Отречение николай 2 – Отречение Николая ii — Википедия

Содержание

Отречение Николая II – в Госархиве РФ хранится не оригинал?

Можно ли достоверно говорить об отречении Николая II? Разговор продолжает Владимир Лавров, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН.

Всем известный «Манифест об отречении императора Николая II от престола» был опубликован в «Известиях ЦИК Советов рабочих депутатов» и других газетах 4 марта 1917 года. Однако «подлинник» или «оригинал» отречения обнаружили только в 1929 году.

Профессор Владимир Лавров

При этом не достаточно упомянуть только о его обнаружении. Необходимо проговорить, при каких обстоятельствах и кем обнаружен «подлинник». Он обнаружен во время коммунистической чистки Академии наук СССР и использован для фабрикации так называемого академического дела.

На основании этого вдруг обнаруженного документа ОГПУ обвинило замечательного историка С.Ф. Платонова и других академиков в ни много ни мало – подготовке свержения советской власти!

Подлинность документа об отречении было поручено проверить комиссии во главе с П.Е. Щеголевым. И комиссия заявила, что документ подлинный и является оригиналом отречения.

Но кто же такой Щеголев? Он и А.Н. Толстой были пойманы на том, что изготовили и опубликовали сфабрикованный «Дневник Вырубовой», подруги императрицы Александры Федоровны. Также Щеголев был пойман на изготовлении подложного «Дневника Распутина».

Причем обнаруженный документ – это машинописный текст на простом листе бумаги. Мог важнейший документ быть не на императорском бланке? Не мог. Мог важнейший документ быть без личной императорской печати? Не мог. Мог такой документ быть подписан не ручкой, а карандашом? Не мог.

На сей счет существовали и соблюдались строгие правила, установленные законом. Их соблюсти в царском поезде 2 марта 1917 года не представляло труда. Всё было под рукой. Кроме того, по существовавшим законам подлинник царского манифеста должен был быть написан обязательно от руки.

Следует также добавить, что под карандашной подписью государя какая-то подтертость. А слева и ниже этой подписи – подпись министра императорского двора графа В.Б. Фредерикса, который удостоверивал подпись императора. Так эта подпись тоже сделана карандашом, что недопустимо и никогда не бывало на важных государственных документах. Причем подпись министра еще и обведена пером, будто это не документ, а детская раскраска.

Фото: oblgazeta.ru

При сравнении историками подписей императора Николая II под «отречением» с его подписями на других документах и сравнении подписи министра Фредерикса на «отречении» с его другими подписями, выясняется, что подписи императора и министра на «отречении» несколько раз совпадают с другими их подписями.

Однако криминалистической наукой установлено, что у одного и того же человека не бывает двух одинаковых подписей, они хоть немножко, но отличаются. Если на двух документах одна и та же подпись, то одна из них поддельная.

Известный монархист В.В. Шульгин, соучаствовавший в свержении царя и присутствовавший при его отречении, в своих воспоминаниях «Дни» свидетельствует, что отречение было на двух или трех телеграфных бланках. Однако то, что мы имеем – на одном листе простой бумаги.

Наконец, во всех сборниках документов, в студенческих и школьных хрестоматиях обнаруженный документ публикуется под заголовком «Манифест об отречение императора Николая II от престола». Однако в самом документе другой заголовок: «Начальнику Штаба». Что это такое? Император отрекался перед начальником штаба? Такого не может быть.

Из всего этого следует, что документ, обнаруженный в 1929 году и хранящийся сейчас в Госархиве РФ – НЕ ОРИГИНАЛ ОТРЕЧЕНИЯ. В этом никаких сомнений.

Следует ли из сказанного, что отречения не было? Популярная в православной среде точка зрения, что отречения не было как раз выводится из того факта, что подлинника документа нет.

При этом укажу хотя бы на такой относительно недавний прецедент. Американцы в архиве в Берлине нашли копию секретного протокола к пакту Молотова-Риббентропа. А СССР десятилетиями отрицал наличие секретного протокола на основании того, что нет его подлинника. Только во времена горбачевской гласности был рассекречен и предъявлен подлинник, хранящийся в Москве.

Я бы очень хотел, чтобы отречения действительно не было. И желаю успеха тем, кто пытается это доказать. Во всяком случае, для исторической науки полезно существование, развитие и столкновение нескольких точек зрения.

Действительно, подлинника отречения нет, но есть достаточно достоверные свидетельства о том, что он был!

С 4 по 8 марта 1917 года Николай II встречался с приехавшей в Могилев его мамой, вдовствующей императрицей Марией Федоровной. В сохранившемся дневнике императрицы есть запись от 4 марта, в которой с драматичным сопереживанием рассказывается об отречении за себя и сына, о передаче престола своему младшему брату со слов самого Николая II. В годовщину отречения о нем свидетельствует в своем дневнике и императрица Александра Федоровна.

Есть и свидетельства об отречении, переданные со слов Александры Федоровны. Например, свидетельство Пьера Жильяра, верного воспитателя ее детей. Следует упомянуть и протоиерея Афанасия (Беляева), который разговаривал с царем, исповедовал его и впоследствии вспоминал, что сам царь говорил ему об отречении. Есть и другие достоверные свидетельства, что отречение все-таки было.

Так почему же нет подлинника? Ведь Временное правительство было абсолютно заинтересовано в сохранении подлинника, поскольку, с юридической точки зрения, не было иного обоснования легитимности, законности создания и деятельности самого Временного правительства. Большевикам подлинник отречения был тоже не лишним.

Могли потерять столь важный государственный документ? Всякое случается, однако весьма маловероятно. Поэтому выскажу предположение: Временное правительство уничтожило подлинник, поскольку он содержал что-то такое, что не устраивало правительство. То есть Временное правительство пошло на подлог, изменив текст отречения. Документ был, но не такой.

Что же могло не устроить правительство? Предполагаю, что была какая-то фраза или фразы, в которых государь стремился направить происходящее в законное русло. Основные законы Российской Империи от 1906 года не предусматривали самой возможности отречения. Об отречении даже не говорилось, по своему духу и направленности Основные законы не допускали отречения, что юридическая практика допускает считать как запрещение отречения.

По тем же законам император обладал большой властью, позволяющей ему сначала издать Манифест (Указ) Сенату, в котором прописывалась бы возможность отречения за себя и своего наследника, а затем уже издать сам Манифест об отречении.

Если такая фраза или фразы были, то Николай II подписал такое отречение, которое могло не означать немедленного отречения. На составление Манифеста Сенату потребовалось бы хоть какое-то время, а затем снова надо подписывать уже окончательное отречение, оглашать и утверждать его в Сенате. То есть царь мог подписать такое отречение, которое со строго юридической точки зрения являлось скорее декларацией о намерениях.

Очевидно, руководители Февральского государственного переворота (равно руководители Государственной Думы, ее председатель октябрист М.В. Родзянко, лидер октябристов А.И. Гучков, лидер конституционных демократов П.Н. Милюков, социалист-трудовик А.Ф. Керенский), Временное правительство не хотели терять времени.

Достаточно отметить, что председатель Госдумы дезинформировал Ставку, начальника штаба Верховного главнокомандующего генерала М.В. Алексеева, сообщая ему, что события в столице контролируются, что для ее успокоения и успешного продолжения войны необходимо только отречение царя.

В действительности события вышли из-под контроля или контролировались только отчасти: Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов (в нем преобладали меньшевики и социалисты-революционеры) располагал не меньшим или большим влиянием, чем Дума и Временное правительство; распропагандированные революционные массы захватили улицы и выпустили из тюрем всех уголовников, включая убийц, насильников, воров и террористов, а приличным людям стало небезопасно выходить из дома, имели место кровавые расправы над офицерами, полицейскими. Еще несколько дней – и это стало бы известно в Ставке в Могилеве. И как развернулись бы события тогда? Ведь судьба революции зависела от позиции армии.

Однако высший генералитет во главе с Алексеевым, не разобравшись в обстановке, поспешил поверить приходившим из Думы сообщениям и поддержать революцию. А лидеры последней отдавали себе отчет, что дело следует делать быстро. Словом, пусть манифест об отречении не законен, но всё можно списать на революцию, ведь «после драки кулаками не машут», а вот время во время революции терять нельзя.

Генерал Михаил Алексеев

В пользу вывода о фальсификации документа об отречении свидетельствует также то, что сфальсифицирован последний приказ императора от 8 марта 1917 года. Это обращение императора и Верховного главнокомандующего Николая II к войскам известно и публикуется по тексту приказа генерала Алексеева, который вставил царский приказ в свой приказ. Причем в Госархиве РФ сохранился подлинник приказа царя, и он отличается от того, что в приказе Алексеева. Алексеев самовольно вставил в царский приказ призыв «повиноваться Временному правительству».

В данном случае фальсификатор – генерал Алексеев, стремившийся придать какую-то легитимность и преемственность Временному правительству. Возможно, генерал думал о том, что сменит царя на посту Верховного главнокомандующего и сам победоносно завершит войну в Берлине.

Почему же потом император не внес ясность? Очевидно, потому, что дело было сделано. Ставка, высший генералитет и командующие фронтами, Государственная Дума, все партии от октябристов до большевиков и Синод Русской Православной Церкви перешли на сторону революции, а дворянские и монархические общественные организации словно вымерли, и ни один старец, даже из Оптиной пустыни, не вразумил увлекшихся революционным переустройством России. Февральская революция победила.

Кому и что докажешь в революционном умопомрачении, вранье и погроме? Говорить о нюансах действительно подписанного документа? Кто бы это понял? Посмеялись бы.

Император мог передать свое обращение к народу через вдовствующую императрицу Марию Федоровну. Но рисковать женщиной, вовлечь ее в то, что обернется неведомо чем для нее? К тому же еще была надежда, что до самого худшего не дойдет.

8 марта царь и его семья арестованы по решению Временного правительства под давлением Петросовета рабочих и солдатских депутатов. Однако еще с 1 марта статус царя был де-факто ограничен в Пскове, куда он приехал в штаб Северного фронта к генералу Н.В. Рузскому. Уже встречали его не совсем как царя, как власть имеющего.

Что мы хотим от арестованного человека, которого шельмуют и травят на всех перекрестках столицы? Он мог созвать пресс-конференцию? И наверняка кто-то, возможно даже приехавшие принимать отречение горе -монархисты Гучков и Шульгин, предупредили царя, что не могут в случае чего поручиться за жизнь его семьи в Царском Селе, рядом с революционным Петроградом.

Императрица Александра Федоровна вела переписку, в том числе нелегальную, с верными друзьями, прежде всего со своими подругами. Адресаты этих писем не были политическими деятелями, и царица постоянно беспокоилась о безопасности тех, кто посмел не только сохранить достойные дружеские отношения, но и вступить в нелегальную переписку.

Безоговорочно законным может считаться только отречение по закону и добровольно. Отречения по закону не было. О добровольности и говорить нечего, царя вынудили подписать отречение. Последнее является достаточным юридическим основанием считать отречение незаконным.

Кроме того, по существовавшим тогда законам, царский манифест вступал в силу только после его утверждения Сенатом и опубликования самим царем – правящим главой государства – в правительственной газете. Однако ничего подобного не было. То есть даже опубликованный тогда манифест не вступил в силу.

При этом ради объективности следует отметить, что в истории, в том числе в истории династии Романовых, законы и традиции не всегда соблюдались. Скажем, Екатерина II незаконно захватила власть в результате дворцового переворота. Более того, она причастна к цареубийству, как минимум покрыла это преступление, тем самым соучаствуя в нем. И это не помешало ей войти в историю под именем Екатерины Великой. Бог ей судья.

Однако то, что стряслось на рубеже февраля-марта 1917 года, не сопоставимо со всеми прецедентами в тысячелетней истории России. Свержение законного царя Николая II стало исходной точкой, исходным импульсом и толчком последующих событий, включая Гражданскую войну и красный террор, коллективизацию и голодомор, ГУЛАГ и большой террор; включая то, что и сейчас мы у разбитого корыта в окружении идолов Войкову, Дзержинскому, Ленину и им подобным революционным выродкам.

Произошедшее 2 марта 1917 года есть драма вселенского масштаба. Она выходит за рамки обывательских суждений о том, что всякое в истории бывает; выходит и за рамки собственно юридического или формально-юридического, объективистского подхода.

В конечном счете, всё упирается в совесть, совесть историка или совесть человека любой другой профессии, интересующегося историей и задумывающегося о судьбе России. И совесть тихо подсказывает – НЕБОГОУГОДНОЕ ДЕЛО СВЕРШИЛОСЬ 2 МАРТА 1917 ГОДА; оно более чем незаконно, оно – ПРОТИВ РОССИИ, РОССИЙСКОГО НАРОДА И ЕГО БУДУЩЕГО.

Сам император, подписывая какой-то документ об отречении, стремился избежать худшего, внутренней гражданской войны во время внешней войны с кайзеровскими агрессорами. Император не был пророком: он не подписал бы, зная чем обернется дело; он взошел бы на плаху еще в 1917 году, но не подписал бы; он взошел бы с любимой семьей…

Причем обратим внимание: в обрушившихся на царя событиях получилось так, что подписанный им документ содержал отречение за себя и за сына, но не за императрицу! А она не отрекалась. Коммунисты убили законную неотрекшуюся императрицу.

И еще о «подлиннике». Следует обратить внимание на то, как теснятся подписи Николая II и Фредерикса внизу листа. Так теснят текст школьники, не уложившиеся в заданный объем. В документе государственной важности такое может быть? Не исключено, что император и министр заготовляли на всякий случай пустые листы со своими подписями. Такие листы могли быть обнаружены, и в такой лист мог быть вставлен текст «отречения». То есть не исключен вариант, что подписи настоящие, а документ поддельный!

В 1990-е годы была создана правительственная Комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II и членов его семьи. Комиссию возглавлял первый вице-премьер Б.Е. Немцов. Участвовать в работе комиссии был приглашен прокурор-криминалист Генеральной прокуратуры РФ В.Н. Соловьев, готовивший важнейшие экспертизы.

Встречаясь с Соловьевым, я задал ему вопрос: почему комиссия не произвела государственную, официальную экспертизу подлинности подписи императора под «отречением»? Ведь это одна из важнейших необходимых экспертиз, и такие экспертизы производятся, а для миллионов верующих именно эта экспертиза имеет особое значение.

На мой вопрос прокурор-криминалист ответил: мы понимали, что такая экспертиза необходима, но архивисты не хотели отдавать документ экспертам, а эксперты не хотели ехать в Госархив РФ, где сейчас хранится документ.

Вот такой детский сад, а не ответ. Ведь комиссию возглавлял вице-премьер, он мог распорядиться, кому куда ехать. И пришлось бы поехать. Однако этого не сделано. Почему? Может, боялись именно того, что экспертиза засвидетельствует: подпись царя подделана?

Кроме того, правительственная комиссия во главе с Немцовым не провела экспертизу шрифта «отречения». Был ли такой шрифт у пишущих машинок 1917 года? Была ли такая пишущая машинка, машинка такой марки в царском поезде, в штабе генерала Рузского, в Ставке, в Думе, у Временного правительства? На одной ли машинке отпечатано «отречение»? На последний вопрос наводит внимательное рассмотрение букв в документе. А если на нескольких машинках, то что это значит? То есть надо было еще поработать, поискать. Неужели этого не понимал упомянутый прокурор-криминалист Генеральной прокуратуры?

Сравнение текста «отречения» с безусловно подлинными документами, воспоминаниями свидетельствует, что в основу «подлинника», очевидно, положен проект отречения, подготовленный 2 марта 1917 года в дипломатической канцелярии Ставки под руководством ее директора И.А. Базили по приказу и под общей редакцией генерала Алексеева.

Так называемое «отречение», опубликованное 4 марта 1917 года, отнюдь не заявляло о ликвидации монархии в России. Причем из сказанного выше о существовавшем тогда законодательстве следует, что ни передача престола «отречением» императора Николая II, ни манифест великого князя Михаила Александровича от 3 марта 1917 года с отказом от принятия престола (с передачей окончательного решения будущему Учредительному Собранию) не являются законными. Манифест великого князя не законен, подписан под давлением, но это не подделка, его автор – кадет В.Д. Набоков, отец знаменитого писателя.

Манифест великого князя Михаила Александровича

Теперь настало время сказать, что от царского миропомазания отречься невозможно. Его нельзя отменить. Де-факто Николай II перестал быть царем после Февральского переворота, однако в мистическом и сугубо юридическом смысле он оставался русским царем и погиб царем. Он и его семья взошли на свою Голгофу столь достойно, что причислены к лику святых Русской Православной Церковью.


Читайте также: 

www.pravmir.ru

Было ли отречение Николая 2 от престола? Две версии

  • Помни своих
  • Герои и их подвиги
    • Герои России
    • Герои Советского Союза — СССР
    • Дети герои
    • Женщины герои
    • Лётчики герои
    • Неизвестные герои
    • Подвиги Афганской войны
    • Подвиги в мирное время
    • Подвиги в наши дни
    • Подвиги Великой Отечественной
    • Подвиги Чеченской войны
    • Танкисты герои
    • Трудовые подвиги
  • Великие люди России
    • Изобретатели
    • Композиторы
    • Космонавты СССР и России
    • Писатели
    • Поэты
    • Путешественники
    • Спортсмены
    • Ученые
  • Интересные факты
  • Достижения
  • Кинохроника
  • Как это было
  • Интересно

Поиск

Помни своих героев
  • Помни своих
  • Герои и их подвиги
    • ВсеГерои РоссииГерои Советского Союза — СССРДети героиЖенщины героиЛётчики героиНеизвестные героиПодвиги Афганской войныПодвиги в мирное времяПодвиги в наши дниПодвиги Великой ОтечественнойПодвиги Чеченской войныТанкисты героиТрудовые подвиги

      Лиза Чайкина и её подвиг

      Александр Иванович Покрышкин — первый трижды герой СССР. Лично сбил 59…

      Герои и забытые подвиги Первой мировой войны

      Алексей Маресьев и его подвиг. Лётчик, который летал и воевал без…

  • Великие люди России
    • ВсеИзобретателиКомпозиторыКосмонавты СССР и РоссииПисателиПоэтыПутешественникиСпортсменыУченые

      А мог быть священником. Выдающийся авиаконструктор Николай Николаевич Поликарпов

      Основоположник русской оперы Михаил Иванович Глинка. Краткая биография. Интересные факты из…

      Великий русский моряк и учёный — адмирал Макаров. Краткая биография. Интересные…

      Тарас Шевченко — борец против украинского национализма и либерализма

  • Интересные факты
    • 5 интересных фактов из жизни Менделеева

      5 интересных фактов из жизни Петра 1

pomnisvoih.ru

Отречение Николая II: было или не было?

Самодержавие в России пало. Завершилась трёхсотлетняя эпоха правления династии Романовых. Русская императорская армия была обезглавлена. Все эти колоссальные события пришлись на 2 (15) марта 1917 года. Тогда, в салон-вагоне царского поезда на станции в Пскове император Николай II подписал отречение от престола.

Это событие по сей день окружает паутина версий и домыслов. Историки и писатели спорят о причинах фатального поступка царя. Звучат даже версии о том, что отречения не было. Данная статья – попытка разобраться в этом весьма непростом историческом вопросе.

«Заговор генералов»

Одной из наиболее расхожих гипотез о причинах отречения является так называемый «заговор генералов» – военный переворот, предпринятый верхушкой армии и флота. Основными фигурами в этой партии считаются А. И. Гучков и генерал М. В. Алексеев. Но, во-первых, неужели начальнику штаба Ставки было нечего делать, кроме как руководить подготовкой свержения царя в условиях тяжелейшей войны? Вдобавок, следует помнить, что Алексеев был довольно конфликтным военным администратором, непростым во взаимоотношениях. Это влияло и на кадровые решения в верхушке армии — например, трения между ним и Ю. Н. Даниловым не позволили последнему остаться во главе Главного управления Генерального штаба. В переписке с сыном Алексеев высказывался о коллегах вполне однозначно:

Плохо работал Радко, ещё хуже Добророльский, оказавшийся негодным начальником штаба. Иванов обратился за это время совсем в мокрую курицу, Драгом[иров] изнервничался и заменён другим.

Генерал Михаил Пустовойтенко, Николай II, генерал Михаил Алексеев

Начальника Главного артиллерийского управления генерала А. А. Маниковского обвиняли не только в участии в заговоре против царя, но и в причастности к масонству. Между тем сам он от предложения стать военным диктатором в начале Февральской революции наотрез отказался. И это неудивительно, если ознакомиться с его письмами, написанными полугодом ранее:

Неужели около ГОСУДАРЯ нет такого верного и правдивого слуги, который прямо и открыто доложил [бы] ЕМУ, что так дальше продолжаться не должно <…> А ведь пожар УЖЕ ГОРИТ, и только слепцы, да заведомые враги Царю не видят его…

Наконец, даже сам Гучков впоследствии признавался: «Никого из крупных военных к заговору привлечь не удалось». Однако доподлинно известен и другой факт: 2 (15) марта Алексеев разослал командующим армиями и флотами телеграммы, запросив их мнения о перспективе отречения Николая II. Если ими и двигало стремление низвергнуть корону и переустроить Старый Свет, то оно проявилось так:

Начальник штаба Ставки генерал-адъютант М. В. Алексеев — вплоть до вечера 28 февраля усердно трудился над планом усмирения питерских волнений, а уже на второй день после отречения Николая II признавался своему генерал-квартирмейстеру А. С. Лукомскому:

Никогда не прощу себе, что поверил в искренность некоторых людей, послушался их и послал телеграммы главнокомандующим по вопросу об отречении государя от престола.

Главнокомандующий армиями Северного фронта генерал от инфантерии Н. В. Рузский — глубоко сожалел, что «в своей длительной беседе с государем вечером 1 марта поколебал устои Трона, желая их укрепить…», до конца своих дней не мог без волнения говорить о «трагических днях 1 и 2 марта».

Николай II с генералами Янушкевичем, Рузским и Брусиловым

Командующий Черноморским флотом адмирал А. В. Колчак — из всех адресатов Алексеева он единственный 2 марта не поддержал ультиматум царю. Затем, в разгар революционных событий на Черноморском флоте, Колчак в знак протеста против изъятия оружия у офицеров и постановления Делегатского собрания армии, флота и рабочих об их аресте 6 июня 1917 г. добровольно сдал свою должность. Полтора месяца спустя он, не желая участвовать в политических играх, в составе русской морской миссии при американском флоте отбыл в Соединенные Штаты. Довольно странные проявления рвения к власти на тот момент, не правда ли?

Командующий Петроградским военным округом генерал от инфантерии Л. Г. Корнилов стал первым революционным генералом, 7 марта 1917 г. арестовав императрицу Александру Фёдоровну, однако впоследствии не скрывал:

Я никогда не был против монархии, так как Россия слишком велика, чтобы быть республикой. Кроме того, я – казак. Казак настоящий не может не быть монархистом.

Эта сумма фактов ставит под сомнение версию о военном перевороте. Вместе с тем сомневаться не приходится: Николай II отрёкся от престола под гнётом не только обстоятельств, но и военной верхушки страны.

Однако были и генералы, безусловно оставшиеся верными императору. Среди них зачастую упоминается генерал от кавалерии, генерал-адъютант Гусейн Али Хан Нахичеванский. От его имени, но без его ведома начальник штаба Гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майор барон Винекен отправил Николаю II свою телеграмму – с выражением преданности и готовности прийти на помощь. Тем не менее, корпус вместе с командиром присягнул Временному правительству чуть более недели спустя. Тогда-то Хан Нахичеванский и вправду отправил телеграмму — правда, адресованную военному министру А. И. Гучкову и следующего содержания:

Довожу до сведения Вашего, что ещё до дня присяги вся гвардейская кавалерия от старшего генерала до последнего солдата была и есть преисполнена желания положить жизнь за дорогую Родину, руководимую ныне новым правительством.

По прошествии ещё нескольких дней свёл счёты с жизнью подлинно оставшийся верным короне Винекен.

Отречение: to be or not to be

Сравнительно недавно возникла и закрепилась в отечественной публицистике совершенно авангардная теория: отречения Николая II не было, текст – подлог. Ряд писателей и историков поддержали её, другие авторы – отвергли как измышления. Между тем данная идея дезавуируется практически по каждому из пунктов.

Прежде всего, отречение объявляют подложным из-за его оформления и подписи Николая II, поставленной карандашом. Первым на ней много лет тому назад заострил внимание беллетрист Валентин Пикуль, написавший в своём романе «Моонзунд»: «Николай же подписал акт отречения не чернилами, а — карандашом, будто это был список грязного белья, сдаваемого в стирку». Каким образом писательская метафора стала аргументом в научной полемике – сказать сложно.

Та самая карандашная подпись

Другой довод contra об аутентичности первых экземпляров отречения императора гласит: два автографа с двух разных листов «отречения» абсолютно идентичны. Можно предположить, что Государь за годы правления либо выработал исключительно устойчивую подпись с уникально похожими росчерками, либо подписи нанесены кем-то другим под копирку, или же через стекло. Это предположение не подкрепляется результатами графологической экспертизы: его сторонники ограничивались наложением слоёв с несколькими автографами в графических редакторах на своих ПК. Сверка с более ранними подписями Николая II обнаруживала определённую разницу в начертании – и этого оказывалось достаточно для прочной конспирологической базы. Однако даже автографы царственных особ в течение жизни не являлись константой. Это наглядно демонстрирует эволюция подписей Наполеона Бонапарта.

Как менялась подпись Наполеона Бонапарта

Как бы то ни было, впору задаться вопросом: отчего Николай Романов, уже отрёкшийся от престола, никому не поведал об истинной подоплёке событий? Сторонники версии «отречения не было» утверждают, что в течение последующих полутора лет царь находился в информационном вакууме. Те же, кому он мог открыться, якобы были убиты.

Однако в действительности Николай II рассказал о своём отречении ещё как минимум одному человеку. Причём более чем равному ему. И не убитому, а мирно скончавшемуся в Дании. Речь, разумеется, о его царственной матери – Марии Фёдоровне (Дагмар).

Мария Федоровна с сыном Николаем II на борту яхты «Штандарт»
Источник: vokrugsveta.ru

Дневники Марии Фёдоровны, конкретнее – интересующая нас памятная книжка за 1917 г. (начатая 1 января и оконченная 24 апреля 1917 г.) отложилась в Государственном архиве РФ и до 1998 г. никогда не была опубликована. Записи в ней вдовствующая императрица вела на своём родном датском языке. Этот источник впервые был выявлен и переведён на русский язык в 90-е гг. крупным специалистом, вице-президентом Российской ассоциации историков Первой мировой войны, кандидатом исторических наук Ю. В. Кудриной.

3 марта 1917 г. Мария Фёдоровна, узнав об отречении Николая II и будучи, по словам великой княгини Ольги Александровны, «вне себя», отправилась в Могилёв. В Ставке, куда она прибыла вместе с зятем, великим князем Александром Михайловичем, она в последний раз встретилась с сыном. Слово ей:

4 (17) марта 1917 г.: …в 12 часов прибыли в Ставку в страшную стужу и ураган. Дорогой Ники встретил меня на станции… Горестное свидание! Он открыл мне своё кровоточащее сердце, оба плакали…

Бедный Ники рассказал мне обо всех трагических событиях, случившихся за два дня. Сначала пришла телеграмма от Родзянко, в которой говорилось, что он должен взять всё с Думой в свои руки, чтобы поддержать порядок и остановить революцию; затем – чтобы спасти страну – предложил образовать новое правительство и… отречься от престола в пользу своего сына (невероятно!). Но Ники, естественно, не мог расстаться со своим сыном и передал престол Мише! Все генералы телеграфировали ему и советовали то же самое, и он… подписал манифест. Ники был неслыханно спокоен и величествен в этом ужасно унизительном положении…

Ещё одно свидетельство отречения Николая II выявила исследовательница житий новомучеников Нина Карповна Зверева, сестра Сестричества во имя преподобной мученицы Елизаветы Фёдоровны при храме Св. Митрофана Воронежского. Она провела огромную работу в Государственном архиве РФ по изучению наследия царской фамилии. В итоге ею был опубликован дневник протоиерея Афанасия (Беляева), настоятеля Фёдоровского собора в Царском Селе. Вот как о. Афанасий описывал исповедь царской семьи 31 марта 1917 г., в том числе и самого Николая II:

После прочтения разрешительной молитвы и целования Креста и Евангелия своим неумелым словом утешения и успокоения, какую мог я влить отраду в сердце человека, злонамеренно удалённого от своего народа и вполне уверенного до сего времени в правоте своих действий, клонящихся ко благу любимой Родины?

Когда сказал я: «Ах, Ваше Величество, какое благо для России Вы бы сделали, давши в своё время полную Конституцию, и тем бы исполнили желание народа. Ведь Вас, как Ангела добра, любви и мира, приветствовали все». На это с удивлением ответил он: «Неужели это правда! Да, мне изменили все. Мне объявили, что в Петрограде анархия и бунт, и я решил ехать: не в Петроград, а в Царское Село и с Николаевской дороги свернуть на Псков, но дорога туда уже была прервана, я решил вернуться на фронт, но и туда дорога оказалась прерванной… И вот один, без близкого советника, лишённый свободы, как пойманный преступник, я подписал акт отречения от престола и за себя и за Наследника сына. Я решил, что если это нужно для блага родины, я готов на всё. Семью мою жаль!» И капнула горячая слеза из глаз безвольного страдальца…

Таким образом, доступные сегодня факты не дают веских причин предполагать, что отречения Николая II не было. Да и сама полемика на сей счёт скорее бессмысленна: так или иначе, 98 лет тому назад царь покинул престол. Для него, его родных и близких начался скорбный путь, оборвавшийся 17 июля 1918 года. Страну охватил революционный хаос. Девальвация власти достигла предела, когда большевики буквально подняли её с петроградской мостовой. Генералы, как минимум не препятствовавшие отречению царя, возглавили Белое движение – и в большинстве своём погибли в горниле Гражданской войны. Каждый участник тех событий заплатил свою кровавую цену, не сумев или не пожелав разглядеть её в тумане грядущего. Наибольшие же тяготы и лишения, как всегда, ожидали народ. И это, пожалуй, главный исторический урок Февральской революции.

warspot.ru

Отречение Николая II: «Если надо отойти в сторону для блага России, я готов»

2 марта отрекся от Престола Российский император Николай II. Это отречение называли ошибкой, слабостью, предательством. Семья императора осознавала это как жертву для умирения России

Государь Император Николай Второй / Николай Александрович Романов. Фото 1903 года с сайта net.lib.byu.edu

Документ-загадка

Во второй половине дня 2 марта 1917 года в Пскове с разницей в несколько часов появляются два документа, с подписью Николая II. В первом тексте, подписанном с 14.45 до 15.00 и переданном генералу Н. Рузскому и сопровождающим его лицам, последний русский император отрекался от престола в пользу своего сына Алексея.

В 16 часов Николай II отправляет телеграмму начальнику штаба Ставки Верховного главнокомандующего генералу М. Алексееву: «Во имя блага, спокойствия и спасения горячо любимой России, я готов отречься от престола в пользу моего сына. Прошу всех служить ему верно и нелицемерно. НИКОЛАЙ».

Однако не этой телеграмме было суждено стать историческим документом об отречении последнего русского царя. 2 марта в 23.40 представители Государственной думы А. И. Гучков и В. В. Шульгин получили окончательный текст отречения Николая II от престола за себя и наследника Алексея, известный в истории как Манифест об отречении. Власть перешла к Михаилу Александровичу Романову, который на следующий день отказался от престола до созыва Учредительного собрания.

Вагон царского поезда, в котором Государь отрекся от престола. Фото с сайта chrontime.com

Манифест об отречении Николая II — один из ключевых и загадочных документов российской истории ХХ века. До сих пор историки не могут прийти к единому мнению относительно причин, вызвавших его появление.

Диапазон версий необычайно широк: от попыток доказать, что никакого отречения не было, и Николай II сознательно подписал текст, который не мог быть законным, до идеи о том, что падение монархии в России явилось следствием хорошо организованного заговора военных, депутатов и сановников, которые считали, что для спасения страны необходимо было отстранить от власти последнего самодержца.

Скорее всего, мы никогда до конца не сможем узнать, что же именно произошло в царском поезде, следовавшем из Могилева в Царское Село, но оказавшемся в Пскове.

До нас дошло значительное число воспоминаний, однако их ценность как исторических источников неравнозначна. Некоторые мемуары писались уже значительно позже 2 марта, с учетом политической ситуации в России и той позиции, которую занимал автор по отношению к событиям февраля или октября 1917 года.

Очевидно одно: императору приходилось принимать решение в критической, постоянно меняющейся ситуации и в очень короткие сроки (этим объясняется несколько телеграмм государя).

Ни Николай II, ни Александра Феодоровна не могли в тот момент спокойно общаться друг с другом, а также получать более или менее полное представление о происходящем. То, что 25 февраля казалось императрице бунтом «мальчишек и девчонок», за два дня превратилось в революцию, когда войска отказывались подчиняться приказам, а командующие фронтами просили Николая отречься от престола.

Практически все источники, сообщающие о причинах, которыми руководствовался Николай II 2 марта, говорят о его нежелании проливать кровь, стремлении остаться со своей семьей и жить «частным человеком», не покидая Родины. Николай II принял решение об отречении под сильным давлением со стороны военных и депутатов и в обстоятельствах исключительной сложности.

До самого последнего момента император надеялся спасти династию: лишь ночью с 1 на 2 марта он дал согласие на реформы в управлении страной, которых требовали представители Думы и которые ограничивали самодержавную власть монарха, но ситуация менялась слишком быстро. Этой меры, как уверяли Николая II, уже было недостаточно для прекращения беспорядков в Петербурге и Москве.

«Имел ли право» царь отрекаться?

Фотография Николая Романова, сделанная после его отречения. 1917 г. Фото с сайта wikiversity.org

При этом сам царь считал, что отречение от престола дает повод обвинить его в нарушении клятвы. Историк С. П. Мельгунов в своей книге приводит одну из версий того, как был подписан акт об отречении:«Если надо, чтобы я отошел в сторону для блага России, я готов на это», — сказал Государь:«но я опасаюсь, что народ этого не поймет. Мне не простят старообрядцы, что я изменил своей клятве в день священного коронования».

Однако, несмотря на опасения Николая II, «попытки обнаружить состав некоего церковно-канонического преступления в отречении Императора Николая II от власти представляются несостоятельными», — отмечается в Акте о прославлении семьи последнего русского императора. Канонический статус миропомазанного на Царство православного государя не был определен в церковных канонах».

Помазание на царство никогда не являлось церковным таинством. Не существует также достаточных богословских и исторических оснований рассматривать царскую власть как разновидность священства. В византийских и древнерусских текстах мы можем найти множество пышных выражений, описывающих власть царя, который ответственен лишь перед Христом и сам представляет собой некий образ Христа на Земле.

Е.П. Самокиш-Судковская, «Коронация Николая Второго» (1899). Книжная гравюра. Фото с сайта gettyimages.fr

Но эти пышные метафоры не защищали правителей ни от политических заговоров, ни от насильственного пострижения в монашество, ни от насильственной смерти.

Достаточно вспомнить судьбы некоторых византийских императоров, а также Павла I, Александра II и других русских правителей. Конечно, в Средневековье фигура монарха была сакральной. Во Франции и Англии существовало поверье, что рука короля исцеляет от золотухи, и правители периодически совершали определенный обряд исцеления и раздачи милостыни.

На Руси положение царей также было особым: споры между патриархом Никоном и протопопом Аввакумом окончились трагедией для обоих после того, как Алексей Михайлович поддержал реформы Никона, но затем принял личное участие в осуждении патриарха.

Трагический конфликт Ивана Грозного со святителем Филиппом также показывал, что царь ощущал за собой право вмешиваться в дела Церкви, но последняя противилась этому даже в синодальный период.

Церковь смотрела на монарха не как на священника, но как на человека, получившего благословение на управление государством.

Царь отличался от других людей по своему происхождению и служению, но он оставался мирянином. Поэтому необходимо различать верноподданнические похвалы царю от его канонического статуса в Церкви.

Церковь приняла отречение к сведению

1912 год, после молебна: Царская чета в Смоленске; посещение города в ходе празднования 100-летнего юбилея победы в войне 1812 года. Фото с сайта smolcity.ru

9 марта 1917 года Святейший синод выразил свое отношение к отречению. В рабочих документах говорилось о том, что нужно «принять к сведению отречение Николая II и его брата Михаила». В обнародованном воззвании «К верным чадам Русской Православной Церкви по поводу переживаемых ныне событий» было написано:

«Святейший Синод усердно молит Всемилостивого Господа, да благословит Он труды и начинания Временного правительства, да дает ему силу, крепость и мудрость, а подчиненных ему сынов великой Российской державы да управит на путь братской любви». По одной из версий, такая реакция Синода могла объясняться тем, что Синод следовал логике государя, также стараясь избежать кровопролития и прекращения беспорядков.

Императорская чета. Фото с сайта fundraising.stalingrad.ws

Практически сразу прекратилось молитвенное поминание царской семьи.

В Синод пошли письма от верующих с вопросами, не является ли клятвопреступлением поддержка Церковью новой власти, поскольку Николай II отрекся не добровольно, а фактически был свергнут?

Поэтому вопрос об отречении Николая II пытались поставить на Соборе 1917-1918 годов. Он обсуждался в кулуарах и в специальных комиссиях Собора, однако на повестку дня вынесен не был: ситуация в стране менялась стремительно, Временное правительство теряло власть, которая переходила к большевикам, и Собор в результате был вынужден прервать свою работу.

Патриарх Тихон у Московского епархиального дома, 1918 год. Фото с сайта egliserusse.eu

Стоит отметить, что святитель Тихон Московский, узнав в июле 1918 года о расстреле царской семьи, при обсуждении на Соборном совете Поместного собора вопроса о ее поминовении, принял решение о повсеместном служении панихид с поминовением Николая II как императора.

И это означало, что Церковь понимала, в какой трагический момент царь отрекся от престола, и отказывалась его считать «гражданином Романовым». Канонизировав царскую семью как царственных страстотерпцев, а не просто как Николая Александровича и Александру Федоровну, Русская Церковь признает факт отречения государя, но также признает, что этот шаг был вынужденным и не добровольным.

Жертва за умирение

Солдаты и офицеры, митингующие на Литейном проспекте, Петроград, 1917 год, февраль. Фото с сайта emaze.com

Трагедия Николая II и его семьи состояла в том, что от престола был вынужден отречься император, который воспринимал абсолютную монархию как святыню, за которую он несет ответственность перед Богом. Практически все рассказы о семье последнего русского императора отмечают их подлинную религиозность и готовность отдать жизнь за Россию.

Александра Федоровна накануне и после отречения мужа пишет ему о том, что народ его любит, что армия его поддерживает и что Бог возвратит ему российский престол за те страдания, которые они переносят в феврале 1917 года. Этим надеждам не суждено было сбыться, но семья последнего русского императора рассматривала отречение от престола как жертву, которую они должны были принести для умирения России.

После отречения. Николай Александрович с цесаревичем и великими княжнами. Царское Село, 1917 год, март. Фото с сайта gettyimages.fr

Эти мотивы и стали одним из оснований для того, что отречение от престола не стало непреодолимым препятствием для прославления семьи Николая II в чине страстотерпцев, о чем прямо говорится в акте о канонизации: «Духовные мотивы, по которым последний российский Государь, не желавший проливать кровь подданных, решил отречься от Престола во имя внутреннего мира в России, придает его поступку подлинно нравственный характер».

www.miloserdie.ru

Николай II. Отречение, которого не было

Царский период нашей истории оболган не меньше, чем советский. Недавно я выкладывала информацию о времени правления Николай II. Как мы можем убедиться, люди, при царской власти, жили совсем не так, как нам это представляют. Тоже самое и с «отречением» царя от престола.  Предлагаю вашему вниманию подробный анализ, доказывающий, что его на самом деле не было. Этот факт сразу меняет представление о Николае II, как о предателе и тряпке. Этот человек до конца оставался верен России и принял мученическую смерть ради нее.

                                                           Андрей Разумов.  Подпись Императора


Несколько замечаний по «Манифесту об отречении Николая II»

Официальная версия отречения прописана детально. Многочисленные мемуары очевидцев, дым газетных репортажей и скупые строки дневника Императора - фрагментами мозаики легли в общую картину; свидетельства думских заговорщиков сплелись в причудливую вязь с показаниями заговорщиков Свиты. Согласно их обобщённой версии, 28-го февраля Царь выехал из Ставки в Царское Село, но был остановлен на пути следования сообщениями о безпорядках в Любани и Тосно. Развернув поезда, Государь приказал объехать бунтующий участок через ст. Дно и Псков на Царское. Но во Пскове Николаю II передали телеграммы командующих с мольбами об отречении, после чего Царь отрёкся, подписав два соответствующих манифеста.

Такова официальная версия. Концы интриги спрятаны надёжно, факты предательства тщательно затушёваны. Клятвопреступления вообще как бы не было - ведь Государь отрёкся Сам.

Тем не менее, факт заговора особо не скрывается даже его участниками. Но в чём же заключался заговор, если наличествует своей рукой подписанное отречение, если власть, добровольно или вынужденно, но СОБСТВЕННОРУЧНО была передана заговорщикам? На этот вопрос я попробую найти ответ.

К сожалению, не приходится рассчитывать на помощь верных Государю людей - среди окружавших Его очевидцев верных Царю не нашлось. «Кругом измена и трусость и обман!» Это ничего. Нам помогут «очевидцы» другого рода, долго молчавшие посреди лгавших нам людей, и донесшие до нас их тайны и измены. Это пожелтевшие в архивах листы экземпляров «отречения».

Вот они:

Поглядим внимательно на эти бумаги. Неспешный их анализ поведает пытливому человеку многое. К примеру, всем изследователям бросается в глаза то, что подписи Государя сделаны карандашом. Удивлённые историки пишут, что за 23 года правления то был единственный раз, когда Государь поставил на документе карандашную подпись. Целиком разделяя их удивление, шагнем, однако, немного дальше, и проверим аутентичность самих подписей Царя и Фредерикса, оценим структуру текста «отречения» и установим его авторов, посчитаем буквы в тексте и уточним количество известных экземпляров «отречений».

1. Кто автор текста «отречения». Телеграмма Алексеева № 1865.

Кто же сочинил «отречение» Государя?
Сам Государь. Так, по крайней мере, следует из свидетельских показаний. Согласно им, Императору предлагались «наброски» отречений, которыми Он не воспользовался.

Вот что в точности пишет очевидец Шульгин: «Государь ответил. После взволнованных слов А.И. (Гучкова - Р.) голос Его звучал спокойно, просто и точно. Только акцент был немножко чужой - гвардейский: - Я принял решение отречься от престола... Государь встал... Все поднялись... Гучков передал Государю «набросок» (отречения - Р.). Государь взял его и вышел.Через некоторое время Государь вошел снова. Он протянул Гучкову бумагу, сказав: - Вот текст... Это были две или три четвертушки - такие, какие, очевидно, употреблялись в Ставке для телеграфных бланков. Но текст был написан на пишущей машинке. Текст был написан теми удивительными словами, которые теперь все знают... Каким жалким показался мне набросок, который мы привезли. Государь принес и его и положил на стол. К тексту отречения нечего было прибавить...» Шульгин В.В. «Дни». (Все многоточия - авторские. Р.)

Ему вторит другой свидетель:«Описание свидания Гучкова и Шульгина с Государем 2-го марта, сделанное Шульгиным, вскоре после возвращения депутатов в Петроград, составлено довольно верно». (Ген. Д. Н. ДУБЕНСКИЙ.«Как произошел переворот в Росcии.»)

Третий свидетель, полковник Мордвинов, хотя и отказался, по его же собственным словам, участвовать во встрече Государя с думцами, почему-то также взялся горячо уверять нас в правдивости рассказа Шульгина: «Рассказ Шульгина, напечатанный в газетах, который я впоследствии прочел, многое возобновил в моей памяти. За небольшими исключениями (про справку в основных законах Шульгин умалчивает) он в общем верен и правдиво рисует картину приема членов думы».(Полк. А. А. МОРДВИНОВ.«Последние дни императора».)

Поверим на слово и ему. Сам виноват - за язык не тянули.

Подведу итоги. Таким образом, Государь, согласно показаниям трёх свидетелей, ознакомившись с «наброском» отречения, любезно подготовленным для Него Гучковым и Шульгиным, отклонил его как «жалкий» и, куда-то выйдя, составил свой собственный вариант. Который напечатал собственноручно или надиктовал безвестной машинистке «теми удивительными словами, которые теперь все знают». Затем вышел и подписал. Так говорят свидетели.

Теперь посмотрим документы.

Телеграмма генерал-адъютанта Алексеева Царю, № 1865, от 1 марта 1917 г. По утверждению советского историка Щёголева, доложена Николаю II генералом Рузским 1/14 марта во Пскове в 23 часа.

Телеграмма генерала Алексеева, посланная в Псков на имя Николая II 1-го марта.

«Его Императорскому Величеству. Ежеминутно растущая опасность распространения анархии по всей стране, дальнейшего разложения армии и невозможности продолжения войны при создавшейся обстановке настоятельно требуют немедленного издания высочайшего акта, могущего еще успокоить умы, что возможно только путем признания ответственного министерства и поручения составления его председателю Государственной Думы.
Поступающие сведения дают основание надеяться на то, что думские деятели, руководимые Родзянко, еще могут остановить всеобщий развал и что работа с ними может пойти, но утрата всякого часа уменьшает последние шансы на сохранение и восстановление порядка и способствует захвату власти крайними левыми элементами. Ввиду этого усердно умоляю ваше императорское величество соизволить на немедленное опубликование из ставки нижеследующего манифеста:
«Объявляем всем верным нашим подданным: Грозный и жестокий враг напрягает последние силы для борьбы с нашей родиной. Близок решительный час . Судьбы России, честь геройской нашей армии, благополучие народа, все будущее дорогого нам отечества требует доведения войны во что бы то ни стало до победного конца. Стремясь сильнее сплотить все силы народные для скорейшего достижения победы, Я признал необходимость призвать ответственное перед представителями народа министерство, возложив образование его на председателя Государственной Думы Родзянко, из лиц, пользующихся доверием всей России. Уповаю, что все верные сыны России, тесно объединившись вокруг престола и народного представительства, дружно помогут доблестной армии завершить ее великий подвиг. Во имя нашей возлюбленной родины призываю всех русских людей к исполнению своего святого долга перед нею, дабы вновь явить, что Россия столь же несокрушима, как и всегда, и что никакие козни врагов не одолеют ее. Да поможет нам господь бог». 1865. Генерал-адъютант Алексеев. 1 марта 1917 г.»

Сравним текст телеграммы Алексеева, доложенной Царю первого марта, и текст «отречения», самостоятельно придуманный Государем второго марта. Совпадения двух текстов я выделил красным.

Ставка Начальнику штаба. В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо народа, все будущее дорогого нашего Отечества требуют доведения войны во что бы то ни стало до победного конца . Жестокий враг напрягает последние силы , и уже близок час , когда доблестная армия наша совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага. В эти решительные дни в жизни России почли мы долгом совести облегчить народу нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и в согласии с Государственной думою признали мы за благо отречься от престола государства Российского и сложить с себя верховную власть. Не желая расстаться с любимым сыном нашим, мы передаем наследие наше брату нашему великому князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на престол государства Российского. Заповедуем брату нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу. Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга перед ним повиновением царю в тяжелую минуту всенародных испытаний и помочь ему вместе с представителями народа вывести государство Российское на путь победы, благоденствия и славы. Да поможет Господь Бог России. Николай.

Представляю, как, не найдя собственных слов для такой незначительной бумаги, - отречения от Престола, - Государь выборочно, но кропотливо, чуть изменяя чужие буквы, слова и выражения, тщательно переписывает текст телеграммы Алексеева. Ах да, чуть не забыл. Перепечатывает, конечно. Хотя, может быть, тоже не сам.Тщательнее надо было заметать следы, господа заговорщики. Такие телеграммы сразу жгут. А телеграфистов вешают.Но кто же тогда составил текст «отречения»?

Авторы текста «отречения».

Кто готовил текст телеграммы генерал-адъютанта Алексеева Царю, № 1865, от 1 марта 1917 г.? Обратимся к мемуарам очевидцев.

«В этот период времени из Могилева от Генерала Алексеева был получен проект Манифеста, на случай, если бы Государь принял решение о своем отречении, в пользу Цесаревича Алексия. Проект этого Манифеста, насколько я знаю, был составлен Директором Дипломатической Канцелярии при Верховном Главнокомандующем Н. А. Базили, по общим указаниям Генерала Алексеева».(Ю. Н. Данилов.Мои воспоминания об Императоре Николае II-ом и Вел. Князе Михаиле Александровиче.)

«Составлялся в Ставке манифест, который должен был быть опубликован.Манифест этот вырабатывался в Ставке и автором его являлся церемониймейстер высочайшего двора директор политической канцелярии при верховном главнокомандующем Базили, а редактировал этот акт генерал-адъютант Алексеев. Когда мы вернулись через день в Могилев, то мне передавали, что Базили, придя в штабную столовую утром 2-го марта, рассказывал, что он всю ночь не спал и работал, составляя по поручению генерала Алексеева манифест об отречении от Престола Императора Николая II. А когда ему заметили (Полковник Немченко передал мне это в Риме 7 мая (н. ст.) 1920 года.), что это слишком серьезный исторический акт, чтобы его можно было составлять так наспех, то Базили ответил, что медлить было нельзя и советоваться было не с кем и что ему ночью приходилось несколько раз ходить из своей канцелярии к генералу Алексееву, который и установил окончательно текст манифеста и передал его в Псков генерал-адъютанту Рузскому для представления Государю Императору». (Ген. Д. Н. ДУБЕНСКИЙ.Как произошел переворот в России.)

Полк. А. А. Мордвинов: «В проекте манифеста, каким-то образом предупредительно полученном из Ставки и составленном, как я узнал потом, по поручению генерала Алексеева, Лукомским и Базили, потребовались некоторые изменения.»

«По получении указанной выше телеграммы из Штаба Сев. фр., - вспоминает подполковник Пронин, - ген. Лукомский спешно пригласил г. Базили; спустя некоторое время был составлен и передан в Псков проект манифеста об отречении Императора от Престола в пользу Сына»(Сергей Фомин.Отречение.)

«Очевидно, манифест был прекрасен, если производил такое впечатление на слушателей, но только к основному его тексту не приложилась рука Монарха.Текст манифеста был составлен в Ставке, по поручению Алексеева, камергером Базили при непосредственном участии самого начальника штаба и Лукомского и был послан Царю в 7 ч. 40 м. на случай, если Царь «соизволит принять решение». История несколько подшутила над мемуаристом, слишком нарочито и неумеренно выставлявшим свои монархические чувствования[224] На генерала Селивачева на фронте манифест произвел совсем иное впечатление. 3 марта он записал в дневник: «По слогу манифеста совершенно ясно, что он продиктован Государю от первого до последнего слова». Данные, нами приведенные, по существу не оставляют места для сомнений. Разрешить вопрос уже безоговорочно могло бы только недоступное нам ознакомление с оригиналом». (С. П. Мельгунов - Мартовские дни 1917 года.)

«Генерал Алексеев поручил генералу Лукомскому и церемониймейстеру Н. А. Базили составить проект манифеста об отречении и передал его Данилову в 17 ч. 40 м. при телеграмме:«Сообщаю проект выработанного манифеста на тот случай, если бы Государь Император соизволил принять решение и одобрить изложенный манифест. 2 марта. 1896. Генерал-адъютант Алексеев». [303]Такова была энергия и предупредительность Ставки в деле отречения Государя Императора». (А. И. Спиридович - Великая Война и Февральская Революция 1914 -1917 г.г.)

«Поздно вечером 1/14 марта генерал Рузский прислал телеграмму, что Государь приказал составить проект манифеста об отречении от престола в пользу Наследника с назначением Великого Князя Михаила Александровича регентом. Государь приказал проект составленного манифеста передать по прямому проводу генералу Рузскому. О полученном распоряжении я доложил генералу Алексееву, и он поручил мне, совместно с начальником дипломатической части в Ставке г. Базили, срочно составить проект манифеста. Я вызвал г-на Базили, и мы с ним, вооружившись Сводом Законов Российской Империи, приступили к составлению проекта манифеста. Затем составленный проект был доложен генералу Алексееву и передан по прямому проводу генералу Рузскому». (А. Лукомский. Воспоминания в 2 томах (изд. "Кирхнер". Берлин. 1922).

Обобщив мемуарные записи, можно сделать вывод, что текст «отречения» был написан генерал-лейтенантом Александром Сергеевичем Лукомским и чиновником Министерства иностранных дел, заведующим дип. канцелярией Ставки Николаем Александровичем Базили, под общей редакцией начальника штаба Алексеева

2. Структура текста «отречения». Две или три четвертушки.

По словам очевидца Шульгина, подлинник был напечатан на машинке: "Это были две или три четвертушки - такие, какие, очевидно, употреблялись в Ставке для телеграфных бланков". Подпись была сделана карандашом.Сообщение Шульгина весьма любопытно, но вызывает ряд вопросов. К примеру, сразу возникает вопрос: как же подписывал Государь этот удивительный подлинник из нескольких телеграфных четвертушек - каждый листок в отдельности, или поставил одну общую подпись в конце? Каким образом разместилась информация на этих четвертушках? Подлинник «отречения» из ГАРФ не даёт нам ответа на эти вопросы. Вопреки утверждениям Шульгина, Мордвинова и ген. Данилова, он не состоит из телеграфных бланков, а перепечатан с них на новый лист. Сохранился и адресат: «Ставка Начальнику Штаба.»

Попробуем сами разместить текст «отречения» на трёх шульгинских четвертушках. Так как текст на подлиннике напечатан без абзацев, для начала разобьем «отречение» на смысловые блоки:

1-я четвертушка: 13 строк с шапкой.

Ставка.Начальнику штаба. В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо народа, все будущее дорогого нашего Отечества требуют доведения войны во что бы то ни стало до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы, и уже близок час, когда доблестная армия наша совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага».

2-я четвертушка: 13 строк.

«В эти решительные дни в жизни России почли МЫ долгом совести облегчить народу НАШЕМУ тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и в согласии с Государственною думою признали МЫ за благо отречься от Престола Государства Российского и сложить с СЕБЯ Верховную власть. Не желая расстаться с любимым Сыном НАШИМ, МЫ передаем наследие НАШЕ Брату НАШЕМУ Великому Князю МИХАИЛУ АЛЕКСАНДРОВИЧУ и благословляем Его на вступление на Престол Государства Российского. Заповедуем Брату НАШЕМУ править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу».

3-я четвертушка: окончание, подписи, 7 строк.

«Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга перед ним повиновением Царю в тяжелую минуту всенародных испытаний и помочь ему вместе с представителями народа вывести государство Российское на путь победы, благоденствия и славы. Да поможет Господь Бог России».

В результате такой разбивки текста можно сделать два вывода.

1. Первая и третья часть однородны по смыслу и составляют основу приказа Царя «к верным сынам Отечества повиновению Государю» в тяжёлую минуту испытаний.

2. Средняя часть «отречения» заключена в трёх предложениях(!), которые и являются собственно отречением. Не вступая в явное противоречие с содержанием первой и третьей частей, она, тем не менее, не состоит с ними и в очевидной смысловой связи.

Вполне возможно, что колебания Шульгина вокруг «двух или трёх четвертушек» имеют более глубокий смысл, чем принято считать. Согласно общей практике, подпись ставится в конце телеграммы. Не является ли средняя часть «отречения» позднейшим вложением?

Если всё происходило именно так, как описывают очевидцы, и Царь подписал «отречение» в виде общей телеграммы, состоящей из нескольких бланков, в конце документа - заговорщики могли удалить один из бланков или вложить туда новый телеграфный лист с изменённым текстом.

Если это предположение верно, средняя часть «отречения» должна без остатка уместиться на стандартном телеграфном бланке. Не имея под рукой подлинников подписанной Государем телеграммы, сравним размеры средней части «отречения» с имеющимися в нашем распоряжении бланками телеграмм тех дней.

3. Средняя часть «отречения». «Ставка Начальнику штаба».

Возьмём стандартный бланк телеграммы и посчитаем на нём все знаки, включая пробелы, запятые и точки:
Телеграмма М.В. Алексеева императору Николаю II о ходе восстания в Москве. Получена в Ставке 1 марта 1917. ГА РФ. Ф.601. Оп.1. Д.2094

Сравним...

Въ эти решительные дни въ жизни России,почли МЫ долгомъ совести облегчить народу НАШЕМУ тесное единение и сплочение всехъ силъ народныхъ для скорейшего достижения победы и,въ согласии съ Государственною Думою,признали МЫ за благо отречься отъ престола государства Российского и сложить съ СЕБЯ верховную власть. Не желая расстаться съ любимымъ Сыномъ НАШИМ,МЫ передаемъ наследие НАШЕ брату НАШЕМУ великому князю МИХАИЛУ АЛЕКСАНДРОВИЧУ и благословляемъ Его на вступление на Престолъ Государства Российского. Заповедуемъ Брату НАШЕМУ править делами государственными въ полномъ и ненарушимомъ единении съ представителями народа въ законодательныхъ учрежденияхъ на техъ началахъ,кои будут ими установлены,принеся въ томъ ненарушимую присягу.

728 знаков.Мы получили абсолютное совпадение по количеству знаков. Таким образом, все наши предположения имеют жёсткое обоснование. Как видим, средняя часть «отречения» имеет точный размер телеграфного бланка, или описанной выше «четвертушки». Спасибо Шульгину за подсказку. Оставил ли он нам эту веху, знак, случайно, или в неуёмной болтливости своей решил напомнить заговорщикам ставки и Свиты о ярком эпизоде осуществлённого ими переворота, сейчас уже неважно.

Важно другое. Если убрать три предложения, в которых заключается «отречение»(!!!), всё встаёт на свои места. Значит, заговорщиками рассматривался вариант вложения - замены или «вброса» - лишней «четвертушки» в призыв Царя «к верным сынам Отечества повиновению Государю», то есть обычный подлог, с последующей нейтрализацией Николая II.
Затем для простоты дела был использован обобщённый вариант «трёх четвертушек», к которому узурпаторам вместо слов: «Ставка Начальнику штаба.» поневоле пришлось прилепить шапку: «Манифест. Мы, Божией Милостью Николай Вторый...», как это действительно было принято в Императорских манифестах.

В таком случае неясно, каким образом подписи Государя оказались на общем листе, если сами заговорщики уверяют, будто Николай II подписывал «отречение», напечатанное на телеграфных бланках. Тем любопытнее будет тщательно изучить эти подписи. Посмотрим на них внимательно.

4. Подписи Николая II.

Вот подписи, которые стоят под «отречениями».

Первый экз. отречения. 15 часов 00 мин. 2 марта 1917 года.

Второй экз. отречения. 15 часов 05 мин. 2 марта 1917 года.


Попробуем наложить их друг на друга.

При наложении подписей проявилась весьма характерная особенность - два автографа с двух разных листов «отречения» абсолютно совпали.

Этому могут быть следующие объяснения. Можно предположить, что Государь за годы правления либо выработал исключительно устойчивую подпись с уникально похожими росчерками, либо подписи нанесены кем-то другим под копирку, или же через стекло. Как говорилось ранее, «подписи Государя» были сделаны карандашом. Этот факт в контексте сказанного объясняет многое и не вызывает уже того удивления, которое испытывают изследователи, разглядывая единственную за всю историю карандашную подпись Царя на государственном документе.

Чтобы проверить обе версии нанесения подписей, обратимся к другим известным подписям Государя, принадлежность которых р

patriotka.livejournal.com

Отречение Николая 2 от престола


Отречение от престола российского императора Николая II

15 марта (2 марта по старому стилю) 1917 года в ходе Февральской революции российский император Николай II отрекся от престола. Этому предшествовало значительное ухудшение социально-экономического положения Российской империи, вызванное затянувшейся Первой мировой войной (1914-1918).

Неудачи на фронтах, экономическая разруха, порожденная войной, обострение нужды и бедствий народных масс, рост антивоенных настроений и всеобщее недовольство самодержавием привели к массовым выступлениям против правительства и династии в крупных городах и прежде всего в Петрограде (ныне Санкт-Петербург).

Государственная дума была уже готова произвести "бескровную" парламентскую революцию для перехода от самодержавия к конституционной монархии. Председатель Думы Михаил Родзянко непрерывно слал в Ставку Верховного главнокомандующего в Могилеве, где находился Николай II, тревожные сообщения, предъявляя от имени Думы правительству все новые настойчивые требования о реорганизации власти. Часть окружения императора советовала ему пойти на уступки, дав согласие на образование Думой правительства, которое будет ответственно не перед царем, а перед Думой.

Беспорядки в Петрограде

В Ставке вначале не отдавали себе отчета о значении и масштабе событий, развертывающихся в Петрограде, хотя 11 марта (26 февраля по старому стилю) 1917 года Николай II приказал командующему Петроградским военным округом прекратить начавшиеся в столице беспорядки. Войска открыли огонь по демонстрантам, но было уже поздно. 12 марта (27 февраля по старому стилю) город почти весь был в руках бастующих.

В этот день в Петроград из Ставки для наведения порядка был направлен генерал Николай Иванов с надежными частями (батальоны георгиевских кавалеров из охраны Ставки), но они были задержаны революционными войсками на пути в столицу.
Не зная о провале миссии генерала Иванова, Николай II 13 марта (28 февраля по старому стилю) выехал из Ставки в Царское Село, где находилась его семья. В пути его поезд был задержан по распоряжению революционных властей и перенаправлен в Псков, где находился штаб Северного фронта.

Поздним вечером 14 марта (1 марта по старому стилю) Николай II прибыл в Псков, где главнокомандующий Северным фронтом генерал Николай Рузский, переговорив с Петроградом и Ставкой в Могилеве, предложил ему попытаться локализовать восстание в Петрограде путем соглашения с Думой и образования ответственного перед Думой кабинета министров. Но Николай II отложил решение вопроса на утро, все еще надеясь на миссию генерала Иванова.

Утром 15 марта (2 марта по старому стилю) Рузский доложил Николаю II, что миссия генерала Иванова не удалась. Председатель Госдумы Родзянко через генерала Рузского заявил по телеграфу, что сохранение династии Романовых возможно при условии передачи трона наследнику Алексею при регентстве младшего брата Николая II — Михаила. Важным инструментом давления на монарха были ложные сведения о том, что его семья находится под контролем восставших.

Государь поручил генералу Рузскому запросить по телеграфу мнение командующих фронтами. На вопрос о желательности отречения Николая II положительно ответили все (даже дядя Николая, великий князь Николай Николаевич, командующий Кавказским фронтом), за исключением командующего Черноморским флотом адмирала Александра Колчака, который от посылки телеграммы отказался. Получив ответы главнокомандующих, Николай II принял решение отречься от престола в пользу сына при регентстве брата великого князя Михаила Александровича. Был подготовлен соответствующий текст отречения. Однако после разговора с лечащим врачом наследника, который подтвердил, что болезнь Алексея неизлечима, опасаясь за здоровье сына, император изменил решение.

Вечером 15 марта (2 марта по старому стилю), когда из Петрограда приехали представители Временного комитета Государственной думы Александр Гучков и Василий Шульгин, Николай II заявил, что

"…во имя блага и спасения России я был готов отречься от престола в пользу своего сына, но… пришел к заключению, что ввиду его болезненности мне следует отречься одновременно и за себя и за него" в пользу брата.

Гучкову и Шульгину ничего не оставалось, как согласиться с этим решением императора. Был составлен новый текст отречения, который Николай II подписал в полночь на исходе 15 марта (2 марта по старому стилю) в поезде, стоявшем на путях у железнодорожного вокзала Пскова.

Акт об отречении

В подписанном акте об отречении говорилось: "…Мы передаем наследие Наше Брату Нашему Великому Князю Михаилу Александровичу и благословляем Его на вступление на Престол Государства Российского. Заповедуем Брату Нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу".

Император подписал документ карандашом.

Время, указанное в нем, — 15 часов, соответствовало не фактическому подписанию, а времени, когда Николаем II было принято решение об отречении. Двумя часами ранее были датированы подписанные уже после отречения указы о назначении верховным главнокомандующим великого князя Николая Николаевича, а председателем Совета министров — князя Георгия Львова. Посредством этих документов делегаты от Думы рассчитывали создать видимость преемственности военной и гражданской власти.

После этих событий император записал в дневник: "В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость, и обман!"

В Петрограде отречение Николая II от престола в пользу брата вызвал шквал протестов. Рядовые участники революции и социалисты из Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов решительно выступили против монархии в любом виде, а министр юстиции Временного правительства Александр Керенский отметил, что не ручается за жизнь нового монарха, и уже 16 марта (3 марта по старому стилю) великий князь Михаил отрекся от престола. В акте отречения он заявил, что мог бы взять власть только по воле народа, выраженной Учредительным собранием, избранным на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования, а пока призвал всех граждан державы Российской подчиниться Временному правительству.

По поводу подписанного великим князем Михаилом акта об отказе от власти Николай II записал в дневнике: "Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость!".
Монархия в России перестала существовать.

Расстрел царской семьи

22 марта (9 марта по старому стилю) 1917 года последний российский император вместе с семьей был арестован, а 17 июля 1918 года они все были расстреляны в Екатеринбурге по постановлению Уральского Совета рабочих и солдатских депутатов.
В память отречения царя от престола, 17 июля 2003 года, в день расстрела Николая II и его семьи, на привокзальной площади Пскова была освящена часовня.

vilingstore.net

Почему Николай II отрекся от престола 🚩 Политика

Именно после проводов почившего правителя, как правило, начинались смуты и расколы в государстве. Рядовому человеку позднего средневековья было невозможно представить, что представитель божественного владычества может каким-то образом сойти с высот власти.

Почему такое происходило до сих пор спорят многие отдельные историки и целые школы. Но существует один общий для разных концепций ответ — модель власти.

В Римской империи император не мог отречься от своей собственной власти просто потому, что власть передавалась не только из поколения в поколение. Как часто бывало, судя по различным историческим источникам, наследниками престола становились отнюдь не дети правящей династии.

И при благоприятном стечении обстоятельств и политических успехах той или иной силы, «первым лицом» становился человек, в принципе не имеющий отношения к власти.

Позже, когда заказные убийства императоров или их гибель на войне сменились тонкими интригами, начала появляться новая модель правления государством — монархия.

После того, как монархия укоренилась, на её основании была создана конституция и соответствующая ей монархическая ветвь. Вот с этих пор появилась тенденция к отречению от власти зачастую в пользу своих детей.

Например, Карл V Габсбург, император Нидерландов, отрекся от престола. Он пытался построить всеевропейскую Священную Римскую империю, идея которой провалилась и его правление стало невозможным для него же, а новым правителем стал его сын Филипп.

А известный Наполеон Боанапарт два раза становился императором Франции и дважды его лишали престола.

На самом деле устоявшаяся монархическая власть — это последовательная передача дел будущему наследнику, начиная с его детства. Чтобы власть перешла бескровно многие правители отдавали ее своим детям раньше окончания своего правления. Для этого формируется Общественное собрание, которое принимает отречение императора или императрицы.

Логически такая власть должна закончиться смертью правителя, но, чтобы она перешла именно к одному из детей, глава государства официально объявляет о своем намерении, называя имя преемника.

Такой политический прием — абдикация, известен со времен установления монархии как самой распространенной формы государственного устройства в Европе.

В новейшей европейской истории в 2013 и 2014 годах произошло еще два добровольных отречения: бельгийский король Альберт II и король Испании Хуан Карлос отреклись от престола в пользу своих сыновей, подписав соответствующие документы в присутствии представителей парламента.

В нашей истории не было ни одного добровольного отречения. Смерть Ивана Грозного, которая привела к упразднению династии Рюриковичей, заговор против Павла I, интриги среди окружения Петра и многое другое свидетельствуют о трудном переходе семейной власти. После каждого такого случая начиналась смута и почти полное растворение государства в очередном завоевателе.

Первым императором, который отрекся от престола в XX веке стал Николай II. Именно трагический развал государства привел к отречению государя. Отказ от власти формально был добровольным, но на самом деле происходил под мощным давлением обстоятельств.

Этот отказ был произведен подписью царя об отречении в пользу «народа», в действительности представленного большевиками. После этого в России началась новая история.

www.kakprosto.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *