Не вынесла душа поэта стих: . . . (« ! — …»).

Содержание

Анализ стихотворения «Смерть Поэта» (Смерть поэта Лермонтов)

Стихотворение «Смерть Поэта» явило России имя Лермонтова, и оно же подняло молодого поэта на огромную высоту. Стихотворение не осталось неоцененным современниками. Позднее А. В. Дружинин скажет: «Когда погиб Пушкин, перенесший столько неотразимых обид от общества, еще не дозревшего до его понимания, – мальчик Лермонтов в жгучем поэтическом ямбе первый оплакал поэта, первый кинул железный стих в лицо тем, которые надругались над памятью великого человека. Немилость и изгнание, последовавшие за первым подвигом поэта, Лермонтов, едва вышедший из детства, вынес так, как переносятся житейские невзгоды людьми железного характера, предназначенными на борьбу и владычество».

Вызвавшие горячий отклик стихи Лермонтова повторялись из уст в уста, переписывались и расходились в десятках списков. Такой общественный резонанс не мог не встревожить царя и не вызвать его ответной реакции: автор крамольных стихов был сослан на Кавказ, подвергались наказанию и люди, популяризировавшие лермонтовские стихи. Одним из них был близкий друг молодого поэта С. А. Раевский.

Стихотворение начинается простой констатацией смерти Пушкина. Дальше говорится о причине смерти и отдается дань благородству, чести и гордости поэта:

Погиб Поэт! – невольник чести
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой!..
Не вынесла душа Поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде… и убит!

В следующих строках Лермонтов с обидой и гневом обращается ко всем, кто участвовал в травле поэта, кто распускал грязные слухи о его жене, а теперь присутствует на похоронах и высказывает «пустых похвал ненужный хор и жалкий лепет оправданья». Презрение автора обращено к Дантесу, который недостоин великого поэта, «дивного гения», – он всего лишь жалкий иностранец, «подобный сотням беглецов, наловлю счастья и чинов заброшен к нам по воле рока». Удивление вызывает у поэта то, как могли соотечественники принять сторону человека, презирающего их быт, нравы и культуру:

Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы;
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал!.

.

Все строки лермонтовского стихотворения проникнуты неподдельной любовью к «дивному гению», любовью младшего брата. Не зря в третьей части он, как часто случается, начинает предполагать, как можно было бы изменить ход событий и избежать смерти родного человека:

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет, завистливый и душный

Для сердца вольного и пламенных страстей? Зачем он руку дал клеветникам ничтожным, Зачем поверил он словам и ласкам ложным… И снова – обличение обществу, где царят зависть, лицемерие, предательство, подлость и обман, где друзья оказываются врагами, где не хватает воздуха певцам воли и свободы:

Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!

В последних строках стихотворения автор, обращаясь к виновникам смерти великого Пушкина, к «наперсникам разврата», выносит им строгий и страшный приговор – предстать перед Божиим судом, который «не доступен звону злата, и мысли и дела он знает наперед». Если от общественного суда можно откупиться богатством, если людей можно обмануть новой ложью, говорит автор, то от суда Божиего не откупишься ничем, а он настанет непременно:

Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!
А что любил?

Смерть поэта (Михаил Лермонтов) - читать текст стиха

 

Отмщенья, государь, отмщенья!
‎Паду к ногам твоим:
‎Будь справедлив и накажи убийцу,
‎Чтоб казнь его в позднейшие века
‎Твой правый суд потомству возвестила,
‎Чтоб видели злодеи в ней пример.

Погиб поэт! — невольник чести, —
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой!..
Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде… и убит!
Убит!.. К чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? Веселитесь… он мучений

Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.

Его убийца хладнокровно
Навёл удар… спасенья нет:
Пустое сердце бьётся ровно,
В руке не дрогнул пистолет.
И что за диво?.. Издалёка,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока.
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы,
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал!..

‎И он убит — и взят могилой,
‎Как тот певец, неведомый, но милый,
‎Добыча ревности глухой,
‎Воспетый им с такою чудной силой,
Сражённый, как и он, безжалостной рукой.

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
‎Он, с юных лет постигнувший людей?..

И, прежний сняв венок, — они венец терновый,
Увитый лаврами, надели на него,
‎Но иглы тайные сурово
‎Язвили славное чело.


Отравлены его последние мгновенья
Коварным шепотом насмешливых невежд,
‎И умер он — с напрасной жаждой мщенья,
С досадой тайною обманутых надежд.
‎Замолкли звуки чудных песен,
‎Не раздаваться им опять:
‎Приют певца угрюм и тесен,
‎И на устах его печать.

‎А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
‎Таитесь вы под сению закона,
‎Пред вами суд и правда — всё молчи!..
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
‎Есть грозный суд: он ждёт;
‎Он недоступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперёд.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью —
‎Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
‎Поэта праведную кровь!

Стихотворение «Смерть поэта» Лермонтов сочинил вскоре после дуэли русского поэта Александра Сергеевича Пушкина, которого Михаил Лермонтов с юных лет боготворил, подражал, мечтал познакомиться.

Примечательно, что стихотворения Михаил Юрьевич написал на следующий день после свершившегося поединка – 28 января. Пушкин умер на следующий день. Стихотворение быстро распространилось по столице в списках. Его переписали не одну тысячу раз, заучивали наизусть. Это произведение сделало поэта известным в широких кругах и предопределило отношение к нему царской семьи. Сохранилось несколько высказываний о стихотворении известных людей того времени.

Близкий друг Пушкина, историк А.И. Тургенев прислал стихи П. Осиповой. В Ответ Прасковья Александровна написала:

10 февраля Софья Николаевна Карамзина, отправила лермонтовское произведение младшему брату Андрею, проходившему лечение за границей. В том экземпляре отсутствовали последние 16 гневных строк. Восхищаясь произведением, она сообщила, что

Биографы предполагают, что на написание последних 16 строк Лермонтова вдохновил врач Н. Ф. Арендт, лейб-медик Николая I, посетивший в конце января больного Михаила Юрьевича, жившего в Санкт-Петербурге, в квартире бабушки Е.

А. Арсеньевой. Николай Федорович поведал ему обстоятельства поединка и мучительной смерти Пушкина, которого пытался вырвать из лап смерти. Историки предполагают, что именно Арендт вдохновил поэта на последние, гневные строки.

Сохранились следственные бумаги дела «О непозволительных стихах, написанных корнетом лейб-гвардии гусарского полка Лермонтовым, и о распространении оных губернским секретарем Раевским», и резолюция императора на них:

Стихотворение «Смерть Поэта» впервые опубликовано под заголовком «На смерть Пушкина» в Лондоне в издаваемом Александром Герценом альманахе «Полярная звезда за 1856 год». Без последних 16 строк стихотворение было опубликовано в России в 1858 году в «Библиографических записках».

Стихотворение М.Ю.Лермонтова «Смерть поэта» (восприятие, истолкование, оценка) Разное Лермонтов М.Ю. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения


/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Разное / Стихотворение М.Ю.Лермонтова «Смерть поэта» (восприятие, истолкование, оценка)

    Лермонтов – достойный приемник Пушкина.

Эпоха Лермонтова – это 30-ые годы 19-го века, время отсутствия в обществе высоких духовных и нравственных идеалов, отсутствие примера для молодого поколения, ориентира в жизни. В конце января 1837 года, получив известие о трагической гибели Пушкина, Лермонтов отозвался на это ужасное событие стихотворением «Смерть поэта». Это яркий образец его гражданской лирики. В стихотворении дан отклик на великую утрату, понесенную его родиной.

    В этом произведение преобладает мотив свободы, протеста против окружающей действительности.
    Произведение можно поделить на две части. В первой отразились мотивы печали, грусти, тоски по безвременно ушедшему из жизни великому поэту:

    Погиб поэт! – невольник чести –

    Пал, оклеветанный молвой,

    С свинцом в груди и жаждой мести,

    Поникнув гордой головой!..

    В первых четырех строках Лермонтов обвиняет в гибели поэта окружающих его людей:

    Не вынесла душа поэта

    Позора, мелочных обид,

    Восстал он против мнений света

    Один, как прежде…и убит!

    Общество слишком мелко для того, чтобы понять, какой светоч находится рядом с ними, но поэт не может мириться с этой мелочностью.

Он один восстает против всех и… убит. Здесь мы явно видим характерный для Лермонтова мотив одиночества человека, посвятившего себя творчеству. Толпа не любит гениев, боится пророков, а именно таким значением Лермонтов, вслед за Пушкиным, наделял пиитов:

    Что ж? Веселитесь… - он мучений

    Последних вынести не мог:

    Угас, как светоч, дивный гений,

    Увял торжественный венок.

    Лермонтов создает и образ убийцы, не называя его имени. Но всем нам известно, что за этим образом стоит реальный человек. Автор, безусловно, имеет в виду Дантеса:

    Его убийца хладнокровно

    Навел удар… спасенья нет:

    Пустое сердце бьется ровно.

    В руке не дрогнул пистолет.

    Лермонтов с презрением описывает убийцу гения. Символично то, что автор наделяет его «пустым сердцем». Лишь человек без души мог осмелиться поднять руку на «солнце русской поэзии». Никакое невежество не может служить оправданием убийце:

    Не мог щадить он нашей славы;

    Не мог понять в сей миг кровавый,

    На что он руку поднимал!. .

    Лирический герой превозносит поэта, наделяет его такими качествами, как простота, искренность. Внутренний мир творца несоизмеримо выше мелких дрязг толпы. Свет, окружающий гения, Лермонтов называет «завистливым и душным». Это мир, наполненный «клеветниками ничтожными». Символичны такие строки стихотворения:

    И прежний сняв венок, - они венец терновый,

    Увитый лаврами, надели на него:

    Но иглы тайные сурово

    Язвили славное чело.

    Здесь явно видна перекличка с библейскими мотивами. Лермонтов уподобляет погибшего поэта Иисусу Христу. Он пришел в мир, чтобы нести добро, свет, правду людям. И вновь, как и в Библии, его не признали. Пиита погубила людская зависть, ненависть, лживость. Чистая душа пророка не смогла вынести всей окружающей грязи:

    Отравлены его последние мгновенья

    Коварным шепотом насмешливых невежд,

    И умер он – с напрасной жаждой мщенья,

    С досадой тайною обманутых надежд.

    Лирический герой полон горести и скорби по поводу безвременной кончины великого гения. Он мертв, и из его уст не донесется более ни единого звука. Замолк голос провидца. Какую смелость нужно было иметь, чтобы обвинить в таких прегрешениях людей, явно наделенных немалой власть!

    Вы, жадною толпой стоящие у трона,

    Свободы, Гения и Славы палачи!

    Как всегда, высокопоставленные чины пытаются ограничить мышление гениальных людей. Но что такое поэт без свободы? Человек не может творить, ограничивая свои мысли. Лермонтов с явной горечью обвиняет гонителей Пушкина, для которых не существует земных законов: «Пред вами суд и правда – все молчи!»

    Но лирический герой напоминает им, что есть еще и божий суд, который будет истинным и праведным. И тогда им не избежать небесной кары:

    Есть грозный суд: он ждет;

    Он не доступен звону злата,

    И мысли и дела он знает наперед.

    Эпитет «грозный суд» помогает нам увидеть то, что автор уповает на высшую кару, высшую справедливость.

    В стихотворении преобладает четырехстопный ямб, но стихотворный размер не постоянен, он меняется в зависимости от того, как меняется настроение автора. В начале это отчаяние и крик, затем – осознанная горечь, и в последней части – пафос обвинения.

    Стихотворение «Смерть поэта», разошедшееся в тысячах рукописных экземпляров, произвело огромное впечатление на читателей. Один из современников так передает впечатление, произведенное на него и его товарищей: «Мы читали и декламировали его с беспредельным жаром… Мы волновались, приходили в глубокое негодование, пылали от всей души, наполненной геройским воодушевлением, готовые, пожалуй, на что угодно,- так нас поднимала сила лермонтовских стихов, так заразителен был жар, пламеневший в этих стихах».


0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Разное / Стихотворение М.Ю.Лермонтова «Смерть поэта» (восприятие, истолкование, оценка)

Михаил Лермонтов "Смерть поэта"

Смерть поэта

Михаил Лермонтов (1814-1841)

Погиб поэт! — невольник чести —
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой!. .
Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один как прежде… и убит!
Убит!.. к чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор,
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? веселитесь… — он мучений
Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.

Его убийца хладнокровно
Навел удар… спасенья нет:
Пустое сердце бьется ровно,
В руке не дрогнул пистолет.
И что за диво?.. издалёка,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока;
Смеясь, он дерзко презирал
30 Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы;
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что́ он руку поднимал!..

И он убит — и взят могилой,
Как тот певец, неведомый, но милый,
Добыча ревности глухой,
Воспетый им с такою чудной силой,
Сраженный, как и он, безжалостной рукой.

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
Он, с юных лет постигнувший людей?..

И прежний сняв венок — они венец терновый,
Увитый лаврами, надели на него:
Но иглы тайные сурово
Язвили славное чело;
Отравлены его последние мгновенья
Коварным шопотом насмешливых невежд,
И умер он — с напрасной жаждой мщенья,
С досадой тайною обманутых надежд.
Замолкли звуки чудных песен,
Не раздаваться им опять:
Приют певца угрюм и тесен,
И на устах его печать. —

А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи!..
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет;
Он не доступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!
1837

Death Of the Poet

Mikhail Lermontov

The Bard is killed! The honor’s striver
Fell, slandered by a gossip’s dread,
With lead in breast and vengeful fire,
Drooped with his ever-proud head.
The Poet’s soul did not bear
The shameful hurts of low breed,
He fought against the worldly «faire,»
Alone as always, … and is killed!
He’s killed! What for are late orations
Of useless praise; and weeps and moans,
And gibberish of explanations? —
The fate had brought her verdict on!
Had not you first so hard maltreated
His free and brave poetic gift,
And, for your pleasure, fanned and fitted
The fire that in ashes drifts?
You may be happy … Those tortures
Had broken his strength, at last:
Like light, had failed the genius gorgeous;
The sumptuous wreath had weathered fast.

His murderer, without mercy,
Betook his aim and bloody chance,
His empty heart is calm and healthy,
The pistol did not tremble once.
And what is wonder? … From a distance,
By road of manifold exiles,
He came to us, by fatal instance,
To catch his fortune, rank and price.
Detested he the alien lands
Traditions, language and discussions;
He couldn’t spare The Fame of Russians
And fathom — till last instant rushes —
What a disaster grips his hand! …

And he is killed, and leaves from here,
As that young Bard, mysterious but dear,
The prey of vengeance, deaf and bland,
Who sang he of, so lyric and sincere,
Who too was put to death by similar a hand.

And why, from peaceful times and simple-hearted fellows,
He entered this high life, so stiff and so jealous
Of freedom-loving heart and passions full of flame?
Why did he give his hand to slanders, mean and worthless
Why trusted their words and their oaths, godless,
He, who from youth had caught the mankind’s frame?

And then his wreath, a crown of sloe,
Woven with bays, they put on Poet’s head;
The thorns, that secretly were grown,
Were stinging famous brow, yet.
His life’s fast end was poisoned with a gurgle
And faithless whisper of the mocking fops,
And died he with burning thrust for struggle,
With hid vexation for his cheated hopes.
The charming lyre is now silent,
It will be never heard by us:
The bard’s abode is grim and tightened,
And seal is placed on his mouth.

And you, oh, vainglory decedents
Of famous fathers, so mean and base,
Who’ve trod with ushers’ feet the remnants
Of clans, offended by the fortune’s plays!
In greedy crowd standing by the throne,
The foes of Freedom, Genius, and Repute —
You’re hid in shadow of a law-stone,
For you, and truth and justice must be mute! …

But there is Court of God, you, evil manifold! —
The terrible court: it waits;
It’s not reached by a ring of gold,
It knows, in advance, all thoughts’ and actions’ weights.
Then you, in vain, will try to bring your evil voice on:
It will not help you to be right,
And you will not wash of with all your bloody poison,
The Poet’s righteous blood!
1837

Translated by Yevgeny Bonver, June, 1998
Edited by Dmitry Karshtedt, May, 2001

Памяти А.

С. Пушкина - Тихоокеанский государственный университет

Стихи русских поэтов

«Писатель Дмитрий Мережковский сказал: «Что Пушкин для нас? Великий писатель? Нет, больше: одно из величайших явлений русского духа. И ещё больше: непреложное свидетельство о бытии России. Если он есть, есть и она». У нас есть Пушкин - «наше всё», по выражению Аполлона Григорьева, человек «зрячего ума», как сказал о нём преподобный Сергий Булгаков. У нас с вами есть Пушкин, значит, есть и будет Россия!»

Юрий Щербаков

Классики:


Василий Жуковский

[А. С. ПУШКИН]

Он лежал без движенья, как будто по тяжкой работе
Руки свои опустив. Голову тихо склоня,
Долго стоял я над ним, один, смотря со вниманьем
Мертвому прямо в глаза; были закрыты глаза,
Было лицо его мне так знакомо, и было заметно,
Что выражалось на нем,- в жизни такого
Мы не видали на этом лице. Не горел вдохновенья
Пламень на нем; не сиял острый ум;
Нет! Но какою-то мыслью, глубокой, высокою мыслью
Было объято оно: мнилося мне, что ему
В этот миг предстояло как будто какое виденье,
Что-то сбывалось над ним, и спросить мне хотелось:
что видишь?


Алексей Плещеев

ПАМЯТИ ПУШКИНА 

Мы чтить тебя привыкли с детских лет,
И дорог нам твой образ благородный;
Ты рано смолк; но в памяти народной
Ты не умрешь, возлюбленный поэт! 

Бессмертен тот, чья муза до конца
Добру и красоте не изменяла,
Кто волновать умел людей сердца
И в них будить стремленье к идеалу; 

Кто сердцем чист средь пошлости людской,
Средь лжи кто верен правде оставался
И кто берег ревниво светоч свой,
Когда на мир унылый мрак спускался.  

И всё еще горит нам светоч тот,
Всё гений твой пути нам освещает;
Чтоб духом мы не пали средь невзгод,
О красоте и правде он вещает. 

Все лучшие порывы посвятить
Отчизне ты зовешь нас из могилы;
В продажный век, век лжи и грубой силы
Зовешь добру и истине служить. 

Вот почему, возлюбленный поэт,
Так дорог нам твой образ благородный;
Вот почему неизгладимый след
Тобой оставлен в памяти народной!

(1880)


Михаил Лермонтов

СМЕРТЬ ПОЭТА

Погиб поэт! - невольник чести -
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой!..
Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде... и убит!
Убит!.. К чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? веселитесь. .. Он мучений
Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.
 
Его убийца хладнокровно
Навел удар... спасенья нет:
Пустое сердце бьется ровно,
В руке не дрогнул пистолет.
И что за диво?... издалека,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока;
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы;
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал!.. 

И он убит - и взят могилой,
Как тот певец, неведомый, но милый,
Добыча ревности глухой,
Воспетый им с такою чудной силой,
Сраженный, как и он, безжалостной рукой. 

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
Он, с юных лет постигнувший людей?.. 

И прежний сняв венок - они венец терновый,
Увитый лаврами, надели на него:
Но иглы тайные сурово
Язвили славное чело;
Отравлены его последние мгновенья
Коварным шепотом насмешливых невежд,
И умер он - с напрасной жаждой мщенья,
С досадой тайною обманутых надежд.
Замолкли звуки чудных песен,
Не раздаваться им опять:
Приют певца угрюм и тесен,
И на устах его печать.

_____________________ 

А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда - всё молчи!..
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет;
Он не доступен звону злата,
И мысли, и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!

1837


Ф. Тютчев

29-е ЯНВАРЯ 1937

Из чьей руки свинец смертельный
Поэту сердце растерзал?
Кто сей божественный фиал
Разрушил, как сосуд скудельный?
Будь прав или виновен он
Пред нашей правдою земною,
Навек он высшею рукою
В "цареубийцы" заклеймен.  

Но ты, в безвременную тьму
Вдруг поглощенная со света,
Мир, мир тебе, о тень поэта,
Мир светлый праху твоему!..
Назло людскому суесловью
Велик и свят был жребий твой!..
Ты был богов орган живой,
Но с кровью в жилах... знойной кровью. 

И сею кровью благородной
Ты жажду чести утолил –
И осененный опочил
Хоругвью горести народной.
Вражду твою пусть тот рассудит,
Кто слышит пролитую кровь...
Тебя ж, как первую любовь,
России сердце не забудет!..

Май-Июль 1937


Анна Ахматова

ПУШКИН

Кто знает, что такое слава!
Какой ценой купил он право,
Возможность или благодать
Над всем так мудро и лукаво
Шутить, таинственно молчать
И ногу ножкой называть?..

Анна Ахматова

«СМУГЛЫЙ ОТРОК БРОДИЛ ПО АЛЛЕЯМ...» 

Смуглый отрок бродил по аллеям,
У озерных грустил берегов,
И столетие мы лелеем
Еле слышный шелест шагов. 

Иглы сосен густо и колко
Устилают низкие пни…
Здесь лежала его треуголка
И растрепанный том Парни.

1911


А. Блок

ПУШКИНСКОМУ ДОМУ

Имя Пушкинского Дома
В Академии Наук!
Звук понятный и знакомый,
Не пустой для сердца звук! 

Пушкин! Тайную свободу
Пели мы вослед тебе!
Дай нам руку в непогоду,
Помоги в немой борьбе! 

Не твоих ли звуков сладость
Вдохновляла в те года?
Не твоя ли, Пушкин, радость
Окрыляла нас тогда? 

Вот зачем такой знакомый
И родной для сердца звук —
Имя Пушкинского Дома
В Академии Наук. 

Вот зачем, в часы заката
Уходя в ночную тьму,
С белой площади Сената
Тихо кланяюсь ему.

(Стихотворение написано накануне 84-й годовщины смерти Пушкина.) 


С. Есенин

ПУШКИНУ

Мечтая о могучем даре
Того, кто русской стал судьбой,
Стою я на Тверском бульваре,
Стою и говорю с собой. 

Блондинистый, почти белесый,
В легендах ставший как туман,
О Александр! Ты был повеса,
Как я сегодня хулиган. 

Но эти милые забавы
Не затемнили образ твой,
И в бронзе выкованной славы
Трясешь ты гордой головой.  

А я стою, как пред причастьем,
И говорю в ответ тебе:
Я умер бы сейчас от счастья,
Сподобленный такой судьбе. 

Но, обреченный на гоненье,
Еще я долго буду петь...
Чтоб и мое степное пенье
Сумело бронзой прозвенеть.

(Стихотворение написано к 125-й годовщине со дня рождения А.С. Пушкина.)


Е. Исаев

ГЛАГОЛЫ ПУШКИНА

И впредь шуметь его глаголам
По городам по всем, по селам,
По всей родной земле шуметь,
Будить к добру булат и медь,
Бессмертным эхом кочевать,
И жечь сердца, и врачевать.


Булат Окуджава

«СЧАСТЛИВЧИК  ПУШКИН»

Александру Сергеичу хорошо!

Ему прекрасно!
Гудит мельничное колесо,
боль угасла, 

баба щурится из избы,
в небе - жаворонки,
только десять минут езды
до ближней ярмарки. 

У него ремесло - первый сорт,
и перо остро...
Он губаст и учен, как черт,
и все ему просто: 

жил в Одессе, бывал в Крыму,
ездил в карете,
деньги в долг давали ему
до самой смерти.  

Очень вежливы и тихи,
делами замученные,
жандармы его стихи
на память заучивали!

Даже царь приглашал его в дом,
желая при этом
потрепаться о том о сем
с таким поэтом. 

Он красивых женщин любил
любовью не чинной,
и даже убит он был
красивым мужчиной. 

Он умел бумагу марать
под треск свечки!
Ему было за что умирать
у Черной речки.

 1967


Н. Рубцов

О ПУШКИНЕ

Словно зеркало русской стихии,
Отслужив назначенье свое,
Отразил он всю душу России!
И погиб, отражая её...


Д. Самойлов

БОЛДИНСКАЯ ОСЕНЬ

 Везде холера, всюду карантины,
И отпущенья вскорости не жди.
А перед ним пространные картины
И в скудных окнах долгие дожди. 

Но почему-то сны его воздушны,
И словно в детстве – бормотанье, вздор.
И почему-то рифмы простодушны,
И мысль ему любая не в укор. 

Какая мудрость в каждом сочлененье
Согласной с гласной! Есть ли в том корысть!
И кто придумал это сочиненье!
Какая это радость – перья грызть! 

Быть, хоть ненадолго, с собой в согласье
И поражаться своему уму!
Кому б прочесть – Анисье иль Настасье?
Ей-богу, Пушкин, все равно кому! 

И за полночь пиши, и спи за полдень,
И будь счастлив, и бормочи во сне!
Благодаренье богу – ты свободен –
В России, в Болдине, в карантине. ..


Наши современники о поэте:

 Валерий Белов

НУ, ЗДРАВСТВУЙ, ПЛЕМЯ МОЛОДОЕ (Читая Пушкина)

 Ну, здравствуй, племя молодое.
 По упоению в бою
 В игре компьютерной, Плейбою
 Я брата Колю узнаю. 

 Любви все возрасты покорны,
 Когда погашен в зале свет,
 И юноше с кульком попкорна,
 И у кого попкорна нет. 

 Внебрачные сыны гламура,
 Освоят гордый ваш язык
 Жрецы, служители культуры,
 Бомжи и друг степей калмык. 

 Вам за слова "хипуешь, плесень"
 Потомки воздадут сполна,
 Со жвачкою со спинок кресел
 Стирая ваши имена. 

 Блажен кто смолоду был молод,
 Кто через много-много лет
 Вдруг вспомнит, дум печальных полон,
 Как в зале выключили свет...


А. Дементьев

А МНЕ ПРИСНИЛСЯ СОН 

 А мне приснился сон,
 Что Пушкин был спасён
 Сергеем Соболевским….
 Его любимый друг
 С достоинством и блеском
 Дуэль расстроил вдруг.
 Дуэль не состоялась
 Остались боль да ярость
 Да шум великосветский,
 Что так ему постыл…
 К несчастью, Соболевский
 В тот год в Европах жил
 А мне приснился сон,
 Что Пушкин был спасён.
 Всё было очень просто:
 У Троицкого моста
 Он встретил Натали.
 Их экипажи встали.
 Она была в вуали –
 В серебряной пыли.
 Он вышел поклониться,
 Сказать – пускай не ждут.
 Могло всё измениться
 За несколько минут.
 К несчастью, Натали
 Была так близорука,
 Что, не узнав супруга,
 Растаяла вдали.
 А мне приснился сон,
 Что Пушкин был спасён…
 Под дуло пистолета,
 Не опуская глаз,
 Шагнул вперёд Данзас
 И заслонил поэта.
 И слышал только лес,
 Что говорил он другу…
 И опускает руку
 Несбывшийся Дантес.
 К несчастью, пленник чести
 Так поступить не смел.
 Остался он на месте,
 И выстрел прогремел.
 А мне приснился сон,
 Что Пушкин был спасён…


А. Дементьев

О, НАТАЛИ

Родное имя Натали —
Звучит загадочно и грустно.
Он с нею рядом и вдали
Весь полон трепетного чувства. 

Летят куда-то журавли.
А он с любимой быть не волен.
Его тоску по Натали
Хранила Болдинская осень.  

О, Натали, он знал,
Что нет любви без песен.
А жизнь всего одна,
И мир для счастья тесен.
О, Натали, он знал —
Над ним судьба не властна.
И не твоя вина,
Что ты была прекрасна. 

Не ведал мир такой любви,
Не ведал мир такой печали.
Он ей дарил стихи свои,
Что для нее в душе звучали. 

Он столько лет в нее влюблен.
Его любовь неповторима.
И в каждом звуке слышат он
Ее божественное имя. 

О, Натали, он знал,
Что нет любви без песен.
А жизнь всего одна,
И мир для счастья тесен.
О, Натали, он знал —
Над ним судьба не властна.
И не твоя вина,
Что ты была прекрасна. 

И даже в тяжкий смертный час
 Назло сомненьям и обидам
 Свою любовь в последний раз
 Улыбкой вновь благословит он. 

 Прошли года, Пройдут века —
 Его любовь осталась с нами.
 И так же трепетна строка,
 И так же искренне признанье. 

 О, Натали, он знал,
 Что нет любви без песен.
 А жизнь всего одна,
 И мир для счастья тесен.
 О, Натали, он знал —
 Над ним судьба не властна.
 И не твоя вина,
 Что ты была прекрасна.


О. Лебедушкина

ПУШКИНСКАЯ СВЕЧА

Горит, горит печальная свеча,
И каплет воск с нее, как кровь, горячий.
И притаился вечер, замолчав,
Часы умолкли, – и нельзя иначе.

Ведь Пушкин пишет! Медлит чуть рука,
И пляшут тени на стене неясно.
Он пишет так, что каждая строка —
Как искра, не умеющая гаснуть. 

Назло глупцам, лакеям, палачам,
Чтоб тронам царским не было покоя,
Горит, горит мятежная свеча,
Зажженная бессмертною рукою. 

И не погаснет в сумрачной ночи
Огонь, хранимый столькими сердцами.
Из каждой искры пушкинской свечи
В людских умах крылато вспыхнет пламя. 

И если вдруг из пушкинских начал,
Из строк в глаза прольется море света,
То знайте, так всегда горит свеча —
Частица вечного огня души поэта!


В. Милютин.

ВЛАСТЬ ЕГО СТИХОВ (Александр Пушкин)

Власть пушкинских стихов – на все века.
Власть доброты.
Высоких дум горенье.
Подчас одна лишь краткая строка
Дарует силу нам и вдохновенье. 

Порой в одной строке отражены
Раздумья самых разных поколений.
В его стихах –
И лёгкий всплеск волны,
И шум дубрав,
И грозный гул сражений. 

Невиданный открыт для них простор.
Летят они свободно, неустанно.
В Москве они звучат
И средь грузинских гор,
На улицах Норильска и Кургана.


МП

ПУШКИН. ДУЭЛЬ. 37 СТРОК 

Свершилось, радуйся, о просвещённый век!
Поэт, сражённый пулею коварной,
Направленной рукой неблагодарной,
Честь отстояв, упал в кровавый снег. 

Ах, Пушкин, Пушкин! Знал ли, ведал ты,
Что станешь жертвой подлости жестокой,
Мишенью грязной, злобной клеветы,
Там, где сошлись дороги Запада с Востоком? 

Над Чёрной речкой белые снежинки
Мелькают погребальным покрывалом.
Здесь тьма и свет сошлися в поединке.
Засыпан порох. Пули, словно льдинки.
Барьер намечен. Дело лишь за малым… 

Он шёл к барьеру, ясно сознавая,
Что через миг в глазах померкнет свет,
Колючий ветер, кудрями играя,
Настойчиво шептал: "Крепись, поэт!". 

Барон Д"Антес… Холёная рука.
Заряжен пистолет. Курок на взводе.
Шаг, выстрел – наобум, исподтишка!
Поэт сражён, как птица на излёте. 

Огромная, доверчивая птица…
Как горько умирать в расцвете лет!
На белый снег по капле кровь сочится.
В глазах туман. Но поднят пистолет! 

Он выстрелил вторым, теряя силы,
Победно вспыхнул, ранив подлеца!
Беспечный сын страдалицы-России
Себе остался верен до конца. 

Он лишь не вынес в одиночку бурной гонки,
Безумной гонки дивной жизни сей.
И… окружён заботой нежной "жёнки",
Угас в кругу друзей…

 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Пройдут года… Россия с ужасом поймёт,
Что на распутьи потеряла сына.
Не царь, не "высший свет" – её народ
Лишился и Певца, и Гражданина.


Анатолий Передреев

ДНИ ПУШКИНА 

Духовной жаждою томим…
А.С. Пушкин 

Всё беззащитнее душа
В тисках расчётливого мира,
Что сотворил себе кумира
Из тёмной власти барыша. 

Всё обнажённей его суть,
Его продажная основа,
Где стоит всё чего-нибудь,
Где ничего не стоит слово. 

И всё дороже, всё слышней
В его бездушности преступной
Огромный мир души твоей,
Твой гордый голос неподкупный. 

Звучи, божественный глагол,
В своём величье непреложный,
Сквозь океан ревущих волн
Всемирной пошлости безбожной… 

Ты светлым гением своим
Возвысил душу человечью,
И мир идёт к тебе навстречу,
Духовной жаждою томим.


Геннадий Ростовский     

              * * *
Живём сытней, сытней и гаже,
Живём по формуле одной:
«Играйте в жизнь! Всё на продажу!»
И здесь, в губернии степной,
На пятаки и на полушки
Размениваем стыд и честь.
Но, слава Богу, есть и Пушкин,
В душе, хоть чуточку, но есть!
Как эти небеса и солнце,
Как этот заповедный миг,
Так и Поэт не продаётся!
Не продаётся наш язык!
В нём наша сила и основа!
А этот зной и мошкара -
Как те, кто жаждут наше Слово
Отправить вечно во вчера
Мы - не вчера! Сегодня, завтра
И множество грядущих лет
Высоким словом Русской Правды
Нам Пушкинский дарует свет!
С ним будущим жить поколеньям,
Надеясь, веря и любя.
Великий пращур, с днём рожденья!
Россия, с праздником тебя!


Анатолий Сухаржевский     

БЫЛИ И ДО ПУШКИНА ПОЭТЫ... 

Были и до Пушкина поэты,
Только разве с Пушкиным сравнить!
Он, как величавая планета,
Над Россией вечно будет плыть. 

Как душа России благодатной
Из глубин заветных рождена,
С самого младенчества понятна
И до гроба пО сердцу она - 

Пламенная пушкинская муза,
Языка серебряная нить.
Ямб с хореем драгоценным грузом
Свято нам завещано хранить.  

Ведь не зря пылающим глаголом
Призывал он жечь сердца людей.
Царедворцам отвечал крамолой,
С пьедесталов низводил вождей. 

Он велик и к моде непричастен,
(Мода на поэзию глупа!)
Нет суда над гением и власти
И не зарастёт к нему тропа. 

И не зря великому народу
Он судьбой благословенной дан.
Все поэты - только речек воды,
Он же - необъятный океан!


Анатолий Сухаржевский

ПУШКИНУ

Любовь народная к поэту!..
А если мы привычно лжём?
И в бронзу на Тверском одетый
Стоит один он под дождём. 

Стоит, главу склоня печально,
Ведь тяжко немоту нести,
Хоть знал он, Пушкин, изначально -
Поэт в России не в чести. 

И сам убит, "невольник чести",
И Лермонтова путь таков.
"С огнём в груди и жаждой мести"
Погибли Клюев, Гумилёв... 

Как длинен поминальный список
И точки не предвижу там.
От чьей-то спеси и каприза
Погибли Блок и Мандельштам. 

Им несть числа, творцам несчастным,
С кем обошлась Россия так,
Ведь пели преданно и страстно
Рубцов, Высоцкий, Пастернак. .. 

Библиотек безлюдны залы
И полки от стихов пусты.
Блестящей дряни лишь завалы,
В которых что-то ищешь ты. 

Любовь народная к поэту!..
А если б жил он в наши дни?
Подумать страшно мне об этом,
Как кончиться могли б они.


Материалы литературно-художественного портала «Изба-читальня»: http://www.chitalnya.ru/commentary/12636/ ; http://www.chitalnya.ru/work/546639/

и сайта: http://www.zanimatika.narod.ru/RF15_1.htm

Погиб поэт! — невольник чести — Пал, оклеветанный молвой, С свинцом в груди и жаждой мести, Поникнув гордой головой!.. Не вынесла душа поэта ...

Погиб поэт! — невольник чести —
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой!..
Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде… и убит!
Убит!.. к чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? веселитесь… — он мучений
Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок…

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет, завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
Он, с юных лет постигнувший людей?. .

И прежний сняв венок, — они венец терновый,
Увитый лаврами, надели на него:
Но иглы тайные сурово
Язвили славное чело;
Отравлены его последние мгновенья
Коварным шепотом насмешливых невежд,
И умер он — с напрасной жаждой мщенья,
С досадой тайною обманутых надежд.
Замолкли звуки чудных песен,
Не раздаваться им опять:
Приют певца угрюм и тесен,
И на устах его печать.

А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи!..
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет;
Он не доступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!

Михаил Юрьевич Лермонтов «Смерть поэта»

Слайды и текст этой онлайн презентации

Слайд 1

Михаил Юрьевич Лермонтов «Смерть поэта»

Слайд 2

Погиб поэт! — невольник чести —         Пал, оклеветанный молвой,         С свинцом в груди и жаждой мести,         Поникнув гордой головой!. .         Не вынесла душа поэта         Позора мелочных обид,         Восстал он против мнений света         Один, как прежде... и убит!         Убит!.. к чему теперь рыданья,         Пустых похвал ненужный хор         И жалкий лепет оправданья?         Судьбы свершился приговор!         Не вы ль сперва так злобно гнали         Его свободный, смелый дар         И для потехи раздували         Чуть затаившийся пожар?         Что ж? веселитесь... — он мучений         Последних вынести не мог:         Угас, как светоч, дивный гений,         Увял торжественный венок.          Его убийца хладнокровно         Навел удар... спасенья нет:         Пустое сердце бьется ровно.         В руке не дрогнул пистолет,         И что за диво?.. издалека,         Подобный сотням беглецов,         На ловлю счастья и чинов         Заброшен к нам по воле рока;         Смеясь, он дерзко презирал         Земли чужой язык и нравы;         Не мог щадить он нашей славы;         Не мог понять в сей миг кровавый,         На что́ он руку поднимал!. .          И он убит — и взят могилой,          Как тот певец, неведомый, но милый,          Добыча ревности глухой,          Воспетый им с такою чудной силой, Сраженный, как и он, безжалостной рукой.
Зачем от мирных нег и дружбы простодушной Вступил он в этот свет, завистливый и душный Для сердца вольного и пламенных страстей? Зачем он руку дал клеветникам ничтожным, Зачем поверил он словам и ласкам ложным,      Он, с юных лет постигнувший людей?.. И прежний сняв венок, — они венец терновый, Увитый лаврами, надели на него:      Но иглы тайные сурово      Язвили славное чело; Отравлены его последние мгновенья Коварным шепотом насмешливых невежд,      И умер он — с напрасной жаждой мщенья, С досадой тайною обманутых надежд.      Замолкли звуки чудных песен,      Не раздаваться им опять:      Приют певца угрюм и тесен,      И на устах его печать.  А вы, надменные потомки Известной подлостью прославленных отцов, Пятою рабскою поправшие обломки Игрою счастия обиженных родов! Вы, жадною толпой стоящие у трона, Свободы, Гения и Славы палачи!      Таитесь вы под сению закона,      Пред вами суд и правда — всё молчи!. . Но есть и божий суд, наперсники разврата!      Есть грозный суд: он ждет;      Он не доступен звону злата, И мысли и дела он знает наперед. Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:      Оно вам не поможет вновь, И вы не смоете всей вашей черной кровью      Поэта праведную кровь!

Слайд 3

Элегия - лирическое стихотворение, передающее глубоко личные, интимные переживания человека, проникнутые настроением грусти. Сатира - разновидность литературы, специфическими формами обличающая и высмеивающая пороки людей и общества.
Словарная работа

Слайд 4

В январе 1837 года умирает Александр Сергеевич Пушкин. Весть о смерти потрясла Михаила Юрьевича. Поэт вкладывает в свое творение вечный вопрос противостояния добра и зла, темных и светлых сил. Жизненный путь Пушкина в стихотворении представляется как многочисленные судьбы миллионов талантливых людей, ушедших из жизни очень рано. Лермонтов не согласен с политикой высокопоставленных чиновников, оправдывающих поведение убийцы А. С. Пушкина.
История создания

Слайд 5

Первая часть — не просто гибель поэта, а его убийство. Лермонтов сравнивает Пушкина с Ленским. Во второй части главной выступает надгробная элегия, скорбь о преждевременной смерти поэта. Лермонтов дает волю глубоко личному чувству любви и боли. Третья часть — это обвинение, перерастающее в проклятье.
Композиция

Слайд 6

Лирическое произведение выдержано в жанре, совмещающем элегию и сатиру. Драматичность раскрывается в первой части стихотворения. Элементы сатиры и даже сарказма присутствуют в последних 16 строках. Трагичность сменяется отношением к мнению общественности, не стоящей частицы погибшего человека.
Жанр

Слайд 7

Стихотворение воспринято как выражение протеста. Автор грозит «наперсникам разврата» Божьим судом. Это вызвало бурю в высших органах власти. Лермонтова арестовали, понизили в чине и отправили служить на Кавказ. Стараниями Василия Жуковского бунтарь вскоре вернулся в Петербург, но оказался в немилости у государя.
Отношение императора

Слайд 8

Много восклицательных и вопросительных предложений, обращений, использованы многоточия, причастные и деепричастные обороты. Эпитеты: «гордой головой», «мелочные обиды», «пустое сердце», «миг кровавый» Метафоры: «пустых похвал ненужный хор», «добыча ревности глухой» Сравнения: угас «как светоч»; увял, как «торжественный венок»
Художественные средства

Слайд 9

Тема произведения - конфликт поэта и толпы. Идея - протест автора общественной позиции, покрывающей преступника и безразличной к утрате литературного гения. Причина гибели Пушкина в том, что светское общество не понимает «его свободный, смелый дар». Он бросается в чуждый для него мир и погибает.
Тема и идея

Song of Myself, 48 Уолта Уитмена - Стихи

  1 

Подумать о времени - обо всей этой ретроспективе!
Думать о сегодняшнем дне, а века продолжались впредь!
   
Догадывались ли вы, что сами не стали бы продолжать?
Вы боялись этих земляных жуков?
Вы боялись, что будущее будет для вас ничем?
   
Сегодня ничего? Неужели безначальное прошлое - ничто?
Если будущее - ничто, они точно так же ничто. 
   
Подумать только, что солнце взошло на востоке! что мужчины и женщины
были гибкими, настоящими, живыми! что все было живым!
Думать, что мы с тобой не видели, не чувствовали, не думали и не выносили наших
часть!
Думать, что мы сейчас здесь, и несем свою часть!
   
  2 

Не проходит ни дня - ни минуты, ни секунды, без
снаряжение!
Не проходит ни дня, ни минуты, ни секунды без трупа!
   
Проходят скучные ночи и скучные дни,
Боль от лежания в постели проходит,
Врач, после долгого откладывания, дает тихое и страшное
ищи ответ,
Дети приходят поспешно и плачут, а братья и сестры
посланы за,
На полке стоят неиспользованные лекарства - (запах камфоры
давно заполонили комнаты,)
Верная рука живых не оставляет руки умирающих,
Подергивающиеся губы слегка прижимаются ко лбу умирающего,
Дыхание прекращается, и пульс сердца утихает,
Труп тянется на кровати, и живые смотрят на него,
Это ощутимо, как и живые.Живые зрением смотрят на труп,
Но без зрения задерживается другая жизнь и любопытно выглядит
на трупе. 
   
  3 

Думать мысль о Смерти, слившуюся с мыслью о материалах!
Думать, что реки потекут, и выпадет снег, и созреют плоды,
и действовать на других так же, как на нас сейчас, но не действовать на нас!
Подумать обо всех этих чудесах города и страны, а другие
большой интерес к ним - а мы им не интересуемся!
   
Подумать только, как мы стремимся строить свои дома!
Думать, что другие будут так же нетерпеливы, а мы совершенно равнодушны!
   
(Я вижу, как один строит дом, который служит ему несколько лет или семьдесят
или восемьдесят лет самое большее,
Я вижу, как один строит дом, который служит ему дольше этого.)
   
Медленные и черные линии ползут по всей земле - они никогда не
прекратились - они погребальные линии,
Тот, кто был президентом, был похоронен, и тот, кто сейчас является президентом, должен
обязательно похоронить.
   
  4 

Воспоминание о пошлой судьбе,
Частый образец жизни и смерти рабочих,
Каждый по роду своему:
Холодный набег волн у пристани - шикарно и ледяной в реке,
полузамерзшая грязь на улицах, серое, унылое небо над головой,
короткий, последний день двенадцатого месяца,
Катафалк и сцены - другие машины уступают место - похороны
старого бродвейского кучера, кортеж в основном водители. Устойчивая рысь к кладбищу, должным образом гремит колокол смерти, ворота
пройден, новая могила остановлена, живое горит,
катафалк открывается,
Гроб передают, опускают и ставят, кнут кладут на
гроб, земля быстро перекопана,
Курган наверху заложен лопатами - тишина,
Минута - никто не двигается и не говорит - готово,
Он прилично отстранен - ​​есть ли что-нибудь еще?
   
Он был молодцом, с развязным ртом, вспыльчивым, неплохим,
способный сыграть свою роль, остроумный, чувствительный к пренебрежению, готовый с
жизнь или смерть для друга, любил женщин, играл, ел сытно,
пил сытно, знал, что значит быть флешом, упал духом
к последнему, заболел, получил пожертвование, умер, постарел
сорок один год - и это были его похороны.Большой палец вытянут, палец поднят, фартук, накидка, перчатки, ремешок, влажная погода
одежда, кнут тщательно подобран, босс, корректировщик, стартер, хозяин,
кто-то бездельничает на вас, вы бездельничаете на ком-то, вперед, человек раньше
и человек позади, хороший рабочий день, плохой рабочий день, домашнее животное, среднее
инвентарь, первый, последний, сдача в ночное время;
Подумать только, что это так много для других водителей - и
он там не интересуется ими!
   
  5 

Рынки, правительство, заработная плата рабочих - подумать, что
счет они через наши ночи и дни!
Думать, что другие рабочие так же хорошо оценят
их - но мы мало или совсем не ведем счетов!
   
Вульгарное и утонченное - то, что вы называете грехом, и то, что вы называете
Боже - подумать, какая разница!
Думать, что разница будет по-прежнему для других, но мы находимся за гранью
различия. Подумать только, какое это удовольствие!
Вам нравится смотреть на небо? Вам нравятся стихи?
Вам нравится в городе? или занимается бизнесом? или планируя
выдвижение и выборы? или с женой и семьей?
Или с мамой и сестрами? или в женской домашней работе? или красивый
материнские заботы?
- Они также текут к другим - мы с тобой текем вперед,
Но в свое время мы с вами будем меньше интересоваться ими.
   
Ваша ферма, прибыль, урожай - подумать, как вы увлечены!
Подумать только, будут фермы, прибыль, урожай - но для вас
какой толк?
   
  6 

Что будет, будет хорошо - ибо то, что есть, хорошо,
Проявлять интерес - хорошо, а не проявлять интереса - хорошо.Небо продолжает оставаться красивым,
Удовольствие мужчины с женщиной никогда не должно быть насыщенным, ни удовольствие
женщины с мужчинами, ни удовольствие от стихов,
Домашние радости, повседневная работа по дому или бизнесу, строительство
дома - это не фантазии - у них есть вес, форма,
место расположения;
Фермы, прибыль, урожай, рынки, заработная плата, правительство - это все. 
фантазмы
Разница между грехом и добром - не заблуждение,
Земля - ​​это не эхо - человек и его жизнь, и все сущее
его жизнь, хорошо продуманы.Вас не бросают на ветер - вы собираетесь непременно и безопасно
вокруг себя;
Сам! Сам! Себя во веки веков!
   
  7 

То, что вы родились от матери и
отец - это идентифицировать вас;
Дело не в том, что вы должны быть в нерешительности, а в том, что вам следует принять решение;
Что-то давно готовящееся и бесформенное пришло и сформировалось в тебе,
Отныне вы в безопасности, что бы ни случилось, что бы ни случилось.
   
Нити, которые были прядены, собраны, уток пересекает основу,
модель носит систематический характер.Подготовка была оправдана,
Оркестр достаточно настроил свои инструменты -
дубинка подала сигнал.
   
Гость, который приезжал - он ждал долго, по причинам - он
сейчас размещен,
Он один из тех, кто красив и счастлив - он один из
достаточно тех, на кого смотреть и с кем быть.
   
От закона прошлого не уйти,
От закона настоящего и будущего не уйти,
От закона живых не уйти - он вечен,
Закон продвижения и трансформации нельзя избежать,
Закон героев и добрых дел не ускользнет,
Закон пьяниц, доносчиков, подлых людей - ни на йоту. 
можно избежать. 8 

Медленно движущиеся и черные линии беспрерывно идут по земле,
Северянин идет везут, южанин - везут, и они
Атлантическая сторона, и они на Тихом океане, и они между ними, и все
через страну Миссисипи и по всей земле.
   
Великие мастера и космос в порядке - герои и
добрые дела хорошо,
Известные деятели и изобретатели, и богатые собственники, и благочестивые, и
различить, может быть хорошо,
Но есть еще один отчет - есть строгий учет.
из всех.Бесконечные орды невежественных и нечестивых - не ничто,
Варвары Африки и Азии не ничто,
Простые люди Европы - не ничто - американцы
аборигены не ничто,
Зараженные в больнице для иммигрантов - это не ничто.
убийца или подлый человек - это не ничто,
Бесконечные смены мелких людей - это не что иное, как
они идут,
Самая низкая проститутка - это не ничто, насмешница над религией.
это не что иное, как он идет.
   
  9 

Во всем этом
Я мечтал, чтобы нас не так сильно изменили, ни закон
из нас изменились,
Я мечтал, что герои и добрые дела будут в настоящем
и прошлый закон,
И убийцы, пьяницы, лжецы будут в настоящем
и прошлый закон,
Ибо я мечтал, что закона, по которому они сейчас, достаточно. В противном случае все превратилось бы в пепел навоза,
Если личинки и крысы прикончили нас, то Аларум! ибо мы преданы!
Тогда действительно подозрение на смерть.
   
Вы подозреваете смерть? Если бы я заподозрил смерть, я бы умер
сейчас,
Как вы думаете, я мог бы приятно и хорошо подходить к
уничтожение?
   
  10 

Приятно и хорошо иду,
Куда я пойду, я не могу определить, но знаю, что это хорошо,
Вся вселенная показывает, что это хорошо,
Прошлое и настоящее указывают на то, что это хорошо.Как прекрасны и совершенны животные!
Как совершенна земля и мельчайшие вещи на ней!
   
То, что называется хорошим, идеально, а то, что называется плохим, просто
как идеально,
Овощи и минералы идеальны, и невесомо
жидкости идеальны;
Медленно и верно они перешли к этому, и медленно и верно
они еще проходят.
   
  11 

Клянусь, теперь я думаю, что все без исключения
вечная душа!
У деревьев есть корни! морские водоросли есть!
животные!
   
Клянусь, я думаю, что нет ничего, кроме бессмертия!
Что для него изысканная схема, а туманный поплавок
для этого, и связь для этого;
И вся подготовка к этому! и тож за это! и жизнь
а материалы все вместе для этого! 

из «Поэта» Ральфа Уолдо Эмерсона

Угрюмый ребенок и безумно мудрый
Глаза радостные преследовали игру,
Выбирали, как метеоры, свой путь,
И рассекали тьму частным лучом:
Они перепрыгнули за край горизонта,
Искали с привилегией Аполлона;
Через мужчину и женщину, через море и звезду
Увидел далеко впереди танец природы;
Через миры, расы, термины и времена,
Видел музыкальный порядок и парные рифмы.

олимпийских бардов, воспевающих
Божественных идей ниже,
Которые всегда находят нас молодыми,
И всегда сохраняют нас такими.

Те, кто являются уважаемыми судьями вкуса, часто являются людьми, которые приобрели некоторые знания о картинах или скульптурах, которыми восхищаются, и имеют склонность ко всему элегантному; но если вы спросите, прекрасны ли они души и похожи ли их собственные поступки на прекрасные картины, вы узнаете, что они эгоистичны и чувственны. Их выращивают местно, как будто вы должны потереть бревно сухого дерева в одном месте, чтобы развести огонь, а все остальное осталось холодным.Их знание изящных искусств - это некоторое изучение правил и деталей или некоторое ограниченное суждение о цвете или форме, которое используется для развлечения или для шоу. То, что люди, кажется, утратили ощущение мгновенной зависимости формы от души, доказывает поверхностность учения о красоте, так как оно заложено в умах наших любителей. В нашей философии нет учения о формах. Мы были помещены в наши тела, как огонь в кастрюлю, чтобы их несли; но нет точного согласования между духом и органом, не говоря уже о том, чтобы последний был прорастанием первого.Итак, что касается других форм, интеллектуальные люди не верят в какую-либо существенную зависимость материального мира от мысли и воли. Теологи думают, что говорить о духовном значении корабля или облака, города или контракта - это изящный воздушный замок, но они предпочитают снова обратиться к твердой основе исторических свидетельств; и даже поэты довольны цивилизованным и согласованным образом жизни и пишут стихи исходя из фантазии, на безопасном расстоянии от своего собственного опыта. Но высшие умы мира никогда не переставали исследовать двойное значение, или, я бы сказал, четверное, или центуальное, или гораздо более многообразное значение каждого чувственного факта: Орфей, Эмпедокл, Гераклит, Платон, Плутарх, Данте, Сведенборг, мастера скульптуры, рисунка и поэзии. Ибо мы не кастрюли и курганы, и даже не носители огня и факелоносцы, но дети огня, сотворенные из него, и только одна и та же божественность трансмутировалась и в два или три раза удалялась, когда мы меньше всего о ней знаем. И эта скрытая истина, что источники, из которых течет вся эта река Времени и ее создания, по своей сути идеальны и прекрасны, привлекает нас к размышлениям о природе и функциях Поэта или человека Красоты, к средствам и материалы, которые он использует, и общий аспект искусства в настоящее время.

Широта проблемы велика, поэт репрезентативен. Он стоит среди неполных людей для полного человека и сообщает нам не о своем богатстве, а о государстве. Молодой человек почитает гениальных людей, потому что, честно говоря, они больше он сам. Они получают от души так же, как и он, но они больше. Природа усиливает ее красоту для глаз любящих мужчин, потому что они верят, что поэт одновременно наблюдает за ее представлениями. Он изолирован среди своих современников правдой и своим искусством, но с утешением в его поисках, что они рано или поздно привлекут всех людей.Ибо все люди живут истиной и нуждаются в выражении. В любви, в искусстве, в жадности, в политике, в труде, в играх мы учимся раскрыть свой болезненный секрет. Мужчина - это только половина себя, другая половина - его выражение лица.

Несмотря на необходимость публикации, адекватное выражение встречается редко. Я не знаю, почему нам нужен переводчик: но подавляющее большинство мужчин кажутся несовершеннолетними, которые еще не вступили в свои права, или немыми, которые не могут сообщить о разговоре, который у них был с природой.Нет человека, который не ожидал бы сверхчувственной пользы от солнца, звезд, земли и воды. Они стоят и ждут, чтобы оказать ему особую услугу. Но в нашей конституции есть какое-то препятствие или некоторый избыток мокроты, который не позволяет им давать должный эффект. Слишком слабо падают впечатления природы на нас, чтобы делать из нас художников. Каждое прикосновение должно вызывать волнение. Каждый мужчина должен быть настолько артистом, чтобы в разговоре рассказать о том, что с ним случилось. Тем не менее, по нашему опыту, лучи или апульсы обладают достаточной силой, чтобы достичь чувств, но недостаточно, чтобы достичь живого и заставить воспроизводиться в речи.Поэт - это человек, в котором эти силы уравновешены, человек без препятствий, который видит и управляет тем, о чем мечтают другие, преодолевает всю шкалу опыта, и его представитель человека, в силу того, что он является самой большой силой получать и поделиться.

Ибо у Вселенной есть трое детей, рожденных одновременно, которые снова появляются под разными именами в каждой системе мысли, независимо от того, называются ли они причиной, действием или следствием; или, более поэтично, Юпитер, Плутон, Нептун; или, богословски, Отец, Дух и Сын; но которых мы здесь назовем: Знающий, Делающий и Говорящий.Они означают, соответственно, любовь к истине, любовь к добру и любовь к красоте. Эти трое равны. Каждый из них является тем, чем он является по сути, поэтому его нельзя преодолеть или проанализировать, и каждый из этих трех обладает скрытой в нем силой других и своим собственным патентом.

Поэт говорит, называет и олицетворяет красоту. Он суверен и стоит в центре. Ибо мир не расписан и не украшен, но изначально прекрасен; и Бог не создавал прекрасных вещей, но Красота - творец вселенной.Следовательно, поэт - не какой-нибудь вседозволенный властитель, но сам по себе император. Критика пронизана оттенком материализма, который предполагает, что ручное мастерство и деятельность являются первоочередной заслугой всех людей, и пренебрежительно относится к тем, кто говорит и не делает, игнорируя тот факт, что некоторые люди, а именно поэты, являются естественными высказываниями. в мир до конца выражения и смешивает их с теми, чья сфера деятельности - действие, но которые покинули его, чтобы подражать говорящим. Но слова Гомера так же дороги и достойны восхищения для Гомера, как победы Агамемнона для Агамемнона.Поэт не ждет героя или мудреца, но, поскольку они действуют и думают в первую очередь, он пишет в первую очередь то, что будет и что должно быть сказано, считая других, хотя и первичными, но по отношению к нему второстепенными и слугами. ; в качестве натурщиков или моделей в студии художника или в качестве помощников, которые приносят строительные материалы архитектору.

Ибо все стихи были написаны раньше времени, и всякий раз, когда мы настолько тонко организованы, что можем проникнуть в ту область, где воздух - это музыка, мы слышим эти первобытные трели и пытаемся их записать, но постоянно теряем слово или стих и подставить что-нибудь свое, и таким образом неправильно написать стихотворение.Люди с более тонким слухом записывают эти каденции более верно, и эти записи, хотя и несовершенные, становятся песнями народов. Ибо природа воистину прекрасна, насколько она хороша или разумна, и она должна так же казаться, сколь и должна быть сделана или известна. Слова и дела - совершенно разные формы божественной энергии. Слова - это тоже действия, а действия - это своего рода слова.

Признак и полномочия поэта заключаются в том, что он провозглашает то, чего никто не предсказывал.Он настоящий и единственный врач; он знает и рассказывает; он единственный рассказчик новостей, поскольку он присутствовал и был осведомлен о внешнем виде, который он описывает. Он созерцает идеи и высказывает необходимое и причинное. Ибо сейчас мы говорим не о людях поэтических талантов или трудолюбии и умении измерять, но об истинном поэте. На днях я участвовал в разговоре о писателе, недавно написавшем тексты, о человеке с тонким умом, чья голова казалась музыкальной шкатулкой из тонких мелодий и ритмов, и чье мастерство и владение языком мы не могли достаточно похвалы.Но когда встал вопрос, был ли он не только лириком, но и поэтом, мы были вынуждены признать, что он явно современник, а не вечный человек. Он не выделяется из-за наших низких ограничений, как Чимборасо под линией, бегущий от жаркого основания через все климатические условия земного шара, с поясами трав каждой широты на его высоких и пятнистых сторонах; но этот гений - ландшафтный сад современного дома, украшенный фонтанами и статуями, с благовоспитанными мужчинами и женщинами, стоящими и сидящими на аллеях и террасах.Через всю разнообразную музыку мы слышим основной тон повседневной жизни. Наши поэты - талантливые поющие люди, а не дети музыки. Аргумент вторичен, окончание стихов первично.

Ибо не метры, а аргумент, создающий метры, создают стихотворение - мысль настолько страстную и живую, что, подобно духу растения или животного, она имеет свою собственную архитектуру и украшает природу. с обновкой. Мысль и форма равны по порядку времени, но по порядку возникновения мысль предшествует форме.У поэта появилась новая мысль: ему предстоит раскрыть совершенно новый опыт; он расскажет нам, как это было с ним, и все люди будут богаче в его состоянии. Ибо опыт каждой новой эпохи требует нового признания, и мир, кажется, всегда ждет своего поэта, я помню, когда я был молод, как сильно меня однажды утром тронула весть о том, что гений явился в юноше, сидевшем рядом. я за столом. Он оставил свою работу и пошел бессвязно, никто не знал куда, и написал сотни строк, но не мог сказать, было ли там сказано то, что было в нем; он ничего не мог сказать, кроме того, что все изменилось - человек, зверь, небо , земля и море.С какой радостью мы слушали! как легковерно! Казалось, что общество скомпрометировано. Мы сидели в сиянии восходящего солнца, которое должно было погасить все звезды. Бостон, казалось, был вдвое дальше, чем накануне вечером, или был намного дальше. Рим, - что такое Рим? Плутарх и Шекспир были в желтом листе, и о Гомере больше нельзя было слышать. Очень важно знать, что стихи были написаны именно сегодня, под этой самой крышей, рядом с вами. Какие! этот чудесный дух не угас! эти каменные моменты все еще сверкают и одушевлены! Мне показалось, что все оракулы молчали, а природа потухла свои костры, и вот! всю ночь из каждой поры струились эти прекрасные полярные сияния.Каждый заинтересован в появлении поэта, и никто не знает, насколько это может его волновать. Мы знаем, что тайна мира глубока, но кто или что будет нашим толкователем, мы не знаем. Прогулка по горам, новый стиль лица, новый человек могут передать ключ в наши руки. Конечно, ценность гения для нас в правдивости его отчета. Талант может резвиться и жонглировать; гений понимает и добавляет. Человечество настолько серьезно способствовало пониманию самих себя и своей работы, что главный сторож на пике объявляет свои новости.Это самое верное слово из когда-либо сказанных, и эта фраза будет самым подходящим, самым музыкальным и безошибочным голосом мира на то время.

Все, что мы называем священной историей, свидетельствует о том, что рождение поэта является главным событием в хронологии. Человек, которого никогда не обманывали так часто, все еще ожидает прихода брата, который сможет удержать его на пути к истине, пока он не сделает ее своей. С какой радостью я начинаю читать стихотворение, в котором доверяюсь как вдохновение. И теперь мои цепи должны быть разорваны; Я поднимусь над этими облаками и непрозрачным воздухом, в котором я живу, - непрозрачным, хотя они кажутся прозрачными, - и с небес истины я увижу и пойму своих родственников.Это примирит меня с жизнью и обновит природу, чтобы увидеть мелочи, одушевленные склонностью, и узнать, что я делаю. Жизнь больше не будет шумом; теперь я увижу мужчин и женщин и узнаю признаки, по которым их можно отличить от глупцов и сатан. Этот день будет лучше моего дня рождения: тогда я стал животным: теперь меня приглашают в науку реального. Такова надежда, но ее реализация откладывается. Чаще бывает, что этот крылатый человек, который унесет меня в небеса, закручивает меня в облака, затем прыгает и мечется со мной от облака к облаку, все еще утверждая, что он связан небесами; а я сам новичок и медленно осознаю, что он не знает пути в небеса, и просто склонен восхищаться его умением подниматься, как поток или летучая рыба, немного от земли или вода; но всепроникающий, всепитывающий и окутанный небесами воздух никогда не будет обитать в этом человеке.Вскоре я снова падаю в свои старые укромные уголки и, как и прежде, веду жизнь, полную преувеличений, и потерял веру в возможность любого проводника, который может привести меня туда, где я буду.

Но, оставив этих жертв тщеславия, давайте с новой надеждой проследим, как природа более достойными порывами обеспечила верность поэта его обязанности провозглашать и утверждать, а именно красотой вещей, которая становится новой и более высокой. красота, если выразиться. Природа предлагает ему все свои создания как язык изображений.При использовании в качестве шрифта в объекте появляется второе чудесное значение, намного лучше, чем его прежнее значение, поскольку натянутый плотником шнур, если вы поднесете ухо достаточно близко, будет музыкальным на ветру.

«Вещи более прекрасные, чем любое изображение, - говорит Ямблихус, - выражаются в образах». Вещи допускают использование в качестве символов, потому что природа является символом в целом и в каждой части. Каждая линия, которую мы можем нарисовать на песке, имеет выражение; и нет тела без гениального духа.Всякая форма - это эффект характера; все условия качества жизни; вся гармония, здоровья; (и по этой причине восприятие красоты должно быть сочувственным или относиться только к добру). Прекрасное основывается на необходимом. Душа создает тело, как учит мудрый Спенсер: «Итак, всякий дух, как он чистейший,

И имеет в нем больше небесного света,
Так оно дает более прекрасное тело
Чтобы приучиться, и это более справедливо,
С веселым изяществом и любезным взглядом.
Ибо от души форма тела принимает,
Ибо душа есть форма, и тело создает.

Здесь мы внезапно оказываемся не в критических рассуждениях, а в святом месте, и должны идти очень осторожно и благоговейно. Мы стоим перед тайной мира, там, где Бытие переходит в Видимость, а Единство - в Разнообразие.

Вселенная - это экстернализация души. Где бы ни была жизнь, вокруг нее вырывается , что . Наша наука чувственна, а потому поверхностна.Мы чувственно относимся к Земле, небесным телам, физике и химии, как если бы они были самосущными; но это свита того Существа, которое у нас есть. «Могущественное небо, - сказал Прокл, - демонстрирует в своих преображениях ясные образы великолепия интеллектуального восприятия; перемещаются вместе с невидимыми периодами интеллектуальной натуры ». Следовательно, наука всегда идет в ногу с справедливым возвышением человека, не отставая от религии и метафизики; или состояние науки является показателем нашего самопознания.Поскольку все в природе подчиняется моральной силе, если какое-либо явление остается грубым и темным, это означает, что соответствующая способность наблюдателя еще не активна.

Неудивительно, что эти воды настолько глубоки, что мы парим над ними с религиозным уважением. Красота басни доказывает важность разума; поэту и всем остальным; или, если угодно, каждый человек настолько поэт, что восприимчив к этим чарам природы: ибо у всех людей есть мысли, праздником которых является вселенная.Я нахожу очарование символом. Кто любит природу? Кто не? Неужели с ней живут только поэты и люди досуга и образования? Нет; но также и охотники, фермеры, конюхи и мясники, хотя они выражают свою привязанность в выборе жизни, а не в выборе слов. Писатель задается вопросом, что кучер или охотник ценит в верховой езде, в лошадях и собаках. Это не поверхностные качества. Когда вы разговариваете с ним, он держит их так же легко, как и вы. Его поклонение сочувствующее; у него нет определений, но природа повелевает им живой силой, которая, как он чувствует, присутствует.Никакое подражание или игра с этими вещами не удовлетворило бы его; он любит залог северного ветра, дождя, камня, дерева и железа. Необъяснимая красота дороже красоты, которую мы видим до конца. Это природа символ, природа, удостоверяющая сверхъестественное, переполненное жизнью тело, которому он поклоняется грубыми, но искренними обрядами.

Внутренность и тайна этой привязанности побуждает людей любого класса использовать эмблемы. Школы поэтов и философов не больше опьянены своими символами, чем народные массы.В наших политических партиях посчитайте силу значков и эмблем. Посмотрите на большой мяч, который они катят из Балтимора в Банкер-Хилл! В политических процессиях Лоуэлл идет на ткацком станке, Линн - в туфле, а Салем - на корабле. Взгляните на бочку из-под сидра, бревенчатую хижину, ореховую палку, пальметто и все, что нужно для вечеринки. Увидеть силу национальных гербов. Некоторые звезды, лилии, леопарды, полумесяц, лев, орел или другая фигура, получившие признание, Бог знает как, на старой тряпке овсянки, развевающейся на ветру, на форте, на краю земли. , заставит кровь пощипать под самой грубой или самой обычной внешностью.Людям кажется, что они ненавидят поэзию, а все они поэты и мистики!

Помимо этой универсальности символического языка, мы узнаем о божественности этого превосходного использования вещей, в соответствии с которым мир представляет собой храм, стены которого покрыты эмблемами, изображениями и заповедями Божества, в том, что существует нет фактов в природе, которые не содержали бы всего смысла природы; и различия, которые мы проводим в событиях и делах, на низкое и высокое, честное и низкое, исчезают, когда природа используется как символ.Мысль делает все пригодным для использования. Словарь всеведущего человека включал бы слова и образы, исключенные из вежливого разговора. То, что было бы низменным или даже непристойным по отношению к непристойному, становится выдающимся, говоря в новом соединении мысли. Благочестие еврейских пророков очищает их от грубости. Обрезание - это пример того, как поэзия поднимает низкое и оскорбительное. Маленькие и подлые вещи служат не хуже великих символов. Чем злее тип выражения закона, тем он острее и прочнее в памяти людей: так же, как мы выбираем самый маленький ящик или ящик, в котором можно унести любую необходимую утварь.Голые списки слов кажутся наводящими на размышления для творческого и возбужденного ума; как говорится о лорде Чатеме, который он привык читать в «Словаре Бейли», когда готовился выступить в парламенте. Самый бедный опыт достаточно богат для выражения мысли. Зачем жаждать новых фактов? День и ночь, дом и сад, несколько книг, несколько акций служат нам так же, как все дела и все зрелища. Мы далеки от исчерпания значения тех немногих символов, которые мы используем.Мы можем использовать их с ужасающей простотой. Необязательно, чтобы стихотворение было длинным. Каждое слово когда-то было стихотворением. Каждое новое отношение - это новое слово. Кроме того, мы используем дефекты и уродства в священных целях, таким образом выражая наше чувство, что зло мира таково только для сглаза. В старой мифологии, как отмечают мифологи, недостатки приписываются божественной природе, такие как хромота Вулкану, слепота по отношению к Купидону и тому подобное, что означает изобилие.

Ибо, поскольку дислокация и отрешенность от жизни Бога делают вещи уродливыми, поэт, который снова связывает вещи с природой и Целым, относит к природе даже искусственные вещи и нарушения природы посредством более глубокого понимания - очень легко избавляется от самых неприятных фактов.Читатели поэзии видят фабричную деревню и железную дорогу и воображают, что поэзия пейзажа разрушается ими; ибо эти произведения искусства еще не освящены в своих чтениях; но поэт видит, что они попадают в великий Орден не меньше, чем улей или геометрическая паутина. Природа очень быстро принимает их в свои жизненные круги и в скользящий поезд автомобилей, которые она любит, как и свой собственный. Кроме того, для сосредоточенного ума ничего не значит, сколько механических изобретений вы демонстрируете.Хотя вы добавляете миллионы, и это никогда не удивительно, но механика не прибавила в весе. Духовный факт остается неизменным по многим или немногим частностям; поскольку никакая гора не имеет какой-либо заметной высоты, чтобы сломать кривую сферы. Как проницательный деревенский парень впервые едет в город, а самодовольный гражданин недоволен своим маленьким чудом. Дело не в том, что он не видит всех прекрасных домов и знает, что никогда раньше не видел таких, но он распоряжается ими так же легко, как поэт находит место для железной дороги.Главная ценность нового факта состоит в том, чтобы усилить великий и постоянный факт Жизни, который может затмить любые и любые обстоятельства и с которым похожи пояс вампума и коммерция Америки.

Таким образом, мир помещается в ум для глагола и существительного, поэт - это тот, кто может его сформулировать. Ибо, хотя жизнь велика, очаровывает и поглощает, и хотя все люди осведомлены о символах, посредством которых она названа, они не могут изначально использовать их. Мы символы и населяем символы; рабочий, работа и инструменты, слова и вещи, рождение и смерть - все это символы; но мы симпатизируем символам и, увлеченные экономным использованием вещей, не знаем, что это мысли.Поэт с помощью скрытого интеллектуального восприятия наделяет их силой, которая заставляет забыть их прежние обычаи и вкладывает глаза и язык в каждый немой и неодушевленный предмет. Он ощущает независимость мысли от символа, устойчивость мысли, случайность и мимолетность символа. Как сказано, что глаза Линкея видят сквозь землю, так и поэт превращает мир в стекло и показывает нам все в правильном порядке и последовательности. Ибо благодаря этому лучшему восприятию он становится на шаг ближе к вещам и видит течение или метаморфозу; воспринимает, что мысль разнообразна; что в форме каждого существа есть сила, побуждающая его вознестись в более высокую форму; и, следя глазами за жизнью, использует формы, выражающие эту жизнь, и поэтому его речь течет с течением природы.Все факты животноводства, пол, питание, беременность, рождение, рост являются символами перехода мира в душу человека, чтобы претерпеть там изменения и вновь появиться новый, более высокий факт. Он использует формы согласно жизни, а не согласно форме. Это настоящая наука. Только поэт знает астрономию, химию, растительность и анимацию, потому что он не останавливается на этих фактах, а использует их как знаки. Он знает, почему равнина, или луг космоса, была усыпана этими цветами, которые мы называем солнцами, лунами и звездами; почему великая бездна украшена животными, людьми и богами; ибо каждое сказанное им слово едет на них, как на лошадях мысли.

В силу этой науки поэт - Намер, или Создатель языка, называющий вещи иногда по их внешнему виду, иногда по их сущности, и давая каждому свое имя, а не имя другого, тем самым радуя интеллект, который наслаждается непривязанностью. или граница. Поэты создали все слова, поэтому язык - это архив истории, и, если можно так выразиться, своего рода могила муз. Ибо, хотя происхождение большинства наших слов забыто, каждое слово было сначала гениальным ходом и получило признание, потому что на данный момент оно символизировало мир для первого говорящего и для слушателя.Этимолог считает, что самое мертвое слово когда-то было блестящей картинкой. Язык - это ископаемая поэзия. Как известняк континента состоит из бесконечных масс панцирей анималкулов, так и язык состоит из образов или тропов, которые теперь, в их вторичном использовании, уже давно перестали напоминать нам об их поэтическом происхождении. Но поэт называет вещь потому, что видит ее или подходит на шаг ближе к ней, чем к любой другой. Это выражение или наименование - не искусство, а вторая природа, выросшая из первой, как лист из дерева.То, что мы называем природой, - это определенное саморегулирующееся движение или изменение; и природа все делает своими руками, и не оставляет другого крестить ее, но крестит сама; и это снова через метаморфозу. Помню, один поэт описал мне это так:

Гений - это деятельность, которая восстанавливает разложение вещей, полностью или частично материальных и конечных видов. Природа во всех своих царствах страхует себя. Никто не заботится о том, чтобы сажать этот бедный гриб: поэтому она стряхивает с жабр одного агарика бесчисленные споры, каждая из которых, будучи сохранена, передает завтра или на следующий день новые миллиарды спор.У нового агарика этого часа есть шанс, которого не было у старого. Этот атом семени брошен в новое место, не подверженный несчастным случаям, которые разрушили его родительские два стержня. Она делает мужчину; и, доведя его до зрелого возраста, она больше не будет рисковать потерять это чудо при ударе, но отделяет от него новое «я», дабы этот вид мог быть в безопасности от несчастных случаев, которым подвергается индивидуум. Поэтому, когда душа поэта созрела для мысли, она отделяет и отсылает от нее свои стихи или песни - бесстрашное, бессонное, бессмертное потомство, не подверженное несчастным случаям утомленного царства времени: бесстрашный жизнерадостное потомство, одетое в крылья (такова была сила души, из которой они произошли), которые уносят их быстро и далеко и безвозвратно закрепляют в сердцах людей.Эти крылья - красота души поэта. Песни, бессмертно улетевшие от своего смертного родителя, преследуются шумными потоками осуждений, которые распространяются в гораздо большем количестве и угрожают поглотить их; но эти последние не крылатые. В конце очень короткого прыжка они падают пухлыми и гниют, получив от душ, из которых не вышли красивых крыльев. Но мелодии поэта восходят, скачут и проникают в глубины бесконечного времени.

Пока что меня учил бард своей более свободной речью.Но у природы есть более высокая цель, в создании новых индивидуумов, чем безопасность, а именно вознесение или переход души в высшие формы. В молодые годы я знал скульптора, который сделал статую юноши, стоящую в сквере. Насколько я помню, он не мог сказать прямо, что делало его счастливым или несчастным, но по чудесным косвенным указаниям он мог сказать. Однажды он встал, по своему обыкновению, перед рассветом, и увидел утренний перерыв, величественный, как вечность, из которой он пришел, и в течение многих дней после этого он стремился выразить это спокойствие, и вот! его долото вылепило из мрамора форму прекрасного юноши Фосфор, внешний вид которого таков, что, как говорят, все, кто смотрит на него, замолкают.Поэт тоже смиряется со своим настроением, и та мысль, которая его волновала, выражается, но изменяет idem в совершенно новой манере. Выражение «органический», или «новый тип», который принимает сами вещи при освобождении. Как на солнце объекты рисуют свои изображения на сетчатке глаза, так и они, разделяя стремление всей вселенной, склонны рисовать в его сознании гораздо более тонкую копию своей сущности. Подобно превращению вещей в высшие органические формы, они превращаются в мелодии.Над каждой вещью стоит ее демон, или душа, и, как форма вещи отражается глазом, так и душа вещи отражается мелодией. Море, горный хребет, Ниагара и все клумбы уже существуют или сверхсуществуют в предварительных кантах, которые плывут по воздуху, как запахи, и когда кто-нибудь проходит мимо с достаточно тонким ухом, он подслушивает их и пытается записать записи, не разбавляя и не искажая их. И в этом заключается законность критики, в вере ума, что стихи являются искаженной версией некоего естественного текста, с которым они должны соответствовать.Рифма в одном из наших сонетов должна быть не менее приятной, чем повторяющиеся узлы морской раковины или сходное различие группы цветов. Спаривание птиц - это идиллия, совсем не утомительная, как наши идиллии; Буря - грубая ода, лишенная лжи и разглагольствования: лето, когда урожай посеян, собран и сохранен, - это эпическая песня, подчиняющая скольким превосходно исполненным частям. Почему бы симметрии и истине, которые их модулируют, не проникнуть в наш дух, и мы не должны участвовать в изобретении природы?

Это прозрение, которое выражается в том, что называется Воображением, представляет собой очень высокий вид видения, которое приходит не путем изучения, а благодаря тому, что интеллект является тем, где и что он видит, разделяя путь или кругооборот вещей через формы. , и делая их прозрачными для других.Путь вещей безмолвен. Позволят ли они выступить с ними? Шпион они не пострадают; любовник, поэт - это трансцендентность их собственной природы, они будут страдать от него. Условием истинного именования со стороны поэта является его подчинение божественной ауре, которая дышит через формы и сопровождает их.

Это секрет, который каждый интеллектуальный человек быстро познает, что, помимо энергии своего одержимого и сознательного интеллекта, он способен к новой энергии (как к интеллекту, удвоенному самому себе), отказавшись от природы вещей; что, помимо его личной власти как отдельного человека, существует великая общественная сила, на которую он может опираться, открывая, со всем риском, свои человеческие двери и позволяя эфирным приливам катиться и циркулировать через него: тогда он захвачен жизнью Вселенной, его речь - гром, его мысль - закон, а его слова универсальны, как растения и животные.Тогда поэт знает, что он говорит адекватно, только когда он говорит несколько дико или «цветком ума»; не с интеллектом, используемым как орган, но с интеллектом, освобожденным от всякого служения и позволившим взять свое направление от своей небесной жизни; или, как имели обыкновение выражаться древние, не одним только интеллектом, но интеллектом, опьяненным нектаром. Как путник, который заблудился, набрасывает поводья на шею лошади и полагается на инстинкт животного, чтобы найти свой путь, так и мы должны поступить с божественным животным, которое несет нас через этот мир.Ибо, если мы каким-либо образом сможем стимулировать этот инстинкт, для нас откроются новые проходы в природу, разум проникает в самые трудные и высшие вещи и через них, и метаморфоза возможна.

Это причина, по которой барды любят вино, медовуху, наркотики, кофе, чай, опиум, пары сандалового дерева и табака и любые другие виды животной радости. Все люди пользуются такими средствами, как могут, чтобы добавить эту необычайную силу к своим обычным силам; и с этой целью они ценят беседу, музыку, картины, скульптуру, танцы, театры, путешествия, войну, толпы, пожары, игры, политику или любовь, науку или опьянение животных, которые являются несколькими более грубыми или более тонкими квазимеханическими заменителями. для истинного нектара, который является похищением интеллекта, приближающимся к факту.Это вспомогательные средства центробежной тенденции человека к его выходу в свободное пространство, и они помогают ему вырваться из-под стражи того тела, в котором он заключен, и той тюрьмы индивидуальных отношений, в которой он находится. прилагается. Следовательно, огромное количество тех, кто профессионально выражает Красоту, таких как художники, поэты, музыканты и актеры, в большей степени, чем другие, ведут жизнь, полную удовольствий и удовольствий; все, кроме немногих, кто получил настоящий нектар; и, поскольку это был ложный способ обретения свободы, освобождение не в небеса, а в свободу низменных мест, они были наказаны за то преимущество, которое они получили, распадом и упадком.Но никогда нельзя использовать природу с помощью уловки. Дух мира, великое спокойное присутствие создателя не исходит от колдовства опиума или вина. Возвышенное видение приходит к чистой и простой душе в чистом и целомудренном теле. Это не вдохновение, которым мы обязаны наркотикам, а некое поддельное возбуждение и ярость. Мильтон говорит, что лирический поэт может пить вино и жить щедро, но эпический поэт, тот, кто воспевает богов и их нисхождение к людям, должен пить воду из деревянной чаши.

Ведь поэзия - это не «дьявольское вино», а вино божье. Вот с этим, как с игрушками. Мы наполняем руки и ясли наших детей всевозможными куклами, барабанами и лошадьми, отводя их глаза от простого лица и достаточного объекта природы, солнца и луны, животных, воды и камней, которые должны быть их игрушками. Итак, привычка поэта к жизни должна быть основана на таком низком и простом ключе, чтобы общие влияния доставили ему удовольствие. Его жизнерадостность должна быть подарком солнечного света; воздуха должно хватить для его вдохновения, и он должен быть навеселе от воды.Тот дух, которому хватает спокойных сердец, который, кажется, исходит к таким из каждого сухого холма чистой травы, из каждого бугорка и наполовину утопленного камня, на котором светит тусклое мартовское солнце, выходит к бедным и голодным и т. Д. как простые вкусы. Если ты наполнишь свой мозг Бостоном и Нью-Йорком, модой и жадностью и будешь пробуждать измученные чувства вином и французским кофе, ты не найдешь сияния мудрости в пустынных сосновых лесах.

Если воображение опьяняет поэта, то в других мужчинах оно не бездействует.Эта метаморфоза вызывает у смотрящего чувство радости.

Использование символов имеет определенную силу освобождения и воодушевления для всех людей. Кажется, что нас касается палочка, которая заставляет нас танцевать и весело бегать, как детей. Мы подобны людям, которые выходят из пещеры или подвала на свежий воздух. Так действуют на нас тропы, басни, оракулы и все поэтические формы. Таким образом, поэты освобождают богов. Люди действительно обрели новое чувство и нашли их в своем мире, другом мире или множестве миров; поскольку однажды наблюдаемая метаморфоза, мы догадываемся, что она не прекращается.Я не буду сейчас рассматривать, насколько это делает очарование алгебры и математики, у которых также есть свои тропы, но это чувствуется в каждом определении; например, когда Аристотель определяет пространство как неподвижный сосуд, в котором содержатся вещи, - или когда Платон определяет линию как текущую точку; или, фигура должна быть твердой; и многое другое. Какое радостное чувство свободы мы испытываем, когда Витрувий провозглашает старое мнение художников о том, что ни один архитектор не может построить хороший дом, не разбираясь в анатомии.Когда Сократ в «Чармиде» говорит нам, что душа излечивается от своих недугов определенными заклинаниями, и что эти заклинания являются прекрасными причинами, из которых в душах зарождается воздержание; когда Платон называет мир животным; и Тимей утверждает, что растения тоже животные; или утверждает, что человек является небесным деревом, растущим корнем, то есть его головой, вверх; и, как пишет вслед за ним Джордж Чепмен, -

Так и в нашем человеческом дереве, чей нервный корень
Прыгает в его верхушке;

, когда Орфей говорит о хрипе как о «белом цветке, знаменующем крайнюю старость»; когда Прокл называет вселенную статуей интеллекта; когда Чосер, восхваляя "язычников", сравнивает хорошую кровь в плохом состоянии с огнем, который, хотя и перенесен в самый темный дом между этим местом и горой Кавказа, все же сохранит свой естественный статус и будет гореть так ярко, как если бы двадцать тысяча человек это видели; когда Иоанн увидел в апокалипсисе гибель мира злом и звезды, падающие с неба, когда смоковница бросает свой несвоевременный плод; когда Исоп сообщает весь каталог общих повседневных отношений через маскарад птиц и зверей; - мы принимаем радостный намек на бессмертие нашей сущности, ее разносторонние привычки и ускользания, как когда цыгане говорят: «Напрасно вешать им, они не могут умереть.”

Таким образом, поэты освобождают богов. Древние британские барды носили титул своего ордена «Те, кто свободен во всем мире». Они бесплатны, и они зарабатывают бесплатно. Творческая книга вначале оказывает нам гораздо больше услуг, стимулируя нас своими тропами, чем потом, когда мы достигаем точного смысла автора. Я думаю, что в книгах нет ничего ценного, кроме трансцендентного и необычного. Если человек возбужден и увлечен своей мыслью до такой степени, что он забывает авторов и публику и обращает внимание только на этот единственный сон, который держит его как безумие, позвольте мне прочитать его статью, и вы можете получить все аргументы, истории и критика.Вся ценность, которую придают Пифагору, Парацельсу, Корнелию Агриппе, Кардану, Кеплеру, Сведенборгу, Шеллингу, Окену или любому другому, кто вводит сомнительные факты в свою космогонию, такие как ангелы, дьяволы, магия, астрология, хиромантия, месмеризм и т. Д. , это свидетельство, которое у нас есть об отклонении от рутины, и что здесь новый свидетель. Это также лучший успех в разговоре, магия свободы, которая, как мяч, кладет мир в наши руки. Насколько дешевой тогда кажется даже свобода; Как подло учиться, когда эмоция сообщает разуму о силе истощать и взбалтывать природу: какая прекрасная перспектива! нации, времена, системы входят и исчезают, как нити в гобелене с большими фигурами и множеством цветов; мечта заставляет нас мечтать, и, пока длится пьянство, мы будем продавать нашу постель, нашу философию, нашу религию в нашем богатстве.

Есть веская причина, по которой мы должны ценить это освобождение. Судьба бедного пастыря, который, ослепленный и потерянный в снежной буре, погибает в сугробе в нескольких футах от дверей своего коттеджа, является символом состояния человека. На грани вод жизни и истины мы ужасно умираем. Недоступность каждой мысли, кроме той, в которой мы находимся, прекрасна. Что, если вы приблизитесь к нему - вы так же далеки, когда вы ближе всего, как и когда вы находитесь дальше всего. Каждая мысль - это тоже тюрьма; каждое небо - это тоже тюрьма.Поэтому мы любим поэта, изобретателя, который в любой форме, будь то в оде, в действии, во взглядах и поведении, дал нам новую мысль. Он разблокирует наши цепи и допускает нас к новой сцене.

Эта эмансипация дорога всем людям, и способность передать ее, поскольку она должна исходить из большей глубины и размаха мысли, является мерой интеллекта. Следовательно, все книги воображения терпят, все они восходят к той истине, что писатель видит природу ниже себя и использует ее как свой выразитель.Каждый стих или предложение, обладая этой добродетелью, позаботится о своем бессмертии. Мировые религии - это эякуляция нескольких мужчин с богатым воображением.

Но качество воображения - течь, а не замерзать. Поэт не останавливался на цвете или форме, но читал их значение; и он не может отдыхать в этом смысле; но он делает те же объекты выразителями своей новой мысли. Разница между поэтом и мистиком заключается в том, что последний гвоздь символизирует одно чувство, которое на мгновение было истинным смыслом, но вскоре становится старым и ложным.Ведь все символы изменчивы; любой язык является транспортным и переходным, и он хорош, как паромы и лошади, для перевозки, а не как фермы и дома для приусадебных участков. Мистицизм состоит в том, что случайный и индивидуальный символ ошибочен за универсальный. Утренняя краснота - любимый метеор для глаз Джейкоба Бехмана, и он выступает за истину и веру; и он считает, что все читатели должны отстаивать одни и те же реалии. Но первый читатель, естественно, предпочитает символ матери и ребенка, или садовника с его лампочкой, или ювелира, полирующего драгоценный камень.Любой из них или множество других одинаково хороши для человека, для которого они важны. Только к ним нужно относиться осторожно и очень охотно переводить на эквивалентный термин, который используют другие. И мистику нужно твердо сказать: «Все, что вы говорите, так же верно без утомительного использования этого символа, как и с ним. Давайте возьмем небольшую алгебру вместо этой банальной риторики - универсальные знаки вместо этих деревенских символов, - и мы оба выиграем. История иерархий, кажется, показывает, что все религиозные заблуждения заключались в том, чтобы сделать символ слишком резким и твердым, и, наконец, не что иное, как избыток органа языка.

Сведенборг, из всех людей последнего времени, в высшей степени олицетворяет переводчика природы в мысль. Я не знаю человека в истории, для которого все так однозначно требовало слов. Перед ним то и дело разыгрываются метаморфозы. Все, на что он смотрит, подчиняется импульсам моральной природы. Когда он ест, инжир превращается в виноград. Когда некоторые из его ангелов подтвердили истину, лавровая ветка, которую они держали, расцвела в их руках. Шум, который издалека казался скрежетом и стуком, по мере приближения оказался голосом спорящих.В одном из его видений, увиденные в небесном свете, они казались драконами и казались во тьме; но друг другу они казались людьми, и когда свет с небес осветил их хижину, они жаловались на темнота, и были вынуждены закрыть окно, чтобы они могли видеть.

В нем было такое восприятие, которое делает поэта или провидца объектом трепета и ужаса, а именно, что один и тот же человек или общество людей может носить один аспект для себя и своих товарищей, а другой аспект - для более высокого. интеллект.Некоторые священники, которых он описывает как очень умно разговаривающих друг с другом, являлись детям, находившимся на некотором расстоянии, как мертвые лошади, и многие другие подобные явления. И тут же ум спрашивает, являются ли эти рыбы под мостом, те волы на пастбище, эти собаки во дворе неизменными рыбами, волами и собаками или только так кажутся мне, а сами могут казаться прямыми людьми; и представляюсь ли я как мужчина всем взорам. Брахманы и Пифагор ставили один и тот же вопрос, и, если какой-либо поэт был свидетелем трансформации, он, несомненно, нашел ее в гармонии с различными переживаниями.Все мы видели значительные изменения в пшенице и гусеницах. Он поэт, и он привлечет нас любовью и ужасом, кто видит сквозь струящуюся жилетку твердую природу и может заявить об этом.

Напрасно ищу поэта, которого я описываю. Мы не обращаемся к жизни с достаточной простотой или глубиной и не осмеливаемся воспевать свое собственное время и социальные обстоятельства. Если мы набрались храбрости в этот день, мы не должны уклоняться от его празднования. Время и природа приносят нам много даров, но еще нет своевременного человека, новой религии, примирителя, которого все ожидает.Данте хвалит то, что он осмелился написать свою автобиографию колоссальным шифром или универсальностью. У нас еще не было в Америке гения с тираническим взором, который знал цену нашим несравненным материалам и видел в варварстве и материализме того времени еще один карнавал тех же богов, чьим изображением он так восхищается в Гомере; затем в среднем возрасте; затем в кальвинизме. Банки и тарифы, газеты и собрания, методизм и унитаризм плоские и скучные для скучных людей, но покоятся на тех же основаниях чудес, что и город Троя и храм Дельфоса, и так же быстро уходят.Наши лесозаготовки, наши пни и их политика, наши рыболовства, наши негры и индейцы, наши лодки и наши отречения, гнев мошенников и малодушие честных людей, северная торговля, южные посевы, западные поляны, Орегон , и Техас, пока невоспетые. И все же Америка в наших глазах - это стихотворение; его обширная география поражает воображение, и он не заставит себя долго ждать метры. Если бы я не нашел у своих соотечественников того превосходного сочетания дарований, к которому я стремлюсь, я не смог бы помочь себе закрепить представление о поэте, время от времени читая сборник Чалмерса пяти столетий английских поэтов.Это более сообразительные, чем поэты, хотя среди них были поэты. Но когда мы придерживаемся идеала поэта, у нас возникают трудности даже с Мильтоном и Гомером. Мильтон слишком литературный, а Гомер слишком буквальный и исторический.

Но я недостаточно умен для национальной критики и должен еще немного разглядеть былые размеры, чтобы выполнить мое поручение музы поэту относительно его искусства.

Искусство - это путь творца к своему делу. Пути или методы идеальны и вечны, хотя немногие люди когда-либо их видят, ни сам художник в течение многих лет или на всю жизнь, если он не попадает в условия.Художник, скульптор, композитор, эпический рапсод, оратор - все разделяют одно желание: выражаться симметрично и обильно, а не карликово и фрагментарно. Они нашли или поставили себя в определенных условиях, как художник и скульптор перед некоторыми впечатляющими человеческими фигурами; оратор - в собрание народа; и другие, в таких сценах, которые каждый находил захватывающими для своего интеллекта; и каждый сейчас испытывает новое желание. Он слышит голос, он видит манящий знак.Затем он с удивлением узнает, какие стада демонов окружают его. Он больше не может отдыхать; он говорит со старым художником: «Ей-богу, он во мне и должен выйти из меня». Он преследует красавицу, наполовину видимую, которая летит перед ним. В каждом уединении поэт изливает стихи. Без сомнения, большинство вещей, которые он говорит, условны; но постепенно он говорит что-то оригинальное и красивое. Это его очаровывает. Он бы ничего не сказал, кроме таких вещей. Говоря так, мы говорим: «Это твое, это мое». но поэт хорошо знает, что это не его; что для него это так же странно и красиво, как и для вас; он хотел бы услышать такое красноречие долго.Однажды попробовав этот бессмертный ихор, он не может насытиться им, и, поскольку в этих интеллектах существует замечательная творческая сила, крайне важно, чтобы эти вещи были высказаны. Сказано немногое из всего, что мы знаем! Какие капли всего моря нашей науки упали! и как случайно они разоблачены, когда столько тайн спит в природе! Отсюда необходимость речи и песни; отсюда эти пульсации и сердцебиение оратора, у дверей собрания, до самого конца, а именно того, что мысль может быть эякулирована как Логос или Слово.

Не сомневайся, поэт, но стой. Скажи: «Это во мне и выйдет». Стой там, упертый и немой, заикающийся и заикающийся, шипящий и кричащий, стой и стремящийся, пока, наконец, гнев не вытянет из тебя ту силу сновидений, которая каждую ночь показывает, что ты принадлежишь тебе; сила, превосходящая все границы и уединение, и благодаря которой человек является проводником всей реки электричества. Ничто не ходит, не ползет, не растет или не существует, что, в свою очередь, не должно возникать и идти перед ним как выразителем его смысла.Приходит он к этой власти, его гений уже не исчерпаем. Все создания, парами и племенами, вливаются в его разум, как в Ноев ковчег, чтобы снова выйти к людям в новый мир. Это похоже на запас воздуха для нашего дыхания или для сгорания нашего камина, не в галлонах, а во всей атмосфере, если нужно. И поэтому богатые поэты, такие как Гомер, Чосер, Шекспир и Рафаэль, очевидно, не имеют ограничений в своих произведениях, кроме границ их жизни, и напоминают зеркало, несущееся по улице, готовое передать изображение каждой сотворенной вещи.

О поэт! новое благородство дается в рощах и пастбищах, а не в замках и уже не с помощью меча. Условия тяжелые, но равные. Ты оставишь мир и познаешь только музу. Ты больше не будешь знать времена, обычаи, достоинства, политику или мнения людей, но возьмешь все от музы. Ибо время городов извлекается из мира погребальными перезвонами, но в природе универсальные часы отсчитываются сменяющими друг друга племенами животных и растений и ростом радости на радости.Бог также желает, чтобы ты отрекся от многогранной и двойственной жизни и был доволен тем, что другие говорят за тебя. Другие будут твоими джентльменами и будут олицетворять тебе всякую вежливость и мирскую жизнь; другие тоже будут совершать великие и громкие действия. Тебе следует лежать в непосредственной близости от природы, и тебя нельзя позволить ни Капитолию, ни бирже. Мир полон отречений и ученичества, и это твое: ты должен надолго сойти за дурака и тупицу. Это ширма и ножны, в которых Пан защитил свой любимый цветок, и тебя будут знать только твои собственные, и они утешат тебя нежнейшей любовью.И ты не сможешь повторять имена друзей твоих в стихах твоих из-за давнего стыда перед святым идеалом. И это награда: что идеал станет для тебя реальным, и впечатления от реального мира падут, как летний дождь, обильно, но не причиняя беспокойства, для твоей неуязвимой сущности. Вся земля будет у тебя для парка и поместья, море для купания и навигации, без налогов и без зависти; лесами и реками будешь владеть; и ты будешь владеть тем, в чем другие будут только арендаторами и жильцами.Ты настоящий землевладелец! морской лорд! повелитель воздуха! Где падает снег, или течет вода, и где летают птицы, где встречаются день и ночь в сумерках, где голубое небо висит облаками или засеяно звездами, где есть формы с прозрачными границами, где есть выходы в небесное пространство, где бы опасность, трепет и любовь - вот красота, обильная, как дождь, проливаемая на тебя, и хотя ты будешь ходить по миру, ты не сможешь найти условия неподходящие или неблагородные.

Проективный стих Чарльза Олсона

ПРОЕКТНЫЙ СТИХ [1]

(снаряд (ударный (перспективный

)

vs.

Непроективный

(или то, что французский критик [2] называет «закрытым» стихом, тот стих, который породил печатный текст и который в значительной степени является тем, что у нас было на английском и американском языках, и до сих пор есть, несмотря на работы Паунда и Уильямса:

он привел Китса уже сто лет назад к тому, чтобы увидеть его (Вордсворта, Мильтона) в свете «эгоистического возвышенного» [3]; и он сохраняется в наши дни как то, что вы могли бы назвать частным - Душа на любой-публичной стене)

Стих теперь, 1950, если он будет продвигаться вперед, если он должен иметь существенное использование, должен, как я понимаю, уловить и вложить в себя определенные законы и возможности дыхания, дыхания человека. который пишет, а также о своих слушаниях.(Революция уха, 1910, [4] взмах хореи [5], - спрашивают молодые поэты).

Я хочу сделать две вещи: во-первых, попытаться показать, что такое проективный или ОТКРЫТЫЙ стих, что он включает в своем акте композиции, как, в отличие от непроективного, он осуществляется; и II, предлагаю несколько идей о том, какая позиция по отношению к реальности приводит к возникновению такого стиха, что эта позиция делает как для поэта, так и для его читателя. (Позиция включает в себя, например, изменение, выходящее за рамки технических аспектов, и может, в зависимости от того, как все выглядит, привести к новой поэтике и новым концепциям, на основе которых, скажем, будет какая-то драма или эпос, возможно, , может появиться.)

I

Во-первых, некоторые простоты, которые человек усваивает, если он работает в ОТКРЫТОМ состоянии, или то, что также можно назвать СОСТАВОМ ПО ПОЛЯ, в отличие от унаследованной линии, строфы, общей формы, что является «старой» основой не- проективный.

(1) кинетика вещи. [6] Поэма - это энергия, переданная от того места, где ее получил поэт (у него будет несколько причинно-следственных связей), от самого стихотворения к читателю. Хорошо. Тогда само стихотворение должно быть во всех точках высокоэнергетической конструкцией и во всех точках энергетическим разрядом.Итак: как поэту достичь той же энергии, как он, каков процесс, в который поэт попадает, во всех точках энергия, по крайней мере, эквивалентная энергии, которая двигала его в первую очередь, но энергия, которая присущ только стихам и который, очевидно, также будет отличаться от той энергии, которую отнимет у читателя, поскольку он является третьим членом?

Это проблема, с которой особенно сталкивается каждый поэт, отходящий от замкнутой формы. И это включает в себя целый ряд новых признаний.С того момента, как он отваживается на СОСТАВ ПОЛЯ - ставит себя на открытую - он не может идти никаким другим путем, кроме того, который для себя объявляет стихотворение. Таким образом, он должен вести себя и мгновенно осознавать некоторые силы, которые только что начинают исследоваться. (Это гораздо больше, например, этот толчок, чем просто тот, который Паунд так мудро сказал, чтобы мы начали: «музыкальная фраза» [7], следуйте ей, мальчики, а не метроному. .)

(2) - это принцип , - закон, который явно руководит такой композицией, и при соблюдении этого принципа может возникнуть проективное стихотворение.Это так: ФОРМА НИКОГДА НЕ БОЛЬШЕ, ЧЕМ РАСШИРЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ. (Или так это сформулировал один, Р. Крили, [8], и это имеет для меня абсолютный смысл, с этим возможным следствием, что правильная форма в любом данном стихотворении - единственное и исключительно возможное расширение содержания, находящегося под рукой. ) Вот она, братья, сидит там, для ЕГЭ.

Теперь (3) процесс вещи, как можно сделать принцип так, чтобы сформировать энергии, чтобы форма была достигнута. И я думаю, что это можно свести к одному утверждению (впервые вброшенному мне в голову Эдвардом Дальбергом [9]): ОДНО ВОСПРИЯТИЕ ДОЛЖНО НЕМЕДЛЕННО И НАПРЯМУЮ ВЕДУТЬ К ДАЛЬНЕМУ ВОСПРИЯТИЮ.Это означает именно то, что он говорит, а именно: на уровне все балл (даже, я бы сказал, нашего управления повседневной реальностью как повседневной работой) продолжают это делать, двигаться, идти в ногу, скорость, нервы, их скорость, их восприятие, действия, действия в доли секунды, весь бизнес, держите его в движении как можно быстрее, гражданин. И если вы также настроены как поэт, ИСПОЛЬЗУЙТЕ ИСПОЛЬЗУЙТЕ ИСПОЛЬЗУЙТЕ процесс во всех точках, в любом стихотворении всегда, всегда одно восприятие должно ДВИГАТЬСЯ, МГНОВЕННО НА ДРУГОЕ!

Итак, вот и мы, быстро, вот догма.И его оправдание, его практичность на практике. Который подводит нас, он должен погрузить нас внутрь механизма, теперь, в 1950 году, того, как создается проективный стих.

Если я забиваю молотком, если я вспоминаю и продолжаю взывать дыхание, дыхание в отличие от слуха, то это по причине, это значит настаивать на той роли, которую дыхание играет в стихе, которая не имеет (должного, I Думаю, к подавлению силы линии из-за слишком большого отношения к ноге) не соблюдается или не практикуется в достаточной степени, но это должно быть, если стих должен набрать должную силу и место в этот день, сейчас и предстоящий.Я полагаю, что ПРОЕКТИВНЫЙ СТИХ учит этот урок, что этот стих подходит только тогда, когда поэт успевает зафиксировать как приобретение его уха , так и давление его дыхания .

Начнем с самой маленькой частицы - слога. Это король и булавка стихотворения, то, что управляет и скрепляет строки, более крупные формы стихотворения. Я бы предположил, что стих здесь и в Англии передал эту тайну от поздних елизаветинцев Эзре Паунду, утратил ее в сладости метра и инея, в медовой голове.(Слог - это один из способов отличить первоначальный успех пустого стиха от его падения у Мильтона.)

Именно по слогам слова сочетаются по красоте, по этим частицам звука так же ясно, как и по смыслу слов, которые они составляют. В любом конкретном случае, поскольку есть выбор слов, выбор, если человек там, будет, спонтанно, послушанием его слуха слогам. Тонкость и практика заключаются здесь, как минимум, в источнике речи.

О западный ветер, когда ты взорвешься [10]
И мелкий дождь пойдет дождь
О Христос, чтобы моя любовь была в моих руках
И я снова в постели

Это не повредило бы как акт исправления и прозы, и стиха в том виде, в каком они сейчас пишутся, если бы и иней, и метр, а также в количественном отношении слова, как смысл, так и звук, были в меньшей степени на переднем крае ума, чем слог , если бы слогу, этому прекрасному существу, было позволено вести гармонию дальше.С этим предупреждением для тех, кто попытается: отступить здесь, на это место элементов и минимумов языка, значит задействовать речь там, где это наименее небрежно - и наименее логично. Слушание слогов должно быть таким постоянным и скрупулезным, требование должно быть настолько полным, чтобы уверенность уха покупалась по наивысшей цене - 40 часов в день. Ибо от корня, отовсюду появляется слог, фигуры танца:

«Ис» происходит от арийского корня, [11] как , «дышать».Английское «не» равно санскритскому « на », которое может происходить от корня на , «потеряться», «погибнуть». «Бэ» - от бху, - расти.

Я говорю слог, царь, и что он спонтанный, вот так: ухо, ухо, которое собрало, которое слушало, ухо, которое так близко к уму, что оно принадлежит уму, что оно имеет скорость ума. . .

это близко, с другой стороны: ум является братом этой сестры и, поскольку он так близок, является сушильной силой, инцестом, точилкой.. .

слог рождается из союза ума и уха.

Но этот слог - только первый ребенок инцеста стиха (всегда, этот египетский предмет, он рождает близнецов!). Другой ребенок - ЛИНИЯ. И вместе эти двое, слог и строка, они составляют стихотворение, они создают эту вещь, - как мы это назовем, Хозяина всего, «Единый интеллект». И черта проистекает (клянусь) из дыхания, из дыхания человека, который пишет, в тот момент, когда он пишет, и, таким образом, именно здесь повседневная работа, ТРУД, входит, только потому, что он, человек, который пишет, может в любой момент объявить линию ее метрикой и ее окончанием - где ее дыхание должно прийти к концу.

Проблема с большинством работ, на мой взгляд, с момента отхода от традиционных линий и строф, а также от таких целых, как, скажем, Troilus Чосера или Lear, S. РОДИЛСЯ.

Скажу прямо. Две половинки:

ГОЛОВА через Ухо к СЛОВУ
СЕРДЦЕ через ДЫХАНИЕ к ЛИНИИ

А шутник? что именно в 1-й половине предложения при сочинении разрываешься; и что именно во второй половине, сюрприз, это ЛИНИЯ, которую ребенок получает, когда стихотворение создается, внимание, контроль, что именно здесь, в строке, происходит формирование, каждый момент движения.

Я догматичен, что голова показывает в слоге. Танец интеллекта есть, среди них проза или стихи. Подумайте о лучших умах, которых вы знаете в этом здесь бизнесе: где голова показывает, не здесь ли, в быстрых потоках слога? разве ты не можешь сказать мозгу, когда видишь, что он делает, прямо там? Верно то, что, по словам мастера, он почерпнул из «Путаницы»: все, на что способны мужчины, можно записать на обратной стороне почтовой марки. Итак, разве это не ИГРА об уме, которую мы преследуем, разве это не показывает, существует ли вообще ум?

А гумна для танцев? Это что-нибудь, кроме ЛИНИИ? И когда линия мертва, разве это не сердце, которое ленилось, разве не внезапно медленные вещи, сравнения, скажем, прилагательные или что-то в этом роде, нам наскучили?

Ибо есть целая стая риторических приемов, которые теперь нужно подвести под новую бусину, теперь, когда мы видим в пределах линии.Сравнение - это только одна птица, которая падает слишком легко. За описательными функциями обычно нужно следить каждую секунду в проективном стихе из-за их легкости и, таким образом, отнимания энергии, которую композиция поля допускает в стихотворение. Любая вялость отвлекает внимание, эта важная вещь, от выполняемой работы, от , подталкивающего линии под рукой в ​​данный момент, под взором читателя, в его момент. Любое наблюдение, как и аргумент в прозе, предшествует действию стихотворения, и, если оно разрешено, должно быть так сопоставлено, сопоставлено, начато, чтобы оно ни на мгновение не истощило текущую энергию стихотворения. содержание к его форме.

Это касается всего этого аспекта новых проблем. (Теперь мы вводим, собственно, большую часть всего стихотворения, в ПОЛЕ, если хотите, где все слоги и все строки должны управляться в их отношениях друг с другом.) Это, наконец, вопрос ОБЪЕКТОВ , что они собой представляют, что они внутри стихотворения, как они туда попали и, оказавшись там, как их следует использовать. Это то, к чему я хочу подойти другим способом во второй части, но пока позвольте мне указать на это, что каждый элемент в открытом стихотворении (слог, строка, а также изображение, звук, смысл) должны рассматриваться как участники кинетики поэмы так же основательно, как мы привыкли принимать то, что мы называем объектами реальности; и что эти элементы следует рассматривать как создающие напряжение стихотворения так же полно, как эти другие объекты создают то, что мы знаем как мир.

Объекты, которые возникают в каждый данный момент композиции (мы можем назвать это узнаванием), могут быть, должны рассматриваться точно так же, как они происходят в них, а не какими-либо идеями или предубеждениями извне стихотворения, должны обрабатываться как ряд объектов в поле таким образом, что ряд напряжений (которые также есть) заставляют удерживать и удерживать точно внутри содержания и контекста стихотворения, которое навязало себя через поэта и их, в бытие.

Потому что дыхание позволяет всем речевой силе языка вернуться (речь - это «твердое тело» стиха, это секрет энергии стихотворения), потому что теперь стихотворение, благодаря речи, имеет твердость, все в нем. теперь можно рассматривать как твердые тела, объекты, вещи; и, хотя и настаивая на абсолютном отличии реальности стиха от этой другой рассредоточенной и распределенной вещи, тем не менее, каждому из этих элементов стихотворения можно позволить играть их отдельные энергии, и можно позволить, когда стихотворение будет хорошо развито. составленный, чтобы сохранить, как и другие объекты, их правильную путаницу.

Что сразу же заставляет нас бросить вызов временам, фактически против синтаксиса, фактически против грамматики в целом, то есть в том виде, в каком мы ее унаследовали. Не надо ли напрягать, не должны ли они быть снова разбросаны, чтобы время, этот другой управляющий абсолют мог быть сохранен, как и пространственные напряжения стихотворения, непосредственные, современные по отношению к действию-на-тебе стихотворения? Я бы сказал, что и здесь ЗАКОН ЛИНИИ, который создает проективный стих, должен быть соблюден, и что условности, навязанные логикой синтаксису, должны быть нарушены так же тихо, как и слишком твердые ноги. старая линия.Но анализ того, насколько новый поэт может расширить сами условности, на которых зиждется языковое общение, слишком велик для этих заметок, которые, как я надеюсь, очевидны, предназначены только для начала.

Позвольте мне добавить это. У меня сложилось впечатление, что все части речи внезапно, в композиции за полем, становятся свежими как для звука, так и для ударного использования, появляются, как неизвестные, безымянные овощи в грядке, когда вы работаете с ними, приходит весна. Теперь возьмем Харта Крейна. Что меня поражает в нем, так это целеустремленность толчка к именительному падежу, его толчок по этой единственной дуге свежести, попытка вернуться к слову как к ручке.(Если логотип - это слово как мысль, то что такое слово как существительное, как, передайте мне то, что, как просил Ньюман Ши [12], за столом на камбузе поставить кливер на кровь, хорошо?) Но есть потеря у Крейна того, в чем Феноллоса так прав в синтаксисе, [13] предложение как первый акт природы, как молния, как переход силы от субъекта к объекту, быстрый, в данном случае, от Харта ко мне, во всех случай, от меня к вам, ГЛАГОЛ между двумя существительными. Разве Харт не упускает преимущества таким изолированным толчком, упускает из виду суть всей передней части слога, строки, поля и то, что в результате произошло со всем языком и со стихотворением?

Я возвращаю вас сейчас в Лондон, к началу, к слогу, к удовольствиям от него, к его перерывам;

Если музыка будет пищей любви, продолжай играть,
дайте мне избыток, что, пресыщая,
аппетит может ухудшиться, и поэтому он может умереть.
Опять это напряжение. У него было предсмертное падение,
г. о, он пронесся по моему уху, как сладкий звук
который дышит фиалками,
воровство и запах. [14]

То, от чего мы пострадали, - это рукопись, пресса, удаление стиха у его создателя и его репродуктора, голоса, удаление одним, двумя удаляет его место происхождения и его место назначения. Ведь дыхание имеет двойное значение, которое латинский язык еще не утратил.[15]

Ирония заключается в том, что от машины произошла одна выгода, которую еще недостаточно наблюдали или использовали, но которая ведет прямо к проективному стиху и его следствиям. Преимущество пишущей машинки состоит в том, что благодаря ее жесткости и точности размещения текста она может для поэта точно указывать дыхание, паузы, приостановки даже слогов, сопоставления даже частей фраз, которые он имеет в виду. . Впервые у поэта есть посох и штанга, которые были у музыканта.Впервые он может, без условных обозначений и метра, записать то, как он выслушал свою речь, и этим одним действием указать, как он хотел бы, чтобы любой читатель, молча или иным образом, озвучивал его произведение.

Пора нам собрать плоды экспериментов Каммингса, Паунда, Уильямса, каждый из которых, по-своему, уже использовал машину в качестве партитуры для своего сочинения, в качестве сценария для ее вокализации. Теперь только вопрос признания конвенций композиции по полю для нас - создать открытый стих, столь же формальный, как и закрытый, со всеми его традиционными преимуществами.

Если современный поэт оставляет пространство, равное длине фразы перед ним, он имеет в виду, что это пространство должно удерживаться дыханием равное время. Если он приостанавливает слово или слог в конце строки (это было добавление большинства Каммингса), он означает, что прошло время, которое требуется глазу - эти волосы времени, приостановленные, - чтобы подобрать следующую строку. Если он хочет, чтобы пауза была настолько легкой, что она едва разделяет слова, но не хочет, чтобы запятая - что является прерыванием значения, а не звучания строки, - следуйте за ним, когда он использует символ, который пишущая машинка готова передать:

Что не меняется / желание меняться [16]

Посмотрите на него, когда он использует преимущества нескольких полей машины, чтобы сопоставить:

Sd он:

мечтать не требует усилий
думать легко
действовать сложнее
но для человека действовать после того, как он задумался, это!
самый сложный из всех [17]

Каждая из этих линий представляет собой развитие смысла и дыхания вперед, а затем откат назад, без прогресса или какого-либо движения за пределами единицы времени, локальной для идеи.

Есть еще кое-что, что нужно сказать для того, чтобы эта конвенция была признана, особенно для того, чтобы революция, из которой она возникла, могла быть продвинута так, чтобы работа была опубликована, чтобы компенсировать реакцию, которая сейчас идет на возвращение стиха к унаследованным формам каденции и иней. Но что я хочу здесь подчеркнуть, делая акцент на пишущей машинке как личном и мгновенном записывающем устройстве произведений поэта, так это уже проективную природу стиха в том виде, в каком его практикуют сыновья Паунда и Уильямса.Они уже сочиняют, как если бы в стихе было задействовано чтение своего письма, как если бы не глаз, а ухо должны были его измерить, как если бы интервалы его сочинения могли быть так тщательно записаны, чтобы быть точными интервалами между ними. его регистрация. Ибо ухо, которое когда-то имело бремя памяти, чтобы его оживить (иней и регулярная каденция были его помощниками и просто продолжали жить в печати после того, как устные потребности были устранены), теперь снова может, что у поэта есть свои средства, быть порогом проективного стиха.

II

Это подводит нас к тому, что я обещал, - к степени, в которой проективное включает в себя позицию по отношению к реальности вне стихотворения, а также новую позицию по отношению к реальности самого стихотворения. Это вопрос содержания, содержания Гомера, Еврипида или Сеами [18] в отличие от того, что я мог бы назвать более «литературными» мастерами. С того момента, как осознана проективная цель стихотворного акта, содержание изменится - оно изменится. Если начало и конец - это дыхание, голос в самом широком смысле слова, тогда материал стиха сдвигается.Он должен. Все начинается с композитора. Меняется сама величина его линии, не говоря уже об изменении его представлений, о материи, к которой он обратится, о масштабе, в котором он воображает использование этой материи. Я бы сам представлял разницу физическим изображением. Не случайно, что Паунд и Уильямс по-разному были вовлечены в движение, получившее название «объективизм» [19]. Но это слово затем использовалось в некотором роде, как я понимаю, в неизбежной споре с «субъективизмом». Теперь уже слишком поздно беспокоиться о последнем.Он прекрасно умертвил себя, хотя мы все застряли в его смерти. То, что мне кажется более подходящей формулировкой для нынешнего употребления, - это «объектизм», слово, которое следует понимать для обозначения того отношения человека к опыту, которое поэт мог бы заявить как необходимость того, чтобы линия или произведение были как дерево. То есть быть таким же чистым, как дерево, потому что оно исходит от руки природы, иметь такую ​​форму, какой может быть дерево, когда к нему приложил руку человек. Объектизм - это поездка на основе лирического вмешательства индивида как эго, «субъекта» и его души, той своеобразной презумпции, с помощью которой западный человек встал между тем, чем он является как создание природы (с определенными инструкциями по выполнению ) и те другие творения природы, которые мы можем без всяких ограничений называть объектами.Поскольку человек сам является объектом, что бы он ни считал своими преимуществами, чем больше вероятность признать себя таковым, тем больше его преимуществ, особенно в тот момент, когда он достигает humilitas, достаточного, чтобы сделать его полезным.

Дело доходит до того, что использование человека им самим и, следовательно, другими, заключается в том, как он представляет свое отношение к природе, той силе, которой он обязан своим несколько незначительным существованием. Если он разрастется, он мало что сможет петь, кроме самого себя, и будет петь, природа так парадоксальна, как искусственные формы вне его самого.Но если он остается внутри себя, если он содержится в своей природе, поскольку он является участником большей силы, он сможет слушать, и его слух через себя даст ему секреты, которые разделяют объекты. И по обратному закону его формы будут делать свой собственный путь. Именно в этом смысле проективный акт, то есть действие художника в более широком поле объектов, ведет к измерениям, большим, чем человек. Для мужчины проблема в тот момент, когда он набирает обороты во всей полноте, состоит в том, чтобы придать своей работе серьезность, серьезность, достаточную для того, чтобы вещь, которую он делает, попыталась занять свое место рядом с вещами природы.Это непросто. Природа действует из благоговения, даже в ее уничтожении (виды гибнут с треском). Но дыхание - это особая квалификация человека как животного. Звук - это измерение, которое он расширил. Язык - одно из его самых гордых поступков. И когда поэт покоится в них, как они есть в нем самом (в своей физиологии, если хотите, но в жизни в нем, при всем при этом), тогда он, если он предпочитает говорить, исходя из этих корней, работает в той области, где природа имеет учитывая его размер, проективный размер.

Это проективный размер, которым обладает пьеса « Троянские женщины » [20], потому что она способна устоять, не так ли, как ее люди, рядом с Эгейским морем - и ни Андромаха, ни море не уменьшаются.В менее «героическом», но столь же «естественном» измерении Seami заставляет Рыбака и Ангела стоять в стороне в Hagoromo . [21] И Гомер, который является таким неизученным клише, что я не думаю, что мне нужно вдаваться в подробности. какого масштаба девочки Навсики стирают одежду.

Я должен утверждать, что такие произведения - и я использую их просто потому, что их эквиваленты еще не созданы - не могли исходить от людей, задумавших стих без полной уместности человеческого голоса, без ссылки на то, откуда берутся строки, у человека, который пишет.Я также не считаю случайным то, что в этой конечной точке аргументации я должен использовать, например, двух драматургов и поэта-эпоса. Ибо я рискну предположить, что, если проективный стих практикуется достаточно долго, достаточно сильно продвигается вперед по курсу, который, я думаю, он диктует, стих снова может нести гораздо больше материала, чем он несут в нашем языке со времен елизаветинских времен. Но его нельзя перепрыгнуть. Мы только начинаем хиты, и если я думаю, что Cantos имеют более «драматический» смысл, чем пьесы Mr.Элиот, это не потому, что я думаю, что они решили проблему, а потому, что методология стиха в них указывает путь, которым однажды может быть решена проблема большего содержания и больших форм. Элиот, по сути, является доказательством существующей опасности, «слишком легкой» практики стихотворения, как это было, а не как должно быть. Нет сомнений, например, в том, что линия Элиота, начиная с «Пруфрока» [22] и далее, имеет речевую силу, является «драматической», фактически, это одна из самых заметных строк со времен Драйдена.Полагаю, это напрямую связано с ним из Браунинга, как и многие ранние работы Паунда. В любом случае линия Элиота имеет очевидную обратную связь с елизаветинцами, особенно с монологом. И все же О. М. Элиот является , а не проективным. Это можно было бы даже оспорить (и я говорю это осторожно, поскольку я сказал все вещи о непроективном, рассмотрев, как каждый из нас должен спасти себя по-своему и насколько, в этом отношении, каждый из нас должен непроективное, и будет продолжать быть в долгу, поскольку оба идут бок о бок друг с другом), но можно утверждать, что именно потому, что Элиот остался внутри непроективного, он терпит неудачу как драматург - что его корнем является только ум, и при этом схоластический ум (невысокий intelletto , несмотря на его очевидную ясность) - и то, что в своих слушаниях он оставался там, где есть ухо и разум, только ушел от своего прекрасного уха наружу, а не, как я сказал проективный поэт будет спускаться через работу своего собственного горла к тому месту, откуда исходит дыхание, откуда дыхание берет свое начало, откуда должна исходить драма, где, по совпадению, возникают все действия.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Наиболее влиятельное эссе Олсона «Projective Verse» было написано и переписано в переписке с Фансесом Болдероффом и Робертом Крили и напечатано в журнале Poetry New York , no. 3, 1950; многократно переиздавался, сначала (частично) в Автобиография Уильяма Карлоса Уильямса (Нью-Йорк: Random House, 1951), но также в брошюре Projective Verse (Нью-Йорк: Тотем, 1959), в The New Американская поэзия 1945-1960 гг. , изд.Дональд Аллен (Нью-Йорк: Grove Press, 1960), в HU и в SW . Название опирается на ряд источников, включая «проективную геометрию» (которую Олсон знал из своих чтений в Боноле, Кокстере и Вейле; см. «Равный, то есть сам по себе») и «проективное искусство» театр (который Олсон преподавал в 1952 году в колледже Блэк-Маунтин; в описании его курса подчеркивалось, что «исторически использовались поэтом, а теперь снова и снова, как корень драмы» [ OJ 2: 27]).

«Проективный стих» предлагает раннюю кристаллизацию поэтики Олсона, но, следуя изречению Эдварда Дальберга «ОДНО ВОСПРИЯТИЕ ДОЛЖНО НЕМЕДЛЕННО И НЕПОСРЕДСТВЕННО ВЕДИТЬ К ДАЛЬНЕМУ», Олсон продолжал продвигать свои исследования.Попытки создания продолжения включают «Письмо к Элейн Файнштейн» 1959 года и два отдельных неопубликованных эссе под названием «Проективный стих II» [опубликованные посмертно в 2010 году издательством Chax Press под редакцией Джошуа Хойнка], одно датировано 1956 годом, другое - 1959 годом. ранее Олсон спрашивает:

Имеет язык только то свойство, что он позволяет поэту торговать между собой и вами, обменивая свои термины на ваши, и получать от него не больше силы, чем ваше признание того, что он говорит за вас? Но так ли он, даже в лучшем виде? Сможет ли он, когда вы сами причастны и так увлечены, волей-неволей, стихами или без стихов? В следующую секунду вы будете говорить словами, которые, как я предлагаю, перед для всех, кто вы есть, и более необходимы вам, если вы должным образом заняты тем, что значит быть человеком, чем пальцами ног или противоположным большим пальцем. , что если вы двигаетесь так, как человек с тех пор, как он или природа возвели его к речи, к способности говорить, вы двигаетесь вместе с собой или против себя - у вас больше или меньше жизни - ровно в той степени, в которой язык дает вам силы.(Storrs, Prose Series)

Несмотря на преимущественно литературную направленность его эссе, конечный интерес Олсона к концепции «Проективного стиха» является феноменологическим, что становится особенно ясно в неопубликованном прозаическом произведении 1965 года «Проективное в поэзии и мысли; и Paratactic ». Здесь Олсон развивает понятие «практики», которое намного превосходит акцент на построении стихов в эссе 1950 года:

Мой интерес в добавлении паратактики к любому предыдущему проективному (предполагаемое предписывающее вечное) состоит в том, чтобы предположить на основе опыта, что поэзия и мысль, называемые целенаправленным поведением «практикой», требуют какого-то иного способа действия - активности буквально, жизни. круглосуточно, даже есть, заниматься любовью по-разному, оказавшись вовлеченным в невозможную войну с реалистичными, и с реалистичными людьми -

.. . мой . . . точка была бы. . . этот синтаксис. . . или порядок всего движения. . . имеет название паратаксис

Аристотель называл это способом, которым бусинки нанизываются на нитку одна бусина и нить за другой.И есть ощущение, что это одна ступня после предыдущей, и ничего не происходит, кроме последовательности, а с этот порядок последовательности во времени ... известно только в том случае, если вы сами ставите одну следующую вещь после той, которую вы определенно выразили, как ваша ступня за предыдущий шаг - и т. д. последовательность во времени является исключительно опытом с точки зрения другого, известного и ощутимого порядка - физический, буквально и временной.. .

Что-то подобное в любом случае будет мечтой об успехе того, что также является полезностью того, что я назвал Projective (Storrs, Prose Series)

[2] Опознано Ральфом Мод как Рене Нелли, который спрашивает в Poésie overte poésie fermée : «Mais y a-t - il une poésie ouverte sur le reel et un poésie fermée sur les mots? - «Но разве есть стихи, открытые на реальном, а стихи закрытые на словах?» ( Olson’s Reading , стр.84 и 277 п. 29).

[3] Описание Вордсворта Китсом из письма Ричарду Вудхаузу от 27 октября 1818 г .:

Что касается поэтического характера (я имею в виду тот вид, членом которого, если я являюсь чем-либо, я являюсь; тот вид, отличающийся от Вордсворта или эгоистического Возвышенного; который является вещью как таковой и стоит особняком), то это не сам - у него нет «я» - это все и ничто - у него нет характера - он наслаждается светом и тенью; он живет в удовольствии, будь оно грязным или справедливым, высоким или низким, богатым или бедным, низким или возвышенным - ему доставляет столько же удовольствия зачать Яго, сколько Имоджин.То, что шокирует добродетельного философа, восхищает поэта-хамелеона. (Письма Джона Китса, с. 184)

[4] 1910 год (год рождения самого Олсона) во многих отношениях является магнитом, собирая факты так же, как магнит собирает железные опилки. В своей поэме «La Préface» 1946 года Олсон нарисовал дату так:

.

() 1910 (

)

Это не непонятно. Мы новорожденные…
...........................................................................
В закрытых скобках говорится: мертвые хоронят мертвых,
. а это не очень интересно
Открой, фигура стоит у дверей, ужас его
и ушел, одержимый, о новый Осирис, корабль Одиссей.

( CP 47)

Джон Кларк в своих заметках к осеннему семинару Олсона по мифологии 1964 года дает альтернативный глянец:

Затем пришло психическое пробуждение:

1903 Гертруда Стайн, Quod Erat Demonstrandum

(опуб.1950 как Вещи такими, какие они есть )

1909 Штейн, три жизни!

фунтов, ликований, персоны

Феноменология восприятия ХХ в. закончился период неолита, 1910 год - возвращение возможности паратактической поэтики, как в случае с плейстоценовым человеком, когда поэзия и мифология были единым целым, мифов-логос нетронутыми.

[5] В своем письме Роберту Крили 22 июня 1950 года Олсон написал: «ТРОЧИ: с его помощью новый язык для ИСПОЛЬЗОВАНИЯ сделал США (где он его взял, хорез? ”( O / RC 1: 140).Здесь «он» - это Паунд, у которого в 81-й песне сказано: «Чтобы сломать пентаметр, это был первый подъем».

[6] В ранней версии своего эссе «Человеческая вселенная» Олсон пишет:

Восстановить во владение методологию выражения, которая будет равна законам, которые так богато определяют исходную функцию, которую мы называем человеческой жизнью, - это, конечно, задача. И в другом месте я утверждал, что первый принцип состоит в том, что если вы предлагаете передать власть, вы должны управлять в процессе передачи кинетической, по крайней мере, равной тому, с чего вы начинаете.Вот почему мы ничего не будем делать, пока не представим то, что мы есть, а именно условия человеческого существа, какова, собственно, природа человеческой жизни. (Гловер дисс., С. 271)

[7] В третьем из трех принципов, приведенных в «Ретроспективе», например, «Что касается ритма: сочинять в последовательности музыкальных фраз, а не в последовательности метронома» ( Литературные эссе Эзры Паунда , изд. Т. С. Элиот [Нью-Йорк: Новые направления, 1968], стр. 3).

[8] В письме от 5 июня 1950 г., чтобы отличить «от» от «чудо техники», последнее из которых он описывает как

Абсолютный булл / дерьмо.То есть: интеллект, который рекламировал Одена как техническое чудо, и т. Д. Не имея возможности полностью контролировать изношенный и бесполезный характер его сущности: мысли. Позиция, которая имеет вес, сначала : в форме / больше, чем говорите: то, что у вас есть выше: никогда не дойдет до: содержания. Никогда в мире богов. Как бы то ни было, форма теперь стала настолько бесполезным термином /, что я краснею, чтобы использовать его. Я имею в виду немного использования Стивенса (вещи, созданные в стихотворении и существующие там ...), а также перейду к: возможные варианты метода для пути в / в 'предмет': чтобы прояснить: эта форма никогда не бывает более чем расширением содержимого.Разыгрываемый или возможный «застой» для мысли. ( O / RC 1: 78-79)

[9] Видимо в разговоре. Джон Чех в книге Чарльз Олсон и Эдвард Дальберг: портрет дружбы (Виктория, Британская Колумбия: английское литературоведение, Университет Виктории, 1982) цитирует неопубликованную свободную рукописную заметку Олсона 1945 года: «Доведите до крайности свое воображение. и продолжайте дальше: большой провал, малый - никогда. И снова ED имеет смысл: одна интуиция должна вести только к другому, более далекому месту »(стр.88-89).

[10] Анонимное стихотворение шестнадцатого века.

[11] Поднятые Олсоном (наряду с другими строчками) из неопубликованной прозаической пьесы «Рты, кусающие пустой воздух», датированной 27 октября 1946 года, которая сейчас находится в Storrs.

[12] Рыбак из Глостера, упомянутый также в «Письме 20» стихов Максимуса ( MAX, 89, 91), в «Утренних новостях» ( CP 122) и в «Журнале Олсона о круизе по мечной ловле» за 1936 год. Дорис М. Хавс ”( OJ 7:10, 19).

[13] Харт Крейн и Эрнест Феноллоса (последний обсуждает синтаксис в The Chinese Written Character ). Позже Олсон высказал критику Крейна и Робину Блейзеру - остроумие: «Я бы поверил вам где угодно с изображением, но у вас нет синтаксиса». См. Протокол Общества Чарльза Олсона , нет. 8 («Специальный выпуск для конференции Робина Блазера»), стр. 13.

[14] Шекспира Двенадцатая ночь 1.1.1-17.

[15] «Спиритус» - и дыхание, и дух.

[16] Вступительная строка стихотворения Олсона «Зимородки» ( CP 86)

[17] Из «Похвалы» Олсона ( CP 98)

[18] Японский писатель конца четырнадцатого и начала пятнадцатого веков, также известный как Мотэкиё. В 1961 году, после прочтения версии Seami Yashima в Origin , Олсон написал Сиду Корману: «Если вы найдете кого-нибудь, кто буквально и полностью перевел Seami Autobiography , я буду обязан услышать об этом.Я по-прежнему убежден в его важности (чтение его новой пьесы, которую вы опубликовали, еще раз подчеркивает, какой он безупречный поэт »( O / CC 2: 173).

[19] Произведение свободно связанной группы поэтов, впервые опубликованное Луи Зукофски в специальном выпуске журнала Poetry в 1931 году.

[20] Троянские женщины Еврипид.

[21] Одна из пьес Но, переведенная Паундом, во вступительной записке которой говорится: «Пьеса показывает связь раннего Но с танцем Бога» ( Эзра Паунд: Переводы [Нью-Йорк: New Directions, 1963] , п.308).

[22] Т.С. Поэма Элиота «Любовная песня Дж. Альфреда Пруфрока».

Примеры стихотворений в произвольном стиле

В стихотворениях в произвольном стиле не будет установленного размера, который представляет собой ритм слов, схему рифм или какую-либо конкретную структуру. Некоторым поэтам это освобождает возможность прихоти изменить свое мнение, в то время как другим кажется, что они не могут хорошо справиться с этой задачей. Роберт Фрост заметил, что написание произвольных стихов похоже на «игру в теннис без сетки»."

Свободные стихотворения: без правил

Свободные стихотворения не следуют правилам и не имеют рифмы или ритма; но они по-прежнему являются художественным выражением. Иногда их считают современной формой поэзии; но Свободные стихотворения существуют уже сотни лет.

Ниже приведены несколько примеров стихотворений, написанных Келли Ропер с нашего дочернего сайта LoveToKnow.com:

« The First Time We Kissed» Автор: Келли Ропер

Я нервно стояла под светом крыльца

Когда ты улыбнулся мне и подошел ближе.

Ты взял меня на руки, и мое сердце начало так громко стучать

Я был уверен, что ты это слышишь, но притворялся, что не слышишь.

Вы увлажнили губы, глубоко посмотрели мне в глаза,

А потом нежно прижались губами к моим.

Мгновенная пауза, и ты снова коснулся моих губ своими,

Шепот поцелуя, обещавший, что впереди еще больше.

Мы снова поцеловались, и во время этого поцелуя я почувствовал, что наконец вернулся домой.

Оглядываясь назад, я знаю, что был прав, когда мы целуемся на ночь, и я выключаю свет.

«За морским кораблем» Уолта Уитмена

За морским кораблем - после свистящего ветра;

За бело-серыми парусами, натянутыми на лонжероны и канаты,

Внизу мириады, мириады волн, спешащие, поднимая свои шеи,

Непрерывным потоком устремляющиеся к следу корабля:

Волны океан, пузырящийся и журчащий, беспечно любопытный,

Волны, волнистые волны - жидкие, неровные, равнодушные волны,

К этому вихревому течению, смеющемуся и плавучему, с изгибами,

Где смещалось большое Судно, плывущее и лавирующее поверхность;

«Город выбоин» Келли Ропер

Зигзагообразно по дороге

Пытаться не отклониться от центральной линии

Или врезаться в бордюр

Или сломать ось

Или сплющить шину

Или ветер в следующей неожиданной воронке.

Вождение в Толедо - это не спорт

Для робких, здравомыслящих или недостаточно застрахованных.

«Бесконечное сомнение в себе» Келли Ропер

Достаточно ли я хорош?

Я не совсем уверен.

На самом деле, я уверен, что нет.

Что заставило меня подумать, что я могу написать это стихотворение?

Все будут смеяться над этим, когда прочитают это,

Или, что еще хуже, они будут молчать и сдерживать свою критику.

Или, что еще хуже, они скажут именно то, что думают, и я буду раздавлен.

Или, что хуже всего, они скажут мне, что это здорово, но не напрасно.

И даже если им это действительно нравится, я все равно буду гадать, достаточно ли он хорош.

"Свободный стих" Роберта Грейвса

Я сейчас восхищаюсь

Несмотря на

Из могущества

И правильно

Из классическая традиция,

В письменной форме

И декламируя

Прямо вперед,

Без позволения и упущения,

Любая небольшая рифма

В любое короткое время

Это крутится в моей голове;

Потому что, как я сказал,

Мои рифмы больше не будут стоять в обличье

Как прусские солдаты на параде

Этот марш,

Жесткий, как крахмал,

Пеший к ноге,

Ботинок в сапог,

От лезвия к лезвию,

Пуговица к пуговице,

Щеки, отбивные и подбородки, как баранина.

Нет! Нет!

Мои рифмы должны идти.

«Ода кофе» Келли Ропер

Красивая коричневая жидкость, дымящаяся в моей чашке,

Становясь мутной рекой, когда я добавляю сливки.

Аромат, придающий мне храбрость,

Аромат, который на вкус как надежда на лучший день,

И энергия, которая обновляет мою волю к жизни.

Завтра утром мы снова все сделаем, друг мой.

«Самсон Агонист» Джона Мильтона

Но терпение - это скорее упражнение. может нанести.

Little Shelter Cat by Kelly Roper

Я вошел в убежище и огляделся.

Из всех бездомных котят ты выделялся как маяк.

Я поднял тебя, и ты мурлыкал и сладко прижимался к моим объятиям.

Как будто мы всегда знали друг друга, всегда были вместе.

Я заполнил форму, сделал пожертвование и отвез вас домой.

Ты больше не котенок из приюта. Ты мой.

Поэзия Жанры

Поэзию можно разделить на три типа: лирическую, повествовательную и драматическую. Для каждого типа будут предложены объяснения и примеры.

Лирическая поэзия

Лирическая поэзия связана с эмоциями и написана песенным способом. Два типа лирической поэзии - это оды и сонеты.

Известные авторы лирических стихов:

  • Кристина де Пизан
  • Тереза ​​Авилы
  • Антонио Мачадо
  • Т. С. Элиот
  • Шекспир

Сонеты делятся на два типа; итальянский сонет и английский, или шекспировский сонет. Поэты лирического стиля используют слова, выражающие их чувства, представления и настроения.

Отрывок из сонета Шекспира Номер 18 следует:

«Могу я сравнить тебя с летним днем? Май,

И у летней аренды слишком короткий срок:

Повествовательная поэзия

В повествовательной поэзии рассказывается история об обществах, культурах и героях.Эпические стихи очень длинные, часто охватывают события за годы; а баллады - другой тип повествовательной поэмы.

Среди известных авторов:

  • Джеффри Чосер
  • Эдгар Аллан По
  • Генри Уодсворт Лонгфелло

Вот отрывок из Hiawatha Лонгфелло:

45 «На берегу стоял Hiawatha,

,

. Повернулся и махнул рукой на прощание:

На прозрачной и светящейся воде

Спустил березовое каноэ в плавание,

С гальки края

Швырнул в воду;

Прошептала ему: «На запад! на запад! »

И он со скоростью рванулся вперед."

Драматическая поэзия

Драматическая поэзия написана в стихах и обычно предназначена для чтения. Она рассказывает историю или описывает событие драматическим и интересным образом.

Среди известных поэтов:

  • Шекспир
  • Бен Джонсон
  • Кристофер Марлоу
  • Редьярд Киплинг

Ниже приводится отрывок из книги Киплинга Закон джунглей .

«Мыть ежедневно от кончика носа до кончика хвоста; пейте много, но никогда не слишком много; И помните, что ночь для охоты, и не забывайте, что день для сна.Шакал может следовать за Тигром, но, Детеныш, когда у тебя вырастут усы, Помни, что Волк - Охотник - иди и найди свою собственную пищу. Сохраняй мир с Повелителями Джунглей - Тигром, Пантерой и Медведь. И не беспокойтесь, Хати Безмолвный, и не издевайтесь над Кабаном в его логове ».

Свободные стихотворения могут быть любым из этих видов поэзии или даже комбинацией любых из них.

Стихи и цитаты

Как и хорошие проповедники, доктор МакГи часто ставил точку в нашем сознании или трогал наши сердца цитатами или стихотворениями.Вы найдете здесь сотни высказываний, заставляющих задуматься. Если вы ищете конкретную цитату, воспользуйтесь поисковой системой, чтобы найти ее, или просмотрите Учебное пособие по книге Библии, которую вы изучали.

Стихи и цитаты, услышанные в программах воскресной проповеди, перечислены ниже в алфавитном порядке по названию проповеди.

Авраам поведет нас в молитве

«Скажи Богу все, что в твоем сердце, как ты разгружаешь свое сердце, его удовольствия и его боли, дорогому другу.Расскажи Ему о своих бедах, чтобы Он утешил тебя; скажи Ему свои радости, чтобы Он отрезвил их; скажи Ему свои стремления, чтобы Он очистил их; скажи Ему, что тебе не нравится, чтобы Он помог тебе победить их; поговорите с Ним о ваших искушениях, чтобы Он оградил вас от них; покажи Ему раны твоего сердца, чтобы Он исцелил их; обнажите свое безразличие к добру, свои порочные пристрастия к злу, свою нестабильность. Скажите Ему, как себялюбие делает вас несправедливым по отношению к другим, как тщеславие искушает вас быть неискренним, как гордость скрывает вас от себя и других.Если вы таким образом изольете все свои слабости, потребности, проблемы, не будет недостатка в том, что сказать. Вы никогда не исчерпаете тему. Он постоянно обновляется. Люди, не знающие друг от друга секретов, никогда не нуждаются в предметах для разговора. Они не взвешивают свои слова, потому что нечего сдерживать; они и не ищут, что сказать. Они говорят от всего сердца, не задумываясь о том, что думают. Блаженны те, кто достигает такого знакомого, безоговорочного общения с Богом.”
- Фенелон

Удивительное, тревожное и ужасное отступничество

Однажды в сумерках во время трагической кровавой битвы при Батаане 19-летний парень из Индианы нацарапал в поэтической форме бремя своего сердца. Рано утром следующего дня он был убит. Деталь из погребения, найденная его стихотворением:

И если наши стропы провиснут и разорвутся
Из-за того, что вы не смогли сделать,
Этот дополнительный танк, этот корабль, тот самолет
, которого мы ждали напрасно.
Вы тогда возьмете на себя вину?
Потому что мы, а не вы, должны заплатить цену,
Битв проиграли вы, а не мы.
–Автор неизвестен

Пустая скамья

Я - пустая скамья.
Я голосую за мир, а не за Бога.
Я отрицаю Библию.
Я издеваюсь над проповедуемым Словом Божьим.
Я поддерживаю христианское общение.
Я смеюсь в молитве.
Я нарушаю Четвертую Заповедь;
Я свидетель нарушенных торжественных клятв.
Советую людям есть, пить и веселиться, ибо завтра мы умрем.
Я присоединяюсь к своему голосу со всеми атеистами и бунтовщиками против человеческого и божественного закона.
Я - пустая скамья.
Я могила посреди собрания.
Прочтите эпитафию мою и будьте мудры.
–Автор неизвестен

Сладко-горькая жизнь

Я не имею ничего общего с завтрашним днем,
Мой Спаситель позаботится об этом.
Если Он наполнит его бедами и печалью,
Он поможет мне страдать и терпеть.
Я не имею никакого отношения к завтрашнему дню,
Его бремя тогда зачем мне делить?
Его благодать и его вера Я не могу одолжить,
Тогда зачем мне брать его заботу?
–D.W. Whittle

Разве нет другого пути, Боже,
Кроме печали, боли и потерь?
Чтобы запечатлеть образ Христа на моей душе,
Другого пути, кроме креста?
И тогда голос успокаивает всю мою душу,
Это успокаивает волны Галилеи,
«Разве ты не несешь печи
Если среди пламени я иду с тобой?
Я нес крест, я знаю его вес,
Я выпил чашу, которую держу для тебя.
Разве ты не можешь пойти туда, куда Я веду?
Я дам тебе силы, опирайся на Меня.«
- Неизвестный автор

Даниил: Человек молитвы

«О Всемогущий и Вечный Бог! Как ужасен этот мир! Вот, он открывает пасть, чтобы поглотить меня, а я так мало доверяю Тебе! … Как слаба плоть и как могущественен сатана! Если я полагаюсь только на силу этого мира, все кончено! … Мой последний час настал, мое осуждение вынесено! … О Боже! О Боже! … О Боже! Помоги мне против всей мудрости мира! Сделай это; Ты должен сделать это ... Ты один ... потому что это не моя работа, а Твоя.Мне здесь нечего делать, не за что бороться с этими великими людьми! Я должен желать, чтобы мои дни текли мирно и счастливо. Но причина - Твоя… и это праведная и вечная причина. О, господин! Помоги мне! Верный и неизменный Бог! Я ни на кого не верю. Было бы напрасно! Все, что от человека, неопределенно; все, что исходит от человека, терпит поражение… О Боже! Боже мой, ты меня не слышишь? … Боже мой, ты мертв? … Нет! Ты не можешь умереть! Ты прячешься только Себя! Ты выбрал меня для этой работы.Я это хорошо знаю! … Действуй же, о Боже… стой рядом со мной, ради Твоего возлюбленного Иисуса Христа, который является моей защитой, моим щитом и моей крепкой башней ».
– Мартин Лютер

Темная сторона любви

Разве нет другого пути, о Боже,
Кроме печали, боли и потерь,
Запечатать подобие Христа на моей душе,
Нет другого пути, кроме креста?
И тогда голос успокаивает всю мою душу,
Как успокаивают волны Галилеи.
Разве ты не несешь печи?
Если я иду с тобою среди пламени?
Я нес крест, знаю его вес;
Я выпил чашу, которую держу для тебя.
Разве ты не можешь пойти туда, куда я веду?
Я дам тебе силы, опирайся на Меня!
– Автор неизвестен

Бог не обещал, что небо всегда будет синим,
Дороги, усыпанные цветами, проходят всю нашу жизнь;
Бог не обещал солнца без дождя,
Радость без печали, мир без боли.
Бог не обещал, что мы не узнаем
Труд и искушение, беды и горе;
Он не сказал нам, что мы не понесем
Много бремени, много забот.
Бог не обещал гладких и широких дорог,
Быстро, легко путешествовать, не нуждаясь в проводнике;
Никогда не гора, каменистая и крутая,
Никогда не река, мутная и глубокая.
Но Бог обещал силы на день,
Покой для делателя, свет на пути,
Благодать для испытаний, помощь свыше,
Непреходящее сочувствие, бессмертная любовь.
- Энни Джонсон Флинт

В тигле

Из шахты и тьмы,
Из сырости и плесени,
Из огненной печи,
Приходит каждая золотая крупинка,
Измельчена на атомы и сравняется с землей
До самой скромной пыли,
Без сердца жаль,
Никогда не доверять руке.
Расплавленный, забитый и избитый,
Похоже, этого нельзя делать.
Ой! для такого огненного испытания,
Что сделало бедное золото?
Ой! Было милосердием оставить его
Пух во сырости и плесени;
Если это слава жизни,
Тогда лучше быть отбросом, чем золотом.
Под прессом и роликом,
В пасти монетного двора,
Штампованный гербом свободы
Без изъянов и царапин;
Ой! Какая радость, доработка
Из сырости и плесени!
И с прославленным изображением штампа,
О, прекрасная золотая монета!
– Автор неизвестен

Изменил ли Бог когда-нибудь свое мнение?

Это укрепляет мою душу, зная
Что, хотя я и погибаю, Истина такова:
Что, как бы я ни сбивался с пути,
Что бы я ни делал, Ты не меняешься.
Я вернее шагаю, когда вспоминаю
Что, если я поскользнусь, Ты не упадешь.
- Артур Хью Клаф?

Ответ Бога на проблемы в такие времена

Не мнение человека, а Слово Бога

Я не могу высказывать свое мнение;
Если так, мой свидетель будет слабым.
Не то, что я нахожу в человеческих книгах,
Или выводы человеческого разума,
Но то, что мой Бог соизволил дать,
Учение, посредством которого мы можем жить;
Книга Небес, Священная страница,
Скала веры во все времена!
Вот только мое послание должно быть
Если я благословлю человечество.
Мне не осталось искать, конечно,
На странице обучения найти Истину,
Но вот оно у меня под рукой
Слово, которое будет стоять вечно.
Неизменный, прочный, уверенный.
Истоки Божественного источника свежи и чисты.
–Уильям Олни

Руки Иисуса

Стук, стук, кто там?
Ожидание, ожидание, о, как справедливо!
«Это странник, странный и царственный.
Никогда не видел такого раньше.
Ах! душа моя, за такое чудо,
Ты не откроешь дверь?
Стук, стук, все еще Он здесь,
Ожидание, ожидание, чудесная ярмарка;
Но дверь трудно открыть,
Для сорняков и лозы плюща,
С их темными и цепляющимися усиками,
Когда-нибудь петли вокруг петель переплетаются.
Стук, стук - что! все еще там?
Ожидание, ожидание, грандиозное и справедливое;
Да, пронзенная рука все еще стучит,
И под венцами
Лучи терпеливыми глазами, такими нежными,
Спасителя твоего, ожидающего там.
- Харриет Бичер-Стоу, 1876 г.,

Он снова идет!

Наш Маленький Господь

Наш маленький Господь, мы воздаем Тебе хвалу,
что Ты соизволил встать на наши пути.
Рожден Марией, будущим мужем,
и все ангелы поют тебе.
Сын Вечного Отца Он лежал,
убаюкивал в сеновале.
Вечный Бог является
в нашей хрупкой плоти, крови и слезах.
То, что земной шар не мог охватить,
укрыто лежит на коленях у Марии.
Просто младенец, очень маленький,
но Господь всего мира - Он.
– Мартин Лютер

Они искали царя
Чтобы убить своих врагов и поднять их высоко;
Ты сам, маленький ребенок
Это заставило женщину плакать.
- Джордж Макдональд

Дом: жертва последних дней

Подрастающий сын

Кажется, что так мало времени
Так как он играл у меня на коленях,
И когда я заговорил с ним, мои глаза
Опустили бы его лицо, чтобы увидеть.
И теперь, всего через несколько коротких лет,
(О Боже, какие могут быть годы!)
Мои глаза должны повернуться вверх, потому что тогда
Он будет смотреть на меня сверху вниз.
Дорогой Бог, если в годы, прошедшие к
, я была в какой-то мере пригодна
Чтобы заслужить взор детства,
И только немного перепела,
Помогите мне, пожалуйста, в ближайшие годы
Более благородной женщины еще не было -
Что, когда его глаза должны повернуться вниз,
Его душа по-прежнему будет смотреть на меня.
- Дороти Маркхэм Браун

Насколько велик Бог?

Нет времени для Бога; какие мы глупцы, чтобы загромождать нашу жизнь обычными вещами,
И оставлять без сердца Господа Господа жизни и саму жизнь.
Богу некогда говорить, что нет времени есть или спать, или любить, или умирать.
Найдите время для Бога, или вы уменьшите свою душу.
И когда ангел смерти постучится в твою дверь,
Ты будешь бедным, уродливым существом, чтобы шагнуть в вечность.
Нет времени для Бога? В тот день, когда приходит болезнь или беда обнаруживает вас,
И вы взываете к Богу, найдет ли Он для вас время?
Нет времени для Бога? Когда-нибудь ты оставишь это смертное я
И отправишься в неизведанные миры.
И когда вы встречаетесь с Ним лицом к лицу,
Будет ли у него - если Он - будет время для вас?
– Автор неизвестен

Это не потому, что Бог велик, а я мал;
Это не потому, что Он живет вечно.
А моя жизнь - всего лишь на ладонь;
Это не из-за разницы
Между Его всеведением и моим невежеством,
Его силой и моей слабостью,
То, что я расстался с Ним.
Ваши грехи разделили
Между вами и вашим Богом.
Нет, человек, строй он Вавилоны так высоко,
Достигнет туда.
Есть одно средство, с помощью которого
Разделение подошло к концу,
С помощью которого все объективные препятствия для союза
И все субъективные препятствия
одинаково сметены.
Христос пришел, и в Нем
Небеса наклонились, чтобы коснуться
И, прикоснувшись, благословить эту низкую землю,
И человек и Бог снова едины.
– Автор неизвестен

Как иметь общение с Богом

Скажите Богу все, что в вашем сердце, как вы разгружаете свое сердце, его удовольствия и его боли, дорогому другу.Расскажи Ему о своих бедах, чтобы Он утешил тебя; скажи Ему свои радости, чтобы Он отрезвил их; скажи Ему свои стремления, чтобы Он очистил их; скажи Ему, что тебе не нравится, чтобы Он помог тебе победить их; поговорите с Ним о ваших искушениях, чтобы Он оградил вас от них; покажи Ему раны твоего сердца, чтобы Он исцелил их; обнажите свое безразличие к добру, свои порочные пристрастия к злу, свою нестабильность. Скажите Ему, как себялюбие делает вас несправедливым по отношению к другим, как тщеславие искушает вас быть неискренним, как гордость скрывает вас от себя и других.Если вы таким образом изольете все свои слабости, потребности, проблемы, не будет недостатка в том, что сказать. Вы никогда не исчерпаете тему. Он постоянно обновляется. Люди, не знающие друг от друга секретов, никогда не нуждаются в предметах для разговора. Они не взвешивают свои слова, потому что нечего сдерживать; они и не ищут, что сказать. Они говорят от всего сердца, не задумываясь о том, что думают. Блаженны те, кто достигает такого знакомого, безоговорочного общения с Богом.
–Фенелон

Последний звонок

Жизнь в лучшем случае очень коротка,
Как падение листа,
Как переплетение снопа,
Успейте!
Мимолетные дни говорят быстро
Что жребий скоро будет брошен,
И фатальная черта пройдена,
Успейте!
Самые прекрасные цветы скоро тянутся,
Уходят молодость и красота;
О тебе осталось недолго,
Успеть!
Пока Дух Божий велит тебе прийти,
Грешник, не блуждай больше,
Чтобы не опечатать свою безнадежную судьбу,
Успейте!
- Чарльз Харрисон Мейсон

На крыльях орлов

Закон требует - благодать дает.
Ло говорит: «делай», а Грейс - «верь».
Закон требует - благодать дарует.
Закон говорит «работа», а Грейс - «отдых».
Закон угрожает, произнося проклятие - благодать умоляет, произносит благословение.
Закон говорит: «Делай, и будешь жить» - благодать говорит: «Живи и будешь делать».
Закон осуждает лучшего человека - благодать спасает худшего.
– Автор неизвестен

Гончар и глина

Harden Not Your Heart

Есть время, я не знаю когда,
Место, не знаю где,
Которое отмечает судьбу людей
К небесам или отчаянию.
Есть линия, которую мы не видели.
Которая пересекает все пути.
Скрытая граница между
Божьим терпением и Его гневом.
Преодолеть этот предел - значит умереть,
Умереть, как будто скрытно.
Он не может омрачить сияющий глаз,
Не утолить сияющее здоровье.
Совесть может быть спокойна,
Духи легкие и веселые;
То, что доставляет удовольствие, может радовать,
И осторожность откинь.
Но на том лбу Бог поставил
неизгладимый знак,
Человек невидимый, ибо еще человек
Слеп и во тьме.
И все же путь обреченного человека ниже
Май расцветает, как цветет Эдем.
Он не знал, не знает, не узнает,
И не чувствует, что он обречен.
Он чувствует, он видит, что все хорошо,
Все его страхи утихают.
Он жив, он умирает, он просыпается в аду,
Не только обреченный, но и проклятый.
О, где та таинственная родина,
, по которой пересекаются все пути,
, за пределы которой поклялся Сам Бог,
Что идущий погиб?
Как долго люди могут грешить?
Доколе упокоит Бог?
Где заканчивается надежда и где начинается
Пределы отчаяния?
Послан один ответ с тех небес:
«Вы, отошедшие от Бога,
Пока это называется сегодня, покайтесь,
И не ожесточайте сердца вашего.»
- Неизвестный автор

Правильная поза в молитве

Правильный путь

«Правильный способ для человека молиться»,
Сказал дьякон Лемуэль Киз,
«Единственное правильное положение
- это опуститься на колени».
«Нет, я бы сказал, способ молиться», - сказал преподобный доктор Уайз,
: «Стоит прямо с вытянутыми руками.
И восторженно вздернутыми глазами».
«Мне кажется, его руки должны быть
Благочестиво сложены впереди,
Оба больших пальца направлены в сторону земли», -
Сказал преподобный доктор Блант.
«В прошлом году я упал в колодец Ходжкина.
Сначала на голову», - сказал Сайрус Браун.
«Обеими пятками вверх,
головой вниз.
И я помолился тут же,
Лучшая молитва, которую я когда-либо произносил -
Самая молитвенная молитва, которую я когда-либо молился.
Стояла мне на голову ».
– Автор неизвестен

Вспомни Иисуса Христа

Когда Иисус пришел на Голгофу

Когда Иисус пришел на Голгофу, они повесили Его на дереве,
они забили большие гвозди по рукам и ногам и устроили Голгофу;
они короновали его терновым венцом, раны были красными и глубокими,
для тех были грубые и жестокие дни, а человеческая плоть была дешевой.
Когда Иисус пришел жить с нами, мы просто прошли мимо него,
мы не повредили ни единого его волоса, мы только позволили ему умереть;
, потому что мы стали нежнее и не причиняли ему боли,
мы просто прошли по улице и оставили его под дождем.
Иисус по-прежнему плачет: «Прости им, потому что они не знают, что делают»,
и до сих пор идет зимний дождь, проливающий насквозь;
толпы идут домой и уходят с улиц, не видя ни души,
и Иисус приседает, взбираясь на стену и взывает к Голгофе.
- Джеффри Анкетелл Стаддерт Кеннеди

Реальность, Реальность

Реальность, Реальность,
Господь Иисус Христос Ты для меня.
Из призрачного тумана и движущихся облаков,
Из движущихся теней и фантомных толп
Из нереальных слов и нереальных жизней,
Где истина с ложью слабо устремляется:
Из исчезновений, случайностей и перемен,
Мерцаний, исчезновений, стремительный и странный,
Я обращаюсь к моему славному покою в Тебе,
Кто есть великая Реальность.
–Франсес Хавергал

«О, жаль во веки веков, что будет такой, как Христос Иисус, такой безграничный, такой бездонный, такой несравненный в бесконечном великолепии и сладости, и так мало, чтобы принять Его».
- Сэмюэл Резерфорд

Так

Завершено

Ничего, большого или малого -
Ничего, грешник, нет;
Иисус умер и все заплатил,
Давным-давно.

Когда Он со Своего высокого престола
Преклонился, чтобы сделать и умереть,
Все было полностью сделано;
Слушайте Его крик!

Усталый, рабочий, обремененный,
Зачем вы так трудитесь?
Прекратите делать; все было сделано
Давно, давно.

До дела Иисуса вы цепляетесь
Простая вера
«Делать» смертельно опасно -
«Делать» заканчивается смертью.

Бросьте свои смертоносные «дела» -
Пойдите к ногам Иисуса;
Стой в Нем, в Нем одном,
Славно завершенный.

«Готово!» да, действительно,
Готово, все;
Sinner, это все, что нужно,
Скажите, а не так ли?
- Джеймс Проктор

Борьба за спасенную душу

«Беги, беги и делай», - говорит Закон.
Но не дает мне ни ног, ни рук.
Лучшая новость, которую приносит Евангелие,
Она велит мне летать и дает мне крылья.
– Автор неизвестен

История успеха неудачи

Мне приснилась смерть

Мне снилось, что смерть пришла той ночью
И врата Небес распахнулись.
С доброй милостью ангел провел меня внутрь.
И вот, к моему удивлению,
Стоял народ, которого я знал на земле.
Некоторые из них я счел непригодными -
Или малоценные.
Гневные слова сорвались с моих губ,
Но так и не вышли на свободу.
На каждое лицо показывал какое-то удивление
Меня никто не ждал!
– Автор неизвестен

Слезы Бога

Назад, течь назад, О волна лет!
Я так устал от труда и слез -
Труд без вознаграждения, слезы напрасны -
Возьми их и верни мне мое детство !?
- Из "Rock Me to Sleep" Элизабет Аллен

Ой! слишком убедительно - опасно дорого.
В женских глазах слезы неотразимые!
Это оружие ее слабости, которым она может владеть.
Чтобы спасти, покорить - одновременно копье и щит.
-Лорд Байрон

Мы, как церковь, не смогли эффективно донести христианскую весть до нынешнего поколения, а это поколение так отчаянно нуждается в ней. Я говорю это, потому что обнаружил, что сегодня образованный человек - это человек беспокойный. У него есть тошнотворное осознание собственной неуверенности, неадекватности, защиты и агрессии. Он трезво обнаружил, что не все люди по своей природе хороши, справедливы и честны, и что право не всегда преобладает. Он обеспокоен тем, что старые стандарты поведения и контроля больше не кажутся адекватными.Он начинает понимать, что все наши скудные усилия по исправлению положения не смогли остановить неумолимый дрейф общества.
–Ральф МакГилл

Сын Божий в слезах,
Видят удивляющиеся ангелы.
Удивляйся, душа моя,
Он пролил те слезы по тебе.
- Бенджамин Беддом

Непростительный грех

Harden Not Your Heart

Есть время, я не знаю когда,
Место, не знаю где,
Которое отмечает судьбу людей
К небесам или отчаянию.
Есть линия, которую мы не видели.
Которая пересекает все пути.
Скрытая граница между
Божьим терпением и Его гневом.
Преодолеть этот предел - значит умереть,
Умереть, как будто скрытно.
Он не может омрачить сияющий глаз,
Не утолить сияющее здоровье.
Совесть может быть спокойна,
Духи легкие и веселые;
То, что доставляет удовольствие, может радовать,
И осторожность откинь.
Но на том лбу Бог поставил
неизгладимый знак,
Человек невидимый, ибо еще человек
Слеп и во тьме.
И все же путь обреченного человека ниже
Май расцветает, как цветет Эдем.
Он не знал, не знает, не узнает,
И не чувствует, что он обречен.
Он чувствует, он видит, что все хорошо,
Все его страхи утихают.
Он жив, он умирает, он просыпается в аду,
Не только обреченный, но и проклятый.
О, где та таинственная родина,
, по которой пересекаются все пути,
, за пределы которой поклялся Сам Бог,
Что идущий погибает?
Как долго люди могут грешить?
Доколе упокоит Бог?
Где заканчивается надежда и где начинается
Пределы отчаяния?
Послан один ответ с тех небес:
«Вы, отошедшие от Бога,
Пока это называется сегодня, покайтесь,
И не ожесточайте сердца вашего.»
- Неизвестный автор

Вода из колодца Вифлеема

Прощен

Недалеко от Нью-Йорка, на одиноком кладбище,
Близко охраняет могилу, стоит простое надгробие,
И вся надпись состоит из одного слова -
Прощен.
Никакое изобразительное искусство скульптора не украсило его формы,
Но постоянно там, сквозь штиль и шторм,
Он несет это слово от бедного упавшего червяка -
Прощен.
Он не показывает дату рождения молчаливого,
Не показывает его слабости или ложь его достоинства,
Но рассказывает сказку с его нескольких футов земли -
Прощен.
Смерть не упоминается, имя невыразимо,
Под ним лежит тело, испорченное и холодное,
Выше покоится его дух, дома в загоне -
Прощен.
И когда с небес сойдет Господь,
Этот странник восстанет и славный конец,
Известен и дружен, чтобы петь без конца -
Прощен.
– Автор неизвестен

Как выглядит Бог?

Есть глаз, который никогда не спит под крылом ночи.
Есть ухо, которое никогда не закрывается, когда опускаются лучи света.
Есть рука, которая не устает, когда человеческая сила уступает.
Есть любовь, которая никогда не перестает, когда земная любит распад.
Этот невидимый глаз наблюдает за всем; эта рука держит небо.
Это ухо слышит зов воробья; эта любовь всегда рядом.
- Джеймс К. Уоллес

Какова твоя жизнь?

Комната без этажа

Желаю, чтобы в моей комнате был пол!
Я не так сильно забочусь о двери,
Но это ползать вокруг
Не касаясь земли
Становится довольно утомительно!
–Желетт Берджесс

Мой капитан

Из ночи, которая ослепляет меня,
Яркая, как солнце от полюса до полюса,
Я благодарю Бога, которого я знаю,
Для Христа, Победителя моей души.
С тех пор, как Он повлиял на обстоятельства,
Я не вздрогнул и не заплакал.
По правилу, которое люди называют случайностью.
Моя голова смиренно склонена от радости.
За пределами этого места греха и слез
Та жизнь с Ним! И Его помощь,
Несмотря на угрозу лет,
Держит и удержит меня, не боясь.
У меня нет страха, хотя ворота тесны,
Он очистил от наказания свиток.
Христос - Владыка моей судьбы,
Христос - Капитан моей души.
- Доротея Дэй

Invictus

Из ночи, которая покрывает меня,
Черный, как яма от полюса до полюса,
Я благодарю всех богов
За мою непобедимую душу.
В тисках обстоятельств
Я не вздрогнул и не заплакал.
Под ударами случайности
Моя голова в крови, но непокорена.
За этим местом гнева и слез
Вырисовывается, но Ужас тени,
И все же угроза лет
Обретает и найду меня бесстрашным.
Неважно, насколько тесны врата,
Как наказан свиток.
Я хозяин своей судьбы:
Я капитан своей души.
- Уильям Эрнест Хенли

Где находится Бог и что он делает?

Мир - бутон из беседки Его красоты;
Солнце - это искра из света Его мудрости;
Небо - это пузырь на море Его силы.
- Персидский поэт Джами

Создатель вселенной, как человек для человека был сделан проклятием.
Требования закона, которые Он предъявил, Он выполнил до конца.
Его святые персты сделали сук, из которого выросли шипы, венчающие Его чело.
Гвозди, пронзившие Его руки, были добыты в секретных местах, которые Он создал.
Он создал лес, откуда выросло дерево, на котором висело Его тело.
Он умер на деревянном кресте, но возвел холм, на котором он стоял.
Небо, потемневшее над Его головой, Им распростерлось над землей.
Солнце, скрывшее Его от лица Бога, по Его указу балансировало в космосе.
Копье, пролившее Его драгоценную кровь, закалилось в огне Божьем.
Могила, в которую было положено Его тело, была высечена в скалах, сделанных Его руками.
Престол, на котором Он сейчас появляется, был Его от вечных лет.
Но новая слава венчает чело Его, и каждое колено преклонится перед Ним.
–F.W. Питт

Кто? Иисус человек

Он создал леса, откуда они выросли.
Дерево, на котором висело Его тело;
Он умер на деревянном кресте.
Еще создал холм, на котором он стоял!
Небо, потемневшее над Его головой.
Им простиралось над землей;
Солнце, скрывшее от Него свой лик.
По Его указу балансировало в космосе!
– Автор неизвестен

Почему Бог стал человеком?

"Где высоко стоит храм Небесный"

Хотя ныне вознесся на высоту,
Он склоняет на землю око брата;
Причастник человеческого имени,
Он знает хрупкость нашего каркаса.
Наш соотечественник еще сохраняет
Сочувствие наших болей:
И все еще помнит в небесах
Его слезы, Его муки и плач.
Итак дерзновенно у престола,
Откроем все печали наши;
И просите помощи силы небесной
Чтобы помочь нам в злой час.
- стихи Майкла Брюса

Почему страдает народ Божий?

Если бы все было легко, если бы все были яркими,
Где бы был крест? Где бы драться?
Но в испытаниях, которые Бог дает вам,
шансов доказать, что Он может сделать.
- из гимна «Продолжай верить».

Ни боли, ни бальзама;
Нет шипа, нет престола;
Ни желчи, ни славы;
Ни креста, ни короны.
--Уильям Пенн

Должен ли я быть унесен в небеса
На цветущих клумбах непринужденности,
В то время как другие боролись за приз
И плыли по кровавым морям?
- из гимна «Крестный ли я воин?»

«Бог ничего не делает и не страдает, чтобы быть сделано, кроме того, что мы сами хотели бы - могли бы мы видеть все события вещей так же, как Он.
- Автор неизвестен

Я хотел пойти, Он сказал, оставайся;
Я хотел сделать, Он сказал молиться;
Я хотел работать, Он сказал, подожди;
Я хотел жить ради Него;
Люби меня, дитя, мягко сказал Он;
Да, Господи, я склонил голову;
Я хочу Твоего пути, я твой сын;
Не моя воля, но Твоя да будет.
– Автор неизвестен

Почему Бог ненавидел Исава

Свинья и пьяница

Как хорошо я помню
Twas в сумерках Декабрь
Когда я прогуливался по улицам в мужественной гордости
Когда мое сердце начало трепетать
И я упал в сточную канаву
И свинья поднялась и легла рядом со мной
Пока я лежу в сточной канаве
Мое сердце все еще трепещет
Проходящий мимо мужчина случайно сказал:
«Вы можете сказать человеку, который пьет в компании, которую он выберет»
И свинья встала и медленно пошла прочь. .
- Традиционная песня

Глядя на звезды, я хорошо знаю.
Что, как бы они ни заботились, я могу отправиться в ад….
Если бы все звезды исчезли или умерли,
Я бы научился смотреть на пустое небо
И ощущать его полную темноту и возвышенность,
Хотя это может занять у меня немного времени.
- «Более любящий» из «Посвящения Клио» У. Х. Одена

36 Похоронные стихи

Планируете ли вы похоронную службу или собираетесь на нее, есть много вещей, которые следует учесть, и не последнее из них - то, что именно сказать.Если вы изо всех сил пытаетесь подобрать правильные слова для панегирика, памятного чтения или открытки с соболезнованиями, позвольте следующим похоронным стихам помочь вам. Некоторые из этих стихов - изящные памятники тем, кто умер, другие борются с универсальным переживанием смерти, в некоторых даже есть оттенок юмора, так что есть хороший шанс, что какой бы тон вы ни пожелали, вы найдете идеальные похороны. стихотворение здесь.

Самые популярные похоронные стихи

Эти стихи популярны на похоронах не просто так - они отражают чувство горя или содержат слова утешения для близких, оставленных дома.

Не уходи в эту спокойную ночь Дилан Томас

Одно из самых популярных стихотворений для чтения на похоронах, слова Дилана Томаса являются волнующим напоминанием о тех, кто жил полноценной жизнью.

«Не уходи нежно в эту спокойную ночь,

Старость должна гореть и бредить в конце дня;

Ярость, ярость против умирающего света ».

«Не стой у могилы и плачь» Мэри Элизабет Фрай

Это стихотворение - прекрасное напоминание о том, что ваш любимый человек живет вокруг вас.

«Не стой у моей могилы и не плачь»

Меня там нет. Я не сплю.

Я - тысяча ветров, которые дуют.

Я - бриллиант, сверкающий на снегу… »

Смерть - это вообще ничто Генри Скотт Холланд

Многие люди находят это стихотворение успокаивающим - оно дает ощущение непрерывности, ощущение того, что любимый человек не прибежит не умерли, они просто ждут тебя где-то в другом месте.

«Жизнь означает все, что она когда-либо значила.

Он такой же, как был.

Есть абсолютная и непрерывная преемственность.

Что это за смерть, если не несчастный случай?

Почему я должен быть вне ума, потому что я вне поля зрения?

Я просто жду вас на некоторое время,

где-то очень близко,

прямо за углом ".

«Потому что я не мог остановиться ради смерти» Эмили Дикинсон

Поскольку большинство людей не хотят думать о смерти как о конце, упоминание о бессмертии делает это стихотворение особенно популярным на похоронах.

Потому что я не мог остановиться ради Смерти -

Он любезно остановился для меня -

Карета держала, но только Мы -

И Бессмертие.

Медленно ехали - Он не торопился

А я отложил

Труд и досуг тоже

За его вежливость -

Мы миновали школу, где бились дети

На перемене - по кольцу -

Мы прошли Поля созерцания зерна -

Мы прошли Заходящее Солнце -

Или, вернее - Он прошел мимо Нас -

Росы подняли дрожь и холод -

Только для паутинки, мое платье -

My Tippet - только тюль -

Мы остановились перед домом, который казался

Вздутие земли -

Крыша была едва видна -

Карниз - в земле -

С тех пор - это столетия - и все же

Кажется, короче дня

Сначала я предположил, что головы лошадей

были навстречу вечности -

Короткие похоронные стихи

Если сочетание горя и публичных выступлений слишком много для этого Если вы хотите почтить память любимого человека кратким чтением, следующие короткие стихи идеально подходят для похорон.

Нет света без рассвета Хелен Штайнер Райс

Это короткое стихотворение часто используется на похоронах, потому что оно напоминает всем присутствующим, что есть что-то яркое за пределами смерти.

Нет зимы без весны

И за темным горизонтом

Наши сердца снова запоют….

Для тех, кто нас ненадолго покидает

Только ушли

Из беспокойного, измученного заботами мира

В светлый день

Теплое летнее солнце Уолта Уитмена

Это стихотворение идеально для летней службы у могилы, и это одновременно и остро, и по делу - пожелать мира любимому человеку и попрощаться.

Теплое летнее солнышко,

Свети здесь ласково,

Теплый южный ветер,

Здесь дует тихо.

Зеленый дерн вверху,

Ложь свет, ложь свет.

Спокойной ночи, дорогое сердце,

Спокойной ночи, спокойной ночи.

Поэма Лео Маркса «Жизнь, которая у меня есть»

Это короткое похоронное стихотворение часто используют супруги, но оно подходит для любого из ваших близких.

Жизнь, которая у меня есть

Это все, что у меня есть

И жизнь, которая у меня есть

, принадлежит вам

Моя любовь

Из моей жизни

Твоя и твоя и твой.

Сон у меня будет

У меня будет покой

Но смерть будет лишь паузой

Для покоя моих лет

В высокой зеленой траве

Будет твоей, твоей и твоей.

Похороны для папы

Отцы часто становятся нашими первыми защитниками, которые на протяжении всей жизни наделяют нас своей мудростью. Если вам нужно подходящее похоронное стихотворение для своего отца, вам идеально подойдет одно из следующих.

«В гостях» Джеймса Уиткомба Райли

Это стихотворение немного легче, чем некоторые памятные стихотворения, побуждая читателя к -

Думайте о нем, как о дорогом

В любви к Там, как любовь здесь.

Думайте о нем как о том же самом. Я говорю:

Он не умер - он просто уехал.

«Переход через бар» Лорд Альфред Теннисон

Это похоронное стихотворение можно использовать для всех, но оно особенно подходит для близких мужчин, особенно для отцов. Он воспринимает смерть как начало пути, а не как конец.

«Сумерки и вечерний звонок,

А потом тьма!

И пусть не будет грусти прощания,

Когда я встану;

Хотя из нашего источника Времени и Места

Наводнение может унести меня далеко,

Я надеюсь увидеть своего Пилота лицом к лицу

Когда я пройду через бар.»

Реквием Роберта Льюиса Стивенсона

Это красивое стихотворение на похороны отца.

Под широким звездным небом

Выкопай могилу и дай мне полежать.

Рад, что я жив и рад умереть,

И я положил меня с завещанием

Это стих, который ты могила для меня:

Вот он лежит там, где хотел быть;

Дом моряка, дом от моря;

И охотник домой с холма.

Похороны для мамы

Потеря мамы - одно из самых трудных переживаний в жизни. Если вы празднуете жизнь своей матери, одно из следующих стихотворений может почтить ее так, как вы хотите.

Садовник LXI (Мир, мое сердце) Рабиндраната Тагора

Это стихотворение - обнадеживающее пожелание мира и прекрасная дань уважения маме, оканчивающаяся на:

Пусть последнее прикосновение ваших рук будет

нежный, как цветок ночи.

Стой, О Прекрасный Конец, на мгновение

и произнеси свои последние слова в тишине

.

Я кланяюсь тебе и держу свою лампу

, чтобы осветить тебя в пути.

«Ты только что шел впереди меня», Джойс Гренфелл

Это похоронное стихотворение особенно подходит мамам, нашим первым смотрителям.

Я стараюсь справляться изо всех сил Я могу

Но я так по тебе скучаю

Если бы я только мог видеть тебя

И еще раз почувствовать твое прикосновение.

Да, ты только что прошел впереди меня

Не волнуйся, со мной все будет хорошо

Но время от времени клянусь, я чувствую

Твоя рука скользит в мою.

Сонеты полны любви Кристины Россетти

Написанное как похоронное стихотворение дочери ее матери, это стихотворение заканчивается словами:

«Я люблю тебя, мама, я сплела венок

Рифм, которыми увенчать ваше почтенное имя:

В тебе не четыре десятка лет могут погаснуть пламя

Любви, чье благословенное сияние превосходит законы

Времени и перемен, смертной жизни и смерти.

Дэвид Харкинс «Она ушла»

Это стихотворение охватывает как боль потери самой дорогой женщины, так и благодарность за ее существование.

«Вы можете плакать, что она ушла

Или вы можете улыбаться, потому что она жила

Вы можете закрыть глаза и молиться, чтобы она вернулась

Или вы можете открыть глаза и увидеть все, что она ушел

Ваше сердце может быть пустым, потому что вы не можете ее видеть

Или вы можете быть полны той любви, которую вы разделили »

Похороны для бабушки

Бабушки - особая часть наших сердец и заслуживают удостоиться чести их собственных похоронных стихов.

Жизнь Шарлотты Бронте

Это стихотворение хорошо подходит для бабушек, которые были матриархами в семье, поддерживающими поколения, говорящими:

Еще надежда снова упругие пружины,

Непокоренная, хоть она и упала;

Еще живы ее золотые крылья,

Еще сильны, чтобы нас хорошо переносить.

«Помни меня» Кристины Россетти

Это стихотворение перекликается с чувствами многих, побуждая оставленных близких помнить, но не горевать слишком глубоко.

Вспомни меня, когда я уйду,

Ушел далеко в безмолвную землю;

Когда ты больше не сможешь держать меня за руку,

Я и пол-оборота, пока не повернусь, остановлюсь.

Вспомни меня, когда больше не будет день за днем ​​

Ты рассказываешь мне о нашем будущем, которое ты планировал:

Только помни меня; ты понимаешь

Тогда будет поздно советоваться или молиться.

Но если вы забудете меня на время

А потом вспомните, не горюйте:

Ибо, если тьма и разложение уйдут

Остаток мыслей, которые когда-то были у меня,

Лучше, конечно, забыть и улыбка

Чем то стоит помнить и грустить.

Божий сад Кэти Эванс

Это стихотворение дань уважения всем, но оно хорошо подходит для бабушек, которые говорят:

Он обнял вас

И поднял вас, чтобы отдохнуть.

Божий сад должен быть красивым

Он всегда берет лучшее

Похороны для дедушки

Хотя потерять дедушку тяжело, вы можете отпраздновать радость, которую они принесли, этими стихами.

«Песнь жизни» Амелии Джозефин Берр

Это прекрасное похоронное стихотворение для того, кто прожил долгую и радостную жизнь:

«Я отдаю долю своей души миру, в котором проходит мой курс.

Я знаю, что другой выполнит задачу, которую я должен оставить невыполненной. "

«Счастливый человек» Эдвина Арлингтона Робинсона

Это стихотворение прославляет жизнь мертвого человека так же, как и наследие его любящей семьи.

«Когда видишь эти гравированные линии,

Путешественник, не жалей меня;

Хоть я и среди мертвых,

Да не произносят скорбных слов ».

Успех Ральфа Уолдо Эмерсона

В этом прочтении успех определяется как «часто и много смеяться; завоевать уважение интеллигентных людей и любовь детей », среди прочего - идеальный вариант для всеми любимого мужчины.

«Что такое успех?

Чтобы смеяться часто и много; завоевать уважение умных людей и любовь детей; заслужить признание честных критиков и пережить предательство ложных друзей; ценить красоту; находить лучшее в других; оставить мир немного лучше, будь то здоровый ребенок, участок сада или искупленное социальное положение; знать, что хотя бы одна жизнь стала легче, потому что вы прожили. Это, удалось!"

Похороны для брата

Когда мы теряем брата, мы теряем друга, а также часть нашей общей истории.Если вы хотите почтить память брата похоронным стихотворением, вам подойдут следующие оды.

Спой мне песню о парне, который ушел Роберт Льюис Стивенсон

Это стихотворение полно воспоминаний и траура с любимой строкой:

«Верни мне еще раз все, что было там,

Дайте мне сияющее солнце!

Дай мне глаза, дай мне душу,

Дай мне ушедшего парня! »

Утешение Роберта Льюиса Стивенсона

Братья могут быть больше, чем братьями и сестрами, они могут быть нашими лучшими друзьями, и это похоронное стихотворение - мягкое напоминание об этом факте.

Хоть он, такой добрый и верный,

Крепко шаг за шагом держался с вами,

Всю свою долгую, порывистую жизнь,

Ушли раньше,

Будь сейчас моментом, прошедшим раньше,

Но не сомневайтесь, скоро времена года вернут вам

Твой друг тебе.

Он повернул за угол - все еще

Он с доброй волей продвигается вперед,

Через болота и болота, через высоту и холм,

Тот же самый трудный путь -

Та же возвышенность, обнадеживающая Кстати,

Вот ты и он через много сомнительных дней

Попытался еще.

Он не мертв, этот друг - не мертв,

Но на пути, по которому мы, смертные, идем

Впереди несколько пустяковых шагов

И ближе к концу;

Чтобы и ты, однажды миновав поворот,

Встретимся снова лицом к лицу с этим другом

Вы воображаете себя мертвым.

Давай, сильное сердце! В то время как

Вы путешествуете вперед милю за милей,

Он слоняется с улыбкой назад

Пока вы не догоните,

И напрягает глаза, чтобы искать свой след,

Или насвистывая, когда он видит вас через тормоз,

Ждет на стойке.

Халиль Джебран «О смерти»

Из эпической поэмы Джебрана «Пророк» идет это чтение «О смерти», которое включает поэтический стих «Ибо жизнь и смерть едины, как река и море. один." В этом стихотворении есть духовный элемент, который делает его подходящим как для религиозных, так и для светских памятников.

Затем Альмитра заговорила, сказав: «Мы сейчас спросим о Смерти».

И он сказал:

Вы бы узнали секрет смерти.

Но как вы его найдете, если не будете искать его в самом сердце жизни?

Сова, чьи ночные глаза слепы ко дню, не может раскрыть тайну света.

Если вы действительно хотите узреть дух смерти, широко откройте свое сердце телу жизни.

Ибо жизнь и смерть одно, как река и море.

В глубине ваших надежд и желаний лежит ваше безмолвное познание запредельного;

И, как семена, мечтающие под снегом, твое сердце мечтает о весне.

Доверяйте мечтам, ибо в них скрыты врата в вечность.

Ваш страх смерти - это не что иное, как трепет пастыря, когда он предстает перед царем, чья рука должна быть возложена на него с честью.

Разве пастырь не радуется под своим трепетом, что он носит начертание царя?

Но разве он не более внимателен к своей дрожи?

Ибо что значит умереть, как не стоять обнаженным на ветру и раствориться в солнце?

И что это такое - перестать дышать, как не освободить дыхание от его беспокойных приливов, чтобы оно могло подниматься и расширяться и беспрепятственно искать Бога?

Только когда вы пьете из реки тишины, вы действительно будете петь.

И когда вы достигнете вершины горы, тогда вы начнете восхождение.

И когда земля потребует ваши члены, тогда вы будете по-настоящему танцевать.

Похороны для сестры

Сестры могут быть нашими самыми близкими друзьями, разделяя родителей и вместе с нами путешествуя по жизни. Если вы хотите отдать дань уважения той жизни, которую поделила с вами ваша сестра, один из следующих стихов может быть идеальным.

«Я стою на берегу моря» Генри Ван Дайк

В этом стихотворении используется метафора корабля, чтобы описать опыт смерти, и служит напоминанием о том, что покидание этого плана существования может быть просто переходом.

«как раз в тот момент, когда кто-то говорит:« Вот, она ушла »,

есть другие глаза, наблюдающие за ее приближением, и другие голоса

, готовые принять радостный крик:« Вот она идет! »

«О смерти Анны Бронте». Автор Шарлотта Бронте.

Написанное скорбящей сестрой, это часто повторяемое похоронное стихотворение отражает горе, которое приходит с потерей вашего первого друга.

Для меня есть маленькая радость в жизни,

И маленький ужас в могиле;

Я прожил последний час, чтобы увидеть

Из одного я бы умер, чтобы спасти.

Спокойно смотреть на затрудненное дыхание,

Желая, чтобы каждый вздох был последним;

Стремление увидеть тень смерти

Эти любимые черты лица отбрасываются.

Облако, тишина, которая должна разлучить

Любимая моя жизнь от меня;

И затем поблагодарить Бога от всего сердца,

Поблагодарить Его хорошо и горячо;

Хотя я знал, что мы потеряли

Надежда и слава нашей жизни;

И теперь, ослепленный, брошенный бурей,

Должен вынести в одиночку утомительную борьбу.

«Она ходит в красоте» Лорд Байрон

Очень популярное похоронное стихотворение, оно имеет любовный тон и идеально подходит для тех случаев, когда вы хотите внести немного света в службу.

«На один оттенок больше, на один луч меньше,

Наполовину ослабила безымянную грацию

Которая волнами в каждой прядке ворона,

Или мягко светлеет на ее лице;

Где безмятежно сладкие мысли выражаются,

Как чисто, как дорого их жилище.»

Похороны друга

Друзья - это семья, которую мы выбираем для себя: они празднуют наши победы и скорбят вместе с нами. Следующие стихи - прекрасные похоронные стихи, посвященные жизни вашего верного друга.

Помните, Кристина Розетти

Написанное с точки зрения умершего человека, это стихотворение является любовным желанием, чтобы жизни тех, кто еще живы, продолжались и все еще находили счастье.

Вспомни меня, когда я уйду,

Ушел далеко в безмолвную землю;

Когда ты больше не сможешь держать меня за руку,

Я и пол-оборота, пока не повернусь, остановлюсь.

Вспомни меня, когда больше не будет день за днем ​​

Ты рассказываешь мне о нашем будущем, которое ты планировал:

Только помни меня; ты понимаешь

Тогда будет поздно советоваться или молиться.

Но если вы забудете меня на время

А потом вспомните, не горюйте:

Ибо, если тьма и разложение уйдут

Остаток мыслей, которые когда-то были у меня,

Лучше, конечно, забыть и улыбка

Чем то стоит помнить и грустить.

Эпитафия на моем собственном друге Роберта Бернса

Это стихотворение является фаворитом благодаря своей простоте, которое заканчивается словами «Если есть другой мир, он живет в блаженстве; Если его нет, он сделал все возможное ».

Здесь покоится честный человек,

Как благословил Бог с Его образом:

Друг человека, друг истины;

Друг возраста и проводник молодости:

Немногие такие сердца, как его, с добродетелью, добродетельны,

Немногие головы со знанием так информированы:

Если есть другой мир, он живет в блаженстве;

Если его нет, он сделал все возможное.

Хождение с горем кельтская молитва

Это похоронное стихотворение напоминает нам сесть и присутствовать при утрате, говоря: «Не торопитесь

, когда вы идете с горем; это не помогает путешествию ».

Не торопитесь

, как вы идете с горем;

это не помогает в пути.

Идите медленно, часто делая паузы:

не торопитесь

когда идете с горем.

Не беспокойтесь

воспоминаниями, которые приходят незваные.

Быстро простить;

и позвольте Христу говорить за вас

невысказанных слов.

Незаконченный разговор

разрешится в Нем.

Не беспокойтесь.

Будьте нежны с тем, кто ходит с горем

.

Если это вы,

будьте нежны с собой.

Быстро простить;

идти медленно,

часто делать паузы.

Найдите время, будьте нежны

, идя с горем.

«Прощай, друзья мои», Рабиндранат Тагор

Это стихотворение написано с точки зрения мертвых, с оглядкой на жизнь и всю ее красоту.

Это было красиво

, пока длилось

путешествие моей жизни.

Я ни о чем не жалею

ни в коем случае за исключением

боли, которую я оставлю позади.

Те милые сердца

любящие и заботящиеся

и тяжелые со сном

вечно влажные глаза.

Улыбка, несмотря на комок в горле

и нити, тянущие

в сердце и душе.

Сильные руки

, которые поддерживали меня

, когда моя собственная сила

подвела меня.

Каждый кусочек, которым меня кормили

, был полон божественной любви.

На каждом повороте своей жизни

встречал

хороших друзей.

Друзья, которые стояли рядом со мной

даже когда время летело.

Прощай, прощай

друзья мои.

Я улыбаюсь и прощаюсь.

Нет, не плакать,

потому что они мне не нужны

Все, что мне нужно, это твоя улыбка.

Если вам грустно

подумайте обо мне

, потому что это то, что я хотел бы.

Когда живешь в сердцах

тех, кого любишь,

тогда вспомни….

ты никогда не умрешь.

Смешные похоронные стихи

Хотя похороны могут быть мрачным событием, может быть, вы или ваш любимый человек хотите добавить немного легкомыслия, если так, вот несколько веселых стихов для прощания.

Простите меня за то, что я не встаю, Келли Ропер

Это стихотворение идеально подходит для тех, кто никогда в жизни не был таким серьезным и не хотел бы, чтобы их похороны превратились в пропитанные слезами дела.

О боже, если вы читаете это прямо сейчас,

Я, должно быть, отказался от призрака.

Надеюсь, вы простите меня за то, что я был

Такой жесткий и неприветливый хозяин.

Просто поговорите между собой, мои друзья,

И поделитесь тостом или двумя.

Потому что, я уверен, ты хорошо помнишь

Как я любил выпить с тобой.

Не волнуйся, что меня оплакивают,

Меня никогда не было легко обидеть.

Не стесняйтесь поделиться историей за мой счет

А в конце мы посмеемся.

Последняя воля и Завещание Макса Скретчмана

Беззаботное желание для тех, кто остался позади:

И пока я сижу на своем облаке и смотрю на землю,

Я буду смотреть, как вы используете мою мирские товары для праздника и веселья,

И это заставит меня улыбнуться улыбкой и от души посмеяться,

Чтобы услышать, как вы говорите, ублюдок мертв, давайте устроим себе вечеринку.

Последняя воля и завещание Джейка Текрея

Песни - это тоже поэзия, и эта лирика предлагает игривый взгляд на смерть:

«Когда я поднимаю пальцы ног, когда я стучу, когда Я агонизирую,

Я не хочу ни сильного мокрого плача, ни рвущихся волос, ни заламывания рук,

Никаких вздохов, никаких недомоганий, никаких горестей и никаких твоих печальных прощаний.

Идите, идите, идите и возьмите священника, а затем идите за выпивкой, мальчики.”

Современные похоронные стихи

Если все классические произведения кажутся вам слишком жесткими, одно из этих современных похоронных стихов может быть именно тем, что вы ищете.

«Это было так: Вы были счастливы» Джейн Хиршфилд

Похороны для подлинной жизни.

Это было так:

вы были счастливы, потом грустили,

потом снова были счастливы, потом нет.

Так продолжалось.

Вы были невиновны или виновны.

Действия предпринимались, или нет.

Иногда вы говорили, иногда молчали.

В основном, кажется, вы молчали - что вы могли сказать?

Вот и все почти закончилось.

Как любовник, ваша жизнь наклоняется и целует вашу жизнь.

Он делает это не из прощения -

между вами, прощать нечего -

но просто кивком пекаря в этот момент

он видит, что хлеб закончился с преобразованием.

Кушать теперь тоже могут только другие.

Неважно, что они сделают с вами

или ваши дни: они будут неправы,

они будут скучать не по той женщине, скучать по не тому мужчине,

все истории, которые они рассказывают, будут сказками их собственное изобретение.

Ваша история была такой: вы были счастливы, потом грустили,

вы спали, вы проснулись.

Иногда ели жареные каштаны, иногда хурму.

Холод Кэрол Энн Даффи

Поэма, полная горя из-за смерти матери.

Было так холодно, снежок плакал у меня в руках,

и когда я катал его по снегу, он рос

, так что я мог сидеть на нем, глядя на дом,

где он Было холодно, когда я проснулся в своей комнате, окна

закрыты льдом, мое дыхание раздевается в воздухе.

И холодно, обнимая туловище из снега, которое я поднял

в руках, чтобы слепить снеговика, мои пальцы ног горят, холодно

в зимних сапогах; голос моей матери звонит мне по номеру

с холода.И ее руки были холодными от кожуры

, затем макания картофеля в миску, остановка, чтобы положить чашку на лицо ее дочери, поцелуй в обе холодные щеки, мой холодный нос.

Но нет ничего более холодного, чем февральская ночь. Я открыл дверь

в Часовню Покоя, где лежала моя мать, ни молодая, ни старая,

, где мои губы, возвращая поцелуй ее лбу, знали значение холода. .

«Смерть» Джо Брейнарда

Светское и грубое похоронное стихотворение с почти сухим юмором во всем:

Смерть - забавная вещь.Большинство людей этого боятся, но все же

они даже не знают, что это такое.

Возможно, мы сможем это прояснить.

Что такое смерть?

Смерть. Вот и все. Законченный. «Финито». Конец связи. №

подробнее.

Смерть - это разные вещи для разных людей. Однако я,

, думаю, можно с уверенностью сказать, что большинству людей это не нравится.

Почему?

Потому что они этого боятся.

Почему они этого боятся?

Потому что они этого не понимают.

Я думаю, что лучший способ понять смерть - это хорошенько подумать о ней. Попытайтесь смириться с этим. Попробуй действительно

понять это. Дай этому шанс!

Иногда помогает, если мы пытаемся визуализировать вещи.

Попробуйте представить себе, например, как кто-то подкрадывается за

вашей спиной и бьет вас по голове гигантским молотом.

Некоторые люди предпочитают думать о смерти как о более духовной

вещи. Где душа каким-то образом отделяется от беспорядка

и продолжает жить вечно в другом месте. Рай и ад -

- самый традиционный выбор.

Смерть имеет очень плохую репутацию, но на самом деле

умереть - совершенно нормальное дело.

И это так здорово: быть очень важной частью общей картины природы

.Деревья умирают, не так ли? А цветы?

Я думаю, всегда приятно знать, что ты не одинок. Даже

в смерти.

Давайте на минуту подумаем о муравьях. Миллионы муравьев

умирают каждый день, а нам какое дело? Нет. И я уверен, что муравьи воспринимают

так же, как и мы.

Но предположим, только предположим, что нам не нужно было умирать.

Это тоже было бы не так уж и здорово. Если 90-летний мужчина

с трудом может встать, можете ли вы представить, каково было бы быть 500-летним

?

Другая утешительная мысль о смерти заключается в том, что 80 лет или

, поэтому после вашей смерти никто из тех, кто знал, что вы все еще живы, не пропустит

вас.

А когда ты умрешь, ты этого даже не узнаешь.

Если вы планируете похороны или поминки сейчас и хотите получить больше рекомендаций, поддержки и вдохновения, воспользуйтесь нашим Farewelling PlanningToolkit . Он был создан и курирован нашей командой экспертов и редакторов, с полезными советами, настраиваемыми контрольными списками, предлагаемыми программами мероприятий, инструментом бюджета, идеями для музыки и чтения, а также ответами, когда они вам понадобятся, от наших ангелов из службы поддержки клиентов.

Карточки с поэзией | Quizlet

«Сатира III» Джон Донн Сатиры

Донн написал ряд сатир в юности. Это стихотворение, вероятно, датируется 1594-15 годом, когда Донн пытался принять судьбоносное решение - оставаться ли католиком в соответствии с его воспитанием и семейной привязанностью или переехать (как он в конечном итоге сделал), чтобы стать член англиканской церкви. Он много читал, поскольку он стремился понять страстные, но сильно различающиеся убеждения, существовавшие в то время, и пытался сделать выбор между ними.

Сатира, как элегии и эпиграммы, берет свое начало в классической литературе. Буквально сатиры - это стихи, которые высмеивают определенных людей или человеческие взгляды, часто пытаясь исправить их одновременно.

Эпоха религиозных противоречий

В этой третьей сатире, «О религии», Донн обращается к поиску религиозной истины в эпоху религиозных конфликтов. Во времена Донна людей часто сажали в тюрьмы и даже убивали за их религиозные убеждения. Дядя и брат Донна непосредственно пострадали за свою католическую веру.Поиск и удержание духовной истины отчаянно важны для Донна, а интенсивность его личной борьбы и смятения придает этому стихотворению остроту и силу, которые не часто можно было увидеть в его более ранних работах.

В стихотворении есть несколько ключевых тем:

Предупреждение тем, кто не понимает важности духовной истины
Вызов «искать истинную религию»
Необходимость следовать своей совести любой ценой или рискнуть быть проклятым
A предупреждение тем, кто не уделяет первоочередного внимания духовной истине.

Поэма начинается с тоски и гнева, поскольку Донн заявляет о необходимости быть посвященным «справедливой религии».Он обращается к языческим философам классической эпохи (до прихода христианства), которые высоко ценили добродетель и стремились к ней. Донн утверждает, что люди должны бояться быть осужденными Богом за то, что они хуже, чем языческие философы, несмотря на то, что обладали духовными знаниями, которых им не хватало. Донн может говорить о своем собственном отце, католике, который умер, когда Донн был молод. Возможно, он видит его, находящегося в безопасности на небесах, когда он слышит о проклятии своего сына, даже несмотря на то, что он передал ему «легкие» и знакомые обычаи своей собственной религии.Страх проклятия (духовного осуждения со стороны Бога), по словам Донна, является подходящей реакцией, которая требует истинного мужества, чтобы противостоять ему.

Чтобы избежать такой участи, мужчины и женщины должны знать своих духовных врагов: мир плоти и дьявола, которые уничтожат душу.

Задача «искать истинную религию»

Проблема в том, где искать. Донн рассматривает предлагаемые варианты под видом ряда имен. Миррей - католик; Кранц (имя звучит по-немецки, потому что Реформация началась в Германии) - кальвинист или пресвитерианин; Граус - англиканец; а Фригиус - скептик или агностик.Он высмеивает всех этих людей и их причины для веры.

Донн предлагает лучший способ поиска истины, задача, которая потребует как осторожности, так и решимости. Читателя призывают «сомневаться с умом» и внимательно обдумывать, чтобы продолжить работу:

странным образом
Стоять и спрашивать правильно - не сбиваться с пути;
Спать или бежать неправильно - это.
Нужны проницательность и мужество. Это будет нелегко, а путешествие может быть долгим и трудным. Донн использует изображение, которое часто цитируется:

На огромном холме,
Скалистый и крутой, стоит Истина, и он
Доберется до нее, примерно должен и примерно должен идти;
И что холмы сопротивляются внезапности, так победить.
Под «внезапностью» он подразумевает крутизну. Для Донна важно не «путешествие с надеждой», а необходимость приехать. «А теперь лань», - говорит он, пока еще горит свет.

Необходимость следовать своей совести любой ценой или рискнуть быть проклятым

Донн дает еще несколько советов: не следуйте слепо авторитету человеческих правителей и лидеров; Лучше терпеть преследования (как жестоко поступила собственная семья Донна), чем рисковать потерять свою вечную душу, подчиняясь человеческим властям, а не Богу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *