Период нэпа: почему НЭП оказался временным явлением в развитии советской экономики — РТ на русском

Содержание

почему НЭП оказался временным явлением в развитии советской экономики — РТ на русском

Сто лет назад завершился Х съезд РКП(б). С его решениями историки связывают завершение периода военного коммунизма и начало новой экономической политики (НЭП) в Советской России. По мнению экспертов, НЭП позволил стране восстановить народное хозяйство, разрушенное Первой мировой и Гражданской войнами, но не решил проблему ускоренного развития экономики и обороноспособности, в связи с чем от этой политики отказались в конце 1920-х — начале 1930-х годов.

16 марта 1921 года был закрыт Х съезд РКП(б). Его участники приняли решение о замене продразвёрстки продналогом, завершившее эпоху военного коммунизма и давшее старт новой экономической политике в Советской России.

Военный коммунизм и Х съезд

Продовольственные проблемы в России возникли во время Первой мировой войны. На фоне двух революций и Гражданской войны они обострились. Начиная с 1918 года большевики пытались решать их, прибегая к политике военного коммунизма. Она предполагала установление продовольственной диктатуры со стороны государственных органов, запрет на свободную продажу хлеба и, самое главное, принуждение крестьян сдавать «излишки» продовольствия по фиксированным ценам.

С 1919 года в Советской России начала действовать система централизованного распределения по определённым территориям норм поставок продуктов государству, известная как продразвёрстка. При этом нормы сдачи продовольствия зачастую рассчитывались без учёта реальных возможностей крестьян, а денежные знаки, которыми рассчитывались за продукты, быстро обесценивались. Поэтому продразвёрстки часто превращались в силовые реквизиции, осуществляемые специальными продотрядами и органами местной власти, известными как комбеды (комитеты бедноты).

Также по теме

«Существовала угроза интервенции»: как Кронштадтский мятеж мог изменить историю России

100 лет назад начался Кронштадтский мятеж. Гарнизон Кронштадта и часть моряков Балтийского флота выступили против власти большевиков и…

Ситуация особенно сильно обострилась в 1920—1921 годах. До этого крестьяне опасались, что победа белого движения приведёт к изъятию у них земли в пользу помещиков. Однако после того, как белая гвардия была разбита на Юге России, угроза исчезла, и крестьяне не видели смысла в продолжении политики военного коммунизма и продразвёрсток. Более того, протестные настроения проникли в армию и на флот, которые в значительной степени были укомплектованы выходцами из крестьян. В то же самое время большевикам по-прежнему были необходимы продукты для поддержки жителей городов, рабочих и военных. По России прокатилась волна антибольшевистских восстаний.

«Хозяйство находилось на нуле или близко к тому. Не хватало ни еды, ни руды, а если они и были в наличии, отсутствовала возможность подвезти их туда, где они были необходимы. Большевистские верхи начали осознавать, что они не могут управлять страной, которая больше не хочет жить, не имея средств к существованию и перспектив к улучшению ситуации», — рассказал в беседе с RT доцент РГГУ Александр Крушельницкий.

Ситуация максимально накалилась в начале марта 1921 года, когда восстали войска кронштадтского гарнизона и находившиеся в Кронштадте экипажи кораблей Балтийского флота. Большевики не смогли договориться с участниками Кронштадтского мятежа и бросили против них сохранившие лояльность власти воинские части.

  • Крестьяне сдают зерно по продразверстке на ссыпном пункте железнодорожной станции Макугино
  • РИА Новости

Социально-экономическое положение в стране стало одной из центральных тем на Х съезде РКП(б), открывшемся 8 марта 1921 года в Москве. После обсуждения проблем партийного строительства, агитации и развития профсоюзов, участники съезда перешли к продовольственной политике. С докладом по данному вопросу выступил Владимир Ленин. Он подчеркнул, что положение крестьян стало крайне тяжёлым, и дал понять, что «только соглашение с крестьянством может спасти социалистическую революцию в России». В связи с этим он призвал заменить продразвёрстку менее обременительным продналогом и разрешить свободный обмен излишков продовольствия в пределах «местного хозяйственного оборота».

Кроме того, участники Х съезда подвергли критике деятельность продотрядов, а также признали целесообразность проведения денежной реформы и восстановления полноценной внешнеэкономической деятельности. Предложения Ленина были официально поддержаны.

«Следует отметить, что единогласной поддержки новой экономической политики среди большевиков изначально не было. В частности, против неё выступал Лев Троцкий. Но Ленин смог настоять на своём», — подчеркнул профессор МПГУ Василий Цветков.

  • В.И. Ленин, К.Е. Ворошилов, Л.Д. Троцкий и другие среди делегатов Х партсъезда РКП(б), вернувшихся после подавления Кронштадтского восстания.
  • © Wikimedia

Съезд завершился 16 марта 1921 года.

Сразу после его окончания исполнительные органы власти приступили к реализации конкретных мер, направленных на изменение экономической политики в стране.

«Необходимо было дать людям надежду и подкрепить её реальными изменениями к лучшему», — подчеркнул Александр Крушельницкий.

Новая экономическая политика

Исполняя решения Х съезда, ВЦИК 21 марта 1921 года принял декрет «О замене продовольственной и сырьевой развёрстки натуральным налогом». Документ официально прекратил действие продразвёрстки, ввёл прогрессивный натуральный налог, отменил круговую имущественную ответственность в сёлах, заменив её индивидуальной, а также — разрешил крестьянам свободно использовать запасы продовольствия и фуража «для улучшения и укрепления своего хозяйства».

По словам доцента исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Юрия Щетинова, переход к новой экономической политике осуществлялся постепенно.

Также по теме

«Вопреки мифам»: как пятилетки изменили экономику СССР

90 лет назад в Советском Союзе была принята резолюция о пятилетнем планировании развития народного хозяйства, которая создала основу. ..

В мае 1921 года Совнарком провёл частичную денационализацию малых предприятий и запустил процесс децентрализации производства. В губерниях, выполнивших продразвёрстку за прошлый год, была разрешена торговля сельхозпродукцией и другими товарами.

В августе советское правительство с целью обеспечения рентабельности производства перевело на хозрасчёт большую часть крупных государственных предприятий. Фабрики и заводы получили право продавать свою продукцию по самостоятельно установленным ценам, а также создавать тресты и синдикаты. Менее чем за полтора года 90% крупных промышленных предприятий объединились в 421 трест. На предприятиях при этом восстанавливалась денежная оплата труда.

Частные лица, кооперативы и артели могли брать в аренду госпредприятия. А бывшие владельцы нефункционировавших национализированных предприятий получили возможность вернуть их в собственность.

В 1922 году ВЦИК ввёл официальные правовые гарантии для частных собственников, а крестьяне получили возможность использовать наёмный труд и брать в краткосрочную аренду дополнительные земельные наделы.

  • Золотой червонец 1923 года, получивший название «Сеятель»
  • © Wikimedia/ Антон Фёдорович Васютинский

Ещё одним важным экономическим новшеством стала проведённая в 1922—1924 годах денежная реформа. В её рамках в обращение была введена твёрдая валюта — приравненные к десятирублёвым золотым монетам царской чеканки червонцы. Их эмиссия производилась исходя из роста производства и торговли. Новые денежные знаки обеспечивались драгоценными металлами и иностранной валютой.

Кроме того, в рамках реализации новой экономической политики было разрешено создавать коммерческие банки и акционерные общества. В стране возродилась широкая сеть торговых предприятий и ярмарок, появились товарные биржи. Доля частной торговли в розничном товарообороте достигала по разным оценкам от 40 до 80%.

Как отмечают историки, НЭП начал менять социальную структуру общества. Согласно данным переписи населения 1926 года, представители «несельскохозяйственной буржуазии» и члены их семей составили около 1,6% жителей СССР или около 2,34 млн человек. В сёлах формировалась прослойка зажиточных крестьян.

В 1920-е годы уровень промышленного развития Советского Союза стал приближаться к тому, который существовал в России до Первой мировой войны.

«НЭП оказал сильное влияние на советское общество в целом. Это был глоток свободы. Оживилась старая интеллигенция, начали издаваться различные журналы», — отметил Юрий Щетинов.

  • Картина «Нэпманы». Художник В. В. Лебедев, 1926 год, Русский музей (Санкт-Петербург)

Валовая продукция сельского хозяйства в 1921—1927 годах выросла почти вдвое, был устранён продовольственный дефицит. По словам Александра Крушельницкого, несмотря на позитивную динамику в промышленности и сельском хозяйстве, целый ряд социально-экономических проблем НЭП устранить не смог.

Как отмечают историки, расцвет частной торговли вызывал раздражение у многих рядовых участников Октябрьской революции и Гражданской войны. А попытки властей повысить цены на промышленную продукцию, продаваемую сельхозпроизводителям, привели к всплеску недовольства среди крестьян. Кроме того, НЭП не мог решить задачу качественного рывка в индустриальном развитии страны. Поэтому в конце 1920-х годов советское руководство начало от него постепенно отказываться, а в 1931 году — запретило частную торговлю. СССР полностью перешёл к политике индустриализации и коллективизации.

«Продолжать политику НЭПа — означало обрекать себя на длительный, эволюционный путь развития. Часть партийного руководства считала, что за это время внешние силы могут съесть СССР в стремлении завладеть ресурсами, которыми тот обладал. Перевооружать армию и развивать военную экономику в условиях НЭПа было провальной идеей», — резюмировал Александр Крушельницкий.

Конец эпохи НЭПа. Почему 90 лет назад в России отменили частное предпринимательство

Почему от НЭПа отказались

Годы экономической вольницы оказались лишь передышкой.

Спустя пару лет власти снова начали говорить об эксплуататорах-нэпманах и стали мало-помалу душить свободный рынок. Сам Ленин уже после перехода к новой модели сетовал, что возвращение товарно-рыночных отношений неминуемо приведёт к возвращению капитализма.

Курс на свёртывание НЭПа власти взяли в середине 1920-х годов. Собственником средств производства всё-таки объявлялось государство. Частник мог только временно извлекать прибыль из государственной собственности. Государственные предприятия при этом работали по системе коммерческих расчётов, но выполняли спущенный сверху план.

Вся последующая история советского предпринимательства была историей большого компромисса: административные методы в той или иной степени дополнялись товарно-денежными отношениями.

27 декабря 1929 года в речи на конференции историков-марксистов Сталин заявил: «Если мы придерживаемся НЭП, это потому, что она служит делу социализма. А когда она перестанет служить делу социализма, мы новую экономическую политику отбросим к чёрту».

С годами компромисс становился всё более бескомпромисным: на рынке одновременно пытались сосуществовать государственное, государственно-капиталистическое, кооперативное и мелкое предпринимательство. В приоритете, разумеется, было первое. Уже в 1930 году удельный вес частника в товарообороте снизился до 5,6%, а в 1931-м практически сошёл на нет.

В результате 11 октября 1931 года частная торговля, за исключением колхозных рынков, вновь оказалась под полным запретом, а все магазины стали собственностью государства.

К чему привёл запрет частной торговли?

На смену экономическому чуду пришла коллективизация и массовые репрессии. Предприниматели, 10 лет старательно возрождавшие экономику неокрепшего ещё советского государства из руин, снова оказались в немилости. Имущество «спекулянтов» и «кулаков» конфисковывали, а самих частников в лучшем случае ссылали в Сибирь. Членов семей нэпманов, как правило, лишали политических прав, многие также подверглись судебным преследованиям.

По данным известного исследователя репрессий Виктора Земскова, всего за те годы раскулачили около 4 млн человек, из которых в 1930–1940 в кулацкой ссылке побывало 2,5 млн, а умерло — свыше 600 000 человек.

Так закончился период «торгового ренессанса» и легальной частной торговли. Вместе с ней на долгие годы закончилась и ответственность продавца за то, что он предлагает покупателю. Она размылась на всё государство, которое наконец-то стало единственным предпринимателем на всю страну и установило единообразие на полках и ценниках.

В таких условиях неминуем оказался расцвет теневой торговли. Спекулянты, добывавшие дефицитные товары и реализующие их из-под полы, стали постоянными спутниками экономики СССР вплоть до его развала.

Однако в начале 1930-х советская власть и лично находившийся тогда у руля Иосиф Сталин были настроены решительно и с оптимизмом глядели в будущее без частной торговли.

«Что такое советская торговля? Советская торговля есть торговля без капиталистов — малых и больших, торговля без спекулянтов — малых и больших. Это особого рода торговля, которой не знала до сих пор история и которую практикуем только мы, большевики, в условиях советского развития», — говорил Сталин на январском пленуме ЦК ВКП(б) в 1933 году.

Следствием победы над частником стала советская система торговли по карточкам, распределявшихся между рабочими и их семьями. Купить на них можно было немного, но ограничение спроса и покупательской способности и было целью: в условиях жесточайшего дефицита продовольственных и промышленных товаров справиться с голодными бунтами можно было только такой уравниловкой, которая не даёт советским гражданам потреблять больше «необходимого и достаточного», с точки зрения партии.

