Народничество в россии 19 в: works.doklad.ru — Учебные материалы

Содержание

§ 2. Народничество. История России XVIII-XIX веков

§ 2. Народничество

Особый путь развития России. В первое пореформенное десятилетие происходило оформление идей русского социализма в стройную систему воззрений, которая получила название «народничества». Само понятие не отличалось определенностью и допускало различные толкования. Самые разные явления, объединенные интересом к народу и сочувствием к его тяжелой доле, именовались народничеством, которое было и идейным течением, и стилем эпохи. Сердцевину народничества составляли идеализированные представления о простом народе, о социальных отношениях в русской деревне. Народничество выросло из формулы Герцена: «Человек будущего в России — мужик».

Наибольшим влиянием в народнической среде пользовалось учение, которое связывало воедино особый характер русского общественного развития, основанного на существовании крестьянской поземельной общины, с верой в возможность благодаря этому прийти к установлению в России справедливых общественных отношений.

Эти отношения понимались как социалистические. Народники постоянно вели споры о том, какие средства необходимо использовать для достижения социалистического идеала. Многие из них верили в эффективность революционного преобразования общества. Именно к ним приложима формула Г. В. Плеханова: «Под социалистами-народниками мы понимаем всех тех социалистов, по мнению которых община должна составлять главный экономический базис социалистической революции в России».

Наряду с революционным народничеством, временем расцвета которого стали 1870-е гг., всегда существовало мирное, либеральное народничество, особенно заметное в эпоху Александра III. Общей для всех народников была вера в самобытный путь развития России, в огромный социальный и экономический потенциал крестьянской поземельной общины, их объединяло неприятие капиталистических отношений. Все они были убеждены, что тем или иным путем Россия придет к социализму.

В эпоху Великих реформ действия разночинцев-нигилистов определяли идеи Герцена и Чернышевского. Представители радикально-демократической интеллигенции в своем большинстве разделяли надежды на близость народного восстания, с уверенностью смотрели в будущее и готовили себя к революции. Их идеалом был Рахметов, герой романа Чернышевского «Что делать?». Своей непосредственной задачей радикальные шестидесятники считали создание подпольной организации, которая могла бы в нужный момент возглавить крестьянское выступление. По мере разочарования в близости крестьянской революции, в готовности народа подняться на борьбу с угнетателями, которая стала нарастать после 1863 г., в разночинной среде росло преклонение перед сильной личностью, для части нигилистически настроенной молодежи все больший интерес стали представлять идеи революционного терроризма. Первым практическим воплощением этих идей стал выстрел Каракозова.

Вслед за Бакуниным и Огаревым последователи русского социализма были непримиримыми противниками самодержавия и российской государственности. Для них свержение самодержавия было обязательным, хотя и не главным условием утверждения идеи социализма. Они склонны были недооценивать значение повседневной политической борьбы, с презрением относились к либеральной общественности. Неразрывно связанное с идеями социальной революции, народничество порождало нигилистическое отношение к правовому строю, конституционным гарантиям, вело к пренебрежению и прямому отрицанию гражданских свобод, к утрате навыков политической борьбы, и без того слабых в русском обществе.

Нечаевщина. С полной определенностью это выявилось в годы «белого террора». Волнения среди петербургских студентов в 1869 г. принесли известность С. Г. Нечаеву, малообразованному разночинцу, который сочетал беспредельную ненависть к самодержавию с политическим авантюризмом, склонностью ко лжи и провокации. Бежав за границу, он предстал перед Огаревым и Бакуниным как руководитель революционного комитета, якобы существующего в России. Совместно с Бакуниным он напечатал от имени мифической организации «Народная расправа» ряд листков и воззваний, обращенных к студенческой молодежи.

Им был составлен получивший одобрение Бакунина «Катехизис революционера», который оправдывал все, самые грязные средства борьбы. Революционер, учил Нечаев, «знает только одну науку — науку разрушения, он презирает и ненавидит во всех побуждениях и проявлениях нынешнюю общественную нравственность. Нравственно для него все то, что способствует торжеству революции. Безнравственно и преступно все то, что помешает ему».

Вернувшись в Россию, Нечаев, широко используя методы провокации, попытался создать в Москве и Петербурге ячейки «Народной расправы». Добиваясь слепого подчинения, он методами шантажа вынудил московскую ячейку убить студента И. И. Иванова, который выразил сомнение в нечаевских полномочиях. После убийства Нечаев вновь скрылся за границу. Процесс по делу нечаевцев проходил в 1871 г. и должен был, по мнению властей, дискредитировать революционное движение. Широкая публикация пропагандистских материалов нечаевцев дала обратный эффект: новое поколение молодежи обратилось к идеям революционного подполья, прониклось верой в русский социализм.

Самого Нечаева, выданного Швейцарией как уголовного преступника, судили и заточили в Петропавловскую крепость, где он и умер.

М. А. Бакунин как идеолог народничества. Осудив не-чаевщину за безнравственность, деятели революционного подполья не подвергли сомнению нечаевское стремление создать тайную организацию. К этому стремились члены возглавляемого Г. А. Лопатиным «Рублевого общества», названного так по размеру вступительного взноса, и «долгушинцы», объединившиеся вокруг петербургского студента А. В. Долгушина. В начале 1870-х гг. в Петербурге возник кружок «чайковцев», где главную роль играли М. А. Натансон и Н. В. Чайковский. Члены кружка вели постоянную народническую пропаганду среди студентов, считая своей главной задачей подготовку кадров для революционного движения.

В 1871 г. чайковцы объединились с кружком С. Л. Перовской, составив «Большое общество пропаганды». Среди деятелей общества были П. А. Кропоткин, А. И. Желябов, Н. А. Морозов, Д. А. Клеменс, СМ. Кравчинский, С. Л. Перовская, С. С. Синегуб. Они читали нелегальную литературу, мечтали вести пропаганду в деревне. Внутри общества царила атмосфера нравственной чистоты и преданности делу революции. Почти все члены «Большого общества пропаганды» разделяли взгляды Бакунина, которые в то время господствовали в народнической среде.

М. А. Бакунин играл исключительную роль в революционно-социалистическом движении. В 1840-е гг., уехав за границу, он обосновал необходимость «полного уничтожения существующего политического и социального строя» и выдвинул положение, которое легло в основу программы революционного анархизма: «Страсть к разрушению есть вместе с тем и творческая страсть». Бакунин принял деятельное участие в событиях европейской «весны народов» 1848 г. На Славянском съезде в Праге он отстаивал идею революционного решения славянского вопроса, призывал к созданию свободной всеславянской федерации, к разрушению исторических угнетателей славянства — монархий России, Пруссии, Австрии и Турции. Возникшая в результате победоносной революции угнетенного славянства (крестьян-общинников) и западноевропейского пролетариата «великая, вольная славянская федерация, основанная на принципах общего равенства, свободы и братской любви», должна была решить как национальный, так и социальный вопросы, уравнять всех граждан и обеспечить их наделами земли, перешедшей в общенародное владение.

После разгрома Дрезденского восстания, Бакунин был выдан царскому правительству. Несколько лет он провел в крепости, где написал «Исповедь», предназначенную для Николая I.

В ней он каялся в своих революционных поступках, объясняя их заблуждениями молодости. Сосланный в Сибирь, Бакунин бежал через Японию и Америку в Европу, где стал видным деятелем революционного движения и идеологом анархизма. Его анархистское мировоззрение окончательно сложилось под впечатлением поражения польского восстания 1863 г., когда он разочаровался в революционном панславизме. Обращаясь к своим последователям, он утверждал: «У нас нет отечества.

Наше отечество — всемирная революция».

В теории Бакунина главным было учение о государстве, которое он понимал как «исторически необходимое зло». Грядущая революция, по его мнению, должна была привести к разрушению любых форм государственного устройства. Он верил в «великий, спасительный принцип федерализма», противопоставлял государственному социализму Маркса свой общинный социализм. Решающую роль в борьбе за переустройство мира он отводил народу, «на Западе — фабричным и городским рабочим, у нас в России, в Польше и в большинстве славянских земель — крестьянам». Народам, полагал Бакунин, присущ инстинкт свободы, который толкает их на борьбу: «Учить народ? Это было бы глупо. Народ сам и лучше нас знает, что ему надо». Согласно Бакунину «каждая община составляет в себе замкнутое целое и не чувствует надобности иметь с другими общинами никакой самостоятельной органической связи». Отсюда делался вывод о важности общинного самоуправления и о «решительно враждебном» отношении общины к государству.

Бакунин отмечал: «Нужно быть ослом, невеждою, сумасшедшим, чтобы вообразить себе, что какая-нибудь конституция, даже самая либеральная и самая демократическая, могла бы изменить к лучшему это отношение государства к народу; ухудшить, сделать его еще более обременительным, разорительным, пожалуй — хотя это и трудно, потому что зло доведено до конца, но освободить народ, улучшить его состояние — это просто нелепость! Пока существует империя, она будет заедать наш народ. Полезная конституция для народа может быть только одна — разрушение империи».

В Европе Бакунин повсюду имел немало сторонников, в России они назывались «бунтарями» и составляли большинство в революционном народничестве. Свои взгляды на задачи русского революционного движения Бакунин изложил в «Прибавлении А» к книге «Государство и анархия», изданной в 1873 г. Он обличал самодержавие и писал: «Народ наш глубоко и страстно ненавидит государство, ненавидит всех представителей его». Путь, который он предлагал и от которого ждал спасения, — «путь боевой, бунтовской».

Он учил, что «всякий бунт, как бы неудачен он ни был, всегда полезен». Молодежь должна была взять на себя пропаганду революционных идей, ей предстояло идти в народ, звать к бунту, устанавливать «живую бунтовскую связь между разъединенными общинами». По его мнению, в народе был жив дух «Стеньки-Разинской и Пугачевской революции», неизбежность и близость новой народной революции казалась ему очевидной.

Революция в России понималась Бакуниным как составная часть мировой «Социальной Революции», ибо «в настоящее время существует для всех стран цивилизованного мира только один всемирный вопрос, один мировой интерес — полнейшее и окончательное освобождение пролетариата от экономической эксплуатации и от государственного гнета». Этот вопрос, учил Бакунин, не может решиться «без кровавой, ужасной борьбы».

Революционная этика П. Л. Лаврова. Бакунизм был привлекателен для радикальной студенческой молодежи. Очень немногие ее представители не разделяли бакунинского революционного оптимизма и отдавали предпочтение лавризму, течению, названному по имени его идеолога. П. Л. Лавров был видным представителем шестидесятников, автором популярных среди молодежи «Исторических писем», где он дал знаменитое определение: «Развитие личности в физическом, умственном и нравственном отношении, воплощение в общественных формах истины и справедливости — вот краткая формула, обнимающая, как мне кажется, все, что можно считать прогрессом». Выведенная Лавровым «формула прогресса» воспринималась радикальной молодежью как непререкаемый социологический закон. Лавров утверждал, что самое важное значение для развития общества имеет человеческая потребность лучшего, «влечение к расширению знаний, к постановке себе высшей цели, потребность изменить все данное извне сообразно своему желанию, своему пониманию, своему нравственному идеалу, влечение перестроить мыслимый мир по требованиям истины, реальный мир — по требованиям справедливости».

После выстрела Каракозова Лавров был сослан в Вологодскую губернию, откуда с помощью Лопатина бежал за границу. Там он издавал журнал «Вперед!», который сыграл большую роль в организации «хождения в народ». Лавров учил, что интеллигенция находится в «неоплатном долгу» перед народом, просвещению которого и пробуждению к будущей революции она должна отдать все свои силы: «Нужно не только слово, нужно дело. Нужны энергичные, фанатические люди, рискующие всем и готовые жертвовать всем. Нужны мученики, легенда о которых переросла бы далеко их истинное достоинство, их истинную заслугу».

Постепенная пропаганда лавристов не сулила быстрого успеха, и они составляли меньшинство в революционном движении, но идея жертвенности стала важной составляющей революционной этики.

«Хождение внарод». Весной 1874 г. объединенные призывом «идти и бунтовать народ», который впервые провозгласил Герцен, бакунисты и лавристы предприняли массовую попытку «хождения в народ». Лишенное организационного единства, стихийное по характеру, оно стало проявлением жертвенного порыва молодежи. Степняк-Кравчинский вспоминал: «Движение это едва ли можно назвать политическим. Оно было скорее каким-то крестовым походом, отличаясь вполне поразительным и всепоглощающим характером религиозных движений». Молодежь университетских центров покидала города, ехала на Дон, в Поволжье, где, по ее расчетам, были живы традиции Разина и Пугачева. Пропагандой было охвачено около 40 губерний.

Молодые люди переходили из деревни в деревню, звали крестьян к неповиновению властям, проповедовали идеи социализма. Прямые призывы к бунту чаще всего воспринимались крестьянами враждебно, социальную справедливость они воспринимали как призыв к переделу помещичьих земель. К осени движение было разгромлено, было арестовано более тысячи человек. Власти устроили над участниками «хождения в народ» процесс «193-х», который способствовал популяризации революционно-социалистических идей.

«Хождение в народ» выявило невозможность осуществления бунтарских идей Бакунина на практике, следствием чего стали попытки ведения длительной оседлой пропаганды, когда революционеры под видом учителей, фельдшеров, писарей селились в деревне.

Вторая «Земля и воля». К 1876 г. разрозненные подпольные группы объединились в организацию, названную «Земля и воля». ! насильственного переворота», который они готовили, возбуждая народ к бунтам и стачкам и осуществляя «дезорганизацию власти». Их конечным идеалом была анархия и коллективизм. Особое внимание они уделяли выработке уставных требований, которые включали централизм, конспирацию, взаимный товарищеский контроль, подчинение меньшинства большинству. Душой организации был А. Д. Михайлов, который утверждал: «Если у нас не будет единства взглядов на наши взаимные отношения — это будет невыносимо и пагубно. Я первый постараюсь разрушить такой шаткий, жалкий и бессильный союз».

«Земля и воля» вела работу в деревне, создавая поселения своих последователей, однако крестьяне были глухи к пропаганде революционеров. Попытка Я. В. Стефановича и Л. Г. Дейча поднять в 1877 г. бунт среди крестьян Чигиринского уезда с помощью подложной царской грамоты провалилась и дискредитировала организацию. Дезорганизаторские акты «Земли и воли» первоначально носили характер мести и самообороны. В январе 1878 г. давняя участница народнического движения В. И. Засулич стреляла в петербургского градоначальника Ф. Ф. Трепова, приказавшего подвергнуть телесному наказанию политического заключенного. Суд присяжных оправдал Засулич, что с энтузиазмом было воспринято либеральной общественностью.

Для части революционеров-народников вердикт суда стал показателем общественного сочувствия к их деятельности и подтолкнул на путь политической борьбы и индивидуального террора. Они стали устраивать покушения на правительственных чиновников, в августе 1878 г. Кравчинский убил кинжалом на улице Петербурга главу III Отделения Н. В. Мезенцова. Землевольцы стали рассматривать террор как средство воздействия на народ. Листок «Земли и воли» утверждал: «Следует поставить революционную партию в глазах крестьянства на то место, какое занимает у него его мифический царь». 2 апреля 1879 г. землеволец А. К. Соловьев стрелял в Александра II. Покушение оказалось неудачным, Соловьев был повешен.

В рядах «Земли и воли» назрел кризис. Сторонникам террора, «политикам», противостояли его противники, «деревенщики», отрицавшие значимость политической борьбы и готовившие социальную революцию. В июне 1879 г. состоялся съезд в Воронеже, который привел к компромиссу. Он оставил неизменной программу организации, но признал террор методом ведения политической борьбы. Участники съезда высказались за цареубийство. Последовательным противником террора был Г. В. Плеханов, который, оставшись в одиночестве, покинул съезд и вышел из организации. Вскоре на петербургском съезде произошел полный раскол. «Деревенщики» составили общество «Черный передел», а «политики» — «Народную волю».

Чернопередельцы не принимали террор, отказывались от ведения политической борьбы; они продолжали пропагандистскую деятельность в деревне, что не давало никаких видимых результатов и обрекало их начинания на неуспех. Спустя несколько лет организация распалась.

«Народная воля» и теория захвата власти П. Н.Ткачева. «Народная воля» объявила беспощадную войну самодержавию. Орган партии писал: «Из этой ожесточенной схватки нет другого исхода: либо правительство сломит движение, либо революционеры низвергнут правительство».

Народовольцы следовали теории Ткачева, революционера, который был осужден по делу нечаевцев, бежал за границу, где издавал журнал «Набат». Ткачев был идеологом русского бланкизма и доказывал, что с помощью заговора группа революционеров может захватить власть и, опираясь на нее, начать социалистические преобразования. «Только обладая властью, меньшинство может заставить большинство — то косное, рутинное большинство, которое не доросло еще до понимания необходимости революции и не уяснило себе ее цели и задачи, — заставить это большинство переустраивать свою жизнь сообразно с его истинными потребностями, сообразно с идеалом наилучшего и наисправедливейшего общежития».

Ткачев учил, что самодержавие «не имеет ничего общего с существующим социальным строем», оно «висит в воздухе», что дает возможность русским революционерам нанести несколько решительных ударов по «всеми покинутому правительству». Для успеха переворота нужна крепкая, сплоченная и дисциплинированная организация революционеров: «Только при такой организации революционеры, захватив власть, будут в состоянии защитить ее от притязания враждебных партий, интриганов, политических честолюбцев, только она даст им возможность подавить консервативные и реакционные элементы общества, только она одна вполне отвечает потребностям борьбы, вполне соответствует типу боевой организации».

Считая, что русский крестьянин «коммунист по инстинкту, по традиции», он полагал осуществление идеалов социализма делом нетрудным, хотя и подчеркивал, что в недрах общинного строя быстро развиваются новые формы — «формы буржуазной жизни, развивается кулачество, мироедство; воцаряется принцип индивидуализма, экономической анархии, бессердечного, алчного эгоизма».

Ткачев писал: «Непосредственная цель революции должна заключаться ни в чем ином, как только в том, чтобы овладеть правительственною властью и превратить данное, консервативное государство в государство революционное». Расчет на самостоятельное творчество народных масс означал, по Ткачеву, фактический отказ от революции: «Народ не в состоянии построить на развалинах старого мира такой новый мир, который был бы способен прогрессировать, развиваться в направлении коммунистического идеала; потому при построении этого нового мира он не может и не должен играть никакой выдающейся, первенствующей роли».

Вслед за Ткачевым теоретики «Народной воли» считали возможным организацию политического переворота и свержение самодержавия. Они заявляли: «Именно устранившись от политической деятельности, мы загребаем жар для других, именно устранившись от политической борьбы, мы подготовляем победу для враждебных народу элементов, потому что при такой системе действий просто дарим им власть, которую были бы обязаны отстоять для народа».

Воля народа должна была быть объявлена Учредительным собранием, которое, как они верили, не могло не быть социалистическим по составу. Индивидуальный террор был для них главным средством борьбы за власть. Они скептически относились к крестьянству, которое при «всех усилиях со стороны партии поддержать и организовать его не в состоянии совладать с централизованным и прекрасно вооруженным врагом».

Народовольческий террор. Народовольцами была создана сильная, боеспособная организация, во главе которой стоял Исполнительный комитет. Вокруг него существовала система местных революционных групп, рабочих кружков и офицерских организаций. Революционный терроризм «Народной воли» сочувственно воспринимался западноевропейской общественностью, которую увлекал пафос героической борьбы с самодержавным деспотизмом. Российская либеральная общественность склонна была оправдывать террористическую деятельность народовольцев тем, что в России нет условий для легальной политической борьбы.

Члены Исполнительного комитета были профессиональными революционерами, ведущую роль среди них играли А. Д. Михайлов, А. И. Желябов, Н. А. Морозов, С. Л. Перовская, Н. Е. Суханов, Л. А. Тихомиров, В. Н. Фигнер, М. Ф. Фроленко. Свои силы они сосредоточили на подготовке цареубийства, с осуществлением которого они связывали надежды на захват власти. В августе 1879 г. Исполнительный комитет вынес смертный приговор Александру II. В ноябре под Москвой был взорван царский поезд, в феврале следующего года устроен взрыв в Зимнем дворце. Покушения были неудачны, но создали преувеличенное представление о возможностях организации и вызвали кризис власти.

Энергия получившего диктаторские полномочия М. Т. Лорис-Меликова позволила правительству переломить ситуацию, изолировать народовольцев, лишив их общественного сочувствия, и приступить к планомерным арестам революционеров. В январе 1881 г. был разоблачен Н. В. Клеточников, который еще по заданию «Земли и воли» поступил на службу в III Отделение, а затем стал заведовать секретной частью в Департаменте полиции. Он не раз предупреждал народовольцев об опасности. Затем был схвачен Желябов, главный организатор всех покушений.

1 марта 1881 г. группа террористов, руководимая Перовской, убила Александра И. Несмотря на предостережения, император после большого перерыва покинул Зимний дворец, чтобы принять участие в разводе гвардейского караула. В его карету на Екатерининском канале была брошена бомба, взрыв не задел царя, но плохая организация охраны привела к тому, что в вышедшего из кареты Александра II была брошена вторая бомба, взрывом которой он был смертельно ранен.

Исполнительный комитет обратился к новому царю с письмом, где требовал созыва «представителей от всего русского народа для пересмотра существующих форм государственной и общественной жизни». Народовольцы перечислили условия, на которых они были согласны прекратить террор: общая амнистия по «политическим преступлениям», всеобщееизбирательное право, свобода слова, печати, сходок. Письмо было оставлено без ответа, основные силы «Народной воли» разгромлены, участники покушения казнены.

Попытки Фигнер и Лопатина сохранить «Народную волю» оказались неудачными. В 1882 г. провокатор С. П. Дегаев выдал военную организацию партии. После ареста в октябре 1884 г. Лопатина «Народная воля» практически прекратила свое существование. С ней завершилась история революционного народничества, которое со временем превратилось в социально-революционное направление освободительного движения.

Либеральное народничество долгие годы находилось на периферии общественного внимания. Его сторонники ориентировались на сочинения В. П. Воронцова, Н. Ф. Даниельсона, Н. К. Михайловского, которые отстаивали мирный путь общественного преобразования. Михайловский развивал теорию «героев и толпы», истоки которой находились в сочинениях Писарева, и проповедовал освобождение личности. Он утверждал: «Предоставьте русской интеллигенции свободу мысли и слова, и, может быть, русская буржуазия не съест русского народа; наложите на уста интеллигенции печать молчания — и народ будет наверное съеден».

Экономисты-народники внесли большой вклад в изучение пореформенной России. Они указывали на ухудшение положения крестьянства, писали о «вымирании деревни» и призывали «спасти общину». Воронцов доказывал «мертворожденность русского капитализма», насаждаемого правительством, идеализировал «народное производство». Им была выдвинута программа государственного регулирования экономики, благодаря которой крестьянство должно было повысить свое благосостояние, опираясь на кустарное производство. Даниельсон в 1892 г. уверял, что капитализм привел страну «к кризису, который подрывает все наше социальное и экономическое существование. Капитализм не в состоянии найти выход из него, выход этот может быть найден только в развитии тех основ, которые мы унаследовали от нашей прежней истории».

Под впечатлением разгрома «Народной воли» либеральное народничество выдвинуло теорию «малых дел», которую отстаивал Я. В. Абрамов. Он считал главной задачей разночинной интеллигенции повседневную работу в земских учреждениях, где можно быть близким к народу, просвещать его и помогать ему преодолевать хозяйственные трудности. Теория «малых дел» получила большую популярность в середине 1880-х гг. и вовлекла в культурную работу в деревне значительные слои молодежи. Эта сторона воззрений либеральных народников была близка влиятельному журналу «Русская мысль» и редакции ведущей газеты «Русские ведомости»: в конце XIX в. либеральные народники, среди которых к тому времени главную роль играл Михайловский, использовали свой авторитет для опровержения в подцензурной печати русского марксизма.

Революционное народничество второй половины 60 х — начала 80 х гг. XIX века

Народнические организации второй половины 60-х — начала 70-х гг.

Главной целью народников являлась организация крестьянской революции в России. Представления о способах достижения этой цели у членов народнических организаций на протяжении 60—80-х гг. не раз изменялись по мере приобретения ими опыта революционной деятельности.

В середине 60-х гг. под непосредственным влиянием романа Н. Г. Чернышевского «Что делать?» сложилась организация Н. А. Ишутина — И. А. Худякова (1863— 1866). Ее члены ставили перед собой задачу подготовки революционного переворота, результатом которого стало бы переустройство общества на основе коллективной собственности и коллективного труда. В 1865 г. внутри этой организации стала действовать группа «Ад», которая вела подготовку цареубийства, считая, что оно послужит первотолчком революции. В апреле 1866 г. член «Ада» Д. В. Каракозов совершил покушение на Александра II. Революционер был казнен, а ишутинская организация разгромлена.

Покушение Каракозова привело к усилению влияния консерваторов в правительстве. Были закрыты близкие народникам журналы «Современник» и «Русское слово», запрещены студенческие кружки, усилена цензура.

Однако, несмотря на то что выстрел Каракозова привел к подобным результатам, для революционеров он стал вдохновляющим примером. На смену «ишутинцам» пришли «нечаевцы». В 1869 г. бывший вольнослушатель Петербургского университета С. Г. Нечаев основал в Москве обжество «Народная расправа». Он составил «Катехизис революционера» — свод правил, которыми должны были руководствоваться его сторонники. Революционер для Нечаева — это «обреченный человек. Он не имеет личных интересов, дел, чувств, привязанностей, собственности, даже имени. Все в нем захвачено одним исключительным интересом, одной мыслью, одной страстью: революцией».

Нечаев планировал покрыть Россию сетью революционных организаций, связанных железной дисциплиной. Для их членов дозволено все, что служит делу разрушения старого общества и осуществления революции. Нечаев пытался насадить в «Народной расправе» дух безоговорочного подчинения вождю. Когда один из руководителей организации студент И. И. Иванов усомнился в правдивости некоторых заявлений Нечаева, тот обвинил его в предательстве и вынес ему смертный приговор. Приводить приговор в исполнение должны были все члены организации, дабы кровь бывшего товарища еще теснее сплотила их.

В ходе следствия по делу об убийстве Иванова полиция арестовала всех членов «Народной расправы». Перед судом предстало 87 человек. Самому Нечаеву удалось выехать за границу. В 1872 г. он был выдан России как уголовный преступник. Нечаев был осужден на многолетнюю каторгу, но отбывал наказание вплоть до смерти в 1882 г. в Петропавловской крепости.

В 1869 г. в Петербурге сложился кружок «чайковцев» (по имени одного из его членов — Н. В. Чайковского). Это была группа молодежи, занимавшейся самообразованием и распространением книг Н. Г. Чернышевского, П. Л. Лаврова, К. Маркса. В противовес «нечаевщине» «чайковцы» строили свою организацию на принципах высокой нравственности. Члены организации сумели создать всероссийскую сеть своих групп, в которых началась революционная деятельность многих видных представителей народничества: С. Л. Перовской, С. М. Кравчинского, А. И. Желябова, М. А. Натансона и др.

Одновременно с «чайковцами» существовал ряд других народнических групп, не связанных между собой. В 1873 г. бывший студент-вольнослушатель Петербургского технологического института А. В. Долгушин организовал немногочисленный кружок сторонников Бакунина. В одной из подмосковных деревень «долгушинцы» сконструировали примитивную печатную машину, на которой печатали прокламации и воззвания. Правда, однажды крестьяне решили, что они печатают фальшивые деньги, и Долгушину пришлось переубеждать их при помощи пистолета.

Не соблюдая никаких мер предосторожности, народники распространяли свою продукцию среди крестьян, вели с ними беседы, дарили книги, читали вслух. Вскоре молодые революционеры были арестованы.

«Хождение в народ»

В середине 70-х гг. народники пришли к выводу о том, что если не произойдет немедленной революции, то капитализм, набирающий силы, изменит, приспособит к своему развитию крестьянскую общину. Поэтому необходимо было, по их мнению, идти в народ для того, чтобы вносить в его сознание «идеалы лучшего, справедливого общественного строя».

Состав пропагандистов был очень пестрым: «в народ» устремились не только революционные романтики из числа членов тайных организаций, но и люди, не связанные с ними, но разделяющие народнические идеи. Среди них были даже представители высших слоев общества.

В 1874—1875 гг. сотни пропагандистов под видом врачей, инженеров, учителей, порой, чтобы завоевать доверие крестьян, и переодетые мастеровыми, разбрелись по России, проникая в самые глухие ее уголки. Они толковали с крестьянами о революции и социализме. Но мужики, как правило, не понимали «бар» с их господской, полной иностранных слов речью. Чаще всего крестьяне и доносили на пропагандистов в полицию.

Власти ответили на «хождение в народ» всероссийской облавой и показательными судами над революционерами.

Деятельность народников, их самоотверженность вызывали к ним глубокие симпатии со стороны образованной части общества. Поведение революционеров выглядело особенно впечатляющим в сравнении с погоней за наживой, которая расцвела тогда на почве железнодорожного строительства, учреждения банков и торгово- промышленных предприятий. Однако крестьяне, жившие собственной жизнью, сообразно укоренившимся представлениям, не откликнулись на призывы народников.

«Земля и воля»

Неудача агитационного движения заставила революционеров перейти к созданию строго централизованных и законспирированных групп. На смену увлечению идеями Бакунина и Лаврова пришло пристальное внимание к доводам Ткачева.

В конце 1876 г. в Петербурге возникла организация «Земля и воля», названная так в память первого революционного объединения 60-х гг. Ее создателями были М. А. Натансон, А. Д. Михайлов, Г. В. Плеханов и др. Позже в «Землю и волю» вступили В. Н. Фигнер, С. Л. Перовская, Н. А. Морозов, С. М. Кравчинский. Своей целью землевольцы провозгласили переход всей земли в руки трудового крестьянства, организацию жизни общества на принципах общинного самоуправления, решение национального вопроса сообразно желанию населения. Они считали, что осуществить эти цели возможно «только путем насильственного переворота».

Для подготовки народного восстания предполагалось использовать организаторские и дезорганизаторские методы работы. Организаторские меры предусматривали ведение пропаганды среди крестьянства и рабочих. Дезорганизаторские методы предполагали проведение действий, ослабляющих правительство, в том числе уничтожение наиболее «вредных» чиновников (индивидуальный террор).

Организаторская работа среди крестьян являлась продолжением «хождения в народ». Но при этом «летучая» пропаганда сменилась «оседлой». Члены организации создавали в сельской местности свои поселения, совмещая пропагандистскую деятельность с работой по специальностям фельдшеров, учителей, агрономов. При этом такая работа часто отнимала столько времени и сил, что до пропаганды просто не доходили руки.

Первые рабочие организации

Народники, видя в рабочих прежде всего выходцев из крестьянской среды, тесно связанных с деревней, пытались наладить пропаганду и среди них. Первые рабочие кружки создавались в основном с просветительской целью.

6 декабря 1876 г. землевольцам удалось организовать антиправительственную демонстрацию с участием рабочих у Казанского собора в Петербурге. В марте 1878 г. под их руководством прошла стачка на Новой бумагопрядильне в Петербурге, осенью того же года удалось организовать ряд стачек на других фабриках.

В то же время сами рабочие стали все отчетливее осознавать особенности своего положения в обществе и создавать организации для борьбы за свои экономические интересы. Появились также первые рабочие организации, выдвигавшие политические требования.

В 1875 г. в Одессе был образован «Южнороссийский союз рабочих», выступавший за объединение рабочих для насильственного изменения общественно-экономического и политического строя. В 1878 г. в Петербурге возник «Северный союз русских рабочих», в программе которого содержались требования широких политических свобод — свободы слова, печати, собраний. Деятельность этих союзов оказалась недолгой. Они были разгромлены полицией.

Раскол «Земли и воли»

Дезорганизаторской группе народников удалось провести ряд громких террористических актов, взбудораживших всю страну. В январе 1878 г. молодая революционерка В. И. Засулич стреляла в петербургского градоначальника Ф. Ф. Трепова, приказавшего выпороть политического заключенного, не снявшего перед ним головного убора.

В августе 1878 г. в центре Петербурга средь бела дня С. М. Кравчинский заколол кинжалом шефа жандармов Н. В. Мезенцева. В феврале 1879 г. был приведен в исполнение смертный приговор генерал-губернатору Харькова Д. Н. Кропоткину. В марте 1879 г. было совершено покушение на нового шефа жандармов А. Р. Дрентельна. От рук террористов пострадали шеф одесских жандармов, киевский прокурор, несколько агентов полиции.

2 апреля 1879 г. землеволец А. К. Соловьев совершил новое покушение на Александра II. Пять выпущенных им пуль не достигли цели, царь остался жив.

Власти боролись с революционерами чрезвычайными методами. С августа 1878 г. до конца 1880 г. 22 террориста были казнены. За это же время от рук революционеров погибло 27 человек и несколько десятков было ранено. Зачастую во время террористических актов страдали ни в чем не повинные люди, случайно оказавшиеся рядом с намеченной жертвой.

В августе 1879 г. «Земля и воля» разделилась на две самостоятельные организации — «Черный передел», куда вошли сторонники продолжения пропагандистской работы, возглавляемые Г. В. Плехановым, и «Народную волю», объединившую сторонников индивидуального террора. Организаторами и руководителями «Народной воли» были А. Д. Михайлов, А. И. Желябов, Н. А. Морозов, С. Л. Перовская, В. Н. Фигнер, М. Ф. Фроленко, которые составили ее Исполнительный комитет.

«Народная воля»: охота на царя

Еще в июле 1878 г. в Липецке наиболее активные члены дезорганизаторской группы «Земли и воли» вынесли смертный приговор Александру II. Они были убеждены, что гибель царя послужит сигналом для крестьянской революции.

Исполнительный комитет «Народной воли» начал настоящую охоту на Александра II. Она проводилась при тщательном соблюдении конспирации и отличалась фантастической изобретательностью. Было решено организовать покушение на царя при его возвращении из Крыма в Петербург в ноябре 1879 г. Действовали три группы террористов. Первая состояла из М. Фроленко и Т. Лебедевой, которые устроились на работу в качестве железнодорожных сторожей близ Одессы. Но императорский поезд проследовал не через Одессу, а на Александровск. Здесь его ожидала вторая группа народовольцев во главе с А. Желябовым, который под видом купца обустраивал землю у самого полотна железной дороги якобы для строительства кожевенного завода. Однако при прохождении царского поезда заложенная бомба не взорвалась. К делу была подключена третья группа во главе с С. Перовской, которая подготовила подкоп под железнодорожное полотно в 7 км от Москвы. Но судьба вновь оказалась благосклонна к императору. Был взорван не тот поезд.

Зимой 1879/80 г. народовольцы начали подготовку нового, еще более дерзкого покушения — взрыва в Зимнем дворце. Народник С. Н. Халтурин устроился во дворец краснодеревщиком и каждый день проносил туда понемногу динамита. Комната столяров находилась под царской столовой. Взрыв намечался на день, когда на парадном обеде должна была собраться вся императорская семья, но в дело вновь вмешался случай. Начало обеда перенесли на более позднее время. Во время взрыва пострадала только охрана и прислуга: было убито 10 человек и 53 ранено.

Запланировали новый взрыв — на дороге, по которой следовала карета царя от железнодорожного вокзала в Зимний дворец. Операцию готовил А. Желябов. За Александром установили ежедневное наблюдение, выяснили маршруты его поездок. На Малой Садовой улице стали рыть подкоп. Но в конце февраля 1881 г. Желябов был арестован. Исполнительным комитетом «Народной воли» было принято решение ускорить покушение.

1 марта 1881 г. император направился на развод войск в Михайловский замок. Он и на этот раз попытался обмануть судьбу, изменив обычный маршрут следования. Но террористы постарались исключить всякую случайность — на всех путях возможного следования царской кареты были поставлены бомбометатели. Александр оказался в ловушке. Император был смертельно ранен бомбой, брошенной И. И. Гриневицким, который также погиб. Через девять часов после взрыва император скончался.

Почти все члены Исполнительного комитета «Народной воли» были арестованы. А. И. Желябов, С. Л. Перовская, А. Д. Михайлов, Н. И. Кибальчич, Н. И. Рысаков, подготовившие покушение, были повешены в апреле 1881 г.

Цареубийство не стало, вопреки ожиданиям народников, началом крестьянской революции. Более того, народ был ошеломлен. Александра II в деревнях жалели. Народническое движение зашло в тупик.

Революционное движение стало мощным фактором общественной жизни пореформенной России. Но «хождение в народ» и террор народников не подтолкнули крестьян к революции. Стремившиеся к переустройству жизни на основах «общинного» социализма революционеры не сумели претворить свою программу в жизнь.

Либеральное народничество в конце 19 века в России — История — Наука — Каталог статей

Либеральное народничество в конце 19 века в России

Отражением усилившегося процесса разложения крестьянства явилось вырождение социально-революционного народничества в либеральное народничество, в мелкобуржуазный, мещанский социализм.

 

К 90-м годам либерально-народническое течение сделалось господствующим среди прогрессивной интеллигенции. Народнические идеи пропагандировались не только на страницах толстых журналов (например, «Русской мысли»), но и некоторых центральных газет («Русские ведомости»), проводились в земских исследованиях, сборниках, описаниях и т. п. Они провозглашались с трибун всевозможных съездов и собраний прогрессивной интеллигенции города и деревни. Это широкое распространение народничества казалось его громадным и неоспоримым успехом.

 

В. И. Ленин по этому поводу писал: «Но только ведь это совсем не народничество (в старом, привычном значении слова), и успех этот и это громадное распространение вширь достигнуты ценой опошления народничества, ценой превращения социально-революционного народничества, резко оппозиционного нашему либерализму, в культурнический оппортунизм, сливающийся с этим либерализмом, выражающий только интересы мелкой буржуазии» *.

 

Главной идеей либерального народничества была мысль о диаметральной противоположности крестьянского «трудового хозяйства» буржуазному хозяйству. Теоретики либерального народничества считали, что принцип манифеста 19 февраля 1861 г,— наделение крестьян землей был каким-то совершенно особенным принципом, отличным от того, на котором покоился хозяйственный строй западноевропейских буржуазных государств. Они заявляли, что «доставление самим производителям орудий труда» служит залогом особого, некапиталистического пути развития России.

 

На самом деле реальная тенденция эволюции мелких производителей — крестьян, при господстве в стране товарного хозяйства, вела к превращению их в товаропроизводителей, в мелких буржуа. А поскольку в своих реформаторских планах, направленных на поддержку мелкого «народного производства», народники не сходили с почвы существующего общественно-экономического строя, оставляли в неприкосновенности товарное хозяйство, то их социализм был на деле мелкобуржуазным, мещанским социализмом. Прикрытием этого факта и служила либерально-народническая теория о возможности для России миновать капитализм, о иоклассовом характере русской демократической интеллигенции и пр. «Эта теория,— писал В. И. Ленин,— была теорией утопического мещанского социализма, т. е. мечтанием мелкобуржуазных интеллигентов, которые искали выхода из капитализма не в классовой борьбе наемных рабочих с буржуазией, а в воззваниях ко „всему народу», к „обществу», то есть к той же буржуазии» *.

 

В начале 90-х годов литературной цитаделью либерального народничества сделался журнал «Русское богатство», перешедший в руки группы Михайловского. В нем принимали также участие и другие теоретики народничества — на первых порах В. В. (В. П. Воронцов), автор книги «Судьбы капитализма в России» (1882 г.) и долголетний корреспондент К. Маркса и Ф. Энгельса Николай — он, автор другого основополагающего народнического труда — «Очерки нашего пореформенного общественного хозяйства» (1893 г.). Теоретическое обоснование народничества сопровождалось отказом от революционной борьбы, критикой марксизма и травлей русских социал-демократов.

Поход народников против марксистов

В условиях общественного оживления, начавшегося после голодного 1891 и холерного 1892 годов, либеральное народничество главную для себя опасность видело в марксизме, который все более распространялся и упрочивался на русской почве. Либеральные народники, будучи сторонниками мирного прогресса, ополчались против революционных марксистов, желавших, по словам В. И. Ленина, оставаться «сторонниками социальной революции и обучать, руководить и организовать действительно революционные общественные элементы» 2.

 

Поход против марксистов открыл самый авторитетный и талантливый либерально-народнический публицист — Н. К. Михайловский. С осени 1893 г. он начал печатать в журнале «Русское богатство» серию статей, в которых, использовав выгоды привилегированного положения легального органа, яростно обрушился на революционных марксистов, лишенных возможности отвечать ему публично. Михайловский и другие либеральные народники клеветали на марксистов и извращали марксизм, чтобы легче было его «опровергнуть». Революционную доктрину, которая являлась последним словом общественной науки и соединяла в себе строгую научность с последовательной революционностью, они изображали в виде какой-то фаталистической «схемы» самопроизвольного превращения индивидуальной собственности в общественную. Михайловский заявлял, что «марксисты прямо настаивают на необходимости разрушить нашу экономическую организацию, обеспечивающую трудящемуся самостоятельное положение в производстве», что они готовы поступить на службу к капитализму. С ответом народникам выступил П. Б. Струве. В 1894 г. он напечатал «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России», в которых попытался открыто противопоставить в легальной печати народническому мировоззрению якобы марксистские взгляды. В предисловии к этой книге автор заявлял, что он примыкает к марксизму только «по некоторым основным вопросам» и что «ортодоксией он не заражен». Взгляды Струве в самом деле были весьма далеки от марксизма. Его выступление дало повод либерально-народнической прессе для новых многочисленных нападок на русских марксистов.

Революционное движение в 60-70 годах XIX века

Подготовка и отмена крепостного права на рубеже 50-60 гг. XIX в. способствовала подъему революционного движения. Волнения крестьян, недовольных реформой, активизировали другие слои общества, особенно студенчество. У революционных демократов, объединившихся вокруг журнала «Современник» и Чернышевского, возник план революционной агитации. Чернышевский в прокламации «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон» писал, что свободы можно добиться только организованным восстанием и призывал к нему готовиться. В 1861 г. появилась листовка «К молодому поколению», написанная публицистом Шелгуновым. Затем последовала серия листовок революционной группы «Великорусс». Издание нелегальной агитационной литературы усилилось в 1862-1863 гг.

В 1861-1862 гг. после объединения революционных кружков возникла тайная организация «Земля и воля» с центром в Петербурге и отделениями в Москве и других городах. На ее идеологию решающее влияние оказали взгляды Чернышевского, Огарева, Герцена и Бакунина. Программные положения землевольцев сформулированы в нелегальном печатном органе «Свобода». Во главу угла ставились агитация и пропаганда. Цели: ликвидация самодержавия, установление демократических свобод через революционное восстание. Вскоре надежда на всеобщий подъем растаяла — после подавления национально- освободительной борьбы в Польше в 1863 г. правительство перешло в наступление. Волна революционного напряжения спала. В 1862 г. арестован Чернышевский, в начале 1864 г. «Земля и воля» прекратила свое существование.

Революционное движение второй половины 60-х гг. развивалось в глубоком подполье. На фоне либеральных реформ крайне революционные тенденции не были популярны. В Москве возникла организация Ишутина, в которой, наряду с пропагандистской работой, существовала террористическая группа «Ад». Ее участник Каракозов в 1866 г. совершил неудачное покушение на Александра II. Это позволило правительству развернуть репрессии. В 1869 г. студентом Нечаевым создана тайная организация «Народная расправа». Нечаев избрал методом деятельности запугивание, шантаж, насилие. Это вызвало протест в организации. Нечаев организовал убийство не подчинившегося ему студента. Члены «Народной расправы» были арестованы. Нечаев бежал за границу, но был выдан, осужден и умер в Петропавловской крепости.

В 70-х годах начался новый революционный подъем. Активными его участниками стали народники. Они назывались так потому, что пошли в народ, чтобы поднять его на революцию. Родоначальниками народничества были А.И. Герцен и Н.Г. Чернышевский. Они сформулировали основное положение народнической доктрины — возможность непосредственного перехода России через общинное устройство к социализму, минуя капитализм.

Народники 70-х гг. отрицали государственность, политическую борьбу, верили в возможность радикальной революции в ближайшем будущем. Изначально в народничестве присутствовали две тенденции — революционная и реформистская. Радикально настроенная интеллигенция воспринимала идеи крестьянского социализма как призыв к непосредственному вооруженному восстанию; более умеренная ее часть — как программу постепенного движения по пути реформ.

Революционное народничество разделялось на три основных направления: бунтарское, пропагандистское и заговорщицкое. Бунтарское связано с идеологом анархистом М.М. Бакуниным. Основной задачей он считал разрушение государства, что приведет к социализму и всеобщему равенству, движущие силы видел в крестьянстве (крестьянский бунт) и люмпен-пролетариате. Пропагандистское направление, ратовавшее за подготовку революции пропагандой, возглавил П.П. Лавров. В своих «Исторических письмах» и издании «Вперед» он отстаивал роль интеллигенции в пропаганде революционных идей. Заговорщицкое, сравнительно малочисленное, представлял П.Н. Ткачев. Он возлагал надежды на захват власти интеллигентской группой и декретирование сверху социалистических преобразований.

Первой практической проверкой идеологии революционного народничества стало массовое «хождение в народ», предпринятое радикально настроенной молодежью в 1874 г. Но крестьянство оказалось невосприимчиво к идеям революции и социализма. «Хождение» закончилось массовыми арестами (более тысячи) народников. В то же время опыт «хождения в народ» способствовал организационному сплочению революционных сил. Неудача помогла осознать необходимость серьезной организации.

В 1876 г. была создана тайная революционная организация «Земля и воля» — централизованная, дисциплинированная и надежно законспирированная. Ее цель — передача всей земли крестьянам, общинное самоуправление. Землевольцы работали на селе врачами, учителями. Однако успехов они не добились, и их взгляды обращаются к террору. В 1878 г. раздался выстрел Веры Засулич в градоначальника Трепова, Кравчинский убил шефа жандармов Мезенцева. В 1879 г. Соловьев неудачно покушается на Александра II. В этом же году «Земля и воля» распадается на две организации «Черный передел» и «Народную волю». Первая остается на позициях пропаганды. «Народная воля» переходит к массовому террору против сановников и царя.

Народовольцы выдвинули программу ликвидации самодержавия, введения демократических свобод и всеобщего избирательного права. Добиться этого рассчитывали террором, который бы поднял общество на всеобщую революцию. На рубеже 70-80 гг. снова сложилась революционная ситуация. Два покушения на царя — подрыв железной дороги под Москвой и взрыв в Зимнем дворце (Халтурин) — заставили Александра II начать ряд либеральных мер в отношении земств, цензуры, просвещения. Но 1 марта 1881 г. царь был смертельно ранен народовольцами. Убийство 1 марта обусловило наступление контрреформ 1881-1890 годов. Пользуясь возмущением населения, новый царь начал политическую реакцию. С этого времени наблюдается упадок революционного течения в народничестве.

Рекомендуем прочитать:

Конспект по истории России

Народничество русской интеллигенции и культуры

Народничество с самого начала развивалось как разновидность научно-утопического сознания, ориентированного на деятельное, преобразующее отношение к действительности, на решение социальной проблемы современности. В его основе лежал нравственный идеал, вера в то, что именно Нравственность (Добро) может изменить мир. Эта вера характерна не только для социалистического идеала, но и в целом для русской культуры XIX века: следуй нравственному правилу… и все устроится само собой. Отсюда понятен и постоянный, устойчивый интерес русской интеллигенции к социальной проблематике в ее нравственном освящении. Как заметил Бердяев, творили не столько «от радости творческого бытия», сколько «от печалования и сострадания о неправде и рабстве человека». Это и был решающий мотив возникновения народнического движения.

Признаки простонародничества отслеживаются уже в начале XIX века в творчестве А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, А. Н. Радищева, декабристов, а также А. И. Герцена и Н. П. Огарева. Рост национального самосознания после наполеоновских войн со всей силой поставил вопрос об историческом призвании России и ее культуры. П. Я. Чаадаев лишь заострил его. Существовало три вектора для выявления национального культурного идеала. Первый связан с идеализированным образом древнерусской православной святости, как у славянофилов. Второй связан с образом высокой западноевропейской культуры и Запада в целом, как у западников. И только третий – народнический – вектор был ориентирован не в далекое прошлое и не чужеродное настоящее, а созидаемое будущее русской самобытности, воспринимающей все лучшее, что есть в прошлом и настоящем мирового и отечественного развития.

Неубедительность первых двух векторов обнаружилась очень быстро: в одном случае – по причине откровенного идеализма и идеализации, а в другом – под влиянием удручающих фактов западного «дикого капитализма», попирающего нравственные устои общества и культуры. Именно это обстоятельство выводило народничество в центр всей идейной и культурной жизни России. Народничество снимало противоположность западничества и славянофильства. Уже декабристы – «Русская правда» П. И. Пестеля – поставили центральный вопрос всей культурной эпохи «великого перехода»: какие «социальные противовесы» может изобрести человечество «язвам» капиталистической цивилизации? Пестель констатировал, что в западных странах на смену «феодальной аристокрации» пришла «аристокрация богатства». Россия же не сможет пережить господства «денежной аристокрации», и, чтобы избежать худшего, нужно не только отменить крепостное право, но и ввести новый аграрный закон – частичное установление общественной собственности в форме общественного фонда земли.

Именно это неприятие надвигающейся капиталистической цивилизации, пронизывающее всю русскую литературу и культуру XIX века, и стимулировало народническую парадигму поиска иного пути в будущее, минуя или смягчая капитализм. Концептуально она оформилась в теорию некапиталистического развития, в которой, однако, капитализм сохранял значение быстрого зародышевого развития. Герцен по этому поводу писал: «Мы можем и должны пройти через скорбные, трудные фазы исторического развития наших предшественников, но так, как зародыш проходит низшие ступени зоологического существования»[1].

Главными целями народников были социальная справедливость и социальное равенство. Основа для справедливого общества уже существует в виде русской крестьянской общины – бытия в миру. Выбирая между ценностями сильного государства и народного благосостояния, они неизменно выбирали второе. Самый культ власти был чужд народничеству. Даже радикально-революционное крыло воспринимало «гнет революционного меньшинства» как вынужденную, но временную меру. «Народники, – пишет И. Берлин, – большей частью были истинными демократами; они верили, что любая власть склонна портиться, что любая концентрация власти ведет к стремлению властвовать вечно, что любая централизация – принуждение и зло»[2]. В этом смысле стремление большевиков создать из государства некую «сверхобщину» не вписывается в каноны классического народничества.

Нельзя не согласиться с Берлиным и в том, что «самая крупная фигура в народническом движении, человек, чей темперамент, идеи и деятельность от начала и до конца доминировали в нем, несомненно – Николай Гаврилович Чернышевский. Влияние его жизни и учения, несмотря на множество существующих монографий, еще ждет своего исследования»[3]. Этот человек оказал решающее влияние как минимум на два поколения русских людей, включая поколение Ленина. Это влияние действовало не только через учение, но и через мученическую судьбу его создателя.

Характерно, что личностное становление Чернышевского приходится на годы реакции, наступившей после 1849 года. Формула слабой, непоследовательной, предательской линии либералов, шедших на соглашательство с откровенной реакцией, упорно повторялась на протяжении XIX – начала XX веков и делала народническую линию в политике и культуре безальтернативной. Народничество буквально втягивало в себя энергию, мощь и талант нескольких поколений «русских мальчиков», которые стали главными героями литературных произведений и ждали только случая, чтобы вписать свои имена в историю. Чернышевский и стал таким прототипом русского революционного героя и мученика.

Во второй половине XIX столетия у русской интеллигенции складывается определенное ядро ценностных и мировоззренческих ориентаций, объективно работающих на народническую парадигму. Во-первых, это равное неприятие феодальных и буржуазных пороков и желание преодолеть их «одним ударом». Во-вторых, это такой культ человека, который делает болезненно неприемлемыми любые формы отчуждения и эксплуатации человека человеком и, как следствие этого, провозглашает право на открытое сопротивление против всех видов явного и скрытого насилия над человеком труда и творчества. В-третьих, это существенный выбор в пользу доминанты непосредственно общественных форм организации жизни человека над опосредованно общественными, материально отчужденными, отпущенными в пространство отрицательной свободы, неуправляемой и «противочеловечной» экономической стихии формами.

Именно эти обстоятельства и сделали народничество «знаком русской интеллигенции». Можно даже утверждать, что генезис народничества прямо связан с историей становления русской интеллигенции. Как известно, родословная русской интеллигенции восходит к реформам Петра и является одним из ярких свидетельств их результативности. Наиболее последовательно плоды разворота России к Западу, оплодотворения русской культуры западным влиянием запечатлелись в формировании нового высшего класса России – дворянства и выросшей из него интеллигенции. Однако на долю русской интеллигенции выпала не только миссия нести на себе благотворные влияния петровских реформ, но еще в большей степени и великое бремя их отрицательных последствий. Петровская нелюбовь к русской старине, затхлости и невежеству церковной иерархии, как бы подчеркнутый интернационализм, в полной мере вошли в ее родословную. И потребовалась целая эпоха ее собственно русской идентификации.

Впрочем, и здесь мы имеем дело с продуктом Петрова дела. Речь идет о феномене беспрецедентного в мировой истории порабощения Петром собственного народа. И кто же как не русская интеллигенция, вобравшая в себя вкус западной свободы, должна была сказать свое веское слово протеста. Выйдя из господствующего класса русского барства, она встала в решительную оппозицию к нему, всю душу свою отдавая страждущему. В великом деле народно-освободительного движения русская интеллигенция видела свое историческое призвание, весь смысл своего существования в русской культуре и истории. Но, чтобы реализовать его в условиях деспотического государства с многовековой традицией самодержавия, нужно было «сжаться в комок», стать общностью, духовно организованной и морально дисциплинированной, по-своему жесткой и воинственной, нужно было стать «монашеским орденом» (Н. Бердяев). «Тут сказалась глубинная православная основа русской души: уход из мира, во зле лежащего, аскеза, способность к жертве и перенесение мученичества»[4]. Это во многом объясняет ситуацию, по сути, религиозной адаптации народнических идей в России, а равно и тех общественно-политических образований, которые возникли как ее следствия.

Таким образом, совершенный экскурс в родословную русской интеллигенции и культуры подводит к выводу о существовании двух измерений феномена народничества: первое – самое простое и очевидное – констатирование народничества как отдельного, самобытного явления русской культуры и философии; второе – гораздо более сложное и неочевидное – выведение народничества как важнейшей характеристики всей русской культуры переходной эпохи, как такового явления, признаки которого можно находить в любой точке культурного пространства. Все это объясняет фундаментальный характер народничества в русской культуре.

В общем многообразии форм народнического движения можно выделить несколько относительно самостоятельных направлений, различающихся по степени радикализма: консервативное, либерально-революционное, социально-революционное и анархическое.

Правое – консервативное – крыло народничества, генетически примыкавшее к почвенничеству (Ап. Григорьев, Ф. М. Достоевский, Н. Н. Страхов) представляли П. П. Червинский и И. И. Каблиц. Оба они сотрудничали в еженедельнике «Неделя». Однако основную силу народничества представляли легальные народники левого крыла и центра. Они объединялись вокруг журналов «Отечественные записки» (1868–1884) и «Русское богатство» (1876–1918), хотя непосредственным источником народничества выступал знаменитый «Современник» (1846–1866). Редакторами первого журнала были Н. А. Некрасов, М. Е. Салтыков-Щедрин, Г. З. Елесеев. Второй журнал возглавляли Н. Н. Златовратский, Л. Е. Оболенский, Н. К. Михайловский, В. Г. Короленко. Внесли значительный вклад в развитие теории народничества и такие авторы «Русского богатства», как С. Н. Кривенко, С. Н. Южаков, В. П. Воронцов, Н. Ф. Даниельсон, В. В. Лесевич, Г. И. Успенский, А. П. Щапов.

Приверженцы легального народничества не идеализировали народ настолько, как это делали консервативные народники. Свои надежды они возлагали на интеллигенцию, при этом стремились найти общее между народными чаяниями и развитием европейской мысли. Ведущими идеологами либерально-революционного, центристски ориентированного народничества выступали популярнейшие П. Л. Лавров и Н. К. Михайловский. Именно они внесли ни с чем не сравнимый вклад в формирование народничества как центрального явления культурной жизни России во второй половине XIX века.

Философский антропологизм в мировоззрении П. Л. Лаврова носил подчеркнуто энциклопедический характер, стремившийся к синтезу знаний о человеке. С одной стороны, он продолжал линию антропологического материализма Фейербаха, действуя во многом самостоятельно и самобытно, а с другой – предвосхищал философско-антропологический взрыв начала XX века, закладывая универсалии современного человекознания, свободного от религиозной догматики. Духовно-нравственный авторитет и универсализм Лаврова породили ситуацию, когда очень многие искали и находили в нем своего союзника, даже будучи бесконечно далекими от его философского кредо. Для одних – он «кантианец» (Г. Шпет), для других – «недостаточно близок Канту» (П. Мокиевский), для третьих – он «контианец» (А. Штейнберг), для четвертых – «критическая антропология» Лаврова «гораздо сложнее позитивизма Конта, Милля и др. » (А. Газетти), для пятых – он «махист» (А. Шрейдер), для шестых – философия Лаврова – это эклектическая смесь «антропологизма с историческим материализмом», наконец, для седьмых – это «этический имманентизм» (В. Зеньковский)[5].

Концепции субъективной социологии, «критически мыслящей личности», первенства реализма над романтизмом, а идейности и общественного долга над художественностью и «искусством для искусства» сделали лидеров народничества настоящими властителями дум русской молодежи. Но был и другой, не лежащий на поверхности, но не менее действенный слой народничества, который не только прогнозировал революцию и призывал готовиться к ней с тем, чтобы смягчить удар будущего «социального взрыва», но выдавал установку на форсирование революционных событий, как единственного в своем роде нравственно-очищающего действия.

Знаковыми фигурами этого направления были П. Н. Ткачев и Н. А. Морозов.

Ткачев рассуждал достаточно прагматично. Он указывал, что критерии истины и справедливости – это полезность и целесообразность, а не какие-либо абстрактные идеи. Свою же философию он называл «реализмом» (или рационализмом). Реализм, по мнению Ткачева, есть такое мировоззрение, которое отличается реальностью, разумной научностью,

Одно из программных положений революционного народничества связано с представлениями, что только бунтующий человек в состоянии сбросить с себя всю «мерзость старого мира рабства и унижений». Смысл революции даже не в ней самой, а в ее нравственно очищающем действии. Само право на бунт против деспотии и несправедливости есть основа нравственного здоровья нации.

Другая его идея связана с формулой «делания революции», не дожидаясь, когда капитализм крепко встанет на ноги. Поэтому Ткачев считает, что если революция не произойдет в ближайшее время, пока все так не устроено, то Россию постигнет участь капитализма Европы и время коммунизма будет отдалено. И наоборот, в результате революции существующая в России народная община превратится в большую общину-коммуну, поднимающую достоинство человека труда и науки и создающую реальную альтернативу существующему.

Литература, как и искусство в целом, должны соответствовать высшим общественным идеалам и их пропагандировать. При этом Ткачев указывает, что и сами авторы художественных творений должны соответствовать тому, о чем они пишут. Для оценки нравственного развития интеллигентного общества недостаточно знать, какие нравственные идеалы проповедует его литература, а нужно еще знать, как сами проповедники относятся к этим идеалам. Считают ли они безусловно для себя обязательным подчинять свою жизнь и деятельность проповедуемым ими идеалам или не считают? Это отношение к своей жизни как предмету творчества и осуществления своего художественного и социокультурного идеала было подхвачено и выражено с особой силой в русском символистском движении начала XX века.

Обосновывая социальное происхождение искусства, Ткачев указывает на генезис эстетических чувств. Именно эстетическое чувство возникает и развивается в нас под влиянием целой массы объективных и субъективных условий воспитания, окружающей нас обстановки, наследственных предрасположений, образа нашей жизни, наших занятий и т. д. Следовательно, делает вывод Ткачев, в более совершенном обществе будут развиты более совершенные эстетические критерии и эстетические запросы, и как результат – будут созданы лучшие произведения искусства. Это, по сути, шеллинговский идеал «единого поэта», сформулированный им в «Философии откровения». Но Ткачев делает акцент не на цели, а на пути к ней. Чтобы этот путь начать, – нужна революция, дух и порыв ее очищающего действия.

Развитие философии Морозов связывал с постановкой антропологической проблематики, в основании которой лежит вопрос «Как произошел человек и все его окружающее?». Морозов примыкал к механистическому материализму. Как и большинство народников, он отдавал приоритет личности перед «абстракцией общества». Психология лежит в основании социологии, а естественным стремлением человека выступает свобода, отсюда Морозов выводит понятие «эволюционной справедливости», как смыслообразующего начала истории.

В народничестве достаточно многогранно развивалось и анархическое течение, представленное прежде всего М. А. Бакуниным и П. А. Кропоткиным. И это течение имеет свои культурно-исторические предпосылки. По мнению Л. С. Николаевой и В. В. Домрачева, все социокультурные процессы в Российском государстве, находящемся в межцивилизационном пространстве (между Востоком и Западом), протекают острее, что обеспечивает динамизм развития российского общества, его конфликтность, бинарность и при постоянном проявлении альтернатив служит основой для радикального разрешения социокультурных противоречий. «В такой цивилизационной ситуации народническая революционная направленность, объективно вытекающая из своеобразия социокультурного развития России, привела к радикальной анархистской концепции, выразившей в социокультурном плане несостоятельность государственных форм развития общества и культуры, провозгласившей отказ от централизованного государственного диктата и пытающейся в практическом разнообразии форм социодинамики разрешить возникающие противоречия»[6]. Русская гипергосударственность – вынужденное ужесточение государственных форм для удержания обширных территорий – не могла не породить болезненной реакции на ее проявления в форме прежде всего теоретического, а затем и практического анархизма.

Сила народнической парадигмы состояла в том, чтобы быть представленной не только как часть целого, но и как его существенная характеристика. Народнический дух пронизывал все поры русской культуры, он составлял основу широкого «освободительного движения», он был той искрой, которая воспламеняла и облагораживала любую новацию становления светской духовной культуры. Он, безусловно, присутствовал и в «новом религиозном сознании», и в русском символизме, и в русском марксизме. И это еще раз ставит вопрос о двух качествах народничества: как особенного явления русской культуры и философии, с которым многие спорили и которое со многим спорило, и как такого явления, которое пронизывало все и вся, выполняя функции смыслообразующего начала культурного строительства постпатриархальной России. Все это требует специального рассмотрения проблемы народнического идеала, интегрирующего нравственное, культурное и общественное в отношение тождества.

Развивая либеральную парадигму свободы личности и частнособственнических гарантий этой свободы, народники обнаружили ее внутреннюю противоречивость – искусственную противопоставленность личности обществу и культуре. Этот антагонизм личностного и общественного в либеральном образе мыслей вытекал из способа функционирования частной собственности и обслуживающей ее системы власти и права, из восприятия этого способа функционирования как абсолютного и неизменного. Но стоило уточнить, что этот способ носит по-своему ограниченный исторический характер и противоречит принципу тождества, действительной (не вознесенной на небо) сущности человека, как возникало необходимое основание для народнической парадигмы мысли.

Именно концептуальное признание принципиальной тождественности личности, культуры и общества и заложило основы народнической «мудрости бытия». Не бог, не природа, не общественные или общекультурные законы направляют и подчиняют себе деятельность, – мысли и поступки человека.

В основе такого воззрения на мир лежал антропологический принцип, который требовал от общественного прогресса соответствия «человеческой природе», логике самосовершенствования человека, его личностного развития. Это и был критерий для определения смысла истории. Историческая роль личности в этом понимании только возрастала. Антропологический принцип применяли и к культуре. Формула «искусство на службу народа» родилась задолго до советской власти. Культурный идеал для народников – это правда жизни, отраженная в произведении человека-творца. А жизнь – изначально антропологическая категория.

Идея будущего человечества и воплощения общественного идеала развития личности и культуры рассматривалась самым пристальным образом и в анархической версии русского народничества. В ее основе – нелюбовь к государству, порабощающему личность. М. А. Бакунин ясно выражает основополагающий тезис своей позиции: «Для того, чтобы спасти в Европе свободу и мир, мы должны противопоставить этой чудовищной и подавляющей централизации военных, бюрократических, деспотических, конституционно-монархических или даже республиканских государств великий, спасительный принцип Федерализма»[7]. Государство для Бакунина – это неоправданная концентрация власти в одних руках, а потому уже сегодня необходимо преодолеть даже прекрасные лозунги Великой французской революции во имя преодоления государства. Он предлагает установить этот принцип для всего мира, Европы – в том числе. В связи с этим в его сочинении звучит пророческая идея «Соединенных Штатов Европы».

С другой стороны, П. А. Кропоткин указывал на принцип равенства как предваряющий принцип уважения к личности: «Провозглашая наш анархический нравственный принцип равенства, мы тем самым отказываемся присваивать себе право… ломать человеческую природу во имя какого бы то ни было нравственного идеала. Мы ни за кем не признаем этого права; мы не хотим его и для себя». И добавляет: «Мы признаем полнейшую свободу личности. Мы хотим полноты и цельности ее существования, свободы развития всех ее способностей»[8]. Эта близость к либеральному идеалу не отменяет главного отличия народников – ставки на принципиальное единство общественного и индивидуального.

Любопытно, что даже корифеи либеральной мысли в России не воспринимали этой здравой диалектики индивидуального и общественного в развитии личности и представляли ее как некое логическое противоречие. На примере П. И. Новгородцева и его «Общественного идеала» особенно видно различие либеральной и народнической парадигмы мысли.

Безусловно, существенна руссоистская родословная анархизма, но она не доказывает сама по себе неправомочность строительства общественного идеала – той ценности общественного устройства, к которой устремлены все наши помыслы. Новгородцев, полемизируя с анархистами, замечает: «В обществе свобода человека неизбежно ограничивается, и совместить наивысшую свободу (личности) с совершеннейшей гармонией общения столь же невозможно, как нельзя смешать белое и черное без всякого для них ущерба»[9]. Это значит, что в методологии либерализма личность – это «белое», а общество – это «черное» – по определению, и всяческое взаимодействие между ними, а тем более гармонизация отношений невозможны и даже нежелательны по причине неизбежного загрязнения белизны личности чернотою общественности. Как известно, эта же методология питала теоретический антикоммунизм или, просто, мировоззренческий антисоциологизм в воззрениях практически всех радикально мыслящих либералов.

Такова, возможно, решающая точка расхождения анархизма и либерализма. Последний предпочитает мыслить в абсолютных категориях разделенности личности и общества, которые удается соединить лишь искусственно – посредством Бога. Анархизм, напротив, погружает проблему в процессуальность реального взаимодействия личности и общества и практической гармонизации отношений между ними, причем степень достижимости (и достигнутости) такой гармонизации обратно пропорциональна степени культурно-исторической потребности в «Божестве» с его компенсаторной функцией. Таким образом, разделенность личности и общества задана не онтологически самой природой, а исторически – суммой естественных и исторических обстоятельств становления человека и культуры: в сфере мировоззрения – авторитетом «Бога», в сфере социально-экономической – капиталистическим неравенством и культом капитала, в сфере социально-политической – обслуживающим это неравенство государством, – правительством и его правосудием. Либерализм в этом смысле невольно стремится увековечить то, что носит исторически преходящий характер.

Таким образом, нравственно-культурно-общественный идеал народничества ориентирован на созидаемое будущее. Его не устраивает онтология разделения личности и общества, общества и культуры на замкнутые, непроницаемые, отчужденные друг от друга сферы. Формирование общественного идеала у народников было связано с представлением о прогрессе как совершенствовании социальных отношений и связанным с этим развитием личности. Общественный идеал строился вокруг идеи построения социально справедливого общества и видения особого пути России. Именно Россия должна была стать началом преобразования всего человечества с целью построения совершенного человеческого общежития по законам справедливости, братства и уважения личности.

Культурный идеал неотделим от общественного. Его задачей является отражение в искусстве действительности и пропаганда гуманистических идей и практик. Цель культуры – социальное служение личности. Таким образом, в недрах народничества сформировалась устойчивая, социально и личностно-ориентированная культурологическая концепция, проникавшая во все поры русской культуры.

Свои наиболее выраженные формы она обрела в творческой деятельности литераторов Н. А. Некрасова, М. Е. Салтыкова-Щедрина, А. П. Барыковой, С. В. Ковалевской, В. Н. Фигнер, Н. Е. Каронина-Петропавловского, П. В. Засодимского, В. А. Слепцова, Н. В. Успенского; М. И. Глинки и композиторов «могучей кучки» – М. А. Балакирева, М. П. Мусоргского, А. П. Бородина, Н. А. Римского-Корсакого; художников – И. Ф. Репина, И. И. Левитана, «передвижников» – И. Н. Крамского, Г. Г. Мясоедова, К. А. Савицкого, В. И. Сурикова; в русском театре – в произведениях Н. А. Островского. Особый интерес представляет осмысление этого творчества в работах В. В. Стасова, П. Н. Милюкова, П. А. Кропоткина. Это подводит к выводу о широком присутствии народнических идей в русской культуре. Но это только часть проблемы, поскольку суть ее состоит в утверждаемом факте всепри-сутствия народнической парадигмы в порах русской культуры данного периода.

Именно эта народническая доминанта русской культуры делала невосприимчивыми (неубедительными), казалось бы, разумные и взвешенные альтернативы «государственного либерализма». Возможно, еще и потому, что сама власть в своем самодержавном самосознании не спешила искать себе стратегических союзников, а малейший намек на союзничество с властью со стороны представи- телей интеллигенции превращал «бунтовщиков» против великого дела народного освобождения в культурных и политических изгоев. Именно такой была реакция русской интеллигенции на выход сборника «Вехи», который только попытался протянуть руку власть придержащим перед угрозой глобальной народной революции.

Приговор, который выносили русской интеллигенции авторы «Вех», названные Д. Мережковским «семь смиренных», был слишком суров и неадекватен, чтобы быть воспринятым всерьез. Это, собственно, и был первый акт разворачивавшейся революционной трагедии русской интеллигенции. Об этой же народнической доминанте русской интеллигенции свидетельствует и другой представитель либерального лагеря – П. И. Новгородцев: «Политическое мировоззрение русской интеллигенции сложилось не под влиянием государственного либерализма Чичерина, а под воздействием народнического анархизма Бакунина. Определяющим началом было здесь не уважение к историческим задачам власти и государства, а вера в сознательную силу революции и в творчество народных масс. Надо только расшатать и разрушить старую власть и старый порядок, а затем все само собою устроится – эту анархическую веру Бакунина мы встречаем одинаково у кн. Львова и у Керенского»[10].

Кажется, так далеко народнический дискурс не заходил в оценках современников, чтобы быть представленным даже в лице вполне либеральных лидеров Временного правительства 1917 года. Но это действительно так. Социализм был превращен в универсальный идеал не только в психологии революционных партий, но и в со- знании широких слоев русской интеллигенции. Народнический дух витал повсюду, проникая во все поры русской культуры. Именно поэтому всякое сопротивление ему вызывало упаднические настроения декаданса, неуверенность в себе, почти отчаяние от предчувствия неизбежности грядущей социальной катастрофы (ср., например, творчество Л. Андреева). И, наоборот, даже робкое сочувствие ему действовало окрыляюще, вдохновляло на творческие дерзания, давало ощущение возможности невозможного. Таково в основе своей творчество русских символистов: А. Белого, А. Блока, В. Брюсова, Д. Мережковского, Н. Минского, которые, разумеется, не были народниками в узком смысле этого слова, но были невольно захвачены этим народническим порывом русской культуры переходной – от патриархальности к современности – эпохи.

Все это создавало «эффект воронки» – последовательной радикализации позиции носителей «правды народной». Не принятая властью в ее самых умеренных формах[11], она могла только ужесточаться, сначала на уровне интеллигентского сознания, а затем и народного. Как справедливо пишет П. И. Новгородцев, «русский народ, вступив на путь революции, на путь свободного проявления своей жажды воли, с неизбежной закономерностью должен был скатиться к большевизму»[12]. Не встать на этот путь он не мог по двум причинам: как специфически российским, о которых мы уже говорили («историческая мина Петра»), так и общеисторическим, связанным с логикой становления буржуазных общественных отношений, как это было повсюду в Европе – через революцию.

Очевидно, из этого можно вывести еще одно заключение: чем дольше власть упорствует в нежелании проводить необходимые реформы, тем вернее и основательнее дух оппозиции укореняется в культуре – в среде интеллигенции, создавая колоссальную энергию социального и социокультурного взрыва. Именно это накопление кинетической энергии социального взрыва и происходило в России на протяжении более чем полувека во всех порах русской культуры.

Народническая парадигма стала эпицентром этого центростремительного движения в русской культуре. Она захватывала в свою орбиту даже бесконечно далекие, казалось бы, нейтральные к народно-революционной теме стремления, делая их функционально полезными для себя. Не случайно, например, В. В. Розанов упрекал «великую русскую литературу XIX века» в том, что она по природе своей «революционерка»; по причине ее исключительного сочувствия к народной теме, а еще более – ее общей нелюбви к властям и какой-то «гоголевской безысходной тоски», а главное – по причине поглощения в себя всего «русского гения», не оставившего сил для практического обустройства земли русской. Розанов лишь не договаривал, что это был вынужденный уход русской интеллигенции в литературу, а затем и в революцию, продиктованный позицией властей.

Вот почему народничество – это не просто феномен русской культуры и философии второй половины XIX – начала XX вв. Народничество – это смыслообразующее начало всей русской культуры данного периода. Очевидно, прав известный исследователь истории русской культуры И. В. Кондаков: дело не в том, что «судьбы русской критики» были по-своему трагичными, «трагизм неразрешимых противоречий несла в себе сама русская культура XIX – начала XX веков как целое»[13]. Это был внутренний трагизм народнической парадигмы, вынужденной нагружать явления духовной культуры жесткой политической функцией, невольно противопоставлявшей культуру, как аргумент в политическом споре, самой власти.

Народническая парадигма, при всем многообразии своих проявлений, включает в себя ряд обязательных элементов: 1) прерогативу научно-материалистического мировоззрения; 2) установку на антропоцентризм, выразившийся в философии личности и оценке ее исключительной роли в историческом процессе, в концепциях «критически мыслящих личностей» и революционно-очищающей деятельности; 3) восприятие народа как абсолютной цели и ценности общественного мироустройства, как активного участника строительства справедливого общества, субъекта и объекта общественного прогресса; 4) ориентацию на практику и общий приоритет практического над теоретическим; 5) понимание традиций России как наилучших условий для осуществления социалистических преобразований и построения подлинно гуманного общественного строя.

С тех пор как русская светская культура обрела – по итогам западного ученичества XVIII века – внутреннюю энергию развития, она прежде всего должна была обустроить свою нишу, создать свою национальную ауру. Сделать это вне народа и помимо народа как источника и потребителя культурных ценностей невозможно. Вот почему апелляция к народу в русском народничестве была продиктована не столько политическими соображениями (каким-то исключительным пристрастием социализму), сколько внутренней культурно-исторической потребностью. И только упорное сопротивление властей – светской и церковной – этому органическому движению русской светской культуры к народному освобождению и исторической реабилитации толкало народническую парадигму в сторону вынужденного экстремизма народовольческого типа. И все-таки эпицентр этого движения находился не в сфере социально-политической, а в сфере духовной культуры – науки, философии, искусства, их высвобождения из-под церковной и самодержавной опеки в контексте глобального секуляризационного процесса.

Можно утверждать, что вся русская культура к концу XIX века была проникнута народническим духом. И Достоевский, и Толстой, каждый по-своему, были захвачены темой народа в ее социальном, национальном или общекультурном значении, т. е. народничеством в широком смысле. А это были знаковые фигуры в русской культуре. Становление народничества связано с преодолением дихотомии западничества и славянофильства: славянофилам – с их идеалом в прошлом Святой Руси, и западникам – с их идеалом в настоящем опережающего развития Запада, были противопоставлены народники – с их идеалом будущего социального и культурного обустройства России на компромиссной основе сочетания западных заимствований с исконностью своей народной традиции. Решающий ход народнической мысли состоял в умении видеть в факте отставания исторического и культурного развития России ее преимущество. Это сознание преимущества развития догоняющего в одном отношении, но сохраняющего свою самобытность в другом отношении стало универсальной смыслообразующей парадигмой русской культуры данного периода.

Новый водораздел между народничеством и ненародничеством возник на рубеже веков, на этот раз по критерию способов продвижения к этому будущему России. Народнический вектор русской культуры настаивал на революционном характере исторического движения. Причем культивировалась не только идея и практика социальной революции, но не менее радикально истолкованной культурной революции, – идея духовной реформации, которая и вдохновила «русский духовный ренессанс» серебряного века. Этому фактору народничества в широком смысле противостоял фактор либерально-консервативный или умеренно охранительный, который как будто не отрицал необходимости перемен, но решительно не знал, как их осуществить (стратегия Столыпина не давала всех ответов на поставленные историей вопросы). Это незнание и растерянность движения, альтернативного народническому, было продиктовано тем обстоятельством, что его жизненную силу мог составить лишь состоявшийся союз заведомо противоположных социально-политических и социально-культурных сил – здравых представителей царизма и умеренных, буквально наступающих на горло собственной песне либералов-веховцев. Этот союз, казалось бы, наметившийся с выходом «Вех», так и не был реализован. Историческое время для этого было безнадежно потеряно еще на исходе XIX века. Хотя идейная платформа для такого союза была в общих чертах обозначена в трудах П. Б. Струве, а еще раньше в произведениях Б. Н. Чичерина. Убежденные носители идеологии русского барства находились в глухой обороне – на поверхности русской культуры к концу XIX века они почти не заметны. Они все ушли во власть и властное окружение (ср., например, идеологию К. П. Победоносцева). Таким образом, народнический пафос русской культуры прямо противостоял барству русской власти. Идеологическое столкновение народничества и официального консерватизма приобрело характер столкновения культуры и власти.

Один из традиционных способов дифференциации органического тела культуры – это выделение культуры верхов и культуры низов, так называемой высокой культуры и народной культуры. Но в условиях радикальной социальной разобщенности верхов и низов, элиты и народа, рано или поздно возникает вопрос их сближения и диалога, а на этапе раннебуржуазного развития – и поиска единого знаменателя в национальной культуре. Именно в эти моменты истории культуры актуализируется народнический дискурс. Можно сказать, что он присутствует во всех национальных культурах как способ консолидации нации перед необходимостью снятия сословных различий, установления единого правового пространства для всех слоев общества. Таково в основе своей творчество Виктора Гюго, Оноре де Бальзака, Чарльза Диккенса, Джека Лондона и многих других литераторов. Народническая тема захватывает все виды духовной культуры. Дух революции и социальных преобразований поселяется в умах людей и руководит их помыслами и поступками не только в краткие периоды революций, но и на протяжении целой культурной эпохи Нового времени. Именно это обстоятельство приводит Ф. И. Тютчева в 1849 году в работе «Россия и революция» к заключению, что самый образ Европы символизируется одним словом – Революция. Россия на этом фоне приближена к природе, к органике, к народу, как абсолютному источнику культурного отдохновения. Тютчев еще не подозревал, что пройдет всего несколько десятков лет, и тот же дух революции проникнет в Россию и всколыхнет народную тему отнюдь не романтическим крылом, а пафосом народнического освободительного движения.

Народнический дискурс присутствует во всех национальных культурах стран Европы Нового времени. Но именно в России он приобретает выраженный, обособленный, самобытный характер осознанного идейного, социального и культурного движения. Это продиктовано исключительным сопротивлением властей в деле сокращения культурно-правовой дистанции между господствующими слоями и народом: слишком глубокой была борозда, проведенная петровскими реформами между бытием народа, погруженного в рабство и восточно-деспотический способ управления им, и новым (по сравнению с традиционным «русским барством») господским классом, ориентированным на европейскую культуру и европейски понимаемые идеалы свободы и справедливости. Этот контраст температур в русском социальном генотипе и должен был предопределить возрастающую амбивалентность русской культуры, вынужденной сочетать в себе ценностные полярности. Народничество явилось одним из центральных ее проявлений: оно и притягивало к себе, завораживая глубиной «народного духа», и внушало тревогу возможным проявлением бунтарской стихии, но действовало с какой-то неотвратимостью, заявляя себя повсюду и самым неожиданным образом. Оно создавало особый колорит русской культуры, с ее внутренним демократизмом и дистанцированностью от деспотизма властей.

В основе народнического порыва русской культуры лежит исключительный статус ее создателей и носителей – русских интеллигентских слоев. Зажатые между деспотизмом власти и раболепием народа, они видели свое историческое и культурное призвание в возрождении и освобождении народного духа. Народничество и стало той центральной парадигмой русской культуры, которая позволяла надеяться на реализацию этого исторического призвания интеллигенции. Народничество как феномен русской философии и культуры второй половины XIX – начала XX веков развивалось пропорционально степени общественного самосознания русской интеллигенции, осознания ею своей исторической роли и значения в деле освобождения народа от рабства, социальной и культурной зависимости его от русского барства.

Методология народнической мысли исходит из концепции тождества нравственного, культурного и общественного идеалов, которая в свою очередь опирается на идею тождества личности, культуры и общества в историческом и логическом пределе их совершенствования. Этим она принципиально отличается от методологий либеральной и консервативной мысли, для которых личность и общество образуют онтологические противоположности, а значит, несут в себе непреодолимый антагонизм.

Один из важнейших исторических уроков, которые можно и нужно извлечь из истории и логики развития народничества в недрах русской культуры и философии XIX – XX веков, связан с пониманием непреходящего значения социальной проблемы и способа ее решения в идее и практике социального строительства. Социализм есть такая же универсалия современной культуры, как либерализм и консерватизм. Каждый из них имеет свою нишу и свою меру ответственности за будущее человечества. Есть основание полагать, что дух русского народничества жив и в современном состоянии культуры, он только ждет своего нового яркого проявления.

[1] Герцен А. И. Старый мир и Россия, письма к В. Линтону // Герцен А. И. Собр. соч. В 30 т. М., 1954–1966. Т. 12. С. 186.

[2] Берлин И. Русское народничество // Берлин И. История свободы. Россия. М., 2001. С. 314–315.

[3] Берлин И. Указ. соч. С. 318.

[4] Бердяев Н. А. Русская идея // О России и русской философской культуре: Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М., 1990. С. 66.

[5] См. подробнее: П. Л. Лавров. Статьи, воспоминания, материалы. Пг.: Колос, 1922; А также: Богатов В. В. Философия П. Л. Лаврова. М.: МГУ, 1972.

[6] Николаева Л. С., Домрачев В. В. М. А. Бакунин и П. А. Кропоткин: некоторые особенности теоретической концепции анархизма в России в конце XIX в. // Персонология русской философии. Екатеринбург, 2001. С. 167–168.

[7] Бакунин М. А. Федерализм, социализм и антитеологизм // Смолкина Н. С. Россия и Запад в отечественной публицистике XIX века: Хрестоматия. Т. 2. М.: Радикс, 1995. С. 252.

[8] Кропоткин П. А. Нравственные начала анархизма // Кропоткин П. А. Этика. Избранные труды. М.: Политиздат, 1991.

[9] Новгородцев П. И. Об общественном идеале. М.: Пресса, 1991. С. 625.

[10] Новгородцев П. И. Восстановление святынь // Новгородцев П. И. Об общественном идеале. М.: Пресса, 1991. С. 566.

[11] По мнению французского исследователя жизни и творчества Н. Г. Чернышевского К. Ингерфлома, позиция русского революционного демократа на самом деле отличалась предельной умеренностью и несла в себе готовность к общегражданскому диалогу. Власти сами сделали из него мученика, за которым пошли тысячи и тысячи действительных революционеров: см. Ингерфлом К. С. Несостоявшийся гражданин. Русские корни ленинизма. М.: 1993.

[12] Новгородцев П. И. Восстановление святынь. С. 569.

[13] Кондаков И. В. Введение в историю русской культуры: Учеб. пособие. М.: Аспект-Пресс, 1997. С. 370.

закат эпохи крепостничества и поиск путей общественного развития.

Вопрос 4. Народническое движение и появление марксизма на российской почве.

Незавершенность буржуазных реформ 60-х-70-х годов активизировала общественное движение в стране. В это время окончательно оформились три направления: консервативное, либеральное, радикальное, имевшие собственные политические цели, организационные формы и методы борьбы.

Радикальное направление в своем становлении прошло три этапа.

I этап – 60-е годы XIX столетия – складывание революционно-демократической идеологии, деятельность тайных разночинских кружков.

II этап – 70-е годы – оформление народнической идеологии, деятельность народнических организаций.

III этап – 80-90-е годы – деятельность либеральных народников, начало распространения марксизма, создание социал-демократических групп.

Революционная мысль в 60-е годы складывалась под влиянием идей Н.Г.Чернышевского – сторонника социалистического переустройства России и Д.И.Писарева (портрет), сторонника нигилизма (См. приложение 16) и составившего портрет революционера 60-х годов. Прочитайте этот документ и выскажите свое мнение о нем (См. приложение 17).

В отличие от Герцена, Н.Г.Чернышевский настаивал на активном использовании Россией европейского опыта. Идеи Чернышевского стали основой возникновения тайных организаций, в том числе «Земли и воли» (1861-1864), (См. приложение 18) в которую входили студенты, чиновники, офицеры. (Картинки Н.А.Ярошенко «Студент», Н.А.Ярошенко «Курсистка»)

В условиях спада крестьянского движения, поражения польского восстания 1863 г., усиления борьбы правительства с радикалами эти организации были разгромлены или осуществили самороспуск.

Идейным основанием деятельности революционных народников 70-х гг. XIX в. служила теория общинного социализма. В отличие от консерваторов и либералов революционные народники стремились к насильственным методам преобразования России, к коренному переустройству общества путем крестьянской революции.

Теоретические основы трех течений революционного народничества –бунтарского (анархического), пропагандистского и заговорщического – были разработаны М. А. Бакуниным (портрет, биография 22), П.Л. Лавровым (портрет, биография 23) и П.Н.Ткачевым (биография 24). В 1874 г. молодые революционеры организовали массовое «хождение в народ», (См. приложение 19) надеясь подвигнуть крестьян к восстанию. Однако попытка поднять крестьян на борьбу закончилась полным крахом: крестьянство оказалось глухо к революционным призывам, большинство участников «хождения в народ» были арестованы.

(картинки И.Е.Репин «Арест пропагандиста», И.Е.Репин «Отказ от исповеди»)

В 1876 г. уцелевшие народники образовали новую организацию — «Земля и воля» (1876–1879 гг.)(См. приложение 20) во главе с Г.В. Плехановым (портрет, биография 25), А.Д.Михайловым (портрет, биография 26), С.М.Кравчинским. Было предпринято второе «хождение в народ» — для длительной агитации крестьян. (Картинка Виноградов. «Обед работников»)

Среди членов «Земли и воли» начались дискуссии о методах борьбы. Часть народников считали наиболее эффективным средством террор. Споры по тактическим и программным вопросам привели к расколу. В 1879 г. сторонники политического террора создала организацию «Народная воля» (1879—1881 гг.),(См. приложение 21) которую возглавили А.И. Желябов (портрет, биография 27), С.Л. Перовская (портрет, биография 28), А.Д. Михайлов. 1 марта 1881 г. народовольцы убили царя Александра II. (портрет, биография 29) (Картинки: А.Бальдингер «Покушение на Александра», Спас на Крови, Место гибели Александра в храме Спаса на Крови)

Бомбу, смертельно ранившую императора, бросил И. Гриневицкий (портрет, биография 30) Однако террористический акт не оправдал революционных ожиданий, еще раз подтвердил неэффективность террористических методов борьбы и привел к усилению реакции и политического произвола в стране.

Часть землевольцев (Г.В. Плеханов, В.И.Засулич (портрет, биография 31), Л.Г. Дейч (портрет) образовали организацию «Черный передел» (1879—1881 гг. )(См. приложение 22).Близкими к ней по взглядам и методам борьбы были «чайковцы» – члены группы Н.Чайковского, А. Желябова и др. (См. приложение 23). Они также осуществляли «хождение в народ» и вели просветительско-пропагандистскую работу среди крестьян.

Окончательно разуверившись в возможности революционной пропаганды среди крестьянства, члены «Черного передела» стали искать выход из создавшегося положения в критическом пересмотре своего идейного багажа посредством обращения к марксизму и социал-демократическим идеалам. В 1883 г. в Женеве лидеры «Черного передела» создали группу «Освобождение труда» (См. приложение 24), которая поставила задачу пропаганды и распространения марксизма,(См. приложение 25) сплочения сил социал-демократии для создания пролетарской партии в России. Для этой цели члены группы переводят на русский язык важнейшие труды К.Маркса и Ф.Энгельса (портрет, портрет) и их последователей, в которых с марксистских позиций анализируют положение в России. Особенно важную роль в распространении марксизма сыграли труды Г.В.Плеханова (См. приложение 26. )

В конце XIX — начале ХХ вв. в России формируются первые марксистские кружки и группыпровозгласившие своей социальной опорой рабочий класс. В 1898 г. на I съезде вместо разрозненных кружков и групп было объявлено о создании Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП).(См. приложение 27)

Распространение марксизма положило начало возникновению и деятельности первых рабочих организаций в России: «Южнороссийский союз рабочих» (руководитель Е.О. Заславский (портрет, биография 32) ) и «Северный союз русских рабочих» (руководители В.П.Обнорский и С.Н.Халтурин (портрет, биография 33). (См. приложение 28)

Методические указания

Анализируя четвертый вопрос, подумайте, какие факторы способствовали активизации общественной жизни России во второй половине XIX в.

  • Какую роль в формировании идеологии народничества сыграл нигилизм?
  • Кто был его наиболее ярким представителем?

В условиях проведения реформ 60-х–70-х гг. XIX в. в российском обществе широкое распространение получили идеи социализма. Выясните, каковы основные положения теории крестьянского социализма.

  • Что такое народничество? Охарактеризуйте его цель, задачи, состав участников движения, его сильные и слабые стороны.
  • Какие средства борьбы использовали народники? Насколько эти средства были эффективными в достижении поставленных целей?
  • Кто являлся сторонником насилия и террора (См. приложение 29)?
  • Что служило для народников теоретическим обоснованием тактики террора?

Близкую к народовольцам деятельность осуществляла организация «Народная расправа», (См. приложение 30) руководимая С. Г.Нечаевым (портрет, биография 34). Ознакомьтесь с составленным им «Катехизисом революционера» и дайте оценку его взглядам на суть и задачи революционной деятельности (См. приложение 31)

  • Какие террористические акции были осуществлены народовольцами?
  • Чем, по — вашему, можно объяснить «охоту» за императором Александром II, объявленную членами группы «Народная воля»? Являлись ли организованные на него покушения выражением неприязни к личности императора? Для ответа на этот вопрос ознакомьтесь с содержанием письма Исполнительного комитета «Народной воли» к Александру III (портрет) (Cм. приложение 32)

Последним шагом в деятельности революционного народничества явилось покушение на Александра III 1 марта 1887 г., организованного террористической группой, в состав которой входил А.И.Ульянов (портрет, биография 35) (брат В.И. Ульянова (Ленина). В дальнейшем многие народники перешли на идейные позиции марксизма. Постарайтесь ответить на вопросы:

  • Чем была привлекательна для бывших народников марксистская теория?
  • На чем было основано их убеждение в приемлемости марксизма для России?
  • Каковы были результаты деятельности революционных народников всех направлений? Привела ли она к улучшению жизни народа?
  • Можно ли считать народничество специфическим явлением общественной жизни России или подобное направление общественной мысли характерно и для других стран?

Террористическая тактика народовольцев привела к усилению реакции в стране, арестам и казням. По мнению некоторых историков, деятельность народовольцев значительной степени затормозила эволюционное развитие России. Среди ближайшего окружения императора Александра III в это время выделяется фигура ближайшего советника, учителя и верного человека императора обер-прокурора Святейшего Синода К.П.Победоносцева (биография 36). Именно он категорически отверг предложения М.Т. Лорис-Меликова (биография 37) по либерализации государственной и общественной жизни страны. Он резко выступал против западной буржуазной цивилизации, буржуазных нравов, критиковал «парламентскую говорильню», поддерживал связи со славянофилами, хотя и не разделял их взгляды полностью. Он призывал Александра III «задушить в стране крамолу», определить черту оседлости для евреев, очистить учебные заведения от «обезумевших философов и мечтателей» (имея в виду С.М. Соловьева).

Новым важным фактором русской общественной жизни в конце XIX в. в России стало появление марксизма и формирование первых марксистских кружков и групп.

  • Что явилось социальной основой данного явления?
  • В чем сильные и слабые стороны марксизма?
  • Какие первые рабочие организации вам известны? В чем выражалась их деятельность?
  • Чем российское рабочее движение отличалось от западноевропейского?
  • Почему в России марксизм был воспринят не только как философия, но и как руководство к действию?
  • Кто был организатором «Союза борьбы за освобождение рабочего класса»?.
  • Когда возникла Российская социал-демократическая рабочая партия? Кто были ее лидеры?
  • Какие задачи ставила РСДРП?

При подготовке ответа используйте материал Приложения к вопросу 4.

Анархистское направление народничества. Народничество в России XIX века

Народничество

НАРО́ДНИЧЕСТВО -а; ср. Общественно-политическое движение в России во второй половине 19 в., отражавшее идеологию крестьянской демократии и считавшее возможным переход России к социализму через крестьянскую общину, минуя капитализм.

наро́дничество

идейное течение в среде радикальной интеллигенции России во второй половине XIX в.; представители народничества выступали с позиций «крестьянского социализма» как против крепостничества, так и против развития страны по капиталистическому пути, за свержение самодержавия путём крестьянской революции (так называемые революционные народники), или за осуществление социальных преобразований (так называемые либеральные народники) на основе крестьянской общины, в которой видели зачаток социализма. Родоначальники — А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, идеологи — М. А. Бакунин, П. Л. Лавров, П. Н. Ткачёв. Основными организациями революционных народников 1860-1880-х гг. были кружки ишутинцев, «чайковцев», «москвичей», тайные общества «Земля и воля» 1870-х гг., «Чёрный передел», «Народная воля» . Во второй половине 1880-х — первой половине 90-х гг. революционное народничество переживало кризис, вызванный разгромом «Народной воли». Возросло влияние либерального народничества (Н. К. Михайловский и другие публицисты журнала «Русское богатство»), но не прерывалась и революционная традиция (Группа народовольцев в Санкт-Петербурге, другие местные кружки и группы, в эмиграции — Группа старых народовольцев и др.). Возрождение революционного народничества в конце 1890-х — начале 1900-х гг. связано с деятельностью Партии социалистов-революционеров (эсеров), программа которой включала ряд переосмысленных в новых социально-политических условиях коренных народнических идей (так называемое неонародничество).

НАРОДНИЧЕСТВО

НАРО́ДНИЧЕСТВО, идеология и движение разночинной интеллигенции (см. ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ) в России во второй половине 19 — начале 20 века. Народническая идеология, представлявшая собой разновидность утопического социализма (см. УТОПИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ) , была господствующей в российском революционном движении 1860-х — начала 1880-х годов; в народничестве с момента его зарождения наметилось также либеральное направление, ставшее преобладающим в 1880-1890-е годы.
Народническая идеология и идеологи
Народническая идеология представляла собой своеобразное соединение социалистических идей со славянофильскими (см. СЛАВЯНОФИЛЫ) представлениями о самобытном пути развития России. Поиски особого пути России к социализму основоположником теории «русского социализма» А. И. Герценом (см. ГЕРЦЕН Александр Иванович) были вызваны разочарованием в результатах революций 1848-1849 гг. в Европе, приведших, по его мнению, к господству «мещанства» (буржуазии (см. БУРЖУАЗИЯ) ) и ничего не давших «работникам». Герцен считал, что в России возможен переход к социализму (см. СОЦИАЛИЗМ) , минуя капитализм (см. КАПИТАЛИЗМ) , благодаря крестьянской общине с ее коллективным землевладением, уравнительным землепользованием и традициями самоуправления; в сельской общине он видел возможный зародыш социализма. Идеи Герцена были развиты другим родоначальником народничества, Н. Г. Чернышевским (см. ЧЕРНЫШЕВСКИЙ Николай Гаврилович) , оказавшим огромное влияние на радикально настроенную молодежь 1860-70-х гг.
К числу наиболее влиятельных идеологов народничества прямо относятся П. Л. Лавров (см. ЛАВРОВ Петр Лаврович) , М. А. Бакунин (см. БАКУНИН Михаил Александрович) , П. Н. Ткачев (см. ТКАЧЕВ Петр Никитич) , Н. К. Михайловский (см. МИХАЙЛОВСКИЙ Николай Константинович) . Лавров призвал интеллигенцию вернуть долг народу, благодаря труду которого она получила образование, и способствовать его освобождению от экономического и политического угнетения. Он считал необходимым вести пропаганду (см. ПРОПАГАНДА) среди народных масс для подготовки их к восстанию. Бакунин видел в русском крестьянине прирожденного социалиста; он призывал революционеров, опираясь на «разбойный элемент», стремиться к немедленной организации народных бунтов, которые должны вылиться во всероссийское восстание. Бунтарское и пропагандистское направления были наиболее распространенными в народническом движении 1870-х годов, однако редко встречались «в чистом виде». Взгляды и практическая деятельность революционных народников представляли, скорее, синтез теорий и практических советов идеологов движения. Главной задачей они считали осуществление крестьянской социалистической революции (см. РЕВОЛЮЦИЯ) , при этом социальная революция противопоставлялась политической, плодами которой, по мнению народников, могла воспользоваться нарождающаяся буржуазия (см. БУРЖУАЗИЯ) .
Легальная публицистика Н. К. Михайловского способствовала утверждению демократических традиций интеллигенции; он пропагандировал идею о ее решающей роли в общественной борьбе; в конце 1870-х годов выдвинул задачу перехода к политической борьбе и отстаивал необходимость завоевания политических свобод. Идеи Ткачева о захвате политической власти революционерами и об использовании государства для осуществления социалистических преобразований, не пользовавшиеся популярностью среди исповедовавших аполитизм народников 1870-х годов, фактически нашли свое воплощение в деятельности «Народной воли» (см. НАРОДНАЯ ВОЛЯ) , хотя сами народовольцы отрицали непосредственное влияние на них идей Ткачева.
Тайные кружки и общества
Нелегальные кружки и организации народнического толка начали возникать в России в 1860-х годах (наиболее крупная — тайное общество «Земля и воля» (см. ЗЕМЛЯ И ВОЛЯ (тайное общество)) ), однако расцвет «действенного народничества» приходится на 1870-е годы. В этот период выросло число участников движения и увеличился его размах. Ведущими народническими организациями первой половины 1870-х гг. были кружки «чайковцев» (см. ЧАЙКОВЦЫ) (1871; лидеры — М. А. Натансон (см. НАТАНСОН Марк Андреевич) , П. А. Кропоткин (см. КРОПОТКИН Петр Алексеевич) , С. Л. Перовская (см. ПЕРОВСКАЯ Софья Львовна) , Н. В. Чайковский (см. ЧАЙКОВСКИЙ Николай Васильевич) и др.), «долгушинцев» (см. ДОЛГУШИНЦЫ) (1872-1873; А. В. Долгушин (см. ДОЛГУШИН Александр Васильевич) , Л. А. Дмоховский и др.), «москвичей» (см. МОСКВИЧИ) (1874-1875; С. И. Бардина (см. БАРДИНА Софья Илларионовна) , И. С. Джабадари (см. ДЖАБАДАРИ Иван Спиридонович) и др.). Революционеры предприняли «хождение в народ», пик которого пришелся на 1874 («безумное лето»). Народники вели социалистическую пропаганду, направленную в конечном счете на то, чтобы поднять крестьянство на восстание. Однако «хождение в народ» кончилось полным его разгромом к концу 1875; сотни пропагандистов были арестованы, а крестьянство оказалось плохо восприимчивым к революционной пропаганде.
Значительная часть народников была осуждена на процессах «50-ти» (см. ПРОЦЕСС 50-ти) (1877) и «193-х» (см. ПРОЦЕСС 193-х) (1877-1878). Разгром «хождения в народ» привел к пересмотру организационных и тактических принципов революционеров. В 1876 сложилась централизованная революционная организация, получившая в 1878 название «Земля и воля» (см. ЗЕМЛЯ И ВОЛЯ (народническая организация)) (М. А. и О. А. Натансон, А. Д. Михайлов (см. МИХАЙЛОВ Александр Дмитриевич) , Г. В. Плеханов (см. ПЛЕХАНОВ Георгий Валентинович) , О. В. Аптекман (см. АПТЕКМАН Осип Васильевич) и др.). Землевольцы перешли к «поселениям» в народе и пропаганде на почве ближайших интересов крестьянства. Однако преследования со стороны правительства и по-прежнему весьма слабая перспектива поднять крестьянство на восстание привели к возникновению внутри «Земли и воли» фракции политиков-террористов, считавших необходимым завоевание политической свободы.
«Народная воля»
Конфликт между «деревенщиками» (Г. В. Плеханов (см. ПЛЕХАНОВ Георгий Валентинович) , М. Р. Попов (см. ПОПОВ Михаил Родионович) , О. В. Аптекман и др.) и «политиками» (А. Д. Михайлов, Н. А. Морозов (см. МОРОЗОВ Николай Александрович) , А. А. Квятковский (см. КВЯТКОВСКИЙ Александр Александрович) , А. И. Желябов (см. ЖЕЛЯБОВ Андрей Иванович) и др.) привел в августе 1879 к расколу «Земли и воли» на две самостоятельные организации — «Черный передел» (см. ЧЕРНЫЙ ПЕРЕДЕЛ (народническая организация)) , оставшийся на прежних народнических позициях и уже к концу 1880 утративший заметное влияние на революционное движение, и «Народную волю», (см. НАРОДНАЯ ВОЛЯ) перешедшую к политической борьбе.
«Народная воля» стремилась к захвату власти силами революционного меньшинства; народовольцы вели пропаганду среди рабочих, военных, студентов с целью обеспечить партии поддержку. Однако в условиях крайней ограниченности сил партии террор, не игравший в программе главной роли, постепенно стал ее основным методом борьбы. Совершив ряд дерзких покушений на Александра II (см. АЛЕКСАНДР II Николаевич) , завершившихся цареубийством 1 марта 1881, народовольцы не сломили самодержавия и не получили ожидаемой поддержки в обществе.
Либеральное народничество и эсеры
После разгрома «Народной воли» на первый план выдвигается либеральное народничество, идеологи которого рассчитывали достичь социализма и избежать капиталистического развития страны путем постепенного улучшения быта и экономического положения крестьянства (Н. Ф. Даниельсон (см. ДАНИЕЛЬСОН Николай Францевич) , В. П. Воронцов (см. ВОРОНЦОВ Василий Павлович) , С. Н. Кривенко (см. КРИВЕНКО Сергей Николаевич) , С. Н. Южаков (см. ЮЖАКОВ Сергей Николаевич) и др.).
В 1901-02 разрозненные кружки и организации последователей революционного народничества, существовавшие в России и за границей, объединились в партию социалистов-революционеров (эсеры (см. ЭСЕРЫ) ). Идейная платформа новой народнической партии была дополнена некоторыми марксистскими положениями — признанием значения рабочего класса (см. РАБОЧИЙ КЛАСС) и др. Главную роль в идейном перевооружении народничества сыграл В. М. Чернов (см. ЧЕРНОВ Виктор Михайлович) . Партия эсеров, самая массовая народническая партия, была окончательно разгромлена в России большевиками в начале 1920-х гг. Сколько-нибудь значительные эмигрантские народнические группировки прекратили свое существование к концу 1930-х годов.

Энциклопедический словарь . 2009 .

  • народная этимология
  • народно-демократическая революция

Смотреть что такое «народничество» в других словарях:

    НАРОДНИЧЕСТВО — идеология и движение разночинной интеллигенции, господствовавшие на бурж. демократич. этапе освободит. движения в России и объективно отражавшие антифеод.интересы крестьянства. Соединяя радикальную бурж. демократич. программу с идеями… … Философская энциклопедия

    НАРОДНИЧЕСТВО — идеология и движение разночинной интеллигенции в России во 2 й пол. 19 в. Выступало против крепостничества и капиталистического развития России, за свержение самодержавия путем крестьянской революции. Народничество разновидность крестьянской,… … Большой Энциклопедический словарь

    Народничество — см. Русская литература, раздел о 60 80 х гг. XIX в. Литературная энциклопедия. В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература. Под редакцией В. М. Фриче, А. В. Луначарского. 1929 1939 … Литературная энциклопедия

    НАРОДНИЧЕСТВО — НАРОДНИЧЕСТВО, народничества, мн. нет, ср. (ист.). Общественно политическое движение радикальной интеллигенции второй половины 19 века, выражавшее интересы мелкого производителя, идеализировавшее крестьянскую общину, враждебно относившееся к… … Толковый словарь Ушакова

    НАРОДНИЧЕСТВО — НАРОДНИЧЕСТВО, идеология и движение части интеллигенции в России во 2 й половине 19 в., выступавшей против остатков крепостничества и капиталистического развития России. В основе народничества вера в социалистический потенциал крестьянства, в… … Современная энциклопедия

    НАРОДНИЧЕСТВО — НАРОДНИЧЕСТВО, а, ср. В России во второй половине 19 в.: общественно политическое движение, объединявшее лиц, боровшихся за идеи крестьянской демократии и перехода России к социализму через крестьянскую общину. | прил. народнический, ая, ое.… … Толковый словарь Ожегова

    НАРОДНИЧЕСТВО — НАРОДНИЧЕСТВО, идейное течение в среде радикальной интеллигенции во 2 й половине 19 в., представители которого выступали с позиций крестьянского социализма против крепостничества и капиталистического развития России, за свержение самодержавия… … Русская история

В середине XIX века в Российской империи начинает зарождаться идеологическое течение среди разночинной интеллигенции — народничество. Название оно получило от своей основной идеи — сближения интеллигенции с народом.

Истоки народничества

Главной задачей, стоящей перед властью и обществом в середине XIX столетия, было решение крестьянского вопроса. В среде интеллигенции предлагалась масса проектов дальнейшего развития страны, и все они первостепенной целью определяли отмену крепостного права.

О своем видении решения проблемы первым заговорил А. Герцен, который предложил теорию общинного социализма. Он считал, что социализм в России появится на базе крестьянской общины. Его главный сторонник Н. Чернышевский доработал эту концепцию и считал, что община — это только переходный этап к коллективной форме производства и потребления.

Идеи общинного социализма легли в основу идеологии народничества:

Россия должна идти по своему пути.

Капитализм чужд развитию России.

Русское общество не содержит социальной основы для самодержавия.

Россия придет к социализму, не проходя период капитализма.

Новое социалистическое общество будет опираться не на семью, а на общину.

Крестьянством должны руководить профессиональные революционеры.

Крестьяне уже созрели до социалистических идей.

Только революция способна провести социальные идеи.

Идеи общинного социализма совпадали с мыслями разночинной интеллигенции. Крестьянская реформа 1861 года так и не решила многих вопросов, что все более подталкивало к активным действиям. Еще одним поводом для недовольства стало введение платы за получение высшего образования, из-за чего в университетах не могло учиться большинство разночинной молодежи. Вот они и стали главной социальной опорой народничества в XIX веке.

Цели народничества

Своей главной задачей народники считали полное изменение общества на основе социалистических принципов.

Основные направления движения народничества

Народничество не было однородным. И если главная идея была «общинный социализм», то пути следования к этой цели были самые разные.

Одним из направлений было пропагандистское. Во главе этого движения стояли П. Л. Лавров и Н. К. Михайловский. Они считали, что недопустимо насильственное переустройство, а социальная революция должна готовиться постоянной пропагандистской работой интеллигенции.

Другое направление носило название бунтарского или анархического. Это движение отрицало государство и хотело заменить его обществами на принципе автономии. Здесь главным лидером и идеологом был М. А. Бакунин. Представители этого направления считали, что большой революционный взрыв может подготовить череда постоянных бунтов и восстаний.

Еще одно направление было социально-революционное, или заговорщицкое. Его идеологи считали, что только революция может дать народу просвещение, равенство и братство. Не надо тратить время на просвещение, необходимо создавать организацию революционеров и захватывать власть. Лидер движения П. Н. Ткачёв был сторонником сильного государства, способного превратить страну в большую коммуну.

Деятельность народников

В 1860 году легальные и нелегальные объединения народников появились в Москве и Санкт-Петербурге. Одной из самых крупных организаций стала «Земля и воля», появившаяся в Санкт-Петербурге в 1861 году. В этой организации была разработана первая народническая программа переустройства общества, но в 1864 году организация самораспустилась.

Соратники «Земли и воли» создали тайное общество Н. А. Ишутина (ишутинцы), члены которого собирались подготовить крестьянскую революцию. Они за несколько лет установили связь с подпольными организациями в других городах, открыли в Москве бесплатную школу, несколько мастерских и даже готовили побег Н. Чернышевского с каторги.

4 апреля 1866 года Д. Каракозов, член этой организации, по собственной инициативе организовал покушение на Александра II. Покушение было неудачным, организация — разгромлена, многие ее члены — арестованы.

К концу 60-х годов XIX века организации народников появились во многих городах России. Именно в это время состоялись первые «хождения в народ». Народники предприняли попытку лично пообщаться с народом. Молодые люди отправлялись в деревни, работали учителями, фельдшерами, писарями и по совместительству вели агитацию среди крестьян. Пропагандистская работа закончилась провалом. Крестьяне не очень рвались беседовать с чужаками. В результате около 1500 человек были арестованы и получили срок за антиправительственную агитацию.

В 1876 году была создана вторая организация «Земля и воля». Она имела свои филиалы во многих городах, в основном на юге России. Участниками организации был совершен целый ряд покушений на жандармских и полицейских чиновников. Но террор как средство борьбы разделяли не все участники. Против были В. Засулич, Г. Плеханов, Л. Дейч. В 1879 году в организации произошел окончательный раскол.

Противники террора объединились в организацию «Черный передел», а сторонники террора — в «Народную волю», во главе которой встали А. Желябов, В. Фигнер, С. Перовская и другие. Главной задачей они считали убийство императора Александра II.

Члены «Народной воли» в период с 1879 по 1 марта 1881 года совершили пять неудачных покушений на императора, но в итоге им удалось добиться своей цели. Руководители были арестованы и казнены. По делу народовольцев прошло более 10 000 человек. Репрессии подорвали силы народников, и они уже не представляли серьезной угрозы.

Значение народничества

Народничество прочно заняло свое место в истории классовой борьбы. Были опробованы различные методики политических столкновений. Практика показала, какой должна быть революционная организация, и в дальнейшем этот опыт был взят на вооружение следующим поколением революционеров — социал-демократов. Здесь уместно вспомнить ленинскую фразу: «Мы пойдем другим путем».

Народничество серьезно повлияло на общественную жизнь страны и сумело вовлечь в нее большое количество молодежи. По сути, народничество стало инициативой, которая заставила власть считаться с мнением общества, пусть пока и небольшой его части.

9. Народничество 70-90-х гг. 19 века и его историческая судьба

Основные идеи :

Капитализм в России насаждается «сверху» и на русской почве не имеет социальных корней

Будущее страны в общинном социализме;

Крестьяне готовы к восприятию социалистических идей;

Преобразования должны осуществляться революционным методом.

Основа идеологии: теория «общинного социализма» Герцена , идеи Чернышевского и Добролюбова: Россия придет к социализму, минуя капитализм (капитализм — упадочное явление)

    бунтарское (анархическое) народничество , М.А. Бакунин (1814-1876)

Задача интеллигенции — идти в народ и разжигать всероссийский бунт

Уничтожение государства и создание федерации самоуправляемых свободных общин.

    Пропагандистское народничество, П.Л. Лавров

Народ не готов к революции

Пропаганда с целью подготовки крестьянства

    Заговорщическое народничество, П.Н. Ткачев

Русский народ «коммунистом по инстинкту», которого не надо учить социализму

Узкая группа заговорщиков, захватив государственную власть, быстро вовлечет народ в социалистическое переустройство

— «Земля и воля» (1876-1879). Г. В. Плеханов, А.Д. Михайлов, С.М. Кравчинский, Н.А. Морозов, В.Н. Фигнер: осуществление социалистической революции путем свержения самодержавия, передача всей земли крестьянам и введение «мирского самоуправления» в деревне и городах. Демонстрация у казанского собора 1876 год — Плеханов, была разогнана, покушение Веры Засулич на ген. Ф. Тарасова 1878, и Соловьева на Александра II(1879)

Черный передел» (1879-1881), Г.В. Плеханов, В.И. Засулич, Л.Г. Дейч, П.Б. Аксельрод, сохранили программу Земли и воли, 1883 основали группу «Освобождение труда» для пропаганды марксизма

«Народная воля» (1879-1881) , .И. Желябов, А.Д. Михайлов, СЛ. Перовская, Н.А. Морозов, В.Н. Фигнер, подготовка политического переворота и свержение самодержавия; созыв Учредительного собрания и установление в стране демократического строя; уничтожение частной собственности, передачу земли крестьянам, фабрик рабочим, террор!

— «Чайковцы», «Народная расправа» Нечаева, Террористическая группа «Ад»

1876 г. при участии «Земли и воли» в Петербурге на площади перед Казанским собором была проведена первая в России политическая демонстрация.

Отрицали насильственные методы борьбы, культурно-просветительская работа среди населения (Н.К. Михайловский, Н.Ф. Даниельсон, В.П. Воронцов).

Центральное место в учении народников, родоначальниками которого являлись А. И. Герцен и Н. Г. Чернышевский, занимал вопрос о капитализме и его судьбе в России. Они не признавали вывода К. Маркса о прогрессивности капитализма по сравнению с феодализмом, неизбежности и закономерности смены общественно-экономической формации другой. Поскольку народники считали капитализм в России явлением неестественным, то они полагали необходимым переход России от феодализма к социализму путём крестьянской революции. Экономическую основу социализма они видели в крестьянской общине. Идеализируя общину, народники видели в крестьянине: «социалиста по инстинкт и революционера по природе». Рабочие же для народников были теми же крестьянами, только временно оторванными от земли. Руководящая роль в обществе, по их мнению, должна была принадлежать интеллигенции. Именно она должна вести за собой массы.

В народничестве изначально присутствовали две тенденции: революционная и реформистская. Радикально настроенная интеллигенция воспринимала идеи крестьянского социализма как призыв к непосредственному революционному действию, более умеренная её часть – как программу постепенного движения вперёд через реформы.

Народники Беларуси были идейно и организационно связаны с русским народничеством. Среди известных пропагандистов-народников начала 1870 годов – были уроженцы Беларуси В.П. Ковалик, М. К. Судиловский, Е. К. Брешко-Брешковская, Зунделевич, Исаев, Борейша, Гриневицкий, Бонч-Осмаловский и др. В 1874 – 1884гг. землячество и нелегальные группы беларуских студентов существовали во многих высших заведениях России. Члены этих организаций нередко были руководителями народнических кружков в Минске, Могилёве, Витебске, Пинске, Слуцке, Гродно и других городах Беларуси. Преимущественно это были кружки учащихся, которые занимались самообразованием, изучали запрещённую литературу, делали попытки вести агитацию в крестьянском окружении. Одним из руководителей могилёвского народнического кружка был сын почтальона Р.П. Исаев, который позже стал выдающимся деятелем народнического движения в Петербурге. Он был активным распространителем нелегальной литературы и участников «хождения в народ». После окончания гимназии Исаев поступил в Петербургский университет, а затем перевёлся в Медицинскую академию и включился в революционную деятельность народников столицы. Исаев поддерживал связь с народниками Могилёва. Он руководил также группой студентов, уроженцев Могилёвской губернии. Благодаря широким связям с революционной интеллигенцией Петербурга, Москвы, Киева и др. городов могилёвский кружок получал большое количество нелегальной литературы, которую его члены читали на тайных собраниях и распространяли среди населения. В результате обысков в руки властей попала часть такой литературы: роман Чернышевского «Что делать?», «Песенник революционных песен», брошюры «Русским революционерам», «Где лучше?», журналы «Вперёд» и «Набат», которые выдавались за границей. Эти неспелые в политическом отношении кружки действовали целиком в русле общероссийских народнических организаций.

С возникновением в Петербурге организации «Земля и воля» (1876г) народническое движение в Беларуси развивалось под её непосредственным влиянием. Центром движения стал Минск, где наиболее активно действовал кружок, созданный студентом Одесского университета – М. Велером. Сначала кружок объединял учащихся Минской гимназии и духовной семинарии и действовал под видом «образовательного кружка». Члены кружка занимались социалистической пропагандой, читали и распространяли запрещённую литературу, которую присылали в Минск студенты Петербурга и Варшавы. Это были произведения Бокля, Дарвина, Ренона, Миля, Ласаля, Маркса и др. Активную социалистическую пропаганду вели медицинская сестра военного лазарета А. Корба-Прибылёва – дочка минского инженера, в дальнейшем одна из представительниц общероссийского народнического движения, и семинаристы Пигулевский и Гахович.

Репрессии правительства против «Земли и воли» вынудили народовольцев пересмотреть тактику борьбы с самодержавием. Кроме того, в 1876 году полиция начала массовые аресты членов народнического движения, что на некоторое время затормозило его деятельность. И только в 1878 году он снова стал активно действовать. В это время в составе кружка числилось не менее 15 человек, главным образом интеллигенции. Наладилась и увеличилась связь кружка с народниками Петербурга и других городов.

В 1876 году попечитель Виленской учебной округи сообщал минскому губернатору про существование в Пинском училище кружка, аналогичного кружкам «социально-революционного» направления в Минской и Слуцкой гимназиях.

В 70-х годах народнический кружок возник в Гродно. В него входили работники губернской типографии, офицеры 101-го пехотного полка, который был расположен в Гродно, мелкие служащие. Члены кружка изучали запрещённую литературу, которую они получали из Петербурга от студентов – уроженцев Гроденщины. Отличительную роль в работе гродненского кружка играл М. Янчевский, наборщик местной типографии. В частности, именно через него поддерживалась связь с Петербургом.

В конце 70-х годов в России снова складывается революционная ситуация. Русско-турецкая война, ещё больше обострившая бедствия народных масс, стала причиной подъёма общественного движения в стране. В 1878-1882 гг. увеличилось количество крестьянских выступлений, что являлось одним из важнейших элементов революционного кризиса в стране. В отличие от периода 1878-1882гг, теперь большую роль играл российский пролетариат, одним из отрядов которого был рабочий класс Беларуси. Хотя столкновения имели экономический характер и возникали стихийно, их наступательный характер, как и рост их количества до конца 70-х годов, также свидетельствовали про начало в России революционного кризиса.

В университетских центрах снова начались студенческие волнения, которые отражали общедемократический подъём в стране. В Беларуси недовольство учащейся молодёжи проявилось в создании новых нелегальных кружков в средних учебных заведениях, в распространении революционных изданий.

Среди демократичной интеллигенции Беларуси пробудился интерес к изучению родного края – быта народа, его языка и творчества.

В обстановке обострения революционной ситуации и жестоких репрессий царизма большая часть революционной молодёжи решила перейти к политическому террору. На основе этого в 1878г. В «Земле и воле» начались разногласия, которые привели к расколу в 1879 году на две новые организации. Приверженцы политической борьбы создали партию «Народная воля», их противники — «Черный передел».

Отказавшись от политической борьбы и выступая против террора, «чернопередельцы» считали главной целью своей деятельности осуществить передел земли помещиков между крестьянами. Именно поэтому они продолжали вести агитацию и пропаганду среди крестьян, рабочих, учащейся молодёжи и армии.

«Народная воля» отстаивала необходимость усиления политической борьбы против самодержавия и стояла за индивидуальный террор. «Н.в.» была централизованной конспиративной партией с одним центром – Исполнительным комитетом, с общими для всех организационной программой и тактикой. Она охватила не только столичные кружки, но и провинциальные группы. Народовольцы вели пропагандистскую и агитационную работу среди рабочих, учащихся, интеллигенции, создавая из них специальные организации партии. Главной задачей Исполкома являлись захват власти и убийство царя.

Раскол отразился и на беларуских организациях «Земли и воли». Окончательному разграничению содействовали приезды в Беларусь в 1879-1880гг. нескольких видных деятелей обеих партий. Для многих минских народников решающими стали приезды в Минск Плеханова, который на сходе кружковцев объяснил позицию «Чёрного передела» и остерегал молодёжь от увлечения террорам и политической борьбой. Большая часть народников Минска сначала присоединилась к «Чёрному переделу». Центром для последователей этой партии в Беларуси стал Минск. Минчане наладили связь с Вильной, Витебском, Могилёвом и др. городами. Не без их помощи часть гродненского кружка также присоединилась к партии «Чёрный передел». С весны 1881 года, после провала в Петербурге, в Минске начала работать подпольная типография «Чёрного передела». Тексты для набора привозил из Петербурга народник А. П. Буланов. Типография просуществовала до конца 1881 года. За это время там были напечатаны 3, 4 и 5-й номера «Чёрного передела», с 3 по 6 номера газеты для рабочих «Зерно», а также две прокламации. Про существование типографии полиция узнала только тогда, когда в Москве начались аресты чёрнопередельцев и были выявлены адреса многих революционеров провинции.

Аресты чернопередельцев в Москве, Петербурге, разгром типографии в Минске (в конце 1881года), вынужденная эмиграция ёе руководителей отрицательно отразились на настроении членов организации Беларуси, большая часть которых перешла на позиции «Народной воли».

26 августа 1879г. Исполком «Народной воли» вынес смертный приговор Александру ІІ. Было несколько покушений на царя. 1 марта 1881 года, бомбой, брошенной уроженцем Минской губерни Гриневицким, был убит Александр ІІ. Однако вспышки народной революции не произошло, да и не могло произойти в тех условиях. За цареубийство приговорены к смертной казни и публично повешены на Семёновском плацу в Петербурге А. И. Желябов, С. Л. Перовская, Т. М. Михайлов, Н. И. Кибальчик и Н.И. Русаков. Последней попыткой использовать террор было неудачное покушение на Александра III, организованное в 1887 году группой петербургских студентов с участием старшего брата В.И. Ленина А. Ульянова.

В Беларуси переходу на сторону «Народной воли» чернопередельцев содействовал приезд московских народовольцев. Их задача заключалась в образовании из разрозненных местных народнических кружков единой региональной организации Беларуси и Литвы. В начале 1882 года такая организация была создана под названием «Северо-западная организация «Народной воли». Её руководящий центр находился в Вильно. Организация объединяла народнические кружки Минской, Могилёвской, Витебской, Гродненской, Виленской и ковенской губерний. Деятельность центральной группы была направлена на создание новых групп, сбор средств для партии, организацию подпольной типографии. В конце 1882 года центральная группа практически перестала действовать, т.к. полиция арестовала её членов. Тем не менее, местные кружки не были раскрыты. Они продолжали свою деятельность в Гродно, Минске, Витебске, Пинске, Могилёве, Горках и вели работу среди учащихся, ремесленников и сельскохозяйственных рабочих Беларуси.

В начале 1884 года с инициативой объединения в общую организацию всех кружков Беларуси выступила группа «Гомон». Относительно социально-экономических взглядов «Гоман» был типичной народнической организацией народовольческого направления. Её члены надеялись на коммунистические инстинкты крестьян, считая, что в Беларуси «общинная склонность ещё очень жива в народе и его экономические идеалы и стремление к миру чрезвычайно пропитаны духам коллективизма». Как и народники, гомоновцы не видели социального расслоения в деревне. Вслед за «Народной волей» «Гомон» признавал необходимость политической борьбы, выступал за свержение самодержавия, видел в объединении все революционных сил России единственных путь спасения родины. В программных документах этой организации много внимания уделялось национальному вопросу. Именно гомоновцы впервые в истории общественной мысли Беларуси заявили о существовании беларуской нации. Гомоновцы исходили из принципа признания равноправия всех народов и их права на самоопределение. На этом принципе основывалась и официальная программа «Народной воли». Будущую свободную от социального и национального гнёта Россию они представляли как федерацию самоуправляющихся областей во главе с Учредительным собранием. Беларуская социально-революционная группа, как называли себя гомоновцы, связывалась со студенческими организациями России, кружками Витебска, Могилёва и Минска. Но создать единую организацию всей Беларуси гомоновцы не смогли. Это было связано с тем, что в это время беларуское народничество, так же как и российское, переживало кризис, сходило с исторической сцены и уступало дорогу марксизму.

Реформаторы-народники пополнили ряды партий либеральной направленности, а революционные народники – социально-революционные партии.

Хронология

  • 1861 — 1864 гг. Деятельность первой организации “Земля и воля”.
  • 1874 г. Первое массовое “хождение в народ”.
  • 1875 г. Создание Южнороссийского союза рабочих.
  • 1876 — 1879 гг. Деятельность народнической организации “Земля и воля”.
  • 1878 г. Создание “Северного союза русских рабочих”.
  • 1879 г. Образование организаций “Народная воля” и “Черный передел”
  • 1883 г. Создание группы “Освобождение труда”.
  • 1885 г. Морозовская стачка.
  • 1895 г. Создание “Союза борьбы за освобождение рабочего класса”
  • 1898 г. I съезд РСДРП.
  • 1903 г. II съезд РСДРП.

Народничество. Его основные течения

В 1861 г . было создано тайное революционное общество разночинцев “Земля и воля ” (существовало до 1864 г.), объединявшее различные кружки. Главным средством воздействия на крестьян “Земля и воля” считала пропаганду.

Падение крепостного права и обострение классовой борьбы в пореформенный период способствовало подъему революционного движения, которое выдвинуло на первый план революционных народников . Народники были последователями идей Герцена и Чернышевского, идеологами крестьянства . Главный общественно-политический вопрос о характере пореформенного развития России народники решали с позиций утопического социализма, видя в русском крестьянине социалиста по натуре, а в сельской общине — “зародыш” социализма. Народники отрицали прогрессивность капиталистического развития страны, считая его упадком, регрессом, случайным, наносным, насаженным сверху правительством явлением, противопоставляли ему “самобытность”, особенность экономики России — народное производство. Народники не понимали роли пролетариата, считали его частью крестьянства. В отличие от Чернышевского, который считал основной движущей силой прогресса народные массы, народники 70-х гг. решающую роль отводили “героям ”, “критически мыслящим ”, личностям, направляющим массы, “толпу”, ход истории по своему усмотрению. Такими “критически мыслящими” личностями они считали разночинскую интеллигенцию, которая поведет Россию и русский народ к свободе и социализму. Народники отрицательно относились к политической борьбе, не связывали борьбу за конституцию, демократические свободы с интересами народа. Они недооценивали силу самодержавия, не видели связей государства с интересами классов и делали вывод о том, что социальная революция в России — дело чрезвычайно легкое.

Идейными вождями революционного народничества 70-х гг. были М.А. Бакунин, П.Л. Лавров, П.Н. Ткачев. Их имена олицетворяли три основных направления в движении народников: бунтарское (анархическое), пропагандистское, заговорщическое . Различия заключались в определении главной движущей силы революции, готовности ее к революционной борьбе, методах борьбы против самодержавия.

Анархическое (бунтарское) направление

На идейные позиции народничества значительное влияние оказывали анархические взгляды М.А. Бакунина, считавшего, что любое государство препятствует развитию личности, угнетает ее. Поэтому Бакунин выступал против всякой власти, рассматривая государство как исторически неизбежное зло. М.А. Бакунин утверждал, что крестьянство готово к революции, поэтому задача героев из интеллигенции, критически мыслящих личностей пойти в народ и призвать его к восстанию, к бунту . Все отдельные вспышки крестьянских восстаний, считал Бакунин, “необходимо слить в общее всепоглощающее пламя крестьянской революции, в огне которой должно погибнуть государство” и создана федерация свободных самоуправляющихся крестьянских общин и рабочих артелей.

Пропагандистское направление

Идеологом второго направления в народничестве — пропагандистского , — был П.Л. Лавров. Свою теорию он изложил в “Исторических письмах”, опубликованных в 1868 — 1869 гг. Ведущей силой исторического прогресса он считал интеллигенцию, способную критически мыслить. Лавров утверждал, что крестьянство не готово к революции, поэтому необходимо подготовить пропагандистов из образованных “критически мыслящих личностей”, задачей которых является хождение в народ не с целью организации немедленного бунта, а для того, чтобы путем длительной пропаганды социализма подготовить крестьян к революции.

Заговорщическое направление

П.Н. Ткачев — идеолог заговорщического направления не верил в возможность осуществления революции силами народа, возлагал свои надежды на революционное меньшинство. Ткачев считал, что самодержавие не имеет классовой опоры в обществе, поэтому возможен захват власти группой революционеров и переход к социалистическим преобразованиям.

Весной 1874 г . началось “хождение в народ ”, цель которого — охватить как можно больше деревень и поднять крестьян на восстание, как предлагал Бакунин. Однако хождение в народ окончилось неудачей. Последовали массовые аресты, движение было разгромлено.

В 1876 г. вновь создана народническая подпольная организация “Земля и воля ”, видными участниками которой выступали С.М. Кравчинский, А.Д. Михайлов, Г.В. Плеханов, С.Л. Перовская, А.И. Желябов, В.И. Засулич, В.Н. Фигнер и др. Программа ее сводилась к требованию передачи и равномерного распределения всей земли между крестьянами. В этот период народники, согласно идее Лаврова, перешли к организации “поселения в городе”, в качестве учителей, писарей, фельдшеров, мастеровых. Народники стремились таким образом установить прочные связи с крестьянами с целью подготовки народной революции. Однако и эта попытка народников окончилась неудачей и привела к массовым репрессиям. “Земля и воля” строилась на началах жесткой дисциплины, централизма и конспирации. Постепенно в организации сформировалась фракция сторонников перехода к политической борьбе путем использования метода индивидуального террора. В августе 1879 г. “Земля и воля” распалась на две организации: “Народную волю ” (1879 — 1882 гг.) и “Черный передел ” (1879 — 1884 гг.). Чернопередельцы (среди наиболее активных членов — Г.В. Плеханов, П.Б. Аксельрод, Л.Г. Дейч, В.И. Засулич и др.) выступали против тактики террора, за проведение широкой пропагандистской работы в массах крестьян. В дальнейшем часть чернопередельцев во главе с Г.В. Плехановым отошла от народничества и встала на позиции марксизма.

Народовольцы (в состав Исполнительного комитета “Народной воли” входили А.Д. Михайлов, Н.А. Морозов, А.И. Желябов, С.М. Перовская и др.) взяли на вооружение террористическую борьбу . Они считали, что убийство царя и наиболее влиятельных членов правительства должно привести к захвату власти революционерами и осуществлению демократических преобразований. “Народная воля” подготовила 7 покушений на царя Александра II. 1 марта 1881 г. Александр II был убит. Однако ожидаемого свержения царизма не произошло. Главные организаторы и исполнители убийства повешены по приговору суда. В стране усилилась реакция, были свернуты реформы. Само революционное направление народничества вступило в полосу длительного кризиса.

В 80 — 90-е гг. XIX в. усиливается реформистское крыло в народничестве, значительное влияние приобретает либеральное народничество. Это направление ориентировалось на переустройство общества мирными, ненасильственными средствами.

В конце XIX в. весьма острый характер приобрела полемика между народниками и марксистами. Народники считали марксистское учение неприемлемым для России. Наследницей народнической идеологии стала созданная из разрозненных народнических групп в 1901 г. нелегальная партия социалистов-революционеров (эсеров).

Партия носила леворадикальный буржуазно-демократический характер. Ее основные цели: уничтожение самодержавия, создание демократической республики, политические свободы, социализация земли, уничтожение частной собственности на землю, превращение ее в общенародную собственность, передача земли крестьянам по уравнительным нормам. Эсеры вели работу среди крестьян и рабочих, широко использовали тактику индивидуального террора против представителей государственной власти.

Рабочее движение в России в конце XIX — начале ХХ вв.

Во второй половине XIX в. на арену политической жизни России вступает пролетариат . Рабочее движение оказывает все большее влияние на общественно-политическую жизнь страны. Это было совершенно новым явлением в общественно-политической и социальной жизни пореформенной России. В 60-е гг. XIX в. борьба пролетариата только начиналась и его выступления мало чем отличались от крестьянских волнений. Но в 70-е гг. рабочие бунты стали перерастать в стачки, число которых постоянно росло. Наиболее крупными были стачки на Невской бумагопрядильной (1870 г.) и Кренгольмской мануфактуре (1872 г.). В эти годы на рабочее движение большое влияние оказывали народники. Они проводили среди рабочих агитационную культурно-разъяснительную работу.

Важную роль в развитии народного движения сыграли два первых рабочих союза, в идейных позициях которых были еще сильны народнические взгляды, но уже сказывалось влияние идей I Интернационала.

Первой рабочей организацией стал возникший в 1875 г. Южнороссийский союз рабочих ”. Он был основан в Одессе революционером-интеллигентом Е.О. Заславским. Союз насчитывал около 250 человек в ряду городов Юга России (Одесса, Херсон, Ростов-на-Дону).

В 1878 г . в Петербурге на основе разрозненных рабочих кружков возникает “Северный союз русских рабочих ”. “Союз” насчитывал свыше 250 человек. Он имел свои отделения за Невской и Нарвской заставами, на Васильевской острове, Выборгской и Петербургской сторонах, Обводном канале. Костяк “Союза” составляли рабочие-металлисты. Его руководителями выступали рабочие-революционеры — слесарь В.П. Обнорский и столяр С.Н. Халтурин.

Обнорский, еще будучи за границей, сумел познакомиться с рабочим движением Западной Европы, с деятельностью I Интернационала. Он подготовил программные документы “Союза”. Халтурин хорошо знал нелегальную литературу, был связан с народническими организациями.

В 80 — 90-е гг. стачечное движение становится более организованным и массовым. Главные центры стачечного движения — Петербургский и Центральный промышленные районы. Крупнейшим событием тех лет была Морозовская стачка (1885 г. ) на текстильной фабрике Морозова близ Орехово-Зуева Владимирской губернии. Стачка отличалась небывалым размахом, организованностью, стойкостью забастовщиков. Для подавления стачки были вызваны войска, суду были преданы 33 рабочих. На суде вскрылись факты серьезного притеснения рабочих, жестокости и произвола на фабрике. В результате суд присяжных вынужден был вынести оправдательный вердикт. Всего же в течение 80-х гг. произошло около 450 стачек и волнений рабочих.

Рост стачечного движения вызвал необходимость “рабочего законодательства ” — издания серии законов, регламентирующих отношения рабочих и фабрикантов. Среди них: законы, запрещающие работать детям до 12 лет, законы, запрещающие ночные работы женщин и подростков, закон о штрафах. Рабочие получили право жаловаться на хозяина. Была введена фабричная инспекция. Хотя рабочее законодательство в России и было весьма несовершенным, его принятие являлось свидетельством силы крепнущего рабочего движения.

С середины 90-х гг. в России наблюдается усиление стачечного движения. Рабочее движение начинает играть все большую роль в общественно-политической борьбе, что дает возможность говорить о начале пролетарского этапа в освободительном движении России . В 1895 — 1900 гг. было зарегистрировано 850 рабочих стачек. Часть стачек носила не только экономический, но и политический характер. Характерные особенности освободительного движения в России в рассматриваемые годы — распространение марксизма, формирование революционных партий.

Широкое распространение марксизма в России связано с именем Г.В. Плеханова и с группой “Освобождение труда ”.

Группа возникла в 1883 г. в Женеве в составе П.Б. Аксельрода, Л.Г. Дейча, В.И. Засулич, В.И. Игнатова. Возглавил группу Г.В. Плеханов. Все они были “чернопередельцами”. Их переход к марксизму был связан с серьезным кризисом народнической доктрины. Цель группы “Освобождение труда” — распространение идей научного социализма путем перевода на русский язык произведений К. Маркса и Ф. Энгельса.

Г.В. Плеханов первым из русских марксистов подверг критике ошибочные взгляды народников. В своих трудах “Социализм и политическая борьба” (1883 г.), “Наши разногласия” (1885 г.) он вскрыл несостоятельность народнической идеи о непосредственном переходе к социализму через крестьянскую общину.

Г.В. Плеханов показал, что в России капитализм уже утверждается, а крестьянская община разлагается, что переход к социализму произойдет не через крестьянскую общину, а через завоевания пролетариатом политической власти. Он обосновал руководящую роль пролетариата, выдвинул задачу создания самостоятельной партии рабочего класса, которая должна была возглавить революционную борьбу против самодержавия. В годы подъема рабочего движения социал-демократы стремились возглавить рабочее движение, создать партию рабочего класса.

В решении данной задачи огромную роль сыграл В.И. Ленин.

Он и его сподвижники создали из разрозненных социал-демократических кружков Петербурга “Союза борьбы за освобождение рабочего класса ”. “Союз” состоял из центральной группы и рабочих групп. Среди руководителей были Ю.Ю. Цедербаум (Мартов), В.В. Старков, Г.М. Кржижановский и др. Руководителем являлся Ульянов (Ленин).

Главная заслуга “Союза” заключалась в том, что он впервые в революционном движении России соединил теорию марксистского движения с практикой рабочего движения . “Союз” вел пропаганду на фабриках и заводах, руководил стачечным движением. Активная деятельность “Союза” и рост массового рабочего движения столкнулись с серьезными правительственными репрессиями. В декабре 1895 г. В.И. Ленин и другие были арестованы. Однако революционная борьба не прекратилась. “Союзы” возникли в Москве, Киеве, Владимире, Самаре и других городах. Их деятельность способствовала возникновению Российской социал-демократической партии в многонациональной Российской империи.

Российская социал-демократическая партия была основана в Минске в марте 1898 г. На I съезде присутствовало 9 делегатов от Петербургского, Московского, Киевского, Екатеринославского “Союзов”, группы “Рабочей газеты” и “ Общественного рабочего союза в России и Польше” (Бунд).

Съезд избрал ЦК, провозгласил создание РСДРП. После съезда был опубликован Манифест российской социал-демократической партии. В Манифесте отмечалось, что российский рабочий класс “совершенно лишен того, чем свободно и спокойно пользуются его заграничные товарищи: участия в управлении государством, свободы устного и печатного слова, свободы союзов и собраний”, подчеркивалось, что эти свободы являются необходимым условием в борьбе рабочего класса “за свое конечное освобождение, против частной собственности и капитализма — за социализм”. Манифест не был программой партии, в нем не были сформулированы конкретные задачи. Съезд не принял и устава партии.

Большую роль в подготовке II съезда РСДРП, на котором должна была конституироваться партия рабочего класса, сыграла газета “Искра” . Ее первый номер вышел в 1900 г .

В состав редакции “Искры” вошли Г.В. Плеханов, В.И. Засулич, Л.Б. Аксельрод, В.И. Ленин, Ю.О. Мартов и др. Редакция газеты провела организаторскую работу по созыву II Съезда РСДРП.

В 1903 г. на II съезде в Лондоне были приняты Программа и Устав, оформившие образование РСДРП. В программе предусматривалось два этапа революции. Программа-минимум включала буржуазно-демократические требования: ликвидацию самодержавия, введение восьмичасового рабочего дня, всеобщее, прямое, равное и тайное голосование, отмена выкупных платежей. Программа-максимум — осуществление социалистической революции и установление диктатуры пролетариата. Идейные и организационные разногласия раскололи партию на большевиков (сторонники Ленина) и меньшевиков (сторонники Мартова).

Большевики стремились превратить партию в организацию профессиональных революционеров. Меньшевики не считали Россию готовой к социалистической революции, выступали против диктатуры пролетариата и считали возможным сотрудничество со всеми оппозиционными силами.

Выявившиеся на II съезде РСДРП противоречия впоследствии на практике проявились в годы российских революций 1905 — 1907 гг., 1917 г. (февраль, октябрь).

Народничество – идейное течение радикального характера, выступавшее против крепостничества, за свержение самодержавия или за глобальное реформирование Российской Империи. В результате действий народничества был убит Александр 2, после чего организация фактически распалась. Неонародничество было восстановлено в в конце 1890-х годов в виде деятельности партии эсеров.

Основные даты:

  • 1874-1875 – «хождение народничества в народ».
  • 1876 – создание «Земля и воля».
  • 1879 – «Земля и воля» раскалывается на «Народная воля» и «Черный передел».
  • 1 марта 1881 – убийство Александра 2.

Видные исторические деятели народничества:

  1. Бакунин Михаил Александрович – один из ключевых идеологов народничества в России.
  2. Лавров Петр Лаврович – ученый. Так же выступил идеологом народничества.
  3. Чернышевский Николай Гаврилович – писатель и общественный деятель. Идеолог народничества и доноситель его основных идей.
  4. Желябов Андрей Иванович – входил в управление «Народной воли», один из организаторов покушения на Александра 2.
  5. Нечаев Сергей Геннадьевич – автор «Катехизиса революционера», активный революционер.
  6. Ткачев Петр Николаевич – активный революционер, один из идеологов течения.

Идеология революционного народничества

Революционное народничество в России зародилось в 60-х годах 19 века. Изначально она называлась не «народничество», а «общественный социализм». Автором этой теории выступили А.И. Герцен Н.Г. Чернышевский.

У России есть уникальный шанс перейти к социализму, минуя капитализм. Основным элементом перехода должна являться крестьянская община с ее элементами коллективного землепользования. В этом смысле Россия должна стать примером для остальных стран мира.

Герцен А.И.

Почему «Народничество» называется революционным? Потому что оно призывало к свержению самодержавия любым путем, в том числе и путем террора. Сегодня некоторые историки говорят о том, что это было новаторство народников, но это не так. Тот же Герцен в своей идее «общественного социализма» говорил, что террор и революция это один из методов достижения цели (хотя и крайний метод).

Идейные течения народничества 70-х годов

В 70-х года народничество вступило в новый этап, когда организация фактически была разделена на 3 различных идейных течения. У этих течений была общая цель – свержение самодержавия, но методы достижения этой цели различались.

Идейные течения народничества:

  • Пропагандистское. Идеолог – П.Л. Лавров. Основная идея – историческими процессами должны руководить люди мыслящие. Поэтому народничество должно идти в народ и просвещать его.
  • Бунтарское. Идеолог – М.А. Бакунин. Основная идея – поддерживались идеи пропагандистского свойства. Различие в том, что Бакунин говорил не просто о просвещении народа, но о призыве его браться за оружие против угнетателей.
  • Заговорщическое. Идеолог – П.Н. Ткачев. Основная идея – монархия в России слаба. Поэтому не нужно работать с народом, а нужно создавать тайную организацию, которая осуществит переворот и захват власти.

Все направления развивались параллельно.


Вхождение в народ – массовое движение, начавшееся в 1874 году, в котором приняли участие тысячи молодых людей России. Фактически они реализовывали идеологию народничества Лаврова и Бакунина, ведя пропаганду с жителями деревень. Они переходили из одной деревни в другую, раздавали людям агитационные материалы, беседовали с людьми, призывая их к активным действиям, объясняя, что дальше так жить нельзя. Для пущей убедительности вхождение в народ предполагало использование крестьянской одежды и беседы на понятном крестьянам языке. Но эта идеология была встречена крестьянами с подозрением. Они настороженно относились к незнакомым людям, говорящим «страшные речи», а также мыслили совсем не так как представители народничества. Вот, например, один из задокументированных разговоров:

— «Кому принадлежит земля? Она же Божья?» — говорит Морозов, один из активных участников вхождения в народ.

— «Божья она там, где не живет никто. А там где живут люди – земля человеческая» — был ответ крестьян.

Очевидно, что народничество с трудом себе представляло образ мысли простых людей, а значит и пропаганда их была крайне неэффективной. Во многом из-за этого уже к осени 1874 года «вхождение в народ» начало угасать. К этому же времени начались и репрессии правительства России против тех, кто «ходил».


В 1876 году была создана организация «Земля и воля». Это была тайная организация, которая преследовала одну цель – установление Республики. В качестве достижения этой цели была выбрана крестьянская война. Поэтому, начиная с 1876 года, основные усилия народничества направлялись на подготовку этой войны. В качестве подготовки были выбраны следующие направления:

  • Пропаганда. Опять члены «Земля и воля» обратились к народу. Они устраивались на должности учителей, врачей, фельдшеров, мелкими чиновниками. На этих должностях они агитировали народ к войне, по примеру Разина и Пугачева. Но в очередной раз пропаганда народничества среди крестьян никакого эффекта не дала. Не верили крестьяне этим людям.
  • Индивидуальный террор. Фактически речь идет о дезорганизаторской работе, при которой велся террор против видных и способных государственных деятелей. К весне 1879 года в результате террора были убиты глава жандармов Н.В. Мезенцев и губернатор Харькова Д.Н. Кропоткин. Кроме того было совершено неудачное покушение на Александра 2.

К лету 1879 года «Земля и воля» распадается на 2 организации: «Черный передел» и «Народная воля». Этому предшествовал съезд народников в Санкт-Петербурге, Воронеже и Липецке.


Черный передел

«Черный передел» возглавил Г.В. Плеханов. Он призывал отказаться от террора и вновь вернуться к пропаганде. Идея заключалась в том, что крестьяне просто были не готовы еще к той информации, которую народничество на них обрушило, но в скором времени крестьяне начнут все понимать и сами «возьмутся за вилы».

Народная воля

«Народная воля» управлялась А.И. Желябовым, А.Д. Михайловым, С.Л. Петровской. Они призывали еще активно использовать террор, как метод политической борьбы. Цель их была понятна – русский царь, за которым стали охотиться с 1879 по 1881 годы (8 покушений). Например, это привело к покушению на Александра 2 на Украине. Царь выжил, но погибло 60 человек.

Окончание деятельности народничества и краткие итоги

В результате покушений на императора в народе начались волнения. Александр 2 в этой ситуации создал специальную комиссию, возглавил которую М.Т. Лорис-Меликов. Этот человек усилил борьбу с народничеством и его террором, а также предложил проект закона, когда отдельные элементы местной власти могли быть переданы под управление «выборщикам». Фактически это было то, что требовали крестьяне, а значит этот шаг существенно укреплял монархию. Данный проект закона должен был быть подписан Александром 2 4 марта 1881 года. Но 1 марта народники совершили очередной террористический акт, убив императора.


К власти пришел Александр 3. «Народная воля» была закрыта, весь руководящий состав арестован и расстрелян по приговору суда. Террор, который развязали народовольцы, не был воспринят населением, как элемент борьбы за освобождение крестьян. Фактически речь идет о подлости этой организации, которая ставила перед собой высокие и правильные цели, но для достижения их выбирала самые подлые и низкие возможности.

русских революционных традиций

Художественное изображение убийц Народной Воли убийц, повешенных в 1881 году

Социалистические партии, такие как большевики и меньшевики, возникли в начале 20 века, но они не были первыми революционными группами в России. Русские революционные традиции восходят к началу XIX века. Народнические и революционные группы использовали различные методы, чтобы добиться политических и социальных изменений в России, но в целом безуспешно.

Декабристы

Одним из первых значительных революционных событий в современной России было восстание декабристов 1825 года. Хотя эта попытка революции потерпела неудачу, она оказала определенное влияние на царское правительство и политику в последующие годы.

Это восстание было организовано кликой военных офицеров против только что коронованного Николая I. Прозванные декабристами по месяцу, в котором они восстали, повстанческие офицеры отказались присягать новому царю, требуя коронации его более либерального брата, Константин.

Декабристы собрались в Петербурге с отрядом в 3000 человек и призвали к себе городской гарнизон. Их просьба была проигнорирована, что дало новому царю достаточно передышки, чтобы подавить возможную революцию. Николай I приказал ввести тяжелую артиллерию, и восстание было быстро подавлено. Несколько лидеров декабристов были арестованы и публично повешены, что подтвердило власть абсолютного царизма.

Восстание декабристов было скорее спором аристократических фракций и интересов, чем подлинно демократической или социалистической революцией, однако многие его участники были либеральными реформистами.

Механизм середины XIX века

Художественное изображение кружка Петрашевского, революционной группы середины 1800-х годов

Николай I продолжал подавлять революционные движения во время своего правления. Революционные настроения загонялись в подполье, публиковались или обсуждались секретными группами. Одним из них был Петрашевский кружок, возглавляемый известным писателем Федором Достоевским. Эта группа была арестована и, как известно, приговорена к инсценировке казни в декабре 1849 года.

Правление царя Александра II привело к либеральным реформам 1860-х годов, включая освобождение российских крепостных, образование выборных земств и ослабление ограничений на университеты и школы.Однако вместо того, чтобы удовлетворить потребности в переменах, эти либеральные реформы фактически усилили их.

Образовательные реформы открыли российские университеты как для большего количества студентов, так и для более радикальных идей. Академикам и студентам была предоставлена ​​свобода изучать и преподавать иностранные системы и либеральные идеи и теории. Возникший в российских университетах дух вопрошания породил в 1870-х годах несколько студенческих движений.

Популистские группы

Некоторые из этих реформистских групп сосредоточились на российских крестьянах, подчеркнув их бедственное положение.Две крупные народнические группы, «Хождение в народ » («Призыв к народу») и «Земля и воля » («Земля и воля»), рассматривали многочисленное крестьянское население России как наиболее логичный источник революционной энергии.

Эти группы подкрепляли свои теории активностью. Они создавали «постоянные» революционные поселения в сельской местности и районах, производя пропаганду, созывая митинги и дискуссионные группы. Их добровольцы работали над тем, чтобы поднять крестьянские общины на борьбу с царским правительством и его бюрократией.

Другие группы были более социально активны. Их добровольцы ездили в отдаленные районы, чтобы просвещать крестьян России, в надежде разжечь классовое сознание и оппозицию царизму. Эта попытка, как правило, не увенчалась успехом, потому что крестьянские общины с подозрением относились к незнакомцам, особенно к тем, кто имел политические цели.

Народная Воля

Через несколько лет эти популистские группы прекратили свое существование. В начале 1880-х годов их сменила новая группа под названием «Народная воля » («Народная воля»).Эта группа изменит ход русской истории.

Настоящая революционная партия, Народная воля была меньше по размеру, более организована и умело руководила. Осколки или мейнстрим партии возглавлялись интеллектуалами и были публичными и политически активными.

Народная воля также имела меньшую, более радикальную фракцию, которая планировала нападения на царский режим с использованием терроризма и насилия. Эта группа запланировала семь отдельных покушений на жизнь царя.

Убийство Александра II

Тело убитого Александра II находится в госпитале, 1881 г.

В 1881 г. трое его агентов наконец нашли возможность, бросив бомбу в царя, когда он ехал в карете по Санкт-Петербургу. Ноги Александра почти полностью оторвало; его израненное тело было перевезено на санях в Зимний дворец, где умирающего императора посетили члены его семьи, в том числе его 13-летний внук, будущий Николай II.

Убийство царя было самой значительной победой Народной воли — но от нее было больше вреда, чем пользы.Большинство россиян были потрясены убийством Александра, которого, несмотря на все его недостатки, уважали за его попытки реформ.

Старший сын и преемник Александра, Александр III, пообещал отменить либеральные реформы своего отца, обвиняя их в порождении анархистов и революционеров. Члены «Народной воли» были схвачены и расстреляны.

С убийства Александра II вытекают два десятилетия контрреформ, тайной деятельности и подавления инакомыслящих политических группировок в России.

1. В 19 веке в России действовало несколько революционных групп и движений, начиная с декабристов, предпринявших неудавшуюся попытку восстания в 1825 году.

2. Во время репрессивного царствования Николая I большая часть революционной деятельности была ограничена тайными исследовательскими группами, такими как кружок Петрашевского.

3. Реформы Александра II в 1860-е годы должны были удовлетворить революционные группы, но вместо этого они стали еще более радикальными.

4.Популистские группы, такие как «Хождение в народ » и «Земля и воля », сосредоточились на крестьянах, надеясь просветить их и вдохновить на революцию.

5. Подъем новой группы под названием Народная воля или «Народная воля» привел к самому значительному революционному акту века: убийству царя Александра II.

Информация для цитирования
Название: «Русские революционные традиции»
Авторы: Дженнифер Ллевеллин, Майкл МакКоннелл, Стив Томпсон
Издательство: Alpha History
URL: .com/russianrevolution/russian-revolutionary-traditions/
Дата публикации: 16 мая 2019 г.
Дата обращения: 07 февраля 2022 г.
Авторское право: Содержание этой страницы не может быть переиздано без нашего прямого разрешения. Для получения дополнительной информации об использовании, пожалуйста, обратитесь к нашим Условиям использования.

 

популистов | Encyclopedia.com

Народничество ( narodnichestvo ) традиционно определялось как ориентированный на крестьян социализм, коренящийся в утопической фантазии о том, что Россия может избежать капиталистической стадии развития, полагаясь на крестьянскую общину.Движение, к которому относится этот термин, возникло в ответ на патернализм и компромисс, которые, по мнению российских студенческих радикалов, свели на нет свободы, обещанные в освободительной реформе 1861 года. Вдохновленный учением Александра Герцена (1812–1870) и Михаила Бакунина ( 1814–1876), разночинцев (молодых мужчин и женщин «смешанного ранга», получивших образование выше своего унаследованного жизненного положения) настаивали на том, чтобы продвижение к социальному равенству немедленно проявлялось в повседневной жизни его сторонников.В поисках связи между высокими идеалами и повседневной практикой в ​​романе Николая Чернышевского 1863 года Что делать? стал планом действий. Студенты в 1860-х годах сформировали эгалитарные коммуны, придумали «фиктивные браки», которые освободили молодых женщин от ограничений, налагаемых семьями высшего сословия, и поддержали борьбу поляков за независимость от России в 1863 году. Присвоив традиционный лозунг крестьянских повстанцев «Земля и свобода» ( Земля и Воля), слабо структурированная студенческая сеть организовала кооперативы, воскресные школы для повышения рабочей грамотности и, в одном случае, летнюю школу для молодых крестьян.

Объявив себя революционерами и социалистами, радикалы смотрели на крестьянскую общину ( мир , или община ) как на альтернативу алчному индивидуализму западных капиталистических наций. В 1870-х годах, вдохновленные идеалом служения, иногда мистической верой в «народ» и поиском искупления через разделение и облегчение бремени жестоко эксплуатируемого крестьянства, тысячи молодых студентов отправились в деревню в « движение идти в народ» ( хождение в народ ).Стремясь учиться, учить и подстрекать крестьян к революции, они работали чернорабочими, пастухами и сельскими школьными учителями; молодые женщины, такие как Вера Фигнер (1852–1942), отказались от своего европейского медицинского образования, чтобы оказывать крестьянам медицинскую помощь.

Однако оказалось, что радикалы, действовавшие в русской деревне под враждебным надзором помещиков, чиновников и полицейских осведомителей, не могли склонить крестьян к восстанию — исключение составлял нападение на помещиков спровоцировало восстание.Напротив, правительство довольно успешно провело свою кампанию по выслеживанию, аресту, жестокому обращению и тюремному заключению сотен радикально настроенных студентов. В ответ на спонсируемые правительством политические процессы над сотнями участников движения «идти в народ» студентка Вера Засулич застрелила в 1878 г. генерал-губернатора Санкт-Петербурга, и радикальное движение вступило в более бурную фазу. . Новая организация «Народная воля» (Народная воля) намеревалась искоренить террористическими средствами политическую систему, подкосившую их низовые усилия в 1870-х годах.В марте 1881 г. исполкому Народной воли (группа, в которую входили родовитая Софья Перовская, крестьянин Степан Халтурин и рабочий Андрей Желябов) удалось убить царя Александра II (годы правления 1855–1881).

Хотя самодержавие казнило убийц-народников, дух «движения в народ» сохранялся. Отбыв тюремные сроки за диссидентскую радикальную деятельность, многие ветераны этого движения стали руководить и организовывать массовые земско-статистические исследования последней трети XIX века.(Выборные, сословные и местные земские учреждения были созданы в 1860-х гг., и государство поручило им нанимать статистиков для сбора фискальных данных.) Имели возможность продолжать свою работу, потому что правительство так отчаянно нуждалось в статистике, что они Радикальные земские статистики, нанятые для сбора, опросили около 4,5 миллионов крестьянских дворов в период с 1870-х по 1905 год. В своей документации и анализе крестьянских показаний они далеко вышли за рамки узкофискальной программы правительства.Их статистические данные позволили экономисту Николаю Даниельсону (1844–1918) убедить Карла Маркса (1818–1883) в том, что, по крайней мере в России, мощная сила капитализма еще не заставила крестьянскую общину устареть.

В 1890-х годах взгляды Дэниелсона и более поздние работы Маркса были преданы анафеме Петру Струве (1870–1944) и Владимиру Ленину (1870–1924), которые тогда вели кампанию, чтобы убедить всех и каждого в том, что их бренд марксизма бесконечно отличалась от всех других традиций русского социализма и превосходила их.Их избранная стратегия дискредитации политических соперников заключалась в том, чтобы осудить их как «популистов», которые по невежеству отрицают существование капитализма в России. В целом эти обвинения были ложными, и большинство обвиняемых отрицали, что они на самом деле были популистами. Тем не менее представление о том, что «популисты» считали Россию «невосприимчивой к капитализму», сохранялось более века. Научные дебаты и разногласия по поводу марксизма, популизма и отношений между ними переживут как имперский, так и советский режимы.

См. также Александр II; Герцен, Александр; Народная воля; Россия; славянофилы.

библиография

Первичные источники

Figner, Vera. Воспоминания революционера. Авторизованный перевод с русского; введение Ричарда Стайтса. ДеКалб, Ил., 1991.

Кропоткин Петр Алексеевич. Воспоминания революционера. London, 1978.

Вторичные источники

Gleason, Abbott. Молодая Россия: генезис русского радикализма 1860-х гг. Нью-Йорк, 1980 г. Полезное исследование движения «идти к людям».

Хорос, Владимир. Популизм: его прошлое, настоящее и будущее. Перевод с русского Надежды Буровой. М., 1984. Взвешенный анализ плюсов и минусов русского народничества в сравнительно-исторической перспективе.

Кингстон-Манн, Эстер. «Деконструкция романтики буржуазии: русский марксистский путь не выбран». Обзор международной политической экономии (2003): 93–117.Изучение марксистско-народнической полемики в творчестве Николая Даниельсона.

——. «Статистика, социальные изменения и социальная справедливость: земские статистики дореволюционной России». В 90 116 Россия в европейском контексте, 1789–1914: член семьи, 90 117 под редакцией Сьюзан П. Маккаффрей и Майкла Мелансона. Нью-Йорк, 2005.

Пайпс, Ричард. «Народничество — семантическое исследование». Славянское обозрение 23 (1964): 441–458.

——. Струве: левый либерал, 1870–1905 гг. Кембридж, Массачусетс, 1970.

Вентури, Франко. Истоки революции: история народнического и социалистического движений в России девятнадцатого века. Перевод с итальянского Фрэнсиса Хаскелла. Нью-Йорк, 1960. Классическое исследование происхождения и развития народничества с 1830-х по 1881 год.

Валицкий, Анджей. Полемика о капитализме: Очерки социальной философии русских народников. Оксфорд, Великобритания, 1969. Ценный критический анализ популистской мысли

Вортман, Ричард. Кризис русского народничества. Лондон, 1967. Влиятельное критическое исследование психологии русского народничества.

Эстер Кингстон-Манн

Энциклопедия современной Европы: Европа 1789-1914: Энциклопедия эпохи промышленности и империи

Популисты меняют мировую политику? Семинар по популизму и внешней политике

Присоединяйтесь к нам на тему «Меняют ли популисты мировую политику? Семинар по популизму и внешней политике», совместно организованный Иорданским центром перспективных исследований России Нью-Йоркского университета и Центром европейских и средиземноморских исследований (CEMS) Нью-Йоркского университета и организованный приглашенным научным сотрудником Иорданского центра доктором Джорданом.Эмили Холланд и научный сотрудник CEMS доктор Хадас Арон.

Популисты мобилизуются против элит, протестуют против глобализма и используют воинственную риторику. В результате академические и популярные СМИ связывают популистских лидеров с международной воинственностью, смещением сетей в сторону других популистских государств и протекционистскими экономическими мерами. Этот семинар призван собрать вместе ведущих исследователей популизма и внешней политики для обсуждения влияния подъема популизма на международные отношения, роли отдельных популистских лидеров и роли России как идеологической модели лидерства для популистов. Щелкните здесь, чтобы получить доступ к программе семинара.

Посмотреть запись мероприятия на YouTube можно здесь.

Хадас Арон , организатор семинара, научный сотрудник Центра европейских и средиземноморских исследований Нью-Йоркского университета

Эмили Холланд , организатор семинара, доцент Российского института морских исследований Военно-морского колледжа США

Эллисон Карнеги , адъюнкт-профессор политологии Колумбийского университета

Жан Кристоф Буше , доцент кафедры политологии Университета Калгари

Angelos Chryssogelos , Жан Моне, научный сотрудник Европейского университетского института Центра перспективных исследований им. Роберта Шумана и доцент кафедры политики и международных отношений в London Metropolitan University

Ричард Кларк , кандидат политических наук Колумбийского университета

Александр Кули , Клэр Тоу Профессор политологии Барнард-колледжа и директор Института Гарримана Колумбийского университета

Эрин Дженне , профессор международных отношений Центральноевропейского университета

Мария Снеговая , научный сотрудник Центра философии, политики и экономики им. Келлога в Технологическом институте Вирджинии и приглашенный научный сотрудник Института европейских, российских и евразийских исследований Университета Джорджа Вашингтона

Кэмерон Тайс , профессор международных отношений Школы политики и глобальных исследований Аризонского государственного университета

«Все лает, не кусается? Систематический анализ популизма и внешней политики»
Авторы: Хадас Арон и Эмили Холланд

Популисты мобилизуются против элит, протестуют против глобализма и используют воинственную риторику.В результате академические и популярные СМИ связывают популистских лидеров с международной воинственностью, смещением сетей в сторону других популистских государств и протекционистскими экономическими мерами. Мы утверждаем, что европейские радикальные правые популисты (РРП) в правительстве не меняют представления государства о наилучшей политике для продвижения основных интересов безопасности и процветания, и поэтому европейские государства не изменят существенно свое внешнеполитическое поведение при популистском управлении. За этот результат ответственны два механизма.Во-первых, безопасность и процветание достигаются за счет взаимозависимости, что делает дорогостоящими изменения в международной политике государств. Во-вторых, популизм — это тонкая идеология, ориентированная на внутренний мир, не предписывающая внешнюю политику. Мы проверяем нашу теорию на парных случаях популистских и непопулистских государств; и на пару похожих популистских государств, отличающихся своими стратегическими интересами. Мы обнаружили, что популистские и непопулистские государства, которые имеют общие социально-экономические и геополитические характеристики, имеют удивительно схожие результаты в области безопасности и экономической внешней политики.Более того, в аналогичных популистских правительствах результаты внешней политики резко различаются там, где различаются стратегические цели.

«Как популизм влияет на внешнюю политику»
Авторы: Жан Кристоф Буше и Кэмерон Тис

В этой статье делается попытка исправить теоретические и эмпирические пробелы в появляющейся литературе по популизму и внешней политике путем разработки теоретического подхода, который определяет, когда популистские правительства выражают и принимают внешнеполитическую позицию как вызов ключевым ценностям либерального международного порядка.Затем мы анализируем детерминанты таких внешнеполитических позиций, используя логистическую и линейную регрессии на выборке из 64 популистских правительств. Мы обнаружили, что переменные, такие как левые/правые партии, президентская или парламентская система и единое правительство, помогают предсказать, когда популистские лидеры смогут занять внешнеполитическую позицию, связанную с продвижением суверенитета, иммиграцией и торговлей.

«Что означает популизм для внешней политики?»
Автор: Ангелос Хрисогелос

В этом материале будет подведен итог растущего объема литературы о популизме и внешней политике, а также событий в реальном мире — позиций и действий популистов у власти и оппозиции — за последние годы.Исходя из этого, будет выяснено, чем обусловливается влияние популизма на внешнюю политику, и обсуждены возможности влияния популизма на мировую политику в ближайшие годы.

«Отображение популистской и националистической риторики в речах лидеров Европы и Северной Америки»
Автор: Erin Jenne

В этом документе, подготовленном в соавторстве с Кирком Хокинсом (Университет Бригама Янга) и Бруно Кастаньо Силва (Кельнский университет), представлены результаты целостно закодированной базы данных речей из 127 терминов лидеров в Европе и Северной Америке с 1998 г. по настоящее время для оценки усилились ли популизм и национализм, как принято считать, за последние двадцать лет.Мы обнаруживаем, что любой светский рост концентрируется в Восточной Европе и только в определенных странах, что позволяет предположить, что сегодня западные лидеры не использовали заметно больше популистской или националистической риторики, чем в прошлом.

«Попутчики или троянские кони? Сходства электората пророссийских партий в Европе»
Автор: Мария Снеговая

В этой статье я составляю набор данных о пророссийских партиях в Европейском союзе и показываю, что симпатизирующие России встречаются в разных (левых и правых) партийных семьях.Я также демонстрирую, что сторонники этих партий в разных партийных семьях демонстрируют более сильные евроскептические настроения, чем электорат основных партий. Этот вывод объясняет поддержку нарративов и политики, косвенно благоприятствующих Кремлю, политическими акторами, чей электорат питает симпатии к евроскептикам. Это также проливает некоторый свет на оппортунистический, а не идеологический характер операций России по влиянию в Европейском Союзе, которые используют возможности, представленные в соответствующих регионах.Другими словами, эти партии — попутчики Кремля.

«Глобальное управление в условиях популизма: проблема подавления информации»
Авторы: Эллисон Карнеги и Ричард Кларк

В этом документе мы утверждаем, что государства-члены часто сдержанно делятся научной информацией, которая необходима для глобальных ответов на многие проблемы в области здравоохранения и окружающей среды, с международными организациями, когда ими руководит популист. Мы предполагаем, что эти лидеры обладают как мотивацией, так и средствами утаивания этой информации из-за ее «элитарной» характеристики.

 

 

Аграрный популизм — ECPS

Аграрный популизм относится к популистским движениям, возглавляемым фермерами и их союзниками, часто профсоюзами, такими как народники в России во второй половине XIX века и Народническая партия Америки 1890-х годов, которые сосредоточились на вопросах земли, железных дорог и денег. включая неограниченную чеканку серебра.

« Вернуться к индексу глоссария

Аграрный популизм относится к популистским движениям, возглавляемым фермерами и их союзниками, часто профсоюзами, такими как народники в России во второй половине XIX века и Народническая партия Америки 1890-х годов, выступавшая против законов и политика, рассматриваемая как эксплуатация труда фермеров и других рабочих для получения прибыли власть имущими.Согласно статье М. Борраса-младшего Сатурнино, в аграрных популистских движениях нет ничего прогрессивного по своей сути — несмотря на часто торжествующие заявления таких социальных движений и их сторонников в современной аграрной политике.

Для Сатурнино исторические случаи включают случаи, когда аграрные движения занимали консервативную или реакционную политическую позицию. Этот аргумент перекликается с причиной, по которой Роберт О. Пэкстон изучал французскую сельскую местность 1920-х и 1930-х годов, чтобы понять фашизм во Франции.В книге Пакстон сокрушается: « Именно в сельской местности и Муссолини, и Гитлер получили свою первую массовую поддержку, и именно разгневанные фермеры обеспечили свой первый массовый электорат. » Он заключает: « Учитывая роль разгневанных фермеров в успехе фашизма в других странах и важность крестьянства во французском обществе, это упущение — серьезное упущение». Сегодня почти все правые популисты, как находящиеся у власти, так и (пока) не находящиеся у власти, имеют весьма значительную электоральную и политическую поддержку со стороны сельского населения.

В критических аграрных исследованиях народничество имеет широкое значение. Источником современного аграрного народничества являются левые русские народники, которые стремились свергнуть царскую власть и спасти уцелевшие русские крестьянские общины (общины) и их организационную структуру (мир), которые, по их мнению, могли содержать семена возможного социалистического будущего. . Народничество было «восстановительной борьбой» с тенденцией к романтизации общества, в котором еще не вполне утвердились капиталистические отношения.Таким образом, крестьянство рассматривалось как путь к социализму, минуя капиталистическую фазу развития.

Подсчитано, что от 2000 до 3000 городских студентов отправились в русскую деревню в 1874 г. с определенной долей спонтанности, без какой-либо письменной программы или организации. Эти молодые интеллектуалы мало знали ни о крестьянской жизни, ни о практичности политической работы. Они переезжали из деревни в деревню, распространяли революционные листовки и без разбора говорили с переходившимися им на пути крестьянами о необходимости коренного передела земли и проведения революции.Вскоре народники были разочарованы тем, что они узнали о крестьянской политике: у крестьянства не было аппетита к революции. Хотя первоначальное русское народничество было недолгим, его наследие и влияние будут продолжаться, отчасти из-за его ключевого элемента, а именно его принципиальной приверженности социализму, хотя и попытки пойти по пути через крестьянство.

С другой стороны, согласно статье Джошуа Сбикки, историческое значение аграрных популистских движений в США основывается на их символической ценности как вершины массовой демократической борьбы.Как таковые, они предлагают основополагающие уроки для развития внутренней продовольственной политики. Сбикка заявил, что « Окончание Гражданской войны оставило миллионы черных и белых американцев, в основном фермеров, маргинализованными в экономическом и социальном плане. Одним из основных коллективных экономических ответов на консолидацию собственности на землю, монополизацию железных дорог и ужесточение финансирования было создание кооперативных складов, элеваторов и общественных бирж. Важнейшими среди этих начинаний были Национальный союз фермеров и Промышленный союз, которые заложили организационную основу для совместной экономической власти и обучения тому, как корпоративное государство подавляет партиципаторные формы демократии. ”  

В статье говорится, что популисты также создали альтернативные социальные институты, такие как газеты и местные школы, при этом обеспечивая повышение научной грамотности в сельской местности и создание сельскохозяйственных программ в университетах. Примерно в то же время образовалась крупнейшая в стране чернокожая аграрная организация — Национальный альянс и кооперативный союз цветных фермеров. Классовая солидарность смогла объединить черных и белых даже после Гражданской войны.Аграрный популизм доказал, что массовые движения могут бросить вызов консолидации земли, а также финансовой и правовой инфраструктуры, используемой для поддержания элитной капиталистической власти, », — писал Сбикка.

Между тем, согласно статье , высокий уровень бедственного положения в сельском хозяйстве в конце 19 -го -го века привел к рождению нескольких фермерских движений, в том числе « Движение поместья» и « Фермерские союзы ». Мыза была тайным орденом, основанным в 1867 году для удовлетворения социальных и экономических потребностей фермеров.Помимо ведения сельского хозяйства, Grange обеспечивала страховку и помощь своим членам. В первые годы ассоциация быстро росла и на пике своего развития насчитывала около 1,5 миллиона членов. Первоначальные цели Grange были в первую очередь образовательными, но вскоре им придали меньше значения в пользу кооперативного движения против посредников.

« Союзы фермеров были политическими организациями с тщательно продуманными экономическими программами. Согласно одной ранней платформе, цель альянса состояла в том, чтобы объединить фермеров Америки для их защиты от классового законодательства и посягательств концентрированного капитала, », — говорилось в статье и добавлялось, что « Их программа также призывала к регулированию — если не к прямая национализация — железных дорог; валютная инфляция для облегчения бремени задолженности; снижение тарифа; и создание государственных складов и кредитных учреждений под низкие проценты.Эти запросы были известны как «Требования Окала». Из этих элементов возникла новая политическая партия, известная как «Популистская партия». Прагматическая часть популистской платформы была сосредоточена на вопросах земли, железных дорог и денег, включая неограниченную чеканку серебра.

Согласно другой статье Сатурнино, существуют неловкие, а в некоторых случаях тревожные параллелизмы, сходства и взаимосвязи между правым народничеством и популизмом аграрных движений, прошлых и настоящих.« Это не случайные случайности », — пишет Сатурнино и добавляет, что « Политическая экономия, на основе которой возник такой популизм, отчасти формирует тот вид более широкой политики, которая строится. Границы между правонародническими течениями и их социальной базой в деревне, с одной стороны, и популизмом аграрных течений, с другой, постоянно пористы, размыты и податливы.

Для него это отчасти означает, что существует скользкая дорожка, по которой популизм прогрессивных аграрных движений может соскользнуть, чтобы усилить, а не подорвать правый популизм.По словам Сатурнино, есть две неотложные задачи и вызовы: избежать такого скользкого пути и превратить такой параллелизм, сходство и взаимосвязь в экстраординарную политическую возможность и освободительную силу, которая может способствовать стратегическому разрушению правого популизма и созданию позитивное будущее. Выполнение таких двойных задач требует возрождения популизма, но без его авторитарных атрибутов, осознания классов и отказа от романтических восстановительных тенденций среди аграрных движений, некоторые из которых являются утопическими, консервативными или реакционными.

Он также сказал: « Наконец, в своей политической борьбе внутри и/или против капитализма аграрные движения более эффективны, если они придерживаются социалистической точки зрения, широко представленной с точки зрения того, что это может означать, и кто может быть ее главным двигателем. Такая перспектива может быть основана на одновременной и взаимосвязанной политической борьбе за перераспределение, признание, реституцию и возрождение в рамках революции против укоренившейся центристской стратегии «антиподрывного пошагового реформирования», которая продвигалась наряду с неолиберализмом.Эти задачи можно было бы заставить вести и решать в рамках построения сознательного левого популизма как противодействия правому популизму.

Подробнее

де Ланге, С.Л., и Рудуйн, М. (2015). Современный популизм, аграрный и сельский в Центрально-Восточной и Западной Европе. В D. Strijker, G. Voerman, & I. Terluin (Eds.), Сельские протестные группы и популистские политические партии (стр. 163-190).Вагенинген: Академическое издательство Вагенинген. https://doi.org/10.3920/978-90-8686-807-0_8

Экономические долги и политические достижения: электоральная поддержка НСДАП в аграрном и коммерческом секторах, 1928-1933 , Юрген В. Фальтер, в: Исторические социальные исследования 1992, Band 17/1, 3-21.

Аграрный популизм в Финляндии: преемственность и изменение В:   Сельские протестные группы и популистские политические партии / [ред.] Страйкер, Дирк; Voerman Gerrit & Terluin, Ida, Wageningen: Wageningen Academic Publishers, 2015, с.217-243

Перспективы аграрного популизма и продовольственного суверенитета в постсоциалистической Румынии. Хайду А., Мамонова Н. (Статья в Sociologia Ruralis)

Популизм, неолиберализм и аграрные движения в Европе. Понимание поддержки сельской политики правой политики и поиск прогрессивных решений. Мамонова Н., Франкеза Ж. (статья в Sociologia Ruralis)

Стэнли, Б. (2015 г.), «Партия польской самообороны: от аграрного протеста к политике популизма, 1990–2007 гг.», Геррит Верман и Дирк Страйкер (ред.),  Сельские группы протеста и политические партии , Wageningen Academic Publishers, Нидерланды, стр. 191–215 (единственный автор).

Форматы и издания «Корней революции»; История народнического и социалистического движений в России XIX века. [WorldCat.org]

      Название / Автор Тип Язык Дата/издание Публикация
1.Русский популизм 1.

Франко Вентури; Даниэла Стейла

Распечатать книгу

итальянский

2021

Милано [и т. д.] : Мимесис

2.Корни революции: история народнического и социалистического движений в России XIX века. 2.

Франко Вентури

Распечатать книгу

Английский

2001

Лондон: Феникс

3.Корни революции: история народнического и социалистического движений в России XIX века; с исправленным авторским введением Русское народничество 3.

Франко Вентури; Исайя Берлин; Фрэнсис Хаскелл

Распечатать книгу

Английский

2001

Лондон: Phoenix Press

4.Истоки революции: история народнического и социалистического движений в России XIX века. 4.

Франко Вентури

Распечатать книгу

Английский

2001

Лондон: Феникс

5.Корни революции: история народнического и социалистического движений в России XIX века. 5.

Франко Вентури; Фрэнсис Хаскелл; Исайя Берлин

Печатная книга: Биография

Английский

2001

Изд. изд.

Лондон: Phoenix Press

6.Корни революции: история народнического и социалистического движений в России XIX века. 6.

Франко Вентури

Распечатать книгу

Английский

2001

Изд. изд.

Лондон: Phoenix Press

7.Корни революции: история народнического и социалистического движений в России XIX века. 7.

Франко Вентури

Распечатать книгу

Английский

2001

Лондон: Phoenix Press

8.Корни революции: история народнического и социалистического движений в России XIX века. 8.

Франко Вентури

Распечатать книгу

Английский

2001

Лондон: Феникс

9.Корни революции: история народнического и социалистического движений в России XIX века. 9.

Франко Вентури; Исайя Берлин; Фрэнсис Хаскелл

Распечатать книгу

Английский

2001

Лондон: Феникс пресс

10.Корни революции история народнического и социалистического движений в России XIX века. 10.

Франко Вентури; Исайя Берлин

Распечатать книгу

Английский

2001

2 изд

Лондон Феникс

Что такое популизм? | The Economist

ДОНАЛЬД ТРАМП, избранный президент США-популист, хочет депортировать иммигрантов без документов.Podemos, популистская испанская партия, хочет дать иммигрантам право голоса. Герт Вилдерс, голландский политик-популист, хочет отменить законы о разжигании ненависти. Ярослав Качиньский, популистский польский политик, настаивал на принятии закона, запрещающего использование фразы «польские лагеря смерти». Эво Моралес, президент-популист Боливии, расширил права местных фермеров на выращивание коки. Родриго Дутерте, популистский президент Филиппин, приказал своей полиции казнить подозреваемых в торговле наркотиками. Популисты могут быть милитаристами, пацифистами, поклонниками Че Гевары или Айн Рэнд; они могут быть противниками трубопроводов, обнимающими деревья, или отрицателями изменения климата.Что делает их всех «популистами» и означает ли это слово вообще что-нибудь?

Широкое использование термина «популизм» восходит к 1890-м годам, когда американское популистское движение противопоставило сельское население и Демократическую партию более городским республиканцам. (Он также использовался для обозначения движения народничества в России 19-го века, которое в основном состояло из ненавидящих себя интеллектуалов, влюбленных в крестьянство.) движений в Европе антикоммунистическим маккартистам Америки и перонистам Аргентины.Как объясняет Бенджамин Моффит в своей книге «Глобальный подъем популизма», конференция в Лондонской школе экономики в 1967 году согласилась с тем, что этот термин, хотя и полезный, слишком расплывчатый, чтобы его можно было привязать к одному описанию. Некоторые ученые связывали это с разочарованием по поводу снижения статуса или благосостояния, некоторые — с националистической ностальгией. Другие видели в этом скорее политическую стратегию, в которой харизматичный лидер обращается к массам, отметая институты (хотя не все популистские движения имеют такого лидера).Несмотря на нечеткость, использование этого термина расширилось.

В 2004 году Кас Мудде, политолог из Университета Джорджии, предложил определение, которое становится все более влиятельным. По его мнению, популизм — это «тонкая идеология», которая просто устанавливает рамки: чистый народ против коррумпированной элиты. (Он противопоставляет ее плюрализму, который признает легитимность многих различных групп.) Эта тонкая идеология может быть присоединена ко всем видам «толстых» идеологий с более подвижными частями, таких как социализм, национализм, антиимпериализм или расизм, чтобы чтобы объяснить мир и оправдать конкретные программы.Польский г-н Качиньский, религиозно-националистический популист, настаивает на захвате институтов своей страны католической элитой светскими либералами. Голландский г-н Вилдерс, светский националист-популист, требует суровых мер против ислама (в защиту прав геев) и поносит мультикультурную элиту. Испанская Podemos, анархистско-социалистическая популистская партия, стремится захватить пустующие здания, принадлежащие банкам, и раздать их бедным, а также атакует «ла каста» (элитную касту).

Это определение популизма в духе «тонкой идеологии» кажется уместным в Британии, где сторонники Брексита осуждают экспертов, называют себя «народом» и хвастаются тем, что «разбили элиту».Действительно, кажется, что Brexit не имеет единой «толстой идеологии»: сторонники Brexit по-разному относятся к торговле, расе, государственным расходам и почти ко всему остальному. Но другие ученые считают, что определение «тонкой идеологии» не охватывает некоторые аспекты. Ян-Вернер Мюллер, политолог из Принстонского университета, считает, что популистов отличает их заявление о том, что они одни представляют народ, а все остальные нелегитимны. И внутри категории есть важные различия, например, между инклюзивными и эксклюзивными разновидностями.Эксклюзивный популизм направлен на отторжение стигматизированных групп (беженцев, рома) и более распространен в Европе. Инклюзивный популизм требует, чтобы политика была открыта для стигматизированных групп (бедняков, меньшинств), и более распространен в Латинской Америке. Г-н Мудде утверждает, что, хотя большинство писателей осуждают популизм, его положительная сторона заключается в том, что он заставляет элиты обсуждать вопросы, которые они предпочитают игнорировать. Но популистская вера в то, что люди всегда правы, — плохая новость для двух элементов либеральной демократии: прав меньшинств и верховенства закона.

Популизм против народа? Аватары обедняющей идеологии

Народничество — это сложная идеология , впервые появившаяся в России в конце 19 века. В то время это было движение, зародившееся внутри прогрессистской, демократической и демофильной интеллигенции, выступавшее за искреннюю заботу о народных массах с целью оказания им помощи и просвещения, а также за поддержание контактов между социальной элитой и простыми людьми. С тех пор природа популизма изменилась, и велика вероятность того, что политические действия его представителей, осуществляемые от имени народа, теперь оборачиваются против последнего и рискуют ввергнуть его в нищету.

Первоначально задуманный как средство соединения вершины и основания социальной пирамиды, популизм теперь можно определить как упрощенную идеологию, противопоставляющую «хороших людей» «коррумпированной элите». Лидеры популистских партий часто происходят из этой элиты, утверждая, что отвернулись от нее, чтобы защитить интересы «маленького народа», который слишком долго подвергался презрению со стороны доминирующего меньшинства. Среди прочего, они обещают ускорить рост и перераспределение, игнорируя при этом всякую ортодоксальность.Этот тип дискурса приобретает косвенную легитимность, когда он произносится в мрачном контексте, сочетающем экономический застой, глубокое социально-экономическое неравенство и случаи коррупции. Латинская Америка — это хрестоматийный случай, и ее история подчеркивает важный факт: популистская политика — это экспансионистская политика, которая приводит к еще большей бедности.

В 1991 году экономисты Рудигер Дорнбуш и Себастьян Эдвардс опубликовали книгу под названием Макроэкономика популизма в Латинской Америке .В нем они демонстрируют, что популистские лидеры немедленно удовлетворяют ожидания своих избирателей, проводя экспансионистскую политику, то есть политику, включающую фискальные или монетарные меры стимулирования. Конечно, это приводит к сильному экономическому росту и большему перераспределению. Однако Дорнбуш и Эдвардс подчеркивают, что такая ситуация, как правило, длится недолго: дефицит быстро увеличивается и монетизируется, ускоряя инфляцию, иностранная валюта, необходимая для импорта товаров, становится дефицитной, а экономическая производительность резко падает.Конечным результатом является экономический кризис, от которого страдает все население, особенно беднейшие слои населения. Сегодня этот анализ объясняет, например, драматический кризис в Венесуэле после Чавеса, где уровень бедности превышает 80%, а страна переживает беспрецедентную эмиграцию.

Возьмем еще одну латиноамериканскую страну, Бразилию, которой в настоящее время управляет правый популист Жаир Болсонару. Он занимается еще одним типом обнищающей экспансионистской политики: вырубкой тропических лесов Амазонки.

В краткосрочной перспективе сжигание леса даст больше земли для выращивания сои, животноводства или добычи полезных ископаемых. В долгосрочной перспективе вырубка лесов приведет Амазонию к точке невозврата, где ее гомеостаз будет нарушен, что приведет к ее исчезновению. Это будет иметь очень дорогостоящие последствия, в частности, для Бразилии, поскольку ее сельское хозяйство в значительной степени зависит от осадков, генерируемых тропическими лесами Амазонки. Остальной мир пострадает от потери экологических услуг, предоставляемых Амазонкой в ​​виде хранения углерода или сохранения биоразнообразия.Это объясняет, почему экологическая политика президента Болсонару подвергается резкой критике со стороны заботящихся об окружающей среде представителей международного сообщества, особенно в Европе.

Безусловно, европейцы правы, опасаясь внешней экономической политики, которая угрожает вывести планету из равновесия. Тем не менее действия самого Евросоюза не безупречны. Действительно, на каждых европейских выборах многочисленные члены крайне правых популистских партий избираются членами Европейского парламента.Эти члены, как правило, выступают против любой европейской экологической политики с теми же аргументами, что и в Бразилии: защита окружающей среды — это налог на бизнес; это было бы дорого, несправедливо и неэффективно. Таким образом, популистские программы, построенные на обнищающей экспансионистской политике, можно найти и в Европе.

Вообще говоря, популисты занимаются необоснованным изъятием окружающих их ресурсов, не обеспечивая их возобновления. Как только их политика начнет действовать, последствия могут быть необратимыми и международными.Но мы должны помнить, что когда определенные слои общества действительно чувствуют себя брошенными, соблазн «крайностей» усиливается. Недавний рост популизма во всем мире предполагает, что устранение этого чувства должно быть приоритетом. Предотвращение дислокации общества может обойтись гораздо дешевле, чем попытка собрать воедино экономику и окружающую среду.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.