Первая мировая как началась: Когда и почему началась Первая мировая война? | Вопрос-ответ

Содержание

Когда и почему началась Первая мировая война? | Вопрос-ответ

  • Почему началась Первая мировая война? Иван Беловский, Бобруйск

Первая мировая началась 1 августа 1914 года. Эта война, которая по ожиданиям должна была продлиться несколько месяцев, затянулась на годы и изменила мир навсегда.

«В субботу, 1 августа, в полдень срок ультиматума России, на который она так и не дала ответа, истёк. Через час германскому послу в Петербурге была отправлена телеграмма, в которой содержались инструкции об объявлении России войны в тот же день в 5 часов вечера». Так написала американская исследовательница Барбара ТАКМАН в книге «Августовские пушки».

100 лет назад выстрел сербского террориста в кронпринца Австро-Венгерской империи Франца Фердинанда в Боснии стал только поводом для того, чтобы перечертить карту мира. Россия собиралась через Восточную Пруссию дойти до Берлина и через Галицию — до Вены. Англия горела желанием поделить османские владения. Франция хотела вернуть Эльзас с Лотарингией, утраченные в результате Франко-Прусской войны 1871 г., и по возможности перенести границу на правый берег Рейна. Немцы собирались на 40-й день после объявления войны есть круассаны в Париже, а на востоке отодвинуть границу с Россией до линии Онежская губа — Валдай — Днепр. В задачи Австро-Венгрии входило упрочить своё положение на Балканах и, опять-таки, отбросить от своих границ Россию…

Подписав указ о мобилизации, Николай II отправился на яхте в круиз по Балтике, а его «кузен Вилли», германский император Вильгельм — по Северному морю. Напоследок он пообещал своим солдатам: «Вы будете дома прежде, чем листва облетит с деревьев». Кто тогда мог предположить, что листопад задержится до 1918 г.?

Начиная войну, первые лица в Петербурге, Берлине, Вене, Париже рассчитывали на быструю победу, которой удастся достичь малой кровью. Никто не был готов к четырёхлетней бойне, к гибели 10 млн человек, к распаду 4 империй — Российской, Германской, Австро-Венгерской и Османской.

К тому, что война продлилась так долго и стоила такого огромного количества жертв, привело сочетание небольшого числа новых технологий, применяемых на фронте, и засилья старых кадров в тылу.

Началась Первая мировая война — Знаменательное событие

Первая мировая война началась 28 июля 1914 года. Формальным поводом для ее начала послужило убийство в Сербии австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда. Заинтересованная в развязке войны Германия подстрекала австро-венгерское правительство предъявить ультиматум Сербии, якобы посягнувшей на ее суверенитет. Ультиматум совпал с забастовками в Петербурге.

Именно сюда прибыл президент Франции для поддержки воинствующих настроений и вовлечения в войну России. В свою очередь, Россия советует Сербии выполнить ультиматум предъявленный Австро-Венгрией, однако уже 15 июля Австрией была объявлена война Сербии. Это событие и послужило началом Первой мировой войны.

В то же время была объявлена мобилизация в России, Германия потребовала отменить данные меры. Но царское правительство отказалось выполнять это требование и 1 августа 1914 года Германией была объявлена война России. В последующие несколько дней в войну вступают основные государства Европы. Первой в войну вступает Франция — главный союзник России, а затем и Англия объявляет войну Германии. Италия посчитала нужным объявить нейтралитет.

Война мгновенно становится общеевропейской, а позже и мировой. На начальном этапе войны Германия развернула обширную наступательнкю кампанию на территорию Франции. В ответ на это Россия выдвигает две армии в наступление для захвата Восточной Пруссии.

В этом наступлении удалось добиться значительных успехов и уже 20 августа российская армия одержала победу в сражении под Гумбинненом. Благодаря успешному наступлению русской армии французам удалось остановить наступающие силы немцев в сражении при Марне.

В 1914 году в Галиции происходило ожесточенное сражение между австрийскими и русскими частями вошедшие в историю как Галицийское сражение. Битва шла двадцать один день. В первое время русская армия с большим трудом сдерживала напор противника, однако вскоре русские войска перешли в наступление, и австрийским войскам пришлось отступать. Таким образом, Галицийская битва закончилась полным разгромом австро-венгерских войск, и до конца войны Австрия не смогла оправиться от этого поражения.

Так началась Первая мировая война. Она длилась четыре года, в ней приняли участие 3/4 от всего населения Земли. К итогу войны исчезли четыре великие империи: Австро-Венгерская, Российская, Германская и Османская. На полях сражений погибло почти двенадцать миллионов человек, пятьдесят пять миллионов получили ранения различной степени тяжести.

Учиться на 1918 годе тому, что нужно учитывать в 2018 году

Из-за чего началась Первая мировая война?

28 июня 1914 года в городе Сараево был застрелен наследник престола Австро-Венгрии. Покушение вызвало дипломатическую эскалацию и военную собственную динамику. Германия, которая стремилась стать мировой державой, несла за это большую и решающую ответственность. Это послужило началом Первой мировой войны, в которой Германия, Австро-Венгрия, Болгария, а также Османская империя воевали против почти всех государств Европы, а позже ещё и против США.

Что отличает Первую мировую войну от всех предыдущих войн?

Первая мировая война стала первой индустриальной войной в Европе, в которой люди массовым порядком уничтожались с помощью пулемётов, танков, самолётов и подводных лодок, огнемётов и ядовитого газа.

Сколько было жертв?

Погибло около девяти миллионов солдат. Ещё никогда до этого войны в Европе не требовали такого количества гражданских жертв: Их число оценивается в шесть миллионов человек. Летом 1918 года поражение Германии стало неизбежным. Когда военно-морской флот в октябре должен был ещё раз выйти в море, начался бунт матросов. Это послужило сигналом для революции, которая 9 ноября настигла Берлина. Ещё в тот же день была провозглашена республика, германский император Вильгельм II был вынужден уйти в отставку.

Источник: www.bundesstiftung-aufarbeitung.de

Какие уроки можно извлечь из 1918 года?

На международной конференции в министерстве иностранных дел 11 и 12 октября 2018 года знаменитые международные представители науки, политики и СМИ обсудят конец Первой мировой войны, её последствия и её значение для настоящего времени. При этом они протянут большой образный мост от исторического рассмотрения вплоть до обсуждения актуальных конфликтов и возможных мирных решений. Оливер Янц, профессор новейшего времени в Свободном университете Берлина и руководитель проекта конференции, говорит: «Ключевые вопросы, придающие этой конференции структуру, вытекают из настоящего времени. Нужно учиться на 1918 годе тому, что нужно учитывать в 2018 году».

Что означают дивергирующие рассказы для сегодняшних политических вопросов?

Какие линии развития тянутся со времён непосредственного послевоенного периода до нашего времени? Какие актуальные проблемы и кризисы восходят к этому времени? «Всё указывает на то, что память о Первой мировой войне и её окончании 100 лет назад происходит в очень различных национальных руслах», – считает Янц. В Германии поражение и Версальский мирный договор рассматриваются в качестве дополнительных вех на пути к катастрофе национал-социализма, констатирует историк. «В других государствах в первую очередь чтится память о победе, одержанной за счёт геройских жертв, в легитимной войне за право и свободу; в ещё других странах – прежде всего достижение национальной независимости и те войны после войны, которые к ней привели.» Что означают эти дивергирующие повествования для сегодняшних политических вопросов, где находятся точки соприкосновения и площади сечения, которые с учётом различного национального опыта всё-таки смогли бы допустить извлечение совместных уроков?

 

Корни Первой мировой

Иван Толстой: Внимая ужасам войны. Первая мировая устами современников и в осмыслении сегодняшних историков. Два мнения прозвучат сегодня в передаче. Прежде всего, как мы обещали, поэт, историк и библиограф Национальной библиотеки в Праге Сергей Магид закончит изложение своей концепции корней мировой бойни. Напомню, что в прошлой передаче мой собеседник изложил планы различных европейских государств, их виды на войну. Это был уровень военно-политической, экономической мотивации. Речь шла о конкуренции на Балканском полуострове двух проектов — этнического со стороны Сербии и цивилизационного со стороны Австрии. Во второй части беседы Сергей Магид обещал поразмышлять об уровне историософском, о некоторых закономерностях общего исторического процесса.

Сергей Магид: Когда мы говорим об актуальных причинах, не надо забывать и о нашей родине. У России были, конечно, стратегические планы очень серьезные, поскольку Австрия являлась, прежде всего, ее противником на Балканском полуострове. Что Австрия была противником Сербии — это вещь второстепенная, главное, что Австрия была противником России, она крепко стояла на Балканском полуострове, а России всегда были нужны проливы, Босфор и Дарданеллы. Что касается Константинополя, то по утверждению агрессивного славянофила Сергея Шарапова, еще перед Первой мировой войной он писал об этом в своей книге, то Константинополь должен был стать четвертой столицей России. Четыре столицы — первая Киев, вторая Москва, третья Санкт-Петербург, четвертая Константинополь. Без четырех столиц нам никак не прожить, но вот сейчас мы и Киев потеряли как столицу, а Константинополь так и не добыли. Так вот, Константинополь надо было добыть во что бы то ни стало, надо было встать в проливах и войти на Балканский полуостров с юга, чтобы Европу держать в напряжении со стороны южного подбрюшья, а это была бы, конечно, смерть для Австро-Венгрии, потому что Сербия была бы, безусловно, на стороне России. И был бы этот длинный товарный поезд, о котором говорили сербы, который бы пошел наверх, на Северную Европу, как когда-то шла Турция.

Австро-Венгрия это прекрасно понимала, англичане понимали, французы это понимали, немцы это понимали, — еще во время Крымской войны, уже тогда Крымская война началась из-за этого, из-за проливов, из-за того, кому будет принадлежать Константинополь, это так называемый Восточный вопрос — это следующая проблема, сейчас мы ее решать не будем, это очень серьезный вопрос геополитический. И к 1914 году он приобрел огромную остроту, потому что во время частных разговоров тогда еще министра иностранных дел Извольского с министром иностранных дел Австро-Венгрии Эренталем, между ними было договорено, что Россия разрешает Австро-Венгрии аннексию Боснии и Герцеговины, а Австро-Венгрия закроет глаза, если Россия встанет в проливах. Потом Извольский отказывался от этого всеми правдами и неправдами, доказывал, что никогда этого не говорил, что Эренталь его обманул, аннексировал — это происходило в 1908 году. Но есть сведения о том, что на самом деле Извольский выполнял личную просьбу императора Николая Второго, потому что Константинополь был мечтой Николая Второго.

В 1916 году, когда в Петрограде происходило совещание по поводу летнего наступления 1917 года — это было уже после окончания брусиловского наступления 1916 года, когда Брусилов себя зарекомендовал как способный мясник, положивший полтора миллиона своих солдат ни за что, поскольку все эти территории потом были взяты назад немцами и австро-венграми. Российский современный историк Нелипович выпустил замечательную книгу о правде брусиловского прорыва, который был полным поражением на самом деле, а не победой. Но тем не менее, Брусилов вошел в силу, и он стал проектировать наступление 1917 года, которое не состоялось в связи с Февральской революцией. Так вот, в 1916 году помимо проектов наступления 1917 года решили еще на всякий случай спроектировать, ни много ни мало, план наступления на Константинополь, в 1916 году, когда страна уже изнемогала, уже транспорт не ходил, уже в Петербурге голод начинался. Это было в начале декабря 1916 года. Они, наши генералы, наши великие защитники, проектировали поход на Константинополь, выполняя просьбу Николая Второго. Но для того, чтобы тогда пройти к Константинополю, к нему еще можно было пройти в 1914 году, но в декабре 1916 года Румыния, которая выступила, в спину ударила Австро-Венгрии, потерпела поражение. Генерал Макензен, германский генерал, которому было 67 лет, 1 декабря 1916 года на белом коне въехал в Бухарест. Румыния была захвачена немцами и австро-венграми. А ниже Румынии находилась Болгария, которая вообще была союзником Германии и Австро-Венгрии. И как Николай Второй собирался пройти пешком по Балканскому полуострову через Румынию, в которой были немцы, и через Болгарию, которая была союзником немцев, совершенно непонятно, однако, они этот проект утверждали.

Я это говорю к тому, что мы можем подумать, что это мечты — Константинополь, что это фантазии славянофилов, нет, это проекты, которые реально разрабатывались на картах, с расчетом необходимого количества воинских подразделений: столько-то батальонов сюда, столько-то батальонов сюда и так далее. Конечно, будущая гибель при этом массы русских солдат никого не интересовала. Таким образом, стратегические планы России были абсолютно ясны — это были экспансионистские планы, старые как мир, захват проливов, захват Константинополя. Вот планы России в Первой мировой войне — от Восточной Пруссии до Балканского полуострова. И Россия в этом направлении действительно потихоньку двигалась, но надорвалась, ничего не получилось.

Теперь переходим к более высшему уровню, то есть к уровню исторических закономерностей. Почему я сказал, что Первой мировой войны может быть и не было, — это, конечно, шутка, к сожалению, мировая война началась, но… Когда мы внимательно посмотрим незашоренными глазами, непредвзято на историю человечества как целого, то мы увидим, что все же мы как-то куда-то двигаемся, мы идем по какому-то пути — это путь развития безопасности нашей жизни и ее благ. Причем речь идет не просто о технических благах, скажем, вот, мы изобрели теплый сливной ватерклозет, ах, какие мы развитые, цивилизованные, нет, речь идет об изменении сознания.

Наше сознание действительно меняется, мы становимся более цивилизованными людьми. Конечно, все очень относительно, нам всего 40 тысяч лет, но мы уже понимаем, что убивать нехорошо. Мы уже понимаем, не все, конечно, но некоторые уже понимают, повторяю это еще раз, что сбивать гражданский самолет в 1983 году южнокорейский над территорией Дальнего Востока, где погибло 269 человек, нехорошо. Что повторять то же самое в 2014 году, где погибает 300 человек, нехорошо. Мы уже это понимаем, хотя кто-то еще не понимает. Но человечество не сразу пришло к такому пониманию, оно проделало огромный путь потом, кровью и слезами.

И вот этот путь всегда проделывался, всегда шел через какие-то цивилизационные центры, как я их называю. Они образовывались в окружении моря дикости, моря варварства, моря первобытности, но они всегда существовали, начиная с древнего Шумера и кончая нашим временем. Если мы проследим очень кратенько цепочку и эстафету этих цивилизационных центров, то мы увидим, что эстафета эта состоит в передаче некоей идеи, а идея эта всегда была в общем-то одна, она только развивалась все более и более, идея эта состояла в том, что человеческая жизнь, отдельная человеческая жизнь самого простого человека имеет ценность. Чтобы к этой идее прийти, нам потребовалось, 4, или 6, или 8 тысяч лет, начиная от первых каких-то поселений палеолитических на территории Палестины или современного Израиля и кончая десятью заповедями, где было написано «не убий», это Тора или Ветхий Завет.

Вот эти цивилизационные центры, начиная с Шумера, через Элладу, через Рим, через древнеизраильских пророков, они передавали друг другу палочку ценности человеческой жизни и постепенно развивалось правовое сознание. Огромный шаг на пути этого цивилизационного развития сделал Рим, недаром его называют «великим цивилизатором». Я сразу хочу оговориться: нет, не было и, возможно, еще очень долго не будет никаких идеальных государств. Ни Рим не был идеальным государством, ни современные Соединенные Штаты не являются идеальным государством, ни Европейский союз не является идеальным. Везде страшные проблемы, везде умирают люди, везде несчастья, везде страдания. Но человечество двигается, очень маленькими шажками, но все-таки двигается. Пример такого движения нам показывает Рим, поскольку он впервые ввел понятие права, которое распространялось уже не только, скажем, на свободных жителей греческого полиса или на свободных спартанцев, а на илотов, которых спартанцы уничтожали, не распространялось, а в Афинах не распространялось на метеков, как назывался каждый иностранец, который приходил в Афины, он был не человек на самом деле, при афинской демократии иностранец был не человек — он был метек, потом это слово перешло во Францию, в современном французском языке оно тоже значит «иностранец», «мигрант», — так вот, в Риме было с этим покончено, с этой исключительностью права только для маленьких групп коренного населения. Было введено Римское право, которое давало право гражданства всем, — в том числе и вольноотпушенникам и варварам, и иностранцам, становящимся римлянами. Право гражданства для всех, а не только для отдельных привилегированных групп, впервые в Риме было изобретено и дошло до наших дней. Римское право до сих пор остается среди дисциплин, которые преподают на юридических факультетах. В частности, мой незабвенный дед Наум Магид преподавал Римское право в 1920-е годы в Ленинградском университете, так что Римское право дошло даже и до нашей семьи.

Так вот, Рим был таким цивилизатором и, конечно, погиб потом под напором варваров. Но варвары получили палочку, они переняли эстафету. И здесь уже можно отследить очень четко: в 800 году императором становится Карл Великий, он получает императорскую корону в Риме из рук Папы. Свою эстафету он передает Священной Римской империи немецкой нации, Священная Римская империя передает свою эстафету государству Габсбургов, а государство Габсбургов передает свою эстафету Европейскому союзу, так получается.

Именно здесь мы можем проследить магистральный путь. Каким бы он ни был, сколько бы шагов назад мы ни делали, полшага вперед, десять шагов назад на пути к цивилизации, мы все равно двигаемся к какому-то идеальному правовому устройству, и мы уже можем говорить, что у нас есть какие-то образцы. Может быть, таким образцом уже является современная Финляндия. Может быть, таким образцом является современная Норвегия. Норвегия меня совершенно поразила. Когда этот несчастный сумасшедший Брейвик убил почти сто человек молодежи на этом норвежском острове, я слышал заявление норвежки, простой норвежки, которая на улице Осло сказала журналисту: «Какое счастье, что этот убийца не мусульманин, иначе бы в стране началась ненависть к мусульманам». Можно ли представить себе такой уровень правового сознания, такой уровень зрелости, гражданского мышления в любой другой какой-то стране, даже европейской? Может быть мы постепенно к чему-то такому идем благодаря цивилизационным центрам.

Поэтому у меня нет никаких сомнений, что к 1914 году, — и вот сейчас вы поймете, почему я говорю об этих центрах, — таким центром, переняв эстафету по очередности, начиная с эпохи Нового времени, у Португалии, Испании, Голландии, Швеции, Англии, Франции, Италию я еще забыл, так вот, переняв эту эстафету, таким центром стал центральноевропейский цивилизационный центр, состоящий как из Германии, так и из Австро-Венгрии.

Мы только что говорили, что в Австро-Венгрии не было этнического проекта, у нее был цивилизационный проект федерализации. Это значит, что Австро-Венгрия уже поднялась над голым национализмом, голым этницизмом. Там были, конечно, националистические настроения в обществе, были маргинальные пангерманские группы, как были и панславистские группы, но не они диктовали политику Австро-Венгрии. Что касается Германии, что представляли собой немцы к 1914 году, я постараюсь объяснить на примере несколько может быть неожиданном.

В 1882 году замечательный русский историк Древней Церкви Василий Васильевич Болотов написал письмо своему бывшему ученику, слависту и богемисту Ивану Пальмову, который занимался историей гуситства и предполагал, что гуситство — это чешское православие, которое боролось с немецким католицизмом. На что ему в 1882 году его учитель Василий Васильевич Болотов написал огромное письмо. Это письмо было опубликовано только в 2000 году в журнале «Христианское чтение». Мне повезло на это письмо выйти в интернете, я его скачал и оно до сих пор является моим любимым домашним чтением. Что же там пишет Василий Васильевич Болотов? Василий Васильевич Болотов пишет Ивану Пальмову: «Чем же ты занимаешься? Что же такое ты говоришь? Чешское православие против немецкого католицизма! Ты прочитал, что об этом пишут немцы? Ты сначала прочитай, что об этом пишут немцы». Болотов был замечательный специалист, был ведущий специалист — это он не шутки говорил. «Потому что, — продолжает Болотов, — если мы хотим что-нибудь узнать в любой области науки в 1882 году, мы прежде всего должны посмотреть, а что в этой области уже сделали немцы». Это не я говорю, как русофоб, это пишет Василий Васильевич Болотов.

Действительно, в Германии была такая ситуация — это был взрыв в науке, культуре, технике, куда бы мы ни пошли, от философии самой отвлеченной, Гегеля и Канта, до изобретения бритвы или швейной машинки «Зингер», всюду немцы, даже подтяжки немцы изобрели. То же самое было в Австро-Венгрии. В Австро-Венгрии начался период, родственный нашему Серебряному веку, который получил в культурологии название Австрийский Ренессанс. Действительно, замечательная плеяда поэтов и прозаиков, начиная от Кафки, Рильке, Музиля, Рота, Верфеля и так далее и кончая философией, кончая сексологом Фрейдом и так далее, взрыв культуры, взрыв духовности и взрыв каких-то еще и политических планов. Потому что перед Первой мировой войной начинают появляться интеллигенты в Австрии, политологи и историософы, которые говорят и пишут книги о том, что наша задача преобразовать Австро-Венгрию в Соединенные штаты Австрии, в страну, которая по своим демократическим параметрам соответствовала бы Соединенным Штатам Америки и по параметрам парламентской демократии, а по параметрам равенства народов и языков, соответственно Швейцарской конфедерации. Такой человек был не один, таких людей было несколько — это были и немцы, и венгры, и румыны, которые писали этих книги и идеи которых потом унаследовало движение за объединенную Европу, которое началось в 1920 годы.

Одним из деятелей этого движения был сын последнего императора Карла Первого Отто Габсбург, который уже в очень преклонном возраст дожил практически до наших дней и застал Европейский союз, за который он и боролся. Так вот Отто Габсбург и прочие деятели Австро-Венгрии и потом Австрии видели свою страну, бывшую Австро-Венгерскую империю, именно как прообраз объединенной Европы.

Поэтому я и рассматриваю, несмотря ни на что, несмотря на супер-бюрократию, которой отличалась Австро-Венгрия, не буду сейчас перечислять остальные негативные ее моменты, я все-таки рассматриваю среднеевропейское пространство к 1914 году как цивилизационный центр, который принципиально стремились уничтожить две силы. Буду откровенен: с одной стороны это силы еще нецивилизованного варварства, которое реально и конкретно представляли собой две страны — Сербское королевство и Российская самодержавная царская империя. И вторая сила это конкурентные, бывшие цивилизационные центры, главный из которых представляла Франция, второстепенный Италия, Англия вообще этой войны не хотела, она, можно сказать, случайно в этой войне оказалась. Вот что касается высшего, общеисторического уровня.

На этом масштабном историософском уровне Первая мировая война — это очередная война против очередного цивилизационного центра. Это происходит постоянно в истории человечества — попытки свести на нет высший уровень развития, это своего рода историческая закономерность, которая постоянно повторяется. Цивилизационный центр должен был быть уничтожен, и он был уничтожен. Он был уничтожен воинствующими радикальными шовинизмами и национализмами, сербским и французским, с первоначальной помощью русского, но потом в России произошла революция, поэтому мы Россию рассматривать не будем. Результатом был совершенно шовинистический Версальский договор, который вверг Германию в полное ничтожество, голод, нищету, результатом чего явился Адольф Алоизович, нам всем хорошо известный. А главное, что в результате уничтожения Австро-Венгрии в Средней Европе образовался властный вакуум или вакуум политической мощи, вакуум цивилизационной силы, который сначала заполнила нацистская Германия, а потом заполнила Советская империя. На месте Австро-Венгрии были созданы искусственные государства, не демократические, даже если говорить и о Чехословакии, которая далеко не была такой демократической, как об этом говорится до сих пор, хотя уже есть критические исследования по этому периоду Чехословакии.

Таким образом, с моей точки зрения, уничтожение среднеевропейского цивилизационного центра в результате Первой мировой войны было трагедией, катастрофой для человечества, мы отступили на много шагов назад. Результатом Первой мировой войны была Вторая мировая война. Вторая мировая война — это продолжение Первой мировой по всем своим параметрам, это тоже взлет шовинизмов и радикальных национализмов. Только после этого Европа опомнилась и сейчас, слава Богу, вот уже действительно много лет нет войны. Все вопросы спорные в новом цивилизационном центре, в Европейском союзе решаются исключительно путем консенсусов и компромиссов, мирным путем. А это самое главное завоевание Цивилизации — мирный путь. Потому что любая война — это чья-то смерть. Это всегда смерть человека, лишение его жизни. А наша жизнь — это все, что у нас есть. Больше ничего у нас нет.

Вот, что касается высшего, историософского уровня закономерностей, которые привели к Первой мировой войне. А низший уровень, как мы с вами решили, — это конкуренция проектов на Балканском полуострове, этнического со стороны Сербии и цивилизационного со стороны Австрии. Вот две главные причины Первой мировой, причины ее «двухуровневого» происхождения.

Иван Толстой: Второй мой собеседник — историк Олег Будницкий. Его точка зрения на роль и место России в мировой бойне.

Олег Будницкий: Если мы говорим об ответственности, я так понимаю, что речь идет об этом, то та точка зрения устоявшаяся в научной литературе, что ответственность за развязывание Первой мировой войны несут все великие державы, она мне кажется вполне адекватной. Хотя вряд ли можно сомневаться, что в тех конкретных обстоятельствах инициатива принадлежала Германии, и Германия несет, прежде всего, ответственность за то, что война началась так, как она началась и тогда, когда она началась. Что касается России, разумеется, корни здесь есть. Говорить о России изолированно невозможно, надо понимать, что происходило на Европейском континенте в то время. Мы понимаем, что шел рост в Германии и экономический, и политический, и какой угодно. После того, как Германия разгромила Францию во время франко-прусской войны 1870-71 годов, так Германия стала очень мощным игроком на европейском театре, это не всем нравилось, в том числе России. И Россия стремилась препятствовать росту германской мощи, германского влияния. Прежде всего в Европе, но и на других театрах Россия с Германией сталкивалась. Например, через несколько лет после окончания франко-прусской войны Германия вознамерилась еще раз разгромить Францию. Россия этого не допустила. Тогда уже, несмотря на некие формальные, чуть ли не братские отношения, между Россией и Германией четко определились противоречия. Россия, если говорить о долговременных целях внешней политики, Россия, главное, что всем известно и что прослеживается — это стремление, конечно же, если не овладеть проливами, то есть Босфором и Дарданеллами, то во всяком случае гарантировать режим свободного прохода и участвовать в контроле того, что происходит с проливами. Опять же мы видим давние столкновения России и Германии и некоторых других держав, в то время игравших против России, после русско-турецкой войны или после очередных восточных войн, русско-турецкая война 1877-78 годов, когда Россия как бы уже укрепилась на Балканах, на Берлинском конгрессе Россия дипломатическим путем была лишена значительной части своих военных приобретений. И хотя Бисмарк объявил, что он будет гарантировать честного маклера на Берлинском конгрессе, де-факто он играл против России, и это тоже не было забыто. Вот такие далеко идущие корни.

Но и рост мощи Германии вызывает обеспокоенность, прежде всего, конечно, Франции, но и России тоже. У России и Германии идут разного рода тарифные, таможенные и прочие войны, связанные в особенности с торговлей хлебом. Как мы знаем, в начале 90-х годов 19 века складывается Русско-французский союз. То есть мы видим образование блока держав, которые впоследствии сыграют столь важную роль в развязывании Первой мировой войны. У России были существенные интересы на Балканах, во всяком случае, как считало российское политическое руководство. И здесь интересы России сталкивались с интересами Австро-Венгрии и Германии. Кроме того у России были интересы определенные на Среднем и Ближнем Востоке, и здесь речь шла прежде всего о наследстве Османской империи, этого уже давно больного человека Европы, а тут, понимаешь, Германия строила Багдадскую железную дорогу, имевшую не только экономическое, но и военное значение. Германия посылала своих флотских офицеров руководить по существу турецким военным флотом. В общем много чего вело к столкновению России с одной стороны, Германии, Австро-Венгрии с другой. Здесь я хочу сказать, что кроме российской власти определенную роль играло российское общество. Когда я говорю «общество», речь идет, конечно, о элите и достаточно узком круге людей, игравших политическую роль в России постреволюционной, я имею в виду Россию 1905-1907 годов.

Иван Толстой: Именно об этом я хотел вас спросить, о тех движущих силах российской политиков. Не из воли же одного императора Николая Второго состояла эта политика и ее причины.

Олег Будницкий: Не надо думать, что только слово императора Николая Второго, было решающим. Но надо понимать, что, конечно же, Николай Второй прислушивался к мнению своих министров, экспертов и близких людей. Российские императоры понимали, что они не могут лично руководить российской внешней политикой или только лично руководить. Конечно, там были советники, консультанты, министры. Роль какого-нибудь Извольского или Сазонова до этого была достаточно велика, к ним прислушивались, там был целый штат, Министерство иностранных дел, Военное министерство, и так далее. Те люди, которые определяли деятельность России по защите ее интересов так, как они эти интересы понимали. Так вот, российское общество было, например, очень такое сильное славянское движение, особенно в послереволюционный период оно было заметно. Потому что до этого общество играло определенную роль, но это роль, которая была не вполне институализирована. А с возникновением Государственной думы, с того момента, когда пресса получила гораздо больше свободы, чем это было до революции 1905 года, когда возникла возможность образовывать различного рода союзы, не говоря уже о политических партиях — это дало некий инструмент для выражения, для проведения тех или иных интересов российского общества, российской политической элиты. Было такое довольно сильное славянское движение, были славянские съезды, в Праге, в частности. Речь шла о славянском единстве, о защите славянства от германства и так далее.

Иван Толстой: Вы имеете в виду славянский съезд какого года?

Олег Будницкий: 1908, если мне память не изменяет.

Иван Толстой: Новейший, ближайший. Потому что славянский конгресс 1848 года вообще бойкотировался, саботировался официальной властью и был представлен эмигрантом Михаилом Бакуниным.

Олег Будницкий: То предание старины глубокой, а это уже совершенно близкие к началу войны, о чем еще никто не знает, события. Кстати, Василий Маклаков, мой любимый герой, он выступал как-то с речью в защиту славянства в Москве, и пристав его речь пресек, потому что в этой речи содержались упреки власти, что она идет на поводу германских сил и интересов, а надо защищать славян. Вообще, представление о российских либералах как о неких космополитах, западниках и так далее, оно и справедливо, и несправедливо. Они, конечно, были русскими националистами убежденными, они были, если угодно, империалистами. Классика последнего времени, когда Милюкова прозвали Милюковым-Дарданелльским. Был сильный такой тренд в защиту братьев-славян. Это было и в период Русско-турецкой войны. И без давления общества Россия, возможно, и не ввязалась бы в ту войну, потому что не сильно хотели ввязываться в войну с Турцией тогда. Если бы не общественные настроения и не та роль покровительницы славянских народов Балканского полуострова, в особенности которую играла Россия или, по крайней мере, стремилась играть в начале ХХ века, то не исключено, что войны не то, чтобы не было — это мы не можем предсказать, но во всяком случае было бы меньше шансов на то, что она все-таки состоится. Напомню, что она формально началась из-за Сербии.

Иван Толстой: Олег Витальевич, а кто все-таки (поименно, пожалуйста, список, номер отряда), кто сыграл большую роль в развитии, в возгонке этих славянских и покровительствующих настроений — власть или общество? И если в обществе тоже были сильные фигуры, то кто они поименно?

Олег Будницкий: Вы знаете, во-первых, тут между властью и обществом не было особенных противоречий. Некоторые противоречия заключались только в том, чтобы общество не переходило черту, не влезало в сферу компетенции исполнительной власти, императорской власти. Ведь за ней осталась по существу внешняя политика и армия, всяческие высказывания на внешнеполитическую тему, да еще с критикой действующей власти — это был переход некоторой черты. Но принципиальных разногласий здесь я не усматриваю. Что касается персонально, то возьмите практически любого видного политического деятеля правее социал-демократов, и вот они, большинство из них выступали с таких позиций.

Иван Толстой: А в чем корни именно этого националистического или правильнее сказать — этнического невроза, который перерастает в патриотический и политический? Откуда это в России вдруг пошло?

Олег Будницкий: Не вдруг, и почему только в России? Это везде. Объединение Германии, например, на какой почве? Национализм и вообще с образованием национальных государств — это такой тренд 19 века. Я напомню, что все это по-настоящему пошло с Великой Французской революции, так же как идея нации, идея воюющей нации, идея всеобщей воинской обязанности — это ведь начинается с Французской революции. И далее, если мы посмотрим на Европу 19 века — это рост национализма, точнее, национализмов, и Россия здесь была вполне в струе. Если угодно, Россия здесь в идейном смысле шла опять-таки вслед за Францией, особенно Германией, идейные работы Фихте или Шеллинга о духе народа, романтизм этот, то же самое, только на российской почве. Если там речь шла о немцах, то здесь о славянах. Славяне едины по крови и по вере в значительной степени, не все, но многие. Так что такая была тенденция. Россия играла роль покровительницы Сербии, в частности. Я хочу сказать, что это было болтовней по большому счету, я имею в виду с разных сторон. В каком плане болтовней? Когда речь доходила до каких-то реальных интересов, территориальных, экономических, еще каких-то, то о славянском единстве или о той роли, которую Россия сыграла в освобождении той или иной страны от османского, скажем, ига, вполне благополучно забывали.

Иван Толстой: Забывали где?

Олег Будницкий: На тех же Балканах. Болгария, к примеру, которая выступила на стороне германского блока. Но вот Сербия стала тем камушком, который вызвал лавину. Ведь после убийства Франца Фердинанда, организованного, как считали в Австро-Венгрии, из Белграда, мы теперь знаем, что в этом была определенная доля истины. Если не напрямую шли эти веточки к власти, то к каким-то условно сербским младотуркам из Генштаба и его окрестностей. Австро-Венгрия предъявила ультиматум Сербии, точнее не ультиматум, был ряд условий сформулирован, требовали от Сербии того, сего, пятого, десятого. Сербия в том числе под давлением России, совсем не собиравшейся воевать в тот момент, боявшейся войны, пошла на то, что приняла практически все выдвинутые Австрией условия, вроде прекращения антиавстрийской пропаганды в сербских газетах и прочее, кроме одного: чтобы австрийские чиновники полицейские проводили расследование убийства Франца Фердинанда на сербской территории, что означало де-факто потерю суверенитета и признания того, что Сербия приняла участие в организации этого убийства. Это единственный пункт, на который сербы не пошли. Австрия объявила мобилизацию, как мы знаем, Россия объявила в свою очередь мобилизацию, потребовала от Австро-Венгрии прекратить, объявила в свою очередь мобилизацию. Германия потребовала от России прекратить мобилизацию. Не дожидаясь даже истечения срока ультиматума Германия объявила России войну — это случилось 1 августа 1914 года. До этого, конечно, Австрия объявила войну Сербии, так началась Первая мировая война.

Иван Толстой: Что же происходило в российской власти, в том самом российском обществе, которое вырабатывало те или иные идеи, те или иные постулаты и тезисы для власти? Что происходило в эти первые дни, первые недели? Как планировала Россия вести себя и как поступать? И что в результате получилось? Какие планы были реализованы из тех, которые на зеленом штабном или самодержавном сукне выкладывались к обсуждению?

Олег Будницкий: Надо понимать, что война, что называется, висела в воздухе. Теперь мы задним числом понимаем, глядя на многочисленные кризисы и конфликты, предшествующие Первой мировой войне — боснийские, балканские войны и так далее. Глядя из 21 века, даже из 1930-х годов, понятно было, как мир постепенно втягивается в войну. Но когда война разразилась, она разразилась неожиданно. Я всегда говорю, что в истории нет ничего предопределенного, все могло пойти не так и все можно было как-то изменить, историю все-таки делают люди. И Россия воевать не собиралась. Кстати, такой характерный штришок, что довольно много русских оказалось в Германии или еще где-то заблокированными. Люди ехали на воды, ехали отдыхать традиционно, еще что-то такое делать.

Иван Толстой: Студенты, в конце концов, там были.

Олег Будницкий: Ехали на воды в какой-нибудь Мариенбад, очевидно, что с этой страной начнется война. То есть не было очевидно до последнего момента, как эти события будут развиваться. Россия воевать не хотела, Россия не чувствовала себя готовой к войне, хотя заявления военного министра Сухомлинова, что мы готовы, архи-готовы и прочее, они, конечно, дезориентировали и власть, и общество. Когда началась война, выяснилось, что совсем не готовы. Было понятно, что Германия была как раз готова. Почему Германия вела себя столь агрессивно: она была, что называется, на пике своего могущества. Немцы хорошо понимали, что когда завершатся программы перевооружения в России, Франции — это будет совсем другая ситуация. Поэтому они были заинтересованы, чтобы события, если уж дело идет к войне, чтобы она началась скорее раньше, чем позже. Но это известные истины, если говорить общеизвестные, как будто у нас человечество состоит из сообщества профессиональных историков, тем более занимающихся историей Первой мировой войны — это далеко не так, к счастью, я бы добавил. Были какие-то попытки не допустить этого, не допустить втягивания России в войну, ноне получилось.

Иван Толстой: Ну, а что получилось в результате? Теперь профессиональные историки знают, как пошла Первая мировая война и какие были у нее предпосылки. Поэтому вам, как человеку, который занимается историей Первой мировой войны, я хочу обратить такой вопрос: в какой момент Россия поняла, что дела идут не так, как она планировала первоначально? Какие были вехи первого этапа? Я не о 1916 годе, не о 1917-м сейчас, а именно о 1914 годе, может быть, залезая чуть-чуть в 1915-й. В какой момент в обществе стали меняться настроения и из-за чего? Все мы помним эти фотографии, патриотический угар (кстати, который некоторые современники отрицают как бывший, как имевший место. Не было никакого патриотического угара, говорят современники, воспоминания которых я использую в этом цикле программ «Внимая ужасам войны»). А некоторые говорят: нет-нет, конечно, было, все засобирались, известные писатели фотографируются во всяких фотоателье вместе, у них настроение приподнятое, хотя и несколько напуганное, они отправляются на фронт. Чуковский, Бенедикт Лившиц, Мандельштам и Юрий Анненков — известная фотография знаменитостей и классиков последующих ХХ века. Вот оправляются некоторые из них на фронт, настроение приподнятое. Великие княжны идут готовить корпию и вязать бинты. Все воодушевлены. И что-то в обществе происходит. С чем это можно в политике или в военных действиях связать — изменение настроения? Первый кризис, с чем он связан?

Олег Будницкий: Это, во-первых, вы говорите о том периоде, когда война началась, когда пошли великие княжны в госпиталь, в поезда санитарные всякие благородные дамы, и так далее. Здесь все было очень просто — все крутилось вокруг Сербии. Россия сдаст Сербию или не сдаст — вот так стоял вопрос, если упростить. Россия до последнего не хотела ввязываться, Россия надавила на Сербию, объяснила Сербии, чтобы она принимала все, что австрийцы потребуют. Но вот был один пункт, который сербы сочли просто потерей суверенитета. А то, что австрийцы были настроены достаточно агрессивно, подталкиваемые к этому Германией, сами бы они, конечно, я не думаю, чтобы они рискнули начать войну без подталкиваний со стороны Германии, в этот момент, когда там заполыхало по-настоящему или было на последней грани, что заполыхает, у России был выбор — или потерять лицо, вычеркнуть себя из ранга великих держав, или пойти до конца в защите Сербии. И российская власть решила, что это та черта, за которую она отступить не может. Общество ее в этом поддержало, какая-то его часть, еще раз повторяю. Когда петербургский патриотический восторг, угар выдают за настроения всей России, может быть, в городах — да, но Россия ведь большая деревня была в то время, 90% населения — это крестьяне, которым как раз и служить в армии и умирать на каких-нибудь болотах или еще где-нибудь, там было по-разному. С одной стороны, на миру и смерть красна, проводы в армию, сопровождавшиеся, как водится, пьянками, гулянками, погромами и убийствами. Кстати говоря, как почти всегда было при призыве в армию. Как писал министр внутренних дел Николай Маклаков, брат Василия Маклакова, в общем, прошло все более-менее благополучно, погибших было не так много, несколько десятков человек — пустяки по сравнению с масштабами мобилизации. Приблизительно так было написано в его отчете.

Иван Толстой: Но мы же понимаем, когда мы говорим о настроениях общества, мы имеем в виду не ту главную массу воюющих и умирающих, людей практически безымянных, не крестьянскую и солдатскую массу, мы имеем в виду как раз население двух столиц. То есть по ним мы определяем историю общества. Мы же не историю простолюдинов имеем в виду, когда говорим о смене курса, о повороте, о настроениях, о реакции, о воодушевлении и так далее. Вот в этом была суть моего вопроса: что должно произойти в истории Первой мировой войны на самом первом этапе, чтобы в обществе изменились те первые ура-патриотические настроения?

Олег Будницкий: Во-первых, я хочу сказать пару слов о том пике патриотического настроения, одни называют его подъемом, другие угаром, которое вылилось в словесную форму — это, конечно, заседание Государственной думы 25 июля 1914 года, совместно с Государственным советом и правительством, где война была названа отечественной в выступлении премьер-министра Горемыкина, где были сказаны очень известные слова любому бывшему советскому человеку, что наше дело — правое дело. Обычно советские люди помнят эти слова из речи Молотова 22 июня 1941 года: наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами.

Иван Толстой: Вы хотите сказать, что Молотов их стянул у Горемыкина?

Олег Будницкий: Совершенно верно — это Павел Николаевич Милюков, это его речь, выступление в Государственной думе 26 июля 1914 года. Так же как воспоминания и сравнения начинавшейся отечественной войны 1912 года, с одной стороны это напрашивается, а с другой стороны Молотов, современник тогдашних событий, секретарь редакции «Правды», закрытой, правда, не так давно до этого, он, конечно же, вполне себе следил за тем, что в стране происходит, в том числе за тем, что происходит в Государственной думе, или сам эти слова хорошо помнил, или какие-то люди, которые готовили его выступление 22 июня, у нас есть два варианта его речи, они опубликованы, между прочим, в интернете, в первом варианте нет ничего про отечественную войну, а во втором она появляется. Успели ли посмотреть какие-то протоколы или это были люди того же самого поколения, но с моей точки зрения, таких чудес не бывает, чтобы такие были совпадения — это явная аллюзия, явный парафраз слов Милюкова. Да и вполне логично было обратиться к опыту 1914 года в 1941-м: что власть делает, когда начинается война, причем война с тем же самым противником — с Германией. Это отдельный, весьма занимательный сюжет, я вам доложу, сравнить войну 1914 года и войну 1941 года. Там оказывается гораздо больше совпадений, чем можно себе представить. То есть поразительное количество разного рода совпадений, как от эффективности ведения боевых действий, так и для той риторики, которая использовалась для мобилизации населения на войну. В Думе выступали лидеры всех партий и фракций, в том числе оппозиционных, они были настроены крайне критически по отношению к власти, что-то такое упоминали, но тем не менее, говорили, что сейчас мы будем бороться с внешним врагом, конечно, кроме социал-демократов, которые впоследствии и отправились в Сибирь по этому случаю, были отправлены, конечно. Даже тот народ, который находился в совершенно угнетенном положении, устами депутата Государственной думы Фридмана заявил, я имею в виду, конечно, евреев: «В исключительно тяжелых правовых условиях жили и живем мы, евреи, тем не менее, мы всегда чувствовали себя гражданами России и всегда были верными сынами своего Отечества. Никакие силы не отторгнут евреев от их родины России, от земли, с которой они связаны вековыми узами. В защиту своей родины евреи выступают не только по долгу своей совести, но и по чувству глубокой к ней привязанности». Вот вам, пожалуйста, такая патриотическая декларация.

Среди добровольцев многочисленных, записывавшихся в армию, было немалое число евреев, что было в достаточной степени парадоксально, учитывая опять же неполноправное положение евреев в Российской империи. Почему изменились настроения? Очень просто — поражение. Поражение, просто разгром русской армии в 1914 году в Восточной Пруссии и последующие тяжелейшие поражения в 1915 году, когда Германия, не достигнув решающего успеха на Западном фронте, направляет свой главный удар на восток против России, и русская армия терпит тяжелейшие поражения. Это выяснившаяся очень быстро нехватка вооружений и боеприпасов. Все эти декларации военного министра оказались сотрясением воздуха. Более того, военный министр был в годы войны осужден за измену, что было колоссальной глупостью. Даже если бы он действительно был изменником, каковым, конечно, не был Сухомлинов, не надо было военного министра сажать, потому что это такую шпиономанию провоцирует, такое недоверие к властям всех уровней, что мало не покажется. Кто-то, по-моему, из британских дипломатов сказал, что: ну вы, русские люди, отчаянной смелости. Как можно судить военного министра во время идущей войны? Но это сделали. Это изменило настроения общества, я подчеркиваю — именно общества. Не в том плане, что не нужно вести войну, были такие предупреждения, была записка Дурново известная, были сторонники германской ориентации, которые считали, что неправильно, правые прежде всего, Дурново из них наиболее известен, он в своей записке предрек, кстати, что в России случилось, что это кончится все революцией. Но та часть общества, которая настроена была патриотически, она предъявила счет власти: что ж вы не обеспечили? Отсюда появляется в 1915 году требование ответственного министерства, то есть министерства, ответственного перед думой: давайте мы сами возьмем в наши руки дело ведения войны, потому что вы, власть, с ней не справляетесь. Отсюда образование прогрессивного блока, в который вошли партии и люди, которых немыслимо себе было представить в совместной деятельности. Скажем, националисты, ведомые Шульгиным, одна из фракций, и кадеты. Это совершенно невероятная история Венавер, он не был членом думы, он был теневым лидером партии кадетов, но невозможно себе представить, когда Шульгин и Винавер исповедуют нечто общее. Или когда Шульгин и Милюков заседают совместно в этой группе прогрессивного блока, где объединились и члены Государственной думы и Государственного совета, настроенные на ведение войны до победного конца, но в то же время критически настроенные по отношению к власти, не требующие пока ее свержения, но требующие радикальных реформ, в том числе того, чтобы власть исполнительная отвечала перед думой, дума могла ее контролировать и могла добиваться более эффективного ведения войны.

Иван Толстой: Да, понятно, дальнейшее развитие событий уже просматривается.

Олег Будницкий: Да, дальнейшее развитие событий просматривается. Более того, в самой власти был уже разброд и шатание. Министры, можно сказать, взбунтовались, предъявили претензии императору. Не то, что претензии, но как бы выступили с позиции, не совпадающей с позицией императора Николая Второго. В частности, они категорически выступали против того, чтобы император Николай Второй лично возглавил армию, то есть взял на себя функции верховного главнокомандующего. Понятно, что это был жест демонстративный, реально армией руководил Михаил Алексеев, начальник штаба, но император взял на себя ответственность. Министры считали, что это очень плохая идея. Они были совершенно правы, что показало будущее. И тем не менее, все-таки речь идет об оппозиции Его величества, а не Его величеству. А уже в 1916 году в ноябре следует знаменитая речь Милюкова «Глупость или измена», как ее назвали впоследствии «штурмовой сигнал Милюкова». 3 ноября подхватили это дело Шульгин, выступавший с антиправительственных позиций, Маклаков, который был самым правым из кадетов, который был монархистом конституционным и который говорил, в думе слухи ходили о сепаратных переговорах, о сепаратном мире, что «мы мира вничью не простим никому». «Вы слышите — никому», — подчеркнул он в своей речи. За этим «никому» ясно прослеживалось уже не только правительство, но и верховная власть, то есть император. Вот, такова была эволюция настроения общественности, чем это кончилось — мы все знаем.

Иван Толстой: Олег Витальевич, одно уточнение: оппозиция его величества, оппозиция Его величеству — разъясните, пожалуйста, что вы имеете в виду?

Олег Будницкий: Я имею в виду, оппозиция Его величества — это оппозиция, которая с одной стороны власть критикует, но в то же время она готова с ним сотрудничать, она считает возможным работать с ней вместе. А оппозиция Его величеству — это уже та ситуация, когда оппозиция считает невозможным работать с этой властью или, во всяком случае, она требует, чтобы контроль за правительством, за властью исполнительной по существу перешел к Государственной думе, а не находился в руках императора, требует ответственного министерства. Вот это есть оппозиция Его величеству, когда величеству предлагают постоять в сторонке, условно говоря, дума сама разберется, кого министрами следует назначить. Вот здесь бы провел эту грань. Это пока еще не идет речь о свержении самодержавия и прочее — это решила уже улица, между прочим. Дума в этом приняла непосредственное участие, но тогда, когда улица заговорила, когда были не только массовые волнения в Петрограде, как мы знаем, но и два полка Павловский и Волынский подняли мятеж, а через день выяснилось, что это не мятеж, а восстание. Ибо все мы знаем, благодаря Самуилу Маршаку, чем мятеж отличается от чего-либо другого. Мятеж, как мы знаем, заканчивается неудачей, а все остальное называется революцией, народным восстанием и так далее, что и случилось в России в феврале-марте 1917 года.

Город Новониколаевск и Первая мировая война

28 июня 1914 г. в Боснии, которая тогда входила в состав Австро-Венгрии, случился теракт. Некто Гаврило Принцип, босниец, студент, серб по национальности, один из заговорщиков, ратовавших за объединение всех сербов в одно государство, покупая бутерброд в лавке на одной из улиц г. Сараево, вдруг заметил, что кортеж Франца-Фердинанда, наследника австро-венгерского престола, завернул на эту улицу. Часом раньше собратья студента по организации бросали в принца гранаты, но убить его им не удалось. Не веря своему счастью, Гаврило воспользовался случаем: бросился к карете и тремя выстрелами в упор из револьвера тяжело ранил принца и его жену Софью, которые вскоре умерли в госпитале.

Все шесть заговорщиков были схвачены, и после пыток один из них сознался, что оружие они получали в независимой Сербии. Этой стране Австрия предъявила ультиматум, который та не выполнила. Тогда ей была объявлена война. А все заговорщики погибли в тюрьме.

Далее по принципу домино региональный кризис перерастает в общеевропейский и всемирный: Россия, заступаясь за «единоверных» славян-сербов, стягивает войска у австрийской границы, в связи, с чем Австро-Венгрия и Германия объявляют ей войну. Франция и Англия согласно заключённым договорам объявляют войну Германии и Австрии. И понеслось! На стороне Англии и Франции со временем выступают США и Италия, а позднее – Румыния. А Турция с немецкими наставниками в армии открывает несколько фронтов: против русских на Кавказе, против сербов на Балканах, против арабов и англичан в Месопотамии. Как снежный ком война втягивает в себя 38 государств мира с численностью населения около 1,5 млрд. человек! Вряд ли бедный студент-туберкулёзник Гаврило Принцип, умерший в тюрьме в апреле 1918 г., ожидал, чем кончится его затея с убийством племянника австрийского императора! Хотя, конечно же, это был только повод для того, чтобы страны вцепились в глотку друг другу. Прорвался нарыв. Слишком много противоречий накопилось за десятилетия между странами Антанты и Германским союзом. Германская империя после объединения всех княжеств в мощное единое государство, обнаружила, что она опоздала к колониальному разделу мира, и хотела бы оторвать свой кусок пирога в насильственном порядке. Заранее надо отметить, что результат войны оказался обратным: Германия потеряла территориально, Австро-Венгрия полностью развалилась на множество мелких стран. А Россия, кроме утраты больших территорий, пережила революцию и Гражданскую войну, что резко снизило экономический и политический потенциал страны. Впрочем, революции были и в Вене, Будапеште, Мюнхене и Берлине, но с ними справились.

Казалось бы, какое отношение мог иметь заштатный городок Новониколаевск в глубине Сибири к балканским событиям, происшедшим в за шесть тысяч километров от него? Но всё взаимосвязано. И Россия в целом, и Сибирь, и даже маленький Новониколаевск, которому от роду был, 21 год и в котором тогда проживало всего 60 тысяч жителей, с пониманием восприняли эту войну. Сыграл свою роль фактор объявления войны Германией и вторжение на нашу территорию германских войск. (В то время граница России с Германией была непосредственной и проходила в Прибалтике и по разделённой Польше.) Тогда российская пропагандистская машина немедленно назвала её «великой», «освободительной», «второй Отечественной». На призывные пункты немедленно явились 96% мужчин, подлежащих призыву. И действительно на первых порах народ хотел воевать «за веру, царя и Отечество». Прошла волна патриотических митингов, манифестаций в поддержку правительства. Все политические партии выражали трогательное единство «перед лицом германской угрозы». На волне антигерманских настроений даже столицу Санкт-Петербург переименовали в Петроград.

Военные действия начались 1 августа 1914 г. по новому стилю. Об их начале новониколаевцы узнали через пару дней из царского манифеста. Уже 5 августа состоялась патриотическая манифестация на Базарной площади, что у Городской Думы (Торгового корпуса). Сейчас это Краеведческий музей. В соборах и церквах отслужили торжественное молебствие «О ниспослании победы русскому воинству в войне с Германией и Австрией». Прошли массовые крестные ходы, собрания в гимназиях и училищах. Это настроение всемерно поддерживалось и устно, и письменно, что само по себе напоминало торжества годом ранее по поводу юбилея – 300-летия дома Романовых: оркестры, печатные обращения верноподданных к царю с клятвами умереть за матушку-Россию. Шли фильмы, тогда – немые: «Подвиг рядового Василия Рябова», «Война народов» и другие. Лавиной печатались патриотические статьи в газетах и журналах, в которых помещались красочные рисунки типа: два аэроплана встречаются в небе, и их пилоты грозно метят друг в друга из пистолетов! Театральные постановки и даже цирковые представления прославляли героев и поднимали воинский дух. Жертвовались деньги, вещи (и даже дома!) для помощи раненым и их размещения. За счёт народных денег на Николаевском (Красном) проспекте по проекту А.Крячкова началось строительство Дома инвалидов (ныне Дома офицеров), который пустили в эксплуатацию, правда в 1916 г., а достраивали ещё и в советское время. Открылся госпиталь для раненых, которые начали поступать с фронта на излечение. Предполагалось, что война закончится победой русского оружия в три – четыре месяца. К новому 1915 г. речь шла уже об одном годе военных действий. Что она растянется на более, чем четырёхлетний срок, что закончится катастрофой, никто и не думал.

Новониколаевск к августу 1914 г., несмотря на свои размеры, молодость и малую административную значимость, (он даже уездным городом стал только в мае 1917 г.), представлял собой один из крупнейших в Сибири и даже во всей стране промышленный, торговый и транспортный центр, игравший большую стратегическую роль. Оказалось, что он, несмотря на отдалённость от мест боевых действий, много значит в обороне страны.

Во-первых, Транссиб. Когда строилась магистраль, пессимисты настойчиво заявляли, что она не нужна. «Что по ней возить-то? Пушнину, да чай из Китая?» Буквально первых пяти лет хватило, чтобы опровергнуть это достаточно неумное утверждение. Тысячи пассажиров, десятки тысяч пудов грузов: алтайское мясо, масло, хлеб, руды, уголь, лес, рыба перевозились с востока на запад по железной дороге. Срок доставки сократился от Владивостока до Москвы с трёх-шести месяцев до двух недель. Русско-Японская война потребовала переброски на восток в самый кратчайший срок тысяч солдат и военных грузов. И сразу выяснилось, что требуются военно-остановочные пункты на дороге. В Новониколаевске был открыт первый такой пункт при станции Обь, где солдаты могли отдохнуть, помыться, подлечиться, получить горячую пищу. Этот пункт, известный больше как «Красные казармы», очень пригодился и в Первую мировую при переброске войск с востока в западном направлении на фронт.

Во-вторых, находясь в центре Западно-Сибирского региона, да ещё в такой важной точке, как пересечение Транссиба и судоходной реки Обь, Новониколаевск естественным образом превратился в центр сбора, переработки и отправки на фронт военных грузов, продуктов, реквизированных лошадей и фуража, сырья для технических нужд. И, воинского подкрепления.

Особенно много грузов поступало из Алтайского уезда, житницы Сибири. Сначала только по Оби на баржах, а затем с 1915 г. по новой Алтайской железной дороге.

В самом Новониколаевске быстро наладили производство мясных консервов, печёного хлеба и сухарей, мыла, шорных изделий, амуниции, А завод «Труд» выпускал оружие. Отправлялось со станции Обь в другие города на переработку большое количество сырья: льна, кож, леса, стройматериалов, цемента.

Регион Западной Сибири обладал и большими человеческими ресурсами (более четырёх миллионов человек). С начала войны из Омского военного округа на фронт ушла кадровая 11-ая Сибирская стрелковая дивизия, в состав которой входил 41-ый Сибирский стрелковый полк, дислоцировавшийся в нашем городе. Через короткое время ещё два полка были отправлены на фронт из Новониколаевска. Это не считая маршевых рот, ежемесячно отправляемых на войну из числа мобилизованных ратников.

Мобилизация протекала не всегда гладко, как хотелось бы. В уездах и волостях согнали тысячи людей к местам призыва, совершенно не сообразуясь с тем, на чём их будут вывозить. Так в Барнауле, в Бийске и в других городах уезда было собрано по нескольку тысяч мужиков, а везти их в Новониколаевск оказалось не на чем. Надо знать психологию русского мужика. Если он не работает, значит, празднует, то есть пьёт. Денег нет. Тогда начались грабежи, поджоги и погромы лавок, кабаков, винных складов и магазинов. Пьяный бунт и беспорядки некому было прекратить, потому что никакой власти они не боятся (всё равно на войне убьют!) Полиция разбежалась и попряталась. Драки и убийства на улицах, пьяные вопли и звон разбитых стёкол, дым пожарищ. Этот эпизод отлично описал в своих произведениях очевидец событий сибирский писатель И. Зверев

Наконец, с помощью роты солдат будущее пушечное мясо в Барнауле погрузили на баржи и отправили по реке в Новониколаевск. Но и там продолжались пьяные драки и разгром вокзала, который в первые месяцы войны повторялся ещё не раз.

Перед отправкой на войну призывников обучали 3 – 6 месяцев военному делу. Именно здесь в местном гарнизоне мужиков учили ходить строем стрелять в цель, выполнять приказы командиров. Обучали военным специальностям. Генерал Сухомлинов, командующий войсками ОмВО, проверяя маршевые роты в Новониколаевске, состоящие из нижних чинов, мобилизованных в городе, в 1915 г. отмечал: «Внешний вид людей – отличный, прекрасная выправка и снаряжены очень хорошо. Курс стрельб пройден. На задаваемые вопросы люди отвечали бойко и толково».

Из 4-ой Сибирской бригады, располагавшейся в Новониколаевске, на фронт ежемесячно отправлялось по 25 тыс. человек, или 100 маршевых рот, предварительно собранных со всей губернии, и обученных в местном гарнизоне. Правда, с 1916 г. отправка уменьшилась до 15 тыс. человек. Кроме того для охраны военных объектов и пополнения армии готовились дружины Государственного ополчения. Сформировалось их три: 615-ая, 616-ая и 707-ая. Городская дума вручила им воинские знамёна и присвоила звание – Новониколаевские.

В августе – сентябре 1914 г. в Новониколаевске из кадрового батальона 41-ого полка, временно оставленного в городе, и мобилизованного контингента был сформирован второочередной 53-ий Сибирский стрелковый полк. Путь этих Новониколаевских подразделений мы проследим особо.

С началом войны городские власти столкнулись с массой серьёзнейших проблем, связанных с тем, что Новониколаевск стал центром формирования войск для фронта. Прибывающих мобилизованных и дружинников ополчения нужно было где-то размещать. Подходили и воинские части с востока. В короткое время выстроены были временные казармы для солдат. Население города сразу выросло почти вдвое. Началась эвакуация из прифронтовой полосы (Прибалтика и Западная Украина) некоторых предприятий, прибавились ещё два эвакуированных госпиталя. Количество беженцев, которых вначале было около 4 тысяч человек, со временем выросло до 20 тысяч. Где взять помещения на всю эту армаду – не известно. Город-то был небольшим, на 90% состоял из деревянных домишек, в которых, как правило, и без того жили огромные многодетные семьи бывших в недавнем прошлом крестьян. Потому ставились времянки, насыпные дощатые бараки, копались землянки. Жили и в вагонах на колёсах.

Не позавидуешь Новониколаевской Городской Думе и тогдашнему Городскому Голове А.Г. Беседину! Всех принять, разместить, обеспечить питанием, привлечь предпринимателей для развития экономики города, обеспечить политическую стабильность, бороться с опасными заболеваниями в условиях страшной скученности и антисанитарии, заготовка продуктов и дров, сбор пожертвований – вот только основные задачи городских властей. Централизованно не получали почти никаких средств. Дума влезла в долги, дефицит бюджета города вырос в 10 раз. Пришлось отказаться от всех прежних планов социального развития: строительства новой электростанции, трамвайных путей, торгового пассажа, засыпки оврагов и прокладки дорог. При строгой экономии средств, многочисленных займов и пожертвований горожан сумели построить и ввести в действие несколько мельниц и пекарен, заводы по производству консервов, кожевенный и мыловаренный, скотобойню с холодильником. Стали оказывать материальную и иную помощь инвалидам, солдаткам, в особенности обременённым многочисленными детьми. Велась работа по борьбе с дороговизной на предметы первой необходимости, с детской беспризорностью.

Особый разговор – пленные. Для размещения 12 тысяч пленных пришлось построить особый лагерь за городом. Среди них были не только немцы, австрийцы, мадьяры, но и представители таких экзотических народов, как айсоры и курды, воевавшие в составе турецких войск. Именно от них начали наступать на город такие инфекционные заболевания, как сыпной тиф и холера. Эпидемия холеры к 1915 г. не пошла дальше 170 человек. Но сыпной тиф стал распространяться в ужасающих размерах. С 68 человек в феврале 1915г. к июлю 1915 г. согласно данным городского статистического бюро заболевание тифом возросло до 4089 человек, из них умерло 1249 ч. Болели пленные – 3868 ч., солдаты – 166 ч., горожане – 49 ч. Но это были только цветочки. Из-за отсутствия возможности для изоляции и полноценного лечения, из-за недостатка врачей и лекарств, неразберихи военного времени, а затем – Гражданской войны в уезде за пять лет на май 1920 г. умерло от тифа около 60 тыс. человек! А всё дело в том, что пленные не конвоировались, свободно передвигались по городу в поисках работы для своего пропитания и контактировали с любыми жителями города, заражая их.

Война поначалу принесла выгодные военные заказы. Особенно обогатились владельцы мельниц и пекарен. Однако для большинства обывателей никаких изменений в жизни не наблюдалось, но далее им становилось всё хуже и хуже. Уровень жизни падал. В результате массовых мобилизаций, реквизиции лошадей и скота, некоторые семьи лишились кормильцев – мужчин, и были подорваны хозяйства мелких производителей. Резко возрос спрос на рабочую силу, поскольку промышленных предприятий в городе стало вдвое больше, но не всякий труд мужчин на производстве могли заменить женщины. Отток работоспособных людей покрывался за счёт труда беженцев и военнопленных. Последние засыпали овраги, укрепляли берега Оби, строили мосты на городских речках, а с 1915 г. было разрешено использовать их труд на частных предприятиях: на мельницах, заводах, в мастерских и в торговых лавках. И тогда вновь появилась безработица среди горожан.

Новониколаевцы пристально наблюдали за тем, как воюют их земляки на фронте. Они собирали для воюющих солдат посылки и подарки: тёплые вещи, портянки, консервы, мыло, письменные принадлежности и бумагу для самокруток, табак, конфеты, кружки, ложки. Взамен получали письма с благодарностями от фронтовиков.

Особенно отличилась 11-ая Сибирская стрелковая дивизия и в её составе – 41-ый стрелковый полк из Новониколаевска. Уже в самом начале войны он был отмечен в боях на территории Польши на реке Наров; пруссаки были разбиты и отступили на свою территорию (г.Маркграбен). Затем в ноябре 1914 г. полк принимал участие в Лодзенской операции, далее – под г.Цехановым и г.Млава. Но самой страшной оказалась битва у г.Прасныш , где у немцев было двойное превосходство. В результате жестокого второго Праснышского сражения (июнь 1915 г.), когда немцы планировали окружить несколько русских армий на варшавском выступе, главный удар германцев был направлен на участок, обороняемый 11-ой Сибирской дивизией. Из-за недостатка винтовок, пушек, снарядов, подкрепления, дивизия потеряла до 70% своего состава, но позиции свои не сдала, и немцы не смогли прорвать фронт. За бои у г. Прасныш выжившие стрелки были награждены Георгиевскими крестами. Командиру 41-ого полка Кременецкому было объявлено Высочайшее благоволение (на современном языке – благодарность верховного командования). Но фактически от полка осталось одно название. Пополнение пришло уже из других мест. В 1916 г. 11-ая дивизия воевала под Вильно, Барановичами, содействовала Брусиловскому прорыву на Юго-Западном фронте, в результате которого австрийская армия была полностью уничтожена русскими войсками. В августе 1916 г. 41-ый полк подвергся немецкой газовой атаке. Тем не менее, угроза очередного немецкого прорыва фронта сорвалась. Далее в 1917г. были бои в Польше и под г. Сморгонью.

Большое мужество и героизм проявил и другой Новониколаевский 53-ий стрелковый полк и его сосед – 55-ый полк. Несмотря на огромные потери в результате газовой атаки немцев 18 мая 1915 г., когда из 8 тыс. солдат и офицеров погибло около 6 тыс. человек, сибиряки отбили атаку противника с большими для него потерями.

Неплохо воевал и ещё один полк, сформированный в Новониколаевске в 1916 г. – 553 — ий. Георгиевскими крестами были награждены десятки нижних чинов полка.

Война – это соперничество не только воинов, талантов их военноначальников, но прежде всего – экономик их стран. Понятно, что отсталая Россия не могла в этом плане тягаться с самой развитой в промышленном отношении страной – Германией. Уже к 1916 г выяснилось, что нашему фронту катастрофически не хватает боеприпасов, винтовок, орудий и пулемётов. А как всегда, нехватка оружия — это дополнительные тысячи трупов на полях боёв. Спешно стали закупать оружие у американцев и японцев: винтовки, карабины, скорострельные пушки, патроны и взрывчатку, порох и взрыватели. Сибирская железная дорога вынуждена была поднять пропускную способность почти в два раза. Раньше в сутки через нашу станцию проходило 8 пар вагонов, а стало — 16. К концу 1916 г. из Новониколаевска выходило 750 вагонов с грузами ежесуточно. В 1915 – 1917г. из Сибири одного только хлеба было вывезено по железной дороге 174,1 миллионов пудов.

Конец 1916г. Народ устал от войны. Она продолжалась уже третий год, но никаких признаков её конца не наблюдалось. Даже в нашем «благодатном» краю ощущается нехватка продуктов. А крестьяне, видя в городе полупустые полки с промышленными товарами, не спешат везти продовольствие на базары, продавать за всё более обесценивающиеся рубли. Поднимают цены. Спекулянты пользуются случаем и вздувают их ещё больше. Городская дума пытается ввести предельные цены на муку, мясо, сахар, а также на дрова, услуги населению и т.д. Вводятся карточки на продукты с 1.01.1917 г. Но предложение товаров ещё больше сокращается, что вызывает недовольство горожан. Этим пользуются деструктивные элементы: ссыльные и местные эсеры, социалисты, анархисты. Организовываются забастовки, проводятся митинги и демонстрации рабочих против войны, нехватки продуктов и других товаров, начинающейся разрухи на производстве. Кое-где появляются очереди, начинаются голодные бунты. В архивах сохранились протоколы заседаний Городской Думы за ноябрь 1916 г., в которых зафиксирован бунт женщин и их детей из длинной очереди в лавку, где продавался сахар, по одному фунту в руки. Но некоторым и этого не досталось. В результате лавка была разгромлена, разграблена, пострадала полиция, пытавшаяся навести порядок. Пришлось вызывать войска. Одна женщина была убита, множество народу ранено и покалечено.

С наступлением нового 1917 г. положение стало ещё хуже. Февральская революция в Петрограде началась также с голодных очередей за хлебом и манифестаций в честь 8 марта. А закончилась свержением монархии объявлением республики. Фронты разваливались, солдаты, не желая воевать, бросали окопы. Стали возвращаться с войны домой озлобленные и резко настроенные против властей дезертиры. Некоторые – с оружием. Назревала катастрофа. И она произошла. В течение последующих 1,5 лет до окончания Мировой войны и перерастания её в Гражданскую только в нашем маленьком городе власть менялась четыре раза!

В апреле 1917 г. Комитет общественного порядка Томской губернии предписал вместо старой думы избрать Городское народное собрание, где большинство мест получили эсеры. Дума сложила свои полномочия. Однако Временное правительство из Петрограда опротестовало этот акт. Городскую Думу Новониколаевска избрали вновь, и опять в её состав попали в основном эсеры. Но после Октябрьского переворота возникло противоречие между новой думой и взявшим власть в декабре Советом рабочих и солдатских депутатов, где большинство принадлежало большевикам и левым эсерам. Двоевластие ликвидировали только в январе 1918 г. За короткий срок в несколько месяцев Совдеп отметился только многочисленными фактами национализации городских предприятий и наложением миллионных штрафов и контрибуций на имущие классы, а также расстрелами тех, кого он считали контрреволюционерами.

В ночь на 26 мая 1918 г. возглавляемые капитаном Радолой Гайдой чехословаки, которые ехали на Восток для депортации в Европу, и отставные царские офицеры произвели контрреволюционный переворот в городе и затем в целом в Сибири, к власти пришли Комуч и Директория, а у нас в Новониколаевске — та же Городская Дума. Руководители Совдепа были расстреляны. В ноябре 1918 г. ещё один переворот. В Омске Колчаком свергнуто эсеровское правительство и введена жесткая военная диктатура «сухопутного адмирала», продержавшаяся чуть больше года. Но это уже выходит за временные пределы нашей статьи.

Дня победы над Германией для России не было. Она не участвовала в заключение Версальского мира об окончании войны в ноябре 1918 г.

Война прошла как каток. Из 9,5 миллионов человек, убитых в Первую мировую, русских погибло 1,3 миллиона человек и 300 тысяч умерло от ран. В составе российских войск участвовало в войне 7 сибирских корпусов, или 88 сибирских стрелковых полков и все девять полков Сибирского казачьего войска. Множество сибиряков служило во вспомогательных войсках и в других подразделениях армии.

Несмотря на то, что Первая мировая война была трамплином к Октябрьской революции, а следовательно к захвату власти большевиками, они по неясным причинам не любили вспоминать о ней, называли презрительно «империалистической», «буржуазной», «несправедливой». Не осталось в стране памятников её героям, исчезли следы братских могил. Ветераны долгое время не могли носить георгиевские кресты – награды за их ратные подвиги в этой полузабытой войне.

И только теперь, когда в связи со столетним юбилеем мы начинаем интересоваться историей Первой мировой, выявляется ряд удивительных совпадений между «той» и «нашей», многократно прославленной Великой Отечественной. Вот, например лозунги: «Ни шагу назад! Родина за нами!». Или: «Всё для фронта, всё для победы!» Эти лозунги были в обеих войнах. Великий подвиг поколения сороковых, разгромившего фашизм и спасшего всё человечество – продолжение героических традиций наших дедов и прадедов, воевавших в Первую мировую войну. Надо помнить об этом.

А ещё хотя бы потому, что та война была одной из первых величайших трагедий русского народа в двадцатом веке. Время массового героизма и потери лучших представителей народа, которые он нёс и далее все последующие сто лет своей истории.

 Филиал «Музей Железнодорожного района»

«Рождественское перемирие»: незначительный эпизод или урок гуманизма?

«Едва забрезжило утро, как мы увидели англичан, которые махали нам из окопов. Мы все тоже замахали в ответ. Постепенно они начали выбираться из траншей. Наши солдаты выставили маленькие рождественские елки, которые привезли нам на фронт, и зажгли на них свечи. Все вылезли из окопов, и никому даже в голову не пришло начать стрельбу». Это отрывок из письма немецкого солдата с Западного фронта. А вот как описывает знаменитое «рождественское перемирие» 1914 года его британский противник: «Все наши выбрались из окопов и уселись на насыпи. Немцы сделали то же самое и начали говорить на ломаном английском. Я взобрался на вершину насыпи и по-немецки попросил их спеть какую-нибудь народную песню. Они запели, потом спели мы, и обе стороны аплодировали друг другу».

Когда солдаты по обе стороны осмелели, они выбрались из окопной грязи и пошли навстречу друг другу по нейтральной полосе, которая составляла всего несколько десятков метров. Британцы и немцы обменивались сигаретами, подарками, фотографировались вместе, даже играли в футбол. А немец-жонглер по профессии, устроил импровизированное представление прямо на ничейной земле.

Пять лет назад в ООН отметили столетнюю годовщину «рождественского перемирия» – этого удивительного взаимного порыва двух враждующих сторон. Участники церемонии говорили о том, что это спонтанное братание в начале Первой мировой надежду на то, что можно забыть о враждебности, и что бывшие враги, как в этом случае Великобритания и Германия, могут стать союзниками.

Но в 1914 году до этого было далеко. Хотя государства попытались извлечь уроки из невиданной до того бойни: из кровавого месива Первой мировой войны родилась Лига наций. Это была одна из первых попыток создать многосторонний орган, призванный поддерживать мир. Как это ни трагично, вскоре в мире разразилась новая война. И только на пепелище Второй мировой войны возникла Организация Объединенных Наций все с той же целью – поддерживать мир.  

А тогда, в 1914 году, во время рождественского затишья солдаты Германии и Великобритании не только пели песни и обменивались подарками. Они воспользовались передышкой, для того чтобы собрать и похоронить тела убитых. Так что, вряд ли они питали иллюзии о том, что это братское единение врагов что-то изменит. Вот что пишет в своих воспоминаниях военный врач из Уэльса капитан Данн: «В 8.30 я трижды выстрелил в воздух и вывесил флаг с надписью «Счастливого Рождества». Я выбрался на насыпь и увидел с немецкой стороны полотнище, на котором было написано «Спасибо». Там появился немецкий капитан, мы оба поклонились, отсалютовали друг другу и вернулись в окопы. Он дал два выстрела в воздух, и война началась снова».

За четыре года Первой мировой войны погибло больше 37 миллионов человек.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА — это… Что такое ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА?

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ война 1914-18 — война между двумя коалициями держав: Центральными державами (Германия, Австро-Венгрия, Турция, Болгария) и Антантой (Россия, Франция, Великобритания, Сербия, позднее Япония, Италия, Румыния, США и др.; всего 34 государства). Поводом к войне послужило убийство членом террористической организации «Молодая Босния» наследника австо-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда. 15(28).7.1914 Австро-Венгрия объявила войну Сербии, 19.7(1.8) Германия — России, 21.7(3.8) — Франции, 22.7(4.8) Великобритания — Германии. Создав перевес в войсках на Западном фронте, Германия оккупировала Люксембург и Бельгию и начала быстрое продвижение на севере Франции к Парижу. Однако уже в 1914 план германского командования на быстрый разгром Франции потерпел крах; этому способствовало наступление русских войск в Вост. Пруссии, вынудившее Германию снять часть войск с Западного фронта. В августе — сентябре 1914 русские войска нанесли поражение австро-венгерским войскам в Галиции, в кон. 1914 — нач. 1915 турецким войскам в Закавказье. В 1915 силы Центральных держав, ведя стратегическую оборону на Западном фронте, вынудили русские войска оставить Галицию, Польшу, часть Прибалтики, нанесли поражение Сербии. В 1916 после неудачной попытки германских войск прорвать оборону союзников в районе Вердена (Франция) стратегическая инициатива перешла к Антанте. Кроме того, тяжелое поражение, нанесенное австро-германским войскам в мае — июле 1916 в Галиции, фактически предопределило развал главного союзника Германии — Австро-Венгрии. В августе 1916 под влиянием успехов Антанты на ее стороне в войну вступила Румыния, однако ее войска действовали неудачно и в кон. 1916 были разгромлены. В то же время на Кавказском театре инициатива продолжала сохраняться за русской армией, занявшей в 1916 Эрзурум и Трапезунд. Начавшийся после февральской революции 1917 развал русской армии позволил Германии и ее союзникам активизировать свои действия на других фронтах, что, однако, не изменило ситуации в целом. После заключения сепаратного Брестского мира с Россией (3.3.1918) германское командование предприняло массированное наступление на Западном фронте. Войска Антанты, ликвидировав результаты германского прорыва, перешли в наступление, завершившееся разгромом Центральных держав. 29.9.1918 капитулировала Болгария, 30.10. — Турция, 3.11. — Австро-Венгрия, 11.11. — Германия. В ходе Первой мировой войны было мобилизовано ок. 74 млн. человек, общие потери составили ок. 10 млн. убитых и св. 20 млн. раненых.

Большой Энциклопедический словарь. 2000.

  • ПЕРВАЯ КОСМИЧЕСКАЯ СКОРОСТЬ
  • ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

Полезное


Смотреть что такое «ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА» в других словарях:

  • Первая мировая война — Первая мировая война …   Википедия

  • Первая Мировая Война — По часовой стрелке: британский танк Mark IV, пересекающий траншею; линкор королевского флота HMS «Irresistible» (англ.), погружающийся после взрыва морской мины в битве у Дарданелл; пулемётный расчёт в противогазах и биплан Albatros D.III …   Википедия

  • Первая Мировая война — По часовой стрелке: британский танк Mark IV, пересекающий траншею; линкор королевского флота HMS «Irresistible» (англ.), погружающийся после взрыва морской мины в битве у Дарданелл; пулемётный расчёт в противогазах и биплан Albatros D.III …   Википедия

  • Первая мировая война — первый военный конфликт мирового масштаба, в который было вовлечено 38 из существовавших в то время 59 независимых государств. Главной причиной войны стали противоречия между державами двух крупных блоков Антанты (коалиция России, Англии и… …   Энциклопедия ньюсмейкеров

  • ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА — 1914 1918 Война между двумя коалициями европейских держав Тройственным Союзом и Антантой. Накануне войны наиболее острые противоречия существовали между Великобританией и Германией, интересы которых сталкивались во многих районах земного шара,… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА — война между двумя крупными коалициями капиталистических держав: государствами Антанты (Россия, Великобритания, Франция) и центральными державами (Германия, Австро Венгрия, Турция). Началась 19 июля 1914 г. между восемью государствами, в… …   Война и мир в терминах и определениях

  • Первая мировая война — (World War I) (1914 18), велась странами Антанты Великобританией, Францией, Россией, Японией и Сербией, к к рым в ходе нее примкнули Италия (1915), Португалия и Румыния (1916), США и Греция (1917), против Германии, Австро Венгрии, Османской… …   Всемирная история

  • ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА — (28 июля 1914 11 ноября 1918), первый военный конфликт мирового масштаба, в который было вовлечено 38 из существовавших в то время 59 независимых государств. Около 73,5 млн. человек были мобилизованы; из них убиты и умерли от ран 9,5 млн., более… …   Энциклопедия Кольера

  • Первая мировая война — Биплан времён Первой мировой войны. ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1914 18, война между двумя коалициями держав: Центральными державами (Германия, Австро Венгрия, Турция, Болгария) и Антантой (Россия, Франция, Великобритания, Сербия, позднее Япония, Италия …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА — Война 1914–1918 гг. между двумя группами мировых держав: Тройственным союзом (Германия, Австро Венгрия, Италия) и Антантой (от французского entente ‘согласие’) блоком в составе Великобритании, Франции и России. Один из самых широкомасштабных… …   Лингвострановедческий словарь

Книги

  • Первая мировая война, Зайончковский А.М.. Первая мировая война 1914—1918 гг. — огромный пожар, охвативший в начале XX века большинство стран и континентов. Этот глобальный конфликт изменил жизнь всех людей планеты, полностью… Подробнее  Купить за 17692 руб
  • Первая мировая война, Уткин Анатолий Иванович. Первая мировая война явилась ключевым, но малоизвестным большинству, во многом забытым в России событием, оказавшим огромное влияние на дальнейший ход всей мировой истории. Потерянная в… Подробнее  Купить за 731 грн (только Украина)
  • Первая мировая война, Уткин Анатолий Иванович. Первая мировая война явилась ключевым, но малоизвестным большинству, во многом забытым в России событием, оказавшим огромное влияние на дальнейший ход всей мировой истории. Потерянная в… Подробнее  Купить за 681 руб
Другие книги по запросу «ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА» >>

Как началась жизнь? | New Scientist

Вопрос о том, как зародилась жизнь, является одним из самых глубоких в науке, и, хотя существует множество теорий, ученые до сих пор не могут прийти к единому ответу. Это продолжает оставаться темой для дискуссий, поскольку понимание происхождения жизни поможет нам понять свое место во Вселенной, а также направит наши поиски внеземной жизни.

Первой идеей, привлекшей внимание ученых, был «изначальный суп»: представление о том, что когда Земля была молодой, океаны были заполнены простыми химическими веществами, важными для жизни.В конечном итоге они сами соберутся в простые живые клетки. Эта идея была предложена в 1920-х годах двумя независимыми исследователями: Александром Опариным из СССР и британским генетиком Дж. Б. С. Холдейном.

Гипотеза о первозданном супе получила убедительную поддержку в 1953 году, когда молодой американский аспирант по имени Стэнли Миллер под руководством лауреата Нобелевской премии Гарольда Юри провел знаменитый эксперимент. Миллер смешал четыре простых химиката в стеклянных трубках, которые нагревали и поражали электрическими искрами, имитирующими молнию.В ходе эксперимента было получено несколько аминокислот, строительных блоков белков. Эксперимент Миллера-Юри показал, что химические вещества жизни могут образовываться естественным образом.

Однако создание жизни с нуля оказалось намного сложнее, чем предполагал эксперимент Миллера. На протяжении десятилетий было предложено несколько конкурирующих гипотез, и сегодня эта область сильно поляризована. Ученые расходятся во мнениях относительно того, какие химические компоненты жизни появились первыми, какие жизненные процессы возникли первыми и где на Земле впервые возникла жизнь.

Под вопросом даже время возникновения жизни. Все, что мы знаем наверняка, — это то, что это произошло после того, как Земля сформировалась 4,5 миллиарда лет назад, и до 3,4 миллиарда лет назад — во время существования самых старых подтвержденных окаменелостей. Многие палеонтологи пытались сузить кругозор, идентифицируя более старые следы жизни, но эти результаты оспариваются.

Что касается местоположения, многие по-прежнему предпочитают море, но не обязательно открытое море: немногие исследователи считают, что жизнь зародилась в щелочных каналах на морском дне.Другие думают, что жизнь зародилась в прудах на суше, возможно, в геотермальных бассейнах, подобных тем, что в Йеллоустоне. Было предложено много других мест, например, лед. Меньшая часть ученых утверждает, что жизнь, должно быть, зародилась где-нибудь во Вселенной и была перенесена на Землю, идея известна как «панспермия». Тем не менее, большинство исследователей считают, что это не подходит для бритвы Оккама, тем более что внеземной жизни обнаружено не было.

Процесс, создавший жизнь

Самый сложный вопрос — это механизм, с помощью которого зародилась жизнь.Какие из многих процессов, происходящих в живых организмах, возникли первыми?

Одна из первых идей, популяризированных биохимиком Сидни Фоксом после эксперимента Миллера-Юри, заключалась в том, что аминокислоты собираются в простые белки. В современных организмах белки выполняют огромный спектр функций, в том числе действуют как ферменты, ускоряющие основные химические реакции. Однако эта гипотеза о белках в значительной степени потеряла популярность.

Гораздо более популярным является представление о том, что жизнь началась с РНК, близкого родственника ДНК, в «мире РНК».РНК может нести гены и копировать себя так же, как ДНК, но она также может сворачиваться и действовать как фермент, как белок. Идея заключалась в том, что сначала возникли организмы, основанные исключительно на РНК, и только позже они развили ДНК и белок.

Мир РНК собрал множество подтверждающих доказательств, но неясно, достаточно ли одной РНК. В последние годы некоторые исследователи предположили, что РНК действительно раскрывает свой потенциал только тогда, когда она соединяется с белками — и что обе должны существовать, чтобы жизнь зародилась.

Третья школа мысли состоит в том, что первые организмы были простыми каплями или пузырями. Эти «протоклетки» напоминали современные клетки в одном ключевом атрибуте: они действовали как контейнеры для всех других компонентов жизни. Более совершенные протоклетки, разработанные лауреатом Нобелевской премии биологом Джеком Шостаком, также содержат самовоспроизводящуюся РНК.

Последняя гипотеза состоит в том, что жизнь началась с серии химических реакций, которые извлекали энергию из окружающей среды и использовали эту энергию для создания молекул жизни.Эту идею «прежде всего метаболизм» отстаивал в конце 1980-х годов Гюнтер Вехтерсхойзер, немецкий химик, ставший патентным юристом. Вехтерсхойзер предвидел серию химических реакций, протекающих в кристаллах железного пирита («золото дураков»), схему, которую он назвал «миром железа и серы». Однако в наши дни эта идея была вытеснена предположением Майкла Рассела о том, что первая жизнь питалась токами электрически заряженных протонов в щелочных каналах на морском дне.

Хотя мы не можем точно знать, какой из этих сценариев разыгрался на нашей планете, успешное создание жизни из химических веществ в лаборатории, по крайней мере, скажет нам, какой из предложенных механизмов действительно работает. Майкл Маршалл

Первая мировая война и ее последствия

Когда в 1914 году разразилась война, Италия была, а с 1882 года была союзником Германии и Австро-Венгрии. Альянс был чем-то вроде парадокса. С одной стороны, дружба для Англии была краеугольным камнем внешней политики Италии. С Францией, другой «латинской сестрой», все конфликты интересов, которые толкали Италию в лагерь Центральных держав, были урегулированы.

С другой стороны, Австрия была известна среди итальянцев как «светский враг».До 1870 года он долгое время доминировал в итальянских делах, всегда выступая против объединения. Населенные итальянцами города Тренто и Триест и прилегающие к ним провинции (не все итальянское население) все еще находились под властью Австрии. Итальянские патриоты не теряли надежды, что когда-нибудь их удастся вырвать у Австрии, чтобы завершить процесс национального объединения.

Сразу после начала Первой мировой войны Италия объявила о своем нейтралитете. По условиям альянса он имел право это сделать, потому что Австрия была агрессором против Сербии.Это также было вполне приемлемо для массы итальянского народа, который вообще не хотел участвовать в войне. Некоторые из них, по сути, хотели присоединиться к Англии и Франции в битве, которая отразит Тренто и Триест за Италию.

Народные чувства и желания не нашли полного отражения в дипломатических маневрах правительства. Некоторые очень сложные переговоры с обоими воюющими лагерями закончились подписанием в Лондоне секретного договора с Англией и Францией в апреле 1915 года. Этим пактом итальянское правительство согласилось вступить в войну против своих немецких и австрийских союзников в обмен на обещание об определенных условиях. территориальные дополнения вдоль северных и восточных границ Италии.Однако народ Италии оставался в неведении о договоре и храбро сражался за более высокие цели.

На мирной конференции

Лондонский договор был скрытой картой Италии на мирной конференции, и итальянская делегация ее проверила. Они могли бы сыграть в нее изо всех сил для договора, изложенного черным по белому, именно столько, сколько причиталось Италии за ее военные усилия. Или они могли бы подбросить его и призвать к новой сделке по общим целям союзников — прочному миру с территориальными поселениями в соответствии с пожеланиями вовлеченных народов.

Главный итальянский делегат синьор Орландо и его коллеги этого не сделали. Во-первых, они выступали за договор с нарушением принципа национальной принадлежности, которое он влек за собой. По Лондонскому договору Италии обещан Южный Тироль с его четвертью миллиона австрийцев к югу от перевала Бреннер. Он также обещал провинции Истрия полмиллиона славян. И тут итальянцы пошли дальше и по национальному принципу попросили еще.

Буря над Фиуме

Этим чем-то большим был Фиуме, маленький городок с итальянским населением, полностью окруженный славянским населением на территории, ранее принадлежавшей Венгрии.Отдать Фиуме Италии означало довести принцип национальностей до абсурдной крайности, тем более что тот же принцип нарушался в пользу Италии. Более того, он был нужен новому государству, Югославии, как важный выход к морю. Президент Вильсон отказался признать притязания Италии на Фиуме законными. В этом небольшом вопросе произошел перерыв, который негодовал Италии по мирному урегулированию.

Здравомыслящие итальянцы признали, что главная цель войны Италии — разрушение Австро-Венгерской империи — было достигнуто сверх самых смелых надежд.Война значительно укрепила международное положение Италии. Италия была верховной на восточном фланге ; г. Ни одна другая европейская держава не достигла такого многого.

Однако в условиях нервного напряжения, морального замешательства и экономического кризиса, которые следуют за всеми великими войнами, здравомыслие не всегда преобладает. Фьюме стал лозунгом, используемым крайними националистами, чтобы распространить идею о том, что Италию обманывают из-за плодов победы. Эти люди намеренно держали вопрос о Флюме открытым, и он стал гнойной язвой в сознании итальянцев.Это было одним из факторов, которые помогли принести фашизм.

Конечно, это не единственное. Инфляция пришла, чтобы разрушить ценности и посеять семена незащищенности среди среднего класса. Были трудности с возвращением на зарубежные рынки. Экономическая политика правительства была запутанной и неадекватной. Была безработица, были забастовки.

Захват фабрик рабочими

Экономические проблемы всколыхнули поверхность, даже несмотря на то, что основная ситуация в стране улучшалась. Привлеченные высокой ценой на сельскохозяйственные земли, многие крупные землевладельцы часто продавали свои владения небольшими частями крестьянам.Италия приобрела более сильную социальную структуру, поскольку тысячи бывших бездельников превратились в мелких землевладельцев.

Однако в крупных промышленных городах, таких как Милан и Турин, такой оболочки напряжения нет. Пик наступил в конце лета 1920 года, когда рабочие промышленного Севера захватили контроль над фабриками. Они сделали это под руководством социалистов и под аккомпанемент множества разговоров о революции, схожей по целям с русской революцией трехлетней давности. Некоторые социалистические лидеры говорили так, как будто они были серьезными, и некоторые люди им поверили.

Среди верующих был редактор миланской газеты, человек по имени Муссолини. Однажды в течение короткого времени, когда рабочие находились под полным контролем, а экономическая жизнь зашла в тупик, редактор покинул редакцию газеты в Милане, чтобы посетить расположенный поблизости главный штаб рабочих. Он заверил их лидера, что он, Бенито Муссолини, был с ними.

Что, революции нет?

Вскоре стало очевидно, что революции не будет. Лидеры социалистов хорошо об этом говорили, но понятия не имели, как поднять восстание, да и не хотели.В основном это были люди, воспитанные в традициях постепенных социальных изменений и уважения к существующей системе. За своими разговорами они, как никто другой, боялись революции и никогда не призывали к восстанию. Рабочие покинули заводы, порядок был восстановлен без кровопролития, социалистическое движение пришло в упадок:

Это было в сентябре 1920 года. Если когда-либо в Италии случилась опасная революция, то с этого момента она исчезла.

Редактор той же газеты одним из первых осознал, что опасность миновала.Он также видел, как извлечь из этого политическую выгоду. Несколькими неделями ранее он опасался социализма и предлагал ему свою поддержку: теперь, когда он был на понижении, он громко заявил, что это величайшая угроза Италии. Теперь, когда вся возможность социалистической революции миновала, он смело пошел в атаку.

Муссолини играл на элементе страха — повсюду он был одним из самых сильных союзников тоталитаризма. Средний класс, промышленники и многие представители молодого поколения жили в страхе — даже после сентября 1920 года — перед революцией.Чтобы гарантировать от этого, они поддержали зародившееся фашистское движение и его обещания «закона и порядка».

Почему правительство что-то не сделало?

Словами «закон и порядок» часто злоупотребляют, но они описывают один из главных принципов правительства: поддерживать условия, в которых граждане призывают жить мирно, безопасно и с гарантией быстрого и равного правосудия для всех. Поскольку времена были критическими, и люди у власти не были способны справиться со своими задачами, правительство не поддерживало эти важные условия в Италии.Закон не соблюдался, политическое насилие оставалось безнаказанным; восстание не было подавлено, а дисциплина в армии ослаблена. Государственный аппарат начал разрушаться, оставляя возможность фашизму овладеть страной.

Источник проблем в правительстве может быть частично связан с неспособностью партийной системы функционировать эффективно. Без сильных партий парламент не будет качаться; с бессильным парламентом; шкафы были безответственными и неустойчивыми; без работающего правительства страна скатилась к диктатуре.

Какие вечеринки там были

После Первой мировой войны партийное положение несколько улучшилось. Безусловно, большинство так называемых партий — такие же сбитые с толку и меняющиеся группы, как и раньше. Но вместо одной хорошо организованной партии теперь было две: социалистическая и христианско-демократическая, тогда известная как Народная партия.

Социалистическая партия была самой крупной и, поскольку она верила в постепенные изменения, могла сыграть важную роль.Но он не выдержал монархии. Пока оставалась монархия, Социалистическая партия отказывалась вмешиваться в правительство. С отсутствием такого важного винта в механизме вряд ли можно было ожидать, что правительство будет работать хорошо.

Христианско-демократическая партия, или Народная партия, была основана в 1919 году. Ее цель заключалась в реализации в политической жизни настенных идеалов христианства. Его сильно поддерживало католическое духовенство и возглавлял священник Дон Луиджи Стурцо. Несмотря на независимость от церкви, к нему относились с подозрением более старые либеральные и демократические группы, в которых была сильна антиклерикальная традиция.На таких основаниях невозможно построить нормальные рабочие отношения.

Между собой социалистическая и христианско-демократическая партии избрали около половины всех членов парламента. Коалиция между ними обеспечила бы основу для удовлетворительного правительства, но различия в их программах оказались непреодолимыми. Поскольку социалисты не играли, а другие либералы не доверяли христианским демократам, ни одно правительство не могло получить стабильного большинства.

Марш на Рим

К 1922 году репутация парламентского правительства в Италии достигла дна.Это казалось совершенно бесполезным. Кровопролитие между фашистами, с одной стороны, и социалистами, коммунистами и христианскими демократами, с другой, было повседневным явлением. Фашисты, часто с помощью центрального правительства, получили контроль над многими местными правительствами. Они чувствовали, что пришло время угрожать насильственным захватом власти; по крайней мере, стоило бы увидеть, что произошло. Поэтому по призыву Муссолини вооруженные силы фашистской партии сошлись в Риме в октябре 1922 года. Сам Муссолини «двинулся» из Милана в комфортабельном спальном вагоне.За пределами города они подняли ужасный шум, стреляя из ружей и вообще собираясь атаковать. Внутри города находились части регулярной армии, вероятно, достаточно сильные, чтобы разогнать фашистские силы, если будет дано слово.

Это не было дано, потому что король отказался дать это. Правительство ушло в отставку, и король мог затем вызвать Муссолини и попросить его сформировать новое правительство.

Из EM 18: каково будущее Италии? (1945)

Первый, Второй и Третий мир

миров в мире?


Первый, Второй и Третий мир.
На карте выше показаны два основных геополитических блока, некоторые «нейтральные» неприсоединившиеся страны и страны третьего мира в период между окончанием Второй мировой войны и распадом Советского Союза (СССР) в 1991 году.

Эпоха, известная как «холодная война», представляла собой политическое созвездие стран с двумя разными мировоззрениями. С одной стороны, промышленно развитые капиталистические страны, связанные с США, назывались Западным блоком, который любит называть себя «Свободным миром» или «западным миром».«С другой стороны были коммунистические рабочие и крестьянские государства Восточного блока, социалистические страны, входившие в структуру власти Советского Союза, и Китай Мао. В Европе было несколько нейтральных стран, а был остальной мир. , Третий мир.

Третий мир

А почему наша музыка называется world music? Я считаю, что люди вежливы. Они хотят сказать, что это музыка стран третьего мира. Как нас раньше называли слаборазвитыми странами, теперь это изменилось на развивающиеся страны, это намного вежливее.

Мириам Макеба

Когда люди говорят о беднейших или слаборазвитых странах мира, они часто имеют в виду их общим термином «третий мир», и они думают, что все знают, что они говорим о. Но когда вы спрашиваете их, существует ли Третий мир, как насчет Во Второй или в Первой Мировой вы почти всегда получаете уклончивый ответ. Другие люди даже попробуйте использовать эти термины в качестве схемы ранжирования для состояния развития страны, сначала первый мир, затем второй мир и так далее, это прекрасно — ерунда.

Чтобы восполнить пробел в информации, вы найдете здесь объяснения терминов.

Термины Первый, Второй и Третий мир — это грубая и, можно с уверенностью сказать, устаревшая модель геополитического мира времен холодной войны.


Определение первого, второго и третьего мира.

Четыре мира
После Второй мировой войны мир раскололся на два основных геополитических блока и сферы влияния с конфликтующими политическими взглядами на правительство и правильное общество.

Первый мир
Блок демократических и индустриальных стран в американской сфере влияния, «Первый мир», также известный как Запад.

Второй мир
Восточный блок коммунистически-социалистических государств, где политическая и экономическая власть должна исходить от угнетенных до сих пор крестьян и рабочих.

Третий мир
Остальные три четверти населения мира, страны, не входившие ни в один из блоков, считались «третьим миром».»

Четвертый мир
Термин» Четвертый мир «был введен в обращение в начале 1970-х годов вождем Шусвапа Джорджем. Мануэль, он относится к малоизвестным народам (культурным образованиям) коренных народов, «Первые нации», живущие в пределах национальных государственных границ или за их пределами.

Добавить в закладки / поделиться этой страницей


Сначала была модель трех миров
Происхождение терминологии неясно. В 1952 году французский демограф Альфред Сови написал статью во французском журнале L’Observateur , которая закончилась сравнением Третий мир с третьим сословием.»Ce Tiers Monde ignoré, exploité, méprisé Com le Tiers État «(это игнорировало» третий мир «, эксплуатировало, презирают, как Третье сословие). [1] Другие источники утверждают, что Шарль де Голль придумал термин «третий мир», может быть, де Голль процитировал только Сови.

Определения

Термин «первый мир» относится к развитым, капиталистическим, индустриальным странам, в основном связанным с НАТО и США. В блок стран, присоединившихся к США после Второй мировой войны, имевших более или менее общие политические и экономические интересы, в него вошли страны Северной Америки и Западной Европы, Япония, Южная Корея и Австралия.
Некоторые африканские страны были отнесены к Первому миру из-за их связей со странами Запада. В то время Западная Сахара была частью Испании. Антикоммунистический режим апартеида в Южной Африке до мая 1961 года был членом Содружества, а Намибия тогда была известна как Юго-Западная Африка и находилась под управлением Южной Африки. Ангола и Мозамбик управлялись португальскими компаниями. (Историческая сноска: обе страны стали коммунистическими странами на несколько лет в 1975 году.)
В Европе было несколько «нейтральных» государств, таких как Швейцария, Швеция, Австрия, Ирландия и Финляндия, но их можно отнести к странам первого мира в этом регионе. контекст.

Страны «Первого мира»

Второй Мир относится к бывшим коммунисто-социалистическим , менее индустриальным государствам, известным как Восточный блок. Страны, находящиеся в сфере влияния Советского Союза; в него входили Советские Социалистические республики, страны Восточной и Центральной Европы, например Польша, Восточная Германия (ГДР), Чехословакия и Балканы. А в сфере влияния Китая были коммунистические государства Азии — Монголия, Северная Корея, Вьетнам, Лаос, Камбоджа.

Страны «Второго мира»

Третьего Мир был всеми остальными странами. В основном слаборазвитые аграрные государства и народы Африки, Азии и Латинской Америки, где блага цивилизации приносили пользу лишь небольшой правящей элите, корпорациям и высшим классам бывших колониальных держав.
В принципе, термин «третий мир» устарел, но все еще используется; сегодня политически корректным обозначением будет менее развитых стран .

Что делает нацию третьего мира?
В настоящее время термин «третий мир» чаще заменяется терминами «наименее развитые страны» (ООН) или «страны с низким доходом» (Всемирный банк).

Какой бы термин ни использовался, он служит для обозначения стран, страдающих от высокой детская смертность, низкий уровень экономического и образовательного развития, а также низкое потребление природных ресурсов. Страны, уязвимые для эксплуатации крупными корпорациями и промышленно развитыми странами.

Это развивающиеся и технологически менее развитые страны Азии, Африки, Океании и Латинской Америки. Страны третьего мира, как правило, имеют экономику, зависящую от развитых стран, и обычно характеризуются как бедные, с нестабильными правительствами, высокими показателями рождаемости, высокой гендерной неграмотностью и склонностью к заболеваниям. Один из критических факторов — отсутствие среднего класса; есть огромное бедное население и небольшой элитный высший класс, который контролирует богатство и ресурсы страны.У большинства стран третьего мира также очень высокий уровень внешнего долга.

Страны стран третьего мира
стран третьего мира, классифицированных по различным индексам: их политические права и гражданские свободы, валовой национальный доход (ВНД) и бедность стран, человеческое развитие стран (ИЧР) и свобода информации в пределах страна.

Срок « Fourth World » впервые был введен в употребление в 1974 г. с публикацией Shuswap. Вождь Джорджа Мануэля: Четвертый мир: индийская реальность (ссылка на книгу на амазонке).Термин относится к нациям (культурным образованиям, этническим группам) коренных народов, проживающих в или через государственные границы.

см. Коренные американские индейцы
Индейские народы Америки.

Дополнительные ссылки на страны «Четвертого мира» вы найдете на сайте Nations Online. Спроецируйте соответствующие страницы страны в разделе «Местные жители».

Что произошло в странах третьего мира во время холодной войны?

Последствия Второй мировой войны ознаменовали начало новой эры, характеризующейся упадком всех европейских колониальных империй и возвышением двух сверхдержав одновременно, Советского Союза (СССР) и Соединенных Штатов (США).В попытке избежать третьей мировой войны союзники создали Организацию Объединенных Наций.

Упадок европейских колониальных держав и биполярный конфликт сверхдержав оказали решающее влияние на историю Третьего мира.


Карта мира колонизированных стран с колониальными границами того времени в конце Второй мировой войны в 1945 году. Цвета представляют страны-колониальные правители и их соответствующие колонии в 1945 году.

Ближний Восток
Растущее политическое соперничество в арабских странах мир с конфликтующими идеологиями был назван арабской холодной войной .
В одном лагере были недавно основанные, более светские, панарабские республики Северной Африки и Ближнего Востока, такие как Сирия, Ирак, Ливия, Северный Йемен и Судан, возглавляемые Насеровским Египтом и вдохновленные идеей арабского национализма. и социализм.
С другой стороны, во главе с королем Саудовской Аравии Фейсалом стояли недавно основанные богатые нефтью эмираты шариата на Аравийском полуострове.
Несмотря на идеологические разногласия, у арабского мира был заклятый враг — Израиль.
Основание Государства Израиль в 1948 году привело к серии войн между 1948 и 1973 годами, в которых арабские государства были вовлечены в альянсы с Израилем и его западными союзниками.Арабо-израильский конфликт — один из крупнейших нерешенных геополитических конфликтов в мире.

Юго-Восточная Азия
В 1931 году государственный переворот вынудил Сиам изменить свой статус с абсолютной монархии на конституционную монархию; его название было изменено в 1939 году на Таиланд.

Императорская Япония оккупировала Сингапур с 1942 по 1945 год после падения британской колонии. Город был возвращен под британское колониальное правление в сентябре 1945 года.

Оккупация Филиппин Соединенными Штатами закончилась после Второй мировой войны и почти 50 лет американского правления в 1946 году.

Голландская Ост-Индия (ныне Индонезия), которая включала южные острова в приморской Юго-Восточной Азии, находилась во владении голландцев с начала XIX века.
Японская империя оккупировала голландскую колонию во время Второй мировой войны, положившей конец колониальному правлению голландцев. Японская оккупация Индонезии закончилась капитуляцией Японии. Через несколько дней после подчинения Японии Сукарно, лидер борьбы страны за независимость, объявил о независимости Индонезии.

Япония оккупировала Французский Индокитай во время Второй мировой войны, но французам было разрешено остаться и оказать некоторое влияние.По административным причинам японцы создали новую Вьетнамскую империю, Королевство Кампучия (сегодня Камбоджа) и Королевство Луангпхабанг (сегодня Лаос).
После Второй мировой войны вакуум власти во Вьетнаме использовала группа Viet Minh , единственная организованная группа сопротивления против французской и японской оккупации. Вьетминь, возглавляемый Хо Ши Мином, начал «августовскую революцию» в августе 1945 года, захватил контроль над Вьетнамом и провозгласил независимость Вьетнама, но это была «фальшивая независимость».«Французы отказались отпустить свою колонию. И далеко-далеко, в немецком городе на Потсдамской конференции в июле 1945 года, которая собиралась установить общий послевоенный порядок, союзники разделили Индокитай на две зоны по 16-й параллели. Остальное — история. Британские войска вместе с некоторыми французскими войсками прибыли в Сайгон, столицу Южного Вьетнама. Провал переговоров между вьетнамскими и союзными войсками спровоцировал полномасштабную партизанскую войну в декабре 1946 года (Первая Индокитайская война).

Северо-Восточная Азия
Разделение Кореи началось в конце Второй мировой войны в 1945 году. В 1910 году Императорская Япония аннексировала Чосон (Чосон), династию, правившую Корейским полуостровом. Когда Япония капитулировала в конце Второй мировой войны, полуостров был оккупирован Советами и США. Они разделили Корею на две зоны по 38-й параллели; Советы обосновались на севере, а американцы — на юге. Напряженность между двумя Кореями с их разными идеологиями привела к началу Корейской войны в 1950 году, которая закончилась тупиком в 1953 году без официального мирного договора.

Продолжение следует

Истоки жизни на Земле

Истоки жизни на Земле

Происхождение жизни — одна из величайших загадок Вселенной. Чтобы определить происхождения жизни ученые исследуют проблему в нескольких различные пути. Некоторые ученые изучают жизнь на нашей планете. Некоторые ученые ищут жизнь или ископаемую жизнь на других планетах или луны в нашей солнечной системе. И другие ученые пытаются обнаружить жизни в других солнечных системах, либо путем измерения воздействия жизни на атмосферы далеких планет или путем измерения искусственного излучения, например радиосигналы, которые могут быть произведены развитой жизнью.

На данный момент наиболее плодотворным подходом было изучение жизни на нашей планете. Однако даже на нашем заднем дворе трудно определить жизненный путь. происхождение, потому что это началось по крайней мере 3,5 миллиарда лет назад. Мы знаем что жизнь началась по крайней мере 3,5 миллиарда лет назад, потому что это возраст древнейших пород с ископаемыми свидетельствами жизни на Земле. Эти горные породы встречаются редко, потому что последующие геологические процессы изменили форму поверхность нашей планеты, часто разрушая старые породы, создавая новые. Тем не менее, в Африке можно найти скалы возрастом 3,5 миллиарда лет с окаменелостями. и Австралия. Обычно они представляют собой смесь застывших вулканических лав. и осадочные кремни. Окаменелости встречаются в осадочных кремнях.

Выше) возраст 3,5 миллиарда лет лава. Вверху справа) осадочные кремни возрастом 3,5 миллиарда лет.

Химические следы жизни также были обнаружены в немного более старых породах.В Гренландии, обнаружена серия древних метаморфизованных отложений. Анализирует указывают на то, что отложения образовались около 3,8 миллиарда лет назад. Они также выявили сигнатуры изотопов углерода, которые, по-видимому, были произведены организмами, которые жили, когда осаждались отложения.

Во всех случаях, жизнь, как мы ее понимаем, должна иметь воду. Это общее правило верно на Земле и считается верным в других частях Солнечной системы. В настоящее время ищут жизнь на Марсе, где, возможно, когда-то текла вода. на поверхности и Европе, где может существовать подземное море воды под его ледяная поверхность.

Если проанализировать генетическая информация в различных современных организмах, живущих на Земле, можно начать группировать и разделять организмы на основе их общих (или разнородные) свойства. Этот тип анализа интуитивно понятен в некоторых случаях. уровни. Например, большинство людей узнают, что мул олень и белый Хвостовые олени более тесно связаны между собой, чем олени-мулы и медведи гризли. Следовательно, на дереве жизни олень-мул выглядел бы ближе к белому. хвост оленя, чем медведя гризли. Этот же процесс можно применить к всех организмов и привел к трем большим сферам жизни: бактериям, архее, и Эукария. Люди, как и другие сложные млекопитающие, являются частью группа Eukarya. Если проследить генетическую информацию в организмах во всех трех группах, похоже, у них есть общий предок или, по крайней мере, предки, имеющие общий набор черт.В любом случае кажется ранние формы жизни на древе жизни были теплолюбивыми или гипертермофильными организм, что означает, что они жили в системах, состоящих из горячей воды.

Вверху) Примеры современных термофильные организмы.

Горячая вода системы называются гидротермальными системами. Их можно найти в областях вулканической активности, когда горячая расплавленная порода под поверхностью нагревает грунтовые воды. Гидротермальные системы производят горячие источники и гейзеры на поверхности. Хорошие примеры включают Йеллоустон в США и Роторуа в Нью-Йорке. Зеландия.

Вверху) Горячие источники Йеллоустона

Недавно, Кринг и его коллеги исследовали гидротермальные системы. Энергия, выделяемая при ударе, равна настолько велика, что может легко нагреть воду и заставить ее циркулировать земная кора.Примеры систем, вызванных ударами, были найден в нескольких ударных кратерах по всему миру. И хотя никто из них действуют сегодня, вероятно, они производили горячие источники и гейзеры. подобны тем, которые вызваны магматической активностью под поверхностью Земля.

Ранний период на Земле В истории вулканизм и кратер от ударов были очень распространенными процессами. Таким образом, оба могли обеспечить среду, необходимую для преобразования разнородных химические соединения в живые организмы и, возможно, обеспечили подходящие среда обитания для развития этой жизни.

Был происхождение жизни связано с лунным катаклизмом?

Этот веб-сайт основан на информации, первоначально созданной для серии материалов по центрам космических снимков NASA / UA.
Концепция и содержание Дэвида А. Кринга.
Дизайн, графика и изображения Джейка Бейли и Дэвид А. Кринг.
Для любого использования информации и изображений требуется разрешение Центра космических снимков и / или Дэвида А.Кринг (сейчас в ФИАН).

Как возникла жизнь на Земле?

Возраст Земли оценивается примерно в 4,5 миллиарда лет, и на протяжении большей части этой истории она была домом для жизни в той или иной странной форме.

Действительно, некоторые ученые считают, что жизнь появилась в тот момент, когда окружающая среда на нашей планете стала достаточно стабильной, чтобы поддерживать ее.

Самые ранние свидетельства существования жизни на Земле получены из окаменелых матов цианобактерий, называемых строматолитами, в Гренландии, которых около трех.7 миллиардов лет. Каким бы древним ни было их происхождение, эти бактерии (которые все еще существуют сегодня) уже биологически сложны — у них есть клеточные стенки, защищающие их ДНК, вырабатывающую белок, поэтому ученые считают, что жизнь, должно быть, началась намного раньше. На самом деле, есть намеки на жизнь даже в более древних породах: цирконы из Западной Австралии возрастом 4,1 миллиарда лет содержат большое количество углерода, обычно используемого в биологических процессах. [7 теорий происхождения жизни]

Но, несмотря на то, что известно приблизительно , когда на Земле впервые появилась жизнь , ученые все еще далеки от ответа , как она появилась.

«Было предложено много теорий происхождения жизни, но, поскольку их трудно доказать или опровергнуть, полностью признанной теории не существует», — сказала Диана Нортап, пещерный биолог из Университета Нью-Мексико.

Ответ на этот вопрос не только заполнил бы один из самых больших пробелов в понимании природы учеными, но также имел бы важные последствия для вероятности обнаружения жизни в другом месте Вселенной.

Множество идей

Сегодня существует несколько конкурирующих теорий о том, как возникла жизнь на Земле.Некоторые задаются вопросом, зародилась ли вообще жизнь на Земле, вместо этого утверждая, что она пришла из далекого мира или в сердце упавшей кометы или астероида. Некоторые даже говорят, что жизнь здесь могла зародиться не раз.

«Могло быть несколько источников происхождения», — сказал Дэвид Димер, биохимик из Калифорнийского университета в Санта-Круз. «Мы обычно используем слово« происхождение »во множественном числе, чтобы указать, что мы не обязательно утверждаем, что было только одно происхождение, а просто происхождение, которое случайно не было взорвано ударами гигантских [астероидов].»

Большинство ученых сходятся во мнении, что жизнь прошла через период, когда РНК была главной молекулой, направляющей жизнь через ее зарождающиеся стадии. Согласно этой гипотезе» Мира РНК «, РНК была ключевой молекулой для примитивной жизни и лишь отошла на второй план. когда появились ДНК и белки, которые выполняют свою работу намного эффективнее, чем РНК.

«Многие из самых умных и талантливых людей в моей области признали, что мир РНК не просто возможен, но и вероятен», — сказал Димер .

РНК

очень похожа на ДНК и сегодня выполняет множество важных функций в каждой из наших клеток, в том числе действует как переходная молекула между ДНК и синтезом белка, а также действует как переключатель включения и выключения некоторых генов. [Экстремальная жизнь на Земле: 8 причудливых существ]

Но гипотеза мира РНК не объясняет, как впервые возникла сама РНК. Подобно ДНК, РНК представляет собой сложную молекулу, состоящую из повторяющихся единиц тысяч меньших молекул, называемых нуклеотидами, которые связываются друг с другом очень специфическим, структурированным образом.Хотя есть ученые, которые считают, что РНК могла возникнуть спонтанно на ранней Земле, другие считают, что вероятность того, что это произойдет, астрономическая.

«Появление такой молекулы, учитывая то, как функционирует химия, невероятно маловероятно. Это было бы маловероятным, когда-либо существовавшим во Вселенной», — сказал Роберт Шапиро, химик из Нью-Йоркского университета. «Чтобы принять эту [точку зрения], вы должны поверить, что нам невероятно повезло».

Антропный принцип

Но «астрономический» — понятие относительное.В своей книге The God Delusion биолог Ричард Докинз рассматривает еще одну возможность, вдохновленную работой в области астрономии и физики.

Предположим, говорит Докинз, во Вселенной есть миллиард миллиардов планет (по его консервативным оценкам), тогда шансы, что жизнь возникнет на одной из них, на самом деле не столь велики.

Более того, если, как говорят некоторые физики, наша Вселенная — лишь одна из многих, и каждая вселенная содержит миллиард миллиардов планет, то почти наверняка жизнь возникнет хотя бы на одной из них.

Как пишет Докинз: «Могут существовать вселенные, в небе которых нет звезд, но и у них нет жителей, которые заметили бы их недостаток». Шапиро не считает необходимым вызывать множественные вселенные или полные жизни кометы, врезающиеся в древнюю Землю. Вместо этого он думает, что жизнь началась с молекул, которые были меньше и менее сложны, чем РНК, которые проводили простые химические реакции, которые в конечном итоге привели к самоподдерживающейся системе, включающей образование более сложных молекул.

«Если вы вернетесь к более простой теории, шансы больше не будут астрономическими», — сказал Шапиро Live Science.

Попытка воссоздать событие, произошедшее миллиарды лет назад, — непростая задача, но многие ученые считают, что, как и возникновение самой жизни, это все еще возможно.

«Решение загадки такого масштаба совершенно непредсказуемо», — сказал Фриман Дайсон, почетный профессор физики Принстонского университета в Нью-Джерси. «Это может произойти на следующей неделе или может занять тысячу лет».

Примечание редактора: Эта статья была впервые опубликована в 2007 году.Тиа Гхош внесла изменения в этот отчет.

Оригинальная статья о Live Science.

Первая мировая война | Великие писатели вдохновляют

Великая война (также известная как Первая мировая война и Первая мировая война) была глобальной битвой с центром в Европе, которая началась 28 июля 1914 года и продолжалась до 11 ноября 1918 года. размах и разрушения, которые он вдохновил больше, чем какой-либо другой конфликт в истории человечества, сотнями писателей на создание работ, связанных с боевыми действиями.Это были не только бойцы в окопах, но и современные авторы, писавшие для последующих поколений.

После начала сражения в июле 1914 года все считали, что к Рождеству Великая война закончится. Такое отношение побудило тысячи молодых людей присоединиться к волне восторженного патриотизма, захлестнувшей Британию. Однако по мере того, как боевые действия развивались с большой дезорганизацией и кровопролитием, вскоре стало разочаровывающе очевидно, что это не так.

Мир внезапно стал более неопределенным и гораздо более опасным, чем когда-либо раньше. Большая часть стихов, написанных в этот период, была написана в попытке уладить незнакомую и опасную ситуацию, в которой оказались многие. Большинство стихов были написаны в гневном ответе на ложное изображение линии фронта, о котором сообщалось в газетах страны. Во время Первой мировой войны стихотворение стало местом, на котором писатель пытался представить ужасы войны и примирить собственную смертность.Поэзия, написанная в этот период, важна, потому что она показывает личную, человеческую реакцию обычного человека, который потерялся в бесчеловечных зверствах битвы. Однако великий парадокс боевых действий заключался в том, что те, кто участвовал в боях, находили большее чувство товарищества и целеустремленности, чем в мирное время.

Хотя сегодня в основном отмечается поэзия, созданная во время Великой войны, о битве было написано много важных прозаических текстов.Автобиографические мемуары Веры Бриттен «« Завещание молодости »» представляют собой захватывающий и трогательный рассказ о жизни женщины в Англии военного времени. Книга Роберта Грейва « Goodbye to All That » предлагает несентиментальный автобиографический рассказ о жизни британского армейского офицера во время Первой мировой войны.

Трилогия Пэта Паркера « Regeneration » представляет собой пример мощного, резонансного влияния Первой мировой войны на современную художественную литературу. Трилогия предлагает воображаемую документацию о жестокостях войны и влиянии, которое она оказала на таких солдат, как Уилфред Оуэн и Зигфрид Сассун.

Эфиопия: где начались две мировые войны и где назревает третья

11 МАРТА 2021

Изучение всемирной истории, которое мы знаем сегодня, было создано с учетом европейской точки зрения на мир. Этот евроцентрический нарратив мировых событий является колониальным по своей природе, сторонником превосходства белой расы по своей цели, агрессивным по своим методам и экспансионистским по замыслу. Основная часть его повестки дня — создать иллюзию неполноценности африканцев. Глобальные образовательные, религиозные и медийные учреждения были созданы, чтобы усилить и служить этому евроцентрическому нарративу.Спустя более 50 лет после окончания колониализма как системы большинство людей все еще рассматривают историю через ограниченные рамки евроцентризма.

Ученые и научные публикации с помощью механизмов экспертной оценки и цитирования увековечивают и отдают дань уважения одним и тем же старым расистским мыслителям, постоянно преследуя темнокожих и цветных коренных жителей. Новостные СМИ, кинофильмы и новые технологии искусственного интеллекта продолжают основывать свое содержание на этой предвзятой массе данных, которые были в обращении с момента изобретения печатного станка.

Действительно ли Европа была в центре всех крупных мировых событий? Что бы вы сказали, если бы я сказал вам, что две мировые войны начались не в Европе?

Я знаю, что статья не сможет изменить устоявшееся повествование 500-летней давности о превосходстве одной расы над остальным миром. Я ожидаю здесь не изменить ваш образ мышления в одночасье, а скорее попросить вас подвергнуть сомнению источники исторических знаний, которые мы накопили коллективно, внимательно посмотреть на текущие события и осторожно использовать средства массовой информации.

Нас всех учили, что Первая мировая война, унесшая жизни 16 миллионов человек за четыре года, началась в 1914 году после убийства эрцгерцога Франца Фердинанда в Сараево. Война велась между Центральными державами (Германия, Австро-Венгрия, Османская империя и Болгария) и союзными державами (Франция, Великобритания, Российская империя и Япония), которые выросли из Тройственной Антанты Франции. Великобритания и Российская империя.

Вопрос в том, когда и где впервые были сделаны эти политические расстановки? И почему?

Ответ нельзя найти ни в одной из 21 страны-участницы войны в Европе или в том месте, где был убит герцог.Начало лежит в далекой стране на другом континенте, почти десятью годами ранее.

Все началось 125 лет назад на этой неделе, когда 1 марта 1896 года император Эфиопии Менелик II нанес поражение итальянской колониальной державе при Адве и инициировал строительство крупной железнодорожной линии.

9 марта 1894 года император подписал указ о предоставлении Альфреду Ильгу, советнику императора и швейцарскому инженеру, и Леону Шефне, французскому инженеру, для работы на железной дороге между портом Джибути и столицей Эфиопии.Железная дорога должна была открыть Эфиопскую империю, не имеющую выхода к морю, для дальнейшей торговли на Красном море. [1] Это, однако, привело к конфликту из-за контракта, который длился почти десять лет между французами, которые контролировали протекторат небольшого порта Джибути, и британцами, которые контролировали большую часть Северо-Восточной Африки (включая Египет , Судан, Кения, Уганда и Сомалиленд). Конфликт усугубился Конвенцией Бонё-Шефнё 1902 года, когда Ильг и Шефнё продали концессию французскому правительству, что дало им гораздо больше территориальной власти, чем было заявлено изначально, — значительное преимущество перед Британской империей. [2] Эта тупиковая ситуация закончилась 8 апреля 1904 года созданием англо-французской Антанты Кордиаль. Антанта, которая уладила колониальную напряженность как внутри, так и за пределами Африки, привела к соглашению с британским правительством, дав ему больше влияния на будущее железной дороги, чем было первоначально дано Менеликом II. [3] Поскольку Антанта также была обещанием поддерживать интересы друг друга в Восточной Африке против немецкого влияния, французское правительство в частном порядке намеревалось использовать соглашение, чтобы попытаться установить французскую монополию на эфиопских рынках.Британская оппозиция этому исходила не из-за поддержки суверенитета Эфиопии, а из-за возражения против любой европейской монополии, которая им не принадлежала.

В конце того же года Германия направила миссию ко двору императора и 7 марта 1905 года подписала торговый договор с Эфиопией. Договор в сочетании с растущей военной мощью Германии и возобновлением напряженности в Европе в Эфиопии поставил под угрозу позиции Франции и Великобритании в Эфиопии. Это побудило Францию, Италию и Великобританию подписать Трехсторонний договор от 13 декабря 1906 года, который касался суверенитета Эфиопии и строительства железной дороги.Хотя договор на его поверхности уладил коммерческие разногласия между тремя странами, по сути, это был план на случай непредвиденных обстоятельств смерти Менелика II. Без какого-либо согласия короля он предоставил каждой нации сферу влияния в Эфиопии, создав динамику конфронтации между правительством Эфиопии и европейцами. [4] Трехсторонний договор подготовил почву для сотрудничества участников против Германии — за десятилетие до Первой мировой войны

В 1909 году император Менелик II объявил Иясу, своего внука, своим преемником.В последующие годы и во время болезни Императора Иясу служил регентом при императрице Тайиту. За это время немцы значительно приблизились к суду и назначили врача императора, наставника Лиджа Иясу и советника министра юстиции. В июле 1914 года, в том же месяце, когда началась Первая мировая война, император Менелик и императрица Тайиту официально закрепили эти близкие отношения, подписав соглашение о сотрудничестве с Германией. Когда император умер, Иясу официально унаследовал прочные отношения с немцами и близким советником императора, Хассибом Йидлиби, турком сирийского происхождения, которого он назначил своим советником и правительственным чиновником в Дыре-Дауа, городе, прилегающем к Джибути.

Модернизирующийся правитель, Лидж Иясу хотел создать нацию, такую ​​же многонациональную и многоконфессиональную, как он сам, и деколонизировать Эритрею и Сомали из Италии, Сомалиленд из Великобритании и Джибути из Франции. К сожалению, он оказался в ловушке между своими союзниками (немцами и османами) и «колонизаторами, [которые] сознательно поддерживают слабость [Эфиопии] из-за религиозных и этнических конфликтов». [5] Каждая из этих стран (Германия, Великобритания, Франция, Италия и Османская империя) стремилась получить союз Иясу, чтобы обезопасить Красное море как военный и экономический актив.Центральным державам было необходимо создать опорный пункт в Восточной Африке, чтобы взять под контроль Суэцкий канал и отделить Великобританию от ее африканских колоний. [6] Кроме того, Германия, как и другие европейские державы, была заинтересована в получении доступа к африканским ресурсам посредством колонизации. Начиная с 1904 года Германия направила серию исследовательских экспедиций под руководством ученого Лео Фробениуса, якобы для того, чтобы расширить академические знания Германии об африканском континенте. Однако экспедиция 1915 года на Африканский Рог была прикрытием для шпионской миссии, призванной уговорить Иясу проникнуть в Центральные державы. [7] Точно так же целью посланника Османской империи была поддержка плана Лиджа Иясу по объединению Восточной Африки и его использованию против британцев и французов. И немцы, и османы пытались независимо и через Иясу подстрекать различные племена, жившие под властью Франции и Великобритании, к восстанию в надежде, что разразится война, это вызовет дальнейшие беспорядки в империях.

В то время как немцы и османы поддерживали Лиджа Иясу, некоронованного императора с 1913 по 1916 год, противостоящая фракция (Великобритания, Франция и Италия) сговорилась против него.Британское и французское правительства чувствовали, что Иясу подвергает опасности их восточноафриканские владения; с начала своего правления он начал кампанию по укреплению и поддержке племен на границах страны, что привело к конфликтам с колониальными силами, включая крушение поездов и нападения. [8] В ответ англичане и французы попытались отрезать Эфиопию от любых других ее европейских союзников. В 1915 году они перехватили две отдельные попытки Германии связаться с Эфиопией, одной из которых была экспедиция Фробениуса, которая была перенаправлена ​​в Италию.На местном уровне они усилили свои атаки на репутацию Иясу и поддержали его соперника Тефери Меконнена, будущего императора франкоязычных стран. В сообщениях армянских послов того времени говорится о попытке британского подкупа в дополнение к негативной пропагандистской кампании, распространившейся по всему Африканскому Рогу. [9] 27 сентября 1916 года Иясу был свергнут, что позволило Великобритании и Франции удержать свои молодые колонии на Африканском Роге. В 1917 году дочь Менилека II, Заудиту, стала императрицей, а Рас Тафари был назначен регентом и наследником престола.

В то же время вражда, начавшаяся в Эфиопии, расположенной в 3000 милях от Европы, обострилась. После убийства 28 июня 1914 года сербским националистом эрцгерцога Франца Фердинанда Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Несколькими неделями позже Россия подключилась к защите своего союзника Сербии. Через три дня Германия объявила войну России, поддержав Австро-Венгрию. Затем Великобритания объявила войну Германии, чтобы защитить Бельгию и Францию. Так пошли домино, начав одну из самых разрушительных войн в мировой истории.

Хотя мы обычно не читаем об этом в наших учебниках по истории и не видим это во многих фильмах, снятых на эту тему, не только важные союзы Первой мировой войны были инициированы в Африке, но и 250 000 африканских жизней были принесены в жертву во время конфликта. из более чем двух миллионов солдат и разнорабочих центральных держав. С другой стороны, союзные державы также разместили около полумиллиона африканских солдат. [10]

Спустя четыре года, в течение которых девять миллионов солдат погибли и 21 миллион получили ранения, 11 ноября 1918 года «война за прекращение всех войн» закончилась, когда Германия подписала перемирие и капитулировала.В следующем году, 28 июня, Германия и союзные страны подписали Версальский договор, официально положив конец войне. В следующем году, 10 января, лидеры США, Великобритании и Франции встретились в Версале и учредили Лигу Наций. Германия, Австрия и Венгрия не были приглашены.

В то время как Европа была охвачена войной, в Эфиопии дворянство Шевана победило Лидж Иясу и успешно перешло к власти с императрицей Зевдиту в качестве их королевы и Рас Тефери Меконнен в качестве регента у руля.Для Великобритании, Франции и Италии это развитие было большим успехом, поскольку они продолжали поддерживать свои колонии на Африканском Роге, но это было сокрушительное двойное поражение для немцев и турок, поскольку они проиграли на обоих фронтах.

И для Эфиопии этот успех продолжает оказывать негативное влияние на поколения, так как победившее дворянство Шеван (позже получившее название Нефтегна) будет обвинено в качестве нового заклятого врага их собственных соотечественников — тиграян, оромосов, воллойцев, годжамов, сомалийцев, и другие — которых учили ненавидеть за все недостатки общества.Книги и образование использовались как средство созидания, обращения и распространения разногласий и разобщенности в Эфиопии.

Новыми глобальными игроками в регионе больше не являются Франция, Италия, Великобритания и Германия. Сегодня Китай, Великобритания, Европейский Союз, США, Россия, Индия, Бразилия, Турция, Иран, Южная Корея и страны Персидского залива упорно трудятся над расширением сфер своего влияния. Если наше понимание текущих событий и истории верное, то, что начинается на Африканском Роге, — это еще одна «Битва за Африку» мировой войны.”

До конца 2020 года отношения любви и ненависти между Дональдом Трампом, Си Цзиньпином, Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом резко изменили глобальные союзы, потенциально подтолкнув регион и мир к еще одной разрушительной серии конфликтов в том порядке, в котором место в 1910-40-х гг. Бесконечное вмешательство Трампа в переговоры между Египтом, Суданом и Эфиопией по возведению Большой плотины Эфиопского Возрождения приблизило нас к цели, но его потеря власти, похоже, дала нам еще четыре года мира.К сожалению, администрация Джо Байдена и его госсекретарь Энтони Блинкен, кажется, ведут нас по тому же пути. Что еще хуже, в начале этого месяца США и Россия перебросили свои военные корабли к берегам Судана, Турция встала на сторону Эфиопии против своего бывшего союзника Египта, а Китай подписал пакт, направленный на «создание механизмов обеспечения безопасности» для своей инициативы «Один пояс, один путь» в Эфиопии. , включая железную дорогу Аддис-Абеба-Джибути [11]. Спустя столетие, с новыми участниками в игре, регион способствует конфронтации, подобной той, которая достигла своей кульминации в Первой мировой войне.

Может ли Эфиопия быть местом, где начинается третья мировая война? Время покажет. В прошлом доминирующий колониальный нарратив был слепым пятном в нашей оценке глобальной политики и ее разворачивающейся драмы. Если мы не расширим свое понимание мира и своего места в нем, мы станем жертвами собственного коллективного невежества. Освободить разум и перечитать историю с новой точки зрения — это не выбор, а обязанность.

¤

Элиас Вондиму — генеральный директор и президент TSEHAI Corp., глобальная информационная компания и директор-основатель TSEHAI Publishers при Университете Лойола Мэримаунт. После закрытия в 2011 году издательства Howard University Press TSEHAI является единственным африканским или афроамериканским издателем, работающим в американском или европейском университете. В этом уникальном положении Вондиму играет решающую роль в заполнении глобального пробела в знаниях об Африке.

¤

Фотография: Лидж Иясу, 1914.

¤

[1] Thomas Lennox Gilmour, Abyssinia: Ethiopian Railway and The Powers (Лондон: А.Риверс, 1906), 7-9.

[2] Шиферау Бекеле, «Некоторые заметки о происхождении и толковании Трехстороннего договора», Journal of Ethiopian Studies 18 (ноябрь 1985 г.), 64-65: www.jstor.org/stable/41965928

[3] Эдвард К. Кифер, «Великобритания, Франция и Эфиопский трехсторонний договор 1906 года», Альбион: Ежеквартальный журнал, посвященный британским исследованиям 13, вып. 4 (зима 1981 г.), 370: www.jstor.org/stable/4048642

[4] Шиферау Бекеле, «Некоторые заметки о происхождении и толковании Трехстороннего договора», Journal of Ethiopian Studies 18 (ноябрь 1985 г.), 74: www.jstor.org/stable/41965928

[5] Первая мировая война как поворотный момент / Wendezeit Weltkrieg: Влияние 1914-1918 годов на церковь и миссию (с особым вниманием к миссии Хермансбург). Редактор Фридер Людвиг; Издательство LIT Verlag

[6] «Как эфиопский принц сорвал планы Германии в отношении Первой мировой войны». BBC , 25 сентября 2016 г. https://www.bbc.com/news/world-37428682.

[7] Патрик Гилкс и Мартин Плаут, «Интриги Великой войны на Африканском Роге», в книге «Первая мировая война от Триполи до Аддис-Абебы (1911-1924)», под редакцией Шиферо Бекеле и др.(Аддис-Абеба: Французский центр этюдов, 2018) 1-8.

[8] Плаут, «Интриги Великой войны», 14.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.