НЭП. Образ города и человека

Период НЭПа (1921–1929) — яркий этап в истории Петрограда-Ленинграда.

Восстановление городского хозяйства, реформа денежной системы, работа промышленных предприятий и многочисленных кустарных мастерских, реформы школы, образования, здравоохранения, культурная жизнь города, отдых и проведение досуга, а также развитие торговли и частного предпринимательства — таковы различные темы выставки. На ней представлены около 1000 предметов, в основном из фондов ГМИ СПб, а также фотоматериалы из Центрального Государственного архива кино-фотодокументов. Подлинные предметы быта, мебель, одежда 1920-х годов создают образ времени. Интерактивные зоны — «Невский проспект», «Сапожная мастерская», «Ателье модистки», «Ресторан», «Жилая комната», «Коммунальная кухня», звуковое и музыкальное оформление, городская кинохроника помогают проникнуть в городскую среду и ощутить атмосферу тех лет.

Безусловный интерес представляют книжные новинки и периодические издания, продававшиеся в киосках: газеты и журналы, календари, где мирно уживались даты религиозных и революционных праздников, рекламные плакаты. Культурная жизнь города 1920-х годов отражена в эскизах декораций, репертуаре кинотеатров, афишах фильмов, фотографиях, книгах популярных писателей М. М. Зощенко, А. Н. Толстого, А. А. Ахматовой, О. Ф. Форш. В залах показаны работы художников школы П. Н. Филонова – Т. Н. Глебовой, Е.  А. Мордвиновой, произведения известных графиков.

Экскурсия рассказывает об одном из ярких и интересных периодов в истории города ХХ века – новой экономической политике. Посетители могут погрузится в атмосферу того времени, услышать популярные мелодии, ощутить повседневную жизнь города 1920-годов.
Во время экскурсии посетители могут увидеть фотографии, живопись и графику, кадры кинохроники, реконструкции коммунальной кухни, жилой комнаты, ресторана, и кустарных мастерских, наполненные подлинными предметами быта того времени из коллекции Государственного музея истории Санкт-Петербурга.



Таможенный тариф. Таможня во времена военного коммунизма и НЭПа — Статьи в сфере таможенного дела от 27.01.2020

После Октябрьской революции 1917 года в стране вначале устанавливается разрешительно-запретительная система ввоза и вывоза товаров. Разрешение выдавал Отдел торговли и промышленности Совнаркома, а перемещение без него товаров через границу признавалось контрабандой.

В апреле 1918 г. был принят декрет о национализации внешней торговли, согласно которому все внешнеторговые операции могли производиться только через специальные государственные экспортно-импортные внешнеторговые объединения. Внешняя торговля стала монополией Советского государства. Ввиду этого таможенный контроль становился лишь ее вспомогательным инструментом. Внешнеторговый оборот оставался нерегулярным и незначительным. Департамент таможенных сборов, который действовал при Наркомфине, был преобразован в Главное управление таможенного контроля и переведен в подчинение Наркомату внешней торговли.

Экономика страны в этот период времени находилась в катастрофическом состоянии. Произошло падение промышленного производства в 1917 / 1916 гг. – на 20%, в 1918 / 1917 гг. – на 54%, в 1919 / 1918 гг. – еще на 46,2%, за 1918 – 1919 годы объем внешней торговли упал на 97%. В стране царил голод и разруха, на территории бывшей Российской империи велось 23 войны.

В октябре 1919 года Советской республике была объявлена экономическая блокада со стороны стран Антанты, причинами которой были отказ Советской России от выплаты долгов Российской империи, заключение большевиками сепаратного мира с Германией и национализация иностранных предприятий. Был полностью прекращен товарооборот, выдача виз, судоходное сообщение, банковские операции, отсутствовал почтовый обмен, а Финский залив контролировали военные суда.

Однако уже в начале 1920 года после долгих переговоров было подписано торговое соглашение с Великобританией, которое прорвало дипломатическую блокаду. В следующие два года последовала серия соглашений со странами Европы: Германией, Норвегией, Австрией, Италией, Швецией и Чехословакией.

21 марта 1921 г. была провозглашена политика НЭПа. Рыночные отношения снова были легализованы. Развитие новых товарно-денежных отношений повлекло за собой и восстановление всероссийского рынка. Было предоставлено право выхода на международный рынок не только государству, но и иным субъектам. В связи с чем возникла необходимость восстановления таможенно-тарифного регулирования. С этой целью в феврале 1922 года при Совнаркоме РСФСР был создан Таможенно-тарифный комитет (ТТК).

В 1922 году были утверждены Первые советские таможенные тарифы по привозной и вывозной торговле, которые просуществовали до начала 1924 г. В их основу был положен довоенный русский таможенный тариф. 

Согласно данным тарифам в интересах защиты сельскохозяйственного производства допускался беспошлинный ввоз сельскохозяйственных машин, семян, удобрений и средств для борьбы с вредителями, если они не производились в стране.

Беспошлинный вывоз товаров (хлеб, кормовые семена, масло) допускался в тех случаях, если их вывоз не отражался на производстве важнейших отраслей нашей промышленности.

Устанавливались высокие пошлины на главнейшие предметы ввоза и поощрения вывоза сырья, жизненных припасов и изделий.

Устанавливались фискальные ввозные пошлины: высокие на предметы роскоши и более умеренные на предметы широкого потребления; высокие вывозные пошлины на те предметы экспорта, в отношении которых наша страна являлась на мировом рынке монополистом.

Были повышены пошлины на предметы роскоши и понижены на все виды металлов и металлические изделия.

В 1924 году был принят второй советский таможенный тариф, предусматривавший льготный режим для промышленного сырья, полуфабрикатов, оборудования и товаров, необходимых для интенсивного развития сельского хозяйства.

К вопросу о частной периодической печати в СССР в условиях 1920-х годов

Ссылка для цитирования: Бабюк М.И. К вопросу о частной периодической печати в СССР в условиях 1920-х годов // Медиаскоп. 2020. Вып. 1. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2597
DOI: 10.30547/mediascope.1.2020.1

 

© Бабюк Максим Иванович

кандидат философских наук, доцент кафедры теории и экономики СМИ факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова (г. Москва, Россия), [email protected]

 

Аннотация

В статье на основе вводимых в научный оборот архивных данных рассматриваются общие черты развития частной периодической печати в СССР в период НЭПа. С опорой на известные и новые данные автор утверждает, что после перехода к НЭПу начинается широкое распространение в Советской России частных издательств и периодических изданий. Пик их развития пришелся на первую половину 1920-х гг. , после чего советской властью был взят курс на постепенное сворачивание частной активности в этой сфере. Тем не менее частная печать продолжала играть заметную роль в медиасистеме страны вплоть до конца 1920-х гг.

Ключевые слова: периодическая печать, частная печать, СССР, НЭП.

 

В условиях начала 1920-х гг., когда в Советской России был принят курс на НЭП, во многих сферах общественной жизни началась определенная либерализация, выразившаяся в возможности широкой частной и общественной активности. В числе прочих изменения коснулись и системы печати, где на короткое время была разрешена частная собственность на газеты, журналы, было реализовано право граждан на частную издательскую деятельность.

Сам факт функционирования частной периодической печати в СССР общеизвестен и − так или иначе − упоминается в большинстве исследований по истории отечественной журналистики. Описание отдельных параметров функционирования частной печати в первые десятилетия советской власти можно найти в работах Г. В. Жиркова (2000), И.В. Кузнецова (2002), Н.А. Богомолова (2019), О.Д. Минаевой (2018) и др.

Отдельные аспекты развития частной издательской деятельности в этот период рассматривались в трудах, посвященных развитию отдельных изданий и предприятий (Моргун, 1998; Попова, 2001 и др.).

Пожалуй, единственной работой, полностью посвященной проблеме негосударственной печати периода НЭПа, стала вышедшая в 1999 г. работа Г.В. Жиркова, в которой он на основе публиковавшихся еще в 1920-х гг. материалов дал очерк развития частной печати периода НЭПа. Впрочем, выпущенная в Чебоксарах, книга является библиографической редкостью и, к сожалению, отсутствует во многих крупнейших научных библиотеках. К тому же ставшие доступными в последние десятилетия новые архивные материалы позволяют дополнить опубликованные ранее данные. В данной статье мы пытаемся с опорой на архивные данные дать несколько более широкий обзор ее количественных и качественных данных.

Ключевыми источниками для работы стали содержащиеся в Российском государственном архиве экономики (РГАЭ) данные фонда Комитета по делам печати при Наркомате внутренней и внешней торговли СССР. Документы фонда охватывают период с 1925 г., когда был создан Комитет, и до 1931 г., когда он была упразднен, а функции его перешли к ОГИЗ. Фонд содержит более 250 дел по самым различным вопросам экономического регулирования функционирования печати, включая как отчеты, балансы и планы отдельных издательств, так и контрольные цифры печати по отдельным периодам. Информации о частной печати здесь достаточно мало, однако анализ разных документов позволяет делать определенные выводы по характеру ее развития во второй половине 1920-х гг. В качестве дополнительных источников автором привлекались некоторые документы и сведения из фонда Агитпропа Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), а также Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ).

 Методологической базой исследования стал комплексный анализ архивных источников, часть данных из которых впервые вводится в научный оборот. Вводимые нами в оборот архивные данные актуальны и сами по себе как источники, однако в процессе работы с ними нам пришлось применять критический анализ, использовать сравнительный анализ архивных документов и теоретических данных. Фундаментальной методологический базой исследования стал системный подход и опора на принцип историзма, поскольку вне учета общего контекста, в котором функционировала частная печать в СССР, качественный анализ источников по теме вряд ли возможен.

 

Частная печать: к вопросу о правовом и административном регулировании в условиях 1920-х гг.

Частная издательская деятельность не прекращалась в Советской России даже в условиях военного коммунизма. Строгого юридически запрета на частную издательскую деятельность в Советской России не существовало (Попова 2001: 125), а потому и факт наличия частных предприятий в этой сфере вряд ли может удивлять. Впрочем, объемы выпуска продукции частниками были минимальны, а функционал частных издательств заключался прежде всего в выполнении государственных заказов1. При этом в основном сохранились издательства, бывшие предельно лояльными к советской власти и занимавшиеся только непериодической печатью. Все они, конечно же, находились под пристальным контролем партийных и советских организаций, прежде всего Госиздата.

Регулирование деятельности частных издательств осуществлялось в этот период постановлениями местных органов власти и, как отмечалось в источниках, актами, связанными с вопросами национализации издательского дела в РСФСР2. Фактически регулирование носило скорее ликвидационный характер и допускало исключения для отдельных издательств, заинтересованность в которых выказывали государственные органы.

 Адекватное законодательство о частной издательской деятельности начало формироваться только в конце 1921 г., когда было принято постановление СНК «О частных издательствах»3. В этом документе были сформулированы базовые принципы создания и функционирования в РСФСР частных предприятий в области печати, а также отдельно отмечалась необходимость перерегистрации уже существующих. Таким образом, документ не только вводил целостные юридические правила, но и стимулировал систематизацию данных и централизацию контроля в этой области. Вместе с тем, несмотря на то что в течение первой половины 1920-х гг. был принят еще ряд законодательных актов, затрагивавших частную издательскую деятельность, систематического законодательного обеспечения частной издательской деятельности в стране так и не сложилось. «Частники» регулировались целым рядом нормативных документов разного уровня, начиная от Конституции и заканчивая целым рядом циркулярных актов различных надзорных ведомств. Так, различные аспекты деятельности частных издательств регулировались Декретами ВЦИК и СНК, циркулярами Главлита, Наркомюста, НКВД, приказами РВС и Наркомпроса4. Наконец, вопросы частной собственности регулировались Гражданским кодексом страны. Совокупность данных актов отражала как неупорядоченность юридической сферы в условиях 1920-х гг., так и, очевидно, нежелание советской власти ограничивать себя формальными рамками5.

На практике же регулирование деятельности честных издателей и периодических изданий зачастую осуществлялось с помощью административных методов воздействия (Попова, 2001: 130), которые дополняли и подменяли слабо оформленное законодательство в этой области. Поэтому и сворачивание частной издательской деятельности в стране в конце 1920-х − начале 1930-х гг. было осуществлено без дополнительного юридического обоснования. Издания закрывались либо под давлением обстоятельств хозяйственного порядка, неспособности быть конкурентными в созданных государствам условиях, либо по политическим причинам, когда владельцы их подвергались репрессиям.

Еще одной проблемой как определения, так и регулирования функционирования частной печати, в том числе периодической, был ее достаточно неопределенный организационно-правовой статус. Дело в том, что основной формой организации в условиях 1920-х гг. было кооперативное товарищество. Однако такая же организационная форма могла быть у профессиональных, кооперативных и других издательств. Другой проблемой было то, что частная издательская деятельность могла носить индивидуальный и спорадический характер. Это вносило дополнительный хаос как в регулирование, так и в определение самого корпуса частных издательств. Так, в обнаруженном нами в РГАЭ черновике внутренней ведомственной докладной записки Комитета по делам Печати Наркомвнуторга о деятельности частных издательств за 1927 г., указывалось:

1. От частных издательств следует отличать кооперативные издательства, которые зарегистрированы в НКВнуторге как промысловые кооперативные т-ва.

2. Под частным предприятием следует понимать постоянно действующее предприятие, основной целью существования которого является извлечение прибыли.

3. От частных издательств следует отделять авторские издания, которые причисляются книжной палатой к частным предприятиям6.

Учитывая вышесказанное, можно смело говорить о том, что советское законодательство 1920-х гг. регулировало частные предприятия в самом общем виде, оставляя массу лазеек для административного управления. В качестве одного из примеров подобного управления можно отметить перевод Главлитом частных издательских объединений в кооперативные7.

При этом нужно отметить, что частная периодическая печать законодательно никак не отделялась от остальных ее видов. Однако в силу ее большего политического значения, контроль за ней и регулирование осуществлялись надзорными органами тщательнее и строже. Во-первых, частных газетных и журнальных издательств в стране даже в условиях расцвета НЭПа было существенно меньше, чем книжных. Во-вторых, уже в середине 1920-х гг. именно частная периодическая печать начала подвергаться наибольшему административному давлению. Оно привело к тому, что к концу 1920-х гг. она фактически исчезла.

 

Количественные характеристики частной печати в условиях НЭПа

Вопрос определения количества частных издательств и периодических изданий в условиях перехода к НЭПу достаточно сложен. С одной стороны, наличие определенного количества частных издательств в период военного коммунизма подтверждается, как показано выше, документами эпохи. С другой, их количество было крайне невелико и связаны они были с производством книжной продукции. В частности, в качестве иллюстрации можно привести дореволюционное издательство братьев А. и И. Гранат, которое в частном статусе существовало в период революции, Гражданской войны, НЭПа и было окончательно поглощено государством только в 1939 г. (Белов, 1982).

Ситуация с частными издательствами начала меняться существенным образом только с конца 1921 г., с принятием соответствующего постановления СНК. Их количество, исходя из доступных данных, начало стремительно расти, однако их общий объем установить достаточно сложно не только в самом начале НЭПа, но и позднее, когда этот рост уже прекратился и наметилась обратная тенденция.

 Связано это прежде всего с низкой культурой учета издательских предприятий и периодических изданий в молодом советском государстве.

Формально учет издательской деятельности в СССР периода НЭПа осуществлялся, как минимум, тремя уполномоченными организациями: Книжной Палатой, Главлитом и несколько позднее Комитетом по делам Печати Наркомата Внутренней и Внешней торговли8.

На момент разрешения широкой частной инициативы в издательском деле функцию учета и контроля выполняла Книжная Палата РСФСР, которая получала и регистрировала все поступавшие произведения печати и фиксировала наличие издательских предприятий по выходным данным в произведениях. Сам способ подсчета был весьма ненадежным прежде всего потому, что в качестве издательских предприятий Книжная Палата учитывала различные разовые проекты, авторские книги, изданные за свой счет и т.п.9 В результате количество издательств по этим данным было достаточно большим, хотя на практике ситуация была совсем другой.

Более позднее данные Книжной Палаты также не отличались точностью. Во-первых, сам метод подсчета был не совсем надежным. Во-вторых, с 1924 г. часть функций ее было передано в Палаты национальных республик СССР и Палата аккумулировала данные только по РСФСР. Данные же из республик центральные органы, судя по документам, не получали в адекватном и полном объеме.

Впрочем, данные Книжной Палаты представляют существенный интерес для исследователя, поскольку позволяют определить как методики, так и верхние границы наличия частной издательской активности.

Несколько более точные и полные данные по издательствам и периодическим изданиям СССР можно получить по данным Главлита. Начав свою деятельность с лета 1922 г., Главлит ориентировался при учете частной издательской деятельности на выданные его отделениями разрешительные документы. Как правило, все основные озвученные в публичном пространстве (прежде всего на съездах партии) и гуляющие в научной и публицистической литературе данные по издательствам исходили от Главлита.

Однако и данные Главлита были далеко не идеальны, поскольку в них указывались формальные данные без учета практической реализации выданных разрешений, а также учитывалось разрешение на выпуск стенгазет, бюллетеней и т.п.10

Созданный в 1925 г. в рамках Наркомата Внутренней торговли Комитет по наблюдению за деятельностью издательств и распространением произведений печати, на который было возложено наблюдение за финансово-экономическими аспектами развития печати, формировал свою статистику издательской деятельности. Она только отчасти была основана на данных Главлита, а в остальном опиралась на собственные данные и финансовые отчеты издательских предприятий и организаций. Данные Комитета зачастую существенно отличались от данных других контрольных органов, что и неудивительно, учитывая все сказанное выше.

Обобщая, говорить о количестве издательств в СССР в условиях НЭПа, и частных в том числе, можно только с опорой на различные данные, которые дают приблизительные оценки. Также нужно учитывать неполноту данных по отдельным регионам СССР и разное качество учета издательств в разные годы. Как правило, в первые годы после окончания Гражданской войны он был крайне слабым, позднее качество его становилось все лучше.

Учитывая вышесказанное, сведения по наличию частных издательств можно представить в виде следующих данных в таблице:

 

Таблица 1. Динамика частных издательств в СССР11

Контролирующий орган/ Год

1922

1923

1924

1925

1926

1927

По данным Книжной Палаты*

н/д

218

141

109

260

н/д

По данным Главлита**

223

220 (на 26 мая 1923 г. )

141

101

113

79

По данным Комитета по делам Печати

Ок. 120

н/д

37

* данные Книжной Палаты за 1925 и 1926 гг. только по РСФСР, поскольку учет в республиках велся после 1924 г. местным органами.

** данные Главлита за 1922 г. даны только по Москве, поскольку других данных не обнаружено. Хотя в более позднем отчете отдела печати ЦК РКП(б) к XIV съезду партии они уже указаны для всей РСФСР, в первичном документе, датированном началом 1923 г., это количество приводится только для Москвы. В остальные годы данные указаны по РСФСР, хотя и тут есть сомнения по поводу их достоверности.

 

Как видно, данные существенно различаются в зависимости от методик и характеризуются неполнотой. Особенно показательна цифра в 37 частных издательств, отмеченных Комитетом по делам печати Наркомвнуторга. Она была получена в результате масштабного опроса, проведенного Комитетом посредством рассылки по почте анкет на все зарегистрированные издательские организации. Полученная в ответ информация содержала наиболее актуальные на тот момент данные по реально функционирующим предприятиям в стране. Методика эта, конечно же, была далека от совершенства. В отчете Комитета указывалось, что удалось получить только 73,3% ответов на опросы, разосланные в числящиеся в СССР издательства, и признавали, что данные могут быть не совсем полными. Однако сотрудники организации справедливо полагали, что не дошедшие до комитета сведения могут быть только по незначительным издательским ячейкам, а более точных данных быть просто не может. Результаты этого опроса указывали на то, что формальные цифры частной издательской деятельности были завышенными и не отражали реального положения дел на этом рынке. Фактическое количество действующих частных издательств было существенно меньшим, причем наблюдалась очевидная тенденция к уменьшению их общего количества к концу 1920-х гг.

Еще более сложен вопрос с количественными характеристиками частной периодической печати. Раздельная статистика по книжным, журнальным или газетным частным издательствам почти не велась, а потому вычленять их наличие можно только по разрозненным данным и по отдельным годам.

Так, в частности, хранящиеся в фонде Наркомвнуторга в РГАЭ списки издательств позволяют с известной долей точности говорить о состоянии частной периодической печати в СССР на 1925 г.

 

Таблица 2. Количество частных периодических изданий в РСФСР (по материалам фонда Комитета по делам Печати Наркомвнуторга.)12

Тип издания / Место издания

Зарегистрированные в Главлите

(на 1 сент. 1925 г.)

Зарегистрированные в Московском Гублите (на 1 июля 1925 г.)

Зарегистрированные в Ленинградском Гублите (на 1 июля 1925 г.)

Зарегистрированные в Гублитах и региональных Главлитах (на 1 марта 1925 г.)

Всего

Газеты

3

3

Журналы

27

7

21

6

61

Бюллетени

1

1

1

3

Не указано

5

2

1

1

9

Примечание: а) в тех случаях, когда тип издания не указан, речь, судя по контексту, идет прежде всего о журнальной продукции;

б) поскольку данные в таблице приведены на разные даты для разных регионов страны, конечная цифра может быть не совсем корректной. Так, в частности, в таблице не учтен закрытый в июле 1925 г. журнал «Россия», а также журналы «Лесная кооперация» и «Жилищная кооперация», переведенные Главлитом из частных в кооперативные;

в) приведенные данные касаются общесоюзных изданий, а также изданий РСФСР. Комитет по делам печати пользовался данными Главлита, а тот, в свою очередь, не собирал данные по изданиям в других союзных республиках. В силу этого данные не отражают ситуацию по всему Союзу. Впрочем, судя по документам в национальных республиках количество периодической печати было незначительным.

 

Как видно, основная масса частных периодических изданий была сосредоточена в Москве и Ленинграде. При этом фактически вся она была представлена журнальными изданиями, что, вероятнее всего, было вызвано политическими причинами. В регионах выходило всего только десять изданий, три из которых были газетными.

 

Таблица 3. Частные периодические издания в регионах РСФСР (март 1925 г.)13

Тип/

Место

Владим. Гублит

Вятск.Гублит

Иркутск. Гублит

Нижегород. Гублит

Приморский Гублит

Рязанс. Гублит

Томск. Гублит

Башкир. Главлит

Всего

Газеты

2

1

3

Журналы

1

1

1

1

1

1

1

7

Всего

1

1

1

1

3

1

1

1

10

 

Впрочем, наличие газет в регионах, учитывая контекст их функционирования, вполне отвечало общей тенденции, в рамках которой советская власть стремилась не допускать наличия в частных руках изданий оперативного характера. Два газетных издания выходили во Владивостоке на японском и китайском языках и были ориентированы на местные национальные диаспоры (Моргун, 1998). Существовали их русскоязычные версии, но выходили они спорадически и малыми тиражами, и опять же, по тематике ориентированы были на узкий круг лиц. То же можно сказать о газете «Церковное обновление», выпускавшейся Рязанским церковным управлением в 1923−1926 гг. Издание выпускалось в рамках поддержки властью церковного обновленческого раскола, призванного подорвать влияние РПЦ, а потому было не просто подконтрольно советской власти, но было органом ее влияния (Гераськин, Федин, 2017).

Поскольку обобщенных данных по частным газетам и журналам за ранние периоды НЭПа нет, можно говорить о том, что в 1925 г. государственные контрольные органы отмечали пиковые количественные значения развития прессы. В 1926−1927 гг., когда Комитет по делам печати Наркомвнуторга начал проводить собственный анализ существующей в стране печати, оказалось, что количество частных газет и журналов существенно сократилось по сравнению с предыдущим периодом.

 

Таблица 4. Данные Комитета по делам печати Наркомвнуторга по частным издательствам СССР (1927 г.)14

Издательства

Книжные

Газетные

Журнальные

Итого

Частные

16

2

19

37

 

Впрочем, и этот результат был достаточно весом, поскольку уже в 1927−1929 гг. выпуск частных периодических изданий в СССР был, судя по имеющимся данным, прекращен. Так, в частности, в уже упоминавшейся нами внутриведомственной докладной записке, написанной во второй половине 1928 г., утверждалось: «Как общее правило журналов частные издательства не издают (за исключением «Вестника знания» и «Практической медицины»)»15. При этом частные книжные издательства продолжали достаточно активно функционировать, правда, как отмечалось, почти все в Москве и в Ленинграде16. Их ликвидация произошла несколько позднее, на рубеже 1920−1930-х гг.

 

Тематическое разнообразие частной периодической печати в условиях НЭПа

В условиях недостатка данных и нестабильности рынка частных СМИ в рассматриваемый период полноценно охарактеризовать тематическое разнообразие частной периодической печати в СССР достаточно сложно. Вместе с тем ключевым фактором для ее развития в 1920-е гг. был политический, поскольку советская власть, несмотря на известную либерализацию внутриполитической жизни, не отказывалась от монополии на политическую повестку дня. Известные исключения, такие как сменовеховские журналы «Россия», «Экономист», «Мысль», культивировавшие проблематику если не политическую, то политически важную, либо достаточно быстро закрывались, либо, до поры, в той или иной мере поощрялись со стороны самой власти. Во всяком случае исследователями изучены некоторые аспекты финансирования советской властью сменовеховской литературы и журналистики за границей (Михалев, 2009). Думается, что, несмотря на достаточно острую критику подобного рода литературы со стороны представителей партии и правительства, внутри страны сменовеховские издания также функционировали с подачи партийных органов. Впрочем, к 1925−1926 гг. журналы с подобного рода повесткой, хоть сколько-нибудь актуальной с политической точки зрения, закрылись.

В целом же частная печать в условиях НЭПа носила достаточно разнообразный характер, охватывая широчайший спектр тематик, от науки до спорта. При этом газетная периодика, как уже говорилось, была ограничена буквально единицами изданий, рекламной или субкультурной тематикой, либо, будучи аффилированной с государством на ту тематику, которая была актуальна для последнего. Что касается журнальной периодики, то ее тематическое наполнение можно представить в следующем виде:

 

Таблица 5. Частные журналы: тематика (весна−лето 1925 г.)17

Тематика/

Место издания

Центральные

Московские

Ленинградские

Региональн.

Всего

Общественно-публицист.

3*

 

 

 

3

Финансово-экономические

2

 

1

 

3

Общенаучные, научно-образовательные

 

 

3+1 (прилож. )

 

4

Педагогические

 

 

1

 

1

Медицинские

1

 

7

1

9

Юридические

1

 

 

 

1

Географические

 

 

1

 

1

Исторические

 

 

2

 

2

Астрономические

 

1 (бюлл. )

1 (бюлл.)

 

2

Библиографические

1

 

 

 

1

Религиозные

6

 

1

3

10

Атеистические

1

 

 

 

1

Военные

2

 

 

 

2

Искусство в целом

1

 

 

1

2

Литературные, историко-литературные

2

 

1

 

3

Художественные

1

 

 

 

1

Кинематографические

 

1

 

 

1

Театральные

1

 

 

 

1

Журналы мод

2

2

2

 

6

Женские

 

1

 

 

1

Сельскохозяйственные

4+1 (бюлл. )

2

 

1

8

Технические

2

1

 

1

4

Спортивные

 

1

1

 

2

Приключенческие

 

 

1

 

1

Другое

2

1

 

 

3

Всего

33**

10

23

7

73

* Из них два журнала выпускались Обществом бывших политкаторжан и ссыльнопереселенцев, а третий журнал, сменовеховская «Россия», был закрыт летом 1925 г.

**Из них два кооперативных журнала летом 1925 г. были переведены из частных в кооперативные.

 

Данная таблица не претендует на полноту, поскольку составлена она только по данным Главлита, причем по центральным изданиям сведения приводятся на начало сентября, по Москве и Ленинграду − на июль, а по другим регионам − на март 1925 г. Естественно, что в условиях высокой подвижности рынка в этот период отдельные издания могли оперативно закрываться или, наоборот открываться. Так, в частности, вышеупомянутый журнал «Россия» был закрыт уже летом этого года, хотя он и указан в таблице в числе общественно-публицистических изданий. Кроме того в этот период, судя по документам, по ряду причин мог меняться статус собственности отдельных частных изданий. Так, только весной−летом 1925 г. органы Главлита перевели из частных в кооперативные два периодических издания: журналы «Жилищная кооперация» и «Лесная кооперация». Мы отмечали этот факт выше, он примечателен, как представляется, тем, что указывает на номинально частный характер целого ряда частных изданий и их неформальную, но системную связь с государственными и партийными структурами. Аффилированость с властью просматривается прежде всего в журналах с атеистической, военной, литературной и другой тематиками. Вместе с тем большая часть изданий в середине 1920-х гг. была политически нейтральной и освещала далекие от политики темы.

В динамике, особенно в ранние годы НЭПа, частная периодика тематически была представлена несколько шире, чем это представлено в документах 1925 г. Однако требуются дополнительные существенные изыскания, в том числе архивные, для более полного освещения данного вопроса.

 

Заключение

В целом характер и особенности функционирования частной периодической печати в условиях раннего СССР были следствием как макроэкономической политики советской власти в этот период, так и, очевидно, неопределенности в понимании самой властью будущих шагов в развитии страны. С одной стороны под частную печать были созданы соответствующие юридические акты, правила, с другой, правовое регулирование было несовершенным и на практике, зачастую, подменялось административным контролем и управлением, которое в конце концов привело к полной ликвидации частной печати уже к концу 1920-х гг. Однако в период 1920-х гг. частная печать, в том числе периодическая, развивалась в СССР достаточно динамично, причем в первой половине десятилетия динамика была позитивной, и лишь позднее стала негативной. При этом существовавшие издания освещали широкий спектр тем, в основе своей политически нейтральных, однако актуальных как с коммерческой, так и с субкультурной точки зрения. Архивные документы указывают на то, что основной мотивацией для выпуска такого рода изданий был коммерческий расчет издателей, однако ряд изданий, как представляется, выпускались с научными, просветительскими или тому подобными целями.

В целом частная печать не играла ключевой роли на рынке, занимая от 5 до 10% его в разное время, однако на определенном этапе она оказалась значимым явлением в системе печати периода 1920-х гг.

 

 

Приложение 1: Периодические и продолжающиеся частные издания, зарегистрированные в Главлите на 1 сентября 1925 г. (по материалам РГАЭ)

Наименование издательства

Наименование издания

1

Моск. кооперат. пчеловодн. т-во «Прогрессивное пчеловодство»

Вестник Российского и иностранного пчеловодства

2

Изд. Цветков

1) журн. «Журнал для женщин»

2) журн. «Вестник моды»

3

МОСХ

«Вестник сельского хозяйства»

4

МОСХОЗ

ж. «Пчеловодное дело»

5

К-во «Россия»

журн. «Россия»*

6

Кооперат. Изд. «Слово Истины»

журн. «Баптист»

7

Изд. Атеист

журн. «Атеист»

8

Изд. Всесоюзн. Совета АДВЕНТ 7 дня

1) журн. «Адвент боте»

2) «Слово Истины»

9

Изд. Всеросс. Ассоциации Инженеров

«Вестник инженеров»

10

ВСЕКОЛЕС (Всерос. Кооп. Лесной союз)

журн. «Лесная кооперация»**

11

Изд. Военный Вестник

1) журн. «Военный вестник»

2) «Война и революция»

12

Изд. Всесоюз Совет Духовных христиан МОЛАКАН

журн. «Вестник духовных христиан МОЛАКАН»***

13

Книгоизд. Всерос. Союз Крестьянских писателей

журн. «Жернов»

14

Книгоизд. «Гравюра и книга» (Группа членов Полиграфич. Секции Российск. Академии художеств. наук)

 журн. «Гравюра и книга»

15

К-во Московское академическое изд. «МАКИЗ»

«Вестник счетоводства»

16

Изд. моды

1)журн. «Моды»

2) журн. «Домашняя портниха»

17

Изд. Общество глазных врачей

а) журн. «Русский офтольмологический журнал»

18

К-во «Общество бывш. каторжан и ссыльно-поселенцев»

1) журн. «Каторга и ссылка» (Каторжно-революционный вестник)

2) журн. «Северная Азия»

19

К-во «Жилищная кооперация»

журн. «Жилищная кооперация»****

20

К-во «Право и жизнь»

журн. «Право и жизнь»

21

К-во «Русское театральное общ-во»

«Временник русского театрального общества»

22

Изд. «Русское библиографическое общество»

 журн. «Библиографические известия»

23

Российское об-во любителей садоводства

журн. «Сад и огород»

24

Изд. учеб. комитет при Св. Синоде Православной Всерос. Церкви

журн. «Христианин»

25

К-во «Творчество»

журн. «Русское искусство»

26

Изд. Потехин Ю.Н.

журн. «Народное хозяйство Советского Союза»

27

Изд. Стобровский Н.Г.

журн. «Воздухоплаванье»

28

Всерос. меннопитское сельскохозяйственное общество

журн. «Практический сельский хозяин»

29

Священный Синод Русской Православной Церкви

журн. «Вестник Священного Синода»

30

Редакц. «На посту»

журн. «На посту»

* Закрыт в июле 1925 г.

** Переведен в кооперативные.

*** Так указано в архивном документе. Правильное название «Молокане».

**** Переведен в кооперативные.

 

Приложение 2: Периодические и продолжающиеся частные издания, зарегистрированные в Московском Гублите на 1 июля 1925 г. (по материалам РГАЭ)

Наименование издательства

Наименование издания

1

Изд. Лобанов

1)журн. «Журнал для хозяев»

2) журн. «Новости мод»

2

Изд. Цветков

1) журн. «Журнал для женщин»

2) журн. «Вестник моды»

3

МОСХ

«Вестник сельского хозяйства»

4

МОСХОЗ

журн. «Пчеловодное дело»

5

Моск. общество технич. надзора

«Вестник Моск. об-ва технич надзора»

6

Моск. общество любителей астрономии

«Бюллетень»

7

Изд. Греков

журн. «Шахматы»

8

АРК /Ассоциац. рев. кинематограф./

киножурн. «Арк»

 

Приложение 3: Периодические и продолжающиеся частные издания, зарегистрированные в Ленинградском Гублите на 1 июля 1925 г. (по материалам РГАЭ)

Наименование издательства

Наименование издания

1

Изд. Научное

журн. «В мастерской природы»

2

Издательство Начатки Знаний

журн. «Исследуйте природу»

3

Изд. Френкель

журн. «Архив клинической и экспериментальной медицины»

4

Изд. Литература

журн. «Русский современник»

5

Изд. Брокгауз-Эфрон

журн. «Педагогическая мысль»

6

Изд. Былое

журн. «Былое»

7

Изд. Сойкин

1) журн. «Мир приключений»

2) журн. «Для усовершенствования врачей»

3) журн. «Вестник знания»

4) «Народный университет» /приложение к «Вестнику знания»

8

Изд. Практическая медицина

1) журн. «Практическая медицина»

2) журн. «Врачебная газета»

3) журн. «Русская отоларингология»

9

Издание Всероссийского Союза Евангельских Христиан

журн. «Христианин»

10

Издан. Акушерского гинекологического общества

журн. «Акушерство и женские болезни»

11

Издан. Ленинград. одонтологического общества

журн. «Вестник зубоврачевания»

12

Изд. Русского географического общества

журн. «Метеорологический вестник»

13

Не указано

журн. «Ежегодник Русского палеонтологического общества»

14

Издан. Русского общества любителей мироведения

«Астрономический бюллетень»

15

Не указано

журн. «Торговля, промышленность и финансы»

16

Изд. Шахмат Секции ВФСК

журн. «Шахматный листок»

17

Нет

журн. «Вестник моды»

18

Нет

журн. «Последние моды»

 

Приложение 4: Периодические и продолжающиеся частные издания, зарегистрированные в региональных Гублитах и Главлитах на 1 марта 1925 г. (по материалам РГАЭ)

 

Место регистрации

Наименование издательства

Наименование издания

1

Владимирский Гублит

Владимирск. Епарх. Училище

журн. «Церковная жизнь»

2

Вятский Гублит

Изд. Балькозан Н.Н.

журн. «Пчеловодства»

3

Иркутский Гублит

Ирк. Епарх. Церковн совет

журн. «Церковный вестник»

4

Нижегородский Гублит

Изд. Лазаревский

журн. «Среди коллекционеров»

5

Приморский Гублит

Идзуми

1)газ. «Владиво-ниппо»* / на япон. и рус. яз.

2) газ. «Джун-Хуа-Шан-Боо» /на китайском языке.

6

Приморский Гублит

Южно-Уссурийск. Общество врачей

журн. «Известия южно-Уссурийского об-ва врачей»

7

Рязанский Гублит

Рязанское церковное управление

газ. «Церковное обновление»

8

Томский Гублит

Об-во сибирских инженеров

«Вестник сибирских инженеров»

9

Башкирский Главлит

Изд. Тарджиманов Каштафудин

журн. «Ислам»

* Русский вариант названия газеты. Японское название «Урадзио-Ниппо».

 

 



Примечания

  1. Газетный и книжный мир. Справочная книга. Вып.2. Ч. 1. М.: Двигатель, 1925. С. 309.
  2. Там же.
  3. Там же. С. 309−310.
  4. Фогелевич Л.Г. Действующее законодательство о печати. Систематический сборник. М.: Юрид. изд-во НКЮ РСФСР, 1927.
  5. Это касалось не только частной печати, но и регулирования печати в целом. Так, несмотря на то что обсуждение нового советского закона о печати проходило в первой половине 1920-х гг. на самом высоком уровне, вплоть до ЦК РКП(б), он так и не был принят в СССР вплоть до 1990-го г.
  6. РГАЭ. Ф. 7927. Оп.1. Д. 35. Л. 10.
  7. РГАЭ. Ф. 7927. Оп.1. Д.245. Л. 52, 54.
  8. Комитет был создан в 1925 году как Комитета по наблюдению за деятельностью издательств и распространением произведений печати при Наркомате внутренней торговли и позднее несколько раз менял название в связи с реорганизациями ведомств. Мы даем более позднее название, появившееся после объединения Наркоматов внешней и внутренней торговли.
  9. РГАЭ. Ф. 7927. Оп. 1. Ед. хран.192. Л. 19.
  10. Там же. Л. 19−20.
  11. Составлена по данным документов РГАСПИ, РГАЭ и опубликованным отчетам Комитета по делам печати РКП(б).
  12. Составлена по данным РГАЭ. Ф. 7927. Оп. 1. Д. 245. Лл..49−56, 67−68, 76−120.
  13. Там же.
  14. РГАЭ. Ф. 7927. Оп. 1. Д. 192. Л. 21.
  15. РГАЭ. Ф. 7927. Оп. 1. Д. 35. Л. 11.
  16. Там же.
  17. Составлена по данным РГАЭ. Ф. 7927. Оп. 1. Д. 245. Лл. 49−120.

