Отречение николая от престола: Отречение императора Николая II от престола

Отречение императора Николая II от престола

В Ставке вначале не отдавали себе отчета о значении и масштабе событий, развертывающихся в Петрограде, хотя 11 марта (26 февраля по старому стилю) 1917 года Николай II приказал командующему Петроградским военным округом прекратить начавшиеся в столице беспорядки. Войска открыли огонь по демонстрантам, но было уже поздно. 12 марта (27 февраля по старому стилю) город почти весь был в руках бастующих.

В этот день в Петроград из Ставки для наведения порядка был направлен генерал Николай Иванов с надежными частями (батальоны георгиевских кавалеров из охраны Ставки), но они были задержаны революционными войсками на пути в столицу.

Не зная о провале миссии генерала Иванова, Николай II 13 марта (28 февраля по старому стилю) выехал из Ставки в Царское Село, где находилась его семья. В пути его поезд был задержан по распоряжению революционных властей и перенаправлен в Псков, где находился штаб Северного фронта.

Поздним вечером 14 марта (1 марта по старому стилю) Николай II прибыл в Псков, где главнокомандующий Северным фронтом генерал Николай Рузский, переговорив с Петроградом и Ставкой в Могилеве, предложил ему попытаться локализовать восстание в Петрограде путем соглашения с Думой и образования ответственного перед Думой кабинета министров.

Но Николай II отложил решение вопроса на утро, все еще надеясь на миссию генерала Иванова.

Утром 15 марта (2 марта по старому стилю) Рузский доложил Николаю II, что миссия генерала Иванова не удалась. Председатель Госдумы Родзянко через генерала Рузского заявил по телеграфу, что сохранение династии Романовых возможно при условии передачи трона наследнику Алексею при регентстве младшего брата Николая II — Михаила. Важным инструментом давления на монарха были ложные сведения о том, что его семья находится под контролем восставших.

Государь поручил генералу Рузскому запросить по телеграфу мнение командующих фронтами. На вопрос о желательности отречения Николая II положительно ответили все (даже дядя Николая, великий князь Николай Николаевич, командующий Кавказским фронтом), за исключением командующего Черноморским флотом адмирала Александра Колчака, который от посылки телеграммы отказался. Получив ответы главнокомандующих, Николай II принял решение отречься от престола в пользу сына при регентстве брата великого князя Михаила Александровича. Был подготовлен соответствующий текст отречения. Однако после разговора с лечащим врачом наследника, который подтвердил, что болезнь Алексея неизлечима, опасаясь за здоровье сына, император изменил решение.

Вечером 15 марта (2 марта по старому стилю), когда из Петрограда приехали представители Временного комитета Государственной думы Александр Гучков и Василий Шульгин, Николай II заявил, что "…во имя блага и спасения России я был готов отречься от престола в пользу своего сына, но… пришел к заключению, что ввиду его болезненности мне следует отречься одновременно и за себя и за него" в пользу брата.

Гучкову и Шульгину ничего не оставалось, как согласиться с этим решением императора. Был составлен новый текст отречения, который Николай II подписал в полночь на исходе 15 марта (2 марта по старому стилю) в поезде, стоявшем на путях у железнодорожного вокзала Пскова.

В подписанном акте об отречении говорилось: "…Мы передаем наследие Наше Брату Нашему Великому Князю Михаилу Александровичу и благословляем Его на вступление на Престол Государства Российского. Заповедуем Брату Нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу".

Император подписал документ карандашом. Время, указанное в нем, — 15 часов, соответствовало не фактическому подписанию, а времени, когда Николаем II было принято решение об отречении. Двумя часами ранее были датированы подписанные уже после отречения указы о назначении верховным главнокомандующим великого князя Николая Николаевича, а председателем Совета министров — князя Георгия Львова. Посредством этих документов делегаты от Думы рассчитывали создать видимость преемственности военной и гражданской власти.

После этих событий император записал в дневник: "В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость, и обман!"

В Петрограде отречение Николая II от престола в пользу брата вызвал шквал протестов. Рядовые участники революции и социалисты из Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов решительно выступили против монархии в любом виде, а министр юстиции Временного правительства Александр Керенский отметил, что не ручается за жизнь нового монарха, и уже 16 марта (3 марта по старому стилю) великий князь Михаил отрекся от престола. В акте отречения он заявил, что мог бы взять власть только по воле народа, выраженной Учредительным собранием, избранным на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования, а пока призвал всех граждан державы Российской подчиниться Временному правительству.

По поводу подписанного великим князем Михаилом акта об отказе от власти Николай II записал в дневнике: "Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость!".

Монархия в России перестала существовать.

22 марта (9 марта по старому стилю) 1917 года последний российский император вместе с семьей был арестован, а 17 июля 1918 года они все были расстреляны в Екатеринбурге по постановлению Уральского Совета рабочих и солдатских депутатов.

В память отречения царя от престола, 17 июля 2003 года, в день расстрела Николая II и его семьи, на привокзальной площади Пскова была освящена часовня.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

 

Отречение от престола императора Николая II: «Решение моё твёрдо и непреклонно»

«Казалось бы, Николай, уступив трёхсотлетнюю власть Романовых, проведёт мучительную бессонную ночь, – пишет Михаил Кольцов в сборнике «Отречение Николая II» (1927), доступном на портале Президентской библиотеки. – Однако… невозмутимость исключительная. „Отрёкся, как командование эскадроном сдал“, – скажет потом кто-то из приближённых. Но это – только внешне <…>. Нет сомнения, единственным человеком, пытавшимся упорствовать в сохранении монархического режима, был сам монарх».

15 (2) марта 1917 года император Николай II подписал манифест об отречении от российского престола и о сложении с себя верховной власти. В подборке «Отречение Николая II», входящей в коллекцию Президентской библиотеки «1917 год», представлены исследования, архивные дела, фрагменты кинохроники, изобразительные и аудиоматериалы, отражающие это событие. Помимо раритетных книг, таких, скажем, как сочинение Ф. Арбатского «Царствование Николая II» (1917) и других, здесь представлен фотоснимок «Внутренний вид вагона-спальни поезда, в котором Николай II подписал отречение от престола» и другие редкие свидетельства трагической по последствиям страницы российской истории.

На портале Президентской библиотеки представлена также электронная копия «Камер-фурьерского журнала от 2 марта 1917 г.», в котором письмоводитель В. Клюев безупречным каллиграфическим почерком делает записи про жизнь царского двора; столь же безупречно выводил он 2 марта (по старому стилю) 1917 года текст отречения государя – к сдаче власти на фоне революционных волнений царя подталкивали сановники и генералитет.

В условиях нарастания протестных настроений и военных неудач император, казалось бы, должен был пойти на политические уступки. Но этого не произошло. «Царь Николай хорошо и твёрдо запомнил наставления отца и уроки воспитателя своего, Победоносцева, умного и сдержанного идеолога самодержавия, – отмечает М. Кольцов. – Он понимал логикой и нутром, что режим может держаться только прежним, единственным, испытанным средством: террором, полицейским зажимом, системой неограниченной дворянской диктатуры, не разбавленной никакими парламентскими лимонадами».

Николай направляет карательную экспедицию во главе с генерал-адъютантом от артиллерии Н. И. Ивановым для подавления взбунтовавшейся столицы. Тот получает в своё распоряжение по два кавалерийских и пехотных полка, плюс по пулемётной команде с каждого фронта. Целый корпус отборных войск… Однако, как пишет Кольцов, «вся ставка насмерть перепугана таким оборотом дела. Опять убеждают царя смягчиться. Он непреклонен. И в своём положении – прав! Если уж гадать задним числом о том, что могло бы спасти положение для монархии, то, конечно, это мог быть только шаг, сделанный самим царём: разгром революционного Петрограда».

Отдав распоряжения, Николай трогается в путь. Он хочет вернуться из Могилёва, где находилась Ставка, в Царское Село, к жене и детям. Однако от станции Малая Вишера проехать дальше уже невозможно. Тосно и Любань заняты революционными войсками. Поезд возвращается и прибывает в Псков. Царь ждёт известий, он надеется на корпус Иванова. Но утром 2 (15) марта генерал Н. В. Рузский доложил Николаю II, что миссия не удалась. В это же время председатель Государственной Думы М. В. Родзянко заявил по телеграфу, что сохранение династии Романовых возможно при условии передачи трона наследнику Алексею при регентстве младшего брата Николая II – Михаила.  На вопрос о желательности отречения Николая II положительно ответили все командующие фронтами, за исключением командующего Черноморским флотом адмирала А. В. Колчака.

Нашёлся, впрочем, ещё один адмирал, для которого вопрос чести и присяги оставался главным. По свидетельству генерала А. И. Спиридовича – оно приводится в издании «Падение царского режима» (1926) на портале Президентской библиотеки – генерал М. В. Алексеев пытался уговорить начальника Морского штаба при Ставке адмирала А. И. Русина склонить Николая II к отречению: «Утром адмирал Русин был приглашён к генералу Алексееву. Алексеев рассказал, что Государь задержан в пути, находится во Пскове, и ему из Петрограда предъявлены требования.

„Что же требуют? Ответственного министерства?“ – спросил адмирал. „Нет. Больше. Требуют отречения“, – ответил Алексеев. „Какой ужас, какое несчастье“, – воскликнул Русин. Алексеев спокойно и невозмутимо молчал. Разговор оборвался. Собеседники поняли друг друга. Русин встал, попрощался и вышел из кабинета, даже не спросив для чего, собственно, его приглашал Алексеев».

Генералитет во главе с начальником штаба Верховного Главнокомандующего М. В. Алексеевым и генералом от инфантерии, членом Военного и Государственного советов Н. В. Рузским сыграли в подготовке беспрецедентного акта отречения решающую роль. «В тот вечер Государь был побеждён, – пишет Спиридович. – Рузский сломил измученного, издёрганного морально Государя, не находившего в те дни около себя серьёзной поддержки. Государь сдал морально. Он уступил силе, напористости, грубости, дошедшей один момент до топания ногами и до стучания рукою по столу. Об этой грубости Государь говорил с горечью позже своей Августейшей матушке и не мог забыть её даже в Тобольске».

В оцифрованном «Камер-фурьерском журнале от 2 марта 1917 г.» рассказывается, что 2 марта 1917 в Псков прибыли представители Временного правительства – военный министр А. И. Гучков и член Государственной Думы В. В. Шульгин, они были приняты в императорском поезде. Николай II, выйдя к прибывшим, сказал: «Я всё это обдумал, решил отречься. Но отрекаюсь не в пользу своего сына, так как я должен уехать из России, раз я оставляю верховную власть. Покинуть же в России сына, которого я очень люблю, оставить его на полную неизвестность ни в коем случае не считаю возможным. Вот почему я решил передать престол моему брату, Великому Князю Михаилу Александровичу».

Гучков и Шульгин просили его величество ещё раз обдумать своё решение. Государь удалился в соседнее отделение вагона, в котором происходила беседа. Через 20 минут он вышел оттуда с текстом манифеста в руках и, передавая его, сказал: «Решение моё твёрдо и непреклонно».

Текст отречения воспроизведён в «Камер-фурьерском журнале от 2 марта 1917 г.»:

«В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны… В эти решительные дни в жизни России почли мы долгом совести облегчить народу нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и в согласии с Государственной Думою признали мы за благо отречься от престола государства Российского и сложить с себя верховную власть. Не желая расстаться с любимым сыном нашим, мы передаём наследие наше брату нашему великому князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на престол Государства Российского… Заповедуем брату нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу. Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества помочь ему вместе с представителями народа вывести Государство Российское на путь победы, благоденствия и славы. Да поможет Господь Бог России. Подписал: Николай. г. Псков. 2 марта, 15 час. 1917 г.».

На следующий день Михаил Александрович отрёкся от престола, передав решение вопроса об образе правления страной Учредительному собранию.

В дневнике, который Николай вёл всю свою жизнь, он написал 2 марта 1917 года: «Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте и спокойствия нужно сделать этот шаг. Я согласился. <…> В час ночи уехал из Пскова с тяжёлым чувством пережитого. Кругом измена и трусость, и обман».

Отречение от престола Николая II: историческая правда России от РВИО

ОТРЕЧЕНИЕ НИКОЛАЯ II

23 февраля 1917 в Петрограде началась революция. Находившийся в Ставке в Могилеве Николай II вечером 27 февраля отдал приказ генералу Н.И. Иванову с надежными частями (батальоны георгиевских кавалеров из охраны Ставки) эшелонами двинуться на Петроград для наведения порядка. В помощь ему должны были быть выделены несколько полков пехоты и кавалерии с Западного и Северного фронтов. Сам царь направился в Петроград, но не прямо: через станции Дно и Бологое. Царские поезда перешли на Николаевскую (ныне - Октябрьскую) железную дорогу, но в 200 км от столицы были остановлены восставшими железнодорожниками. Вернувшись обратно, литерные поезда царя и его свиты проследовали в Псков – в штаб Северного фронта. Тем временем отряд Иванова также не был пропущен к восставшему Петрограду. Начальник штаба Ставки генерал М.В. Алексеев и командующие фронтами полки ему на помощь не послали. Тем временем Алексеев разослал всем командующим фронтами и флотами телеграммы с предложением высказаться за или против отречения царя от трона в пользу наследника при регентстве великого князя Михаила Александровича. Почти все они, кроме одного, поддержали отречение. Прибыв в Псков, царь узнал, что армия от него отвернулась.

Ночью 2 марта в Псков приехали члены Государственной думы лидер октябристов А.И. Гучков и националистов - В.В. Шульгин с проектом отречения. Но царь отказался его подписать, заявив, что не может расстаться с больным сыном. Царь сам написал текст отречения, в котором он, в нарушение Указа Павла I о престолонаследии, отказывался и за себя, и за сына в пользу брата Михаила.

Был ли это хитрый тактический ход, дававший впоследствии право объявить отречение недействительным, или нет, неизвестно. Император никак не озаглавил свое заявление и не обратился к подданным, как полагалось в самых важных случаях, или к Сенату, который по закону публиковал царские распоряжения, а буднично адресовал его: «Начальнику штаба». Некоторые историки считают, что это свидетельствовало о непонимании важности момента: «Сдал великую империю, как командование эскадроном». Представляется однако, что это вовсе не так: этим обращением бывший царь давал понять, кого он считает виновником отречения.

Шульгин, чтобы не создавалось впечатление, что отречение вырвано силой, попросил царя, уже бывшего, датировать документы 3 часами дня. Двумя часами ранее были датированы подписанные уже после отречения, т.е. незаконные, указы о назначении верховным главнокомандующим снова великого князя Николая Николаевича, а председателем Совета министров - главу «Земгора» князя Г.Е. Львова. Посредством этих документов делегаты от Думы рассчитывали создать видимость преемственности военной и гражданской власти. Наутро, 3 марта, после переговоров в членами Временного комитета Госдумы, великий князь Михаил выступил с заявлением, в котором говорилось, что он мог бы взять власть только по воле народа, выраженной Учредительным собранием, избранным на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования, а пока призвал всех граждан державы Российской подчиниться Временному правительству. По воспоминаниям Шульгина Родзянко был последним, с кем советовался великий князь перед тем, как подписать акт об отказе принять престол.

Керенский горячо жал несостоявшемуся императору руку, заявив, что расскажет всем, какой тот благородный человек. Ознакомившись с текстом акта, бывший царь записал в дневнике: «И кто только подсказал Мише такую гадость?»

300-летняя монархия Романовых (со второй половины XVIII в. - Голштейн-Готторп- Романовых) пала почти без сопротивления. В несколько дней Россия стала самой свободной страной в мире. Народ был вооружен и осознавал свою силу.

 

«ВО ИМЯ БЛАГА, СПОКОЙСТВИЯ И СПАСЕНИЯ ГОРЯЧО ЛЮБИМОЙ РОССИИ»

«За ранним обедом в доме Главнокомандующего, Генерал Рузский обратился ко мне и к Генералу Савичу, Главному Начальнику Снабжений армий фронта, с просьбой быть, вместе с ним, на послеобеденном докладе у Государя Императора.

  - Ваши мнения, как ближайших моих сотрудников, будут очень ценными, как подкрепление к моим доводам. - Государь уже осведомлен о том, что я приеду к нему с вами...

Возражать не приходилось и около 2 1/2 часов дня мы втроем уже входили в вагон к Государю. ….

Мы все очень волновались. - Государь обратился ко мне первому.

 - Ваше Императорское Величество, сказал я. - Мне хорошо известна сила Вашей любви к Родине. И я уверен, что ради нее, ради спасения династии и возможности доведения войны до благополучного конца, Вы принесете ту жертву, которую от Вас требует обстановка. Я не вижу другого выхода из положения, помимо намеченного Председателем Государственной Думы и поддерживаемого старшими начальниками Действующей армии!..

- А Вы какого мнения, обратился Государь к моему соседу Генералу Савичу, который видимо с трудом сдерживал душивший его порыв волнения.

- ...Я, я... человек прямой,... о котором Вы, Ваше Величество, вероятно, слышали от Генерала Дедюлина (Бывший Дворцовый Комендант, личный друг Генерала С. С. Савича), пользовавшегося Вашим исключительным доверием... Я в полной мере присоединяюсь к тому, что доложил Вашему Величеству Генерал Данилов...

Наступило гробовое молчание... Государь подошел к столу и несколько раз, по-видимому не отдавая себе отчета, взглянул в вагонное окно, прикрытое занавеской. - Его лицо, обыкновенно малоподвижное, непроизвольно перекосилось каким-то никогда мною раньше не наблюдавшимся движением губ в сторону. - Видно было, что в душе его зреет какое то решение, дорого ему стоящее!...

Наступившая тишина ничем не нарушалась. - Двери и окна были плотно прикрыты. - Скорее бы... скорее кончиться этому ужасному молчанию!... Резким движением Император Николай вдруг повернулся к нам и твердым голосом произнес:

 - Я решился... Я решил отказаться от Престола в пользу моего сына Алексея... При этом он перекрестился широким крестом. - Перекрестились и мы...

 - Благодарю Вас всех за доблестную и верную службу. - Надеюсь, что она будет продолжаться и при моем сыне. 

Минута была глубоко-торжественная. Обняв Генерала Рузского и тепло пожав нам руки, Император медленными задерживающимися шагами прошел в свой вагон.

Мы, присутствовавшие при всей этой сцене, невольно преклонились перед той выдержкой, которая проявлена была только что отрекшимся Императором Николаем в эти тяжелые и ответственные минуты…

                     ***

Как это часто бывает после долгого напряжения, нервы как то сразу сдали... Я как в тумане помню, что, вслед за уходом Государя, кто-то вошел к нам и о чем то начал разговор. По-видимому, это были ближайшие к Царю лица... Все были готовы говорить о чем угодно, только не о тот, что являлось самым важным и самым главным в данную минуту... Впрочем, дряхлый граф Фредерикс, кажется, пытался сформулировать свои личные ощущения!.. Говорил еще кто то... и еще кто то... их почти не слушали...

Вдруг вошел сам Государь. - Он держал в руках два телеграфных бланка, которые передал Генералу Рузскому, с просьбой об их отправке.  Листки эти Главнокомандующим были переданы мне, для исполнения.

- "Нет той жертвы, которой я не принес бы во имя действительного блага и для спасения родимой матушки России. - Посему я готов отречься от Престола в пользу Моего Сына, с тем, чтобы он оставался при мне до совершеннолетия, при регентстве брата моего - Михаила Александровича". Такими словами, обращенными к Председателю Госуд. Думы, выражал Император Николай II принятое им решение.  - "Во имя блага, спокойствия и спасения горячо любимой России я готов отречься от Престола в пользу моего Сына. - Прошу всех служить ему верно и нелицемерно", осведомлял он о том же своего Начальника Штаба телеграммой в Ставку. Kaкие красивые порывы, подумал я, заложены в душе этого человека, все горе и несчастье которого в том, что он был дурно окружен!

Данилов Ю. Н. Мои воспоминания об Императоре Николае II-ом и Вел. Князе Михаиле Александровиче

 

ИЗ ДНЕВНИКА ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II

«2-го марта [1917 г.]. Четверг. Утром пришел Рузский и прочел свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, т. к. с ним борется соц.-дем. партия в лице рабочего комитета. Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в Ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2 1/2 [ч.] пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из Ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с кот[орыми] я переговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость, и обман»

 

МАНИФЕСТ ОБ ОТРЕЧЕНИИ

Ставка               

Начальнику штаба

В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо народа, все будущее дорогого нашего Отечества требуют доведения войны во что бы то ни стало до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы, и уже близок час, когда доблестная армия наша совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага. В эти решительные дни в жизни России почли мы долгом совести облегчить народу нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и в согласии с Государственной думою признали мы за благо отречься от престола государства Российского и сложить с себя верховную власть. Не желая расстаться с любимым сыном нашим, мы передаем наследие наше брату нашему великому князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на престол государства Российского. Заповедуем брату нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу. Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга перед ним повиновением царю в тяжелую минуту всенародных испытаний и помочь ему вместе с представителями народа вывести государство Российское на путь победы, благоденствия и славы.

Да поможет Господь Бог России.

Подписал: Николай

г.Псков. 2 марта, 15 час. 1917 г.

Министр императорского двора генерал-адъютант граф Фредерикс.

Источник,  фото документа

 

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ АЛЕКСАНДРА МИХАЙЛОВИЧА

«Мой адъютант разбудил меня на рассвете. Он подал мне печатный лист. Это был манифест Государя об отречении. Никки отказался расстаться с Алексеем и отрекся в пользу Михаила Александровича. Я сидел в постели и перечитывал этот документ. Вероятно, Никки потерял рассудок. С каких пор Самодержец Всероссийский может отречься от данной ему Богом власти из-за мятежа в столице, вызванного недостатком хлеба? Измена Петроградского гарнизона? Но ведь в его распоряжении находилась пятнадцатимиллионная армия. - Все это, включая и его поездку в Петроград, казалось тогда в 1917 году совершенно невероятным. И продолжает мне казаться невероятным и до сих пор.

Я должен был одеться, чтобы пойти к Марии Федоровне и разбить ей сердце вестью об отречении сына. Мы заказали поезд в Ставку, так как получили тем временем известия, что Никки было дано «разрешение» вернуться в Ставку, чтобы проститься со своим штабом.

По приезде в Могилев, поезд наш поставили на «императорском пути», откуда Государь обычно отправлялся в столицу. Через минуту к станции подъехал автомобиль Никки. Он медленно прошел к платформе, поздоровался с двумя казаками конвоя, стоявшими у входа в вагон его матери, и вошел. Он быль бледен, но ничто другое в его внешности не говорило о том, что он был автором этого ужасного манифеста. Государь остался наедине с матерью в течение двух часов. Вдовствующая Императрица никогда мне потом не рассказала, о чем они говорили.

Когда меня вызвали к ним, Мария Федоровна сидела и плакала навзрыд, он же, неподвижно стоял, глядя себе под ноги и, конечно, курил. Мы обнялись. Я не знал, что ему сказать. Его спокойствие свидетельствовало о том, что он твердо верил в правильность принятого им решения, хотя и упрекал своего брата Михаила Александровича за то, что он своим отречением оставил Россию без Императора.

- Миша, не должен было этого делать, - наставительно закончил он. - Удивляюсь, кто дал ему такой странный совет».

Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний

Отречение Николая II от престола

Зима 1916 года была последней в истории Российской империи. Назвать ее легкой не повернется язык. Начнем хотя бы с того, что она выдалась чрезвычайно холодной. Военные успехи 1916 года на Первой мировой были скорее неоднозначными. Впрочем, обстановка на фронте была далека от идеальной, все же разгром России не грозил — да и вообще, именно тот год стал моментом значительного перелома в силах сражающихся сторон — стало понятно, что Германия вряд ли выйдет из войны победительницей.

Война, конечно, оказывала огромное влияние на все настроение российского общества, но было и что-то иное, нечто неуловимо-депрессивное. Формировавшаяся на протяжении последних лет оппозиция в элитах по отношению к Николаю II, разогревавшиеся стачечные настроения рабочих, шпиономания, охватившая общество, и массовая истерия из-за войны. Перебои с поставками хлеба тоже ситуацию не улучшали. Столица полнилась слухами — о том, что министров назначает Распутин (а через него действуют немцы), о царице, предающей Россию, о грядущем голоде. Апокалиптические слухи и настроения лишь усилились после убийства Григория Распутина в конце 1916 года.

Bettmann/Getty Images

Русские солдаты сдаются немцам на фронте Первой мировой войны

Поэтесса Зинаида Гиппиус писала в своем дневнике в начале февраля:

«Во вторник откроется Дума. Петербург полон самыми злыми (?) слухами. Да уж и не слухами только. Очень определенно говорят, что к 14-му, к открытию Думы, будет приурочено выступление рабочих. Что они пойдут к Думе изъявлять поддержку ее требованиям… очевидно, оппозиционным, но каким? Требованиям ответственного министерства, что ли, или Милюковского — «доверия?» Слухи не определяют. Мне это кажется нереальным. Ничего этого, думаю, не будет».

Слухи оказались правдивыми. В конце зимы Петербург взорвался беспорядками (поводом стали перебои с хлебом и бесконечные очереди за едой — так называемые «хвосты»), бунтами и протестами, которые довольно быстро переросли в самое масштабное восстание, а власть в стране оказалась в руках Петросовета и Временного правительства. Царь Николай II, преданный генералами и ближайшим окружением, не смог добраться до Царского Села — железные дороги тоже были охвачены восстанием. 15 марта (по новому стилю) 1917 года в городе Дно, что примерно в 100 километрах от Пскова, царь отрекся от престола. После этого он записал в своем дневнике:

«Утром пришел Рузский и прочел свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, так как с ним борется соц-дем партия в лице рабочего комитета. Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 21/2 ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я поговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман!»

Sovfoto/Universal Images Group via Getty Images

Начиналось новое время. Но обществу нужно было осмыслить произошедшее — конец трехсотлетней династии Романовых.

В столицах — удивление, горечь и безразличие

Бешеная лихорадка новостей и событий конца февраля была настолько масштабной, что газеты устаревали уже в тот момент, когда выходили в печать. Зинаида Гиппиус 2 марта пишет, что получила московские газеты недельной давности — и они ей показались каким-то древним артефактом. Об отречении Николая написала скупо: «Царь, оказывается, отрекся и за себя, и за Алексея («мне тяжело расставаться с сыном») в пользу Михаила Александровича». На дальнейших страницах дневника — не мысли о Николае, а лихорадочные рассуждения о политической обстановке, о перестановках, о триумфах старого друга Александра Керенского.

Один из самых модных писателей эпохи Леонид Андреев встретил Февральскую революцию в знаменитом доме Адамини на Марсовом поле; из окна квартиры он наблюдал обстрел казарм Павловского полка. Случись революция на десять лет раньше, Андреев, вероятно, стал бы одним из ее певцов — но после 1905 года он охладел к революциям и восстаниям. В дневнике он с раздражением пишет об идиотах, захвативших власть в стране (прежде всего о депутате Госдумы Родзянко и председателе исполкома Петросовета Чхеидзе): «Родзянки во весь бабий голос тоскуют о царе. Нас паки бьют и паки, мы ж без царя как раки, горюем на мели. И их мечта, неосуществимая, как все мечты идиотов: подчистив, вернуть Николая и сделать простенькое министерство из родзянок и Милюковых. Для этого было землетрясение!»

Universal History Archive/Universal Images Group via Getty Images

Ленин с товарищами на пути из Швейцарии в Россию

Петербургский историк-архивист Георгий Князев фиксировал разговоры, которые происходили вскоре после отречения на улицах Петрограда: «На углу спорили о чем-то. Я прислушался. — «Э, династию-то оставить хочется. Шалишь…» Горячился один в кондукторском пальто. «Не надо больше, — Вишь, опять за Романовых», — пролепетала какая-то баба… «Нет, шалишь, кончено!» — оказывается разговаривавшие не спорили, а негодовали только против царствующего дома».

Самого Князева, впрочем, заботила не столько судьба династии Романовых, а ближайшее будущее — он опасался поражения в войне и прихода к власти крайне левых партий. По ночам в эти дни он плохо спит, сон не идет — в голове лишь мысли о том, что происходит со страной. «Что это — начало ее возрождения или гибели?»

Михаил Пришвин ездит по Петербургу, наблюдая происходящую повсюду революцию: студенты ходят с винтовками, на улицах валяются пулеметные ленты, на студенческих сходках обсуждают антинародность социал-демократии, с вывесок сбивают двуглавых орлов или закутывают в красную ткань. Трамваи в Петрограде не ходят.

Царя Пришвин в дневнике называет «полковником»; 1 марта он записывает: «полковник» застрял в Малой Вишере, к нему поехали Родзянко и Гучков отбирать подпись об ответственном министерстве. Есть слух, что телеграмму царя: «Подавить во что бы то ни стало» спрятали под сукно. Полковницу арестовали. Шах и мат". Но опять главное беспокойство у Пришвина — продолжающаяся война и возможное наступление немцев, которое может погубить Россию, о царе он практически не думает, считая, что идеальной формой устройства страны в будущем будет «федерация, при царе (совершенно бесправном)».

Sovfoto/Universal Images Group via Getty Images

Художник Александр Бенуа грустит из-за погоды (необычайно морозный день 3 марта) и с горечью думает о «грядущем Хаме» и о том, что народ, вероятно, окажется неспособным к демократии, что все происходит слишком быстро: «Или народ обнаружит свою пресловутую, на все лады прославленную мудрость, <…> или в нем возьмет верх начало разрушительное — <…> и тогда сначала хаос, а там и возвращение в казарму, к Ивану Грозному, к Аракчееву, а то и просто — к Николаю II!» Само же отречение Николая кажется ему чем-то отвратительным, актерским. Он видит, как какой-то мальчишка на улице спиливает двуглавых орлов с вывески, приговаривая: «Вот тебе, Николашка, вот тебе!»

На душе у Бенуа мрачно: «На меня отречение Государя производит не столько тяжелое и трагическое впечатление, сколько впечатление чего-то жалкого, отвратительного. И тут Николай II не сумел соблюсти достоинство».

Страну захлестывает новостями и событиями. В дневнике молодой москвички Ольги Бессарабовой — картины стихийной революции: на Мясницкой идет марш кондукторов и трамвайных работников, которые поют «Марсельезу». На Тверской — демонстрация рабочих с плакатами «Долой помещиков! Земля — народу!». Сельский священник Стефан Смирнов, служащий в подмосковной Михайловской Слободе, пишет, что уже 5 марта «в молитвах поминали вместо царя «Державу Российскую, правителей и воинство». В Ясную Поляну, где продолжает жить вдова Льва Толстого Софья Андреевна, приходит делегация «рабочих чугоннолитейного завода с красными флагами и значками поклониться дому и вдове Толстого. Ходили с портретом Льва Ник. на могилу, по глубокому снегу и в очень резкий ветер».

Писатель Федор Сологуб в Петрограде радуется: «Торжественные дни, литургийное настроение! Решительность, бесповоротность и быстрота того, что произошло в эти дни, направляет мысль к тому, чтобы признать в совершившемся деяние не только государственно необходимое, но и обвеянное духом несомненной святости».

Наверное, одним из самых показательных выражений эмоций в этот момент отметился поэт Рюрик Ивнев. С одной стороны, он пишет в дневнике, что рад свержению Романовых, с другой — грустит, что повсюду «одни евреи», и тоскует по «Империи». В начале марта он записывает: «Государь отрекся от престола в Пскове 2 марта. В 3 ч. дня в пользу Михаила Александровича. М<ихаил> А<лександрович> отрекся в пользу народа. На улицах радостно и спокойно.

Господи, спаси Россию».

Вдали от столицы: радость и надежда, боль и печаль

«Царь — пал! Этим возгласом разбудила меня сегодня Мисс Дундас. У меня так дрожали руки, что не могла отомкнуть дверь. Чудеса!» — такими словами начала свою дневниковую запись от 3 марта 1917 года Александра Коллонтай. В тот момент она была политической эмигранткой и жила в Христиании (так тогда назывался Копенгаген), столице нейтральной Дании.

Коллонтай попала туда после высылки из Швеции, и оттуда, из города, переполненного шпионами всех возможных стран (Дания была нейтральной, что благоприятствовало процветанию разведки и контрабандистов), она вела постоянную и подробную переписку с Владимиром Лениным, жившим в Цюрихе. Вскоре после отречения царя большевичка Коллонтай устремилась в Россию, уже в конце марта 1917 года она написала Ленину письмо из Петрограда.

Сам Ленин в это время страдает в Цюрихе — он слишком далеко от России, и непонятно, доберется ли. Он узнает о событиях в Петрограде с запозданием. «Ильич метался», — записывает Крупская. Ленин нервно размахивал руками и кричал, что необходимо срочно собираться домой:

«Коли не врут немцы, так правда. Что Россия была последние дни накануне революции, это несомненно. Я вне себя, что не могу поехать в Скандинавию! Не прощу себе, что не рискнул ехать в 1915 г.»

Впрочем, не так-то было легко попасть в Россию во время войны — страны Антанты точно не были заинтересованы в том, чтобы помогать приехать в Россию «пораженцу» Ленину, а проезд через Германию граничил с изменой и предательством. В голове его «строились самые невероятные планы». То он думал о путешествии на аэроплане, то о поездке с фальшивым паспортом гражданина нейтральной страны.

В Туруханском крае, где в ссылке находились Яков Свердлов и Иосиф Сталин, тоже царило оживление и строились планы о скорейшей поездке в охваченную революцией столицу. Вчерашние политические заключенные готовились стать новой властью. Жена Свердлова Клавдия так описала происходившее в далекой Сибири:

«До Монастырского дошла радостная весть: царское самодержавие пало. Пристав Кибиров не придумал ничего лучше, как попытаться скрыть от ссыльных поступившие известия. Но ссыльные получали частные телеграммы, а почтовые служащие без разрешения пристава передавали их адресатам. <…> Из Енисейска было получено распоряжение, что комиссаром края назначается наш монастырчанин, большевик Масленников». В столицу ссыльные отправятся уже в марте.

Размышляет о возвращении в Россию и Евгений Замятин — будущий писатель, а в марте 1917 года опытный морской инженер, проходящий стажировку в Англии. Он сидит в Ньюкасле, а хочет оказаться в Петрограде: «Когда в газетах запестрели жирные буквы: «Revolution in Russia», «Abdication of Russian Tzar» — в Англии стало невмочь».

А вот поэту Максимилиану Волошину, живущему в Крыму, — нерадостно. Он не страдает о царе, но чувствует, что грядет что-то большое, страшное и пугающее: «Русская Революция будет долгой, кровавой и жестокой».

В воюющей армии началось брожение. Генерал-лейтенант Василий Болдырев отмечал, что на солдатах почти сразу же появились красные банты, приказы офицеров они стали пропускать мимо ушей. Успокаивая солдат, он вступал в самые необычные перепалки: «выступил довольно развязный с виду шоффер и по вопросу об отдании чести выдвинул следующий тезис: «Честь отдается погону, установленному царем; царя-батюшки нет — не надо и погон, а тогда не надо и отдания чести». «А деньги с портретом царя ты тоже не признаешь?» — задал я ему неожиданный вопрос; шоффер смутился и пробормотал: «Так то ведь деньги».

Впрочем, в армии были и те, кто был счастлив из-за отречения царя. Военный врач Василий Кравков (через три года его расстреляет ВЧК) пока что радостный: «Очевидно, что произошли в Петрограде слишком грандиозные события, позволившие схватить, наконец, за жабры rех’а, ч[то]б[ы] он решился на радикальный шаг. Он действительно отказался было от престола, но вследствие осложнения вопроса из-за престолонаследства ему предложили пока не рыпаться и оставаться на своем троне. Только министерский кабинет образован весь из народных избранников! Ура! Ура! Я от неожиданной радости не могу писать: дрожат руки, не нахожу себе места, ничем не могу заниматься… Весна, политическая весна для России!»

Независимо от того, что происходит в столицах, война продолжается. После отречения Николая солдаты понимают: нет необходимости сражаться дальше — дезертиров становится больше с каждым днем. Россия охвачена тревожной эйфорией — даже те, кто вроде бы искренне расстроен отречением государя. Они больше размышляют не о самом Николае Романове, а о судьбе страны. Поток новостей разрастается, в нем тонут сиюминутные события, а то, что казалось важным еще в конце февраля, кажется бесконечно устаревшим. В Петербург устремляются эмигранты, авантюристы, солдаты и крестьяне. На ближайший год город станет пульсирующим центром революции.

Уже в апреле сюда приедет Ленин и начнется совсем другая эпоха. В знаменитом «пломбированном поезде» с ним едут десятки политактивистов. Едет и Войков — человек, организующий убийство последнего русского царя.

Хроники революции: отречение Николая II от престола

Телеканал «Санкт-Петербург» начинает новую рубрику, посвященную революционному 1917-году. События от Февральской революции до установления советского режима будут рассказаны благодаря дневникам участников тех событий.

Мы подаем материал не с высоты прошедших лет и не как исторические факты, а как новости, которые случились с нами только что. Мы ведем хронологию по старому стилю. Итак, Артем Шарипов с новостями из Петрограда. 

Император Николай II отрекается от престола. Решение он принял сегодня в три часа дня? находясь в городе Пскове. Предполагается, что новым царем станет Алексей, а регентом при нем брат Николая великий князь Михаил. Вот официальное заявление пока еще самодержца. 

«Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, я и передал им подписанный и переделанный манифест. Кругом измена и трусость и обман!» 

Встреча с депутатами проходит в данное время и вечером по информации, переданной нам от генерала Саввича, поезд двинется в Могилев. Реакция в обществе огромная. Чувствуется эпохальность момента. 

«Предполагают, что император хочет вернуться в Царское Село; во всяком случае, возникает еще вопрос, не думает ли он доехать до Москвы, чтобы организовать там сопротивление революции. Кстати, были слова: «Москва остается верной мне. Едем в Москву». Затем он прибавил со своей обычной апатией: «Если революция восторжествует, я охотно откажусь от престола. Я уеду в Ливадию; я обожаю цветы». 

Официальный манифест предполагается подписать завтра. А сегодня, по данным Зинаиды Гиппиус, определился состав временного правительства. Его образовали депутаты Временного комитета Думы. 

«Имеется сообщение от эссера Владимира Зензинова - премьером Львов (москвич, правее кадетов, затем Некрасов, Гучков, Милюков. Керенский (юст.). Замечу следующее: революционный кабинет не содержит в себе ни одного революционера, кроме Керенского. Сейчас разные вести о подходящих будто бы правительственных войсках. Здешние не трусят: «Придут — будут наши». Да какие, в самом деле, войска? Отрекся уже царь или не отрекся?» 

«События, которые заканчиваются сейчас в Пскове, начались здесь, на Выборгский стороне. Неделю назад люди прямо по льду пошли в центр города устраивать антивоенные митинги. Тогда, кажется, никто не мог подумать, что все закончится так кардинально. Мы продолжаем следить за событиями, которые уже называют второй русской революцией». 


 

Учреждения культуры приглашают жителей региона на мероприятия, посвященные отречению императора Николая II от престола

Цикл историко-просветительских мероприятий, посвященных отречению Николая II от престола, пройдет в Псковской областной универсальной научной библиотеке (ПОУНБ). Важное историческое событие произошло 100 лет назад, 2 марта 1917 года, на вокзале в Пскове. Семнадцатый царь из династии Романовых подписал отречение за себя и своего малолетнего наследника Алексея.

2 марта в 14.00 Псковский региональный центр Президентской библиотеки  (ул. Профсоюзная, 2, конференц-зал, 2-й этаж) приглашает на презентацию электронной коллекции документов «1917» из фондов Президентской библиотеки. Участники презентации познакомятся с уникальными материалами: официальными документами, мемуарами, дневниками, деловой и личной перепиской императора Николая II, кинохроникой, альбомом любительских фотоснимков быта царской семьи и многим другим.

В этот же день в 15.00 в Региональном центре чтения  ПОУНБ (ул. Профсоюзная, 2, актовый зал) начнется авторская литературная программа Нины Яковлевой «Отречение». Сценарий построен на воспоминаниях очевидцев, на материалах учебника «История России. XX век: 1894-1939», ответственным редактором которого является доктор исторических наук, профессор МГИМО Андрей Зубов - ярчайший ученый-историк нашего времени.

4 марта в 14.00 в Псковском региональном центре Президентской библиотеки  (ул. Профсоюзная, 2, конференц-зал, 2-й этаж) состоится показ документального фильма из фондов Президентской библиотеки «Император, который знал свою судьбу» (режиссер Р.Ершов).

13 марта в 15.00 в актовом зале библиотеки в рамках проекта "Псковский клуб национальностей" пройдет премьера и обсуждение документального фильма "Хан Гусейн Нахичеванский. Человек чести" (автор и режиссер Валентина Гуркаленко).

15 марта в 14.00 псковичей приглашают на  литературно - просветительскую программу «Образ Николая II в художественной литературе», а 16 марта в 14.00 – на час истории "Венценосная семья: путь в вечность". Мероприятия пройдут в отделе гуманитарной литературы ПОУНБ.

2 марта в 16.30 в фойе главного здания Псковского музея-заповедника (Некрасова, 7) откроется выставка «Отречение Николая II. Хроника событий». В экспозиции будут представлены копии фотографий, документов, рассказывающих о революционных событиях в Российской империи в период с 28 февраля по 2 марта 1917 года. Выставка продлится до 19 марта. Вход свободный.

«Уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого»

2 (15) марта 1917 года Александровский дворец – императорская резиденция в Царском Селе, последний и любимый дом Николая II и его семьи – был фактически взят под жесткий контроль. В этот день произошло ключевое событие Февральской революции – отречение императора от власти, которое привело к государственному перевороту и смене строя. К тому времени в столице власти царя уже не существовало. Временный комитет Государственной думы был преобразован во Временное правительство. Новой власти стали присягать воинские части, и почти никто уже не сомневался, что со старым режимом покончено навсегда.

Незадолго до этого, когда 22 февраля император покидал Царское и направлялся в Ставку Верховного главнокомандующего, ничто не предвещало будущих потрясений. Из Вязьмы Николай послал телеграмму жене: «Мысленно постоянно с тобою. Дивная погода. Надеюсь, что вы себя хорошо чувствуете. Много войск послано с фронта. Сердечнейший привет. Ники».

2 марта Николай находился в Пскове, в Штабе Северного фронта у генерала Николая Владимировича Рузского. «…Нужно мое отречение… Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которым я переговорил и передал подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого», – записал Николай в дневнике в этот день, который тянулся бесконечно долго. Переговоры с Гучковым и Шульгиным, посланцами Временного правительства, «начались в 23.32, а 3 марта в 0.28 генерал-квартирмейстер штаба Северного фронта Василий Георгиевич Болдырев передал по телеграфу генерал-квартирмейстру Александру Сергеевичу Лукомскому: «Манифест подписан». Далеко за полночь, вернувшись в спальное купе, развенчанный монарх дополнил дневниковую запись горькими словами: «Кругом измена и трусость и обман!»

Подписав манифест об отречении, Николай II отправился в Могилев, чтобы попрощаться с армией и встретиться с матерью, вдовствующей императрицей Марией Федоровной. Великая княгиня Ольга Александровна отмечала, что известие об отречении поразило всю семью, как гром среди ясного неба: «Мы все были парализованы. Моя мать была вне себя…». 

От генерала Михаила Васильевича Алексеева Николай узнал, что из Петрограда приехали четыре думских депутата, которые будут сопровождать его до Царского; он не сказал ни слова, но все понял. 

В Царском Селе все было готово к «приему» бывшего императора. В Александровском дворце уже стояли караулы охраны, а обитатели дворца считались арестованными, хотя формально солдаты Сводного полка, как прежде, несли охрану.

Почти пять месяцев царская семья провела в Александровском дворце под арестом: теперь ее жизненное пространство ограничивалось двумя десятками помещений на первом и втором этажах правого крыла Александровского дворца. Это были личные апартаменты царя и царицы, комнаты детей, оформление и обстановка которых производились по желанию Николая и Александры сразу после их свадьбы, и с тех пор оставались без изменений (за исключением Кленовой гостиной императрицы и Парадного кабинета Николая II, появившихся в 1900-х годах). Это было дорогое, любимое жилище семьи. Здесь родился Ники и сюда привез он Аликс, молодую и счастливую, вскоре после женитьбы. Здесь они провели лучшие часы жизни, здесь появился на свет их первенец – дочь Ольга. Расположенный в глубине старого царскосельского парка, дворец был удален от шумных магистралей и оживленных мест. Тут царили тишина и уют. Только здесь Николай находил покой и умиротворение, дворец был его защитой, крепостью, любимым домом.

Даже во время ареста члены семьи пытались, насколько это было возможно, вести обычную жизнь, поддерживать друг друга. Александра Федоровна и княжны занимались рукоделием, рисовали, много читали, пекли хлеб, чинили свою одежду. Николай Александрович колол и пилил дрова, чтобы поддерживать физическую форму. Иногда все вместе работали в огороде. 

Часто охранники были безжалостны и грубы, но нередко бывало и так, что «после разговоров с Императором или детьми враждебность солдат исчезала. Они видели, что это не свирепые монстры, как их учили верить», – вспоминала баронесса Буксгевден. Царская семья выдержала все испытания с большим мужеством.

Когда Николай II отказывался от престола, он не выдвигал никаких требований, не ставил никаких условий, касавшихся дальнейшей судьбы его и семьи. В своем прощальном слове к армии он напишет: «После отречения мною за себя и за сына моего от престола Российского власть передана Временному правительству… Да поможет ему Бог вести Россию по пути славы и благоденствия…»

Биография последнего царя – не только и не столько биография отдельного человека и правителя, она – символ времени, очень многое определивший и в последующем, хотя эти взаимосвязи и взаимозависимости не всегда легко определяются.

Отречение русского царя Николая II

Опубликовано 27 марта 2017 г.

Дэвид Мун, юбилейный профессор истории Йоркского университета, оглядывается на карьеру последнего императора России.


Николай II под стражей во дворце под Петроградом после отречения от престола.

‌ 15 марта 1917 года (по западному календарю) царь Николай II отрекся от престола России. Это положило конец династии Романовых, правившей Россией более трехсот лет.Конец был отмечен коротким документом, в котором Николай объяснил:

« Внутренние народные волнения грозят катастрофическими последствиями для будущего ведения этой упорной войны ... Мы сочли хорошим отречением от Русского престола. Империя и установление верховной власти. "

« Внутренние народные волнения »- это события, известные теперь как« Февральская революция »(согласно календарю, который тогда использовался в России), в столице, которая в то время назывался Петроград (ранее, а с 1992 г.Петербург). Забастовки городских рабочих, протесты женщин по поводу нехватки хлеба, более широкое недовольство населения переросли в революцию, когда некоторые армейские части в Петрограде взбунтовались и перешли на сторону протестующих.

Ситуация была особенно серьезной, поскольку Россия вела и проигрывала «эту упорную войну» с Германией на Восточном фронте Первой мировой войны. С 1915 года Николай был главнокомандующим вооруженными силами России, и поэтому продолжающиеся поражения отражались на нем лично.Николая убедили отречься от престола высшее командование армии, консервативные члены Думы (парламента), а также некоторые из его собственных родственников. Они думали, что если они уберут царя, который стал непопулярным среди широких слоев населения, они смогут подавить революцию на улицах столицы, а затем сосредоточить свои усилия на ведении войны ».


Демонстрация в Петрограде во время Февральской революции. через: Государственный музей политической истории России

Они были совершенно неправы.Несколько месяцев неуверенности последовали при «временном» правительстве, у которого не было полномочий и власти для решения серьезных проблем, стоящих перед Россией, и завершились захватом власти крайне левыми большевиками при Ленине в октябре 1917 года. Это ознаменовало 74 года. коммунистического правления в том, что стало Советским Союзом.

Историки давно обсуждают причины двух революций в России в 1917 году. Были ли они в значительной степени следствием кризиса, вызванного Первой мировой войной? Или они были кульминацией долгосрочной напряженности, возникшей в результате нескольких десятилетий социальной и экономической модернизации, в то время как цари пытались удержать свою власть?

В этот столетний год историки всего мира продолжают спорить о причинах и значении русских революций.Однако в постсоветской Российской Федерации поминки приглушены, поскольку российское правительство, что, возможно, и понятно, неоднозначно относится к событиям 1917 года. (См. «Революция? Какая революция?» Россия спрашивает 100 лет спустя », The New York Times. , 10 марта 2017 г., Нил Макфаркуар).

Тем не менее, глава российского телеканала «Дождь» создал веб-сайт Project 1917, который использует современные письма, дневники, мемуары и другие источники, чтобы дать нам непосредственное представление о разворачивающейся драме революций.

В Великобритании Королевская академия художеств в Лондоне проводит крупную выставку, которая «исследует один из самых важных периодов современной мировой истории через призму новаторского искусства [России]».


Оригинальный постер фильма, выпущенный в 1928 году и оформленный В. Стенберг, Г. Стенберг, Ю. Руклевский через: Википедия ‌

Революционная история России может быть изучена через ресурсы университетской библиотеки.Вы можете найти книги о революции и царе, а также коллекцию, посвященную искусству первых лет Советского Союза. Многие художники, представленные на выставке Королевской академии, хорошо представлены в фондах библиотеки.

Наряду с книгами по истории русской революции в университетской библиотеке также есть ряд DVD-дисков и книг о знаменитом российском режиссере Сергее Эйзенштейне. Эйзенштейн поставил немой фильм 1928 года «Октябрь», инсценировавший Октябрьскую революцию 1917 года.

Чтобы найти материалы по любой из упомянутых тем, выполните поиск в YorSearch, каталоге нашей библиотеки.

Эта история изначально была размещена в блоге информационных служб.

Почему царь Николай II отрекся от престола России?

Отречение царя Николая II произошло на фоне меняющейся политической, социальной и религиозной нации, но катализатором перемен стала борьба России в Первой мировой войне.Николай был избран правителем по семейному обряду. Россия была самодержавной страной, и считалось, что это был его божественный обряд правления, как и его отец до него. Однако на самом деле Николай был плохим лидером в отсталой и доиндустриализированной стране. Провалы русских в русско-японской войне привели к революции 1905 года, которая была отменена признанием Николая в создании представительного правительства. Передав некоторую власть народу, он поставил под сомнение его божественность как правителя и увидел, что люди начали требовать большего. Было сделано.Это произошло в то время, когда крестьяне или крепостные раньше не имели прав и получали высокие налоги для финансирования огромных армий царя. В результате крепостные часто передавали большую часть своего запаса продовольствия и страдали от голода, не имея возможности жить на то, что оставалось. По-видимому, принеся в жертву людям часть своей власти, Николас отказался от своего слова и отказался от власти и использования правительства, которому он позволил существовать. Вызывание разногласий среди представителей и оказание вновь обретенной поддержки большевистским и другим революционным группам.На этом фоне Россия вступила в Первую мировую войну как ослабленная страна. Война сопряжена с издержками не только в жизнях мужчин, женщин и детей, находящихся рядом с конфликтом, но и дома. Царь взял армию под личный контроль в 1915 году, доверив любые будущие исходы войны непосредственно своему руководству и оставив людей дома в руках своей жены-немки Александры. Вскоре появились слухи о ядовитых отношениях между советником царицы, Распутиным, и Александрой, в результате чего он имел слишком большое влияние на ее решения.Очевидно, это поставило под сомнение намерения Николая, и поскольку Россия понесла большие потери людей и земель на Восточном фронте, разногласия росли. В ходе продолжающейся войны на фронт были отправлены ценные ресурсы, такие как еда и питье. Оставляя и без того голодающее население в еще более острой нужде. Марксистские идеи коммунизма получили еще большую поддержку в эти неспокойные времена, обещание, что все люди получат то же самое, сделало жизнь лучше, чем одни ничего не зарабатывают, а другие зарабатывают все.Сторонники марксизма обещали реформы, которые улучшат жизнь крестьян. В результате войны возникла острая нехватка рабочей силы, промышленность пришла в упадок, а инфляция быстро выросла. Все это завершилось всеобщей забастовкой в ​​феврале 1917 года, которую царь счел просто хулиганским движением, которое пройдет. Это понятие подчеркивает серьезное недооценку Николаем серьезности проблемы и безвыходную ситуацию, в которой оказались его люди. После того, как его собственные солдаты начали присоединяться к забастовке, отказавшись от приказа Николая подавить людей силой, и его отчаянную попытку возвращение в столицу было остановлено, ему оставалось только отречься от престола.

Страница не найдена | MIT

Перейти к содержанию ↓
  • Образование
  • Исследовать
  • Инновации
  • Прием + помощь
  • Студенческая жизнь
  • Новости
  • Выпускников
  • О Массачусетском технологическом институте
  • Подробнее ↓
    • Прием + помощь
    • Студенческая жизнь
    • Новости
    • Выпускников
    • О Массачусетском технологическом институте
Меню ↓ Поиск Меню Ой, похоже, мы не смогли найти то, что вы искали!
Попробуйте поискать что-нибудь еще! Что вы ищете? Увидеть больше результатов

Предложения или отзывы?

Отречение Николая II (1917)

Отречение Николая II, подписанное в Пскове 15 марта 1917 года (2 марта по старому юлианскому календарю).Николай отрекся от власти своему брату, великому князю Михаилу, однако в течение одного дня он также отказался от власти избранному представительному собранию:

«Милостью Божией мы, Николай II, Император Всея Руси, Царь Польский, Великий Князь Финляндский и так далее, всем нашим верным подданным да будет известно:

В дни великой борьбы с иностранным врагом, который три года пытался поработить нашу страну, Богу было угодно послать России еще одно мучительное испытание.Внутренние неурядицы грозили фатально отразиться на дальнейшем развитии этой упорной войны.

Судьбы России, честь ее героической армии, счастье народа и все будущее нашей любимой страны требуют, чтобы война велась любой ценой до победного конца. Жестокий враг прилагает последние усилия, и близок тот момент, когда наша доблестная Армия вместе с нашими славными союзниками наконец свергнет врага.

В эти решающие дни в жизни России мы думали, что обязаны нашему народу сплоченным объединением и организацией всех его сил для осуществления быстрой победы; по этой причине, в согласии с Императорской Думой, мы признали, что для блага страны мы должны отречься от короны Российского государства и сложить верховную власть.

Не желая разлучаться с любимым сыном, мы передаем наследие брату, великому князю Михаилу Александровичу, с благословением на будущее Престола Государства Российского. Мы завещаем нашему брату управлять в полном союзе с национальными представителями, заседающими в законодательных учреждениях, и принести им свою неприкосновенную присягу от имени нашей любимой страны.

Мы призываем всех верных сынов нашей Родины выполнить свой священный и патриотический долг повиноваться Царю в мучительный момент национального испытания и помочь им вместе с представителями нации вести Российское Государство на пути процветания и славы.

Да поможет Бог России ».

Следующее заявление было издано Великим князем Михаилом 16 марта:

«Тяжелая задача была возложена на меня по воле моего брата, который дал мне Императорский трон во время беспрецедентной войны и внутренних раздоров.

Воодушевленный теми же чувствами, что и вся нация, а именно тем, что благополучие страны затмевает все другие интересы, я твердо решил принять Верховную власть только в том случае, если это будет желанием нашего великого народа, что должно быть плебисцита через своих представителей в Учредительном собрании устанавливают форму правления и новый основной закон Российского государства.

Ссылаясь на Божье благословение, я прошу всех граждан России подчиняться Временному правительству, созданному по инициативе Думы и наделенному всеми полномочиями, до тех пор, пока в возможно короткие сроки Учредительное собрание не будет избрано на основе всеобщего, равного и тайного избирательного права, должны выражать волю нации в отношении формы правления, которая будет принята ».

документов об отречении и аресте Романовых

ОТРЕЧЕНИЕ НИКОЛАЯ II Депутат Караулов явился в Думу и объявил, что царь Николай II отрекся от престола в пользу Михаила Александровича.Михаил Александрович, в свою очередь, отрекся от престола в пользу народа.

В Думе были большие митинги и овации. Энтузиазм не поддавался описанию.

"Известия", Дополнительное приложение к № 4 от 16 марта 1917 г.


МАНИФЕСТ НИКОЛАЯ 15 марта 1917 г.

В разгар великой борьбы с иноземным врагом, стремившимся к три года, чтобы поработить нашу страну, Богу угодно было возложить на Россию новое и мучительное испытание.Возникшие народные волнения во внутренних помещениях ставят под угрозу успешное продолжение упорной борьбы. Судьба России, честь нашей героической армии, благополучие нашего народа, все будущее нашей дорогой земли требуют продолжения конфликта, несмотря на жертвы, до победного конца. Жестокий враг делает последнее усилие, и близок час, когда наша храбрая армия вместе с нашими славными союзниками сокрушит его.

В эти решающие дни в жизни России мы считаем своим долгом делать все возможное, чтобы помочь нашему народу сплотиться и объединить все свои силы для скорейшего достижения победы.По этой причине мы с согласия Государственной Думы считаем лучшим отречься от престола Российского государства и сложить верховную власть. Не желая разлучаться с любимым сыном, мы передаем наследство нашему брату, великому князю Михаилу Александровичу, и благословляем его восшествием на престол Российской Империи.

Мы повелеваем нашему брату править в союзе и согласии с представителями народа на таких принципах, которые они сочтут нужными установить.Он должен обязать себя сделать это клятвой от имени нашей любимой страны.

Мы призываем всех верных сынов Отечества выполнить свои священные обязанности перед своей страной, повиноваться Царю в этот час национального бедствия и помочь ему и представителям народа вывести Россию из положения, в котором она находит себя и ведет ее на путь победы, благополучия и славы.

Да поможет Господь Бог России!

15 марта 1917 г., 3 п.М, г. Псков.

НИКОЛАЙ.

Подпись министра императорского двора, генерал-адъютанта, COUNT FREDERICKS.

«Известия Комитета петроградских журналистов» № 8 от 16 марта 1917 г.


ОТРЕШЕНИЕ ВЕЛИКОГО КНЯЗЬЯ МИХАИЛА АЛЕКСАНДРОВИЧА На меня возложил тяжелый груз мой брат, передавший мне царскую престол России во время невиданной войны и народных волнений.

Воодушевленный мыслью, которая присутствует в умах всех, что благо государства выше других соображений, я решил принять верховную власть, только если это будет желанием нашего великого народа, выраженным на всеобщих выборах в их представители в Учредительное собрание, которое должно определять форму правления и излагать основные законы Российской империи.

Молясь к Богу о Его благословениях, я умоляю всех граждан Империи подчиниться Временному правительству, которое создается Государственной Думой и наделена ею всей полнотой власти, до созыва, как можно скорее, Учредительного собрания, избираемого всеобщим прямым, равным и тайным голосованием, которое устанавливает правительство в соответствии с волей народа.

16 марта 1917 г.
Петроград

МИХАИЛ

«Известия Комитета петроградских журналистов», № 9, 17 марта 1917 г.


АРЕСТ НИКОЛАЯ И ДРУГИХ ЧЛЕНОВ РОМАСТАНОВА

[Протокол Петроградского Совета от 16 марта 1917 г.]

"Постановили:

1. Сообщить рабочим депутатам, что Исполком Совета рабочих и солдатских депутатов постановил арестовать династию Романовых. , и предложить Временному правительству произвести арест вместе с Советом рабочих депутатов.В случае отказа узнать, как будет относиться Временное правительство, если Исполнительный комитет сам произведет арест. Ответ Временного правительства будет обсужден на следующем заседании Исполнительного комитета.

2. Что касается Майкла, то произвести фактический арест, но формально объявить его подчиненным только фактическому наблюдению революционной армии.

3. Что касается Николая Николаевича, ввиду опасности его ареста на Кавказе, сначала вызвать его в Петроград, а в пути установить за ним строгую слежку.

4. Арест женщин дома Романовых производить постепенно, в зависимости от роли каждой из них в деятельности старого режима.

Вопрос о том, как производить аресты, а также об организации задержания, передать в военную комиссию Совета рабочих депутатов для доработки. Чхеидзе и Скохелеву поручено передать Правительству постановление Исполкома Совета депутатов трудящихся.«

« Протоколы »,


АРЕСТ НИКОЛАЯ РОМАНОВА Ввиду полученной информации, Временное правительство решило разрешить Николаю Романову отбыть в Англию и что он в настоящее время находится на пути в Петроград, Исполнительный комитет постановил немедленно принять чрезвычайные меры для его задержания и ареста. Приказано, что наши войска должны занять все железнодорожные станции, и комиссары с чрезвычайными полномочиями отправлены на станции Царское Село, Тосно и Званка. .

Далее было решено передать по радио во все города сообщения с указанием арестовать Николая Романова и вообще принять чрезвычайные меры.

В то же время решено немедленно сообщить Временному правительству, что Исполнительный комитет решает не разрешить отъезд Николая Романова в Англию и арестовать его. Николая Романова решено заключить в Трубестком бастионе Петропавловской крепости, сменив для этого командный состав.Арест Николая Романова должен быть произведен любой ценой, даже с риском разрыва отношений с Временным правительством.

«Протоколы», 29

Ваши комментарии об этой странице и Машине времени присылайте по адресу [email protected]

Отречение Николая II

В дни великой борьбы с иноземным врагом, который почти три года пытался поработить нашу страну, Бог Господь счел нужным послать России новое испытание.Возникшие внутренние волнения среди людей грозят катастрофическим отражением в дальнейшем ведении упорной войны. Судьба России, честь нашей героической армии, благополучие народа, все будущее нашего дорогого Отечества требуют, чтобы война была доведена до победного конца во что бы то ни стало. Жестокий враг напрягает последние силы, и уже близок тот момент, когда наша доблестная армия вместе с нашими славными союзниками, наконец, сможет сломить врага.В эти решающие дни в жизни России МЫ считали долгом совести способствовать тесному объединению и сплочению НАШИХ национальных сил для скорейшего достижения победы и с согласия Государственной Думы. МЫ сочли правильным и правильным отказаться от престола Российского государства и сложить с себя полномочия НАШЕЙ верховной власти. Так как мы не хотим расставаться с НАШИМ сыном, МЫ передаем НАШЕ наследие НАШЕМУ Брату Великому князю Михаилу Александровичу и благословляем Его взойти на Престол Государства Российского.МЫ приказываем НАШЕМУ Брату управлять делами государства в полном и нерушимом единстве с представителями народа в законодательных органах на тех основаниях, которые они примут, и принести за это неприкосновенную присягу. Во имя горячо любимой Родины я призываю всех истинных сынов Отечества исполнить священный долг перед Ней своим послушанием Царю в трудную минуту всенародных испытаний и помочь ЕМУ вместе с представителями народа возглавить Государство Российское на путь победы, процветания и славы.Да поможет Господь Господь России.

Псков
2 марта 15 ч. 5 мин. 1917 г.

Николай

Министр императорского двора
Генерал-адъютант граф Фредерикс

Ассистированный перевод с русского Паули Крухсе



Английский перевод отречения Великим князем Михаилом Александровичем от принятия верховной власти:

Манифест.

По воле брата на меня было возложено тяжелое бремя передачи мне императорского престола всея Руси в период беспрецедентной войны и народных волнений.

Вдохновленный общей для всей нации мыслью о том, что благополучие нашей Родины превыше всего, я принял трудное решение принять верховную власть только в том случае, если это будет воля нашего великого народа, который в общенациональном масштабе голосование должно избрать своих представителей в Учредительное собрание, установить новую форму правления и новые основные законы для Российского государства.

Поэтому, взывая к Божьему благословению, я прошу всех граждан Российского государства подчиняться временному правительству, которое было сформировано и наделено всей полнотой власти по инициативе Государственной Думы, до тех пор, пока Учредительное собрание не будет созвано в кратчайшие сроки. Время на основе всеобщего, прямого, равного, тайного голосования выражает волю народа в своем решении о форме правления.

Подпись:

«МИКАЭЛ».

3 / III - 1917 г.
  Петроград.
 

Прокламация.
Поскольку Его Величество Николай II отрекся от престола Российского государства и объединил с ним верховную власть, передал свое наследие своему брату Великому князю Михаилу Александровичу и благословил его при восшествии на Престол и как Великого князя Михаил Александрович решил согласиться с принятием верховной власти только в том случае, если народ России в предстоящем Учредительном собрании захочет, чтобы он это сделал, правительство государства сейчас будет отдыхать, пока не будет созвано Учредительное собрание, с Временным правительством по инициативе Государственной Думой и наделен полномочиями.
Что касается Финляндии, то Временное правительство планирует самый срочный созыв Сейма и формирование Сената, который представляет Общество.
Заявляя об этом, я прошу финское население отстаивать свой законопослушный мирный характер и поддерживать полный общественный порядок, подчиняться законам и постановлениям военного времени и должным образом подчиняться властям.
Исполняющий обязанности генерал-губернатора Финляндии
Сенатор А. Д. Л и п с к и дж.

В Гельсингфорсе, 4/17 марта 1917 года.

Источник: Suomalainen Wirallinen Lehti (Официальный вестник Финляндии), no. 64, в субботу 17 марта 1917 года (4 апреля в России). Перевод с финского Паули Крухсе.
Вернуться к содержанию.

Хронологический список избранных событий 1917-1920 годов.

Манифест отречения - Семнадцать моментов советской истории

Первоисточник: Известия комитета петроградских журналистов, 3 марта 1917 г.

В разгар великой борьбы против иноземного врага, который три года стремился поработить нашу страну, Богу было угодно возложить на Россию новое и мучительное испытание. Возникшие народные волнения во внутренних помещениях ставят под угрозу успешное продолжение упорной борьбы. Судьба России, честь нашей героической армии, благополучие нашего народа, все будущее нашей дорогой земли требуют продолжения конфликта, несмотря на жертвы, до победного конца.Жестокий враг делает последнее усилие, и близок час, когда наша храбрая армия вместе с нашими славными союзниками сокрушит его.

В эти решающие дни в жизни России мы считаем своим долгом сделать все возможное, чтобы помочь нашему народу сплотиться и объединить все свои силы для скорейшего достижения победы. По этой причине мы с согласия Государственной Думы считаем лучшим отречься от престола Российского государства и сложить верховную власть.

Не желая разлучаться с любимым сыном, мы передаем наследство нашему брату, великому князю Михаилу Александровичу, и благословляем его восшествие на престол Российской Империи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *