Островский что писал: Биография Александра Островского — РИА Новости, 01.03.2020

Содержание

Биография Александра Островского — РИА Новости, 01.03.2020

1845-1851 – работал в канцелярии Московского коммерческого суда, уйдя в отставку в чине губернского секретаря.

В 1847 году Островский опубликовал в газете «Московский городской листок» первый набросок будущей комедии «Свои люди – сочтемся» под названием «Несостоятельный должник», затем комедию «Картина семейного счастья» (впоследствии «Семейная картина») и очерк в прозе «Записки замоскворецкого жителя».

Признание Островскому принесла комедия «Свои люди – сочтемся» (первоначальное название «Банкрот»), которая была окончена в конце 1849 года. До публикации пьеса получила одобрительные отзывы писателей Hиколая Гоголя, Ивана Гончарова, историка Тимофея Грановского. Комедия была напечатана в 1950 году в журнале «Москвитянин». Цензура, усмотревшая в произведении оскорбление купеческого сословия, не разрешила ее постановку на сцене – впервые пьеса была поставлена в 1861 году. 

С 1847 года Островский сотрудничал как редактор и критик с журналом «Москвитянин», публикуя в нем свои пьесы: «Утро молодого человека», «Неожиданный случай» (1850), комедии «Бедная невеста» (1851), «Не в свои сани не садись» (1852), «Бедность не порок» (1853), «Не так живи, как хочется» (1854). 

По прекращении издания «Москвитянина», Островский в 1856 году перешел в «Русский Вестник», где во второй книжке за этот год была напечатана его комедия «В чужом пиру похмелье». Но в этом журнале он работал недолго.

С 1856 года Островский – постоянный сотрудник журнала «Современник». В 1857 году им были написаны пьесы «Доходное место» и «Праздничный сон до обеда», в 1858 году – «Не сошлись характерами», в 1859 году – «Воспитанница» и «Гроза».

В 1860-е годы Александр Островский обратился к исторической драме, считая подобные пьесы необходимыми в репертуаре театра. Он создал цикл исторических пьес: «Козьма Захарьич Минин-Сухорук» (1861), «Воевода» (1864), «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский» (1866), «Тушино» (1866), психологическую драму «Василиса Мелентьева»(1868). 

Завершили цикл пьесы 1873 года: «Комик XVII столетия», и драматическая сказка в стихах «Снегурочка» – псевдоисторическая утопия русской жизни.

Драматургом написаны бытовые комедии и драмы «Тяжелые дни»(1863), «Шутники» (1864), «Пучина», (1865). 

Список книг и других произведений Александр Николаевич Островский Сортировка по году написания

Родился 12 апреля 1823 г. в Москве в семье судейского чиновника. Получил хорошее домашнее образование. В 12 лет был отдан в 1-ю Московскую гимназию, которую окончил в 1840 г. Затем поступил на юридический факультет Московского университета. В 1843 г. оставил университет: юридические науки перестали его интересовать, и Островский принял решение всерьёз заняться литературой. Однако по настоянию отца поступил на службу в Московский совестный суд, а затем (1845 г.) перешёл в канцелярию Московского коммерческого суда.

Адвокатская практика отца и служба в суде в течение почти восьми лет дали будущему драматургу богатый материал для его пьес. В 1849 г. в журнале «Москвитянин» была опубликована комедия «Свои люди — сочтёмся», а Островский стал сотрудником журнала В 1851 г. он ушёл со службы, чтобы посвятить себя литературному творчеству.

Драматург создал около 50 пьес («Доходное место», 1856 г.; «Гроза», 1859 г.; «Бешеные деньги», 1869 г.; «Лес», 1870 г.; «Снегурочка», 1873 г.; «Бесприданница», 1878 г., и многие другие). С именем Островского связана целая эпоха в развитии русского театра. Его перу принадлежат переводы из Сервантеса, Шекспира, Теренция, Гольдони. Творчество Островского охватывает огромный период развития России в XIX в. — от эпохи крепостничества 40-х гг. до развития капитализма в 80-х.

Его драматургия сыграла решающую роль в утверждении на русской сцене самобытного и яркого репертуара, способствовала формированию национальной сценической школы. В 1865 г. Островский основал в Москве артистический кружок и стал одним из его руководителей. В 1870 г. по его инициативе было создано Общество русских драматических писателей, бессменным председателем которого он являлся с 1874 г. и до конца жизни.

В 1881—1884 гг. Островский принимал участие в работе комиссии по пересмотру законоположений об Императорских театрах. С 1 января 1886 г. его назначили заведующим репертуарной частью московских театров. Но здоровье драматурга к этому времени уже сильно пошатнулось, и 14 июня 1886 г. Островский скончался в имении Щелыково в Коссуш тромской губернии.

Николай Островский – биография, фото, личная жизнь, книги, смерть

Биография

Николай Островский — автор бессмертного произведения «Как закалялась сталь». События этой книги и ее главный герой, Павка Корчагин, давно и прочно ассоциируются с самоотверженным героизмом, смелостью и несгибаемой силой духа. Книгу же разобрали на цитаты и афоризмы, а высказывания Корчагина о жизни и борьбе до сих пор остаются актуальными. Однако мало кто знает, что и само написание романа для Островского стало не меньшим испытанием, чем те, которые выпали на долю его персонажей.

Детство и юность

Будущий писатель родился 29 сентября 1904 года в небольшом селе Вилии, что в Волынской губернии (сейчас это территория Украины). Отец Николая был отставным военным, работал на винокуренном производстве, мама была кухаркой. В семье Островских росли шестеро детей: у Островского были две старшие сестры, старший брат и две младшие сестры. Правда, две младшие девочки умерли в раннем возрасте.

Николай Островский в детстве

Островские жили в нужде — большая семья требовала больших затрат, поэтому дети начинали зарабатывать довольно рано, помогая родителям. Когда Николай пошел в церковно-приходскую школу, его старшие сестры уже работали учительницами. В школе сразу отметили незаурядные способности Островского: мальчик на лету схватывал любой материал. Уже в 9 лет Николай получил аттестат об окончании школы и похвальный лист.

После этого семья Островских перебралась в город Шепетовку, где Николай смог поступить в училище. Через два года, в 1915-м, юноша получил диплом и отправился работать. Островскому приходилось соглашаться на места кухонного помощника, кочегара, кубовщика, чтобы хоть немного заработать и помочь родителям. Однако молодой человек не оставлял намерений учиться дальше и в 1918-м поступил в Высшее начальное училище.

Николай Островский (справа) с мамой и братом

Студенческие знакомства утвердили Николая в справедливости большевистских идей, юноша стал активистом и даже участвовал в подпольной деятельности, распространяя листовки и выполняя роль связного. Революционные настроения полностью захватили Островского, и в 1919-м юноша вступил в ряды комсомольской организации. Тогда же Николай попал на фронт, был тяжело ранен в живот и голову, а упав с лошади, сильно повредил позвоночник. Состояние здоровья не позволило Николаю остаться в армии, и юношу демобилизовали.

Однако не таким был Островский, чтобы жаловаться на судьбу и сидеть без дела. В тылу молодой человек помогал органам ВЧК, а затем перебрался в Киев, где нашел работу помощника электромонтера. Параллельно Николай вновь отправился учиться, на этот раз выбрав электротехникум.

Николай Островский в юности

К сожалению, ранениями злоключения Островского не ограничились: в 1922 году молодой человек, спасая лесосплав, несколько часов провел в ледяной воде. Это не прошло бесследно для здоровья Николая Алексеевича, на следующий день он слег с лихорадкой, затем начал страдать от развившегося ревматизма, а позднее ослабленный организм подхватил тиф, который едва не свел Островского в могилу.

К счастью, Николай Алексеевич оправился от тифа и лихорадки, но перенесенные травмы и болезни окончательно подкосили здоровье молодого человека. У Островского начал развиваться паралич мышц, который осложнялся болезнью суставов. Двигаться становилось сложнее и сложнее, а врачи давали неутешительные прогнозы.

Литература

Творческая биография Николая Островского началась в прямом смысле слова на больничной койке. С детства Николай Алексеевич любил читать: произведения Фенимора Купера, Жюля Верна и Вальтера Скотта буквально «проглатывались» жадным до книг мальчиком.

Николай Островский в молодости

Позднее Островский называл любимыми произведениями «Овода» Этель Войнич и «Спартака» Рафаэлло Джованьоли. Постепенно хобби переросло в собственное творчество: Островский, чтобы скоротать время в больницах, начал писать короткие рассказы и пьесы, следуя путем своего именитого писателя-однофамильца Александра Островского.

С 1927 года Островский уже не мог самостоятельно ходить, у прозаика диагностировали заболевание Бехтерева, а также полиартрит. Николай Алексеевич перенес несколько операций, но даже это уже не облегчало его состояние. Вскоре стало понятно, что улучшения не будет. Писателю в тот момент исполнилось только 23 года.

Николай Островский прикован к постели

Однако Николай Алексеевич начал усиленно заниматься и даже окончил заочное отделение Свердловского университета. Параллельно молодой человек много писал, примерно в это время появилась рукопись «Рожденные бурей», ставшая первой версией романа «Как закалялась сталь». Полгода писатель посвятил этому произведению, а затем рукописный вариант потерялся при пересылке.

Произведение нужно было начинать заново, но тут Островского поджидала новая беда: писатель начал терять зрение. Это всерьез подкосило моральные силы Николая Алексеевича, прозаик даже задумывался о самоубийстве, но стальная воля победила, и Островский продолжил писать. Сначала книга создавалась вслепую, периодически Николай Алексеевич надиктовывал текст родственникам и жене, которые ухаживали за ним. А затем придумал трафарет, позволивший работать немного быстрее.

Иллюстрации к роману Николая Островского «Как закалялась сталь»

Через некоторое время рукопись была готова. Островский отправил произведение в ленинградское издательство, но ответа не дождался. Тогда Николай Алексеевич отослал работу в издательство «Молодая гвардия», откуда получил отказ по причине «нереальности персонажей».

Но и тут воля и целеустремленность писателя не позволили ему отступить. Островский добился повторного рецензирования рукописи. На этот раз произведение отправили в печать, однако до этого редакторы дописали, а кое-где и переписали исходный текст.

Так для писателя начался новый этап битвы за книгу: отстаивать приходилось буквально каждый абзац. Тем не менее, в 1932 году вышла первая часть книги «Как закалялась сталь», а спустя некоторое время отпечатали и окончание романа.

Памятник Николаю Островскому

Успех превзошел даже самые смелые ожидания Островского: в библиотеках начали появляться очереди за его произведением, люди собирались группами и вслух перечитывали любимые отрывки.

При жизни Николая Алексеевича «Как закалялась сталь» переиздавали 41 раз. Островский начал задумываться над продолжением романа, а также планировал написать произведение «Детство Павки» для детей. Новая книга, над которой начал работать писатель, получила уже знакомое название «Рожденные бурей». Черновик произведения даже обсуждался на заседании Союза писателей. К сожалению, роман так и не был окончен.

Личная жизнь

Несмотря на болезнь, личная жизнь Николая Островского сложилась счастливо. Женой писателя стала давняя знакомая семьи Островских Раиса Мацюк.

Николай Островский и его жена Раиса

Женщина поддерживала возлюбленного в самые сложные моменты и помогала Николаю Алексеевичу продолжать работать и не терять веру в себя. После смерти мужа Раиса Порфирьевна возглавляла музей Островского в Москве, сохраняя подробности биографии, редкие фото и интересные факты из жизни писателя.

Смерть

Последний месяц жизни Николай Островский посвятил новому роману. Писатель днями и ночами вносил правки, дописывал и переписывал главы этой книги. К сожалению, поставить окончательную точку ему было не суждено: 22 декабря 1936 года Николая Алексеевича не стало. Современные медики назвали причиной смерти Островского рассеянный склероз, а также прогрессирующую болезнь Бехтерева.

Могила Николая Островского

26 декабря, в день похорон Островского, неоконченная книга вышла из стен издательства: произведение набрали и отпечатали в рекордные сроки.

Могила писателя находится на московском Новодевичьем кладбище. После смерти Николая Островского были открыты несколько памятников в разных городах, а также музеи имени писателя в Москве, Сочи, Шепетовке. События жизни Николая Алексеевича нашли отражение в документальном фильме «Загадочная жизнь Николая Островского».

Библиография

  • 1927 — «Повесть о «котовцах» (автобиографическая повесть, рукопись утеряна при пересылке)
  • 1934 — «Как закалялась сталь»
  • 1936 — «Рожденные бурей»

Цитаты

«Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы».
«Человек управляет привычкой, а не наоборот».
«Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. Сделай ее полезной».
«Да, страшно умирать в шестнадцать лет! Ведь смерть — это навсегда не жить».
«Биться в одиночку — жизни не перевернуть».

Биография А.Н. Островского

 

Театр как дело серьезное и народное
начался у нас тоже недавно,
начался настоящим образом с Островского.

А.А. Григорьев

Детство и юность

Александр Николаевич Островский (1823–1886) родился в старинном купеческом и чиновничьем районе – Замоскворечье. В Москве, на Малой Ордынке до сих пор сохранился двухэтажный дом, в котором 12 апреля (31 марта) 1823 года появился на свет будущий великий драматург. Здесь же, в Замоскворечье, – на Малой Ордынке, Пятницкой, Житной улицах – прошли его детство и юность.

Отец писателя, Николай Федорович Островский, был сыном священника, но по окончании духовной академии избрал светскую профессию – стал судейским чиновником. Из среды духовенства вышла и мать будущего писателя, Любовь Ивановна. Она умерла, когда мальчику было 8 лет. Через 5 лет отец женился вторично, на этот раз на дворянке. Успешно продвигаясь по службе, Николай Федорович в 1839 году получил дворянское звание, а в 1842 году вышел в отставку и стал заниматься частной юридической практикой. На доходы от клиентов – преимущественно богатых купцов – он приобрел несколько имений и в 1848 году, удалившись от дел, переехал в сельцо Щелыково Костромской губернии и стал помещиком.

В 1835 году Александр Николаевич поступил в 1-ю московскую гимназию, окончил ее в 1840 г. Еще в гимназические годы Островского привлекали литература и театр. По воле отца юноша поступил на юридический факультет Московского университета, но Малый театр, в котором играли великие русские актеры Щепкин и Мочалов, притягивает его к себе, как магнит. Это не было пустым влечением богатого шалопая, видящего в театре приятное развлечение: для Островского сцена стала жизнью. Эти интересы заставили его весной 1843 года оставить университет. «Я с молодости бросил все и весь отдался искусству», – вспоминал он впоследствии.

Отец его все еще надеялся, что сын станет чиновником, и определил его писцом в Московский совестный суд, в котором рассматривались главным образом семейные имущественные споры. В 1845 году Александр Николаевич перевелся в канцелярию Московского коммерческого суда чиновником по «словесному столу», т.е. по приему от просителей устных просьб.

Адвокатская практика отца, жизнь в Замоскворечье и служба в суде, продолжавшаяся почти восемь лет, дали Островскому немало сюжетов для его произведений.

1847–1851 гг. – ранний период

Островский начал писать еще в студенческие годы. Его литературные взгляды сложились под влиянием Белинского и Гоголя: молодой человек с самого начала литературного пути объявил себя приверженцем реалистической школы. В гоголевской манере были написаны первые очерки и драматические этюды Островского.

В 1847 году в газете «Московский городской листок» были напечатаны две сцены из комедии «Несостоятельный должник» – первого варианта комедии «Свои люди – сочтемся!», – комедия «Картина семейного счастья» и очерк «Записки Замоскворецкого жителя».

В 1849 году Островский закончил работу над первой большой комедией «Свои люди – сочтемся!».

В комедии высмеян грубый и жадный купец-самодур Самсон Силыч Большов. Его самодурство не знает никаких границ, пока он чувствует под собой твердую почву – богатство. Но жадность губит его. Желая разбогатеть еще больше, Большов по совету ловкого и хитрого приказчика Подхалюзина, переводит на его имя все свое имущество и объявляет себя несостоятельным должником. Подхалюзин, женившись на дочери Большова, присваивает себе имущество тестя и, отказываясь заплатить даже небольшую часть долгов, оставляет Большова в долговой тюрьме. Никакой жалости к отцу не чувствует и Липочка, дочь Большова, ставшая женой Подхалюзина.

В пьесе «Свои люди – сочтемся» уже проявились основные черты драматургии Островского: умение через семейно-бытовой конфликт показать важные общерусские проблемы, создать яркие и узнаваемые характеры не только главных, но и второстепенных персонажей. В его пьесах звучит сочная, живая, народная речь. И у каждой из них – непростой, заставляющий задуматься конец. Потом ничто из найденного в первых опытах не исчезнет, а только будут «прирастать» новые черты.

Пьеса была опубликована в журнале «Москвитянин» и имела большой успех. Но постановка ее и повторные издания были запрещены цензурным комитетом.

Положение «неблагонадежного» писателя осложняло и без того тяжелые условия жизни Островского. Летом 1849 года он, вопреки воле отца и без венчания в церкви, женился на простой мещанке Агафье Ивановне. Разгневанный отец отказал сыну в дальнейшей материальной поддержке. Молодая семья испытывала тяжелую нужду. Несмотря н необеспеченное положение, Островский в январе 1851 года отказывается от службы и целиком отдается литературной деятельности.

1852–1855 гг. – «Москвитянский период»

Первыми пьесами, разрешенными к постановке на сцене, были «Не в свои сани не садись» и «Бедность не порок». Их появление явилось началом переворота во всем театральном искусстве. Впервые на сцене зритель увидел простую будничную жизнь. Это потребовало и нового стиля актерской игры: жизненная правда стала вытеснять напыщенную декламацию и «театральность» жестов.

В 1850 году Островский становится членом так называемой «молодой редакции» славянофильского журнала «Москвитянин». Но отношения с главным редактором Погодиным складываются непросто. Несмотря на выполняемую огромную работу Островский все время оставался в долгу перед журналом. Погодин платил скупо.

1855–1860 гг. – предреформенный период

В это время происходит сближение драматурга с революционно-демократическим лагерем. Окончательно определяется мировоззрение Островского. В 1856 году он сближается с журналом «Современник» и становится его постоянным сотрудником. Дружеские отношения установились у него с И.С. Тургеневым и Л.Н. Толстым, сотрудничавшими в «Современнике».

В 1856 г. вместе с другими русскими литераторами Островский принял участие в известной литературно-этнографической экспедиции, организованной Морским министерством для «описания жизни, быта и промыслов населения, живущего по берегам морей, озер и рек Европейской России». Островскому было поручено обследование верховьев Волги. Он побывал в Твери, Городне, Торжке, Осташкове, Ржеве и т.д. Все наблюдения были использованы Островским в его произведениях.

1860–1886 гг. – пореформенный период

В 1862 г. Островский посетил Германию, Австро-Венгрию, Италию, Францию и Англию.

В 1865 г. он основывает в Москве артистический кружок. Островский был одним из его руководителей. Артистический кружок стал школой для талантливых любителей – будущих замечательных русских артистов: О.О. Садовской, М.П. Садовского, П.А. Стрепетовой, М.И. Писарева и многих других. В 1870 г. по инициативе драматурга в Москве создается Общество русских драматических писателей, с 1874 г. до конца жизни Островский являлся бессменным его председателем.

Проработав для русской сцены без малого сорок лет, Островский создал целый репертуар – пятьдесят четыре пьесы. «Исписал всю русскую жизнь» – от доисторических, сказочных времен («Снегурочка»), и событий прошлого (хроника «Козьма Захарьич Минин, Сухорук») до злободневной действительности. Произведения Островского и в конце XX века остаются на сцене. Его драмы часто звучат так современно, что заставляют гневаться тех, кто узнает на сцене себя.

Кроме того, перу Островского принадлежат многочисленные переводы из Сервантеса, Шекспира, Гольдони и т.д. Его творчество охватывает огромный период: от 40-х гг. – поры крепостничества и до середины 80-х гг., отмеченных быстрым развитием капитализма и ростом рабочего движения.

В последние десятилетия жизни Островский создает своего рода художественный памятник отечественному театру. В 1872 году он написал стихотворную комедию «Комик XVII столетия» о рождении первого русского театра при дворе царя Алексея Михайловича, отца Петра I. Но гораздо более известны пьесы Островского о современном ему театре – «Таланты и поклонники» (1881 г.) и «Без вины виноватые» (18983 г.). Здесь он показал, как заманчива и трудна жизнь актрисы.

В каком-то смысле можно сказать, что Островский любил театр так же, как он любил Россию: не закрывал глаза на плохое и не упуская из виду самое дорогое и важное.

14 июня 1886 г. Александр Николаевич Островский умер в своем любимом заволжском имении Щелыково, что в костромских дремучих лесах, на холмистых берегах маленьких извилистых речек.

В связи с тридцатипятилетием драматургической деятельности А.Н. Островского Иван Александрович Гончаров писал:

«Литературе Вы принесли в дар целую библиотеку художественных произведений, для сцены создали свой особый мир. Вы один достроили здание, в основание которого положили краеугольные камни Фонвизин, Грибоедов, Гоголь. Но только после вас мы, русские, можем с гордостью сказать: «У нас есть свой русский, национальный театр», Он, по справедливости, должен называться: «Театр Островского».

Литература

По материалам Энциклопедии для детей. Литература ч. I, Аванта+ , М., 1999

Другие уроки по теме:

Творческая история пьесы «Гроза»

Говорящие фамилии в пьесах Островского

Город Калинов и его обитатели

Жестокие нравы «темного царства»

Противники и жертвы

Катерина – русская трагическая героиня

Текст пьесы «Гроза»

Все материалы для подготовки к урокам литературы


ПИСАТЬ ДЛЯ ВСЕГО НАРОДА.

 

ПИСАТЬ ДЛЯ ВСЕГО НАРОДА.

 

Признание, сочувствие и поддержка передовой части общества всегда были для Островского источником бодрости, помогали забывать о невзгодах и болезнях. Мнение всех лучших людей России высказал Гончаров, писавший Островскому: Литературе Вы принесли в дар целую библиотеку художественных произведений, для сцены создали свой особый мир. Вы один достроили здание, в основание которого положили краеугольные камни Фонвизин, Грибоедов, Гоголь. Но только после Вас мы, русские, можем с гордостью сказать: У нас есть свой русский национальный театр. Он, по справедливости, должен называться: Театр Островского.

Моя задача — служить русскому драматическому искусству,- не раз говорил Островский. Это служение не ограничилось созданием почти пятидесяти замечательных пьес. Островский явился теоретиком передовой театральной мысли. Он наметил новые пути развития национального сценического искусства. Драматург стал другом и наставником актеров, режиссером, руководителем и вдохновителем Московского Малого театра, неутомимым защитником интересов и прав артистов и драматических писателей.

Всю жизнь Островский отстаивал подлинно художественный, реалистический репертуар , рассчитанный на вкусы демократического зрителя. Цель истинно народного искусства он видел в том, чтобы подойти как можно ближе к правде. Талантливая пьеса, изображающая жизнь правдиво, сама собой требует и постановки, близкой к жизненной правде,- писал Островский.

Много сил отдавал драматург режиссерской деятельности. От его внимания не ускользало ни внешнее оформление пьесы, ни выбор костюмов, ни распределение ролей между актерами, которых он хорошо знал. Когда Островский ставил в театре свою новую пьесу, он еще задолго до репетиций прочитывал ее по нескольку раз в кругу актеров. Мастерски читая, Островский показывал актерам тон всех действующих лиц, раскрывал их характер, намечал рисунок игры.

В воспоминаниях современников сохранились свидетельства о том, как деликатен и доброжелателен был великий драматург в работе с актерами и как внимательно они прислушивались к его советам и замечаниям.

Островский ратовал за создание ансамбля2 исполнителей. Под руководством великого драматурга рождался и воспитывался знаменитый ансамбль труппы Малого театра 40-60-х годов.

Много времени отнимала у Островского работа с начинающими драматическими писателями. С наиболее талантливыми из них драматург совместно создавал новые пьесы. … Я, как только стал на йоги, так и начал другим помогать,- рассказывал писатель.

Творчество Островского оказало большое влияние и на русскую национальную оперу. Он был близок со многими композиторами,

1 Репертуар — подбор пьес, идущих п театре.

2 Ансамбль — коллектив артистов, объединенный общим пониманием спектакля и задач искусства в целом.

помогая им своими советами, в нем ценили знатока народной пес-пи. Поэтическая пьеса-сказка Островского Снегурочка вдохновила великих русских композиторов: П. И. Чайковский написал к пьесе музыку, Н. А. Римский-Корсаков создал оперу Снегурочка. На сюжет комедии Островского Не так живи, как хочется д. Н. Серов написал оперу Вражья сила. Молодой Чайковский мечтал создать оперу Гроза п написал к ней вступление. И в первой опере Чайковского-Воевода-использован сюжет Островского.

История оставила название великих и гениальных только за теми писателями, которые умели писать для всего народа, и только те произведения пережили века, которые были истинно народными v себя дома…-эти слова Островского, сказанные им в конце жизни, с полным правом можно отнести к его собственному творчеству.

Никогда не забывая о долге истинно народного писателя, Островский работал буквально до последней минуты. Он умер 2 июня 1886 года в своем имении Щелыково за письменным столом, с пером в руках.


← ГРОЗА (1860) ОБСТАНОВКА ЖИЗНИ   ГОРЯЧЕЕ СЕРДЦЕ В ТЕМНОМ ЦАРСТВЕ. →

Еще по данной теме::


Творчество Александра Николаевича Островского — Русская историческая библиотека

За 1847 – 1886 гг. Александр Николаевич Островский (см. на нашем сайте его краткую и более подробную биографии) написал около сорока пьес в прозе и еще восемь белым стихом. Они все разного достоинства, но в целом несомненно представляют самое замечательное собрание драматических сочинений, какое есть на русском языке. Грибоедов и Гоголь писали великие и вполне оригинальные пьесы, и их гений превосходил Островского, но именно Островскому суждено было создать русскую драматическую школу, русский театр, достойный стать рядом с национальными театрами Запада, если не как равный, то как сравнимый с ними.

Портрет Александра Николаевича Островского. Художник В. Перов, 1871

 

Ограниченность искусства Островского очевидна. Его пьесы (за малым исключением) – не трагедии и не комедии, но принадлежат к среднему, ублюдочному жанру драмы. Драматический план большинства из них, принесенный в жертву методу «срезов жизни», лишен твердой последовательности классического искусства. За малым исключением, в его драмах нет поэзии, и даже там, где она присутствует, как в Грозе, это поэзия атмосферы, а не слов и фактуры. Островский, хоть и изумительный мастер типичного и индивидуализированного диалога, не является мастером языка в том смысле, в каком ими были Гоголь и Лесков. В некотором смысле даже самая его укорененность в русской почве есть ограниченность, потому что его пьесы всегда узко-местные и не имеют всечеловеческой значимости. Если бы не эта ограниченность, если бы он был всечеловечен, оставаясь национальным, его место было бы среди величайших драматургов.

 

Русская литература ХIХ века. Александр Николаевич Островский. Видеолекция

 

Однако широта, охват, разнообразие его видения русской жизни почти беспредельны. Он наименее субъективный из русских писателей. Его персонажи ни в коей мере не являются эманацией автора. Это подлинные отражения «других». Он не психолог, и его персонажи – не толстовские, в чей внутренний мир нас вводит могучая сила авторской интуиции, – они просто люди, какими их видят другие люди. Но этот поверхностный реализм – не наружный, живописный реализм Гоголя и Гончарова, это подлинно драматический реализм, потому что он представляет людей в их отношениях с другими людьми, что является простейшим и стариннейшим способом характеристики, принятым как в повествовании, так и в драме – через речь и действия; только здесь этот способ обогащен громадным изобилием социальных и этнографических подробностей. И, несмотря на эту поверхностность, персонажи Островского обладают индивидуальностью и неповторимостью.

Эти общие замечания относятся в основном к ранним и наиболее характерным произведениям Островского, написанным примерно до 1861 г. Сюжеты этих пьес взяты, как правило, из жизни московского и провинциального купечества и низших слоев чиновничества. Широкая разносторонняя картина старозаветной, не европеизированной жизни русского купечества больше всего поразила современников Островского в его творчестве, потому что их интересовала реальность, воплощенная в литературном творчестве, а не ее преображение в искусстве. Критики 1850-х годов пролили немало чернил, выясняя отношение Островского к старозаветному русскому купечеству. Сам он давал обильную пищу для таких дискуссий и для каких угодно интерпретаций, потому что его художнические симпатии по-разному распределяются в разных пьесах. Любая интерпретация, от самой восторженной идеализации непоколебимого консерватизма и патриархального деспотизма вплоть до яростного обличения купечества как неисправимого темного царства, могла найти себе опору в тексте его пьес. Истинное же отношение Островского ко всему этому просто не было всегда одинаковым, моральная и общественная позиция были для него по существу обстоятельствами второстепенными. Его задачей было строить пьесы из элементов реальности, какой он ее видел. Вопросы симпатии и антипатии были для него делом чистой техники, драматургической целесообразности, ибо, хоть он и был «антиискусственником» и реалистом, он очень остро чувствовал те внутренние законы, по которым, а не по законам жизни, должен был строить каждую новую пьесу. Таким образом, для Островского нравственная оценка купеческого отца семейства, тиранящего своих близких, зависела от драматической функции его в данной пьесе. Но за исключением этого, необычайно трудно составить себе представление об общественном и политическом мировоззрении Островского. Это был самый объективный и беспристрастный из писателей, и та интерпретация, которую дает его пьесам его друг и пропагандист Аполлон Григорьев – «безудержный восторг перед органическими силами неоскверненной национальной жизни», – так же чужда настоящему Островскому, как антитрадиционная и революционная пропаганда, которую выжал из них Добролюбов.

 

 

Технически наиболее интересные пьесы Островского – первые две: Банкрут (написанный в 1847–1849 гг. и опубликованный под названием Свои люди – сочтемся в 1850 г.) и Бедная невеста (опубликованная в 1852 и поставленная в 1853 г.). Первая была самым поразительным и сенсационным началом деятельности молодого автора, какое только было в русской литературе. Гоголь в Женитьбе подал пример характерного изображения купеческой среды. В частности, тип свахи, практикующей в купеческой среде, уже широко использовался. Изобразив только неприятных персонажей, Островский шел по стопам Гоголя в Ревизоре. Но он двинулся еще дальше и отбросил самую почтенную и старинную из комедийных традиций – поэтическое правосудие, карающее порок. Триумф порока, триумф самого беспардонного из персонажей пьесы придает ей особую ноту дерзкой оригинальности. Именно это возмутило даже таких старых реалистов, как Щепкин, который нашел пьесу Островского циничной и грязной. Реализм Островского, несмотря на явное влияние Гоголя, по сути своей ему противоположен. Он чужд выразительности ради выразительности; он не впадает ни в карикатуру, ни в фарс; он основан на основательном, глубоком, из первых рук, знании описываемой жизни. Диалог стремится к жизненной правде, а не к словесному богатству. Умение использовать реалистическую речь ненавязчиво, не впадая в гротеск, – существенная черта искусства русских реалистов, но у Островского оно достигло совершенства. Наконец, нетеатральная конструкция пьес – совершенно не гоголевская, и, сознательно отказавшись от всяких трюков и расчетов на сценический эффект, Островский с самого начала достигает вершины. Главное в пьесе – характеры, и интрига полностью ими определяется. Но характеры взяты в социальном аспекте. Это не мужчины и женщины вообще, это московские купцы и приказчики, которых нельзя оторвать от их социальной обстановки.

В Банкруте Островский почти в полной мере проявил оригинальность своей техники. Во второй своей пьесе он пошел дальше в направлении детеатрализации театра. Бедная невеста и по тону, и по атмосфере нисколько не похожа на Банкрута. Среда тут не купеческая, а мелко-чиновничья. Неприятное чувство, которое она вызывает, искупается образом героини, сильной девушки, которая нисколько не ниже и гораздо живее героинь Тургенева. Ее история имеет характерный конец: после того, как ее покидает идеальный романтический поклонник, она покоряется судьбе и выходит замуж за удачливого хама Беневоленского, который один только может спасти ее мать от неминуемого разорения. Каждый персонаж – шедевр, и умение Островского строить действие целиком на характерах здесь на высоте. Но особенно замечателен последний акт – смелая техническая новинка. Пьеса кончается массовой сценой: толпа обсуждает женитьбу Беневоленского, и тут вводится изумительно новая нота с появлением в толпе его прежней любовницы. Сдержанность и внутреннее наполнение этих последних сцен, в которых главные герои почти не появляются, были действительно новым словом в драматическом искусстве. Сила Островского в создании поэтической атмосферы впервые проявилась именно в пятом акте Бедной невесты.

В пьесе Бедность не порок (1854) Островский пошел еще дальше по линии детеатрализации театра, но с меньшим творческим успехом. При постановке пьеса имела огромный успех, которым обязана оригинальному славянофильскому характеру благородного пьяницы, разорившегося купца Любима Торцова; эта роль осталась одной из самых популярных в русском репертуаре. Но сама пьеса значительно менее удовлетворительна, и техника «кусков жизни» переходит порой просто в расхлябанность. Другая славянофильская пьеса его – Не в свои сани не садись (1853), – где купеческий патриархальный консерватизм отца одерживает победу над романтической ветреностью «образованного» любовника, – гораздо лучше и экономнее выстроена и беднее в смысле атмосферы. Та же классическая конструкция утверждается и в очень сильной драме Не так живи, как хочется, а так, как Бог велит (1855). Но даже и в этих более сжатых и «однолинейных» пьесах Островский никогда не теряет богатства бытописания и не снисходит до искусственных ухищрений.

Из пьес, написанных в период 1856–1861 гг., Доходное место (1857) – сатира на разложенную высшую бюрократию – имела громадный успех как отклик на жгучий вопрос, но драматические достоинства пьесы сравнительно невелики. Воспитанница (1860) – одна из самых неприятных пьес, где Островский с огромной силой создает отталкивающий портрет, часто появляющийся в более поздних его пьесах, – портрет эгоистичной, богатой и самодовольной старухи. Три коротких комедии, объединенные общим героем – глупым и чванным молоденьким чиновником Бальзаминовым (1858–1861), – это комические шедевры благодаря характерам Бальзаминова и его матушки, нежно любящей сына, но вполне понимающей, до чего он глуп, а также благодаря их живописному социальному окружению. В другой комедии того же периода – В чужом пиру похмелье (1856) – Островский вывел купца Кит Китыча, квинтэссенцию самодура, капризного домашнего тирана, решившего, что все должны делать то, «чего его левая нога хочет», но которого, в сущности, легко запугать.

 

 

Но самое значительное произведение этого периода и несомненный шедевр Островского – Гроза (1860). Это самая знаменитая из его пьес, о которой больше всего написано. Добролюбов выбрал ее для одной из своих самых действенных и влиятельных проповедей против темных сил консерватизма и традиций, а Григорьев увидел в ней высшее выражение любви Островского к традиционному укладу и характерам незатронутых разложением русских средних классов. В действительности же это чисто поэтическая, чисто атмосферная вещь, великая поэма о любви и смерти, о свободе и рабстве. Она до предела локальная, до предела русская, и ее атмосфера, насыщенная русским бытом и русским поэтическим чувством, делает ее трудно понимаемой для иностранца. Ибо тут каждая деталь усиливается всей традиционной эмоциональной основой (быть может, лучше всего выраженной в русских народных песнях), и, лишенная этой основы, она теряет большую часть своего очарования. Гроза – редкий пример высочайшего шедевра, построенного исключительно на национальном материале.

После 1861 г. Островский стал думать о новых путях. На некоторое время он посвятил себя созданию исторических пьес (см. ниже), а в прозаических пьесах отошел от многого, что было в нем нового и оригинального. Он почти совсем забросил купеческую среду, которая под влиянием реформ и распространения образования быстро преображалась в серый средний класс, и все больше и больше поддавался традиционному методу писания пьес, хотя никогда не снисходил до использования искусственных и неправдоподобных трюков французской школы. Благодаря его примеру Россия, в отличие от других стран, сумела остаться в стороне от всепроникающего влияния школы Скриба и Сарду. И все-таки в большинстве его поздних пьес больше сюжета и интриги, чем в ранних, и хотя критики, как правило, их не одобряли, такие поздние драмы Островского как На всякого мудреца довольно простоты (1868), Лес (1871), Волки и овцы (1877) имели еще больший успех у публики, чем более характерные для него ранние шедевры. Первые две явно принадлежат к его лучшим произведениям, а Лес делит с Грозой честь рассматриваться как его шедевр. Хоть эта комедия и менее оригинальна, она богата замечательно написанными характерами. Главные ее персонажи – два странствующих актера, трагик Несчастливцев и комик Счастливцев, Дон Кихот и Санчо Панса. Они почти не уступают великим созданиям Сервантеса в многогранности и сложности. Из всех пьес Островского это единственная, в которой благородное начало в человеке триумфально утверждается моральной, хотя и не финансовой победой донкихотствующего трагика. Но в ней содержатся и другие образы – богатая и бессердечная вдова г-жа Гурмыжская и ее молодой любовник Буланов, по своей цинической и самодовольной эгоистической подлости самые неприукрашенные типы в русской литературе.

«Исторические хроники» Островского (1862–1868) явно самая неинтересная часть его творчества, хотя чисто исторически они часто интересны и дают пищу для размышлений. Его неспособность к отбору летописного материала и монотонный стих делают эти его пьесы малоинтересным чтением. Лучше других придуман Воевода (1865; потом шел под названием Сон на Волге, 1885). Эта пьеса явно сценична, но и язык, и стих по-прежнему оставляют желать лучшего. Гораздо лучше Снегурочка, единственная поэтичная романтическая комедия на русском языке. Основанная на несколько наивной интерпретации мифологического материала, она пропитана той атмосферой поэзии, которую так мастерски создал Островский в Грозе. Но в Снегурочке поэзия природы проникнута тонким юмором, благодаря которому даже крайне несовершенный белый стих Островского становится приемлем. В песнях Островский наконец преодолел свою ограниченность и неожиданно создал стихи, столь напоминающие фольклор, что их можно сравнить с некрасовскими.

Островский никогда не останавливался и всегда продолжал искать новые пути и методы. В последних своих пьесах (Бесприданница, 1880) он испробовал более психологический метод создания характеров. Но в целом последние его пьесы свидетельствуют о некотором иссыхании творческих сил. Ко времени своей смерти он господствовал на русской сцене чистым количеством своих произведений. Но наследники, которых он оставил, были средние и нетворческие люди, способные лишь писать пьесы с «благодарными ролями» для отличных актеров и актрис, выращенных в школе Щепкина и Островского, но неспособные продолжать живую традицию литературной драмы.

 

Жизнь и творчество А.Н.Островского

Александр Николаевич Островский – великий русский драматург, автор 47 оригинальных пьес. Кроме того, он перевел более 20 литературных произведений: с латинского, итальянского, испанского, французского, английского.

Родился Александр Николаевич в Москве в семье чиновника-разночинца, жившего в Замоскворечье, на Малой Ордынке. Это был район, где издавна обосновалось купечество. Купеческие особняки с их глухими заборами, картины быта и своеобразных нравов купеческого мира с раннего детства запали в душу будущего драматурга.

Окончив гимназию, Островский по совету отца поступил в 1840 г. на юридический факультет Московского университета. Но не юридические науки были его призванием. В 1843 г. он оставил университет, не окончив курса обучения, и решил полностью отдаться литературной деятельности.

Ни один драматург не показал дореволюционную жизнь с такой полнотой, как А. Н. Островский. Представители самых различных сословий, люди разных профессий, происхождения, воспитания проходят перед нами в художественно правдивых образах его комедий, драм, сцен из жизни, исторических хроник. Быт, нравы, характеры мещан, дворян, чиновников и главным образом купцов – от «очень важных господ», богатых бар и дельцов до самых незначительных и бедных – с удивительной широтой отражены А. Н. Островским.

Пьесы написаны не равнодушным бытописателем, а гневным обличителем мира «темного царства», где ради наживы человек способен на все, где старшие властвуют над младшими, богатые – над бедными, где государственная власть, церковь и общество всячески поддерживают веками сложившиеся жестокие нравы.

Произведения Островского способствовали развитию общественного самосознания. Их революционизирующее влияние прекрасно определил Добролюбов; он писал: «Рисуя нам в яркой картине ложные отношения со всеми их последствиями, он через то самое служит отголоском стремлений, требующих лучшего устройства». Недаром защитники существовавшего строя делали все от них зависящее, чтобы пьесы Островского не шли на сцене. Его первую одноактную «Картину семейного счастья» (1847) сразу же запретила театральная цензура, и появилась эта пьеса лишь через 8 лет. Первую большую четырехактную комедию «Свои люди – сочтемся» (1850) не допустил на сцену сам Николай I, наложив резолюцию: «Напрасно напечатано, играть же запретить во всяком случае». И пьесу, сильно переделанную по требованию цензуры, поставили лишь в 1861 г. Царь потребовал сведения об образе жизни и мыслей Островского и, получив доклад, приказал: «Иметь под присмотром». Секретная канцелярия московского генерал-губернатора завела «Дело о литераторе Островском», за ним установили негласный жандармский надзор. Явная «неблагонадежность» драматурга, служившего тогда в Московском коммерческом суде, настолько обеспокоила начальство, что Островского вынудили подать в отставку.

Не допущенная на сцену комедия «Свои люди – сочтемся» создала автору широкую известность. Нетрудно объяснить причины такого крупного успеха пьесы. Как живые встают перед нами лица самодура-хозяина Большова, его безответной, тупо покорной жены, дочки Липочки, исковерканной нелепым образованием, и плута-приказчика Подхалюзина. «Темное царство» – так охарактеризовал великий русский критик Н. А. Добролюбов эту затхлую, грубую жизнь, основанную на деспотизме, невежестве, обмане и произволе. Вместе с актерами Московского Малого театра Провом Садовским и великим Михаилом Щепкиным Островский читал комедию в самых различных кругах.

Огромный успех пьесы, принадлежавшей, по выражению Н. А. Добролюбова, «к наиболее ярким и выдержанным произведениям Островского» и покорявшей «правдой изображения и верным чутьем действительности», заставил насторожиться хранителей существующего строя. Чуть ли не каждая новая пьеса Островского запрещалась цензурой или не одобрялась к представлению театральным начальством.

Даже такую замечательную драму, как «Гроза» (1859), враждебно встретило реакционное дворянство и пресса. Зато представители демократического лагеря увидели в «Грозе» резкий протест против феодально-крепостнических порядков и в полной мере оценили ее. Художественная цельность образов, глубина идейного содержания и обличительная сила «Грозы» позволяют признать ее одним из совершеннейших произведений русской драматургии.

Велико значение Островского не только как драматурга, но и как создателя русского театра. «Литературе Вы принесли в дар целую библиотеку художественных произведений, – писал Островскому И. А. Гончаров, – для сцены создали свой, особый мир. Вы один достроили здание, в основание которого положили краеугольные камни Фонвизин, Грибоедов, Гоголь. Но только после Вас мы, русские, можем с гордостью сказать: у нас есть свой русский национальный театр». Творчество Островского составило в истории нашего театра целую эпоху. Особенно прочно связано имя Островского с историей Московского Малого театра. Почти все пьесы Островского еще при жизни его были поставлены в этом театре. На них воспитывалось несколько поколений артистов, выросших в замечательных мастеров русской сцены. Пьесы Островского сыграли такую роль, в истории Малого театра, что он с гордостью называет себя Домом Островского.

Для исполнения новых ролей должна была появиться и появилась целая плеяда новых актеров, так же хорошо, как и Островский, знавших русскую жизнь. На пьесах Островского утвердилась и развилась национально-русская школа реалистического актерского мастерства. Начиная с Прова Садовского в Москве и Александра Мартынова в Петербурге, несколько поколений столичных и провинциальных актеров, вплоть до наших дней, выросли на исполнении ролей в пьесах Островского. «Верность действительности, жизненной правде» – так отзывался Добролюбов о произведениях Островского – стала одним из существенных признаков нашего национального сценического искусства.

Добролюбов указал еще одну особенность драматургии Островского – «меткость и верность народного языка». Недаром Горький называл Островского «чародеем языка». Каждый персонаж Островского говорит языком, типичным для его сословия, профессии, воспитания. И актер, создавая тот или иной образ, должен был уметь использовать нужную интонацию, произношение и другие речевые средства. Островский приучил актера слушать и слышать, как говорят люди в жизни.

Произведения великого русского драматурга воссоздают не только современную ему жизнь. Они изображают и годы польской интервенции начала XVII в. («Козьма Минин», «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский»), и легендарные времена древней Руси (весенняя сказка «Снегурочка»).

В предреволюционные годы буржуазные зрители постепенно стали утрачивать интерес к театру Островского, считая его отжившим. На советской сцене драматургия Островского возродилась с новой силой. Пьесы его идут и на зарубежных сценах.

Л. Н. Толстой в 1886 г. писал драматургу: «Я по опыту знаю, как читаются, слушаются и запоминаются твои вещи народом, и потому мне хотелось бы содействовать тому, чтобы ты стал теперь поскорее в действительности тем, что ты есть, несомненно – общенародным – в самом широком смысле писателем».

После Великой Октябрьской социалистической революции творчество А. Н. Островского стало общенародным.

Александр Островский (1823-1886)

АЛЕКСАНДР ОСТРОВСКИЙ (1823-1886)

АЛЕКСАНДР ОСТРОВСКИЙ — великий русский драматург центральных десятилетий. XIX века, тех лет, когда реалистическая школа был всемогущ в русской литературе того периода, когда Тургенев, Достоевский и Толстой создали прозаическую литературу. у которого не было превосходства в мировой истории.Его работа в драма занимает в романе свое место рядом с ними. Очевидно хотя и уступает в определенном смысле, он все же проливает свет на важные сторона русской жизни, которую они оставили практически нетронутой. Тургенев и Толстой были джентльменами по рождению и писали о состояниях русского дворянства или крестьян, чьи деревни граничили на дворянских имениях. Достоевский, но не помещика. школа, по-прежнему занимавшаяся дворянством, хоть и с ее беспризорниками и заблудился.Никто из этих мастеров больше не тронул русских купцы, этот домотканый денежный класс, грубый и грубый, хватающий и скупые, без идеализма своих образованных соседей в города или домашнее очарование крестьян, от которых они сами прыгнули, но обладали грубой силой и решимостью не часто встречается среди культурной аристократии. Это был поле, которое Островский сделал своеобразным.

С этим купеческим сословием Островский был знакомый с детства. Родился в 1823 году, он был сыном юрист, занимающийся бизнесом среди московских торговцев. После окончания его курс в гимназии и три года в университете Москвы, он поступил на государственную службу в 1843 году служащим Суда Совести г. Москвы, из которого он передал два года спустя в Торговый суд, где он продолжил пока он не был уволен со службы в 1851 году.Следовательно, оба его семейная жизнь и его профессиональное образование привели его в контакте с такими типами, как Большов и Ризположенский в «Это семейное дело — мы сами решим его».

В семнадцатилетнем возрасте Островский уже развил страсть к театру. Его литературная карьера началась в 1847 году, когда он читал группе московских литераторов его первые опыты в драматической композиции.В этом же году он напечатал одну сцену из «Семейного дела», которая появилась в полной форме три года спустя, в 1850 году, и установил репутация автора как драматурга несомненного таланта. К сожалению, своей едкой, но верной картиной коммерческой морали он пробуждал против него самые ожесточенные настроения у московских купцов. Обсуждение спектакля в прессе было запрещено, а представление об этом на сцене не могло быть и речи.Перепечатано только в 1859 г., а затем, по настоянию цензуры, в измененная форма, в которой в конце появляется полицейский спектакля как deus ex machina арестовывает Подхалюзина, и объявляет, что его отправят в Сибирь. В этом искалеченном версия спектакля была поставлена ​​в 1861 г .; в исходном тексте это было не появлялся на сцене до 1881 года. Помимо всего этого, драма явился причиной увольнения Островского с госслужбы, в 1851 г.Весь эпизод иллюстрирует трудности под которую великие русские писатели трудились при деспотическом правительстве.

Начиная с 1852 г. Островский дал всю силу литературному труду. Он исключительный среди русских авторов, посвятивших себя почти исключительно театру. Пьесы Островского разноплановы, в том числе драматические. летописи, основанные на ранней русской истории, и сказочная драма, «Подснежник.»Однако его настоящая сила заключалась в том, в драме нравов, давая реалистичные картины русского жизнь среди русских городских сословий и мелкой знати. Здесь его узнали, с момента выхода на сцену своих первых произведений в 1853 году и в последующие годы, как и без конкурент среди русских авторов за театр.

Тон «Бедность — не преступление» (1854 г.), написанная всего через четыре года после «Семейного дела», резко контрастирует со своим предшественником.В более раннем В пьесе Островского был использован сатирический тон, который доказал, что он ученик Гоголя, великого основоположника русского реализма. Нет один милый персонаж появляется на мрачной картине торговца жизнь в Москве; даже старая мать отталкивает нас своей глупостью больше, чем она привлекает нас своей добротой. Нет луча света проникает в «царство тьмы» — позаимствовав известное фраза русского критика — придуманная перед нами молодыми драматург.В «Бедности — не преступление» мы видим другое сторона медали. Островский был под влиянием славянофилов. школа писателей и мыслителей, нашедших в традициях Русское общество дорожит добротой и любовью, которые им противопоставляли с поверхностным блеском западной цивилизации. Жизнь в Россия такая же разнообразная, как и везде, и Островский мог изменить свое мнение. тон без насилия над реалистичной правдой.Торговцы не утратили полностью патриархального обаяния своих отцов-крестьян. Бедный ученик — герой «Бедности не преступление». а богатый фабрикант — злодей. Добросердечие пробный камень, которым Островский пробует характер, и это может быть скрыт даже за пьяным и деградировавшим внешним видом. В scapegrace Любим Торцов имеет здоровую русскую душу, и при конец пьесы пробуждает его твердого, цепкого брата, у которого был увлечен страстью подражать иностранной моде, своей стоит родная русская.

Так же, как «Бедность — не преступление» показывает влияние славянофильского движения, «Протеже» Госпожи »(1859 г.) был вдохновлен великим либералом движение, которое принесло свои плоды в освобождении крепостных в 1861 г. Здесь Островский уехал из города в типичную деревню. усадьбы, и создал произведение, близкое по духу к тургеневскому «Спортсмену». Эскизы »или« Муму.»В короткой пьесе инстинкт простыми стихами он показывает страдания, причиненные крепостным правом: мелкий произвол помещика, который тем более раздражает, потому что это практикуется с полным убеждением в добродетели со стороны тирана; и раздавленная природа человека скот под его опекой.

Несмотря на неизменный успех его драм на сцене Островский долгое время выводил мало финансовых извлекать из них пользу.Уныние и переутомление подорвали его здоровье, и, несомненно, ответственны за мрачный тон сериала пьес, написанных в годы после 1860 г., в том числе «Грех и скорбь общая для всех »(1863) является типичным примером. Здесь драматург изображает трагический инцидент, возникший из конфликт двух социальных классов, мелкого торговца и дворянства. Из грубого окружения первых выходят честные, честные натуры вроде Краснова; из поверхностной, медлительной культуры из вторых приходят безвольные бездельники вроде Бабаева.Грязный сюжет приближается к своему неизбежному завершению с истинно трагическим сила.

К концу жизни Островский получил материальное благополучие, которое ему причиталось. Не было театра в России, в которой его пьесы не ставились, а с 1874 по после смерти он был президентом Общества русской драматургии. Авторы. В 1885 г. получил важный пост художественного руководителя. театров правительства Москвы; беспокоящие обязанности положение оказалось слишком тяжелым для его слабого телосложения, и он скончался в следующем году.

Как драматург Островский превыше всего еще реалист; нет более естественных драм, чем его когда-либо сочиненный. Но как мастер реалистической техники он должен не сравниться с Ибсеном, или даже со многими менее известными людьми среди современных драматургов. Его пьесы не имеют той изящной и лаконичной конструкции, которую мы ценим сегодня. Страницы диалогов иногда служат только для того, чтобы Немного понятнее характер актеров, а может, чуть-чуть усилить впечатление обыденной реальности.Даже в «Грехе» и печаль »и« Протеже »целиком отрывки просто иллюстрируют фон, на котором сюжет устанавливается, а не помогает продвигать само действие. Много пьес, такие как «Семейное дело», заканчиваются относительно несущественными фрагменты диалога. О других нам остается только догадываться, даже о заключении. главного действия: будет Надя в «Протеже» покориться ее унизительной судьбе, или она будет искать убежища в пруд?

Островский редко использует драму для лечения больших моральных или социальных проблем.Он не революционер мыслитель или противник существующего общества; его идеал, вот так своего предшественника Гоголя, отличается честностью, добротой, щедростью, и верность в широком смысле традициям мимо. Он атакует крепостное право не как изолированный вождь заброшенного народа. надеюсь, но как приверженец большой партии умеренных реформаторов.

Таким образом, сила Островского в степенной, довольно банальный реализм.Один из самых национальных авторов, он многое теряет при переводе. Его стиль колоритный, попахивает улица или контора; он один из величайших мастеров русского просторечия. Перевести свой московский сленг на эквивалентный диалект Нью-Йорка был бы просто для перевода Бродвейские ассоциации с Ильинкой. Переводчик может только стремиться быть разговорным и знакомым, отказавшись от попыток воспроизвести различная атмосфера разных пьес.И Островского персонажи столь же естественны, как и его язык. Тупоголовые купцы; ученики, в зависимости от обстоятельств, лукавые или честные; молодые девушки с оттенком поэзии в их натуре, которые трезвы доброжелательные хозяйки; тиранические крепостники и безвольные сыновья благородных семей: таков материал, из которого он строит свои развлекательные, полезные, в меру вдумчивые драмы.Мужчина и женщина жить и любить, торговать и жульничать в Островском, как в мир вокруг нас. Время от времени появляется убийство или самоубийство. его страницы, как и в ежедневных газетах, но вряд ли почаще. В нем мы можем изучать жизнь России так, как он знал это, грубый и грубый, а временами жестокий, но полный невзрачного добродетель и стремление.

Эта статья изначально опубликовано в Пьесы Александра Островского .Эд. Георгий Рапалл Нойес. Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера, 1917. стр. 3-8.

СВЯЗАННЫЕ ВЕБ-САЙТЫ

Архив Виктора Островского — Деревенская галерея

Виктор Островский родился в 1949 году в Канаде. В возрасте пяти лет он вместе с семьей переехал в Израиль. Его склонность к искусству проявилась с самого раннего возраста. Известный израильский художник Гилади жил на той же улице и часто ставил мольберт на открытом воздухе, чтобы рисовать.Виктор, как завороженный, по дороге в школу и из школы наблюдал, как Гилади создает прекрасные изображения на чистом холсте. В конце концов, художник подарил Виктору свою коробку масляных красок и нашел время, чтобы вести его в мир, где выражения выражаются через изображения и цвет, вручая ребенку подарок, который вскоре стал страстью.

Виктор поступил в армию в возрасте восемнадцати лет и стал самым молодым офицером Сил обороны Израиля. Виктор дослужился до звания лейтенанта ВМС Израиля и возглавлял программу испытаний оружия, когда был завербован элитным разведывательным агентством Израиля Моссад.После двух с половиной лет обучения в Моссаде победитель стал катса (куратором) после службы в полевых условиях и узнал о деятельности элементов в агентстве, которые имели больше общего с самосохранением, чем с пользой для себя. страну он покинул сервис. После пяти лет безуспешных попыток проинформировать власти, он написал разоблачительную статью «Путем обмана», которая потрясла основы агентства и, как говорят, привела к переменам. Виктор написал еще две книги после документальной литературы «Другая сторона обмана» и художественного шпионского романа «Лев Иудейский.”

Сегодня проницательность Виктора и его знания разведывательного сообщества помогают ему писать художественные романы и сценарии и служат основой для его загадочных и загадочных картин. Его полотна предлагают дразнящие образы, вызывающие у зрителей мистическую и потустороннюю реакцию. Шляпы, перчатки, шарфы и зонтики скрывают личность его загадочных фигур, провоцируя и дразня наше воображение визуальными изображениями приключений и интриг. Действия его фигур и названия работ отражают предприимчивость и язык международного разведывательного сообщества, привнося несколько смысловых слоев в его картины, создавая истории для зрителя.

виктор островский биография — Sienna Fine Art

Виктор Островский, бывший агент спецназа Моссада, является самым продаваемым автором и сценаристом четырех книг, ставших всемирным явлением. Его знания в области иудаизма, ислама и безопасности заставляли его думать за докладчиком. Виктор появлялся на Larry King Live, ABC, NBC и CBS Nightly News, Prime Time Live и на десятках других медиа-площадок по всему миру.

Проницательность Виктора и его знание разведывательного сообщества облегчают его написание художественных романов и сценариев, а также служат основой для его загадочных и загадочных картин.

Его полотна представляют соблазнительные образы, вызывающие у зрителей мистическую и потустороннюю реакцию. Шляпы, перчатки, шарфы и зонтики скрывают личность его непостижимых фигур, провоцируя и дразня наше воображение визуальными изображениями приключений и интриг. Действия его фигур и названия работ отражают предприимчивость и язык международного разведывательного сообщества, привнося несколько смысловых слоев в его картины, создавая истории для зрителя.

Виктор родился в 1949 году в Канаде и переехал в Израиль в возрасте пяти лет. Его склонность к искусству проявилась с самого раннего возраста. Известный израильский художник Гилади жил на той же улице и часто устанавливал свой мольберт на открытом воздухе, чтобы рисовать. Виктор, как завороженный, по дороге в школу и из школы наблюдал, как Гилади создавал прекрасные образы на чистом холсте. В конце концов, художник подарил Виктору свою коробку масляных красок и нашел время, чтобы увести его в мир, где выражения выражаются через изображения и цвет, вручая ребенку подарок, который вскоре стал страстью.

Восемнадцатилетний подпоручик Виктор Островский был самым молодым офицером израильских вооруженных сил (ВМС). Он был ярым сионистом, страстно приверженным основополагающему видению Давида Бен-Гуриона об Израиле как об одном из величайших и наиболее принципиальных государств в послевоенном мире. Немногие семьи могут претендовать на более глубокие или более благородные сионистские корни или более жесткую приверженность созданию и защите Государства Израиль, чем у Виктора Островского. Его дедушка и бабушка, Хаим и Эстер Марголин, поселились в Палестине в 1912 году после того, как спаслись от русских погромов. Хаим, в конце концов, поднялся до должности генерального аудитора ЕНФ (Еврейского национального фонда).

Отец Виктора, после более чем двадцати бомбардировок Германии во время Второй мировой войны в качестве тылового стрелка на Ланкастере в CRAF (Королевские военно-воздушные силы Канады) — работа, которая была наиболее близка к самоубийственной миссии, которую могла предложить война, — командовал база ВВС в Израиле во время и после израильской войны за независимость; его дядя был членом «Волков Самсона», отряда коммандос до обретения независимости, в то время как его мать воевала с Хаганой, израильским подпольем, после службы во время Второй мировой войны в британской армии.Виктор дослужился до звания капитан-лейтенанта ВМС Израиля и возглавил программу испытаний оружия.

Тогда неудивительно, что когда Виктора пригласили тренироваться в Моссад (элитная израильская служба внешней разведки), он ухватился за возможность служить своей стране таким необычным образом.

Моссад, вероятно, является наиболее подготовленной, эффективной и безжалостной организацией такого рода в мире. В некотором смысле Моссад — это микрокосм государства Израиль: поскольку он меньше, беднее и изолированнее, чем его враги, он должен неизменно действовать умнее, бить сильнее и быть лучше, чем все они.Кадет Моссада испытает больше действий, больше ужаса и больше физического нападения во время обучения, чем многие оперативники спецназа за всю карьеру. Подготовка к Моссаду занимает два с половиной изнурительных года, в течение которых большинство кандидатов терпят поражение. Известно, что Моссад хвастается тем, что без всякого сожаления подводит 5000 новобранцев, чтобы найти хотя бы одного. Нет ни серебряной медали, ни второго места, ни компромиссов, когда речь идет о защите безопасности Государства Израиль.

Но за годы своего обучения и опыта в последующих миссиях Виктор пришел к неохотному, но определенному осознанию того, что, не подотчетное даже премьер-министру, определенному элементу в Моссаде, через бессердечные, безответственные и все более и более мотивированные действия вместо того, чтобы защищать интересы государства, фактически подвергались опасности его уничтожения.

После пяти лет безуспешных попыток информирования властей он написал разоблачительную статью «Путем обмана», которая потрясла основы агентства и, как говорят, привела к переменам.»Путем обмана» запретили на неделю, но апелляционный суд отменил. «Правительство Израиля, получившее временный запретительный судебный приказ, не смогло доказать, что жизни его агентов угрожает опасность», — говорится в заявлении коллегии из четырех судей Апелляционного отдела Нью-Йорка. С тех пор Виктор написал еще три книги. фантастика «Обратная сторона обмана» и два художественных шпионских романа «Лев Иудейский» и «Черные призраки».

Подстегнутое передозировкой дяди, чиновник Медикейд меняет курс

Семья Андрея Островского не обсуждала, что убило его дядю.Он был молод, не прошло и двух недель после своего 45-летия, когда он умер, и он потерял связь с близкими в последние месяцы своей жизни. Островский предположил, что покончил жизнь самоубийством.

Почти два года спустя Островский был главным врачом Medicaid, борясь с опиоидным кризисом, от которого ежедневно умирают около 115 американцев, когда он узнал правду: его дядя умер от передозировки наркотиков.

Его семья знала, что жизнь дяди была неспокойной перед его смертью, наблюдая, как он развелся со своей женой, расстался со своей четырехлетней дочерью и в конце концов потерял работу управляющего мебельным магазином.Но Островский хотел понять, что случилось с его дядей, младшим братом отчима. Итак, прошлой осенью, когда он оказался на юго-востоке Флориды, где его дядя умер в 2015 году, он связался с одним из друзей своего дяди и попросил, как ему казалось, быстро выпить кофе.

реклама

Вместо этого друг «расслабился», рассказав, что они экспериментировали с различными наркотиками в ночь смерти его дяди — трагической кульминации более чем десятилетнего злоупотребления психоактивными веществами, о котором большая часть его семьи ничего не знала.Позднее Островский узнал, что вскрытие показало, что в его организме присутствуют опиаты и кокаин.

Это открытие потрясло Островского, педиатра, назначенного в Центры услуг Medicare и Medicaid в 2016 году. Он выступал за улучшение программ лечения наркозависимости для 74 миллионов человек, пользующихся Medicaid — борьба все более и более тяжелая после того, как республиканцы заявили, что они сократят программу при президенте Трампе. .

реклама

В собственном агентстве Островский уже чувствовал себя изгоем.После того, как он опубликовал твит против республиканского плана по отмене и замене Закона о доступном медицинском обслуживании, ему сделали выговор и отстранили от его основных проектов. Консервативная группа, известная как America Rising, подала запрос в соответствии с Законом о свободе информации о его переписке по электронной почте, что было расценено как попытка запугать Островского.

Но это откровение за кофе во Флориде сделало наркокризис глубоко личным для Островского и его семьи, побудив его действовать. Он понял, что решения заключаются не только в деньгах, но и в борьбе со стигмой, которая, по его словам, помешала его дяде получить помощь.Поэтому в прошлом месяце он уволился с государственной должности и публично рассказывает об опыте своей семьи, чтобы избавиться от стыда наркомании.

«Это не то, что его убило», — говорит Островский, имея в виду клеймо. «Но это то, что его убило».

Прошлой осенью администрация Трампа объявила опиоидный кризис чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения, не выделив дополнительных средств на «эпидемию», унесшую жизни более 42000 человек в 2016 году — больше, чем за любой другой год, по данным Центров по контролю за заболеваниями и Профилактика.Это заявление было продлено на прошлой неделе. Ранние данные показывают, что 2017 год, возможно, опередил 2016 год по количеству смертей от наркотиков.

В рамках одной из последних попыток справиться с кризисом губернатор-демократ Том Вульф из Пенсильвании недавно объявил эпидемию опиоидов чрезвычайной ситуацией в масштабе штата. Впервые официальные лица Пенсильвании направят ресурсы экстренной помощи на борьбу с кризисом общественного здравоохранения так же, как и в случае стихийного бедствия.

История дяди предлагает интимный взгляд на кризис, который раздражал чиновников на местном, государственном и национальном уровне, истощал ресурсы общественного здравоохранения — и проник не только на улицы Америки и наркопритоны, но также на рабочие места и успешные семьи среднего класса, такие как Островского.KHN согласился не разглашать имя дяди из уважения к частной жизни его семьи.

Дядя иммигрировал в Соединенные Штаты из Азербайджана, когда ему было 16 лет, в поисках более светлого будущего, чем то, что было перед ним в разваливающемся Советском Союзе, вспоминал Островский. Его семья поселилась в Балтиморе, где он женился и завел собственную семью. Когда он не работал, он жарил на гриле шашлык из баранины и танцевал под музыку своей родной страны. Он был теплым и гостеприимным хозяином, настаивая на том, чтобы гости выпили хотя бы чашку чая.

«Даже когда у него ничего не было, он брал последний кусок хлеба и предлагал его вам», — говорит Островский.

Андрей Островский Предоставлено Андреем Островским

Для Островского он был «крутым дядей», всегда приносившим племяннику безделушки из путешествий. Когда Островский учился в седьмом классе, его дядя вернулся с Ямайки в рубашке, на которой было написано: «Не вижу зла, не слышу зла, не говорите зла, это случается, пн». Островский носил его в школе — и с радостью перенес неминуемое наказание.«Я люблю его за это и горд, что у меня возникли проблемы», — написал он в электронном письме.

Примерно в начале 2000-х дядя и его жена развелись. Он стал больше пить — порок, который Островский отчасти объясняет своим культурным наследием, но, как он подозревает, перерос в алкоголизм.

Семья не знает, когда именно наркотики вошли в его жизнь, хотя его проблемы, похоже, обострились к 30 годам. Его любимым наркотиком был кокаин, как узнал Островский от друга своего дяди, который на протяжении многих лет часто принимал с ним наркотики.

Его неспособность функционировать на работе и другие финансовые затруднения в конечном итоге заставили его крэк-кокаин, более дешевую форму, вызывающую особенно сильное привыкание, которая дает мгновенный сильный кайф при курении. За несколько месяцев до смерти он потерял работу и впал в депрессию. Он стал больше употреблять и пробовать новые наркотики. Он баловался бензодиазепинами, классом психоактивных препаратов, таких как ксанакс и валиум, а также опиоидами.

Опиоиды, которые в широком смысле включают как запрещенные наркотики, такие как героин, так и отпускаемые по рецепту обезболивающие, такие как оксиконтин, особенно опасны при неправильном применении, поскольку они подавляют способность дышать.Те, кто употребляет опиоиды, также со временем развивают толерантность, побуждая их употреблять больше, чтобы достичь кайфа. Эти факты особенно проблематичны, учитывая, что уличные наркотики часто сочетаются с более сильными опиоидами, такими как фентанил, быстродействующее обезболивающее, чтобы вызвать более сильный кайф.

В конце концов дядя Островского стал жить со своим наркоторговцем. В ночь его смерти он и его друг пошли в тайник торговца, когда он отсутствовал, пробуя таблетки и другие наркотики. Когда торговец вернулся, после того как друг ушел, дядя не открыл дверь.

Они нашли его на кушетке, смотрящего «в покое», — рассказал его друг Островскому. Его пытались реанимировать и вызвали помощь. Сидя на обочине снаружи, его друг смотрел, как парамедики уносят его.

Друг говорит, что бросил употреблять наркотики и стал участником метадоновой программы — метода лечения, при котором для уменьшения абстинентного синдрома используется другой опиоид.

К примеру, из-за политической идеологии Белого дома, которая побудила сосредоточить внимание на пересмотре льгот по программе Medicaid, Островский говорит, что его бывшее агентство, CMS, сейчас «плохо оборудовано» для решения этой проблемы.Так что пока он работает вне правительства.

В этом месяце Островский объявил, что присоединяется к Concerted Care Group, программе лечения наркозависимости, базирующейся в Балтиморе, пациенты которой в основном покрываются программой Medicaid, где он будет исполнять обязанности генерального директора, поскольку организация стремится к расширению.

Островский впервые обратил внимание на Concerted Care Group, когда она была частью пилотной программы CMS, выдающейся, потому что она избегала тайного подхода большинства амбулаторных наркологических центров.«Это не может быть метадоновая клиника», — подумал Островский, впервые услышав об этом.

Он предлагал пациентам личное пространство для приема лекарств; охранники для обеспечения их безопасности; даже кофе, пока они ждут, сохраняя хоть каплю терпеливого достоинства. В том же духе Островский надеется, что его личная история о своем дяде поможет бороться со стигмой, которая заставляет пациентов и их близких стыдиться обращаться за помощью.

«Я думаю, что это действительно важно, чтобы люди слышали его историю и рассказывали, — говорит он, — и преодолели это чувство нежелания вести неприятный разговор с членом моей семьи, который нуждается в помощи.”

Этот рассказ был первоначально опубликован Kaiser Health News.

Рецензия: «Изобретение России» Аркадия Островского

«Газетам не приходилось писать о дефиците, — пишет Аркадий Островский об угасающих годах Советского Союза, — они были буквально заметны по низкому качеству бумаги и выцветанию отпечатка». Последняя книга Островского «. Изобретение России » прослеживает историю России через историю ее осажденных СМИ.В качестве опытного корреспондента газет Economist и Financial Times Островский уже более 15 лет ведет репортажи из России, предлагая профессиональное понимание персонажей и историй, стоящих за возникновением постсоветской России.

Последние месяцы бросили тень на и без того мрачный медийный ландшафт России. Топор упал на телеканал «ТВ2» в Томске, а в начале декабря была уволена вся редакция популярного журнала «Стиль жизни» «Афиша ». В прошлом году судебные тяжбы из-за информационных листков затянулись из-за новых запретов на иностранную собственность, о чем свидетельствует ежедневная деловая газета Ведомости .Газета Moscow Times , появившаяся после отставки редактора Наби Абдуллаева, теперь будет публиковаться еженедельно с явно меньшей политической направленностью. Ведущая англоязычная газета пополнила почтенные Ведомости как одно из новых приобретений бизнесмена Демьяна Кудрайцева.

В условиях, когда Россия сталкивается с новыми экономическими проблемами и парламентскими выборами в этом году, недавно установленная колючая проволока на большом государственном телецентре «Останкино» является мрачным предзнаменованием. Поводов для оптимизма мало.Как отмечает Островский, высшим парадоксом критических и независимых СМИ в России является их зависимость от сочувствующих оккупантов в Кремле в их защите. Краткий и бурный эксперимент с плюрализмом средств массовой информации научил российских журналистов стать одними из самых смелых в мире — и только что настороженных лидеров — отвечать тем же.

Абсолютный парадокс критических и независимых СМИ в России заключается в их зависимости от сочувствующих оккупантов в Кремле в вопросах защиты.

«Изобретение России» — это блестящий и очень читаемый исторический отчет о «телевизионной версии России».Это история манихейской борьбы правды против лжи, которая информирует о попытке взглянуть на закат Советского Союза через призму СМИ.

Подход иногда кажется вынужденным, что приводит к некоторым преувеличениям. «В дни распада империи, — пишет Островский, — изображения и символы имели гораздо большую силу, чем любые юридические документы или даже оружие [курсив мой]». В конце концов, «телевизионная версия России» искупается тем, что имеет отношение к продолжающейся «информационной войне» между Россией и Украиной.

Медиа-транквилизатор

Роль как печатных, так и вещательных СМИ в советский период, пишет Островский, заключалась в сохранении фасада государства, а не в передаче информации.

Его рассказ о том, как создавались российские СМИ, начинается в 1968 году, в год Пражской весны. Островский цитирует переписку Дубчека и Брежнева, чтобы доказать, что гнев Брежнева был вызван больше либерализацией Дубчека средств массовой информации, чем экономическими реформами Чехословакии, ориентированными на потребителя.После того, как «социализм с человеческим лицом» был сокрушен, культурная оттепель, инициированная Хрущевым, снова прекратилась (по крайней мере, публично), вместе с вопросами, которые она подняла о советском обществе.

В последующие годы горстка литературных журналов поддерживала свободную мысль, если решительно не пинала ее. Знаменитые либеральные журналы Советского Союза, такие как Новый мир , использовали язык марксизма для борьбы с режимом на собственных условиях, но безуспешно. Наступила «эра застоя», и по мере того, как уровень жизни медленно повышался, росло разочарование советской интеллигенции из среднего класса.В прощальном письме перед изгнанием в 1974 году Солженицын призывал советское общество «жить не ложью».

Москва 1980-х годов — дом как для заблудших, так и для заблудших. CC Ceri C / Flickr. Некоторые права защищены. Вместо этого единственной целью режима стало его собственное увековечивание, и диссидентов двигал не дискомфорт в их жизни (который, как утверждает Островский, был минимальным), а тщетность их работы. Островский сравнивает их с чеховским дядей Ваней, который восстает против своего профессора, годами переписывая его бессмысленные статьи.

Стремясь реформировать систему, эти цифры олицетворяли перестройку. В 1986 году реформаторские деятели вернут страну к духу 1968 года — или даже еще дальше, к духу Бухарина или новой экономической политики. Ориентация Островского на сторонников, а не на заблудших в диссидентских кругах — необычный и желанный подход. Эти «Дети 20-го съезда партии», на которых состоялась знаменитая десталинизация речи Хрущева, были движимы желанием искупить систему, которая сокрушила поколение их родителей.

Отцы и дети

Изобретение России — это история конфликта поколений, мастерски рассказанная в образе журналиста Егора Яковлева. Корреспондент Известий во время «Пражской весны» Яковлев постепенно разочаровался в системе, хотя и сформулировал ее через принципы государственной идеологии.

К началу 1980-х Яковлев пришел к выводу, что массовая информация важнее средств производства для изменения общества, и эта вера должна была помочь ему разработать политику гласности или открытости.Действительно, за время пребывания Яковлева на посту редактора « Московских новостей, » оно превратилось в более критическое издание, став близким доверенным лицом Горбачева.

28 августа 1991 года. Егор Яковлев на внеочередной сессии Верховного Совета через несколько дней после неудавшегося переворота. Изображение предоставлено Дмитрием Донским / Ельцин-центр. В 1989 году большинство советских граждан предпочитали некоторую расплывчатую формулировку «социализма с человеческим лицом», но к декабрю 1991 года многие стали ассоциировать государственный социализм с хлебными очередями и репрессиями.Островскому явно нравится кратковременное первенство советской либеральной интеллигенции в последние годы Горбачева — Андрей Сахаров, как он пишет, был «самым близким к святому, что могла произвести Россия».

С середины 1989 года собрания партийного съезда транслировались по телевидению, что позволило вести неприличную драку между Горбачевым и Сахаровым из-за того, что микрофон транслировался в жилые комнаты по всему профсоюзу. Островский может восхвалять Сахарова, но Изобретение России — не совсем бинарная история противостояния диссидентов и государственного аппарата.Сосредоточение внимания на реформистских «стайерах», чья вера в идеалы революции (и пришедшего после нее советского государства) сохранилась, а не на диссидентских заблудших, одна из сильных сторон книги.

Еще в 1988 году экономист, а позже премьер-министр Егор Гайдар писал, что приоритетом было просто «избежать социального взрыва», а не разработать более точную экономическую модель. в которой процветали Яковлев и его коллеги, необратимо менялась.Еще в 1988 году экономист, а позже премьер-министр Егор Гайдар писал, что приоритетом было просто «избежать социального взрыва», а не разработать более точную экономическую модель.

Многие имена, которые сейчас являются самыми влиятельными в России, не обсуждали тонкости государственного социализма в Московские новости , хотя время от времени они, возможно, покупали рекламные места. К концу 1980-х капиталисты возникли раньше капитализма, поскольку администраторы и бюрократы осознали, что владение государственными активами намного более прибыльно, чем скудные вознаграждения, даваемые за управление им.Партийный корпус зарабатывал свои миллионы — в первую очередь Виктор Черномырдин, бывший министр советского газового министерства и основатель «Газпрома», — в то время как интеллектуалы спорили.

Изображение — это все

К ноябрю 1990 года Горбачев подавил свободу прессы и подавил гласность. Союз начал распадаться, и «Московские новости», и оппозиционная радиостанция «Эхо Москвы» оказались между камнем и наковальней. В январе 1991 года в Вильнюсе вспыхнули протесты сторонников независимости.Власти ответили на Вильнюс грубой силой, и КГБ направил Александра Невзорова, чтобы разжечь лихорадочные выступления служб безопасности на государственном телевидении.

По мнению Островского, январь 1991 года является истоком российской тактики «войны со СМИ». Среди бесстыдной лжи «Эхо Москвы» стало главным и надежным источником информации о событиях в Вильнюсе после того, как остальная часть попала в тупик.

После 36 лет членства в коммунистической партии Яковлев ушел в отставку, его вера в социализм с человеческим лицом утрачена.Примечательно, что Егор Яковлев с горечью подписал свой последний выпуск Московских новостей , взяв интервью у собственного сына Владимира Яковлева, который стал редактором-основателем журнала Коммерсант .

Этот бизнес-листок был призван обратиться к новой капиталистической элите, чтобы «дать российскому капитализму биографию, которой ему не хватало». «Коммерсантъ» был богато пропитан стёб , циничным, саркастическим юмором позднесоветского периода — реакцией на гражданский пафос и идеализм идеалистов 1960-х годов.«Эта газета была основана в 1909 году, — гласила ее заглавная буква, — и не выходила в период с 1917 по 1990 год по причинам, не зависящим от редакции».

Декабрь 1990 года: Михаил Горбачев склоняет голову, когда министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе уходит в отставку. (c) AP Photo / Борис Юрченко. Все права защищены. Мода на стёб также отразила характер распада Советского Союза, который для многих поколебал жажду утопии. Если, как пишет Островский, поколение Егора жило с комплексом Гамлета — искупить грехи своих отцов, то у Владимира такого пафоса не было.

Отцы этого поколения были еще живы, но морально, политически, а иногда и буквально банкротами. Вооружившись самодовольной претензией на постидеологическую практичность, поколение «Коммерсантъ» принялось зарабатывать деньги. Ультраправые, представленные здесь журналами День и Наш современныйник , молча поднялись на обочину, равно как и угроза коммунистического реваншизма.

Сурковские ритмы

Перенесемся в 1993 год, в конституционный кризис в России.Этот момент подтвердил первенство Ельцина, в немалой степени благодаря роли вещательных СМИ. То, что последовало, было, по словам Гайдара, «временем упущенных возможностей» для российской политики.

Для СМИ ничего не могло быть дальше от истины. Островский рассказывает об этих неспокойных годах через популярный телеканал НТВ, который был запущен в 1993 году олигархом Владимиром Гусинским. НТВ преуспел в кризисной ситуации, освещая события Первой чеченской войны с обеих сторон линии фронта, показывая захваченных российских солдат восторженной аудитории дома.

Фактически, правительство проигрывало информационную войну частному российскому телеканалу. Хуже поражения, конечно, было унижение, и НТВ добился больших успехов в современной российской политической сатире с помощью вдохновленного Виктором Шендеровичем шоу « Куклы ». Гусинский, под давлением деловых партнеров с требованием закрыть канал, отказался по совету своего медиа-эксперта Игоря Малашенко.

Как старая диссидентская интеллигенция отчасти обязана своим существованием Советскому государству, так и растущие критические СМИ эпохи Ельцина обязаны своим существованием ненавистному первому президенту России

Так же, как старая диссидентская интеллигенция отчасти обязана своим существованием Советскому Союзу. Государство, поэтому растущие критические СМИ эпохи Ельцина обязаны своим отвращением к первому президенту России.Ельцин видел в прессе потенциальных союзников против своих коммунистических и националистических оппонентов и стал «единственным демократическим институтом России», как официальные лица США описали его Малашенко. Ельцин заручился их поддержкой на президентских выборах 1996 года, которые превратили его мрачные пять процентов в победный голос, отчасти благодаря , Коммерсанту, и НТВ.

Октябрь 1993 г ​​.: Белый дом в России горит после обстрела правительственными войсками. Изображение через Ельцин Центр. После 1997 года споры о собственности и скандал с банкирами дискредитировали идею либеральных СМИ, и поиск объединяющей «национальной идеи» снова начался при поддержке телевизионных деятелей Леонида Парфенова и Константина Эрнста.Владелец НТВ Гусинский должен был взять крупный кредит у «Газпрома», что впоследствии решило его судьбу, когда в начале 2000-х государство укрепило свой контроль над медиа-ландшафтом.

Годы НТВ

Возвышение Владимира Путина также было обязано своим успехом изобретательности — и смелости — российских СМИ. Покойный Борис Немцов после посещения кабинета Путина вспомнил, что вместо авторучки на его столе почетное место занял пульт от телевизора. По сути, будучи никем для российской общественности во время своего политического подъема, Путину приходилось бороться с оппонентами Евгением Примаковым и Юрием Лужковым, бывшим премьер-министром и мэром Москвы.

Поскольку НТВ не желало его поддерживать, помощники Путина обратились к олигарху Борису Березовскому и Первому каналу. Березовский заручился поддержкой телеведущего Сергея Доренко, известного как «убийца», и, как и следовало ожидать, «15 серебряных пуль» Доренко, как он называл программы, замазали Лужкова и Примакова, в результате чего рейтинг первого упал с 16 до двух. процентов. Путин был идеальным кандидатом, обеспечивающим преемственность и контраст. Его можно было представить одновременно как преемника и оппонента Ельцина, и как символ разрыва с олигархическими склоками 1990-х годов без существенного оспаривания их завоеваний.

На цепочке. Продавщица газет у киоска в Москве. Фото CC: Евгений Рогинский / Flickr, 2014. Некоторые права защищены. После бегства Березовского из России и потери Первого канала правительство Путина предприняло дальнейшие шаги против НТВ, который вскоре был передан государственному Газпрому. Российские СМИ 1990-х и начала 2000-х годов, принадлежавшие олигархам, предлагали не объективность как таковую, а плюрализм. Это была плохая секунда, но защищать оставалось очень немногое. Целевая аудитория «Коммерсанта» и НТВ сохраняла хладнокровие, как их учили, «смотрела Вторую чеченскую войну по каналу как за реалити-шоу».Многие из его самых смелых журналистов так и не вернулись на НТВ. Объявленный запретом, он стал витриной для российского среднего класса, демонстрирующего свои предпринимательские таланты и прославляющего рост уровня жизни.

В то время как эпоха Ельцина породила олигархов, эпоха Путина породила рентоориентированных бюрократов и предпринимателей. К 2011 году Россия стала «нормальной» страной, но только — по мнению Островского — в той степени, в которой россияне, располагающие средствами, могли потреблять «нормальные» западные продукты и вести образ жизни.

В конце концов образованный средний класс настолько увлекся динамичным дивным новым миром технократов и предпринимателей НТВ, что начал требовать политических уступок.Это был пересмотр неписаного общественного договора, по которому политическая сила уступала место повышению уровня жизни. Новые политические активисты, читатели упомянутых выше Афиша и Новой газеты , выросли из «поколения Болотной», в то время как Путин обратился к антиамериканизму (что Островский описывает как «единственный идеологический постулат, переживший распад Советского Союза»). нетронутый’).

Появился архетипический образ сегодняшнего путинизма — синий воротничок, социально консервативный, с почтением к государству и вечно неуловимой «стабильностью» любой ценой

Возник архетипический образ сегодняшнего путинизма — синий воротничок, социально консервативный, с почтением к государству и неуловимой «стабильностью» любой ценой.История Островского 2000-х годов подчеркивает, что вертикаль власти Путина также процветала на легитимности, которую ей давали зарождающийся средний класс России, поколение , , iPhone и «нормальная» жизнь.

В этом смысле то, что иногда может показаться либеральной агиографией — особенно в отношении советских диссидентов — предлагает важный и неприятный урок для сегодняшних наблюдателей за Россией. А именно, что сегодняшняя российская политическая машина возникла отчасти потому, что «творческим классам» была предоставлена ​​возможность отвести взгляд. ватник либеральной карикатуры, вольно или невольно, не единственный соучастник в построении «путинизма».

Коммунисты и фашисты, которые пытались захватить эфир в неспокойные 1990-е, теперь маргинальны. (Островский посещает несколько из них.) Тем не менее Кремль с энтузиазмом изучал их методы «информационной войны», применяя их для разрушительного воздействия на востоке Украины.

Именно здесь дым и зеркала Кремля имеют наибольшее значение в качестве объяснительной модели.Однако отдавать приоритет захвату радиостанций — как это сделали сепаратисты в Донецке в 2014 году — отнюдь не является исключительно российской или советской стратегией в военных операциях. После войны на Украине было опубликовано много публикаций о кремлевском искусстве дезинформации и дезинформации. Это очень важные точки зрения, но они могут быть отменены всей их совокупностью — когда все является расчетливым трюком средств массовой информации, более прозаические объяснения теряются. Как писала Нелли Бабаян, российская телеаудитория может находиться под сильным влиянием, но они не бесконечно податливы.

Вместо этого государственные СМИ играют и усиливают существующие настроения в российском — или даже русскоязычном — обществе. В любом случае, заключает Островский, сила СМИ на войне перестала быть метафорической. В этом он прав, и продолжающаяся бойня на востоке Украины является тому подтверждением.

Нормальная страна

Никто, в том числе Игорь Малашенко, не знал, что означает буква «N» на НТВ. Со своей стороны, Островский подозревает, что это означает «нормальность», и «Изобретение России» пронизано разочарованием по поводу продолжающихся упущенных возможностей для России стать «нормальной европейской страной».Очевидное отсутствие в России руководящей идеологии преподносится как слабость для гражданского развития и как сила авторитарного правления. Озабоченность сурковским миром дыма и зеркал, широко популяризируемая работами Петра Померанцева, совершенно необходима для освещения российских СМИ, но она может как скрывать, так и освещать.

Какими бы ни были их претензии на то, чтобы стать «постидеологическими», у российских элит все же были убеждения — даже буквальный манифест, как в случае с «Человеком с рублем» Михаила Ходорковского.Островский неоднократно заявлял, что беспощадная демагогия российских олигархов 1990-х годов была обвинением не в плохо организованном и поспешном переходе, а в их усвоении имитации советских карикатур на капиталистов.

Уличная торговля зимой 1991 года преподносится «не как признак бедности, а как высвобождение сил и инстинктов, которые бродили при советской власти». Островский пишет, что российские олигархи 1990-х годов вели себя как западная элита, но «лишены самого важного ее свойства: чувства ответственности и исторического сознания за будущее своей страны».Его жалоба на то, что олигархи существовали, или что они были недостаточно «нормальными»?

«Нормальность» показана как идеальный тип западноевропейской либеральной рыночной демократии, естественный прогресс после «неестественной» сдержанности врожденного меркантильного духа в советское время. показано, что это идеальный тип западноевропейской либеральной рыночной демократии, естественный прогресс после «неестественной» сдержанности врожденного меркантильного духа в советское время.Как мастерски демонстрирует Островский, здесь почти нет критики этой телеологии или попыток извлечь уроки из неспособности России стать «нормальной». Такое понимание путинской России во многом повторяет тот же нарратив — зашоренное ревизионистское самодержавие, пытающееся отложить неизбежное, если не естественное.

В последние годы отчеты о том, «где Россия пошла не так», пытались количественно определить причину идеологии, как если бы вы могли взвесить прогресс в направлении «нормальности» в упавшем бетоне в форме Ленина.Самая большая болезнь Москвы или угроза для остального мира, очевидно, заключалась в ее избытке или потребности в идеологии. Островский тяготеет ко второму. Его Россия, если украсть недавний титул, является «страной, где нет ничего правдивого и все возможно».

Но объектив СМИ не всемогущ: его сфабрикованные реальности реальны в той мере, в какой они так или иначе связаны с материальными обстоятельствами. С учетом экономических проблем и бесконечности конфликта на Украине, действительно ли эта «выдуманная Россия» будет столь же резонансной в 2016 году?

Книга Аркадия Островского Изобретение России была опубликована Atlantic Books в сентябре 2015 года.

Виктор Островский — Международная галерея изящных искусств Exposures

Виктор родился в 1949 году в Канаде, в возрасте пяти лет переехал в Израиль. Его склонность к искусству проявилась с самого раннего возраста. Известный израильский художник Гилади жил на той же улице и часто устанавливал свой мольберт на открытом воздухе, чтобы рисовать. Виктор, как завороженный, по дороге в школу и из школы наблюдал, как Гилади создавал прекрасные образы на чистом холсте.

В конце концов, художник подарил Виктору свою коробку масляных красок и нашел время, чтобы направить его в мир, где выражения выражаются через изображения и цвет, вручая ребенку подарок, который вскоре стал страстью.

Восемнадцатилетний подпоручик Виктор Островский был самым молодым офицером израильских вооруженных сил (ВМС). Он был ярым сионистом, страстно приверженным основополагающему видению Давида Бен-Гуриона об Израиле как об одном из величайших и наиболее принципиальных государств в послевоенном мире.

Немногие семьи могут претендовать на более глубокие или более благородные сионистские корни или более жесткую приверженность созданию и защите Государства Израиль, чем у Виктора Островского. Его дедушка и бабушка, Хаим и Эстер Марголин, поселились в Палестине в 1912 году после того, как спаслись от русских погромов. Хаим, в конце концов, поднялся до должности генерального аудитора ЕНФ (Еврейского национального фонда).

Отец Виктора, после более чем двадцати бомбардировок Германии во время Второй мировой войны в качестве тылового стрелка на Ланкастере в CRAF (Королевские ВВС Канады) — работа, которая была наиболее близка к самоубийственной миссии, которую могла предложить война — командовал военно-воздушная база в Израиле во время и после израильской войны за независимость; его дядя был членом «Волков Самсона», отряда коммандос до обретения независимости, в то время как его мать воевала с Хаганой, израильским подпольем, после службы во время Второй мировой войны в британской армии.

Виктор дослужился до звания капитан-лейтенанта ВМС Израиля и возглавил программу испытаний оружия.

Тогда неудивительно, что, когда Виктора приглашают тренироваться в Моссад (элитная израильская служба внешней разведки), он ухватывается за возможность служить своей стране таким необычным образом.

Моссад, вероятно, является наиболее подготовленной, эффективной и безжалостной организацией такого рода в мире. В некотором смысле Моссад — это микрокосм государства Израиль: поскольку он меньше, беднее и изолированнее, чем его враги, он должен неизменно действовать умнее, бить сильнее и быть лучше, чем все они.

Кадет Моссада испытает больше действий, больше ужаса и больше физического нападения во время обучения, чем многие оперативники спецназа за всю карьеру. Подготовка для Моссада займет два с половиной изнурительных года, в течение которых большинство кандидатов терпят поражение. Известно, что Моссад хвастается тем, что без всякого сожаления подводит 5000 новобранцев, чтобы найти хотя бы одного. Нет ни серебряной медали, ни второго места, ни компромиссов, когда речь идет о защите безопасности Государства Израиль.

Но за годы своего обучения и опыта в последующих миссиях Виктор приходит к неохотному, но определенному осознанию того, что, не подотчетное даже премьер-министру, определенному элементу в Моссад, через бездушные, безответственные и все более и более целеустремленные действия, вместо того, чтобы защищать интересы государства, фактически подвергались опасности его уничтожения.

После пяти лет безуспешных попыток проинформировать власти, он написал разоблачительную статью «Путем обмана», которая потрясла основы агентства и, как говорят, привела к переменам.С тех пор Виктор написал еще три книги: научно-популярную «Другая сторона обмана» и два художественных шпионских романа «Лев Иудейский» и «Черные призраки».

[Источником либретто Каты Кабановой послужила пьеса « Буря », русского драматурга Александра Островского. Либретто придумал композитор. из чешского перевода пьесы. Следующая статья посвящена Островскому. и его игра. -NMR]

Хотя его обычно считают величайшим из всех русских драматургов, Произведения Александра Островского (1823-1886) мало известны за пределами русскоязычного страны.Только два достаточно хорошо известны на Западе, и это потому, что они являются источниками для опер, а именно Яначека Катя Кабанова и Римского-Корсакова Снегурочка . Это может показаться странным, потому что произведения его точного современники Толстой (1828-1910, Достоевский (1821-1881), Тургенев (1818-1883) и несколько более поздний Чехов (1860–1904) — стандарты в каждой западной библиотеке. Ответ кроется в людях, которых он изображал.Например, Чехов писал о верхнем семьи среднего класса, Толстой, сам дворянин, писал о прозападных русских дворянство, которое было известно на западе. Островский писал о старой России, особенно о низший купеческий класс, который был всего на одно или два поколения удален от крепостного права. (Крепостные были освобождены в 1861 году, через два года после первого исполнения г. Буря. ). Это узкое, фанатичное и жесткое общество было загадкой для жителей Запада. Патриархальным обществом правили тираны, такие как Кабанича и Дикодж, которые так запугали молодое поколение, что сами стали тиранами.

Дед Александра владел прекрасной библиотекой и умел разговаривать на латыни. Его отец также был хорошо образован и служил на государственной службе. потомственное дворянство. Александр, родившийся 12 апреля 1823 г., был третьим сыном; в первые двое умерли в младенчестве. В школе он изучал французский, греческий и латинский языки и начал изучать право. Однако большую часть времени он проводил в Малом театре. и в кофейнях в разговорах о литературе.Он стал клерком и в конечном итоге служил таковым в Московском Арбитражном суде. Там он стал познакомился с купеческим сословием, одержим деньгами, что впоследствии изобразить так ярко. В одной из его ранних пьес, Банкрот, , цензоры сказал: «Все персонажи пьесы … первоклассные злодеи. Диалог грязно. Вся пьеса — оскорбление русского купечества ». спектакль был запрещен со сцены, но Островский проводил чтения в частных домах, слово распространилось, и оно было опубликовано с огромным успехом.В результате он потерял работу, и царь Николай I поставил его под надзор полиции. (Фактически, ему разрешили «уйти в отставку» из уважения к отцу). Он работал в газете. читать корректуру и писать обзоры, но с тех пор, по сути, стал постоянным писатель. Хотя Островский никогда не был женат, у него было несколько отношений с женщинами. Первый прожил с ним восемнадцать лет и раньше родил ему четверых детей. она умерла. Сначала они были ужасно бедны; у него не было зимнего пальто и нет топлива для огня.Познакомился с женатой оперной певицей и актрисой Любовью Павловной. Косицкой, карьерой которой он следил, и он писал для нее партии в несколько его пьес. Ее появление в пьесе « Придерживайся собственных саней» был провозглашен поворотным моментом в российском театре. На похоронах вместе в 1852 году она рассказала, как в детстве звук церковных колоколов всегда приносил ей радость. Он никогда не забывал. Когда она рассталась с мужем он был вдохновлен написать The Storm и использовал ее замечания в монолог.Он писал ей страстные письма, но она холодно отвечала и убеждала ему не полюбить ее. Должен был быть разыгран почти такой же сценарий Спустя годы между композитором Яначеком и Камилой Стессловой.

Буря открылась 15 ноября 1859 года, сделана на шнурке с битами. и кусочки старых костюмов и декораций. Это была сенсация! Его пришлось переместить от Малого до Большого, чтобы вместить толпу, жаждущую его увидеть. Тургенев писал: «Самое удивительное, прекраснейшее произведение искусства русского художника. мощные дары, которые он полностью освоил ».Тем не менее, критик истеблишмента назвал это безнравственным, сказал, что нет такой женщины, как Катерина, и респектабельный родители никогда не возьмут свою дочь на просмотр. Однако полдюжины опер основаны на этой пьесе.

Даже когда его пьесы начали ставить, ему никогда не платили много. В правила заявили, что пьесы, выбранные актерами для бенефиса (и что случалось примерно раз в неделю), перешла в собственность театра. Актеры заплатили, но авторы ничего не получили.Но его пьес, всего около пятидесяти, были исполняется везде, обычно под его руководством. Он писал для народа театр «дешевые места и первоклассная компания, а не дорогие места и третьесортная труппа ». Большинство из них были для Малого театра, о котором стало известно как дом, который построил Островский. Он существовал, когда он был молод, но его работы сыграли важную роль в возрождении театра после периода относительного отклонить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.