 

Библиография:

Белов С.В. Братья Гранат. «Деятели книги». М.: Книга, 1982.

Богомолов Н.А. Газета «Жизнь» (Москва, 1918): политическая позиция // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2019 № 5. С. 25−50. DOI: 10.30547/vestnik.journ.5.2019.2550

Гераськин Ю.В., Федин А.А. Кампания по изъятию церковных ценностей как катализатор обновленческого раскола в Рязанской епархии (по материалам прессы)// Вестн. Рязанск. гос. ун-та им. С.А. Есенина. Сер.: История. Исторические науки. 2017. № 2 (55) С. 28−34.

Жирков Г.В. Неп как отражение НЭПа: очерк истории независимой печати России 20-х годов XX века. Чебоксары: Изд-во Чувашского гос. ун-та, 1999.

Жирков Г.В. НЭП и кризис советской печати начала 1920-х годов. СПб: Изд-во С-Пб. ун-та, 2000.

Кузнецов И.В. История отечественной журналистики (1917−2000). М.: Флинта: Наука, 2002.

Минаева О.Д. История отечественной журналистики. 1917−1945: учеб. пособие. М.: Аспект Пресс, 2018.

Михалев Н.М. Журналистика русского зарубежья и становление советской контрпропаганды: дис. … канд. филол. наук. М., 2009.

Моргун З.Ф. Японская газета «Урадзио-Ниппо» во Владивостоке (1917−1922 г.) // Изв. Восточного института. 1998. Спец. выпуск. С. 182−198.

Попова В.В. К вопросу о частных издательствах в Советском государстве (1917−1937) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11: Право. 2001. № 4. С. 123−130.

 

 

Возрождение и развитие предпринимательства в России в период нэпа (государственно-частное партнёрство с участием иностранного капитала)

В настоящее время, когда очень остро стоит вопрос создания института партнёрства между бизнесом, властью и обществом, когда решается задача перевода экономики страны на инновационную модель развития, когда пробуксовывают национальные проекты — огромную актуальность приобрёл вопрос развития предпринимательства в период нэпа, в течение которого экономика страны возродилась буквально за несколько лет, а индекс промышленного производства увеличился более, чем в 3 раза. В монографии рассматриваются ключевые вопросы государственного и частного предпринимательства в период нэпа. Даётся анализ государственного предпринимательства в трестах и синдикатах, рассматривается эффективность их деятельности в условиях легализации и свёртывания рынка. Выявляется взаимосвязь экономической политики и хозяйственных процессов, происходивших в стране, и становление и развитие предпринимательства. Большинство данных взяты из архивов, источников 20-х гг. XX в., систематизированы и впервые введены в научный оборот.  Автор приводит сравнение бизнеса в 20-е гг. XX в. и дореволюционного предпринимательства.

Монография адресована для широкого круга читателей: студентов, аспирантов, научных работников, преподавателей, государственных служащих, предпринимателей и всех тех, кто интересуется отечественной историей экономики.

Общие
ISBN: 5-94178-072-9
Автор Балашов А. М.
Вид издания Монография
Переплет/Обложка Обл.
Год издания 2018, 2-е изд. , стер.
Страниц 328 стр.

ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО СНИЖЕНИЮ УРОВНЯ АДМИНИСТРАТИВНЫХ РАСХОДОВ МЕСТНЫХ БЮДЖЕТОВ В ПЕРИОД НЭПА

 

Рассматривается проблема диспропорции объема административных расходов в общей структуре расходной части местных бюджетов в период НЭПа. Выделяется специфика указанной проблемы, свойственная советскому периоду развития государства и права. В обоснование масштабности описываемого явления приводятся статистические бюджетные показатели, характерные для 1922–1930 гг. Устанавливаются причины несоразмерно высокого уровня административных расходов в структуре местных финансов и оценивается влияние их величины на воз- можность создания системы самостоятельных бюджетов на местах. Анализируется алгоритм преодоления этой проблемы, оценивается эффективность предпринятых мер. Формируется мнение о том, что деятельность правоприменителя носила непродуманный характер, основывалась на поверхностном видении происходящих процессов и не отвечала требованиям целесообразности. Обосновывается необходимость применения комплексного подхода к решению задачи снижения доли административных расходов в структуре местных бюджетов в период НЭПа.

 

The current article deals with the problem of disparities in administration costs in the total expenditure of the local budgets in the period of the NEP. Released specifics of this problem inherent in the Soviet period of development of the state and law. In support of the magnitude of the described phenomenon presents statistical budget figures are typical for 1922–1930 years. The cause disproportionately high level of administrative costs in the structure of local finance and assesses the impact of their values on the possibility of creating a system of independent local budgets. We analyze the algorithm to overcome this problem, assesses the effectiveness of the measures taken. Formed the view that the activities of law-wearing ill-conceived character, based on a superficial vision of the processes and does not meet the requirements of expediency. The need to apply an integrated approach to the problem of reducing the share of administrative costs in the structure of local budgets in the period of the NEP budget figures. We analyze the algorithm to overcome this problem, assesses the effectiveness of the measures taken. Formed the view that the activities of law-wearing ill-conceived character, based on a superficial vision of the processes and does not meet the requirements of expediency. The need to apply an integrated approach to the problem of reducing the share of administrative costs in the structure of local budgets in the period of the NEP.

 

Новая экономическая политика (НЭП) | Encyclopedia.com

ИНИЦИАТИРОВАНИЕ НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДИСЦИПЛИНА И ВОСХОД СТАЛИНА К ВЛАСТИ
КУЛЬТУРНЫЙ «ПЛЮРАЛИЗМ» И МАССОВОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ
КОНЕЦ НЭПа
УЧЕБНАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ ДЕБАТА О НЭП БИБЛИОГРАФИЯ О НЭП
(НЭП) может относиться конкретно к изменениям экономической политики, инициированным Десятым съездом Коммунистической партии в марте 1921 года, или в целом ко всему периоду с 1921 по 1927 год. В качестве экономической политики НЭП предполагал легализацию некоторых видов частной торговли, а также уступки крестьянам-фермерам, направленные на увеличение производства сельскохозяйственной продукции. Но термин НЭП тоже стал частью периодизации советской истории. Большинство ученых разделяют раннюю советскую историю на периоды гражданской войны (1918–1921), Новой экономической политики (1921–1927) и Первой пятилетки (1928–1932). В этой схеме нэп часто представляется как время экономической децентрализации и относительного культурного плюрализма, зажатого между более репрессивными эпохами гражданской войны и Первой пятилетки.

Во время Гражданской войны в России большевики разработали комплекс экономической политики, известный как военный коммунизм. Они включали насильственную конфискацию зерна у крестьян, запрет на частную торговлю и попытку государственного контроля над всей экономикой, включая распределение продуктов питания и товаров народного потребления. В хаосе гражданской войны государственная координация производства и нормирования часто терпела неудачу, и населению приходилось в массовом порядке заниматься незаконной частной экономической деятельностью, чтобы выжить.

К 1921 году гражданская война и военный коммунизм опустошили экономику и обезлюдели многие города. Советские рубли практически обесценились. Конфискация запасов крестьянского зерна привела к катастрофическому падению урожая и повсеместному голоду. В промышленности и горнодобывающей промышленности производство упало примерно до одной пятой от довоенного уровня. Городское население сократилось, поскольку безработные фабричные рабочие и другие люди покинули города в поисках еды. К концу гражданской войны лидеры большевиков были глубоко обеспокоены упадком городского рабочего класса, который они считали своей опорой.

Экономическая катастрофа вызвала всеобщее недовольство властью большевиков. Даже когда Красная Армия разгромила последние крупные силы белых в конце 1920 года, крестьянские восстания вспыхнули в Тамбове, на Украине, в Западной Сибири, Белоруссии и в нескольких провинциях вдоль реки Волги. В городах рабочие бастовали за лучшее питание, большую политическую свободу и больший контроль над своими заводами. Сочувствуя бастующим в Петрограде (ныне Санкт-Петербург), моряки подняли мятеж и в марте 1921 года захватили Кронштадтскую военно-морскую базу в Финском заливе.Кронштадтское восстание показало, что режим даже потерял поддержку во флоте, который был одной из его ключевых политических опор с 1917 года. Все было готово для радикальных изменений в политике.

На Х съезде партии Владимир Ленин объявил о замене принудительных хлебных реквизиций на сельхозналоги в натуральном выражении, размер которых намного ниже поборов. Это было началом новой экономической политики, ряда мер, направленных на возрождение советской экономики и примирение крестьян.Политика нэпа развивалась постепенно на протяжении 1921–1922 гг. Важным положением была легализация мелкой торговли. Вместе с прекращением реквизиции зерна это побудило бы крестьян увеличить количество засеянной земли и продать излишки своей продукции. Советское правительство также разрешало частным лицам арендовать у государства фабрики в определенных отраслях промышленности. И, пытаясь стабилизировать советскую валюту, правительство ввело мандат (который так и не был реализован полностью), согласно которому государственные предприятия должны сбалансировать свои бюджеты.

Ленин описал нэп как временное отступление, необходимое перед дальнейшим продвижением по дороге к социализму. Хотя некоторые коммунистические лидеры, такие как Николай Бухарин, очевидно, пришли к мнению, что нэп является долгосрочным решением проблем построения социализма, большинство продолжало относиться к нему с подозрением. Комментаторы партии часто жаловались, что НЭП «балует классовых врагов», таких как частные предприниматели и зажиточные крестьяне (кулаки). Противники НЭПа опасались, что это приведет к возрождению капитализма и, в конечном итоге, к свержению советской власти.

По мнению большинства партийных руководителей, партия должна была поддерживать жесткую дисциплину, чтобы отступление нэпа не превратилось в бегство. В ответ на рост противоборствующих фракций внутри партии, особенно Так называемая рабочая оппозиция, X съезд партии запретил создание таких группировок. Иосиф Сталин с большим успехом использовал этот запрет в своих битвах за политическое господство, регулярно обвиняя противников во фракционности.

Несмотря на запрет фракционности, в 1920-е годы велась ожесточенная политическая борьба, когда Сталин установил личную диктатуру над партией.Используя свою первоначальную базу в качестве секретаря ЦК, отвечающего за кадровые решения, наряду с запретом фракционности, Сталин победил несколько вызовов своей политике и своему личному правлению. После окончательного вывода из строя Ленина инсультом в марте 1923 года он нанес поражение движению под руководством наркома обороны Льва Троцкого против растущего «бюрократизма» советского общества и упадка демократии внутри партии. В 1926–1927 он победил так называемую Объединенную оппозицию, которая объединила Троцкого с членами Политбюро Львом Каменевым и Григорием Зиновьевым против Сталина.В конце этой битвы в декабре 1927 года Пятнадцатый съезд партии исключил Троцкого из партии и сослал его в Среднюю Азию. Наконец, в 1928–1929 годах Сталин отбил вызов своему личному правлению со стороны «правых», выступавших против насильственной коллективизации крестьянства, возглавляемой его бывшим союзником Николаем Бухариным.

Литература и искусство в годы НЭПа были менее подчинены открытой партийной программе и более открыты для экспериментов, чем при последовавшем за этим высоком сталинизме.Некоторые частные издательства продолжали функционировать и в начале этого периода. Газеты представили некоторую информацию в нейтральном тоне и опубликовали ограниченные политические дебаты.

Ситуация с литературой демонстрирует ситуацию в других искусствах. Писатели стеснялись рассортировывать себя по литературным школам. Некоторые писатели, в первую очередь группа, известная как Братья Серапионы (среди Братьев были Евгений Замятин и Михаил Зощенко), отвергали идею написания писем для служения политической повестке дня партии.Другие группы, которые стремились работать с партией, такие как Левый фронт искусства, основанный поэтом Владимиром Маяковским, экспериментировали с модернистскими и футуристическими литературными методами. «Пролетарские» писатели, такие как Федор Гладков и Михаил Шолохов, стремились развивать литературу для рабочего класса и для него. На протяжении этого периода различные литературные коллективы ожесточенно боролись друг с другом за покровительство государства.

В 1980-х и 1990-х годах в научных кругах велись серьезные дискуссии о том, можно ли назвать НЭП периодом «плюрализма», по крайней мере, в культуре.Конечно, было много художественных экспериментов. Однако партия допустила это не из-за приверженности плюрализму как такового, а, скорее, из-за того, что художники и писатели лучше всего послужили бы большевистской повестке дня, если бы им позволили попробовать новые подходы. Во время НЭПа партийные руководители надеялись использовать искусство, литературу и журналистику для «просвещения масс» — чтобы научить их быть образцовыми гражданами социалистического общества и работать на цели партии. Именно эта надежда, а не какая-либо приверженность плюрализму, мотивировала относительную свободу художественного самовыражения в годы нэпа.

Зиму 1927–1928 годов можно считать концом нэпа. На протяжении 1927 года партийные / государственные чиновники закрывали частную торговлю и кооперативные производители. Той зимой Иосиф Сталин, сторонники которого теперь явно доминировали в партийном руководстве, вернулся к политике принудительных реквизиций зерна в районах СССР, где правительство не могло закупить достаточно зерна. На XV съезде партии в декабре 1927 года сторонники Сталина разгромили Объединенную оппозицию, а к весне 1928 года начали кампанию против «правых» противников принуждения крестьянства.Это было последнее открытое оппозиционное движение в партии при жизни Сталина. Зимой 1927–1928 гг. Агентство экономического планирования, Госплан, сформулировало первый официальный централизованный экономический план. Наконец, ранней весной 1928 года Центральный комитет партии начал кампанию по принуждению журналистов и писателей к активному продвижению партийной повестки дня в своей работе. Взятые вместе, эти события предполагают конец эпохи.

Похоже, что конец нэпа был мотивирован целым рядом соображений.Среди партийных лидеров росло убеждение в том, что Советскому Союзу нужна была программа катастрофической индустриализации, чтобы увеличить свой военный потенциал в угрожающих международных условиях. Сталин и его помощники пришел к выводу, что единственный способ профинансировать такую ​​программу — это выжать из крестьян больше зерна по ценам ниже рыночных. В общем, партийные лидеры могли отчаяться от возможности добиться добровольного сотрудничества от крестьян. Общее подозрение к политике НЭПа как к мягкому отношению к «капитализму» и стремление Сталина к доминированию над партией / государством также, вероятно, помогли ускорить политические изменения.

Споры о нэпе вращаются вокруг вопроса о том, является ли он жизнеспособной «мягкой» коммунистической альтернативой сталинизму. Во всем мире коммунистические реформаторы, разочарованные репрессиями сталинизма и неспособностью улучшить уровень жизни, искали альтернативы в период нэпа. Реформы, вдохновленные нэпом, начались в Восточной Европе в 1950-х годах и включали реформы советского лидера Михаила Горбачева (перестройка) в конце 1980-х годов. Большинство реформаторов сосредоточились на НЭП как на модели повышения эффективности командной экономики за счет интеграции мелкомасштабной рыночной деятельности.Некоторые, включая Горбачева, также были заинтересованы в предоставлении большей свободы выражения мнений, чтобы заручиться поддержкой населения и сделать правительство более эффективным.

В американской науке интерпретация НЭПа как реальной альтернативы возникла в 1960-х и 1970-х годах как вызов широко распространенному в то время взгляду на советскую систему как на статичную, тоталитарную и по сути сталинистскую. В 1971 году американский политолог Стивен Коэн опубликовал биографию Николая Бухарина, в которой утверждалось, что нэп мог быть стабильной альтернативной моделью развития СССР.Литературовед Эдвард Дж. Браун еще в 1963 году подчеркивал относительную открытость культуры нэпа. Советская история и как реальная экономическая альтернатива. Кристофер Рид и Мэтью Лено утверждали, что политика партии в отношении культуры никогда не была «плюралистической». Майкл Дэвид-Фокс утверждал, что политика партии в сфере высшего образования в 20-е годы никогда не была «мягкой» или терпимой, а скорее была направлена ​​на революционное преобразование человеческого сознания.Владимир Бровкин собирал доказательства политических репрессий на протяжении всей НЭПа. А венгерский экономист Янош Корнаи пришел к выводу ( The Socialist System , 1992), что смешанная экономика типа нэпа в конечном итоге несовместима с однопартийной коммунистической диктатурой.

См. Также Коммунизм; Ленин, Владимир; Гражданская война в России; Сталин, Иосиф.

Болл, Алан М. Последние капиталисты России: нэпманы, 1921–1929. Беркли, Калифорния., 1987.

Бровкин, Владимир. Россия после Ленина: политика, культура, общество, 1921–1929 . Нью-Йорк, 1998.

Карр, Эдвард Халлетт. История Советской России: основы плановой экономики, 1926–1929 гг. . 2 тт. Лондон, 1969–1971 гг.

Коэн, Стивен Ф. Бухарин и большевистская революция: политическая биография, 1888–1938 . Оксфорд, Великобритания, 1971.

Дэвид-Фокс, Майкл. Революция разума: высшее образование у большевиков, 1918–1929 гг. .Итака, Нью-Йорк, 1997.

Фицпатрик, Шейла, Александр Рабинович и Ричард Стайтс, ред. Россия в эпоху нэпа: исследования в советском обществе и культуре . Блумингтон, Индиана, 1991.

Горсуч, Энн Э. Молодежь в революционной России: энтузиасты, богема, преступники . Блумингтон, Индиана, 2000.

Lenoe, Matthew. Ближе к массам: сталинская культура, социальная революция и советские газеты . Кембридж, Массачусетс, 2004.

Рид, Кристофер. Культура и власть в революционной России: интеллигенция и переход от царизма к коммунизму . Нью-Йорк, 1990.

Мэтью Леное

Энциклопедия современной Европы: Европа с 1914 года: Энциклопедия эпохи войны и реконструкции

Новая экономическая политика (НЭП) (Л.

Проект)

Новая экономическая политика (НЭП)

СОСТОЯНИЕ РАБОЧЕГО КЛАССА В 1921 ГОДУ

После гражданской войны советский рабочий класс почти исчез.Это было даже под в лучшие времена небольшое меньшинство населения, никогда не составлявшее более 3 миллионов в крупной промышленности. В 1921 году работало менее половины этого числа. В номинально занятые часто оставались без работы, потому что предприятия простаивали. Большинство из них рабочие были нищими, которые зарабатывали на жизнь случайной работой или торговлей на черном рынке. Все это привело к относительной экономической и политической слабости партий, основанных на рабочий класс типа большевиков.

КАК МОГУТ РАБОТНИКИ УПРАВЛЯТЬ?

Даже если гражданская война не уничтожила рабочий класс, проблемы, с которыми столкнулась социалистическая революция в отсталых странах, таких как Россия. Николай Бухарин очень ясно понимал разницу между буржуазной революцией и пролетарские революции. Марксисты традиционно считали, что так же, как капитализм возникнет из старого феодального строя, так и социализм возникнет из буржуазного общества.

Однако, как указывал Бухарин, буржуазия не была эксплуатируемым классом и поэтому он был в состоянии управлять обществом задолго до того, как произошла его политическая революция. В Однако рабочие находятся в совершенно ином положении. Им не хватает независимого экономического базы и страдают от экономической и культурной эксплуатации. До революции рабочий класс остается отсталым и поэтому, в отличие от буржуазии, не может подготовить заранее для управления всем обществом.Только через захват власти и править через авангардную партию, чтобы рабочие могли построить социализм.

БУХАРИН И КРЕСТЬЯНСТВО

Перед лицом упадка рабочего класса и краха советской экономики на закате военного коммунизма Бухарин, как и подавляющее большинство Большевики приняли НЭП. Нэп был неизбежен. Только так товары могут начаться циркулировал снова через рынок. Бухарин, имевший реалистичную понимание относительной слабости пролетариата, исследовавшего советское общество в этом период и начал рассуждать о других социальных и экономических силах, которые могут подтолкнуть социализм вперед.

Он пришел к выводу, что крестьяне будут такой силой. Бухарин теоретизировал что рост частного сельского хозяйства в конечном итоге будет способствовать промышленному росту в штате сектор. Крестьянин в первую очередь будет нуждаться в товарах народного потребления и простом сельском хозяйстве. орудия.По мере накопления в крестьянском хозяйстве он начал требовать более капиталоемкие товары, такие как тракторы, удобрения и машины. Спрос на такие продукция будет способствовать росту государственной тяжелой промышленности.

НЭП, изначально ставивший целью вывести СССР из депрессивного состояния войны. Коммунизм теперь рассматривался Бухариным как центральный компонент развития социализм.

Следовательно, по мнению Бухарина, нападение на крестьян, особенно на крестьян, было ошибкой. более зажиточные крестьяне, которые могли поставлять продукцию рабочим в городах.Беднее фермеры полагались на натуральное хозяйство и не имели возможности заполнить житницы в городской рынок. Бухарин считал, что зажиточным крестьянам имеет смысл «обогащаются», чтобы в конечном итоге построить социалистическую экономику. Противостояние зажиточным крестьянам — кулакам — было крайне левой и опасной ошибкой.

Главным союзником Бухарина в правящей партии был Иосиф Сталин.

ДИСКУССИЯ ПРЕОБРАЖЕНСКОГО С БУХАРИНЫМ

Евгений Преображенский был близким политическим союзником Бухарина.Они были левыми-большевиками в период военного коммунизма. Они являются соавторами «Азбуки коммунизма». и были ведущими теоретиками в партии. Преображенский, который, несмотря на отсутствие колледжа образование, был опытным экономистом. В своей «Новой экономике» он попытался применить метод «Капитала» к советской экономике. Он был организатором в Урала, который постоянно находился в бегах от царской полиции и был одним из первых сторонники Апрельских тезисов Ленина.

Преображенский бросил вызов прокулакской политике Бухарина. Он увидел основной недостаток в его логика: пока тяжелая промышленность остается недокапитализированной, она не может производить товары для удовлетворения крестьян. Чем дольше Советский Союз ждал, чтобы осуществить модернизация заводов и оборудования, тем больше дефицит промышленной продукции было бы. Преображенский видел в высоких налогах кулаков путь к достижению такого Обновить. В своей статье Преображенский использовал термин «эксплуатация» для описания это отношение социалистического государства к крестьянам.Этот термин вызвал скандал среди Бухарин и сторонники Сталина так же, как Бухарин использовал термин «обогащайтесь» вызвали скандал в левой оппозиции.

КАК НЭП РАЗБИЛСЯ

С самого начала феномен так называемых «ножниц» характеризовал НЭП. Троцкий первым обратил внимание на это явление роста промышленных цен и снижение цен на сельскохозяйственную продукцию, которое графически проявилось как открытые ножницы, в первые несколько лет нэпа. Это было связано с несоответствием между разбитым государственная промышленная инфраструктура и относительно процветающая капиталистическая сельскохозяйственная экономия. Эффект «ножниц» заставил кулака копить ферму. товары в попытке шантажировать государство, заставляя его снизить цены на потребительские товары. Когда кулаки копили урожай, рабочие голодали, и нищета в городах увеличивалась. Вкратце, это была схема, которая повторялась до тех пор, пока Сталин не объявил войну кулаки.

Крестьяне обнаружили, что хранить зерно разумнее, чем хранить деньги. В государственная власть не могла заставить крестьян сдвинуться с места. В Ростове на Украине власти издали приказ, чтобы крестьяне доставили 25% всей муки, доставленной в государственные мельницы по фиксированной цене в 1924 году. Государству удалось собрать только 1/3 зерна. Остальное крестьяне отказали.

Помимо растущей напряженности между частными производителями и государственными органами, напряженность также возникла в деревне между богатым крестьянином и подавляющим большинством большинство бедняков. Революция 1917 года распространила миллионы мелких участков среди tiller, но их перспективы были неопределенными. В этих мини-фермах лошадей часто несуществующие не говоря уже о тракторах. Крестьяне вспахивали землю собственными мускулами. Многие из эти мини-фермы рухнули, и крестьяне превратились в наемных рабочих в кулацкие хозяйства.

Таблица в советском академическом журнале того периода документирует эту тенденцию. Это показывает процент крестьян на Украине, не имевших тягловой лошади и техники:

год % без тягловой лошади % без оборудования
1921 19 24
1922 34 30
1923 45 34
1924 46 42

Вышеуказанные условия стали преобладать на всей территории СССР. Крестьянство началось разделение на 2 группы: те, у кого были животные и техника, одолжили их тем, кто не; и те, кто хоть и не был безземельным, но не имел средств улучшить свое положение. Это было первой группе, к которой обратились Бухарин и Сталин.

Примерно 20-30% беднейших крестьян на Украине в 1924 году ели только картошку. Те крестьяне, которые потеряли землю и перешли на наемный труд, подвергались сверхэксплуатации. Обычно фермер работал неограниченное количество часов, и детский труд не был чем-то необычным.в Украина, 80% сельскохозяйственных рабочих были неграмотными и их начальство часто избивало. Эти рабочие, вероятно, не разделяли веры Бухарина в чудеса нэпа.

Бухарин, как и Джим Лоулер, любил цитировать Ленина «О кооперации» в поддержка нэпа. Для Бухарина это выступление мертвого вождя безоговорочно поддерживало его видение беспрепятственного развития зажиточного крестьянства.

«Фактически существующие» кооперативы в противовес теории Бухарина скоро стал частью полемики с левой оппозицией. Если бы кооперативы имели любые заслуги в качестве зарождающихся социалистических институтов, они должны были бы служить интересам среднее и низшее крестьянство. На самом деле курятник состоял в основном из зажиточных крестьяне, которые использовали их как инструменты сбыта. Крестьяне, занимающиеся натуральным хозяйством не имел роли. Когда в кооперативе разрешалось совместное владение сельскохозяйственной техникой, бедняк мог обычно не по карману нанять их. В 1925 г. партийный следователь сообщил, что «капиталистические принципы обеспечили себе наиболее благоприятные условия при кооперативный флаг «.Он добавил, что руководство партии Бухарин-Сталин заняло как «пример движения к социализму», что на самом деле было движением к капитализму.

В то время как социальная дифференциация в сельской местности продолжалась быстро, конфликт с Социалистическая государственная власть не показала никаких признаков улучшения. Было мало государства мог сделать, чтобы умиротворить крестьянина. Советская промышленность не улучшилась и поэтому были мало или совсем нет товаров народного потребления по доступной цене.Ножницы оставались открытыми.

Государство все больше полагалось на экспорт зерна для привлечения капитала, но кулаки устояли. в пути. В 1925 году была поставлена ​​цель экспортировать 200 миллионов бушелей зерна, кроме зерна. сбор за 1925-26 год не достиг цели в 780 миллионов ровно на 200 миллионов. из-за накопительства. Политбюро приостановило экспорт зерна. Бухаринское видение промышленная экспансия, финансируемая за счет излишков зерна, начала угасать. Кулак был хозяином положения, а не рабочий класс.Изречение Мао о том, что политическая власть вырос из ствола пистолета, в этом случае следует читать, что политическая власть вырастает из зерновая бочка.

ВОЙНА СТАЛИНА НА КУЛАКАХ

К концу 20-х годов между Бухариным и Сталиным по поводу нэпа стали появляться трещины. Сталин стал бить тревогу против кулака словами, напоминающими Троцкого, Преображенский и левая оппозиция, члены которой в основном находились в тюрьмах или ссылках. тогда.Воинственность Сталина дезориентировала многих представителей левой оппозиции, которые сомневались в своей роли теперь, когда Сталин, казалось, сдвинулся влево. Троцкий даже оказал критическую поддержку Сталин, по его мнению, «центрист», против «правого» Бухарина, который поддержал кулаков.

Проблема этого типа анализа в том, что ему не хватало исторической перспективы. чтобы увидеть, как далеко Сталин дистанцировался от рабочих корней большевизма. Сталин стал сторонником могущественных элементов советской бюрократии, полиции. и армия, получившая свои привилегии от коллективных отношений собственности.

Бухарин политически выразил классовые интересы зажиточного крестьянства. при этом сохранив корни в большевистской интеллигенции.

Левая оппозиция была связана с рабочим классом традиционных городских центров, таких как Санкт-Петербург, но с упадком рабочего класса политическая оппозиция мощность упала. Более того, многие рабочие, поселившиеся в городах в середина 20-х гг. были в основном переселенцами-крестьянами.У этих рабочих было мало марксистского сознание, типичное для русского рабочего класса на рубеже веков. Рабочие вступившие в коммунистическую партию во время «ленинского сбора» происходили из этого страта.

Когда Сталин начал нападать на кулаков, он многое позаимствовал у Преображенского. теоретический арсенал. Сталин, прежде всего заинтересованный в сохранении своего политического превосходства, не стеснялся перейти от крестьянской идеологии Бухарина к идеологии Преображенского. Модель индустриализации, хотя и в сильно искаженном виде.

Когда Сталин развязал всю мощь Советского государства против крестьянина, чтобы чтобы коллективизировать сельское хозяйство, он делал это таким образом, который не служил ни рабочему классу. ни крестьянство в конечном итоге. Он атаковал в манере, типичной для его административный подход к политическим проблемам. Это не было случайностью. Было бы виртуально для непревзойденного бюрократа невозможно действовать иначе.

Троцкий и его последователи отважно сражались, но в основном были генералами. без армии.Им не хватало социального веса, чтобы собрать противодействие Сталину. В левая оппозиция была альтернативой прокулакской политике Бухарина и сталинской антикулацкой политике. экстремизм. Однако обоснованность идей не является гарантией их признания в обществе в качестве мы все знаем. Возможно, своевременное применение некоторых экономических работ Троцкого и Преображенского. идеи могли предотвратить фиаско 1930-х годов, но история пошла другим путем.

СУДЬБА БУХАРИНА

Бухарин до самого конца оставался сторонником нэповского социализма.Его разрыв с Сталин был в первую очередь над жестокостью и неправильным руководством Сталина, а не с его экономическими соображениями. левый поворот. В конце концов он заключил мир со Сталиным, как и Преображенский. Это не помешать Сталину предать суду и казнить двух старых большевиков как «врагов состояние ».

Стивен Ф. Коэн, леволиберальный историк из Принстонского университета, написал важная политическая биография Бухарина называется «Бухарин и большевик. Революция».

Коэн считает период нэпа чем-то вроде золотого века в советской истории. Он подчеркивает, как это делает Лоулер, положительные аспекты этого периода, но не справиться с его прохождением. Он склонен рассматривать нэп как эксперимент в социальной политике. а не продукт классовых отношений в данный момент истории.

Коэн видит в провале Бухарина трагедию, а не неизбежную побочный продукт столкновения интересов крестьянской буржуазии и бюрократической каста.

Неполное понимание Коэном роли нэпа в советской истории напоминает его неспособность понять падение Горбачева. Коэн часто появлялся на телевидении, чтобы защищать умеренная, наподобие нэпа модель смешанной экономики перестройки. Казалось, он никогда не понимал этого требования глобального капитализма были превыше всего в умах американских политиков, а не благополучие русского народа.

НЭП КАК МОДЕЛЬ

Я не считаю, что нэп должен служить образцом для развивающихся стран, пытающихся построить социализм.

После падения Берлинской стены многие левые, кажется, влюбились в рыночный социализм и смешанная экономика. Некоторое приспособление к капитализму может быть неизбежно, но мне кажется, что есть разница между проживанием под принуждение и теоретическая модель, основанная на растворении классовой борьбы.

В основном, я считаю недавнее увлечение смешанной экономикой, рыночным социализмом и т. Д. другие переработанные версии НЭПа как отказ от классовой борьбы.Я тоже думаю левые должны пересмотреть и вернуть себе понятие диктатуры пролетариата. В плановая экономика не рухнула в Советском Союзе. Что не удалось, так это экономика, основанная на фиат.

Левым предстоит взяться за эти вопросы, чтобы подготовиться к 21-й век. Единственная возможная польза от бедствий ХХ века — это укрепить наше теоретическое понимание того, что необходимо в следующем столетии.

Я скажу больше по этим вопросам в ближайшие недели.

Процитированные источники:

E.H. Карр, «Социализм в одной стране» С. Коэн, «Бухарин и Большевистская революция «И. Дойчер,» Пророк-изгой «Э.А. Преображенский, «Кризис советской индустриализации»,

Project MUSE — Искоренение инаковости: кампания за распространение грамотности в России эпохи НЭПа (обзор)

Современные революционеры часто связывают свои революции с пропагандой грамотности и распространением определенных текстов.Большевики не были исключением. Они выделяли значительные ресурсы на кампании по повышению грамотности во время Гражданской войны, а затем и в период смешанной экономики, известной как Новая экономическая политика (НЭП). Это в значительной степени административная история их усилий с 1923 по 1927 год. Поскольку было сравнительно мало исследований механизмов, которые они использовали для реализации своей политики, или трудностей, с которыми они при этом столкнулись, книга полезна. Это также пример мобилизации [End Page 216] кадров, хотя, как указывает автор, читальные залы и местные образовательные центры кампаний по распространению грамотности вряд ли были первым выбором тех, кто хотел связать свое будущее с новым общественным порядком.Он должен был частично финансироваться за счет членских взносов, но деньги центрального правительства всегда имели решающее значение.

В 1923 году большевистские лидеры планировали обучить миллионы людей. Они отдавали приоритет солдатам и профсоюзным деятелям, начиная с городов, а затем быстро распространив кампанию на сельскую местность. Как и в случае почти со всем остальным в обществе, политика проводилась наверху, но бремя управления ложилось на местные органы власти. Официальное «Общество неграмотности» (ODN) было организовано по ячейкам, как и Коммунистическая партия.Власти предполагали, что инициативу возьмут на себя члены партии и члены ее молодежной организации. Как показывает Кларк, это происходило не всегда. Те, кто записался в общество, взяли на себя обязательство пройти курс обучения и присутствовать на различных мероприятиях, таких как пьесы и лекции. Правительство преследовало двоякую цель: во-первых, способствовать развитию навыков чтения и письма, а во-вторых, превратить общество в «школу социализма». То, что между ними могло быть противоречие, было не очевидно для них, но это было для некоторых, кто участвовал, особенно для тех, кто в основном был заинтересован в приобретении навыков.

Автор мог бы сделать больше для анализа содержания программы. Он сообщает нам, что в читальных залах были центральные газеты, классические произведения и произведения известных американских авторов, таких как Джек Лондон, а также буклеты по кооперативам и другим темам, представляющим экономический интерес. Чего не хватает, так это некоторого ощущения направленности пропагандистских усилий. Чему большевики пытались научить с первого дня и насколько хорошо они это делали? Также был бы полезен некоторый анализ того, как когорта, на которую была направлена ​​работа, преуспела в переписи 1926 года и злополучной переписи конца 1930-х годов.

Джеффри Брукс

Университет Джонса Хопкинса

Национальная платформа оценки | Программа для Танзании

ЛУЧШЕ НАЦИОНАЛЬНАЯ ПЛАТФОРМА ОЦЕНКИ
  • Новый способ оценки эффективности и воздействия программ здоровья и питания матерей, новорожденных и детей (MNCH&N)
  • Систематический подход для выявления и сбора данных о здоровье и питании из различные источники и обеспечение их доступности для оценки программы
  • Основной набор аналитических методов для разработки основанных на фактических данных ответов на актуальные программные и политические вопросы стран
  • Приверженность созданию устойчивого национального потенциала
ЛУЧШАЯ ОЦЕНКА ЗНАЧИТ ЛУЧШЕ ЗДОРОВЬЕ

Ускорение национального прогресса в области здоровья и питания женщин и детей — на справедливой, устойчивой и подотчетной основе — требует от Танзании расширения масштабов вмешательств, доказавших свою эффективность в местных условиях.Национальная платформа оценки предоставляет правительству Танзании инструменты и навыки для оценки программ здравоохранения и питания путем выявления, систематического сбора и тщательного анализа данных из различных источников. Обладая фактическими данными, национальные и региональные лидеры могут принимать стратегические решения, которые обеспечат максимальное воздействие на здоровье и питание женщин и детей Танзании.

НЭП принадлежит ТАНЗАНИИ, И TANZANIA-LED

С 2014 по 2017 год Танзания создает Национальную платформу оценки при техническом руководстве Института международных программ Университета Джона Хопкинса и финансовой поддержке правительства Канады.Как «домашнее» учреждение НЭП, Национальное статистическое бюро (НСБ) проводит анализ и проводит практические семинары по наращиванию потенциала с группами других заинтересованных сторон НЭП в государственном секторе. Учреждения государственного сектора, ориентированные на ЗМНиН, в том числе Министерство здравоохранения и социального обеспечения, Центр продовольствия и питания Танзании, Офис премьер-министра по региональной администрации и органам местного самоуправления, Канцелярия премьер-министра (расширение масштабов питания), Сельскохозяйственный университет Сокойне , и Университет здравоохранения и смежных наук Мухимбили — заявили о своей поддержке НЭП и являются ведущими участниками во всех аспектах разработки и использования НЭП.

Консультативный комитет высокого уровня (HLAC), возглавляемый заместителем постоянного секретаря по региональной администрации и местным органам управления президента здравоохранения (PO RALG) и созываемый генеральным директором NBS, состоит из старших руководителей от каждого учреждения, заинтересованного в политике и программе. . Группа отвечает за определение приоритетных тем для оценки и является основной аудиторией результатов НЭП. Техническая рабочая группа (TTT) состоит из лиц из организаций, заинтересованных в ПОЭ, которые занимаются мониторингом и оценкой, управлением программами или исследованиями и обучением на национальном уровне.Эта команда отвечает за построение ПОИ, обеспечивая предоставление своими учреждениями данных, развитие экспертных знаний в области оценки и использование результатов ПОИ. Члены TTT участвуют в семинарах NEP и других мероприятиях, координируемых NBS. TTT сотрудничает с научными партнерами и партнерами по работе с данными, чтобы предоставить информацию для анализа и направления деятельности NEP.

Цикл 1 ПОИ был посвящен прогрессу Танзании в достижении цели 4 в области развития, сформулированной в Декларации тысячелетия (ЦРТ), по выживанию детей и цели 5 по сокращению материнской смертности.Члены TTT использовали данные об охвате и воздействии обследований домашних хозяйств вместе с Инструментом «Спасенные жизни» для создания национальных и субнациональных моделей, показывающих, как расширение масштабов конкретных мероприятий повлияло на материнскую, неонатальную смертность и смертность в возрасте до 5 лет.

NEP распространил результаты цикла 1 на четырех крупных форумах, включая встречу по распространению результатов обзора по оценке предоставления услуг в Танзании, встречу Группы партнеров по развитию по вопросам питания, Ежегодный партнерский форум Партнерства по питанию в Танзании и Симпозиум исследовательского партнерства Танзании и Канады.NBS поделилась результатами цикла 1 с отдельными подразделениями Министерства здравоохранения, общественного развития, по гендерным вопросам, пожилым людям и детям. Команде NEP также было предложено поделиться результатами цикла 1 во время встреч по планированию следующего Стратегического плана сектора здравоохранения (HSSP IV) (2015-2020) и One Plan II (2016-2020) по повышению выживаемости матерей и детей. Цикл 2 построен на оценке эффективности трех мероприятий по охране материнства (дородовая помощь (ДП), предоставление медицинских услуг и планирование семьи) в рамках Единого плана охраны здоровья матери и ребенка (2008-2015 гг.) — семилетней стратегии, которая включала в себя: углубленный среднесрочный обзор, но без плановой окончательной оценки.Для оценки Единого плана NEP Tanzania выполняет три взаимосвязанных вида деятельности, включая анализ существующих данных, оценку качества связанных рутинных данных и понимание того, как лучше визуализировать данные для разработки политики в области ЗМНиН в Танзании. NEP также провела качественное исследование, чтобы понять восприятие качества дородовой помощи и поведения при обращении за медицинской помощью.

С НЭПом ТАНЗАНИЯ МОЖЕТ СОЗДАТЬ ПЛАНЫ НА ОСНОВЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Чтобы ускорить продвижение вперед в области MNCH & N, лица, принимающие решения, должны быть вооружены доказательствами для разработки реалистичной и стратегической программной политики.НЭП выделяется тем, что способствует принятию осознанных решений, повышая при этом подотчетность. Танзания — одна из четырех африканских стран, строящих нэп. Успешное развитие платформы в Танзании может стать моделью для тиражирования и развития подхода НЭП в других странах, где существуют серьезные проблемы со здоровьем и питанием. Команда NEP Tanzania в настоящее время работает над планированием устойчивости после окончания периода финансирования.

Новая экономическая политика России: история, события и прекращение действия

Меры НЭПа

НЭП вернул некоторые сельскохозяйственные и розничные предприятия, которые ранее были экспроприированы или национализированы при военном коммунизме, обратно в частную собственность. Однако государство сохраняло контроль над банковским сектором, транспортом, внешней торговлей и большинством отраслей. В 1922 году деньги (которые были отменены во время военного коммунизма) также были повторно введены в российскую экономику. При НЭПе классу крестьян было разрешено владеть и обрабатывать свою землю при уплате государственных налогов. Описанный Лениным как государственный капитализм, НЭП поможет в конечном итоге стабилизировать российскую экономику.

Сторонники и противники

Николай Бухарин, один из самых решительных сторонников нэпа

Одним из самых больших сторонников НЭПа был Николай Бухарин.Несмотря на то, что Бухарин был одним из самых яростных левых членов большевиков, с его восторженной поддержкой НЭПа он стал лидером правой оппозиции. Правая оппозиция была склонна поддерживать НЭП и более постепенный переход к коммунизму. Иосиф Сталин , диктатор Советского Союза с середины 1920-х по 1953 год, изначально также был публичным сторонником НЭПа, веря в очень централизованную экономическую структуру с доминированием государства. Он вступил в союз с правой оппозицией.

Ленин и Сталин, первый и второй руководители Советского Союза

Лев Троцкий , важный советский политический деятель, возглавлял оппозицию НЭПу. Троцкий и многие другие левые большевики считали, что Советское государство должно контролировать всю экономику, и что частичный капитализм, разрешенный НЭПом, был шагом назад. Троцкого и его последователей называли левой оппозицией, и они были склонны поддерживать политику в пользу быстрого перехода к коммунизму.Троцкий был решительным сторонником Госплана , комитета государственного планирования, который курировал различные аспекты экономики. Это был главный плановый орган Советской России, который работал над тем, чтобы превратить широкие экономические планы Коммунистической партии и правительства в конкретные планы действий.

Возвышение Сталина и изменение подхода к НЭП

Со смертью Ленина в 1924 году Сталин получил контроль над Советским Союзом. Он рассматривал Троцкого как своего самого значительного политического соперника и хотел лишить его влияния.Сталин выступал против левой оппозиции и называл их «антиленинскими». Левая оппозиция потеряла власть, и Троцкий в конечном итоге сбежал из Советского Союза, но был убит по приказу Сталина.

Однако затем Сталин поддержал многие взгляды, выдвинутые левой оппозицией, в том числе идею коллективизации в сельском хозяйстве. Коллективизация означала, что крестьяне больше не будут работать на своей земле, а вместо этого их земля будет принадлежать колхозу или совхозу.

Зерновой кризис и конец нэпа

Зерновой кризис 1927-1928 гг. предоставил Сталину хорошую возможность положить конец нэпу. Кризис произошел, когда советские планировщики не предоставили горожанам достаточное количество зерна (таких как пшеница и рожь) для покупки. Сталин обвинял крестьян, утверждая, что они копят зерно, чтобы поднять цены. Сталин также хотел быстро накопить капитал для широкой индустриализации, изложенной в Пятилетнем плане Госплана , начиная с 1928 года. Это была серия централизованных экономических планов с результатами, которые часто были катастрофическими для отдельных лиц, особенно для крестьян.

Краткое содержание урока

Военный коммунизм Экономика России, которая стремилась обеспечить Красной Армии достаточно продовольствия и припасов для победы в Гражданской войне 1918-1921 годов, оставила страну опустошенной и вызвала Кронштадтское восстание 1921 года. моряков на Кронштадтской военно-морской базе. В результате, Владимир Ленин , основатель Российской коммунистической партии (большевиков) и лидер Советской России, разработал новую экономическую политику (НЭП) , которая, по его мнению, поможет российской экономике оправиться от войны.

НЭП вернул некоторые сельскохозяйственные и розничные предприятия обратно в частную собственность, хотя государство сохранило контроль над большинством отраслей. При НЭПе деньги также были вновь введены в российскую экономику, и крестьянскому классу было разрешено владеть своей землей и обрабатывать ее.

Преемник Ленина Иосиф Сталин , диктатор Советского Союза с середины 1920-х по 1953 год, изначально также был публичным сторонником НЭПа, веря в очень централизованную экономическую структуру с доминированием государства и поддерживая правую оппозицию. Лев Троцкий , советский политик, возглавил оппозицию НЭП, полагая, вместе с другими левыми большевиками (левой оппозицией), что советское государство должно контролировать всю экономику. Троцкий был решительным сторонником Госплана , главного органа планирования Советской России, который превратил широкие экономические планы Коммунистической партии и правительства в конкретные действия.

Получив контроль над Советским Союзом, Сталин стал более левым и после зернового кризиса 1927-1928 гг. положил конец НЭПу.Это было также связано с его потребностью в капитале, поскольку он хотел широкой индустриализации, изложенной в Пятилетнем плане Госплана от 1928 года.

Исследований советского общества и культуры Шейла Фицпатрик

Шейла Фицпатрик (родилась 4 июня 1941 года, Мельбурн), австралийско-американский историк. Она преподает советскую историю в Чикагском университете.

Исследования Фитцпатрика сосредоточены на социальной и культурной истории сталинского периода, особенно на аспектах социальной идентичности и повседневной жизни.В настоящее время она сосредотачивается на социальных и культурных изменениях в Советской России 1950-х и 1960-х годов.

I

Шейла Фицпатрик (родилась 4 июня 1941 года, Мельбурн), австралийско-американский историк. Она преподает советскую историю в Чикагском университете.

Исследования Фитцпатрика сосредоточены на социальной и культурной истории сталинского периода, особенно на аспектах социальной идентичности и повседневной жизни. В настоящее время она сосредотачивается на социальных и культурных изменениях в Советской России 1950-х и 1960-х годов.

В своих ранних работах Шейла Фицпатрик сосредоточилась на теме социальной мобильности, предполагая, что возможность для рабочего класса подняться в социальном плане и в качестве новой элиты сыграла важную роль в легитимации режима в сталинский период. Несмотря на свою жестокость, сталинизм как политическая культура достиг бы целей демократической революции. Историк отметил, что в центре внимания всегда находились жертвы чисток, а не их бенефициары. Тем не менее, в результате «Великой чистки» тысячи рабочих и коммунистов, имевшие доступ в технические вузы в течение первой пятилетки, получили повышение до должностей в промышленности, в правительстве и в руководстве Коммунистической партии.

Согласно Фитцпатрику, «культурная революция» конца 1920 года и чистки, потрясшие научные, литературные, художественные и промышленные сообщества, частично объясняются «классовой борьбой» против руководителей и интеллектуальных «буржуа». Люди, которые поднялись в 1930-е годы, сыграли активную роль в избавлении от бывших лидеров, которые блокировали их собственное продвижение, и «Великий поворот» берет свое начало в инициативах снизу, а не в решениях саммита. В этом видении сталинская политика основывалась на социальных силах и предлагала ответ на популярный радикализм, который позволил существованию частичного консенсуса между режимом и обществом в 1930-е годы.

Фитцпатрик был лидером второго поколения «историков-ревизионистов». Она первая назвала группу советологов, работавших над сталинизмом в 80-е годы, «новой когортой [ревизионистских] историков».

Фитцпатрик призывал к социальной истории, не затрагивающей политические вопросы, другими словами, которая строго придерживалась точки зрения «снизу». Это было оправдано идеей, что университет был строго настроен видеть все через призму государства: «социальные процессы, не связанные с вмешательством государства, практически отсутствуют в литературе.Фицпатрик не отрицал огромной роли государства в социальных изменениях 1930-х годов. Однако она защищала практику социальной истории «без политики». Большинство молодых «ревизионистов» не хотели отделять социальную историю СССР от социальной истории. эволюция политической системы.

Фитцпатрик объяснил в 1980-х годах, когда «тоталитарная модель» еще широко использовалась, «было очень полезно показать, что эта модель имеет врожденную предвзятость и не объясняет всего в советском обществе. Теперь, когда новое поколение академиков иногда считает самоочевидным, что тоталитарная модель была полностью ошибочной и вредной, возможно, более полезно показать, чем были некоторые вещи о советской компании, которые она очень хорошо объяснила ».

Дифференциальные эффекты ретиноевой кислоты и факторов роста на маркеры остеобластов и активности CD10 / NEP в остеобластах стромального происхождения

Было изучено влияние ретиноевой кислоты (RA) на экспрессию маркеров клеток, связанных с остеобластами.Линию стромальных остеогенных клеток костного мозга, MBA-15, анализировали методом Нозерн-блоттинга на экспрессию белков костного матрикса. Эти клетки конститутивно экспрессируют мРНК, кодирующую проколлаген альфа 2 (I), остеонектин, остеопонтин, бигликан и щелочную фосфатазу (ALK-P). Экспрессия генов не изменилась в ответ на запуск RA в течение 24 часов. Кроме того, изучали рост клеток и ферментативную активность ALK-P и нейтральной эндопептидазы (CD10 / NEP). Эти параметры были исследованы в MBA-15 и клональных популяциях, представляющих разные стадии дифференцировки.Скорость роста клеток не изменилась, в то время как активность ALK-P значительно увеличилась в течение периода культивирования при обработке RA в MBA-15 и в исследованных линиях клональных клеток, в то время как активность CD10 / NEP показывала другую картину. MBA-15.4, линия клеток преостеобласта, проявляла ингибирование активности CD10 / NEP в начале периода культивирования, достигая со временем базального уровня. Эта активность значительно превышала контрольный уровень в MBA-15.6, зрелой стадии остеобластов. Кроме того, реакцию клеточных линий на различные факторы роста тестировали после примирования культур RA.Синергетический эффект отслеживали по активности ALK-P в клетках MBA-15.4 и MBA-15.6 под морфогенным белком rh-кости (BMP-2) и очищенным остеогенином (BMP-3), а антагонистический эффект измеряли, когда клетки подвергали воздействию трансформирующий фактор роста бета (TGF beta). Напротив, BMP-2 и BMP-3 ингибировали активность CD10 / NEP, которая оставалась неизменной после примирования клетки RA. Инсулиноподобный фактор роста I (IGF-I) и основные факторы роста фибробластов (bFGF) не влияли ни на активность ALK-P, ни на активность CD10 / NEP в обеих клонированных клетках.Клеточный ответ на гормон поиска костей, паратиреоидный гормон (ПТГ) и простагландин E2 (PGE2) отслеживали по активации внутриклеточного цАМФ. Лечение RA вызывало резкое снижение ответа клеток MBA-15.6 на ПТГ и PGE2, но в других клональных линиях не наблюдалось значительных эффектов.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *