Опричнина это в древней руси: Зачем Иван Грозный создал опричнину? — Российская газета

Содержание

Зачем Иван Грозный создал опричнину? — Российская газета

Массовые репрессии вовсе не присущи России исконно, как продолжают утверждать западные политологи и отечественные мифотворцы.

В 2015 году исполняется 450 лет со дня учреждения опричнины. И, наверное, лет сто пятьдесят, как о ней спорят. Слишком часто к научным исследованиям примешивается политическое мифотворчество - то либерально-западническое, то патриотическое. Соответственно, и мифы то прекрасны, то ужасающи. Один шаг в науке сопровождается "сотней скачков мимо заставы" в общественной мысли. До сих пор нет согласия даже в том, с какой целью создавал опричнину царь Иван IV.


Аппарат для террора?

Глубоко ошибаются те, кто считает: опричнина задумывалась как аналог НКВД в XVI веке. Изначально она не должна была иметь ни карательных, ни репрессивных функций.

Конечно, это звучит непривычно...

Но правда в том, что опричнина существовала всего-то семь лет и почти три года никаких массовых репрессий не было и в помине. Да, за эти годы было казнено несколько человек (менее десяти) - тех, кого царь считал изменниками. Но одиночные казни случались и до опричнины, и после нее. А вот "большой террор" был развязан лишь в 1568 году. И даже тогда удары долгое время наносились хаотично: в них видны бурные эмоции, захлестнувшие царя, но никак не размеренная работа карательной машины.

Во всяком случае, опричнина никак не проявление "вечного" и "естественного" для русского народа сочетания холопства с тиранией, о чем любят сегодня порассуждать политические "аналитики".

Больше того, если спускаться от эпохи Ивана Грозного дальше и дальше в колодец времен, то станет очевидным: Русь на протяжении нескольких веков не знала массовых репрессий. Они разворачивались за ее пределами. А на русскую территорию просто не допускались. Никакая "азиатчина" и "татарщина" не привили русским землям вирус жестокости. Русь знала Орду с середины XIII века - но свирепости от нее не научилась. На войне, в бою, в запале, в только что взятом городе, когда ратники еще разгорячены недавнею сечей, - случалось разное. Крови хватало. Но не по суду или, хуже того, в результате бессудной расправы, связанной с каким-нибудь "внутренним делом".

Ни малейших признаков масштабного государственного террора!

Можно твердо назвать дату, когда массовые репрессии вошли в политический быт России. Первая половина - середина 1568 года. И родоначальником их стал не кто иной, как государь Иван Васильевич.

Калька европейских "учебников"?

Его современники-поданные были смертно изумлены невиданным злодейством: слуги монаршие убили несколько сотен виноватых и безвинных людей, в том числе детей и женщин. Несколько сотен! Это выглядело как нечто невероятное, непредставимое. Царь устроил по сути революцию в русской политике, повелев уничтожать людей в таких безумных количествах. Да, для XVI века не 40001, и даже не 400, а всего лишь 100 жертв репрессий были далеко за рамками общественной нормы и морали.

А уже в зиму 1569-1570 годов счет пойдет на тысячи...

Что же произошло? Что спровоцировало царя не беспрецедентные репрессии? И не стало ли государево нововведение результатом "импорта"? Ведь политическая культура Западной Европы XVI столетия отличалась гораздо большей жестокостью, нежели русская:

Террор в Европе XVI века: как это было

Торквемада, основатель испанской инквизиции, появился на политических подмостках Европы задолго до Ивана Грозного.

Королева Мария Тюдор за доброе десятилетие до опричнины принялась массово жечь протестантов на землях "просвещенной" Англии. Причем, как на грех, примерно тогда же между Московским государством и королевством Английским были установлены дипломатические отношения. В Москве с интересом ознакомились со свежим политическим опытом новых союзников...

Во Франции кровопролитные войны между католиками и гугенотами тоже начались до того, как у нас появилась опричнина. Достаточно вспомнить знаменитое побоище в Васси.

Расправы шведского короля Эрика XIV над собственными подданными, особенно аристократией, шли фактически параллельно опричнине... но все же чуть раньше царского "срыва" 1568 года.

Буйства нидерландских иконоборцев относятся к 1566 году. Накануне, так сказать...

Ответные зверства герцога Альбы в тех же Нидерландах - вторая половина 1567 года. Впритык!

О, у государя Ивана Васильевича были отличные "учителя"! Российская дипломатия, связывавшая царский престол с множеством европейских, подпитывала Ивана IV сведениями о политических "новинках". Но если Московское государство, с легкой руки первого русского царя, действительно заимствовало практику массовых политических репрессий у Европы, то это был опыт, требовавшийся православной державе меньше всего.

Военно-духовный орден?

Часто пишут, что опричнина являлась русским аналогом военно-монашеских орденов Европы, некой высшей формой духовного служения государю. В разное время историки и публицисты считали ее то "сверхмонастырем", то, напротив, изощренным издевательством над православными церковными устоями.

К опричному времени относятся известия о странном мистическом ордене, основанном царем из опричной "гвардии". В это "братство" вошли около 500 человек, которые должны были во время езды "иметь известное заметное отличие: собачьи головы на шее у лошади и метлу на кнутовище. Это обозначает, что они сперва кусают, как собаки, а затем выметают все лишнее из страны"2. Носить они должны были грубые и бедные верхние одежды из овчины наподобие монашеских. Зато под ними скрывалось одеяние из шитого золотом сукна на собольем или куньем меху.

Основным источником по истории "братства" является послание немцев-опричников Таубе и Крузе польскому гетману Яну Ходкевичу, памятник противоречивый и далеко не достоверный. Планы обоих немцев потерпели в России крушение, к царю да и в целом к стране они относились неприязненно; ожидать от них объективности не приходится. Однако ничего лучшего в распоряжении историка нет.

Итак, вот их слова: "Этот орден предназначался для совершения особенных злодеяний... Монастырь или место, где это братство было основано, был... в Александровской слободе... Сам царь был игуменом, князь Афанасий Вяземский - келарем, Малюта Скуратов - пономарем; и они вместе с другими распределяли службы монастырской жизни. В колокола звонил царь со своими сыновьями и пономарем. Рано утром... должны были все братья быть в церкви... В этом собрании поет царь со своими братьями и подчиненными попами с четырех до семи. Когда пробивает восемь часов, идет он снова в церковь, и каждый должен тотчас появиться. Там он снова занимается пением, пока не пробьет десять. К этому времени уже бывает готова трапеза, и все братья садятся за стол. Он же, как игумен, сам остается стоять, пока те едят... Когда трапеза закончена, идет сам игумен ко столу.

После того как он кончает еду, редко пропускает он день, чтобы не пойти в застенок, в котором постоянно находятся много сот людей; их заставляет он в своем присутствии пытать или даже мучить до смерти... Что касается до светских дел, смертоубийств и прочих тиранств, и вообще всего его управления, то отдает он приказания в церкви. Для совершения всех этих злодейств он не пользуется ни палачами, ни их слугами, а только святыми братьями... Все братья и он прежде всего должны носить длинные черные монашеские посохи с острыми наконечниками... а также длинные ножи под верхней одеждой, длиною в один локоть..."

3

Существование опричного братства - явление кратковременное. Оно не могло появиться ранее окончательного переезда Ивана IV в Слободу (вторая половина 1568 года) и вряд ли пережило период, когда казни обрушились на само опричное руководство (первая половина - середина 1570 года) и ушел из жизни в том числе "келарь" князь Афанасий Иванович Вяземский4. На самом деле, быть может, вся история странного Слободского ордена насчитывает несколько месяцев, а то и недель. Твердо же можно говорить о нескольких месяцах в середине 1569 года (до Новгородского похода Ивана Грозного), а также о первой половине 1570-го.

Попытки проследить историю Слободского ордена напоминают блуждание в потемках; невозможно определить, где лгут, а где говорят правду Таубе и Крузе. Но в любом случае это всего лишь эпизод семилетней истории опричнины и явно не главное ее предназначение.


Государственная реформа?

Так чем же в действительности являлась опричнина?

Прежде всего - государственной реформой, набором чрезвычайных мер, которые должны были укрепить вооруженные силы.

С 1558 года Россия вела тяжелую, кровопролитную войну за Ливонию - обширную область в Прибалтике. Ее противниками выступили три сильные державы: Ливонский орден, Речь Посполитая и Швеция. Первое время боевые действия складывались удачно для войск Ивана IV. Но в 1564 году произошел перелом. На сторону врага перешел видный воевода князь Андрей Курбский, русское войско потерпело тяжелое поражение от литовцев, а татары совершили набег на Рязань, едва спасенную от взятия и разгрома.

В этих условиях царь потребовал дать ему особые полномочия и получил их от Боярской думы.

По его приказу был создан особый корпус из 1000 привилегированных бойцов (позднее их стало намного больше). Им давали землю вокруг Москвы и в областях по соседству. Из этой тысячи постепенно вырос опричный боевой корпус, который не только использовался для охранной и карательной работы, но и воевал. Документы XVI века ясно говорят: опричные полки (именно полки, а не какие-нибудь "зондеркоманды") более десяти раз участвовали в оборонительных и наступательных операциях русской армии.

Царь лично, без совета с аристократией, назначал воевод в свою новую армию. А для управления ею и всеми землями, которые выделялись для ее обеспечения, создал вторую Боярскую думу. Из Кремля Иван IV перешел в новую резиденцию; она располагалась приблизительно там, где сейчас улица Воздвиженка втекает в Моховую.

Вот это и было названо "опричниной".

Прочие территории управлялись старой Боярской думой, выставляли в поле армию, набранную по старым принципам, и назывались "земщиной".


Итоги: Большая кровь и малые победы

Идея опричнины была вполне здравой и вовсе не утопической. Власть над Московским царством делили в ту пору государь и высшая аристократия. По сути это не самодержавие, а двоевластие. Боярская дума была аристократическим советом при особе государя, и без Думы тот не мог и шагу ступить. Только из аристократов набирали главнейших воевод. Только аристократы ставились наместниками в крупные города и на высшие административные должности.

Долгое время знать неплохо справлялась с ролью правящей элиты. Вела царские полки от победы к победе, проводила государственные преобразования, умело занималась администрированием. Но вот затянулась Ливонская война, и правление аристократов начало давать сбои. Самый значительный из них: перебежчик князь Курбский - аристократ. А в 1564 году литовцы разгромили армию, которой командовал знатнейший человек - князь Петр Шуйский.

Идея опричнины заключалась в том, чтобы отобрать у высшей знати монополию на ключевые посты, особенно в армии.

Создавалось войско, в котором царь хотел видеть мобильный, превосходно управляемый корпус, куда он назначит не самых знатных воевод, а самых даровитых. И - принципиальный момент - самых доверенных. Создавалась и вторая Боярская дума - новый центр управления - где заседали не дерзкие "принцы крови", а прямые исполнители царской воли.

Так что худого в опричнине? Вроде бы одна польза...

Подкачали методы, которыми благая идея проводилась в жизнь.

Опричная армия требовала много земли, притом богатой, плодородной, населенной крестьянами. Где ее взять? Центр России испытывал лютый земельный голод!

Землю начали отбирать у старых владельцев, не годившихся для опричной службы, и передавать новым. Старые получали неравноценную замену на диких, полуосвоенных окраинах России. По сути, их отправляли в ссылку, отобрав доход да к тому же разорвав старинные связи с краями, где веками жили их семейства. Понятно, это не могло не породить конфликты. Еще больше масла в огонь добавило то, что опричникам в столкновениях с земскими гарантировалась безнаказанность. От Ивана IV к судьям разных рангов отправилось повеление: "Судите праведно, наши виноваты не были бы!"

И полыхнуло! Первая же искра высветила перед царем всю шаткость его положения: на Земском соборе 1566 года 300 дворян, иначе говоря, 300 вооруженных профессионалов войны, подали ему прошение об отмене опричнины. Вскоре после этого Иван IV переехал из Москвы в обширную новую резиденцию - Александровскую слободу. Старую столицу царь отныне считал слишком мятежной и небезопасной для себя. А в конце 1567 года, во время похода против Литвы, он узнал о заговоре против своей жизни...

Существовал ли тот заговор на самом деле - споры ведутся до сих пор. Тем не менее царь отменил поход, развернул полки с марша и сам вернулся в Москву. И вот тогда-то разразилась катастрофа. По России прокатилось несколько волн диких расправ. Причем их масштаб невозможно ни объяснить, ни оправдать какими-либо заговорами. Дошло до убийства женщин, детей, до глумливого надругательства над женами тех, кого обвиняли в измене, до публичного истязания жесточайшими пытками.

Русская церковь имела древнее право: печаловаться за опальных. Митрополит Филипп сделал попытку вразумить царя. Затем публично отказал Ивану IV в благословении. Святителя отрешили от митрополичьей кафедры и отправили в Тверской Отроч монастырь. Там опричник Малюта Скуратов умертвил Филиппа в декабре 1569 года, за что не понес никакого наказания.

Как и другие опричники, от рук которых погибло множество церковных деятелей - священников, монахов и даже настоятелей монастырей.

Кровавая цена опричнины...

Удалось ли Ивану IV добиться с ее помощью того, о чем мечтал он в несчастливом 1564 году? Выиграть Ливонскую войну, остановить натиск татар на южные области России? Ничего подобного. Опричный корпус редко добивался самостоятельных побед. А вот поражения из-за несогласованности в действиях опричных и земских воевод Россия несла тяжелейшие.

В 1571 году крымский хан Девлет-Гирей прорвался под Москву и спалил ее дотла - включая опричный дворец государя. Элитные опричные полки не смогли ему помешать. И после ухода крымцев началось расформирование опричной армии. Более она в поле не выходила.

А через год после Московского разгрома объединенная русская армия, где плечом к плечу сражались опричные воеводы с земскими, разбила того же Девлет-Гирея у Молодей. Единство рождало победы, разделение вело к гибели...

Приблизительно в сентябре 1572 года опричнина была отменена.

Так каковы же ее итоги?

В военном плане - отрицательные. Задачи реформы выполнены не были.

А вот в кадровом... не все так просто.

В опричные годы царь выдвинул на ключевые посты несколько десятков "худородных" дворян. Отличившиеся в основном на карательном поприще после "закрытия" опричнины больше не понадобились. А вот те, кто был хорош как дипломат или воевода, продержались на высоких постах до конца грозненского царствования. И даже один-два-три года после него, когда богатая, влиятельная аристократия упорно вытесняла их из военной и политической элиты. Кажется, последний "зубр" опричных времен, даровитый командир и дипломат Михаил Андреевич Безнин, от обиды принял иноческий постриг в 1586 году.

Но это - худородные. А помимо них в опричнине возвысилось несколько семейств... как бы поточнее выразиться... знати "второго сорта". Иными словами, людей родовитых, но "захудалых". И они смогли закрепиться в составе элиты, как, например, блистательный полководец князь Дмитрий Иванович Хворостинин.

Группа хороших управленцев и военачальников, продолжавших служить новому государю, - пожалуй, единственное полезное наследие неудавшейся "опричной" реформы Ивана Грозного.

Кинообразы опричнины

Они возникали во многих фильмах еще с 1910-х годов. но ярких киноопричников не так уж много.

Опричнина вошла в большой кинематограф по воле режиссера Сергея Эйзенштейна. В его фильме 1940-х годов "Иван Грозный" образ опричнины противоречив и сложен. Опричники - верные псы царя, особенно Малюта Скуратов, но это злые и корыстные люди. Они вроде бы выжигают измену, но не забывают позаботиться и о себе. Для Михаила Жарова, сыгравшего Малюту, это была одна из звездных ролей.

Фильм "Царь Иван Грозный", снятый в 1991 году Геннадием Васильевым по повести А.К. Толстого, к опричникам беспощаден. Режиссер не просто показал опричников злодеями, он связал их с бесовщиной и колдовством.

В телесериале Андрея Эшпая "Иван Грозный" (2009) опричники лишены ореола своеобразного темного величия, какое было у них в предыдущих кинолентах. Здесь это мелкие пошлые пакостники.

А в кинокартине Павла Лунгина "Царь" (2009 год) опричнина - знак падения Руси в какую-то черную языческую древность. Главные злодеи фильма - опричники Федор и Алексей Басмановы, а также Малюта Скуратов. Все они как будто расчеловечены, вчистую лишены совести и сострадания.

Два портрета Малюты Скуратова

Для современного образованного русского самый знаменитый опричник - Малюта Скуратов. Или, вернее, Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский по прозвищу Малюта. Образ его порой затмевает даже самого государя Ивана Васильевича. Григорий Лукьянович стал лицом опричнины для всех тех, кто интересуется русской стариной, но никогда специально не углублялся в историю опричных учреждений.

Для кого-то Малюта Скуратов - пугало. Кто-то пускается в рассуждения о том, что это истинный патриот и лучший образец для современного сотрудника отечественных спецслужб. А кому-то видится в его личности крупный государственный деятель. Григорию Лукьяновичу приписывается множество несуществующих добродетелей, так же как, впрочем, и множество чужих преступлений.

Как это нередко случается, правда судьбы Малюты Скуратова намного прозаичнее легенд, созданных вокруг его имени потомками...

Прежде всего Малюта Скуратов - психологическая пустыня, белое пятно, terra incognita. Нам совершенно не известно, что это был за человек. Неизвестно даже, как он выглядел.

Но воображение и талант живописцев создали множество "портретов" Малюты. По двум, самым известным, видно, какого накала достигали споры о "главопричнике". Один из "Портретов" принадлежит кисти Павла Рыженко, другой - Клавдия Лебедева. Обе картины - как будто "окна" в мир двух противоположных мифов, созданных об опричнине...



1. Приблизительно таково количество документированных жертв репрессий в опричное время.
2. Таубе И., Крузе Э. Послание гетману земли Лифляндской Яну Ходкевичу // Иоанн Грозный. Антология. М., 2004. С. 396.
3. Таубе И., Крузе Э. Послание гетману земли Лифляндской Яну Ходкевичу // Иоанн Грозный. Антология. М., 2004. С. 396-398. Дается в небольшом сокращении и с адаптацией.
4. Веселовский С.Б. Исследования по истории опричнины. М., 1963. С. 306.

Историки Владислав Назаров и Дмитрий Володихин о том, можно ли террор Ивана Грозного считать реформой: Лекторий: Библиотека: Lenta.ru

В Центре документального кино в рамках совместного проекта Фонда Егора Гайдара и Вольного исторического общества «Исторический момент» состоялась дискуссия на тему «Опричнина: террор или реформа?», участниками которой стали старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Владислав Назаров и профессор исторического факультета МГУ Дмитрий Володихин. Ведущим беседы выступил историк и телеведущий Николай Сванидзе. «Лента.ру» публикует основные тезисы выступлений историков.

Назаров: Опричнина не была в чистом виде ни террором, ни тем более реформой. Любая реформа предполагает введение неких новшеств в политическом или социальном устройстве страны. Здесь не было ничего подобного. Наоборот, опричнина по внешним признакам представляла собой возврат к устаревшим для середины XVI века архаичным способам государственного управления Московского великого княжества рубежа XIV-XV веков. Именно в годы опричнины и «особого двора» Ивана Грозного (последние 10 лет его правления) самодержавная монархия на Руси приобрела форму деспотии, а на последнем этапе опричнины превратилась в террористическую деспотию. Это было весьма своеобразным явлением русской социально-политической жизни, которое совершенно не было связано ни с укреплением централизованной государственной власти, ни с борьбой с реальным или мнимым сепаратизмом удельных князей и всесилием аристократии, ни со становлением абсолютизма.

Если судить об опричнине по ее катастрофическим последствиям, то ясно, что она была сугубо отрицательным явлением в жизни России. Она привела не только к экономическому упадку и поражению в многолетней Ливонской войне, но и к началу того системного кризиса государства и общества, который в начале XVII века вылился в Смуту.

Правда другим, хотя и непредвиденным, результатом разделения государства на «опричную» территорию и «земщину» стало усиление в последней «земских начал». В том числе заметно возросла роль земской Боярской думы в текущем государственном управлении земскими территориями, а также усилилось выборное начало в отдельных регионах страны. Эти навыки самоорганизации очень пригодятся русскому обществу в годы Смуты, когда возникший в 1611 году и действовавший на протяжении трех лет «Совет всея земли» переломит весь ход этой первой гражданской войны в истории России.

Володихин: Опричнина имела все признаки реформы в аппарате управления и армии, хотя и проводимой террористическими методами.

Как только при Иване III сложилось единое Московское государство, политическая власть в нем была разделена между монархией и аристократией, причем соотношение сил между ними в разные времена постоянно колебалось то в одну, то в другую сторону. В детство и юность Ивана Грозного в силу разных причин влияние аристократии значительно увеличилось. Когда Иван вырос и стал царем, между ним и аристократией сложилось хрупкое равновесие, хотя монархия желала вернуть себе утерянные полномочия, а князья с боярами, наоборот, были настроены расширить свои права и привилегии. Этот политический баланс держался до 1564 года, когда сначала в ходе Ливонской войны Россия потерпела крупное поражение в битве на Уле, затем в Литву сбежал князь Андрей Курбский, а в конце года с трудом удалось остановить крымскотатарское нашествие на Рязанщину.

В результате спазма военных неудач Иван Грозный решился на реформу, в ходе которой часть государства (опричнина) выделил в свое личное управление. В ней он решил создать мобильную, хорошо управляемую и подконтрольную только себе армию. Первоначально никакого террора в духе НКВД образца 1937 года царь не планировал, и в первые три года опричнины (1565-1568 годы) не было массовых казней. Но по мере территориального и административного ее разрастания, а также конфискации земель у прежних владельцев на рубеже 1567-1568 годов в обществе усилилось социальное напряжение, породившее насилие, которое продолжалось до 1571 года.

Опричнина не выполнила поставленных перед нею задач. Опричное войско оказалось малоэффективным на поле боя, в ходе Ливонской войны ему пришлось действовать совместно с земскими полками. Террористические методы подавления сопротивления внутренней политики Ивана Грозного в условиях ведения войны принесли стране только вред.

Поэтому хотя опричнина имела смысл и социальную базу (конфликтовавшие с высшей титулованной знатью старомосковские бояре, второстепенная княжеская аристократия и часть служилого дворянства), но по методам она была слишком поспешной и кровавой, к тому же не достигшей своих целей.

Единственным более или менее положительным результатом опричнины стало некоторое обновление политической элиты и воеводского корпуса. Кстати, в дальнейшем русское самодержавие продолжит эту политику, только иными, более гуманными способами. И первые Романовы, и Петр I, и следующие императоры последовательно будут отстранять от власти титулованную аристократию и окружать себя худородными, но деятельными людьми.

Возвращение Ивана Грозного из казанского похода

Изображение: Russian Look / Global Look

Назаров: Когда говорят о злоупотреблениях и воровстве бояр, которые якобы стремился пресечь Иван Грозный, то это как минимум не совсем корректно, потому что средневековое общество сильно отличалось от нынешнего. Коррупции в современном понимании среди аристократов тогда не было, хотя практику насильственного перераспределения земель и отъема вотчин и поместий вполне уместно сравнивать с так знакомыми нам рейдерскими захватами.

К тому же и особых причин запускать руку в государеву казну при юном Иване IV у бояр не было. Вся политическая элита Московского государства начиная с 1547 года охотно консолидировалась вокруг венчавшегося царем Ивана Грозного. Во-первых, он был арбитром в спорах о насилиях и злоупотреблениях со стороны бояр в отношении служилых дворян, тяглых горожан и крестьян в годы так называемого боярского правления. Во-вторых, огромную роль сыграли успехи внешней экспансии России, особенно на восточном направлении (завоевание Казани и Астрахани), а также весьма удачное начало Ливонской войны в 1558-1563 годах. Эти победы сплотили вокруг царя все слои привилегированного населения от титулованной и нетитулованной аристократии до рядовых боярских детей. Вся военная добыча была дополнительным стимулом для этого сплочения и продолжения активной внешней политики.

Володихин: К сожалению, очень мало сохранилось источников о нашей древней истории, в том числе XVI века. Есть отдельные противоречивые сведения, достоверность которых весьма сомнительна. Некоторые из них свидетельствуют о том, что бояре действительно занимались казнокрадством, другие опровергают это. Как было на самом деле, мы, вероятно, не узнаем уже никогда. Вполне возможно, что эти обвинения были обоснованны.

Володихин: Документально зафиксировано, что за годы опричнины были убиты более 4 тысяч человек. Возможно, число погибших превышает эту цифру, но не существенно. Много это или мало? Для Московского государства XVI века это чудовищно много. Дело в том, что до Ивана Грозного в политической культуре Московской Руси никогда не практиковались массовые казни, да еще и совершаемые с особой жестокостью. За время правления Ивана III и Василия III (дед и отец Ивана Грозного — прим. «Ленты.ру») зафиксированы единичные случаи применения смертной казни, которые касались в основном опальных царедворцев и еретиков.

В ходе первой волны опричного террора, которая началась зимой 1567-1568 годов и продолжалась несколько месяцев, погибли более 400 человек. Для традиций московской политической культуры это было подобно темному фэнтези. Но уже число жертв северного карательного похода на Торжок, Новгород и Псков исчислялось тысячами.

Массовый государственный террор, конечно же, был. Какие бы задачи он ни выполнял, оправдывать его преступно и глупо. Но изначально опричнина создавалась не для этого. Она должна была решать другие задачи, с которыми не справилась. Поэтому в 1572 году царь упразднил опричнину.

Для тогдашнего русского общества опричнина была шоком. Практику массового государственного террора Иван IV Грозный позаимствовал в Западной Европе, где в то время массовое кровопролитие было в порядке вещей (казни протестантов в Англии при Марии I Кровавой, убийства дворян в Швеции при Эрике XIV Безумном, Варфоломеевская ночь во Франции).

«Опричники в доме опального боярина», художник А. Новоскольцев

Назаров: Вряд ли западноевропейский опыт каким-либо образом повлиял на масштабы и формы террора в годы опричнины. Из тех примеров западноевропейской истории XVI века, которые тут были приведены, практически для Ивана Грозного мог иметь значение лишь «шведский» опыт. В силу разных причин (прежде всего Ливонской войны) царь очень внимательно отслеживал ситуацию в этой стране и был прекрасно осведомлен от русских послов о событиях в Стокгольме после свержения в 1568 году Эрика Безумного. Все остальные упомянутые случаи политического насилия в Европе либо случились позже, либо вообще были неизвестны в Москве.

Способы казней в опричнину отчасти отсылают нас к дохристианским представлениям о человеческой жизни и смерти. Массовый террор в опричнину был сплавом языческих понятий о должных способах казни осужденных с экстраполяцией в реальность представлений о Страшном суде. Ведь Иван Грозный уподоблял опричников воинству небесного воеводы архангела Михаила, которые ведут грешников в ад. Здесь вовсе нет никакого переосмысления передового европейского политического опыта.

Количество жертв опричного террора действительно можно оценить в несколько тысяч человек. Но для того же Новгорода при его населении 28-30 тысяч человек гибель 3 тысяч (одна десятая часть населения!) человек стала, безусловно, колоссальной потерей.

В опричные годы людей убивали не только семьями, но и родовыми кланами (включая женщин и детей) с уничтожением всего движимого имущества. Такое раньше на Руси было немыслимо. Для опричного судопроизводства (а в ряде случаев начиная с 1560 года) типичной стала новая практика заочного суда, без показаний свидетелей и с отменой права церковного «печалования» (ходатайства церковных иерархов перед государем за осужденных или опальных). Оно, правда, было восстановлено примерно на полтора года при избрании митрополита Филиппа в 1566 году.

Володихин: Опричнину породили противоречия между государем, который нуждался в укреплении централизованной власти, и знатью. В Московском государстве середины XVI века ключевые позиции занимало несколько десятков влиятельных родов. В полном соответствии с традициями местничества царь не мог назначить воеводой человека, который к ним не принадлежал. Он мог только заменить воеводу из одного родовитого семейства другим, не менее знатным. А поскольку Ливонская война шла неудачно, Иван Грозный желал полностью обновить командование армии.

«Опричники», художник Н.В. Неврев (изображено убийство боярина И.П. Федорова (1568), которого Грозный, обвинив в желании захватить власть, заставил надеть царские одежды и сесть на трон, после чего зарезал)

Изображение: Кыргызский национальный музей изобразительных искусств имени Гапара Айтиева

Однако легитимных механизмов для этого не существовало. Чтобы избавиться от этих ограничений, Иван Грозный и решился на такой радикальный шаг: создать свой удел земли и власти, подконтрольный только ему. Для этого он формирует собственную элиту, которая ему всем обязана и полностью подконтрольна. Поэтому резоны для введения опричнины у царя были, другое дело, что из этого получилось.

Назаров: Никаких принципиальных противоречий между самодержавием и политическим классом России в период, предшествующий эпохе Ивана Грозного, не существовало. Удельные князья, младшие братья Василия III, не были реальными претендентами на престол при малолетнем Иване IV. Это показали события 1533 и 1537 годов, когда самую активную роль в их аресте сыграли именно бояре. Нечего и говорить о каких-либо серьезных претензиях на трон со стороны князя Владимира Старицкого в 1550-1560 годах. Статусная структура государева двора, их генеалогический и персональный состав, порядок назначения на военные посты, значимые должности в государственном управлении складывались на протяжении жизни двух-трех поколений знати с последней четверти XV века. Эти процессы и политический опыт никак не могли породить непримиримых противоречий между носителем верховной власти и аристократией и знатью. А именно эти противоречия, согласно некоторым историографическим мифам, и привели к опричнине.

