Патриарх никон святой: Святейший Патриарх Никон

Святейший Патриарх Никон

Редкая церковная или историческая личность привлекает такое внимание, как энергичный исправитель церковных и богослужебных обрядов — Святейший Патриарх Московский и всея Руси Никон. В его биографии воедино соединились: на первых этапах Первосвятительства — небывалое возвеличивание, именование “Великим государем”, а затем — осуждение и заточение простым монахом в северном монастыре. Превратности судьбы Святейшего Никона, а также множество аспектов жизни русского общества в ХVII веке, которые оказались связанными с этой необычайной личностью, — вот причины до сих пор неослабевающего интереса к шестому по счету Всероссийскому Патриарху.

Глубина русского благочестия издавна осознавалась нашими предками. Так, старец псковского Спасо-Елеазаровского монастыря Филофей еще в первой половине XVI века писал в одном из своих посланий: “Яко вся христианская царства приидоша в конец и снидошася во едино царство нашего государя по пророческим книгам, то есть Росейское царство: два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти”.

Другой автор, может быть менее известный, но также из Пскова, священник Василий в середине ХVI века в Житии преподобного Саввы Крыпецкого восклицал о Соборах 1547 и 1549 годов, когда было прославлено множество русских святых: “И от сего времени церкви Божия не вдовствуют памятями святых во всей Русской земли, якоже некое светило сияет на свещнице Руския земли Православием и верою правою и учением Божественных Апостол Писании во всей вселенней, якоже вторый Великий Рим и царствующий град: тамо бо вера Православная испроказися махметовою прелестию от безбожных турок; зде же, в Рустей Земли паче просия святых отец наших учением”.

В 1547 году Московский государь Иоанн IV становится первым русским царем. Царское венчание совершил выдающийся Первоиерарх — Всероссийский Митрополит Макарий. Между тем подобное торжественное священнодействие в Константинополе (Старом Риме) всегда совершалось Первосвятителем в сане Патриарха, то есть коронация молодого царя, имевшая большое значение в политической жизни Русской державы того времени, явилась в известной степени свидетельством неполноты Русской Церкви.

Поэтому на Соборе 1564 года было восстановлено древнее право Российских Первопрестольников, идущее от святителей Петра и Алексия и засвидетельствованное иконографией, — ношение белого клобука Московским Митрополитом. На этом же Соборе главе Русской Церкви было усвоено право скреплять свои грамоты восковой печатью красного цвета. Наконец, в 1589 году Московский Митрополит Иов был возведен в достоинство Всероссийского Патриарха.

Служение первых Патриархов — Иова и Ермогена пришлось на тяжелый период для Русского государства, известный под названием Смутного времени, когда внутри страны пресеклась ветвь Рюриковичей-Даниловичей, а извне началась католическая польско-литовская интервенция. Преемником названных Первосвятителей стал Патриарх Филарет Никитич, патриарший титул которого включил формулировку “Великий государь”. Затем его служение продолжали последующие Патриархи — Иоасаф I, Иосиф и, наконец, Никон.

В пространном житии Святейшего Патриарха Никона, составленном близким к нему человеком — старцем Иоанном Шушериным, говорится о рождении Никона следующее: “В лето от мироздания 7113 от воплощения Господня 1605, в маие месяце, в пределах Нижняго Новаграда в веси, нарицаемой Вельдеманове, родися сей Святейший Никон Патриарх от простых, но от благочестивых родителей, от отца именем Мины и матере Мариамии, и наречено имя ему Никита, по имени преподобнаго Никиты Переславскаго Чудотворца, его же святая церковь память прославляет маия в 24 день”.

Жизнь отрока, названного в честь почитаемого русского святого, была полна скорбей, причиняемых ему мачехой. Но Господь хранил ребенка, а несчастья закаляли его душу и вырабатывали твердость характера, энергию и силу воли, которые впоследствии понадобились ему при осуществлении больших начинаний в жизни Русской Церкви. В раннем возрасте он подвизался в Макарьевском Желтоводском монастыре. Здесь будущий Патриарх получил первые навыки духовного опыта. О его прилежании свидетельствует такой интересный факт: к богослужению он всегда приходил первым, а в летнее время, чтобы не проспать к началу утрени, ложился спать “у благовестного колокола”.

Недолго Никита пробыл здесь, так как по настоянию родственников он был вынужден оставить монастырь. Похоронив отца, Никита вскоре женился и был некоторое время псаломщиком, а затем рукоположен в священный сан. Затем он перебирается в Москву, где супруги после кончины детей принимают решение об уходе в монастыри. Постриг новоначального монаха совершил преподобный Елеазар в Анзерском скиту Соловецкого монастыря на далеком и суровом Севере, назвав его в честь священномученика Никона, пострадавшего в середине III в.

“Ни­кон же живя тамо, по благословению отца своего начальнаго старца Елиазара, вдаде себе великому посту и воздержанию, бе бо правило его зело велико, яко на кийждо дненощствие при церковном правиле и при кафизмах и канонех, целой Псалтирь прочитая, по тысяче поклонов творяще, сна же зело мало употребляше”. Через три года иеромонах Никон перешел в Кожеезерскую обитель, основанную в ХVI в. преподобным Серапионом, крещеным казанским мурзой. Здесь он продолжал свои сугубые подвиги, за которые был избран братией монастыря во игумена (1642–1646). Возвел его в священный сан святитель, известный своей высокой жизнью, — Авфоний, митрополит Новгородский и Великолуцкий (1635–1649; †1652).

По делам монастыря игумену Никону приходилось бывать в Москве. И здесь он “познан бысть от великого самодержца и поставлен Святейшим Иосифом Патриархом Московским и всеа России во архимандрита в Спасов монастырь на Новое”. Таким образом, замечательные природные дарования, начитанность и подвижническая суровая жизнь провинциального игумена были замечены и по достоинству оценены в белокаменной, златоглавой и многолюдной Москве.

Новоспасский монастырь был знаменит тем, что на его территории располагалась усыпальница рода Романовых, и туда часто приезжал молодой царь Алексей Михайлович. Это способствовало сближению государя с даровитым настоятелем. Беседы с архимандритом продолжаются в царском дворце. Архимандрит Никон каждую пятницу стал приезжать к утрени в домовую дворцовую церковь. Постоянно общаясь с царем, Новоспасский настоятель ходатайствует пред ним за обиженных вдов и сирот и “прошением своим от насильствующих их избавляше”. Авторитет Новоспасского архимандрита Никона и его почитание начинают расти. Вот почему, когда освободилась древнейшая Новгородская кафедра, Собором русских архиереев туда единодушно был избран Новоспасский архимандрит Никон. 11 марта 1649 года Патриарх Иосиф торжественно поставил нового митрополита в Успенском кремлевской соборе.

Прибыв в Новгород, новый Владыка первым делом поехал в Хутынский монастырь к ушедшему на покой по старости своему предшественнику, митрополиту Авфонию, мужу святой жизни. И когда стал просить его благословения, старец-митрополит возразил: “Ты меня благослови”. А затем предрек: “Ты будешь Патриархом, и благослови меня”. Встреча двух великих мужей была знаменательной, поскольку именно митрополит Авфоний возвел в свое время Никона в настоятели Кожеезерского монастыря.

Архипастырская деятельность Никона, митрополита Новгородского и Великолуцкого, была наполнена щедрой благотворительностью: он устроял богадельни, питал убогих, сирот, обездоленных. Полюбив с детства Божественную службу, новый владыка часто совершал богослужения в новгородском соборе Святой Софии Премудрости Божией. “Обычай же он преосвященный митрополит имеяше почасту святую Литургию совершати, а наипаче же во дни недельныя и праздничныя и народа Слову Божию учити, его же для сладостнаго поучения мнози от дальних приходов в соборную церковь к Литургии приходяще, поучения его преславнаго с желанием и сердечною любовию, и сладостнаго пения слышаху, он бо первее повелев в соборной церкви греческое и киевское пение пети”.

Дружеские отношения митрополита Никона с царем Алексием Михайловичем, возникшие еще в бытность его Новоспасским архимандритом, поддерживались и в новгородский период. Митрополит нередко бывал в Москве, часто служил в кремлевских храмах. При этом царь всегда предпочитал молиться на богослужениях, совершаемых им. В один из таких приездов, возможно, самим митрополитом Никоном была высказана скорбь, что не все Российские Первопрестольники покоятся в месте своего служения, то есть в московском кремлевском соборе Успения Пречистой Богородицы. Так, первый Всероссийский Патриарх Иов, скончавшийся в изгнании (†19.VI.1607), был погребен в Старицком монастыре. Патриарх Ермоген скончался страдальческой смертью в Чудовом монастыре (†17.II.1612), где и погребен. Мощи Митрополита Московского Филиппа, скончавшегося при Иване Грозном, были в 1592 году перенесены из тверского Отроча монастыря в Соловецкую обитель, где и пребывали. Лобызать их и поклоняться им инок Никон мог, когда начинал свои монашеские подвиги в Соловках.

И Божественный промысел судил так, что, став Новгородским владыкой, митрополит Никон доставил в Москву честные мощи страдальца-Митрополита Филиппа, в епархиальном ведении которого находился Соловецкий монастырь. Царь вручил митрополиту Никону грамоту для прочтения от своего лица при всем народе пред мощами святителя Филиппа. Грамота была написана в подражание молитвенному посланию, с которым некогда византийский император Феодосий обратился к мощам скончавшегося в изгнании святителя Иоанна Златоуста, когда повелел перенести их из Коман в Константинополь.

Пока митрополит Никон путешествовал, в Москве скончался Патриарх Иосиф. По его возвращении из Соловков на Соборе русских архиереев он был избран Всероссийским Патриархом. Однако Никон решительно отклонил это избрание и долго оставался непреклонным. Только слезное моление самого царя, всего освященного Собора и бояр склонило его волю к согласию, однако при условии, что его будут “послушати во всем, яко начальника и пастыря и отца краснейшаго”.

Профессор историк Н. Ф. Каптерев считал, что тем самым новый Патриарх хотел усилить авторитет патриаршей власти. Состоялось наречение нового Патриарха, а 25 июля 1652 года — интронизация Святейшего Никона, Патриарха Всероссийского, “рукоположе­нием Корнилия, митрополита Казанского и Свияжского, со всем освященным Собором”. По окончании своей первой Первосвятительской Литургии новопоставленный Патриарх совершил “шествие на осляти”; коня под уздцы по обычаю вел молодой царь.

Во время своего служения Святейший Никон нашел в патриаршей казне-ризнице грамоту Восточных Патриархов об учреждении Патриаршества на Руси. В ней, в частности, говорилось о недопустимости введения каких-либо новшеств в жизни Русской Церкви. Между тем имелись разногласия, о чем неоднократно говорили иерархи, посещавшие Москву. Например, в тексте Символа веры, что был вышит в начале ХV века на саккосе Митрополита Фотия (†1431), обнаружилось разночтение. Расхождения были и в богослужебных книгах. Приехавший в это время в Москву бывший Константинопольский Патриарх Афанасий написал для Патриарха Никона “Чин архиерейского совершения Литургии на Востоке”, с тем чтобы тот ясно увидел разности в чинопоследованиях архиерейского богослужения.

Уезжая из Москвы, благодарный за материальную помощь Патриарх Афанасий писал царю Алексию Михайловичу: “Толь­ко тебя, великого государя, мы имеем столп и утверждение веры, и помощника в бедах, и прибежище нам, и освобождение. А брату моему, государь, и сослужителю, великому господину, Святейшему Никону — освящать соборную апостольскую церковь Софии Премудрости Божией”. Константинопольский Патриарх имел в виду главный византийский храм.

Известный преимущественно как исправитель книг, Патриарх Никон в 1653 году, пред началом Великого поста, разослал повсюду специальную память, в которой говорилось: “По преданию святых Апостол и святых отец не подобает в церкви метания творити на колену, но в пояс бы вам творити поклоны; еще и тремя персты бы есте крестились”. Это патриаршее послание вызвало оппозицию со стороны протопопа Аввакума и некоторых других. Чтобы исключить сопротивление великому делу исправления книг, нужно было придать данному начинанию более высокий авторитет, а именно — соборный. В связи с этим весною 1654 года в Москве имели место соборные суждения по данному вопросу. Материалы для рассмотрения были подготовлены самим Патриархом Никоном. Он стремился на конкретных примерах показать, как должно быть и что на самом деле имеет место. Первый вопрос, поставленный на Соборе, звучал так: “В Уставах наших написано — отверзать царские двери во время Литургии только на Малый выход и на Великий, а у нас они теперь бывают постоянно отверзты от начала Литургии до Великого выхода. Скажите: по Уставу ли действовать или по нашему чину? А греки действуют согласно с нашим уставом”. Соборный ответ: “И мы утверждаем быть также, как греческие и наши старые книги и Уставы повелевают”. В результате обсуждения подобных вопросов необходимость исправления богослужебных книг стала очевидной, причем о характере исправлений было постановлено: “Добро есть исправить согласно с старыми и греческими книгами”. Большему авторитету постановлений могло способствовать согласие в этих вопросах Восточных Патриархов, которые в то время нередко приезжали в Московскую Русь.

Одна из таких возможностей представилась в 1655 году, в Неделю Православия, когда в Успенском соборе вместе с русским Патриархом богослужение совершали Патриархи Антиохийский Макарий и Сербский Гавриил. В конце богослужения были преданы анафеме иконы, написанные в западной манере и начавшие появляться у некоторых русских бояр. Затем Патриарх Никон стал говорить о неправильности двуперстного сложения. А в заключение он обратился к Антиохийскому святителю с вопросом о правильности перстосложения при совершении крестного знамени. Тот через переводчика ответил: “В Антиохии, а не в другом месте, последователи Христа начали в первый раз называться христианами, и оттуда пошли все церковные обряды. Но ни там, ни в Александрии, ни в Константинополе, ни в Иерусалиме, ни на Горе Синае, ни на Святой Горе, ни в Молдавии, ни в Валахии, ни у козаков, никто не крестится так, как вы (то есть двуперстно — а. М.), а все согласно употребляют иное перстосложение”. Во время Великого поста в 1655 году состоялось заседание еще одного Собора, результатом которого явилось издание исправленного Служебника.

Присланные вскоре из Константинополя грамоты подтвердили правильность соборных решений, принятых в Русской Церкви, а о неподчиняющихся им было сказано, что таковые “чужды Православной нашей веры”. В послании содержались также ответы на все вопросы Патриарха Никона по пунктам. В частности, Константинопольский Патриарх Паисий писал о персто­сложении: “Все мы имеем древний обычай, по преданию, креститься тремя первыми перстами, сложенными вместе, во образ Святой Троицы, просвещением Которой открыта нам тайна воплощения, и мы научены славить Единого Бога в трех Лицах, Отца и Сына и Святаго Духа”.

Присланные грамоты способствовали продолжению дела исправления книг и обрядов. Так, в 1656 году, 12 февраля, в день памяти святителя Алексия, когда одновременно совершается и празднование в честь святителя Мелетия Антиохийского, на богослужении в Успенском соборе читалось поучение о чуде святителя Мелетия, совершившемся только тогда, когда он сложил свои персты правильно. В соборе молилось множество народа, бояре, и был сам царь. Патриарх Никон попросил Антиохийского Патриарха Макария пояснить, как именно слагал святитель Мелетий свои персты, то есть как нужно понимать прочитанное место из поучения. И Патриарх возгласил: “Аз преемник и наследник сего святителя Мелетия Престолу; вам известно, яко сей святитель Мелетий три первые персты разлучены показа друг от друга, от них же и знамения не бысть; тыяже паки три соедини, имиже и знамение показа. И аще кто сими треми персты на лице своем образ Креста не изобразует, но имать творити, два последние соединяя с великим пальцем, да два великосредняя простерта имети, и тем образ Креста изображает, таковый арменоподражатель есть, арменове бо тако воображают на себе Крест”.

Несколько позднее, в Неделю Православия, Антиохийский и Сербский Патриархи провозгласили проклятие на тех, кто неправославно, то есть двоеперстно совершает крестное знамение. Церковный историк митрополит Макарий (Булгаков) справедливо заметил по этому поводу: “Вот кем и когда изречена первая анафема на упорных последователей двуперстия”. Состоявшийся вскоре Собор русских иерархов также признал правильность такого постановления. Собор свидетельствовал книгу “Скрижаль”, в которой нашли отражение вопросы, волновавшие в то время Русскую Церковь. Наряду с этой книгой Московский печатный двор выпустил правленые богослужебные книги.

Принципиальная особенность правки, ведшейся начиная с Патриарха Никона, заключалась в обращении не только к древнерусским рукописям с “добрыми” переводами, но и к греческим оригиналам. Именно к этому времени относится появление в Москве большого собрания греческих манускриптов, и поныне являющихся бесценным сокровищем нашей культуры. Это чрезвычайное по важности дело — обогащение русского книжного фонда греческими рукописями — с благословения Патриарха Никона осуществил Троицкий келарь, старец Арсений Суханов, специально ездивший на Восток. На Святой Горе Афон он обошел 17 монастырей, просматривая в каждом библиотечные фонды. Отбирая в афонских архивах древние греческие рукописи, старец Арсений обращал также внимание на то, кому раньше принадлежали данные кодексы. Так оказались привезенными в Москву книги, принадлежавшие ранее Константинопольским Патриархам Иеремии I (1522–1546) и Матфею; Максиму, епископу города Кифиры (1549–1602), и др. В Москву же таким образом вернулась и книга, некогда отосланная на Афон архиепископом Суздальским Арсением Элассонским. В афонских монастырях посланец Патриарха Никона отобрал лучшие древнейшие списки Священного Писания, творения отцов Церкви и подвижников-аскетов, памятники агиографии и каноники и много других рукописных сборников. Вся совокупность разнообразных по тематике церковных книг, привезенных на Русь, позволяет сделать предположение о характере патриарших инструкций Арсению Суханову, показывает широту и размах начинаемых Святейшим Патриархом мероприятий. В это же самое время значительно пополняется древнерусскими памятниками за счет старейших монастырских книгохранилищ патриаршая библиотека, основание которой некоторые исследователи относят к деятельности Всероссийского Митрополита Макария, жившего в ХVI веке. По повелению Патриарха Никона в 1653 году была составлена опись книг, находившихся в русских монастырях, “того ради, чтобы было ведомо, где которыя книги взяти, книг печатново дела исправления ради”. Всего было предназначено по описи к взятию из монастырских библиотек 2672 книги, главным образом славянские. Книги эти имеют надписи-автографы Патриарха Никона. Эта библиотека дошла до нас в составе Синодального собрания рукописей и имеет сегодня значение первостепенной важности. К этому собранию, пополнявшемуся и в последующее время, обращались и обращаются ученые-слависты. Описание собрания, не утратившее поныне научного значения, было начато профессором протоиереем Александром Горским, некогда бывшим ректором нашей Академии, по благословению святителя Филарета Московского. Инициативе Патриарха Никона принадлежит также создание библиотеки Новоиерусалимского монастыря, из которой происходит такой уникальный памятник XI века, как Изборник князя Святослава 1073 года.

Вся обширная деятельность Патриарха Никона характеризует его как человека весьма книжного и просвещенного для своего времени. В его библиотеке, в отличие, например, от книжного собрания Патриарха Филарета, было много иностранных книг: 67 греко-латинских, 26 греческих, пять латинских, три немецкие, итого 101 книга на иностранных языках из 156 книг его собрания, или 65%. Такое богатое собрание иностранных книг заставляет предположить, что Патриарх интересовался иностранными языками. Подтверждает это и наличие у него трех “Трав­ников” на латинском языке. Известно, что Патриарх Никон интересовался медициной и во время своей ссылки лечил больных и давал им лекарства, что было ему даже поставлено в вину.

Книжные начинания Патриарха Никона были тесно связаны с деятельностью Печатного двора, который с 1653 года находился в полном его ведении. В это время расширяются помещения Печатного двора, значительно обновляется штат справщиков, трудившихся над исправлением книг. Активно участвует в издании книг ученый иеромонах Епифаний (Славинецкий), составляя предисловия к новым книгам, издаваемым на Печатном дворе, осуществляя переводы с греческого и латинского языков на русский. Одновременно была учреждена типография в основанном Патриархом Иверском монастыре, где затем была выпущена книга “Рай мысленный” и некоторые другие. В самом начале Святительства Патриарха Никона печатный двор впервые издал канонический сборник, Кормчую книгу; была выпущена книга “Скрижаль”, в которой изъяснялась Божественная служба. Выходят в свет Служебники, Евангелия, Апостолы, Псалтири, Часословы, Триоди, отдельные издания канонов, молебнов, поучения преподобного Ефрема Сирина и аввы Дорофея. Как видим, это были книги церковно-богослужебного характера, однако в текстах Предисловий нашли отражение различные проблемы, волновавшие в то время Русскую Церковь. В Предисловиях говорилось о состоявшихся Соборах и соборных суждениях, в которых также свидетельствовалась продукция Печатного двора.

Еще будучи Новгородским митрополитом, святитель Никон ввел в храмах своей епархии единогласие, выступив против имевшегося в Русской Церкви еще с XVI века нестроения, когда в храме одновременно могли совершаться несколько чтений или пений. Одной из главных задач в области церковного пения было устранение образовавшегося с течением времени противоречия между текстами и напевами. Первоначальное их единство было нарушено вследствие изменений, произошедших в звуковой стороне русского языка. Из живой речи исчезли полугласные звуки, которым соответствовали отдельные звуки мелодии. Чтобы сохранить строение напева, полугласные стали заменять полными гласными. В результате выработалась особая искусственная манера произношения, приводившая иногда к искажению смысла слов. Это специфическое певческое произношение и написание текста получило название раздельноречия, в отличие от древнего истинноречия.

На церковном Соборе 1654 года при Патриархе Никоне был поставлен вопрос об исправлении певческих книг, то есть о приведении напевов и текстов в соответствие с существующим произношением, и создана комиссия авторитетных знатоков-умельцев для выполнения этой работы, чему помешала начавшаяся эпидемия. Широко распространенная ныне пятилинейная нотация в музыке и в церковном пении впервые появилась при Патриархе Никоне.

С именем Святейшего Патриарха связано строительство трех монастырей Русской Церкви. Первым таким строением стала Иверская обитель на Валдайском озере, начатая в 1653 г., двести лет спустя после падения Константинополя. Сам Первосвятитель вспоминал о ее создании так: “Аз смиренный Никон, Божиею милостию Патриарх, от многих времен собрався в мысли своей, дабы во славу святому Имени Божию, идеже благоволит святая Его благодать, сотворил обитель на пользу себе и хотящим спастися…”. Он много думал о месте создания монастыря, и однажды “во един от дни преже помянутаго года на память пренесения мощей, иже во святых отца нашего священномученика и исповедника Филиппа, Митрополита, внезапу прииде мне, — говорит он, — в мысль о святей велицей соборней и апостольстей церкви Пресвятыя Богородицы честнаго Ея Успения”, об острове на Валдайском озере, которое запомнилось ему еще тогда, когда он был митрополитом Новгородским. Царь подарил Патриарху облюбованную им землю для монастырского строения.

Первоначально были построены деревянные храмы в честь Иверской иконы Богоматери и святителя Филиппа. Сюда же из Иверского монастыря на Святой Горе Афон была принесена точная копия чудотворной Иверской иконы Богоматери. Из Москвы в новооснованный монастырь были принесены ковчеги с частицами мощей Российских Первопрестольников Петра, Алексия, Ионы и Филиппа, а из Новгородского Боровичского монастыря — мощи праведного Иакова, которого Святейший Патриарх в книге “Рай мысленный” назвал “великочестным гражданином Града Нового Церкве Божия Иерусалима”. Чудотворную Иверскую икону Святейший Патриарх “всякими лепоты украси со многим тщанием, и киот устрои великий и прекрасен и позлащен”. И в последующее время Святейший Патриарх делал различные вклады в этот монастырь: иконы, кресты со множеством частиц святых мощей.

