет Ибн Халдун одним махом изобрел социальные науки.Только во время крестовых походов европейцы начали изучать математику и греческую философию у мусульман, вернув эти идеи домой и положив начало эпохе Возрождения.

Песня, безусловно, полезна для любого последователя эпической традиции или для историков, и она довольно короткая, но в целом это просто заполнитель между великими произведениями более раннего и более позднего периодов.

Я читал перевод Глина Бёрджесса, он сносный и содержит продуманные сноски.

Песня Роланда | Лекции по истории средневековья


Словарь и тезаурус
Щелкните здесь, чтобы увидеть текст Песня Роланда
Станцы 1-87
Стансы 88–161

Карл Великий вторгся в Испанию в 778 году.Он был приглашен губернатор стратегического города Сарагоса, обещавший город ему. Он вошел через перевал в западных Пиренеях. Горы и шли по землям басков, народа, у которого удалось сохранить свою свободу от мусульманского господства, и кто не был слишком довольны тем, что франки вошли в их землю, даже не спросив разрешение. Чарльз позаботился об их возражениях, схватив заложников и позволяя своим людям грабить и грабить сельскую местность, когда он направился на восток, чтобы Сарагоса.Однако когда он достиг своей цели, он обнаружил, что Мусульманский губернатор передумал, и ворота города были закрыт для него. После некоторого бесполезного промедления он и его армия начали возвращаться по своим следам. Баски все еще злились на его более раннего обращения с ними и, поскольку его армия прошла через перевал Ронсевальес атаковал свой арьергард. Как отмечал Эйнхард в своей книге «Жизнь ». Карла Великого , несколько дворян были убиты, в том числе «Грудоланд, лорд Марши Бретани.«

К 900-м годам храм Святого Иакова Компостельского, расположенный в северо-восточный уголок Испании, стал одним из самых популярных места паломничества в Западной Европе и главный путь из Франции в Святой Иаков пролегал через перевал Ронсеваль. Со временем Роланд стал один из героев, поле битвы которого ждали увидеть проходящие паломники, и, в конце концов, он стал главным героем эпической поэмы. Хотя историки спорят о том, когда сохранившаяся письменная версия был составлен, теперь большинство согласны с тем, что он датируется примерно 1200 годом, и был написан где-то на севере Франции.Это самый известный из ряд подобных сказок, более или менее основанных на событиях эпохи Каролингские монархи и назвали chansons de geste. Это означает "песни о делах", и эти песни были любимой "литературой" дворянство двенадцатого века. Их пели для публики, как Беовульф был составлен для исполнения перед аудиторией, состоящей из которые были самыми неграмотными.

Идея, что Roland и другие шансонов были песнями дел заставляют многих читателей упускать из виду сложность этих стихи.Если рассматривать их просто как героические сказки, в которых один воин рубит кучу других воинов, они могут показаться довольно примитивными и быстро приедаться. Дело в том, что многие шансонов на самом деле касаются юридических вопросов, и более чем для некоторых, например, The Song of Roland , настоящие испытания являются их центральный эпизод. Вы еще раз увидите это, когда прочтете The Song of the Сид . Они больше похожи на телевизионные программы, такие как Law и Закажите или Perry Mason , чем All-Star Wrestling или повторы Рокки .

Это не означает, что части этих стихотворений важный. Публике, наверное, они нравились, но они поняли, что они были второстепенными по отношению к основному действию, как и сцены погони, в которых все разные машины врезаются друг в друга и взрываются, разбрасывая обломки половина города, доставляет удовольствие, но на самом деле не важны для участок. Возможно, это преувеличение. Кто-то стремится найти хорошее рассказывать о персонажах актеров драмы во время этих эпизоды.Но лучше всего сосредоточить внимание на событиях. ведущие к батальным сценам, а не к крови и славе сами разделы. Следует также помнить, что средневековые авторы не были «примитивными» или «бесхитростными». Они действительно ожидали, что их аудитория обращать пристальное внимание на то, что они рассказывают, и думать о том, что они слышали или читали. Они также ожидали, что они будут знакомы с ситуациями, которые им представляются.

Обязанностью каждого феодального вассала, например, было «заплатить суд» его господин.Это означало, что вассал должен был явиться на те случаи, когда господин созывал собрание для рассмотрения проблем, слышать жалобы и улаживать споры, принимать посольства и т. д. остальное требует серьезного обдумывания и обсуждения. Большая часть аудитории Песня Роланда имела опыт подобных встреч или была на мало изучая, как следует вести себя, когда их господин просит их о "помощи и совет ". Поэтому неудивительно, что Roland начинает с предоставления истории, необходимой для понимания почему Карл Великий созвал совет своей знати и по какому вопросу члены совета должны были обсуждать и давать советы по поводу.Ты мог иметь в виду, что лорд должен был относиться к своим вассалам с уважение и честь. Это означало, что он не мог спросить их совета и просто отклоните его, если это ему не подходит, поскольку это не будет показывать его советники заслужили уважение. Средневековые соборы не были резиновыми штампы [У них в любом случае не было резины. Это была одна из вещей что они обнаружили в Новом Свете.]

Итак, у нас есть собрание совета, чтобы решить, атаковать ли Марсил из Сарагоса, пошлите другого посла для переговоров с ним (у него был последний двух послов порубили на мелкие кусочки и отправили обратно в Карла Великого в корзине), или просто собирайся и отправляйся домой.Когда совет начинается, Роланд первым говорит, возражая против возвращения домой даже хотя армия находится в Испании семь лет и уставший от войны. Ого! Роланду всего около восемнадцати лет, довольно опрометчиво. молодой человек. Это принято в совете для самых старых и опытных участники заговорили первыми, и Роланд только что вел себя очень оскорбительно. манера. Конечно, он племянник Карла Великого, сын Карла Великого. сестра, но этого недостаточно, чтобы оправдать его поступок.Ганелон, как его отчим, увещевает его, так как это долг отца (или отчима) обуздывать сына, когда он плохо себя ведет. Но Роланд включает Ганелона и просто издевается над ним. Ганелон говорит Роланду, что никогда не показывал должное почтение к отчиму, способ указать на другого члены совета, что он не несет ответственности за отсутствие пасынка манер. Роланд отвечает, оскорбляя его еще более злобно.

Что-то здесь явно не так, и что бы там ни было, становится только хуже.Совет наконец склоняется к рекомендации другого посольства. Я не знаю насчет вас, но мне не понравилась бы идея быть послом человек, который имел опыт рубки послов на мелкие кусочки. Участники добровольцев совета один за другим, и Карл Великий отвергает их на том основании, что что он не может позволить себе потерять их. Затем Роланд добровольно вызывает отчима и Карл Великий принимает номинацию. Ганелон приходит в ярость и говорит, что Роланд пытается убить его.Затем он трижды обещает принять отомстить Роланду и его приятелям, если он выберется из этого живым. Плохое шоу! Этот декларация, повторенная трижды, известна как "вызов" и по феодальным законам того времени начало законной вражды. Если лицо, выражающее неповиновение, успешно убивает человека или лиц, которых он бросает вызов, или если он будет убит ими, это не будет считаться преступлением, но разрешение частного дела. Конечно, нельзя выдавать вызов в суде или совете, но Карл Великий ничего не делает, чтобы остановить его [кроме сказать "туть, туть"].Итак, Карл Великий дает Ганелону запечатанное письмо для доставки Марсиле, обрисовывая условия мира, и вручает ему жезл, который сделает Ганелон его вестник и официальный представитель. Но палочка падает раньше Ганелон может схватить его, и он должен поднять его с земли. чем получить его из руки Карла Великого.

Этот эпизод приводит в движение все, что следует за ним, и в нем много вопросы, которые вам нужно иметь в виду, если вы когда-нибудь собираетесь выяснить что на самом деле происходит.Почему Роланд вмешался в дискуссию из повернуть и почему Карл Великий не призвал его к порядку после того, как он просто рассмеялся на отчима за попытку исправить его? Почему Роланд так сосредоточен на продолжать войну? Сколько ему лет на самом деле - помните, что в армии был в Испании семь лет. Почему Карл Великий отвергает всех до тех пор, пока ему дан выбор Ганелона? Почему Ганелон вдруг заявляет, что Роланд пытается его убить? Почему Карл Великий не вмешивается и не останавливается Неповиновение Ганелона? Если совет призван решить, что делать, почему у Карла Великого есть уже написанное и запечатанное письмо к Марсилю? Когда церемония передачи эстафеты срывается, почему Карл Великий просто начать сначала? Неужели Ганелон просто нащупал перевал, или Карл Великий уронил жезл? Если Карл Великий уронил жезл, он случайно или намеренно? Почему консультанты так расстроены кто-нибудь все равно уронил палку?

Подобно писателю детективного рассказа, автор книги «Песнь о Роланд дал вам много подсказок, которые он ожидает от вас. по мере того, как вы узнаете остальную часть истории.И как писатель тайны рассказ, автор дал вам подсказки, которые, кажется, указывают на всевозможные направления. И, если вы прочитали много хороших загадок, вы, вероятно, осознавая, что наиболее важным ключом к разгадке может быть то, что автор сделал , а не сказать. Это хорошо, чтобы оставаться на заднем плане. ваш разум, когда вы начнете читать Песнь Роланда . Здесь что-то важное, что автор, кажется, упустил?

Песня Роланда Марка Джармана - Стихи

И явились им Илия и Моисей, и они разговаривали с Иисусом. Марка 9: 2

1

 Они говорили с ним о воскресении, о законе,
      о страданиях впереди.
Они говорили, как будто хотели напомнить ему, кто он такой, и
      кто они были. Он не был
Как его трое друзей смотрят немного в стороне, а не как
      толпа
У подножия холма. Серо-зеленая гроза скопилась
      из моря
И Бог проговорил оттуда и сказал, что он его. Они были
      говорящий
О том, как тело, сломанное или сожженное, могло снова жить,
      переделал.Только пламенный текст грозового тона мог это объяснить.
      И они говорили
О боли и необходимости суждения и о том, как он
      сделать себя
Закон боли, его дух и буква в его собственной плоти,
      а потом сломай его,
То есть превзойти это. Его одежда вспыхнула, как магний,
      как они говорили. 


2

 Когда мы привели к нему нашу мать, мы сказали: "Господи,
      она падает с лестницы.
Она не может сдерживаться. Днем она забывает
      утро."
И он сказал: «Все возможно верующим.
      Побрей ей голову,
Вставьте силиконовую трубку в ее череп и проведите ею под
      ее скальп,
Вниз по ее шее и по ключице, и введи ее в
      ее живот ".
И мы сделали и увидели, что она больше не спотыкалась и не мокрая
      саму себя.
Она могла помнить утро до вечера.
      И мы пошли своей дорогой,
Как можно больше радуясь, потому что мы беспокоили многих
      годы. 


3

 Они говорили с ним о небесах, как все формы
      были люциформные,
Как кожаный пояс и спутанные волосы, как вши
      бегая по коже
И кожа с кожи заживо пылает совершенством,
      вибрация света.И они говорили о сложностях крови
      и лимфа,
Каждый компонент, переполняющий сосуды, тело и
      антитело,
И они говорили о горящей лампе
      ниша черепа,
Глаза пьют свет изнутри и свет из
      без,
И как просто увидеть будущее, если посмотреть на него
      как в прошлом,
И как настоящее относилось к плоти и ее плотности
      и тьма
И говорить об этом было сложно. До и после было проще.
      Они говорили о свете.


4

 К нему подошел человек, который сказал, что ослеп с
      день его свадьбы
И никогда не видел жену под вуалью или детей
      она дала ему.
И Господь сказал: «Расскажи мне о своих родителях».
      И мужчина говорил
Долго, вспоминая, как мать стригла отца
      мясо на обед,
И как по ночам их голоса ползли по его спальне
      потолок, вроде ...
Но он не мог сказать, на что они похожи. И в
      утром все начало тикать
И весь день тикал как будто.. . . Теперь он вспомнил!
И вдруг его зрение вернулось и ослепило его, как
      лампочка-вспышка. 


5

 Они говорили с ним о законе и о том, как
      должно быть
Как ливень, легкий дождь идет все утро и перемешивается
      с росой -
Дождь проходит сквозь паутину и проникает
      ком грязи
Не растапливая, настойчивый, обильный душ, замачивание
      одежда,
Утяжелить свитшоты, вонять шерстью и найти все
      корень волоса на коже головы.И это когда вы бросили приговор в толпу
      и смотрел на них
Призрак, как скот, протянул руку и ускорил суматоху,
      страшнее.
И они говорили, что, чтобы спасти лучшее, многие должны быть
      наказан
В том числе и лучшее. И никто не был освобожден, так как они
      объяснил это,
Ни себя, ни него, ни кого-то, кого он любил, ни кого
      любил его. 


6

 Возьмите любого и внесите в него изменение, которое они чувствуют
И отправьте их в орган, чтобы оценить это чувство.Когда им говорят
Что только их ждет страдание в соответствии
      с законами
Об их состоянии, от которого они могут выздороветь, а могут и нет,
Тогда они узнают водоворот на вершине горы, внутри
      невыразимого,
Безмолвие перед тем, как голоса заговорили с ними,
Говорить, чтобы подготовить их, вооружить и разоружить, пока
      конец.
И если кто-то смотрит, они будут казаться преображенными. 


7

 Я хочу верить, что он отвечал им своим сияющим
      товарищи,
И я хочу верить, что он сказал, что слишком многого просили
      и слишком много обещанного.Я хочу верить, что поэтому он светился в глаза
      его друзей,
Свидетели смотрят, потому что он говорил за них,
      потому что он любил их
И было стыдно узнать, как он и они
      буду страдать.
Я хочу верить, что он сопротивлялся в тот момент, когда он
      казался прославленным,
Потому что он не мог примирить противоречия
      и подозреваемый
Эта любовь имела ограниченный срок и была просто утешением
      заблудших.
Я знаю, что он, должно быть, выполнил свой долг, но я хочу
      верить
Он был преображен сопротивлением, когда он слушал,
      и они говорили.

Песнь о Роланде и пятой бойне

Критические очерки

Песня Роланда и Бойня №5

Во многих войнах, которые велись на протяжении истории, провозглашение «Бог на нашей стороне!» был использован в качестве пропаганды, чтобы оправдать ведение битвы. Воюющие стороны часто используют Божье благословение, чтобы оправдать убийство людей.В « Бойня № 5 » Воннегут исследует природу этого самодовольного провозглашения через создание персонажа Роланда Вири. Вплоть до своей смерти в четвертой главе Вири служил контрастом средневековому французскому рыцарю Роланду, персонажу, увековеченному во французской балладе La Chanson de Roland (Песня о Роланде), , который командовал выводом французских войск во время восьмого года. битва века, которую вел дядя Роланда, Карл Великий. Воннегут пародирует действия Вири во Второй мировой войне на действия французского рыцаря, чтобы показать, что войны все еще ведутся армиями, провозглашающими поддержку Бога, хотя на самом деле они никогда не были оправданы Богом.Чтобы лучше понять отношения между французским рыцарем Роландом и Роландом Вири из Воннегута, мы должны рассмотреть рассказ французского рыцаря; только тогда мы сможем понять намерения Воннегута в Бойня № 5 .

В средние века французские трубадуры, или менестрели, воспевали деяния Карла Великого и его последователей в ряде баллад, в том числе в «Шансон де Роланд», в котором рассказывается об инциденте во время вывода армий Карла Великого из Испании. В «Шансоне» Карл Великий проводит около тридцати лет кампании по всей Европе и на Ближнем Востоке, чтобы защитить натиск саксов-язычников и других нехристиан.В одной из таких кампаний Карл Великий проводит операцию против группы испанцев, мусульман-сарацинов. Получив сдачу всех своих городов и крепостей, он готовится вернуться во Францию. Для успешного отступления он ставит своего племянника Роланда командовать арьергардом.

В густом лесу на вершине горы мусульмане-сарацины устраивают засаду на войска Роланда. Видя, что нападающие одолели его, Роланду предлагается подать сигнал в гудок, который сигнализирует о беде и приведет на помощь основные силы армии Карла Великого.Однако из высокомерия и самоуверенности он отказывается трубить в рог: он наслаждается возможностью победить всю сарацинскую армию с помощью своего небольшого отряда солдат. Удивительно, но французам удается выстоять в четырех отдельных схватках, но пятая битва обернулась катастрофой, и Роланд теперь предпочитает трубить в рог. Ради чести, его близкий товарищ Оливер считает, что было бы постыдно вызывать Карла Великого, чтобы увидеть трагедию, потому что ему уже слишком поздно помогать им. Роланд признает, что битва проиграна и что его солдаты будут убиты, но он настаивает на вызове Карла Великого.Раненый и истекающий кровью, он продолжает драться. Он взбирается на холм и, готовясь к смерти, молится Богу, прося прощения за свои грехи. Взывая к Богу, он умирает. Песня о Роланде заканчивается тем, что душа Роланда возносится на небеса Святым Михаилом, архангелом Гавриилом и духом с золотыми крыльями.

Опираясь на эту сказку, Воннегут проводит параллель между рядовым Роландом Вири и французским рыцарем. В « Бойня № 5 » Вири носит свисток, который он планирует скрывать, пока не получит повышение.Его свисток соответствует рогу, который носит Роланд, и который он планирует использовать только в том случае, если ему понадобится помощь дяди. Воображение Вири заставляет его фантазировать, что он и два разведчика, с которыми он бродит по лесу, неразделимы, как Три мушкетера, хотя разведчики в конечном итоге оставляют Вири и Билли бродить по лесу в одиночестве. Во французской балладе Роланд и его компаньон Оливер изображаются неразлучными товарищами, хотя спорят, трубить в рог или нет.В « Бойня № 5 » немецкие солдаты без труда преследуют американцев, включая Билли, потому что они оставляют следы на снегу. На испанской границе сарацины-мусульмане без труда преследуют Роланда, маршрут отхода которого они знают заранее, потому что предатель обнародовал планы.

В третьей главе Билли, пацифист, а не Вири, человек, восхищающийся физической жестокостью, смотрит на молодого немецкого солдата и сравнивает его со светловолосым ангелом - важным изображением, напоминающим дух с золотыми крыльями, несущий Душа французского рыцаря Роланда до небес.Имея Билли - а не Вири - видеть то, что он считает ангелом, Воннегут переворачивает сходство между The Song of Roland и Slaughterhouse-Five с ног на голову. Поскольку душа французского рыцаря возносится к небесам ангелами, мы ожидаем того же от Вири, который во многих действиях похож на своего тезку. Однако Воннегут предполагает, что Бог не на чьей-либо стороне в войне. В конце концов, французский рыцарь и Вири - солдаты, но Вири не видит ангелов, когда умирает.По иронии судьбы, именно Билли, персонаж, больше всего не похожий на солдата, видит ангельского юношу. Используя аналогию с The Song of Roland, Vonnegut показывает, что представление о Боге как о союзнике или партнере в войне неверно. Напротив, такая самоуверенная идея - это просто инструмент пропаганды, используемый для того, чтобы поставить одну воюющую сторону над другой.

Песня Роланда


Что такое песня Роланда?

«Песня о Роланде» - длинная эпическая поэма, которая считается старейшим из сохранившихся эпических произведений французской литературы.Это военная эпопея, сюжет которой вращается вокруг битвы при Ронсево. Песня о Роланде писалась в течение нескольких десятилетий, в течение которых в нее вносились дополнения. Он следует за литературной формой под названием «шансон де жесте», которая процветала в Европе в средние и высокие средневековые времена.

Когда была написана Песня о Роланде?

Песня о Роланде была написана в период между 1040 и 1115 годами. В этот период в эпос были внесены различные дополнения. Он был написан на старофранцузском языке, и сегодня доступны различные рукописи эпоса, самая старая из которых находится в Бодлианской библиотеке в Оксфорде.Песня о Роланде посвящена битве у перевала Ронсево, которая произошла между Роландом и басками. Песня о Роланде стала одним из самых известных эпосов средневековья, а также оказала влияние на крестовые походы.

Кто написал песню о Роланде?

Трудно точно определить автора «Песни о Роланде», потому что она писалась на протяжении нескольких десятилетий и, возможно, разными авторами были сделаны различные дополнения. Однако ученые считают, что эпос, возможно, был написан поэтом по имени Турлод, с последующими дополнениями, внесенными другими писателями.Песня о Роланде написана на старофранцузском языке и со временем приобрела статус первостепенной важности во французской литературе.

Персонажи Песни Роланда

В «Песне о Роланде» появляются различные важные персонажи. Герой эпоса - Роланд, племянник императора Карла Великого. Он умирает во время битвы, хотя причина его смерти в том, что он разорвал свой храм, дуя в рог масленки. Балигант - еще один важный персонаж, которого Марсил заручился поддержкой против Карла Великого.Среди других важных персонажей «Песни о Роланде» - король Марсил, сарацинский король Испании, Оливер, искренний друг Роланда, Од, невеста Роланда, и другие.

Песня истории Роланда

Ученые единодушно согласны с тем, что Песня о Роланде была написана между 1040 и 1115 годами. Однако история, описанная в Песне о Роланде, простирается до битвы при Ронсево 8-го века, которая произошла во время правления императора Карла Великого. Битва велась между Роландом, который был префектом Бретонского марша, и басками, коренной этнической группой в регионе Басков.Это произошло на перевале Ронсево, который представляет собой высокий горный перевал в Пиренеях, расположенный между Францией и Испанией. Роланд был убит во время битвы после того, как его виски разлетелись из-за сильного дуновения в рог масляного животного. Позднее битва романтизировалась как конфликт между христианами и мусульманами, хотя обе стороны в битве были христианами.

Песня Роланда Краткое содержание

«Песнь о Роланде» - один из самых популярных средневековых эпосов французской литературы.Он был написан в ознаменование битвы на перевале Ронсево между Роландом и басками. Сама эпопея стала широко популярной и позже была романтизирована как конфликт между христианами и мусульманами во время крестовых походов. Песня о Роланде также считается старейшим эпосом французской литературы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *