Первая мировая война век: Первая мировая война

Содержание

Мировые войны XX века. Кн. 4. Вторая мировая война

— Любой -АбаканАбатскоеАвтополигонАганАгаповкаАгидельАгиришАзиатская, п.Айкино, с.АккоАксаркаАкъярАлейскАлександров ГайАлтайскоеАлупкаАлябьевский (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра)АнадырьАндреевка (Республика Башкортостан)Анжеро-Судженск (Кемеровская область)АнкараАнниноАпатитыАрадАрамильАрзамасАриэльАрлюк, п.ст.АрмавирАрмизонскоеАромашевоАрсеньевАрхангельскАсиноАскаровоАскиноАстраханьАфулаАчинскАшаАшдодАшкелонБ. СорокиноБаево, с.БайкаловоБаймакБака-аль-ГарбияБакалыБакуБалаковоБалашихаБанниковоБаня-ЛукаБаранчинскийБаргузинБарнаулБарселонаБарсовоБат-ЯмБатайскБейт-ШеанБейт-ШемешБейтар-ИлитБелгородБелградБелебейБеловоБелозерскоеБелоозерскийБелорецкБелоярскБелоярскийБелоярский, пгтБелый ЯрБердюжьеБерезово, пгт.БерезовскийБерезовский (Свердловская область)БеркутБерлинБеэр-ШеваБигилаБийскБикинБиробиджанБирскБишкекБлаговещенскБней-БракБобровоБогандинскийБогдановичБогородскоеБокситогорскБолгарБолчары, с.БольшевикБольшеустьикинскоеБольшое СорокиноБорБорисовка, с.

БоркиБоровинкаБоровскийБоровскоеБородиноБратскБредыБрестБронницыБрянскБудапештБуланашБураевоБухарестВагайВалдайВаргашиВаршаваВаховскВашингтонВеликие ЛукиВеликий НовгородВенаВереяВерхнеказымский, п.ВерхнеуральскВерхнеяркеевоВерхние ТатышлыВерхний УфалейВерхняя Пышма (Свердловская область)ВерхотурьеВидноеВикуловоВинзилиВиноградовскийВифлеемВладивостокВладикавказВладимирВолгоградВолгодонскВолжскийВологдаВолховВолчанск (Свердловская область)ВольскВоронежВоскресенскВыборгВысоковскВьентьянГаджиевоГатчинаГвардейское, пгтГеоргиевскГерцлияГиват-ШмуэльГиватаимГлазовГолицыноГолышмановоГомельГорки-2Горно-АлтайскГорноправдинскГороденкаГоршковоГорьковкаГорюновоГрозныйГрэсГубкинскийГуковоГурзуфГурьевскДавлекановоДагомысДалматовоДачное (Республика Татарстан)ДегтярскДеденево, пос.Демьянка (Тюменская область)ДзержинскДиксонДимонаДмитровДнепрДобринкаДовольное, с.ДолгодеревенскоеДолгопрудныйДомодедовоДрезденДроноваДубнаДубровкаДудинкаДушанбеЕгорьевскЕкатеринбургЕлабугаЕлатьмаЕлыкаево, с.ЕльцовкаЕманжелинскЕмбаевоЕрмолиноЕршовЕткульЖелезногорскЖердевкаЖуковскийЖуравлево (Кемеровская область)ЗаводоуковскЗавьяловоЗайцева речка, сп.
(Ханты-Мансийский автономный округ — Югра)Залари, п.ЗалесовоЗаполярный (Мурманская область)ЗаречныйЗаринскЗвёздный городокЗеленоборскЗлатоустЗмеиногорскЗнаменскоеИвановкаИвановоИгаркаИглиноИгримИерусалимИжевскИзлучинскИкшаИланскийИнтаИрбитИркутскИсетскоеИскаИсса, пгт.ИстраИсянгуловоИсянгуловоИшимИшимбайЙехуд-МоноссонЙокнеамЙошкар-ОлаКабанскКазанскоеКазаньКазымКалансуаКалач-на-ДонуКалининградКалтанКалтасыКалугаКамаКаменск-УральскийКаменск-ШахтинскийКамень-на-ОбиКамышинКанашево, с.КанскКарабашКарагандаКарасукКаркатеевыКармаскалыКармиэльКарпинскКарталыКасимовКаскараКаслиКатав-ИвановскКафр-КасемКашиноКемеровоКерчьКетовоКиевКижингаКизильскоеКиргиз-МиякиКириши (Ленинградская область)КировКировскКирьят-АтаКирьят-БяликКирьят-ГатКирьят-МалахиКирьят-МоцкинКирьят-ОноКирьят-ШмонаКирьят-ЯмКиселевск (Кемеровская область)КичигиноКишинёвКлепиково, с.КлинКлючи, с.КогалымКожевниково, с.КолесниковоКоломнаКолпашевоКолывань, р.п.КоммунистическийКомратКомсомольск-на-АмуреКомсомольскийКондинскоеКонстантиново (Рязанская область)КопейскКоркиноКоролёвКорсаковКоряжмаКостанайКостромаКотельникиКотовскКрасная ГоркаКрасноармейскКраснобродский, пгт.
КрасногорскКраснодарКраснознаменскКраснообскКрасносельское (Челябинская область)КраснотурьинскКрасноуральскКрасноярскКриулино (Свердловская область)КронштадтКуала-ЛумпурКузнецкКуйбышевскКулундаКумертауКуминскийКунашакКурганКурсавкаКурскКуртамышКурчатовКусаКушваКфар-СаваКызылКыштымКяхтаЛабытнангиЛангепасЛарёвоЛебедевкаЛебяжьеЛевашовоЛенино, пгтЛенинск-КузнецкийЛермонтово, с.Лесниково, с.Леуши, п.ЛипецкЛобняЛодЛодейное ПолеЛомоносовЛондонЛосино-ПетровскийЛотошиноЛугаЛуговойЛуговскойЛунино, р.п.ЛуховицыЛыткариноЛыхма (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра)ЛюбаньЛюблянаЛянторЛяховоМаале-АдумимМаалот-ТаршихаМагаданМагасМагнитогорскМадридМайкопМалеевка (Московская область)Малиновка, п.Малиновский (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра)МалоязМалый Атлым, с.МалышеваМаранка, с.МарфиноМаслянскийМахалино, с.МахачкалаМашковоМегионМедыньМеждуреченскМеждуреченскийМелеузМесягутовоМиассМиасскоеМигдаль-ха-ЭмекМизоновоМинскМинусинскМихайловкаМичуринскМодиин-ИлитМодиин-Маккабим-РеутМожайскМолодежный (Московская область)МолочныйМончегорскМорткаМоскваМосковскийМосрентгенМошковоМраковоМужиМулымья, с.
п.Мундыбаш, пгт.МуравленкоМуриковоМурманскМытищиМюнхенНабережные ЧелныНавашиноНагарияНадымНазаретНальчикНаро-ФоминскНаровчатка, п.Нарьян-МарНацрат-ИллитНекрасовскийНелидовоНемчиновкаНесвижНетанияНетивотНефтекамскНефтеюганскНешерНижневартовскНижний НовгородНижний ТагилНижняя СалдаНижняя ТавдаНикель (Мурманская область)Николаевка, д.Николо-БерезовкаНикольскНовая заимкаНовичиха (Алтайский край)НовоаганскНовоалександровкаНовоалтайскНовоаннинскийНовобелокатайНовоегорьевскоеНовоивановскоеНовокузнецкНоволыбаевоНоворомановоНовоселезневоНовосибирскНовосиньково (Московская область)НовотарманскийНовоуральскНовочеркасскНовый ПутьНовый УренгойНогинскНоябрьскНур-СултанНяганьНязепетровскОбнинскОбъячево, с.ОзерскОзёрыОктябрьскийОктябрьское, Ханты-Мансийский автономный округОктябрьское, Челябинская областьОкуловкаОкунёвоОленегорскОльховкаОмскОмутинскоеОнохиноОпочкаОр-АкиваОр-ЙехудаОрджоникидзевскоеОрелОренбургОрехово-ЗуевоОрловкаОсинникиОстровОфакимОхаОхтеурье, сп.ОчёрП. им. МамонтоваПавловскПадунПекинПензаПервомайское, п.
ПервоуральскПересветПермьПершиноПетергофПетровское (Московская область)ПетрозаводскПетропавловкаПетропавлоск-КамчатскийПечорыПионерскийПластПлатоновкаПлесПлотниково (Кемеровская область)ПодольскПодосинки, пос.ПойковскийПокачиПоловинкаПолярныйПорховПоселки, с.посёлок Совхоза Будённовец (Дмитровский городской округ, Московская область)ПочинокПрагаПреображенскаяПрииртышскийПриобье, гп.ПриозерскПриполярный (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра)ПротвиноПрохоровкаПсковПуровскПуршевоПушкинПушкиноПущиноПыть-ЯхПышма, пгтПятковоРаананаРадужныйРаевскийРамат-ГанРамат-ха-ШаронРаменскоеРамлаРассветРахатРебриха, с.РевдаРегенсбургРежРеутовРеховотРимРишон-ле-ЦионРовноРогачевоРостов-на-ДонуРош-ха-АинРошальРощинскийРубцовскРузаРузаевкаРусскийРыбинскРыбное, пос.РязаньСакиСалаватСалехардСалымСамараСанкт-ПетербургСаранскСаратовСаткаСахнинСаянскСветлогорск, п.Свободный, п.СдеротСевастопольСеверо-Енисейский (Красноярский край)СеверобайкальскСеверодвинскСевероморскСевероуральскСеверск (Томская область)СелятиноСергиев ПосадСергиноСеребряные ПрудыСередаСеровСерпуховСестрорецкСетовоСеулСибайСибирскийСимферопольСингапай, сп.
Синий БорСитне-ЩелкановоСкалистый (Челябинская область)СкопинСлавгородСладковоСланцыСмирных (Сахалинская область)СмоленскСнежинскСнежногорскСоветская ГаваньСоветскийСолнечногорскСолнечныйСолонешноеСорумСосновкаСофияСочиСпас-ЗаулокСредняя АхтубаСростки, с.СтавропольСтарая ЗаимкаСтарая ЛадогаСтароалейскоеСтаробалтачевоСтарокуктовоСтерлитамакСтрежевойСтрехниноСтуденческий, п.СтупиноСузунСургутСухой ЛогСызраньСыктывкарСысертьТабуныТаганрогТаежный (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра)ТазовскийТайбеТайгаТалдомТалинка (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра)ТалицаТамбовТамраТарасковоТарко-СалеТашкентТверияТверьТель-АвивТимоново (поселок)ТираТираспольТират-КармельТихвинТоболовоТобольскТогучинТолбазыТомскТопкиТосноТрёхгорныйТроицкТроицкий (Белгородская область)Троицкое, с.ТуапсеТуймазыТулаТуринск (Свердловская область)ТуртасТюменьУватУвельскийУгловское, с.УдимскийУйскоеУлан-БаторУлан-УдэУльт-ЯгунУльяновскУмм-эль-ФахмУнъюганУпоровоУрайУральскУренгойУрюпинскУсинскУсовоУспенкаУсть-КалманкаУсть-КатавУсть-КачкаУсть-Кокса, с.
Усть-Кулом, с.Усть-Кяхта, с.УфаУчалыУчкекенУшья, д.Уяр (Красноярский край)Федино (Московская область)ФедоровкаФедурновоФеодосияФершампенуаз, с.ФроловоХабаровскХабарыХадераХайфаХанойХанты-МансийскХанымейХарсаим, с.ХельсинкиХимкиХод-ха-ШаронХолонХомутининоХоринск, с.ХотьковоЦелина, п.ЦелинныйЦфатЧайковскогоЧалтырь, с.ЧандигархЧаныЧастоозерье (Курганская область)ЧебаркульЧебоксарыЧекмагушЧелябинскЧервишевоЧеремшанка, с.ЧереповецЧеркесскЧерноголовкаЧерноморскоеЧерняховск (Калининградская область)ЧесмаЧеховЧистопольЧитаЧишмыШадринскШаляШамары, п. Шаран (Республика Башкортостан)ШатураШаховскаяШахтыШацкШевляковоШефарамШилово, р.п.Шипицино, пгтШугур, д.ШумихаШурупинскоеШушарыЩёлковоЩучьеЭйлатЭлектростальЭлистаЭльадЭнгельсЮганская Обь, сп.ЮгорскЮграЮжно-Курильск, пгт.Южно-СахалинскЮжноуральскЮргаЮргинский, п.ЮргинскоеЯвнеЯгодный, п.ЯзыковоЯкутскЯлтаЯлуторовскЯнаулЯнгелька, п.ЯрЯр-СалеЯренск, с.ЯрковоЯрославльЯхромаЯя

Немецкая история до 1945

Путешествие сквозь века: эти семь объектов всемирного культурного наследия в Германии вам обязательно нужно посетить.

Расцвет Каролингов

Восьмое столетие проходит под знаком расширения королевства франков за пределы территории современной Франции. Апогеем этого процесса (с 768 г.) стало покорение Карлом Великим целого ряда германских племен и самого могущественного из них – саксов.

800 Карл Великий

Правитель Франкской империи в 800 году был коронован папой Львом III и стал римским императором. Представитель династии Каролингов (умер в Аахене в 814 году) был спустя много лет объявлен «отцом Европы». Однако Европа все же больше империи Карла. Ретроспективно его следует называть скорее европейцем, нежели немцем или французом.

962 Оттон I Великий

С коронации Оттона начинается история «Священной римской империи» под властью германских императоров, которые сознательно продолжали традицию римской империи. Подобно империи Каролингов, Римская империя тоже не имела столицы. Правители постоянно переезжали вместе со своей семьей и двором. Останавливались они и жили преимущественно во дворцах, которые временно служили правительственными резиденциями.

1024–1125/1138–1268 Салические императоры и Штауфены

Салическая династия, построившая собор в Шпейере, как и Штауфены наложили свой отпечаток на историю Европу. Одни из самых ярких римско-германских императоров средних веков является Фридрих II, проводивший большую часть времени на Сицилии. Он был открыт миру, широко образован и получил от современников прозвище «stupor mundi», «чудо света».

1179 Хильдегарда Бингенская

Аббатисса и мистик, одна из выдающихся женщин германского средневековья, умирает в возрасте 81 года в Бингене-на-Рейне. Основанный ею монастырь был разрушен во время Тридцатилетней войны, но потом восстановлен.

1248 Кёльнский собор

В политическом плане это столетие ознаменовано закатом Гогенштауфенов и утратой императорами власти. Светские и церковные князья становятся все более могущественными. В 1248 году был заложен первый камень в фундамент одного из самых известных зданий Германии – Кельнского собора.

1356 Ганза

Ганзейский союз, объединявший 72 вольных города и еще 130 союзных городов, фактически станет главной державой в Балтийском и Северном море на 100 лет. Основа его процветания – торговля, благодаря которой богатеют многие города, например, столица Ганзы Любек, а также Гамбург, Бремен и Кельн.

1452–1454 Книгопечатание

Изобретатель книгопечатания с подвижными буквами Иоганн Гутенберг (около 1400–1468 гг.) Первым напечатал Библию тиражом около 180 экземпляров в Майнце. Раньше все документы приходилось писать от руки, поэтому они были очень дорогими и доступными только для немногих.

1493 Возвышение дома Габсбургов

Возвышение дома Габсбургов началось во времена правления Максимилиана I. На протяжении веков он оставался одной из доминирующих аристократических семей в Центральной Европе и дал большинство императоров и королей Священной Римской империи германской нации (название утвердилось в конце XV века) и королей Испании с 1504 по 1700 годы. Габсбурги названы так по месту их происхождения, небольшому Габсбургскому замку в сегодняшнем швейцарском кантоне Аргау.

1517 Реформация и раскол

Эпоха Реформации начинается с публикации Мартином Лютером (1483–1546) 95 тезисов против индульгенций, которые он прибил к воротам католической церкви в г. Виттенберге. Выполненный им первый перевод Библии на немецкий язык сделал текст Священного писания доступным для людей, не говорящих на латыни.

1618–1648 Тридцатилетняя война

Будучи одновременно религиозной войной и конфликтом государств, Тридцатилетняя война закончилась Вестфальским миром: католическая, лютеранская и реформаторская деноминации были признаны имеющими равные права. Война между союзом императора и Католической лиги, с одной стороны, и протестантским союзом, с другой, опустошила большую часть Центральной Европы, и особенно «Священную Римскую империю». В некоторых частях южной Германии умерло до двух третей населения.

1740–1786 Фридрих II, Великий

Во время правления прусского короля Фридриха II, любителя искусств и полководца, Пруссия стала крупной европейской державой. Его правление считается образцовым для эпохи «просвещенного абсолютизма». Однако в то же время многие люди покидают свою родину. Во второй половине XVIII века многие немцы с подачи правителей восточных земель эмигрировали в Венгрию, Румынию и Россию.

1803 секуляризация и национальное самосознание

Секуляризация церковных земель и упразднение свободных имперских городов в соответствии с главным заключением имперской депутации ознаменовали конец «Священной Римской империи германской нации». Также в Германию принесла много новых идей Французская революция – с одной стороны, республиканские ценности, с другой стороны, идею национального сопротивления французской оккупации.

1848/49 Мартовская революция

«Немецкая революция» началась в Великом герцогстве Баден. За короткое время она распространяется на другие государства Германской Конфедерации и приводит к учреждению первого Национального собрания Германии, которое заседает во Франкфуртской церкви Паульскирхе. Подавление революции, бедность и отсутствие перспектив привели к эмиграции около миллиона немцев в период с 1850 по 1855 год, подавляющее большинство из них уехало в США.

 

Для немцев «немецкий вопрос» всегда имел две стороны: это был одновременно вопрос территории и вопрос конституции, точнее говоря, вопрос единства и свободы.

1871 Основание рейха

18 января, еще до окончания франко-прусской войны, Вильгельм I был провозглашен в Версале германским императором. (Второй) Германский Рейх – это конституционная монархия. Вскоре после основания империи произошел экономический подъем, так называемые «годы грюндерства». Соответственно, эмиграция тоже резко сократилась.

От Первой мировой войны до новейшего времени: Европа под исторической лупой.

1914–1918 Первая мировая война

Кайзер Вильгельм II изолирует Германию в плане внешней политики и приводит ее к катастрофе Первой мировой войны, унесшей почти 15 миллионов жизней. В июне 1919 года подписывается Версальский мирный договор.

В 1918 году завершается Первая мировая война. Цифры и факты о «первокатастрофе» XX столетия.

Только в октябре 1918 года, когда уже не было никаких сомнений в военном поражении Германии, была принята решающая поправка к конституции, которая сделала рейхсканцлера зависимым от рейхстага.

Отголоски Первой мировой войны: политолог Херфрид Мюнклер об уроках прошлого.

1918–1933 Веймарская республика

9 ноября социал-демократ Филипп Шейдеман провозгласил республику; кайзер Вильгельм II отрекается от престола. Выборы в Национальное собрание состоялись 19 января 1919 года. С самого начала были сильные возражения против новой республики как справа, так и слева. Благодаря поддержке армии и значительной части предпринимательства враги демократии справа значительно усилились.

Прощание с немецким вопросом: Веймарская республика 1919–1933 в ретроспективе

1933 Национал-социализм

6 ноября 1932 года партия Адольфа Гитлера НСДАП становится сильнейшей партией на выборах в Рейхстаг, набрав 33,1 проц. голосов; 30 января 1933 года Адольф Гитлер становится канцлером. Нацистская диктатура начинается с «Закона о чрезвычайных полномочиях».

Гитлер пришел к власти не в результате крупной победы на выборах, но он не стал бы канцлером, если бы к январю 1933 года не стоял во главе сильнейшей партии.

1939 Начало Второй мировой войны

1 сентября 1939 года Гитлер развязал Вторую мировую войну, напав на Польшу. Война унесла жизни 60 миллионов человек и опустошила большую часть Европы и Восточной Азии. Шесть миллионов евреев стали жертвами национал-социалистической политики истребления.

Здесь вы узнаете, как Германия сохраняет память о холокосте и ратует за примирение:

1945 Конец Второй мировой войны

Капитуляция немецкого вермахта 7/9 мая 1945 года стала фактическим завершением Второй мировой войны в Европе, вместе с которой кончились и невообразимые тяготы гражданского населения. Державы-победительницы делят Германию на четыре зоны оккупации, а Берлин – на четыре сектора.

1948 Блокада Берлина

Введение  немецкой марки (D-Mark) в западных зонах оккупации было использовано Советским Союзом в качестве повода для блокады подъездных путей к Западному Берлину 24 июня 1948 года. Союзники отвечают созданием «воздушного моста», через который будет происходить снабжение населения Западного Берлина вплоть до сентября 1949 года.

1949 Основание Федеративной Республики Германия

23 мая 1949 г. в Бонне был обнародован Основной закон Федеративной Республики Германии. Первые федеральные выборы состоятся 14 августа. Конрад Аденауэр (ХДС) становится федеральным канцлером. 7 октября 1949 года произошло правовое разделение между Востоком и Западом с вступлением в силу конституции ГДР. Разделение Германии было преодолено только в 1989 году уже после падения Берлинской стены и объединения Германии в 1990 году.

Второй шанс установить демократию после 1945 года получила только одна часть Германии, а именно, западная. https://www.deutschland.de/de/topic/politik/die-zweistaatlichkeit-deutschlands

Интересуетесь историей Германии после 1949 года? Тогда пройдите по ссылке:

патриотизм Первой Мировой войны и деколонизация

Если в Европе после Первой мировой войны национализм переходит в вопросы о либеральных ценностях и борьбе социальных классов, то в колониях он расцветает пышным цветом.

☝️ Всплеск национальных движений такой сильный, что к концу Второй мировой войны большинство колониальных государств создают собственные национальные государства.

🇵🇰 🇮🇳 В 1947 году, благодаря усилиям партии Всеиндийская мусульманская лига, образуется государство Пакистан. Обретает независимость Индия.

🇮🇱 🇨🇳 В 1948 году образуется Государство Израиль, в 1949 — Китайская Народная республика.

🗺 Становятся независимыми Египет, Сирия, Иордания и Ирак.

🔥 Дальше эти процессы коснутся Африки. 1960-й год по решению ООН провозглашен годом Африки, потому что в это время освобождается гигантское количество африканских колоний.

🇿🇦 Белому населению в этих колониях придется нелегко. Но иногда и сами белые в попытке сдержать колониальный сепаратизм начинают творить ужасные вещи. Например, в ЮАР белое население начнет политику апартеида (расовой сегрегации), что похоже на американскую политику уничтожения индейского населения.

🌍 В Латинской Америке национальная идея появляется еще в начале 19 века. После наполеоновских войн там проходит серия революций. В результате бывшие испанские колонии откалываются от Испании.

✍️ Габриэль Гарсиа Маркес, один из голосов латиноамериканкой национальной литературы, хорошо покажет на примере города Макондо отвлеченность от европейского контекста и собственный процесс формирования национальных интересов.

💪 На протяжении тридцати лет — после Второй мировой войны до мирового экономического кризиса 1973 года — национальное движение крепнет повсеместно.

❗️ Одновременно с этим европейцы и колонии начинают переходить к мультикультурализму. Это идея о том, что нация и национальные интересы — ничто перед глобальными проблемами.

10 крепостей, связанных с историей России

Нарвский замок XIII века и крепость-герой в Бресте, форт Бомарсунд и Ковенское защитное сооружение. За рубежом сохранилось немало крепостей, которые когда-то принадлежали России и тесно связаны с ее историей. Некоторые из них построены еще в Средневековье, другие появились в XIX — начале ХХ века.

В подборке портала «Культура.РФ» — 10 крепостей Латвии, Польши, Белоруссии и Эстонии.


Крепость Осовец

До 1918 года крепость Осовец, расположенная на берегу реки Бобры, находилась в составе Российской империи, сегодня это уже территория Польши. Четыре крепостных форта, окруженные защитными рвами, возвели в 1880–90-х годах для укрепления северных рубежей и защиты важного транспортного узла — города Белосток. Проектировал сооружение инженер-фортификатор Эдуард Тотлебен.

К началу Первой мировой войны в гарнизоне Осовец размещался один пехотный полк, два артиллерийских батальона, саперное подразделение и подразделение обеспечения. Однако крепость ждали несколько штурмов и тяжелейшая газовая атака. В 1915 году русские войска оставили сооружение и отступили.


Новогеоргиевская крепость

Новогеоргиевская крепость также находится на территории современной Польши. Первые укрепления на этом месте построили еще шведы. На месте разрушенных шведских укреплений впоследствии были возведены саксонские, а позже — по приказу Наполеона — крепость здесь построили французские инженеры. В 1830 году после подавления Польского восстания сооружение заняли русские войска. Под руководством инженеров Ивана Денна и Александра Фельдмана крепость расширили и переименовали в Новогеоргиевск.

В конце XIX века провели очередную модернизацию — построили линию фортов вокруг цитадели. Во время Первой мировой войны крепость довольно быстро захватили немецкие войска; во время Второй мировой она также капитулировала. В настоящее время на территории крепости находится мемориальный комплекс.


Крепость Бомарсунд

В 1838 году на финском острове Аланд, тогда входившем в состав Российской империи, заложили крепость Бомарсунд. Согласно плану, разработанному французским инженером Рене де Монталембером, крепость состояла из большого форта в форме замкнутого полукруга и системы башен. Ее общая площадь составляла 18 тысяч квадратных метров. На территории крепости располагался православный храм, рядом — военный гарнизон.

В 1854 году в ходе Крымской войны крепость блокировали англо-французские союзнические войска, и после четырех дней сражений Бомарсунд пал. Британцы разрушили крепость, которая так никогда и не была восстановлена. Из красных крепостных кирпичей возводились дома на островах, их использовали при строительстве Успенского собора в Хельсинки.


Ковенская крепость

Ковенская крепость, состоявшая из семи фортов, девяти батарей, казематов, казарм и складов, была построена в 1882–1889 годах. В 1891 году к ней пристроили дополнительный фортовый пояс. Один из фортов оборудовали по последнему слову техники тех лет — электрическим освещением, канализацией, амбразурными заслонками. В 1912 году крепость планировали модернизировать, но с началом Первой мировой войны строительные работы остановились. В 1915 году крепость захватили немецкие войска.

В годы Второй мировой войны здесь действовал лагерь советских военнопленных. После окончания войны крепость перешла в ведение Советской армии. Сегодня в одном из фортов работает исторический музей.


Ивангородская крепость

В 1832–1847 годах неподалеку от польского города Демблин возвели пятиугольную крепость по проекту инженера Ивана Денна. Изначально она называлась Демблинской, но в 1840 году по указу Николая I была переименована в Ивангородскую — в честь русского наместника в Польше, князя Варшавского Ивана Паскевича. Впоследствии Эдуард Тотлебен возвел здесь шесть фортов вокруг центральной цитадели.

В 1909 году устаревшую крепость упразднили, но в 1913 году восстановили. В годы Первой мировой войны за крепость сражались русские и немецкие войска. Впоследствии крепость использовала польская армия.


Даугавгривская крепость

Даугавгривскую (в прошлом — Дюнамюнде и Усть-Двинскую) крепость основал в 1205 году епископ Альберт фон Буксгевден. Она располагается на полуострове, образованном Рижским заливом и рекой Булльупе. Крепость принадлежала Ливонскому ордену, Речи Посполитой и Швеции, а в 1710 году перешла под юрисдикцию Российской империи. По указу Петра I цитадель восстановили и привели в прежнее боевое состояние. Следующая модернизация началась в 1912 году — после того как Даугавгривскую крепость посетил император Николай II. Тогда построили новые оборонительные укрепления, форты, казематы, создали систему подземных телефонных кабелей и минный городок. Хотя после завершения строительных работ крепость стала практически неприступной, в 1917 году русские войска взорвали ее, а впоследствии оставшиеся укрепления заняли немцы. В советское время здесь размещался дивизион тральщиков и бригада подводных лодок. Сейчас в крепости идут восстановительные работы.


Гродненская крепость

Проект Гродненской крепости составили в 1911–1912 годах — он предусматривал строительство 16 больших и 18 малых фортов, 38 опорных пунктов для пехоты. При строительстве их количество немного сократили. Строительными работами руководил генерал-майор Дмитрий Колосовский. При возведении крепости использовались инновационные материалы — в том числе асфальтобетон.

Строительные работы длились вплоть до начала боевых действий в 1915 году. В августе 1915 года Гродненская крепость была упразднена и разоружена, а часть укреплений взорвана. На протяжении Второй мировой войны некоторые строения периодически использовались советскими и немецкими войсками. В настоящее время частично сохранилось лишь несколько фортов.

Брестская крепость

В 1833 году в Бресте началось строительство военной крепости по проекту инженера Карла Оппермана. Цитадель представляла собой сомкнутые двухэтажные казармы, в которых находилось казематы, рассчитанных на 12 тысяч человек. Она была обнесена земляным валом, с другими укреплениями цитадель соединялась воротами и мостами.

В 1864–1888 годах Эдуард Тотлебен модернизировал крепость, вокруг нее появились новые форты. В 1876 году на территории крепости по проекту Давида Гримма построили Свято-Николаевский православный храм. В 1915 году русские войска оставили крепость и при отходе частично взорвали укрепления. До 1939 года крепость попеременно находилась под контролем Германии и Польши, а затем перешла Советскому Союзу.

В годы Великой Отечественной войны советские войска обороняли крепость больше полугода. В 1965 году Брестскому форту присвоили звание «Крепость-герой», а шесть лет спустя она стала мемориальным комплексом. До настоящего времени сохранились пять из восьми крепостных ворот.


Бобруйская крепость

Бобруйская крепость была заложена в 1810 году. Ее проект разработал инженер генерал-майор Карл Опперман, а строительством руководили генерал-майор Евгений Фелькерзам и генерал-майор Гавриил Игнатьев. Крепость, состоявшую из восьми защитных бастионов, построили на правом берегу реки Березины, в устье реки Бобруйки. В 1820–1823 годах здесь служили будущие декабристы Сергей Муравьев-Апостол и Михаил Бестужев-Рюмин — авторы так называемого «Бобруйского плана», который предусматривал арест императора Александра I во время смотра войск.

В середине XIX века крепость считалась одной из лучших в Европе. В годы Великой Отечественной войны здесь размещался концентрационный лагерь для советских военнопленных. До наших дней сохранилось меньше половины крепостных бастионов, многие постройки были значительно повреждены.


Нарвский замок

Нарвский замок, расположенный в эстонском городе Нарва, был заложен датчанами в XIII веке. Изначально крепость была деревянной, каменные укрепления начали строить в первой половине XIV века. Впоследствии замок перешел во владение Ливонского ордена, тогда здесь разместился дом конвента — собрание высших орденских чинов. Для него в конце XV века построили каменную башню Длинный Герман высотой 51 метр.

В XVI веке Нарва переходила от Ливонского ордена к России, а затем к шведам. Наконец, в ходе Северной войны Нарву присоединили к Российской империи. С того времени сооружение служило для дополнительной защиты Санкт-Петербурга. В 1864 году крепость упразднили. Замок сильно пострадал в годы Второй мировой войны, реставрационные работы ведутся и по сей день. Сегодня здесь находится Нарвский музей, а в бастионах устроены парк и зоны отдыха.

«Мы не любим, когда нас бьют». Войны XX века стали испытанием для России. Почему россияне хотят их «повторить»?: Политика: Россия: Lenta.

ru

Вопрос «Хотят ли русские войны?» из популярной песни Марка Бернеса для советских и российских граждан не был риторическим — все вооруженные конфликты XX века (от Первой мировой до второй чеченской) стали для страны тяжелым испытанием, и настоящей войны никто не хотел. Но в XXI веке ситуация как будто изменилась. Война многими перестала восприниматься как нечто ужасное, а бескровные операции, вроде «вежливых людей» в Крыму, или почти бескровные, как бои «вагнеровцев» в Сирии, — стали и вовсе одобряться. О том, как менялось восприятие войны россиянами и почему теперь так популярен слоган «можем повторить», «Лента.ру» поговорила с военным историком и автором книги «Чеченская война. 1994-1996» Евгением Нориным.

«Лента.ру»: Как менялось восприятие войны русскими на протяжении XX века? Можно ли утверждать, что, например, в начале прошлого столетия, когда наблюдался широкий подъем патриотизма в августе 1914 года, поговорка «лишь бы не было войны» не была в употреблении у наших соотечественников?

Норин: В начале XX века война в принципе не была чем-то необычным. Это была ситуация скорее типичная — что где-то фоном идут боевые действия. На самом деле Первая мировая была удивительна для современников как раз тем, что перед ней в Европе необычно долго продолжался мир. И то он продолжался лишь в Европе, в то время как на периферии тогдашнего цивилизованного мира постоянно шли какие-то боевые действия. Для людей был характерен гораздо более высокий уровень толерантности к насилию, чем сейчас.

Русский солдат на кладбище, 1915 год

Фото: Universal History Archive / Getty Images

С точки зрения современного человека, война — это что-то экстремальное, что-то абсолютно ненормальное. Но для людей начала XX века это был абсолютно легальный, законный, нормальный способ выяснения отношений между государствами. Никого не удивляло, что какая-то страна ведет масштабные боевые действия с другой страной. Причем это были именно войны между великими державами, с массированным использованием всех видов оружия.

Сейчас мы живем в ситуации, когда считается, что война — это что-то очень плохое. Вспомните, когда в последний раз какое-то государство объявляло, что оно находится в состоянии войны с другим. Это может быть полноценный вооруженный конфликт, но войной он формально не считается. Например, никто не вручал ноту об объявлении войны Саддаму Хусейну, верно?

Так и есть.

Почему так происходит? Потому что в наше время все-таки начинать войну считается нехорошо. Настолько нехорошо, что это создает кучу репутационных проблем стране, которая ее начала. И поэтому все стараются прикрываться разного рода эвфемизмами — начиная от контртеррористической операции и заканчивая принуждением к миру или какой-нибудь миротворческой операцией.

В любом случае в начале XX века считалось абсолютной нормой, что «наше государство ведет войну». Да, естественно, этому стремились найти какое-то более-менее благопристойное обоснование. То есть не просто «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать», а, например, «вы совершили неслыханное оскорбление» или «мы обороняемся от ваших подлых посягательств на нашу сферу влияния».

Вспомните, у Ремарка есть совершенно жизненная история, когда боец прибывает в отпуск, его все ждут и при встрече описывают, какие куски каких стран хотят получить и что надо от соседей оторвать в первую очередь. Это было абсолютно в порядке вещей.

Но дело тут не в пропаганде. Дело в том, что меняется сам по себе порядок жизни. Начало XX века — это индустриальное государство. То есть это государство, которое и воюет индустриально — с напряжением крупных сил, мобилизацией промышленности и массовыми призывными армиями. Основным способом пополнения вооруженных сил в тот момент была всеобщая воинская повинность. То есть отправляли на фронт всех.

Медицинское обследование призывников в британскую армию в средней школе Мэрилебон в Лондоне. 1914 год

Фото: Central Press / Getty Images

И если мы говорим о XX веке, то именно Первая мировая война стала квинтэссенцией такого подхода, когда все шли на фронт. Это была тотальная война вообще для всех крупных европейских стран (Вторая мировая стала тотальной в первую очередь для СССР и Германии). Всех поставили под ружье: и старого и малого. И, допустим, для Франции как раз Первая мировая война оказалась «ломающей».

С другой стороны, именно в Первую мировую произошел перелом. Как мы знаем, эту войну все планировали закончить быстро, рассчитывая, что войска вернутся домой к Рождеству — это известный оборот. Но мы знаем, что они не вернулись не только в Рождеству, но и долгие годы.

Война выпотрошила абсолютно всех участников, многие из которых, в том числе наше государство, вообще развалились, и если пересобрались, то уже на новых основах

Как мы знаем, в прежнем виде не восстановилась ни Австро-Венгерская империя, ни Османская, а Россия изменилась до неузнаваемости. Именно тогда войну перестали рассматривать как нечто нормальное. Она стала рассматриваться как ужасающее бедствие. Такой немного наивный патриотизм, который главенствовал ранее, стал совершенно немодным. Посмотрите, как описывали войну до и после Первой мировой. Героико-патриотическая тема резко потеряла привлекательность.

Вторая мировая в этом смысле была совершенно иной по настроению. Она тоже велась массовыми армиями, тоже всех призывали, но было важное отличие: противник был черным как ночь, как бездна ада. И в СССР вообще не возникало вопросов за что мы воюем. Все понимали, что нацисты — это невероятные злодеи, что было правдой. Да даже и немцы исходили из глубокой национальной обиды.

Изображение: Galerie Bilderwelt / Getty Images

Вместе с тем в конце ХХ века начался отказ от концепции массовых армий. Уже Вторая мировая война показала, что повторения чего-то такого мы больше не хотим. Отказ от призывной армии происходил не одномоментно. И — да, в разных странах были разные точки перелома. Скажем, для американцев ей стала Вьетнамская война. Во Вторую мировую американцы в значительной степени отскочили, а вот Вьетнам их перепахал.

Вторая мировая не имела для них столь страшной цены как для нас, например. Или как для немцев — по итогам Второй мировой войны Германию просто забили в асфальт, там резко потеряли энтузиазм к любым боевым действиям и пошли совершенно иным путем. Мы хоть и добились победы, но ужасающей ценой.

И все это мышление, выраженное во фразе «лишь бы не было войны», — результат чудовищной коллективной травмы, которую заработала наша страна в ходе Великой Отечественной. Да, мы победили, да, это был величайший военный триумф в мировой истории, но мы добились этого такой ценой, что уже никому не хотелось такие вещи повторять

И, собственно, рассвет идеологии «хотят ли русские войны» — это стремление показать, мол, вы нас не трогайте, — если надо, мы вас убьем, однако сделаем это без удовольствия. Это было связано именно с психологической травмой, потому что еще долгое время политику государства формировали люди, для которых война была частью их личного опыта. Не стоит забывать, что еще для Леонида Брежнева и его окружения Великая Отечественная была частью их личного опыта. Можно смеяться над его мемуарами, где маршал Жуков советуется с полковником Брежневым, но то что Брежнев прекрасно понимал, что такое большая война, — факт.

Фото: Sovfoto / Universal Images Group / Getty Images

С другой стороны, были еще два фактора, которые очень сильно повлияли на восприятие войны. Во-первых, это общий рост благополучия населения. В мире в целом постепенно снижался уровень насилия, уж после Второй мировой — точно. И это происходило повсеместно. Люди переезжали в города, попадая в другую, благоприятную среду. Их дети воспитывались и росли в более сытом и благополучном обществе. И для них война уже не являлась частью персонального опыта. Хотя, конечно, все служили срочную службу, но это было все-таки уже в армии мирного времени. В целом с повышением общего благосостояния во всех развитых странах война становилась чем-то абстрактным.

«Афганистан вызвал совершенно иную реакцию»

Здесь хотелось бы задать уточняющий вопрос. Британский историк Майкл Ховард в книге «Изобретение мира» отмечал «общее для западных урбанизированных обществ нежелание нести тяжелые потери» и называл эту эпоху «постгероической». На этом фоне восприятие войны русскими как-то выделяется?

Да, пожалуй, выделяется. Действительно, вся Европа совершала этакий массовый «дембель». Но у нас, с одной стороны, была гораздо более глубокая травма именно от Второй мировой, потому что мы были одной из немногих стран, где уровень потерь был демографически значим. То есть это не просто ситуация, когда ты, допустим, знаешь людей, у которых погиб сын. Это была ситуация, когда буквально у всех кого-то да убили. Вот вообще у всех. Ведь на самом деле практически не было семей, в которых не потеряли вообще никого.

С другой стороны, именно этот опыт у нас вызвал, во-первых, массовое нежелание повторять войну по-настоящему, а во-вторых, настоящую паранойю на тему национальной безопасности у лидеров государства

То есть советская армия была крупнейшей в мире, она копила чудовищные запасы вооружения и военной техники, и ситуация, когда на нас могут снова напасть, была наиболее страшным сценарием, к которому, тем не менее непрерывно готовились. И готовились по-настоящему, абсолютно всерьез.

Еще одним гарантом мира, того, чтобы третья мировая война все-таки не началась, стало, как ни странно, ядерное оружие. Дело в том, что именно наличие оружия, которое способно не просто нанести противнику тяжелые потери, а вообще обнулить к чертовой бабушке всю цивилизацию, само по себе стало гарантом для человечества от настоящей большой войны.

Фото: Getty Images

Обратите внимание, холодная война часто велась очень брутальными способами по нынешним меркам. Это было практически непрерывное состояние военной тревоги. Сейчас не очень широко известно, но какой-нибудь Пауэрс — это, мягко говоря, далеко не первый американский пилот, который был сбит нашими зенитчиками (американский летчик, выполнявший разведывательные задания для ЦРУ на самолете-разведчике U-2 был сбит над Свердловском 1 мая 1960 года; Пауэрс выжил, был приговорен советским судом за шпионаж к десяти годам лишения свободы. Этот случай получил широкую огласку — прим. «Ленты.ру»).

Да, безусловно.

В 50-е годы СССР и США валили самолеты друг друга даже за пределами Кореи. Инциденты с уничтожением самолетов были просто регулярными. Вплоть до того, что в какой-то момент случился дипломатический скандал: в Штатах предложили разорвать отношения с СССР из-за очередного уничтоженного самолета, и гасить его пришлось лично Эйзенхауэру, который прекрасно знал, что это был именно самолет-разведчик, то есть военный самолет, выполнявший боевую задачу против Советского Союза.

Однако важно здесь вот что. При том что холодная война велась очень брутальными способами, все они были попытками непрямого воздействия на противника. То есть с обеих сторон регулярные части под своим лицом в бой не бросали. Считалось правильным, что мы неофициально оказываем помощь какой-то третьей стране. Допустим, повстанцам, которые воюют против нашего противника. Но мы не воюем напрямую танковыми и мотострелковыми полками. Все-таки даже конфликт на острове Даманский — это противостояние, очень четко локализованное в пространстве. То есть это не та ситуация, когда китайцы прорываются к Владивостоку, а мы в ответ бросаем ядерную бомбу на Харбин — стороны выясняют отношения именно в полосе конкретного острова. Причем даже использование там тяжелого вооружения — это отдельная история. Непосредственно решение принималось практически на поле боя. При этом сама по себе идея начать войну с вручением соответствующих нот не вызывала вообще никакого энтузиазма. Такое допускалось в ряде отдельных дипломатических кризисов, но практически всегда стороны исходили из того, что начать должен все-таки противник.

Фото: Underwood Archives / Getty Images

Это был такой трагикомический парадокс холодной войны, когда и в СССР, и в США ожидали, что именно противник такой гад, который непременно начнет воевать. Это особенно хорошо проявилось во время военной тревоги 1983 года — последней крупной военной тревоги времен холодной войны, когда американцы непрерывно пытались делать какие-то устрашающие жесты, надеясь запугать Советский Союз. А с нашей стороны исходили из того, что противник окончательно съехал с катушек и готовится затеять третью мировую войну. Что Рейган, что Андропов очень удивились бы, узнав правду друг о друге — что их противник думает, будто это неприятель готовится напасть первым.

Все эти процессы привели к тому, что, например, Афганистан в нашей стране вызвал совершенно иную реакцию, нежели любая другая война. В Афганистане погибло до 15 тысяч человек за десять лет войны. С точки зрения людей сталинской эпохи это что-то вообще ни о чем. Какой-нибудь Халхин-Гол или, скажем, озеро Хасан вообще остались едва замеченными по меркам эпохи. Хотя на том же Халхин-Голе погибло сравнимое количество людей. Несмотря на это он всю жизнь рассматривался как сугубо локальный конфликт.

Война с Японией в Манчжурии в 1945 году тоже часто воспринимается как легкая прогулка с оружием на плече, хотя там погибших было примерно столько же, как в Афгане — только буквально за несколько недель, а не за десять лет

Но к 80-м годам уже поменялась эпоха, люди воспринимали мир совершенно иначе. Это были люди благополучного общества, которое массово нигде не воюет, и 15 тысяч погибших в Афганистане — это было уже что-то серьезно влияющее на моральный климат в стране.

В наше время жутковато читать списки потерь в Афганистане, потому что средний возраст погибших — 19-20 лет. Это совсем молодые ребята, которые не видели в жизни ничего. Для людей спокойной эпохи это было ломающим опытом.

А дальше произошла любопытная вещь. Когда распался Советский Союз, вместе с ним, скажем так, выпала в осадок вся система общественной морали. Как бы люди ни относились к советской идеологии, она все же доминировала. То есть присутствовал определенный набор взглядов, и какая-то часть тебя все-равно считала, что наши ребята выполняют в Афганистане интернациональный долг, несмотря на то что эта война была дико непопулярна, и никто никакой братской любви к афганцам не испытывал.

А тут новой нормой стал некий цинизм. Этот же фактор серьезно изменил уровень толерантности к любым потерям. Как я уже отмечал, 15 тысяч погибших в Афганистане стали серьезной цифрой, хотя это относительно немного в сравнении с конфликтами XX века.

В первую чеченскую войну число жертв было еще более умеренным — пять тысяч человек за полтора года. Я имею в виду именно военные потери. Там были еще гражданские, но будем честны, на гражданские жертвы среди чеченцев в России было всем в общем-то плевать.

Митинг протеста против войны в Чечне, 1996 год

Фото: Борис Приходько / РИА Новости

То есть, в 90-е годы чем-то ломающим для общества оказалась уже потеря пяти тысяч солдат. Чечня была самым непопулярным решением Бориса Ельцина за все время. Вспомните историю, когда весной 1999 года Ельцину пытались объявить импичмент через Государственную думу. Тем пунктом, который едва не набрал нужное число голосов, была именно Чечня.

«Во второй чеченской было понятно, зачем мы воюем»

Афганская война, первая чеченская, безусловно, были для граждан позднего СССР и раннего постсоветского времени травмой. При этом одобрение россиянами сирийской кампании — очевидный факт. Что произошло?

Первая чеченская была этакой низшей точкой в плане одобрения обществом участия России в каких бы то ни было конфликтах. Но после нее стало ясно, что мы все-таки переборщили. Да, мы осознали, что высокие людские потери это для нас что-то ужасное, что мы не хотим их категорически. Но это была уже такая предрассветная мгла, и в 1999 году наше общество отреагировало как в общем-то нормальное общество: на нас напали, мы должны ответить.

Когда начался конфликт в Дагестане, и произошли теракты в городах России, все встали на дыбы, и с началом второй чеченской отношение было уже немного иным, чем несколькими годами ранее. Выяснилось, что мы как общество в целом не против таких потерь, которые были там, если этой ценой будет достигнуто нечто, что мы понимаем. Во второй чеченской было понятно, зачем мы воюем. Именно поэтому она не только не встретила массового неприятия в обществе, но, более того, наши граждане в своей массе были не против, чтобы наша армия надавала этим сукиным детям, потому что угроза от этих сукиных детей была слишком очевидной.

Террористический акт на улице Гурьянова, 1999 год

Фото: Антон Денисов / ТАСС

При этом дальше не произошло отката к советским представлениям о допустимости потерь. Средний гражданин России исходил из того, что да, наша армия там должна быть, она должна побеждать, но что называется не за наш счет — в первую очередь с точки зрения крови. Именно к этому моменту относятся первые — еще постепенные, медленные, с косяками — попытки перехода к контрактной службе. Эта мера встретила некоторое непонимание именно в военных кругах. Я читал довольно много тогдашней военной публицистики, которая в массе своей была патриотической и настаивала на том, что срочная служба — это высшее право гражданина, что контрактники — плохие солдаты, что наемники не выигрывают войн, и вообще «фу-фу-фу».

Но в широких кругах абсолютно подавляющим было представление о том, что армия должна быть профессиональной, что армия должна быть контрактной.

Любая мать подростка мужского пола легко объяснила бы на пальцах, что контракт — это гораздо лучше, чем призыв

То есть наш патриотизм перешел в ту стадию, когда мы стали готовы из своих налогов платить, чтобы наша армия была сыта, одета, обута, и чтобы воевали профессионалы.

С точки зрения военного строительства очень этапным моментом здесь была война «трех восьмерок» с Грузией (8.08.2008 начался конфликт Грузии и Южной Осетии, в который вмешалась Россия — «Лента.ру»). Скажем так, это была последняя война армии, которую можно было назвать постсоветской. Это была последняя война, которую массово вели именно призывники, потому что та же чеченская война к тому моменту профессионализировалась.

Причем этот очень важный перелом произошел именно в ходе чеченской войны, когда рабоче-крестьянская армия 19-летних призывников постепенно уходила в прошлое. По мере того, как выбивались крупные отряды боевиков, мы перешли к войне, которую ведут спецназовцы. В поздний период кавказской войны срочников старались держать где-то на вторых ролях. Воевали спецподразделения, воевали «контрабасы», воевали ОМОН, СОБР и так далее. Тем более что срочникам постепенно становилось нечего там делать. Чтобы уничтожить банду из пяти-шести боевиков, которые прячутся внутри жилого дома, лучше не подгонять роту срочников-мотострелков, которые еще упустят их да и сами понесут потери. Лучше вызвать взвод СОБРа, который аккуратно положит негодяев, а не-негодяев не положит.

Это стало трендом, который был задан во второй половине нулевых. И к 2014 году он вылился в то, что мы перешли от «бешеной роты» к «вежливым людям». Надо сказать, что этот тренд был очевиден, и к 2014 году наконец нашлось, где его проверить.

Обнаружилось, что мы как общество готовы воевать, нам всем очень понравилась крымская операция — национальный консенсус вокруг Крыма действительно существовал. Но если говорить о чисто военном аспекте, то все выдохнули с облегчением, что не было настоящей войны

В Донбассе воевали уже только добровольцы, инструкторы и так далее. А именно батальонно-тактические группы российской армии, в составе которых были солдаты срочной службы, приехали буквально пару раз и на очень короткий срок. Все остальное время со стороны российского государства там отмахали либо специалисты на контракте, которые не были против туда попасть, либо вообще добровольцы, в самом буквальном смысле отпускники, которые по собственной инициативе и как минимум без противодействия туда поехали. То есть пошли воевать только те, кто этого хотел. Это строго отвечало концепции, которой придерживалось общество.

А Сирия?

А вот Сирия стала уже квинтэссенцией этого подхода: мы за то, чтобы наша армия надирала задницы всем врагам, но мы не хотим, чтобы туда попал кто-то, кто этого не хочет. Последнее как раз потому, что образ чеченской войны сопровождался фольклором про мальчиков, которых бросили умирать. И после чеченской войны посыл общества был совершенно однозначный: никаких мальчиков в ситуации, когда их могут убить. Более того, это даже привело к специфической ситуации в армии мирного времени. Те мои знакомые, которые отслужили срочную службу в десятые годы, в один голос говорят, что срочников стараются держать подальше от всего, где они могут, что называется, пораниться. Именно потому, что командиров задолбают, если произойдет какой-то инцидент, если кто-то не дай бог погибнет или поувечится. Воюют контрактники, воюют добровольцы, воюют люди, для которых воевать — это норма.

Российские военные в Сирии

Фото: Samer Uveyd / Anadolu Agency via Getty Images

Я бы сказал, что с психологической точки зрения это гораздо лучше, чем то что было. Потому что кто приехал воевать в ту же Сирию? Именно пехотную работу выполняют спецподразделения, подразделения, составленные из контрактников, «вагнеровцы», короче говоря — это люди, которые воевать подписались сами. Связано это прежде всего с развитием общества, которое сейчас очень сильно демилитаризовано по сравнению с советской эпохой. А позднее советское общество было значительно демилитаризовано по сравнению с ранним советским обществом.

Мы подошли к ситуации, когда готовы платить деньги, чтобы армия была в хорошем состоянии, но не хотим платить кровью. Особенно в ситуации, когда мы не уверены однозначно в своей правоте

Насчет чеченской войны все-таки существовал и существует в обществе некий консенсус: «То, что вас, гадов, давить надо, так это правильно, но давить по уму, обученным войском…» Это не цитата из художественного фильма «Чистилище», Невзоров вставил ее туда из уст реального офицера. И под этими словами подписались бы очень многие. Но насчет той же Сирии у нас уже нет такого ощущения, что от их боевиков исходит какая-то экзистенциальная угроза. Мы скорее рады тому, что наши ребята эффектно гасят этих сукиных детей малой кровью и на чужой территории. И это правильный подход.

Впрочем тут, конечно, тоже есть свои загибы. Сейчас существует другая, достаточно массовая проблема. Несмотря на то, что сейчас воюют профессионалы, выяснилось, что какая-то часть российского общества психологически комфортнее чувствует себя как раз в ситуации, когда можно мужественно поскорбеть под водку по поводу «мальчиков, которых бросили умирать». Им это проще, потому что «мальчику» можно посопереживать. А тут уже другая история.

Здесь воюют люди, которым платят хорошие деньги — на уровне московского офисного планктона. Им не получается сопереживать. И уже начались стоны другого рода: вот, там наемники, как нехорошо. Особенно это характерно для людей левых убеждений: мол, проклятые капиталисты за интересы олигархов кого-то там убивают

На мой взгляд, надо исходить из того, что государство в любом случае будет защищать свои интересы на периферии. Оно будет защищать их силой оружия.

Да, войны в целом становятся менее кровавыми, но они никуда не исчезают. То есть мы не можем сказать, что войны исчезли или исчезнут в ближайшее десятилетие. И коль скоро государства будут защищать свои интересы силой оружия, надо понять, кто их должен все-таки защищать. Это, естественно, будут делать либо кадровые военные, либо контрактники.

«Человек девятнадцати лет в гробу эту войну видал»

Вы упомянули про национальный консенсус вокруг возвращения Крыма. А также рассказали про часть нашего общества, недовольную тем, что у нас больше не воюют «мальчики». Считаете, что этот крымский консенсус уходит в прошлое?

Нет, когда я говорил, что национальный консенсус вокруг Крыма существовал, я имел в виду немного другое. Сейчас мы уже привыкли, что Крым — наш. Мы это воспринимаем, как нормальное положение вещей. Если, допустим, украинской стороне вдруг придет в голову переиграть ситуацию силой и устроить этакий ре-аншлюс (я считаю такой вариант очень маловероятным в краткосрочной перспективе, но бог его знает, что произойдет в будущем), то наш крымский консенсус вернется назад — что по голове этим людям надо настучать.

Я в этом совершенно уверен, потому что как общество мы не любим, когда нас бьют. Нам больше нравится, когда бьем мы. Это на самом деле универсальный закон, просто в силу культивировавшегося некоторое время национал-мазохизма для нас было внове в какой-то момент обнаружить, что когда мы бьем, это хорошо. А когда нас бьют, наоборот, не очень хорошо.

А что касается отношения общества, оно сейчас стало немного более отчужденным по отношению к войне. То есть мы хотели бы, чтобы война была где-нибудь там, где-нибудь не у нас. Но я не думаю, что это следует воспринимать как какой-то упадок патриотизма. Дело в том, что изменилась сама война. Современную войну плохо ведут призывники, набираемые по повестке, потому что современная война — штука очень сложная. Это техника, которая сама по себе очень сложная. И человек, который умеет только стрелять из автомата, на современной войне не очень-то и нужен. Да, существуют страны, в которых иная ситуация. Те же израильтяне вынуждены накачивать своих граждан военной подготовкой, поскольку у них всего лишь десятимиллионное государство, которое с самого момента создания находится в кольце многократно превосходящих их по численности населения врагов.

Фото: Николай Журавлев / РИА Новости

У нас же все по-другому. Всех противников, которые реально могут стереть нас с лица Земли, мы сами можем стереть с лица Земли, потому что о нас позаботились «ботаны» из Арзамаса-16. Вот эти наши «Шелдоны Куперы» придумали нам атомную бомбу, которой мы можем отбиться от любого большого противника. А для того чтобы пинать армии стран третьего мира, не надо гнать туда бригады, укомплектованные мальчиками-призывниками. Там нужны профессионалы, которые будут превосходить своих врагов качественно. Да, про тех же «вагнеровцев» много гадостей сказали после известной истории с кувалдой, но скажем честно, это гораздо лучше, чем послать на войну срочников, у которых в острой ситуации крыша едет не хуже. Это взрослые мужики со сформировавшейся психикой, что очень важно. Все эти «афганские синдромы», «чеченские синдромы» — это происходило потому, что у людей на войне ломалась психика. А теперь внимание, вопрос. Где больше шансов получить поломанную психику — когда мы посылаем на войну 19-летнего человека, который в гробу эту войну видал и хочет домой, или когда мы посылаем туда 30-летнего человека, который в общем-то не против поехать пострелять? Вопрос тут риторический.

Поэтому переход войны в ведение контрактников, волонтеров, добровольцев — это глубоко положительное явление. Очень хорошо, что это с нами произошло. Это значит, что у нас общество более современное и здоровое, чем думают. И я не думаю, что в обозримом будущем возникнет такая ситуация, что нам потребуется мобилизация.

Первая мировая война: причины | История Российской империи

Солдаты Первой мировой

«Все ищут и не находят причину, по которой началась война. Их поиски тщетны, причину эту они не найдут. Война началась не по какой-то одной причине, война началась по всем причинам сразу» (Томас Вудро Вильсон). Первая мировая война охватывает период с 28 июля 1914 г. до 11 ноября 1918 г. Это был широкомасштабный вооружённый  конфликт. Война разделила всемирную историю на две эпохи, открыв совершенно новую ее страницу, наполненную социальными взрывами и потрясениями.
Данное  название войны утвердилось в историографии  после начала Второй мировой войны в 1939 году. До этого употреблялось название «Великая война» (англ. The Great War, фр. La Grande guerre), в  Российской империи её называли «Второй Отечественной», а также неформально (и до революции, и после) — «германской»; затем в СССР — «империалистической войной».

Почти весь XIX век основные державы шли к открытому конфликту, в результате которого должна была решиться судьба не просто Европы, но и всего мира. Англия, Франция, Россия, чуть позже Германия и Австро-Венгрия не собирались идти на компромисс.

Угрозу  войны не могли  предотвратить ни многочисленные  образовавшиеся союзы,  так как почти все они на деле оказались фиктивными, ни даже близкое родство практически всех царствующих фамилий. Фактически будущие враги — правители России, Англии и Германии — были кузенами. Но национальные интересы для них стояли выше разума и родственных связей.

В военный конфликт мирового масштаба были вовлечены  38 независимых государств из 59 существовавших на то время. И у каждой стороны были свои причины участвовать в войне.

Первая мировая война — это война между двумя коалициями держав: Центральными державами (Германия, Австро-Венгрия, Турция, Болгария) и Антантой (Россия, Франция, Великобритания, Сербия, позднее Япония, Италия, Румыния, США и др. ).

Первая мировая война. Европа в 1914-15 г.г.

Мир на рубеже веков

На рубеже XIX-XX в.в. капитализм перерос в империализм. Мир оказался почти полностью поделенным между крупнейшими державами. Но раздел этот не мог быть окончательным. Всегда находились  части спорных территорий,  остатки рассыпающихся империй (например, португальские владения в Африке, которые, согласно секретному соглашению, заключенному Великобританией и Германией в 1898 году, подлежали разделу между двумя державами; Оттоманская империя медленно разваливалась в течение всего XIX века и представляла собой лакомые кусочки для молодых хищников). Обладать колониями – значит не только иметь рынки сбыта и источники сырья, но и быть великой и уважаемой державой.

Начало XX века ознаменовалось также возникновением ряда объединительных тенденций: пангерманизма, панславизма и т.д. Каждое из таких движений требовало для себя обширного однородного пространства и стремилось разбить  сложившиеся разнородные образования, прежде всего Австро-Венгрию, мозаичное государство, объединенное только принадлежностью каждой его части к династии Габсбургов.

Обострилось  глобальное противостояние великих держав, прежде всего Англии и Германии, начавшаяся борьба за передел мира, в том числе  за перераспределение колоний.

Противоречия проявились  в отдельных регионах: особой остроты достигло противоборство на Балканах России и ее союзницы Сербии и Австро-Венгрии вместе с союзной Болгарией.  Ситуация усугублялась тем, что здесь свои интересы преследовали также Англия, Германия, Франция и Италия. К 1914 г. Германия превратилась в доминирующую военную державу балканского региона, поставив под контроль армию Османской империи. Стремление России к овладению черноморскими проливами теперь блокировалось не только Англией, но и германо-турецким военным союзом.

На Ближнем и Дальнем Востоке стремились распространить свое влияние новые сверхдержавы США и Япония.

В Европе  очевидным было политическое и экономическое соперничество Германии и Франции, боровшихся за гегемонию в области производства и сбыта в Европе.

Интересы стран

Карта стран Антанты и Тройственного союза

Великобритания (в составе Антанты)

Боялась потенциальной немецкой угрозы, поэтому перешла к политике образования антигерманского блока государств.

Она не желала мириться с проникновением Германии в районы, которые считала «своими»: Восточную и Юго-Западную Африку. А также желала отомстить Германии за поддержку буров в англо-бурскую войну 1899-1902 гг. Поэтому фактически уже вела против Германии необъявленную экономическую и торговую войну и активно готовилась к войне с ней.

Франция (в составе Антанты)

Хотела отыграться за поражение, нанесенное ей Германией во франко-прусской войне 1870 года. Желала возвратить Эльзас и Лотарингию, отделенные от Франции в 1871 году.  Боролась с Германией за рынки сбыта, но в то же время опасалась германской агрессии. Для Франции важно также было сохранить свои колонии (Северную Африку).

Россия (в составе Антанты)

Флаг Российской империи

Главный интерес для России представлял контроль над проливом Дарданеллы, она хотела иметь свободный проход для своего флота в Средиземном море.

В строительстве железной дороги Берлин-Багдад (1898 год) Россия видела недружественный акт со стороны Германии, посягательство на её права в Азии, хотя в 1911 году эти разногласия с Германией были урегулированы Потсдамским соглашением.

На Балканах усиливалось влияние Австрии, с чем Россия тоже не желала мириться, как и с тем, что Германия набирала силы и начинала диктовать свои условия в Европе.

Россия считала себя главной среди славянских народов,  антиавстрийские и антитурецкие настроения сербов и болгар старалась поддерживать.

Сербия (в составе Антанты)

Желала утвердиться на Балканах в качестве лидера славянских народов полуострова,  образовать Югославию, включив в нее всех славян, проживающих на юге Австро-Венгерской империи.

Неофициально поддерживала националистические организации, боровшиеся против Австро-Венгрии и Турции.

Германская империя (Тройственный союз)

Стремилась к военному, экономическому и политическому господству на Европейском континенте. Она  стремилась  получить равные права в колониальных владениях Англии, Франции, Бельгии, Нидерландов и Португалии.

В Антанте видела союз против себя.

Австро-Венгрия (Тройственный союз)

Антанта. Плакат 1914 г.

Из-за своей многонациональности играла роль постоянного очага нестабильности в Европе. Силилась удержать захваченные ею в 1908 году Боснию и Герцеговину. Противодействовала России, потому что Россия взяла на себя роль защитника всех славян на Балканах, и Сербии.

США до Первой мировой войны  являлись крупнейшим мировым должником, а после войны стали единоличным мировым кредитором.

Подготовка к войне

Подготовку мировой войны как средства разрешения внешних и внутренних противоречий  государства вели на протяжении многих лет, началось создание системы военно-политических блоков. Начало этому положил австро-германский договор 1879 г., участники которого обязались оказывать помощь друг другу в случае войны с Россией. В 1882 г. к ним присоединилась Италия, искавшая поддержки в борьбе с Францией за обладание Тунисом. Так возник Тройственный союз 1882г., или союз Центральных держав, направленный против России и Франции, а позднее и против Великобритании. В противовес ему стала складываться другая коалиция европейских держав. Образовался русско-французский союз 1891-93, который предусматривал совместные действия этих стран в случае агрессии со стороны Германии или агрессии Италии и Австро-Венгрии, поддержанных Германией. Рост экономической мощи Германии в начале XX в. заставил Великобританию постепенно отказаться от традиционной политики «блестящей изоляции» и искать сближения с Францией и Россией. Англо-французским соглашением 1904г.  были урегулированы споры между Великобританией и Францией по колониальным вопросам, а англо-русское соглашение 1907 г.  закрепило договорённость России и Великобритании относительно их политики в Тибете, Афганистане, Иране. Этими документами было оформлено создание Тройственного согласия, или Антанты — блока Великобритании, Франции и России, противостоявшего Тройственному союзу. В 1912 были подписаны англо-французская и франко-русская морские конвенции, в 1913 начались переговоры о заключении англо-русской морской конвенции.

Готовясь к мировой войне,  государства создали мощную военную промышленность, основу которой составляли крупные государственные заводы: оружейные, пороховые, снарядные, патронные, судостроительные и др. К производству военной продукции привлекались частные предприятия: в Германии  — заводы Круппа, в Австро-Венгрии  — Шкода, во Франции -Шнейдер-Крезо и Сен-Шамон, в Великобритании  — Виккерс и Армстронг-Уитуорт, в России — Путиловский завод и др. Достижения науки и техники были поставлены на службу  подготовки к войне. Появилось более совершенное вооружение: магазинные скорострельные винтовки и пулемёты, намного повысившие огневую мощь пехоты; в артиллерии резко возросло количество нарезных орудий новейших систем.

Путиловский завод. Фото начала XX в.

Большое стратегическое значение имело развитие железных дорог, позволявших значительно ускорить сосредоточение и развёртывание крупных войсковых масс на театрах военных действий и осуществлять бесперебойное снабжение действующих армий людскими пополнениями и всеми видами материально-технического обеспечения. Всё более важную роль начал играть автомобильный транспорт. Возникла военная авиация. Применение в военном деле новых средств связи (телеграф, телефон, радио) облегчало организацию управления войсками. Быстро увеличивалась численность армий и обученного запаса. В области военно-морских вооружений происходило упорное соперничество Германии и Великобритании. С 1905 г. сооружались корабли нового типа — дредноуты . К 1914 г. германский флот прочно занял второе место в мире после флота Великобритании. Другие государства также стремились к усилению своих ВМФ.

Велась и идеологическая подготовка войны: народам средствами пропаганды внушалась мысль о ее неизбежности.

Известно, что поводом для начала военных действий в 1914 году послужило убийство в Сараево эрцгерцога Франца Фердинанда  и его жены сербским националистом, членом организации «Молодая Босния» Гаврило Принципом. Но это был всего лишь повод. Как выразился один из историков, это убийство можно назвать подожжением фитиля, за которым находилась бочка с порохом.

Первая мировая война 1914-1918: неизвестные страницы

     «Эта небывалая война должна быть доведена до полной победы. Кто думает теперь о мире, кто желает его — тот изменник Отечества, его предатель».
     
      Из прощального обращения
Николая Второго к войскам
(8 марта 1917 года)

 

   Первая мировая война (28 июля 1914 — 11 ноября 1918) — один из самых широкомасштабных вооружённых конфликтов в истории человечества.

Это название утвердилось в историографии только после начала Второй мировой войны в 1939 году. В межвоенный период употреблялось название «Великая война» (англ. The Great War, фр. La Grande guerre), в Российской империи её также называли «Великой войной», «Большой войной», «Второй Отечественной», «Великой Отечественной», а также неформально (и до революции, и после) — «германской»; затем в СССР — «империалистической войной».

   Поводом к войне послужило Сараевское убийство 28 июня 1914 года австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда девятнадцатилетним сербским террористом, студентом из Боснии Гаврилой Принципом, который являлся одним из членов террористической организации «Млада Босна», боровшейся за объединение всех южнославянских народов в одно государство.

   В результате войны прекратили своё существование четыре империи: Российская, Австро-Венгерская, Османская и Германская (хотя возникшая вместо кайзеровской Германии Веймарская республика формально продолжала именоваться Германской империей). Страны-участницы потеряли более 10 млн. человек убитыми солдат, около 12 млн. убитыми мирных жителей, около 55 млн. были ранены.

 

 

 

   Всемирная история:   в 24 т. Т. 19. Первая мировая война / [А. Н. Бадак, И. Е. Войнич,Н. М. Волчек и др.] – Москва: Соврем. литература, 1999. –511 с.: ил.

     Всемирная история : в 24 т. Т. 20. Итоги I мировой войны / [А. Н. Бадак, И. Е. Войнич,Н. М. Волчек и др.] – Москва: Соврем. литература, 1999. – 511 с.: ил.

 

 

 

 

   Готлиб, В.В. Тайнаядипломатия во время Первой мировой войны /В. В. Готлиб. – М.: Изд-во социально-экономической литературы, 1960. 602,  [1] с.    – (Библиотека внешней политики).

   Книга посвящена вступлению в первую мировую войну Османской империи и Италии

 

   Семанов, С. Брусилов  / С. Семанов. – М.: Молодая гвардия, 1980. – 316, [2] с. – (Жизнь замечательных людей: ЖЗЛ: сер. биогр.: осн. в 1890 г. Ф. Павленковым и продолж. в 1933 г. М. Горьким).

   Книга посвящена жизни и деятельности А.А. Брусилова, крупнейшего русского военачальника, с именем которого связана одна из блестящих операций первой мировой войны — «Брусиловский прорыв». Потомственный военный, прошедший путь от воспитанника Пажеского корпуса до верховного главнокомандующего, А.А. Брусилов становится видным советским военачальником. В книге широко использован исторический материал, документы первой мировой войны и предреволюционных лет.

 

   Последняя война Российской империи: Россия, мир накануне, в ходе и после Первой мировой войны по документам российских и зарубежных архивов. — М.: Наука, 2006.- 388 с.: ил.

    Источниковедческие и историографические проблемы Первой мировой войны; новые подходы к изучению ее истории; экономический, военный и моральный потенциал воюющих государств; политика и дипломатия противоборствующих сторон; революция октября 1917 года в России и ее влияние на ход и исход войны; послевоенное переустройство мира; оставшиеся после войны неразрешенные противоречия между ведущими державами мира; уроки истории и современность — таковы проблемы, затронутые и отраженные в книге.

 

 

   Мировые войны XX века: в 4 кн. Кн. 1:Первая мировая война: исторический очерк / [Рос. акад. наук, Ин-т  всеобщ. истории, Ассоц. историков Первой мировой войны, Ассоц. историков
Второй мировой войны]; редкол.: В.А. Золотарев [и др.] ; рук. проекта О. А. Ржешевский; отв.ред. Г. Д. Шкундин. – М.:Наука, 2005. – 685, [1] с.

     Мировые войны XX век: в 4 кн. Кн.2: Первая мировая война: документы и материалы /[Рос. акад. наук,Ин-т всеобщ. истории, Ассоц. историков Первой мировой войны, Ассоц.историков Второй мировой войны]; редкол.:В. А. Золотарев [и др.];рук. проектаО. А. Ржешевский; сост.А. П. Жилин; отв. ред. В. К. Шацилло. – М.:Наука, 2005. – 580, [1] с.

 

  

   Коковцов, В. Н. Из моего прошлого: воспоминания 1911-1919 / В. Н.  Коковцов.– М.: Современник, 1991. – 591, [1] с.

   Мемуары многолетнего министра финансов, а затем и премьер-министра В.Н. Коковцова. Воспоминания охватывают период с 1903 по 1919 годы.

 

   Первая мировая. Брусиловский прорыв: роман / С. Н.Сергеев-Ценский. Воспоминая. Репортажи. Очерки. Документы.  – М.: Молодая        гвардия, 1989.–606,[2]с.– (История Отечества в романах, повестях, документах. Век ХХ).

   Исторический роман, посвященный одному из эпохальных периодов российской истории – Первой мировой войне.

 

    Деникин, А.И.  Путь русского офицера  / М.: Вече 2008. – 320, с.

   Книга Антона Деникина — автобиография легендарного русского генерала. В книгу вошли ранее не публиковавшиеся документы из фондов Российского государственного военно-исторического архива, которые относятся к разным периодам службы А. И. Деникина в Русской армии. Статьи и очерки на исторические и геополитические темы, отражающие переломные моменты российской и мировой истории.

 

 

 

 

 

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА, ФИЛОСОФИЯ И ЕВРОПА на JSTOR

Абстрактный

В этом эссе предлагается общая переформулировка вопроса о том, вызвала ли Первая мировая война какие-либо существенные изменения в философской мысли. Основная цель состоит в том, чтобы наметить оригинальный подход к этому вопросу, основанный на утверждении, что вопрос о влиянии войны на философию не имеет единого общего «смысла» и, следовательно, не допускает однозначного ответа. Вместо того, чтобы предложить всеобъемлющую точку зрения, это эссе описывает различные точки зрения, которые охватывают различные философские традиции (феноменология, неокантианство, Венский кружок и т.), проблемы (этика, проблема языка, наследие Европы и др. ) и мыслители (Бергсон, Витгенштейн, Айер, Хайдеггер и др.).

Информация о журнале

Tijdschrift voor Filosofie, основанный в 1939 году, открыт для всех направлений мысли и различных областей философии. Он содержит тематические, исторические и критические материалы, а также обзоры и описательные библиографии, написанные философами из разных стран. Он публикует статьи на голландском, английском, французском, немецком и южноафриканском голландском языках с аннотацией на английском языке.Каждый вклад проходит двойное слепое рецензирование двумя экспертами из разных университетов. Tijdschrift voor Filosofie выходит четыре раза в год. Каждый том насчитывает более 800 страниц и также доступен в Интернете. В редакционном совете представлены все университеты голландскоязычных регионов (включая Южную Африку). В настоящее время журнал возглавляет независимая международная редакционная коллегия, штаб-квартира которой находится в Институте философии KU Leuven. Tijdschrift voor Filosofie индексируется в Web of Science (Индекс цитирования искусств и гуманитарных наук) и в Индексе философов.

Информация об издателе

Peeters — международное издательство, основанное в 1857 году в Левене/Лувене, Бельгия. С тех пор оно опубликовало около 6000 наименований, при этом каждый год появляется около 200 новых наименований и 75 журналов, как в печатном виде, так и в Интернете. Петерс был создан, чтобы служить академическому миру, печатая и публикуя книги на английском, французском, немецком и голландском языках. Его основной список публикаций включает книги по теологии, философии, этике, классическим исследованиям, археологии, истории искусства, средневековью, востоковедению, лингвистике и литературе.Петерс публикует оригинальные исследования, а также библиографические данные, обзоры и справочные материалы. Стандартной практикой является контроль над каждой публикацией редакционной коллегией, которая обеспечивает высокие стандарты качества на основе независимых отчетов.

Две войны и долгий двадцатый век

Но так ясно не могли видеть командиры ни Гражданской войны, ни Первой мировой войны. Британская военная инструкция, изданная в 1915 году, почти не учитывала эти преобразования.«Штык, — говорилось в нем, — играет важнейшую роль в современной войне, и считается, что это произойдет только благодаря серии штыковых атак, совершенных людьми, опытными в обращении с оружием… . . что позиции, удерживаемые храбрым и решительным противником, могут быть захвачены». Полвека назад многие солдаты времен Гражданской войны сбрасывали штыки на марше, избавляясь от того, что они считали ненужным снаряжением. Штыковые ранения составляют менее одного процента жертв Гражданской войны.Во время Первой мировой войны они были настолько редки, что по статистике относились к категории «разное», что составляло 1,02 процента, несмотря на официальное руководство по оружию. Солдаты сообщали, что штык более полезен для открывания консервных банок или сушки одежды, чем для защиты от вражеского огня.

Сейчас трудно не качать головой от того, что Британия, да и вся Европа, не усвоила уроков Геттисберга, Колд-Харбора и Фредериксбурга, от того, как европейские офицеры и писатели отмахивались от Гражданской войны как от несущественной… в замечательных, хотя, возможно, апокрифических словах, приписываемых немецкому полководцу Гельмуту фон Мольтке, как немногим больше, чем «две вооруженные толпы, преследующие друг друга по стране, от которых нельзя было ничему научиться.Масштабы смертей в обеих войнах были неотделимы от задержек командиров в осознании последствий для сравнительных преимуществ нападения и обороны, которые привнесла новая технология вооружения. Когда они наконец сообразили, армии во время Гражданской войны перешли к окопам, хотя мы так тесно связываем появление траншей в современной войне с тем, что произошло на Западном фронте сто лет назад. «Массовым атакам в старом стиле не место на современном поле боя, где доминирует огонь из стрелкового оружия и артиллерии», — комментирует Уильям Филпотт о трагических ошибках Первой мировой войны. То же самое он мог бы сделать и в отношении атаки Пикетта.

И Гражданская война, и Великая война превратились в войны на истощение. Отдельные сражения теряли решительность по мере того, как растягивались во времени и пространстве. К весне 1864 года Грант знал, что он превосходит численностью конфедератов и может рисковать большими потерями, пока они не будут обескровлены. Спотсильвания, Пустыня — битвы стали почти неразличимы, сливаясь в беспощадную кампанию. Он решил «сразиться на этой линии, если на это уйдет все лето», и так оно и было.Подобно битве на Сомме, которая длилась с июля почти до конца 1916 года, смертельная схватка Гранта с Ли длилась несколько месяцев.

Производство оружия и поставка продовольствия и одежды для этих армий и этого безжалостного конфликта требовали промышленной экономики, которая сделала войну делом не только солдат, но и целых обществ, граждан и рабочих, находящихся далеко за пределами поля боя. Женщины уже не просто переносили войну или ухаживали за ее жертвами — их мобилизовали на поля и фермы, чтобы заменить сотни тысяч ушедших мужчин, а в качестве промышленных рабочих — шить обмундирование для солдат и производить оружие и боеприпасы. вооружить их.В тот же день, что и битва при Антиетаме, 17 сентября 1862 года, в Арсенале Аллегейни, недалеко от Питтсбурга, произошел мощный взрыв. Семьдесят восемь рабочих были убиты; в тот день, который стал самым кровавым боем в американской истории, среди погибших были не только солдаты в Мэриленде, но и молодые женщины, которые также пожертвовали своей жизнью ради нации. Более половины из них так и не были идентифицированы и были похоронены, как и многие их братья и мужья на поле боя, в братских могилах. Взрывы в Ричмонде в 1863 году и в Вашингтоне, округ Колумбия.C., в 1864 г. убивал женщин и даже детей, присоединившихся к военным действиям, заправляя патроны (до 1200 на одного рабочего в день), отделывая и запечатывая фрикционные капсюли и сшивая пушечные гильзы. В Великобритании во время Первой мировой войны женщины также работали на производстве боеприпасов; к июню 1917 года восемьдесят процентов вооружения и боеприпасов для британской армии производилось женщинами-муниционетками. Однако за полвека после Гражданской войны условия безопасности заметно не улучшились.Десятки женщин умерли от T.N.T. отравления, от которых у них пожелтела кожа, и взрывы в Британии, в ходе войны унесшие жизни более трехсот рабочих.

Национальная экономика и военное производство, в частности, стали зависеть от женщин, что было беспрецедентным ни для американского, ни для британского общества. Для женщин обеих стран эта работа была требовательной и даже опасной, но она также придавала силы. Они тоже чувствовали себя призванными на службу в интересах национального выживания; они тоже стали более полно осознавать себя гражданами, обладающими как обязанностями, так и правами.Послевоенное расширение права голоса для женщин в Соединенных Штатах произошло не так быстро, как для афроамериканских мужчин; женщины, к ужасу лидеров избирательного права, таких как Сьюзан Б. Энтони и Элизабет Кэди Стэнтон, не были включены в Пятнадцатую поправку. Потребуется еще одна война, чтобы обеспечить право голоса американским женщинам. В Великобритании только женщины старше тридцати лет были включены в Закон о народном представительстве. Но, учитывая ожесточенное сопротивление избирательному праву женщин в Великобритании до 1914 года, трудно не рассматривать последствия войны как преобразующие.Тотальная война создала потребность в участии женщин, а также мужчин в работе нации. Требования войны к служению и самопожертвованию предоставили женщинам право на участие и право голоса, которые, возможно, были отложены, но не были отклонены на неопределенный срок.

Необходимость мобилизовать население на работу и борьбу за нацию привнесла в войну еще один новый элемент. Коммуникации — пропаганда, как мы могли бы назвать это сегодня, — приобретали все возрастающее значение. Расширение прав и возможностей обычных мужчин и женщин включало их более широкий доступ к информации и их новую способность доводить до сведения свою точку зрения.Исследователи Первой мировой войны часто отмечали, что это была первая грамотная война в Великобритании, первая, в которой самые обычные солдаты могли писать домой и описывать свой опыт, объединяя дом и поле боя в новой тесной связи. В Америке пятьдесят лет назад люди без цензуры писали любимым в тылу, оставляя потомкам записи о простых людях, которые могли быть созданы только разлукой войны. Школы были почти всеобщими на Севере, но менее доступны даже для белых — и, конечно же, запрещены для рабов — на Юге.Тем не менее уровень грамотности был высоким как в Союзе, так и в Конфедерации: 88% белых мужчин на Юге и 96% белых мужчин в Новой Англии умели читать и писать. Многие солдаты, которые не умели писать сами, диктовали письма домой своим товарищам. Солдаты-граждане имели основание для своих мнений и пользовались средствами для их выражения: в письмах, дневниках, телеграммах, лагерных газетах. Дома гражданские охотно искали информацию о войне и опыте близких в газетах и ​​периодических изданиях, которые множились на Севере и Юге, несмотря на то, что Конфедерация изо всех сил пыталась производить необходимую бумагу и материалы для печати.В этой войне зарождающихся средств массовой информации слабость промышленных мощностей нанесла ущерб далеко не только в сфере боеприпасов и вооружений. Линкольн хорошо понимал это новое измерение войны: «В наш век, в этой стране общественное мнение — это все», — заметил он. «С ним ничто не может потерпеть неудачу, против него ничто не может преуспеть».

Каждая из этих войн также была отмечена различными, но поразительно параллельными технологическими достижениями в области фотографии и кино, которые по-новому мощно переносили лик битвы в тыл.Гражданская война была первым конфликтом, в котором фотография сыграла значительную роль. В Крыму было несколько фотографий, но они никоим образом не приближались к военным записям Мэтью Брейди, Александра Гарднера, Тимоти О’Салливана и других, сделанных между 1861 и 1865 годами. Масштабы и логистика американского конфликта были достоверно изображены в визуальные изображения военных мостов и дорог, вездесущность железной дороги, а также движения и сосредоточение людей и армий в кампании.Фотография еще не могла запечатлеть действие битвы, но она передала ужас ее последствий в неизгладимой форме: раздутые тела, отрубленные конечности, окровавленные трупы, жатва смерти, которую едва ли могли передать имена и числа. Гражданские лица, находящиеся вдали от фронта, столкнулись с реалиями войны с такой эмоциональной силой, которую они никогда прежде не могли себе представить. Когда Мэтью Брейди выставил серию фотографий из Антиетама в Нью-Йорке, газета Times заметила: «Если он не приносил тела и не клал их во дворах и на улицах, он делал что-то очень похожее на это.«Поле битвы больше не было отдаленной реальностью; фотография вернула войну домой.

К 1914 году фотография стала привычной. Нововведением этой более поздней эпохи в репрезентации был фильм, и война вскоре стала его объектом. В 1916 году британское правительство предприняло замечательный проект, изобилующий иронией обманутых ожиданий, которые так часто рассматривались как центральный аспект Первой мировой войны. Великобритания решила создать пропагандистский фильм, чтобы проиллюстрировать грядущий триумф в долгожданном летнем наступлении на Сомме.Два официальных кинематографиста начали собирать кадры в окопах и в тылу во Франции, иллюстрирующие обширную подготовку к битве. В фильме показано, как солдаты весело собираются на фронте, улыбаются и машут камерам, маршируя через французские деревни и сельскую местность к своей обещанной победе. Зная, сколько из них будет бессмысленно перебито в ближайшие дни — в первый день Соммы погибло шестьдесят тысяч человек, — я с удивлением и ужасом наблюдал за мелькающими образами.Казалось бы, бесконечное разнообразие артиллерийских орудий — восемнадцатифунтовые, шестнадцатифунтовые, шестидесятифунтовые и множество гаубиц и минометов разного калибра — начинают обстрел, который с уверенностью предназначался для того, чтобы расчистить путь в середину немецких траншей. На самом деле, ему не удалось разрубить даже неприступный клубок колючей проволоки, который сковывал британское наступление в неподвижности. Продвижение войск «сверху» 1 июля было инсценировано создателями фильма, но последствия боя слишком реальны: показаны солдатские потери с обеих сторон, пленные немцы, забитые лошади и даже дохлая собака. любимый питомец одной воинской части. Все это посреди пейзажа, превратившегося в лунный пейзаж, где не сохранилось ни одного живого существа.

Несмотря на разрушительную реальность британских действий 1 июля, правительство решило показать фильм как средство повышения морального духа и постаралось отредактировать его соответствующим образом. Веселые машут солдаты остаются, но правду войны не стереть. Daily Mirror описал это как «визуализацию ада войны». Фильм под названием «Битва на Сомме» был показан в августе 1916 года в тридцати четырех лондонских кинотеатрах, а на следующей неделе был показан по всей Британии — в двадцати кинотеатрах Бирмингема, в двенадцати кинотеатрах Глазго и Эдинбурга. и во многих других по всей стране.Двадцать миллионов британцев, половина населения, увидели его в течение следующих шести недель. Можно представить, как они просматривают экран в поисках проблеска — возможно, последнего — любимого человека и отшатываются от страданий и разрушений, которые могли только казаться слишком близкими и слишком реальными. «Вот смысл войны», — написал один кинозритель. «Это Смерть». Фрэнсис Стивенсон, потерявшая брата на Западном фронте, подытожила это: «Я часто пыталась представить себе, через что он прошел… но теперь я знаю и никогда не забуду.

Никогда не забывай. Более семисот тысяч погибших во время Гражданской войны в Америке и во время Первой мировой войны в Британии, каждый погибший солдат вместе с тем, что демографы называют «окружением» погибших — женами, матерями, сестрами, детьми, соседями, друзьями. «Мертвые, мертвые, мертвые — наши мертвые — или Юг, или Север — все наши», — нараспев произнес Уолт Уитмен. Немногие американцы остались нетронутыми. Как заметил один солдат Конфедерации, «смерть царила во всем мире».

Смерть, казалось, царила и в Британии в 1918 году.В 1945 году, оглядываясь на кульминацию другой войны, Ханна Арендт заметила, что борьба с массовой смертью была «фундаментальной проблемой» человеческого сознания после Великой войны. Это также была очень насущная проблема политики — захоронения и поминовения — которая возникла непосредственно из-за изменившегося характера войны.

Столетие назад Первая мировая война закончилась, но в Европе не было мира

11 ноября 1919 года ровно в 11 утра Великобритания впервые после окончания Великой войны замолчала.

Это было личное вмешательство короля Георга V, который установил двухминутное молчание в ознаменование окончания Первой мировой войны, чтобы «в полной тишине мысли каждого могли быть сосредоточены на благоговейном воспоминании о славных погибших «, — написал король в The Times.

В сообщении газеты Hartlepool Northern Daily Mail от 11 ноября 1919 г. описывается «величественное и чрезвычайно впечатляющее торжество», когда в 11 часов утра в ознаменование начала мероприятия прозвучала стрельба из орудий.

«Гудение уличного движения было приглушено как никогда, пешеходы остановились, полиция и солдаты стояли на салюте, а на городских улицах женщины и даже сильные мужчины рыдали после того, как мароны вернули память о славных погибших», — говорится в сообщении. в редакционной статье под названием «Великое безмолвие».

Прошло всего 12 месяцев. Перемирие, подписанное между победившими союзниками и Германией в вагоне поезда во французском Компьенском лесу, положило конец Великой войне. Европа и весь мир сотрясались от конфликта, в результате которого 20 миллионов человек погибли и еще 20 миллионов получили ранения.

В последующие годы День перемирия стал событием, которое мы знаем сегодня. К 1920 году Кенотаф, дань уважения погибшим на войне в Лондоне, был заменен каменным монументом, а тело британского солдата — Неизвестного солдата — было захоронено у входа в Вестминстерское аббатство.

11 ноября 1920 года Франция похоронила своего Неизвестного солдата, погибшего в битве при Вердене, была похоронена под Триумфальной аркой в ​​Париже.

Еще в 1918 году маки стали символом мертвых в США.Южная Корея и Франция, проиллюстрированные в стихотворении Джона МакКрея 1915 года «На поле Фландрии», а в 1921 году красный цветок стал частью церемоний в Великобритании, где их до сих пор носят в преддверии 11 ноября.

«Это было в гораздо большем масштабе, чем мы понимаем сегодня. Это было массовое явление, и оно было очень сильным для тех, кто пережил это», — сказала Хизер Джонс, профессор современной и современной европейской истории в Университетском колледже Лондона.

«Это стало каналом для горя, способом, которым скорбящие могли быть видны в обществе.На всем континенте это стало временем для размышлений и церемоний, в основе которых лежали скорбящие».

«Ревущие двадцатые»

Горе, а не празднование окончания конфликта все еще охватило Европу в 1921 году, даже несмотря на то, что последующее десятилетие принесло модернизацию, промышленное развитие и социальные перемены.

Оглядываясь назад, легко увидеть в первом году 1920-х предвестники того, что должно было произойти: в 1929 году — Великая депрессия, в 1933 году — Гитлер на посту канцлера, а в 1939 году — новая мировая война.

Даже в 1921 году, хотя война в Европе закончилась, на континенте не было мира.

К 11 ноября 1921 года Великобритания все еще была вовлечена в ожесточенный конфликт с Ирландией, которая была разделена шестью месяцами ранее, в мае. Англо-ирландское соглашение, положившее конец войне и британскому правлению на большей части острова Ирландия, должно было быть подписано через три недели.

Британия, возможно, «выиграла» войну, она потеряла почти 900 000 солдат, что составляет 6% взрослого мужского населения.

Те, кто выжил, многие из них были ранены и столкнулись с высоким уровнем безработицы и экономическими потрясениями, были все более подавлены будущим страны, в которую они вернулись.

Коммунизм

Тем временем Франция в течение четырех лет была главным театром военных действий и столкнулась с масштабными разрушениями. Потеря 1,3 миллиона человек во время войны привела к массовой нехватке рабочей силы и в последующие годы к резкому снижению рождаемости.

По всей Европе был широко распространен страх перед коммунизмом, когда большевики усилили свою власть в России.

Справа Италия уже была свидетелем подъема ультраправой политики, и Бенито Муссолини основал Национальную фашистскую партию в 1921 году. тем летом лидер Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП). Одной из его основных целей были так называемые «ноябрьские преступники», согласившиеся на перемирие с союзниками.

В 1914 году британский писатель Х.Г.Уэллс писал, что Великая война будет «войной, которая положит конец войне», полагая, что конфликт создаст новый мировой порядок, который сделает конфликт в будущем невозможным.

Уэллс считал, что, сокрушив милитаризм Германии при кайзере и ее союзниках — Австро-Венгерской и Османской империях, — Великобритания, Франция и Россия были не только солдатами на войне, но и «крестоносцами против войны».

«Кайзеров больше не будет […]. Мы решены. Это безумие должно закончиться! Это последняя война», — сказал он.

Но Европа, которая пришла потом, определенно не была тем новым общественным строем, который надеялся увидеть Уэллс, и даже в 1914 году находились те, кто не одобрял его предсказание.

Философ Бертран Рассел утверждал в открытом письме Уэллсу, опубликованном в британском журнале, что, даже если Германия потерпит поражение: «Почему Германии не следует ждать […] возможности отомстить?»

Рассел писал: «Война закончится только тогда, когда люди настолько осознают ее ужасы, [что] предпочтут воздерживаться от боевых действий, даже если они верят, что у них есть правое дело.

«Единственная дорога к прочному миру лежит через реформу в мыслях и чувствах простых людей: нежелание причинять унижение другим ради собственного триумфа, более спокойное и уравновешенное мужество, предохраняющее от разумного риска спокойно, без враждебных чувств и без кошмарного ужаса, который заставляет людей бросаться в самое бедствие, которого они боятся».

Дом — Столетие Первой мировой войны

Наконец-то мы чтим героизм и самопожертвование 4.7 миллионов американских сыновей и дочерей, участвовавших в Первой мировой войне. Их жертва в этой войне была велика. Всего за 18 месяцев нация собрала и обучила огромные боевые силы. Более 2 миллионов развернутых «там». 204 000 американцев вернулись домой ранеными, а 116 516 вообще не вернулись домой.
Их служба, доблесть и мужество не уступают ветеранам более поздних войн, и теперь, наконец, в столице нашей страны вспоминают наших ветеранов Первой мировой войны.

Национальный мемориал Первой мировой войны в Вашингтоне, округ Колумбия — пролет от 19 июля 2018 г.

Национальный мемориал Первой мировой войны в Вашингтоне, округ Колумбия

С вашей помощью мы его построили!


Эта анимация представляет окончательную концепцию, одобренную U.S.Commission of Fine Arts 19 сентября 2019 г. и Национальной комиссией по капитальному планированию 3 октября, что свидетельствует о завершении этапа проектирования Мемориала. Щелкните здесь, чтобы загрузить PDF-файл с детальным проектом.

Vimeo

16 апреля 2021 года мы отпраздновали первое поднятие флага Соединенных Штатов Америки над недавно построенным Национальным мемориалом Первой мировой войны в Вашингтоне, округ Колумбия.с прямой трансляцией мероприятия.

Vimeo

16 апреля 2021 года мы отпраздновали первое поднятие флага Соединенных Штатов Америки над недавно построенным Национальным мемориалом Первой мировой войны в Вашингтоне, округ Колумбия. с прямой трансляцией мероприятия.

Мемориальная строительная камера


Пожертвуйте на строительство этого мемориала 2020

U. S. Мужчины и женщины, несущие военную службу

Национальные мемориалы Первой мировой войны в округе Колумбия

Мемориал открыт, но нам все еще нужна ваша помощь, чтобы продолжить миссию


Видеоплеер — Солдатское путешествие


Пожертвовать по почте
Оформить чек на: The Doughboy Foundation

Mail To: The Doughboy Foundation
               Отдел пожертвований
              701 Pennsylvania Avenue, NW  #123
                     Вашингтон, округ Колумбия  20004

 

СПАСИБО


Всем, кто помог сделать этот Мемориал реальностью.
Ваша постоянная поддержка имеет решающее значение для завершения проекта.

Першинг

Прицкер

Фонд Старра

lilly-500-5. PNG

PATTON

Diana Davis Spenser Foundation

Lafayette

Canegy-Nyc-500-3.Png

General Motors

Lounsbery Foundation

Marriott

NFL

Walmart

Dougeboy

American Legion

Bechtel

the-morris-gwendolyn-cafritz-foundation-500.png

Huntington Ingalls

mccormick-500.png

Фонд Эндрю Меллона

monell-500.png

Сандра Першинг

Фонд семьи Шульц

fred-and-diane-smith-2-500.png

patrick-f-taylor-foundation-500.png

United Technologies

vfw-20002. PNG

POPPY

American-Express-500.png

Банк Америки

Bloomberg Philanthopies

Bloomberg Fillanthopies

Carson Family Trust

CoCa Cola

DAR-LOGO-500.PNG

The-Freeman-Foundation-500. png

Google Adwords (в ​​натуре)

Джонс Дэй

Национальный музей Первой мировой войны

нью-йорк-лайф-фонд-500. PNG

Versailles-1919-2019-500.PNG

Liberty Bond

Annenberg Foundation

Comstock-500.PNG

доктор Мэри Давидсон

Dan-and-Lynne-dayton-500.PNG

ED- Fountain-1-500.png

Hamby

History Channel

Ingalls Foundation

Justice-Freedom-and-Liberty-pac-500.png

len-lauder-500.png

Kentucky Veterans

mcgrory-500.png

tom-moe-35-500.PNG

James Nutter

доктор Линбер О’Конелл

Virginia-G-Piper-Baritable — Trust-500.Png

Foundation Rose

Rosenwald Foundation

Моника Seefried

Solve

STEPHEN-TASER- 500.png

Фонд Уэйда

Понимание войн ХХ века через женщин и гендер: сорок лет историографии

14-18, aujourd’hui, сегодня, heute , 2002, № 4, Культурная демобилизация после большой войны.

Амране, Джамиля. 1991. Алжирские женщины на войне . Париж: Плон.

Амране, Джамиля. 1994. Des Femmes dans la guerre d’Algérie . Париж: Картала.

Андриё, Клэр. 1997. Les résistantes, перспективы исследований. В La Résistance, une histoire sociale , 69-96. изд. Антуан Прост, Париж: éditions de l’Atelier.

Андриё, Клэр и Кристин Бард (ред.). 2008. Femmes en résistance à Ravensbrück, [email protected] 5 доступно на http://www.histoire-politique.fr/index.php?numero=05.

анонимно. 2003. Eine Frau в Берлине: Tagebuchaufzeichnungen vom 20 апреля до 22 июня. Франкфурт-на-Майне: Айхборн АГ. [Английское издание: 2005 г. Женщина в Берлине: восемь недель в завоеванном городе: дневник, перевод Филипа Бема. Нью-Йорк: Метрополитен Букс / Генри Холт].

Одуан-Рузо, Стефан. 1993. La Guerre des enfants, 1914-1918: essai d’histoire Culturelle .Париж: А. Колен.

Одуан-Рузо, Стефан. 1995. L’Enfant de l’ennemi, 1914–1918. Париж: Обье.

Одуан-Рузо, Стефан и Аннет Беккер. 2000. 14-18 : ретроувер-ла-герр . Париж: Галлимар.

Одуан-Рузо, Стефан и Жан-Жак Беккер (ред.). 2004. Encyclopédie de la Grande Guerre, 1914-1918 . Париж: Bayard Presse.

Одуан-Рузо, Стефан, Аннет Беккер, Кристиан Инграо и Анри Руссо (редакторы).2002. Военное насилие, 1914-1945 . Брюссель: Комплекс.

Бард, Кристина. 1995. Les Filles de Marianne: история феминизма, 1914-1940 . Париж: Фаярд.

Беккер, Аннет. 2010. Красные шрамы: 14–18. Франция и Бельгия занимают . Париж: Фаярд.

Беккер, Жан-Жак, Джей М. Винтер, Герд Крумейх, Аннет Беккер и Стефан Одуан-Рузо (редакторы). 1994. Герр и культуры: 1914-1918 . Париж: А.Колин.

Бетт, Пегги. 2008. Veuves et veuvages de la Première Guerre mondiale, Лион (1914–1924). Vingtième Siècle. Историческое обозрение 98: 191-202.

Бетт, Пегги. 2012. Veuves françaises de la Première Guerre mondiale. Уставы, маршруты и бои. Диссертация под руководством Сильви Швейцер, Университет Лиона 2.

Бочкарёва Мария. 1919. Яшка: моя жизнь крестьянина, офицера и ссыльного в изложении Исаака Дона Левина. Нью-Йорк: Фредерик А.Компания Стокс.

Бранш, Рафаэль. 2001. Подвеска La Torture et l’armée la Guerre d’Algérie . Париж: Галлимар.

Бранш, Рафаэль. 2002. Подвеска Des viols la guerre d’Algérie. В Histoire des femmes, histoire des жанров изд. Рафаэль Бранш и Даниэль Волдман, 123–132. Винтаж века. Историческое обозрение 75.

Бранш, Рафаэль. 2009. Секс, жанр и условно-досрочное освобождение: quand une femme interroge des hommes sur les infligées.In Quand les femmes témoignent. Устная история, история женщин, мемуары женщин , изд. Франсуаза Тебо и Женевьев Дерменжан, 217–226. Париж: Опубликовано.

Бранш, Рафаэль и Фабрис Вирджили (редакторы). 2012. Изнасилование в военное время: история, которую нужно написать . Basingstoke: Palgrave Macmillan (перевод с Viols en temps de guerre . Париж: Payot. 2011).

Браво, Анна (ред.). 1991. Donne e uomini nelle guerre mondiali. Рим-Бари: Латерца.

Брайбон, Гейл и Пенни Саммерфилд. 1987. Вне клетки: женский опыт двух мировых войн . Лондон: Пандора.

Кабанес, Бруно. 2004. La Victoire endeuillée : вылазка французских солдат (1918–1920) . Париж: Сеуй.

Кабанес, Бруно и Гийом Пикетти (редакторы). 2007. Sorties de guerre au xx e век. [email protected], 3 [http://www.histoire-politique.fr/index.php?numero=03]

Кабанес, Бруно и Гийом Пикетти (редакторы).2009. Retour à l’intime au sortir de la guerre . Париж: Тайландье.

Капдевила, Люк. 2000. Мобилизация женщин в боевых действиях Франции (1940–1945). В Le Genre de lanation, изд. Леора Ауслендер и Мишель Занкарини-Фурнел, 57–80 лет. Clio , Histoire, Femmes et Sociétés 12.

Капдевила, Люк. 2002. Мужская идентификация и усталость военных (1914–1945). В Histoire des femmes, histoire des жанров, изд. Рафаэль Бранш и Даниэль Волдман, 97–108. Vingtième siècle: Revue d’Histoire 75.

Капдевила, Люк и Доминик Годино (ред.). 2004. Арми. Клио. Histoire, Femmes et Sociétés 20.

Капдевила, Люк, Франсуа Руке, Фабрис Виргили и Даниэль Волдман, 2010a [1 st edn, 2003]. Полы, жанры и войны (Франция, 1914-1945) . Париж: Пайо.

Капдевила, Люк, Франсуа Руке, Фабрис Виргили и Даниэль Вольдман.2010б. Être ou ne pas être un homme, une femme. В Полы, жанры и войны (Франция, 1914-1945) , изд. Люк Капдевила, Франсуа Руке, Фабрис Виргили и Даниэль Вольдман, 7–39. Париж: Пайо.

Чанг, Ирис. 2007. Ле Виол де Нанкин . Париж: Пайо.

Шаперон, Сильвия. 2000. Годы Бовуар: 1945-1970 . Париж: Фаярд.

Даниэль, Юта. 1997. Война изнутри: немецкие женщины из рабочего класса в Первой мировой войне .Оксфорд и Нью-Йорк: издательство Berg Publishers. Сокращенный перевод Даниэля, Юта. 1989. Arbeiterfrauen in der Kriegsgesellschaft 1914–1918: Beruf, Familie und Politik im Ersten Weltkrieg . Геттинген: Ванденхек и Рупрехт.

Делапорт, Софи. 1996. Les Gueules cassées : les blessés de la face de la Grande Guerre . Париж: Éditions Noêsis.

Дерменджян, Женевьева и Франсуаза Тебо (ред.). 2009. Quand les femmes témoignent. Устная история, история женщин, воспоминания женщин .Париж: Опубликовано.

Дозу, Лоран. 2009. Люси Обрак . Париж: Перрин.

Даунс, Лора Ли. 1995. Производство Неравенство: гендерное разделение во французской и британской металлообрабатывающей промышленности, 1914-1939 . Итака и Лондон: Издательство Корнельского университета.

Эрикссон, Кьерсти и Ева Симонсен (редакторы). 2005. Дети Второй мировой войны: скрытое наследие врага . Оксфорд и Нью-Йорк: Берг.

Фушар, Доминик.2013. Le Poids de la guerre: les poilus et leur famille après 1918 . Ренн: Presses Universitaires de Rennes.

Фриденсон, Патрик (ред.) 1977. L’Autre front, специальный номер Mouvement Social n°2, Paris, Les éditions ouvrières [Отредактировано и переведено на английский язык как The French Home Front 1914-1918 . Провиденс/Оксфорд: Берг. 1992].

Фюссель, Пол. 1989. Военное время: понимание и поведение во Второй мировой войне .Oxford: Oxford University Press [Переведено на французский язык как À la guerre: психология и поведение солдат, подвеска la Seconde Guerre mondiale . 2003 [1992]. Париж: Points Seuil].

Гилзмер, Мехтильд, Кристин Левисс-Тузе и Стефан Мартенс (редакторы). 2003. Les Femmes dans la Résistance en France . Париж: Талландье.

Грейзел, Сьюзен Р. 1999. Идентичность женщин на войне: пол, материнство и политика в Великобритании и Франции во время Первой мировой войны .Чапел-Хилл: Издательство Университета Северной Каролины.

Gribaudi, Gabriella (ed.) 2003. Terra bruciata: le stragi naziste sul fronte meridionale . Неаполь: L’ancora del mediterraneo.

Грибауди, Габриэлла. 2005. Всего воинов: tra bombe alleate e violenze naziste: Napoli e il fronte meridionale 1940-1944 . Турин: Боллати Борингьери.

Guéraiche, William, 1999. Les Femmes et la République: essai sur la répartition du pouvoir de 1943 à 1979 .Париж: Éditions de l’Atelier.

Heineman, Elizabeth D. 2012. Сексуальное насилие в зонах конфликтов: от древнего мира до эпохи прав человека . Филадельфия: Издательство Пенсильванского университета.

Higonnet, Margaret R. 2001. Медсестры на фронте: написание ран Великой войны . Бостон: Издательство Северо-восточного университета.

Higonnet Margaret R., Jane Jenson, Sonya Michel и Margaret C. Weitz (eds) 1987. Behind the Lines: гендер и две мировые войны .Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета.

Хорн, Джон. 2000. Корпус, заместитель, нация: Франция и вторжение 1914 года. Annales HSS 55(1): 73-109.

Гус, Мари-Моник. 2000. Histoires de famille, 1914–1918: Почтовые карты и военная культура . Париж: Éditions Noêsis.

Жоно, Элоди. 2011. Подвеска La Féminisation de l’armée française les guerres (1938-1962): enjeux et réalités d’un processus необратимый. Руководил диссертацией Габриэль Убр, Парижский университет Дидро.

Кент, Сьюзан Кингсли. 1993. Заключение мира: реконструкция пола в межвоенной Британии . Принстон: Издательство Принстонского университета.

Лейтон, Линн. 1987. Завещание Веры Бриттен. В тылу : пол и две мировые войны , изд. Маргарет Хигоннет, Джейн Дженсон, Соня Мишель и Маргарет С. Вайц, 70–83. Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета.

Леклерк, Франсуаза и Мишель Вейндлинг. 1995. La répression des femmes coupables de coupables de coupables.В Résistances et libérations, Франция, 1940-1945, изд. Франсуаза Тебо, 129–150. Клио . Histoire, Femmes et Sociétés 1.

Лид, Эрик Дж. 1979. Ничья земля: бой и идентичность в Первой мировой войне . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Ле Наур, Жан-Ив. 2002. Misères et tourments de la Chair durant la Grande Guerre : les mœurs sexuelles des Français, 1914–1918 . Париж: Обье.

Ле Наур, Жан-Ив.2004. La Honte noire : l’Allemagne et les troupes coloniales françaises, 1914–1945. Париж: Hachette.

Ле Наур, Жан-Ив. 2011. Les Soldats de la honte. Париж: Перрин.

Ланн, Джо. 2005. Мужская идентичность и боевые кодексы чести: сравнение военных мемуаров Роберта Грейвса, Эрнста Юнгера и Канде Камара. Военно-исторический журнал 69: 713-736.

Майлендер, Элисса. 2009. Gewalt im Dienstalltag: Die Aufseherinnen des Konzentrations- und Vernichtungslagers Majdanek .Гамбург: издание для гамбургеров.

Майлендер, Элисса. 2012. Насилие среди наблюдателей за лагерями концентрации национал-социалистов (1939–1945): размышления о динамике и логике жизни. Энциклопедия массового насилия. Доступно на http://www.massviolence.org/.

Макмиллан, Джеймс Ф. 1981. Домохозяйка или блудница? Место женщины во французском обществе 1870-1940 . Брайтон: комбайн.

Майнен, Инса. 2006. Вермахт и проституция для оккупации (1940-1945). Париж: Пайо.

Мелман, Билли (ред.) 1998. Границы: пол и идентичность в войне и мире, 1870-1930. Лондон/Нью-Йорк: Рутледж.

Морен-Пеллетье, Мелани. 2005. Briser les ailes de l’ange : канадские военные военнослужащие (1914–1918) . Outremont (Квебек): Афина.

Моссе, Джордж. 1990. Павшие солдаты: изменение памяти о мировых войнах . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Нахум-Грапп, Вероник (изд.) 1993. Вуковар, Сараево… La Guerre en ex-Yougoslavie . Париж: дух.

Нахум-Грапп, Вероник. 1997. Герр и различия полов: систематические игры (бывшая Югославия, 1991–1995). В De la Violence et des femmes , изд. Сесиль Дофин и Арлетт Фарж, 159–184. Париж: Альбин Мишель.

Пети, Стефани. 2004. Les Veuves de la Grande Guerre . Париж: Maisonneuve & Larose.

Пиньо, Манон. 2004. La Guerre des crayons : quand les petits Parisiens dessinaient la Grande Guerre .Париж: Éditions Parigramme.

Пиньо, Манон. 2009. 1918–1919: возвращение человека и изобретение отца. В Retour à l’intime au sortir de la guerre , изд. Бруно Кабанес и Гийом Пикетти, 37–50. Париж: Тайландье.

Пиньо, Манон. 2012. Allons enfants de la Patrie : поколение Grande Guerre . Париж: Сеуй.

Понцани, Микела. 2012. Guerra alle donne: partigiane, vittime di stupro, «amanti del nemico» 1940-1945 . Турин: Эйнауди.

Порцио, Мария. 2011. Arrivano gli Alleati! Amori e violenze nell’Italia liberate . Бари: Латерца.

Прост, Антуан. 1977. Les Anciens Combtants et la Société française 1914-1939 . Париж: Presses de la FNSP.

Прост, Антуан и Джей Винтер. 2004. Великая война в истории: дебаты и споры . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Рейнольдс, Сиан. 1996. Франция между войнами: гендер и политика .Лондон: Рутледж.

Робертс, Мэри Луиза. 1994. Цивилизация без полов: реконструкция пола в послевоенной Франции, 1917-1927 . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Робертс, Мэри Луиза. 2013. Что делают солдаты: секс и американские солдаты во Второй мировой войне Франция . Чикаго: Издательство Чикагского университета:

.

Руке, Франсуа, Фабрис Виргили и Даниэль Вольдман (редакторы). 2007. Любовь, военная и сексуальная жизнь, 1914-1945 . Париж: Gallimard BDIC/Musée de l’Armée.

Рупп, Лейла Дж. 1978. Мобилизация женщин на войну: немецкая и американская пропаганда, 1939-1945 . Принстон: Издательство Принстонского университета.

Рупп, Лейла Дж. 1998. Миры женщин: создание международного женского движения . Принстон: Издательство Принстонского университета.

Саада, Эммануэль. 2012. Дети Империи: раса, происхождение и гражданство во французских колониях . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Симонина Анна.2009. Невидимая женщина: политическое сотрудничество. В Nouveaux Histoire de la France dans la Seconde Guerre mondiale, ed. Клэр Андриё и Мишель Маргайраз. [email protected] 9. Доступно на http://www.histoire-politique.fr/index.php?numero=09.

Шеридан, Дороти (ред.) 1990. Женщины военного времени: антология массового наблюдения . Лондон: китайский язык.

Саммерфилд, Пенни. 1984. Женщины-работницы во время Второй мировой войны: производство и патриархат в конфликте. Лондон: Крум Хелм.

Тебо, Франсуаза. 1990. Le féminisme à l’épreuve de la guerre. В La Tentation nationaliste 1914-1945, ed . Рита Тальманн, 17-46 лет. Париж: Deuxtemps Tierce.

Тебо, Франсуаза. 1994. Великая война и триумф полового разделения. В История женщин: к культурной самобытности в двадцатом веке , изд. Франсуаза Тебо (Жорж Дюби и Мишель Перро, главные редакторы), 21–75.Кембридж, Массачусетс: Издательство Белкнап издательства Гарвардского университета.

Тебо, Франсуаза. 1998. Deuxième guerre, femmes et rapports de sexe: историографический очерк. Cahiers d’histoire du temps Présent 4: 227-248.

Тебо, Франсуаза. 2004. Grande Guerre, Femmes et Genre. В Encyclopédie de la Grande Guerre, 1914-1918 , изд. Стефан Одуан-Рузо и Жан-Жак Беккер, 613–625 гг. Париж: Баярд.

Тебо, Франсуаза. 2010. Жанр демократии в xx и веке.В De la Différence des Sexes : le жанр в истории, изд. Мишель Риот-Сарси, 187-212. Париж: Ларусс.

Тебо, Франсуаза. 2013a [1986]. Les Femmes au temps de la guerre de 14. Paris: Petite Bibliothèque Payot.

Тебо, Франсуаза. 2013б. La guerre de 14 a-t-elle émancipé les Françaises ? В Les Femmes au temps de la guerre de 14 , изд. Франсуаза Тебо, 419–429 гг. Париж: Petite Bibliothèque Payot.

Тебо, Франсуаза (изд.) 1995. Сопротивление и освобождение, Франция, 1940-1945 гг. Clio, Histoire, Femmes et Sociétés , 1.

Том, Дебора. 1998. Хорошие девушки и грубые девушки: работницы во время Первой мировой войны . Лондон: И.Б. Таврида.

Вирджили, Фабрис. 2000. La France «virile»: des femmes tondues à la Libération . Париж: Пайо.

Вирджили, Фабрис. 2009. Naître ennemi : les enfants de Franco-Allemands nés Pendant la Seconde Guerre mondiale . Париж: Пайо.

Уолл, Ричард и Джей Винтер (редакторы). 1988. Военные потрясения: семья, работа и благосостояние в Европе, 1914-1918 гг. . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Вайц, Маргарет Коллинз. 1995. Сестры в Сопротивлении: как женщины боролись за освобождение Франции, 1940-1945 . Нью-Йорк: Уайли.

Винтер, Джей (ред.) 2013. Кембриджская история Первой мировой войны : Том 1 Глобальная война. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Вуллакотт, Анджела. 1994. От нее зависят их жизни: военные во время Великой войны . Беркли: Калифорнийский университет Press.

Историческая пресса | Женщины и война

На протяжении веков женщины играли множество ролей в военных действиях: от поддержания огня в домах (и управления королевствами) в древние времена до поддержки вооруженных сил в домашней работе в начале 18 века и работы медсестер вблизи линии фронта.

Крым и окопы Европы.

В то время как тысячи женщин пошли добровольцами в качестве медсестер и участвовали в военных работах во время Первой мировой войны, главный поворотный момент для женщин на войне наступил с неизбежной срочностью в 1939 году.

Первая мировая война

Роль женщин в Первой мировой войне поначалу сильно недооценивали, но со временем стали известны необычные способы, которыми женщины помогали военным. Уход за больными был основным участием женщин в конфликте, и молодые одинокие женщины стекались добровольцами в Отряд добровольной помощи или Британский Красный Крест.

Работая в зачастую шокирующих условиях и почти без медицинского оборудования, медсестры-добровольцы из всех слоев общества должны были ухаживать за ранеными, помогать с ампутациями и сидеть с умирающими в последние часы их жизни. В крупных сражениях, таких как Сомма, где были буквально тысячи жертв, медсестрам часто приходилось выходить на арену войны, чтобы спасти раненых солдат и доставить их в полевой госпиталь. Женщины загоняли импровизированные машины скорой помощи в труднопроходимую местность, и спасательные операции часто проводились в ужасных условиях.Но не только в полевых госпиталях участвовали женщины.

Некоторые женщины хотели иметь возможность по-настоящему сражаться за свою страну, и было несколько случаев, когда женщины-солдаты шли на службу, переодевшись мужчинами, чтобы попасть на передовую. Но большинство женщин остались дома, чтобы обеспечить работу страны, пока мужчины были на войне. Из-за огромного количества рядовых мужчин все более и более важные роли отводились женщинам, в том числе на железных дорогах, в качестве полицейских, заводских рабочих и военных.В высших классах женщины также поддерживали военные действия, вязая форму, собирая деньги для благотворительных организаций, таких как недавно созданный Красный Крест, и писали солдатам в окопах. Вновь обретенная свобода для многих женщин была символом перемен, происходящих в обществе в целом: движение суфражисток росло и к 1914 году, хотя и было прервано войной, стало огромной силой перемен в Великобритании. Жизнь женщин должна была измениться навсегда.

Вторая мировая война

Роли женщин значительно расширились во время Второй мировой войны.К 1945 году миллионы женщин работали, снабжая армию самолетами, кораблями и боеприпасами. Женщин не только поощряли добровольно собирать средства, принимать эвакуированных детей, «копать для победы» в своих садах и устраиваться на работу на военных фабриках — их также просили пополнить ряды воинской части. Семьдесят пять процентов женщин, присоединившихся к силам, были добровольцами.

Военные роли женщин варьировались в широких пределах. Вспомогательные пилоты воздушного транспорта управляли самолетами по опасным маршрутам от заводов до военных баз, в то время как дешифровщики расшифровывали сообщения в Блетчли-парке и «Ламберджиллах» в женском лесопромышленном корпусе.Эти женщины, наряду с крапивниками, FANY, военнослужащими ATS и другими, сыграли решающую и героическую роль в военных действиях Великобритании. В службах обслуживалось более 640 000 женщин.

Хотя каждая из этих должностей помогла выиграть войну, обязанности женщин часто были канцелярскими и ограничивались небоевыми позициями вдали от линии фронта. Только в 2016 году женщины, служащие в британских вооруженных силах, получили право на работу в ближнем бою.

Как Первая мировая война положила начало столетию конфликтов и кровопролития

Соединенные Штаты официально вступили в ряды участников Первой мировой войны 6 апреля 1917 года — чуть более 100 лет назад.Наша коллективная память о конфликте, похоже, довольно туманна. В самом деле, для большинства американцев сегодня «война, которая положит конец всем войнам» во многом является загадкой. Мы можем смутно припомнить из наших курсов истории, что это была первая «тотальная война» и первый конфликт, в котором большую роль играли самолеты и танки. И, конечно же, это была окопная война, отравляющий газ и ужасные жертвы. Немцы были плохими парнями, но, возможно, не такими плохими, как немцы в Другой мировой войне.

Газетные сюжеты и телевизионные документальные фильмы о Ближнем Востоке и Балканах не перестают напоминать нам, что недавние пожары в этих регионах берут свое начало еще во время Первой мировой войны, когда победители цинично перекроили карту мира.Да, нам снова и снова говорят, что Первая мировая война «во многом сформировала траекторию современного мира». . . а как именно?

Трудно сказать, потому что у нас, американцев, нет общепринятого повествования о конфликте. Причины войны остаются туманными и неясными, ее окончание неясным, а ее наследие оспаривается.

Какова была роль Америки в этом трагическом событии? Какое влияние война оказала на американское общество? Мы обратимся к этим вопросам после краткого изучения контуров этого гигантского конфликта, когда Америка оставалась в стороне, с августа 1914 года по апрель 1917 года.

Задолго до первых залпов имперские амбиции и взаимная подозрительность между великими державами Европы сделали войну вероятной, хотя и нежелательной перспективой. Сложная сеть союзов между ключевыми государствами поощряла взаимную воинственность, а не стабильность. «Европа, — пишет историк Барбара Тачман в своем классическом отчете «Августовские пушки», — была грудой мечей, сложенных аккуратно, как соломинки; один нельзя было вытащить, не сдвинув всех остальных».

Учитывая беспрецедентный размер вовлеченных армий и огромную разрушительную мощь в их распоряжении, государственные деятели и генералы по всей Европе ожидали очень короткой войны.Долгая борьба полностью уничтожила бы гражданское общество — по крайней мере, так считалось. Победа обязательно досталась альянсу, силы которого мобилизовались первыми и нанесли самый сильный удар.

Первое из многих неприятных пробуждений произошло рано, когда массовое первое наступление Германии на Францию ​​было остановлено в первой битве на Марне в начале сентября. За первые три недели боев погибло более полумиллиона немцев, французов и британцев. Война на Западе вскоре зашла в тупик на 470-мильном, сильно укрепленном фронте от Северного моря до швейцарской границы на северо-востоке Франции.

Тупиковая ситуация сохранится еще на три с половиной года. Растущая смертоносность стрелкового, пулеметного и дальнобойного артиллерийского огня в сочетании с отсутствием надежных танков и мгновенной связи делала практически невозможным для наступательных ударов прорыв оборонительных рубежей. Но «культ наступления», широко распространенный среди основных армий, гарантировал, что поиски способов прорыва оборонительных позиций будут продолжаться до конца войны.

В то время как трупы росли с беспрецедентной скоростью в тщетных атаках и контратаках во Франции, союзники попытались в апреле 1915 года захватить пролив Дарданеллы, надеясь открыть морской путь снабжения России и ослабить давление на Западном фронте.Кампания Галлиполи, крупнейшая десантная операция в истории войн до того времени, была полной катастрофой.

Турки, союзники немцев и австро-венгров с ноября 1915 года, отражали нападение за нападением англо-французских сил вторжения, удерживая их в сложной сети траншей на пляжах. К тому времени, когда союзники завершили свой унизительный отход в декабре 1915 года, они потеряли 300 000 человек.

В начале 1916 года немецкий генеральный штаб предложил обескровить Францию, втянув большую часть ее армии в решающую битву на истощение под Верденом.В самом крупном и дорогостоящем сражении за всю войну пало 1,25 миллиона человек, но линия фронта находилась примерно в том же месте в декабре, когда битва, наконец, закончилась так же, как она началась в феврале, и Франция осталась непокоренной.

В июле 1916 года союзники начали собственное наступление вдоль реки Сомма. Британцы потеряли 60 000 человек в день открытия, а когда битва закончилась в ноябре, около миллиона британских и немецких солдат были убиты или ранены. Британцам удалось получить лишь незначительные территориальные приобретения за свои огромные усилия.

Как ни странно, огромные потери с обеих сторон помешали серьезному обсуждению мирных переговоров. Стремление к победе с обеих сторон стало еще более отчаянным.

Наиболее эффективным оружием против Центральных держав оказалась блокада союзников, которая к концу 1916 года привела к серьезной нехватке продовольствия и вспышкам политических волнений в тылу в Германии. В конце 1916 года немцы подсчитали, что они могут поставить Великобританию на колени в течение пяти месяцев путем неограниченных атак подводных лодок на все торговые суда, направляющиеся в Великобританию.

До сих пор американцы сохраняли нейтралитет, но общественное мнение все больше благоприятствовало союзникам, а администрация Вильсона продолжала предоставлять огромное количество сырья, а также щедрые ссуды как Франции, так и Великобритании. Торговля с Центральными державами замедлилась до минимума. Соединенные Штаты, безусловно, присоединятся к союзникам, если немцы направят свои подводные лодки на американские суда, но немцы рассчитывали, что они смогут победить союзников до того, как армия США сможет серьезно изменить баланс сил во Франции.

В январе 1917 года немцы объявили политику неограниченной подводной войны. Это был просчет с фатальными последствиями, но это не было ясно до лета 1918 года. Действительно, 6 апреля 1917 года Конгресс объявил войну Германии по просьбе президента, через несколько недель после немецкого плана Вовлечь Мексику в совместную атаку против США стало известно благодаря публикации Циммермана в Telegram.

Не доверяя макиавеллистским военным целям французов, британцев и немцев, Вильсон надеялся использовать огромное влияние, которое пришло с американской промышленной мощью и энергичной двухмиллионной армией, чтобы положить конец войне и установить прочный мир. согласно идеалистическим интернационалистическим принципам, воплощенным в его «Четырнадцати пунктах.Как он классно сказал Конгрессу в своем требовании об объявлении войны, «мир должен быть безопасным для демократии. Ее мир должен быть посажен на испытанном фундаменте политической свободы». Он искал, как он позже писал, «новый международный порядок, основанный на широких и универсальных принципах права и справедливости, а не просто мир клочков и заплат».

Лишь весной 1918 года американские войска наконец вступили в бой, и то только под французским командованием. В июне недалеко от Шато-Тьерри, У.Бригада морской пехоты С. сражалась с большим рвением и мужеством, чтобы помочь остановить немецкое наступление, очистив лес Белло. За более чем 20 дней ожесточенных боев морские пехотинцы отразили несколько немецких контратак, потеряв более 5000 человек. Большая часть боев была рукопашной.

В начале сентября войска армии США, впервые сражаясь самостоятельно, сократили угрожающий немецкий выступ возле Вердена в битве при Сен-Михель, взяв в плен более 13 000 вражеских солдат.Позже в том же месяце, 26 сентября, практически весь американский экспедиционный корпус был задействован в последнем крупном наступлении войны.

Войска США атаковали печально известную линию Гинденбурга между рекой Маас на западе и Аргоннским лесом на востоке. Здесь немцы построили самую мощную глубокоэшелонированную оборону из всех комбатантов, густую сеть подготовленных площадок для убийств, каждая с ошеломляющим количеством поддерживающих друг друга пулеметных позиций, и хорошо замаскированные траншеи, чтобы блокировать пути американцев. продвижения через несколько долин.Немецкая пехота также разработала новую тактику, чтобы остановить любое прорыв линии.

«Кампания Маас-Аргонн стала кульминацией американских усилий», — пишет Эдвард М. Коффман в книге «Война за прекращение всех войн», опубликованной в 1968 году и остающейся одним из лучших отчетов об американском военном опыте в конфликт. Наступление «началось с авантюры, продолжалось дни кровавых, сокрушительных атак и закончилось эффектным прорывом. В этой битве участвовало более миллиона американцев.. . Их неопытность и неопытность их офицеров усугубили потери, вызванные упорной и умелой обороной немцев».

Первоначальная внезапная атака генерала Джона «Блэкджека» Першинга быстро продвинулась на пять миль вдоль реки Маас, но затем захлебнулась. Атака за дорогостоящей атакой все глубже врезалась в оборонительные позиции немцев, но усилия американцев от начала до конца страдали от проблем с тыловым обеспечением и командованием. Только 10 октября немцы были полностью очищены от господствующих обрывов Аргоннского леса.

Ожесточенные, затяжные бои продолжались до 1 ноября, когда массированная атака пехоты, хорошо поддержанная последним американским артиллерийским огнем войны, обошла с фланга основные немецкие укрепления в этом секторе и вынудила противника выйти из боя и отступить.

К этому моменту немецкое общество было раздираемо политическими волнениями на грани гражданской войны. И правительство, и генеральный штаб осознали бесперспективность продолжения борьбы с американской армией, которая с каждым боевым днем ​​росла в силе и опыте.

Генерал Эрих Людендорф, главнокомандующий армией, объяснял в своих мемуарах образ мышления немцев: «Сдерживаемая, неиспользованная нервная энергия, которую американские войска пустили в бой, более чем уравновешивала слабость их союзников, которые были совершенно истощены. Наибольшую тяжесть боевых действий, несомненно, вынесли американцы. . . в последние месяцы войны. Их атаки, несомненно, были смелыми и часто безрассудными».

В своей последней шестинедельной кампании Американский экспедиционный корпус потерял 26 000 человек убитыми и 95 000 ранеными, но горстка офицеров, которые 20 лет спустя возглавят успешные операции Америки против немцев и японцев, — среди них Макартур, Паттон и Джордж Маршалл — получил бесценный опыт руководства боем Маас-Аргонн.

Ко времени перемирия — 11 часов 11 числа 11 месяца — в катастрофе Первой мировой войны погибло около 11 миллионов солдат и 7 миллионов мирных жителей; 53 400 американцев погибли в боях; еще 63 000 человек умерли по небоевым причинам, в основном от эпидемии гриппа 1918 года. Более 200 000 американцев были ранены в боях.

***

Когда президент Вильсон вверг страну в войну, он столкнулся с огромным сопротивлением со многих сторон в тылу.Влиятельные республиканцы выступили против нарушения давней традиции страны избегать «затруднений с иностранными делами». Социалисты категорически возражали против участия США в войне за склепы, вызванной, по их словам, главным образом капиталистической жадностью. Многие простые американцы находили как причины, так и цели воюющих сторон далекими и запутанными. Они не видели веских причин для Соединенных Штатов идти в пропасть.

Администрация Вильсона организовала самую мощную пропагандистскую кампанию в истории Америки, чтобы сплотить страну ради военных действий. Комитет общественной информации нанял 75 000 писателей, ученых и художников, чтобы они выступали с короткими, четкими ободряющими речами в театрах, танцевальных залах и других общественных местах, продвигая взгляд администрации на конфликт как на войну, которую американцы должны выиграть, чтобы обеспечить мир. будущее для себя и для Европы. Миллионы брошюр на разных языках распространялись среди иммигрантов по всей стране, в которых поддержка союзников приравнивалась к «100-процентному американизму».

По иронии судьбы, война за то, чтобы сделать мир «безопасным для демократии», привела к резкому ограничению гражданских свобод дома.Свобода печати, слова и собраний была строго ограничена. Закон о шпионаже (1917 г.) и Закон о подстрекательстве к мятежу (1918 г.) заложили основу для сотен чрезмерно рьяных преследований инакомыслящих и предполагаемых шпионов и саботажников. Профессора университетов были уволены за выражение «неамериканского» мнения о войне. Уродливая волна бдительности, направленная против американцев немецкого происхождения, прокатилась по стране.

Формально Соединенные Штаты находились в состоянии войны всего 19 месяцев, но этот конфликт предвосхитил ряд важных изменений в американском обществе, которые не стали заметны до окончания Второй мировой войны.Процесс мобилизации заставил правительство и промышленность внедрять инновации и интегрироваться множеством способов. Производство и сельское хозяйство добились беспрецедентного уровня эффективности благодаря стандартизации продукции и новым методам управления.

Впервые американский бизнес попал под пристальный контроль правительственных комитетов, кабинетов министров и исполнительных агентств. Федеральное правительство фактически полностью взяло на себя управление железнодорожной отраслью. Он также заимствовал методы из недавно появившихся отраслей рекламы и массовых развлечений, чтобы приспособить политэкономию к военным действиям.«Военно-промышленный комплекс», который мы ассоциируем с 50-ми годами, берет свое начало в Первой мировой войне, а не во Второй мировой, как принято считать.

И, конечно же, США вышли из Первой мировой войны как величайшая промышленная и финансовая держава на планете. Физическое и финансовое истощение великих держав Европы оставило вакуум, который могли заполнить только Соединенные Штаты.

Военные действия привели сотни тысяч афроамериканцев с Юга в промышленные города Севера, заложив основу для больших черных сообществ в Детройте, Чикаго и Нью-Йорке.Более миллиона женщин присоединились к рабочей силе. Большинство из них вернулись на внутренний фронт после войны, но огромный вклад, который женщины внесли в годы войны, проложил путь к 19-й поправке, предоставившей им право голоса, и к более широкому признанию участия женщин в общественной жизни в целом.

Сегодняшние историки сходятся во мнении, что Версальский договор, налагавший на Германию драконовские репарации и территориальные уступки, почти обеспечил начало Второй мировой войны.Это также сделало страны Восточной Европы, в том числе Польшу и Чехословакию, уязвимыми для будущего завоевания как нацистами, так и Советами. Война уничтожила четыре империи — Российскую, Османскую, Германскую и Австро-Венгерскую, — но запутанная сеть договоренностей, на которые после нее согласились великие державы, не смогла установить прочный мир.

Сенат США в 1919 году отклонил Версальский договор и членство Америки в Лиге Наций, фактически отвергнув широкое видение Вильсоном роли Америки в послевоенной международной политике.Он определил интересы Америки в мировых делах гораздо шире и альтруистичнее, чем любой предыдущий исполнительный директор. В конце концов, Вильсон хотел, чтобы Соединенные Штаты взяли на себя большее бремя ответственности за сохранение мирового порядка, чем Сенат или американский народ были готовы нести.

Изоляционизм безраздельно царил в Америке в 20-х и 30-х годах. Но идеалистический импульс, воплощенный во взглядах Вильсона на мир во всем мире через утверждение демократических ценностей и коллективной безопасности, вновь проявился как мощная сила в американской внешней политике после Второй мировой войны и остается с нами сегодня, несмотря на наш неудавшийся крестовый поход во Вьетнам и неудавшиеся на Ближнем Востоке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.