Несколько позднее началось строительство еще двух монастырей. Патриарх Никон, будучи иноком Анзерского Соловецкого скита, в 1639 году отправился с острова Анзер в небольшом судне на материк. Бурей судно было прибито к Кий-острову Онежской губы. В благодарение Богу за избавление от гибели он поставил здесь деревянный крест. Позднее, когда в сане митрополита Новгородского он возвращался в Москву с мощами святителя Филиппа, он опять посетил этот остров и поставил там часовню. Став же Патриархом, он строит на Кий-острове монастырь в честь Животворящего Креста Господня. В 1660 году Патриарх Никон прожил около года во вновь основанном монастыре, где уже было закончено строительство соборного храма в честь Воздвижения Креста Господня с приделами, посвященными Архангелу Михаилу и святителю Московскому Филиппу. Престол в алтаре был выполнен из огромного гранитного камня наподобие Гроба Господня. Как отмечают исследователи, архитектурные особенности самого храма роднят его с Преображенским собором Соловецкого монастыря, построенным Митрополитом Московским Филиппом в бытность его настоятелем в Соловках. Второй монастырский храм на Кий-острове был посвящен празднику Происхождения Честных Древ Креста Христова и освящен 1 августа. Таким образом, в истории этого храма первый престольный праздник совпал с днем его освящения. Для Крестного монастыря был изготовлен Крест из кипариса, точно повторивший размеры Голгофского Креста Христова. Для этой цели в Иерусалим был послан патриарший иеромонах. Выполненный крест был обложен листами позолоченного серебра и в него были вложены частицы Древа Креста Господня и Ризы Господней, частицы Гроба Господня, камня Гроба Господня, камня вертепа; было вложено множество частиц мощей святых угодников: кроме мощей апостола Андрея Первозванного, первого проповедника веры Христовой на Руси, наряду с мощами восточных, общехристианских святых помещены были частицы мощей Митрополитов Московских Петра, Алексия, Ионы и Филиппа, первого Казанского святителя Гурия, архиепископа Иоанна Новгородского, преподобных Сергия Радонежского, Антония Римлянина, Саввы Сторожевского, Евфимия Суздальского, праведного Иакова Боровичского и другие. В грамоте Патриарха Никона Крестному монастырю, изданной в 1656 году Печатным двором в виде небольшой брошюры, говорится о создании обители: “О упование и надежду всю имуще мы на Господа нашего Иисуса Христа, изволихом во славу святаго Имене Его создати от основания монастырь во имя Честнаго и Животворящаго Его Креста на Кии острове, иже есть на мори пред Онежским устием, и церковь создати и братию совокупити и именовати той святый монастырь, гречески Ставрос, еже есть славенски Крест”. О созданном для монастыря Кресте там же говорится: “И аще кто с верою восхощет к тому Животворящему Кресту на поклонение прийти да не менее тому силою святаго того честнаго и Животворящаго Креста благодать дается, якоже путешествующим во святая Палестинская места, в них же святое свое смотрение Христос Бог наш исполни”. В надписи, сделанной на самом Кресте, можно прочитать: “Христе Боже! Помилуй и спаси душу мою силою Честнаго и Животворящаго Креста и святых ради молитв, их же мощи водружены в кресте сем”.

На примере строительства этих двух монастырей уже можно говорить о стремлении Патриарха Никона воссоздать на Руси православные святыни, которые в то время на Востоке были попираемы турками. С еще большей силой это стремление выразилось при создании главного детища Святейшего Патриарха — Ново-Иерусалимского монастыря. В одном из летописцев XVII века говорится: “Святейшему Никону, Патриарху Московскому и всеа Росии, прииде в мысль о строении монастыря и сниде на память, чтоб поставить церковь Воскресени(е) Христово такова, якова ж во святем граде Иерусалиме наречена бысть святая святым. По некоему же случаю изволившу ему ехати из Звенигорода путем и в сторону отъехав на дорогу Волоку Ламскому в деревеньку <…> что стоит над Истрою рекою, и подальше того с поприще <…> по тои же Истрои реки прииде на некое место пустое <…> И полюбися место тое ко строению монастыря, и о сем испрош(а) у благоверного и боголюбивого государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии самодержца. И последи того той святитель приказа тое место очистити, бысть же лесно добре”. Таким образом, началу строительства монастыря предшествовала расчистка местности. Окрестности получили палестинские имена, как-то: река Истра переименована в Иордан; специально вырытый близ скита поток назван Кедроном; находящиеся западнее монастыря возвышенности превратились в горы Фавор и Ермон; а с восточной стороны, на том месте, где стоял царь и с которого он любовался новосозданной обителью, построена часовня, названная Елеонскою.

Подобное явление, когда при создании монастыря культивируется ландшафт и переименовывается местность, имело место в России и позднее, например, в XIX в. при создании Ново-Афонского монастыря на Кавказе. Замысел создания “Святая Святых” — образа Иерусалимского храма с Гробом Господним — вынашивал еще царь Борис Годунов, но не успел его реализовать. Позднее сын Алексея Михайловича, царь Феодор, находясь под большим впечатлением от великого замысла Патриарха Никона о создании под Москвой образа Святой Земли, реализовал идею, уже глубоко укорененную в сознании русского православного человека, о Москве как о Третьем Риме и Новом Иерусалиме, и устроил в Кремле символический образ Нового Иерусалима с церковью Распятия наподобие Распятской церкви в иерусалимском храме Воскресения; церковь Воскресения Христова с сопредельно устроенной церковью Воздвижения Креста, или Распятия; рядом была возведена Голгофа, где находился алебастровый Гроб Господень и деревянное резное Распятие. Именно царь Федор Алексеевич вернул из ссылки Патриарха Никона и повелел похоронить его в Новоиерусалимском монастыре.

В строительной деятельности Святейшего Патриарха Никона усматривается еще одна дополнительная особенность. По примеру Анзерского скита Соловецкого монастыря, “островной” принцип никоновских монастырей становится их непременной характерной чертой. Ново-Иерусалимский монастырь тоже устраивается как островной. Для этого были использованы природная излучина реки Истры и система искусственных водоемов, отделивших монастырь со всех сторон от “материка”. Даже отходная пустынь (скит) Патриарха Никона близ Новоиерусалимского монастыря на берегу Истры, — место молитвенных подвигов святителя — была искусственно превращена в островок…

По принесенным из Святой Земли чертежам и модели иерусалимского храма Патриарх начинает строить величественный храм в честь праздника праздников — Воскресения Христова, повторив с высокой точностью архитектонику иерусалимского храма Гроба Господня. В житии Первосвятителя говорится об этом следующим образом: “Святейший же Патриарх повеле в Воскресенском монастыре созидати велику церковь зело и пространну, яковыя во всей России и во иных государствах в настоящем времени нигде не обретается; ибо оная Иерусалимская святая церковь, от озлобления турков, во многих местах разорена бысть, и иными неправославными верами, по своим их обычаем, изперепорчена”. В ротондовой части соборного храма была устроена часовня соразмерно Иерусалимской кувуклии, заключающая в себе копию сокровища всех христиан — Гроба Господня. В 1839 году, по завершении облицовки мрамором стен этой часовни, она была освящена приснопамятным святителем Московским Филаретом. Русское повторение общехристианской святыни получило характерное для русской архитектуры оформление в формах стиля барокко. Впервые для украшения храма изнутри и снаружи были во множестве использованы поливные изразцы. Главная идея Патриарха Никона — создание “Русского Иерусалима” — была осуществлена с большим архитектурным и художественным размахом, какого Русь до тех пор еще не знала. Во время всего строительства решающее слово было за Патриархом, который “всегда церковного строения назираще сам”.

Известно, что как в Валдайском Иверском, так и в Ново-Иерусалимском монастырях подвизалось разноплеменное монашеское братство, что долженствовало подчеркнуть вселенский характер никоновых начинаний. Символика строительных форм являлась наглядным призывом к Царству Небесному, к Новому Иерусалиму. С построением Ново-Иерусалимского монастыря для всех его посетителей пасхальное песнопение “Светися, светися, Новый Иерусалиме…”. приобретало качественно новое звучание. Неслучайно в иконографии Святейшего Патриарха Никона есть такое изображение, где он представлен на фоне основанного им монастыря со свитком в руке, содержащим надпись: “Светися, светися…”.

Один рукописный певческий сборник конца ХVII века содержит песнопение, созданное во время святительства Никона, где патриаршее осмысление значения Руси как Нового Иерусалима выражено с большой силой:

“Второй Иерусалим явися царство Московское,

Убо зрите и разумейте, вернии сынове света,

Российское достояние,

Премудрое строение света

Превечного Христа, Бога нашего,

Яко неиспытанны судьбы Его

и неисследованы пути Его.

Кто разуме Ум Господень

или кто собеседник Ему?

Творит бо, елико хощет”.

Большую и плодотворную церковно-просветительную деятельность Святейшего Патриарха Никона можно сравнить с трудами Всероссийского Митрополита Макария, управлявшего Русской Церковью в ХVI веке. Время их святительства разделяет около столетия, но многое в характере деятельности объединяет их. Прежде чем быть избранными на Московскую кафедру, оба плодотворно трудились на Новгородской кафедре. Характер деятельности Митрополита Макария и Патриарха Никона определялся стремлением к исправлению имеющихся церковных недостатков, в связи с этим при них наблюдается оживление соборной жизни Церкви. Митрополит Макарий и Патриарх Никон — выдающиеся книжники своего времени, но последний пошел уже дальше. Продолжая труды своего знаменитого предшественника, он обращается к первоисточникам и обогащает русский книжный фонд греческими рукописями. Приобретение древних манускриптов было связано с активизацией деятельности Печатного двора, к устроительству которого в середине ХVI века имел самое непосредственное отношение Митрополит Макарий. Патриарх Никон был большим почитателем Филиппа, Митрополита Московского, строил храмы и приделы, посвященные этому Святителю. И, несомненно, Патриарх хорошо знал его житие, в котором читаем такие слова: “Блаженному Филиппу прилежащу о управлении благоверия всего Православнаго христианства <…> благий сей нрав подражая благолюбиваго Макария Митрополита, усердно потщася последовать честным стопам его”. Поэтому неудивительно, что позднее, когда Патриарх Никон полемизировал с “тишайшим” царем Алексием Михайловичем, то говорил, что у царя Иоанна IV все было хорошо до тех пор, пока он во всем слушал Митрополита Макария. Описывая событие перенесения в новосозданный Валдайский Иверский монастырь мощей праведного Иакова Боровичского, свидетельствование которых происходило при Митрополите Макарии, Патриарх Никон называет Святителя “богопо­ставленным первопрестольником благорачителным”, “опасным стада Христова пастырем”. О Митрополите Московском Макарии известно, что он “многих святых Российских чюдотворцов во свидетельство предложи и каноны и стихеры и праздновати устрои, яко ин архиерей никтоже, яко сей пречюдный рачитель Макарий”. Прославление святых в Русской Церкви происходило и в Первосвятителъство Патриарха Никона. В самом начале Патриаршества по его благословению было совершено открытие мощей и установлено празднование преподобному Даниилу Переславскому, духовному другу святителя Макария.

При Патриархе Никоне Русский Месяцеслов был пополнен установлением празднований чудотворным иконам Богоматери. В 1654 году в Россию была принесена Влахернская икона Богоматери, которую Патриарх встречал у Лобного места. В 1658 году по благословению Святейшего Патриарха Никона было установлено ежегодное празднование в честь Грузинской иконы Божией Матери. С Афона была принесена также Иверская икона Божией Матери, о чем было сказано выше.

При Патриархе Никоне начался исторический процесс объединения Малой России с Великой Россией, приведший позднее к соединению Киевской Митрополии с Московским Патриархатом. Вспыхнувшее на Украине в конце 40-х годов ХVII столетия патриотическое восстание под предводительством Богдана Хмель­ницкого нуждалось в поддержке. Сам гетман неоднократно обращался за помощью к Московскому царю и к Патриарху. На земском Соборе было принято решение о принятии малороссийского народа под высокую руку русского государя. Между тем отторжение от Польши исконно русских земель грозило военным конфликтом с польским государством. 25 октября 1653 года в Успенском соборе царь торжественно объявил, что он, “посоветовавшись с отцом, с великим государем Святейшим Никоном Патриархом”, решил идти войною на недруга своего — польского короля. Перед началом похода Патриарх в присутствии царя отслужил в Успенском соборе особый молебен, во время которого поименно называл всех военачальников, и своей речью вдохновил их на предстоящий ратный подвиг. Войска, отправлявшиеся на войну, Патриарх Никон собственноручно кропил святою водою. И снова в речи к воеводам он воодушевлял их к усердному исполнению ратного долга, призывая возложить надежду на помощь Божию и Пресвятой Богородицы. По распоряжению Патриарха Никона в связи с начавшейся войной с монастырских и архиерейских владений собирался и отсылался в армию хлеб; направляли подводы для войска, лошадей. Эти усилия Святейший Патриарх сопровождал письмами к государю, находившемуся в районе военных действий.

Оставаясь в Москве, Патриарх своим мудрым оком наблюдал за ситуацией в столице, вникал в государственные дела, часто вознося молитвы в Успенском соборе о победе русского оружия. В это время в России началось моровое поветрие, и смерть унесла много жизней и в самой Москве. Заботясь о безопасности царской фамилии, Патриарх Никон вместе с семьей государя отправляется в Вязьму, в более надежное место. В патриаршем житии говорится: “Живущу же Святейшему Патриарху с царским домом во граде Вязме, прииде ту с победою и благочестивый царь, видя весь свой дом царский во всяком здравии; и слышав о присноусердном хранении Святейшего Патриарха, вельми возрадовася, не тако яко за победу польскаго короля и за взятие многих градов, наипаче же за сохранение своего царскаго дому”.

Однако взаимоотношения царя и Патриарха в это время становятся уже далеко не такими искренними, как ранее. В бытность его Новоспасским архимандритом Никон каждую пятницу бывал у государя, беседовал с ним, имел возможность печаловаться за обижаемых. Когда Никон был поставлен митрополитом в Новгород, царь Алексей Михайлович в одном из своих писем обратился к нему с такими сердечными словами: “Мило­с­ти­вому, кроткому, благосердому, беззлобивому, но и паче же любовнику и наперснику Христову, и рачителю словесных овец; о крепкий воине и страдальче Царя Небеснаго, о возлюбленный мой любимиче и содружебниче святый владыко! Пишу тебе светлосияющему во архиереех, аки солнцу сияющу по всей вселенней, тако и тебе сияющу по всему нашему государству благими нравы и делы добрыми, собинному нашему другу душевному и телесному”. К патриаршему периоду относится следующее известие: “Любовь царя и царицы к Никону, — пишет архидиакон Павел Алеппский, спутник Антиохийского Патриарха, — превышает всякое описание. При личном свидании с Патриархом царь всегда испрашивает у него благословение и целует его руку, а Никон в то же время целует царя в голову”.

К сожалению, такие добросердечные отношения между Патриархом и царем продолжались недолго. В жизнеописании Святейшего Патриарха рассказывается следующее: “Не по мнозе же времени, позавидев общий супостат великия любви между благочестивым царем со Святейшим Никоном Патриархом, нача быти между ими безсоветие и распря чрез некиих злых человек, иже от супостата на то устроенных; и егда случахуся праздничныя дни и бываху великого государя (Никона — а. М.) выходы в соборную церковь и на исхождение с литиями, тогда благочестивый царь, подущаем злыми ближними своими боляры, в те обыклыя похождения не исхождаше. Святейший же Патриарх множицею его ожидаше благовест продолжая; благочестивый же царь присылаше к нему и повелеваше не ждати себя и тако бысть между ними распря и безсоветие”.

Отсутствие царя в Москве в связи с военными действиями способствовало его охлаждению к Патриарху Никону, которого он в свое время, как мы помним, слезно просил о согласии на избрание в Патриархи. Было у Патриарха и много недоброжелателей, завидовавших его возвышению при незнатном происхождении, которым царь начал со временем все больше внимать. В такой ситуации Святейший Патриарх Никон решился на уход с кафедры. Подобный прецедент в истории Русской Церкви имел место в ХV веке, когда после освящения в Кремле новопостроенного Успенского собора Великий князь Иван III стал выговаривать Митрополиту Геронтию за неправильность совершенного им крестного хода. Спор дошел до того, что Митрополит удалился с кафедры, и Великий князь, государь вся Руси, был вынужден “добить челом” Святителю, чтобы тот вернулся на Первосвятительский престол. Оказавшись в подобной ситуации, “ти­шай­ший” царь Алексий Михайлович не последовал такому примеру.

В последующей печальной судьбе Святейшего Патриарха Никона сыграл немалую роль прибывший на Русь Газский митрополит Паисий (Лигарид). Он был, по выражению профессора Н. Ф. Каптерева, “воспитанником иезуитов”. В декабре 1666 года на Соборе в Москве при участии Патриархов Александрийского и Антиохийского Патриарх Никон был осужден главным образом за оставление Первосвятительского престола.

Около пятнадцати лет продолжалось его заключение сначала в Ферапонтовом, а затем в Кирилло-Белозерском монастыре в качестве простого монаха. При царе Феодоре Алексеевиче, незадолго до кончины Патриарха Никона, ему было разрешено вернуться в любимый Новоиерусалимский монастырь. Но эта царская милость запоздала: по дороге, будучи в Ярославле, Патриарх Никон тихо отошел ко Господу. Его кончина была описана следующим образом: “Блаженный же возлег на уготованном одре, дав благословение своим ученикам, руце к персем пригнув, со всяким благоговением и в добром исповедании, благодаря Бога о всем, яко во страдании течение свое соверши, с миром успе, душу свою в руце Богу предаде, Егоже возлюби. От жития сего отъиде в вечное блаженство в настоящее лето от создания мира 7181 (1681), месяца августа в 17 день”. Погребен почивший Первосвятитель был в Воскресенском соборе Новоиерусалимского монастыря. Позднее по ходатайству русского правительства Восточные Патриархи сняли с почившего Первоиерарха наложенное осуждение.

Святейший Патриарх Никон предстает перед нами большим аскетом. Он любил торжественные богослужения, надевал драгоценные митры и облачался в дорогие саккосы, под которыми, однако, скрывался кованый железный монашеский параман весом в 6 кг. О подвижничестве Никона, Святейшего Патриарха всея Руси и Великого государя, свидетельствуют крошечные размеры его кельи и каменное ложе в “отходном” скиту Новоиерусалимского монастыря. При этом следует учитывать солидный рост Патриарха. В этой келье он, жесточайшим житием “живяше, вящшия молитвы и поклоны и пост прилагаше, сна же всегда вельми мало требоваше, яко в нощеденствие точию три часа”. Известно, что в Крестном монастыре он сам ископал колодец, вместе с другими иноками без устали носил землю и кирпичи при строительстве Новоиерусалимского монастыря.

Замечательно его почитание Креста Христова, выразившееся в строительстве Крестного монастыря и запечатленное в иконографии: на иконах того времени можно встретить изображения Патриарха Никона и Митрополита Московского Филиппа, припадающих ко Кресту или к Господу Вседержителю. Он достойно нес свой крест — и будучи вознесенным до сана Всероссийского Патриарха и Великого государя, и будучи низверженным до простого чернеца. В связи с этим почитание Патриархом Митрополита Филиппа, скончавшегося в изгнании, приобретает особый смысл. Профессор-историк Н. Ф. Каптерев делает справедливый вывод о характере осуждения Патриарха Никона: он “не повредил ни одного догмата веры и ничем не угрожал безопасности государства и общества, никого не восстановлял против царского величества и царской державы, не был ни церковным еретиком, ни государственным или каким-либо уголовным преступником. Несмотря на то, с одной стороны, остались непризнанными и неоцененными по достоинству, даже непомянутыми заслуги, оказанные им Церкви Православной, а с другой стороны, к его частным слабостям и проступкам не оказано никакого снисхождения, и он принял суд как самый тяжкий церковный или государственный преступник, как злодей…”.

В ученой литературе о Патриархе Никоне написано много работ в связи с теми или иными вопросами. Но совокупного осмысления его плодотворной деятельности и больших начинаний, осуществленных, кстати сказать, за короткий срок Патриаршества, с 1652 по 1658 год, не имеется. Его труды по исправлению книг и принцип подхода к исправлению книг были продолжены впоследствии в Русской Церкви. Созданные Патриархом Никоном монастыри и их посвящение — это целое богословие, своеобразно нашедшее выражение в его деятельности. Он внес вклад в развитие церковного пения, церковного искусства и русской культуры. Изучение всего этого — дело будущего русской церковной исторической науки.

патриарх Никон (Минин)

В миру Ники́та Ми́нин (Минов).

Патриарх Никон был выдающимся деятелем Русской Православной Церкви. С его именем связаны самые важные исторические события нашей жизни XVII столетия — не только церковные, но и политические, имевшие решительное влияние на дальнейшее развитие церковной и гражданской жизни Русского государства.

Патриарх Никон (в миру Никита Минич Минин) родился в мае 1605 года в крестьянской семье села Вельдеманова Нижегородской губернии и был наречен во святом крещении Никитой, по имени преподобного Никиты, Переяславского чудотворца. Он пережил очень трудное детство со злой мачехой, постоянно тиранившей его и даже пытавшейся убить. С малых лет Никита учился «святых книг чтению» и старался не пропускать ни одного богослужения. В возрасте 12 лет склонный к уединению, любознательный и любящий учение мальчик тайно покинул отчий дом и поступил в Макариев Желтоводский монастырь, в котором научился монашескому послушанию, нестяжанию, основам беззаветного служения.

По настоянию умирающего отца Никита возвратился домой, женился, принял на себя заботы о ведении хозяйства, но его по-прежнему неудержимо влекли к себе церковь и богослужение. Будучи человеком грамотным и начитанным, он вскоре был посвящен в приходские священники. Ему было тогда только 20 лет. Ревность его в служении Церкви и народу, любовь, искренность, простота, смирение и миролюбие стали известны многим в столице, куда вскоре и переехал священник Никита с семьей по ходатайству московских купцов. Жизнь в Первопрестольной Москве оказалась еще более суетной и так же отягощала склонного к аскетизму молодого священника — душа его стремилась к монашескому служению. 10 лет продолжалась его супружеская жизнь, но все трое его детей умирали один за другим еще во младенчестве, и он, потрясенный горем, увидел в этом знак Божий.

Священник Никита уговорил жену принять иноческий постриг, и сам в 30 лет на Соловках, в Анзерском скиту принял монашество с именем Никон. В 1643 году он стал игуменом в Кожеезерском монастыре. В 1646 году за сбором милостыни приехал в Москву и так полюбился 16-летнему царю Алексею Михайловичу своей духовностью, глубокой аскетичностью, обширными познаниями, живым, благородным нравом, что царь уже не отпустил его обратно, назначив архимандритом Ново-Спасского монастыря в Москве, где была родовая усыпальница Романовых. Царь часто ездил туда молиться за упокой своих предков и еще более сблизился с архимандритом Никоном, которому приказал ездить к нему во дворец на беседы каждую пятницу. Пользуясь расположением царя, архимандрит Никон стал просить его за утесненных и обиженных. Это было по нраву царю, который вскоре поручил Никону принимать просьбы от всех искавших царского милосердия и управы на неправду судей. Никон занял исключительное положение в Москве и приобрел всеобщую любовь. Избранный в 1649 году митрополитом Новгородским, Никон во время страшного голода и последовавшего затем бунта в Новгороде в 1650 году проявил изумительную твердость духа и достоинство архипастыря. Как справедливо отмечает современный церковный исследователь, митрополит Никон «своими осторожными и мудрыми действиями не только способствовал благополучному исходу всего дела, но и избавил от суровых кар множество людей. ..».

В 1651 году митрополит Никон, будучи в Москве, убедил царя и Патриарха Иосифа перенести мощи святителей Филиппа, Иова и Гермогена в Московский Успенский Собор.

В 1652 году после смерти Патриарха Иосифа из числа 12 кандидатов митрополит Никон, согласно царскому желанию, был избран для поставления в Патриархи. Поначалу он решительно отказывался. Тогда царь, при большом стечении народа, в Успенском соборе, перед мощами святителя Филиппа, упал Никону в ноги и, «простершись на земле и проливая слезы», умолял его принять Патриарший сан. За ним поверглись наземь все остальные. Потрясенный Никон согласился принять нелегкий жребий Патриаршего служения, но счел нужным получить от всех клятвенное обещание быть ему, Патриарху, послушными во всех делах веры и духовной жизни. Царь, бояре, народ дали такую клятву.

Объяснение столь необычной «присяги» заключается в том, что Никон очень глубоко видел и чувствовал серьезное внутреннее разделение в недрах русского общества, грозившее расколом. Это проявлялось в отступлении от веры и Церкви, наметившемся в самых разных слоях общества и в разных направлениях. Задача, которую сознательно он ставил для себя, состояла, таким образом, в том, чтобы удержать все русское общество в целом в послушании Православной Церкви. Отсюда и необходимость клятвенного обещания всех безоговорочно слушаться Церкви в лице ее Патриарха во всех делах чисто духовной и церковной жизни.

Патриаршество Никона составило целую эпоху в истории Русской Церкви. Подобно Патриарху Филарету, он имел титул «Великого Государя», который получил в первые годы своего Патриаршества ввиду особого расположения к нему царя. Он принимал участие в решении едва ли не всех общегосударственных дел.

Влияние Патриарха Никона на гражданские дела было весьма велико, он являлся по существу первым советником царя. Это влияние имело для Церкви много благоприятных аспектов. В частности, при активном содействии Патриарха Никона в 1654 году состоялось историческое воссоединение Украины с Россией. Земли Киевской Руси, некогда отторгнутые польско-литовскими магнатами, вошли в состав Московского государства. Это привело в скором времени к возвращению — исконно православных епархий Юго-Западной Руси в лоно Матери — Русской Церкви. Вскоре с Россией воссоединилась и Белоруссия. К титулу Патриарха Московского «Великий Государь» присоединилось наименование «Патриарх всея Великия и Малыя и Белыя России».

С самого начала своего Патриаршества светлейший Никон установил строгую чинность в богослужении. Единогласие и «наречное» пение при нем стали практической нормой. Он сам служил неспешно, благоговейно, стремясь к тому, чтобы церковные службы были как можно более нравоучительными. Патриарх Никон был талантливым проповедником, говорившим свои поучения и проповеди так, что люди забывали обо всем и в храме стояла полная тишина. В те времена в Русской Церкви ему не было равных в слове. Но особенно ревностно проявил себя Патриарх Никон как церковный реформатор. Помимо упорядочения богослужения, он заменил при крестном знамении двуперстие троеперстием, провел исправление богослужебных книг по греческим образцам, в чем заключается его бессмертная, великая заслуга перед Русской Церковью. Однако церковные реформы Патриарха Никона породили старообрядческий раскол, последствия которого омрачали жизнь Русской Церкви в продолжение нескольких столетий, хотя сам Патриарх ни в коем случае не был его причиной.

Патриарх Никон много заботился о церковном благолепии. В вещественных образах Церковь должна являть людям не вещественную красоту горнего мира Царства Небесного, таково было его глубокое убеждение. Строгий постник и подвижник в личной жизни, носивший в быту самые простые одежды, а под ними — железные вериги, Патриарх Никон употреблял за богослужением такие богатые облачения, каких не имел никто из русских Патриархов.

Первосвятитель всячески поощрял церковное строительство, сам он был одним из лучших зодчих своего времени. При Патриархе Никоне были сооружены богатейшие монастыри Православной Руси: Воскресенский под Москвой, именуемый «Новым Иерусалимом», Иверский Святоозерский на Валдае и Крестный Кийостровский в Онежской губе.

Но главным основанием земной Церкви Патриарх Никон считал высоту личной жизни духовенства и монашества. Очень щедро поощряя достойных и сурово наказывая распущенных и нерадивых, он добился весьма значительного повышения нравственного уровня священнослужителей и монахов и в связи с этим — повышения их авторитета и значения в обществе. «Церковь — не стены каменные, но каноны и пастыри духовные», — говорил Патриарх Никон. Иными словами, по его мнению, пока нерушимо стоит каноническая ограда Церкви и пастыри ее бодрствуют на страже «словесных овец» стада Христова, враждебные силы не могут проникнуть в нее.

Всю жизнь Патриарх Никон не переставал тянуться к знаниям и чему-то учиться. Он собрал богатейшую библиотеку, где были книги Священного Писания, богослужебная литература, святоотеческие сочинения, книги по истории, философии на греческом и на латыни, в том числе сочинения Аристотеля, Плутарха, Геродота, Страбона, Демосфена. Патриарх Никон занимался греческим, изучал медицину, писал иконы, освоил мастерство изготовления изразцов… При нем создавались школы как начального, так и высшего уровня.

Патриарх Никон являл собой пример милосердия к бедным, несправедливо притесняемым, и нелицеприятия в обличении пороков сильных мира сего, чем нажил немало врагов в числе боярства. Под влиянием Патриарха Никона в России упорядочивалась система попечения о нищих, убогих, нуждающихся людях, велась активная борьба против несправедливости и коррупции в судебных органах. По настоянию Патриарха царь принимал действенные меры к пресечению пьянства и нравственной распущенности.

Патриарх Никон стремился созидать Святую Русь — новый Израиль. Coxpaняя живое, творческое Православие, он желал создать просвещенную православную культуру и учился ей у православного Востока. Но некоторые мероприятия, осуществленные Патриархом Никоном, ущемляли интересы бояр. Они не позволили ему вывести Русь на путь дальнейшего воцерковления, углубить Православие в русской жизни настолько, чтобы оно было воспринято не только как учение веры, но и как путь, истина и жизнь. Они оклеветали Патриарха перед царем.

Патриарх Никон вынужден был оставить Первосвятительскую кафедру и уединиться в Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре, основанном им под Москвой. В 1666 году царь вызвал в Москву Патриарха Александрийского Паисия и Патриарха Антиохийского Макария для участия в Соборном разбирательстве по делу Патриарха Никона. Решением Собора он был лишен Патриаршества и отправлен в заточение: сначала в Ферапонтов, а затем, в 1676 году — в Кирилло-Белозерский монастырь. При этом, однако, проведенные им церковные реформы не только не были отменены, но получили одобрение Собора.

Низложенный Патриарх Никон пробыл в ссылке 15 лет. Перед смертью царь Алексей Михайлович в своем завещании просил у Патриарха Никона прощения. Новый царь Феодор Алексеевич принял решение о возвращении Патриарху Никону его сана и просил его вернуться в основанный им Воскресенский монастырь. На пути в эту обитель Патриарх Никон, изнуренный тяготами, скорбями и бременем перенесенных трудов, 17 (30) августа 1681 года мирно отошел ко Господу, окруженный проявлениями великой любви народа и своих учеников. Патриарх Никон был погребен с подобающими почестями в Воскресенском соборе Ново-Иерусалимского монастыря. У гробницы его стали совершаться многие исцеления и знамения благодатной помощи (особенно — матерям и несправедливо гонимым), что свидетельствовало о том, что душа его сподобилась пребывать в Небесном Иерусалиме. В сентябре 1682 года в Москву были доставлены грамоты всех четырех Восточных Патриархов, разрешавшие Никона от всех прещений и восстанавливавшие его в сане Патриарха всея Руси.

Источник: Официальный сайт Московского Патриархата

Патриарх Никон: стяжание Святой Руси. Часть I

Описание

Издается по решению Редакционно-издательского совета РАГС,

НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия

Рекомендовано к изданию кафедрой государственно-конфессиональных отношений РАГС

Р е ц е н з е н т ы:

А.Ф. Киселев, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования, действительный государственный советник 1 кл. ;

Ф.Г. Овсиенко, доктор философских наук, профессор, профессор кафедры государственно-конфессиональных отношений Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации;

И.Н. Яблоков, доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой философии религии и религиоведения Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова;

Б. Даниленко, протоиерей, кандидат богословия, директор Синодальной библиотеки Русской Православной Церкви им. Святейшего Патриарха Алексия II

Р е д а к ц и о н н ы й  с о в е т:

Е.Н. Бикейкин, архиепископ Саранский и Мордовский Варсонофий, О.Ю. Васильева,

С.М. Дорошенко, В.К. Егоров, В.В. Кравчук, Г.А. Куршева, В.А. Ломшин,

Н.В. Масленникова, В.В. Миронов, В.А. Нечаев, Г.Я. Фролов, А.В. Чернов,

В.В. Шмидт, В.А. Юрчёнков

Патриарх Никон: стяжание Святой Руси – созидание Государства Российского / сост. и общ. ред. В. В. Шмидта, В. А. Юрчёнкова: в трёх частях. – Часть I [Текст]: Дорошенко С.М. Летопись жизни и деятельности Патриарха Никона на фоне событий церковной и гражданской истории и в окружении разного рода лиц, к нему касательных / под общ. ред. В. В. Шмидта; илл. М. А. Тодоровой. М.: Изд-во РАГС; Саранск: НИИ гуманитарных наук при правительстве Республики Мордовия, 2009. – 1200 с.; 160 илл.

Монография посвящена шестому Патриарху Московскому и всея Руси Святейшему Никону (1605 – 1681). В первой части трехтомника освещаются основные вехи жизни и деятельности Патриарха Никона – его служение Богу, Церкви Христовой и народу – Отечеству Небесному и Отечеству земному.

Для специалистов гуманитарных отраслей знания, всех интересующихся историей и наследием христианской цивилизации.

© Дорошенко С.М., 2009

© Тодорова М.А., илл., 2009

© Шмидт В.В., общ. ред., 2009 

© Издательство РАГС, оформление, 2009

Академия госслужбы издает трехтомник о патриархе Никоне

Эпоху патриарха Никона, реформировавшего Русскую церковь и столкнувшегося с острыми проблемами церковно-государственных отношений и раскола, собеседник агентства считает похожей «на наше бурное время». А потому современному читателю, по его мнению, будут особенно интересны исследования динамики развития церковно-общественных и государственно-политических, земельно-имущественных и правовых отношений того времени, международной политики и социально-культурных влияний, становления государственной идеологии и безопасности, философской, богословской, аксиологической, святоотеческой, социально-политической мысли.

«Трехтомник рассчитан на специалистов гуманитарных отраслей знания, государственных и церковных деятелей, включенных в процесс активного общественно-политического и государственного строительства, а также всех интересующихся историей и наследием христианской цивилизации, неотъемлемой составляющей которой является история «русского мира», — отметил Шмидт.

Первая часть издания представляет исследование Светланы Дорошенко «Летопись жизни и деятельности патриарха Никона на фоне событий церковной и гражданской истории и в окружении разного рода лиц к нему касательных», насчитывает 1200 страниц и 160 иллюстраций.

Летопись открывается обращением к читателю управляющего делами Московского патриархата митрополита Саранского и Мордовского Варсонофия. «Сложные исторические события на переломе эпох, участником которых довелось стать Святейшему патриарху Никону, как и богатейшее его наследие, неизменно вызывали и продолжают вызывать горячий интерес. В настоящее трехтомное сочинение вошли исследования и избранная археография, знакомящие нас, людей третьего тысячелетия, не только с трудами средневекового церковного деятеля, но и с жизнью Руси в XVII веке», — подчеркнул митрополит.

Патриарх Никон (1605-1681) во многом определил ход государственной и церковной истории в XVII столетии. Царь Алексей Михайлович называл Никона своим «собинным другом», вместе они мечтали объединить под московскими знаменами весь православный мир, воплотить в жизнь теорию старца Филофея «Москва — третий Рим».

Патриарх Никон основал знаменитый Ново-Иерусалимский монастырь под Москвой. Он задумал эту обитель как средоточие, копию святых мест Палестины, где река символизировала бы Иордан, гора — Голгофу, а собор напоминал бы о храме Гроба Господня в Иерусалиме. Возведение монастыря началось в 1658 году. В строительстве принимали участие такие известные архитекторы, как Растрелли, Казаков, Воронихин. Большая часть всех сооружений монастыря была завершена в конце XVII века.

В 1919 году монастырь закрыли и на его базе создали историко-архитектурный и художественный музей «Новый Иерусалим». Во время трехнедельной немецкой оккупации в 1941 году музей был разграблен, башни и колокольня разрушены, а Воскресенский собор значительно поврежден.

В 1994 году начался процесс передачи сооружений монастыря Русской православной церкви, с этого времени в нем возрождается монашеская жизнь. Комплексное восстановление Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря, большой интерес к которому проявляют и высшие государственные деятели, планируется завершить в течение пяти-семи лет.

Стрельникова Е. Святейший изгнанник в Белозерье / Е Стрельникова // София. – 1999. – № 1. – С. 31-35.

Патриарх Московский и всея Руси Никон – одно из самых значительных явлений Русской Православной Церкви, отечественной истории и культуры. Жизнь патриарха Никона поразительно многообразна, его деятельность оставила в истории след великих начинаний. Он обладал самыми разнообразными талантами: прекрасно разбирался во всех тонкостях зодчества, был знатоком и ценителем иконописи, пения, литургики, прекрасно владел искусством управления Церковью, а когда надо – и государством, знал военное дело, был выдающимся организатором, обладал огромными по тому времени познаниями в области священной и гражданской истории, богословия, занимался медициной, греческим языком, собрал богатейшую библиотеку, в том числе уникальных рукописей. При всем том святейший был великим молитвенником, строгим аскетом и истинным пастырем.

Подвижников, основателей монастырей мы называем преподобными. Патриархом Никоном были основаны три значительных монастыря – Крестный, Иверский и Воскресенский Ново-Иерусалимский – уникальное явление в русской архитектуре. Каждый из основанных им монастырей созидался по подобию Святых мест. Успенский Иверский на острове озера Валдай – по подобию Иверского монастыря на святой горе Афон. Крестный на острове Кий в устье реки Онеги – по подобию Крестного монастыря под Иерусалимом, который был возведен на том месте, где взросло Животворящее Древо Креста. Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь в излучине реки Истры является гениальным воплощением в архитектуре идеи создания в России образа палестинских святынь. Новый Иерусалим – это не только «перенесение» храма Гроба Господня на русскую землю, это нечто более значительное. Единомышленники патриарха Никона полагали, что именно за созидание образа Града Небесного он попал в невиданную опалу.

Архитектурное творчество патриарха Никона было обусловлено определенными кафолическими замыслами о Русской Церкви. В XVI веке одновременно с появлением идеи «Москва – Третий Рим» возникает идея «Москва – Новый Иерусалим». Однако если тезис о «Третьем Риме» предполагал преимущественно государственное, политическое возвышение Руси как единственной православной мировой державы – наследницы павшего «Второго Рима» – Византии, то тезис о «Новом Иерусалиме» подразумевал высоту христианского благочестии Святой Руси и ее столицы, как фактического центра мировой православной экклезии[1]. «Подмосковная Палестина» была образом обетованной земли Небесного Царства.

Грандиозное строительство храма Гроба Господня и осуществление всего замысла происходило при самом деятельном участии и руководстве патриарха. В условиях начавшейся опалы Никон в короткий срок превратил Новый Иерусалим в подлинный центр духовной жизни, культуры и творчества. Собралась богатейшая библиотека, образовалась школа для монастырских работников, где они обучались грамоте и художественным ремеслам, наладилось производство прекрасных поливных изразцов и отливка замечательных колоколов с изображениями святых и надписями – все это органически дополняло обширное строительство. В обители кипел труд строителей, каменотесов, резчиков по дереву, иконописцев, переводчиков, поэтов. После ссылки патриарха из Нового Иерусалима были взяты в царские мастерские множество мастеров[2].

Дивное сооружение патриарха Никона является, прежде всего, выражением духовного мира самого автора, непонятого, как и его замысел, не только при жизни, но и в последующие три столетия. Такое деяние мог совершить человек не только великого ума, но и поистине святой, устремленной к Небу души. По убеждению сподвижников Никона, патриарх «пострадал из-за Нового Иерусалима». Эту мысль они увековечили в стихотворной эпитафии, высеченной на камне у его гробницы:

«Абие зиждет во образ Иерусалимский

Воскресшаго велий храм, яко Палестинский…

Тая зря, диавол от злобы не престает,

Огнь себе погнещает, того изгоняет

От места сего, в нем же пожив девять годов

Любезно совершая многих трудов…»[3]

Пережив разрыв с царем Алексеем Михайловичем и открытую враждебность бояр, патриарху пришлось испытать и позор судилища. 1 декабря 1666 года патриарх прибыл в Москву на соборный суд. Всех собраний было восемь, три предварительных, или приготовительных, четыре – сам суд (два заочно и два в присутствии подсудимого), и одно заключительное, на котором происходило только объявление и исполнение судебного приговора.

Патриарх Никон, призванный на собор, приготовился к нему елеосвящением и принятием Святых Таин.

По чину патриаршескому, с предшествующим крестом явился он 1 декабря на собор, заседавший в столовой избе у государя. Все присутствующие встали. Он прочел входную «Достойно есть» и сотворил отпуст; трижды поклонился царю до земли, потом дважды патриархам до земли, всем другим сделал обычный поклон. Не видя для себя места наравне с патриархами, не сел на указанное ему место с прочими архиереями и остался стоять в течение нескольких часов.

Не все иерархи считали суд необходимым, многие глубоко сокрушались о происходящем, как о размолвке церковной и светской глав державы – патриарха и монарха. В числе таковых был архиепископ Вологодский Симон. На последнем заседании собора участь Никона была решена: с предстоятеля Русской Православной Церкви был снят патриарший сан. При этом печальном и доселе невиданном действии царь Алексей Михайлович не хотел присутствовать, не приняли участия в нем и наиболее достойные иерархи. Местом ссылки опального патриарха назначили древний Ферапонтов монастырь на Белоозере.

 

Внутренний двор Ферапонтова монастыря. Надвратные церкви на Святых вратахдомовой храм патриарха Никона. Пристройка справапредположительно, одна из его келий

 

333 года тому назад (своеобразный юбилей!) святейший изгнанник открыл новую страницу своих подвигов, полную скорбей и лишений. Пребывание в Ферапонтовом монастыре послужило патриарху школой глубокого смирения. Здесь открылись новые его дарования.

С тихой обителью преподобного Ферапонта связаны два важнейших события в жизни патриарха – путь к патриаршеству и ссылка после низложения. Первое посещение Никоном Ферапонтова монастыря относится к 1651 году, когда он, будучи митрополитом Новгородским, отправился в Соловецкий монастырь за мощами митрополита Филиппа (Колычева). Над его гробом в Соловецком монастыре он прочел царскую грамоту с покаянными словами за царя Иоанна Грозного, по приказу которого святитель был умерщвлен. Примером подобного действия послужил император Феодосий, который посылая за мощами святителя Иоанна Златоуста, обращался к давно почившему святому с покаянной грамотой, прося в ней прощения за свою мать, гнавшую святого.

Везя в Москву мощи митрополита Филиппа, Никон сделал остановку в Ферапонтовом монастыре. Сюда прибыл царский гонец с вестью о кончине патриарха Иосифа, произошедшей 15 апреля 1652 года. Извещая Никона о делах в Москве и о смерти патриарха, государь просил своего «собинного друга» скорее возвращаться в Москву на выборы нового патриарха: «ожидаем тебя великого святителя к выбору, а сего мужа три человека ведают: я, да Казанский митрополит, да отец мой духовный; тай не в пример, а сказывают свят муж»[4].

Избранным патриархом Московским и всея Руси стал Никон. Через 15 лет в Ферапонтов монастырь его доставили уже низложенным, под охраной стрельцов и пристава. Увозили Никона к месту ссылки торопливо, боясь смуты, потому дорога оказалась не только трудной, но и опасной. Сани не раз опрокидывались, патриарх сильно ушибся. На всем пути пристав прежде остановок посылал стрельцов. На восьмой день, в ночь на 21 декабря, проехав мимо Кирилло-Белозерского монастыря, повозка подъехала к воротам Ферапонтовой обители.

Остров патриарха Никона. Современный вид

С этого момента для патриарха началась жизнь скорбного изгнанника. Ему приходилось терпеть притеснения охраны, издевательства пристава, лукавство игумена и казначея, обиды от монахов, келейное неустройство – при отсутствии сочувствия и чьей-либо помощи. Он лишен был сыновней поддержки братии любимого Воскресенского монастыря.

Поначалу, за неимением помещений из-за происшедшего накануне сильного пожара, опального поместили в больничных кельях на хозяйственном дворе. Позже ему было разрешено построить свою келью. Поскольку общение с братией обители патриарху было запрещено, то, по указу Алексея Михайловича, надвратная Богоявленская церковь стала его домовым храмом. К ней примыкала келья, в которой, по устному преданию, записанному в середине XIX века путешественником профессором русской словесности С.П. Шевыревым, и жил Никон некоторое время, пока строилась его келья у Водяных врат. В церковь от кельи вели переходы по монастырской стене на протяжении 30 саженей.

Но жить в новой келье Никону почти не пришлось[5].

Ферапонтовская ссылка длилась 10 лет. Несколько человек из окружения патриарха последовали за ним в изгнание: иеромонахи Памва и Палладий, иеродиаконы Исаия и Маркелл, дьяк Тарас Матвеев и Ипатий Михайлов. Через некоторое время из-за сильных притеснений иные просили разрешения вернуться в Москву, иных удалили или сослали. В 1672 году к Никону пришли старец Флавиан с помощником.

Особенно жестоко обходились с патриархом приставы. Один из них, Степан Наумов, велел заковать окна кельи Никона решеткой, поставил у нее караул, не разрешал выходить и никого не впускал. Даже дорогу в том месте отнесли дальше от стен монастыря. Ссыльный писал жалобы государю, но послабления в режиме и милостыни царя сменялись новыми строгостями. Доносы следовали один за другим.

Тяжко было деятельному Никону томиться в Ферапонтовской ссылке, нелегко и монастырской братии давалось его пребывание в обители. Многочисленная охрана вносила в монастырский уклад мирское и суетное, духовная атмосфера в обители того времени и так отличалась от подвижничества насельников первых веков (послаблениями). Сам игумен и казначей оказались нечисты на руку. Добавились разорительные расходы на содержание стрельцов, на отправку разных депеш и людей, подозреваемых по «делу Никона». Все это вызывало недовольство братии.

Патриарх по мере сил старался облегчить расходы монастыря: из царской милостыни вносил деньги на содержание живших у него старцев, отдавал свои скудные запасы в монастырскую трапезу, ловил для братии рыбу, хлопотал перед государем об освобождении монастыря от некоторых повинностей. Об этом свидетельствуют многие документы, обстоятельные письма ссыльного к Алексею Михайловичу, донесения приставов, отчеты царских посыльных, а также само «Дело о патриархе Никоне»[6].

1670 год сильно подорвал здоровье патриарха. В один из дней спешно вызвали из Кириллова монастыря духовника для соборования. Ссыльный писал государю, прося у него прощения за свои речи и поступки и сокрушаясь о своем бедственном положении: «Ради всех этих моих вин отвержен я в Ферапонтов монастырь шестой год, а как в келье затворен – тому четвертый год. Теперь я болен, наг и бос и креста на мне нет третий год, стыдно и в другую келью выйти, где хлебы пекут и кушанья готовят, потому что многие части зазорные непокрыты, со всякой нужды келейной и недостатков оцынжал, руки больны, левая не подымается, на глазах бельма от чада и дыма, из зубов кровь идет смердящая и не терпят ни горячего, ни холодного, ноги пухнут и потому не могу церковного правила править, а поп один, и тот слеп, говорит, по книгам не видит; приставы ничего ни продать, ни купить не дадут, никто ко мне не ходит и милостыни просить не у кого»[7].

Делались попытки вызволить Никона из ссылки, но противоборствующая боярская партия была сильна. Весной 1668 года Константинопольский патриарх Парфений писал государю в защиту Никона: «Молим тебя, возврати его в монастырь свой; для наказания ему достаточно одной ссылки, не обременяй его большим, оставляя такого достойного человека в таком великом пренебрежении, возврати из ссылки крестившего твою благословенную отрасль»[8]. Но грамота пришла в Москву спустя много времени после того, как началось новое расследование по извету архимандрита Ново-Спасского монастыря Иосифа.

Царь Алексей Михайлович неоднократно пытался помириться с патриархом, просил его благословения и молитв о домочадцах, но изменить его положение не решался. Когда скончалась царица Мария Ильинична, царь послал милостыню для поминовения ссыльному Никону, но тот денег не принял, ссылаясь на то, что без подарков обязан совершать церковное поминовение по усопшей. За смертью супруги царя последовала кончина сыновей Симеона и наследника Алексея, на которого Никон возлагал надежды, ожидая освобождения.

Не пришло патриарху облегчения и с началом царствования юного Федора Алексеевича, когда при нем взяли силу Милославские и боярин Хитрово – враги Никона. Нарышкиных и боярина Матвеева, давнего друга патриарха Никона, удалили от двора и отправили в ссылку. Сослали также, лишив сана, посредника Никона в челобитных государю протопопа Андрея Савинова, духовника царя.

Положение ссыльного ухудшилось со вступлением в 1674 году на патриарший престол митрополита Новгородского Иоакима, которого когда-то Никон сам и возвысил.

Ему послали выговор, ложно обвиняя в том, что он держит лишних людей, придирается к монахам, величает себя патриархом и «много других вин» имеет. На Никона легла тень подозрений в измене государю, будто он имел сношение с бунтовщиками под водительством Степана Разина. К «Делу патриарха Никона» собрали все показания недовольных, его же обидчиков и наветчиков, которых Никон в свое время обличал в злоупотреблениях.

Собранный патриархом Иоакимом Собор 1676 года постановил: без суда и следствия перевести Никона под строгий надзор в Кирилло-Белозерский монастырь – по сути, на тюремное положение. Опальный спокойно выслушал обвинительный акт, состоявший из многих пунктов. Заключался он приговором: «И по тем твоим вымышлениям и непристойным и не во славу Московскому государству мятежным делам в Ферапонтове жить тебе по своей воле неудобно. А… жить тебе в Кирилловом монастыре в келье по иноческому чину и о тех своих злых делах прийти в совершенное покаяние»[9].

Все имущество Никона в Ферапонтове описали и отобрали, включая съестные припасы. Келейных старцев сослали по разным монастырям. В Кириллове приставили к нему двух монахов для надзора, которые никого к патриарху не допускали, не давали ни пера, ни чернил и следить должны были за ним даже в церкви. Никон почти упал духом, чувствуя себя заживо погребенным.

Прошло еще пять лет полутюремного заключения. Наконец царь Федор Алексеевич обратил внимание на Ново-Иерусалимский Воскресенский монастырь, построенный патриархом Никоном, и сделал его местом своего богомолья. Немалое влияние на государя оказывала его тетка Татьяна Михайловна, давняя почитательница Никона. Царь начал слать милостыни, освободил келейных старцев из ссылки. Из Воскресенского монастыря подали царю челобитную о патриархе Никоне, ее подписали 60 монахов. Федор Алексеевич вызвал патриарха Иоакима во дворец, уговаривая его освободить Никона, но тот остался непреклонен. Государь писал в Кириллов монастырь собственноручное письмо, в котором величал Никона патриархом, обещая скорое освобождение. Никон был уже тяжело болен и, предчувствуя скорую кончину, просил воскресенских монахов еще «побить челом». Во вторичной просьбе царя патриарх Иоаким не посмел отказать.

За день до приезда гонца в Кириллов Никон стал собираться в путь, оделся на дорогу, приказал вынести себя на крыльцо и сел там в кресле в ожидании. Окружавшие расценили это как беспамятство от болезни и старости и удивились, когда действительно подъехал дьяк и объявил царскую милость. Патриарх Никон поднялся с кресел и, несмотря на слабость, выслушал указ стоя. Ему возвращалась свобода и разрешалось вернуться в Воскресенский монастырь.

Было лето, но патриарха везли к пристани в санях, чтобы не было тряски, там перенесли на струги. Струги поплыли вниз по Шексне к Волге. Недалеко от Ярославля, у Толгского монастыря, струги остановились, патриарх велел пристать к берегу, чувствуя близкую кончину. Игумен Толгского монастыря со всей братией вышел встречать патриарха.

17 августа 1681 года у Ярославля, когда зазвонили колокола к вечерне, Никон оживился, стал поправлять волосы и одежду, спокойно сложил руки на груди и во время пения последования на исход души почил на 77-м году жизни после 15-летнего заточения.

Царь для встречи патриарха послал свою карету с лучшими конями, но она уже не понадобилась. Дубовый гроб повезли на дрогах в Москву. По пути духовенство выходило навстречу, монахи всех монастырей, мимо которых шло траурное шествие, в том числе и Троице-Сергиевой лавры, провожали тело патриарха. На торжественные похороны в Воскресенский монастырь приехал государь Федор Алексеевич с семейством и боярами.

Несмотря на теплое время года, за десять дней пути тело патриарха не подверглось тлению. За версту до монастыря в особой келье тело облекли в архиерейскую мантию с панагией и схиму. Крестный ход двинулся в монастырь. Царь участвовал в процессии, читал Псалтирь, пел стихиры. Никона именовали патриархом. Дубовый гроб вложили в мраморный, сооруженный в приделе Иоанна Предтечи под Голгофой, – на том месте, которое указал сам патриарх задолго до кончины.

Вскоре были получены от восточных патриархов разрешительные грамоты, восстанавливающие Никона в первосвятительском сане. В глазах же народа патриарх был святым. В церковных книгах досинодального периода патриарх Никон значился местночтимым святым, а в некоторых упоминается о его нетленных мощах[10].

Примечательно, что отзывы о патриархе Никоне зарубежных путешественников кардинально отличаются от характеристик, данных ему отечественными историками. Так, современник Никона архидиакон Павел Алеппский из Антиохии пишет: «В личной жизни Никон был очень скромен, в одежде прост, в еде – строгий постник. Но для чести патриаршего сана считал необходимым самые драгоценные и красивые облачения, а в трапезах для гостей – самое широкое хлебосольство. Никон был необычайно щедрым и гостеприимным хозяином, в частной обстановке любил шутку и доброе веселье, был общительным, внимательным и приятным собеседником. На званых обедах патриарха, как правило, накрывался стол для нищих, слепых, увечных, многих из которых он кормил и поил своими руками, умывая их, отирая и лобызая их ноги, как Христос велел поступать апостолам»[11].

Здоровый и крепкий человек, с огромной волей, энергичный, властный, всесторонне образованный и развитой, прекрасный проповедник и истинный пастырь своим духовным овцам, строгий аскет, с живой, широкой, щедрой натурой, любящий свой народ и любимый большинством народа, из которого сам вышел, быть может, излишне резкий и вспыльчивый, но знавший и состояние глубокого молитвенного молчания, созерцания и плача, горделивый, но в то же время способный к подлинному смирению, наделенный большим умом, художественным вкусом, административными, строительными и многими другими способностями, расчетливый и увлекающийся – таким является пред нашим взором, по описанию Павла Алеппского патриарх Никон – один из выдающихся святителей Русской Церкви.

Кресло, сделанное патриархом Никоном в ссылке в Ферапонтовом монастыре в 1668 г.

С патриархом Никоном связаны многие памятные места в Ферапонтове. Это прежде всего Надвратная церковь Богоявления на Святых вратах – его домовый храм, прилегающая к нему келья, в которой, по устному преданию, он жил некоторое время. Архимандрит Макарий (Миролюбов), составляя описание Ферапонтовской волости, упоминал о виденных им развалинах каменной пещеры в северо-западной части монастыря, устроенной ссыльным для уединенной молитвы[12]. Нельзя не упомянуть деревню Лещево, основанную патриархом на пустоши.

Известны случаи прозорливости патриарха Никона. Так, исполнились предсказания, сказанные им на соборе 1666 года о каждом из участников позорного судилища. В Ферапонтовом монастыре открылись новые дарования опального патриарха, например, дар врачевания. Однажды ему было видение, в котором дана была от Христа сила излечивать больных. Вместе с ним врачевали и жившие при нем старцы. Никон лечил молитвой, святым елеем, святой водой, применял и лекарственные средства. Некоторые лекарства доставлялись из московских аптек, а лечебные травы он собирал в окрестностях Ферапонтова. Пользовался он книгой «Травник», привезенной им в свое время из «Персиды» и переведенной с латинского на греческий, а с него – на русский. Вел патриарх и запись посетителей, из которой известно, кого и чем он лечил. Из нее читаем, что с 1673-го по 1676 год им было исцелено от различных болезней 132 человека, в основном крестьян[13].

Патриарх просил игумена Ферапонтова монастыря дать особую келью для болящих, но тот отказал в просьбе. Слух об успешном исцелении Никоном болезней распространился далеко за пределы Ферапонтова монастыря. Сюда потянулись страждущие из Вологды, Новгорода, Заонежья, Твери, Москвы. У его кельи собиралось иногда до 40 человек. После указа о переводе Никона в Кириллов монастырь его кельи были подвергнуты обыску. Наказ предписывал: «Прелестные ево Никоновы лекарства все, что ни есть, коренья и травы и водки и мази всенародне сжечь на огне, чтоб от нево и ничего не осталось»[14].

Одним из необычных дел святейшего изгнанника было устройство острова на Бородаевском озере. Никон избрал небольшую отмель напротив монастыря, сделал подсыпку, укрепил камнями кромку острова – наподобие того, как укреплены берега у Кирилло-Белозерского монастыря. Поверхность острова он выложил камнями в виде большого четырехконечного креста, а в средокрестии поставил деревянный Поклонный крест. По описанию профессора С.П. Шевырева, побывавшего здесь в 1847 году, Никон, чтобы сложить остров, возил со своими монахами на плотах камни – на расстояние до двух верст от берега. Начинал патриарх сооружать из камней и дорогу, но не успел. Остатки этой дороги по направлению к монастырю профессор примечал с восточной стороны острова[15].

Летом 1998 года во время празднования 600-летия Ферапонтова монастыря на острове патриарха Никона вновь был установлен большой резной деревянный Поклонный крест, а 27 сентября на Воздвижение Креста Господня, он был освящен преосвященнейшим Максимилианом епископом Вологодским и Великоустюжским, в сослужении священства Белозерского благочиния.

Обращает на себя внимание необычная форма креста – семиконечная. Такие кресты устанавливал святейший патриарх Никон повсюду. Это более древняя форма. Семиконечные кресты можно видеть на старинных иконах XIV-XVI веков, на изделиях медного литья и резьбе по кости и камню. Такой же крест изображен и иконописцем Дионисием в соборе Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. Среди различных циклов на фресках 1502 года есть Акафист Пресвятой Богородице, все его 25 песнопений. На южной стене, где помещен Кондак 10-й, Голгофа изображена с семиконечным крестом.

Подлинный никоновский крест сохранился в одном из московских храмов неподалеку от Высоко-Петровского монастыря. Когда-то он был поставлен им на острове Кий среди вод озера Коже, в память о спасении во время бури. Никон, тогда иеромонах, дал обет устроить монастырь на этом месте, а исполнил его, уже будучи патриархом, основав Крестный монастырь.

На Бородаевском озере подле Ферапонтова монастыря никоновский крест простоял недолго. На нем обнаружили «крамольную» надпись, именовавшую того, кто его ставил патриархом: «Животворящий крест Христов поставил смиренный Никон, Божиего милостию патриарх, будучи в заточении за слово Божие и за св. Церковь на Белеозере в Ферапонтове монастыре в тюрьме»[16]. Крест был изъят, надписи стерты.

В начале XX века, когда возобновлялся Ферапонтов монастырь как женская обитель, памятное место было восстановлено. На острове вновь водрузили деревянный высокий крест, но без надписей. Одна из сохранившихся в Кирилло-Белозерском музее фотографий запечатлела остров с крестом, возле которого снялось кирилловское духовенство во время посещения белозерских монастырей архиепископом Новгородским Арсением (Стадницким)[17]. Второй крест также недолго простоял, снесенный волнами безбожия.

Ныне возвышается третий крест на этом месте. В его резном тексте, кроме тропарей и стихир Кресту, а также традиционно сокращенных надписей, на косой перекладине вырезано: «Блаженной памяти Святейшего патриарха всея Руси Никона».

И вновь воды Ферапонтовского озера освящаются молитвой, начертанной на кресте: «Кресту Твоему поклоняемся Владыко, и святое Воскресение Твое славим». На острове патриарха Никона вспоминается и Никоново «крестоношение ».

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Лебедев Лев, протоиерей. Патриарх Никон: Очерки жизни и деятельности // Богословские труды. М., 1982. Вып. 23. С. 139 – 140.

2 Михайлова Н.М. Воскресенский монастырь, именуемый Новый Иерусалим // Глаголы жизни. 1992. № 2. С. 34 – 47.

3 Лебедев Лев, протоиерей. Патриарх Никон… С. 151.

4 Бриллиантов И.И. Ферапонтов Белозерский ныне упраздненный монастырь, место заточения патриарха Никона: К 500-оетию со времени его основания, 1398 – 1898. СПб., 1899. С.141 – 142.

5 Шевырев С.П. Поездка в Кирилло-Белозерский монастырь: Вакационные дни профессора С.Шевырева в 1847 году. М., 1850. С. 103.

6 Гиббенет И. Историческое исследование дела патриарха Никона. СПб., 1882.

7 Бриллиантов И. И. Ферапонтов Белозерский ныне упраздненный монастырь… С. 166 – 167.

8 Там же. С. 160.

9 Там же. С. 216.

10 Лебедев Лев, протоиерей. Патриарх Никон… С. 168.

11 Лебедев Лев, протоиерей. Русская Православная Церковь середины XVII века в восприятии архидиакона Павла Алеппского // ЖМП. 1985. № 5. С. 71.

12 Макарий (Миролюбов), архимандрит. Описание Ферапонтовской волости. СПб., 1854. С. 11.

13 Бриллиантов И.И. Ферапонтов Белозерский ныне упраздненный монастырь… С. 183.

14 Там же. С. 218 – 219.

15 Шевырев С.П. Поездка в Кирилло-Белозерский монастырь… С.103 – 104.

16 Бриллиантов И.И. Ферапонтов Белозерский ныне упраздненный монастырь… С. 152.

17 Стрельникова Е. Ферапонтов монастырь в ликах и лицах. М., 1998. С. 65.

Члены ИППО посетили музей Святейшего Патриарха Никона в Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре

29 января 2020 года члены ИППО А. Н. Панин и архимандрит Тихон (Затёкин) посетили музей Святейшего Патриарха Никона в Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре в рамках своей совместной издательской деятельности, а также изучения опыта работы музеев по истории России и Русской Православной Церкви.

Члены Союза писателей и Союза краеведов России Александр Николаевич Панин (заместитель руководителя Московского областного отделения ИППО, член Совета отделения, председатель правления благотворительного фонда «Возрождение культурного наследия») и архимандрит Тихон (заместитель руководителя Нижегородского отделения ИППО, наместник Нижегородского Вознесенского Печерского монастыря) уже неоднократно посещали Воскресенский Ново-Иерусалимский ставропигиальный мужской монастырь, но посещение этого уникального музейного центра состоялось впервые. Экскурсию для действительных членов ИППО любезно провели работники Паломнической службы монастыря.

15 ноября 2017 года Президент Российской Федерации В. В. Путин, Председатель Правительства Российской Федерации Д. А. Медведев, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетили залы воссоздаваемого Музея в комплексе Трапезных палат. Торжественное открытие этого музея состоялось 3 июня 2019 года с участием многих учёных, сотрудников ряда музеев страны и паломников. Были открыты мемориальные залы музея Патриарха Никона, посвящённые личности и созидательной роли Первосвятителя в создании этой святой обители.

Музей фактически начал свою работу 145 лет назад, в 1874 году тщанием её настоятеля, церковного историка и археографа, члена Императорского Православного Палестинского Общества архимандрита Леонида (Кавелина). И вот спустя полтора века он возобновил работу, став основой проекта, который в ближайшее время ещё предстоит воплотить в жизнь – проекта по созданию музейного церковного комплекса «Музей Патриарха Никона. Центр по изучению духовной культуры Московского государства XVII – первой половины XVIII века».

Архимандрит Тихон и Александр Панин познакомились с экспонатами 5 мемориальных залов музея Патриарха Никона, размещающихся в комплексе Трапезных палат. Именно здесь и размещались прежние экспонаты, которые сейчас находятся главным образом в государственных музеях. Вся же экспозиция Музейного церковного комплекса будет состоять из 26 залов. 

В отношении мемориальной части научный и художественный руководитель проекта экспозиции, доктор исторических наук, кандидат искусствоведения, главный научный сотрудник Российского Государственного гуманитарного университета Светлана Измайловна Баранова сказала: «Здесь представлено много копий. Но мы сознательно выбрали этот ход, видя перед собой цель как можно шире и глубже раскрыть тему. Мы не претендуем ни на какие подлинники, поскольку, как мне кажется, когда ты входишь в подлинные помещения монастыря, для тебя в этот момент должно быть неважно, видишь ты в музее подлинник или копию. Нужно понимать главное: за этим изображением стоит огромная история».

Хотелось бы отметить, что рядом с каждым экспонатом есть важный элемент экспозиции – развёрнутая информация. Это позволяет осмотреть залы и без экскурсовода, благодаря изложенным в описаниях сведениям человек совершит глубокое погружение в историю.

Члены ИППО архимандрит Тихон и Александр Панин внимательно осмотрели фрагмент подлинного надгробия Патриарха Никона. Возвращаясь по решению Царя Фёдора Алексеевича в Ново-Иерусалимский монастырь после 15-летней ссылки, Патриарх Никон скончался в дороге, недалеко от города Ярославля. Туда, куда он в заточении стремился всей душой, привезли его уже бездыханное тело. И хотя грамоты четырёх Восточных Патриархов, разрешавшие Предстоятеля от всех прещений и восстанавливавшие его в патриаршем сане пришли лишь через год после его кончины, хоронили усопшего со всеми подобающими Первосвятителю почестями.

Была внимательно осмотрена и копия знаменитой парсуны большого размера «Патриарх Никон с клиром», где мы можем видеть прижизненное изображение Святейшего Патриарха, написанное с натуры.

Особый интерес отца Тихона и Александра Панина вызвала копия тяжёлых кованых вериг, которые носил Святейший Патриарх. И с разрешения сопровождавших лиц Александр Николаевич Панин с большим благоговением и молитвою возложил их на себя. 

Привлекает внимание подлинная гравюра с изображением голландского дипломата и путешественника Николаса Витсена. Этот смелый иностранец сумел тайно пробраться в Ново-Иерусалимский монастырь в гости к находившемуся уже в опале Патриарху и провести с ним целый день. Подарил подлинник хороший друг возобновлённого музея коллекционер Андрей Леонидович Кусакин.

На изготовление экспоната, который был первым скопирован для мемориальных залов музея, потребовался целый год. Копию с модели макета Храма Господня в Иерусалиме в XVII веке привёз в Москву Иерусалимский Патриарх Паисий и подарил будущему Патриарху Никону. Известно, что эта кипарисовая модель стала для Патриарха основным источником при создании Ново-Иерусалимского монастыря. Воскресенский собор был построен как архитектурная икона Храма Гроба Господня, повторяющая всё те же святые места в плане.

Немало и других уникальных археологических находок размещено в музее, ведь территория монастыря при помощи специалистов высокого уровня была обследована тщательным образом. Можно уверенно сказать, что это не просто музей. Это – настоящее научное предприятие, в котором большое количество удивительных находок. К примеру, в музее можно наблюдать подлинную керамическую икону Спасителя, которая целиком воссоздана из собранных фрагментов.

Архимандрит Тихон и Александр Панин внимательно ознакомились со всеми залами музея, осмотрели все экспонаты. Эта деятельность членов ИППО по ознакомлению с работой музея, крайне важна ещё и потому, что и архимандрит Тихон, и Александр Панин являются руководителями музеев. Архимандрит Тихон является директором сразу трёх музеев: музея Истории Нижегородского отделения ИППО, музея Русского Патриаршества в городе Арзамасе и Церковно-археологического музея Нижегородской епархии.

Александр Николаевич Панин осуществляет руководство Церковно-археологическим музеем Николо-Берлюковского монастыря. В настоящее время ведётся большая подготовительная работа по переезду этого музея в новые помещение на территории монастыря. Музей будет располагаться в 7 залах, созданных по самой современной технологии, и освящать историю не только обители и края, но и историю России и Русской Православной Церкви.    

вопросы текстологии и архитектурно-художественного оформления

Категория: Герменевтика древнерусской литературы: Сборник 20
Полный текст:

PDF

Автор: Г. М. Зеленская
Информация об авторе:

Галина Митрофановна Зеленская — научный консультант, ГБУК МО «Музей “Новый Иерусалим”», Ново-Иерусалимская набережная, д. 1, 143500 Московская обл., г. Истра, Россия.
E-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Автор 2: С.К. Севастьянова
Информация об авторе 2: Светлана Климентьевна Севастьянова — доктор филологических наук, доцент, ведущий научный сотрудник, Институт филологии СО РАН, ул. Николаева, д. 8, 630090 г. Новосибирск, Россия; главный научный сотрудник, Рубцовский индустриальный институт АлтГТУ, ул. Тракторная, д. 2/6. 658207 г. Рубцовск, Россия.E-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.
Для цитирования:

Зеленская Г.М., Севастьянова С.К. Корпус надписей Патриарха Никона на «святых вещах»: вопросы текстологии и архитектурно-художественного оформления // Герменевтика древнерусской литературы. Сборник 20 / Ин-т мировой литературы РАН; гл. ред. О.А. Туфанова. М.: ИМЛИ РАН, 2021. С. 479–547. https://doi.org/10.22455/HORL.1607-6192-2021-20-479-547

Ключевые слова: Патриарх Никон, корпус надписей на «святых вещах», каталог сакральных объектов, классификация надписей, патриаршие монастыри — Воскресенский Ново-Иерусалимский под Москвой, Иверский Святоозерский на Валдае, Онежский Крестный на Кий-острове, богослужебные, церковно-исторические, святоотеческие и художественные традиции Древней Руси, комплексный подход.
DOI: https://doi.org/10.22455/HORL.1607-6192-2021-20-479-547
Дата публикации: 08.07.2021

Аннотация:

В обширном и разнообразном письменном наследии митрополита и Патриарха Никона авторские и составленные с участием или от его имени надписи на «святых вещах» занимают особое место. Эти разные по объему и содержанию тексты существуют как записи по листам рукописных и старопечатных книг, в виде поясов и композиций изразцового храмового убранства, а также на антиминсах, крестах, иконах, колоколах, литургических сосудах, печатях. Многие из них своим происхождением и местонахождением связаны с патриаршими монастырями — Воскресенским в Новом Иерусалиме под Москвой, Иверским Святоозерским на Валдае и Онежским Крестным на Кий-острове. Корпус надписей, объединенных именем Первосвятителя, никогда не изучался во всей полноте и системно. Авторы статьи предприняли попытку восполнить эти пробелы путем применения в исследовании комплексного подхода. Ими подготовлен по принципу каталога реестр «святых вещей» — сакральных объектов, составляющих единое целое с представленными на них текстами. Сделана классификация надписей в соответствии с функциональным назначением предметов, на которых они расположены. Выделены группы летописно-исторических, духовно-просветительских, богослужебных (литургических), историко-топографических, вкладных и владельческих надписей. Историко-филологическое исследование текстов дополняется анализом символико-семантических аспектов их архитектурного и художественного оформления. Надписи предстают в контексте иконического творчества Патриарха Никона, включающего иеротопические, иконографические и зодческие программы, воплощенные с участием мастеров из Великой, Малой и Белой России. Комплексное исследование позволило увидеть надписи и личность Святейшего Никона в ракурсе, выявляющем богатейший спектр богослужебных, церковно-исторических, святоотеческих и художественных традиций Древней Руси в сочетании с новыми тенденциями, переплавленными в горниле Православия.

Список литературы:

  1. Авдеев А.Г. Старорусская эпиграфика и книжность. Ново-Иерусалимская школа эпиграфической поэзии. М.: Изд-во ПСТГУ, 363 с.
  2. Бакулина М.С. Системный и комплексный подходы: сходства и различия // Вестник КГПУ им. В.П. Астафьева. № 2. С. 168–173.
  3. Баранова С.И. Керамическая надпись из ротонды Воскресенского собора Новоиерусалимского монастыря // Вестник РГГУ. Сер.: История. Филоло- гия. Культурология. Востоковедение. № 12 (74). С. 195–208.
  4. Великоцкая Н.Г. К вопросу о «Никоновой печати» // Ползуновский альманах. № 4. Т. 1. Ч. 2. С. 3–19.
  5. Едронова В.Н., Овчаров А. О. Методологические подходы в научной исследовательской деятельности // Экономический анализ: теория и практика. № 11 (314). С. 20–31.
  6. Зеленская Г.М. Значение надписей XVII века в создании сакрального пространства в Новом Иерусалиме под Москвой // Пространственные иконы. Перформативное в Византии и Древней Руси. Сб. статей / под ред. А.М. Ли- дова. М.: Индрик, С. 563–595.
  7. Зеленская Г.М. Иверская икона Божией Матери в монастырях Патриарха Никона // Каптеревские чтения — 16. Сб. статей / отв. ред. Н.П. Чеснокова. М.: ИВИ РАН, С. 209–252.
  8. Зеленская Г.М. Иеротопия Кийского Креста // Ползуновский альманах. № 4. Т. 1. Ч. 2. С. 68–91.
  9. Зеленская Г.М. Новый Иерусалим. Образы дольнего и горнего. М.: Дизайн. Информация. Картография, 287 с.
  10. Зеленская Г.М. Новый Иерусалим: Путеводитель. М.: Лето, 383 с.
  11. Зеленская Г.М. Патриарх Никон: Зодчий Святой Руси. М.: Паломник, 320 с.
  12. Зеленская Г.М. Святые горы в монастырях Патриарха Никона // Иеротопия Святой горы в христианской культуре / ред.-сост. А.М. Лидов. М.: Феерия, С. 351–383.
  13. Зеленская Г.М. Святыни Нового Иерусалима. М.: Северный паломник, 430 с.
  14. Зеленская Г.М. Символика изразцов Нового Иерусалима. М.: Индрик, 2012. 400 с. URL: http://patriarh-nikon.ru/?p=184 (дата обращения: 10.2020).
  15. Зеленская Г.М., Берхина Т.Г. Ильинка сквозь века. Патриарх Никон. М.: Храм пророка Божия Илии; Историко-архитектурный и художественный музей «Новый Иерусалим», 2008. 72 с.
  16. Каравашкин А.В. Русская публицистика XVII в. (патриарх Никон как традиционалист) // Вестник РГГУ. Сер.: Литературоведение. Языкознание. Культурология. № 11. С. 81–91. https://doi.org/10.28995/2073-6355-2018-11- 81-91
  17. Кищук А.А., Овсянников О.В. Из истории поморского летописания конца XVII — начала XVIII в. : «летопись» и рисунки Ивана Погорельского // Земля наша велика и обильна: сборник статей, посвященный 90-летию А.Н. Кирпичникова. СПб.: Невская тип., С. 156–182.
  18. Кольцова Т.М. Новые данные о строительной истории Крестного (Онежского) монастыря в XVII–XIX вв. (по письменным источникам) // Памятники архитектуры Русского Севера: Сб. статей / сост. и отв. ред. Л.Д. Попова. Архангельск: Изд-во Помор. гос. ун-та им. М.В. Ломоносова, С. 266–298.
  19. Лакиер А.Б. Русская геральдика / подгот. текста и послеслов. Н.А. Соболе- вой. М.: Книга, 432 с.
  20. Лепахин В. Икона и иконичность. СПб.: Изд-е Успенского подворья Оптиной пустыни, 400 с.
  21. Лидов А.М. Иеротопия. Создание сакральных пространств как вид творчества и предмет исторического исследования // Иеротопия. Создание сакральных пространств в Византии и Древней Руси. Сб. под ред. А.М. Лидо- ва. М.: Прогресс-традиция, С. 9–31.
  22. Мельникова О.М. Комплексный подход // Теория и методология исторической науки. Терминологический словарь / отв. ред. А.О. Чубарьян. М.: Акви- лон, 576 с.
  23. Мощевитин А.И. Духовное содержание и наставление Пасхального канона преподобного Иоанна Дамаскина // Актуальные проблемы воспитания в образовательной среде: Материалы междунар. междисциплинарной научно-практической конфер. Новочеркасск: ООО «Лик», С. 161–165.
  24. Никоновские чтения в музее «Новый Иерусалим». Сб. статей. М.: Северный паломник, Вып. I. 368 с. М.: Лето, 2005. Вып. II. 400 с.; М.: Лето, 2011. Вып. III. 408 с.
  25. Новиков Н.И. Надписи на изразцах в Воскресенском соборе в Новом Иерусалиме / изд. и примеч. А.Г. Авдеева и Г.М. Зеленской // Вопросы эпиграфики. № 1. С. 257–259.
  26. Патриарх Никон: Стяжание Святой Руси — созидание Государства Россий- ского: в 3 ч. М.: Изд-во РАГС; Саранск: НИИ гуманитарных наук при правительстве Республики Мордовия, Ч. 1: Дорошенко С.М. Летопись жизни и деятельности Патриарха Никона на фоне событий церковной и гражданской истории и в окружении разного рода лиц, к нему касательных. 1200 с.
  27. Прохоров Г.М. Христианская книжная культура в Древней Руси // Русская литература. № 3. С. 47–55.
  28. Севастьянова С.К. «Умозрение» в облачении (К вопросу о богословско-антропологическом учении патриарха Никона) // Вестник КемГУКИ. № 25. С. 184–214.
  29. Севастьянова С.К. Грамоты Новгородского митрополита Никона в Соловецкий монастырь // Книжные центры Древней Руси. Книжники и рукописи Соловецкого монастыря. СПб.: Дмитрий Буланин, С. 254–298.
  30. Севастьянова С.К. Духовное завещание Патриарха Никона // Труды ГИМ. М.: ГИМ, 2004. Вып. 139: Патриарх Никон и его время: Сб. науч. тр. / отв. ред. и сост. Е.М. Юхименко. С. 226–247.
  31. Севастьянова С.К. Келейные книги патриарха Никона в Ферапонтовом монастыре // Библиотековедение. № 5. С. 48–52.
  32. Севастьянова С.К. Малоизвестный трактат Григория Синаита в трудах Па- триарха Никона // Пятые чтения памяти профессора Николая Федоровича Каптерева «Россия и православный Восток: новые исследования по материалам из архивов и музейных собраний»: Материалы. М.: ИВИ РАН, С. 85–107.
  33. Севастьянова С.К. Материалы к Летописи и литературной деятельности патриарха Никона. СПб.: Дмитрий Буланин, 520 с.
  34. Севастьянова С.К. Письма патриарха Никона к боярину Н.А. Зюзину (Исследование и публикация текстов) // Вестник ПСТГУ. Сер. II: История. История Русской Православной Церкви. Вып. 96. С. 133–159.
  35. Севастьянова С.К. Символика архиерейского облачения в трактовке Патриарха Никона // 2014. Т. 22. № 1. P. 38–118.
  36. Севастьянова С.К. Сказания о Кийском Кресте // Ползуновский альманах. № 4. Т. 1. Ч. 2. С. 52–67.
  37. Севастьянова С.К. Эпистолярное наследие патриарха Никона. Переписка с современниками: исследование и тексты. М.: Индрик, 776 с.
  38. Севастьянова С.К., Зеленская Г.М. Патриарх Никон и святитель Филипп, митрополит Московский: опыт комплексного исследования // Palaeoslavica. Т. 23. № 2. Pp. 69–164.
  39. Страхова О. Б. Официальная титулатура русских патриархов в изданиях Московского Печатного двора (1589–1700 гг.) // Palaeoslavica. 2007. Т. 15. № 2. 117–206.
  40. Сухих С.И. Методология литературоведения: комплексный и системный ме- тоды анализа литературы // Вестник Нижегородского ун-та им. Н.И. Лоба- чевского. № 6 (1). С. 298–303.
  41. Талина Г.В. Титул православного самодержца Московского царства третьей четверти XVII века // Наука и школа. № 6. С. 170–171.
  42. Успенский Б.А. «Хождение посолонь» и структура сакрального пространства в Московской Руси // Иеротопия. Создание сакральных пространств в Византии и Древней Руси. Сб. под ред. А.М. Лидова. М.: Прогресс-традиция, С. 534–555.
  43. Фонкич Б.Л. Греческо-русские культурные связи в XV–XVII вв. (Греческие рукописи в России). М.: Наука, 250 с.
  44. Фонкич Б.Л., Поляков Ф.Б. Греческие рукописи Московской Синодальной библиотеки: Палеографические, кодикологические и библиографические дополнения к каталогу архимандрита Владимира (Филантропова). М.: Синодальная библиотека Московского Патриархата, «Мартис», 1993. 240 с.
  45. Черкасова М.С. Архивы вологодских монастырей и церквей XV–XVII вв.: ис- следование и опыт реконструкции. Вологда: Древности Севера, 576 с.
  46. Шаромазов М.Н. Ферапонтов монастырь. Страницы истории. Путеводитель по экспозиции. М.: Сев. паломник, 101 с.
  47. Янин В.Л. Очерки средневекового Новгорода. М.: Языки славянских куль- тур, 395 с.
  48. Patriarch Nikon on Church and Nikon’s «Refutation» / Edited, with Introdaction and Notes by Valery A. Tumins and George Vernadsky. Berlin; NewYork; Amsterdam, 1982. 812 p.

Никон | Русский патриарх | Britannica

Nikon , настоящее имя Никита Минин , (род. 1605, Вельдеманово, Россия — умер 1 августа [27 августа по новому стилю] 1681, по пути в Москву), религиозный деятель, безуспешно пытавшийся установить примат православной церкви над государством в России и чьи реформы, пытавшиеся привести русскую церковь в соответствие с традициями греческого православия, привели к расколу.

Никон (Никита) родился в селе Вельдеманово под Нижним Новгородом в семье крестьянина финского происхождения.Получив зачатки образования в близлежащем монастыре, Никон женился, поступил в клир, был поставлен на приход в Лысково, а затем поселился в Москве. Смерть всех троих его детей побудила его искать покаяния и уединения. Следующие 12 лет, с 1634 по 1646 год, он жил монахом (именно тогда он принял имя Никон), отшельником и, наконец, игуменом в нескольких северных местностях. В 1646 году он отправился по иноческому делу в Москву, где произвел столь благоприятное впечатление на молодого царя Алексия и на патриарха Иосифа, что его поставили игуменом Новоспасского монастыря в Москве, усыпальницы семьи Романовых.

Британская викторина

Мировые религии и традиции

Вы верите, что знаете все, что нужно знать о вере во всем мире? От храмов до фестивалей, эта викторина исследует вероисповедания и культуры.

Во время своего пребывания там Никон тесно сблизился с кружком, возглавляемым царским духовником Стефаном Вонифатьевым и священниками Иваном Нероновым и Аввакумом Петровичем (все, как и он, выходцами из Нижегородской области).Эта группа священников стремилась оживить церковь, установив более тесный контакт с массой верующих, а также стремилась очистить религиозные книги и ритуалы от случайных ошибок и римско-католических влияний. При их поддержке Никон стал сначала митрополитом Новгородским (1648 г.), а затем патриархом Московским и всея Руси (1652 г.).

Никон принял высший пост в Русской церкви только при условии предоставления ему всей полноты власти в вопросах вероучения и обряда.В 1654 г., когда царь отбыл в поход на Польшу, он поручил Никону надзор за управлением страной, а также за сохранностью царской семьи, а в 1657 г., с началом новой войны с Польшей, поручил Никону с полными суверенными полномочиями. Пользуясь дружбой царя, поддержкой реформаторов и сочувствием населения Москвы, Никон стоял на вершине своей карьеры.

Однако вскоре Никон оттолкнул своих друзей и привел в бешенство противников своим жестоким обращением со всеми несогласными с ним.Приняв патриаршество, он проконсультировался с работавшими в Москве греческими учеными, а также с книгами в патриаршей библиотеке и пришел к выводу, что не только многие русские книги и практики сильно испорчены, но и что ревизии кружка Вонифатьева внесли новые искажения. Затем он предпринял тщательный пересмотр русских книг и обрядов в соответствии с их греческими образцами, которые он считал более аутентичными, чтобы привести их в соответствие с остальной православной церковью. С помощью греческих и киевских монахов и при поддержке греческой иерархии он затем провел несколько собственных реформ: он изменил форму поклона в церкви, заменил двуперстный способ креститься на трехперстный и велел петь три аллилуйя там, где по московскому обычаю требовалось два.Созванный им в 1654 г. собор русского духовенства уполномочил его приступить к пересмотру богослужебных книг. Затем он начал убирать из церквей и домов иконы, которые считал неправильно нарисованными. Чтобы подавить растущую оппозицию этим шагам, он созвал в 1656 году еще один собор, который отлучил от церкви тех, кто не принял реформы.

Хотя все изменения, внесенные Никоном, коснулись только внешних форм религии, некоторые из которых были даже не очень старыми, население и большая часть духовенства с самого начала сопротивлялись ему.Необразованное московское духовенство отказывалось заново заучивать молитвы и обряды, а массу верующих глубоко беспокоило презрение Никона к обрядам, считавшимся святыми и необходимыми для спасения России. Против него выступили его бывшие друзья, особенно Аввакум Петрович, который возглавит борьбу с Никоном и провозгласил, что решения патриарха инспирированы дьяволом и исполнены духом антихриста. Это было началом Раскола, или великого раскола в Русской Православной Церкви.Но что действительно привело к падению Никона, так это враждебность царской семьи и могущественных боярских (аристократических) семей, которые возмущались тем, как он властно пользовался властью в отсутствие царя. Они также возражали против его утверждений о том, что церковь может вмешиваться в дела государства, но сама невосприимчива к вмешательству государства. Никон считал, что церковь выше государства, потому что небесное царство выше земного. Он также опубликовал перевод Дара Константина (средневековая подделка, в которой утверждалось, что император Константин наделил папу светской и духовной властью) и использовал этот документ для подтверждения своих претензий на власть.

Когда Алексей вернулся в Москву в 1658 году, отношения между царем и патриархом были уже не те, что были. Возросший в самоуверенности и подстрекаемый родственниками и придворными, Алексей перестал советоваться с патриархом, хотя и избегал открытого разрыва с ним. В конце концов Никон нанес ответный удар после того, как несколько бояр безнаказанно оскорбили его, а царь не явился на две службы подряд, на которых служил Никон. 20 июля (10 июля по ст. ст.) 1658 г. в свойственной ему порывистой манере он объявил о своей отставке пастве в Успенском соборе Кремля, а вскоре после этого удалился в Воскресенский монастырь.

Никон, видимо, надеялся этим актом заставить царя, благочестие которого было хорошо известно, отозвать его и восстановить прежнее влияние. Этого не произошло. После нескольких месяцев добровольного изгнания Никон попытался примириться, но царь либо отказался отвечать на его письма, либо призвал его официально оформить отставку. Никон отказался сделать это на том основании, что он отрекся только от Московской кафедры, а не от патриаршества как такового. В течение восьми лет, в течение которых Россия была фактически без патриарха, Никон упорно удерживал свой пост, а Алексей, обеспокоенный отсутствием ясного прецедента и страхом осуждения, не мог решиться на формальное низложение.Наконец, в ноябре 1666 года Алексей созвал собор, на котором присутствовали патриархи Антиохии и Александрии, для разрешения спора.

Обвинения против Никона предъявил сам царь. В основном они касались его поведения в период отсутствия царя в Москве, в том числе якобы присвоения им титула «великого государя». Многие обвинения были совершенно беспочвенны. Греческая иерархия теперь повернулась против Никона и приняла решение в пользу монархии, в чьей благосклонности она нуждалась.Греческий авантюрист Паисиос Лигаридис (теперь известно, что он был в сговоре с Римом) особенно активно способствовал падению Никона. Собор лишил Никона всех его священнических функций и 23 декабря сослал в монахи на Белоозеро, примерно в 350 верстах (560 км) прямо к северу от Москвы. Однако он сохранил проведенные им реформы и предал анафеме тех, кто им противостоял и которых отныне называли старообрядцами (или старообрядцами). В последние годы у Никона наладились отношения с Алексеем.Преемник Алексея Федор III отозвал Никона из ссылки, но умер по дороге в Москву.

Никон был одним из выдающихся деятелей Русской Православной Церкви и способным администратором. Его окончательная неудача была вызвана двумя основными факторами: (1) его настойчивое требование гегемонии церкви над государством не имело прецедентов в византийских или русских традициях и ни в коем случае не могло быть реализовано; и (2) его неудержимый нрав и самодержавный нрав отталкивали от него всех, кто соприкасался с ним, и позволяли его противникам сначала опозорить, а затем победить его.

Никон, Патриарх (Никита Минин, 1605–1681)

НИКОН, ПАТРИАРХ (Никита Минин, 1605–1681), патриарх Московский и всея Руси (1652–1666), наиболее известный тем, что инициировал литургические реформы, которые были категорически против старообрядцев. Стремление Никона к власти и богатству вызвало враждебность среди кремлевской элиты и в конечном итоге привело к его свержению царем Алексеем I Михайловичем (годы правления 1645–1676).

Стремительный взлет Никона из его крестьянского происхождения начался с его принятия послушником в Макарьев монастырь (под Нижним Новгородом), который в то время был жизненно важным центром православного возрождения, пользующегося поддержкой Романовых.Никон познакомился в монастыре с влиятельными церковниками, которые поддержали его возведение в сан игумена (игумена) и, вероятно, также привели к его судьбоносной встрече с царем Алексеем в Кремле в 1646 году. Впечатленный смелым видением Никона религиозной реформы, царь назначил его на ключевые церковные должности, сначала как архимандрита Новоспасского монастыря в Москве, а затем как митрополита Новгородского.

После избрания Никона на патриаршество в июле 1652 года он быстро приступил к пересмотру богослужебных книг, чтобы привести русские формы богослужения в соответствие с формами греческого православного мира.Среди главных нововведений Никона были трехперстное крестное знамение (вместо обычного двухперстного знака) и печатание новых богослужебных книг на основе греческих и украинских рукописей. По распоряжению Никона церковные соборы 1654 и 1656 годов отлучали от церкви старообрядцев, отказавшихся принять эти нововведения.

Бояре возмущали тесные личные отношения Никона с царем, а также растущие светские амбиции патриарха, о чем свидетельствует его систематическое накопление монастырских имений, строительство роскошных дворцов, покупка роскошных облачений и карет.Отношения с боярами обострились еще больше, когда Никон правил регентом в отсутствие царя во время русско-польской войны (1654–1667). Боярские интриги окончательно убедили царя в том, что Никон намеревался расширить церковную власть за счет Кремля. Когда Никон удалился от патриаршего двора в монастырь в июле 1658 г., в знак протеста против боярских оскорблений, царь отказал ему в возвращении в Москву.

Никон, однако, не отрекся от престола и продолжал править как патриарх в своих имениях.Когда Кремль готовился к его свержению, Никон в почти тысячестраничном «Опровержении» («Возражение») доказывал, что светская власть не имеет права диктовать церковные дела. Даже после понижения в монашество и последующего изгнания в декабре 1666 года Никон сохранил свой титул и отказался признать законность своих патриарших преемников.

Никон захватывал воображение как современников, так и последующих поколений. Старообрядцы осуждали его как предшественника Антихриста или как самого Антихриста.Народные повстанцы видели в изгнанном патриархе жертву кремлевских козней и мечтали вернуть его к власти. И многие обычные К могиле Никона совершали паломничества русские. Историки в основном рассматривали Никона как дальновидного лидера, стремившегося к равенству церкви и государства. Если бы ему это удалось, то можно было бы предотвратить отмену церковной автономии при Петре I (годы правления 1682–1725 гг.).

См. также Алексей I (Россия) ; Аввакум Петрович ; Староверы ; Православие, русский .

БИБЛИОГРАФИЯ

Хемер, Кристиана. Herrschaft und Legitimation im Russland des 17. Jahrhunderts: Staat und Kirche zur Zeit des Patriarchen Nikon. Франкфурт-на-Майне, 1979.

Каптерев Н. Ф. Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович. 2 тт. Москва, 1996.

Палмер, Уильям. Патриарх и Царь. 6 тт. Лондон, 1871–1876 гг.

Туминс, Валери А. и Джордж Вернадский, пер. и изд. Патриарх Никон о церкви и государстве: «Опровержение» Никона. Берлин и Нью-Йорк, 1982 г.

Георг Михелс

%PDF-1.6 % 1 0 объект > >> эндообъект 7 0 объект > эндообъект 2 0 объект > /Шрифт > >> /Поля [] >> эндообъект 3 0 объект > ручей 2016-11-15T14:44:40+01:002016-11-16T12:23:29+01:002016-11-16T12:23:29+01:00Adobe InDesign CS4 (6. 0.2)uuid:73517c8b-1d38- 43c8-95c8-cc61b176ce6bxmp.did: ED313442737EE611B9D89A52D090ABF9xmp.did: 3B47DFDCB91BE311B2BF972326C261B7proof: PDF

  • createdxmp.iid: 3B47DFDCB91BE311B2BF972326C261B72013-09-12T20: 14: 43 + 05: 30Adobe InDesign 6.0
  • сохраненоxmp.iid:3C47DFDCB91BE311B2BF972326C261B72013-09-12T20:17:01+05:30Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:3D47DFDCB91BE311B2BF972326C261B72013-09-12T20:17:01+05:30Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:1962D3104F41E3119FF6FB6FEF2E99D42013-10-30T12:59:52+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:1A62D3104F41E3119FF6FB6FEF2E99D42013-10-30T12:59:52+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:1B62D3104F41E3119FF6FB6FEF2E99D42013-10-30T13:37:11+01:00Adobe InDesign 6. 0/
  • сохраненоxmp.iid:1C62D3104F41E3119FF6FB6FEF2E99D42013-10-30T13:55:29+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:C5831CEF6341E311B9A59034F9951A452013-10-30T14:05:22+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:6D0375066841E311B578D00DC851AC552013-10-30T14:34:39+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:6E0375066841E311B578D00DC851AC552013-10-30T14:34:39+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:6F0375066841E311B578D00DC851AC552013-10-30T14:34:45+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:700375066841E311B578D00DC851AC552013-10-30T14:34:45+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:710375066841E311B578D00DC851AC552013-10-30T14:46:16+01:00Adobe InDesign 6. 0/
  • сохраненоxmp.iid:720375066841E311B578D00DC851AC552013-10-30T15:12:54+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:730375066841E311B578D00DC851AC552013-10-30T15:25:21+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:740375066841E311B578D00DC851AC552013-10-30T15:44:30+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:6B1E408EA541E311847BB18F74D3B4672013-10-30T21:55:06+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:6C1E408EA541E311847BB18F74D3B4672013-10-30T21:56:04+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:6D1E408EA541E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:00:32+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:6E1E408EA541E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:01:12+01:00Adobe InDesign 6. 0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:6F1E408EA541E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:01:12+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:701E408EA541E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:01:18+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:711E408EA541E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:01:18+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:721E408EA541E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:06:35+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:731E408EA541E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:20:29+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:741E408EA541E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:26:48+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:C436EF4CAA41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:29:04+01:00Adobe InDesign 6. 0/
  • сохраненоxmp.iid:C536EF4CAA41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:31:22+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:C636EF4CAA41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:32:34+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:C736EF4CAA41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:35:01+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:C936EF4CAA41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:49:02+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:CA36EF4CAA41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:49:02+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:CB36EF4CAA41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:49:08+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:CC36EF4CAA41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:49:08+01:00Adobe InDesign 6. 0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:CD36EF4CAA41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:55:45+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:CE36EF4CAA41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:55:45+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:1783650CAE41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:55:53+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:1883650CAE41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:55:53+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:1983650CAE41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:59:28+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:1A83650CAE41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:59:28+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:1B83650CAE41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:59:34+01:00Adobe InDesign 6. 0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:1C83650CAE41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T22:59:34+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:1D83650CAE41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T23:02:40+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:1E83650CAE41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T23:02:40+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:1F83650CAE41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T23:02:47+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:2083650CAE41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T23:02:47+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:2183650CAE41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T23:06:10+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:E3D7AB7BAF41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T23:06:10+01:00Adobe InDesign 6. 0/
  • сохраненоxmp.iid:E4D7AB7BAF41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T23:08:33+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:E5D7AB7BAF41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T23:08:33+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:E6D7AB7BAF41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T23:08:39+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:E7D7AB7BAF41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T23:08:39+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:E8D7AB7BAF41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T23:10:38+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:E9D7AB7BAF41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T23:13:33+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:EBD7AB7BAF41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T23:20:39+01:00Adobe InDesign 6. 0/
  • сохраненоxmp.iid:ECD7AB7BAF41E311847BB18F74D3B4672013-10-30T23:26:47+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:A15F2980B241E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:00+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:A25F2980B241E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:02:49+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:A35F2980B241E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:06:29+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • savexmp.iid:A45F2980B241E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:07:05+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:A55F2980B241E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:07:05+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:A65F2980B241E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:11:12+01:00Adobe InDesign 6. 0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:A75F2980B241E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:11:12+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • savexmp.iid:A85F2980B241E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:12:32+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:A95F2980B241E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:12:32+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:F16CF47AB941E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:17:43+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:F26CF47AB941E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:37:37+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:F36CF47AB941E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:46:56+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:F46CF47AB941E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:51:44+01:00Adobe InDesign 6. 0/
  • сохраненоxmp.iid:F56CF47AB941E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:55:58+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • savexmp.iid:F66CF47AB941E311847BB18F74D3B4672013-10-31T00:55:58+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненныйxmp.iid:F76CF47AB941E311847BB18F74D3B4672013-10-31T01:00:05+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • savexmp.iid:F86CF47AB941E311847BB18F74D3B4672013-10-31T01:00:19+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:F96CF47AB941E311847BB18F74D3B4672013-10-31T01:00:19+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:FA6CF47AB941E311847BB18F74D3B4672013-10-31T01:02+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:B3759D043642E311AE63962C2DFBF6002013-10-31T15:09:12+01:00Adobe InDesign 6. 0/
  • сохраненоxmp.iid:B4759D043642E311AE63962C2DFBF6002013-10-31T15:18:14+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:B5759D043642E311AE63962C2DFBF6002013-10-31T15:18:14+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:3CA81AC03C42E3118F95A6CC5E83C3282013-10-31T15:57:23+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:3DA81AC03C42E3118F95A6CC5E83C3282013-10-31T15:57:23+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • savexmp.iid:3EA81AC03C42E3118F95A6CC5E83C3282013-10-31T16:00:09+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:3FA81AC03C42E3118F95A6CC5E83C3282013-10-31T16:00:09+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp. iid:42A81AC03C42E3118F95A6CC5E83C3282013-10-31T16:26:28+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:7CD6CC83D746E311A34ABAD1CD43BB6B2013-11-06T13:05:53+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:563AF6D49447E311BC79A7490AB8569F2013-11-07T11:10:30+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:583AF6D49447E311BC79A7490AB8569F2013-11-07T12:13:49+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:48F58BD7AB47E311BC79A7490AB8569F2013-11-07T16:16:26+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:4D3765BAC047E311BC79A7490AB8569F2013-11-07T16:24:45+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:AD1EAF768E4BE311AE3DE83B9DE76B202013-11-12T13:30:46+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp. iid:B01EAF768E4BE311AE3DE83B9DE76B202013-11-12T13:40:21+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:32F1B800994BE311AE3DE83B9DE76B202013-11-12T14:07:03+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:33F1B800994BE311AE3DE83B9DE76B202013-11-12T14:07:04+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:257EF290A24BE311AE3DE83B9DE76B202013-11-12T14:58:53+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:04375E726857E311BC66CF5FD92ED2E72013-11-27T14:33:05+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:5D5D48DA2058E31186ADB48827747B492013-11-28T12:33:07+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:8D7811D8745AE311992B9E69A040751A2013-12-01T12:28:50+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp. iid:8E7811D8745AE311992B9E69A040751A2013-12-01T12:28:52+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:8DE97084F25BE311850DB305BE2BB5DC2013-12-03T09:13+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:8EE97084F25BE311850DB305BE2BB5DC2013-12-03T09:13:02+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:E0DBB2A3E65CE3118528E70103D2514E2013-12-04T16:52:26+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:3B098EF4885DE311A259F721F5C51B
  • 3-12-05T09:42:13+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:3C098EF4885DE311A259F721F5C51B
  • 3-12-05T09:44:05+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:C51051655A5EE31185099B54C254DCB42013-12-06T10:40:29+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp. iid:C61051655A5EE31185099B54C254DCB42013-12-06T10:49:53+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:C71051655A5EE31185099B54C254DCB42013-12-06T11:01:28+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:CB1051655A5EE31185099B54C254DCB42013-12-06T11:25+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненныйxmp.iid:C29F46E1B360E311B7C0AC347E2608EA2013-12-09T10:41:55+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:488B953E4B62E311AFCFA4751F13DD6E2013-12-11T11:07:12+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:EAC1857E7362E31192AEA91FE31768CB2013-12-11T16:09:50+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:EBC1857E7362E31192AEA91FE31768CB2013-12-11T16:16+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp. iid:EDC1857E7362E31192AEA91FE31768CB2013-12-11T16:50:42+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:0BF21A992B63E31190DCB03FD765C63B2013-12-12T13:51:45+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:251F64384778E3118F47CD99B90970A12014-01-08T11:07:50+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:76F515D56E98E3118BE3E3DB0E21486C2014-02-18T08:52:58+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненныйxmp.iid:DD3C09D46E98E311ADFDF142B51E40D42014-02-18T09:07:08+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:F84FA76CA2C3E31187CD88F503EDB34D2014-04-14T09:43:03+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:2B57B90FB0C4E3118C5AFCD492F2786D2014-04-15T19:39:57+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp. iid:36F141C31C16E411ACBA8D2B26F841CF2014-07-28T08:34:06+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:71D05851786AE411A6C2E01E379550C92014-11-12T15:59:07+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:72D05851786AE411A6C2E01E379550C92014-11-12T15:59:07+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:F6D897E4C97EE411B48BCED960E754272014-12-08T12:03:51+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:F7D897E4C97EE411B48BCED960E754272014-12-08T12:06:25+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:F8D897E4C97EE411B48BCED960E754272014-12-08T12:06:25+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:F9D897E4C97EE411B48BCED960E754272014-12-08T12:10:38+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненныйxmp. iid:FED897E4C97EE411B48BCED960E754272014-12-08T12:25:45+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:33083B577D7FE411AA2DD8F4EDA08B952014-12-09T09:31:22+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:3A083B577D7FE411AA2DD8F4EDA08B952014-12-09T09:52:39+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • savexmp.iid:3B083B577D7FE411AA2DD8F4EDA08B952014-12-09T09:52:39+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • savexmp.iid:92CCABE1807FE411AA2DD8F4EDA08B952014-12-09T10:03:25+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • savexmp.iid:93CCABE1807FE411AA2DD8F4EDA08B952014-12-09T10:03:25+01:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:A15B9DED1FB1E4119916FAAD494E4AAE2015-02-10T15:30:31+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp. iid:A55B9DED1FB1E4119916FAAD494E4AAE2015-02-10T15:33:59+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:8B5E18FD52B7E4119AFCAB88FC039CC52015-02-18T11:01:45+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:69B76486FE60E511AB98CE1720DDF2692015-09-22T11:12:03+02:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:6AB76486FE60E511AB98CE1720DDF2692015-09-22T11:12:03+02:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:C15E2C93C17BE5118C58917BE26C75C62015-10-26T12:23:15+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:08EB5D945C93E511A36A8A00CD85BD942015-11-25T11:09:48+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:5AA9844E0974E611A0D4FB98E36D4B052016-09-06T10:57:33+02:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp. iid:5BA9844E0974E611A0D4FB98E36D4B052016-09-06T10:57:33+02:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:CE89ED4DC278E6119A5DC1B1522D961A2016-09-12T12:45:09+02:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:CF89ED4DC278E6119A5DC1B1522D961A2016-09-12T12:45:09+02:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:694E5C43DF78E6119A5DC1B1522D961A2016-09-12T14:28:43+02:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:6A4E5C43DF78E6119A5DC1B1522D961A2016-09-12T14:28:43+02:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:6B4E5C43DF78E6119A5DC1B1522D961A2016-09-12T14:30:29+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • savexmp.iid:0D3AFFE7E578E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T15:07:55+02:00Adobe InDesign 6. 0/метаданные
  • savexmp.iid:0E3AFFE7E578E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T15:07:55+02:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:95CE5250EA78E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T15:10:44+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:96CE5250EA78E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:15:33+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:97CE5250EA78E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:16+02:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:98CE5250EA78E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:16+02:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:99CE5250EA78E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:16:21+02:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:9ACE5250EA78E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:16:21+02:00Adobe InDesign 6. 0/
  • сохраненоxmp.iid:9BCE5250EA78E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:16:34+02:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:9CCE5250EA78E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:16:34+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:9DCE5250EA78E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:16:51+02:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:9ECE5250EA78E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:16:51+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:9FCE5250EA78E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:17:12+02:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:FE011099F378E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:17:12+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненныйxmp.iid:FF011099F378E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:17:28+02:00Adobe InDesign 6. 0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:00021099F378E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:17:28+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:01021099F378E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:17:45+02:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:02021099F378E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:17:45+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:03021099F378E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:18:07+02:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:04021099F378E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:18:07+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:05021099F378E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:18:23+02:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:06021099F378E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:18:23+02:00Adobe InDesign 6. 0/
  • сохраненоxmp.iid:07021099F378E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:18:40+02:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:08021099F378E611A93E8669DE609DAD2016-09-12T16:18:40+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:7BFCE307167BE61183DB97394F13FD652016-09-15T11:24:37+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:80FCE307167BE61183DB97394F13FD652016-09-15T11:29:14+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:28B217152D7BE61183DB97394F13FD652016-09-15T12:18:29+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:29B217152D7BE61183DB97394F13FD652016-09-15T12:18:30+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:101CA8DDFB7BE611A759D5B85D7CFAF12016-09-16T12:54:04+02:00Adobe InDesign 6. 0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:111CA8DDFB7BE611A759D5B85D7CFAF12016-09-16T12:54:04+02:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненныйxmp.iid:FDB45DD26B7EE611B9D89A52D090ABF92016-09-19T15:20:26+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:EC313442737EE611B9D89A52D090ABF92016-09-19T16:13:42+02:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:ED313442737EE611B9D89A52D090ABF92016-09-19T16:13:42+02:00Adobe InDesign 6.0/;/метаданные
  • сохраненныйxmp.iid:C9F030AB2295E6118AD58D68C356B68B2016-10-18T13:04:46+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненныйxmp.iid:DFCA0B23E4A4E6118C9ED4A63EBE97B82016-11-07T13:17:30+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:386DBACBF2A4E6118C9ED4A63EBE97B82016-11-07T15:02:20+01:00Adobe InDesign 6. 0/
  • xmp.iid: EC313442737EE611B9D89A52D090ABF9xmp.did: 111CA8DDFB7BE611A759D5B85D7CFAF1xmp.did: 3B47DFDCB91BE311B2BF972326C261B7default
  • ReferenceStream72.0072.00Inchesuuid: 305591088281DD11B70AA87153A929E5uuid: 2F5591088281DD11B70AA87153A929E5
  • ReferenceStream72.0072.00Inchesuuid:d56839df-8a5b-e64f-b40d-10fb53aaeafbxmp.did:13e08ff8-717e-4a6c-89cb-958d2608a0f0
  • 3016application/pdfБиблиотека Adobe PDF 9.0False конечный поток эндообъект 4 0 объект > эндообъект 5 0 объект > эндообъект 6 0 объект > эндообъект 8 0 объект > эндообъект 9 0 объект > эндообъект 10 0 объект > эндообъект 11 0 объект > эндообъект 12 0 объект > эндообъект 13 0 объект > эндообъект 14 0 объект > эндообъект 15 0 объект > эндообъект 16 0 объект > эндообъект 17 0 объект > эндообъект 18 0 объект > эндообъект 19 0 объект > эндообъект 20 0 объект > эндообъект 21 0 объект > эндообъект 22 0 объект > эндообъект 23 0 объект > эндообъект 24 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /MC1 > >> >> /Повернуть 0 /Большой палец 97 0 R /Обрезка [0. 0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 25 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 102 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 26 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 108 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 27 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 113 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 28 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 118 0 R /Обрезка [0.0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 29 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 123 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 30 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 129 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 31 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 134 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 32 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 139 0 R /Обрезка [0. 0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 33 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 144 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 34 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 149 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 35 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 154 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 36 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 159 0 R /Обрезка [0.0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 37 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 164 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 38 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 169 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 39 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 174 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 40 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 179 0 R /Обрезка [0. 0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 41 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 184 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 42 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 189 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 43 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 194 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 44 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 199 0 R /Обрезка [0.0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 45 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 204 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 46 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 209 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 47 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 214 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 48 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 219 0 R /Обрезка [0. 0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 49 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 224 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 50 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 229 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 51 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 234 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 52 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 239 0 R /Обрезка [0.0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 53 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 244 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 54 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 249 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 55 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 254 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 56 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 259 0 R /Обрезка [0. 0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 57 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 264 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 58 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 269 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 59 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 274 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 60 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 279 0 R /Обрезка [0.0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 61 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 284 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 62 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 289 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 63 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 294 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 64 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 299 0 R /Обрезка [0. 0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 65 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 304 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 66 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 309 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 67 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 314 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 68 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 319 0 R /Обрезка [0.0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 69 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 324 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 70 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 329 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 71 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 334 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 72 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 339 0 R /Обрезка [0. 0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 73 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 344 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 74 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 349 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 75 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 354 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 76 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 359 0 R /Обрезка [0.0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 77 0 объект > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /Большой палец 364 0 R /TrimBox [0,0 0,0 439,37 666,142] /Тип /Страница >> эндообъект 78 0 объект > ручей x+

    Православная святыня :: Никон: святой из прошлого

    Если на время, продолжительность которого известна одному Богу, Новый Иерусалим, эта икона Неба, построенная святым Патриархом, лежит безмолвно и пустынно в Московской деревне, то это никоим образом не значит, что наши сердца, также называемые чтобы быть иконами Неба, нужно лежать безмолвно и безлюдно. Пока в нас живет Христос, в нас живет и Новый Иерусалим.

    Православное христианство и английская традиция, октябрь 1985 г.

    Введение: Распятый между двумя разбойниками

    Церковь не от мира сего, Она есть Дом Святого Духа, духовный и непривязанный к материальным вещам. Ибо материальные вещи суть только внешние формы, представляющие внутреннее содержание, которое есть определение таинств и молитвы.

    Однако, поскольку Церковь находится в мире, Она имеет и воплощенную, материальную форму.Она есть Тело Христово. Хотя она и духовна, как Тело Она не является развоплощенным воображением из царства чистой мысли, фантазией интеллектуализма, спиритуализма и эмоциональности. Ведь, поскольку Она воплотилась, у Нее есть таинства, обряды, иконы и в поклонении принимают участие наши тела и все наши пять чувств. Это через чтение, пение, стояние, поклоны, преклонение колен, простирания, благословение, помазание, подписание себя, взгляд, использование цветов, поцелуи и каждение.

    По указанным двум причинам, вследствие ее божественной и человеческой двойственной природы, Церковь всегда была распята между двумя бездуховными крайностями.Во-первых, это крайность интеллектуальных заблуждений, привязанность к опасным, в основе своей языческим идеям, смешанным с нечистыми эмоциями или страстями, которые принимают сотворенное за Творца. Затем крайность материальных заблуждений, привязанность к физическим вещам, включая еду, питье, сон и половую функцию, которые также ошибочно принимают сотворенное за Творца.

    Уже в первые века Церковь оказалась распятой между этими крайностями, известными как левая и правая.С одной стороны, были заблуждения интеллектуализма, изощренные рассуждения светских эллинистов, философов-гностиков. С другой стороны, была грубая, материалистическая, плотская обрядность евреев.

    Ни один из них не мог принять Крест Воплощенного Бога. Для греков крест был юродством, а для иудеев камнем преткновения (1 Кор. 1, 23). С одной стороны, были либеральные, гностические, языческие философские спекуляции оригенизма и арианства. С другой стороны, были гонения на обрядовое, пуританское рвение, любовь к внешнему и любовь к интеллектуальному мелкому, фарисейское рвение не по знанию, монтанизм, новацианство и донатизм.

    Таким образом, Церковь и все, кто за ней следует, распяты между этими двумя духовными разбойниками. В России в XVII веке они приняли особые формы. С одной стороны, была аристократическая вестернизация, либерализм, обольщение новыми идеями и, следовательно, отпадения от спасительной Православной Церкви Христовой. С другой стороны, ксенофобское невежество, националистическая исключительность, мракобесие и крестьянская ритуальность. Недаром названный величайшим человеком русской истории патриарх Никон (1605-81) был распят на кресте между этими двумя духовными разбойниками.Вот его жизнь:

    Молодость исповедника

    Возможно, уместно, что величайший человек в истории России родился в беднейшей крестьянской семье в деревне Нижегородской губернии в 1605 году. Его мать умерла вскоре после его рождения, а отец снова женился. Молодого Никиту, как его тогда звали, воспитывала злая мачеха. В возрасте семи лет он уехал жить в более добрые условия монастыря. Здесь он провел пять лет, и вскоре проявились его глубоко благочестивая натура и талантливый ум.Действительно, в это время ему было сделано пророчество, что однажды он однажды станет Патриархом.

    В двенадцать лет Никиту обманом заставили вернуться в семью, а в восемнадцать выдали замуж, чтобы он мог заниматься семейным приусадебным хозяйством. Так как в местном селе не было священника, то когда этому благочестивому юноше было двадцать лет, его рукоположили в сельские священники. Однако способности его были таковы, что через два года его перевели в Москву, где справедливо считалось, что он может делать гораздо больше, чем в провинциальной деревне.Здесь, в возрасте тридцати лет, он начал монашескую жизнь, его жена стала монахиней. Это произошло из-за того, что они потеряли троих детей.

    Он стал монахом под именем Никон на севере России, а через восемь лет стал игуменом Кожеезерского монастыря. Здесь снова были замечены его аскетизм и необыкновенные способности, и в 1646 году, в возрасте сорока одного года, он был доставлен обратно в Москву и там встретился с царем. В 1649 году игумен Никон был рукоположен в митрополита Новгородского Патриархом Московским и Иерусалимским, находившимся в то время в Москве за милостыней.Присутствие иерусалимского патриарха, как мы увидим, имело большое значение. Еще раз, в это время было сделано пророчество, что однажды он станет Патриархом.

    Проявив незаурядные способности на посту митрополита Новгородского, Никон действительно впоследствии был избран патриархом. Однако, уже предвидя большие затруднения со стороны бояр (аристократов и придворных), старейшие из которых уже впали в упаднический, западный нрав и стали равнодушны к Церкви, митрополит Никон отказался от Патриаршей чести.Только когда официальные лица государства и церкви умоляли его и обещали под присягой, что они будут повиноваться Церкви и Евангелию, Никон согласился стать их патриархом.

    Патриарх Никон: 1652-1658

    В течение шести лет после этого, до 1658 года, Русская Церковь и государство переживали период необычайной «симфонии», то есть гармонии и равновесия взаимных интересов. В этот период неутомимый Патриарх провел невероятное количество реформ и улучшений в церковной жизни.В области образования он поощрял занятия, печатание книг, переводы, проповедование проповедей, он распространял знание Библии и Отцов и сам писал. В пастырском плане он реформировал богослужения, следя за тем, чтобы одновременно пелась или читалась только одна часть богослужения. Раньше, чтобы идти быстрее, разные части богослужений читались и пелись одновременно, высмеивая церковный порядок.

    Из Киева новый Патриарх ввел нынешнюю форму полифонического церковного пения.В частности, он собрал огромное количество греческих рукописей богослужений и исправил славянские богослужебные переводы, в которые переписчики веками вносили ошибки. Он много сделал для украшения церквей и улучшения стандартов иконописи, которые уже тогда сползали в польско-итальянский декаданс портретной живописи. Живопись в западном стиле, например, в Строгановской школе, которой восхищались декадентские русские бояре и придворные, осуждалась как «франкская» и «каролингская».

    В вопросах церковного управления Патриарх сделал все возможное, чтобы пресечь светское вмешательство завистливых аристократов в церковные дела и имущественные права, вернул в Москву мощи митрополита Филиппа, исправил каноны, улучшил нравы духовенства, пресекал римско-католическое влияние. Он не одобрял нечестия и беспорядков, в том числе использования органов польскими аристократами в своих домах.

    Несмотря на суровость к преступникам, Патриарх был очень щедр в подаче милостыни и всегда был самым милостивым к кающимся.Он строил дома для инвалидов. Он также очень поощрял миссионерскую деятельность на востоке России и в Сибири и сам активно занимался миссионерской деятельностью, крестив многих евреев, мусульман и жителей Запада в Москве. Он принял обратно в Церковь многих униатов. Он также построил три монастыря. В частности, он начал строительство большого монастырского комплекса Нового Иерусалима к западу от Москвы, начав там работу над Воскресенской церковью. Новоиерусалимский Воскресенский монастырь содержал копии мест, сцен и святынь, связанных с жизнью нашего Господа в «Старом» Иерусалиме и его окрестностях, оккупированном тогда мусульманами.

    Что касается государства, то патриарх принял меры против декадентских аристократов, угнетавших и несправедливо облагавших бедняков налогами, которые часто восставали против их эксплуатации. Таким образом Патриарх поддержал царя Алексея Михайловича, любимого народом и оставшегося незапятнанным продажностью властолюбивой аристократической верхушки. Патриарх также взял под контроль иностранных купцов и следил за тем, чтобы они не распространяли инакомыслие. Однако он радовался, когда они каялись и принимали Православие.Своей проповедью и личным примером он подавил восстание в Новгороде и призвал царя освободить православных от шведского и польского гнета на оккупированных русских землях на западе.

    Таким образом, православные в западных окраинах России, называемых «Украиной», были наконец освобождены от ужасающих польских преследований и пыток. В 1654 году Украина наконец была присоединена к России. Кампании 1654 и 1655 годов способствовали дальнейшим военным победам над Польшей и Литвой и освобождению территории нынешней Беларуси.Патриарх также принес надежду угнетенным православным современной Молдавии, находившейся тогда под турецким игом. А в 1654, 1655 и 1656 годах Патриарх помогал пострадавшим от чумы, охватившей тогда страну.

    Отвергнутый Патриарх: 1658-1666

    Их первая попытка уничтожить патриарха была фактически предпринята в 1656 году в ходе неудачной войны со Швецией за возвращение русских земель. Патриарха обвиняли, оклеветали и пытались отравить.Государство стало вмешиваться в церковные дела, земли и суды. Своей любовью к деньгам, власти и своей завистью к успехам Патриарха бояре использовали влияние царицы (из аристократического рода Милославских), чтобы настроить против Патриарха молодого и неопытного царя Алексея. Он слишком долго срывал их стремления к вестернизации. Теперь они хотели власти для себя.

    Своими польскими органами, итальянскими «иконами» и немецкой одеждой бояре ловко использовали невежество и суеверие простых людей, чтобы поддержать свое дело против православного патриарха.Летом 1658 года положение действительно ухудшилось. Патриарх Никон, видя всюду вокруг себя непослушание и клятвопреступление, 10 июля того же года удалился из Москвы в добровольную ссылку в свой новый Новоиерусалимский монастырь. Он ожидал, что царь очень быстро вызовет его обратно в Москву.

    Однако последний, ошибочно поверив в клевету на своего Патриарха, этого не сделал. Царь трагически пал жертвой заговоров и интриг своей царицы и бояр.По требованию бояр другой епископ, митрополит Питирим, взял на себя управление церковными делами в отсутствие Патриарха. Фактически уже находясь в изгнании, патриарх вел теперь строгую подвижническую жизнь в своем монастыре, подвизаясь простым монахом, строго постясь, спал всего три часа в сутки, раздавал щедрую милостыню, ежедневно кормил 200-300 бедняков и омывал ноги. нищих. В 1659 г. была предпринята еще одна попытка отравить патриарха.

    Тем временем в Москве ситуация становилась все хуже и хуже.Бояре подстрекали необразованных к отказу от богослужебных поправок Патриарха, создав тем самым нелепый, но полноценный раскол старообрядчества. Это было часто фанатичное и изоляционистское движение, которое пыталось доказать, что единственно правильная форма христианства требует использования старых и часто неправильных ритуалов и литургических практик. В действительности, однако, они не соответствовали принципам остального большинства православного мира.

    В то же время усиливалось светское вмешательство в церковные дела.В 1660 г. безуспешно был созван Церковный Собор для обсуждения проблемы кризиса власти в Церкви. Вмешался и Ватикан, который отправил в Россию содомита-униата, свергнутого греческого митрополита Газы Паисия Лигарида, чтобы тот попытался взять под контроль Русскую Церковь. Он многое сделал для того, чтобы воспользоваться ситуацией, и в какой-то момент позже даже возникла опасность, что этот закоренелый предатель-униат станет Патриархом.

    Клевета на великого Патриарха продолжалась, и с июля 1663 года Патриарх Никон фактически содержался в заключении в Новоиерусалимском монастыре.В ответ на клевету Патриарх написал очень подробное и длинное «Опровержение», состоящее из 27 ответов на Кветиона, которое было завершено в 1664 году. В этом мы видим его необычайную ученость, знание Библии, Отцов, Святые и каноны Церкви. В 1663 году с четырьмя восточно-православными патриархами посоветовались, что следует сделать для разрешения кризиса. Их ответы были получены в мае 1664 года. Бедные пленники мусульман, они жаждали угодить русскому царю, а также получить милостыню.Поэтому, чтобы угодить ему, предложили низложение русского патриарха, если это будет необходимо. Впрочем, справедливости ради, их ответы тоже были уклончивыми и предполагали примирение. Следует напомнить, что ответы основывались только на информации, которую им скормили. Во всяком случае, в октябре 1664 г. царь все-таки написал плененному патриарху вроде бы примирительное письмо.

    В декабре, думая, что царь хочет примирения, патриарх Никон отправился в Москву на встречу с царем.Однако все это было «устроено» письмом, написанным не царем, а ревностно настроенным к примирению боярином Зузиным. Патриарх пребывал в заблуждении, что его изгнание может быть кончено, что царь готов покаяться. Приехав в Москву, враги при дворе отправили его обратно, Зузин был арестован и подвергнут пыткам, а его жена умерла от страха. Другие, призывавшие Патриарха вернуться в Москву, были сосланы и наказаны. После этого эпизода, видя, что он никому не нужен, Патриарх Никон, приняв его фактическую «отставку», согласился на избрание нового Патриарха.Все, о чем он просил, это иметь надзор за тремя монастырями, которые он основал.

    Тем временем положение старообрядцев обострялось при поощрении боярских врагов Патриарха. Собор русских архиереев не мог решить, что делать, и поэтому снова сослался на авторитет других православных патриархов. Наконец, в 1666 году, дата, не лишенная значения для некоторых, в России собрался Церковный Собор в присутствии двух православных патриархов и по указанию двух других, которые не смогли присутствовать. Фактически это был показательный процесс над патриархом Никоном.

    Суд, плен и изгнание: 1666-1681

    Патриарха обижали и оклеветали даже по пути на суд в Москву, даже его окружение не кормили. 12 декабря 1666 г. он был низложен, так как ему не дали должным образом защитить себя. Приговор был предрешен. Сниженный до положения простого монаха, Патриарх был сослан в Ферапонтовский монастырь на севере России, где его многочисленные сторонники подверглись пыткам.Его присяжные, надо заметить, все кончили плохо, как и судьба всех завистливых клириков, ибо патриарх Никон досадил им, сказав правду. По иронии судьбы, но очень важно, что Собор поддержал практически все реформы патриарха Никона. А тот, кто укреплял единство православного мира, был заключен в тюрьму его представителями.

    Ранним утром 13 декабря 1666 г. почти тайно патриарх Никон выехал из Москвы. Его сопровождали 200 солдат, опасавшихся беспорядков.Государство опасалось благочестия народа. Его путешествие в ссылку было очень неприятным. В двух разных авариях Патриарх чуть не погиб, когда его сани перевернулись. Когда он наконец прибыл, монахи Ферапонтова монастыря удивились, увидев изгнанника; никто не сказал им, что произошло. Оказавшись в монастыре, Патриарх вместе с верными иноками, добровольно отправившимися вместе с ним в ссылку, попали под дурной присмотр, живя в заключении под стражей. Изгнанник снова стал простым монахом.Царь, вероятно, с угрызениями совести, стал присылать ссыльным дополнительные продукты. От этого Патриарх сначала отказался, но с Пасхи 1667 года принял дары. Условия его жизни также значительно улучшились.

    Тем временем в Москве был избран новый патриарх Иоасаф. Дела шли плохо и у церкви, и у государства. Старообрядцы набирали силу. Сражения были проиграны на русских границах. Был избран новый Патриарх. В 1669 году царица умерла, а в 1671 году царь Алексей женился вторично. Хотя его личные отношения со низложенным Патриархом и улучшились, по существу ничего не изменилось, и в 1676 году царь Алексей скончался, испросив прощения у изгнанного Патриарха только в своем завещании.

    Новому и совсем юному царю Феодору, тоже крестнику патриарха Никона, предстояло услышать те же наветы на изгнанного патриарха, что и его отцу до него. Патриарха снова сослали в другой северный монастырь, на этот раз в Белозерский. Здесь условия жизни были хуже, и ссыльный сильно страдал от страшных головных болей, возникших в результате аварии на санях десятью годами раньше. Однако на старости лет мысли ссыльного снова обратились к завершению своего великого строительного проекта, возведению Нового Иерусалима и Воскресенского храма.

    В Москве за него ходатайствовала Татьяна Михайловна, сестра покойного царя Алексея, всегда сторонница патриарха. В декабре 1680 года ее племянник царь Феодор действительно посетил комплекс Новый Иерусалим и был очень впечатлен. Он тоже хотел, чтобы проект был завершен, и начал думать об освобождении Патриарха. К сожалению, в этом ему противостоял новый патриарх Иоаким. Хотя царь снова начал строить в Новом Иерусалиме, только в 1681 году, когда изгнанный патриарх был очень болен, царь смог созвать церковный собор, чтобы позволить ему вернуться в Новый Иерусалим, чтобы умереть.

    Таким образом, великий патриарх был наконец отозван. Однако он скончался по возвращении в Москву на реке Волге в Ярославле, почти в ста пятидесяти верстах к северо-востоку от столицы. Это произошло в 16 часов дня 17 августа 1681 года, за воротами Спасо-Милостивого монастыря. Патриарху было 76 лет, и последние 23 года своей жизни он провел в ссылке – огромная потеря и растрата для Русской Церкви.

    26 августа прах патриарха Никона был погребен в Новом Иерусалиме.Патриарх Иоаким по-прежнему отказывался хоронить его как патриарха, только как простого монаха. Останки патриарха Никона лежали нетленными и почитались народом как чудотворные. Наконец царь позаботился о завершении комплекса Нового Иерусалима. В искупление грехов своего отца он также попросил четырех восточно-православных патриархов восстановить патриарха Никона. Однако сам царь Феодор умер в 1682 году, незадолго до того, как великий Патриарх был окончательно «прощен» и должным образом восстановлен в должности.

    Вывод: Реставрация?

    В XVII веке у великого патриарха Никона было другое видение, духовное, видение Москвы Нового Иерусалима. В 1917 г. понятие «Москва Третий Рим» рухнуло. То, что в Москве Новый Иерусалим, было отложено. Мы выражаем надежду на то, что его видение многонационального православия в Новоиерусалимском монастыре к западу от Москвы однажды снова возродится.

    Величайший человек в истории России, Православная Святейшество, 2005

    Более 300 лет память о патриархе Никоне очернялась западными, русскими и советскими историками, одинаково порабощенными своими антидуховными, материалистическими и атеистическими идеологиями левых и правых.Многие из них оправдывали свои теории повторением клеветы аристократов времен самого Патриарха. Конечно, все они были духовными родственниками, западными материалистами. С другой стороны, в народе Патриарх всегда локально почитался. Так, во время моего паломничества в Новый Иерусалим в 2006 году я смог помолиться у могилы этого «местного святого», что мне подтвердили местные жители со своими иконами «святого Никона».

    Конечно, патриарх Никон был человеком. Он мог быть суровым и упрямым; иногда он был недипломатичен, резок и слишком категоричен. Иногда он был слишком доверчив к греческим посетителям. Но это черты характера, а не грехи. Его упрямство можно рассматривать как добродетель верности Христу, его строгость — как цельность характера, а его преклонение перед греческим — естественную благодарность русского человека, знающего, что спасительная вера пришла из Греции. Точно так же и то, что его чувства были задеты злой клеветой на него, вполне естественно, и нет нужды видеть в этом самонадеянное тщеславие или дурной характер.

    Сегодня кое-кто, наконец, начинает видеть и величайшую клевету, что Патриарх несет ответственность за старообрядческий раскол. Этот раскол на самом деле был делом рук беспатриаршего государства, которое преследовало простых и верных. Патриарх Никон хотел проводить необходимые богослужебные реформы постепенно и любовно, не огорчая простых, привязанных к обрядам. Он хотел, чтобы русское православие приняло на себя свой крест и роль любящей защитницы всего православного мира, и потому знал, что оно должно соответствовать ему даже в обрядовых нормах. Однако государство трагически применило реформы как идеологию и вызвало реакцию некоторых из самых набожных, хотя и необразованных русских православных.

    В действительности период 1667-1917 гг., после которого был низложен законный Русский Патриарх, представляет собой двести пятьдесят лет несправедливости. Понятно, что низложение патриарха Никона сделало государство еще более жаждущим власти. Увидев свой шанс, оно смогло полностью упразднить Русскую патриархию в 1700 году.При протестантском эрастианстве Петра I и его последователей это привело к фактическому порабощению Церкви и народа предательской прозападной верхушкой, правившей Россией. Это, в свою очередь, привело к предательству 1917 года, отвержению христианской монархии, кровавым гонениям на Церковь и геноциду православной расы большевиками-западниками.

    Теперь, почти триста пятьдесят лет спустя, появилась одна из первых возможностей исправить историческую несправедливость.Монастырский комплекс Нового Иерусалима сейчас восстанавливается после разрушений, нанесенных ему еще новыми захватчиками с Запада во время Второй мировой войны. И Патриаршество в Москве тоже восстановлено. При замечательном патриархе Алексии II (+ 2008 г.) и нынешнем патриархе Кирилле, который странным образом напоминает патриарха Никона своим универсальным пониманием Православия и роли России в его всемирном распространении, принимаются решения, которые бы одобрял патриарх Никон.

    Наконец заговорили даже о грядущей канонизации патриарха Никона (а также его почитателя и подражателя, митрополита Киевского Антония, чьи святые мощи ждут своего триумфального возвращения в Россию из Белграда).В день канонизации патриарха Никона, и только в этот день, мы наконец сможем еще раз говорить о восстановлении Святой Руси, оживляемом воспоминанием о Новом Иерусалиме преподобного Никона.

    отец Андрей

    4/17 июня 2009 г.
    Святые Мария и Марфа, сестры святителя Лазаря
    Святые Андроник Пермский, Василий Черниговский и сподвижники, новомученики

    :: к началу страницы ::

    Величайший человек в истории России

    Предисловие

    Следующая статья о Святейшем Патриархе Никоне (1605-1681) была написано двадцать лет назад, в 1985 году. Десять лет спустя она была опубликована в первое и второе издание нашего православия и англ. Традиция . Теперь мы публикуем его без изменений, на этот раз в Интернете, в ознаменование четырехсотлетия патриарха Никона рождение. Ибо, по словам Блаженнейшего Митрополита Киевского Антония (1863-1936), ровно семьдесят пять лет назад патриарх Никон был «величайшим человек в русской истории».

    Сейчас, когда Церковь внутри России восстает из могилы советского Голгофе, это короткое эссе представляет собой наш очень скромный вклад в усилия тех благочестивых православных, которые желают видеть как канонизацию Патриарх Никон и митрополит Антоний внутри России.17/30 августа мы в ознаменование 324-й годовщины кончины патриарха Никона. Нравится Митрополит Антоний намного позже него патриарх Никон считал, что роль Русское православие было не только национальным, но и всеобщим.

    После падения Рима в ересь в 1054 году, а затем падения Константинополя, Новый Рим, в 1453 году, на Русь пришла концепция Москвы Третьей Рим («Четвертого не будет»). Однако в семнадцатом века у великого Патриарха Никона было другое видение, духовное, что Москва Новый Иерусалим.В 1917 году концепция Москвы Третьей Рим пал. То, что в Москве Новый Иерусалим, было отложено. это наш экспресс надеюсь, что однажды его видение многонационального православия в Новом Иерусалиме Монастырь к югу от Москвы однажды возродится.

    17/30 августа все отметят панихиды, которые «по его святые молитвы также», мы можем быть спасены.

    Отец Андрей

    Патриарх Никон и Новый Иерусалим

    Год 1453, год падения Константинополя, Нового Рима, был роковой год для всего православного мира на Ближнем Востоке и на Балканах.Для них это означало, что всякая надежда на оттеснение турок-мусульман и освобождение их православные родины от гнета были бы окончательно потеряны для около 400 лет. Однако для России и Русской Церкви значение этой даты был не менее велик.

    Во-первых, это означало, что Российское государство было единственной православной землей, свободной защищать и сохранять Православие от двойной угрозы ислама и римского Католицизм. Из истории мы знаем, что реализация этого мессианского задача стала называться идеей «Москвы Третьего Рима».Во-вторых, это также означало, что Россия потеряла связь с древними центрами православия. на Святой Земле и Святой Горе. Так Россия потеряла связь с более широкое, более католическое видение Православия, которое было нормой в Константинополь с его космополитическими отношениями и миссионерскими усилиями.

    Искушения, которым подверглись русский народ и государство после грехопадения Константинополя отчетливо прослеживается в ряде событий 15 в. и 16 вв.Прежде всего, это был конфликт между «иосифлянами». и заволжские старцы, последователи преподобного Нила Сорского. Это было на самом деле конфликт между теми, кто поддерживал растущее влияние и власть экспансионистское Российское государство над Церковью, и те, кто считал роль Церкви и, особенно, монашества, быть чисто духовным и независимым от государства.

    Второй заметный конфликт произошел в конце 1560-х гг., когда Иван Великий Грозный убил святителя Филиппа, митрополита Московского.Здесь снова был конфликт между церковью и государством. Иван, разрывающийся между обязанностями православного императора или царя, и все более западного, особенно Итальянец эпохи Возрождения под влиянием его окружения стал тем, чем сегодня мы бы назвали его «шизофреником». Только этим можно объяснить его чередование вспышки христианского пыла и макиавеллистской мании величия. Это трагическое раскол личности отражал потенциальный раскол между церковью и государством. Этот раскол будет продолжаться до тех пор, пока обе стороны не будут сварены вместе в симфонии православного богословия, или же, пока одна сторона полностью не доминирует и подчинил себе другого.Когда наступил этот момент, когда, другими словами, русский история подошла к переломному моменту, Русская Церковь находилась под председательством его величайший Патриарх: Никон.

    Крестьянского происхождения, человек из народа, этот блестящий епископ был выше весь монах, внутренняя жизнь которого была сосредоточена на монашеских подвигах и аскетических подвигах. Таковы были качества этого монаха, что вскоре стало ясно, что Церковь призвала бы его служить и в другом качестве. Так и было, что в 1652 г. он был призван стать патриархом.Тут надо быть совершенно ясным, Сам Никон никогда не желал быть патриархом. Ведь сначала он отказался предложение и, наконец, принят только при условии, что все русские Православный был бы послушен Преданию Святого Православия и ему как их Патриарх.

    Здесь мы видим, что святитель предчувствовал многочисленные искушения, Россия переживала в то время и видела, что единственным выходом является полное исповедание Православия.Россия должна стать как монастырь. То Русский народ, в том числе и царь, должен подчиняться ему во всем духовном. имеет значение. Он будет «настоятелем России». Здесь было никакого высокомерия — со своей стороны он отказался быть патриархом, это был царь и люди, которые умоляли его стать патриархом. Никон должен иметь понял, что было бы необходимо, если бы Россия осталась православной земля и меры, которые необходимо было бы принять, если проблемы, которые были Накопленное нужно было обработать.Эти проблемы были таковы, что только монашеское и аскетическое отношение к ним со стороны всей земли приведет к решению: отсюда его призыв к монашескому послушанию, который он полученный.

    Как же тогда патриарх, единогласно избранный, решал проблемы что пришло в голову, и какова была точная природа этих проблем? Как Патриарх почти добился успеха и как его работа была сорвана? Есть хоть какая-то правда в обвинении Патриарха в том, что он несет ответственность за Ветхий Ритуальный раскол из-за его властной гордыни? Это обвинение постоянно против него выдвигались на протяжении всего синодального периода истории Русской Церкви, когда патриаршество было упразднено и церковь действовала по протестантскому принципу министерством, и затем это обвинение было точно повторено западным историки. Попробуем ответить на эти вопросы в свете Православная вера.

    Первый великий выпуск русской церковной жизни времен патриарха Никона был, возможно, конфликт между духовными потомками святого Иосифа Волоцкого и преподобного Нила Сорского. Святой Иосиф и его ученики говорили, что монастыри могли быть землевладельцами, работающими вместе с государством. Святой Нил и его последователи сказали нет. Как человек молитвы и поста, Никон мог не может не сочувствовать монашеской и исихастской традиции «нилитов».С другой стороны, как патриарх Никон вполне осознавал необходимость тесного сотрудничество между церковью и государством, как в традиции святого Иосифа, которые уже были канонизированы Церковью. Он хорошо знал опасность развоплощенный мистицизм и спиритуализм, но он также знал об опасностях о подчинении церкви государству.

    Патриарх был глубоким богословом и желал увидеть полную православную симфонию, или гармония между церковью и государством. Он был богословом Воплощения, но, быть может, он был прежде всего тем, кто ценил равновесие и гармонию, понимание что Нил тоже был святым, которого однажды тоже причислили к лику святых. В церкви-государстве В отношениях патриарх Никон желал видеть равновесие и гармонию. Разветвления и последствия такого признания традиций как святого Иосифа, так и и святого Нила, мы увидим ниже.

    Вторая проблема была не внутренней проблемой, а внешней.Это касалось различия между русскими богослужебными книгами и практиками и теми, греков. Будучи сам из народа, Патриарх знал, как привязан набожный крестьянин был к обрядам церкви. Он знал поэтому, что любая гармонизация русской практики с греческой, любая «реформа», должно быть выполнено с определенной гибкостью и дипломатичностью. На с другой стороны, он тоже понял, что надо привести русский язык богослужебную практику в соответствии с практикой древних православных Восток.

    Это произошло потому, что он видел необходимость православного единства на всемирном уровне. против двойной угрозы ислама и Запада. Россия не могла по-настоящему взять на себя ответственность быть «Третьим Римом», если Русская церковь не во всем согласовывалась с остальными православными Церковь. Россия не могла оставаться изолированной провинцией, когда остальные Православный мир призывал ее встать на защиту целостности православных Вера. Если бы Москве суждено было стать Третьим Римом, она должна была бы взять на себя ответственность серьезно, иначе заголовок остался бы пустым.Широта видения святого Патриарха продолжает удивлять нас в то время, когда мы рассматриваем себя, чтобы быть интернациональным. И не только у него было видение сильная и прочно единая Церковь, единая вплоть до литургического обычай, но он также был готов претворить это видение в жизнь, сделав ставку его собственная позиция по этому поводу.

    Считая Москву Третьим Римом, Патриарх не мог не принять во внимание судьбы первых двух Римов.Первый упал к искушению мирской власти, предлагаемой ему полуварварским франков в обмен на право искажать западный христианский мир, изменяя Символ веры с добавлением филиокве. Второй упал на такое же искушение, как продажа своей веры Западу на Соборе Флоренции в обмен на мечту о военной защите от турки. Патриарху должно быть было ясно, что та же участь может постигнет Третий Рим, если он согласится променять свою веру на мирские сила и слава.

    Уже нашлись те, кто фанатично и невежественно считал русских государство непогрешимы и были готовы под западным идеологическим влиянием пожертвовать всем ради государства. Чтобы уравновесить растущую опасность Из этой идеологии Патриарх выдвинул новое понятие — московское Второй Иерусалим. Но это было не просто представление, идея; когда-либо энергичный гений Патриарха реализовал идею, построив Новый Иерусалимский комплекс к югу от Москвы. Выбор области, которая напоминала довольно удивительно Иерусалим и река Истра, которая удивительно напоминала Иорданский Патриарх воплотил идею Москвы как Второго Иерусалима.

    В сердце России, в центре мирового Православия, будет быть внутренним Иерусалимом, воплощенным в камне, чтобы Государство Российское быть не в состоянии забыть свое истинное, мессианское призвание. Можно было бы принести Новый Иерусалим, Сион, Церковь, всем народам Земли, отстаивать и защищать Веру Церкви от всех агрессоров, делать человеческое божественное, чтобы принести Небеса на Землю, подняв Землю до Неба.Таково было богословие этого нового Отца Церкви, патриарха Никона. Новый Иерусалим был бы открыт для всех народов, сделанных православными, которые бы молились и трудились вместе в живой иконе, относящейся к небесному прообразу Нового Иерусалима. Здесь народы Земли жили бы вместе в кафолическом единстве, в образ и подобие Святой и Живоначальной Троицы.

    Однако для того, чтобы Москва была Новым Иерусалимом, нужен был еще один вопрос. быть урегулированным; Это был вопрос об отношениях между Россией и Запад.Этот вопрос, как мы увидим, был во многих отношениях самым важным, даже если большинство людей не осознавало этого в то время. Патриарх Никон был. Он понял, что Западная Европа благодаря своей идеологии и, следовательно, технологии, уже стали самой значительной державой в мире. вестерн влияние проникло среди придворной знати, было сильное западное влияние на Западе России, сильное, западное меркантильное влияние в Москве и памяти о польской оккупации Москвы всего два поколения прежде был еще свеж в памяти многих.Как долго это будет до скажется ли это влияние на церкви или на самом царе?

    Для борьбы с этими влияниями государство и церковь пытались содержать иностранцев, «немцев», в определенных районах и преобразовывать их к православному христианству. Символическим тому стало осуждение в 1655 г. «Франкских» икон. Эти «иконы», а точнее религиозные картины, назывались так потому, что были написаны в стиле вестерн, реалистичный стиль.Они больше походили на сентиментальное, плотское искусство Польши. и Италии, чем иконография Церкви. Патриарх собирал их «иконы» из дворянских домов и в Неделю Православия 1655 г. предал анафеме тех, кто рисовал или владел этими латинскими изображениями. То картины то хоронили, то закрашивали на православный манер, становятся иконами. Это действие было глубоко символическим, ибо означало желание Патриарха, чтобы Православие очистилось и обновилось, освободилось от постоянно растущую угрозу Запада.Патриарх пожелал увидеть обновление Православия, образ которого деформировался, обездуховывался и дехристианизировался путем подлога и пародии на христианскую веру.

    Зловещие, мракобесы и невежественные враги патриарха Никона, ксенофобы изоляционисты или прозападные дворяне, стали называть святого патриарха иконоборец. Эти враги были теми, для кого Православие было просто набором внешних, формальных обрядов, или же придатком к государству, или, того хуже, все-таки восточный рационализм.Эта третья группа была очень сильна на юго-западе. России и в Киеве. Находясь под влиянием Польши, они сделали Православие превратилось в не более чем восточную схоластику на римско-католической модель, в методе и форме и духе.

    Великий Патриарх Никон взялся защищать Православную Веру, с согласия церкви, царя и дворян. Ввиду того, что Россия подняться как мировая держава, он принял все возможные меры предосторожности, чтобы обеспечить Будущее Церкви в России и Мировое Православие.Путь к сильному Церкви в России, к единству Православной Церкви в целом, к миссионерской действие в Сибири, Китае, Аляске, Японии и даже на Западе было открыто этим необыкновенным иерархом. Он никогда не стремился стать епископом, пусть единственного Патриарха, а искали только небесного Иерусалима для всего человечества и это воплотилось в строительстве Нового Иерусалима под Москвой. В чем же была слабость, если святой епископ принял все возможные меры предосторожности?

    Первое указание на то, что не все в порядке, появилось в 1656 году, когда царь Алексей с которым отношения патриарха поначалу были столь уравновешенными и гармоничный, вернувшийся с русско-литовской войны.Патриарх написал. что царь «… возгордился, начал пренебрегать заповедями и даже пытался вмешиваться в дела Церкви». (История Русской Церкви митрополита Макария, т. XII, с. 309). Это было бы кажется, что с этого времени, возвышаемый своими мирскими победами, Царь больше не хотел мириться с ситуацией «симфонии». между церковью и государством. Под влиянием западных идей он хотел видеть абсолютистская монархия по западному образцу.Что происходило в эти судьбоносные лет было то, что православная монархия перерастала в монархизм, в Другими словами, антицерковная идеология. Неудивительно узнать, что с этого момента государство стало все больше вмешиваться в церковные дела, в частности, именно государство было ответственно за старообрядчество. Раскол. Патриарх Никон, видя происходящее, вновь в 1658 г. его отставка.

    Государство было непосредственной причиной раскола старообрядцев.То Патриарх был вполне готов к тем, кто не хотел принимать модификации к русской церковной обрядности, привести ее в соответствие с обычаями остальная часть Православной Церкви, продолжать использовать свои «старые» обряды. Он был человеком из народа и хорошо понимал желание просто держать свои прежние пути. Он требовал только одного, чтобы те соблюдающие «старые» обряды остаются в послушании и единстве с остальная часть Церкви. Митрополит Макарий пишет, что если бы Никон продолжал чтобы быть Патриархом, никогда не было бы раскола.(История Русская Церковь, Том. XII, стр. 225-226). Раскол начался только после Патриарх был отстранен от должности и действительно только набирал силу после кончины Патриарха. Государство не разделяло толерантность. Требовалось полное единообразие. После кончины Патриарха началось преследование тех, кто продолжал использовать «старые» обряды, таким образом озлобляя тех, кто сопротивлялся переменам, и гарантируя, что старообрядцы выдержал бы.Патриарх Никон, напротив, не преследовал даже хотя он знал, что многие из «старых» обрядов на самом деле были относительно последние инновации. Против консерваторов он выступал против Традиции, дыхание Святого Духа в Церкви. Без преследований Старообрядцы вымерли бы сами по себе. Однако государство сделало не смотрите на вещи таким образом. Неудивительно, что многие называли преемника царя Алексея, Петра I, «Антихриста».

    Мы знаем, что в позднейшей истории патриарха Никона он сначала был оклеветан а затем осужден, чтобы позже быть восстановлен, но слишком поздно, после его упокоения.Как и в более раннем случае со св. Фотием Великим, патриархом Константинопольским, было много козней против Никона, многие продали душу Государству, а самые важные интриги доходили до Рима через отступников и лишил сана (за мужеложство) униатского епископа Паисия Лигарида. Некоторые оклеветали Никон, утверждая, что он карьерист, хотел абсолютной власти для Сам Патриарх, конечно, не претендовал. Он никогда не хотел быть Патриарх дважды, в 1655 и 1658 годах, подавал в отставку.Тем не менее, знаем также, что для русского народа, как при его кончине, так и после, На патриарха Никона смотрели как на святого, как на праведного страстотерпца за православную веру, духовник. Действительно, много чудес было записано, вплоть до революции, у его могилы в Воскресенском монастыре в Новом Иерусалиме к югу от Москвы. Но что уж говорить о последствиях этого важного конфликта между церковью и государством? Какой вывод мы можем сделать? Какой урок можно нарисовать?

    Вопреки Патриарху и, следовательно, Православию, царь Алексий открыл пути для Петра I, а затем и для немецкой Екатерины, которая так яростно преследовала Русское монашество и весь синодальный период истории Русской Церкви.Идея Москвы как Третьего Рима стала националистической государственной идеологией, т.к. она не разделялась с духовной идеей Москвы Второго Иерусалима. Весь механизм церкви и государства стал неуравновешенным, дисгармоничным, дерегулированный, как машина, выходящая из-под контроля. Хотя некоторые из более поздние цари были добродетельнейшими — особенно можно вспомнить Царя-мученика Николас — они оказались в ловушке системы, которая шла к разрушению. Ритуал должен был уравновешиваться внутренним содержанием, молитвой.Международный широта кругозора патриарха Никона терялась в подчас шовинистическом и нетерпимая государственная идеология. Что касается «франкских» икон, которые публично осудил патриарх, они вскоре получили такое широкое распространение в русского общества, что старообрядцы стали практически единственными, остался верен канонической православной иконографии.

    Но не следует чересчур рисовать картину последствий этого Церковно-государственный конфликт, этой добровольной дехристианизации русской Состояние.Были, конечно, и трагедии в синодальный период, когда Россия более двухсот лет оставался без Патриарха — но были также триумф духа. Мы не должны забывать о жертвах тех, епископы-святые 18 и 19 веков, сохранившие верность православию Традиция. Мы не должны забывать старания преподобных Паисия (Величковского) и Серафим Саровский, по молитвам которого Россия, вероятно, спаслась от демонизма как Наполеона, так и Гитлера.Мы не можем забыть святых отшельников, старцев Оптиной и великий расцвет монашеского православного благочестия в прошлый век. Их кульминацией стали всемирные миссии Православия в Азия и даже Запад. В России они привели к духовному феномену Святителя Иоанна Кронштадтского и подготовил сотни тысяч к окончательному жертвоприношения в современном мученичестве Русской Церкви.

    От этого величайшего из русских патриархов мы узнаем, однако, величайшее уроков: если наша жизнь не основана на молитве, на Новом Иерусалиме, тогда наше царство падет, ибо Господь Иисус Христос находится в центре все.И если на время, продолжительность которого одному Богу ведома, Новый Иерусалим, эта икона Неба, построенная святым Патриархом, лежит тихо и пустынно в московской деревне, это вовсе не значит, что наши сердца, также призванные быть иконами Неба, должны лежать в безмолвии и покинутости. Пока в нас живет Христос, в нас живет и Новый Иерусалим. нас.

    Отец Андрей

    октябрь 1985 г.

    :: к началу страницы ::

    Православие свт.Василий и экстремизм патриарха Никона

    Риассофора-монахиня Паисия (Рейд)

    История преподносит множество уроков, и почти 2000-летнее существование Церкви изобилует примерами того, чему и кому следует подражать, а чего следует избегать. Следующий очерк посвящен двум прославленным иерархам, которые, хотя и были далеко друг от друга во времени и культуре, оба столкнулись с периодами серьезных церковных волнений, грозивших разорвать саму ткань Церкви. Каппадокийский отец четвертого века, святитель Василий Великий и патриарх Московский Никон из XVII века — маловероятная пара.Но сходство их соответствующих ситуаций позволяет провести интересное сравнение влияния, которое они оказали на свое время, и разного наследия, которое они оставили Церкви. Характер и взгляды патриарха Никона во многом предвосхитили темперамент, часто встречающийся сегодня в Православии, и его влияние на Церковь в России является своевременным предупреждением, важность которого нельзя преуменьшать. Св. Василий, с другой стороны, обеспечивает отрезвляющий и вдохновляющий противовес тенденции большинства современных православных склонностей.

    Святитель Василий вырос в семье, членами которой были несколько прославленных святых, как мужчин, так и женщин. Поэтому неудивительно, что, даже погрузившись в греческую классику и вкусив славы талантливого ритора, святитель Василий оставил светскую арену и страстно посвятил себя служению Христу. Полный пастырского и монашеского идеализма, он не уклонялся от того, чтобы взять на себя бремя епископства, но охотно стремился к нему, когда видел, что его энергия и таланты могут быть использованы для защиты Веры от волны ереси и отступничества, которые угрожали обоим, Церковь и империя в его время.БТ. Василий был богато одаренный, аскетичный, ученый, неутомимый в достижении своей цели, словом, он в высшей степени подходил для стоявшей перед ним задачи.

    Его непревзойденные духовные и интеллектуальные способности давали ему более широкий размах, чем многие, которые, как писал св. Григорий Назанзиус, использовали Веру «как оружие в своих личных разногласиях». Попытки Василия направить Церковь на Царский Путь встретили сопротивление с обеих сторон. «Либералы» и ариане, против которых он выступал в догматических вопросах, называли его гордым, жестким, своекорыстным, непослушным, властолюбивым; православные ревнители, недовольные его тщательно сформулированными публичными заявлениями о природе Троицы, называли его криптоарианцем, более озабоченным поддержанием мира с еретиками, чем проповедью Истинной Веры.

    Что обе стороны отказывались признать (или не видели), так это то, что св. Василий был полон решимости сохранить хороший порядок Церкви и баланс между Церковью и Империей, в то время как обе стороны были в опасности прогнуться под властью приступы ереси и анархии. С арианами почти в каждом епископском кресле и варварскими племенами, стучащими в ворота Империи, он отказался скомпрометировать целостность Веры или поставить под угрозу хрупкость Империи.

    Когда арианский император Валент разделил св.Василия, в преднамеренной попытке ослабить православное присутствие в регионе, Василий в ответ немедленно создал новые епископства на оставшейся территории, чтобы укрепить базу власти и замедлить продвижение ариан. Он бросил вызов и упрекнул имперских эмиссаров, посланных, чтобы угрожать и льстить ему, заставляя скомпрометировать или отречься от Никейского символа веры. Тем не менее, когда император пришел в храм Василия, святитель причастил его, как императора, и остался равнодушным к страстному возмущению антиарианских ревнителей, возмущенных нарушением святителем «чистоты» и «правильности».Когда его, наконец, приговорили к изгнанию и изгнанию, он смиренно подчинился и даже вызвался ночью тайно покинуть свой город, чтобы предотвратить опасность бунта в его защиту.

    Он, как помазанный защитник небесного царства, был готов страдать, что угодно Богу, за веру свою и паству, но не желал восстать против помазанника земного царства, даже в мнимой защите Православия, потому что знал, что не может надеяться на сохранение Вера, разрывая ткань установленного Богом порядка.Он приготовился со всем смирением и верой повиноваться. Дважды он был приговорен, и дважды Бог расправился с императором так жестоко, что Валент сам отменил свои указы. Святой Василий, такой непреклонный и властный, как епископ, такой кроткий и смиренный, как подданный, был спасен Богом, на Которого он полагался, через царя, порядок которого он помог сохранить.

    Василий провел на свободе всего несколько лет, прежде чем умер. Хотя он продолжал проповедовать истинное и непорочное Православие, полного восстановления веры так и не увидел.Когда он умер в 379 году, на престоле императора все еще сидел арианин, и казалось, что ересь почти поглотила весь свет истины. Неудивительно, что св. Василий писал о Церкви в свое время, изобилующей раздорами и отступничеством: «Как страшен голод любви среди нас!» Истинно казалось тогда и надолго, что любовь Божия и знание Истинного Православия ушли с земли. Где же торжество святого Василия? О чем он свидетельствует нам сегодня?

    Хотя он, конечно, знал, что мало что может сделать, чтобы повлиять на окончательный исход событий своей жизни, св.Василий никогда не соизволил использовать кажущуюся безрадостность внешней обстановки как предлог для потакания своим страстям, своей гордыне или своему отчаянию (даже в «духовной» маскировке). Этот достойный иерарх, прошедший жизнь в неподдельных гонениях и борьбе за Истинное Православие, до конца остался тем, кем был всегда — строгим монахом, любящим пастырем, смиренным рабом Божиим, верным подданным Церкви и государства, защитник Веры, который слишком сильно любил Бога и слишком ясно знал свои слабости, чтобы рисковать использовать свое положение и обстоятельства своего времени как прикрытие для неверия, самомнения и гордыни.Таким образом, он является высшим примером благочестивого мужества и уравновешенности для всех! стремящиеся сохранить Православие перед лицом отступничества, не теряя здравомыслия и трезвения души.

    Патриарх Никон и «болезнь правоты»

    У Патриарха Никона мы находим схожие таланты и черты характера, но его любовь к Церкви была испорчена слабостью к власти и непоколебимым самомнением. Пылая всеохватывающим видением Православия и его возможного влияния на общество, он целиком посвятил себя «лучшему», «самому чистому», самому «традиционному», самому «потустороннему» православию, которое он нашел доступным, и был полон решимости пробудить души равнодушных и возродить то, что он считал умирающим церковным учреждением.Хотя он оставался до конца уверенным, уверенным в чистоте своих намерений и благородстве своей позиции, ему удалось только довести Русскую Церковь до тяжкого раскола. [1]

    Было бы трудно предсказать такой исход, исходя из внешне примерной жизни Никона в качестве монаха, в которой, как пишет его биограф Филип Лонгворт, «он руководствовался правилом св. Саввы в своем крайнем подвижничестве». и св. Иоанном Златоустом в его благотворительности». Несмотря на крестьянское происхождение и отсутствие какого-либо формального образования, он был действительно одарен, возможно, даже гениален.Немногих могла не впечатлить эта «высокая фигура человека», чьи физические размеры соответствовали его харизме и неутомимой энергии. Неудивительно, что молодой царь Алексей Михайлович, благочестивый и впечатлительный, приехав в 1646 г. в Москву собирать милостыню для своего монастыря на крайнем севере, был покорен его властной личностью и острым умом.

    Вскоре установились тесные отношения, которые могли принести пользу как церкви, так и государству. Никон побудил Алексея издать указы против пьянства, и царь стал поднимать уровень благочестия во всем царстве, начиная со своего двора.Его доверие к Никону побудило царя доверить ему бразды правления, когда ему самому пришлось отправиться на войну. Вскоре Алексей умолял Никона присоединиться к нему в отцовском совместном правлении русских православных. Справедливости ради Никон надо сказать, что он не алчно тянулся к власти, добиваясь самого престола, и даже несколько раз отказывался от нее. Но, наконец, он не выдержал более рокового искушения и принял патриаршество при одном условии — и при этом условии мы имеем «ключ» к сложной и трагической личности патриарха Никона.Никон настаивал на том, чтобы все, будь то в светской или духовной жизни, непрестанно чтили его как главного пастыря и позволяли ему «управлять делами Церкви» без вмешательства. Убедившись в полной верности Церкви и Государства, он согласился сесть на патриарший престол, «и тем самым вынес себе смертный приговор».

    Хотя он и оставался в течение всей своей жизни строгим монахом, совершенно чистым, совершенно «правильным» в соблюдении монашеского устава, он ступил на опасный путь, так всецело приобщившись к мирским делам России; здесь было «начало тех сильных искушений духа, под тяжестью которых он в конце концов сдался и из вознесшегося повелся возвысить самого себя.

    Никон пытался оправдать свое вмешательство в дела государства, продвигая идею теократии по сомнительному византийскому образцу, которую он интерпретировал в свою пользу. быть безупречным — он был щедрым в милостыне, непревзойденным в пастырском усердии, заботился о том, чтобы поддерживать «должное великолепие» в церковных службах — его властная манера иметь дело с любой оппозицией и его повышенная изоляция в его собственном мнении , вызвал переворот, который оказал пагубное и долгосрочное воздействие как на церковь, так и на государство.

    Исправление славянских книг Русской Церкви обычно рассматривается как спичка, вызвавшая взрыв, хотя потребность в некотором исправлении текстов вряд ли была обнаружена Никоном. Собор Ста Глав давно рекомендовал пересмотр и реформу богослужебных текстов, и ряд исправлений уже был произведен. Выпускники Киевской духовной академии, основанной митрополитом Петром Могилой в начале века, были приглашены в Москву в 1649 году для применения своих знаний греческого и латинского языков при изучении богослужебных книг.Задача реформы осложнялась широко распространенным недоверием к авторитету греческой церкви, который был скомпрометирован, когда она согласилась на унию с Римом в 1439 году. Тем не менее сам царь поддерживал реформаторское движение, и вполне вероятно, что оно могло бы иметь успех, если бы оно не из-за растущего чрезмерного рвения патриарха и безжалостной манеры, в которой он принуждал к проведению реформ.

    «Есть путь, который кажется человеку прямым, но конец его — смерть.(Притчи 14:12)

    Отбросив всякую осторожность, Никон потребовал от царя и Синода более быстрых и массовых изменений по образцу новейших греческих текстов. В этом его поддержали и ободрили Константинопольский Патриарх Паисий, который «в то же время умолял [Никона] снисходительно относиться к тем, которые заблуждались не в каком-либо существенном учении веры, а только в некоторых незначительных внешних делах , чтобы он мог сохранить их в пределах Церкви, и было бы более благоразумно, если бы последовали мягкому совету Паисия; но, к несчастью, природная вспыльчивость Никона соединилась с его горячим рвением…, вывели его за пределы, которые могло бы соблюдать пастырское долготерпение». , «модернистские», или иначе «неправославные», на самом деле никоим образом не скомпрометировали целостность веры. понятие, тесно связанное со всеми сторонами повседневной православной жизни, включая тексты богослужений, рубрики и т. д.«Исправляя» несколько реальных ошибок, Никон совершил гораздо большую ошибку, нарушив преемственность с живым православным прошлым русского народа.

    Не удовлетворившись реформированием книг, Никон начал крестовый поход против икон, которые демонстрировали влияние итальянского стиля. Были произведены обыски домов, и Патриарх лично принимал участие в сожжении святынь, которые почитал простой народ. Его характер, подобный Савонароле, взращенный на троне власти, поджег его оппозицию: «Традиционалисты ненавидели его за проведение литургических реформ;..церковники боялись его за его резкость; министры возмущались его своеволием.., враждебная среда по отношению к нему распространялась даже на членов царской семьи». «Коррумпированность правительства и отсутствие поддержки его самого и его реформ. «Рев раненого льва и покинутого друга» ознаменовал конец его правления. Церковный собор 1660 г. постановил его отказ от патриаршества. объявлял отречение и разрешал им приступить к выборам преемника.Но поскольку прецедента для этого не существовало, вопрос не мог быть легко и немедленно решен. Никон не согласился с тем, что он фактически ушел в отставку, и поэтому возникла необходимость его свергнуть. В 1666 году его судили в присутствии царя, греческого и русского духовенства, в том числе патриархов Александрийского и Антиохийского. Это была долгая драматическая борьба, подходящая для Шекспира, но неподходящая для монаха, епископа, патриарха. В конце концов низложенный Никон был отправлен в монастырь на «вечное заточение», возглашая по дороге всякому, кто хотел слушать: «Блаженны гонимые!» — клич, который звучит даже сегодня везде, где критикуют гордых церковников.

    Хотя Никон и оставался лично «правильным» во всем своем внешнем поведении, он отошел от пути Истинного Православия. Погнавшись за эфемерным призраком «чистого православия», он уподобился тем, кто сегодня отмахивается от живого свидетельства православия, как наполненного «заблуждением» и «западничеством», и бесплодно ищет некое абстрактное и самосотворенное совершенство четвертого века.

    При всем своем желании умножить могущество и престиж Церкви Никон, как и все экстремисты, фактически способствовал дальнейшему процессу духовного упадка.Пытаясь узурпировать светскую власть и нарушая органическую преемственность русской традиции. он нарушил динамическое напряжение между церковью и государством, создав нестабильность и конфликт, которые привели к вестернизации общества Петром Великим и сковыванию церкви.

    Напротив, св. Василий излил всю свою страсть, свое своеволие, свою гордыню не на никонианское кование нового общества, в котором реформированная Церковь могла бы диктовать наказанному государству, а на сохранение всего этого который ему был дан , и о восстановлении того животворящего синергизма между «благочестивыми Царями и благоверными Епископами», между Градом Божьим и Градом Человеческим, что было золотой мечтой Византии, надеждой Святых Россия.

    Сохранив иерархическую игру духа и государства, святитель Василий своей истинной кротостью заградил дверь самонадеянности Никона. Как только Никон потерял из виду Царский Путь в своей жизни, он стал совершенно не в состоянии сохранить данное ему Христом стадо. Не сумев достичь или сохранить; понимая себя, он стал слеп ко всему внешнему, не в состоянии признать свои ошибки или извлечь пользу из совета. Он все глубже и глубже погружался в самодовольную изоляцию своего «несправедливого» наказания от рук «отступнической» власти.

    Горький холод, исходивший из сердца гордого патриарха, находит свою противоположность в лучезарном тепле св. Василия, не менее пострадавшего от рук отступнической силы. Хотя вокруг сего святителя, может быть, действительно был голод любви, но в нем не было недостатка, и все приходящие к нему находили пищу для души своей и покой для сердца своего, мужество к терпению и мудрость, чтобы подняться над отчаянием. Действительно уместно, что святой Ефрем Сирин, услышав во сне повеление Бога «питаться разумом», был послан на поиски св.Василия, неустрашимо проповедовавшего в своей разоренной епархии, и видел Духа Святого, сидящего, как голубь, на плече святителя, подавая ему слова трезвого терпения и мистической радости, которые и сегодня питают стадо Христово.

    Святитель Василий, смиренно сохранив в своем учении и воплотив в своей жизни все, что ему было дано от отцов в вере, спас многих и сохранил Истинное Православие. Никон, пытаясь искусственно, академически воссоздать теоретически превосходящее православие, не имеющее ничего общего с органической преемственностью Святой Руси, погубил себя и раздробил Церковь.Подобный выбор стоит перед каждым православным христианином на многих этапах его жизни, в разных обличьях. Давайте извлечем урок из истории — и будем мудры.

    Многие придут к нам и будут искушать нас всевозможными изощренными бунтами и страстными делами. Важно, чтобы мы сохраняли истинную верность не букве закона, которая только заразит нас никоновской «болезнью правильности», а живой Вере, какой мы ее восприняли. Если мы боремся за стяжание трезвого смирения и не доверяемся собственным мнениям, то можем надеяться, что по молитвам святого отца нашего Василия Бог дарует нам премудрость претерпеть до конца на узком пути царского пути – несмотря страсти нашего времени, слабость нашей веры и мрак нашего века.Аминь.

    [1] Те, кто отказывался принять никоновские реформы, «старообрядцы», подвергались гонениям и отчуждению от лона Церкви.

    Патриарх Московский Никон (7 мая 1605 — 27 августа 1681), русский священник

    Задний план

    Никон родился в селе Вельдеманово Нижегородской губернии в семье крестьян. Когда ему было 12 лет, он сбежал из дома, спасаясь от жестокого обращения мачехи, и ушел в монастырь.Но родители уговорили его оставить монастырь и жениться.

    Карьера

    В 1624 году Никон стал священником в селе Колычево, но через 2 года был призван на приход в Москву. Когда трое его детей умерли, Никон искал покаяния и уединения. Он отказался от жены и семьи и жил монахом и отшельником с 1634 по 1646 год. В 1646 году Никон познакомился с царем Алексеем, на которого произвел благоприятное впечатление.В том же году Алексей поставил его игуменом Новоспарского монастыря в Москве. Волевой Никон оказал сильное личное влияние на более молодого и мягкого монарха. Алексей даже дал Никону титул Великого Государя, и его имя в официальных документах значилось рядом с царским.

    Церковная реформа была одной из главных забот Никона. По собственной инициативе, не посоветовавшись с церковным собором, он приказал пересмотреть некоторые общепринятые церковные обычаи. Церковный собор 1654 г. одобрил дополнительные реформы религиозных текстов.

    Возникла яростная оппозиция реформам во главе с протоиереем Аввакумом. Противники, раскольники, объявили реформы извращением веры, а исправленные книги — делом рук антихриста. С введением в действие реформ положение Никона стало ухудшаться. Его резкая и высокомерная манера поведения нажила много врагов. Сам Алексий устал от властности патриарха и перестал приглашать Никона во дворец и избегал его на церковных церемониях.

    В 1658 г. сообщение царя о том, что он не придет на обедню в этот день, вызвало ожесточенный порыв Никона, который уехал из Москвы в монастырь. Там он ждал, чтобы его попросили вернуться, но просьба не пришла. В 1666 году Никон был судим Русским церковным собором за отказ от патриарших обязанностей и оскорбление царя. Он был осужден, лишен патриаршества и архиерейского сана и сослан в отдаленный монастырь. Преемник Алексея Федор III отозвал Никона из ссылки, но бывший патриарх скончался на обратном пути в Москву 27 августа 1681 года.

    Реформы Никона, однако, выжили. Церковный собор, созванный в 1666 году, подтвердил изменения. Оппоненты должны были открыто подчиниться или бросить вызов Церкви. Многочисленные священники и целые монастыри отказывались их принимать, в результате чего среди русских верующих возник постоянный раскол.

    Религия

    Когда был назначен Никон, церковная реформа уже витала в воздухе. Ряд церковных сановников, известных как партия протопопов (деканов), взяли на себя ответственность за пересмотр церковных богослужебных книг, открытых покойным патриархом Иоасафом, и несколько других незначительных исправлений некоторых древних обрядов.Но они были слишком робки, чтобы попытаться сделать что-то действительно эффективное.

    Компания Nikon начала смелые реформы. Он советовался с наиболее учеными греческими архиереями за границей, приглашал их на консилиум в Москву, и, наконец, константинопольские и киевские ученые убедили Никона в том, что московские богослужебные книги инославны и что иконы, бывшие в употреблении, очень далеко отошли от античные константинопольские образцы, в большей части проникнутые влияниями франкского и польского (западноевропейского) барокко.

    Компания Nikon начала смелые реформы. Он советовался с наиболее учеными греческими архиереями за границей, приглашал их на консилиум в Москву, и, наконец, константинопольские и киевские ученые убедили Никона в том, что московские богослужебные книги инославны и что иконы, бывшие в употреблении, очень далеко отошли от античные константинопольские образцы, в большей части проникнутые влияниями франкского и польского (западноевропейского) барокко.

    Никон жестко раскритиковал использование таких новомодных значков; он приказал обыскать их по домам.Его солдатам и слугам было приказано сначала выколоть глаза этим еретикам-подделкам, а затем с насмешкой пронести их по городу. Он также издал указ, грозивший строжайшим наказанием всем, кто посмеет в будущем изготавливать или использовать такие иконы.

    Более поздние исследования должны были установить, что московские богослужебные книги действительно принадлежали к редакции, отличной от той, которая использовалась греками во времена Никона, и неотредактированные московские книги были на самом деле старше и более почитаемы, чем греческие книги, имевшие претерпели несколько пересмотров на протяжении веков и, по иронии судьбы, были новее и содержали новшества.

    В 1654 году Никон созвал синод для пересмотра богослужебных книг, отредактированных патриархом Иоасафом, и большинство синода решило, что «следует скорее за греками, чем за своими древними». Второй собор, состоявшийся в Москва в 1656 г. санкционировала пересмотр богослужебных книг по предложению Первого Собора и предала анафеме несогласное меньшинство, в которое входила партия протопопов и Павла, епископа Коломенского. Реформы совпали с эпидемией чумы 1654 года.

    Отягощенный полнейшим экуменическим авторитетом, патриарший посох Никона обрушился с сокрушительной силой на тех, с кем он был не согласен.

    Строительство шатровых церквей (ярким примером которых является Собор Василия Блаженного) было строго запрещено, а многие старые неканонические храмы были снесены, чтобы освободить место для новых, выполненных в «старовизантийском» стиле. Эта беспощадность во многом объясняет ту неутолимую ненависть, с которой старообрядцы, как их теперь стали называть, когда-либо впоследствии относились к Никону и ко всем его творениям.

    Политика

    Никон поставил перед собой задачу отстранить Церковь от светской власти и навсегда отделить Церковь от государства. Он считал, что Церковь и государство должны работать в гармонии, оставаясь при этом отделенными друг от друга.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.