Основной смысл мифа об исиде и осирисе: Каков основной смысл мифа об Осирисе и Исиде?

Содержание

Осирис PR в мифологии Древнего Египта

PR в мифологии Древнего Египта

Наумова Анастасия

Осирис

 

 

Краткое содержание мифа

 

Бог Осирис
Роспись из гробницы
Сеннеджема
фрагмент, XIII в. до н.э.

Осирис (греч. Ὄσῑρις — грецизированная форма египетского имени Усир) -величайший из богов в древнеегипетской мифологии, бог производительных сил природы, бог возрождения, владыка загробного мира, судья в царстве мертвых. Царствуя над Египтом, Осирис научил египтян земледелию, садоводству, виноградарству и виноделию, добыче и обработке медной и золотой руды, врачебному искусству, строительству городов, учредил культ богов.

По преданию, Осирис был старшим сыном бога земли Геба и богини неба Нут, братом и мужем богини плодородия Исиды, братом «владычицы дома» — богини Нефтиды, братом бога ярости, войны и смерти Сета, отцом бога неба и царственности Хора и бога-покровителя умерших Анубиса.

Осирис был четвертым из богов, царствовавших на земле в начальные времена. Он унаследовал от отца престол двух Египтов. Это было во времена божественных династий. Создатель мира Ра и его потомки Шу и Геб уже правили на земле. Постарев и устав от человеческой неблагодарности, они удалились на небо, не познав смерти. Легенда гласит, что со времен  своего сотворения, мятежное человечество ожидало бога, способного привести его в повиновение. Этим руководителем и был Осирис. Когда он родился, «голос провозгласил миру, что Владыка всего сущего появился на свет». Осирис преуспел там, где предки его потерпели поражение, и этим он обязан, быть может, волшебным чарам Исиды, его сестры-супруги. Божественная чета преодолела все препятствия очарованием красоты, мудрости и доброты.

Бог Осирис
Роспись, VIII в. до н. э.

Однако злой бог пустыни, младший брат Осириса – Сет, задумал убить его и стать земным владыкой. Он подготовил ларец по росту Осириса и пригласил к себе на пир.

Ларец, украшенный драгоценностями, должен был достаться тому, кому придется впору. Когда Осирис по примеру других гостей лег в него, Сет и его друзья заколотили  ларец и бросили его в Нил.

Узнав об этом, Исида отправилась на поиски тела мужа. Вернувшись в Египет, Исида спрятала тело Осириса в дельте Нила. Но охотившийся здесь Сет случайно обнаружил тело брата. Тогда он разорвал его на четырнадцать частей и разбросал их по всему Египту. Однако Исида с помощью богов собрала все части тела Осириса, соединила их и сделала из умершего мужа первую мумию. Обладая знанием тайн колдовства, Исида родила от мертвого супруга сына Гора. Возмужав, Гор сразился с Сетом и дал мертвому Осирису проглотить свое око. Уаджет Гора (охраняющий глаз) воскресил Осириса из мертвых, однако он не пожелал возвратиться на землю и остался царем мертвых, став владыкой подземного мира. Осирис завещал Гору править царством живых, благословив его на борьбу с Сетом.

 

Образы и символы мифа

 

Символическая гробница Осириса в Гизе

Осирис — один из наиболее знаменитых и значимых богов древнего Египта, воплощавший собой плодородие и возрождение, побеждающее смерть.

Осирис связан с природой, и связь эта сохранялась на протяжении всей истории Египта. Обычно его изображали сидящим среди деревьев или с виноградной лозой, иногда обвивающей его фигуру. Цвет тела Осириса может быть белым, подобно погребальным пеленам, но чаще — черным, как плодородная египетская земля или зеленым, как символ возрождения сил природы.

Считалось, что, подобно всему растительному миру, Осирис ежегодно умирает и возрождается к новой жизни, жизненная сила всегда в нем сохраняется, даже в мертвом.

Как бог мертвых и царь загробного мира, Осирис воспринимался судьей загробного мира. Считалось, что перед ним предстает покойный, чье сердце взвешивается на весах, где на одной чаше лежало изображение богини правды Маат, а на другой – сердце умершего. Оправданный попадал на «райские поля» Иару, наслаждался вечной жизнью.

Сначала Осирис отождествлялся только с умершим и возродившимся  царем. В «Текстах пирамид» фараон после смерти уподобляется Осирису, его называют именем Осириса. Но начиная с эпохи Среднего царства, каждый умерший египтянин отождествляется с Осирисом. Это объясняется тем, что умерший, подобно Осирису, оживает после смерти. Во всех заупокойных текстах перед именем умершего стоит имя Осириса.

При значимости Осириса как властителя плодородия и заупокойного культа, важнейшей частью его сущности было возрождение жизненных сил в результате победы над смертью и обретение вечной жизни.

Статуя бога Осирис
Новое Царство

Мифы об Осирисе обладают богатой символикой. Обычно Осириса изображали в человеческом облике, облаченного в саван, со скрещенными на груди руками, в которых он держит главные символы высшей власти – царские скипетры хекет и нехеху (скипетр и плеть) – важнейшие атрибуты верховного божества. Важный атрибут Осириса — корона атеф, состоящая из высокой кеглеобразной центральной части, обрамленной двумя высокими перьями, как правило, небесного цвета, что является символом божества и величия. Осириса часто изображают с двумя коронами – Верхнего Египта с солнечным диском и с перьями. На изображениях гробницы Осириса  часто присутствует зелень: это может быть дерево, растущее рядом с гробницей, где пребывает душа Осириса в виде феникса; либо дерево, проросшее через гробницу и обвившее ее своими ветвями и корнями; либо из самой гробницы растут четыре дерева.

Важным символом Осириса является священная ладья Нешмет. Во время мистерий во славу Осириса, символическое его воплощение выезжает из храма в начале празднества, чтобы вернуться обратно, пробужденным от смерти. По преданию, Нешмет вместе с возрождающимся божеством приносила вечную жизнь царю и его предкам. Египтяне сами хотели после своей смерти принять участие в поездке Нешмет, чтобы воскреснуть также, как Осирис. Образ солнечного корабля связывался с мыслями о переселении мертвых, что дарило людям надежду на загробную жизнь.

В мифах об Осирисе фигурирует сюжет о соколином оке Гора, которое Сет вырвал у него в бою. Исцеленный богами глаз Гор использовал для воскрешения отца – бога Осириса. После того, как Осирис проглотил око Гора, его расчлененное тело срослось, подобно восстановившемуся глазу. С тех пор око Гора стало амулетом, который носили и фараоны, и простые египтяне.

 

Коммуникативные средства создания образов и символов мифа

 

Осирис и Исида с Гором. Эрмитаж

С первых же времён объединённого Египта возникает бог, культ которого распространяется на все города. Этим богом стал Осирис.

Ежегодно в Египте справлялись празднования воскресения Осириса, которое знаменовало пробуждение к жизни всей растительной природы. Пожалуй, самыми главными были празднованиями в честь Осириса. Это объясняется связью Осириса и всего природного мира.

В Абидосе ежегодно проходило великое празднество Осириса, центральная часть которого называлась мистерии. Оно состояло из множества церемоний и процессий, которые символически представляли эпизоды из жизни бога.

Главной частью празднеств, связанных с Осирисом, как правило, была церемония изготовления его «подобий», или «образов».

Такие подобия обычно изготовлялись из земли, смешанной с илом, которой придавалась форма тела Осириса. Внутрь помещали священные зерна злаков, которые, прорастая, символизировали победу Осириса над смертью и возрождение жизни. В конце года проросший образ бога, считавшийся величайшей святыней, помещался в саркофаг и особую гробницу в специальном храмовом некрополе, или же в гробницу умершего царя. В мистериях срезание колосьев, означала убийство Осириса; сев зерна — погребение, всходы — его воскресение.

Доказательством почитания Осириса египтянами служат многочисленные центры культа Осириса. По легенде, там, где Исида находила части тела мужа, разорванного Сетом, она возводила святилища в память об умершем супруге. Так появилось 14 святилищ, ставших священными центрами всего Египта. Бусирис считался местом нахождения позвоночника Осириса, или столба Джед, знаменитого символа, одним из основных значений которого была стабильность и незыблемость, а остров Абатон («запретный»), расположенный рядом с островом Исиды Филе — хранилищем сердца бога.

Основной культовый центр Осириса располагался на юге страны. В Абидосе, древнем городе Абджиу была похоронена голова бога.

Главными культовыми центрами считались Бусирис и Абидос (место погребения фараонов), позднее — острова Филэ и Бигэ.

Осирис неоднократно упоминается античными авторами: Геродотом, Тибуллом, Диодором, Плутархом.

Согласно Геродоту, Осирис — бог, которого египтяне считают Дионисом. Диодор отмечает его связь с Приапом (божество плодородия малоазийского происхождения).

Кроме того, как бог подземного царства, Осирис оказал влияние на традиции погребения усопших. По примеру Осириса для обретения вечной жизни тело умершего бальзамировалось, тем самым уподобляясь телу Осириса, из которого Исида и Анубис сделали первую мумию. Таким образом, обряд мумификации – это своеобразная дань уважения великому богу Осирису.

Многочисленные статуи Осириса, настенная живопись, фрески, мистерии, обряд мумификации – все это способствовало укреплению и процветанию культа Осириса.

 

Социальное значение мифа

 

Храм бога Осириса. Абидос, Египет

Осирис позиционируется как благодетельный бог. Его назвали «Существо Благое» (Унефер), т.е. тот, который посвятил себя спасению всех людей. Он отучил человека от людоедства, научил земледелию, медицине и прочим искусствам. Обеспечив людей средствами обороны, Осирис приобщил их к духовной и общественной жизни. Он наделил их столицей — Стовратными Фивами. Осирис подчинил людей законам, научил их познанию и нравственности, поклонению богам. Благодаря ему, люди научились читать на звёздном небе, познавая жизнь, выходящую за пределы земной. Согласно мифам, Осирис редко прибегал к силе оружия: люди сами шли за ним, очарованные словами, чарами танца и музыки.

По преданию, перед Осирисом, как судьей в Загробном мире, предстает каждый умерший, и тогда решается его дальнейшая судьба: ад или рай. Эта часть мифа несла колоссальное социальное значение, поскольку придавала людям мотивацию для несения ответственности за свои поступки в земной жизни, ибо даже после смерти придется отвечать за свои поступки перед грозным и справедливым судьей.

Осирис
Рельеф из Храма в Абидосе

Божественная чета Осириса и Исиды является символом любви, верности, самопожертвования, преодоления препятствий и вечной жизни.

Культ Осириса распространился в завоеванных Египтом странах. В эллинскую эпоху культ Осириса получил широкое распространение в Западной Азии и в Европе, включая Северное Причерноморье.

Соединив в себе в различные времена культы царя, умирающего и воскресающего бога производящих сил природы, Нила, быка, луны, загробного судьи на страшном судилище, миф об Осирисе впитал в себя отражение религиозных представлений египетского общества.

Осирис олицетворяет собой величие, благодетельность, справедливость, смену жизненных и природных циклов, возрождение и вечную жизнь. 

мифологика конфликта – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

5. 2. КАИН И АВЕЛЬ: МИФОЛОГИКА КОНФЛИКТА

Пикалов Дмитрий Владимирович, кандидат исторических наук, доцент. Должность: доцент кафедры культурологии и искусств

Место работы: ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет», Гуманитарный институт, Факультет истории, философии и искусств.

[email protected]

Аннотация: Цель. Вот уже более десяти лет сферой научных интересов автора статьи являются мировоззренческие установки кочевых народов Евразии. По данной проблематике были опубликованы 2 монографии и более полусотни научных статей. Изучая идеологию кочевников, автор столкнулся с феноменом жесткого противостояния мировоззрений оседлого и кочевого земледелия. Наиболее ярко этот мировоззренческий конфликт отражен в мифологии Ближнего Востока, интерес к данной проблеме послужил основой для написания статьи.

Модель. В основе методики автора лежит коммуникативно-семиотический подход к явлениям культуры, детально разработанный и обоснованный представителями тартуско-московской школы. Основной характеристикой этого подхода является во-первых, отказ от монокаузальности; во-вторых, стремление к синтезу познавательных средств и методов различных школ, направлений и дисциплин. В рамках указанного подхода возможно наиболее полно реализовать принципы системности и всесторонности, поскольку он позволяет описать и проанализировать изобразительные и словесные памятники в единой системе понятий, что является необходимым условием для их сопоставления и сравнительного изучения.

Выводы. Автором сформулирован вывод о том, что мифологические мотивы греховности и изгнания земледельца есть способ дистанцирования от земледельца и обоснования своего хищнического поведения по отношению к нему у скотовода. Негативная матрица мифа оказывается инструментом формирования социального порядка. Кочевник-скотовод, ведущий себя по отношению к земледельцам как хищник, убивая и грабя их, хранит и воспроизводит в своих обрядах миф о земледельце — убийце и грешнике.

Рамки исследования. Исследование относится к периоду так называемой «неолитической революции», а именно -переходу от присваивающего хозяйства к производящей экономике. Несмотря на это, автору приходится постоянно аппелировать и к более поздним временам, вплоть до современности, ведь конфликт земледельческой и кочевой цивилизаций не преодолен до сих пор.

Практическое значение. Исследование глубинной социально-психологической несовместимости и конфликта идентичности земледельческой и кочевой цивилизации, позволяет по-новому взглянуть на социокультурные проблемы современности. Цивилизационный конфликт, свидетелями которого мы являемся, уходит корнями в мифологические архетипы, формирующие совершенно противоположные картины мира кочевника и земледельца.

Оригинальность/ценность. Статья может быть полезна специалистам, в чью сферу интересов входят проблемы развития мировых цивилизаций и культур, а так же вопросы формирования мировоззренческих установок и мифологем.

Ключевые слова: мифологические мышление, миф, конфликт идентичностей

MYTHS ABOUT OPPOSITION OF THE FARMER AND THE SHEPHERD IN ANCIENT EAST CULTURES

Pikalov Dmitry, assistant professor. Chair of Culturology and Arts.

Place of employment: Federal State Autonomous Educational Institution for Higher Professional Education «North-Caucasus Federal University»

[email protected]

Abstract: Purpose. For more than ten years the sphere of scientific interests of the author is worldviews of nomadic peoples of Eurasia. On this subject two monographs and more than fifty scientific papers were published. Studying the ideology of nomads, the author faced with the phenomenon of tough confrontation of sedentary and nomadic farming worldviews. More clearly this ideological conflict is reflected in mythology of the Middle East; interest in this issue was the basis for writing this article.

Materials and methods: The methodology is based on communicatively-semiotic approach to cultural phenomena, proved and worked-out by representatives of the Tartu-Moscow school. The main characteristic of this approach is, first, refusal of monocausality, and second, desire to synthesize cognitive tools and techniques of various schools, areas and disciplines. As a part of this approach we can fully realize the principles of consistency and comprehensiveness, as it allows to describe and analyze visual and verbal artifacts in a single system of concepts, which is a prerequisite for their comparison and comparative study.

Conclusions. The author concluded that the mythological motives of sin and expulsion of the farmer is a way of distancing from the farmer and grounding the predatory behavior of cattleman towards him. Negative matrix of myth is tool for creating social order. Nomadic cattleman, who behaves as a predator in relation to farmers, killing and robbing them, stores and plays in their ceremonies myth of agriculturists — murderer and sinner.

Scope of the study. The study refers to the period of so-called «Neolithic revolution» — in particular, to the transition from foraging farming to producing economy. Despite this, the author has to appeal constantly to later times, up to the present, because of conflict of agricultural and nomadic civilizations has not been overcome yet.

Practical importance. Investigation of deep socio-psychological incompatibility and conflict of identity of agricultural and nomadic civilization allows to have a fresh look at the social and cultural problems of our time. Civilizational conflict, we are witnessing, is rooted from mythological archetypes that form the completely opposite picturse of the world of the nomad and farmer.

Originality/value. The article can be useful to specialists, whose area of interest includes the problems of development of world civilizations and cultures, as well as issues of forming worldview and mythologems.

Keywords: mythological thinking, myth

Мифологический сюжет о противостоянии земледельца и пастуха встречается в ряде культур Древнего Востока. Само противостояние представлено в разной степени драматизации, от обычного спора и состязания женихов, до братоубийства. В последнем же случае всегда оказывается, что мирный земледелец, труд которого менее всего связан с насилием и агрессией, убивает пастуха. Хотя убийство, как способ добывания пищи и организации жизни скорее присущ именно кочевнику-скотоводу. Наиболее известным сюжетом, повествующим об этом древнем конфликте, является библейский рассказ о двух братьях, один из которых согласно Ветхому Завету, был пастухом, а другой — земледельцем.

Библейская история о двух братьях, Каине и Авеле, до сегодняшнего дня является одной из самых странных и нелогичных легенд Ветхого Завета. Она оставляет больше вопросов, чем дает ответов: остается только догадываться, что это за недобрые дела совершает Каин и что за грех лежит у дверей его; зачем Каин зовет Авеля именно в поле и там его убивает, и почему Бог не знает, что случилось в этом поле; почему земля отверзла уста свои принять кровь Авеля, хотя в тексте говорится, что земля за это прокляла Каина; и что это за наказание изгнанием такое, когда изгнанник строит город, плодит потомство и живет припеваючи под защитой Бога? [2] И почему имя Авеля значит «пастух», а Каина — «кузнец»? [16, с. 209]

На все эти вопросы вразумительного ответа текст Библии не дает. Как не дают его древние и современные толкователи Библии, ограничиваясь утверждением, что «грех Каина» это его зависть к брату или изначальное несовершенство вызванное грехопадением Адама и Евы. Оно и понятно, ведь как пишет М. Дуглас «…оскверняющий человек всегда неправ. Он либо сделал что-то не так, либо просто пересек какую-то черту, которую нельзя было пересекать.» [6, с. 170]

Собственно, можно было бы и ограничиться этими объяснениями, если бы у соседей древних иудеев -египтян, не было аналогичного мифа, в котором также земледелец убивает скотовода. И если в случае с древними иудеями, которые изначально были кочевниками-скотоводами и только позже, поселившись в Ханаане, перешли к земледелию[15], сюжет о «плохом земледельце» и «хорошем скотоводе» еще можно как-то разумно объяснить, то вот аналогичный миф в земледельческой древнеегипетской культуре противоречит здравому смыслу. Но ведь «логика мифологического мышления отличается от логики реалистической» [5, с. 80], поэтому очень часто исследователи впадают в ошибку, пытаясь интерпретировать мифы с позиций современного здравого смысла.

Обратимся к основополагающему мифокострукту Древнего Египта — преданию об Осирисе и Изиде. Уже в додинастический период (начало IV тысячелетия до н.э.) фиксируются определенные религиозные традиции, связанные с культом Осириса.

Заметим, что наиболее полной версией мифа об Осирисе является та, что изложена Плутархом (II век) в его трактате «Об Осирисе и Исиде». [11, с. 231-249] В самих

египетских текстах упоминаются лишь отдельные эпизоды, что лишний раз подтверждает концепцию об отсутствии целостного повествования, характерного для мифов древности. Ведь задачей творцов Ветхого Завета и древнеегипетских мифов было не объяснение и упорядочение мира, а упорядочение мифов, доставшихся им с глубокой архаики. То, что создателей мифов менее всего волновал вопрос, а как на самом деле обстояли дела, совершенно естественно, поскольку их мышление является мифоцентристским.

В то же время нужно обязательно пояснить, что мифология, особенно древнейшая мифология, чужда каких-либо элементов рациональной логики, а основана на своих собственных законах. Именно поэтому этнографы, записывающие мифы, никогда не встречались с феноменом целостной мифологической системы, в которой различные фрагменты мифологической картины, различные мифологические сюжеты или отрывки сюжетов сплетались бы в сколько-нибудь законченный геометрический узор, складывались в целостную систему. Это обстоятельство привело к тому, что исследователи-этнографы и фольклористы делали эту работу сами. Даже такая полная и хорошо сохранившаяся до нашего времени мифология как греческая, была систематизирована и упорядочена не античными авторами, а европейскими учеными (Р. Грейвс, А.А. Тахо-Годи, Н. А. Кун и др.). Вместе с тем, тот факт, что сами древние греки, судя по всему не только не имели никакой целостной (целостной в нашем понимании) мифологической картины, но и не испытывали нужны в какой бы то ни было ее систематизации, оставался без объяснения. Что тогда говорить о культурах стоящих на более низком уровне развития.

Вот как, к примеру, описывал трудности сбора мифов у папуасов маринд-аним П.Вирц: «…Лишь немногие островитяне умеют рассказывать. Некоторые знают много мифов, но изложить их не могут. Их рассказ представляет обычно какой-то фрагмент без начала и конца, и бывает иногда весьма нелегко понять, о чем идет речь, особенно вначале. Однако со временем я заметил, что во всей области, населенной маринд-аним, большинство мифов рассказывается одинаково, с незначительными отклонениями… Дело, следовательно, было лишь за тем, чтобы записать в разных местах рассказы как можно большего числа информантов. Получив, таким образом, общее представление обо всем материале, можно было дополнить фрагменты отдельных мифов другими. Это был единственно возможный путь. Каждый рассказчик, как правило, начинает свое повествование с того, что ему в данный момент пришло на ум. Чаще всего, бывает, сразу даже трудно уловить какой бы то ни было смысл, какую-то последовательность. Но некоторое время спустя, удается опять услышать фрагмент того же мифа. Так составляешь о нем все более и более полное представление и можешь уже сам выяснить недостающие частности, задавая вопросы. (…)». [8, с. 25-26]

Любопытно: многим собирателям мифов, похоже, просто не приходило в голову, что фрагментарность мифа, его отрывочность и несвязность — это не досадное недоразумение, а, так сказать, фундаментальный факт, сви-

детельствующий об очень существенной черте бытования мифа в первобытном социуме. Движимые лучшими побуждениями, этнографы стыковали друг с другом различные фрагменты «одного и того же мифа», пытаясь реконструировать картину этого мифа как целостную и последовательную. П. Вирц и Г. Неверман честно признаются, что их книжные тексты не являются буквальными воспроизведениями слышанного ими. «Маринд-аним далеко не всегда рассказывали мифы в полном виде, не обязательно передавали их как цельные нарративы: нередко какие-то мотивы и эпизоды, мифологические образы и реминисценции всплывали в разговорах, обнаруживались в составах ритуалов, вспоминались в связи с какими-либо предметами и т.д. Наблюдателям приходилось подчас самим восстанавливать рассказ как целое, объединять отдельные эпизоды и т.д.» [8, с. 17] Но ведь реальное существование мифа в первобытном обществе не имело какого бы то ни было подобия целостности, так как мифы представляют собой особую форму бытования семантических полей предметов и явлений окружающего человека мира. Но вот с какой стати эти семантические поля должны быть каким-то образом упорядочены? [7, с. 127]

Философ А.М. Лобок обратил внимание на одну особенность, замеченную П. Вирцем. «Оказывается, можно «знать много мифов, но не уметь их изложить». [7, с. 12730] Важное наблюдение, подчеркивающее то принципиальное обстоятельство, что мифы по своей сути не есть рассказы, не есть повествования; а есть нечто существенно другое. Иначе — как можно знать миф, но не уметь его рассказать? Это, кстати, то обстоятельство, на которое обращали внимание многие этнографы: миф в первобытном обществе — не повествование, не рассказ, а прежде всего особый способ бытования сознания человека. Но что это за бытование сознания? В своей исходной ипостаси миф — это всего лишь размытое смысловое поле предмета, которое еще только должно когда-нибудь превратиться в рассказ. Иррациональность мифа станет более понятна, «если мы вспомним, что древние не удовлетворялись простым пересказом своих мифов. Они драматизировали мифы, видя в них особую силу, эффективность которой можно было повысить декламацией». [13, с. 13]

И вот наступает такой момент в истории народа, когда возникает необходимость письменно зафиксировать многообразие этих смысловых полей, собрать множество рассказов в подобие единого текста. И создатели Ветхого Завета, древнеегипетские и древнегреческие жрецы сталкиваются с теми же проблемами, которые позже преодолевал П. Вирц и другие этнографы Х1Х-ХХ веков, т. е. с фрагментарностью, разрозненностью и несистема-тичностью повествования. Но так как древние авторы, были сами носителями мифологического сознания, то они не пытались, в отличие от этнографов Х1Х-ХХ века, «дополнить фрагменты отдельных мифов другими», а приводили их, как говорят, из первых рук. И их совершенно не смущала нелогичность и определенная бессвязность их повествования.

Вернемся к мифу об Осирисе и Изиде в изложении античных и древнегреческих источников. Несмотря на определенные разночтения и противоречия, которые могут быть следствием «соперничества» или синкретизации различных мифологических элементов, центральный миф, сложившийся после окончательной победы Осириса, легко поддается реконструкции. Согласно всем преданиям, Осирис был легендарным царем, чье правление в Египте славилось мощью и справедливостью. По пре-

даниям, именно Осирис установил справедливые законы и был истинным судьей для людей. Благодаря ему, на всей земле Египта установился длительный мир.

Возникает резонный вопрос, а где тут «плохой» земледелец и «хороший» скотовод? В чем сходство с библейским рассказом о Каине и Авеле, кроме мотива братоубийства? К моменту фиксации мифа Плутархом, эта связь Осириса и Сета со скотоводством и земледелием уже была оттеснена другими семантическими смыслами. Но кое-что осталось. Сет — хтоническое божество (металлы считались костями Сета), изначально был лишен негативных черт, муж плодородной земли вокруг Нила (Небт-хет/Нефтис), покровитель мужской сексуальной силы и, вполне вероятно, плодородия, поэтому при гик-сосах (Манефон переводит слово «гиксосы», как «цари-пастухи» или «пленники-пастухи», последнее подтверждается египетским HAq «добыча», «пленник») он отождествлялся с Ваалом — общесемитским богом плодородия. Однако, после вторжения гиксосов, отношение египтян к иностранцам, можно охарактеризовать как ксенофобию, и, в конечном счете, Сет, как главное божество гиксосов, стал воплощать все, что египтяне не любили в иностранных правителях, и таким образом он постепенно поглощал личности всех предыдущих злых богов, особенно Апопа.

Древнеегипетский Сет, как и древнегреческий Тифон, изображались черными, что собственно и позволило Плутарху использовать имя греческого хтонического божества, в качестве замены собственно египетского. А. Голан пишет: «Вероятнее всего, черное было приписано Богу земли потому, что он обитал в подземелье, где господствует мрак, темнота, чернота. Да и сама земля черная. О том, что в архаических представлениях «черное» ассоциировалось не со злом, а с темнотой подземелья, может свидетельствовать, например хеттское выражение «черная земля», которое обозначало мифический подземный мир».[5, с. 189]

Вполне вероятно, функции плодородия Сета, во времена Среднего Царства, были перенесены на Осириса, который становится покровителем земледелия и царем загробного мира. Именно тогда появляются представления о том, что Осирис научил людей пахать землю, сеять зерно, собирать урожай. Так же он научил людей молоть зерно, делать муку, культивировать фруктовые деревья, укреплять виноградную лозу, собирать фрукты. А Сет соответственно теряет свои связи с земледелием, плодородием и царской властью, и становится злым божеством кочевников гиксосов. Именно поэтому со времен Среднего царства его начинают ассоциировать с войной, различными бедствиями и кочевниками.

В то же время основные атрибуты власти Осириса -кнут (нехех) и жезл (хека), последний явно отголосок пастушеской жизни — посоха скотовода. Египетские фараоны также изображались с пастушеским посохом (египетские тексты называют фараона «пастырем страны», «пастухом Египта»), а само название «хека» означает «править» (царь-пастух). Вполне вероятно, образ Оси-риса-пастуха был вытеснен из сознания египтян образом Осириса-зерна. Д.Д. Фрезер отмечает: «Красноречивым и недвусмысленным свидетельством в пользу допущения такой связи являются набитые зерном статуэтки Осириса на могилах. Эти изображения являлись одновременно символом и орудием воскресения». [14, с. 358]

«Самое прямое отношение имеет к богу хлеба и предание об Осирисе, научившем людей земледелию. Рассказ же о том, что изувеченные останки бога были разбросаны по всей стране и захоронены в различных мес-

тах, можно счесть аллегорией процессов сева и веяния. В пользу такого истолкования говорит предание, которое гласит, что отрезанные части тела Осириса Исида сложила в лукошко. Еще более вероятно, что это предание является отзвуком былого принесения в жертву представителя духа хлеба с последующим закапыванием частей его тела или рассеиванием его пепла в качестве полевого удобрения. В высшей степени знаменательным представляется также тот факт, что цари приносили эти варварские жертвы на могиле Осириса. Можно предположить, что жертвы эти представляли самого Осириса: в их лице бога каждый год убивали, разрывали на части и зарывали для того, чтобы быстрее поднялись посаженные в землю семена». [14, с. 354-355]

Вполне вероятно, что в эпоху Среднего царства мифо-конструкт «жертвоприношения чужого (пастуха, кочевника) во благо урожая и плодородия земли», был поглощен и трансформирован мифоконструктом «возрождения через смерть».

Причина этого, как отмечают исследователи, начавшийся во времена Среднего царства процесс «демократизации» культа Осириса. [16, с. 127] Если ранее только умерший фараон становился Осирисом, то в эпоху Среднего царства утверждается идея, что «каждый скончавшийся египтянин становился богом Осирисом». [13, с. 141] Как отмечает М. Элиаде: «наряду с фараонами, многие заявляют о своем ритуальном участии в драме и апофеозе Осириса. Тексты, которые ранее высекались на стенах тайных камер в пирамидах, воздвигаемых для фараонов, теперь стали воспроизводиться на саркофагах знати и даже рядовых, непривилегированных членов общества». [16, с. 127] Теперь все египтяне могли наслаждаться вечностью на тех же условиях, которые в предыдущих периодах были доступны только фараонам. Естественно такая «демократизация» культа привела к тому, что Осирис оказался в центре этических забот и религиозных надежд египтян, и естественно его роль в древнеегипетской религии сильно возрастает. Текст, относящийся ко времени Среднего царства, превосходно выражает возвышение Осириса как источника и основы всего творения: «Живу я или умер, я есмь Осирис, я вхожу и вновь появляюсь через вас, я распадаюсь в вас, я расту в вас… Боги живут во мне, ибо я живу и расту в зерне, которое их питает. Я покрываю землю, живу я или умер — я есмь Ячмень. Я неуничтожим. Я ввел Порядок… Я стал Властелином Порядка. Я возникаю из тела Порядка…» [16, с. 126] Естественно, что соперник Осириса стал наделяться демоническими чертами.

Существуют и другие гипотезы. Шведский исследователь У. Люнгман полагает, что человеческие жертвоприношения во благо урожая своими корнями уходят в Египет. [17, с. 101-103]Древнейшие церемонии такого рода, по его мнению, можно найти среди доосирисовских ритуалов. В доисторические времена человека закатывали в папирус, отрубали ему голову, а тело либо бросали в воду, либо разрубали на куски (иногда в пруд бросали только детородный орган, а все остальное закапывали на поле). Это жертвоприношение олицетворяло ритуальную битву двух сил. В более поздней форме данного ритуала Осирис отождествлялся с обезглавленным или искалеченным человеком, упрятанным в сноп, а Сет — с тем, кто наносил ему удар или бросал труп в воду. Принесение в жертву животного, символизирующего Сета (козу, гуся, иногда свинью или зайца) имитировало месть Осириса. Церемония устраивалась в конце жатвы (в середине мая). Считалось, что 17 июня, когда начинался разлив Нила, Исида выходила на поиски Осириса; в этот

день все мужчины собирались на берегу и оплакивали убитого Бога. Возможно, торжественный проход по Нилу в лодке с огнями также был частью этого ритуала. В начале августа Исиду (обрученную с Нилом), которую олицетворял конический столб, с колосьями пшеницы наверху, символически оплодотворяли открытием нильских плотин, и богиня зачинала Гора, после чего бог Тот складывал вместе части тела Осириса и последний возвращался к жизни. В честь этого события разбивались «сады Осириса»; в начале ноября устраивалось ритуальное вспахивание земли и ритуальный сев. Прорастание семян говорило о том, что Осирис ожил.

По мнению Люнгмана, эти ритуалы, в той или иной степени исполнявшиеся в Сирии, Месопотамии, Анатолии и Греции, способствовали распространению земледельческой обрядности по всему миру, причем распространялась она не только в древности, но и позже, в рамках христианства и ислама. [17, с. 103]

Благодаря гипотезе Люнгмана, у исследований земледельческих верований и ритуалов появляются новые перспективы, однако ряд его выводов спорен. М. Элиаде поддерживал точку зрения Люнгмана на восточное происхождение человеческих жертвоприношений во благо урожая, (Египет, Сирия, Месопотамия) и считал, что они развились из жертвоприношения, носившего театрализованный характер и устраиваемого с целью возрождения. [16, с. 334]

В более позднюю эпоху, возможно, сам египетский погребальный ритуал стал являться повторением мифа об Осирисе. Умершего египтянина так же расчленяли, извлекая внутренние органы и помещая их в отдельные сосуды, для того, чтобы он подобно Осирису, возродился в мире мертвых. [3, с. 143]

Но стоит вспомнить и тот факт, что Египет, как не парадоксально, очень поздно перешел к производящему хозяйству. Дельта Нила Х-У! тыс. до н.э. представляла собой песчаную равнину с редким растительным покровом, непригодную для земледелия и скотоводства: почвообразующие илистые наносы здесь пока не откладывались, а транспортировались рекой в море, где рассеивались и смывались прибрежными волнениями и течениями. Значительную роль при этом играл низкий базис эрозии Нила, ускорявший дельтовый сток реки: около X тыс. до н.э. уровень Средиземного моря был на 70 м ниже современного. Таким образом, почвенноботанические условия раннеголоценовой Дельты не благоприятствовали переходу к оседлости и неолитическому производящему хозяйству. В Долине предварительно вырисовывается похожая социоестественная картина. Например, одна из редких раннеголоценовых стоянок в пойме Нижней Нубии, датируемая X тыс. до н.э., принадлежала палеолитическим охотникам и рыболовам и представляла собой «маленький сезонный лагерь на островке суши». [12, с. 81] Как показали раскопки в ал-Кабе, следы человека на берегах верхнеегипетского Нила около V! тыс. до н.э. также носят непостоянный характер и, по мнению археологов, говорят преимущественно о рыболовстве на пойменном мелководье в сезон разлива, с июля по ноябрь. [12, с. 81] В ходе потепления раннего голоцена в среднем к VIII тыс. до н. э. увлажнение климата Африки создало такие естественные условия жизни в Сахаре и Сахеле (области саванн) к югу от нее, которые по качеству далеко превзошли все, что могла дать людям пойма Нила.

В в VI тыс. до н.э. климат становиться всё более сухим и жарким; саванны исчезали, превращаясь в пустыни. При этом долина Нила была в сущности единственным

гигантским оазисом, куда были вынуждены переселяться многочисленные племена охотников и пастухов Сахары. Но не только изменения климата вызвали экологический кризис в Северной Африке. Существенную роль в этом сыграл и человек. Крупнейшим экологическим результатом неолитического скотоводства стало возникновение пустыни Сахара. Человек перевыпасом стад крупного рогатого скота и овец превратил саванну в пустыню. [4] Начавшееся тогда переселение «жителей пустыни» с их главной ценностью — скотом в сторону единственного оазиса, и привело к заселению долины Нила.

То есть племена заселявшие дельту Нила, как и древние евреи, были преимущественно скотоводами. Тогда нечего удивляться, что в мифологии древних египтян появляется сюжет о «хорошем» пастухе и «плохом» земледельце.

В шумерской мифологии нет столь драматического противостояния между скотоводами и земледельцами, хотя сам сюжет о конфликте идентичностей, встречается не раз. Сыновья одного из главных богов шумероаккадского пантеона Энлиля — Энтен и Эмеш, один из которых пастух, а другой земледелец. Между братьями разгорелся спор, во время которого Эмеш заявил, что Энтен недостоин звания «земледельца богов», и после этого оба брата отправились со своими жалобами к Эн-лилю. Тот разрешает спор в пользу земледельца.[6, с. 170]

«Так благополучно и мирно разрешился спор между двумя братьями, спор, который в значительно более молодой библейской притче о Каине и Авеле принял совершенно иной оборот: там вопрос о первенстве решила смерть. Как подчёркивают исследователи, общность мотивов в шумерском и древнееврейском преданиях не подлежит сомнению. В обеих притчах мы сталкиваемся с отголосками чрезвычайно знаменательного процесса — процесса вытеснения скотоводческого хозяйства земледелием, с конкурентной борьбой между пастухами и землепашцами за более высокое общественное и политическое положение». [1]

Другой шумерский миф «На Горе Небес и Земли», рассказывает о споре Лахар-Овцы и Ашнан-Зерна. Боги Эн-лиль и Энки вмешиваются в спор и выносят окончательное решение: победила богиня зерна. [9, с. 74-79 ]Этот же сюжет мы видим еще в одном шумерском мифе «Сватовство Инанны», чьей руки добиваются бог пастухов Думузи и бог земледелия Энкимду. Инанна в конце концов останавливает свои выбор на Думузи и история заканчивается примирением сторон. [9, с. 127-131]

Такая необычная для традиционных культур «толерантность» характерная для Шумера, вполне вероятно связана с особенностями шумерского этноса, сформировавшегося из собственно, шумеров и восточных семитов-скотоводов (аккадцев), в конце концов, полностью ассимилировавших первых. Если египтяне и евреи воспринимали себя единственными реальными человеческими существами, а иноземцев (чужих) — как людей полноценных и даже животных (древние египтяне), то среди шумерского этноса, с его подобщностями ассирийцев, аккадцев и «приморцев» (аккадизированных шумеров крайнего Юга Двуречья), а также смешанным земледельческо-скотоводческим типом хозяйствования, не было столь жесткого противопоставления.еп — «наслаждение», и предположительно восходит к шумерскому слову есЛп — «равнина», «не паханная зем-

ля». Факт того, что для кочевника именно перепаханная земля ассоциируется со скверной, грехом и нарушением табу, мы подробно рассмотрели в своей монографии «Мифологемы неолитической революции». [10] Именно поэтому, кочевники-монголы Чингисхана тратили много времени и сил на разрушение ирригационных систем в Северном Китае, что приводило к запустению многих территорий.

Эдем древних кочевников-иудеев, это нетронутые плугом плодородные равнины. Как верно отмечено: «.древние иудеи страстно желали навсегда обосноваться на плодородных равнинах. Но характерно, что они мечтали о землях, «текущих млеком и медом», а не о землях изобилующих урожаями, подобных тем, какие представляли себе в загробной жизни египтяне. Организованные государства древнего Ближнего Востока были земледельческими, но ценности земледельческой общины противоположны ценностям кочевого племени, а в особенности — их крайнего типа — кочевников пустыни. Уважение оседлых земледельцев к безличной власти и зависимость, принуждение, налагаемое организованным государством, означают для кочевника непереносимую нехватку личной свободы. Вечная забота земледельца обо всем, что связано с явлением произрастания, и его полная зависимость от этих явлений представляются кочевнику формой рабства. Более того, для него пустыня чиста, а картина жизни, которая в то же время есть картина гниения, отвратительна». [13, с. 291]

Все это лишь отчасти объясняет, откуда в мифологии народов Древнего Востока взялся сюжет об убийстве земледельцем скотовода. Но мы забываем, что в традиционных культурах миф оказывается негативной матрицей реального культурного порядка. «Строгий и изощренный .социальный порядок, царящий в первобытном обществе, получает в мифе свое наоборотное отражение. А …беспорядок и подчеркнутая асоциальность поведения тотемных предков словно бы имеет в виду порядок, господствующий в данном племенном сообществе. Скажем, если культурной ценностью данного племени является какой-то определенный тип брачной регуляции, то именно этот, а не какой-либо другой тип брачной регуляции будет дразняще ниспровергаться мифом. Мол, предки людей во времена сновидений жили ТАК, и оттого это закончилось ЭТИМ, и потому люди не должны жить ТАК, а должны жить ИНАЧЕ. И таким образом любой, самой мелкой детальке социально организованного пространства мифологическое сознание противопоставляет своего рода хаотический, асоциальный коррелят. Любая социальная связь имеет свой наоборотный миф, в котором она, во-первых, разрушена во всевозможный хаос, и только, во-вторых, стягивается за пределами этого искусственно сконструированного мифом хаоса в некую нехаотическую единицу». [7, с. 267] Рукотворный хаос мифа оказывается инструментом формирования социального порядка. Кочевник-скотовод, ведущий себя по отношению к земледельцам как хищник (иудеи времен Иисуса Навина, скифы, гунны, монголы), убивая и грабя их, хранит и воспроизводит в своих обрядах миф о земледельце — убийце и грешнике.

И если в своих ритуалах и обрядах кочевники воспроизводили мифологический сюжет об убийстве земледельцем скотовода, то оборотной стороной этих ритуалов становится утверждение социально-культурных норм, того самого поведения кочевников по отношению к земледельцам, которое повсеместно фиксируется в истории. И мотивы греховности и изгнания Богом земледельца — это способ дистанцирования от земледельца и

самое главное, обоснования своего хищнического поведения по отношению к нему у скотовода. Через несколько тысячелетий, бывшие кочевники иудеи, столкнутся с подобным же отношением к ним в Европе, где до сегодняшнего времени существуют представления о том, что они «обладают зловещим, хотя и неопределимым, преимуществом в сфере коммерции» [6, с. 157], чем и оправдывалась их дискриминация в недалеком прошлом.

Список литературы:

1. Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. — [Электронный

ресурс]-Режим доступа: http://www.e-reading.org.

ua/chapter.php/133285/52/Belickiii_Shumery._Zabytyii_mir.ht ml (дата обращения 11.10.2013)

2. Бытие (4, 1-24)

3. Ван Геннеп А. Обряды перехода. М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1999. 198 с.

4. Воронцов Н.Н. Экологические кризисы в истории че-

ловечества. [Электронный ресурс] // Воронцов Н.Н. — Режим доступа: http://www.pereplet.ru/obrazovanie/stsoros

/855.html (дата обращения 11.10.2013)

5. Голан М. Миф и символ. М.: «Русслит», 1992. 375 с.

6. Дуглас М. Чистота и опасность. Анализ представлений об осквернении и табу. — М.: «КАНОН-пресс-Ц», 2000. 288 с.

7. Лобок А. М. Антропология мифа. — Екатеринбург: «Банк культурной информации», 1997. 324 с.

8. Мифы и предания папуасов маринд-аним. — М., 1981.

9. От начала начал. Антология шумерской поэзии. -СПб., 1997.

10. Пикалов Д.В. Мифологемы неолитической революции. LAP LAMBERT Academic Publishing — Издат. Дом: LLAP, 2013.

11. Плутарх. Об Исиде и Осирисе //Вестник древней истории. — 1977. — №4.

12. Прусаков Д.Б. О причине «позднего» перехода к неолиту и производящему хозяйству в Египте (Материалы для ландшафтно-климатической реконструкции)// История и современность. — 2005. — № 2.

13. Франкфорт Г., Франкфорт Г.А., Уилсон Дж., Якобсен Т. В преддверии философии. Духовные искания древнего человека. — СПб., 2001.

14. Фрезер Д.Д. Золотая ветвь. — М., 1983.

15. Щедровицкий Д.В. «Дождь ранний и поздний» (ритуал вызывания дождя в Библии и его аллегорическое осмысление на рубеже античности и средневековья) // Архаический ритуал в фольклорных и раннелитературных памятниках. — М.,1988.

16. Элиаде М. История веры и религиозных идей. В 3 т.

— М., 2008.

17. Liungman W. Euphrat-Rhein. — Helsinki : Suomalainen Tiedeakatemia, 1979.

Reference list:

1. Belitsky M Sumerians. The forgotten world. — [Electronic re-SORS]-access Mode: http://www.e-reading.org. ua/chapter.php/133285/52/Belickiii_Shumery._Zabytyii_mir.ht ml (reference date 11.10.2013)

2. Genesis (4, 1-24)

3. Van Gennep A. Rites of transition. M.: Publishing house «Vostochnaya Literatura ran, 1999. 198 S.

4. N.N. Vorontsov. Environmental crises in the history of human. [Electronic resource] // N.N. Vorontsov. — Mode of access: http://www.pereplet.ru/obrazovanie/stsoros/855.html (reference date 11.10.2013)

5. Golan M Myth and symbol. M: «Ruslit», 1992. 375 p.

6. Douglas M. Purity and danger. Analysis of the representations about the desecration and taboo. — M: CANON-press-C», 2000. 288 C.

7. Pubis, A. M. Anthropology myth. — Ekaterinburg: «Bank of cultural information», 1997. 324 S.

8. Myths and legends of Papuans marind-anim. — M, 1981.

9. From the beginning of beginnings. Anthology of Sumerian poetry. — SPb., 1997.

10. Pikalov V. Myth of the Neolithic revolution. LAP LAMBERT Academic Publishing — Izdat. House: LLAP, 2013.

11. Plutarch. About ISIS and Osiris //the Bulletin of an ancient stories. — 1977. — №4.

12. Prusakov B. The reason for «late» transition to неоли-Tu and productive agriculture in Egypt (Materials for landscape-climatic reconstruction)// History and temporality. — 2005. — №

2.

13. Frankfort,, Frankfort GA, Wilson j., Jacobsen So ahead of philosophy. The spiritual quest for the ancient four-rights. -SPb., 2001.

14. Frazier HIS Golden branch. — M, 1983.

15. Shchedrovitsky A.I. «the early and latter Rain» (the ritual of summoning the rain in the Bible and of his allegorical осмысле of the boundary between antiquity and the middle ages) // an Archaic ritual folk and early literature monuments.

— M,1988.

16. Eliade M. Story of faith and religious ideas. The 3 — Meters, 2008.

17. Liungman W. Euphrat-Rhein. — Helsinki : Suomalainen Tiedeakatemia, 1979.

РЕЦЕНЗИЯ

на статью «Каин и Авель: мифологика конфликта» Пикалова Дмитрия Владимировича Статья, представленная на рецензирование, имеет ряд существенных характеристик и положительных моментов, которые позволяют отнести ее к научным работам.

Во-первых, в ней достаточно четко показано, что ее автор владеет в полной мере теорией и историографией вопроса. Об этом свидетельствует проведенный им анализ распространенности сюжета об убийстве земледельцем скотовода в мифологии народов Древнего Востока, перекликающийся в мифологии и культуре ряда ближневосточных раннеземледельческих цивилизаций.

Во-вторых, не вызывает сомнения ценность проведенного автором статьи анализа культурно-мифологического контекста противостояния культур земледельцев раннеземледельческих обществ Древнего Востока и племен, занимающихся скотоводством и охотой.

Сформулированный автором вывод о том, что мотивы греховности и изгнания земледельца — это способ дистанцирования от земледельца и обоснования своего хищнического поведения по отношению к нему у скотовода, являет определенный элемент новизны и расширяет культурологический и философский аспекты исследования данной проблематики в современной науке.

Результаты анализа автором проблематики дифференциации, противостояния и противоречий культур, относящихся к обществам с различающимися способами хозяйствования, вполне убедительны.

Статья выполнена на высоком научном уровне и может быть рекомендована к публикации в научном журнале.

Д.с.н., профессор, заведующий кафедрой социологии и социальной работы ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский Федеральный университет»

Д.А. Лушнико

Религия Древнего Египта — Docsity

Содержание Введение…………………………………………………………………….……..2 1. Мифология и религия древнего Египта……..………………………………..3 3. Особенности египетской мифологии…………………………………………5 4. Сущность человека в древнеегипетском понимании……………….………..6 5. Создание мира, согласно древнеегипетской религии…….…………………..9 6. Важнейшие культы и их истоки …………..….………….………….……..10 Заключение………………………………………………………..……………18 Список литературы……………………………………………………………19 Введение С незапамятных времен древнеегипетская цивилизация привлекала внимание человечества. Египет, как никакая другая древняя цивилизация, создает впечатление вечности и редкой целостности. Религия Древнего 1 Египта – одна из самых древних религиозных систем в человеческой истории. В своём развитии она прошла долгий путь от примитивных верований до чрезвычайно сложного и многообразного учения, содержащего элементы философии и морали. Также она представляет собой развивающееся, а не стабильное явление. Древнеегипетская религия существовала на протяжении приблизительно трех с половиной тысячелетий и все это время изменялась. В наше время наука располагает большим фактическим материалом в этой области, однако нельзя утверждать, что история египетской религии нам понятна до конца. Причин этого немало: отсутствуют источники, относящиеся к древнейшему периоду, а доступные ученым источники порой крайне противоречивы; окончательно не решена проблема хронологии египетской истории. 1. Мифология и религия древнего Египта. В странах Востока земное государство в лице самодержавного властителя и его вельмож мыслилось как прямое продолжение государства небесного или Царства Богов. Поскольку эти оба государства должны были «работать» слаженно, религия всегда играла ни с чем не сравнимую роль в жизни всех древневосточных обществ. Мистические верования и магические обряды сопутствовали любому египтянину (или шумеру, вавилонянину) в земном и загробном существовании. Рациональное в их жизни постоянно смешивалось с иррациональным, естественное со сверхъестественным. В результате жизнь людей Древнего Востока, как и жизнь большинства 2 Часто изображалась: в облике женщины с птичьими крыльями, которыми она защищает умершего. 3. Особенности египетской мифологии. Египетские боги, в отличие от греческих, не имели четко определенных функций. У большинства богов нет строгих правил иконографии: одного и того же бога изображали либо в виде человека, либо животного, либо человека с головой животного. Ра изображался в виде человека с головой сокола, увенчанной солнечным диском священным змеем – уреем; во время своего плавания на ночной черной ладье по потустороннему миру изображался с головой барана. Некоторые боги не имеют даже постоянных имен: они могут меняться, например, в зависимости от времени суток, от действия, которое совершалось в конкретный момент. Так, формы и образы лунного бога Хонсу, изображавшегося в виде мумифицированной фигуры младенца, иногда с головой сокола, покровителя писцов, зависели от фазы лунного цикла: то он податель пропитания, помощник правосудия, судья, вестник богов, то он очень грозное и кровожадное божество, палач богов, отрубающий головы и сжигающий сердца. Причину этого ученые видят в том, что в религии Египта не было, как у христиан или мусульман, единой священной книги или символа веры, как долгое время не было и догматов, отрицавшихся жрецами как «ересь». Постоянно создавались свои собственные версии одних и тех же сказаний и легенд. Сюжеты сказаний и образы заимствовались, концепции смешивались. Поэтому боги могли менять роли, иконографию. Могли отождествляться между собой из-за сходства в облике, функциях или созвучия имен. Или могли распадаться на множество разновидностей (или ипостасей). Например, бог Хор обычно изображался в облике сокола или человека с головой сокола. На протяжении древнеегипетской истории культы всех других богов, принимавших облик сокола как бог Ра, ассимилировались культом Хора, в результате чего в Египте насчитывалось более двадцати ипостасей Хора. С другой стороны, для первобытного мышления одна и та же стихия является то злым, то добрым существом. В мифах мы найдем и злых, и добрых змей. Имена многих богов переводятся с древнеегипетского дословно. Хатхор – «Обитель Хора», Хонсу – «Странник», Хор – «Небесный», Таурт – «Великая», Шу — «Поднимающий». Были у египтян и чисто абстрактные боги — «Вечность»(Хех), «Разум». В виде сокола, плывущего на ладье, как правило, изображался бог-перевозчик Немти. Сокологоловым изображался и один из четырех сыновей бога Хора. 4. Сущность человека в древнеегипетском понимании. 5 Сущность человека мыслилась египтянами в неразрывном единстве его тела, душ, имени и тени. Со смертью, считали египтяне, умирает лишь его материальная оболочка — тело. Но остаются жить несколько нематериальных частей человеческого существа. Сколько их было всего и как представляли их египтяне в полном объеме, в научной литературе однозначного ответа до сих пор нет. Поэтому остановимся на двух, наиболее упоминаемых в египетских текстах. • «Ка». У самих египтян представления о нем были довольно расплывчаты, а порой и противоречивы. И современные ученые переводят «ка» по-разному и предположительно: «дух-хранитель» человека, невидимый его духовный двойник, его жизненная сила, второе «я». Ка передается от поколения к поколению, сопровождает человека в течение всей его жизни, но обитает в некоем «четвертом измерении» и не встречается с человеком – лицом к лицу — ни в земной, ни в загробной жизни. Чтобы ка не погибло от голода или жажды после смерти тела, покойник должен быть снабжен всем необходимым, а магические заклинания должны защитить ка от съедения его загробными чудовищами. (У простого египтянина был один ка, у фараона — 14). В виде ка изготовляли статуэтки, на рельефах он изображался темным силуэтом, для него строили жилище — гробницу и приносили жертвенные дары. Во время пира египтянин часто произносил тост «за твое ка». Ка – духовный двойник человека. Человек и его ка похожи, «как две руки», поэтому иероглиф «ка» писалось иероглифом, изображавшим две руки, поднятые кверху. Ка рождается дважды: в первый раз – вместе с человеком, во второй раз – после погребального обряда «отверзания уст и очей» у погребальной статуи ка, который будет обитать в своем вечном жилище – гробнице. Но ка не встречается человеку ни в земной, ни в загробной жизни. Для ка строили гробницу-жилище. Существование ка обеспечивали подлинные или нарисованные приношения. Если еды и питья не было, ка мог бродить по поверхности и поедать отбросы, запивая их грязной водой, что было недопустимым грехом для семьи умершего; или погибнуть от голода и жажды, или быть съеденным загробными чудовищами, если ка не защитят магические формулы. «Ба». 6 «Ба» обычно изображалась в виде птицы с человеческой головой, но могла обозначаться знаком горящего масляного светильника. Перевод слова ба не имеет аналогов в современных языках. У солнечного бога Ра насчитывалось семь ба. Воплощениями ба бога Ра на земле являлись бык Мневис и белоснежная цапля Бену (или феникс). Кошка – это ба богини Бастед. Небесные светила также проявления ба богов. В земной жизни человека ба проявляется в основном через физическое тело (сын есть воплощение ба отца). Человек умирает, когда ба покидает тело, вылетая через рот. Главная функция ба, посещавшей тело уже в гробнице – позволить умершему выйти из темноты гробницы, насладиться свежим воздухом и природой, добыть покойному хлеб и воду. Благодаря заклинаниям, покойный в качестве живой ба мог принимать различные формы — сокола, ласточки, цапли — кем понравится. Наступал день, когда к мумии прилетала ба. По ее зову в гробницу являлись боги загробного мира и возвращали умершего к жизни. Неотъемлемыми частицами (субстанциями) человека также являлись: имя («рен»), причем не только человека, но и бога и любого объекта, и «ах», которое традиционное переводится как «просветленный дух», но имеются и иные трактовки: «заключительный этап трансформации сущности умершего», высшее божественное состояние в загробном мире, воплощение духовных сил человека. Изображался ах в виде запеленутой, подобно мумии, фигуре. Ка, ба, Осирис и бальзамирование. Так как смерть физического тела нарушало органическое единство его с его же нематериальными субстанциями, то для вечной жизни в загробном мире необходимо было восстановить это единство. В ином мире человек не сможет жить без тела. Предполагают, что еще в первобытную эпоху у древних родилось представление, что продолжение загробной жизни человека зависит от возможности для «души» в какой-то мере общаться с телом. Считалось, что ка начинало свою настоящую жизнь после смерти тела, а непременным условием этой нормальной жизни было сохранение телесной оболочки человека. С другой стороны, Ба, эта концентрация всей сущности конкретного покойного, не может полноценно существовать, если тело человека разлагается. Еще одним основанием для мумификации и гарантией вечной жизни служил пример бога Осириса. Осирис — это и первая (для египтян) в мире мумия. Исида собрала по Египту все части разрубленного Сетом тела 7 Нут породила Осириса, Исиду и Сета. После боги установили в мира порядок. А там, где появился первоначальный холм земли, в городе Гелиополе, египтяне построили храм и почитали в нем бога-творца Атума. Солнечный бог Ра и его заместитель бог Тот. После того как был создан мир и установлен его порядок, наступило время, когда боги жили на земле вместе с людьми. Всем миром тогда правил бог солнца Ра. Ночь он проводил в Гелиополе, а утром взлетал в небо и щедро лил на землю свет и тепло. Ночи тогда были на земле черные, так как на небе еще не было луны и светил только лишь звезды. Тогда позвал Ра к себе своего сына бога Тота и сказал ему: – «Будь моим лунным глазом на небе. И будут говорить о тебе с почтением: «Это Тот, заместитель Ра». Так появилась на небе луна, и стал бог Тот богом луны. Светил он по ночам людям, вел счет дням, перешли к нему вместе со счетом знания и письмо, и стал бог Тот богом мудрости. Вел он записи обо всем, что происходит на земле, записывал судьбу человека. Разделил он год на три сезона (у египтян было не 4, как у нас, а 3 времени года, которые они называли: Половодье, Всходы, Засуха) и 12 месяцев. 6. Важнейшие культы и их истоки. Культ Осириса. Осирис — из древнейших богов, связан с паводком Нила, распространением земледелия, увядающей и воскрешающей растительности. Сев — это похороны Осириса, появление всходов — возрождение бога, срезание колосков во время жатвы — умерщвление бога. Но одновременно Осирис — царь загробного мира и верховный судья над умершими — эти функции он унаследовал от отца, хранителя загробного мира. Существовал миф о смерти и воскресении Осириса (дошедший до нас в отрывках). По этому мифу, бог Осирис был царем Египта, предательски убит своим братом богом Сетом (Сетхом), тело Осириса было разрублено на куски и разбросано по всем частям страны; сестра-жена Осириса богиня Исида после долгих поисков нашла и собрала куски тела бога и родила от него сына — бога Гора; последний одолел Сета и воскресил своего отца. Этот миф есть не что иное, как образный рассказ о превращениях посеянного и проросшего хлебного зерна. Это типично культовый миф, пояснявший совершаемый обряд. Сами египтяне, по крайней мере в позднейшую эпоху, хорошо отдавали себе в этом отчет, о чем свидетельствует Плутарх в своем трактате «Об Исиде и Осирисе»: «Говорят, что Осирис погребен, когда закапывают посев в землю; что он возвращается к жизни и 10 снова приходит, когда ростки начинают всходить». Сам Плутарх считал подобное объяснение мифа нелепым, но по существу оно совершенно верно передает и смысл мифа и характер образа Осириса как олицетворения хлебного зерна. Народный культ Осириса представлял собой один из вариантов широко распространенного древнего земледельческого культа умирающего и воскресающего духа растительности. Правда, сам образ Осириса был в дальнейшем весьма осложнен различными более поздними наслоениями. С образом и с культом Осириса была тесно связана Исида, тоже местное по происхождению божество, ставшее затем самой популярной в Египте богиней плодородия. В эллинистическо-римскую эпоху культ Исиды широко распространился по всему Средиземноморью, соперничая одно время с христианством. Если Осирис и Исида были главными фигурами народной религии, то в центре официального культа со времени 5-й (правившая ок. 2504—2347 гг. до н. э.) династии находился образ солнечного бога: сначала Ра, а потом сближенного с ним фиванского Амона. Солнечный культ составлял главную часть государственной религии Египта. Изображался Осирис в виде мумии, держащей в руках символы царской власти – «крюк» и «плеть» В основе большинства празднеств, связных с Осирисом, лежала церемония изготовления его «образов». В большинстве своем эти «подобия» делались из земли и ила, им придавалась форма тела Осириса, внутрь помещались злаковые зерна, которые, прорастая, символизировали для египтян возрождение бога. Проросший «образ» считался величайшей святыней, помещался в саркофаге в особую гробницу либо фараона, либо в специальном некрополе при храме. Культ фараонов. Для египтян фараон мыслился и как простой смертный, зависящий от воли богов, и как единственный посредник между людьми и богами, и как «царь-бог» одновременно, ответственный за космический, календарный и общественный порядок. Ни в чем так не сказалась классовая эксплуататорская роль египетской религии, как в обожествлении фараона — высшего носителя государственной власти. Уже древнейшие цари-объединители, именовавшие себя почитателями Гора, находились как бы под особым покровительством этого 11 божества и даже прямо принимали его имя. Начиная со времени 5-й династии фараон рассматривается как сын солнечного бога Ра. Предполагают, что истоки культа фараона восходят к древнейшему культу быка, который связывался с почитанием вождя племени. Способствовало так же то, что основой египетской концепции царственности являлось признание божественной сущности фараона, представление о нем как о воплощенном божестве. В отличие от народов Двуречья для египтян правители были созданы богом-Творцом одновременно с небом, землей, людьми. В понимании царской власти египтянами всегда преобладала божественность. Покровителем власти и родоначальником фараонов всегда считался бог Хор. И царственность понималась как наивысшая святость, неизменность и непрерывность – нарушение ее ведет к торжеству Хаоса. А этого египтяне боялись всегда. Для простых египтян фараон, живой или мертвый, равно бог, независимо от его личных качеств, потомок и исполнитель воли богов. Он защищен ими и от них он получил в правление Египет. Именно через фараона божественные силы проявляются на земле, устанавливая закон мировой гармонии. Фараон – единственный человек, который присутствует от имени всех египтян в святилище храмов во время богослужения, у него — исключительный доступ к богам. Правителю надлежало поддерживать маат и посредством ритуалов, принесения жертв, личного благочестия и побед в войнах уничтожать Хаос, тем самым устанавливать порядок и утверждать маат, а это – главное в посреднической (между людьми и богами) функции и миссии фараонов. Фараон божественен во всем. Даже сплетенная в косички, накладная борода фараона считалась самостоятельным божеством. Прикосновение к одеждам фараона допускалось только избранным. Царский венец — существо самостоятельное и живое. В официальном титуле фараона первое имя характеризовало владыку как воплощение бога Хора, третье обозначало «золотую» божественную плоть фараона, личное имя следовало за титулом «сын Ра» (см. илл. 2). Фараон находится на грани мира богов, он выступает как «сын возлюбленный» богов и очень редко, когда фараон обожествлялся в качестве равноправного члена пантеона богов, он носил титул «великий бог». При фараоне-реформаторе Эхнатоне была изменена идеологема царской власти: царь и царица уже не земные воплощения Хора и Хатхор, а непосредственные дети бога солнца – Шу и Тефнут. Культ статуй Эхнатона был доведен до крайности. Культ фараона связан с представлениями египтян, что сам фараон (теоретически) обеспечивает всем умершим приношение заупокойных даров, которые перечислялись после заупокойного текста «совершение [обряда 12 кошки каралось смертью. Вывоз кошек, как священных животных, за пределы Египта был запрещен. Культ мертвых. Культ мертвых – это и забота о потусторонней жизни умерших, и практическая необходимость. В основе заупокойного культа, в частности, Древнего царства — представление о сохранении у умерших тех же потребностей, которыми обладают живые люди и главная задача — обеспечить покойного едой и питьем. Это стремление отражено во всех погребальных обрядах, и это отзвуки первобытного страха перед голодом и жаждой (в заупокойных молитвах постоянно звучит ужас перед возможной перспективой загробного голода). Содержание основной древнейшей молитвы — это простое пожелание получить жертвоприношение хлебом, пивом, мясом, благовониями и одеждой. Один из источников появления культа мертвых – особое представление египтян об устройстве мироздания; оно – вселенское равновесие противоположностей, и любое изменение должно иметь регулярный характер. В мироздании для смерти нет места, она – не окончание жизни, а переход к ее новой форме. Умерший не теряет полностью связь с живущими. Ему можно писать письма, делиться заботами и взывать о помощи. Но и сам умерший (судя по древнеегипетским текстам) обращался к живым – родственникам или просто посетителям некрополя: он будет заступником перед божественными силами в случае благожелательного к нему отношения, в ином случае – будет «судиться» и даже может «свернуть шею». Погребальный культ Тот же классовый смысл получило и характерное развитие погребального культа в Египте. Погребения додинастической (то есть доклассовой) эпохи в Египте ничем особенным не выделяются из числа аналогичных памятников в других странах: покойников хоронили в небольших овальных ямах в скорченном виде на боку, с небогатым инвентарем, иногда рассекали тело на части*. Но со времени первых династий погребальный ритуал заметно меняется, и прежде всего для царей. Могилы-гробницы постепенно делаются более обширными и сложными, возвышаются над уровнем земли, принимают форму каменной мастабы (невысокой усеченной пирамиды), а с 3-й династии — форму огромной пирамиды. Тело умершего царя стали подвергать сложной операции бальзамирования и превращать в мумию. В дальнейшем мумификации стали подвергаться и тела приближенных фараона, сановников, а позже и людей 15 среднего социального слоя. Сложная техника мумификации, постепенно совершенствовавшаяся, имела целью предохранить тело от гниения и сохранить его возможно более продолжительное время. Насколько хорошо удавалось это жрецам, в руках которых находилось данное искусство, видно из того, что по крайней мере от эпохи Нового царства (с XVI в. до н. э.) множество мумий прекрасно сохранилось до наших дней. Царские мумии в эпоху Древнего царства хранились в специально сооружавшихся пирамидах, особенно грандиозных при царях 4-й династии. Мумии знатных лиц хоронили обычно в мастабах. В эпоху Среднего царства — 11-12-я династии — царские пирамиды стали гораздо скромнее по размерам; позже их вообще перестали строить, заменив высеченными в скалах погребальными храмами — гробницами. Люди среднего достатка хоронили своих покойников — по крайней мере в эпоху Нового царства — в общих гробницах, а тела бедняков попросту зарывали в песок. Каковы бы ни были первоначальные мотивы мумифицирования трупов (об этом есть разные предположения, и возможно, что вначале тут религиозные представления были ни при чем), но в фараоновском Египте высокоразвитая техника бальзамирования и вообще сложность погребального ритуала уже несомненно были тесно связаны с весьма разработанными религиозно-магическими верованиями, в частности с верованиями о посмертной судьбе души человека. И в самом деле, мало найдется на земле таких народов, у которых до такой степени, как у египтян, были развиты погребальный культ и все связанные с ним представления о загробном мире. О посмертной судьбе ка у египтян в разное время существовали различные представления, которые жрецы тщетно пытались связать в единую систему. В эпоху Древнего царства преобладало поверье, что покойник или его ка попадает на «поля Иалу», расположенные где-то на западе, и продолжает вести там ту жизнь, какую вел в этом мире. Знатные и богатые покойники пользуются всеми благами жизни, наслаждаются в тенистых садах, окруженные свитой и слугами, занимаются любимым охотничьим спортом. Сцены из этой счастливой жизни на полях Иалу изображены в гробницах аристократии времен 5-й и 6-й династий. В период Древнего царства на первое место в качестве покровителей умерших выдвигаются два божества, с образами которых отныне и связывается погребальный культ: солнечный бог Ра и умирающий и воскресающий бог растительности Осирис. Центром, откуда распространялись солярные представления о царстве мертвых, был Гелиополис, средоточие культа Ра. Согласно этим представлениям, души умерших стремятся попасть в солнечную лодку Ра и вместе с ним совершать ежесуточное движение по небу. Исходной точкой этих верований о связи души покойника с солнцем, очевидно, служила идея 16 о западе как о стране умерших: уходящее на запад солнце озаряет своим светом эту страну (отсюда известная теория Фробениуса о «солярном периоде» в истории религии, когда сложилась идея о связи солнца с умершими и о стране душ на западе). У египтян было смутное представление о таинственной стране мрака — дуат, куда нисходит солнце ночью и где пребывают души умерших. Но гораздо большую важность получила в египетском погребальном культе связь его с образом Осириса. Вначале он не имел отношения к погребальным обрядам и верованиям. Но уже в Текстах пирамид (5-я династия) имя его упоминается в заупокойных формулах. В дальнейшем Осирис превратился в повелителя загробного мира и в посмертного судью душ. Связующим звеном культа Осириса с верой в загробную жизнь послужило представление о нем как об умирающем и воскресающем боге. Будучи по мифу первым умершим, Осирис стал изображаться как владыка умерших, а его ежегодное воскресение давало верующим надежду на то, что именно с его помощью душа умершего может спастись от окончательной гибели. Осириса просили о покровительстве покойнику. Больше того, пытались магически отождествить покойника с Осирисом. Вначале удостаивался такого отождествления лишь царь: в Текстах пирамид умерший царь прямо именуется Осирисом. Позже стали называть Осирисом и других умерших, знатного, а впоследствии и простого происхождения. «Осирис такой-то» — так обычно именуется покойник в погребальных текстах. Идея такого отождествления проста: надо магически обмануть враждебные силы, выдав умершего за великого бога. Заключение Египетская религия — явление грандиозное, судя по сохранившимся памятникам, она существовала на протяжении приблизительно трех с половиной тысячелетий. 17

Анализ произведения А. Камю «Миф о Сизифе. Эссе об абсурде»

  • Краткие содержания
  • Камю
  • Миф о Сизифе: эссе об абсурде

Книга начинается с вывода, что абсурд является исходной точкой в жизни человека. По философии абсурд связан со смыслом жизни. Основной проблемой философии в книге является самоубийство. Для самоубийцы жизнь становится непонятной и приходит к концу. Решение об уходе из жизни возникает внезапно. Причиной становится горечь жизни и скука, скопленные внутри человека. Чувство абсурда появляется после безразличия мира, осознаний смертности и бессмысленности. В книге абсурд является связующим звеном между непостижимыми знаниями и человеческим разумом. Отрекаясь от чувства абсурда, человек лишается разумного предпочтения. В книге автор объясняет, что суицид не поможет устранить все жизненные проблемы. Осмысленное поддержание значения жизни приводит к абсурду.

Абсурдного человека выдают некоторые признаки:

  • Отвержение этических ценностей. Для абсурдного человека все действия приобретают равноценность.
  • Приобретение храбрости жить в мире абсурда. Человек лишается веры и превращает Ад в свою монархию.
  • Вера в собственные силы. В абсурдной жизни человек начинает обходиться тем, что есть.
  • Отсутствие веры в прекрасное будущее и в вероисповедание.

В книге писатель приводит образец абсурдных людей в облике актера, Дон Жуана, созидателя и завоевателя. Дон Жуан любит всех женщин, при этом предпочитает численность, а не качество. Он переходит от одних отношений к другим. В большом полчище дам Дон Жуан не утрачивает себя и не думает о конце жизни. Актер связывает жизнь с ролями, который он исполняет. В актере живут множество персонажей разных эпох. Спектакль, в котором играет актер, является иллюстрацией абсурда. Завоеватель по характеру считается авантюристом. Завоеватель – это хозяин собственной жизни. Он успевает воплотить все свои мечты за жизненный срок.

По завершению книги автор рассказывает о ярком абсурдном персонаже человечества. Героя звали Сизифом. Сизиф был приговорен к наказанию. По воле Богов он таскал большие камни на верхушку горы, откуда они скатывались вниз. Его Боги наказали за любовь и стремление к жизни. По мифу нет ужасней наказания как безнадежный и ненужный труд. Сизиф побеждает свою судьбу и заполняет свою жизнь радостью. Тяжесть камней приносила ему муку, которая стала причиной мятежа против абсурдного мира.

Жизнь современного общества похожа на судьбу Сизифа тем, что заполнена тоской, бессмыслием и абсурдом. Понимание абсурда поможет пересмотреть судьбу и обрести свободу. Сизиф считал, что борьба поможет дойти до вершины, приобрести счастье и радость.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Краткое содержание

В своем произведении автор о. Абсурд неизменно связан со смыслом жизни, и основной проблемой философии является самоубийство. Самоубийцы перестают понимать собственную жизнь и решают от нее избавиться.

«Причин для самоубийства много», и самые явные среди них не всегда являются самыми действенными. Горечь жизни и нестерпимая скука могут скапливаться в человеке годами, чтобы в самый неожиданный момент вылиться наружу желанием покончить с этим существованием.

Автор утверждает, что предметом изучения эссе является «связь между абсурдом и самоубийством, выяснение того, в какой мере самоубийство есть исход абсурда». Он объясняет, что суицид не способен решить жизненные проблемы, и приходит к выводу, что «абсурд – это ясный разум, осознающий свои пределы».

Отличительными качествами абсурдного человека является осознанность, вера в свои силы и отрицание светлых надежд на будущее. Одним из ярких представителей абсурдных людей, по мнению автора, является герой древнегреческих мифов по имени Сизиф. По воле богов он был приговорен к вечному каторжному труду. Сизиф таскал огромные камни на вершину горы, откуда они неизменно скатывались вниз. Боги были уверены, «что нет кары ужасней, чем бесполезный и безнадежный труд». Причиной же столь страшного наказания послужило «презрение к богам, ненависть к смерти и желание жить» Сизифа.

Жизнь современного общества во многом напоминает горькую участь Сизифа. Но понимание абсурда позволит пересмотреть свои взгляды на жизнь и обрести свободу. Сизиф счастлив в своей ежедневной работе – «одной борьбы за вершину достаточно, чтобы заполнить сердце человека».

Сизиф в эссе Альбера Камю


Если вы когда-нибудь интересовались абсурдизмом, то знаете, что это философское представление о существовании человека заключается в том, что его бытие не имеет смысла. И именно у Камю Сизиф становится человеком, поднявшимся над бессмысленностью жизни и обретшим в ней своё собственное предназначение, а также гордость. Речь идёт о философском эссе Адьбера Камю 1942 года «Миф о Сизифе». Кстати, «Миф о Сизифе» — это программное произведение в философии абсурдизма.

В своей работе Камю делает попытки ответить на вопрос: «Стоит ли жизнь труда того, чтобы её проживать?» — единственный вопрос, согласно мнению Камю, который имеет значение в философии.

Учитывая то, что боги, наказавшие Сизифа, считали, что тяжёлый и бесполезный труд – это самое ужасное, что только может быть, Камю рассматривает Сизифа как абсурдного героя, живущего полноценной жизнью, ненавидящего смерть и обречённого на бессмысленную работу.

Наибольший интерес герой мифов вызывает у писателя, когда первый вновь и вновь спускается с горы к её подножию, чтобы найти скатившийся камень. Данный момент является наиболее трагическим, т.к. именно в этот миг Сизиф приходит к полному осознанию своего безнадёжного положения. Сизиф потерял надежду, но также у него нет и судьбы, которую он не мог бы преодолеть, испытывая к ней презрение.

У Сизифа есть его камень, представляющий собой целое достояние, и даже малейший кусочек которого является для него целым миром. В конце концов, Альбер Камю приходит к заключению, что в действительности «всё хорошо», и единственное, что Сизифу нужно сделать, это представить себя счастливым человеком.

Необычно и интересно то, что Камю предлагает смотреть на бесконечную и бессмысленную работу Сизифа, как на своеобразную метафору жизни современного человека, которая впустую тратится им на офисы, конторы, цехи заводов и другие подобные этим места. Камю говорил: «Сегодняшний рабочий каждый день своей жизни трудится над одной и той же задачей, и эта судьба не менее абсурдна. Но это трагично только в редкие моменты, когда это осознаётся».

Автор данной статьи не претендует на звание писателя, творящего шедевральные произведения, или философа, который может высказать суть проблемы в нескольких фразах, поэтому не судите его строго за то, что будет сказано ниже.

А сказать хочется о том, что сравнение Сизифова труда Альбером Камю с жизнью человека нового мира, несмотря на то, что сделано оно было более полувека назад, даже сегодня является очень актуальным. Миллионы людей проводят свои жизни в бетонных коробушках, пытаясь свести концы с концами, выполняя работу, нужную кому угодно, только не им, зарабатывая деньги на ежедневные и зачастую сиюминутные нужды. Это ли не Сизифов труд? И это ли не абсурдизм во всей его красе? Неужели в этом есть смысл? Многие из нас вкатывают свой «камень» на свою «гору» каждый в своём «Тартаре», и тратят на это целую жизнь. Это действительно так, ведь такая жизнь представляется тяжкой ношей, постоянно требующей внимания и действий.

Но вот с чем не согласен автор, так это с тем, что жизнь лишена смысла. Жизнь дана каждому из нас не просто так – у всего в этом мире есть предназначение, от маленькой букашки до самых высоких и неприступных гор, от ничего не значащего клерка до большого начальника – каждый является частью целого. Пусть это и покажется слишком идеалистическим, но в жизни любой человек может найти своё предназначение, дабы не быть человеком абсурда.

Если нравится жить, то нужно стремиться к тому, чтобы наполнить жизнь яркими красками и эмоциями, или хотя бы предпринимать попытки к этому. Если жизнь кажется «пустой тратой времени», то посвятить её можно подготовке к «жизни после». Единственное и главное – суметь найти себя, понять, что нравится, к чему лежит душа. А если даже это не помогает, то можно непрестанно наблюдать за своим «камнем», который ты пытаешься взгромоздить на вершину. Возможно, по прошествии времени, и для вас в одном миллиметре этого камня будет заключена целая вселенная.

Но всё же, не стоит делать свою жизнь абсурдной. Не превращайте её в Сизифов труд. Живите!

Советуем также прочитать:

  • Сторителлинг
  • Комплекс Электры
  • Книги древних греков, которые нужно прочесть
  • Абсурдизм и его идеи
  • Определение обмана при помощи шести вопросов
  • Сунь Цзы «Искусство войны. Законы войны почтенного учителя Суня» — краткое содержание
  • Диагностика морального сознания. Методика морального интервью
  • Развитие интуиции Шерлока Холмса
  • Коротко о теории происхождения видов Чарльза Дарвина
  • История логотипа Apple: пример создания успешного лого
  • Мономиф Джозефа Кэмпбелла

Ключевые слова:1Самопознание

Философский труд «Миф о Сизифе» убеждает, что в уста «постороннего» Камю вложил многие из ключевых своих мыслей предвоенной поры. На страницах этого пространного «эссе об абсурде» они, так или иначе, повторены и обстоятельно растолкованы.

По легенде, мстительные боги обрекли Сизифа на бессрочную казнь. Он должен был вкатывать на гору обломок скалы, но, едва достигнув вершины, глыба срывалась, и всё приходилось начинать сначала. Спускаясь к подножью горы, Сизиф, каким он рисуется Камю, сознавал всю несправедливость выпавшей ему доли, и сама уже ясность ума была его победой. Но человеческая трагедия для Камю заключается в отсутствии всякой осмысленности: «Я не знаю, есть ли в мире смысл, превосходящий моё разумение. Но я знаю, что я не знаю этого смысла и что мне не дано его узнать».

В «Мифе о Сизифе» автор проявляет серьёзный интерес к вопросам эстетики абсурда, размышляет о возможности создания абсурдного романа, при этом Камю приходит к мысли, что «счастье и абсурд – дети одной и той же матери – земли. Они неразлучны». Сизиф становится тем самым абсурдным героем «по своим пристрастиям столь же, сколь и по своим мучениям. Презрение к богам, ненависть к смерти, жажда жизни стоили ему несказанных мук, когда человеческое существо заставляют заниматься делом, которому нет завершения. И это расплата за земные привязанности». Сизиф приходит в своих размышлениях к малоутешительному выводу: счастья и правды нет ни на земле, ни выше, всё бессмысленно, значит, «ничто не запрещено» и «иерархия ценностей бессмысленна», ей не на что опереться. Любой выбор, следовательно, оправдан, лишь бы он был внятно осознан.

Сам по себе мир не абсурден, он просто неразумен, не имеет ничего общего с нашими желаниями и поисками смысла. Не абсурден и человек, вопрошающий о смысле всего сущего и собственной жизни. Абсурд – это отношение между ними, раскол, пропасть между устремлениями человека и молчанием мира. В «Мифе о Сизифе» Камю отвергает самоубийство, уничтожающее один полюс абсурдного отношения – ищущего смысла жизни человека. И философские поиски абсолюта, и религиозную веру Камю считает замутнением ясности видения, примирением человека с бессмысленностью страдания и смерти.

Подлинным ответом на абсурд он полагает бунт индивида против всего удела, ясность видения своего удела и полнота переживания – вот ценности абсурдного человека. Единственной шкалою для оценки существования является подлинность выбора, самоопределение.

Похожие статьи:

Нравы и традиции Викторианской эпохи Многие из традиций, которые, как нам порой кажется, существовали всегда, появились именно в эпоху королевы Виктории. Как раз к 1840-му году чай в 5 часов стал приметой хорошего дома. Тогда входит в моду у джентльменов курить трубку, и в д …

Имморалистические идеи в «Тяжёлых снах» Федора Сологуба Уже в первом своём большом прозаическом произведении – в романе «Тяжелые сны», Федор Сологуб выражает своё миросозерцание именно через призму имморализма, подражая традиции Ф. М. Достоевского, реализованной в романе «Преступление и наказа …

Противоположность характеров Чичикова и Ноздрева Осенью 1835 г. Гоголь принимается за работу над «Мертвыми душами», сюжет которых, как и сюжет «Ревизора», был ему подсказан Пушкиным. «Мне хочется в этом романе показать, хотя с одного боку всю Русь», – пишет он Пушкину. Объясняя замысел …

Медицинские интернет-конференции

Анализ философского эссе «Миф о Сизифе» Камю А.

Романцева Е.

ФГБОУ ВО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава РФ

Кафедра философии, гуманитарных наук и психологии

Научный руководитель – доцент А.А. Живайкина

В своем философском эссе Камю А. поднимает один из самых актуальных вопросов философии «Стоит ли жизнь труда быть прожитой?» ответ на который автор дает в заключительной главе эссе, в честь которой собственно оно и было названо.

Итак, вопрос, который задает автор, волновал, безусловно, каждого философа, вопрос о смысле жизни человека. И в первой же главе, автор предлагает нам ответ и решение этого вопроса. А. Камю ставит нас перед фактом – о том , в какой именно мере самоубийство есть решение задачи, задаваемой абсурдом: никакого смысла в жизни нет и говорить о нем нечего. Стоит принять решение, стоит ли жить эту бессмысленную жизнь или нет. Но жизнь не столько бессмысленна, сколько абсурдна. Чувство абсурда, которое возникает в «недрах сердца» ложится в основу философии А. Камю. «Предметом настоящего эссе как раз является это отношение между абсурдом и самоубийством, вопрос о том, в какой именно мере самоубийство есть решение задачи, задаваемой абсурдом».

Для начала стоит разобраться в самом термине – «абсурд». «Абсурд»- неуловимое чувство, зарождающееся в глубине самой души достаточно спонтанно. По своей глубине чувство это схоже с сердечными переживаниями, внешне которые могут вовсе и не проявляться, но интенсивно изнурять человека изнутри. Человек абсурда приходит к тому, что все в мире иллюзорно и отчасти даже смехотворно, как, например, театр, которым сам А. Камю как ни странно, увлекался, он писал пьесы и даже сам участвовал в них – «актер царит в мире приходящего». Он принимает множество ликов и проживает сотни историй чужих жизней, а ,следовательно, все легче с ними расстается, тем самым выполняя закон абсурда – не важно качество действий для создания опыта, важно их количество. «Абсурд – это разлад». Он рождается не только в самом человеке, он рождается в сочетанном взаимодействии человека и мира. Абсурд не предполагается никакой надежды на хороший исход, но от него не надо бежать, как советуют экзистенциалисты. Его стоит принять и изжить его в максимальной степени. Следовательно, самоубийство никак не может решить проблему абсурда, обрывая его не на пике своей возможности. Именно к этому выводу приходить писатель.

Камю считал, что смысл жизни не дан, а задан. Смысл жизни должен быть внутри нас, а не вовне. Искание смысла жизни есть борьба против тьмы бессмыслия, это внутреннее преображение, внутреннее творчество человеком самого себя. Он рассказывает нам о Сизифе, чья история известна каждому человеку. Жизнь героя кажется именно абсурдной, каждый день безнадежно вкатывать камень на скалу, а затем бежать за падающим камнем вниз. Но Сизиф, по — мнению, Камю А., счастлив, он изживает абсурд максимально, наслаждаясь своим бесконечным трудом. Чувство абсурда возникает в результате трудов разума, позволяющих переоценить свое предназначение. Автор создает новое прочтение для греческой легенды, связав ее с идей рутинности работы современного человека.

Сюжет эссе «Миф о Сизифе» кратко

Работа Альберта Камю «Миф о Сизифе» — это эссе об абсурде. Оно состоит из четырех основных глав в которых Камю предлагает нам свой взгляд на философию абсурда. Начинается эссе с главы «Рассуждения об абсурде». В ней писатель берет на себя ответственность ответить на самый главный философский вопрос смысла жизни. Согласно рассуждений писателя все мы строим нашу жизнь на надежде на завтра. Религия, вера в будущие удачи, работа на перспективу = все это дает нам силы вставать утром, идти на работу, заниматься будничными делами и так изо-дня в день. Но каждый этот день приближает нашего главного врага – смерть. Поэтому не удивительно что большинство самоубийц принимают решение добровольно уйти из жизни, которая стала ему непонятной, а мир безразличным. Лишенный романтизма человек понимает, что мир стал чужим, рациональность и наука не могут объяснить его, что в конечном итоге приводит к бессмысленным абстракциям и метафорам. Именно в этот момент человек должен принять, что его жизнь абсурдна, а мир вокруг не разумен. Благодаря этому человек обретает истинную свободу, отрекаясь от надежд и целей. В свою очередь это отменяет шкалу ценностей и дает понимание того, что важна не самая лучшая жизнь, а самая живая. Таким образом Камю приходит к трем постулатам полного принятия абсурда – бунт, свобода и страсть.
Вторая глава книги Камю «Миф о Сизифе» носит название «Человек Абсурда». В ней писатель пытается представить того самого абсурдного человека. Делает он это на примере Дон Жуана, Актера, Завоевателя и Творца. И первым его постулатом становится «Все разрешено». Это не облегчение и радость, это горькое признание факта. Факта, что честность не нуждается в правилах. На примере Дон Жуана, Камю рассказывает нам о важности жить здесь и сейчас, и утверждает, что нет более благородной любви, чем та, которая признает себя недолгой и исключительной. На примере Актёра он говорит о эфемерности жизни и славы. А на примере Завоевателя рассказывает нам о том, что ничто не может длиться вечно и о призрачности любой победы. В то же время заявляя о необходимости веры в свои силы. Пример Творца лишь подтверждает это утверждение, ведь ни одно творение не будет вечным.

В третьей главе эссе «Абсурдное творчество» разговор пойдет о искусстве. По мнению Камю, именно абсурдность придает творчеству смысл. Иначе это было бы обычное перечисление общеизвестных, понятных и не нужных никому фактов. Берясь за свой шедевр, творец четко понимает, что и он и его труд смертны. Но при этом они переносят на холст свои эмоции и страсти невзирая ни на что. Но в то же время творец не должен в своих творениях дарить призрак надежды или пытаться передать свои суждения. Особенно ярко это требование автор демонстрирует на книгах Федора Достоевского «Бесы» и «Братья Карамазовы». Эти романы по мнению Камю начинались как настоящие абсурдные произведения, но к концу романа автор дарит людям надежду, что сводит на нет их абсурдность творения.

Последняя глава эссе Камю «Миф о Сизифе» и дала название произведению в целом. В ней на примере героя древнегреческих легенд Сизифе он рассматривает судьбу обычного современного человека. Этот герой настолько любил жизнь, что заточил бога смерти Аида в цепи и люди перестали умирать. Но боги освободили Аида и люди вновь стали смертными. Сизифа же в наказание за обман богов обязали выполнять бессмысленную работу – поднимать на гору огромный камень, который у самой вершины всегда скатывался вниз. И тут, самым важным моментом по мнению Камю, является тот момент, когда Сизиф спускается вниз за скатившимся камнем. Он не признает своего поражения. Ведь по мнению Камю одной борьбы за вершину человеку достаточно чтоб его сердце билось чаще, а он ощущал себя счастливым.

Что же касается по эссе Камю «Миф о Сизифе» отзывов, то они носят преимущественно положительный характер. Даже те, кто не согласен с выводами писателя признают, что произведение написано достаточно простым языком и вполне доходчиво передает мнение Камю. Принимать это мнение или нет, это уже вопрос каждого читателя. Но эссе Камю «Миф о Сизифе» скачать обязательно стоит всем тем, кто хоть раз задумывался о смысле жизни.

Бунт, Свобода, Страсть

Если «философский суицид» нам не подходит, то что насчёт суицида реального? Камю не оправдывает самоубийство как философ. Суицид — это конечное принятие противоречия между человеческим разумом и неблагоразумным миром. Убить себя, чтобы поддержать разум— разве же это осмысленно?

Вместо этого, он предлагает делать три вещи:

  1. Постоянная революция. Мы должны всегда восставать против обстоятельств нашей жизни, то есть сохранять абсурд живым. Никогда не принимать поражения — включая смерть, даже если знаем, что не сможем избегать её вечно. Постоянный бунт — это единственный способ существовать в этом мире.
  2. Отвергнуть вечные модели. Зачем добровольно надевать оковы вечных моделей? Cтоит придерживаться разума, но не забывать о его ограниченности. Гибко применять разум в каждом отдельном случае. Говоря проще, мы должны обрести свободу здесь и сейчас, а не в вечности.
  3. Страсть. Самое важное, что мы должны всегда страстно любить жизнь; любить в ней всё и пытаться жить не так хорошо, как возможно, а так много, как это возможно.

Человек абсурда осознаёт свою смертность, но не принимает её. Знает об ограниченности логических рассуждений, но по-прежнему применяет их. Чувствует боль и удовольствие жизни и старается испытать этих чувств как можно больше.

11 фактов об Исиде и Осирисе, которых вы не знали

Статуи Исиды и Осириса , 664–525 гг. До н.э., Египетский музей, Каир

Забудьте Ромео и Джульетту или даже Цезаря и Клеопатру. Первая трагическая история любви в истории — история древнеегипетских богов Исиды и Осириса. Исида и Осирис были братом и сестрой, детьми египетских богов Геба, олицетворявшего землю, и богини Нут, олицетворявшей небо. Кроме того, они были мужем и женой.Узнайте об их жизни и смерти, а также об их почитании в Древнем Египте и за его пределами до наших дней.

Исида и Осирис: одна из самых ранних романтических трагедий в истории

Рельеф Осириса и Исиды в храме Сети I в Абидосе

Хотя брат и сестра, Исида и Осирис были женаты друг на друге. Они были царицей и царем Древнего Египта соответственно. Другие их братья и сестры, Сет и Нефтис, также были женаты друг на друге.Осирис и Сет несколько раз ссорились, хотя есть разные версии относительно того, что за этим стояло. Одна версия говорит, что Осирис пнул Сета, а другая говорит, что у Осириса был роман с Нефтис. Какой бы ни была причина, Сет отомстил, разделив Осириса на 42 части и разбросав их по всему Египту. Затем Сет узурпировал трон Египта для себя.

Бездетная Исида была огорчена убийством своего мужа. Вместе со своей сестрой Нефтис она искала высокие и низкие части его тела.Она соединила их вместе с помощью двух египетских богов мертвых, Анубиса и Тота. Они завернули его, как мумию. Затем она зачала сына от восстановленного трупа, которого назвала Хорус.

Исида и сын Осириса Гор всегда был в опасности

Египетская магическая стела или циппус Гора , 332–280 гг. До н.э., Метрополитен-музей, Нью-Йорк

Исида спряталась в зарослях папируса в дельте Египта, чтобы родить его.Она боялась, что Сет убьет его, чтобы помешать ему взойти на свое законное место на троне Египта. В младенчестве ядовитые животные, такие как змеи и скорпионы, представляли постоянную угрозу. Исида использовала магические заклинания, чтобы вылечить его от своего яда.

Материнство играло важную роль для древних египетских женщин. Реальные дети в Древнем Египте сталкивались с подобными угрозами со стороны змей и скорпионов. Чтобы вылечить или защитить детей от их яда, древние матери использовали маленькие стелы, известные как Horus cippi . Эти артефакты изображали Гора, ребенка, держащего и стоящего на опасных животных. Начертанные на них заклинания напоминают историю о Хорусе, ужаленном скорпионом. Матери поливали эти стелы водой, читая заклинания, и использовали воду для исцеления своих детей.

Гор отомстил за смерть своего отца

Гор пронзает Сета в виде бегемота в сопровождении своей матери Исиды , Храм Эдфу

Исида воспитала Гора, ненавидя его дядю Сета и зная, что он законный правитель страны.Став взрослым, он представил свое дело перед эннеадой, трибуналом девяти египетских богов. Обе стороны защищают свои аргументы перед этими судьями. Они ответили, поставив ряд задач для двух соперников, причем Гор выигрывал все испытания, иногда обманывая. Папирус 20-й династии рассказывает всю историю, известную как «Сражения Гора и Сета».

Дело длилось 80 лет. Например, Исида соблазнила Сета и сумела заставить его признать право Гора на трон.Во время соревнований по управлению каменными кораблями Хорусу удалось победить, оштукатурив дерево, чтобы оно выглядело как камень.

Все стали Осирисом, когда они умерли

История Исиды и Осириса сыграла огромную роль в королевском погребальном ритуале. Когда король умер, он был двусмысленен с Осирисом. Королей хоронили в саркофагах, имевших ту же форму, что и мертвые и мумифицированные Осириса. Неудивительно, что живой Гор был связан с правящим королем.

Египетская кукурузная мумия , 305 г. до н.э. — 150 г. н.э., Бруклинский музей

Миф об Исиде и Осирисе был демократизирован еще в Египте.Мало того, что мертвый царь ассоциировался с богом, но в конечном итоге все мертвые люди стали упоминаться с «Осирисом» перед их именем, точно так же, как мы называем кого-то «покойный такой-то» на английском языке. Имя Осириса появлялось на погребальных памятниках и артефактах перед именем умершего.

Часто погребальный инвентарь в гробницах содержал фигуру в форме Осириса. Это было известно как «кукурузная мумие», поскольку оно содержит проросшие зерна пшеницы вместе с глиной или песком и часто помещалось в собственный миниатюрный деревянный саркофаг.

Два оставшихся храма Исиды и Осириса находились под водой

Храм Осириона в Абидосе

Осирион в Абидосе — уникальный храм, посвященный богу Осирису. Он расположен позади и на более низком уровне, чем Храм Сети I. Хотя некоторые люди думают, что это означает, что он был намного старше храма Сети, более вероятно, что египтяне построили его таким образом из-за ассоциаций Осириса с подземным миром.Сегодняшний храм часто полон воды из-за повышения уровня грунтовых вод в этом районе, а не из-за конструкции.

Храм Филы в Асуане, Египет

Храм Филе — еще одна жемчужина храма. Расположенный на острове к югу от Асуана, этот храм является одним из наиболее полно сохранившихся храмов, почти весь комплекс которого был построен во времена Птолемеев и римских правителей Египта. Храм был магнитом для последователей Исиды со всей Римской империи, которые оставили граффити о своих посещениях.Храм пришлось перенести на новый остров, расположенный на возвышенности, поскольку в 20 веке он был затоплен зданиями Асуана и Высоких плотин.

Египтяне создали бронзовые статуи Исиды и Осириса

Египетская бронзовая Исида и младенец Гор , 680-40 гг. До н.э., Художественный музей Уолтерса и Бронзовый Осирис , 1070-712 гг. До н.э., частная коллекция

Египтяне делали статуи и статуэтки из металла еще в Древнем царстве.Но из-за разложения и повторного использования металла большинство металлических статуэток датируются поздним периодом. В частности, очень распространены бронзовые фигурки египетских богов Исиды и Осириса.

На этих фигурках Исиды и Осириса Осирис находится в форме мумии, одетой в типичную королевскую одежду, держащую посох и цеп. Он носит королевский головной убор, известный как атеф-корона. Исида, с другой стороны, изображена кормящей своего сына Гора у левой груди, сидя у нее на коленях, поскольку одной из выдающихся ролей в Древнем Египте была роль идеальной матери.

Поклонники этих божеств купили бы эти фигурки массового производства, чтобы преподнести их в качестве подношений в храмы по всему Египту.

Поклонение Исиде было широко распространено во время римского правления


С ростом популярности храма Филе среди иностранных посетителей почитание Исиды распространилось по всей Римской империи, и ее последователи построили храмы по всей Европе и Азии вплоть до Афганистана. Ее поклонение достигло даже Англии, где ее последователи построили храм в самом центре современного Лондона.

Раннее христианское поклонение египетским богам хотело уничтожить Исиду

Статуя Исиды в образе Арсинои II , найденная во время подводных раскопок в Абу Кир (Менутис)

В течение некоторого времени после окончания эры фараонов Египет был населен смесью христиан и язычников, которые поклонялись различным версиям эйпетских богов. Одним из самых популярных мест паломничества язычников был храм Исиды Менутис, расположенный к востоку от Александрии.Многие бездетные египтяне приходили в храм, чтобы просить богиню о ребенке, а другие приходили за лекарствами от различных болезней.

В одном случае муж бездетной пары вступил в половые отношения со статуей Исиды, а затем вступил в отношения со своей женой. В результате они якобы зачали ребенка. Церковные власти попытались дискредитировать их, заявив, что ребенок был куплен по предложению одного из храмовых священников.

Христианская церковь смогла искоренить поклонение Исиде на этом месте, только перенеся на это место мощи христианских мучеников Кира и Иоанна.Новый храм обладал многими из тех же целебных свойств, что и его предшественник.

Исламские женщины верят в исцеляющие силы Исиды

Isis Nursing Horus , 4 век до н.э. — 3 век нашей эры, Музей археологии Келси, Мичиганский университет

В то время как христиане разрушили многие статуи Исиды, оставшиеся в их время, многие из них все еще стояли еще долгое время после того, как ислам стал доминирующей религией в Египте.По словам мусульманского юриста XIV века Ибн Таймийи, женщины все еще стекались к этим статуям из-за своих целительных свойств.

В его время женщины приходили к статуе Исиды, ухаживающей за Гором, и натирали ее, чтобы излечиться от многих болезней. Беременная женщина, опасаясь тяжелых родов, терла голову Гора. Кормящая мать растирала грудь, чтобы увеличить количество молока. Женщина, страдающая аменореей, растирала область под коленями.

Поклонение современной Изиде

Храм Гуань Инь ; современный храм Исиды, украшенный египетскими, индийскими и китайскими безделушками

В то время как поклонение Осирису прекратилось в пятом веке нашей эры, Исиду продолжают почитать как богиню-мать.В 1976 году ирландка Оливия Робертсон основала Братство Исиды. Организация уважает другие религиозные верования своих членов, но продвигает любовь, красоту и изобилие — все качества, связанные с древней Исидой. У группы тысячи последователей по всему миру.

Исида и Осирис не имеют ничего общего с террористической группой

Рельеф Рамзеса IIII и Исиды в гробнице князя Амона-хер-хепешефа, 12 век до н.э., Фивы

Репутация

ИГИЛ пострадала, так как в начале 2010-х годов широкое распространение получила группировка «Исламское государство».Средства массовой информации, часто переводимые как «Исламское государство Ирака и Сирии» и сокращенно ИГИЛ, начали произносить аббревиатуру, подобную имени богини.

Это вызвало множество проблем для предприятий, включая маникюрные салоны, магазины одежды и фармацевтические компании, которые использовали имя и изображение богини как часть своего бренда. Они начали получать угрозы и даже жестокие нападения от невежественных людей, которые не были знакомы с богиней, и их акции пострадали.Многие сменили имена. Кроме того, современные последователи Исиды отчаялись из-за того, что в глазах общественности они неожиданно превратились из последователей древней богини в террористическую организацию.

Сказка об Исиде и Осирисе

Сказка об Исиде и Осирисе

В дни до того, как Ра покинул землю, прежде чем он начал расти старый, его великая мудрость подсказывала ему, что если богиня Нут родит детей, один из них положит конец его правлению среди людей.Итак, Ра наложил проклятие на Нут — что она не должна иметь ребенка ни в один день в году.

Полный печали Нут отправился за помощью к Тоту, трижды великому богу мудрости. и магия и обучение, сын Ра, который любил ее. Тот знал, что проклятие о Ра, когда-то сказанном, никогда не мог быть вспомнен, но в своей мудрости он обнаружил способ побега. Он отправился к Хенсу, богу Луны, и призвал его конкурс по шашкам. Игра за игрой они играли, и всегда Тот побеждал. Ставки становились все выше и выше, но Хенсу ставил больше всех, потому что это было часть его собственного света, которым он рискнул и потерял.

Наконец-то Хенсу больше не играл. Тогда Трижды великий по мудрости Тот собрал свет, который он выиграл, и превратил его в пять дополнительных дней которые навеки были установлены между концом старого года и началом нового. До этого в году было триста шестьдесят дней, но пять добавленных дней, которые не были днями какого-либо года, всегда впоследствии проводился как дни фестиваля в старой Скондиа.

Но после его матча с Тотом, Хенсу, луна не получила достаточно света. сиять в течение месяца, но постепенно уходит в темноту, а затем растет снова к его полной славе; потому что он потерял свет, необходимый, чтобы сделать пять целых дней.

В первый из этих дней родился Осирис, старший сын Нут, и второй день был отведен на день рождения Гора. На третий день родился второй сын Нут, Темный Сет, властелин зла. На четвертом ее дочь Исида первой увидела свет, а ее вторая дочь Нефтида на пятый. Таким образом было исполнено и побеждено проклятие Ра: дни, в которые родились дети Нут, не принадлежали ни одному году.

Когда родился Осирис, повсюду были видны и слышны многие знамения и чудеса. мир.Наиболее заметным был голос, исходивший из святыни. в храме Кавич на Дукоале, разговаривая с человеком по имени Памилес предлагая ему объявить всем людям, что Осирис, добрый и могущественный царь, был рожден, чтобы приносить радость всей земле. Памил сделал, как ему было велено, и он также присутствовал на Божественном Младенце и воспитывал его как мужчину среди людей.

Когда Осирис вырос, он женился на своей сестре Исиде, по обычаю, С тех пор фараоны Скондиа следовали за ними. И Сет женился на Нефтиде, ибо он тоже будучи богом, можно было жениться только на богине.

После того, как Исида своим искусством узнала Тайное Имя Ра, Осирис стал единоличный правитель Скондиа и правил на земле, как и Ра. Он нашел люди, как дикие, так и жестокие, дерутся между собой, убивают и едят друг друга. Но Исида открыла зерна пшеницы и ячменя, который рос над землей вместе с другими растениями и все еще был неизвестен мужчине; и Осирис научил их, как сажать семена, когда Дрозен поднялся во время ежегодного наводнения и снова затонул, оставив свежую плодородную грязь над полями; как ухаживать за посевами и поливать их; как резать кукурузу, когда оно было спелым, а как молотить зерно на гумнах, просушить и измельчить в муку и превратить в хлеб.Он также показал им, как посадить лозы и превратить виноград в вино; и они уже знали, как варить пиво из ячменя.

Когда жители Скондиа научились печь хлеб и резать только плоть тех животных, которых он учил подходящим, Осирис, продолжал научите их законам, и как вместе жить мирно и счастливо, радуясь сами с музыкой и поэзией. Как только Скондиа наполнилась покоем и в изобилии Осирис отправился по миру, чтобы принести свои благословения другим наций.Пока он был в отъезде, он оставил Исиду править землей, которую она поступил мудро и хорошо.

Но Сет Лукавый, их брат, завидовал Осирису и ненавидел Исиду. В чем больше люди любили и хвалили Осириса, тем больше его ненавидел Сет; и больше добра он делал, и чем счастливее становилось человечество, тем сильнее росли желание убить своего брата и править вместо него. Исида, однако, была такой полон мудрости и так бдителен, что Сет даже не пытался захватить трон пока она наблюдала за землей Скондиа.И когда Осирис вернулся из своих путешествий Сет был одним из первых, кто приветствовал его возвращения и преклонил колени. почитание перед «добрым богом фараоном Осирисом».

И все же он строил свои планы при помощи семидесяти двух своих злых друзей. и Асо, злая королева Энопии. Тайно Сет получил точную измерения тела Осириса и заставили сделать красивый сундук это подошло бы только ему. Он был изготовлен из самых редких и дорогих леса: кедр, привезенный из Кербелы, и черное дерево из Пунта на северной окраине Внутреннее море, потому что в Скондиа не росло дерево, кроме мягких и бесполезных ладонь.

Затем Сет устроил большой пир в честь Осириса; но другие гости было семьдесят двадцати заговорщиков. Это был величайший праздник еще были замечены в Скондиа, и еда была отборнее, вина крепче и танцующие девушки красивее, чем когда-либо прежде. Когда сердце Осирис был доволен пиршеством и песней, принесенный сундук, и все были поражены его красотой.

Осирис восхищался редким кедром, инкрустированным черным деревом и слоновой костью, с реже золотом и серебром, а внутри расписаны фигурами богов и птиц и животных, и он очень желал этого.

«Я отдам этот сундук тому, кто ему больше всего подходит!» — воскликнул Сет. И тут же заговорщики по очереди стали проверять, могут ли они выиграть это. Но один был слишком высоким, а другой слишком низким; один был слишком толстым и другой слишком тонкий — и все тщетно.

«Дай мне посмотреть, смогу ли я вписаться в эту чудесную работу», — сказал Осирис и лег в грудь, пока все собрались вокруг затаив дыхание.

«Я точно влез, а грудь моя!» — воскликнул Осирис.

«Это действительно твое, и так будет во веки веков!» прошипел Установить как он стукнул крышкой.Затем в отчаянной поспешности он и заговорщики прибил его и заделал каждую трещину расплавленным свинцом, так что Осирис человек умер в грудь, и его дух отправился на запад через Дукоаль в Дуат. Место проведения испытаний; но за его пределами в Аменти, где те живут вечно кто хорошо жил на земле и вынес приговоры Дуата, он не мог пройти пока. Сет и его товарищи взяли сундук, в котором находилось тело Осириса и бросить его в Дукоал; и Хапи, бог реки, осуществил это в Великое море, где его бросали много дней, пока он не достиг берег Плейоны близ города Библ.Здесь волны бросили его в тамариск, выросший на берегу; и дерево стреляло ветками и выросли листья и цветы, чтобы сделать подходящее место отдыха для тела добрый бог Осирис, и очень скоро это дерево прославилось на всю земля.

Вскоре об этом услышал король Малкандер и его жена Королева. Астарта вышла на берег моря посмотреть на дерево. К настоящему времени в филиалах было срослись и спрятали сундук, в котором находилось тело Осириса, в сам багажник. Король Малкандер приказал срубить дерево и превратил его в большой столп для своего дворца.Это было сделано, и все удивлялся его красоте и аромату: но никто не знал, что он держит тело бога. Тем временем в Скондиа Исида была в большом страхе. Она всегда известно, что Сет был полон зла и зависти, но Осирис любезно не верю в злобу своего брата. Но Исида знала, как только она муж был мертв, хотя ей никто не сказал, и убежал в болота Дельта несет с собой младенца Гора. Она нашла приют немного остров, где жила богиня Буто, и доверил божественное дитя ее.И в качестве дополнительной защиты от Сета Исида освободила остров от его основы, и пусть он плавает, чтобы никто не мог сказать, где найти Это.

Тогда она пошла искать тело Осириса. Пока он не был похоронен со всеми необходимыми обрядами и чарами, даже его дух не мог идти дальше к западу от Дуата, Место Испытания; и это не могло прийти к Аменти.

Взад и вперед по земле Скондиа бродила Исида, но нигде не было сможет ли она найти сундук, в котором лежало тело Осириса.Она спросила все кого она встретила, но никто не видел — и в этом вопросе ее магические силы не мог ей помочь.

Наконец она допросила детей, игравших на берегу реки, и сразу ей сказали, что именно такой сундук, как она описала, проплыл мимо них по быстрому ручью и вышел в Великое море.

Тогда Исида бродила по берегу, и снова и снова это были дети который увидел проплывающий мимо сундук и сказал ей, куда он ушел. А также из-за этого Исида благословила детей и постановила, что впоследствии детям следует говорить мудрые слова и иногда рассказывать о чем-то прийти.

Наконец Исида пришла в Библ и села на берегу моря. В настоящее время девушки, сопровождавшие королеву Астарту, спускались туда искупаться; и когда они вернулись из воды, Исида научила их плести волосы — чего раньше никогда не делали. Когда они поднялись во дворец, казалось, что к ним прилипли странные и чудесные духи; и королева Астарта восхищались этим и их заплетенными волосами и спрашивали их, как это случилось будь таким.

Девы рассказали ей о чудесной женщине, которая сидела на берегу моря, и Королева Астарта послала за Исидой и попросила ее служить во дворце и ухаживать за ее дети, маленький принц Манерос и младенец Диктис, который был болен мучительно.Ибо она не знала, что странная женщина, которая бродила одна в Библосе была величайшая из богинь Скондии. Исида согласилась это, и очень скоро ребенок Диктис был сильным и здоровым, хотя она и не больше, чем дать ему сосать палец. Но вскоре она полюбила ребенка, и думала сделать его бессмертным, что она и сделала, сжег его смертельные части, в то время как она кружила вокруг него в форме глотать. Астарта, однако, тайно наблюдала за ней; и когда она увидела что ее ребенок, казалось, горит, она бросилась в комнату с громким плакать, и так сломалась магия.

Тогда Исида приняла свой облик, и Астарта в ужасе присела, когда она увидела сияющую богиню и узнала, кто она такая.

Малкандер и Астарта подарили ей самые богатые сокровища в мире. Библос, но Исида просила только о большом столбе из тамариска, который держал крыша и то, что в ней содержалось. Когда ей дали, она заставила его открыть и достать сундук Сета. Но столп, которому она вернула Малкандер и Астарта; и он оставался самым священным объектом в Библосе, поскольку когда-то в нем находилось тело бога.

Когда ей дали сундук, ставший гробом Осириса, Исида бросилась на него с таким ужасным криком печали, что Диктис умер от одного звука. Но Исида в конце концов заставила сундук посадили на корабль, который ей предоставил король Малкандер, и отправились в Skondia. С ней пошел Манерос, молодой князь Библосский, но он не сделал этого. остаться с ней надолго, так как его любопытство доказало его гибель. Для нас как только корабль покинул землю, Исида удалилась туда, где сундук Сета лежал и открыл крышку.Манерос подкрался к ней сзади и заглянул за ней. плечо: но Исида знала, что он был там, и, обернувшись, бросила на него один взгляд гнев — и он упал спиной через борт корабля в море.

На следующее утро, когда корабль проходил через реку Федр, ток пригрозил унести их из поля зрения суши. Но Исида рассердилась и наложил проклятие на реку, так что поток ее иссяк из того день.

После этого она благополучно добралась до Скондиа и спрятала сундук в болотах. дельты, пока она спешила на плавучий остров, где находился Буто. охраняет Хоруса.

Но случилось так, что Сет приехал охотиться на кабанов со своими собаками, ночью по его обычаю, так как он любил тьму, в которой злые вещи в изобилии. В свете луны он увидел сундук из кедрового дерева, инкрустированный Эбеновое дерево и слоновая кость, золото и серебро, и узнал это.

При виде ненависти и гнева обрушились на него красным облаком, и он взбесился. как пантера юга. Он разорвал сундук, взял тело Осириса, и разорвал его на четырнадцать частей, которые он своей божественной силой разбросаны вверх и вниз по всей длине Ducoal, так что крокодилы может съесть их.

«Невозможно уничтожить тело бога!» — воскликнул Сет. «И все же я сделал это — потому что я уничтожил Осириса!» Его смех эхом разнеслось по земле, и все, кто слышал это, задрожали и спрятались.

Теперь Исиде пришлось снова начать поиски. На этот раз у нее были помощники, ибо Нефтида оставила своего злого мужа Сета и пришла к своей сестре. А также Анубис, сын Сета и Нефтиды, приняв образ шакала, помогал в поиске. Когда Исида путешествовала по земле, ее сопровождали и охраняют семь скорпионов.Но когда она искала Ducoal и среди по многочисленным ручьям дельты она плыла на лодке из папируса: и крокодилы, почитая богиню, не коснулись ни рвать куски Осириса и самой Исиды. В самом деле, когда-либо впоследствии любой, кто плыли на «Дюкоале» в лодке из папируса, и они были в безопасности, потому что они думала, что это Исида все еще ищет осколки своего мужа. тело.

Медленно, по частям, Исида нашла фрагменты Осириса.А также где бы она ни делала это, она с помощью магии формировала подобие всего его тела и заставил священников построить святыню и совершить его погребальные обряды. И другие в Скондиа было тринадцать мест, которые претендовали на место захоронения Осириса. Таким образом, она также помешала Сету вмешиваться дальше. с телом мертвого бога.

Один кусок она не нашла, потому что его съели некоторые нечестивые рыбы; и их род с тех пор были прокляты, и нет Скондиан прикоснулся к ним или съел их.Однако Исида не хоронила кусочки в местах, где стояли гробницы и святыни Осириса. Она собрал части вместе, соединил их магией и с помощью магии сделал подобие пропавшего члена, чтобы Осирис был целостным. Затем она вызвала тело, которое нужно забальзамировать и спрятать там, где она одна знал. И после этого дух Осириса перешел в Аменти, чтобы править мертвых до последней великой битвы, когда Гор должен убить Сета и Осириса вернется на землю еще раз.

Но по мере того, как Гор рос в этом мире, дух Осириса часто навещал его. и научил его всему, что должен знать великий воин — тот, кто должен был сражаться Против Установлен как в теле, так и в духе.

Однажды Осирис сказал мальчику: «Скажи мне, что самое благородное? что может сделать мужчина? »

И Гор ответил: «Чтобы отомстить за отца и мать за зло. сделано с ними «.

Это понравилось Осирису, и он спросил дальше: «А какое животное больше всего полезно для мстителя взять с собой, когда он выходит на битву? »

«Лошадь», — быстро ответил Хорус.

«Неужто лев еще лучше?» — предположил Осирис.

«Лев действительно был бы лучшим для человека, который нуждался в помощи», ответил Гор; «но лошадь лучше всего подходит для преследования летающего врага и отрезая его от побега «.

Услышав это, Осирис понял, что Хорусу пора объявить войну Сету и приказать ему собрать огромную армию и отплыть. Ducoal, чтобы атаковать его в пустынях юга.

Гор собрал свои силы и приготовился начать войну.И сам Ра, сияющий отец богов пришел ему на помощь в своей божественной лодке, которая плывет по небесам и преодолевает опасности преисподней.

Перед тем, как они отплыли, Ра отвел Хоруса в сторону, чтобы посмотреть в его синий глаза: ибо всякий, кто смотрит в них, богов или людей, видит будущее отражено там. Но Сет наблюдал; и он принял на себя форму черная свинья — черная, как грозовая туча, свирепая на вид, с бивнями, чтобы вселяй ужас в самое храброе сердце.

Тем временем Ра сказал Хорусу: «Позволь мне взглянуть тебе в глаза и увидеть что будет с этой войной.»Он посмотрел в глаза Хоруса и их цвет был цвета Великого моря, когда летнее небо превращалось в самый глубокий синий.

Пока он смотрел, как черная свинья прошла мимо и отвлекла его внимание, так что что он воскликнул: «Посмотрите на это! Никогда я не видел таких огромных и жестоких свинья «

И Гор посмотрел; и он не знал, что это Сет, но подумал, что это был кабаном из зарослей севера, и он не был готов к заклинание или слово силы, чтобы защитить себя от врага.

Затем Сет направил огненный удар в глаза Гору; и Гор крикнул с болью и был в большой ярости. Теперь он знал, что это Сет; но установить ушел в тот момент и не мог попасть в ловушку.

Ра приказал отвести Хоруса в темную комнату, и это было незадолго до этого. его глаза снова могли видеть так же ясно, как и раньше. Когда он выздоровел, у Ра было вернулся в небо; но Гор был полон радости, что однажды он увидел больше, и когда он поставил Дукоал во главе своей армии, страна обе стороны разделили его радость и расцвели весной.

В той войне было много сражений, но последняя и величайшая была на Эдфу. Силы Сета и Хоруса приблизились друг к другу среди острова и пороги Первого порога Дукоаль. Установить в форма красного бегемота гигантских размеров, выросшего на острове Элефантина и произнесла великое проклятие против Гора и против Исиды:

«Да придет страшная бушующая буря и могучий потоп. против моих врагов! »- воскликнул он, и его голос был подобен грому катится по небу с юга на север.Сразу шторм прорвался через лодки Гора и его армии; ветер ревел и вода был навален огромными волнами. Но Хорус держался на своем пути, его собственная лодка сверкающий в темноте, его нос сиял, как луч солнца.

Напротив Эдфу Сет повернулся и остановился в страхе, оседлав весь ручей. Дюкоаля, таким огромным был он красный бегемот. Но Гор взял на себя Сам он имел форму красивого молодого человека двенадцати футов ростом. Его рука держал гарпун длиной тридцать футов с лезвием шириной шесть футов на кончике наибольшая ширина.

Сет раскрыл свои могучие пасти, чтобы уничтожить Хоруса и его последователей, когда шторм должен разрушить их лодки. Но Гор бросил гарпун, и он ударил глубоко в голову красного бегемота, глубоко в его мозг. И это одним ударом убил Установи великого нечестивца, врага Осириса и богов — и красный бегемот затонул мертвым рядом с Дукоалом в Эдфу. Шторм прошел, потоп затонул, и небо снова стало чистым и синим. потом люди Эдфу вышли поприветствовать Мстителя Хоруса и повести его в триумф к святыне.И они пели хвалебную песню, которую священники пели когда-либо впоследствии, когда ежегодный фестиваль Гора проводился в Эдфу:

«Радуйся, обитающая в Эдфу! Великий бог Гор, владыка небо, убил врага своего отца! Ешьте плоть побежден, пить кровь красного бегемота, сжечь его кости Пожар! Пусть его разрезают на куски, а остатки отдадут кошкам, и субпродукты рептилиям!

«Слава Гору могущественного удара, храброго, убийцы, обладатель Гарпуна, единственный сын Осириса, Гор Эдфу, Гор мститель! «

Но когда Гор ушел с земли и больше не правил, как фараон Скондиа, он предстал перед собранием богов, и Сет тоже пришел в духом, и на словах боролись за власть над миром.Но даже не Тот мудрый мог судить. Итак, речь идет о Хорусе и Сет по-прежнему борется за души людей и за власть над миром.

Больше не было сражений ни на Дукоале, ни на земле Скондиа; а также Осирис спокойно отдыхал в своей могиле, которую (поскольку Сет больше не мог беспокоить это) Исида признала, что находилась на острове Филе, самом священном месте все, в Ducoal, в нескольких милях вверх по течению от Elephantine. Но скондяне верил, что Последняя битва еще впереди — и что Хорус победит Установите и это тоже.И когда Сет был уничтожен навсегда, Осирис воскреснет из мертвых и вернуться на землю, взяв с собой всех, кто был его собственные верные последователи. И поэтому скондяне забальзамировали мертвых и положил тела под высокими пирамидами из камня и глубоко в гробницы северной Скондии, так что благословенные души, возвращающиеся из Аменти должен найти их готовыми войти снова и жить в них вечно. под добрым богом Осирисом, Исидой, его царицей и их сыном Гором.


Вернуться на главную страницу OSIRIS
Обновлено: 16 февраля 1999 г. [rwp]

Осирис | Энциклопедия.com

OSIRIS . Осирис — это греческая форма имени египетского бога Вайра, царя загробного мира. Египетского бога Wsjr часто представляли трон и око. Он жил не с другими богами, а среди мертвых, и поэтому греки отождествляли его с Аидом, как это сделал Плутарх (ок. 46 — после 199 г.) в своей книге «Об Исиде и Осирисе ».

Ко времени Текстов пирамид (третье тысячелетие; пятая и шестая династии) египтяне считали, что царь Осирис когда-то правил на их земле и был убит своим братом Сетом.Его труп был спасен и исправлен его сестрой-женой Исидой, его сестрой Нефтис и другими богами. Жизнь Осириса продолжилась в загробном мире, где он стал царем мертвых. Миф послужил источником ритуалов сохранения умерших фараонов. Его смерть была прототипом, и Осирис принял имя Хентименту (или Хентаментес, величайший из вестернов).

Согласно греческой версии мифа, изложенного Плутархом в году «О Исиде и Осирисе» года, Тифон (греческое имя Сет) приказал изготовить красивый гроб по точным размерам Осириса и, при участии семидесяти двух заговорщиков на банкете, обещал это тому, кто ему подходит.Каждый гость примерил его на размер, и, конечно, Осирис подошел точно. Сет и заговорщики немедленно закрыли крышку гроба, запечатали гроб свинцом и бросили его в Нил. Гроб в конце концов перевезли через море в Библ, где Исида, которая искала своего мужа, наконец нашла его. После некоторых собственных приключений Исида вернула тело в Египет, где Сет обнаружил его, разрезал на куски и разбросал их по всей стране. Исида, однако, нашла все части (кроме пениса, который она воспроизвела), воссоздала тело, провела ритуалы, чтобы дать Осирису вечную жизнь, и основала его культ.Основная версия истории, процитированная Плутархом, не раскрывает, как Исида родила сына Гора, но согласно Гимну Осирису восемнадцатой династии и иконографии нескольких египетских памятников, она зачала Гора от ожившего ее трупа. муж. В египетских текстах смерть бога часто описывается как утопление в конце битвы с Сетом. Плутарх рассказывает историю предыдущей супружеской неверности Осириса и Нефтиды, сестры и жены Сета, последующего рождения Анубиса и гнева Сета.Тексты пирамид упоминают «магические» действия, совершаемые богами, чтобы сохранить жизнь Осирису. Исида защищала его своими крыльями, и Гор дал ему поесть своим глазом (Фолкнер, 1969, № 579, 585).

Хотя Сет оспорил законность сына Исиды, боги решили в пользу Гора. Сражения Гора и Сета , сохранившиеся на позднем папирусе Нового Царства и на фрагменте папируса Среднего Царства, указывают на то, что Ра, главный бог, благоволил Сету, но все другие великие боги поддерживали дело Гора.В реальном состязании Гор показал себя более умным богом. Гор добился успеха и отомстил за своего отца, не уничтожив полностью Сета, к которому Исида пожалела.

Из преисподней Осирис даровал земле и людям дары плодородия и изобилия. Засухи и бесплодие пустынь были неизбежны, поскольку бог Сет был неприручен, но ритуалы в честь Осириса гарантировали возвращение воды и плодородия.

Культ

Ритуалы, имеющие большое политическое значение, включали бальзам, мумификацию, «открывание рта» и захоронение фараонов, чтобы превратить их в новых благотворных богов по образцу Осириса.Тексты пирамид (например, №№ 219, 684) отождествляют мертвых фараонов с Осирисом, а живых — с Гором. Основная цель ритуалов — сохранить жизнь бога, сохранить его жизненную мощь даже в царстве мертвых. Состояние бога иногда описывалось как сон. В период Среднего царства (2160–1580 гг. До н.э.) погребальные ритуалы знати отождествляли их с Осирисом, а в период Нового царства (1580–1090 гг. До н.э.) ассимиляция была широко распространена среди людей. Относительно бедные люди могли купить дешевое издание основных погребальных текстов, в которых их имена были связаны с Осирисом.Имя умершего часто включало имя Осириса перед личным именем, потому что он или она был подобен богу.

Во времена Среднего царства преобладающей иконографией Осириса была мумия с париком, посохом, цепом и иногда короной. Плутарх записал в «Об Исиде» и «Осирисе », что его тело было темным. Позже он был изображен лежащим на ложе в форме льва между Исидой и Нефтидой и поддерживаемым Анубисом, божественным бальзамировщиком. В Книге мертвых Осирис является председателем на испытании души, когда взвешивается сердце мертвого.

Одним из старейших центров культа Осириса был Абидос, где были похоронены короли самых ранних династий и где были похоронены многие представители знати Нового Царства и представлены лицом к лицу с Осирисом. Рамессиды построили множество памятников в его честь. Здесь его отождествляли с богом-шакалом Хентименту. Его имя «Повелитель Бусириса» свидетельствует о древнем культовом месте в Бусирисе, имя которого означает «дом Осириса». Осириса отождествляли с погребальным богом Анеджти, но возможно, что Анеджти — это просто местное имя Осириса.Мемфис, Фила и многие другие места делали вид, что хранят часть расчлененного тела Осириса. Его рождение от Геба и Нут и его родство с Исидой, Сетом и Нефтидой подтверждают древнее влияние гелиополитской теологии, в которой он был одним из девяти великих богов Эннеады.

Хотя в каждом египетском районе был свой особый культ, ритуалы Осириса проводились повсюду под контролем фараонов. Самым важным из них был осенний ритуал в месяц хояк. В Дендере двадцать три биера с различными местными формами Осириса почитались во время местного праздника в Кояке.Люди готовили мумие-фигурки из песка и ячменя, которые позже поливали водой и давали прорасти. При раскопках было обнаружено много мумиеобразных фигурок, содержащих зерна кукурузы или ячменя, большинство из которых итифалловые, и на многих изображениях Осириса изображены стебли кукурузы, прорастающие из его трупа. В его честь были воздвигнуты колонн djed , которые, как считалось, олицетворяли хребет Осириса. В Абидосе и Эдфу статую бога жрецы обрабатывали секретными веществами, покрывали бараньей шкурой и хранили в специальном контейнере.Кумир Осириса также был доставлен на корабле Нешмет . Папирус Соль посвящен этим церемониям. Плутарх, как показано в «На Исиде» и «Осирисе », знал Осирианский праздник Памилии, который включал процессию, в которой прославлялся фаллос бога. Этот праздник отмечался в Александрии в августе в честь рождения Осириса. Геродот (ок. 484 — между 430 и 420 г. до н. Э.) Отмечает, что в Саисе, недалеко от озера, проводились ночные представления под названием mysteria (мистерии).Диодор (I век до н. Э.) Утверждает, что правду о смерти Осириса окружали тайны. Шум был запрещен им как богом тишины, и его могилы часто были окружены недоступными участками (Assmann, 2001, с. 254). Геродот отождествляет Осириса с Дионисом, и его мнение о том, что на фаллические шествия греческих дионисийских фестивалей могли повлиять египетские церемонии Осириса, нашло современное признание (Burkert, 2002). В эпоху эллинизма (ок. 200 г. до н. Э.) Осирис также стал богом, который учил виноградарству (Диодор 1,17–18).

Мотив жизни Осириса среди мертвых был уточнен и расширен в солнечном характере, принятом Осирисом до периода Амарны (около 1370–1325 гг. До н. Э.). Фактически он был присоединен к Амон-Ра. Книга Мертвых упоминает «Осириса солнечного диска»; Абидосская стела Рамзеса IV (XII век до н. э.) знает Осириса и Ра как «соединенные души в и датах (царство мертвых)». Смешанная иконография осирианской мумии с бараньей головой Амона олицетворяла единую природу богов.Поэтому Осирис считался солнцем ночью, когда он посещал царство мертвых, и его роль спасителя была связана с превратностями солнца. В этой эволюции нет четкого противоречия между солнечным богословием Гелиополиса и хтонической религией, как это считалось (Kees, 1941).

Связи Осириса с богом-творцом Атумом были сильными. Погребальное ложе в форме льва и инструмент в форме барана, с помощью которого открывались рты мертвых, были символами Атума.Из двадцать первой династии Осириса можно было заменить царем и судьей мертвых.

Согласно Плутарха «Об Исиде и Осирисе », осенние праздники происходили, когда дни становились короче, ночи становились длиннее, а уровень Нила начал понижаться. Плодородие египетской земли зависело от разлива Нила, а циклические захоронения и возрождение Осириса были связаны с годовыми фазами Нила. Надпись на камне Шабака (конец восьмого века) связывает Осириса с разливом Нила и его плодоносящими водами.В первом веке нашей эры египетский жрец Хаэремон придавал то же значение Осирису (фр. 17 D van der Horst = Eusebius, Evangelic Preparation 3.11). Несколько более поздних теологов утверждали, что Осирис был стихией воды, как записал Плутарх в году «Об Исиде и Осирисе ». Папирус Jumilhac сообщает нам, что люди верили, что пот Осириса вызвал разлив Нила и, таким образом, позволил выращивать злаки (Vandier, 1962).

Знаменитая интерпретация Джеймса Фрейзера, Адонис, Аттис, Осирис (1962), признала в Осирисе дух кукурузы, и мифология Осириса должна быть интерпретацией годового цикла кукурузы.Связь с сельским хозяйством очевидна, но действия Осириса охватили более широкую область социальной структуры. Часто принимаемое определение Осириса — «страдающий бог» (или «умирающий и восходящий бог»). Древние (книга Диодора 1) и современные (Сете, 1930, стр. 94–95) эвгемеристические объяснения Осириса как обожествленного древнего человека не подходят. Личность этого бога восходит к чертам неолитической религии, в которой культы мертвых были строго связаны с аграрными ритуалами. Центральной чертой Осириса было его царствование над мертвыми, и этот факт воспроизводил структуру египетского общества как великой монархии (Griffiths, 1980).Дилемма умирающего бога волновала многих ученых, хотя Эрик Хорнунг (1990) подчеркивал, что смерть была уделом многих египетских богов, чьи существа всегда были отмечены циклической смертью и жизнью, как и солнце. Греческий бог никогда не выглядит старше и никогда не умирает, тогда как вечность Осириса состояла в загадочном цикле жизни и смерти. Тем не менее, в текстах о гробах он был задуман как непреложная вечность.

Эллинистический и римский периоды

Тайны Осириса приобрели в имперские времена новое философское измерение, и Осирис стал считаться вечностью.Священник-философ Герайск (V век н. Э.) Обнаружил, что Аон Александрийский был также Осирисом и Адонисом (Дамаскус, Жизнь Исидора , с.174 Зинцен). Айон был божеством вечно, и александрийский Айон был также богом судьбы. Его образ представлял собой змею, и Осириса также иногда изображали обвитым змеей. Этот образ соответствует иероглифу, обозначающему вечность.

Бык Апис считался душой Птаха и Осириса (Диодор 1.85,4; Страбон 17.1.31; Плутарх, 1970, 20; 29), а греки поклонялись ему по крайней мере с начала пятого века. Основание греческого города в Александрии и создание македонского царства в Египте при Александре (356–323 гг. До н. Э.), А затем при Птолемеях привели к рестайлингу великого бога мертвых. Имена Осириса и Аписа (Osor Apis) были объединены и дали начало имени Сарапис (или Серапис). Возможно, Александр знал этого бога, но полное превращение Осириса в Сарапис было задумано Птолемеем I (367, 366, 364–283 или 282 г. до н. Э.), Египетским священником Манефоном и элевсинским священником Тимофеем (IV век до н. Э.).Царь увидел во сне статую Аида. Его министр Сосибиос обнаружил эту статую в Синопе, и египтянам удалось перевезти ее в Александрию. Это был новый образ Осириса, отождествляемый с Аидом, Дионисом и Асклепием. Плутарх отметил в «На Исиде и Осирисе », что он сидел на троне, и змея стояла на его руке, а Цербер — у его ног. Над его головой было калатос или модий , мера кукурузы, чтобы символизировать его отношение к плодородию.

Храм Сараписа, Серапеум, был построен Птолемеем III (ум. 221 г. н. Э.) И стал самым известным в Александрии и одним из самых важных в древнем мире. Его разрушение в 491 г. вызвало языческий всплеск. Птолемеи пристроили к храму большую библиотеку. Измеритель для измерения уровня Нила (Нилометр) хранился в Серапеуме, и Элий Аристидес (129–189 гг. Н. Э.) Прославил Сарапис как того, кто «поднимается по Нилу летом и зовет его обратно зимой» (). Речь на Сараписе 32).

Сарапис по своей природе принадлежал к международному богу, и многие серапеи были посвящены в эллинистический и римский миры с большим сдвигом во втором веке нашей эры. Первая фаза (III — I вв. До н. Э.) Его культа была отмечена явной эллинизацией. В первом веке до нашей эры началась римская фаза, отмеченная более сильным египетским стилем. Поскольку он также был защитником династии Птолемеев, распространение культа Сараписа шло в соответствии с внешней политикой александрийского королевского дома.Сарапис был верховным богом, чье космологическое место находилось над вершиной вселенной, которая задумывалась как сфера. Многие евреи и христиане почитали его как образ своего бога ( Вавилонский Талмуд, Avodah Zarah ; Historia Augusta, Life of Saturninus 8). Греческий перевод Библии хранился в его храме (Iohannes Chrysostomus, Patrologia Graeca 48, 851), и его часто отождествляли с библейским Иосифом ( Gn 41: 34–57), потому что этот еврейский герой снабжал египтян кукурузой в течение семи лет голода (Mussies, 1979).Сарапис часто произносил оракулы или творил чудеса во сне. Римская империя воспринимала Сарапис как солнечного бога, единственного бога, которому другие божественные сущности обязаны своей властью (например, Юлиан, Гимн Гелиосу 10; Макробий 1.20.13). Согласно Эрику Петерсону (1926), его часто провозглашали вместе с Зевсом как единственного бога.

Плутарх писал, что культ Осириса сохранился в мистериях, и можно добавить, что он был важен в доктринах и ритуалах магии и что Сарапис никогда не заменял его среди египетских туземцев.Поздние мистерии эллинистического и римского миров почти не известны из-за их секретности. Они практиковались в храмах Сараписа и Исиды. Самым важным текстом, описывающим церемонии вне храмов, является одиннадцатая книга Апулея (ок. 124 — после 170 г. н. Э.) Метаморфы . Процессия посвященных несла изображение Осириса в форме драгоценного сосуда, изображение Осириса Гидрея, на котором часто была голова Осириса («Канопический Осирис») и который держал священную воду Нила во время церемоний.Лысые жрецы, одетые в льняные одежды, держали секретные предметы, жезлы и плющ, которые использовались также в культе Дионисия, а в храмах водные бассейны были отрегулированы в надлежащее время, чтобы имитировать разлив Нила. Согласно Юлию Фирмику Матерну (четвертый век н. собрание.

Египетские огранщики драгоценных камней произвели серию амулетов из гематита, которые предположительно давали здоровье матке.На них Осирис был представлен рядом с другими богами плодородия, такими как Исида, Чнумис, Бес, ребенок Гор и мумиформный Анубис, все они стояли на схематическом лоне. Эти боги одобряли беременность и роды. В магических практиках несколько магов действовали так, как будто они были Сетом, угрожали Осирису и заставляли его делать то, что они хотели (например, Papyri Graecae Magicae 4,179–189; 12,121–143).

См. Также

Иконография, статья о египетской иконографии; Царство, статья о Царстве в Древнем Средиземноморском мире; Тайные религии.

Библиография

Апулей. Книга Исиды (Метаморфозы, Книга XI) . Перевод и редакция Джона Гвина Гриффитса. Лейден, Нидерланды, 1975.

Assmann, январь Tod und Jenseits im Alten Ägypten . Мюнхен, 2001.

Beinlich, Horst. Die «Osirisreliquien»: Zum Motiv der Körperzergliederung in der altägyptischen Religion . Висбаден, Германия, 1984.

Бергман, январь Isis-Seele und Osiris-Ei . Упсала, Швеция, 1970 год.

Буркерт, Вальтер. «Mysterien der Ägypter in griechischer Sicht». В Ägyptische Mysterien? под редакцией Яна Ассманна и Мартина Боммаса, стр. 9–26. Мюнхен, 2002.

Burkhard, Günter. Spätzeitliche Osiris-Liturgien im Corpus der Asasif-Papyri . Висбаден, Германия, 1995 год.

Каувиль, Сильви. Теология Осириса в Эдфу . Ле Каир, Египет, 1983.

Каувиль, Сильви. Храм де Дендара: Les chapelles osiriennes .Le Caire, Egypt, 1997.

Derchain, Philippe. Le Papyrus Salt 825 (B.M. 10051): Rituel pour la conservátion de la vie en Égypte . Брюссель, 1965.

Фолкнер, Роберт О. Тексты древнеегипетских пирамид . Оксфорд, Великобритания, 1969.

Фрейзер, Джеймс Г. Адонис, Аттис, Осирис . 3-е изд. Золотая ветвь , пт. 4. Лондон, 1962.

Гриффитс, Джон Гвин. Истоки Осириса и его культ . Rev. и enl. изд.Исследования по истории религий, т. 40. Лейден, Нидерланды, 1980.

Helck, Wolfgang. «Осирис». In Paulys realencyclopädie der klassischen , Supp. 9 (1962): 469–513.

Хорбостель, Вильгельм. Сарапис . Предварительные исследования по восточным религиям в римской империи (EPRO) 32. Лейден, Нидерланды, 1973 год.

Хорнунг, Эрик. Der Eine und die Vielen: Ägyptische Gottesvorstellungen . 4-е изд. Дармштадт, Германия, 1990 год.

Какоши, Лазло.«Осирис-Айон». Oriens Antiquus 3 (1964): 15–25.

Кеес, Германн. Der Götterglaube im alten Aegypten . Лейпциг, Германия, 1941 год.

Меркельбах, Райнхольд. Исида Регина, Зевс Сарапис: Die griechisch-ägyptische Religion nach den Quellen dargestellt . Штутгарт и Лейпциг, Германия, 1995.

Mussies, Gerard. «Толкование иудаики Сараписа». В Исследования эллинистических религий , под редакцией Маартена Дж. Вермазерен, стр.189–214. Лейден, Нидерланды, 1979.

Отто, Эберхард. Osiris und Amun: Kult und heilige Stätten . Мюнхен, 1966. Перевод Кейт Боссе Гриффитс как Древнеегипетское искусство: культы Осириса и Амона (Нью-Йорк, 1967).

Петерсон, Эрик. Хейс Теос . Геттинген, Германия, 1926 год.

Плутарх. Об Исиде и Осирисе . Перевод и редакция Джона Гвина Гриффитса. Кардифф, Уэльс, 1970.

Рэйвен, Мартен Дж. «Кукурузные мумии.» Oudheidkundige mededelingen uit het rijksmuseum van oudheden te Leiden (OMRO) 63 (1982): 7–38.

Sethe, Kurt. Urgeschichte und älteste Religion der Ägypter

. Лейпциг, 1930, Германия, . Лейпциг, 1930, Германия,

. E. Сарапис под ранними Птолемеями . Лейден, Нидерланды, 1972.

Тран, Винсент Там Тинь. Дебют Сераписа . Предварительные исследования по восточным религиям в римской империи (EPRO) 84. Лейден, Нидерланды, 1983.

Вандиер, Жак. Le papyrus Jumilhac . Париж, 1962.

Видман, Ладислав. Sylloge начертание религии Isiacae et Sarapiacae . Берлин, 1969.

Видман, Ладислав. Isis und Sarapis bei den Griechen und Römern . Берлин, 1970.

Уайлд, Роберт А. Вода в культе Исиды и Сараписа . Предварительные исследования по восточным религиям в римской империи (EPRO) 87. Лейден, Нидерланды, 1981.

Леонард Х.Леско (1987)

Аттилио Мастроцинке (2005)

Isis | Ancient Egypt Wiki

Исида — богиня в египетской мифологии. В мифологии она была наиболее известной как жена и сестра Осириса и мать Гора, и ей поклонялись как архетипической жене и матери.

Ее имя буквально означает (женщина) престола , то есть Царица престола , которая изображалась эмблемой престола на ее голове.Однако иероглиф ее имени первоначально означал (женщина) плоти , то есть смертная, и, возможно, она просто представляла обожествленных исторических цариц.

Ее происхождение неизвестно, но считается, что она пришла из дельты Нила; однако, в отличие от других египетских божеств, у нее не было централизованного культа на протяжении всего периода поклонения. Первые упоминания об Исиде относятся к Пятой династии, когда были обнаружены первые литературные надписи, но ее культ стал заметным в конце истории Египта, когда он начал поглощать культы многих других богинь.В конечном итоге он распространился за пределы Египта по всему Ближнему Востоку и Европе, а посвященные ей храмы были построены даже на Британских островах. Очаги ее поклонения оставались в христианской Европе вплоть до VI века.

Богиня Исида, настенная живопись, ок. 1360 г. до н.э.

Происхождение названия

Английское произношение, используемое для этого божества, /ˈaɪ.sɪs/), представляет собой англоязычное произношение греческого имени Ίσις, которое само изменило оригинальное египетское имя добавлением последнего -s из-за грамматических требований Окончания греческих существительных.

Египетское имя было записано как ỉs.t или ȝs.t и означало «(Она) Трона». Однако истинное египетское произношение остается неопределенным, потому что их система письма пропускала гласные. Основываясь на недавних исследованиях, которые представляют нам приближения, основанные на современных языках и коптских свидетельствах, реконструированное произношение ее имени — * ʔŪsat (ooh-saht). Позже имя сохранилось в коптских диалектах как Ēse или Ēsi , а также в составных словах, сохранившихся в именах более поздних людей, таких как Har-si-Ese , буквально «Гор, сын Исиды».

Для удобства и произвольности египтологи произносят это слово как ee-set . Иногда они могут также сказать ee-sa , потому что последняя буква «t» в ее имени была суффиксом женского рода, который, как известно, был пропущен в речи на последних этапах египетского языка.

Храмы

Большинство египетских божеств начинали как строго местные, и на протяжении всей своей истории сохраняли местные центры поклонения, причем большинство крупных городов широко известны как родные города их божеств.Однако никаких следов местных культов Исиды не обнаружено; на протяжении всей ее ранней истории также не было известных храмов, посвященных ей. Индивидуальное поклонение Исиде не началось до 30-й династии; до этого времени Исида изображалась и, по-видимому, ей поклонялись в храмах других божеств. Однако даже тогда Исиде поклоняются не индивидуально, а вместе с Гором и Осирисом, последний из которых является ее братом и мужем, поскольку они глубоко полюбили друг друга в утробе своей матери.Храмы, посвященные именно Исиде, получили широкое распространение только во времена Римской империи.

К этому периоду храмы Исиды начинают распространяться за пределы Египта. Во многих местах, особенно в Библе, ее культ берет верх над поклонением семитской богине Астарте, по-видимому, из-за схожести имен и ассоциаций. В эллинскую эпоху из-за ее атрибутов защитницы и матери, а также похоти, исходящей от Хатор, она также стала богиней-покровительницей моряков.

Во всем греко-римском мире Исида становится одной из самых значительных мистических религий, и многие классические авторы ссылаются на ее храмы, культы и обряды.Храмы Исиды были построены в Ираке, Греции, Риме, даже на севере, в Англии, где остатки храма были обнаружены у стены Адриана. В Филах ее поклонение сохранялось до VI века, спустя много времени после широкого принятия христианства — это был последний из древнеегипетских храмов, который был закрыт, и его падение принято считать знаменателем конца Древнего Египта.

Священство

Сохранилось немного информации о египетских жрецах Исиды; однако ясно, что на протяжении всей ее ранней истории были священниками ее культа как мужчины, так и женщины.К греко-римской эпохе все жрицы Исиды были женщинами. Многие из них были целителями и акушерками и, как говорили, обладали множеством особых способностей, включая толкование снов и способность управлять погодой, заплетая или причесывая волосы, последнее из-за того, что египтяне считали узлы магической силой.

Иконография

Ассоциации

Из-за связи между узлами и магической силой символом Исиды был tiet / tyet (что означает благосостояние / жизнь ), также называемый узлом Isis , пряжкой Isis , или Кровь Исиды . tiet во многих отношениях напоминает анк, за исключением того, что его руки изгибаются вниз, и во всех этих случаях, кажется, олицетворяет идею вечной жизни / воскресения. Значение Blood of Isis более неясно, но tyet часто использовалось как погребальный амулет из красного дерева, камня или стекла, так что это могло быть просто описанием его внешнего вида.

Звезда Спика (иногда называемая Лютноносец ) и созвездие, которое примерно соответствовало современной Деве, появились в то время года, когда собирали урожай пшеницы и зерна и, следовательно, с богами и богинями плодородия.Следовательно, они были связаны с Хатор и, следовательно, с Исидой в результате ее более позднего слияния с Хатор. Исида также ассимилировала Сопдет, олицетворение Сириуса, поскольку Сопдет, поднявшаяся как раз перед разливом Нила, считалась приносящей плодородие, и поэтому ее отождествляли с Хатор. Однако Сопдет все еще сохраняла элемент отличительной идентичности, поскольку Сириус был явно звездой и не жил в подземном мире (Исида была женой Осириса, короля подземного мира).

Заголовки

В Книге мертвых Исида описана как Она, которая рождает небо и землю, знает сироту, знает вдову, ищет справедливости для бедных и прибежища для слабых .Некоторыми из многих других титулов Исиды были Царица Небес , Мать Богов , Тот, Кто есть Все , Леди Зеленых Земель , Блестящая в небе , Звезда моря. , Великая Госпожа Магии , богиня магии, плодородия, природы, материнства и преисподней , Хозяйка Дома Жизни , Она, Кто знает, как правильно использовать сердце , Свет- Даритель небес , Владычица слов силы и Луна, сияющая над морем .

Изображения

В искусстве Изида изначально изображалась как женщина в длинном платье-футляре и коронованная иероглифическим знаком престола , иногда держащая лотос, в виде платана. Иногда изображаемую с распростертыми крыльями, Исида отличается от изображаемой таким же образом Богини Маат тем, что последняя использовала страусиное перо в головном уборе, а не символ трона, как у Исиды. После ассимиляции Хатор головной убор Исиды заменяется головным убором Хатор: рога коровы на ее голове и солнечный диск между ними.Ее также иногда символизировала корова или коровья голова. Обычно ее изображали со своим сыном, великим богом Гором, с короной и стервятником, а иногда и в виде коршуна, летящего над телом Осириса.

Исиду чаще всего можно увидеть держащей только общий знак анкх и простой посох, но иногда ее можно увидеть с атрибутами Хатор, священной погремушкой систрума и ожерельем плодородия, несущим менат .

Исида в литературе

Исида — самая важная богиня в египетской мифологии, которая превратилась из местной богини в дельте Нила в космическую богиню всего древнего мира.Имя Исида до сих пор является любимым именем среди современных коптских египтян, а в Европе имя (Айседора) т.е. Дар Исиды все еще распространен.

Мы знаем персонажей Богини из «Исиды» Плутарха «» и «Осириса », которые считаются основным источником этой мифологической истории. «Превращения Луция» Апулея дают нам представление об Исиде первого века. Следующий абзац особенно важен. «Ты видишь меня здесь, Люциус, в ответ на твою молитву. Я природа, вселенская Мать, владычица всех элементов, изначальное дитя времени, властительница всего духовного, царица мертвых, царица бессмертных, единственное проявление всех существующих богов и богинь, мой кивок, управляет сияющими высотами Небес, благотворным морским бризом.хотя мне поклоняются во многих аспектах, известных под бесчисленными именами. . . некоторые знают меня как Юнону, некоторые как Беллону. . . Египтяне, которые преуспели в древних знаниях и поклонении, называют меня моим настоящим именем … Королева Исида ».

Мифология

Ранняя Исида

Королева престола

Как обожествление жены фараона, первая выдающаяся роль Исиды заключалась в помощнице умершего царя. Таким образом, она приобрела погребальную ассоциацию, ее имя более 80 раз встречается в Текстах пирамид, и, как говорят, она была матерью четырех богов, охранявших Канопические кувшины, а точнее, Исиду считали защитницей бога-печеночного кувшина. Imsety.Эта связь с женой фараона также привела к мысли, что Исида считалась супругой Гора, который был защитником, а позже и обожествлением самого фараона. Следовательно, иногда ее мать называлась Хатор, матерью Хоруса. В Среднем царстве, по мере того как похоронные тексты распространяются для использования негранцами, ее роль также растет, чтобы защищать дворян и даже простолюдинов.

В Новом Царстве Исида получила известность как мать / защитница фараона.Говорят, что она кормила фараона своим молоком и часто изображалась так визуально. Роль ее имени и ее тронной короны неясна. Некоторые египтологи считают, что роль матери-престола была изначальной функцией Исиды, однако более современная точка зрения утверждает, что аспекты этой роли появились позже по ассоциации. Во многих африканских племенах царский трон известен как мать царя, и это хорошо согласуется с обеими теориями, давая нам больше информации о мышлении древних египтян.

Сестра-жена Осирису

В другом районе Египта, когда пантеон был оформлен, Исида стала одной из Эннеад Гелиополиса, как дочь Нут и Геба и сестра Осириса, Нефтиды и Сета. Как погребальное божество, она была связана с Осирисом, богом подземного мира ( Аару ), и поэтому считалась его женой. Две женщины — Исиду и Нефтиду часто изображали на гробах с распростертыми крыльями, как защитников от зла.

Более поздняя легенда, в конечном итоге возникшая в результате замены другого бога подземного мира, когда культ Осириса приобрел больший авторитет, повествует о рождении Анубиса.Сказка описывает, как Нефтис сексуально разочаровалась в Сет и замаскировалась под гораздо более привлекательную Исиду, чтобы попытаться соблазнить его. Уловка провалилась, но Осирис теперь находил Нептис очень привлекательной, так как он думал, что она была Изидой. Они соединились, в результате чего родился Анубис. Опасаясь гнева Сета, Нефтис убедила Исиду усыновить Анубиса, чтобы Сет не узнал. В сказке рассказывается, почему Анубис рассматривается как божество подземного мира (он сын Осириса), и почему он не мог унаследовать положение Осириса (он не был законным наследником), аккуратно сохраняя положение Осириса как повелителя подземного мира. .

Ассимиляция Хатор

Убеждения о самом Ра основывались на отождествлении Ра, бога солнца, с Гором, другим богом солнца (как составное Ра-Герахти ), и поэтому в течение некоторого времени Исиду периодически считали женой Ра. , так как она была матерью Хоруса. Следовательно, поскольку не было ничего логически сложного в идентификации Исиды как жены Ра, Хатор, в отличие от идентификации Ра как своего собственного сына, она и Хатор стали считаться одним и тем же божеством, Исида-Хатор .Иногда возникало альтернативное соображение, что Исида в Эннеаде была ребенком Атум-Ра , и поэтому должна была быть ребенком жены Ра, Хатор, хотя это было менее популярно, поскольку Исида имела достаточно общего с Хатор, чтобы считаться одним и тем же.

Мать Гора

Именно это слияние с Хатор стало самым значительным событием в истории египетской мифологии. После слияния с Хатор, Исида стала матерью Гора, а не его женой, и, таким образом, когда верования Ра поглотили Атум в Атум-Ра , также необходимо было принять во внимание, что Исида была одной из Эннеад, поскольку жена Осириса.Однако необходимо было объяснить, как Осирис, который как бог мертвых был мертв, мог считаться отцом Гора, которого очень не считали мертвым. Это привело к эволюции идеи о том, что Осириса необходимо воскресить, и, таким образом, к Легенде об Осирисе и Исиде, из которой Плутарх De Iside et Osiride содержит наиболее обширное повествование, известное сегодня, миф настолько значительный, что все остальное померкло. в сравнении. Еще один набор мифов подробно описывает приключения Исиды после рождения посмертного сына Осириса, Гора.Многие опасности столкнулись с Хорусом после рождения, и Исида сбежала с новорожденным, чтобы избежать гнева Сета, убийцы ее мужа. В одном случае Исида исцеляет Гора от смертельного укуса скорпиона; она также творит другие чудеса в отношении так называемых cippi, или бляшек Гора. Исида защищала и воспитывала Гора, пока он не стал достаточно взрослым, чтобы противостоять Сету, и впоследствии стал царем Египта.

Magic

Для того, чтобы воскресить Осириса с целью иметь ребенка Гора, Исиде необходимо было изучить магию, и именно поэтому Исида обманула Ра (т.е. Amun-Ra / Atum-Ra ), чтобы он сказал ей свое «секретное имя», заставив змею укусить и отравить его, чтобы он использовал свое «секретное имя», чтобы выжить. Этот аспект становится центральным в магических заклинаниях, и Исиду часто просят использовать настоящее имя Ра при выполнении ритуалов. К концу истории Египта Исида становится самым важным и самым могущественным магическим божеством египетского пантеона. Магия занимает центральное место во всей мифологии Исиды; возможно, больше, чем любое другое египетское божество.

Вследствие своей глубоко магической природы Исида также стала богиней магии. Прежняя богиня, выполнявшая четверные роли целителя, защитника канопических сосудов, защитника брака и богини магии Серкет, стала считаться ее аспектом. Поэтому неудивительно, что Исида играла центральную роль в египетских магических заклинаниях и ритуалах, особенно в защите и исцелении. Во многих заклинаниях она также полностью сливается даже с Хорусом, где призывы Исиды также должны автоматически задействовать силы Хоруса.

Ассимиляция Mut

После того, как власть Фив возросла и превратила Амона в гораздо более значительного бога, она позже ослабла, и Амон был ассимилирован с Ра. В результате супруга Амона, Мут, любящая, бесплодная и неявно девственная мать, которая к этому моменту сама поглотила других богинь, была ассимилирована с женой Ра, Исидой-Хатор, как Мут-Исида-Нехбет . Иногда принималось во внимание бесплодие и скрытая девственность Мут, и поэтому Хоруса, который был слишком значительным, чтобы его игнорировать, приходилось объяснять, говоря, что Исида забеременела магией, когда она превратилась в воздушного змея

Мужем Мут был Амун, которого к этому времени отождествили с Мин как Амон-Мин (также известный под его эпитетом — Камутеф ).Поскольку Мут стал частью Исиды, было естественно пытаться сделать Амона, часть Осириса, мужем Исиды, но это было нелегко примирить, потому что Амон-Мин был богом плодородия, а Осирис был богом мертвых. Следовательно, к ним относились отдельно, а Исиду иногда называли любовницей Мин. Впоследствии, поскольку на этом этапе Амон-Мин считался аспектом Ра ( Амон-Ра ), он также считался аспектом Гора, поскольку Гор был идентифицирован как Ра, и, таким образом, сын Исиды в редких случаях упоминался как Будь Мин вместо этого, что аккуратно избегало путаницы по поводу статуса Хоруса, который считался мужем и сыном Исиды.

Исида за пределами Египта

Культ Исиды приобрел известность в эллинистическом мире, начиная с последних веков до нашей эры, пока в конце концов не был запрещен христианами в VI веке. Несмотря на растущую популярность таинственного культа Исиды, есть свидетельства того, что тайны Исиды не совсем приветствовались правящими классами в Риме. Принцепс Август считал ее обряды «порнографическими» и способными разрушить римские моральные устои.

Тацит пишет, что после убийства Юлия Цезаря был построен храм в честь Исиды; Август приостановил это и попытался вернуть римлян к римским богам, которые были тесно связаны с государством. В конце концов римский император Калигула отказался от настороженности Августа по отношению к восточным культам, и именно при его правлении в Риме был учрежден праздник Исиды. Согласно Иосифу, Калигула сам облачался в женскую одежду и принимал участие в таинствах, которые он учредил, а Исида приобрела в эллинистическую эпоху «новый статус ведущей богини Средиземноморского мира.»

Римские взгляды на культ были синкретичными, видя в новом божестве лишь местные аспекты знакомого. Для многих римлян египетская Исида была аспектом фригийской Кибелы, чьи оргиастические обряды долгое время были натурализованы в Риме, действительно, она была известна как Исида десяти тысяч имен .

Среди этих имен римской Исиды Царица Небесная выделяется своей долгой и непрерывной историей. Геродот отождествлял Исиду с греческими и римскими богинями земледелия Деметрой и Церерой.В мифологии йоруба Исида стала Йемайей. В последующие годы у Исиды были храмы по всей Европе, Африке и Азии, а также на Британских островах, где был храм Исиды на Темзе у Саутварка. В книге, золотой осел, Исида сказала Люциусу:

«Вот ты видишь меня, Люциус, в ответ на твои молитвы. Знай, что я мать и вселенская природа, владычица всех элементов, изначальный принцип времени, властительница всего духовного, царица мертвых, океанов, и царица бессмертных.Единственное проявление богов и богинь. Мой жест повелевает сверкающим небесам, здоровой морской водой и взывает к тайнам ада. Хотя мне поклоняются во многих аспектах, известных под бесчисленными именами … Троянцы, которые были первенцами в мире, называют меня Песинунтика, матерью богов, афиняне, родившиеся там, зовут меня Минерва Кекропея, а также Кипр , Венеру Пафию я называю лучниками и Стрельцами, Дианой, на трех языках сицилийцы называют меня Прозерпиной, Элевсинец, богиня Церера и другие старики знают меня как Юнону, другие Беллону, другие Экатес, остальные Ранусию… Но египтяне, которые преуспели в образовании и древнем поклонении, называют меня моим настоящим именем … Царица Исида ».

Это перевод латыни.

Ссылки на христианство

Многие ученые считают, что поклонение Исиде в позднеримские времена было основным фактором, повлиявшим на принятие христианством культа Девы Марии. Имеются данные, свидетельствующие о том, что это позволило христианской церкви поглотить огромное количество новообращенных, которые раньше верили в Исиду, и не обратились бы, если бы христианство не предложило им «подобный Исиде» женский фокус для их веры.Иконографически сходство между сидящей Исидой, держащей или кормящей грудью младенца Гора (Гарпократа), и сидящей Марией и младенцем Иисусом очевидно.

Некоторые христианские авторы-фундаменталисты считают эти утверждения ошибочными и предполагают, что к тому времени, когда возник культ Девы Марии, поклонение Исиде в значительной степени развилось из египетских мифов, и ее отношения с Гором больше не были важным фактором. Однако эта точка зрения затмевается тем фактом, что позднеримские верования относительно атрибутов Исиды почти идентичны раннехристианским верованиям относительно Марии.Достаточно прочитать приведенную выше цитату Апулея, чтобы увидеть, что Исиде поклонялись в римские времена как вселенской и милосердной матери — точно так же, как Деве Марии.

Исида в современной культуре

В современную эпоху старые культуры, техники и идеологии были затенены по мере развития настоящего. На протяжении веков древнеегипетская культура была почти полностью забыта. Начиная с XIX века, египтологи открыли очень многие аспекты этого времени.Обладая доступными знаниями, люди со всего мира создали организации, восхваляющие эту культуру. В частности, для Исиды были созданы такие организации, как прихожане Хоруса и Воскресите Исиду.

Список литературы

  1. Ричард Х. Уилкинсон (2003), Полные боги и богини Древнего Египта.
  2. Спенс, Льюис (1990), Древние египетские мифы и легенды.
  3. Шоу, Ян (2000), Оксфордская история Древнего Египта.
  4. Шоу, Ян (195), Словарь Британского музея Древнего Египта.
  5. Розали Дэвид, (1998) Справочник по жизни в Древнем Египте.

Внешние ссылки

Современное поклонение Исиде

ГОД ПЛЮТАРКА ПОСЛЕ БОЖИЯ ВВЕДЕНИЕ ОБ ИГИЛ И ОСИРИС на JSTOR

Abstract

В этой статье дается подробная интерпретация программного введения к трактату Плутарха «Об Исиде и Осирисе». Анализ трех его разделов показывает систематический акцент Плутарха на теоретическом платоническом подходе и проливает свет на его зететические идеалы.Это также разъясняет методологию ζήτημα Плутарха и его широкое понимание философии.

Информация о журнале

Классический журнал публикует научные статьи по греческому и латинскому языку и литературе, а также по всем другим аспектам классических исследований, а также рецензии на книги. В разделе «Форум» размещены статьи, посвященные педагогике. Журнал издается непрерывно с 1905 г .; на протяжении многих лет количество выпусков в одном томе менялось, но сейчас оно зафиксировано на уровне четырех.Текущий редактор — Энтони Аугустакис из Университета Иллинойса в Урбана-Шампейн. Бизнес-менеджером журнала является Томас Дж. Сенкевич из Monmouth College.

Информация об издателе

Классическая ассоциация Среднего Запада и Юга, Inc. была основана в 1905 «За продвижение классической науки, обучения и признательности» и была зарегистрирована в 1948 году. 1500 членов включают учителей латыни, греческого языка, и классическая цивилизация на всех уровнях.Регион CAMWS охватывает 31 штат. и три канадские провинции. Помимо проведения ежегодного собрания и награждения стипендии, гранты и призы, CAMWS издает информационный бюллетень и ежеквартально, Классический журнал.

Права и использование

Этот предмет является частью коллекции JSTOR.
Условия использования см. В наших Положениях и условиях
Авторское право 2014 Классическая ассоциация Среднего Запада и Юга, Inc.
Запросить разрешения

Waldorf Journal Project 4: Osiris and Isis

Скачать статью: Osiris and Isis — для 5–12 классов

Перевод с норвежского Тедом Уорреном

Во времена древнеегипетской культуры Осирис и Исида стали центральными богами. Миф об Осирисе, который был убит своим братом Сетом, и Исиде, которая родила Гора после смерти его отца, жил в основе египетской религии как миф для широкой публики и как эзотерическое знание среди лидеров.Во времена Двенадцатой династии (примерно 2000 — 1800 гг. До н.э.), когда Египтом правили фараоны Аменемхет I, Сесострис I, Аменемхет II, Сесострис II, Аменемхет III, Сесострис III и Аменемхет IV, тысячи людей ежегодно приезжали в Абидос, чтобы испытать ритуал. мистерии мифа об Осирисе и Исиде, Сете и Горе, которые исполнялись священниками в церемониальных действиях (согласно иероглифическому тексту на камне И-чер-нофрет). Мы также можем проследить эти мифы далеко за пределами Древнего Египта в литературе до наших дней.

Наиболее концентрированная и всеобъемлющая форма мифов находится в писаниях Плутарха, который сам был инициатором мистерий, хотя и в то время, когда они отступали. В его версии мы находим финальное событие длительного процесса, в котором миф об Осирисе жил в течение нескольких тысяч лет в самых разных формах. На первом историческом этапе Осирис умирает, но воскресает своей собственной силой. Осирис — побеждающая духовная сила, проливающая свет с суверенной безопасностью.В Книге Мертвых с древнейших времен Древнего Египта Осирис является сильным богом, имеющим в себе всю теплоту, жизнь и свет солнца, и который несет в себе духовное существо каждого египтянина, а также духовную сущность всего народа. существование. После смерти человеческие души живут дальше в зависимости от того, сколько Осириса живет в них. Какое бы имя они ни носили в земной жизни, после смерти они были Осирисом Н.Н.

В следующей исторической фазе Осириса убивает его собственный брат Сет и запирает в красиво раскрашенном гробу.Духовная творческая сила заключена в земном, телесном материале. Хотя Сет злой, когда совершает убийство, он также является братом Осириса. Его тело не является чуждым или отверженным. Он имеет то же божественное происхождение, что и Осирис. Однако физическое тело начинает воздействовать на дух таким образом, что Осирис оказывается запертым, а его тело после этого разрезается на четырнадцать частей, чтобы его дух больше не мог излучать свет и работать в физическом, земном мире. Осирис продолжает жить, но теперь он перемещен в потусторонний мир, в мир жизни после смерти, в подсознание и сверхсознание.
Его сестра и жена Исида остались скорбящей женой. Кто она? На ее скульптурах написано: «Я та, которая была, кто есть и кем станет. Ни один смертный никогда не сможет приподнять мою завесу «. Разве это не та же вечная сила, что и Осирис? Она «сестра». Осирис — это творческая духовная сила, которая теперь перемещена в подсознательное царство за пределы жизни. Исида — это вечно ищущая и вечно воспринимающая сила, которая может принять творческие силы Осириса. Исида живет неугасимо, ища в глубинах человеческой души.Она — сила, которая, когда придет время, родит нового духовного ребенка, Гора, который сможет восстановить деятельность Осириса.

Миф об Осирисе-Сете-Исиде-Горе интерпретировался по-разному до времен Плутарха. Он был помещен в сезоны года, в пустыню (Сет) и в плодородный Нил (Осирис), или на небеса, как отраженный солнцем свет от луны, которая удаляется через четырнадцать дней (Осирис был разрезан на четырнадцать частей. ) и возвращается снова через четырнадцать дней (Исида находит все четырнадцать частей).Или этот миф считался человеческой драмой, которая произошла на земле давным-давно, когда Осирис Сет-Исида-Гор жил в Египте как божественные воплощения в человеческих телах. Все эти интерпретации и даже больше могут иметь полную легитимность, но ни одна из них не является в высшей степени правильной. Мифические картины глубже, чем упрощенные, фиксированные концепции. Их сущность живет в действии драматических образов и поэзии и глубоко звучит в душе человека, живя также во внешнем мире и в природе.В мифе духовно творческие силы мира и внутренняя жизнь человека переживаются как единство.

Особенно глубоким аспектом мифа является момент, когда Гор побеждает злого Сета и оставляет Исиду судить его. Она отказывается вынести ему смертный приговор, несмотря на то, что он убил Осириса, поскольку Сет имеет то же божественное происхождение, что и Осирис. Он должен быть освобожден, а битва продолжена. Физическое тело не может быть отвергнуто. Он также принадлежит человеку. Но необходимо постоянно преодолевать тяжелые, чужеродные свойства тела.Тот, кто интерпретирует ситуацию, — Джоти (Дехути или Тот), которого греки называли Гермесом или «трехкратным великим Гермесом» (Hermes trismegistos), великий посвященный, которого считали вдохновителем египетской культуры.

В следующей пьесе большинство деталей взято непосредственно из древних источников (тексты Плутарха и Книги мертвых). В сцене 2, когда ищущая и оплакивающая Исида прибывает в Библ, где правит король Малкандрос, она кажется замаскированной и неизвестной как няня для ребенка королевы Астарты.В следующей сцене, в которой Исида хочет дать ребенку силы вечности через очищающий огонь, чтобы очистить физическую, телесную природу, сцена инициации прерывается страхом Астарты (низшая, незрелая сила души) и недостатком понимания. , а Исида еще не может выполнить свою задачу. Мы находим точно такие же драматические образы в «гомеровском» гимне Деметре, эзотерической легенде Элевсинских мистерий. Раскрываются связи между Деметрой и Исидой, между Элевсином в Элладе и египетскими мистериями.

После того, как ученикам пятого класса будут предложены упрощенные изображения древнеегипетской культуры, такая игра может быть поставлена ​​детьми как новый, более осознанный шаг в направлении понимания качеств древнеегипетской культуры, вечного, вечного и вечного. бессмертная драма его мифов и, в целом, эволюции человека.

Исиде, богине-матери древнего Египта, поклонялись во всем древнем мире

Археологи, работавшие в Лондоне в 1912 году, могли быть удивлены.Когда они обнаружили римский кувшин первого века нашей эры с надписью « Londini ad fanum Isidis — Лондон, рядом с храмом Исиды». Наиболее известная как египетская богиня, обнаружение следов поклонения Исиде так далеко от Северной Африки может показаться странным. Но эта богиня оказалась достаточно популярной, чтобы превзойти свои изначальные египетские центры поклонения и распространиться во все уголки известного мира.

Богиня Исида обнимает фараона Рамзеса III (слева) на этом рельефе XII века до нашей эры.C. в гробнице князя Амона-хер-хепшефа.

Универсальный архив истории / Getty Images

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Древние египтяне любили Исиду за ее яростную преданность своему мужу Осирису и ее сыну Гору. Ее культ впервые начал распространяться по Средиземноморью после установления эллинистического правления в Египте в четвертом веке до нашей эры. Затем, когда римское могущество расширилось, поклонение Исиде распространилось еще дальше.

Ко II веку А.Д., римский писатель Апулей прославил ее как «мать звезд, прародительницу времен года и хозяйку всего мира». Тем не менее, хотя она много значила для многих культур римского мира, ее корни уходят в очень конкретное место и время: дельту Нила на заре древнеегипетской истории. (В Древнем Египте женщины-правительницы поддерживали стабильность общества во времена бедствий.)

Египетское происхождение

Исида — это греческая форма имени богини, которое в древнем Египте было Асет, что означает «престол» или «трон».Изображенная как стройная женщина в платье-футляре, ее часто изображают с троном на голове. По мере того, как ее божественные роли менялись, ее внешний вид изменился. Хатор, древнюю египетскую богиню материнства, часто изображали с солнечным диском и коровьими рогами. Когда Исида стала тесно связана с материнством, ее головной убор трансформировался и стал похож на головной убор Хатор. Способность Исиды усваивать новые черты характера оказалась бы ценной для долголетия и распространения ее поклонения по всему древнему миру.

Исида (справа) с рогатым солнечным диском и ее сын Гор указывают на сидящего Осириса в IX веке до нашей эры.C. золотой кулон. Лувр, Париж

SCALA, FLORENCE

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

В одном из самых популярных повествований мифа об Исиде она — одна из детей богов Геба, бога земли, и Нут, богини неба. Она выходит замуж за одного из своих братьев, бога Осириса, и пара правит миром. Осириса убивает его ревнивый младший брат Сет, который расчленяет тело и разбрасывает его. Скорбя, Исида обыскивает мир, чтобы собрать осколки, и снова собирает его.Осирис возрождается, но вместо того, чтобы быть повелителем живых, Осирис становится повелителем мертвых. Исида рожает сына Гора (популярный художественный мотив изображает Исиду кормящей своего маленького сына). Гор вырастает, чтобы изгнать Сета, наведя порядок в мире. (Исследуйте греческую пещеру, которая, как гласит легенда, является входом в подземный мир).

Самое раннее упоминание об Исиде можно найти в Текстах пирамид, священных надписях, вырезанных на стенах гробниц пирамид в Саккаре, относящихся к Древнему царству (около 2575 г.) -2150 г.С.). Среди самых древних священных писаний эти тексты сосредоточены на погребальных ритуалах фараонов и верованиях о путешествии королей по загробной жизни. (Это священные и тайные ритуалы в Книге Мертвых.)

Сначала Исиде поклонялись только в дельте Нила, откуда она возникла, но она стала важным божеством для всего Древнего Египта.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Исида в Египте

Поклонение Исиде простиралось на протяжении долгой истории Древнего Египта. В статуе, созданной между 600 и 300 годами до нашей эры, Исида ухаживает за своим сыном Гором (слева) — поза, подчеркивающая священную роль богини в рождении и материнстве. Построенный в период Птолемеев, Храм Исиды (справа) стоит сегодня на нильском острове Агилкия, перенесенном из Филе в 1970-х годах.

ДЖОРДЖ ПОНСЕ / RMN-GRAND PALAIS (слева) и УИЛЬЯМ БЕЛЛО / AGE FOTOSTOCK (справа)

Известная своей магией, ее благотворная сила охватывала как повседневную жизнь, так и загробную жизнь.Когда египетские представления о загробной жизни стали более демократичными, она стала считаться защитницей всех мертвых в египетском обществе, а не только фараонов и их семей наверху. Египтянки считали ее образцовой матерью и женой. Ее репутация одного из самых теплых и гуманных богов позже завоевала сердца за пределами Египта.

Из Египта в Грецию

Когда Александр Великий завоевал Египет в 332 году до нашей эры, поклонение Исиде процветало и распространялось за пределы Египта.Вместо того чтобы подвергать цензуре местную религию египтян, Александр принял ее. Во время посещения города Мемфис Александр принес жертвы Апису, египетскому богу-быку, также связанному с Осирисом, и связал силу божества со своим правлением. (См. Потрясающие, реалистичные портреты мумий Древнего Египта.)

Когда Исида была преобразована в греко-египетскую богиню, культ Исиды сосредоточился в Александрии, где в первом веке до нашей эры был отчеканен медальон с ее изображением.

AKG / АЛЬБОМ

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

После смерти Александра в 323 г. до н. Э. Один из его генералов, Птолемей I Сотер, взял под свой контроль Египет и продолжил практику религиозной терпимости. Эта династия, так называемые Птолемеи, продолжала объединять новую македонскую элиту с местным египетским населением через веру.

Остров Фила, расположенный в Верхнем Египте недалеко от границы с современным Суданом, был священным для Исиды. Храмы ей возводили там с шестого века до нашей эры.C. Строительство впечатляющего нового храма Исиды началось незадолго до завоевания Александром и было завершено Птолемеем II Филадельфом и его преемником Птолемеем III Эвергетом в III веке до нашей эры.

При правлении Птолемеев аспекты Осириса и Аписа были объединены с чертами греческих богов, включая Зевса и Аида, чтобы создать синкретическое божество, Серапис. Его связь с подземным миром и, следовательно, с Осирисом, помогла создателям нового культа Птолемея обосноваться на Исиде как на супруге Сераписа.

Их центр поклонения находился в Александрии, крупном торговом центре при Птолемеях. Для александрийских купцов Исида и Серапис стали ассоциироваться с процветанием в дополнение к загробной жизни, исцелению и плодородию.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

1/4

1/4

Поскольку поклонение Исиде распространилось по древнему миру, произведения искусства, изображающие богиню, адаптировались к культурам, которые ее обнимали. Здесь на египетской панели изображена Исида, расправляющая свои защитные крылья вокруг фараона шестого века до нашей эры. Городской археологический музей Болоньи, Италия

Исида как защитница

По мере того, как поклонение Исиде распространилось по древнему миру, произведения искусства, изображающие богиню, адаптировались к культурам, которые ее обнимали.Здесь на египетской панели изображена Исида, расправляющая свои защитные крылья вокруг фараона шестого века до нашей эры. Городской археологический музей Болоньи, Италия

СКАЛА, ФЛОРЕНЦИЯ

Богиня становится вирусной

По мере того, как влияние Птолемея распространилось по восточному Средиземноморью, поклонение Исиде также распространялось по торговым путям к берегам современной Сирии, Израиля и Турции. Она стала связана с региональными божествами. В Греции Исида была связана с Деметрой, богиней земледелия.В Ливане и его окрестностях она была связана с ближневосточной богиней Астартой. В римских городах она была связана с Фортуной, богиней удачи, и Венерой, богиней любви. Писатель I и II веков нашей эры Плутарх сравнил ее с Персефоной, супругой Аида, владыки подземного мира. (Вот как греки изменили наше представление о жизни после смерти.)

Храмы Исиды возводились по всему Средиземноморью. Среди них был храм Исиды на Делосе в Эгейском море, крошечный засушливый остров, который стал важным торговым постом в эпоху Птолемеев.Впечатляющий дорический храм Исиды, руины которого все еще стоят на острове, был построен в начале II века до нашей эры. Римские купцы, действовавшие на Делосе, переняли культ Исиды, который они там нашли, и унесли его с собой, когда вернулись в Неаполь, Кампанию, Остию, Рим и Сицилию. Исида стала символом гегемонии Птолемея; к первому веку до нашей эры ее культ распространился на запад, вплоть до Испании.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Дома поклонения

По мере распространения поклонения Исиде во всем Средиземноморском мире были построены новые храмы, такие как Храм Исиды, построенный на Эгейском острове Делос во втором веке до нашей эры. (слева) и ее храм, построенный в I веке до н. э. в Сабрате в современной Ливии.

SP KARAPAS / AGE FOTOSTOCK (слева) и Susanna Wyatt / Awl Images (справа)

По мере того, как поклонение Исиде продолжало распространяться, обязанности богини также расширялись.Помимо традиционных ролей жены, матери, целительницы и защитницы мертвых, Исиде поклонялись как богине удачи, моря и путешествий. Моряки почитали ее: праздник, проводимый каждую весну, стал ассоциироваться с Исидой и позже стал известен во всем римском мире как Navigium Isidis. Многие города, которые зависели от морской торговли, такие как Помпеи, надеялись, что Исида защитит их от капризов Нептуна. Один из наиболее хорошо сохранившихся храмов Исиды находится в Помпеях. Построен в I веке А.Д., его фрески изображают Исиду такой, какой ее представляли римские прихожане: в эллинизированной форме, а не в египетской.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Исида в Помпеях

Римские адаптации Исиды появляются на нескольких фресках, сохранившихся под вулканическим пеплом в Помпеях. Один (слева) показывает ее с рогом изобилия, символом Цереры, римской богини земледелия.На картине из храма Исиды (справа) изображена Исида (сидящая), приветствующая Ио, возлюбленного Зевса, в Египте. Национальный археологический музей, Неаполь

Prisma / Album (слева) и FOGLIA / SCALA, ФЛОРЕНЦИЯ (справа)

Тайны поклонения

К первому веку до нашей эры поклонение Исиде стало «мистической религией». Уходя корнями в греческую культуру, мистические верования основывались на фигуре бога или богини, такой как Деметра или Дионис, и включали конфиденциальные ритуалы и обряды.

Недатированный бронзовый систр, погремушка, использовавшаяся в поклонении Исиде, была обнаружена возле ее храма в Риме.Лувр, Париж

DEA / Scala, Флоренция

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Участие в этих сектах было в высшей степени секретным, и немногие подробности их церемоний сохранились. Некоторые из них можно найти в трудах Плутарха. Посвященные облачались в красочные мантии и сбривали волосы. Во время своих посвящений и других ритуалов они несли систрум, большую погремушку, связанную с богиней. Историки остаются неуверенными в некоторых деталях, например в том, как была организована религия и существовала ли вообще какая-либо иерархия.

Римские правители не так любили Исиду, как генералы Александра Македонского много веков назад. Рим несколько раз пытался подавить популярный культ. В первом веке до нашей эры царица Египта Клеопатра тесно связала себя с богиней Исидой, утверждая, что она является ее проявлением на Земле. Когда она и Марк Антоний бросили вызов авторитету Октавиана (будущего римского императора Августа), культ Исиды стал символом иностранной коррупции. После смерти Клеопатры в 30 г. до н. Э.Птолемеевское правление Египта подошло к концу, начался римский контроль над Египтом, и поклонение Исиде в Риме было подавлено.

Позднее императоры приказали разрушить ее храмы, но поклонение Исиде было восстановлено в Риме в первом веке нашей эры. Большой двойной храм Исиды и Сераписа возле Марсова поля в Риме стал важным религиозным центром. Культ Исиды рос и достиг своего пика в Римской империи во втором веке нашей эры.Поклонение богине распространилось по всему римскому миру, достигнув даже севера Британии и Азии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.