Опричнина была для Ивана Грозного способом личного выхода из того кризиса, в который скатывалась страна. По замыслу она должна была стать личным владением царя, где он и его семья могли пребывать в полной безопасности, опричники же были ее живой гарантией. Опричнина серьезно изменила правовое и политическое поле Московского государства. Отныне государь мог по собственному произволу, бессудно распорядиться жизнью и имуществом своих подданных без оглядки на традиции, церковь и тогдашний «политический класс».

Моральную оценку опричнине дали русские публицисты начала XVII века, которые не без оснований связывали причины терзавшей тогда страну Смуты с тем «братоненавистничеством», которое было порождено годами массового опричного террора.

«Тьма кромешная»: Иван Грозный любил изощренные казни | Статьи

Слово «опричнина» знакомо практически всем, закончившим среднюю школу, но смысл его понятен далеко не каждому. Даже профессиональные историки понимают его по-разному. Для кого-то это выделенная государем в личное владение территория, для других — семилетний исторический период, третьи понимают под этим термином отряды головорезов с метлами и собачьими головами, четвертые воспринимают опричнину как особый политический режим, а пятые даже как попытку государственной реформации. Все сходятся, пожалуй, лишь в одном: царь Иоанн Васильевич, прозванный потомками Грозным, учредил опричнину 24 января лета 7072 от сотворения мира. Или, пользуясь более привычным нам григорианским календарем, 3 февраля 1565 года. «Известия» об уникальном историческом явлении, которое по сей день вызывает горячие споры.

Темные времена

Само слово «опричнина» отнюдь не было изобретением Ивана Грозного — появилось оно гораздо раньше. Уже в документах XIV века так называли часть земельного наследства, которая остается вдове в случае смерти князя, иначе она именовалась «вдовья доля». Вдова имела право пожизненно получать доходы с определенной части семейных земельных угодий, но после ее смерти имение возвращалось старшему сыну или переходило в государственную казну. То есть опричнина в XIV–XVI веках — это некий выделенный в пожизненное владение удел или часть удела. Само слово происходило от «опричь», что значит «кроме» чего-то. Согласно словарю Даля, слово означает: «вне, кроме, снаружи, за пределами чего». Отсюда «опричный» — «отдельный, выделенный, особый». Кстати, именно из-за того, что слова «опричь» и «кроме» имеют схожее значение, князь Курбский в письме царю Ивану называл его опричников кромешниками.

Напомним цепочку фактов, которые связаны с опричниной и не вызывают сомнений у историков. 3 декабря 1564 года Иван IV с семьей и ближайшим окружением выехал из столицы на богомолье в Коломенское, взяв с собой символы власти, казну, любимые иконы и даже личную библиотеку. Оттуда он направился в Александровскую слободу, предварительно несколько недель проведя в не очень понятных скитаниях по стране. Ровно через месяц, 3 января 1565 года, государь объявляет об отречении от престола в пользу старшего сына, десятилетнего Ивана Ивановича. Причиной стал гнев на бояр, высшее чиновничество и духовенство.

Фото: Global Look Press/Vladimir Boiko 

Царь Иван IV Васильевич, прозванный Грозным

Никоновская, или Патриаршая летопись. ПСРЛ, том XIII

«И царь и великий князь гнев свой положил на своих богомольцев, на архиепископов и епископов, и на архимандритов, и на игуменов, и на бояр своих, и на дворецкого и конюшего, и на окольничих, и на казначеев, и на дьяков, и на детей боярских, и на всех приказных людей опалу свою положил...»

Царь направил две грамоты — одна была адресована митрополиту и боярам, вторая — купцам и посадским людям, ее читали на всех площадях столицы и других городов.

Никоновская, или Патриаршая летопись. ПСРЛ, том XIII

«К гостем же их купцом и ко всему православному крестиянству града Москвы царь и великий князь прислал грамоту с Костянтином Поливановым, а велел перед гостьми и перед всеми людьми ту грамоту пронести дьяком Путилу Михайлову да Ондрею Васильеву; а в грамоте своей к ним писал, чтобы они себе никоторого сумнения не держали, гневу на них и опалы никоторые нет»

В грамоте к посадскому населению, к которому у Ивана «ни гнева, ни опалы» нет, виновники его ухода были названы прямо. Поскольку царь как помазанник Божий был вне подозрений, в стране стал нарастать рокот недовольства против изменников-бояр. Начались стихийные волнения. Боярской думе и церковным иерархам ничего не оставалось, как отправить делегацию во главе с новгородским архиепископом Пименом и попросить Ивана вернуться. Царь возвратился в Москву и 3 февраля объявил, что вновь примет на себя правление, но только в том случае, если ему можно будет бесконтрольно казнить изменников, налагать на них опалу, лишать имущества «без докуки и печалований» со стороны духовенства и учредить в государстве его личную «опричнину» — особый удел, в котором он будет властвовать совершенно бесконтрольно. В него поначалу вошли 20 городов с волостями, в основном на северо-востоке страны, а также часть Москвы. Центром опричных земель стала Александровская слобода в нынешней Владимирской области. Остальные земли именовались земством и подчинялись как царю, так и Боярской думе.

И Боярская дума, и Освященный собор согласились с введением опричнины; видимо, у них просто не было другого выхода. Репрессии начались практически сразу: уже в феврале 1565 года были казнены видный воевода, один из покорителей Казани, князь Александр Борисович Горбатый с сыном Петром, а также ряд других бояр и дворян. Созданный царем опричный отряд численностью около тысячи человек (потом количество возрастет до 5–6 тыс.), который подчинялся исключительно ему, без суда и следствия хватал неугодных, которых бессудно убивал сразу или после недолгого «следствия» в застенках. Часто казни были публичными, причем умерщвляли весьма изощренно — поочередно отрубали конечности, забивали кнутом, сажали на кол, подвешивали за ребро, травили собаками. Многие погибали под пытками.

 Фото: commons.wikimedia.org

«Московский застенок. Конец XVI века (Константино-Еленинские ворота московского застенка на рубеже XVI и XVII веков)». Картина художника Аполлинария Васнецова, 1912 год

Десятки попавших в опалу были отправлены в ссылку в далекий Казанский край. Среди них было немало знатных «княжат» — представителей родов Оболенских, Ярославских, Ростовских и Стародубских князей. Высланные лишались своих старинных вотчин и поместий, а взамен должны были получить поместья (то есть ненаследуемые земельные держания, в отличие от вотчин, которые передавались потомкам) близ Казани. Конфискованные земли и богатства шли в царскую казну. Одновременно началось переселение и вовсе ни в чем не повинных земских дворян, которые, должны были покинуть опричные уезды и переехать в земские волости. В принципе, они имели право на получение в качестве компенсации наделов в земщине, но на практике так происходило далеко не всегда — даже если пустые земли имелись, на них обычно не было крестьян, посему выделение их не имело смысла. В экономической логике того времени ценность имела не сама земля, а те, кто ее обрабатывает.

Маховик беззаконных репрессий нарастал, попадали под него и знатные бояре, и дворяне, и простые люди, и духовенство, вплоть до самого митрополита Филиппа, которого лично задушил Малюта Скуратов. Апогеем опричного террора стал поход на Новгород, якобы заподозренный в крамоле и измене. Город подвергся страшному разорению, хотя никто в Новгороде и не думал сопротивляться государю. Погибли тысячи и тысячи простых жителей, Волхов был красным от крови. Следом репрессии обрушились на московское дворянство, которое уничтожалось с особой жестокостью и целыми родами.

В 1571 году Москва подверглась набегу крымчаков и ногайцев, опричное войско не смогло оказать врагу достойного сопротивления. Вскоре после этого царь не просто отменил опричнину, но запретил упоминание этого слова, заодно казнив многих ее руководителей и участников.

Исторический диагноз

Итоги опричнины очевидны — гибель огромного количества людей, повсеместное запустение (в начале 1570-х годов в Московской волости обрабатывалось лишь около 16% пахотных земель), голод, эпидемии, разрушение хозяйственных связей и структуры управления страной, падение нравов. Москва оказалась беззащитна перед набегами степняков с юга, на западе шведы захватили Нарву, Копорье и другие русские земли, войска Речи Посполитой практически вытеснили русские армии с захваченных в начале Ливонской войны областей. Боярство и служилое сословие было разделено на «опричников» и «земщиков», причем взаимные обиды будут вспоминать еще несколько поколений. Они аукнутся еще в эпоху Смуты.

Вызванные произволом ужас и шок прошли не сразу, потом началось осмысление. По горячим следам этого не произошло — слишком болезненны были нанесенные стране раны, да и бурные события последующих смутных лет не способствовали спокойному анализу. Пожалуй, первым официальную позицию сформулировал придворный историограф Николай Михайлович Карамзин — по его мнению, причиной опричного ужаса была патологическая и болезненная жестокость царя, возможно, даже его помешательство. Так же считали Николай Иванович Костомаров, Дмитрий Иванович Илловайский, отчасти Василий Осипович Ключеский.

Фото: commons.wikimedia.org

«Опричники». Картина Николая Неврева. Изображает убийство царем Ивана Петровича Федорова-Челяднина

Эта точка зрения, бесспорно, имеет право на существование, поскольку психически здоровый человек вряд ли мог совершить то, что творил Иван Грозный. Современники отмечали разительные перемены, произошедшие в характере и даже внешнем облике царя за два месяца его отсутствия в Москве, после которых и началась опричнина, — он сильно похудел, почти лишился волос и бороды, глаза неестественно горели. Жестокость, с которой он казнил своих недругов (как он считал), тоже вряд ли можно назвать нормальной, причем она постепенно нарастала.

Если в первые годы опричнины осужденных все же казнили (пусть и довольно изощренно), то в 1570 году уже откровенно истязали, используя раскаленные сковороды, котлы с кипящей водой, клещи, тонкие веревки, перетирающие тело. Царь сам придумывал способы медленного и мучительного убийства, лично принимал участие в пытках и казнях, любил смотреть на страдания людей. Боярина Козаринова-Голохватова, принявшего схиму, чтобы избежать казни, царь велел взорвать на бочке пороха, объясняя, что схимники — ангелы, а потому должны лететь на небо. Новгородского епископа Леонида «обшили медведно» (зашили в медвежью шкуру) и затравили собаками, а боярина Фуникова поочередно обливали кипятком и холодной водой, пока он не умер. Дьяка Ивана Висковатого Грозный приказал буквально резать на мелкие куски — каждый опричник ножом отрезал от живого тела ломоть. Когда же дьяк скончался, нанесшего последнюю рану опричника Ивана Реутова царь приказал казнить, решив, что тот специально прекратил мучения осужденного.

Еще с XIX века неоднократно делались попытки установить возможный диагноз Грозного на основании его писем, описанных случаев поведения и иных источников. Михаил Буянов («Тяжелые люди» М., 1993) выдвигал версию, что Иван Грозный был эпилептоидным психопатом, причем психопатия сопровождалась декомпенсациями в виде бреда преследования и истероэпилептическими припадками. Андрей Личко в книге «История глазами психиатра» (1996 год) полагал, что у Грозного была паранойяльная психопатия, которая окончательно сформировалась к тридцати годам на предшествующей почве эпилептоидной акцентуации в подростковом возрасте. Отчасти это может объяснить резкий перелом, произошедший в поведении государя в начале 1560-х годов (ему как раз было около тридцати), который закончился уничтожением Избранной рады и отстранением Алексея Адашева, Сильвестра, князя Курбского, митрополита Макария и других ее членов.

В концепцию помешательства вписывается и странное отношение царя к религии — с одной стороны, он был глубоко верующим и даже богобоязненным человеком, с другой, убивал священнослужителей и демонстративно унижал иерархов церкви. Например, после новгородского разорения царь приказал облачить митрополита Пимена в скоморошью одежду, посадить на кобылу задом наперед, да еще заставил играть на волынке, и в таком виде опричники водили его по городу. О раздвоении сознания говорит и факт составления Грозным «синодика опальных» для поминовения душ им же замученных и убиенных людей.

Логика нелогичного

Но есть и другая точка зрения. Некоторые историки предпочитают видеть в действиях Ивана Грозного политический замысел — борьбу за централизацию государства, попытку сломить сопротивление и даже сепаратизм боярства и высшего духовенства. Опричнина предстает государственной реформой, а террор — лишь способом ее реализации. Первым осторожную попытку рационально подойти к опричнине сделал Сергей Михайлович Соловьев, его идеи развили Константин Николаевич Бестужев-Рюмин и его ученик Сергей Федорович Платонов. Еще радикальнее высказывался Константин Дмитриевич Кавелин, идеализировавший Ивана Васильевича и считавший его предтечей Петра Великого. С его точки зрения, русский государственник Иван IV боролся с тлетворным влиянием Запада и прежде всего Речи Посполитой с ее магнатской и шляхетской демократией. Царь не допустил распада централизованной Руси, к которому стремились бояре и высшее духовенство, а значит, «крутые меры» были оправданы.

Фото: commons.wikimedia.org

«Иоанн Грозный в Александровой слободе». Картина художника Максимова А.С, 1905 год 

После революции достаточно взвешенная точка зрения Платонова (который в 1930 году сам попадет под колесо репрессий) удачно вписалась в марксистские каноны, после чего ее подхватили и развили молодые советские исследователи. Грозный царь стал теперь инструментом классовой борьбы:

Милица Васильевна Нечкина. Статья об Иване Грозном в «Советской энциклопедии» 1933 года

«...Дворянская историография, стремившаяся объяснить политику Грозного качествами его характера, придавала решающее значение тем боярским притеснениям и оскорблениям, которые пришлось претерпеть Ивану-ребенку. Это объяснение, разумеется, не выдерживает критики; политика Грозного-царя руководствовалась отнюдь не детскими реминисценциями, а была обусловлена классовой борьбой эпохи»

Опричный террор представлялся теперь не ужасом и беззаконием, а необходимой мерой в борьбе за укрепление государства, царь же стал прогрессивным правителем, вынужденным сражаться с изменниками-боярами. Наиболее наглядно эта концепция была сформулирована в первой части программного фильма Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный». Но во второй части фильма автор позволил себе несколько иначе взглянуть на ужасы опричного террора, и картина немедленно легла на полку. Сталин все объяснил предельно четко:

И. Сталин. Речь на встрече с кинематографистами 26 февраля 1946 года

«[Эйзенштейн] изобразил опричников как последних паршивцев, дегенератов, что-то вроде американского Ку-клукс-клана… Войска опричнины были прогрессивными войсками, на которые опирался Иван Грозный, чтобы собрать Россию в одно централизованное государство против феодальных князей, которые хотели раздробить и ослабить его. У него старое отношение к опричнине. Отношение старых историков к опричнине было грубо отрицательным, потому что репрессии Грозного они расценивали как репрессии Николая II и совершенно отвлекались от исторической обстановки, в которой это происходило. В наше время другой взгляд на это»

После развенчания культа личности и осуждения сталинских репрессий, Иван Грозный не воспринимался однозначно положительным героем, но поскольку в таком духе уже были написаны многие научные тома, то идея борьбы царской власти с боярством как прогрессивного явления попала практически во все советские учебники и благополучно дожила в них до 1990-х годов. Это помнят все, кто учился в советское время в школах и вузах.

Фото: Студия Алма-Ата

Кадр фильма «Иван Грозный»

Но были и исключения. Еще в сталинские годы историк с дореволюционным образованием Степан Борисович Веселовский подробно проанализировал синодики, которые Грозный рассылал по монастырям для поминовения казненных, и пришел к однозначному выводу: невозможно говорить о том, что в период опричного террора погибали в основном крупные землевладельцы. Конечно, среди казненных были бояре (была уничтожена половина Боярской думы!) и члены их семей, но кроме них было убито невероятное количество служилых людей. На смерть шли лица духовного звания, государевы слуги в приказах, военачальники, мелкие чиновники, простые ратники. Наконец, погибло невероятное количество обывателей — городских, посадских людей, крестьян. По подсчетам Веселовского, на одного убитого боярина или человека из государева двора приходилось три-четыре замученных рядовых землевладельца, а на одного служилого человека — десяток простолюдинов. Следовательно, утверждение о том, что террор носил избирательный характер и был направлен только против боярской верхушки — в корне неверно. Ученый, получивший звание профессора еще до революции, скончался в 1952 году, и его работы были опубликованы лишь посмертно.

Точку зрения Веселовского разделял и Александр Александрович Зимин. В своей монографии «Опричнина Ивана Грозного», которая вышла в 1964 году, и в последующих работах он убедительно доказывал, что идея о целенаправленной борьбе царя с боярством и вотчинным землевладением (о чем писали Платонов и его последователи) не более чем миф. Исследования Зимина продолжил его ученик, профессор исторического факультета МГПИ Владимир Борисович Кобрин, на основании архивных актов составивший списки опричников. Он подтвердил и доказал тезис Веселовского о том, что «командная верхушка опричного двора в генеалогическом отношении была ничуть не ниже титулованного и нетитулованного дворянства старого государева двора» — родовитые бояре и даже «княжата» там были представлены в достаточно значительном количестве. Анализ перераспределения земель тоже демонстрировал, что никакой целенаправленной политики устранения вотчинного землевладения царь не вел, а деяния его были хаотичными. В то же время общая тенденция на централизацию власти, уничтожение остатков удельной системы и самостоятельности церкви, конечно, прослеживалась. Царь устанавливал свою личную, деспотическую, ничем не ограниченную и не контролируемую власть. По сути, тиранию.

Если Иван IV и замышлял какие-то реформы, то они провалились. Перемены должны двигать страну вперед, он же загнал Русь в тупик и разорение — 90% пахотных земель были заброшены. Никакие идеологические разногласия с боярством не могут объяснить военный поход против русского города Новгорода, в котором опричные войска вели себя, как иностранные каратели (кстати, в опричном войске действительно состоял по крайней мере один иностранец: оставивший воспоминания о своей службе царю московитов немец фон Штаден).

Фото: РИА Новости/Пекуровский

«Иван Грозный у тела убитого им сына». Художник В.Г. Шварц. 1864 год. Государственная Третьяковская галерея

Запредельная жестокость по отношению к единоверным, безоружным и не оказывающим сопротивления людям (в том числе женщинам и детям) не может быть оправдана аналогиями с Варфоломеевской ночью или злодеяниями Генриха VIII, как это пытаются делать сегодня. Так же, как совершенно недоказанная крамола и измена бояр не может служить оправданием беззаконного и бессудного террора, развязанного в отношении лучших людей страны. А такие люди, как митрополит Филипп, глава посольского приказа Иван Висковатый, боярин Иван Федоров-Челяднин или князья Серебрянные-Оболенские, бесспорно, таковыми были. Репрессии начались еще до начала опричнины, но они были ограничены возможностью иерархов церкви и Боярской думы отстаивать осужденных путем печалований — принятых тогда коллективных ходатайств в защиту осужденных. Не случайно вводя опричнину, царь просил отменить печалования.

Опричнина — страшная, но важная страница нашей истории, которую нельзя забывать. Хотя сам факт ее никоим образом не бросает тень на всю страну: в условиях наследственной монархии это не раз случалось и в других государствах. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

причины, содержание, последствия – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 94

ИВАННИКОВ Иван Андреевич Южный федеральный университет г. Ростов-на-Дону, Россия [email protected]

ОПРИЧНИНА: ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ПОСЛЕДСТВИЯ

В статье представлено понимание опричнины как переходного периода в истории России, когда происходила централизация государственного управления, усилилась власть царя. Причины опричнины складывались в конце XV в. и были связаны с борьбой за власть. Территория государства и население были разделены на две части - опричнину и земщину. На территории, которая не входила в опричнину, действовали Боярская дума, приказы и земское управление. Территория опричнины являлась уделом царя, на ней действовали свои административно-хозяйственные учреждения: Боярская дума, приказы, которые позднее переименовали во «двор». Итогом опричнины было подавление оппозиции, укрепление статуса главы государства, изменена форма государственного устройств, ужесточился государственный режим, достигнуто религиозно-идеологическое единство в обществе. В период опричнины оппозиция была подавлена. Некоторые ее представители, спасаясь от неминуемой смерти, вынуждены были скрываться за рубежом, тем самым давая повод для обвинения в государственной измене со стороны царя. Иван Грозный смог удержать власть внутри страны, но не смог решить многие внешнеполитические проблемы. Русь не получила выход к Балтийскому морю - эта задача легла на плечи будущих правителей России. Раскрыты точки зрения ведущих российских ученых-историков на проблему опричнины.

Ключевые слова: Московское княжество, Боярская дума, Избранная Рада, царь, территория государства, опричнина, земщина, Иван Грозный.

DOI: 10.17748/2075-9908-2017-9-3/1-56-61

Ivan A. IVANNIKOV Southern Federal University Rostov-on-Don, Russia [email protected]

OPRICHNINA: CAUSES, CONTENT, CONSEQUENCES

The article presents the understanding of Oprich-nina as a transitional period in the Russian history, when centralization of state administration took place, and the power of the tsar increased. The causes of Oprichnina formed at the end of the 15 century and were connected with the struggle for power. The territory of the state and the population were divided into two parts: Oprichnina and Zemshchina. In the territory that was not part of the Oprichnina was located the Boyar Duma, administrative structures and district councils. The territory of the Oprichnina was the domain of the tsar, where it's administrative and economic institutions operated: the Boyar Duma, administrative structures, which later were renamed the "yard". The result of Oprichnina was suppression of the opposition, strengthening of the status of the head of state, the form of state devices was changed, the state regime became tougher, and the religious and ideological unity in the society was achieved. During the Oprichnina period, the opposition was suppressed. Some of its representatives, fleeing from imminent death, were forced to hide abroad, thereby giving rise to charges of treason on the part of the tsar. Tsar Ivan the Terrible was able to retain power within the country, but could not solve many foreign policy problems. Russia didn't get access to the Baltic Sea - this task fell on the shoulders of the future Russian rulers. The points of view of the leading Russian scientists - historians on the problem of the Oprichnina are revealed.

Keywords: Moscow Principality, Boyar Duma, Selected Rada, Tsar, Territory of State, Oprichnina, Zemshchina, Ivan the Terrible.

История опричнины в России 1565-1572 гг. интересна и противоречива. Существуют разные оценки этого явления в исторической литературе. Это центральный вопрос при объяснении причин опричнины и ее итогов. В период Российской империи опричнина исследовалась во взаимосвязи с личностью Ивана Васильевича Грозного (1530-1584), его успехов (В.Н. Татищев, И.Н. Болтин), неадекватной оценкой его окружения (М.М. Щербатов, Н.М. Карамзин). В русской эмигрантской литературе положительную оценку деятельность Ивана Грозного получила в работах юристов Н.Н. Алексеева и И.Л. Солоневича. В современной исторической литературе положительная роль Ивана Грозного в истории России показана в работах И.Я. Фроянова. Была ли опричнина бессмысленной или продуманной реформой? Попытаемся разобраться и ответить на этот вопрос, опираясь на работы историков, чьи труды посвящены данному противоречивому феномену российского прошлого.

В начале XVI в. завершился процесс объединения русских земель в единое централизованное государство. В состав Великого княжества Московского вошли Ярославское, Ростовское, Тверское и Рязанское княжества, Новгородская и Псковская республики. В стране наблюдалось духовное возрождение.

Изменился статус главы государства: Иван Грозный стал Великим князем всея Руси в трехлетнем возрасте. Высшими институтами власти в стране являлись институт Великого князя и Боярская дума, роль которой в годы малолетства Ивана Грозного заметно возросла. Высшим государственным органом власти в середине XVI в. была «ближняя дума», или Избранная Рада, выделившаяся из Боярской думы. В 1547 г. Иван Грозный был провозглашен первым русским царем, но правил при участии Избранной Рады. Известный исследователь Р.Г. Скрынников так пишет об этом: «В ближнюю думу начала 50-х гг. входили двое-трое удельных князей, четверо старомосковских бояр и двое думских дьяков, поддерживавших этих последних» [1, с. 78]. Во времена властвования в Избранной Раде Сильвестра и Алексея Адашева влияние молодого царя было ограничено. В период Избранной рады была сильна власть бояр. После женитьбы царя на Кученей, дочери черкесского князя Темир-Гуки (Темрюк Идаров), в крещении получившей имя Мария, Иван Грозный стал чувствовать себя увереннее и желал укрепить свой статус. Р.Г. Скрынников отмечал: «Вскоре после свадьбы с Марией Черкасской царь Иван составил новое духовное завещание, желая закрепить престол за детьми от первого брака, определить имущественное положение новой царицы и возможных ее детей» [1, с. 147].

В конце 1550-х гг. политическая элита Руси раскололась по вопросу внешней политики государства. Избранная Рада, которой руководили Сильвестр и А. Адашев, и А. Курбский, призывали к борьбе с татарами и турками, уничтожению Крымского ханства. Купечество желало развития торговли и культурных связей с Европой. Нужен был выход к Балтийскому морю, а следовательно, надо было присоединить к Руси Ригу и Ревель (Таллин). Вопреки мнению Избранной Рады в 1558 г. началась война за Прибалтику. Были взяты русскими войсками города Нарва и Юрьев (Тарту). Эти успехи русских вызвали протесты в некоторых государствах Европы и привели к возникновению антирусского блока в составе Польши и Швеции.

Усилилась централизация государственного управления. При Иване Грозном назначенные из центра воеводы подчиняли на местах своей власти представительные институты (земские, губные избы и т.д.). Очевидно то, что царь не желал уступать власть боярам и князьям. Борьба за власть и иные причины привели к установлению опричнины. Однако в исторической литературе нет единства мнений специалистов о причинах опричнины. Так, по мнению Н.И. Костомарова, опричнина и жестокость Ивана Грозного являются следствием его личных качеств. Он писал, что царь был зол не только на тех, кто ранее стеснял его произвол, но и против тех, кто в будущем мог покушаться «...на стеснение самодержавной власти и на противодействие ее произволу» [2, с. 226]. По нашему мнению, объяснение причин опричнины только личными качествами Ивана Грозного не имеет научной перспективы.

Специальные исследования опричнины в советское время исходили из того, что ко времени царствования Ивана Грозного государь лишь номинально был самодержцем [3, с.35]. Самым солидным научным трудом последних лет по истории опричнины является фундаментальное исследование И.Я. Фроянова «Драма русской истории. На пути к Опричнине». По мнению И.Я Фроянова, усиление власти царя в Московском княжестве наблюдалось до введения опричнины. Самодержавие здесь сложилось еще при Василии III, но юридически было оформлено при Иване Грозном. Исследовать причины опричнины, считает И.Я. Фроянов, необходимо с конца XV в. с появлением на Руси ересей «жидов-ствующих». Эти религиозные движения Л.Н. Гумилев назвал антицерковными. «В XVI в. эта система негативного мироощущения (для простоты будем называть ее антисистемой) не имела никакого отношения к евреям» [4, с. 278]. Ее видным представителем был Феодосий Косой. В своих проповедях он признавал только Библию, отрицал церковные догматы, иерархию церковнослужителей. Ф. Косой, спасаясь от преследования внутри государства, бежал в Литву, где «.примкнул к радикалам Реформации - антитринитари-ям» - секте, отрицавшей Святую Троицу [4, с. 278]. В годы правления Ивана III «.Запад развязал идеологическую войну против России, забросив на русскую почву семена опаснейшей ереси, подрывающей основы православной веры, апостольской церкви и, стало быть, зарождающегося самодержавия» [5, с. 5]. Носители ереси потерпели поражение, но

она не исчезла окончательно. И.Я. Фроянов ставит вопрос о том, не было ли в период ересей «жидовствующих» на Руси охоты «на московских правителей». Смерть Ивана Молодого (сына Ивана III), Василия III, матери Ивана Грозного Елены Глинской, первенца Ивана Грозного - младенца Дмитрия (нянька уронила в реку), жены Ивана Грозного Анастасии, смерть царевича Дмитрия в Угличе при весьма странных обстоятельствах выглядят не случайными событиями. После неестественной смерти Василия III появилось два способа борьбы с русским самодержавием: в образовании в окружении князя «советников», которые узурпировали власть, и «.в смещении самодержавного государя и замены его на удельного князя, который <...> не имел бы полной самостоятельности.» [5, с. 375]. Длившаяся много лет война привела в государстве к «религиозно-политической неустойчивости», которая угрожала самому существованию Руси, а опричнина, считает И.Я. Фроянов, явилась формой самозащиты русского государства.

Иван Грозный, по мнению И.Я. Фроянова, не хотел чрезвычайных мер. В 1560 г. был созван собор. На соборе состоялся заочный суд над Сильвестром и А. Адашевым, а, по сути, произошла дискредитация всей Избранной Рады как бесовской. Кто был связан с Избранной Радой, затаили зло против царя, а родственники Сильвестра и А. Адашева стали уезжать за границу. В 1564 г. А. Курбский бежал к польскому королю Сигизмунду. Свою измену он называл протестом против казни бояр Иваном Грозным. В письмах Ивана Грозного и А. Курбского того времени можно найти много интересных сведений о русской власти, политике, системе ценностей и приоритетов. Письма начинались в торжественной и вежливой манере, а потом их авторы переходили к критике и обвинениям адресатов. А. Курбский обвинял Ивана Грозного в том, что тот родился в «законопреступле-нии» от второй жены царя при жизни первой жены, которая была отправлена в монастырь, что Иван Грозный в детстве был жесток в обращении с животными. Он также обвинял епископа Коломенского и Каширского Вассиана Топоркова, который оказывал влияние на мировоззрение Ивана Грозного. Царь Иван Грозный возражает по поводу каждого обвинения А. Курбского, критикует нравы бояр, а потом - переходит к обвинениям. Самодержец отрицает боярские заслуги в Казанском походе, считая, что они сражались по принуждению, оправдывает свои репрессии. В переписке лично А. Курбского Иван Грозный обвиняет в предательстве и в том, что тот хотел быть независимым ярославским князем. Царь причину побега А. Курбского передает следующими словами: «.ты бежал не от смерти, а ради славы в этой кратковременной и скоротекущей жизни и богатства ради» [6, с. 298].

Можно считать 1564 год для Руси неудачным: угрозы нападения на государство с запада и юга; неурожай и падеж скота, которые вызвали голод; пожары в Москве 18 апреля, 9 и 19 мая, 24 августа. По мнению И.Я. Фроянова, оппозиция решила в ноябре-декабре воспользоваться тяжелой ситуацией и «отстранить Грозного от власти», созвав «церков-но-государственный собор» [5, с. 842-843]. В столице у митрополита Афанасия уже собрались архиепископ Великого Новгорода и Пскова Пимен, архиепископ Ростовский и Ярославский Никандр, епископы, архимандриты, игумены, а также бояре и окольничие. Государство планировалось разделить на две части между сыновьями царя: одну часть отдать семилетнему Федору, а вторую - Ивану. Оппозиционная княжеско-боярская знать была поддержана митрополитом Афанасием. И.Я. Фроянов отмечает: «Цель оппозиции, созвавшей церковно-государственный собор в стольном граде, состояла в том, чтобы заставить Ивана IV отказаться от престола» [5, с. 843]. По его мнению, причиной отъезда царя из Москвы было то, что Литва и Польша участвовали «.в подготовке антигосударственного мятежа 1564 года в Москве» [5, с. 848]. И.Я. Фроянов утверждает, что государство Иван Грозный строил в соответствии «с заповедями Нового завета, в частности с той, которая гласит: "Один Господь, одна вера, одно крещение" (Еф., 4:5). И в этом своем строительстве усматривал служение Богу» [5, с. 927].

Иван Грозный с семьей уехал 3 декабря 1564 г. в село Коломенское, а потом молился в Троице-Сергиевом монастыре, далее - поехал в Александровскую слободу. Об отъезде царя из Москвы и введении опричнины много спорят историки. По мнению И.Я. Фроянова, «отъезд Ивана IV из Москвы 3-го декабря 1564 года и дальнейшее его следование в Александрову слободу - продуманная акция, осуществленная в соответствии с разрабо-

танным планом действий государя в ответ на происки оппозиций» [5, с. 856]. И.Я. Фроя-нов отметил, что «Грозный не бросил власть, а увез ее с собой, причем не только в фигуральном, но и в прямом смысле слова, распорядившись ехать с ним "приказным людям", т.е. вывез приказной аппарат, парализовав тем управление страной» [5, с. 852]. Перед отъездом Иван Грозный демонстративно показывал свою преданность православию. Он помолился в Успенском соборе, а по пути в селе Коломенском отпраздновал Николин день и помолился святому Николаю.

Царь заявил об отречении от престола 3 января 1565 г. в своем обращении к митрополиту всея Руси Афанасию, Боярской думе и всему православному населению. Иван Грозный прислал митрополиту список приказных людей с указанием их измен, был крайне недоволен Боярской думой. Боясь народного гнева, Боярская дума не приняла отречения и предоставила царю неограниченные полномочия. Митрополит и архиепископы написали ответную челобитную и просили царя остаться править по своему усмотрению. Челобитную архиепископов и епископов Иван Грозный принял с условием, что изменников накажут. Возвратившись в Москву, царь собрал Земский собор и попросил для своей охраны создать территорию опричнины с особым двором и армией. В зоне созданной опричнины органы приказного управления копировали земские приказы. Территория государства и население были разделены на две части: опричнину и земщину. На территории, которая не входила в опричнину, действовала Боярская дума, приказы и земское управление. Территория опричнины являлась уделом царя, на ней действовали свои административно-хозяйственные учреждения: Боярская дума, приказы, которые позднее переименовали во «двор».

Иван Грозный в работах И.Я. Фроянова предстает как великий государственный деятель. В годы правления великого царя всея Руси были установлены торговые связи с Англией (1553 г.), в Москве создана первая типография. Однако к лету 1568 г. международное положение России ухудшилось. 20 сентября Литва захватила русскую крепость Уллу, и литовские войска подошли к Полоцку. Россия находилась в состоянии войны с Османской империей и Крымским ханством на юге, с Литвой и Польшей - на западе, со Швецией - на севере. Россия была на пороге Ливонской войны.

Чем же была опричнина? Р.Г. Скрынников отмечал, что «опричнина стала своеобразным государством в государстве или, точнее, государством над государством. В опричнине царь освободился, наконец, от традиционной опеки со стороны Боярской думы и князей церкви. Опричнина опиралась на насилие и располагала властью, которой ранее не обладало ни одно из московских правительств» [1, с. 270]. С течением времени территория опричнины разрасталась за счет того, что царь забирал вотчины у князей и купцов. После утверждения Земским собором указа об опричнине правительство начало репрессии в отношении княжеско-боярской оппозиции: князей Оболенских, убили князей И.И. Кашина, Д.Ф. Щепина-Шевырева (посадили на кол), казнили члена ближней думы князя П.И. Горенского, князей Черных, Горбатых и других. Некоторые из князей были сосланы в Казанский край. Под страхом быть казненными некоторые князья бежали в Литву (А. Курбский, Ю.Б. Тюфякин). Опричнина, по мнению Р.Г. Скрынникова, «...завершила разгром боярского рода князей Оболенских. Но ее главные удары обращены были не против них, а против суздальской знати: князей Суздальских - Шуйских и их родичей» [1, с. 273]. В начале опричнины происходила конфискация княжеских вотчин, покончившая с княжеско-боярским землевладением. В первые годы опричнины стали собираться со-словно-представительные учреждения Русского государства - Земские соборы.

Во второй половине XVI в. была сформирована новая система государственного управления: приказно-воеводская, для которой были характерны централизация и сословность. Отраслевыми органами центрального управления стали приказы (посольский, поместный, разбойный, казенный и др.), совмещавшие административные и судебные функции и состоявшие из боярина (главы приказа), приказных дьяков и писцов. На местах находились специальные уполномоченные. Наряду с отраслевыми приказами позже стали возникать территориальные, ведавшие делами отдельных территорий.

В годы правления Ивана Грозного Русь с 1558 по 1583 г. участвовала в Ливонской войне за выход к Балтийскому морю, а с 1581 г. началось присоединение Сибири. Все эти военные кампании велись с определенной целью: расширить территорию государства, причем Иван Грозный стремился продвинуть границу на запад и добиться выхода к Балтийскому морю, а мнение Избранной Рады было иным: продвигаться надо на восток и на юг; на практике же реализовались оба плана.

И.А. Исаев отмечает, что «политической целью опричнины было истребление "боярской крамолы", т.е. функция политической полиции (структуры, которая появится в России лишь к концу XVII в.). Особый корпус опричников (6 000 чел.) должен был выполнять эти задачи. Прием в опричнину сопровождался особым ритуалом, схожим с ритуалом посвящения в монашеские и рыцарские ордена средневекового Запада» [7, с. 103]. Государственный режим в период опричнины ужесточился, стал террористической диктатурой, в которой большую роль играл институт Великого князя Ивана Грозного, который «.применял методы, обычно используемые на завоеванных территориях: переселение, конфискация, показательные казни» [7, с. 104]. Переселяя бывших удельных князей и знатных бояр из центра «.на окраины, царь лишал аристократов традиционной социальной и политической поддержки, которую они имели в уделах и вотчинах» [7, с. 104]. В период опричнины устанавливались новые порядки, традиции, не связанные с родственными, семейными, сословными и земляческими отношениями.

И.Я. Фроянов не считал опричнину государственным переворотом, так как не произошло коренных изменений в государстве, а указ о введении опричнины был утвержден высшими органами духовной и светской властей: Освященным Собором и Боярской думой (церковно-государственным собором), - демонстрировавших симфонию духовной и светской властей [5, с. 878]. В итоге И.Я. Фроянов сделал вывод, что опричнина имела положительное значение, так как была «защищена и очищена от ересей православная вера и, следовательно, укреплена церковь. Иными словами, спасена Россия, причем не только на тот момент, но и на несколько веков вперед» [5, с. 879].

Подводя итоги, можно отметить, что опричнина - это переходный период в истории России, связанный с борьбой за власть, централизацией государственного управления, усилением власти царя. При Иване Грозном на Руси начали созываться Земские Соборы, проведены реформы законодательства, управления, суда, земская и военная реформы. В этот период была изменена форма государственного устройства - территория государства была поделена на опричнину и земщину; ужесточился государственный режим. В период опричнины оппозиция была подавлена, а некоторые ее представители, спасаясь от неминуемой смерти, вынуждены была скрываться за рубежом, тем самым давая повод для обвинений в государственной измене со стороны царя. Иван Грозный смог удержать власть внутри страны, но не смог решить многие внешнеполитические проблемы. Ливонская война с антирусским военно-политическим союзом (Ливонский орден, Великое княжество Литовское, Польша, Швеция) закончилась поражением Московской Руси. В 1569 г. Польша и Великое княжество Литовское объединились по Люблинской унии, создав сильное государство - Речь Посполитую, которая нанесла Московскому государству поражение. Русь не получила выход к Балтийскому морю. Эта задача легла на плечи будущих правителей России. Одним из главнейших итогов опричнины, и это отмечено И.Я. Фрояновым, было также достижение религиозно-идеологического единства в обществе.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Скрынников Р.Г. Начало опричнины. - Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1968. - С. 78, 147, 270, 273.

2. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. - М.: Эксмо, 2006. - С. 226.

3. Зимин А.А., Хорошкевич А.Л. Россия времени Ивана Грозного. - М., 1982. - С. 35.

4. Гумилев Л.Н. От Руси до России. Древняя Русь и Великая степь. Конец и вновь начало. От Руси до России. - СПб., 2003. - С. 878.

5. Фроянов И.Я. Драма русской истории: На пути к Опричнине / СПбГУ / Отв. ред. Ю.Г. Алексеев. - М.: Русский издательский дом Парад, 2007. - С. 5, 375, 842-843, 848, 852, 856, 878, 879, 927.

6. Первое послание Ивана Грозного Курбскому. О, Русская земля! / Сборник / Сост. В.А. Гри-хин. - М., 1982. - С. 298.

7. Исаев И.А. История государства и права России. - 4-е изд. - М.: Проспект, 2009. - С. 103, 104.

REFERENCES

1. Skrynnikov R.G. Nachalo oprichniny. [Beginning of Oprichnina]. Publishing house of Leningrad University. 1968. P. 78. P. 147. P. 270. P. 273.

2. Kostomarov N.I. Russkaja istorija v zhizneopisanijah ee glavnejshih dejatelej. [Russian history in biographies of its most important figures]. Moscow, Eksmo. 2006. P. 226.

3. Zimin A.A., Khoroshkevich A.L. Rossija vremeni Ivana Groznogo. [Russia of the Ivan the Terrible's time]. Moscow. 1982. P. 35.

4. Gumilev L.N. Ot Rusi do Rossii. Drevnjaja Rus' i Velikaja step'. Konec i vnov' nachalo. Ot Rusi do Rossii. [From Rus to Russia. Ancient Russia and the Great Steppe. The end and again the beginning. From Rus to Russia]. St. Petersburg. 2003. P. 878.

5. Froyanov I.Ya. Drama russkoj istorii: Na puti k Oprichnine. [The drama of Russian history: on the way to Oprichnina]. SPbSU. Ed. by Yu.G. Alexeyev. Moscow, Russian Publishing House "Parade". 2007. P. 5. P. 375. Pp. 842-843. P. 848. P. 852. P. 856. P. 878. P. 879. P. 927.

6. Pervoe poslanie Ivana Groznogo Kurbskomu. O, Russkaja zemlja! [The first message of Ivan the Terrible to Kurbsky. Oh, Russian land!]. Digest. Comp. by V.A. Grikhin. Moscow. 1982. P. 298.

7. Isaev I.A. Istorija gosudarstva i prava Rossii. 4-e izdanie [History of the State and Law. 4th ed.]. Moscow, Prospect. 2009. P. 103. P. 104.

Информация об авторе:

Иванников Иван Андреевич, доктор юридических наук, доктор политических наук, профессор, кафедра теории и истории государства и права, юридический факультет, Южный федеральный университет г. Ростов-на-Дону, Россия [email protected]

Получена:03.05.2017

Для цитирования: Иванников И.А. Опричнина: причины, содержание, последствия. Историческая и социально-образовательная мысль. 2017. Том. 9. № 3. Часть 1. с. 56-61. doi: 10.17748/2075-9908-2017-9-3/1-56-61.

Information about the author:

Ivan A. Ivannikov, Doctor of Law, Doctor of Political Sciences, Professor, Department of Theory and History of State and Law, Faculty of Law, Southern Federal University Rostov-on-Don, Russia [email protected]

Received:03.05.2017

For citation: Ivannikov I.A. Oprichnina: prichiny, soderzhanie, posledstvija [Oprichnina: causes, content, consequences]. Historical and Social Educational Idea. 2017. Vol . 9. no.3. Part. 1. Pp. 56-61.

doi: 10.17748/2075-9908-2017-9-3/1-56-61. (in Russian)

Весёлый, плохой, злой: история безумия Ивана Грозного

Что вызывало улыбку у Ивана Четвёртого и насколько далеко царь заходил в стремлении уничтожить своих врагов.

{"id":139431,"url":"https:\/\/tjournal.ru\/retro\/139431-veselyy-plohoy-zloy-istoriya-bezumiya-ivana-groznogo","title":"\u0412\u0435\u0441\u0451\u043b\u044b\u0439, \u043f\u043b\u043e\u0445\u043e\u0439, \u0437\u043b\u043e\u0439: \u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f \u0431\u0435\u0437\u0443\u043c\u0438\u044f \u0418\u0432\u0430\u043d\u0430 \u0413\u0440\u043e\u0437\u043d\u043e\u0433\u043e","services":{"vkontakte":{"url":"https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/tjournal.ru\/retro\/139431-veselyy-plohoy-zloy-istoriya-bezumiya-ivana-groznogo&title=\u0412\u0435\u0441\u0451\u043b\u044b\u0439, \u043f\u043b\u043e\u0445\u043e\u0439, \u0437\u043b\u043e\u0439: \u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f \u0431\u0435\u0437\u0443\u043c\u0438\u044f \u0418\u0432\u0430\u043d\u0430 \u0413\u0440\u043e\u0437\u043d\u043e\u0433\u043e","short_name":"VK","title":"\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435","width":600,"height":450},"facebook":{"url":"https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/tjournal.ru\/retro\/139431-veselyy-plohoy-zloy-istoriya-bezumiya-ivana-groznogo","short_name":"FB","title":"Facebook","width":600,"height":450},"twitter":{"url":"https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/tjournal.ru\/retro\/139431-veselyy-plohoy-zloy-istoriya-bezumiya-ivana-groznogo&text=\u0412\u0435\u0441\u0451\u043b\u044b\u0439, \u043f\u043b\u043e\u0445\u043e\u0439, \u0437\u043b\u043e\u0439: \u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f \u0431\u0435\u0437\u0443\u043c\u0438\u044f \u0418\u0432\u0430\u043d\u0430 \u0413\u0440\u043e\u0437\u043d\u043e\u0433\u043e","short_name":"TW","title":"Twitter","width":600,"height":450},"telegram":{"url":"tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/tjournal.ru\/retro\/139431-veselyy-plohoy-zloy-istoriya-bezumiya-ivana-groznogo&text=\u0412\u0435\u0441\u0451\u043b\u044b\u0439, \u043f\u043b\u043e\u0445\u043e\u0439, \u0437\u043b\u043e\u0439: \u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f \u0431\u0435\u0437\u0443\u043c\u0438\u044f \u0418\u0432\u0430\u043d\u0430 \u0413\u0440\u043e\u0437\u043d\u043e\u0433\u043e","short_name":"TG","title":"Telegram","width":600,"height":450},"odnoklassniki":{"url":"http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/tjournal.ru\/retro\/139431-veselyy-plohoy-zloy-istoriya-bezumiya-ivana-groznogo","short_name":"OK","title":"\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438","width":600,"height":450},"email":{"url":"mailto:?subject=\u0412\u0435\u0441\u0451\u043b\u044b\u0439, \u043f\u043b\u043e\u0445\u043e\u0439, \u0437\u043b\u043e\u0439: \u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f \u0431\u0435\u0437\u0443\u043c\u0438\u044f \u0418\u0432\u0430\u043d\u0430 \u0413\u0440\u043e\u0437\u043d\u043e\u0433\u043e&body=https:\/\/tjournal.ru\/retro\/139431-veselyy-plohoy-zloy-istoriya-bezumiya-ivana-groznogo","short_name":"Email","title":"\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443","width":600,"height":450}},"isFavorited":false}

28 030 просмотров

Иван Грозный и тени его жертв Картина Михаила Клодта

16 января 1547 года шестнадцатилетний Иван Васильевич венчался на царство и стал богоизбранным государем всея Руси. Началась эпоха его 37-летнего правления, которая породила множество споров среди историков и обывателей.

В правление Ивана Грозного государство, веками раздираемое междоусобицами и монгольским игом, окрепло и расширило свои границы за счёт восточных ханств. Вместе с Избранной Радой — кругом приближённых — царь провёл ряд реформ, но в 1565 году изменил политический курс и объявил о начале опричнины.

Опричный террор задумывался Иваном Четвёртым для истребления боярско-княжеской знати, замышлявшей против него заговоры. Но на деле репрессии затронули тысячи ни в чём невиновных людей, а методы, которыми они совершались, до сих пор вызывают вопросы о психическом здоровье царя.

Основные источники статьи:

  • Лихачёв Д.М. «Смех в Древней Руси»;
  • Кобрин В.Б. «Иван Грозный»;
  • Исабель де Мадариага. «Иван Грозный. Первый русский царь»;
  • Скрынников Р.Г. «Иван Грозный».

«Все мы родом из детства»

25 августа 1530 года в семье великого князя Василия Третьего и его второй жены Елены Глинской родился долгожданный наследник – будущий царь Иван. Спустя два года у него появился брат Юрий, глухонемой и слабоумный с рождения, поэтому все надежды Василий возлагал на старшего сына.

В 1533 году великий князь умер, и власть перешла в руки Елены Глинской. Она разбила боярско-княжеские группировки Дмитровских, Старицких и Шуйских, стремившихся воспользоваться малолетством Ивана и занять трон. Елена правила страной пять лет, но в 1538 году умерла. Иван и Юрий, постоянно находившиеся в окружении любящей матери и множества нянек, осиротели.

Василий Третий благословляет перед кончиной сына Ивана Четвёртого Рисунок Савелия Зейденберга

Взросление будущего царя происходило на фоне придворных интриг, во время которых до мальчика никому не было дела. Клан Шуйских, возглавляемый братьями Василием и Иваном, успешно боролся за влияние с Глинскими и Бельскими. В 1542 году они отправили князя Ивана Бельского в ссылку, несмотря на заступничество 12-летнего государя.

Лишившийся внимания и заботы, Иван всё время проводил за книгами, изучая священные писания, молитвы и апокрифы. Ежедневно он посещал богослужения и так часто слушал Псалтырь, что выучил его наизусть.

В подростковом возрасте Иван познакомился с историей великих императоров и тиранов прошлого. Их могущество вызывало в мальчике одновременно восторг и недоумение: из книг он рано осознал, насколько велика его власть, и не понимал, почему ему приходится её с кем-то делить.

В детстве Иван Грозный мог прочитать «Сказание о Дракуле воеводе», в конце 15-го века написанное дипломатом Фёдором Курицыным. Повесть о жестокости государя Валахии Влада Цепеша находилась в Белозерском монастыре, который Иван часто посещал.

Другим отличительным качеством будущего царя современники называли пылкий нрав и нервозность. Религиозный публицист и писатель Максим Грек говорил, что Иван часто впадал в гнев и зло насмехался над окружающими.

Престолонаследника одолевали вспышки жестокости: по воспоминаниям одного из его приближённых Андрея Курбского (в 1564 году он сбежал в Литву), одним из развлечений малолетнего царевича было скидывать кошек с высоты и наблюдать за результатом. Первый смертный приговор Иван Васильевич вынес в 13 лет, приказав схватить и убить ненавистного ему князя Андрея Шуйского.

В пятнадцать лет Иван с компанией ровесников-аристократов любил выезжать на городские рынки и площади и избивать простолюдинов, попутно их грабя. Бояре потакали забавам царя, восклицая: «О, храбр будет сей царь и мужественен!».

Царь Иван Грозный в юности​ Кадр из фильма «Иван Грозный» Сергея Эйзенштейна

В середине 1540-х годов он приказал задушить своего ровесника Михаила Трубецкого без веской на то причины: вероятно, подростки что-то не поделили и Иван решил спор радикально. Другому товарищу, Афанасию Бутурлину, Иван повелел урезать язык «за невежливое слово».

Летом 1546 года пятнадцатилетний царевич вместе со своим войском находился в Коломне и ради развлечения казнил перед строем трёх бояр. Через год по просьбе своего дяди Михаила Глинского Грозный посадил на кол сына князя Телепнева-Оболенского и обезглавил его племянника.

Внутреннюю безнравственность молодого Ивана Васильевича дополняла распущенность, царившая при его дворе. В конце 1540-х годов духовный наставник молодого государя Сильвестр вспоминал, что Ивана всегда окружали скоморохи, с которыми тот любил петь и танцевать (православная церковь не приветствовала скоморошество). Священник также призывал Ивана удалить из своего окружения многочисленных бесстыдников, «занимающихся содомским грехом».

Опричный террор в лицах

16 января 1547 года шестнадцатилетний Иван Васильевич венчался на царство и сосредоточил всю власть в своих руках. Условно правление Ивана Четвёртого Грозного делится на два этапа: период реформ и период опричнины.

Первый ознаменовался работой «Избранной Рады», которая состояла из ближайших советников царя и помогала ему проводить реформы по централизации государства после эпохи феодальной раздробленности. Прологом ко второму стало начало 1560-х годов, когда Грозного одолела паранойя – ему казалось (иногда вполне обоснованно), что боярско-княжеская знать плетёт против него заговоры с целью отнять престол.

Это привело к введению в стране опричнины: с 1565 по 1572 годы царь вместе с личной шеститысячной армией опричников карал всех, кто подозревался в измене.

​Венчание Ивана Васильевича на царство  Фрагмент из Лицевого летописного свода

Казалось бы, ничего удивительного – в эпоху Средневековья и раннего Нового времени европейские (и не только) правители постоянно подвергали политических противников гонениям и отправляли их на плаху. Однако в случае опричнины Ивана Грозного обращает на себя внимание не сам факт начала репрессий, а методы, которыми они проводились: зачастую под раздачу попадали не только члены княжеских и боярских родов, но и простолюдины.

Примечательна тяга царя к издевательствам и пыткам, которыми сопровождался опричный террор – в летописях и воспоминаниях современников осталось достаточно примеров садизма Ивана Грозного. Среди историков это породило вопрос: являлась ли опричнина хладнокровно выверенной системой борьбы с боярско-княжеской оппозицией или же результатом психической неуравновешенности царя, вышедшей из-под контроля?

«Открыла» опричнину казнь влиятельного князя Александра Горбатого, которого Иван Грозный подозревал в подготовке государственного переворота – царю доложили, что бояре хотели поставить на престол выходца из Горбатых. Это имело смысл, ведь Александр являлся потомком Рюрика и гипотетически имел право на престол. Грозный пресёк угрозу на корню: в феврале 1565 года он казнил сначала Горбатого, а затем и его 17-летнего сына, которого перед этим заставили наблюдать за мучениями отца.

Опричники в доме опального боярина​ Рисунок Александра Новоскольцева

В 1554 году за попытку сбежать в Литву в тюрьме оказался князь Семён Лобанов-Ростовский. Позже он вернулся на службу, но в 1565 году опричники схватили его и обезглавили. Тело князя они сбросили под лёд, а голову, по личному указанию царя, доставили в Кремль. Иван Грозный якобы обратился к ней со словами: «Глова, голова, сколько крови в своё время ты пролила!».

Лифляндцы Иоганн Таубе и Элерт Крузе, до 1571 года состоявшие на службе у Ивана Грозного, вспоминали о казни царского казначея Тютина, его жены, двух пятилетних сыновей и двух дочерей. Грозный приказал вывести их на площадь (современную Красную площадь), расчленить и оставить лежать «для зрелища». Тютину вменялась измена, однако неясно, чем заслужили расправы его малолетние дети.

С годами паранойя Ивана Грозного набирала обороты и иногда доходила до абсурда. Немецкий дворянин Альберт Шлихтинг, состоявший в опричном войске, вспоминал: «Скажет ли при дворе кто-нибудь громко или тихо, посмеётся или поморщится, сейчас же возникнет обвинение, что ты заодно с врагами или замышляешь против царя».

11 сентября 1568 года Иван Грозный расправился с боярином Иваном Фёдоровым-Челядиным, подозреваемым в заговоре. Современники единодушно говорили о нём как о порядочном человеке, который никогда не брал взяток (редкое в ту пору явление). Доказательств измены Фёдорова найти так и не удалось, да и вряд ли удастся: он не был ни потомком Рюрика, ни кого-либо ещё из знатных князей, поэтому не мог занять престол.

Но царь не желал слышать оправданий. По прибытии Фёдорова во дворец Грозный устроил маскарад: он заставил боярина облачиться в царские одежды, посадил его на трон, разыграл сценку коронации, а затем всадил в него нож. После этого Иван Грозный приказал изуродовать тело изменника и бросить на площади. Опричник Генрих Фон Штаден в «Записках о Московии» утверждал, что видел труп Фёдорова в навозной яме близ реки Неглинной.

Расправа над Иваном Фёдоровым Картина Николая Неверева «Опричники»

После этого опричники ещё год совершали набеги на владения Фёдорова, «производя повсюду истребление, опустошение и убийства». Репрессиям подвергались слуги опального: их вместе с семьями рубили, пытали, а порой «запирали в домах, насыпав туда серы и пороху, и поджигали». Шлихтинг упоминает об издевательствах над крестьянками: опричники раздевали их догола и загоняли в лес или забирали «в пользование». Карательные походы возглавлял лично Иван Грозный, криками «Гойда!» направлявший прислужников в бой. Тогда погибло более двух сотен человек.

В 1569 году до Ивана Грозного дошли слухи, что новгородская администрация, боярство и купечество ведут переговоры с королём Польши и Литвы Сигизмундом Вторым о переходе Новгорода под его власть. Вместе с тем, заговорщики якобы хотели поставить на русский престол двоюродного брата Ивана Грозного Владимира Старицкого.

Историки спорят, существовал ли заговор на самом деле. Один из крупнейших исследователей той эпохи Руслан Скрынников утверждает, что нет. Историк Борис Флоря наоборот, называет сговор Старицкого с боярами реальным.

Тогда Иван Грозный послал Старицкому, его жене и младшей дочери приглашение прибыть в Александровскую слободу (штаб-квартира опричнины) в гости. О том, что случилось дальше, подробно рассказывают сразу несколько независимых источников: «Послание» Таубе и Курузе и «Пискарёвский летописец».

Повар Грозного признался, что Старицкий якобы подкупил его, чтобы отравить царя. Сыграв удивление, Грозный приказал брату, его жене и дочери выпить вина из царского бокала, чтобы доказать обратное. Те, уверенные в своей невиновности, исполнили приказ и в муках скончались от отравления. Повара похвалили за участие в «спектакле».

После этого Иван Грозный приказал то ли утопить в реке Шексне, то ли уморить дымом в горящей избе мать Владимира Ефросинью — достоверно неизвестно. Примечательна непоследовательность и иррациональность действий царя в отношении семьи брата. Он приказал убить его мать, жену и малолетнюю дочь, которые не представляли никакой угрозы трону, но оставил в живых сына Владимира Василия и отдал ему отцовский удел.

Старица, удел князя Владимира, в 1912 году Фото Сергея Прокудина-Горского

В ноябре-декабре 1569 года Иван Грозный с опричным войском направился в Новгород, по дороге разгромив Тверь и Клин – сотни жителей этих городов погибли, не имея отношения к заговорам. 8 января царь с войском вошёл в Новгород, посетил обедню в храме Святой Софии и отобедал. Ничего не предвещало беды, как вдруг Грозный приказал опричникам начать погромы и переловить всех бояр и их слуг.

На следующий день в центре города состоялся суд над изменниками. Бояр, членов городского управления, их детей и жён пытали и сбрасывали в Волхов, перед этим разбив на реке лёд. Такой способ казни связан с древнерусским поверьем, что на дне рек находится проход в ад.

Новгородского купца Фёдора Сыркова Иван Грозный окунал в ледяную воду, чтобы узнать, где тот прячет свои богатства (новгородский погром сопровождался грабежом купцов и церквей, что слабо согласуется с причиной введения опричнины). Сырков не признавался, а когда царь насмешливо спросил у него, что тот видел на дне, ответил – свободное место в аду, приготовленное специально для царя. Разгневавшись, Грозный велел сварить купца в котле.

Опричники в Новгороде​ Картина Михаила Авилова

Новгородские казни подробно описаны в записках опричника Штадена. Им можно верить: историк Владимир Кобрин утверждает, что Штаден настолько лишён морали и стыда за свои ужасные поступки, что правдиво упоминает о самых мерзких из них и расценивает происходившее как повод похвастаться. К тому же, его воспоминания во многом сходятся данными новгородских летописцев.

Английский дипломат и историк Джером Горсей утверждал, что в результате новгородского погрома погибло 700 тысяч человек. Это сильно преувеличенный миф: в середине 16-го века население Новгорода не превышало 30 тысяч человек, а число погибших по различным подсчётам колеблется от двух с половиной до десяти тысяч.

Погром продолжался больше месяца и окончился 13 февраля 1570 года, когда Иван Грозный наконец покинул город. 25 июля того же года репрессии продолжились в Москве – царь начал искать изменников среди приближённых.

Первым под горячую руку угодил дьяк Иван Висковатый – давний соратник Грозного и хранитель большой государственной печати. Его обвинили в сношениях с турками и татарами, которых он якобы призывал совершать набеги на русские земли, и сговоре с новгородцами.

Царь приказал привязать Висковатого к столбу, а затем по очереди подзывал опричников, каждый из которых лишал осуждённого части тела. Малюта Скуратов (наиболее выдающийся палач Грозного) отрезал Висковатому нос, другой опричник – уши. Иван Реутов отсёк несчастному половые органы, отчего дьяк умер. Наслаждавшийся пыткой Иван Грозный заподозрил, что тот сделал это из жалости и пообещал Реутову такую же участь.

​Аллегория на правление Ивана Грозного Гравюра из немецкого еженедельника Давида Фассмана

Следом за Висковатым по обвинению в измене казнили казначея Никиту Фуникова: его поочерёдно обливали то холодной, то кипящей водой. За возможные связи с новгородцами лишились жизни инициаторы опричнины и верные сподвижники Грозного Алексей и Фёдор Басмановы. По царскому приказу Фёдор сначала казнил отца, а затем погиб сам.

Не менее жестокой оказалась расправа над Михаилом Черкасским: царь приказал казнить его 16-летнюю жену с полугодовалым сыном и положить их тела во дворе князя. Репрессии продолжались ещё несколько дней и унесли жизни больше сотни человек.

То, что произошло в Москве 25 июля, по своей жестокости и садистской изощрённости превосходило всё случавшееся ранее и может быть объяснено только изуверским нравом и больным воображением Ивана Грозного.

Александр Зимин

историк, исследователь русского средневековья

Приговорённые к казни лишались возможности перед смертью исповедаться в грехах, за их упокой запрещалось ставить свечи, их тела очень редко предавались земле. Так Грозный препятствовал спасению душ врагов, что являлось для него частью жестокой расправы наравне с пытками.

Царь оправдывал опричнину христианской верой – по его мнению, все казнённые так или иначе мешали исполнению возложенной на него Богом миссии и за это заслуживали смерти. В себе Грозный видел бич Божий, призванный очистить православную землю от скверны. Даже опричное войско он создал по образцу монашеского ордена.

Грозный играющий

В основе чувства юмора Ивана Грозного тоже лежала пытка, но не физическая, а моральная. Царь издевался над окружающими, устраивая театрализованные представления и притворно унижаясь с целью подчеркнуть своё высокое положение.

В 1571 году крымский хан Девлет-Гирей разбил войско Грозного под Москвой и потребовал у русского царя выплатить дань. Просто отказать крымским гонцам показалось Ивану Грозному скучным, поэтому он нарядился в бедняка и стал давить на жалость: «Видишь же меня, в чём я? Таким меня ваш царь сделал! Всё моё царство пленил и казну пожёг, дать мне нечего царю!».

Принимая в Москве литовских послов, Иван Грозный надел на одного из придворных скоморохов литовскую шапку и велел ему по-литовски преклонить колено. Шут понятия не имел, как это сделать, поэтому царь преклонил колено сам, громко рассмеявшись.

В 1575 году состоялось самое грандиозное театральное представление Ивана Грозного: он отдал царский престол своему подданному Симеону Бекбулатовичу, а сам съехал из Кремля и стал играть роль боярина средней руки. Этот «политический маскарад» сопровождался нарочито унизительными челобитными Ивана Грозного к «царю», в которых он просил разрешения на новые репрессии.

Симеон Бекбулатович​ Фрагмент картины неизвестного польского художника

Реальной власти Симеон Бекбулатович не имел – правителем оставался Иван Грозный. Наигравшись, спустя 11 месяцев он лишил Симеона царских регалий и отправил того княжить в Тверь, а сам вернулся в Кремль.

Ложное самоуничижение казалось Ивану Грозному уморительным – он, великий царь всея Руси, в образе какого-то боярина должен просить разрешения на убийство своей же собственности. Грозный примерял на себя роли, в которых никогда не окажется, вновь и вновь испытывая наслаждение от осознания своего реального могущества.

В письме польскому королю и великому князю литовскому Стефану Баторию Иван Грозный сначала высмеял того за неродовитость, а затем вдруг «переоделся» в роль верного слуги и просил у Батория прощения, называя себя его рабом. С похожей издёвкой царь писал игумену Кирилло-Белозерского монастыря Козиме: в письме он то притворялся смиренным монахом, то яростно обличал монастырские нравы.

Князя Александра Полубенского царь обзывал всевозможными музыкальными инструментами скоморохов: «послание дворянину думному и князю Александру Ивановичу Полубенскому: дуде, пищали, самаре, разладе, нефирю».

Часто Грозный прибегал к иронии, которая порой принимала жуткие формы. В 1570 году он казнил воеводу Никиту Голохвастова, незадолго до этого принявшего схиму («ангельский чин»). Царь посадил его на бочку с порохом и велел её поджечь, добавив: «Ведь он ангел… Подобает ему на небо взлететь».

Другого опального, подозреваемого в государственной измене, Грозный привязал к запряжённой лошади и пустил по заледеневшему озеру, восклицая: «Отправляйся же к польскому королю, вот у тебя есть лошадь и телега!». Василия Телятевского, который обвинялся в сдаче Полоцка Речи Посполитой в 1579 году, царь утопил со словами: «Когда ты запотел там при этом огне, то здесь охладись».

Однажды Иван Грозный вершил суд над дьяком, который брал взятки в виде жареного гуся, набитого деньгами. Царь велел палачу не торопясь отрубать осуждённому конечности, вопрошая, «вкусна ли гусятина?». Когда измученному дьяку отсекли голову, Иван Грозный с ухмылкой спросил: «Ну что, хорош гусь?».

Для него была характерна иррациональная, жестокая глумливость, которая в очередной раз указывала на возможное наличие у Грозного психических расстройств. Современники вспоминали, что пытки для царя являлись любимым досугом и поводом вдоволь насмеяться, что он и делал, пока на его глазах мучили людей.

Психологический портрет

Согласно традиционной точке зрения, жестоким Ивана Грозного сделало окружение, в котором он рос. Детство мальчика проходило на фоне боярского своеволия, насилий, казней и придворных интриг, что оставило негативный отпечаток на характере царя и обозлило его на весь мир. Постоянный страх перед боярами, кружившими над троном, взрастил в Иване чувство перманентной тревожности и подозрительности. Позже оно побудило царя перейти к политике опричнины.

В 1560-х годах Иван Васильевич утверждал, что бояре относились к ним с братом пренебрежительно, держали в бедности как пленников и иногда даже забывали покормить. Со злостью царь вспоминал, как Шуйские грабили царскую казну и покупали роскошные шубы. Он не понимал, почему Иван Шуйский позволял себе сидеть на лавке «не преклонив колено» в их с братом присутствии.

​Родовой герб Шуйских

Однако характер детей складывается в первые 8‑9 лет жизни, а значит боярские распри не могли сильно повлиять на психическое здоровье царя: до восьми лет он рос, окружённый материнской заботой. «Опекуны» Ивана хоть и воевали за влияние при дворе, но всегда пытались делать это за спиной царевича. Исключение составляет случай, когда приверженцы Шуйских арестовали митрополита Иосафа в присутствии малолетнего Ивана.

В письмах Курбскому царь вспоминал об этом событии с полным равнодушием, а ведь случившееся якобы напугало его на всю жизнь. Ссылку Ивана Бельского тоже слабо можно назвать беззаконием, способным нанести ребёнку травму. К тому же, вскоре по решению Боярской думы он вернулся в столицу.

Воспоминания Грозного о том, что бояре не давали им с братом еды и держали в бедности, относятся ко времени, когда царь достиг подросткового возраста и жил в «самовольстве». Курбский вспоминал, что всё детство Шуйские потакали прихотям царевича и сильно его избаловали.

Наконец, теория о несчастливом детстве никак не объясняет маниакальную жестокость царя по отношению ко всему живому. Как ему навредили животные, которых он сбрасывал с крыш в малолетстве? Чем объясняется тот задор, с которым подросток избивал людей на площадях и рынках Москвы? Чем заслужили пытки жители Новгорода и Москвы в 1570 году?

О наличии у Ивана Грозного психических отклонений можно только гадать. Опираясь на косвенные данные и поведение царя, некоторые исследователи утверждают о наличии у него паранойи, шизоэпилепсии и биполярного расстройства (на последнее указывают постоянные перемены в настроении Ивана). Из четырёх сыновей Грозного Фёдор – наследник престола – страдал слабоумием, а Дмитрий – эпилепсией. Теория наследственности в данном случае тоже не на стороне царя.

В останках Ивана Грозного обнаружено большое количество ртути, которой в 16 веке лечили сифилис. Видимо, царь страдал этим заболеванием – иного объяснения наличию в его организме «жидкого серебра» нет. Третичная форма сифилиса поражает центральную нервную систему и характеризуется приступами ярости, паранойи, галлюцинациями и бредом величия.

Доподлинно неизвестно, что стало причиной безумия Ивана Грозного – психические расстройства вперемежку с пылким темпераментом или детские травмы, развившиеся на фоне придворных интриг и отсутствия родительской ласки. Но одно можно сказать наверняка: с малолетства Иван был одержим идеей неограниченности собственной власти.

Статья создана участником Лиги авторов. О том, как она работает и как туда вступить, рассказано в этом материале.

Опричнина: террор или реформа? | Вольное историческое общество

Публичные дебаты «Исторический момент» — совместный проект Фонда Егора Гайдара и Вольного исторического общества.

26 мая в Центре документального кино старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Владислав Назаров и профессор Исторического факультета МГУ Дмитрий Володихин обсудили проблему опричнины. Вел беседу историк и тележурналист Николай Сванидзе.

 

Стенограмма:

Николай Сванидзе: Уважаемые друзья, я имею честь и удовольствие от имени Фонда Егора Тимуровича Гайдара, Вольного исторического общества, Центра документального кино и от себя лично, Николая Сванидзе, представить вам очередную тему проекта «Исторический момент». Тема называется «Опричнина: террор или реформа». И у нас сегодня двое дискутантов, прошу любить и жаловать – это Владислав Дмитриевич Назаров, старший научный сотрудник Института всеобщей истории, и Дмитрий Михайлович Володихин, доктор наук, профессор истфака МГУ.

Лично мне, наверное, наиболее интересны ответы на следующие вопросы – и буду благодарен нашим участникам разговора, если они попробуют каждый по-своему, в соответствии со своей концепцией и позицией дать ответ на эти вопросы. Во-первых, то, как формулируется название самого диспута: это террор или реформа? Или, может быть, это реформа посредством террора? Возможна теоретически и такая позиция. Во-вторых, царь Иван Грозный – садист, террорист, маньяк или борец за объединение Руси, борец с боярской вольницей? Я беру, как вы понимаете, крайние позиции, заведомо обостряя их. И, наконец, в-третьих: чего он, собственно, собирался добиться и каковы объективные последствия Опричнины?

Собственно, наверное, так. А дальше я предоставляю слово нашим участникам и прошу по пять минут сформулировать свои тезисы по этой теме. Кто из вас начнет? Владислав Дмитриевич, прошу вас.

ТЕЗИСЫ

Владислав Назаров: Ну, меня не удовлетворяет позиция, которая была озвучена что в пресс-релизе нашего обсуждения, что сейчас у вас, Николай Карлович. Это и не реформа, и не террор в чистом виде. С точки зрения непосредственных целей, Опричнина – это возврат к архаичным структурам государственного управления где-то так рубежа XIV-XV веков в условиях уже сложившегося единого и к тому же по целому ряду признаков централизованного государства. С точки зрения осуществления методов своевластия, это, бесспорно, та форма террористического деспотизма, который приобрела самодержавная монархия в годы особого двора Ивана IV.

Так что, с моей точки зрения, Опричнина – это некое весьма своеобразное явление российской политической и социальной действительности, которое не имела своей целью ни укрепить централизацию государства, ни бороться с непонятно откуда взявшимися сепаратистами (или как их можно называть). С точки зрения следствий, Опричнина – это, бесспорно, глубоко отрицательное явление в жизни страны. Хотя, надо сказать, что и тут совсем не по воле и не по желанию Ивана Грозного не обошлось без никак не предусмотренных результатов.

Одной из целей Опричнины было четкое разделение страны на опричную территорию с ее структурами управления и на земщину. Ведь до того было возрастание роли выборных представительных органов на локальном уровне, возрастание роли того же боярства, с которым Иван Грозный боролся в годы Опричнины, поскольку все текущее управление было целиком и полностью отдано Земской и Боярской думе и земским же приказам. Это потом привело к явлениям начала XVII века в годы Смуты и первой гражданской войны в истории России, а после вылилось в Советы всей земли и разнообразные представительные органы от локального до общероссийского. Это вот одно из непредусмотренных следствий.

А с точки зрения конкретных последствий – это был экономический упадок, проигрыш Ливонской войны – главное в жизни Ивана Грозного, по крайней мере, он так считал, это было начало системного кризиса в стране и в обществе, который в итоге и привел к Смуте.

На счет самого Ивана Грозного – он имел в годы Опричнины тройную ипостась, как господь бог. Во-первых, он сохранил за собой все функции государя всея Руси, всего государства. Во-вторых, он был беспрекословный правитель в своем опричном уделе. Что такое опричный удел? Это часть уделов великокняжеских жен и великокняжеских вдов вот в тот период, о котором я сказал, – XIV-XV века. И в-третьих, он выступал как правитель, который решает все спорные вопросы между земщиной и опричными людьми. Поэтому с этой точки зрения, бесспорно, это – человек, возглавивший самодержавную деспотию, которая приобрела в годы Опричнины террористический характер. 

Николай Сванидзе: Спасибо. Дмитрий Михайлович.

Дмитрий Володихин: Я как раз сторонник того, что введение Опричнины носило признаки реформы. Московское государство со времени его создания при Иване III учитывало в политическом строе две силы – собственно, центральную власть и аристократию. И в Московском государстве власть фактически была разделена между этими двумя силами, причем компетенции обеих сторон то увеличивались, то уменьшались в зависимости от текущего момента. На момент детства и юности Ивана IV власть аристократии значительно увеличилась, то есть она взяла целый ряд компетенций, которые центральная власть прежде сохраняла за собой. Фактически к концу 40-х – 50-м годам относится период, когда центральная власть и аристократия находились в состоянии компромисса, притом центральная власть хотела бы взять себе больше компетенций из тех, что были утеряны, аристократия хотела бы побольше их сохранить.

До критического момента в Ливонской войне – тут я согласен с Владиславом Дмитриевичем, действительно Опричнина и Ливонская война очень крепко связаны – этот компромисс худо-бедно поддерживался. В 1564 году русская армия потерпела поражение на Уле. В этом же году на сторону литовцев перешел один из крупных полководцев – князь Курбский. Конечно, переходы были и до этого. В 1562 году, например, перешел окольничий Хлызнев-Колычев. Но это был весьма крупный факт: фигуры такого рода переходят довольно редко. И, наконец, осенью 1564 года с трудом остановили вторжение крымцев на Рязанщину. Собственно, Рязанщину отстаивал Басманов-Плещеев – один из будущих творцов Опричнины. В результате военных неудач и проблем в военном, прежде всего, управлении было произведено что-то вроде реформы, а именно: из Московского государства был выкроен удел, на котором установилось прямое управление государя. Здесь он мог назначать на гражданские и военные должности тех, кого хотел. Для их обеспечения была конфискована значительная часть земли у бывших владельцев. И впоследствии это учреждение разрасталось и в земельном смысле, и в административном.

Изначально Опричнина не имела террористических прерогатив. Она не должна была стать чем-то вроде НКВД в XVI веке, и на протяжении первых трех лет существования Опричнины никаких массовых казней не было. Но, прежде всего, из-за земельной политики, из-за земельных конфискаций Опричнина стимулировала очень серьезное социальное напряжение. И впоследствии на рубеже 1567-1568 годов это напряжение породило кризис и террор. Опричный террор продолжался до 1571 года. Осенью 1572 года, приблизительно в сентябре, Опричнина была отменена.

Итоги Опричнины. Понимаете, главной задачей было все-таки строительство мобильной, хорошо управляемой от лица центральной власти армии, решение военных задач, прежде всего, на Ливонском театре военных действий. Эта задача решена не была. Опричная армия принесла только один самостоятельный успех – это разгром татар под Зарайском. В остальное время она либо действовала совместно с земскими войсками, либо терпела поражения. То есть вот эта часть реформы выполнена не была, она закончилась неудачно. Второй момент. Что касается террористических методов подавления того сопротивления, которое было в отношении Опричнины. Его одобрить никак нельзя, и в условиях войны оно принесло вред. Это безусловно.

Ну и что касается того, какие были последствия Опричнины. К моменту смерти Ивана IV – это 12 лет после отмены Опричнины в 1572 году – от нее остался очень незначительный след в виде особого двора и некоторого количества свежих людей в армейском управлении. К 1586 году не осталось ничего – ну, разве что двое-трое крупных воевод, которые возвысились во время Опричнины. Иными словами, Опричнина как реформа имела под собой смысл, имела социальную базу. По методам проведения она была слишком поспешной и кровавой, по результатам – цели не были достигнуты, по длительности – через полтора десятилетия после отмены Опричнины от нее не осталось никаких последствий. У меня все.

ДИСКУССИЯ

Николай Сванидзе: Спасибо. Пожалуйста, задавайте вопросы друг другу, уважаемые гости, в любой последовательности.

Дмитрий Володихин: Хорошо. Владислав Дмитриевич, я хотел бы, чтобы это был не столько спор, сколько прояснение позиций, своего рода обмен мнениями. Наверное, это было бы более продуктивно. Поэтому я хотел бы, чтобы вы, Владислав Дмитриевич, объяснили свои слова относительно перехода к архаической форме организации страны, так сказать, перехода от XVI века к XIV по методам организации управления.

Владислав Назаров: Значит, до 1565 года в источниках Опричнина встречается всего несколько раз, и это всегда одна и та же ситуация. Речь идет о владениях жен или вдов великих князей Московских и Владимирских, и не целиком о всем комплексе их владений, а только о той части, которая по тем или иным правовым основаниям они вольны распоряжаться. То есть никакой правовой традиции над этой частью их владений в данный момент нет.

Николай Сванидзе: Речь идет о происхождении понятия Опричнины, если я правильно понимаю.

Владислав Назаров: Отчасти, а отчасти – что получилось в том числе и в самой Опричнине. Такая вдова или жена вольны были отдать село или волость в монастырь, подарить, кому хочется, продать и так далее. Что такое с этой точки зрения Опричнина? При введение Опричнины Иван Васильевич получил полные права в отношении той опричной территории, которая рассматривалась им, и это было в Указе об Опричнине. Затем его изложение встречается в летописях и повторено летом 1566 года, когда церковный собор с трудом избирал нового митрополита. В опричное дело Ивана Грозного не вступается никто. Он волен поступать так, как хочет. И второй, решающий тезис, который был, опять-таки, введен уже при оформлении Опричнины в начале 1565 года, – это лишение церкви, церковного собора права печалования. Соответственно, тем самым отменялось право суда.

Николай Сванидзе: Объясните. Печалование – значит заступничество?

Владислав Назаров: Печалование – это заступничество. Вот сейчас закрывается фонд «Династия». Если какие-то знаковые люди пойдут и попечаловаются у тех лиц или обратят внимание на то, что вроде бы нехорошо это и неправильно и не ко времени это делать, будет примерно то же самое. Заступничество со стороны церкви за осужденных или попавших в опалу – это вековая правовая традиция. С этой точки зрения, опять-таки, уход от этой традиции ставил Ивана Грозного в этом плане абсолютно в немыслимую для правовых традиций конца XV и первой половины XVI века ситуацию. Еще что такое Опричнина? Это удвоение, но не в полном объеме, всех инструментов управления, институтов управления, которые уже сложились в российском государстве.

Николай Сванидзе: Что вы имеете в виду?

Владислав Назаров: Ну, скажем, перечень приказов, которые были в Опричнине, заметно меньше, чем перечень земских приказов.

Николай Сванидзе: Уточним. Приказы – это, переводя на современный язык, скажем так, министерства.

Владислав Назаров: Это министерства. Центральные ведомства по управлению в соответствии с какой-то функцией, какой-то территорией или какой-то особой сословной группой – в частности, скажем, Военный стрелецкий приказ.

И последнее в этой же связи, что, на мой взгляд, важно – Опричнина подразумевала с первых шагов массовый передел земельной собственности. Тем, кто оставался в Опричнине, сохраняли и поместья, и, самое главное, вотчины. И вотчины сохранялись за тем, кто попал в Опричнину, в земских уездах. А земские – не важно, аристократы или служилые дети боярские – переселялись из опричных уездов в земские, и, помимо прочего, теряли при этом свои вотчины, находившиеся в опричных уездах, чаще всего не получая компенсации. В качестве аналогии можно привести те случаи XV века, которые были связаны с присоединением разных княжеств под власть великого князя московского и массовыми земельными пертурбациями в ходе этих присоединений.

Николай Сванидзе: Пожалуйста, ваш ответный или встречный вопрос.

Владислав Назаров: Мой вопрос таков. Дмитрий Михайлович, вот вы говорите о том, что в детские годы Ивана IV власти делили компетенцию с аристократией. В этой связи два вопроса. Конкретно какие компетенции подлежали разделу? Не фактической реализации, а именно разделу. И второй вопрос. Вы полагаете, что аристократия – это только титулованная знатная фамилия? И была ли она едина и монолитна хотя бы по отношению к самой персоне монарха?

Дмитрий Володихин: Я начну со второго вопроса, потому что в нем-то, на мой взгляд, и содержится суть того, что пришлось сделать, учреждая Опричнину. Я, наверное, буду опираться на работу Павлова, замечательного санкт-петербургского медиевиста, который определил, что такое аристократия и круг аристократических родов, правда, в несколько более позднее время – на конец XVI века. Это приблизительно 60-100 родов, может быть, 60-80 в более строгом смысле этого слова, которые могли претендовать на занятие ключевых постов в государстве, на присутствие в Боярской думе, на крупнейшие воеводские посты, на то, чтобы возглавлять крупнейшие приказы и чтобы получать ключевые посты в армии.

Так вот, конечно же, эта аристократия не была единая. Она состояла из нескольких элементов. Один из этих элементов – это княжата, то есть потомки бывших удельных князей Ярославских, Суздальских, Ростовских, Стародубских и так далее, оказавшихся на службе у московских государей. Второй элемент – это старомосковское боярство, не титулованное, никогда не носившее княжеского титула. В основном это были из поколения в поколение с XIII-XIV века привилегированные слуги московских князей. Это опять же несколько десятков родов. К ним присоединилось небольшое количество провинциального боярства – в качестве примера: Борисовы-Бороздины, боярство Тверское. Наконец, сюда входит некоторое количество иностранной знати, которая приняла крещение, вошла в состав аристократии и занимала посты в Боярской думе и в армии наравне, собственно, с русской знатью. В качестве примера – северо-кавказский род Черкасских.

Что касается Опричнины, то социальная база Опричнины простиралась, прежде всего, на несколько старомосковских боярских родов. Я полагаю, что в 30-40-х годах старомосковское боярство было в очень значительной степени ограничено в получении воеводских должностей в армии. То есть для старомосковского боярства шанс сделать военную карьеру был в очень значительной степени урезан. Оно имело поводы для конфликта с высшей титулованной знатью. И в качестве таких ключевых родов я бы назвал Плещеевых, Плещеевых-Очиных, Плещеевых-Басмановых, Колычевых-Умных, пониже немножечко Волынских, наверное, Чеботовых. Они поддерживали Опричнину, и Плещеевы в частности были ее столпами.

Что касается родовитого дворянства, то есть слоя, стоящего несколько ниже аристократии, но имеющего в некоторых случаях возможность шагнуть в нее, допустим, после удачного брака или по особой милости государя, а также второстепенной княжеской аристократии. Допустим, Шуйские, Голицыны, Мстиславские, Бельские – первостепенные княжеские рода. Пониже находятся, допустим, Охлебинины, Хворостинины. Для них карьера тоже была затруднена. Поэтому и они в какой-то момент поддержали Опричнину.

Аристократия не была однородной. Часть ее выступала в поддержку Опричнины, и Опричнина на первом этапе не включала только один социальный элемент – высокородные княжеские семейства. На протяжении первых нескольких лет ее существования она действительно их не включала.

Что касается ответа на второй вопрос. С моей точки зрения в 30-х, 40-х, 50-х годах произошло расширение влияния аристократии на все сферы правительственной активности, где традиционно решающей силой при Иване III и Василии III был государь – и на дипломатическую деятельность, и на работу Боярской думы, и, прежде всего, на деятельность военную. Отсюда в какой-то степени перехват правления виднейшими родами титулованной знати. Наверное, это главное.

Николай Сванидзе: Я бы вам порекомендовал спросить друг у друга, уважаемые коллеги, о чем, собственно, ваши позиции различаются? Я пока этого для себя не уяснил.

Дмитрий Володихин: У меня краткий вопрос. Не думаете ли вы, Владислав Дмитриевич, что в 1566 году после того, как митрополита Афанасия сменил митрополит Филипп, возможность печалования была на какое-то время возвращена, и только впоследствии, примерно с 68 года, она была вновь утрачена де-факто?

Владислав Назаров: Я, конечно, так думаю и ни один раз не просто думал, но и писал об этом. Это одна из заслуг Филиппа Колычева, когда он сумел добиться восстановления права печалования. И то, что после выступления группы Земского собора с пожеланием отменить Опричнину казнили только трех человек, а остальные попали во временную опалу, это как раз один из результатов действия именно Филиппа Колычева.

Дмитрий Володихин: С этим готов согласиться.

Владислав Назаров: Единственный человек из верхов российской православной церкви в это время, который сумел в какой-то мере сохранить моральный авторитет церкви.

Николай Сванидзе: И ваш вопрос еще последует?

Владислав Назаров: Да, последний вопрос. Вот вы, Дмитрий Михайлович, утверждаете, что Опричнина была организована для создания боеспособного войска, прежде всего, для развития успехов в Ливонской войне. Назовите мне хотя бы парочку примеров, где опричники, сформированные как опричное войско, не просто успешно, а самостоятельно воевали на театре военных действий в Ливонии?

Дмитрий Володихин: А я, собственно, в своем предварительном выступлении уже ответил на ваш вопрос, Владислав Дмитриевич. Ни одного успеха на Ливонском театре военных действий. То есть это было разочарование.

Владислав Назаров: А самостоятельные военные действия опричной армии в Ливонии имели место быть?

Дмитрий Володихин: Были самостоятельные действия корпусов рядом с земскими армиями. Ну, при взятии Изборска, допустим, при действиях в Северной Эстонии. И в обоих случаях успеха действия этих корпусов не принесли. Это важный момент. Что касается действий на юге, то там один успех был, я уже назвал его – это Зарайск. Что касается 1571 года, то это поражение, которое понесла в обороне Москвы опричная армия вместе с земской. И моя точка зрения: к 1572 году, собственно, опричная армия уже не существовала. После поражения 1571 года, собственно, опричная военная машина была расформирована. В дальнейшем она не выходила на поле боя. 1572 год – это не действия отдельно опричной, отдельно земской армий, это уже действия единой армии, в которую входили бывшие земские и опричные воеводы.

Николай Сванидзе: Спасибо. Теперь я вам буду задавать вопросы. Владислав Дмитриевич, вот скажите, летописец, насколько я помню, пишет о начале правления Ивана IV и о боярах следующее. Насколько он откровенен, мы понимаем: летописцы тоже не абсолютно объективные свидетели, мягко говоря. Но, тем не менее, написано было так: «И нача в них быти самолюбие и неправда, и желание хищения чужого имения».

Владислав Назаров: Какой год?

Николай Сванидзе: Я думаю, что это 30-е годы.

Владислав Назаров: То есть после 38-ого, после смерти Елены Глинской.

Николай Сванидзе: Да, 30-е годы, значит, при мальчике еще. К чему я вам этот вопрос задаю? Может, действительно нужно было порядок навести? Воровали бояре-то, коррупция была страшная. Помните, как потом Иван Грозный про Ивана Шуйского, по-моему, писал, что у него ж шуба-то была на куницах одна, да и то ветхая, а откуда же у него были золотые сосуды-то? Наверное, из казны украл. Смысл был такой. Воровали, значит, нужно было порядок навести. Ну так флаг в руки.

Владислав Назаров: Вопрос понятен. Значит, в ответе на этот вопрос есть три, что ли, уровня ответа. Первый уровень – это история создания данной летописи. Это летописец сначала царства. В первой редакции 1553 года были, естественно, погодные записи – начиная с 1533 года, не с рождения Грозного, а со смерти Василия III. Эти погодные записи затем редактировались.

Николай Сванидзе: Василий III умел в 1533 году.

Владислав Назаров: Василий III умер в декабре 1533 года, когда Ивану Грозному было три с небольшим года. Так вот, эти погодные записи редактировались, и внесение вот той формулы, о которой вы сейчас сказали, было, естественно, одним из результатов редакторской работы. И здесь важен даже не 1553 год, а то, что это произошло после февральского собора примирения 1549 года. И вот тогда наступила консолидация всего так называемого политического класса в российском государстве. Она включала в себя в качестве очень важного компонента несколько вещей, относящихся к внутренней политике, в том числе и суды, в которые обиженные люди должны были подавать на бояр, а бояре, естественно, были в качестве наместников или в качестве судей высшего уровня, обвиняемыми в тех или иных злоупотреблениях. Про коррупцию говорить нечего, потому что общество было как бы попроще, офшоров не было.

Николай Сванидзе: Да и сейчас не сложное.

Владислав Назаров: Соответственно, дело сводилось к прямому насилию, к отъему и так далее. Вот рейдерские захваты, особенно земельные, это конечно. Поэтому в этой фразе нет ничего удивительного, в ней, опять-таки, нет какого-то обвинения аристократов как таковых вообще.

Николай Сванидзе: Но извините, перебиваю, Владислав Дмитриевич, бог с ней, с фразой, бог с ним, с летописцем. Вы мне скажите, воровали бояре?

Владислав Назаров: Не воровали.

Николай Сванидзе: Так.

Владислав Назаров: Не воровали. Злоупотребляли властью.

Николай Сванидзе: Большая разница.

Владислав Назаров: Большая. Форма осуществления – большая разница, Николай Карлович, поверьте мне. Ну вот давайте приведу конкретный пример.

Николай Сванидзе: А когда в казну руки запускают – это воруют или злоупотребляют?

Владислав Назаров: Нет, и золото у Ивана Шуйского, скорее всего, было подарено ему Василием III – золотой сосуд в качестве какой-либо награды. Не надо было для этого Ивану Шуйскому лезть в царскую казну. Хватало. А вот земли, чего-либо, связанного с населением и увеличением своей свиты, своих боевых холопов, это, пожалуйста.

Пример, который хочу привести, очень простой. В Новоспасском монастыре в подцерковье есть могильная плита молодого князя Трубецкого. Он приходится известному герою Опричнины – не помню, могу ошибиться – троюродным братом или племянником. Проломлена голова у него оказалась. В 1549 году после того, как 1546 году был казнен боярин князь Иван Иванович Кубенский, дворецкий большого дворца, выяснилось, что его вотчину отдали по душе вот этого юного княжича Трубецкого в Новоспасский монастырь, потому что он там был похоронен. Вот это акт посмертной реабилитации, потому что заупокойное поминание душ, ушедших в мир иной, было очень важной составляющей морального климата тогдашнего общества. А в 1550 году уже по душе Ивана Ивановича Кубенского царь отдает, согласно его духовной грамоте, бывшее его владение, которые им же, царем, были конфискованы в 1546 году и розданы в поместья.

Вот эта своеобразная заупокойная поминальная реабилитация, включающая массовые рассмотрения дел о насилиях и злоупотреблениях в годы так называемого боярского правления, была одной из важных сторон консолидации всего политического класса и государства в целом, начиная с 1549 года. Второй пункт этой консолидации – это экспансионистская внешняя политика и ее успехи. Завоевание Казани, присоединение и завоевание Астраханского ханства – этот главные ее вехи.

Николай Сванидзе: Ну так это же вехи.

Владислав Назаров: И что?

Николай Сванидзе: Позитив. Расширил государство российское.

Владислав Назаров: Николай Карлович, это смотря с какой точки зрения смотреть.

Николай Сванидзе: С объективной.

Владислав Назаров: Объективная – это что?

Николай Сванидзе: Расширение территории государства российского или нет?

Владислав Назаров: С точки зрения интересов правящих сословий российского государства на тот момент, это, безусловно, позитив, потому что это сплотило все слои – от боярского и аристократического до нетитулованного и простых рядовых детей боярских. Когда взяли Казань, то все, что там было награблено, было роздано царем всему войску, включая людей, которые потом продавали на холопьем рынке. Себе царь, кроме взятого в плен царя Казанского, не оставил ничего.

Николай Сванидзе: Бессребреник?

Владислав Назаров: Ну, в известном роде он не замечен в том, чтобы как-то уж слишком об этом пекся. Ему хватало. Поэтому даже если бояре и запускали слегка руки в царскую казну где-то в начале 40-х годов, то намного это казна не убыла. Поверьте мне, было кому ее стеречь и хранить. Там дьяки были весьма эффективные.

Николай Сванидзе: Спасибо. Дьяки – это чиновники на самом деле, так мы переведем на современный язык?

Владислав Назаров: Да, высокого уровня.

Николай Сванидзе: До министерского в том числе. Дмитрий Михайлович, вам вопрос. Дискуссия носит, я бы сказал, несколько академический характер.

Дмитрий Володихин: Простите, а мог бы я добавить пару слов?

Николай Сванидзе: Ну если только совсем пару, потому что у меня к вам другой вопрос.

Дмитрий Володихин: Воровали или не воровали бояре – ну вот представьте себе мозаику, из которой вынули 95 кусочков из 100. Что получается? Ошметки. Вот у нас история России XVI века документирована этими ошметками. Есть нарративные источники, официальная летопись «Послание Ивана IV», которые говорят, что запускали руки в казну. Мы можем поставить под сомнение эти источники, есть к тому резон, но у нас нет источников, которые говорили бы, что нет, не воровали. Поэтому четкий ответ вам не даст ни один величайший специалист по XVI веку. Сколько воровали и воровали ли вообще, мы не знаем. Подозреваем, что воровали. Вот примерно так. Вот такой ответ, наверное, наиболее корректный.

Владислав Назаров: Тогда я скажу все-таки одну-две фразы. В чем главным образом, скажем, было челобитье псковичей в адрес псковских наместников? Аналогичные были и из других мест. Их обвиняли в подкидывании трупов и судебных процессах после того, как якобы обнаружилось вот это убитое тело. Были очень большие штрафы. Судебные издержки – это цветочки. А вот то, что выставлялось затем в основном на ту или иную тягловую общину города или сельской местности, это было весьма и весьма чувствительно. Ну и еще раз повторю, насилия, связанные с поземельными отношениями, с правами на боевых холопов, то есть на министериалов – это их представители аристократии – были достаточно обычным делом.

Дмитрий Володихин: Я с вами согласен, в общем-то.

Николай Сванидзе: Ваш спор носит, на мой взгляд, несколько академический характер, а правление и время были такими не совсем академическими, я бы сказал. Вот смотрите, давайте все-таки перейдем к террору, потому что вся эта терминология высокого класса медиевистов может немножко увести аудиторию по ложному следу. Так вот все спокойно как-то складывалось. Кто-то воровал, кто-то наказывал. Не очень и воровали, не очень и наказывали. А про кровищу давайте поговорим. Значит, ее было много. Вы говорите, не было террора в первые годы. Да сразу после объявления фактически Опричнины… Речь шла о покорении Казани, кто главный воевода, покоривший Казань? Князь Горбатый. Когда его убили? Как его убили? Помним?

Дмитрий Володихин: Покорение Казани, 1552 год. Горбатый действительно был в команде воевод, которые покоряли Казанский край. Главный он там или не главный – вопрос сложный. Можно назвать также Воротынского Михаила Ивановича, можно назвать и Микулинского Семена Ивановича, князя, и ряд других – Мстиславского Ивана, который формально возглавлял эту армию. Из них часть впоследствии подверглась террору, в том числе и князь Горбатый, и Воротынский – правда, Воротынский уже после, так сказать, отмены Опричнины. Все это так. Но, понимаете, история со взятием Казани и история с началом Опричнины…

Николай Сванидзе: Извините, я сейчас не хочу, чтобы вы уходили в сторону. Горбатого я упомянул через запятую. Вы правильно назвали Воротынского, но это же не все.

Дмитрий Володихин: Да.

Николай Сванидзе: Хорошо. А Новгород?

Дмитрий Володихин: Так давайте я об этом и поговорю.

Николай Сванидзе: Секундочку. Я просто изложу, потому что вы будете отвечать, а в нашей аудитории не все знают, что было. Значит, когда был поход на Новгород, то, как известно, Волхов поплыл кровью. Там было уничтожено дикое количество людей. Если почитать, там были женщины, дети, детей привязывали к женщинам, рубили, пускали в реку. По полной программе. Мало того, когда русская армия Ивана Грозного шла к Новгороду, она крушила все на своем пути. То есть это был путь, усеянный трупами для того, чтобы никто, по всей видимости, не пришел в Новгород и не предупредил. Я обращаю внимание: шли по своей территории, не по чужой, через русские города. Шли и убивали массово людей на пути к Новгороду, а потом разорили Новгород. Это первое. Второй вопрос. Вы говорили о том, что плохо себя проявили в Ливонскую войну. А с Девлет-Гиреем как себя проявили? Хорошо?

Дмитрий Володихин: Понимаете, давайте действительно обострим дискуссию. Я придерживаюсь государственнических, консервативных православных воззрений. Подтверждаю, чтобы здесь не было никаких полутонов и разноречий. Все так. Но я считаю, что необходимо говорить об истории то, что было на самом деле. Был террор? Да, был. Была вся эта кровь? Да, была. Существует синодик опальных, по нему еще Руслан Григорьевич Скрынников открыл приблизительное количество строго документированных жертв Опричнины. Если отбросить годы, которые были до нее и после, то это порядка четырех с лишним тысяч человек.

Николай Сванидзе: Два вопроса сразу. Во-первых, много это, на ваш взгляд, или мало? И, во-вторых, все ли простые люди упомянуты в синодике?

Дмитрий Володихин: Что касается других документов и летописей, там получается расширение, но незначительное. Поэтому без документов я вам ничего не скажу, насколько больше было количество жертв, которые не попали в синодик, и не попали в летописи, и не попали в документы, которые говорят там, допустим, о том, что террор распространялся и на сельские местности на севере России. И ни вы не скажете, ни я не скажу. Мы имеем эту цифру. Эта цифра просто колоссальна. По политической культуре Руси она невероятно велика. Это не XX ввек, это XVI-й, это совсем другой взгляд на такие вещи.

Так вот что касается террора. Я сказал, что первые три года массового террора не было, и здесь я подтверждаю все это. С 1565 до примерно конца 1567 года зафиксировано приблизительно около десятка казней. То есть это количество казней, которые государство в борьбе с опальными, изменниками и преступниками производит в обычное время, безо всякой Опричнины. Вот в 30-е годы Еленой Глинской было казнено несколько десятков новгородцев – это был шок, нечто невероятное. Там во многих летописях эта ситуация отразилась. О ней помнили как о чем-то фантастическом для московской политической культуры. С зимы 1567-1568 года на протяжении нескольких месяцев проводится первая волна террора, около 400 человек строго документированных жертв. Вот это как темное фэнтези для московской политической культуры. Ну а Новгород и вообще северный карательный поход – Торжок, Новгород, Псков и так далее – это уже счет на тысячи идет.

Так вот относительно того, можно ли это, хорошо ли это. Я считаю, что существует все-таки христианское мировидение, оно на XVI век преобладающее, на данный момент чрезвычайно важное, лично для меня решающее вообще все. И в него ну никак не вписывается массовый государственный террор. То есть обелять его я здесь не буду, это было бы и глупо, и преступно, какие бы задачи государством ни ставились. Другое дело, что изначально Опричнина не была заточена под террор, она решала другие задачи. Решать задачи террористические в массовом порядке она стала с конца 1567 года, и ее характер, соответственно, изменяется.

Теперь что касается Девлет-Гирея. Полки Опричнины, которые противостояли Девлет-Гирею в 1571 году, потерпели поражение. Там было, по-моему, два полка опричных при обороне Москвы и земская армия. Земские полки также вместе с опричниками потерпели поражение. Не то чтобы кто-то из них хуже дрался. Очевидно, скверное влияние на общую военную ситуацию оказало то, что командование земской и опричной армии было рассечено, и они не могли действовать совместно. В 1572 году воеводы, бывшие опричники, действуя в одном строю с земскими воеводами, прекрасно дрались с Девлет-Гиреем, разбили его и отогнали на Молодях.

Значит, еще разочек, чтобы было понятно. Ничего доброго ни в каком терроре нет. В любой стране, в любое время ничего хорошего в нем нет и никогда не будет.

Теперь что касается много это или мало. Почему это много? Понимаете, у нас, несмотря на то, что документов не хватает, все-таки есть хотя бы летописи. Летописи со времен формирования Московского княжеского дома, со времен Даниила Московского и до зимы 1567-1568 года не показывают случаев массового террора. Есть казни отдельных людей, может быть, нескольких десятков человек – это подавление одного из мятежей при Василии III, это казни еретиков при Иване III в конце его царствования и казни при Елене Глинской. Но, в принципе, террор, который выходит за эти пределы, был не то что на периферии московской политической культуры, а вообще ей чужд как нечто неприемлемое.

Но вот знаете, Торквемаду, истребление дворян Эрихом XIV и в правление Марии Тюдор придумали не мы. Мы с этим западноевропейским опытом познакомились при Иване IV и, к сожалению, стали послушными учениками. То есть этот политический рецепт возник на почве религиозных воин в Западной Европе и был, как бы это правильно, но корректно сказать, в дни критические использован на территории России, чему я очень огорчен.

Владислав Назаров: Можно я немножко поясню свою позицию? Я постараюсь кратко. Прежде всего, я не думаю, что западные образцы повлияли на масштабы и формы террора в годы Опричнины. Есть прекрасная книга Булычева, который связывает формы казней, а затем и формы поминания – они были в этих синодиках разные – с архетипными представлениями о человеческой жизни и смерти еще до христианской эпохи, то есть древнейшей славянской эпохи. Поэтому вот этот выброс своеобразного отчасти очень древних представлений языческого характера в этом отношении был собственный, а не зарубежного, заграничного происхождения. Это первое.

Второе. Из тех конкретных фактов, которые вы, Дмитрий Михайлович, назвали, только лишь один факт имеет какое-то значение для Ивана Грозного. Он очень четко следил за тем, что происходило в Швеции – по разным причинам, не буду сейчас о них говорить. И когда свергли Эриха XIV Безумного, что при этом происходило в Стокгольме, в том числе с русскими послами, он был прекрасно осведомлен. Все остальное, что вы говорили, или было позже, или об этом Иван Грозный к 1565 году и знать не мог.

Да, действительно, я свами согласен, цифры, скорее всего, такие, какие они есть в работе Скрынникова. Они могут быть увеличены, но не принципиально, ну, на порядок. Но для того же Новгорода цифра около 3 тысяч казненных при его населении примерно в 28-30 тысяч, то есть 1/10 населения города была казнена одномоментно, это огромная цифра, это огромный процент.

Николай Сванидзе: Прерву вашу дискуссию на эту тему. Честно говоря, мне не очень интересно, влияли как-то на террор Ивана Грозного зарубежные факторы или нет. По-моему, это далеко не главное. Естественно, они знали, что происходит за границей. И в Англии знали, что происходит за границей, и в Швеции, и в России. Ну и что? Тем не менее, кто-то больше людей сажал на кол, а кто-то меньше, кто-то больше четвертовал, а кто-то меньше. Я не думаю, что вообще жестокость и садизм (а садизм, кстати, был в любую эпоху садизмом, не нужно обольщаться) работают под влиянием каких-то внешних примеров. Но у меня следующая группа вопросов. Вернее, по одному вопросу каждому из наших гостей.

Итак, у меня вопрос вам, Владислав Дмитриевич. Скажите, пожалуйста, с чем вы все-таки связываете феномен Опричнины? Я на самом деле объясню все-таки происхождение слова: «оприч» – кроме, поэтому была такая игра слов, опричников противники Ивана Грозного называли еще кромешниками, что было намеком на адово войско. В чем феномен этой опричной реформы, Опричнины? Зачем, на ваш взгляд, Иван Грозный это вообще затеял?

Владислав Назаров: Вот у меня – вы еще продолжали задавать вопрос – почти автоматом реакция. Ну какая же это реформа? Реформа предполагает нечто существенно новое в том или другом отношении – в политическом, социальном.

Николай Сванидзе: Хорошо, бог с ней, с реформой. Зачем он это затеял?

Владислав Назаров: Я остаюсь при прежнем мнении. Это было способом для лично Ивана Грозного выйти из того кризиса, который он уже ощущал. И первоначально Опричнина замысливалась как некое личное владение царя, долженствующее сохранить его безопасность, безопасность его семьи, и соответственно, продолжение власти с его сыновьями на протяжении достаточно долгого времени. Это первое.

И второе: бесспорно, были изменения в правовом поле, политической жизни, политических реалиях того времени, что он волен в животе, то есть в жизни своих подданных, и может, и имеет право их казнить. Так, соответственно, не сам же он будет казнить. Хотя в 1571 году и этим занимался. По крайней мере, любовался. Это и было одной из целей того, для чего создавался опричный корпус. Тысячей человек – а он был первоначально именно таков – воевать нельзя.

Дмитрий Володихин: Давайте я поясню какие-то простейшие вещи. Тысяча человек – да, изначально тысяча. Видимо, тысяча людей, которые впоследствии оказались младшими командирами и воеводами. Иностранные источники дают в момент развития Опричнины численность в 5-6 тысяч, а это уже небольшая полевая армия.

Теперь что касается введения Опричнины. Я говорил, 60, 80, 90, максимум – 100 родов, которые занимают все ключевые позиции. Царь не волен назначить воеводу за пределами этих родов. Он не может. И он не всегда решает вопрос, кто будет воеводой. Если ему воевода не нравится, в крайнем случае он может объявить опалу. Он может попытаться поставить другого, но тоже знатного человека из числа этих родов. Иван IV создает домен земли и власти, подконтрольный ему полностью, для того, чтобы из числа людей, кормящихся с этого домена, назначать воевод, назначать бояр, назначать доверенных лиц. Для чего нужна эта земля, и для чего нужно это прямое управление? Он на какое-то время перестает назначать в опричной армии воевод, и в опричной боярской думе бояр, окольничих из числа знатных княжат. Ему нужно прямое управление. И вот это самое прямое управление включает в себя возможность казнить. Возможность, оговоренную правовым образом. Теоретически эта возможность в течение трех лет не особенно работает, потом действительно работать начинает.

Собственно, армия с его точки зрения нуждалась в смене воеводского корпуса, потому что высокородные аристократы отлично воевали на юге и неплохо воевали с Казанью. Но в войнах на западе, в Ливонии и Литве, с момента Стародубской войны (начало 1530-х годов) проявляли себя, скажем так, не столь боевито. Это, прежде всего, кампания 1564 года. Но были и другие факты. Не особенно удачный результат кампании 1562 года, контрнаступление Ливонского ордена в 1559-1560 годах и, в общем, с очень сомнительным результатом закончившаяся Стародубская война в детские годы Ивана IV. В этом смысле введение Опричнины для смены воеводского корпуса под те лекала, которые кроил Иван IV, имело резон. Другое дело – что из этого получилось.

Николай Сванидзе: Дмитрий Михайлович, вы сказали уже не раз сегодня, что попытка замены войска на опричное в Ливонской войне себя не оправдала.

Дмитрий Володихин: Да.

Николай Сванидзе: Значит, с югом, с Девлет-Гиреем не оправдала. Было страшное поражение! Мало того, Греков, по-моему, пишет еще в своем классическом труде 1954 года о русских крестьянах, что отмена Юрьева дня, в общем, связана с разорением и бегством крестьян в 1570-1580-е годы, а это связано с походом Девлет-Гирея. То есть фактически то, что произошло при введении опричного войска, страшное поражение от крымских татар, в конечном счете привело в том числе к завершению закрепощения крестьян. Но у меня сейчас вопрос не об этом. У меня вопрос о другом. Вы говорили, и ваш оппонент упомянул, в частности, казни 1571 года, когда, в общем, Иван Грозный порешил всю верхушку своей Опричнины. Порешил страшно, кстати, в своей манере. Ивана Висковатого, своего многолетнего печатника, фактически канцлера, министра иностранных дел…

Владислав Назаров: Он не опричник.

Николай Сванидзе: Да, он не опричник был, но он один из ближайших был к нему людей, совершенно верно. Но он фактически разрезал на кусочки. Басманова убил. То есть он отказался от Опричнины. Он пришел к выводу, что это была ошибка или нет?

Дмитрий Володихин: Если вы имеете в виду казни лета 1570 года и опалу Плещеевых-Басмановых после Новгорода, то произошел отказ от опоры на старомосковское боярство в качестве несущего элемента Опричнины. Прощупывается он очень тяжело. И это скорее гипотеза, чем реальность. Но неправильно говорить, что Иван IV взял и снес всю верхушку Опричнины. Он ликвидировал часть людей, повторяю – часть, тех, которые оказались слишком самостоятельны в рамках Опричнины. Вот что можно примерно сказать. От Опричнины он отказался не раньше, конечно же, лета-осени 1571 года, когда постепенно начался ее демонтаж. Очень значительная часть опричников – как знатных людей, так и худородных дворян – в будущем еще будет и боярами, и воеводами, и войдет в особый двор Ивана IV. Так что не надо думать, что вот эти самые высокопоставленные опричники все были пущены под топор. Вовсе нет. Большая часть, наоборот, сохранилась.

А что касается закрепощения крестьянства. Знаете, Опричнина и, в частности, поражение от Девлет-Гирея в 1571 году – это один из, может быть, десятка факторов, которые привели к закрепощению крестьянства. Этих и эпидемия, и экономическое разорение, которое наступило еще до введения Опричнины, и одновременно крайне неудачные боевые действия в Ливонии. И честно говоря, я полагаю, что поражение 1571 года – фактор, да, но он дает в лучшем случае 5, 10 или 15% от того процесса закрепощения крестьянства, который мы видим на конец XVI века.

Владислав Назаров: А две фразы я могу сказать? Фраза первая. Дмитрий Михайлович, обращаю ваше внимание, вот вы сказали, что Опричнина – это тот военный корпус, на который он должен был опираться в военных действиях, и здесь он получил прямое личное управление. И это никак не было связано ни с НКВД, ни с охраной его личности, и так далее. Вопрос: кого казнил-то он? Разве опричников? Ведь до 1570 года опричников-то не казнил.

Дмитрий Володихин: Да, совершенно верно, казнил не опричников, а довольно большое количество и аристократов, и их слуг, и дворян, которые были связаны с аристократической верхушкой. Я, собственно, это и не отрицаю.

Владислав Назаров: Тогда, значит, при создании опричного корпуса среди целей в том числе это подразумевалось.

Дмитрий Володихин: Я объясню. Дело в том, что изначально речь шла о том, чтобы использовать право на казнь, которое не будет препятствовать печалованию церкви, для нескольких аристократов, которых он считал изменниками или, допустим, недостаточно энергичными воеводами на фронте. И несколько человек, повторяю – несколько человек казнили, это правда, из аристократов, которые никакого отношения к Опричнине не имеют.

Владислав Назаров: И для этого было необходимо в 1565 году вводить тысячу опричников?

Дмитрий Володихин: Для казни десяти аристократов тысяча опричников – точно многовато. Что касается охраны его жизни, то допустим, иностранный источник дает цифру – 500 человек, которые составляли охрану. Никак не тысяча, не пять и не шесть. Значит, все-таки, на мой взгляд, введение Опричнины продолжало несостоявшуюся «Тысячную реформу» 1550 года, когда хотели ввести под Москвой выдачу поместий для воевод, знатных дворян, аристократов, которые составили бы костяк управления. Видимо, эта реформа не была проведена и Иван IV в какой-то степени опирался на этот образец. Вот что я думаю.

Николай Сванидзе: Дмитрий Михайлович, последний вопрос, уточняющий. Меня интересует ваш краткий ответ. Я не понял из всех тех очень интересных вещей, которые вы говорили, в чем собственно, на ваш взгляд, был позитивный смысл Опричнины? Если он вообще был.

Дмитрий Володихин: Вы имеете в виду начало или конец?

Николай Сванидзе: Да все на свете!

Дмитрий Володихин: Ну давайте и то, и другое. Единственным позитивным результатом из всего, потому что в основном это был негативный результат, было определенное обновление воеводского корпуса.

Николай Сванидзе: Но он не проявил себя, этот обновленный корпус.

Дмитрий Володихин: Он проявил себя. Эти люди впоследствии удачно воевали. Тот же Хворостинин, Охлебинин, Безнин, Влодов – они действительно проявили себя очень хорошо. Но это, так сказать 15% позитива и 85% негатива в итоге. Что касается изначального – да, действительно, необходимо было выходить из ситуации, когда несколько десятков родов контролируют назначения на все ключевые посты в государстве. Нужно было как-то обходить эту ситуацию.

Николай Сванидзе: То есть это была борьба за самодержавие, я правильно вас понимаю?

Дмитрий Володихин: Это была борьба за то, чтобы изменить политический строй России.

Николай Сванидзе: В сторону самодержавия.

Дмитрий Володихин: В сторону контроля центральной власти…

Николай Сванидзе: В сторону личного контроля государя.

Дмитрий Володихин: А сейчас у нас президент.

Николай Сванидзе: А это неважно. Как хотите называйте!

Дмитрий Володихин: Ну, в таком случае у нас сейчас везде самодержавие. Менял он не только Россию.

Николай Сванидзе: Я не исключаю. Но давайте говорить о нашей стране.

Дмитрий Володихин: Так вот, в этом смысле, конечно же, все равно этот процесс будет происходить в XVII-XVIII веках. Только не столь жесткими методами, а гораздо медленнее и, скажем так, эволюционным путем, а не путем слома. Собственно, начнут это первые Романовы, продолжит Петр I. И это действительно будет уже не слом, не жесткие методы, но процесс пойдет в ту сторону. Постепенно будут отстранять аристократию, а на ее место ставить доверенных людей царя вне зависимости от их социального положения.

Владислав Назаров: Я не могу молчать.

Николай Сванидзе: Совсем не можете?

Владислав Назаров: Совсем не могу. Первое. Насчет закрепощения крестьян. На мой взгляд, никакого закрепощения в конце XVI века не было. Первый более-менее серьезный шаг – это Соборное уложение 1649 года и особенно то, что было связано с разного рода сыскными комиссиями – уже 1660-1670-е годы. В определенных отношениях крестьяне, в том числе и владельческие, что в конце XVI века, что в XVII веке обладают достаточно большим запасом прав и обязанностей. Второе. Самодержавие как форма существования монархии в России – с Ивана III, и существовало оно до 1917 года.

Николай Сванидзе: Я под самодержавием имею в виду не форму правления, а реальную власть.

Владислав Назаров: Нет, тогда вы хотите сказать, что самодержавная монархия могла принимать разные формы.

Николай Сванидзе: Разумеется.

Владислав Назаров: Так вот, при Грозном, в эпоху Опричнины, самодержавие стало деспотией, а с определенного момента – террористической деспотической формой самодержавия. А с точки зрения того, когда и сколько погибло народу за счет, или в результате, или в ходе реформ, так при Петре I погибло куда как больше.

Дмитрий Володихин: А я, собственно, не против самодержавия. Я его сторонник.

Николай Сванидзе: Замечательно. Но против террора, я надеюсь.

Дмитрий Володихин: Ничего доброго в этом не вижу.

Николай Сванидзе: Хорошо. Значит, здесь мы с вами не расходимся.

ВОПРОСЫ

Николай Сванидзе: Зачитываю первый вопрос. И не задаю его, а кратко отвечаю сам. «Николай Карлович, объясните, пожалуйста, уважаемым ученым прямым текстом, что аудиторию интересуют только те факты, которые как-то ассоциируются с путинской опричниной». Уважаемые друзья, мы обсуждаем не Путина, мы обсуждаем Ивана Грозного. Когда будем обсуждать Путина, будем говорить про Путина. А пока что у нас все-таки казней на Красной площади нет…

Владислав Назаров: И на Соборной площади у Кремля.

Николай Сванидзе: И на Соборной, да. Поэтому если захотим говорить про Путина, будем называть его Путиным, а не Иваном Грозным. Теперь более конкретно. Володихину. Как с вашей концепцией Опричнины как военной реформы сочетается дело Старицкого? Вы только скажите, что такое дело Старицкого, кратко хотя бы.

Дмитрий Володихин: Это уничтожение Старицкого и его семейства в 1569 году. Вот собственно, дело Старицкого.

Из зала: Он кузен все-таки был, первый наследник, если не считать детей.

Николай Сванидзе: Совершенно верно.

Дмитрий Володихин: Да, он был в роду московских Рюриковичей один из тех людей, которые могли в очень значительной степени претендовать на трон, если Иван IV оказывается мертв. Но вы знаете, наследник он был не первый. К тому времени у Ивана IV уже дети были. Так что вряд ли. Что касается того, почему убили. Сопротивление Опричнине, о котором я говорил, не пустой звук. У нас есть ряд заговоров. Некоторые из них не находят документального подтверждения, вполне проверенного. Некоторые, видимо, существовали на самом деле. Их приходилось ликвидировать. То есть кровь лилась. Террор касался и виновных, и невинных. В некоторых случаях действительно казнили злодеев. В некоторых случаях проливали кровь людей, которые ни сном, ни духом не имели отношения к заговорам. Что касается Старицкого – мы не можем определить сейчас, был ли настоящий заговор. Возможно, что он был в пользу Старицкого. Старицкого также могли использовать противники Ивана IV как живое знамя, как одного из претендентов на престол при устранении Ивана IV, физическом или политическом. Я думаю, этим и диктуется уничтожение Старицкого и его семейства.

Владислав Назаров: Я тоже хочу немного прокомментировать. Первое: уничтожена была не вся семья. Его дети от первой жены из фамилии Нагих остались живы, и одна из дочерей (он их последовательно выдавал замуж за Магнуса). А сын от первой супруги князя Старицкого даже на время получил небольшой удел. Это первое. Второе: они не были казнены. Они приняли отраву на последнем яме перед Александровой слободой, и якобы главное обвинение, которое зачитывалось опричниками, было в том, что он через рыбу (а его везли из Нижнего Новгорода) пытался отравить царя.

В принципе, полутора годами ранее тот же Старицкий представил некий список – опять-таки, говорим якобы – тех заговорщиков (около 30 фамилий), которые собирались свергнуть царя. Причем так и остается неясным, то ли в пользу его, то ли в пользу Сигизмунда II. Здесь темные источники, достаточно недостоверные. Но что сам князь Владимир Андреевич повел себя не лучшим образом – это точно.

Николай Сванидзе: Он действительно был невеликого ума человек?

Владислав Назаров: Кто же его знает? Если бы я мог или у него интервью взять, или побеседовать, тогда я бы сказал. Но скорее всего, что оно так.

Дмитрий Володихин: Дело в том, что, я напоминаю, у нас ситуация мозаики, в которой осталось 5%. У нас нет документов, чтобы нарисовать в полный рост личность Старицкого. Более того, вы очевидно говорите о заговорах конца 1567 года. Огромная дискуссия – был этот заговор, который спровоцировал террор, или нет. Я могу высказать свое мнение: что-то было. И я в данном случае ориентируюсь не только на показания иностранных источников, которые говорят – да, были какие-то заговоры, но достаточно неясно. Я опираюсь на обстановку на русско-литовском фронте: в этот момент армия литовцев разворачивается для удара по русской армии. Русская армия идет к фронту под действием известия о заговорах – мы не говорим сейчас, были они или нет, мы сейчас не знаем – и разворачивается назад. И в этот момент войска литовцев, которые также должны были нанести удар, не нанося удар уходят. Скажите мне, кто собирает армию, чтобы потом разойтись по домам? Очевидно, все-таки рассчитывали на то, что в русском лагере какие-то сторонники литовцев есть. И не исключено, что они связаны именно со Старицким. Но это, видите, гипотезы. Мы можем очень много предполагать. Твердых фактов в руках мало.

Владислав Назаров: Вы оптимист, Дмитрий Михайлович, если говорите, что у нас с источниками мозаика в 5%. Я бы сказал, около 1%.

Николай Сванидзе: Теперь вопрос вам, Владислав Дмитриевич. Я думаю, что вам. Здесь не написано кому. Насколько можно доверять источникам иностранного происхождения (упоминаются послания иностранцев – Таубе, Крузе, сочинения Шлихтинга и Штадена) в описании казней времен Опричнины. Насколько можно верить иностранцам?

Дмитрий Володихин: Они очень разные.

Владислав Назаров: Они не очень разные. В самом посыле они схожие. То есть речь идет, прежде всего, о том, чтобы показать, насколько ужасны эти казни, которые имеют место быть в Российском государстве. Ведь известно, что одной из своих политических целей правящие круги Великого Княжества (тогда уже Речи Посполитой) после 1569 года добились. Была отменена попытка активизировать связи России с Папским престолом. Именно поэтому понадобилось перевести на латынь донесения Шлихтинга и отправить в Рим. С этой точки зрения, направленность эта имела место быть. Другой вопрос, что это отнюдь не отменяет достаточной точности в описании того, как происходили эти казни. Тем более что этот мотив в записках Штадена уже никак не мог присутствовать.

Я полагаю, что когда мы оцениваем это, надо учесть три фактора. Первый, о чем я уже говорил – способы казни: возврат, всплеск представлений о жизни и смерти и о способе казни, восходящий к языческим временам. Второй: с точки зрения масштабов, с точки зрения театральности, вообще Иван Грозный, как я понимаю, был великий шоумен. Обращение, письмо к населению Москвы при введении Опричнины – первое в истории России. Раньше такого не было. Его присутствие и разъезды во время казней на Соборной площади в Кремле – это опять-таки выходит за все рамки представлений. В самом святом месте столицы проводятся публичные казни! И в присутствии массы населения. И, наконец, третье, что здесь необходимо сказать: в принципе, с точки зрения масштабов казней, а не права формы их осуществления – ничего особенного. Вы вспомните религиозные войны во Франции. Сколько там было убито что католиков, что протестантов? Вспомните, сколько пострадало от Генриха VIII двумя-тремя десятилетиями раньше, в Англии, во время его многочисленных женитьб и политических переворотов в его ближайшем окружении?

Дмитрий Володихин: Наши учителя.

Владислав Назаров: Нет, они не учителя нашли. Это эпоха показывает, как жили люди, и по каким мотивам проходили эти убийства. Святое дело – убить протестанта. Равным образом святое дело – убить католика. И понадобилось примерно сколько – около тридцати лет войн, чтобы стало доходить до сознания, что, в общем-то, это не обязательно.

Дмитрий Володихин: Можно минуточку? Я отвечу прямой формулой по иностранным источникам. Нет никакой единой нормы достоверности для иностранных источников. Они ранжируются. И каждый раз приходится очень серьезно работать, чтобы определить, где достоверно, где нет. Таубе и Крузе – очень малодостоверный источник, Шлихтинг – чуть получше, Штаден – существенно лучше. Флетчер, допустим, который был через несколько лет после смерти Ивана IV в Москве и писал о его времени – серединка на половинку. Ченслер – весьма достоверен, Дженкинсон – весьма достоверен.

Николай Сванидзе: Ченслер не писал об Опричнине.

Дмитрий Володихин: Я понимаю, это 1550-е годы. Я имею в виду просто иностранные источники того времени. Допустим, поляки, которые писали о боевых действиях 1570-х годов – Генденштейн, Зборовский, Дзялынский. Генденштейн – враль, Зборовский, Дзялынский – хорошие, качественные источники. Поэтому, ради бога, никогда не пользуйтесь каким-то обобщенным представлением, что все иностранцы врут или все время говорят правду. Это очень сильно большие колебания от одного источника к другому.

Николай Сванидзе: Как впрочем, и не иностранцы.

Дмитрий Володихин: Да, совершенно верно. Как, впрочем, и наши нормативные источники. Поэтому будьте осторожны. Каждый раз нужно конкретно рассматривать происшествие и известие источников в отношении него.

Владислав Назаров: Проверяйте профессионалов. И в Опричнине, и после нее.

Николай Сванидзе: Больше зачитывать записки нет времени, к сожалению. Вам предоставляется по четыре-пять минут для завершающих тезисов. Прошу вас.

ТОЧКА НЕСОГЛАСИЯ

Дмитрий Володихин: Я, собственно, могу повторить то, что я говорил в самом начале. И добавить к этому только одно. Что касается введения Опричнины – повторяю, что это реформа, военно-политическая, которая была призвана изменить политический строй и кадровое рекрутирование в армии и в аппарате управления, но прежде всего в армии.

Добавлю по итогам обмена мнениями с Владиславом Дмитриевичем, что да, действительно, Иван IV потребовал от церкви в лице митрополита Афанасия (на тот момент) отменить печалование об опальных. Ранее по печалованию церковь могла спасти человека от казни или от тяжелой опалы. Да, это так. Митрополит Афанасий тогда вынужден был уступить. Впоследствии он просто-напросто сошел с митрополичьей кафедры, видимо, не чувствуя в себе сил поддерживать это соглашение. И надо сказать, что это не менее мужественный поступок, чем стояние Филиппа. Он ведь был вполне здоров, сославшись на болезнь. Тем не менее, митрополит Афанасий, уже сойдя с кафедры, прожил еще довольно долго и занимался весьма физически тяжелыми живописными работами.

Что касается требования упростить режим казни изменников или нерасторопных воевод. Да, совершенно верно. Это было произведено при начале Опричнины. Но повторяю, это был один из не первостепенных аспектов и первые три года использовался крайне мало – не больше, чем в обычное время. Но, собственно, это не кардинальное отличие между мной и Владиславом Дмитриевичем.

Отличие, собственно, состоит в том, что он полагает, что Опричнина, если я правильно истолковываю ваши взгляды, это поворот к политическому опыту старомосковской древности XIV-XV веков. Я считаю, что Опричнина – это переход к политическим процессам будущего. К тому, что все равно будет делаться в XVII-XVIII веках Алексеем Михайловичем, Федором Алексеевичем, Петром Алексеевичем. Но это была попытка неудачная. Слишком жестко проводилась земельная политика. Слишком страшным было подавление тех, кто ей сопротивлялся. Итог вышел тот, что реформа не привела к решению поставленных задач и нанесла урон. Однако это был скорее шаг в сторону будущего. Неудачный, кривой. Но, может быть, раз столкнувшись с неудачей в этой работе, впоследствии московские государи пошли по несколько другому пути и сделали то, что реально было нужно сделать. Спасибо.

Владислав Назаров: Я, наверное, немножко разрозненно скажу, касаясь и Опричнины, и того, какими причинами, по мнению Дмитрия Михайловича, она была вызвана, спровоцирована и так далее. Первое: наверное, я не вполне ясно выразился. По форме это был возврат к неким политическим явлениям и институтам конца XIV-XV веков. Очень постепенно Иван Грозный шел к тому, чего он добился на первом этапе опричнины, до 1567 года. Первый этап я оканчиваю вот этим неудачным Ливонским походом 1567 года. Напомню кратко. Заочный суд над Адашевым и заочный суд над Сильвестром, главными лицами избранной Рады в 1550-е годы, без привлечения свидетелей, без присутствия самих обвиняемых на суде, без возможности печаловаться. То есть попытка со стороны Макария была, но она закончилась ничем. Казни родом, которые до этого времени не практиковались. Первый опыт применения – это 1562-1563 год. Это Адашевы, их сородичи Ольговы и их по брачным связям близкие люди Сатины – казнены были родом. Опять-таки новация. Только лишь с каким знаком. И вот следующий этап, который был прокламирован в январских грамотах и в Указе об Опричнине Ивана Грозного – это право суда, заочного и любого другого, неколлегиального, без свидетелей и без права печалования церкви. Это первое.

Теперь второе. Никак не могу согласиться с Дмитрием Михайловичем в главном его посыле. О том, что было деление прерогатив и вообще политической власти между царем и вот этой особенно титулованной аристократией, а нетитулованные обиженные роды создали некую социальную базу для Опричнины. Правящий класс, политический класс российского государства складывался в тех формах и в тех больше чем ста фамилий, которые вы назвали, и они включали в себя в том числе старомосковские, старотверские и отчасти даже старорязанские боярские нетитулованные роды. Это он сложился на протяжении примерно 50-60 лет, начиная где-то с 1460-х годов и кончая серединой правления Василия III – 1520-ми годами. Не было, на мой взгляд, никаких серьезных, коренных противоречий между функционированием самодержавной власти и политическим классом в России в 1530-1540-е годы.

Дмитрий Володихин: Вот тут мы расходимся.

Владислав Назаров: Решительным образом расходимся. Потому что, опять-таки не было удельных князей в это время, кроме Владимира Андреевича! Не существовало никогда удельных князей тверских, кроме как внутри Тверского княжества в момент его самостоятельности! То же самое относится к Ярославлю, и так далее. На протяжении полутора веков сложилось примерно девять корпораций, территориально клановых княжеских домов Рюриковичей. Можно их перечислить, если кого-то это заинтересует. Разделение по степени назначения, по темпу назначений – сразу в бояре или через окольничих в бояре, воеводские назначения первого, второго, третьего ранга, полковыми или городовыми воеводами – это складывалось постепенно и не могло не приводить и не приводило к существенным, принципиальным противоречиям между правящим монархом, даже формально, и этой знатью. Но ведь очень простой вопрос. Если бы это было, чего было 8-летнего мальчишку не скинуть с трона? Никак не входило это в политические и социальные планы этих людей. Противоречия, естественно, были. Но не они породили Опричнину.

Николай Сванидзе: Спор продолжен будет в кулуарах. Все, уважаемые друзья. Разрешите завершить. Два блестящих специалиста, очень компетентных, ярких, настолько глубоко знающих материал. Во-первых, спасибо. Во-вторых, не соглашусь по одному из пунктов с каждым. С Владиславом Дмитриевичем не соглашусь в том, что в это время были Генрих VIII и Варфоломеевская ночь. Ну, были. Но время было такое. Я не понимаю про время! А в XX веке какое было время?

Владислав Назаров: Еще хуже.

Николай Сванидзе: А до Ивана Грозного был его отец, Василий ІІI. А до Василия ІІI был его дед Иван ІІI. Что, он был мягкий, добрый человек? Не был он мягким. И, как известно, Иваном Великим называли сначала его. Иваном Грозным даже сначала называли его. Но, тем не менее, он не устраивал таких казней, как-то обходился. Пункт, в котором я не соглашусь с Дмитрием Михайловичем. Дмитрий Михайлович все время говорил, что первоначально идея террора не была заложена в создание Опричнины. Да неважно абсолютно, какая идея была заложена! У Платонова девочка говорит в котловане: «Надо всех плохих людей убивать, а то хороших слишком мало». Замечательная идея! Чтобы хороших людей было больше, надо всех плохих убивать. Знаете, у коммунистов, у Карла Маркса и Фридриха Энгельса, тоже идея была замечательная, чтобы все люди были братья. А на практике чем кончилось?  Поэтому мы оцениваем историю не по идее, которой руководствовался тот или иной государственный деятель, а по осуществлению и результатам этой идеи. Спасибо еще раз большое. Мне лично было интересно.

См. также: http://moment.gaidarfund.ru/articles/2310

 

Метафизика Опричнины

Тезисы выступления Александра Дугина

в рамках «Нового Университета»

(Александровская слобода, дворец Ивана Грозного, 26 февраля 2005)

1.Грозная сакральность

Этимология: дифференцированные люди

1. Понятие «опричь» – в стороне, на краю. Также «кроме». Поэтому исторические опричники назывались «кромешники». Т.е. те, которые «кроме» остальных. Противопоставленные «земским», обычным. «Опричные» значит «обособленные». Совсем по Эволе «дифференцированные» люди.

Исторически: императив централизации

2. Исторически «опричнина» недолгий период 1564 – 1572, когда царь Иван Грозный, провел странные реформы российской государственности, которые вскоре сам же и свернул. Смысл «опричнины» состоял стагнации традиционной кастовой системы Древней Руси, не соответствующей вызовам времени и императивам имперостроительства.

Русская модернизация

3. Что это за вызовы времени? Это модернизация Запада, обострение угроз для Руси. На это Грозный отвечает Ливонской войной. Вполне по евразийски. Но чтобы ответить на угрозу модернизирующуегося Запада, Русь тоже должна была модернизироваться. Но по своему и реакционно: чтобы отстоять свою самобытность.

Модернизация без вестернизации: русские янычары

4. Вот для этой модернизации без вестернизации, а конкретно для централизации Руси на новых основаниях и была создана опричнина. Иван Пересветов предлагает Царю освоить турецкий опыт. А Высокая Порта имела орден янычар.

Параллельная иерархия

5. С точки зрения философии политики, это была трансверсальная иерархия. В моей книге «Философия Политики» это подробно описано. Когда классическая кастовая иерархия начинает вырождаться и номинальный статус знати не соответствует ее личным качествам, возникают параллельные иерархии, где формальная кастовая принадлежность не принципиальна, и важно лишь личные усилия. Так возникали тайные общества, рыцарские ордена, тантрические «каулы» – цепи посвящения. Такие параллельные тайные общества выступают носителями альтернативной сакральности и являются совокупностью «дифференцированных» людей.

Опричнина исторически времена, но архетипически вечна (сталинизм)

6. Опричнина Ивана Грозного явно воспроизводит все признаки именно такой структуры. В ней есть параллельная иерархия, ценность личного усилия, особый символизм – лошадь, метла и собачья голова. Политически она была поставлена Грозным вне основного уклада Руси, но наделена особыми чрезвычайными полномочиями. Ее задача была подготовить Русь к новому историческому этапу. Эта задача была в целом выполнена, и опричнина распущена. Просуществовала она недолго, но будучи отражением великого архетипа, оставила глубокий след в сознании русских людей. Очень сходным феноменом был сталинский период, что видно в гениальной картине Эйзенштейна. Парадигма опричнины была воссоздана. Эта парадигма вечна. Следовательно, всегда актуальна.

Русское издание ордена

7. Для нас важно то, что опричнина была русским феноменом, хотя и воспроизводившим черты турецких янычар (суфийский тарикат) и западных рыцарских орденов. В нашей собственной истории мы сталкиваемся, таким образом, с явлением, которое так фасцинирует нас в европейском Средневековье или в сакральных обществах Востока – например, в суфизме. Отсюда фундаментальное значение опричнины для традиционалиста.

Дифференциация — особая онтология – тайный центр

8. Опричники, кромешники отделяют себя от остальных людей. Это важно. Их внутреннее бытие инаково. Оно по определению должно быть более быстрым (лошадь), более чистым (метла), более жестоким (собачьи головы у седла). Это отличительная черта «параллельных иерархий». Эти иерархии имеют в своем центре некий полюс. В суфизме кутб. Они служат некоей особой сущности, которая определяет характер их бытия. Характер этой сущности весьма непросто определить. Эвола в «Метафизике пола» намекает, что Прекрасная Дама, которой поклонялись рыцари, была не просто сублимированным желанием как считают современные психологи и не метафорой «гнозиса» как полагал Р.Генон, но некоторой инициатической сущностью – наподобии индуистской тантрической шакти. В основе суфийского ордена стоит «полюс», «столп», воплощенный в «шейхе», достигшем высокого уровня посвящения. В парадигме опричнине в опричнине как метафизическом явлении также должен быть этот «тайный центр».

Царская харизма – Грозный в центре

9. В русской исторической опричнине этим центром был сам царь Иван Грозный. Грозный оставался царем и для остальной Руси, но, введя опричнину он разделил два формата иерархии. Для земской Руси он был формальным властителем – экзотерическим, а для опричной Руси, дифференцированной Руси, он был внутренним, близким, родным властителем. Два вида авторитета – внешний для земской Руси, внутренний для опричной иерархии. Эти две Руси были разделены и территориально, и юридически, и психологически. Опричные земли мыслились как зона прямой, органичной и живой связи с царем, земская Русь имела с ним опосредованный, юридически обусловленный и несколько механический контакт.

Канон грозному ангелу – русский шиваизм

10. Грозный был кутбом, тайным полюсом опричнины. И сама опричнина была «грозным» явлением – в стиле шиваизма. Шива был у индусов богом эзотерических тантрических братств и параллельных иерархий. Сам царь Иван Васильевич был сам по себе архетипическим русским царем. Классической фигурой евразийства. Показательно, что он сложил – до сих пор популярный в старообрядчестве Канон «Ангелу Грозному» – Ангелу Смерти. Символизм Смерти, ее метафизика, ее таинство отметило фигуру Грозного и распространилась на опричнину. Позже Сталин скажет Де Голлю, поздравившему его с победой: «в конечном итоге побеждает лишь смерть!» – вполне в духе Ивана Грозного и его метафизики. Между Сталиным и Грозным есть явная архетипическая параллель.

Гнозис столкновения с энтропией

11. Опричнина была средоточием этого грозного гнозиса, этого столкновения со смертью и тленом, с энтропией.

2. Символизм киноцефалии

Об отличие символизма от метафоры

1. Помимо политического и метафорического смысла метла и собачьи головы несут и иной смысл. Метафору сегодня мы понимаем как шараду. Но символ – нечто иное. Символ уводит нас к более высокому и глубокому онтологически уровню реальности.

Собака- принцип служения – доминиканцы- волки

2. Собачья голова отсылает нас к символизму собаки. Простейшая и самая поверхностная интерпретация этого знака – принцип служения. Доминиканские монахи, которых играя словами средневековые авторы расшифровывали как «Domini canes» – «псы Господни», часто использовали пастушескую метафору: пастырь Христос, овцы – верные Христу, волки и лисы – еретики и демоны, а собаки – истовые слуги Христовы, ведущие с волками активную битву».

Служение православной онтологии

3. Это вполне применимо к опричнине, если поставить вместо пастыря православного Царя, а вместо стада – царство. «Волками» же здесь будут враги государства, предательская коррумпированная аристократия, все силы, противодействующие Царю – активно или пассивно. Учитывая, что царство в византийской традиции, полностью ассимилированной Русью в послемонгольский период и примененной к Москве-Третьему Риму, является сакральным явлением в высшей степени, опричное служение тоже приобретает вполне сакральный смысл. Опричники – псы царевы, собаки империи, которые истово служат имперской сакральности, воплощенной в православном царе и ставят эту сакральность выше всех остальных вещей. Это первый – довольно поверхностный – уровень символизма.

Зимнее солнцестояние – ur

4. Второй уровень связан с символизмом самой собаки. Собака в годовом символизме архаики служит символом зимнего солнцестояния. Она принадлежит той волшебной точке мира, где жизнь переходит в смерть, а смерть – в жизнь. Древнейшим иероглифом собаки был шумерский знак «ur», «ur-ku», который означал также «человек» и «единицу». Отсюда образы песьеголовцев, киноцефалов, людей или богов с собачьими головами. Две собаки в Ригведе – «сьама» и «сабала», т.е. «черная» и «пятнистая» (иногда рыжая) – стоят рядом с богом смерти Ямой. Четерехглазый пес пребывает на мосту Чинват – мосту между миром тлена и бессмертия, на который выходит душа умершего иранца, согласно авестийской традиции. Греческий цербер охраняет вход в подземный мир. Этот вход изображается знаком ur. Это также гора или две горы –ur-ur, которые описаны в греческом мифе как Симплегады. В мифе о Посейдоне говорится, что ревнивая Амфитрита превратила в песьеголовицу нимфу Сциллу, возлюбленную Посейдона. Здесь снова встречаем Сциллу и Харибду – две горы ur-ur. Алхимик Артефиус говорит о «хоросанской суке» и «армянском псе», как о двух базовых принципах Великого Делания – меркурии и сере философов.

Totengeleiter

5. Мифологический пес есть «проводник мертвых», Totengeleiter. Он осуществляет переход от смерти к новой жизни, от старого года к новому. Так пес раздваивается – либо на пару темный пес – пятнистый пес. Где темный пес – по-гречески пес «kyon», а темный цвет «kuaneai» – это старое, а пятнистый пес – новое. Таких пятнистых или рыжих псов мы встречаем в древних захоронениях мегалита. Точно также Анубис – песьеголовый бог – был богом мертвых и проводником. В этом двойная функция паса – с одной стороны, нечто нечистое, с другой чистое, спасительное, дружественное. Иногда эта пара разделяется на пса и волка. У алхимиков есть выражение Волк с Востока, собака с Запада. В традиции ацтеков есть такой важный персонаж Xolotl – «собака мертвых». Она ведет мертвых через испытания и великие воды, а также через сталкивающиеся между собой горы. В шумерской традиции первая дочь небесного богу Анну – богиня жизни Бау изображалась с собачьей головой. Также можно вспомнить о символизме Сириуса, звезды находившейся в Созвездии Псов и центральной для египетского сакрального календаря.

Святой Христофор

6. Наконец в самой христианской традиции есть сюжет о песьеголовце Репробусе, позже его стали называть Офферус, который стал почитаемым святым под именем святой Христофор. Репробус или Офферус по преданиям был великан с собачьей головой. ОН поставил себе целью служить самому сильному господину на земле. Он менял покровителей, как только замечал, что они боятся кого-то еще и шел к тому. Пока не увидел, как могущественнейший из земных монархов боится дьявола. И пошел служить дьяволу. Но однажды заметил, что дьявол боится креста господня. И тогда Офферус крестился и обрел речь. Он стал перевозчиков и переносил людей с одного берега реки на другой. Однажды его попросил перенести на себе меленький мальчик. Офферус согласился, но посредине реки он понял, что не может идти дальше, так как ноша слишком велика. Мальчик был Христом, который сказал, что он нес на себе всю тяжесть мира. Так он стал святым Христофором – дословно «Носителем Христа». Показательно, что здесь в христианском контексте мы встречаем сюжет о сакральном псе – в данном случае песьеголовце, который является «перевозчиком» – развитие темы «проводника мертвых» и который двойственен – начиная с немого служителя грубой силе и дьяволу он становится служителем Бога-Слова и получает дар проповеди.

Нерв смерти

7. Все эти элементы проливают свет на символизм собачье головы в опричнине и поясняют, почему к этому явлению двойственное отношение: выполняя метафизическую функцию «сакральных псов» опричники двигались по грани между тьмой и светом, затрагивая тонкий нерв смерти. (См. также мою статью «Солнечные псы России» в «Русской вещи»).

Чистота метлы

8. Символизм метлы также имеет два символических уровня: это символ чистоты и может означать особую касту дифференцированных людей. Они чисты по сравнению с остальными. Они чисты, потому что их экзистенциальная мотивация свободна от отчужденных стереотипов остальных граждан. В нашем случае они чисты по сравнению с нечистыми опустившимися чиновниками, не способными почувствовать подлинную сакральность имперостроительства. Здесь можно вспомнить иерархию тантрической каула, где на нижнем этаже стоят «пашу», «звери», потом идут «герои», потом «боги». Это процесс очищения.

Брачный символизм-андрогиния

9. Символизм метлы имеет и иной характер. Это классический брачный символизм, метла символ соединения мужского и женского начал. Он широко используется во время брачных церемоний многих архаических народов. Любопытно, что современные негры в Америке продают до сих пор ритуальные брачные метлы для своих церемоний, через которые прыгают. Метение пола было обрядовым элементом в сложном символизме традиционных славянских свадеб. В каком-то смысле метла символ андрогинии, слияния мужского и женского начала в неразрывном единстве. В классических инициатических организациях это соответствует второму – среднему – уровню посвящения, на котором часто встречается эротический символизм и обряды, подчеркивающие реализацию андрогинии. Трудно сказать, как эта тема развивалась в исторической русской опричнине, но сам факт этого символизма показателен для выяснения метафизической парадигмы опричнины.

Параллельная сакральность

10. Итак: опричники – в архетипическом смысле – служат некоей параллельной сакральности, в нашем случае Грозной сакральности, воплощенной в царе и в новой онтологии царства, созидаемой Иваном Грозным. Эта сакральность не метафора, а вполне конкретная реальность, имеющая самую тесную связь с тайной – парадигмальной – логикой русской истории. Эта «грозная сакральность» – с инициатической киноцефалией и андрогинной темой – является одной из тайных печатей Руси.

3. Геополитический характер опричнины и социология репрессий

Евразийский царь

1. Иван Грозный был царем евразийцем. Он бился с Ливонией – тогдашним аналогом НАТО и ассимилировал Восток – татар и кавказцев-кабардинцев. В его окружении было множество татарских аристократов-пассионариев. Сам он был наполовину татарин – по матери Глинской. Он не стал бороться за Крым с Высокой Портой, но с Ливонией воевал фундаментально.

Византизм+ордынство

2. Грозный стал реализовывать в полной мере русский византизм в сочетании с ордынским заветом имперостроительства Чингизхана. Он модернизировал Русь, но это была модернизация без вестернизации. Русь распалась бы под давлением Запада, если бы Грозный не выстроил фундаментальную вертикаль в империи. Опричнина была этапом в создании этой вертикали. Параллельная иерархия, основанная на геополитическом принципе реформирования всей системы: если существующая иерархия не справляется с геополитическими задачами, она должна быть перекрыта новой иерархией. Очень важно, что опричнина не отменила прежней иерархии, она лишь релятивизировала ее, позволив новому типу пассионарных личностей, среди которых были как знатные бояре, так и простые люди, подняться на самый верх.

Репрессии – ротация элит

3. В этом процессе важную роль играли репрессии, с которыми опричнина более всего и связывается. Наделение членов параллельной иерархии чрезвычайными полномочиями в вопросе репрессий является способом активизировать ротацию элит. Согласно теории Парето, общество функционирует полноценно лишь в том случае, если в нем ведется отбор лучших и пассионарных людей, которые получают возможность править. Когда этот процесс закупоривается, общество начинает стагнировать. Если существуют формы подъема новых свежих людей снизу к высотам власти, хорошо, но если нет, то их приходится создавать искусственно. В жестких обществах этому служат репрессии. Опричнина в этом смысле была аккордом ротации элиты в русском обществе. Причем эта социологическая функция была подчинена функции геополитической – укреплению царской власти и метафизической – служению «грозной сакральности». Здесь снова напрашивается параллель со Сталиным (см. мою статью «Иосиф Сталин великое да бытия» – «Русская вещь»)

4. Неоопричнина – евразийская консервативная революция

Современность

1. Теперь как применить эти метафизические, социологические, геополитические и исторические данные к сегодняшней ситуации?

Парадигмы премодерн-модерн-постмодерн

2. Во-первых, опричнина Грозного была явлением традиционного общества. Это была модернизация, причем национал-модернизация, и как всякая модернизация она несла с собой издержки. Мы живем в обществе сложном: в нем есть элементы архаики (премодерн), есть модерна (остатки советизма) и есть постмодерна (сетевые принципы и глобалистские элементы, заимствованные с современного Запада). Соответственно, если бы мы поставили перед собой цель возрождения опричнины, то мы должны были бы произвести довольно непростую операцию по переносу одного явления, связанного с определенным контекстом в радикально иной контекст. А такая операция не может быть простой. Поэтому то мы и говорили столь подробно о метафизике опричнины в ее вневременном, архетипическом аспекте (подспудно подготавливая возможную транспозицию на наше время).

Метафизически: реконструкция «грозной сакральности» — страна внутри

3. Я опускаю промежуточные циклы размышлений и сразу перехожу к выводам. Что такое неоопричнина? Метафизически: мы можем восстановить, отталкиваясь от сопоставлений, символизма, анализа русской истории, евразийских интуиций, скорректированных неоевразийством (см. мои книги), «грозную сакральность». Это самый глубокий пласт «опричнины», модель «параллельной иерархии», «альтернативной сакральности». Структурное описание этого явления я дал в «Философии Политики», в других книгах – в «Философии Традиционализма», «Коснпирологии» и т.д. Киноцефалический гнозис, метафизика палеоэпиграфических исследований – ur, таинство смерти, инициатические аспекты андрогината – эти модели фундаментальны в опричнине. Здесь могут возразить: в центре метафизики опричнины был царь Иван Грозный. Это верно. Но в метафизике важна не личность, а духовная функция, некая сила-сверху, которая может манифестироваться в конкретной личности, а может и не манифестироваться, оставаться скрытой, но от этого не менее действенной и живой. Мы знаем традиции «скрытых праведников», знаем какую роль в политической и мистической традиции шиитов играет фигура «скрытого имама», «махди» – в Иране утверждают, что у аятоллы Хомейни был телефонный разговор с этим таинственным персонажем. В своей статье «Скрытый властелин» я писал о фигуре Tarnhari, «тайном царе». Если мы по-настоящему понимаем «грозную сакральность», а она сопряжена с темой смерти, вечности, ангелического присутствия, имперостроительной миссии, то мы можем уловить и линии ее световой конденсации – не обязательно на людях. Так мы постепенно выходим на тему «внутренней России», «страны внутри», «континента духа». Евангельская истина «царство Божие внутрь вас есть» и «изнутри вся слава Дщери Царевой», а также великую максиму бегунов беспоповцев – «Все в тобi!» (на это счет читайте «Русскую Вещь» и «Абсолютная Родина».) Итак метафизически неоопричнина должна иметь своим центром, своим полюсом «грозную сакральность» и восстановление ее задача вполне реальная – в духе «Нового Университета» и «Арктогеи».

Россия как ценность

4. Более конкретно: «грозная сакральность» имеет прямое отношение к России как к государстве и стране, к русским как субъекту истории, к миссии Православия. И эта реальность требует от нас – даже сегодня – пассионарного служения священной Родине, Абсолютной Родине, ее единству, ее величию, ее могуществу. Этот императив не изменился с XVI века. Служение русскому духу, русской вере, русской традиции – это внутренний императив тех, кто осознает себя полноценным сыном или дочерью народа. В неоопричнине ценность страны, Отечества, его мощь и могущество становятся абсолютными ценностями, которые в свою очередь позволяют измерить все остальное. Россия – вот истинная мера вещей. То, что ее и ее народ укрепляет, объединяет, усиливает – благо, все, что их ослабляет – зло. Так рождается «опричная этика». И даже если большинство граждан России так не думает, современные дифференциированные люди должны думать и поступать именно так. Родина Русь превыше всего.

Вызовы России извне

5. Еще более конкретно: сегодняшнее российское общество испытывает усиливающееся давление извне – мы теряем наши земли и наши позиции в мире. Нас потихоньку завоевывают, вытесняют из постсоветского пространства, пытаются отколоть куски на Кавказе и в Восточной Сибири. Неоопричнина – это радикальный отпор этим процессам, это антизападная мобилизация. Причем в духе Ивана Грозного мы должны объединять во имя укрепления России всех пассионариев – в первую очередь, тюрков и кавказцев, азиатов, но также и пассионарных представителей Запада, которые с нами солидарны в нашей великой миссии. В Италии уже формируются молодежные «евразийские бригады». Это показательно.

Внутреннее разложение

6. Во-вторых, наше общество разлагается изнутри. Ротации нет, все его поры забиты, коррупция, клановость и стагнация процветают. Пассионариев во власти нет или почти нет. В этом смысле неоопричнина – это требование революции, ротации элит, освобождения пути во власть для лучших детей России. Этого можно достичь либо эволюцией (если власть поймет необходимость такого процесса – и в этом случае неоопричнина станет консервативно-охранительной силой), либо революцией (если власть будет упорствовать на своем) – тогда неоопричнина будет вынуждена войти в конфликт с властью, причем во имя государства, державности и могущества, а не для простой фронды или пустой оппозиционности. Видя как не чешется современная власть даже перед откровенными вызовами, возникает ощущение, что без «искусства репрессий», увы, не обойтись. Но осуществлять их должны избранные по настоящему «чистые» и «безупречные», «лучшие из лучших» – в идеале (но не в практике) опричнины это заложено.

Консервативная Революция

7. Итак неоопричнина это современная модель русской евразийской консервативной революции с опорой на прецедент русской истории и с широкой референтной базой вне ее (см. мои книги, в частности, «Русская вещь», «Консервативная Революция», «Тамплиеры пролетариата» и т.д.).

Россия-3

8. Точнее всего к этой реальности подходит формула Россия-3. Сегодня есть Россия-1 – официоз. Есть проект «Оранжевой России» с Касьяновым и Березовским, это означает окончательный отказ от русского пути, самоликвидация перед Западом. Это Россия-2, Россия Гельмана. И есть наш евразийский проект России-3, который в определенном смысле вполне может быть назван неоопричниной – с теми пояснениями, которые я дал выше.

Не нужен царь, нужна воля

9. Чтобы создать неоопричнину сегодня не нужен ни царь, ни чиновник (вопреки поверхностной как и все у него критике Павловского в мой адрес). Нужны понимание и воля, а также любовь к своей стране и своему народу, ощущение связи поколений, которая вот-вот оборвется вовсе. Неоопричнина должна служить не людям и не режиму, а принципу, а так как на нашу страну надвигаются тяжелые времена, то это служение – это борьба псов Великой Идеи с волками и лисицами, нападающими на Святую Русь, будет не просто кстати, но жизненно необходимо.

Оригинал этого материала опубликован на сайте «Арктогея».

Первый царь России - Иван Грозный

Первый царь России - Иван Грозный - LibGuides в Библиотеке Вестпорта Перейти к основному содержанию

Похоже, вы используете Internet Explorer 11 или старше. Этот веб-сайт лучше всего работает с современными браузерами, такими как последние версии Chrome, Firefox, Safari и Edge. Если вы продолжите работу в этом браузере, вы можете увидеть неожиданные результаты.

Кто такой Иван Грозный


Иван Грозный был первым царем всея Руси.Во время своего правления он безжалостно приобрел огромное количество земли, создав правительство с централизованным контролем.

Внук Ивана Великого, Иван Грозный или Иван IV, приобрел огромные земли во время своего долгого правления (1533-1584 гг.), Эпохи, отмеченной завоеванием Казанского, Астраханского и Сибирского ханств. Иван Грозный создал российское государство с централизованным управлением, навязанное военным господством. Многие считают, что он был психически болен. Одна из его вспышек насилия, возможно, стала причиной смерти сына.

Первый царь всея Руси Иван Грозный или Иван IV имел сложную личность. Интеллигентный, но склонный к вспышкам неконтролируемой ярости, трагическое прошлое Ивана способствовало его печально известному поведению. О его ранней жизни известно не так много подробностей, и историки спорят о его достижениях как лидера. Однако общепринято считать, что его правление установило нынешнюю российскую территорию и централизованное правительство на века. ( Читать дальше из Биография)

Сотни лет, начиная с 11 века до середины 19 годов, русские жили в феодальном обществе.Внизу был огромный класс крестьян, очень немногие из них были свободны. Большинство трудилось всю свою жизнь как крепостной крестянин, или несвободные крестьяне, более известные как крепостные. С 11 -го до конца 16-го -го века элементы крепостного права были рассеяны среди определенных слоев сельского населения. ( Читать дальше из Россия )

Подробнее об Иване Грозном и России

В России XVI века доминирует одна фигура: Иван Грозный, который вошел в историю как один из самых печально известных лидеров всех времен.Его долгое правление, сначала как великий князь, а затем как первый царь, стало свидетелем завоевания Россией Казанского и Астраханского ханств и расширения своих границ до Сибири, но это совпало с длительной и дорогостоящей войной в Ливонии, набегами крымских татар и т. безумие и жестокость опричнины, когда Иван потерял рассудок. Его наследие даже угрожало разрушением самого государства и привело к гибели Дома Рюриковичей. ( Продолжить чтение из Русмания )

Книги и видеоматериалы об Иване Грозном и России

загрузка чата...

Иван Грозный | Исторические личности | История

Иван IV, или Иван Грозный (1530–1584), был одним из самых страшных правителей в истории. После того, как он был коронован царем всея России, его реформаторское рвение в конце концов уступило место жестокости эпического масштаба. Спустя столетия в России появился еще один тиран. Страшно, но Иосиф Сталин призвал советских историков прославлять Ивана как дальновидного государственного деятеля.]

Иван Грозный был деспотом-садистом, который убил тысячи людей и принес разорение своей стране.Итак, оправдываются ли утверждения советских времен о том, что он на самом деле был мудрым государственным деятелем? Иван ослепил архитектора храма Василия Блаженного в Москве, чтобы он больше никогда не смог создать такое же красивое здание. Или он?

Иван Грозный - неточный перевод с русского «Иван Грозный», что более точно означает «Иван Грозный» или «Иван Грозный». Тем не менее «Дред» - довольно серьезное прозвище, чтобы заработать себе самому. К сожалению для тех, кто поссорился с Иваном, его репутация тирана-садиста в значительной степени заслужена, по крайней мере, в период его правления.Но попытки объяснить, почему он пошел по своему пути, веками бросали вызов историкам.

Большинство из них согласны с тем, что у молодого Ивана было плохое начало. Его отец умер в 1533 году, а он потерял мать в 1538 году. На протяжении всей его юности, когда он был известен как великий князь Москвы, соперничающие дворяне боролись за контроль над регентством. Этот опыт оставил у него глубокое недоверие к знати. В 1547 году он был коронован царем всея России. Став взрослым, он решил править так, как считал нужным.

Сначала правление Ивана произвело серию административных реформ, направленных на централизацию и стабилизацию разросшегося государства. Государственные ведомства были реорганизованы по функциональным направлениям, были обновлены правовые кодексы и обновлены вооруженные силы. Церковь была упорядочена и приведена в соответствие с православным учением.

За границу Иван начал поход против татар. К 1556 году он аннексировал земли Казани и Астрахани, закрепив контроль России над «Волжским вездеходом» и выходом к Каспийскому морю.Но он был гораздо менее успешен, когда попытался подчинить балтийскую территорию Ливонии. Сначала Литва, затем Польша и Швеция встали на сторону Ливонии, и война длилась 24 года, истощая Россию и ее народ. В 1560 году умерла первая жена Ивана Анастасия. Иван подозревал, что она была отравлена, и с этого момента у него начались периодические приступы крайней паранойи.

Преисполненный решимости искоренить измену, Иван создал «опричнину» - объединение территорий, которыми он управлял абсолютно, не прибегая к каким-либо государственным инструментам.Земля была конфискована у дворян, семьи были изгнаны из своих домов - и произошло бесчисленное количество казней подозреваемых в измене Ивана. В некоторых случаях тысячи людей были убиты одновременно, причем в ужасных сценах. Мужчин, женщин и детей ужасно пытали и калечили, часто от рук специально созданного королевского телохранителя, известного как опричники.

Сам Иван принимал участие в публичных мероприятиях, стилизованных под жестокость и пытки. Наедине его распутство и садизм казались безграничными.И все же, поскольку Иван частично руководил опричниной против российской знати, Сталин приказал, чтобы царь считался дальновидным лидером, который был вынужден сокрушать предательских противников. Это был один из мифов, который не устоял со временем: он начал исчезать, как только Сталин умер. Современные историки предполагают, что опричнина была связана не столько с личной паранойей Ивана, сколько с попыткой править дворянами.

В 1572 году Иван распустил опричнину и даже попытался обратить вспять некоторые из ее крайностей.Но его более поздние годы характеризовались уходом из общества, ухудшением здоровья (у него были хронические проблемы со спиной) и эпизодами психической нестабильности, которые вызывали неуправляемую ярость. Во время одного из таких приступов гнева в 1581 году он убил своего старшего сына и наследника. Трагедия ускорила его упадок. К моменту его смерти в 1584 году его пришлось нести в кресле.

Среди всех пыток и убийств часто пересказывается один ужасный миф. В 1554 году Иван приказал построить в Москве собор, который стал известен как Святой Василий Блаженный (на фото, вверху слева).Богато украшенные красочные купола здания имели ошеломляющий успех, и популярная легенда гласила, что Иван приказал архитектору ослепить, чтобы он больше никогда не смог создать что-то столь же прекрасное. Хотя Иван был виновен в равнозначных актах варварства, этот миф почти наверняка не соответствует действительности.

Опричники | Самая смертоносная фантастика вики

Опричники

3 декабря 1564 года Иван IV отправился в паломничество в Москву. Хотя такие путешествия были обычным делом для престола, Иван не позаботился о том, чтобы установить обычные правила правления в свое отсутствие.К тому же его сопровождали необычайно большая личная охрана, значительное количество бояр и казна.

После месяца молчания, Иван наконец 3 января издал два письма из своих укреплений в Александровой слободе. Первое обратилось к элите города и обвинило их в растрате и измене. Дальнейшие обвинения касались духовенства и их защиты осужденных бояр. В заключение Иван объявил о своем отречении. Во втором письме, адресованном населению Москвы, утверждалось, что «у него нет гнева против» его жителей.Разделенный между Слободой и Москвой, боярский двор не мог править в отсутствие Ивана и опасался гнева московских горожан. Боярский посланник отправился в Александрову Слободу умолять Ивана вернуться на престол.

Иван IV согласился вернуться при условии, что он может преследовать государственную измену вне установленных законом ограничений. Для продолжения своих исследований Иван издал указ о создании опричнины.

Опричнина представляла собой отдельную территорию в границах России.Этот регион включал в себя многие финансовые центры государства, в том числе соляные районы и известные торговые города. Иван обладал исключительной властью над территорией опричнины. Боярская дума управляла земщиной, вторым разделом государства. До 1568 года опричнина опиралась на многие административные учреждения земщины. Только когда конфликт между земщиной и опричниной достиг своего апогея, Иван создал независимые институты внутри опричнины.

Иван также предусмотрел создание личной охраны, известной как опричники.Набором руководили знатные опричники Алексей Басманов и Афанасий Вяземский. В новую гвардию Ивана входили дворяне и горожане, свободные от земщины или ее администрации. Анри Троя подчеркнул низкое происхождение новобранцев опричнины. Однако историк В. Кобрин утверждал, что переход к низшим классам явился поздним развитием эпохи опричнины. Многие ранние опричники имели тесные связи с княжескими и боярскими родами Руси.

Территориальное деление под опричниной привело к массовому переселению.Когда собственность земщинских дворян попала на территорию опричнины, опричники захватили их земли и вытеснили владельцев на земщинские земли. Территория опричнины включала преимущественно служебные усадьбы. С. Веселовский, А.А. Зимин утверждал, что это разделение практически не затронуло наследственную собственность на землю. Однако Платонов и другие ученые утверждали, что переселение имело целью подорвать власть помещичьей знати. Павлов назвал переселение земщинских военнослужащих с территории опричнины в наследственные поместья критическим ударом по могуществу княжеского сословия.Раздел наследственных поместий уменьшил влияние княжеской элиты в их родных провинциях.

Опричники пользовались социальными и экономическими привилегиями при опричнине. В то время как земщинские бояре теряли и наследственность, и служебные земли, опричники сохраняли наследственные владения, попавшие в земщинские земли. Более того, Иван пожаловал опричнине трофеи в виде тяжелого налога, которым облагалась земщина. Поднимающиеся опричники были обязаны Ивану своей верностью, а не наследственностью или местными узами.(Из Википедии)

Бегуны по Боу-стрит:

Опричнина:

Битва начинается, когда опричники входят в красивое здание и видят 5 бегунов с Боу-стрит, один из которых кричит «Эй!» и направляет пистолет на одного. Опричник указывает в ответ. Бегун с Боу-стрит стреляет в него. Опричники взбегают по лестнице и прячутся в комнате. Бегуны с Боу-стрит идут следом. В дверь стучат, опричники распахивают ее и открывают огонь по одному. Бегущий с Боу-стрит бьет опричника дубинкой в ​​живот.Он кричит и наносит ему удар кинжалом. Опричники выбегают, и один попадает в ловушку для мужчин. Бегуны с Боу-стрит догоняют их, и один стреляет в одного из карманного пистолета. Опричник загоняет бегуна с Боу-стрит в угол и наносит ему удар выше паха. Он рушится и умирает. Бегун с Боу-стрит подбегает к нему и начинает бить дубинкой. Двое опричников выбегают на балкон. Один опричник сбрасывает бегуна с Боу-стрит с балкона, убивая его. Но другой стреляет в одного из опричников из своего мушкетона.Другой опричник бьет его кулаком в живот и убегает. Он прячется за дверью. Бегун с Боу-стрит догоняет. Опричник выходит со своим Chekan Warpick, но пропускает Bow Street Runner. «Опричник» продолжает работать. Бегун с Боу-стрит целится в него из своего мушкетона. Он стреляет ему в спину. Он кричит и падает. Бегущий с Боу-стрит убеждается, что он мертв, Бегущий на Боу-стрит бьет его дубинкой, чтобы быть уверенным.

Победитель: Боу-стрит раннерс

Мнение эксперта

TBW

Чтобы увидеть исходную битву, оружие и голоса, нажмите здесь.

Почему Иван был таким ужасным?

Сегодня слово «ужасный» можно использовать для описания чего угодно, от очень плохой еды до стихийного бедствия, которое убивает миллионы людей. Еще в XVI веке, когда это прозвище было присвоено русскому правителю Ивану IV, оно означало, в частности, «внушающий трепет», «могущественный» и «грозный». Однако, если мы рассмотрим правление одного из самых параноидальных, кровожадных и непредсказуемых людей, когда-либо правивших страной, может быть, современное определение «крайне плохого» в конце концов не так уж далеко от истины? Итак, что же сделало Ивана таким ужасным?

Семена того ужасного человека, которым станет Иван, были зашиты в его несчастном детстве.Его отец, Василий Великий князь Московский, умер, когда Ивану было всего три года, а мать скончалась, когда ему было восемь. Затем молодой князь стал объектом борьбы за власть между различными представителями знати, в частности, могущественными семьями Шуйских и Белеских. Пока царский двор погрузился в опасный хаос убийств и интриг, с Иваном и его глухонемым братом Юрием обращались не лучше, чем с парочкой уличных мальчишек.

Были времена, когда Ивана и его брата оставляли одетыми в лохмотья и на грани голодной смерти.«Мой брат Юрий, светлой памяти, и меня они воспитывали как бродяг и детей беднейших», - писал Иван своему близкому другу князю Андрею Курбскому. «Что я пострадал из-за отсутствия одежды и еды!» Пренебрежение и отношение к нему как к политическому футболу заставили Ивана не доверять дворянству: недоверие перерастало в ослепляющую ненависть, когда он становился старше. Когда он стал царем, его жестокое обращение вернулось, чтобы самым зрелищным образом укусить благородные семьи царства Ивана.Однако это все было в будущем. Не в силах выразить свое разочарование своими мучителями, Иван вместо этого выразил гнев и обиду на животных, выдергивая перья из живых птиц и выбрасывая собак и кошек из окон.

В тринадцатилетнем возрасте Иван наконец оскалился. Могущественная семья Шуйских была к тому времени де-факто правителями России, победившими в борьбе за власть с Бельскими за власть над князем. Однако они не рассчитывали на мальчика, которого игнорировали и оскорбляли так много лет.На пиру 1453 г. Иван обвинил самого могущественного из Шуйских, князя Андрея, в плохом управлении страной, арестовал и казнил. Некоторые говорят, что несчастного Андрея растерзали голодные охотничьи собаки, хотя более правдоподобна история о том, что надзиратели Андрея забили его до смерти.

Полная власть перешла к Ивану на шестнадцатый день рождения. Через две недели он женился на своей первой жене Анастасии. В первых годах престола Ивана не было ничего особенно ужасного.Действительно, это было время относительного мира и прогресса. Он провел реформы, которые включали обновление уголовного кодекса, введенное его дедом, создание постоянной армии и введение регионального самоуправления. Иван также представил первые печатные станки в России и приказал построить великолепный собор Василия Блаженного после завоевания Тертерского края Казани. Существует история, которая сохранилась и по сей день, что Иван был настолько впечатлен завершенным собором, что он ослепил архитектора, чтобы он больше никогда не мог создать ничего более прекрасного.Нет никаких доказательств того, что ослепление когда-либо имело место, но это свидетельство репутации Ивана: многие до сих пор готовы верить, что он был способен на такой мерзкий и некультурный поступок.

Два события, произошедшие в 1558 и 1560 годах, перевернули Ивана и превратили его из разумного правителя в полномасштабного тирана. Первым было предательство его великого друга князя Курбского. Дворянин перешел на сторону литовцев во время злополучной попытки Ивана завоевать балтийскую территорию Ливонии в 1558 году.Курбский взял на себя командование литовской армией и вместе с войсками из Польши и Швеции нанес России поражение, которое оставило Ивана вне себя от ярости и более чем когда-либо убежденным, что дворянство его страны пытается его победить. Вторым событием стала смерть его любимой жены Анастасии в 1560 году. Иван был уверен, что его жена была отравлена ​​его врагами. Хотя в то время не было обнаружено никаких доказательств наличия яда, исследование костей царицы, проведенное в ХХ веке, выявило необычно высокий уровень ртути, что указывает на то, что молодой параноидальный монарх мог быть прав на этот раз.

Первой реакцией Ивана на смерть жены и предательство друга было переезд из Москвы в Александров, город, расположенный в 120 км к северо-востоку от российской столицы. Здесь он написал два письма о своем намерении отречься от престола. Его совет дворян и священнослужителей пытался править в его отсутствие, но когда это оказалось невозможным, был отправлен посланник, чтобы умолять Ивана передумать. Он сделал это при условии, что ему будет предоставлено право захватывать земли тех, кто его предал, и казнить любого, кого он подозревал в измене.Отчаянный совет и духовенство согласились на требования Ивана. Это была дорогостоящая ошибка.

Излюбленные методы казни включали кипячение заживо, протыкание, обжаривание на открытом огне или разрывание конечностей.

Иван вернулся в Москву и приступил к разделению страны на две административные области. Одним из них будет дворянство, а другим, названным Опричниной, будет управлять сам Иван так, как он сочтет нужным. Как выяснилось, это было связано с пытками и казнью подавляющего большинства его политических соперников и почти всех, кто встал у него на пути.Чтобы охранять свою новую территорию, Иван создал опричники. Одетые во все черное, опричники были личными телохранителями и стражниками Ивана, которые бродили по вновь созданной территории, выполняя волю царя. Опричникам был дан карт-бланш пытать и убивать всех, кого Иван подозревал в предательстве. Банда платных головорезов, которых ненавидели и боялись все в Опричнине, опричники разъезжали с отрубленными головами собак, прикрепленными к их седлам, что символизировало вынюхивание предателей. Вскоре в городах и деревнях Опричнины стало обычным явлением видеть крестьян, представителей среднего класса и знатных людей, спасающихся бегством, когда распространились слухи о том, что опричники находятся в этом районе.

Опричники были безжалостны. Каждого, кого Иван подозревал в неверности, пытали и ужасно казнили. Излюбленные методы казни включали кипячение заживо , прокалывание на кол, поджаривание на открытом огне или отрывание конечностей лошадьми. Жить на территории, управляемой Иваном и опричниками, означало жить в постоянном страхе, что наглядно продемонстрировала ужасная судьба, постигшая Новгород - второй по величине город России и самый могущественный соперник Москвы.

Убежденный, что городские лидеры, духовенство и наиболее известные граждане сговорились против него, Иван приказал в 1570 году штурмовать город. Священники и монахи были схвачены и избиты до смерти, а их церкви и монастыри были разграблены. Известные купцы, чиновники и дворяне были замучены и казнены; многие жарились заживо на специально сконструированных сковородах. Поскольку эти несчастные несли медленную и мучительную смерть, их женам и детям не лучше.Их схватили, связали и бросили в реку Волхов. Все несчастные, которые пытались спастись бегством, были брошены под ледяные воды и топились солдатами, вооруженными лодочными крюками, копьями и топорами.

Новгороду потребуются столетия, чтобы полностью оправиться от нападения

Торговцы, расположенные ниже по социальной лестнице, стали мишенью опричников, которым было приказано захватить все прибыльные товары и разрушить склады и магазины. Каждый, кто пытался сопротивляться, был убит, как и многие, кто не оказывал сопротивления.Бедным не лучше. Город был полон обездоленных крестьян, ищущих работу в результате серии голодовок, произошедших в регионе за последние несколько лет. Вместе с изгнанными купцами и их семьями эти бедняги были изгнаны из города и брошены замерзать и умирать от голода суровой русской зимой.

В целом, кровопролитие и разрушения, постигшие Новгород, привели к гибели примерно 12 000 его жителей. С разрушенными административными и религиозными структурами, казненными выдающимися гражданами, разрушенной оболочкой торгового центра и украденной большей частью богатства город был настолько разрушен атакой, что перестал быть вторым городом России.Большая часть того, что осталось от его населения, бежала из руин в поисках лучшей жизни в другом месте. Новгороду потребуются столетия, чтобы полностью оправиться от нападения, и он никогда больше не будет соперником Москвы. Новгород был лишь одним из многих примеров беспощадного подхода Ивана к завоеванию. Он был очень похож на человека, который «разграбил город и убил всех в нем» на протяжении долгих лет своего жестокого правления.

Никто, даже его собственная семья, не был застрахован от Ивана Грозного.

Новгородская резня оказалась последним моментом под солнцем для ненавистных опричников.Сокрушительная паранойя Ивана уже заставила его начать подозревать его лидеров в заговоре против него еще до разграбления города, а нападение татар на Москву, которое опричники не смогли отбить, убедило Ивана в том, что они не были так лояльны, как они заявляли. быть. Организация была распущена, а многие ее руководители казнены в 1571 году. Сам район Опричнины был упразднен в 1572 году, после чего это стало правонарушением, караемым смертью даже при упоминании этого слова.

Постоянное разжигание войны, жестокое обращение с собственным населением, нападения на духовенство, дворянство и средний класс, пытки и казни всех, кто, по его мнению, были против него, и грабежи на национальные богатства в конечном итоге поставили российскую экономику на колени, и дела пошли не так. улучшаться по мере того, как Иван стареет, и его психическое здоровье ухудшается еще больше.Один из последних жестоких актов его правления произошел в 1581 году, когда, встретив свою беременную невестку в обнаженном виде, он так сильно ее избил, что у нее случился выкидыш. Услышав известие о потере будущего ребенка, второй сын Ивана обратился к своему отцу. Иван, который всегда носил с собой заостренную дубинку, которой он привык бить любого, кто ему не нравился, ударил своего сына по голове с такой силой, что он упал и умер через несколько дней. Никто, даже его собственная семья, не был застрахован от Ивана Грозного.

Иван умер от инсульта, играя в шахматы с близким другом в 1584 году в возрасте пятидесяти трех лет. Его царство перешло к его среднему сыну, слабоумному дураку по имени Федор, который умер бездетным в 1598 году, погрузив Россию в период беззакония и анархии, который стал известен как «Смутное время».

Иван был ужасен как в старом, так и в новом определении этого слова, от резни своих подданных до резни жителей завоеванных им городов и городов до убийства собственного сына.Он начинал как разумный правитель, но его нарастающая паранойя и ухудшение его психического здоровья с 1558 года превратили его в чудовищного тирана, который оставил после себя смерть, разрушения и экономический крах. Да, Иван Грозный действительно был ужасен, как следует из его прозвища.

Иван Грозный и создание России - стенограмма видео и урока

Первый царь России

Иван Грозный, как его называют по-английски, на самом деле зовется Иваном IV Васильевичем.Он был первым царем России . Царь был верховным правителем Российской империи. Ивану было всего три года, когда его отец умер в 1533 году, сделав его великим князем Московским. Его мать помогала ему править до самой своей смерти, когда Ивану было восемь лет. Назначение Ивана царем стало началом централизованного правительства в России.

Иваново княжение

Иван ввел систему самоуправления в сельских районах России, а также провел церковную и налоговую реформы.Он хотел противостоять атакам монголов, расширить границы России и создать более централизованную империю.

Пытаясь расшириться, Иван разбил войско в Казани. После победы он заказал строительство Храма Василия Блаженного в Москве. Он также расширил свою империю до Сибири. В Сибири много лесов и гор, а также огромное количество природных ресурсов, которые ранее не были доступны России.

Собор Василия Блаженного в Москве

Хотя он видел некоторый успех в своих кампаниях, его методы привели к подрыву экономики и русской культуры.Он отобрал у своего народа частную землю и поделил ее между своими сторонниками. Он также создал полицию, которая должна была останавливать любые споры.

Иван уже был непопулярен среди своего народа, но после смерти жены в 1560 году его поведение стало экстремальным. Он подозревал, что она была убита боярином (член русской аристократии). Иван уничтожил многие крупные боярские семьи в этом регионе. Он также был склонен к вспышкам насилия. Во время приступа ярости он избил невестку, что привело к выкидышу.В очередном приступе насилия он убил своего сына и ослепил архитектора храма Василия Блаженного.

Сильные стороны Ивана

Хотя Иван был известен своим непостоянным поведением, он обладал и другими качествами, из-за которых был менее известен. Он был выдающимся богословом. Он также был очень хорошим оратором. Он был заядлым читателем и очень образованным.

Прозвище Ивана тоже стало поводом для споров. Русское слово, используемое для описания Ивана - грозный .Значение этого слова ближе к «внушать страх», чем «быть жестоким». Этот термин мог быть предназначен для обозначения Ивана как грозного, а не жестокого.

Иваново Россия

Иван быстро расширил земельные владения в России. Расширение открыло торговые пути на восток. Во время своего правления Иван также в течение 24 лет сражался в Ливонской войне, пытаясь продолжить свою экспансию. Он также воевал против крымчан, турок, монголов и, как уже говорилось ранее, против Сибири.

Иван расширил границы России и открыл восточные торговые пути

Иван назначил губернаторов, чтобы управлять своей растущей империей.Эта сила, известная как опричники, стала неуправляемой, действовала яростно и жестоко и была полностью лишена ответственности. Убивали без оправдания. Погибли крестьяне и дворяне. Они также привлекли многих для участия в боях Ивана. Опричники действовали так, как будто они были полицейскими, чиновниками, солдатами и священниками. Большинство из них происходило из низшего сословия. После того, как их завербовали в опричнину, они были вознаграждены заработной платой и имуществом.

В опричниках применялись методы пыток, порки, изнасилования и нанесения увечий.Россия была пронизана чумой и голодом. В городе Новгороде число погибших исчислялось тысячами. Иван опасался, что город собирался предложить свою верность Литве в надежде на помощь. Он приказал своим опричникам атаковать город в 1570 году. Хотя число погибших неизвестно, считается, что оно достигло нескольких тысяч. Тысячи жителей города были повешены, утонули или сосланы. Город был разграблен, а его постройки разрушены. Вскоре опричники были упразднены после того, как они не смогли противостоять регулярной армии в русско-крымской войне 1571 года.Иван, возможно, создал другие группы, похожие на «Опричнину», но ни одна из них не была столь успешной или могущественной.

Назначив себя царем всей империи, Иван централизовал правительство России. Он также инициировал законы, которые укрепляли власть правительства над властью бояр. Несмотря на то, что Иван старался централизовать управление, его насильственные методы, наряду с голодом, постоянной войной и болезнями, оставили Россию в замешательстве, когда Иван умер в 1584 году.

Краткое содержание урока

Опричники разрушили Новгород в 1570 году

Иван Грозный был умен, но склонен к резким перепадам настроения.Он расширил свою империю и открыл торговые пути с Европой. Поступив так, он увеличил свое богатство, централизовал свое правительство и повысил доступность природных ресурсов. Он не пользовался популярностью среди своего народа из-за своего безжалостного характера. Хотя он и добился успеха в своих военных кампаниях, большую часть своей дальнейшей жизни он провел, работая над разрушением боярских семей. Убив одного из своих сыновей, он покинул Россию, чтобы после его смерти управлять другим сыном, который был слабым лидером. После смерти Ивана Россия долгие годы оставалась в беспорядке.

Результаты обучения

Просмотр этого видео поможет вам достичь следующих целей:

  • Опишите положительные достижения Ивана Грозного
  • Объясните недостатки этого лидера и его негативное влияние на Россию

В путинской России Иван Грозный становится Иваном Грозным - World Policy

Эта статья была первоначально опубликована Coda Story.

Екатерина Пономарева

«Ваня, послушай, ты знаешь, кто такой Иван Грозный? Вы разделяете его имя.Тебе уже рассказывали о нем в школе?

Я говорю с 11-летним сыном моего друга, полное имя которого на русском языке тоже Иван. Мы сидим в коридоре маленькой квартирки в пригороде Екатеринбурга, четвертого по величине города России, который находится на границе Европы и Азии. Мы с Ваней вместе медленно собираем стул для его младшего брата, имя которого совпадает с именем другого известного русского царя Петра Великого.

«Да», - говорит Ваня, все еще сосредоточившись на том, чтобы вкручивать ножку кресла.«Он убил собственного сына, потому что у него были проблемы с женой сына. Было ли это с женой? Не помню. В любом случае, он убил своего сына ».

Убийство Иваном Грозным своего сына - самый известный акт домашнего насилия в истории России. Он вдохновил на создание одной из самых известных картин России, был увековечен советским кинематографом и передавался поколениям российских школьников.

Картина Ильи Репина «Иван Грозный и его сын» экспонируется в Третьяковской галерее в Москве, Россия.

Но исторические записи, благодаря которым Иван Грозный занял место среди самых жестоких правителей страны, сейчас переписываются. Официальные лица недавно построили первый в стране памятник царю, которого русских веками приучили бояться.

«Как вы думаете, это хорошо? Ставить памятники таким правителям? » - спрашиваю Ваню, когда мы переходим к установке подлокотника для стульчика.

Ваня смотрит на меня так, будто я задала самый глупый вопрос в мире.«Люди не ставят памятники просто так, - говорит он.

Ваня прав. Статуи всегда возводят не зря. В России государство стоит за попыткой ребрендинга лидеров своего прошлого. Тенденция началась, когда местные власти по всей России начали устанавливать статуи Сталину. Теперь Иван Грозный кажется царем в моде.

Первый памятник ему был открыт 14 октября в российском городе Орёл, примерно в 254 милях к юго-западу от Москвы. Официальная причина заключается в том, что Иван Грозный приказал основать город, хотя историки сходятся во мнении, что существует мало свидетельств того, что царь когда-либо слышал об этом месте.

Губернатор Орловской области Вадим Потомский не представил особых доказательств обратного.

«Он приказал построить город. Я не буду вдаваться в исторические подробности, но я думаю, что будет здорово, если мы поставим этот памятник », - сказал Потомский, впервые озвучивая эту идею на московской пресс-конференции в июне этого года.

Однако при Иване все постановления правительства подписывались именем царя. Теоретически в десятках городов России можно было бы поставить памятники Ивану Грозному, если бы они последовали примеру Орла.

Федор Крашенинников, политолог из Екатеринбурга, уверен, что памятник в Орле - это «монументальная пропаганда». По его мнению, эта «извращенная концепция установки памятников» возродилась с советских времен.

«Важно четко понимать, что памятник Ивану Грозному в Орле - это не памятник ему, а памятник великой державе и выдуманной концепции России, которую наше нынешнее правительство очень щедро обслуживает для нашего населения. .”

Крашенинников считает, что орловское правительство, скорее всего, просто хотело заручиться благосклонностью Кремля, установив памятник.

«Правительство находит людей, очень далеких по времени от нашей сегодняшней реальности, и ставит памятники не столько им, сколько самой идее великой державы», - сказал Крашенинников. «Хорошие люди служат единому правительству. Любая попытка жить отдельно и иметь автономию. . . это отвратительно, и это нужно подавлять; с кровью, если нужно.Так поступил Иван Грозный ».

Ивана IV неспроста называли «Грозным». Будучи царем с 1547 по 1584 годы, он удвоил территорию России посредством насильственной кампании экспансии и централизации, в результате которой независимые ханства, простирающиеся от Волги до Сибири, оказались под контролем Москвы.

Даже в исторических записях того времени Иван описывается как жестокий тиран и обвиняется в убийстве своего сына, которого также звали Иван. Многие историки предполагают, что молодой наследник был убит ударом по голове, когда защищал свою беременную жену от отца.Царь якобы так сильно избил свою невестку Елену, что у нее случился выкидыш.

Помимо своей семьи, Иван Грозный прославился установлением первой широко распространенной в России системы политических репрессий, называемой опричниной. Он заклеймил целые семьи высшего среднего класса «нежелательными», лишил их собственности и отправил в отдаленные районы России. Тысячи его подданных, в том числе женщины и дети, были казнены. Спустя столетия сталинские репрессии скопировали эту модель.

«Если мы согласны с этим памятником, значит, мы согласны с тем, что независимое мышление не имеет влияния в России; Мы не можем построить ничего бесплатного или открытого для наших детей », - заявил в октябре орловчанин Владимир Ермаков. Но мало кто в Орле согласился подписать петицию, которую Ермаков и еще несколько человек составили, чтобы попытаться остановить строительство памятника.

У активистов было гораздо меньше доступа к воздушным трассам, чем у губернатора Потомского. Он сказал, что критикам Ивана Грозного следует прочитать «правдивую историю», потому что «тогда они поймут, что он никогда не убивал своего сына.Заявив, что «никто не должен переписывать историю», губернатор заявил, что сын Ивана Грозного на самом деле умер от болезни, перенесенной во время поездки в Санкт-Петербург, город, основанный через 119 лет после смерти царя.

Слова Потомского, широко распространенные подконтрольными Кремлю СМИ, приглушили жалобы противников памятника. Никто не оспаривал его исторические ошибки, допущенные им во время выступления.

На улицах Орла девять из 10 человек, опрошенных Coda, не имели претензий к новому памятнику.Трое из них защищали это, говоря, что они узнали по телевидению, что Иван Грозный основал их город. Остальные считали его действительно великим правителем, расширившим границы России и сделавшим страну великой.

«Опричный террор? Что ты можешь сделать?" один человек сказал. «Какой царь не вел свой террор?» сказал другой.

Сегодня над исторической центральной площадью Орла возвышается Иван Грозный высотой 26 футов. Отлитый из темной бронзы, царь держит в правой руке большой православный крест, а второй крест носит на груди.На открытии 14 октября на сцене под статуей выступили танцоры в традиционных народных костюмах. Набожные православные христиане развернули церковные знамена и встали с иконами. Когда священник начал освящать памятник, верующие взорвали гимн царской России «Боже, царя храни».

Обращаясь к толпе, губернатор Потомский назвал критиков памятника «врагами». Он приписал Ивану Грозному не только основание города, но и, как ни странно, воодушевление советских войск в их победе над нацистской Германией во время Второй мировой войны.Затем он сравнил царя с президентом Путиным.

«У нас есть великий и самый могущественный президент Путин, который заставил весь мир уважать Россию, как и Иван Грозный», - проревел Потомский в микрофон. "С Божьим благословением!"

Толпа аплодирует.

Еще мемориалы царю уже запланированы. Камень был добыт для второго памятника Ивану Грозному; на этот раз в Александрове, примерно в двух часах езды к северо-востоку от Москвы. В Санкт-Петербурге, самом либеральном городе России, группа активистов выступила с резолюцией назвать улицу в честь Ивана Грозного.Они повторили ложное заявление губернатора Потомского о том, что Иван Грозный посетил город, который был основан спустя более века после его смерти.

А в Орле поток посетителей уже посещает новейший памятник города. Включены школьники.

*****

*****

Екатерина Пономарева, журналист из Екатеринбурга.

[Фото Екатерины Пономаревой]

Летняя интенсивная программа по русскому языку в Великом Новгороде

Plus Достопримечательности Москвы и Санкт-Петербурга.Санкт-Петербург

Эта программа предлагает необыкновенный личный опыт России, который включает интенсивное изучение русского языка и культуры в старейшем российском городе, называемом «Родина России», Великим Новгородом, а также культурные туры в Санкт-Петербург и Москву. В Новгороде студенты учатся в Новгородском государственном университете и живут в семьях с русскими. Курсовая работа включает фонетику, грамматику, разговорную речь, письмо и чтение о русской культуре и повседневной жизни.Все занятия ведутся специалистами-носителями русского языка как иностранного. Туры и экскурсии по Новгородской области и более длительные туры в Москву и Санкт-Петербург и его окрестности (Петергоф и Павловск).

Новгород , красивый город на берегу реки Волхов, является первым городом, основанным в России (859 г. н.э.). На протяжении веков он служил речным портом и городом-посредником на торговом пути из Европы в Византию. Новгород почти на три века старше Москвы и примерно на пять с половиной веков старше Санкт-Петербурга.Петербург. Среди многих древних городов России Новгород является одним из величайших хранилищ средневекового искусства с множеством красивых церквей и монастырей (XI-XVII вв. - Софийский собор является старейшим в России). Новгородский кремль - сердце города. Летописи впервые упоминают о нем около 1044 года. Он был перестроен в конце 15 века и имеет мощный средневековый облик. Многие из самых известных достопримечательностей Новгорода находятся в Кремле. Среди них - Памятник тысячелетию России, знаменитый историко-архитектурный и художественный музей, церковь Св.Софийский собор. В соборе находится национальная реликвия России - чудотворная икона Знаменской Богоматери XII века. Главный вход в собор украшают бронзовые ворота XII века, отлитые в Магдебурге (Германия), украшенные сценами из Ветхого и Нового Завета. На правом берегу реки Волчов (напротив Кремля) находится усадьба князя Ярослава (увлекательная серия архитектурных памятников XII-XVIII веков) и средневековый рынок (который был сезонной торговой галереей с общественными зернохранилищами и оживленными местами). склады).Недалеко от Новгорода находится необыкновенный музей народного деревянного зодчества под открытым небом Витославлицы, который предлагает запоминающееся изображение домов, мельниц, общественных зданий и церквей, в которых русские жили на протяжении многих веков.

« Москва , сколько всего сливается для русского сердца в этом звуке!» сказал Александр Пушкин о крупнейшем городе России, основанном в 1147 году Юрием Долгоруким, построившим крепость (Кремль) на холме над Москвой-рекой. В конце пятнадцатого века были построены новые мощные стены и башни, которые мы видим сейчас.Для студентов будут организованы экскурсии на Красную площадь, Кремль, Третьяковскую галерею, а также общая экскурсия по городу на автобусе с короткими остановками в различных интересных местах.

Санкт-Петербург великолепен и красив, не похож ни на один город мира. Студенты посетят Петропавловскую крепость, Исаакиевский собор, Русский музей, Художественный музей Эрмитаж, царские загородные дворцы в Павловске и Петергоф с его великолепными парками с позолоченными статуями, красивыми садами и бесчисленными фонтанами.Наш визит соответствует волшебному периоду «Белых ночей», который, возможно, лучше всего оценить во время ночной прогулки на лодке по каналам.

Условия проживания: Студенты проживают в домашних условиях в русских семьях и питаются в принимающих семьях. Пребывание в отеле может быть организовано для всех, кто не желает проживать в семье.

Туры и экскурсии: по Новгороду и Новгородской области и более длительные туры по Москве, Санкт-Петербургу и его окрестностям (Петергоф и Павловск).

Открыт для всех: Предварительное знание русского языка не требуется. Программа также открыта для студентов, которые в настоящее время не учатся в Университете Майами. Начальный, средний и продвинутый уровни обучения.

Предварительные требования:

  • Начинающие студенты (199.B): предварительных требований нет.
  • Студенты среднего уровня (299.B): изучали русский язык не менее одного года
  • Студенты Pre-Advanced (399.B): изучали русский язык не менее двух лет
  • Продвинутый (499.Б): взяли не менее трех лет русского

Обязательный компонент: RUS 105 - «Россия и русские» - это предварительный культурный компонент Новгородской программы для студентов Университета Майами. В дополнение к изложению конкретных практических элементов программы, она предназначена для ознакомления студентов с российским мировоззрением и особыми культурными сокровищами трех следующих друг за другом столиц России: Великого Новгорода, Санкт-Петербурга и Москвы. Этот спринт-курс с зачетом / без зачета начинается 4 февраля 2013 г., сразу после 1 февраля, когда истекает крайний срок подачи заявок на участие в Новгородской программе.

Кредит: 6 кредитных часов Университета Майами для студентов. 4 кредитных часа для аспирантов.

Стоимость: Окончательная стоимость подлежит определению. Включает в себя все расходы по России (проживание и питание, экскурсии, обучение, туры по Москве и Санкт-Петербургу). Не включены авиабилеты до Санкт-Петербурга и билеты в театр. Тарифы могут быть незначительными.

Стипендии: Гранты на поездки доступны для студентов Майами, любезно предоставленных Центром Хэвигхерст и Управлением непрерывного обучения.

Предоставление: Программа может быть отменена, если она не охватит минимум 10 студентов.

Образец Itiniery

1 неделя

Четверг

Вылет из США.

Пятница

Прибытие в Санкт-Петербург (Пулково-2).

Размещение в гостинице «Санкт-Петербург.Адрес: 194044, г. Санкт-Петербург, Пироговская наб. 5/2; Телефон: 011-7 (812) 380-1919 (звонки из США).

Автобусная экскурсия по Санкт-Петербургу.

Ужин. Возвращение в гостиницу.

Суббота

Экскурсия по Эрмитажу. Бывшая резиденция русских царей, это крупнейшее хранилище искусства в России и один из самых представительных музеев мира (коллекции насчитывают более 3 миллионов экспонатов, отражающих развитие мировой культуры и искусства от каменного века до 20 века.Даже если остановиться перед каждым экспонатом всего на минуту и ​​проводить в музее по восемь часов каждый день, на то, чтобы осмотреть всю коллекцию, уйдет почти пятнадцать лет.

Храм Спаса-на-Крови (или Воскресенский собор). Он был построен в 1883–1907 годах на месте, где 1 марта 1881 года император Александр II был смертельно ранен бомбой, брошенной террористом Игнатием Гриневицким. Этот собор представляет собой петербургскую имитацию допетровской (т.е.петровской) церковной архитектуры с центром в Москве (эл.г., Собор Василия Блаженного). Дизайн - Альфред Парланд, позаимствовавший многие композиционные приемы и формы у московских и ярославских церквей 17 века.

Ужин.

Посещение спектакля в Мариинском театре. Создан Альбертом Кавосом и Виктором Шротером в 1847-60, 1894-5 годах. Лучшие достижения русского балета и оперы связаны с Мариинским (Кировским) театром. Многие произведения величайших композиторов исполнялись на его сцене впервые. Театр был и остается труппой великолепных актеров, режиссеров и дирижеров.

Воскресенье

Рано утром выезд из Санкт-Петербурга на автобусе и прибытие в Новгород (около трех часов езды). Встречи с семьями и знакомство.

2 неделя

Понедельник

3 часа занятий.

Ознакомительная экскурсия по Великому Новгороду.

Кремль. Он упоминается в летописях с 1044 г. как религиозный, политический и культурный центр земель Русских.В XII веке он приобрел ту форму, которую мы видим до сих пор. Это изумительный образец средневековой оборонной архитектуры. Его стены по периметру имеют толщину от двух до четырех метров и простираются на 1385 метров, охватывая территорию в двадцать гектаров (около 50 акров). В XIV-XV веках стены, которые раньше были деревянными, были перестроены из камня, облицованы кирпичом. История Новгородского Кремля неразрывно связана с историей самого города-государства.

Новгородский государственный объединенный музей.Предлагает уникальную коллекцию исторических, культурных и художественных реликвий, извлеченных из земли Новгорода в ходе археологических исследований, проводимых более 60 лет. Археологические находки включают такие всемирно известные предметы, как большое количество берестяных свитков и свинцовых печатей XII-XV веков, что свидетельствует об уникальном и поразительном для средневековья уровне грамотности древних русских и высокоорганизованной системе образования. государственный контроль.

вторник

4 часа занятий.

Среда

4 часа занятий.

Четверг

5 часов занятий

Пятница

3 часа занятий.

Монумент тысячелетия России. Расположенный в Новгородском Кремле, он был построен Михаилом Микешиным в 1862 году в ознаменование тысячелетия прибытия Рюрика в Новгород, события, которое традиционно считается отправной точкой российской истории.Колокол должен был быть окружен несколькими ярусами скульптур, изображающих русских монархов, священнослужителей и полководцев, представленных рядом с шестнадцатью выдающимися личностями русской культуры: Ломоносовым, Пушкиным, Лермонтовым, Гоголем, Карлом Брюлловым, Михаилом Глинкой и т. Д. Правители, Иван Грозный, как известно, отсутствует на памятнике из-за его роли в грабеже и резне Новгорода в 1570 году опричниной (царской тайной полицией). Наряду с московскими князьями представлены средневековые литовские династии, такие как Гедиминас или Витаутас Великий, правившие восточными славянами современной Беларуси и Украины.Чтобы создать подходящий постамент для огромной скульптуры, в Новгород были привезены шестнадцать блоков Сортавальского гранита, каждый весом более 35 тонн. Сам бронзовый памятник весит 65 тонн.

Софийский собор, собор Премудрости Божией. Он был построен в 1045 году и является старейшим и самым любимым храмом России. Справа от иконостаса (ширма перед алтарем с изображениями святых) стоит чудотворная икона «Знаменитой Богородицы», которая, по легенде, спасла Новгород в 1170 году во время осады князя. Андрей Боголюбский из Суздаля.

Суббота

Выходные.

Воскресенье

Экскурсия во двор Ярослава и бывший рынок. Согласно легенде, это было место, где князь Ярослав построил свой дворец в начале 11 века и считалось самым роскошным в Европе. Когда-то это была самая оживленная часть Великого Новгорода, полная шумных рыночных рядов и складов. Именно здесь проводилось вече (уникальное народное собрание, избирающее губернаторов и других высших должностных лиц Новгородской республики).

3 неделя

Понедельник

5 часов занятий.

вторник

5 часов занятий

Среда

5 часов занятий.

Четверг

5 часов занятий.

Вечерний выезд в Москву поездом.

Пятница

Прибытие в Москву.Трансфер в гостиницу «Исмайлово». Адрес / телефон: 105187 г. Москва, Исмаиловское шоссе, д. 71;
Телефон: 011-7 (095) 166-43-45 (для звонков из США)

Завтрак.

Красная площадь (на древнерусском языке «красный» означало «красивый») и Кремль. Это святая святых в государстве Российском, откуда началась история «Третьего Рима». Скорее всего, корнем слова кремль является славянское слово кремник, означающее «лес». Первые крепостные деревянные стены были построены в 1156 году по приказу князя Юрия Долгорукого.Это название сохранилось даже после постройки нового Кремля из красного кирпича в 15 веке. Это была резиденция русских царей, и здесь короновались русские императоры. После революции большевистское правительство переехало в Кремль, и посетить его территорию без специального пропуска стало невозможно. В 1955 году, вскоре после смерти Сталина, Кремль был открыт как государственный музей.

Оружейная палата - это сокровищница, часть комплекса Большого Кремлевского дворца.В фондах музея хранятся драгоценные предметы, веками хранившиеся в Царской сокровищнице и Патриаршей ризнице.

Собор Василия Блаженного был построен по заказу Ивана Грозного на Красной площади между 1555 и 1561 годами в честь взятия Казани. Его спроектировали архитекторы Барма и Постник Яковлевы. Собор состоит из девяти отдельных церквей, каждая из которых увенчана уникальной башней. Шпиль центральной церкви (Покровской) объединяет своими луковичными куполами остальные восемь церквей, как бы связывая их с собой.Это символизирует верховенство и покровительство Богородицы над всей Православной Церковью и над русскими землями. В плане эти восемь башен, увенчанных луковичными куполами, образуют восьмиконечную звезду. Звезда символизирует Деву, Царицу Небесную и всю христианскую Церковь как путеводная звезда, указывающая человечеству путь в Небесный Иерусалим. Согласно легенде, после завершения строительства церкви Иван Грозный приказал ослепить архитекторов, чтобы они никогда не смогли построить ничего, что превосходило бы красоту этого нового здания.

Свободное время. Обед.

Суббота

Свободное время и покупки на Исмаиловском рынке.

Автобусная экскурсия включает остановки в Новодевичьем монастыре (основан в начале XVI века, выглядит как миниатюрный Кремль) и Храме Христа Спасителя (перестроен в 1997 году, памятник возрожденной православной веры и воинам России погиб в войнах 19 века).

Ужин.

Посещение спектакля в Большом театре, основанном в 1776 году как Московский публичный театр.После пожара 1805 года театр был полностью разрушен, а театр был передан государству и стал первым Российским Императорским театром. В 1824 году архитекторами Бове и Михайловым возвели величественный Большой театр.

Воскресенье

Мавзолей Ленина построен в 1924 году (архитектор А. Щусев) для сохранения тела Ленина. Надежда Крупская, вдова Ленина, его брат и сестра протестовали против этого кощунственного погребения и выразили желание, чтобы он был похоронен на земле.Однако ближайшие политические союзники Ленина настаивали на использовании его тела для большевистской пропаганды. В июне 1945 года советские войска шли колоннами на Парад Победы, и 200 немецких знамен были брошены к подножию Мавзолея.

Третьяковская галерея русского изобразительного искусства была основана братьями Третьяковыми, купцами-благотворителями в 1800-х годах. Галерея - первый в России публичный художественный музей, в котором хранится более 50 000 произведений живописи, графики и скульптуры.

Улица Старый Арбат - символ старой Москвы, впервые упоминается в 1493 году.В 1986 году ее отремонтировали, и она стала первой и единственной пешеходной улицей в Москве.

Ужин. Трансфер на вокзал. Вечерний выезд в Новгород.

4 неделя

Понедельник

Рано утром прибытие в Новгород. Никаких занятий, работа над специальным домашним заданием по поводу вашего приезда в Москву.

вторник

5 часов занятий.

Среда

4 часа занятий.

Экскурсия в Вятославлицы, музей народного деревянного зодчества под открытым небом, уникальное явление народного искусства, традиционных обычаев, обрядов и предприятий. Открыт для посещения в 1964 году. Более 40 лет археологи работают над поиском и сохранением интересных построек в Новгородской области. По этой причине были составлены планы систематического выявления, удаления и перемещения этих структур.Их хранение в одном месте сделало возможной надлежащую консервацию.

Четверг

5 часов занятий.

Пятница

5 часов занятий.

Суббота

Выходной.

Воскресенье

Выходной.

5 неделя

Понедельник

5 часов занятий.

вторник

5 часов занятий.

Среда

5 часов занятий.

Четверг

4 часа занятий.

Пятница

Вручение сертификатов.

Суббота

Выходной.

Воскресенье

Рано утром выезд из Новгорода. Прибытие в Санкт-Петербург, гостиница «С. Петербург ». Адрес: 194044, Санкт-Петербург, Пироговская набережная. 5/2; Телефон: 011-7 (812) 380-1919.

Петропавловская крепость была заложена в 1703 году Петром Великим у правого берега Невы на Заячьем острове. Цитадель возведена для защиты территорий вокруг Невы, отнятых Россией у Швеции в ходе Северной войны.Крепость была ядром, из которого выросла столица Российской Империи и дала городу название - Санкт-Петербург.

Исаакиевский собор был спроектирован Огюстом-де-Монферраном и занял большую часть его жизни (1818-58 гг.).

В Русском музее находится самая большая в мире коллекция русского искусства - около 400 000 экспонатов, представляющих национальное искусство с XI века до наших дней. Он включает коллекции живописи, графики, скульптуры, декоративного и народного искусства.Музей был основан в 1895 году и был открыт для посетителей в 1898 году в Михайловском дворце по проекту архитектора Карло Росси. С главного фасада Михайловского дворца открывается вид на площадь Искусств, композиционным центром которой является памятник Александру Пушкину работы Михаила Аникушина, открытый в 1957 году.

Ужин.

Морская прогулка по каналам, пересекающим Санкт-Петербург и Неву.

6 неделя

Понедельник

Поездка на автобусе в город Пушкин (Царское Село или Царское село).

Экскурсия по Екатерининскому дворцу. Он был спроектирован Франческо Бартоломео Растрелли и построен в 1752-56 годах. Здесь можно увидеть знаменитую Янтарную комнату, украденную нацистами, которую воссоздали и открыли для публики с 2003 года. Комнату по праву считают «восьмым чудом света». Янтарные панно были спроектированы и изготовлены в Пруссии в 1701–09 годах и отправлены прусским королем Фридрихом Вильгельмом I Петру Великому в подарок для украшения Кабинета в его дворце в Санкт-Петербурге.В 1755 году Растрелли спроектировал Янтарную комнату Екатерининского дворца, обогатив панно флорентийской мозаикой и скульптурой.

Поездка в Петергоф. Петер Великий основал Петергоф в 1705 году. Возведение знаменитого дворцово-паркового ансамбля началось в 1710-х годах. Его композиционным центром является Большой дворец, возвышающийся на естественной террасе с видом на Финский залив. В 1745-55 годах здание было снесено и перестроено Фанческо Бартоломео Растрелли в стиле елизаветинского барокко.В 1918 году дворцы Петергофа стали музеями. Уникальный комплекс завораживающих водных каскадов и фонтанов, великолепных парков, дворцов и павильонов превратил Петергоф в настоящий рай, «Русский Версаль», о чем мечтал Петр Великий.

Ужин.

вторник

Вылет из Санкт-Петербурга: возвращение в аэропорт Пулково-2 и вылет обратно в США.


За дополнительной информацией обращайтесь к руководителю группы:

Доктор.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *