Нарастание революции 1905 кратко: ( — 1905 ) — 1861-1917

Содержание

Революция 1905 года — это… Что такое Революция 1905 года?

Революция 1905—1907 годов в России
Первая русская революция
Демонстрация в Якобштаде. Осень 1905
Страна: Российская империя
Дата: 9 января 1905 — 3 июня 1907
Причина: Абсолютная власть императора, отсутствие представительных органов и конституции; деление населения на сословия, отсутствие гражданских свобод; тяжёлые условия труда рабочих и положение крестьян в обществе; экономическая отсталось России;
Основная цель: Либерализация страны; введение прав и свобод человека; улучшение условий труда;
Итог: Учреждение парламента и возникновение конституции; Третьеиюньский переворот, реакционная политика властей; проведение реформ «сверху»;
Организаторы: Партия социалистов-революционеров, РСДРП, Польская социалистическая партия, Всеобщий еврейский рабочий союз Литвы, Польши и России, Латышские лесные братья, Латвийская социал-демократическая рабочая партия, Белорусская социалистическая громада, Финляндская партия активного сопротивления, Поалей Цион, «Хлеб и воля» и другие
Движущие силы: рабочие, крестьяне, интеллигенция, отдельные части армии
Число участников: Свыше 2 000 000
Противники: Сторонники императора Николая II, различные черносотенные организации, Союз 17 октября
Погибшие: 9000
Получившие ранения: 8000
Арестованные: н/д

Русская революция 1905 года или Первая русская революция — название событий, происходивших в период с 1905 по 1907 г. в Российской империи. В этот период стачечное движение приняло особенно широкий размах, в армии и на флоте произошли волнения и восстания, что вылилось в массовые выступления против монархии.

Толчком к началу массовых выступлений под политическими лозунгами послужил расстрел демонстрации в Санкт-Петербурге 9 января 1905 известный как «Кровавое воскресенье». Итогом выступлений стала октроированная конституция — Манифест 17 октября 1905 года, даровавший гражданские свободы на началах неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов. Был учреждён Парламент, состоящий из Государственного Совета и Государственной Думы.

За революцией последовала реакция: так называемый «Третьеиюньский переворот».

Причины и нарастание кризиса

К ХХ веку существовал уже настоящий промышленный пролетариат, но положение его было примерно таким, в каком находился в европейских странах пролетариат в первой половине XIX: тяжелейшие условия труда, 12-часовой рабочий день (к 1897 г. ограничили до 11,5

[1]), отсутствие социального обеспечения в случае болезни, увечья, старости.

Кризис 1900—1903 обострил все социально-политические проблемы страны; общий кризис также усугублялся аграрным кризисом, охватившим важнейшие земледельческие районы.

Поражение в русско-японской войне 1904—1905 годов показало полную несостоятельность действующей формы правления, а также острейшую необходимость реформ. Отказ власти от каких-либо положительных решений в этом направлении также стал одной из причин начала Первой Русской Революции 1905-1907 годов.

Ход революции

Весна 1905 года. Картина польского художника Станислава Масловского

После событий 9 января Святополк-Мирский был уволен от должности министра внутренних дел и заменен Булыгиным. Градоначальником Санкт-Петербурга был назначен Д.Ф. Трепов.

Указом Николая II от 29 января была создана комиссия под председательством сенатора Шидловского с целью «безотлагательного выяснения причин недовольства рабочих Петербурга и его пригородов и устранения таковых в будущем». Членами её должны были стать чиновники, фабриканты и депутаты от петербургских рабочих. Выборы депутатов были двухстепенными: на предприятиях избирались выборщики, которые, объединившись по 9 группам производства, должны были избрать 50 депутатов. На собрании выборщиков 16—17 февраля под влиянием социалистов было решено потребовать от правительства гласности заседаний комиссии, свободы печати, восстановления закрытых правительством 11 отделов гапоновского «Собрания», освобождения арестованных товарищей. 18 февраля Шидловский отклонил эти требования, как выходящие за рамки компетенции комиссии. В ответ на это выборщики 7 групп производства отказались от направления депутатов в Шидловскую комиссию и призвали рабочих к забастовке. 20 февраля Шидловский представил Николаю II доклад, в котором признал неудачу комиссии; в этот же день царским указом комиссия Шидловского была распущена.

После 9 января по стране прокатилась волна забастовок. 12-14 января в Риге и Варшаве состоялась всеобщая стачка протеста против расстрела демонстрации рабочих Петербурга. Началось стачечное движение и забастовки на железных дорогах России. Начались и общероссийские студенческие политические забастовки. В мае 1905 г. началась всеобщая стачка иваново-вознесенских текстильщиков, бастовало 70 тыс. рабочих более двух месяцев. Во многих промышленных центрах возникли Советы рабочих депутатов.

Социальные конфликты отягощались конфликтами на национальной почве. На Кавказе начались столкновения армян с азербайджанцами, продолжавшиеся в 1905-1906 годах.

18 февраля был опубликован царский манифест с призывом к искоренению крамолы во имя укрепления истинного самодержавия, и указ Сенату, разрешавший подавать на имя царя предложения по усовершенствованию «государственного благоустройства». Николаем II был подписан рескрипт на имя министра внутренних дел А.Г. Булыгина с предписанием о подготовке закона о выборном представительном органе — законосовещательной Думы.

Опубликованные акты как бы дали направление дальнейшему общественному движению. Земские собрания, городские думы, профессиональная интеллигенция, образовавшая целый ряд всевозможных союзов, отдельные общественные деятели обсуждали вопросы о привлечении населения к законодательной деятельности, об отношении к работе учрежденного под председательством гофмейстера Булыгина «Особого совещания». Составлялись резолюции, петиции, адреса, записки, проекты государственного преобразования.

Организованные земцами февральский, апрельский и майский съезды, из которых последний прошёл с участием городских деятелей, завершились поднесением Государю Императору 6 Июня через особую депутацию всеподданнейшего адреса с ходатайством о народном представительстве.

17 апреля 1905 года был принят Указ «Об укреплении начал веротерпимости», провозглашающий свободу вероисповедания для неправославных конфессий.

6 августа 1905 года Манифестом Николая II была учреждена Государственная дума как „особое законосовещательное установление, коему предоставляется предварительная разработка и обсуждение законодательных предположений и рассмотрение росписи государственных доходов и расходов“[2]. Срок созыва был установлен — не позднее половины января 1906 года.

Одновременно было опубликовано Положение о выборах от 6 августа 1905 г., установившее правила выборов в Госдуму. Из четырех наиболее известных и популярных демократических норм (всеобщие, прямые, равные, тайные выборы) в России оказалась реализованной только одна — тайная подача голосов. Выборы не были ни всеобщими, ни прямыми, ни равными[3]. Организация выборов в Госдуму возлагалась на министра внутренних дел Булыгина.

В октябре в Москве началась забастовка, которая охватила всю страну и переросла во Всероссийскую октябрьскую политическую стачку. 12—18 октября в различных отраслях промышленности бастовало свыше 2 млн человек.

14 октября петербургский генерал-губернатор Д.Н. Трепов расклеил на улицах столицы прокламации, в которых, в частности, было сказано, что полиции приказано решительно подавлять беспорядки, «при оказании же к тому со стороны толпы сопротивления — холостых залпов не давать и патронов не жалеть»[4].

Эта всеобщая забастовка и, прежде всего, забастовка железнодорожников, вынудили императора пойти на уступки. Манифест 17 октября 1905 г. даровал гражданские свободы: неприкосновенности личности, свободу совести, слова, собраний и союзов. Возникли профессиональные и профессионально-политические союзы, Советы рабочих депутатов, укреплялись социал-демократическая партия и партия социалистов-революционеров, были созданы Конституционно-демократическая партия, «Союз 17 октября», «Союз Русского Народа» и др.

Таким образом, требования либералов были выполнены. Самодержавие пошло на создание парламентского представительства и начало реформы (см. Столыпинская аграрная реформа).

Роспуск Столыпиным 2-й Государственной думы с параллельным изменением избирательного закона (Третьеиюньский переворот 1907) означал конец революции.

Вооружённые восстания

Объявленные политические свободы, однако, не удовлетворили революционные партии, которые собирались получить власть не парламентским путем, а путем вооруженного захвата власти и выдвинули лозунг «Добить правительство!». Брожение охватило рабочих, армию и флот (восстание на броненосце «Потёмкин», владивостокское восстание и др.). В свою очередь власти увидели, что пути к отступлению дальше нет, и стали решительно бороться с революцией.

13 октября 1905 года начал работу Петербургский совет рабочих депутатов, который стал организатором Всероссийской октябрьской политической стачки 1905 и пытался дезорганизовать финансовую систему страны, призывая не платить налоги и забирать деньги из банков. Депутаты Совета были арестованы 3 декабря 1905.

Высшей точки беспорядки достигли в декабре 1905: в Москве (7 — 18 декабря) и других крупных городах. В Ростове-на-Дону отряды боевиков 13—20 декабря вели бой с войсками в районе Темерника. В Екатеринославе начавшаяся 8 декабря стачка переросла в восстание. Рабочий район города Чечелевка находился в руках восставших до 27 декабря.

Погромы

Антиправительственные беспорядки сопровождались массовыми еврейскими погромами. После опубликования царского манифеста 17 октября 1905 еврейские погромы произошли во многих городах черты оседлости[5]. Крупнейшие погромы имели место в Одессе (погибло свыше 400 евреев), в Ростове-на-Дону (свыше 150 погибших)[6], Екатеринославе — 67, Минске — 54, Симферополе — свыше 40 и Орше — свыше 30 погибших.

Политические убийства

Всего с 1901 по 1911 г. жертвами революционного террора стали около 17 тысяч человек (из них 9 тысяч приходятся непосредственно на период революции 1905—1907 гг.). В 1907 году каждый день в среднем погибало до 18 человек. По данным полиции, только с февраля 1905 г. по май 1906 года было убито: генерал-губернаторов, губернаторов и градоначальников — 8, вице-губернаторов и советников губернских правлений — 5, полицеймейстеров, уездных начальников и исправников — 21, жандармских офицеров — 8, генералов (строевых) — 4, офицеров (строевых) — 7, приставов и их помощников — 79, околоточных надзирателей — 125, городовых — 346, урядников — 57, стражников — 257, жандармских нижних чинов — 55, агентов охраны — 18, гражданских чинов — 85, духовных лиц — 12, сельских властей — 52, землевладельцев — 51, фабрикантов и старших служащих на фабриках — 54, банкиров и крупных торговцев — 29.

[7] Известные жертвы террора:

  • министр внутренних дел Д. С. Сипягин (2.04.1902),
  • уфимский губернатор Н. М. Богданович (6.05.1903),
  • министр внутренних дел В. К. Плеве (15.07.1904),
  • генерал-губернатор Москвы великий князь Сергей Александрович (4.02.1905),
  • московский градоначальник граф П. П. Шувалов (28.06.1905),
  • бывший военный министр генерал-адъютант В. В. Сахаров (22.11.1905),
  • тамбовский вице-губернатор Н. Е. Богданович (17.12.1905),
  • начальник Пензенского гарнизона генерал-лейтенант В. Я. Лисовский (2.01.1906),
  • начальник штаба Кавказского военного округа генерал-майор Ф. Ф. Грязнов (16.01.1906),
  • тверской губернатор П. А. Слепцов (25.03.1906),
  • командующий Черноморским флотом вице-адмирал Н. Е. Чухнин (29.06.1906),
  • самарский губернатор И. Л. Блок (21.07.1906),
  • пензенский губернатор С. А. Хвостов (12.08.1906),
  • командир л-гв. Семеновского полка генерал-майор Г. А. Мин (13.08.1906),
  • симбирский генерал-губернатор генерал-майор К. С. Старынкевич (23.09.1906),
  • бывший киевский генерал-губернатор член Государственного Совета граф А. П. Игнатьев (9.12.1906),
  • акмолинский губернатор генерал-майор Н. М. Литвинов (15.12.1906),
  • петербургский градоначальник В. Ф. фон-дер Лауниц (21.12.1906),
  • главный военный прокурор В. П. Павлов (27.12.1906),
  • пензенский губернатор С. В. Александровский (25.01.1907),
  • одесский генерал-губернатор генерал-майор К. А. Карангозов (23.02.1907),
  • начальник Главного тюремного управления А. М. Максимовский (15.10.1907).

Революционные организации

Партия Социалистов-Революционеров

Боевая организация была создана партией эсеров в начале 1900-х годов для борьбы в России путем террора. В составе организации от 10 до 30 боевиков во главе с Г. А. Гершуни, с мая 1903 — Е. Ф. Азефом. Организовала убийства министра внутренних дел Д. С. Сипягина и В. К. Плеве, харьковского губернатора князя И. М. Оболенского и уфимского — Н. М. Богдановича, великого князя Сергея Александровича; готовила покушения на Николая II, министра внутренних дел П. Н. Дурново, московского генерал-губернатора Ф. В. Дубасова, священника Г. А. Гапона и др.

РСДРП

Боевая техническая группа при ЦК РСДРП (б), которую возглавлял Л. Б. Красин, была центральной боевой организацией большевиков. Группа осуществляла массовые поставки оружия в Россию, руководила созданием, тренировкой и вооружением боевых дружин, участвовавших в восстаниях.

Военно-техническое бюро московского комитета РСДРП — московская боевая организация большевиков. В неё входил П. К. Штернберг. Бюро руководило большевистскими боевыми отрядами во время московского восстания.

Другие революционные организации

См. также

Литература

  • В.И. Ленин Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905—1907 годов. — Москва: Партийное издательство, 1933.
  • Л. Троцкий Л. Троцкий. Наша первая революция. Часть 1. — Москва-Ленинград: 1925.
  • Л. Троцкий Л. Троцкий. Наша первая революция. Часть 2. — Москва-Ленинград: 1925.
  • Р. Люксембург О социализме и русской революции // Раздел второй. Революция 1905—1907 гг. в России и Польше. — Москва: Издательство политической литературы, 1991.
  • Гаврилов Б. И. В борьбе за свободу: Восстание на броненосце «Потемкин». — Москва: Мысль, 1987.
  • Милюков П.Н. Воспоминания. Том 1. — Нью Йорк: Издательство имени Чехова, 1955.
  • Милюков П.Н. Russia and its crisis (1905). — Chicago: University of Chicago Press, 1905.
  • Витте С.Ю. Воспоминания. — Издательство Социально — Экономической Литературы, 1960.
  • Николай II Дневники. — Орбита, 1991. — ISBN 5-85210-024-2
  • Курлов П. Г. Гибель Императорской России (воспоминания). — М.: Современник, 1992.
  • Деникин А.И. Старая армия. — М.: Айрис-пресс, 2005. — С. 207-226. — ISBN 5–8112–1411–1
  • Редигер А.Ф. История моей жизни. Воспоминания военного министра. В двух томах. — М.: Канон-пресс; Кучково поле, 1999.
  • Т. Шанин Революция как момент истины. Россия 1905-1907 гг. — 1917-1922 гг.. — М.: Весь Мир, 1997. — ISBN ISBN 5-7777-0039-Х
  • Анна Гейфман Революционный террор в России. 1894-1917. — М.: Крон-Пресс, 1997. — С. 448. — ISBN ISBN 5-232-00608-8
  • Ганелин Р.Ш. Российское самодержавие в 1905 году. Реформы и революция. — СПб.: Наука, 1991. — С. 221.
  • B. Pares Russia and reform. — London: A. Constable & co., ltd., 1907.
  • R. Martin The future of Russia (1906). — London: Smith, Elder, & co., 1906.
  • Anthony J Heywood, Jonathan D Smele The Russian Revolution of 1905: Centenary Perspectives (Routledge Studies in Modern European History). — Routledge, 2005. — ISBN 0415355680
  • Abraham Ascher The Revolution of 1905: Russia in Disarray. — Stanford, USA: Stanford University Press, 1994. — ISBN 0804723273
  • Г. Головков Бунт по-русски. Палачи и жертвы. Рандеву с революцией 1905-1907 гг. — Детектив-Пресс, 2005. — С. 624. — ISBN 5-89935-070-9
  • под ред. А.К.Дрезена Царизм в борьбе с революцией 1905-1907 гг. Сборник документов. — Москва: Соцэкгиз, 1936.
  • С.М.Познер Первая боевая организация большевиков 1905-1907 гг. Статьи, воспоминания и документы.. — Москва: Старый большевик, 1934.
  • Военные восстания в Балтике в 1905-1906 гг. Сборник документов. — Москва: Партиздат, 1933.
  • Ленин В. И., О революции 1905 — 1907 гг., М., 1955
  • Пясковский А. В., Революция 1905 -1907 гг. в России, М., 1966
  • Первая революция в России: взгляд через столетие. Под ред. А.П. Корелина, С.В. Тютюкина. — М.: Памятники исторической мысли, 2005. — 602 с.

Ссылки

Иллюстрации

Уличная демонстрация. Картина Витольда Войткевича.

Демонстрация в Якобштаде. Осень 1905.

Финский активист Леннарт Хоэнтал убивает прокурора Сойсалон-Сойнинена в его доме в Хельсинки 6-ого февраля 1905.

Памятник революции 1905 года в Лодзи

Корзина с бомбами, находившаяся в большевистской школе-лаборатории в деревне Хаапала. Две крайние бомбы с фитилями уже готовые. 1907.

Солдаты ведут группу арестованных. 1906

Боевик стреляет в полицейского. Рисунок из польской социалистической газеты Robotnik. 1907.

Казачий патруль возле сожжённых нефтепромыслов в Баку. 1905.

Депутаты Всероссйиского дворянского съезда. Санкт-Петербург, 1906

«Нападение крестьян на помещичью усадьбу в 1905 году», 1920, почтовая карточка, издание Музея Революции Союза ССР.

Улица в Варшаве после взрыва бомбы боевиком ППС. 1906.

Примечания

Wikimedia Foundation. 2010.

ИРАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1905–11 • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 11. Москва, 2008, стр. 650

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Т. А. Коняшкина

ИРА́НСКАЯ РЕВОЛЮ́ЦИЯ 1905–11 (на яз. фар­си «джом­бе­ше маш­ру­те» – кон­сти­ту­ци­он­ное дви­же­ние), се­рия мас­со­вых ан­ти­пра­ви­тельств. вы­сту­п­ле­ний и по­ли­тич. ре­форм в Ира­не. Яви­лась ре­зуль­татом обо­ст­ре­ния про­ти­во­ре­чий ме­ж­ду пра­ви­тель­ст­вом Кад­жа­ров и ши­ро­ки­ми слоя­ми гор. и пле­мен­но­го на­се­ле­ния Ира­на. И. р. пред­ше­ст­во­ва­ли го­лод­ные бун­ты 1903–05. На­ча­лась в дек. 1905 с вол­не­ний в Ши­ра­зе, Меш­хе­де, Те­ге­ра­не, уча­ст­ни­ки ко­то­рых во гла­ве с вид­ны­ми му­сульм. бо­го­сло­ва­ми-мод­жте­хе­да­ми про­тес­то­ва­ли про­тив про­из­во­ла вла­стей. В Те­ге­ра­не за­кры­лись ба­за­ры, неск. ты­сяч про­тес­тую­щих вос­поль­зо­ва­лись пра­вом не­при­кос­но­вен­но­сти (т. е. се­ли в бест) в свя­щен­ном при­го­ро­де Те­ге­ра­на Шах Абд оль-Азим. Уча­ст­ни­ки про­тес­та на­пра­ви­ли Мо­заф­фа­ру ад-Дин-ша­ху тре­бо­ва­ние от­став­ки ря­да ми­ни­ст­ров и соз­да­ния ада­лят-ха­не («до­мов спра­вед­ли­во­сти») – пред­ста­ви­тель­ных струк­тур с пра­вом кон­тро­ля над фи­нан­са­ми стра­ны.

Ле­том 1906 про­шли мас­со­вые за­бас­тов­ки в Те­ге­ра­не и круп­ных про­винц. цен­трах (Теб­ри­зе, Ис­фа­ха­не, Ши­ра­зе). Под влия­ни­ем этих вы­сту­п­ле­ний 5 авг. шах под­пи­сал указ о вве­де­нии кон­сти­ту­ции, 9 сент. ут­вер­дил по­ло­же­ние о вы­бо­рах в медж­лис (пар­ла­мент).

1-й медж­лис (окт. 1906 – июнь 1908) под­го­то­вил Ос­нов­ной за­кон, оп­ре­де­ляв­ший его пра­ва и обя­зан­но­сти (ут­вер­ж­дён ша­хом 30.12.1906), и До­пол­не­ния к Осн. за­ко­ну (гл. часть кон­сти­ту­ции; ут­вер­ж­де­ны ша­хом 7.10.1907). Под­дан­ные ша­ха бы­ли объ­яв­ле­ны рав­ны­ми пе­ред за­ко­ном, га­ран­ти­ро­ва­лась не­при­кос­но­вен­ность их жиз­ни и соб­ст­вен­но­сти, про­воз­гла­ша­лась кон­сти­туц. мо­нар­хия. По­сле при­ня­тия Осн. за­ко­на и до­пол­не­ний к не­му про­изош­ло раз­ме­же­ва­ние в ре­волюц. ла­ге­ре. Иран. ли­бе­ра­лы, вы­ра­жав­шие ин­те­ре­сы нац. промыш­лен­но­го и тор­го­во­го ка­пи­та­ла, счи­та­ли И. р. за­кон­чен­ной и стре­ми­лись к ус­та­нов­ле­нию по­ли­тич. сою­за ша­ха и медж­ли­са. В то же вре­мя ак­ти­ви­зи­ро­ва­лось де­мо­кра­тич. дви­же­ние. Рост об­ществ.-по­ли­тич. ак­тив­но­сти ши­ро­ких сло­ёв на­се­ле­ния про­яв­лял­ся в соз­да­нии ре­во­люц. ор­га­ни­за­ций – анд­жо­ма­нов и доб­ро­вольч. во­оруж. от­ря­дов фе­да­ев. Под их на­жи­мом медж­лис при­нял за­ко­ны об от­ме­не ус­лов­ных зе­мель­ных дер­жа­ний, со­кра­ще­нии пен­сий ари­сто­кра­тии, вве­де­нии в Ира­не де­мо­кра­тич. сво­бод, соз­да­нии свет­ских су­дов (на­ря­ду с ду­хов­ны­ми).

Архив БРЭ Добровольцы – защитники революции (федаи). 1907.

В ус­ло­ви­ях на­рас­та­ния ре­во­люц. дви­же­ния в Ира­не и про­ник­но­ве­ния в стра­ну герм. ка­пи­та­ла Рос­сия и Ве­ли­ко­бри­та­ния в авг. 1907 под­пи­са­ли со­гла­ше­ние, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­рым Иран был раз­де­лён на рос., брит. и ней­траль­ную зо­ны, по­сле че­го ста­ли бо­лее ак­тив­но вме­ши­вать­ся в со­бы­тия. 23.6.1908 Мо­хам­мед Али-шах (взо­шёл на пре­стол в янв. 1907) си­ла­ми Перс. ка­зачь­ей бри­га­ды со­вер­шил в Те­ге­ра­не пе­ре­во­рот, ра­зо­гнал медж­лис и анд­жо­ма­ны.

По­сле пе­ре­во­ро­та центр ре­во­люц. борь­бы сме­стил­ся в сев.-зап. рай­оны стра­ны, где вспых­ну­ло Теб­риз­ское вос­ста­ние 1908–09. В янв. 1909 сто­рон­ни­ки кон­сти­ту­ции, под­дер­жан­ные бах­ти­ар­ски­ми ха­на­ми (см. Бах­тиа­ры), стре­мив­ши­ми­ся к ук­ре­п­ле­нию сво­его влия­ния, за­хва­ти­ли власть в Ис­фа­ха­не. На­ча­лось вос­ста­ние в оста­не Ги­лян (в Реш­те и др. го­ро­дах). В сер. ию­ля 1909 в ре­зуль­та­те по­хо­да ги­лян­ских фе­да­ев и бах­ти­ар­ских ха­нов на Те­ге­ран Мо­хам­мед Али-шах был низ­ло­жен, ша­хом про­воз­гла­шён его сын Ах­мед (не об­ла­дал вла­ст­ны­ми пол­но­мо­чия­ми; стра­на пе­ре­шла под управ­ле­ние ре­ген­тов и бах­ти­ар­ских ха­нов), вос­ста­нов­ле­но дей­ст­вие кон­сти­ту­ции.

В со­зван­ном в но­яб. 1909 2-м медж­лисе раз­вер­ну­лась ост­рая борь­ба ме­ж­ду «уме­рен­ны­ми» (пар­ла­мент­ское боль­шин­ст­во) и «край­ни­ми» (так­же по­лу­чи­ли назв. «де­мо­кра­ты») де­пу­та­та­ми. По ини­циа­ти­ве «край­них» в Иран бы­ла при­гла­ше­на амер. фи­нан­со­вая мис­сия М. Шус­те­ра (при­бы­ла в мае 1911). Кон­троль Шус­те­ра и медж­ли­са над эко­но­мич. дея­тель­но­стью пра­ви­тель­ст­ва на­ру­шал рав­но­ве­сие ин­те­ре­сов Рос­сии и Ве­ли­ко­бри­та­нии в Ира­не и ущем­лял пра­ва рос. и брит. пред­при­ни­ма­те­лей. Пра­ви­тель­ст­во «уме­рен­ных», при­дя к со­гла­ше­нию с мо­нар­хич. кру­га­ми, при­ня­ло ме­ры к по­дав­ле­нию И. р. В авг. 1910 по его при­ка­зу по­ли­ция и бах­ти­ар­ские от­ря­ды раз­о­ру­жи­ли в Те­ге­ра­не от­ря­ды фе­да­ев. По­сле про­ва­ла по­пы­ток Мо­хам­мед Али-ша­ха вер­нуть­ся к вла­сти Рос­сия и Ве­ли­ко­бри­та­ния 29.11.1911 по­тре­бо­ва­ли от­став­ки Шус­те­ра (по­ки­нул стра­ну в янв. 1912), а рос. и брит. вой­ска в дек. 1911 на­ча­ли ок­ку­па­цию со­от­вет­ст­вен­но се­ве­ра и юга Ира­на. Ре­во­люц. дви­же­ние в этих рай­онах бы­ло по­дав­ле­но. 24.12.1911 иран. по­ли­ция и бах­ти­ар­ские от­ря­ды ра­зо­гна­ли медж­лис, анд­жо­ма­ны и фе­да­ев.

В го­ды И. р. в Ира­не упал пре­стиж центр. вла­сти, ок­ре­п­ли се­па­ра­ти­ст­ские на­строе­ния пле­мён и про­вин­ций, на­ча­лось оформ­ле­ние пер­вых по­ли­тич. пар­тий. Со­бы­тия 1905–11 при­ве­ли к рез­ко­му ос­лаб­ле­нию вла­сти Кад­жа­ров, а по­дав­ле­ние И. р. по­зво­ли­ло Ве­ли­ко­бри­та­нии и Рос­сии за­кре­пить свои по­зи­ции в Ира­не.

«Первая российская революция и ее влияние на процессы модернизации». 11-й класс

Эпиграф

В ХХI веке нашей стране вновь необходима всесторонняя модернизация. И это будет первый в нашей истории опыт модернизации, основанной на ценностях и институтах демократии.
Медведев Д.А.
(Из ежегодного послания Президента Федеральному
Собранию (2009 год)

Цель: определить влияние революции 1905-1907 гг. и аграрной реформы Столыпина на процессы модернизации.

Задачи:
Продолжаем формировать навыки:

  • анализа текста, сравнения и обобщения;
  • самостоятельной работы с документами,
  • составления смыслового плана;
  • умения  вести диалог, делать выводы, работать в группах.

План урока

  • Первая российская революция как порождение модернизационных противоречий.
  • Становление российского парламентаризма.
  • Особенности российской многопартийности.
  • Крестьяне и аграрный вопрос в революции 1905 года.
  • Столыпинская программа модернизации России.

Опорные знания и понятия: модернизация, конституционная монархия, политическая партия, гражданское общество, аграрная реформа, капитализация деревни;

  • 1905 – 1907 гг. – первая российская революция;
  • 17 октября 1905 года – Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка»;
  • 23 апреля 1906 года – издание новой редакции «Основных законов Российской империи»;
  • 1906 – 1911 гг.  – Столыпин П.А. — председатель правительства;
  • 9 ноября 1906 года – Указ о праве свободного выхода крестьян из общины, Закон от 14 июня 1910 года.

Исторические персоналии: Николай II, С.Ю. Витте, П.А. Столыпин.

Оборудование: учебник «История. Россия и мир в XX – начале XXI века» 11 класс. Алексашкина Л.Н., Данилов А.А., Косулина Л.Г. – М.: Просвещение. 2008; карты «Революция 1905-1907 гг. в России», «Российская империя 1907 – 1910 гг.»; компьютер, проектор, мультимедийный учебник «История России. XX век. Часть I» Данилов А.А., «Клиософт»; портреты политических деятелей; подборка документов, проект-презентация «Революция 1905-1907 гг. в России».

Методическая особенность урока – урок практикум.

Ход урока

Актуализация знаний учащихся:

1. Выскажите свою точку зрения по вопросам: «Какие проблемы, стоявшие перед страной в начале XX века, вы считаете самыми острыми и почему?»
2. Как связана модернизация с задачами, стоявшими перед первой российской революцией? Была ли революция неизбежной?

Изучение нового материала.

1. Первая российская революция как порождение модернизационных противоречий

Россия в начале ХХ века представляла собой клубок противоречий: экономических, политических, социальных, национальных. Растущее отставание от западных стран заставило российское государство и общество на рубеже XIX-XX вв. искать пути ускоренной модернизации. Эти поиски велись в условиях возрастания в российском обществе радикалистских тенденций.
Работа над понятием «модернизация»:

  • усовершенствование, отвечающее современным требованиям;
  • процесс перехода от традиционного, аграрного общества к индустриальному, характеризующийся радикальными изменениями всех сторон жизни общества;

Процесс модернизации в России имел свои особенности.

Вопросы:

  • В каком направлении шли социальные процессы в западных странах в период модернизации?
  • Каковы особенности российской экономической модернизации?
  • Каковы особенности менталитета русского крестьянства?
  • Почему буржуазная ментальность в российском обществе была слабо развита?
  • Что тормозило социальную модернизацию в России?

Вывод:

Модернизация общества не ограничивается только экономикой. Социальная модернизация в отличие от индустриальной в России проходила медленно и не сопровождалась процессом консолидации общества. Господствующей в обществе была не буржуазная, а крестьянская ментальность. Ведущая роль в деле модернизации принадлежала не буржуазии, а верховной власти. Несоответствие индустриальной и социальной модернизации обостряло социальные отношения в стране. Среди  господствующего класса единства не было. Интеллектуальная элита находилась в бескомпромиссном конфликте с самодержавием.
Логика модернизации требовала доведения до конца начатых реформ, но российская власть, будучи сама инициатором этого процесса, оказалась в начале ХХ века  неспособной решать проблемы в рамках эволюционного развития. Это вызвало нарастание недовольства, вылившееся в противостояние власти и общества. Просмотр презентации «Революция 1905-1907 гг. в России» (Приложение 1).

Вопросы и задания:

  • Можно ли было предотвратить революцию 1905-1907 гг.?
  • Имело ли правительство в своем составе  реформаторов (или хотя бы одного), способного предотвратить революцию?
  • Как вы относитесь к дилемме «реформы или революция»?
  • Раскройте смысл следующего высказывания: «Все революции происходят от того, что правительства вовремя не удовлетворяют народные потребности …, остаются глухими к народным нуждам» (С.Ю.Витте).

Вывод:

реформаторская деятельность представляется большим благом для общества, чем революция. Революции сотрясают все общество, требуют колоссальных жертв, ввергают его в состояние нестабильности, хаоса, часто кровавого.

  • Что вам известно о личности и политических взглядах С.Ю. Витте?

Учащиеся  составляют психологический портрет Витте.

Витте полагал, что в будущем у дворянства не будет лидирующей роли. Россия переходит к капиталистическому строю, поэтому на первое место он поставил индустриализацию («дедушка русской индустриализации»).
С.Ю.Витте был одним из представителей российской элиты, который первый понял, что все слои населения имеют основательные претензии к власти, которые уже нельзя игнорировать. И, тем не менее, по мнению  многих историков, революцию можно было предотвратить. Выступления в стране не несли угрозу власти, так как в обществе пока еще были сильны патерналистские настроения: вера в справедливого царя, способного решить все проблемы.
Самостоятельная работа с текстом учебного пособия «Россия  и мир в ХХ — начале  ХХI века».11 класс. С.78-79.

Вопросы:

  • Какое событие нанесло удар по патернализму?
  • В чем заключалась двойственность российской политической системы?
  • Что в личности Николая II и его правлении вызывает несогласие, неодобрение и почему многие современники и историки считали поведение Николая II самоубийственным?

Чтобы выпускники эмоционально ощутили трагедию 9 января, можно прослушать воспоминания участника  события  рабочего Широкова (мультимедийный учебник А.Данилова. История России ХХ век. Часть I или прочесть фрагмент очерка М.Горького, очевидца этих событий.  Приложение 2).

Вывод.

Таким образом, в начале ХХ века верховная власть  в России окончательно утратила реформаторский потенциал, что резко ослабило позиции власти в деле модернизации страны. 9 января  нанесло удар по патерналистским основам. Император допускал просчеты, которые были несовместимы с патерналистскими традициями.

Звучит фрагмент песни «Отречемся от старого мира…»

2. Становление российского парламентаризма

В стране разразилась революция, которая заставила Николая II провести реформы, кардинально изменившие социально-политический строй Российской империи. Главным завоеванием стала Государственная Дума. И произошло это именно по настоянию С.Витте, которому, по сути, удалось спасти монархию. Манифест от 17 октября 1905 года «Об усовершенствовании государственного порядка» возвестил о введении  законодательного парламента и гражданских свобод. 23 апреля 1906 года царь утвердил новую редакцию «Основных государственных законов Российской империи», в разработке которой Витте принимал самое активное участие. Днем раньше, 22 апреля Витте со своим кабинетом ушёл в отставку.

Работа учащихся в группах с документами:

1 группа. На основании документа (Приложение 3) определите мотив, которым царь руководствовался при издании Манифеста 17 октября 1905 года. Дайте оценку документу.

2 группа. Как изменилась система государственных органов власти по Манифесту? Внести дополнение в схему «Высшие органы власти Российской империи». См. документ (Приложение 4). Определить в каком направлении происходило изменение государственного строя России после выхода Манифеста 17 октября.

3 группа. Приведите доводы «за»  и «против» высказывания: «Государственная Дума ограничила самодержавие». Сделайте выводы. Внимание учащихся обращается на статью 87  Основных законов Российской империи. См. фрагмент документа «Основные Государственные законы» (Приложение 5).

4 группа.Можно ли назвать Думу парламентом западного образца? Получила ли Дума законодательные функции? См. фрагмент документа «Основные Государственные законы…» статьи №56-71, 87 (Приложение 5).

Вывод.

Революция 1905 года придала самодержавию черты конституционной монархии, т.е. император сохранял большие полномочия. Население получило основные политические права, россияне из подданных императора превратились в граждан страны. Было создано коллегиальное правительство – Совет министров.

3. Особенности российской многопартийности

Встав на путь реформаторства, правительство открыло простор для деятельности созидательных общественных сил, для ускорения темпов модернизации страны, формирования гражданского общества.
Манифест способствовал возникновению множества политических партий. В поддержку Манифеста и правительственного курса выступили буржуазные круги, ведущую роль среди них играли конституционные демократы (кадеты) и «Союз 17 октября» (октябристы). На экране портреты П.Н. Милюкова и А.И. Гучкова с краткими биографическими данными (Мультимедийный учебник «История России. XX век» Данилов А.А.)

Работа с текстом учебника «Россия и мир в ХХ — начале ХХI века» с.80-81

  • Чем отличалась российская многопартийная система от западноевропейского варианта. Каков был порядок возникновения партий в России?
  • Каковы были программные политические требования правых и либеральных партий?
  • Каковы были политические лозунги и требования радикальных политических партий (большевиков, меньшевиков и эсеров) в аграрном вопросе? (В ходе работы составляется небольшая таблица).

Линии сравнения

Социал-демократы

Социалисты-революционеры (эсеры)

большевики

меньшевики

Политические лидеры

 

Основные политические лозунги

 

 

Решение аграрного вопроса

В.И. Ленин

 

свержение самодержавия, установление диктатуры пролетариата, восьмичасовой рабочий день

 

 

национализация земли

Ю. Мартов
Г. Плеханов

ликвидация самодержавия, установление диктатуры пролетариата, представляющей большинство населения, восьмичасовой рабочий день

муниципализация земли

В. Чернов

уничтожение самодержавия, установление диктатуры трудового народа, восьмичасовой рабочий день

 

 

социализация земли

Вывод:

многопартийность в России была создана в основном усилиями интеллигенции и в кратчайшие сроки. И в целом вся партийно-политическая система объективно оказалась нацелена на разрушение самодержавия. Ни одна из партий не была в состоянии реально претендовать на политическое лидерство. Политическая инициатива оставалась в руках правящих кругов.

4. Крестьяне и аграрный вопрос в революции 1905 года.

Предлагается составить смысловой план на тему «Крестьяне в первой русской революции». Вариант смыслового плана:

  • Рост политической активности крестьян. Разнообразные способы их борьбы.
  • Основные требования крестьян:
    • отмена частной собственности на землю;
    • передача земли тем, кто ее обрабатывает;
    • всеобщее бесплатное начальное образование;
  • Вера основной массы крестьян в царя.
  • Попытки организации крестьянского движения в общероссийском масштабе:
    • созыв учредительного съезда Всероссийского крестьянского союза 31 июля – 1  августа 1905 года;
    • программа Союза;
    • второй съезд Крестьянского союза. Рост влияния эсеров  среди крестьян;
    • арест участников съезда. Распад Крестьянского союза как общероссийской организации;
  • Крестьяне и Дума.
    • Раскол между крестьянскими  массами  и интеллигенцией;
    • Составление  на сходах приговоров для подачи в Государственную Думу;
    • Аграрный вопрос для крестьян превалировал над всеми другими вопросами. Единство крестьян в  этом вопросе.

Вывод.

Благодаря активному участию в революции крестьян, они получили более ощутимые результаты: отменены выкупные платежи, снижена арендная плата за землю, сословно-куриальная система выборов в Государственную Думу давала перевес крестьянским представителям в первых двух  российских парламентах, повышенная зарплата сельскохозяйственным рабочим.
Однако крестьяне не смогли создать общенациональную организацию. Многие из них испытывали противоречивые чувства: ненавидели помещиков и чиновников, но не хотели выступать против царя и очень надеялись на Государственную Думу.

5. Столыпинская программа модернизации России.

Власть извлекла из революции определенные уроки и взяла на некоторое время инициативу реформирования страны в свои руки. В июле 1906 года Петр Аркадьевич Столыпин был назначен председателем Совета министров.

Сообщение учащихся о П.А. Столыпине (На экране портрет П. Столыпина).

Представитель старой земельной аристократии, владелец имения в семь тысяч десятин. Последний реформатор старой России, одна из трагических фигур нашей истории, верный слуга царя и Отечества. Умный, способный администратор, возможно единственный после С.Ю. Витте понимавший, что революцию можно предотвратить, только изменив устаревшую государственную и социальную модель России. В истории осталась характеристика Столыпина, как «российского Бисмарка», что свидетельствует о высокой оценке деятельности премьер-министра. Его политическим кредо было «либеральные реформы и сильная власть». Сильная власть предполагала подавление революции.
Новый председатель правительства обладал поразительной работоспособностью и сумел зарекомендовать себя, как человек мыслящий, хладнокровный, не боявшийся прямых вопросов.
25 августа 1906 года Столыпин предложил I Государственной думе широкую программу преобразований, целью которой было превращение России в правовое государство. Предполагалось ввести равноправие сословий, неприкосновенность личности, свободу вероисповедания, страхование рабочих, а также узаконить экономические стачки рабочих, допустить адвокатов к участию в предварительном следствии, главным же из предложенного было улучшение крестьянского землевладения. Аграрную реформу Столыпин считал последним шансом предотвратить революцию. Не решив аграрного вопроса, страна не могла двигаться по пути модернизации. Мероприятия Столыпина, по сути, были логическим продолжением политики Витте, который еще в начале века сделал вывод о тормозящей роли крестьянской общины. Столыпин стремился создать в русской деревне мощный слой зажиточного крестьянства, но при этом отвергал любые попытки удовлетворить крестьянские нужды за счёт помещиков. При таком подходе укрепить слой зажиточных хозяев можно было только за счёт других слоёв крестьянства. По этому пути и пошёл Столыпин, положив в основу своей реформы разрушение общины. Некоторые исследователи считают, что в таких условиях решение аграрной проблемы было неразрешимой задачей. Другая группа исследователей считает, что реформы Столыпина могли стать программой модернизации России.

Организация самостоятельной работы учащихся с документами (Приложение 6).

Вопросы:

  • На основе документов охарактеризуйте политическую программу Столыпина?
  • Как вы понимаете заключительную фразу из выступления Столыпина в Думе: «Вам нужны великие потрясения, нам нужна ВЕЛИКАЯ РОССИЯ». К кому обращены эти слова?
  • Чем был опасен путь радикализма в России? К чему это привело?
  • В чем заключался трагизм положения Столыпина?

Следует отметить, что, несмотря на значительный прогресс в сельском хозяйстве, его проекты были обречены на провал, так как к ним не стремилась власть, а российское общество было расколотым и враждебно встречало любой проект со стороны правительства.

Задание: сгруппируйте факты, свидетельствующие об успехе аграрной реформы или её провале (Приложение 7).

Работа с картой «Россия в 1907 – 1914 гг.»

Вводятся элементы ролевой игры. Задания по группам:

1 группа. Представьте себя на месте крестьянина и ответьте на вопрос, почему вы не хотите выходить из общины и почему, уехав в Сибирь, возвратились вновь в свою деревню?
2 группа. Представьте себя в качестве думского депутата, кадета. Почему вы не поддержали аграрную реформу Столыпина? Какие его идеи и взгляды были для вас неприемлемы.
3 группа выступает от имени октябристской партии, которая в 1910 году вместе с правыми одобрила аграрную реформу Столыпина. Почему вы поддержали Столыпина?
4 группа выступает от имени рабочих Москвы, участвовавших в Декабрьском вооруженном восстании 1905 года. Какую сторону деятельности Столыпина они будут оценивать в первую очередь? 

Вывод:

реформаторская деятельность Столыпина была последней попыткой коренным образом изменить общественную модель старой России, сделать ее более передовой и современной. Задуманная им ломка патриархальных установок российского крестьянства и насаждение буржуазных стереотипов поведения, капитализация деревни, требовали значительного  времени. «Дайте нам двадцать лет покоя, и вы не узнаете Россию», — говорил он. Однако довести до конца процесс модернизации Россия не успела. Столыпин был смертельно ранен в Киеве 1 сентября 1911 года. В стране не оказалось ни лидеров, ни политических сил, способных продолжить его начинания. Аграрный вопрос так и не был решен, именно это и станет одной из главных причин предстоящих революций в России. Проблемы, которые не удалось решить в ходе революции 1905 года, дали о себе знать десятилетие спустя.
В этих условиях особое значение приобретала гибкость и дальновидность власти, готовность её к опережающим шагам, которые могли бы снять напряжение в обществе. Но монархия и ее ближайшее окружение не желали видеть той пропасти, к которой шла страна. В результате левые партии, прежде всего большевики, получают уникальный исторический шанс на власть, на реализацию своего проекта модернизации страны.
Россия стояла на пороге коммунистической модернизации.

Революция 1905-1907 гг. — причины, этапы, основные события, значение

Россия вступала в XX век под знаком разочарования и общего недовольства правлением Николая II. С ним ещё недавно связывали надежды на кардинальные перемены все слои населения огромной страны. Волновались студенты, устраивали забастовки и уличные шествия промышленные рабочие, повсеместно бунтовало крестьянство. Российские буржуазные либеральные движения всячески поддерживали антиправительственную активность народных масс. По всем прямым и косвенным признакам в России назревала социальная революция.

Блок: 1/11 | Кол-во символов: 502
Источник: https://histerl.ru/lectures/20_vek/revoliycia_1905-7_godi.htm

Понятие и признаки революции

Революция – это кардинальный переворот в социальном развитии субъекта исторического процесса, сопровождающийся сменой основных устоев общественно-экономической формации. I-я русская революция, при всей своей уникальности не была в ряду общемирового революционного процесса исключением, но обладала своими особыми признаками:

  1. По своему размаху революция была поистине народной.
  2. Частично изменила социально-политическую систему Российской империи.
  3. Главное – революция была не завершена.

Блок: 2/11 | Кол-во символов: 509
Источник: https://histerl.ru/lectures/20_vek/revoliycia_1905-7_godi.htm

Причины первой русской революции

К основным причинам можно отнести:

  • Низкий уровень жизни народа;
  • Социальную незащищенность граждан;
  • Несвоевременное проведение реформ (как правило, с большим опозданием) властными органами;
  • Подъем рабочего движения, активизация радикально настроенной интеллигенции в начале 1900-х;
  • Поражение России в русско-японской войне 1904 года, связанное, в первую очередь, с ошибками командующего руководства и техническим превосходством противника.

Военный разгром России японскими войсками окончательно подорвал веру народа в силу армии, профессионализм главнокомандующих, а также существенно снизил авторитет государственной власти.

Блок: 3/16 | Кол-во символов: 650
Источник: http://supernovum.ru/article/2693

Итоги первой русской Революции 1905-1907 годов

  • Пролетариат почувствовал свою силу и возможности
  • Самодержавие впервые пошатнулось и вынуждено было идти на уступки народу
  • Россия впервые вкусила плоды демократии и парламентаризма
  • Образовались политические партии и профессиональные союзы
  • Улучшилось положение крестьянства и пролетариев
  • Народ получил некоторые демократические свободы

Вскоре после победы Октябрьской революции Ленин назвал события 1905 года «генеральной репетицией», без которой «победа Октябрьской революции 1917 года была бы невозможна», Однако существует другая точка зрения, согласно которой «революцию 1905 года следует рассматривать как переворот, открывший перед Россией новые возможности, которые были утрачены вследствие большевистской революции 1917 года»

Что означают родинки расположенные на лице и по всему телу
Что означали перчатки в обществе
Что означают жесты людей при переговорах

Блок: 4/4 | Кол-во символов: 918
Источник: http://ChtoOznachaet.ru/pervaya-russkaya-revolyuciya-kratko.html

Начало революции 1905 года

Поводом для поднятия восстания стал массовый расстрел мирных граждан, которые отправлялись к государю требовать соблюдение их гражданских прав и свобод. В историю этот день, 22 января, вошел под именем Кровавого воскресенья. Причиной выхода людей на демонстрацию стало увольнение 4-х работников Кировского завода за их несогласие с политикой государства.

Блок: 4/16 | Кол-во символов: 380
Источник: http://supernovum.ru/article/2693

Ход революции

Революционные события 1905–1907 гг. распределились по трём основным этапам:

Этапы

Периодизация

Характеристика

1-й

января-сентябрь 1905 г.

Начало, расширение и углубление революции.

2-й

октябрь-декабрь 1905 г.

Кульминация — высший период подъёма.

3-й

январь 1906 г. — 3 июня 1907 г. годов

Снижение накала и поражение.

Карта: Революция 1905-1907 гг.

Первый этап – начало и развитие революции

Даты

События

3 января 1905 г.

Начало стачки рабочих Петербурга.

9 января

Расстрел солдатами мирного шествия рабочих Петербурга («Кровавое воскресенье»).

Январь

Масштабные народные волнения в разных регионах России под политическими лозунгами.

18 февраля

Рескрипт (письменное обращение к народу) Николая II с уверениями реформ.

12 мая – 23 июля

В Иваново-Вознесенске 72-дневная стачка текстильщиков под руководством первого в истории Совета рабочих депутатов.

Май – июнь

Всероссийский съезд крестьян и съезды земских представителей требовали социально-политических реформ.

9 – 11 июня

Польские рабочие поднимают вооружённый мятеж в Лодзи.

14 – 25 июня

Восстание моряков броненосца «Князь Потёмкин-Таврический».

Лето 1905 г.

Многие крестьянские волнения перешли в полноценные восстания.

6 августа

Принятие положения о законосовещательной Государственной думе, в редакции министра ВД А. Г. Булыгина («Булыгинская дума»).

Второй этап – кульминация — наивысший накал революции

Даты

События

7- 25 октября 1905 г.

Октябрьская политическая стачка: остановлена работа предприятий и учреждений.

13 октября

Создан Петербургский Совет рабочих депутатов под председательством Г. С. Хрусталёва-Носаря.

17 октября

Издан манифест «Об усовершенствовании государственного порядка».

октябрь — ноябрь

Осенний подъём крестьянских волнений в половине уездов европейской России. Восставшие создавали «крестьянские республики», где устанавливали своё управление.

3 ноября

Опубликован Манифест, извещающий о понижении выкупных платежей вполовину в 1906 г. и их отмене с 11 января 1907 г.

11 – 16 ноября

Восстание в Севастополе (лейтенант Шмидт П. П.).

21 ноября

Сформированы московские Советы рабочих депутатов.

7 декабря

Начало стачки Московских рабочих.

9 – 19 декабря

Пик революции – вооружённое выступление в Москве.

11 декабря

Принят новый закон, регламентирующий выборы в I-ю Государственную думу.

Третий этап – спад и поражение революции

Даты

События

20 февраля 1906 г.

Указ о регламентации работы Государственной думы и перепрофилирование Госсовета в верхнюю палату парламента.

4 марта

Изданы «Временные правила», разрешающие профсоюзы.

27 апреля

Начинает работу I-я Государственная дума.

5 мая

Дума требует от императора введения Конституции.

Июнь 1906 г.

Всплеск крестьянских выступлений.

8 июля

Министр внутренних дел П. А. Столыпин занял пост Председателя Совета министров.

9 июля

 Роспуск I-ой Государственной думы.

10 июля

182 думских депутата призвали население России к неповиновению властям в качестве протест против разгона Думы.

17-20 июля

Мятежи солдат и матросов в Кронштадте и Свеаборге.

12 августа

Теракт против П. А. Столыпина.

19 августа

Созданы военно-полевые суды. Репрессии против участников революционного движения повсеместно активизируются.

9 ноября

П. А. Столыпин начинает свою аграрную реформу.

20 февраля – 2 июня 1907 года

Период работы II Государственной думы.

3 июня

Государственный переворот. II Государственная дума распущена, введён в действие новый избирательный закон. Революция подошла к логическому завершению.

Блок: 7/11 | Кол-во символов: 3342
Источник: https://histerl.ru/lectures/20_vek/revoliycia_1905-7_godi.htm

Предпосылки и причины

Предпосылками революции можно назвать:

Предпосылка

Содержание

Противостояние властей и общества

  • Недостаток политических прав и свобод;
  • Отсутствие представительной формы политической власти.

Экспансия марксизма и либерализма

Высокая активность политических сообществ революционного и либерального толка.

Кризис отношений имперского центра и национальными регионами

  • Политика «русификации»;
  • Ущемление прав национальных территорий (Польша, Закавказье, Финляндия).

Причинами революции определяются:

Причина

Содержание

Кризис аграрной проблемы

  • Неизменность помещичьего права владения землёй и общинного уклада;
  • Давление выкупных платежей на крестьянские хозяйства;
  • Малоземелье крестьян.

Нарастание противоречий между трудом и капиталом

  • Низкая заработная плата большинства рабочих;
  • Продолжительный рабочий день;
  • Завышенные штрафы и отсутствие страхования.

Русско-японская война 1904 – 1905 гг.

Поражения в сухопутных и морских сражениях дальневосточной войны.

Блок: 3/11 | Кол-во символов: 950
Источник: https://histerl.ru/lectures/20_vek/revoliycia_1905-7_godi.htm

Цель и задачи революции

Бурное развитие капитализма в России в начале XX в., сдерживалось средневековым самодержавием и требовало кардинальных преобразований. Поэтому целью революции стала смена феодальной общественно-политической формации на капиталистическую.

Для достижения выявленной цели нужно было решить ряд задач:

  1. Сменить самодержавный режим на демократический.
  2. Добиться равноправия граждан перед законом.
  3. Ввести гражданские права и свободы.
  4. Разрешить аграрный вопрос.
  5. Решить проблемы рабочего класса.
  6. Установить принципы равноправного сосуществования всех народов России, создать условия для их свободного развития и самоопределения.

Блок: 5/11 | Кол-во символов: 634
Источник: https://histerl.ru/lectures/20_vek/revoliycia_1905-7_godi.htm

Участники (движущие силы) революции

Реализация цели и задач была в интересах практически всех (кроме части правящей верхушки) слоёв российского общества. Движущие силы революции составляли мелкобуржуазные страты городов и деревень. Эта революция была по существу «народной». Мелкая буржуазия, рабочие и крестьяне были в одном революционном лагере.

Противостояли этому лагерю помещики и крупная буржуазия, высшие бюрократы и духовенство. Либеральная оппозиция в основном была представлена средней буржуазией и интеллигенцией. Они выступали за мирные преобразования, через парламентскую демократическую борьбу.

Блок: 6/11 | Кол-во символов: 606
Источник: https://histerl.ru/lectures/20_vek/revoliycia_1905-7_godi.htm

Участники революции

Радикальные действия одновременно подготавливались участниками трех общественно-политических лагерей:

  • Сторонниками самодержавия. Эти люди знали необходимости реформ, но без свержения действующей власти. Сюда входили представители высших общественных слоев, помещики, военнослужащие, полицейские.
  • Либералами, которые хотели ограничить царскую власть мирным путем, не уничтожая ее. Это были либеральная буржуазия и интеллигенция, крестьяне, служащие.
  • Революционерами-демократами. Они, как сторона, сильнее всех пострадавшая от экономического кризиса, активно выступали за коренные изменения в государственном строе. В их интересах было свержение монархии. К этому лагерю относятся крестьяне, рабочие и мелкая буржуазия.

Блок: 6/16 | Кол-во символов: 733
Источник: http://supernovum.ru/article/2693

Характер революции

Мятеж носил буржуазно-демократический характер. Его участники выступали за установление в России тех политических, экономических, социальных прав и свобод, которые давно уже были установлены в Европе и тормозили развитие страны.

Блок: 8/16 | Кол-во символов: 246
Источник: http://supernovum.ru/article/2693

Последствия революции

Потерпевшая поражение революция имела не только реакционные последствия. В стране произошли заметные позитивные изменения:

  1. В государственном строе — самодержавие было ограничено появлением законодательной власти.

  2. Правительство страны было вынуждено провести меры по повышению уровня жизни крестьян и пролетариата.

  3. Многопартийность стала реальностью, произошло небольшое движение на пути к правовому государству, в народе произошло осознание своей социальной значимости.

Блок: 9/11 | Кол-во символов: 487
Источник: https://histerl.ru/lectures/20_vek/revoliycia_1905-7_godi.htm

Цели задачи и требования революции:

  • Свержение монархизма и установление в России парламентаризма;
  • Улучшение условий труда рабочим;
  • Возвращение потерянных в связи с индустриализацией земель крестьянскому населению;
  • Утверждение равноправия среди всех слоев населения

Блок: 9/16 | Кол-во символов: 260
Источник: http://supernovum.ru/article/2693

Политические партии в первой русской революции

Движущими силами бунта стали эсеры и либералы. Первые принадлежали к партии социалистов-революционеров и выступали за агрессивное и радикальное изменение существующего строя. Эта партия отличалась наибольшей численностью. Сюда входили рабочие, крестьяне и самые молодые представители сопротивления властям – студенты.

Партия либералов и конституционно-демократическая (кадеты) отличались уровнем образованности своих членов. Сюда входили известнейшие ученые и академики, такие как Вернандский, Милюков, Муромцев и другие. Либералы выступали за изменение конституционного строя.

Взгляды представителей РСДРП разделились на два противоположных лагеря: большевиков и меньшевиков. Объединяло их стремление к организации вооруженного восстания.

Блок: 10/16 | Кол-во символов: 783
Источник: http://supernovum.ru/article/2693

Хронология революционных действий

  • январь 1905 года – начало 
  • июнь-октябрь 1905 года – восстания и стачки по всей стране
  • 1906 год – спад революции
  • 3 июня 1907 года – подавление властями

Блок: 11/16 | Кол-во символов: 180
Источник: http://supernovum.ru/article/2693

Последствия первой русской революции

Революционеры добились исполнения некоторых своих требований. Условия труда были улучшены, самодержавие оказалось подорвано, демократические права начали понемногу внедряться в общественную жизнь.

Блок: 12/16 | Кол-во символов: 232
Источник: http://supernovum.ru/article/2693

Значение революции

Буржуазная революция в России  стала потрясением для мировой общественности. Она породила большой резонанс внутри страны. Крестьяне и рабочие осознали, какое влияние могут оказывать на власть и политическую жизнь страны. Произошла огромная перемена в мировосприятии – народу была показана жизнь без самодержавия.

Блок: 13/16 | Кол-во символов: 330
Источник: http://supernovum.ru/article/2693

Особенности

 Это первое общенародное событие России, направленное против установленного строя. На первых этапах отличалась жестокостью – властные структуры боролись с протестующими с особым рвением, расстреливая даже мирные демонстрации. Основной движущей силой в революции стали рабочие. 

Благодаря первым выступлениям, направленным против самодержавия, народ начал осознавать необходимость его свержения.

Блок: 14/16 | Кол-во символов: 404
Источник: http://supernovum.ru/article/2693

Причины поражения:

  • Главная причина – отсутствие полного согласия между протестующими. Восстание носило общенародный характер, в нем участвовали представители всех слоев населения. У каждого было свое видение правильного государства;
  • конфликт интересов между пролетариатом, крестьянством и либералами;
  • недостаточная поддержка армии;
  • отсутствие четкой и структурированной системы действий у революционеров.

Блок: 15/16 | Кол-во символов: 400
Источник: http://supernovum.ru/article/2693

Результаты и итоги первой русской революции

К основным итогам можно отнести послабления, принятые действующими властью:

  • внедрение демократических свобод;
  • разрешение на организацию профсоюзов и партий;
  • разрешение умеренной оппозиции;
  • повышение заработной платы;
  • сокращение рабочего дня до 10 часов;
  • отмена выкупных платежей для крестьян.

Блок: 16/16 | Кол-во символов: 329
Источник: http://supernovum.ru/article/2693

Кол-во блоков: 22 | Общее кол-во символов: 13317
Количество использованных доноров: 3
Информация по каждому донору:
  1. https://histerl.ru/lectures/20_vek/revoliycia_1905-7_godi.htm: использовано 8 блоков из 11, кол-во символов 7472 (56%)
  2. http://ChtoOznachaet.ru/pervaya-russkaya-revolyuciya-kratko.html: использовано 1 блоков из 4, кол-во символов 918 (7%)
  3. http://supernovum.ru/article/2693: использовано 12 блоков из 16, кол-во символов 4927 (37%)

причины, этапы, основные события, значение.

Под влиянием непопулярной русско-японской войны (1904-1905) в стране нарастает социальная напряженность. Массовый голод в деревне, экономический кризис и депрессия в промышленности привели страну к взрыву. Началась революция с Кровавого воскресения 9 января 1905 года, когда на Дворцовой площади перед Зимним дворцом было расстреляно мирное шествие трудящихся для вручения царю петиции. Погибло 1200 человек. Весть о расстреле стала катализатором: в стране разразилась революция. «Гвоздем» первой русской революции современники называли требование: уничтожить помещичьи землевладения. В петиции рабочих Николаю второму изложены требования, которые раскрывают причины народного взрыва:

  1. введение в стране демократических прав и свобод;

  2. создание в стране органов народного председательства;

  3. отмена выкупных платежей для крестьян.

Первая русская буржуазно-демократическая революция продолжалась в течение 2,5 лет – с 9 января 1905 года по 3 июня 1907 года. Условно революцию можно разделить на несколько этапов.

Первый (9января – сентябрь 1905 года) – начало и развитие революции по восходящей линии, развертывание революции вширь и вглубь. В мае в Иваново-Вознесенске забастовка привела к созданию Совета рабочих уполномоченных (просуществовал 65 дней), крестьянские волнения в Курско-Орловской, Воронежской и других губерниях. Ведущей силой революции становиться рабочий класс, восстание матросов на броненосце «Потемкин». Появление первой массовой организации в деревне – Всероссийского крестьянского союза. Политический терроризм эсеров.

Второй этап (октябрь – декабрь 1905 года) – высший подъем революции, кульминационной точкой которого являлись Всероссийская политическая стачка и вооруженное восстание в Москве (Пресня). Царский манифест 1905 года о даровании населению основных гражданских свобод и выполнении ряда требований, поражение восстания в Москве притормозило революцию, но не означало поражения революции в целом.

Третий этап (январь 1906 – 3 июля 1907 года) – нисходящая линия революции. Создание Государственной думы – первого русского парламента, столыпинский террор, Третьеиюньский переворот – всё это привело к окончательному поражению революции.

Значение революции:

  1. главный итог революции заключается в появлении законодательного представительного органа власти, абсолютная монархия начинала трансформироваться в парламентскую;

  2. были удовлетворены экономические требования рабочих;

  3. отменены выкупные платежи по реформе 1861 года;

  4. свобода печати, собраний;

  5. становление многопартийности в России;

  6. правительство приступило к разработке аграрной реформы.

  1. Назовите наиболее выдающихся деятелей науки в России начала двадцатого века и их научные достижения, открытия и изобретения.

Начало двадцатого века стало временем фундаментальных естественнонаучных открытий, прежде всего в области физики и математики: изобретения беспроводной связи, открытие рентгеновских лучей, определение массы электрона, исследование феномена радиации, создание квантовой теории, теории относительности. Новые открытия меняли прежние преставления о строении мира и его познании. Мирное научное сообщество к началу двадцатого века признавало заслуги российских коллег, особенно в естествознании и технике. Свидетельством этого являлись Нобелевские премии, врученные русским ученым: в 1904 году физиологу И. П. Павлову за труды по физиологии кровообращения и пищеварения, в 1908 году – биологу и врачу И. И. Мечникову за исследования в области иммунологии и инфекционных заболеваний. Высшей степенью международного признания научных заслуг исследователя физиологии растений К. А. Тимирязева стало избрание его почетным доктором Кембриджского университета. Среди выдающихся русских математиков особое место принадлежит А. Н. Крылову. Исследовав причины наиболее крупный морских катастроф, он составил « Таблицы непотопляемости корабля», позволившие значительно усовершенствовать практику судостроения. В. И. Вернадский разработал целостное учение о биосфере и эволюции биосферы в ноосферу, в которой человеческий разум и деятельность людей становятся определяющим фактором в развитии человечества. Труды Н. Е. Жуковского в области теоретической аэродинамики позволили считать его основателем научной теории авиации. К. Э. Циолковский стал первопроходцем в разработке теории движения реактивных аппаратов и ракетной техники. Глубокий научно-практический смысл приобрела географическая наука. Интенсивно исследуется Арктика. Создается ледокольный флот с флагманом – ледоколом «Ермак». Замысел построения этого корабля принадлежит адмиралу С. О. Макарову, который руководил его постройкой. В 1913 году был осуществлен первый в истории проход всего Северного морского пути. Результатом экспедиции стало открытие архипелага Северная Земля. Русская научна мысль начала двадцатого века внесла значительный вклад в развитие мировой цивилизации.

БИЛЕТ № 3.

110 лет со дня «Кровавого воскресенья»

9 января исполняется 110 лет со дня «Кровавого воскресенья», расстрела в Петербурге мирной манифестации рабочих, шедших к Зимнему Дворцу с петицией Николаю II. О первой русской революции 1905-1907 годов, о вызовах вековой давности, актуальных для сегодняшней России, в рамках программы «Петербург Свободы» беседуем с историками: профессором Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге Александром Семеновым и кандидатом исторических наук Даниилом Коцюбинским.

Виктор Резунков: В каком состоянии Россия встречала 1905 год и можно ли считать «Кровавое воскресенье» началом первой русской революции 1905-1907 годов?

Из российской истории известно, что, когда Россия проигрывает ту войну, которую сама начинает, то потом начинаются реформы

Даниил Коцюбинский: Мне кажется, говорить о начале первой русской революции применительно к 9 января можно, потому что революция как силовое выступление масс против власти произошла именно по итогам событий 9 января. Конечно, события развивались и до этого. Их условно можно разделить на стратегические, длительные, и более краткосрочные. К более длительным событиям, которые подвели к 1905 году, относится нарастание оппозиционных настроений среди интеллигенции. Это проявилось уже с первых дней восшествия на престол Николая II, к которому сформировалось негативное отношение, во многом потому, что он сам себя повел не очень политически умело, когда, выступая перед земцами, заявил: «Ваши конституционные мечтания бессмысленны…». Причем Победоносцев ему написал «беспочвенны», а он оговорился. «Беспочвенны» было бы не так обидно, но, когда он назвал собравшихся почтенных людей, грубо говоря, дураками, с этого момента к нему стало нарастать негативное отношение. А дальше такое отношение стало ускоряться с каждым следующим годом. Случилась «Ходынка», которая сразу же стала причиной считать нового царя неудачником. Затем, с 1899 года, начались студенческие демонстрации, стали регулярными отстрелы высокопоставленных чиновников, стали убивать министров… И всё это шло под негласные аплодисменты образованной части общества, которая сочувствовала и студентам, и террористам-эсерам. Другая линия: неудачная русско-японская война. Во многом она была подготовлена нашим «миротворцем» Александром III, который начал ориентацию на Дальний Восток. Николай II только продолжил эту политику. В конце концов, конфликт с Японией оказался неизбежен, а сама война, которая представлялась как «маленькая победоносная», оказалась неудачной. А из российской истории известно, что, когда Россия проигрывает ту войну, которую сама начинает, то потом начинаются реформы. Например, Николай I решил себя противопоставить всей Европе, в результате потерпел поражение, и после этого начались реформы. С Николаем II — такая же история. Вышел с «макаками» повоевать, а «макаки» (он так называл японцев) его побили. Это, конечно же, и явилось той последней каплей, которая сделала неизбежной последующую либерализацию. Что окончательно подвело к революции? «Наверху», следуя французской поговорке «если наверху играет музыка, то внизу рано или поздно все захотят танцевать», уже давно «играла музыка», интеллигенция уже давно фрондировала. Более того, вся вторая половина 1904 года, после убийства министра внутренних дел Вячеслава фон Плеве, прошла в «банкетной кампании», в озвучивании либеральных программных лозунгов. В декабре 1904 года ожидалось, что царь издаст манифест, то есть дарует ограниченную конституцию. Министр внутренних дел Петр Святополк-Мирский как бы пообещал это общественности. Вместо этого он уходит в отставку, Победоносцев простирает «свои совиные крыла», никакой конституции не обещано.

Всегда, когда происходит бурное развитие промышленности, возникают антагонизмы, возникают параллельные движения

Александр Семенов: Самое интересное — откуда это берется? Давайте посмотрим. Россия середины XIX века совершенно не похожа на Россию конца XIX — начала XX века. Если пройтись по Петербургу сегодня, то можно обнаружить, что самое заметное расширение мегаполисной застройки происходило именно на границе веков. Общество в эти годы начало развиваться очень интенсивно. Стал изменяться облик городов, создаваться новые социальные структуры. Резко пошел в гору рост значимости профессиональных знаний. Земство как институт обрело большую силу. Земская статистика, например, оказалась решающей для всех последующих социальных и политических реформ. Откуда, собственно, взялось это «9 января»? Если бы не было такого сильного сплочения рабочего класса на окраинах Петербурга, этой демонстрации было бы неоткуда взяться. Здесь надо отметить, что в каком-то смысле, когда «играла музыка наверху», она уже ориентировалась на абсолютно изменившуюся ситуацию «внизу». Было представление о том, что страна существенно изменилась. Земцы считали себя вправе говорить, потому что в их руках были земские бюджеты, в их руках были цифры, с которыми они доказывали (как в Тверском земстве, например) необходимость роста налогообложения, внедрения медицины, искоренения сифилиса и т.д. Мы можем очень долго перечислять результаты той огромной работы, которая совершалась. Это – общий контекст России, которая в это время бурно и динамично развивалась. И, как всегда, когда происходит такое бурное развитие промышленности, возникают антагонизмы, возникают параллельные движения. Мы только что сказали, что в политическом смысле развивалась земская оппозиционная линия, и в то же время возрождался террор как политическая тактика «политики тела», убийства. Эти линии между собой слабо пересекались, хотя и было ощущение общей солидарности и с тем, и с другим. При этом параллельно происходит восстание крестьян в Харьковской губернии. Но это восстание в 1902 году не сыграет роль спускового крючка, как в 1905 сыграло «Кровавое воскресенье». Очень интересно понять, что за рабочие шли к Зимнему? Это ведь было проявление так называемой «зубатовщины». Во время кризиса приближенные императора, в частности, его дядя, великий князь Сергей Александрович, поддержал идею о том, что этих новых рабочих можно приручить. Этот московский опыт был перенесен в Петербург. А что было создано? Были созданы структуры, объединявшие людей вокруг конкретных требований, которые были потом перехвачены и направлены в оппозиционное русло. Таким образом, получилась очень интересная, активно изменяющаяся ситуация, вызывающая острые конфликты. Власть неудачно на них реагирует, не создавая настоящих инструментов саморегуляции этого нового общества, а рабочие удачно используют это обстоятельство.

Эту ситуацию можно сравнить с сегодняшней. Сегодня власть искусственно политизировала ту часть общества, которая до недавнего времени была аполитичной

Даниил Коцюбинский: Эту ситуацию можно сравнить с сегодняшней. Сегодня власть искусственно политизировала ту часть общества, которая до недавнего времени была аполитичной. При помощи Крыма эта часть общества была политизирована. Это тоже своего рода «зубатовщина». Сегодня это попытка политизировать тех, кто смотрит телевизор, а не Интернет, а тогда это была попытка политизировать рабочих, оторвать их от интеллигенции, поставить под контроль полковника Зубатова. И надо сказать, что полковнику, пока он не попал в ссылку, это удавалось. Он был талантливый человек, искренний монархист. Именно он сам придумал эту идею. В Москве он, например, проводил пятидесятитысячные демонстрации лояльных рабочих. В Петербурге он Георгия Гапона успел привлечь к своей деятельности, но тут на юге страны случились волнения, ситуация вышла из-под контроля, полковник попал в опалу, а Гапон остался безнадзорным. Он как человек не особенно продвинутый, но быстро ориентирующийся, попал, в свою очередь, под влияние социал-демократов. Не партийных: не большевиков, не меньшевиков, а социал-демократически мыслящих интеллигентов. И в итоге получилось, что 100 000 людей гапоновской организации искренне вышли на улицы Петербурга 9 января с царскими портретами в руках и с петицией, в которой была изложена социал-демократическая программа. То есть Гапон нес царю требование созыва Учредительного Собрания. Принять это требование царь не мог, а Гапон это понимал. Ближайшие сподвижники спрашивали его о том, что будет, если царь не возьмет эту петицию, или возьмет, но разорвет. Гапон отвечал им, что тогда «нет у нас царя», то есть он был с самого начала готов к восстанию. Другое дело, что для рабочих, которые шли вместе с ним, этот расстрел был полной неожиданностью. В этом смысле эффект срастания массовой политизированности этого наивного рабочего класса и уже давно оппозиционно настроенной интеллигенции и произошел в результате этого расстрела.

Виктор Резунков: Известный историк Ричард Пайпс пишет, что «1905 год знаменовал вершину русского либерализма – триумф его программы, стратегии и тактики. Ведь именно «Союз освобождения» и его филиалы, земское движение и «Союз союзов» вынудили монархию даровать России Конституцию и парламентский строй. Но первая русская революция не только не устранила главной российской беды – отчуждение правителей и их подданных друг от друга — но и отяготила ее. До 1905 года монарх обладал: монополией политической власти, монополией экономических ресурсов и торговли, правом ожидать безграничной преданности служения от своих подданных, монополией на информацию. Монарший трон по-прежнему настаивал на том, что он обладает исключительным правом на законодательную и исполнительную деятельность…». Если обратиться к сегодняшнему дню, — у вас, историков, нет ощущения, что один человек, президент, сегодня также«обладает и настаивает на своем исключительном праве на законодательную и исполнительную деятельность»?

Важные исторические уроки полезно было бы иметь в виду

Александр Семенов: Исторические аналогии всегда опасны. И в этом смысле, наверное, Ричард Пайпс – нам плохой помощник. Его основная концепция была выработана в нескольких его исторических монографиях, и она заключается в том, что существует некий детерминистский код развития России, в которой самовластные, самодержавные структуры воспроизводятся на новом историческом витке в той же самой конфигурации. В этом смысле Ричард Пайпс нам мало помогает. Мы можем сказать, что сегодняшняя ситуация похожа на ситуацию 1905 года: бурное экономическое развитие, Россия — и тогда, и сейчас — начинает полноправно интегрироваться в мировую экономику, миграция, развиваются связи, путешествия. И политическая система — примерно такая же: не гибкая, не реагирующая на запросы современного общества… Вместе с тем, эта аналогия кажется убедительной только на поверхности. Либерализм начала ХХ века, о котором говорит Ричард Пайпс, был очень непохож на либерализм сегодняшний. Это был либерализм, который включал в себя мощную социальную программу. Он был близок, скорее, к тому, что сейчас в Европе называют социал-демократией. Это была попытка совместить идеи политической свободы, социальной справедливости, идеи и попытки найти механизмы саморегулирования нового общества, отталкиваясь от опыта жизни местного общества, которое возникает в эпоху великих реформ во второй половине ХIХ века. Все эти исторические аналогии будут хромать. Мне кажется, что современную ситуацию имеет смысл анализировать, исходя из современных вызовов. Но важные исторические уроки полезно было бы иметь в виду. Весь ХIХ век в России свидетельствует, что чистая пропаганда политической свободы без размышления о том, что такое социальная справедливость, оказывается тупиковым политическим вариантом. Мне кажется, что мы сейчас находимся в подобной ситуации. Известно ведь обращение Михаила Ходорковского, который, наряду с политической свободой, вспомнил идею общественной солидарности и общественной, социальной справедливости. А ответ на «бессмысленные мечтания», слова, произнесенные Николаем II, дал Петр Струве, который в то время был очень активным социал-демократом. И этот стык повестки дня – политической свободы и социальной справедливости — был актуален и тогда, актуален и сейчас.

1905 год. Революционная Россия. Бастующие рабочие Путиловского завода, 1905 год /Репродукция Фотохроники ТАСС/

Российская политическая культура неизменна на протяжении пятисот лет. Эту культуру можно определить как «самодержавно-холопскую»

Даниил Коцюбинский: Мне кажется, что проводить аналогии можно и нужно. Я считаю, что российская политическая культура неизменна на протяжении пятисот лет. Эту культуру можно определить как «самодержавно-холопскую», то есть наверху – абсолютная власть, а внизу – рабы, политические рабы. Принято считать, что основная проблема российского прошлого – крепостное право, когда одни люди принадлежали другим. Проблема не в этом. Еще Михаил Сперанский говорил, что в России все – рабы, одни рабы принадлежат другим, а свободны только нищие и философы. Такую политическую культуру любая либеральная программа неизбежно взрывает изнутри. Она ее взрывает не только потому, что культура такая неподвижная, «чингисхановская», но и потому, что страна, пока существовала с этой культурой, обросла огромным количеством инородческих вкраплений. А что такое либерализм? Либерализм — это пробуждение на самом первом этапе примитивных национальных экспектаций. Что же касается России дореволюционной, то 55% населения были не великороссы. И поэтому тот же самый Победоносцев был очень убедителен, когда говорил Александру III, убеждая его не подписывать полуконституционный манифест, подготовленный Михаилом Лорис-Меликовым: «Что Вы делаете? Вы представляете, куда это все двинется? Россия это – ледяная пустыня, в которой ходит лихой человек. Вы ее сейчас разморозите, и что будет?» У консерваторов была сильная сторона в их рассуждениях в том смысле, что нельзя размораживать империю, которая после разморозки развалится на части. Они были неправы только в одном: никакой альтернативы развития вне либеральной парадигмы тоже не было. В этом смысле Россия была обречена. И чем раньше случилась бы революция, тем для России было бы легче. Победили бы декабристы, крепостное право отменили бы еще в 1825 году.

Александр Семенов

Александр Семенов: Смотря какие декабристы… Павел Пестель хотел выселить чеченцев, произвести «зачистку».

Даниил Коцюбинский: Павел Пестель был империалист в чистом виде.

Александр Семенов: Он был националист.

Даниил Коцюбинский: Он был национал-имперец.

Александр Семенов: Такого нет. Либо так, либо так. Он исповедовал идею этнической «зачистки».

Даниил Коцюбинский: Он исповедовал идею «благоудобства». Он считал, что малые народы должны приспосабливаться к нуждам великих народов.

Александр Семенов: Это – ассимиляция. Поэтому он был националистом.

Даниил Коцюбинский: Но – в рамках империи! Он не предлагал превратить всех в русских. Он предлагал всех сделать независимыми, например, поляков.

Александр Семенов: Давайте вернемся к «политической культуре». Меня очень беспокоит один вопрос: была такая политическая культура, но ни в первую Думу, ни во вторую, ни в третью, ни в четвертую выборы не могли фальсифицировать. Почему?

Даниил Коцюбинский

Даниил Коцюбинский: Потому что образованная часть общества была европеизирована. Именно поэтому она потерпела поражение в 1917 году. Политическая культура России складывалась из двух составляющих. Одна составляющая шла еще со времен Чингисхана, другая была привнесена из Европы. По мере того, как европеизировались элиты, они становились похожими на европейцев. Именно эта европеизация и делала их неспособными управлять такой страной, как Россия, которую построили Чингисхан и Иван Калита. Поэтому произошел 1917 год, в результате которого вся эта европейская культура была отринута, и страна вернулась в ХVII век.

Александр Семенов: Неубедительно! Убедительно будет вот что. Во время событий 1905 года, действительно, существовали очень разнонаправленные тенденции. Почему же выборы не фальсифицировали? Ими могли манипулировать, и такие манипуляции при выборах во все Думы были. Но фальсификаций не было. Это очень важно. И объяснить это можно тем, что при новом диссидентском развитии существовал старый, закаленный бюрократический класс, который не складывался в культуру самодержавия.

Сейчас мы снова живем в Московской Руси. И поэтому у нас фальсифицируются выборы

Даниил Коцюбинский: Это – петербургский этап развития русской политической культуры, который противоречил ее московским основам. Ведь то, что делал Николай I при помощи Михаила Сперанского: законы издавал, коррупцию пытался искоренить, — всё это шло поперек интересов самодержавия. Ведь самодержавие заинтересовано в том, чтобы никаких законов не было, чтобы народ был юридически безграмотен, чтобы власть могла творить все, что угодно, как это было в допетровской России. Сейчас мы снова живем в этой Московской Руси. И поэтому у нас фальсифицируются выборы, и поэтому у нас эта система прочнее, чем та, которая была в 1905 году.

Александр Семенов: Мы живем в эпоху фантазий Николая II, около популистского, фашистского режима.

Виктор Резунков: 18 февраля 1905 года после беседы с министром земледелия и государственных имуществ Алексеем Ермоловым (и после его меморандума, в котором он сообщал, что Россия стоит на пороге революции) Николай II подписал три документа. Первый – манифест с призывом к населению помочь в восстановлении порядка. Второй – с предложением ко всем подданным подавать «предложения» «по вопросам, касающимся усовершенствования государственного благоустройства». Третий – министру внутренних дел Александру Булыгину. В результате — многочисленные митинги по всей стране, началась «кампания петиций» — либералы, опыт обедов, общество, и, в частности, крестьянство еще больше политизировалось. Даниил, а возможно ли сегодня представить себе обращение Владимира Путина к народу с призывом помочь усовершенствовать государственное благоустройство?

Как только исчезает монарх, который держит эту страну в ледяном гипнозе, в ней сразу просыпаются все политически деструктивные, центробежные тенденции

Даниил Коцюбинский: Нет. В отличие от Николая II, у Путина на памяти — опыт перестройки. Вся команда Путина прекрасно знает, чем заканчивается либерализация жесткой авторитарной модели. Заканчивается она тем, что либеральные экспектации населения начинают расти очень быстро. В итоге ситуация выходит из-под контроля, как это произошло с Михаилом Горбачевым. И в таком случае уже не важно, будет ГКЧП или нет: революция сметет ту власть, которая находится сегодня в Кремле. А дальше страна будет дезинтегрироваться точно так же, как это произошло в 1991 году, так же, как она дезинтегрировалась бы и в 1905-м, если бы революция закончилась победой, точно так же, как она дезинтегрировалась в 1917-м, после чего большевики заново собирали ее железом и кровью. В этом смысле нынешние кремлевские хозяева оправдывают себя тем, что они не просто себя удерживают у власти, а они страну удерживают в сохранности. Сущая правда! Когда Володин говорит, что «не будет Путина — не будет и России» (в том смысле, что не будет того государства, которое называется Российская Федерация), Володин не лукавит. И это – не верноподданнический экстаз. Это на самом деле правда. Ведь как только исчезает монарх, который держит эту страну в ледяном гипнозе, в ней сразу просыпаются все политически деструктивные, центробежные, лучше сказать, тенденции, которые на нашей памяти обозначались в 90-х годах. Это неизбежно. Мы видели и сейчас: как только Россия стала экономически проигрывать свою войну за углеводороды свехдержаве (а это очередная сверхдержавная война за углеводороды, которую Россия сейчас проигрывает и проиграет), так сразу же в Чечне активизировался тамошний оппозиционный сепаратистский потенциал. И ясно, что, если и дальше Россия эту углеводородную войну будет проигрывать (а она, скорее всего, ее проиграет), и на улицы больших городов будут выходить недовольные люди, то могут повториться события 9 января 1905 года, а на окраинах страны повторятся события 90-х.

Александр Семенов: Я соглашусь с общим результатом, который прогнозируется, но совершенно не согласен с диагнозом. Это принципиальная вещь. Даниил говорит, что был царь, который всех замораживал и держал сильной рукой. У Николая II не было ресурсов для того, чтобы это делать. Мы прекрасно понимаем, что большая часть Российской Империи управлялась местными сообществами и так называемым «косвенным управлением». Просто не существовало такого большого бюрократического и армейского аппарата, чтобы содержать такую большую страну. Сейчас в стране существует очень сложная система компромиссов, в том числе, и с Кадыровым в Чечне. Проблема заключается в смене центра. В России очень часто повторяется одно и то же: в центр приходят во время сложного поликультурного кризиса люди с фантазиями о национальном государстве, с фантазиями о том, что нужно срочно взять рабочую модель национального государства и с ее помощью решить проблемы политической свободы, социальной справедливости и т. д. И именно на это начинают реагировать окраины. В России сегодня необходимо выработать какой-то иной сценарий. В этом смысле, кроме возвращения идеи регионализма, федерализма, я думаю, другого пути нет, чтобы собрать новый баланс разных территорий. Если на этом пути мы не продвинемся, то в стране очень быстро может накопиться центробежный потенциал.

Даниил Коцюбинский: Мне кажется, что все уже предопределено. Россия проиграла очередную сверхдержавную войну. За этим должен наступить политический кризис. Единственным ответом на него может стать либерализация, потому что «гайки завинчивали» все предыдущие 15 лет, и эта политика себя исчерпала. И это – первая аналогия с 1905 годом, когда была проиграна русско-японская война. Второе, это – политизация тех, кто до недавнего времени был вполне лоялен и аполитичен. Эти люди ждут новых политических фокусов. А фокусы все менее и менее успешны. В марте прошлого года был очень яркий политический фокус: из шляпы достали Крым. А теперь из шляпы достают, вместо кроликов, какой-то серпантин. Рано или поздно это приведет к тому, что для либеральной части общества лозунг «Долой Путина!»(а в 1905 году это был лозунг «Долой cамодержавие!») срастется с растущим раздражением этих политизированных людей, смотрящих телевизор, и тогда может появиться какое-то уличное событие, ответом на которое станет силовое действие власти, и царь расстреляет веру в царя, после чего события уже будут развиваться мимо расчетов, которые есть в головах у наших «топ-менеджеров». Мне кажется, что аналогия с 1905 годом сегодня очень уместна.

Революция 1905 года и евреи России

Под редакцией Стефани Хоффман и Эзры Мендельсон

336 страниц | 6 х 9 | 9 илл.
Ткань 2008 | ISBN 9780812240641 | 69,95 долл. США | За пределами Северной и Южной Америки 56,00 фунтов стерлингов
Том из серии «Еврейская культура и контексты».
Посмотреть оглавление и выдержку

Революция 1905 года в России открыла беспрецедентный (хотя и короткий) период социальной и политической свободы в Российской Империи. Эта среда сделала возможным появление массовой еврейской политики и расцвет новой современной еврейской культуры, выраженной на идиш, иврите и русском языке.К сожалению, 1905 год также развязал массовый антисемитизм в форме погромов неизвестного ранее масштаба.

Российское еврейство, крупнейшая еврейская община в мире того времени, столкнулось с судьбоносными решениями. Должны ли евреи стремиться поддерживать еврейскую национальную самобытность либо в контексте Российской Империи, либо путем эмиграции в Палестину / Землю Израиля, или они должны отождествлять себя с общими революционными или либеральными движениями в стране их рождения и сливаться с ними? В каком направлении следует двигаться еврейской культуре и общественным организациям в контексте демократизации и модернизации? На каком языке или языках должна быть выражена эта культура? Как евреи за рубежом должны реагировать на революционный кризис и дилеммы своих единоверцев?

Заставляющие задуматься эссе в этом сборнике проливают новый свет на эти проблемы, помещая их в более широкий контекст исторического, социального и культурного развития Российской Империи.Авторы, представляющие различные дисциплины, подчеркивают как очень разные реакции евреев на великий кризис, так и степень, в которой эти ответы имели определенные жизненно важные характеристики.

Стефани Хоффман — бывший директор Мэйрокского центра российских, евразийских и восточноевропейских исследований в Еврейском университете в Иерусалиме и соредактор Реструктуризация посткоммунистической России .

Эзра Мендельсон — почетный профессор Института современного еврейства и русских исследований Еврейского университета.Его последняя книга называется « Рисование народа: Мауриций Готлиб и еврейское искусство ». Он является соредактором журналов Zion и Исследования современного еврейства .

Перейти в корзину | Просмотрите заголовки Penn Press по европейской истории, всемирной истории | Присоединяйтесь к нашему списку рассылки

Глава тридцать седьмая, РОССИЙСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1905 г.

№ 8221; «http://www.w3.org/TR/2000/REC-xhtml1-20000126/DTD/xhtml1-transitional.dtd»>

Глава тридцать седьмая, РОССИЙСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1905 г.

XXXVII.РОССИЙСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1905 ГОДА

Я

Русская революция 1905 года снова подтвердила истину, лежавшую в основе действий французов в Парижской Коммуне, а именно, что с этого момента за каждой крупной войной последует революция, точно так же, как за каждой успешной революцией должна была стоять война. часть старого порядка.

В 1903 году все признаки указывали на большое движение вперед рабочих по всей России. Царь был вынужден пойти на ряд уступок.Началась волна стачек с соответствующим ростом революционной активности. Даже профсоюзы зубатовских полицейских превращались в настоящие рабочие организации.

Здесь произошла катастрофическая русско-японская война, которая вновь продемонстрировала ужасную преступность и реакционный характер царизма. К этому времени недовольство было распространено среди всех классов, и после убийства фон Плеве либералы начали открыто выражать себя в форме банкетов, на которых они принимали резолюции, в то время как земства отправляли прошения о конституции.По всей России стали вспыхивать крестьянские восстания.

Затем произошли события 9 января 1905 года. В Санкт-Петербурге произошла большая всеобщая забастовка, и рабочие решили под руководством священника отца Гапона подать прошение о своих жалобах своему «маленькому батюшке». Царь. Надев свои лучшие одежды и самым мирным образом, люди устроили в то роковое воскресенье грандиозный митинг перед Зимним царским дворцом.

Их прошение началось.«Государь, мы, рабочие, с нашими женами и детьми, а также с нашими беспомощными старыми родителями, пришли к вам, чтобы просить справедливости и защиты. Мы доведены до нужды; мы угнетены; мы чрезмерно перегружены работой; нас проклинают, нас не считают людьми, а обращаются с ними как с рабами, которые должны либо вынести свою судьбу, либо хранить молчание. Мы были терпеливы, но все глубже и глубже погружаемся в бездну бедности, рабства и невежества. Деспотизм и абсолютизм давят, душат.Наша сила падает, государь. Достигнут предел выносливости; настал ужасный момент, когда смерть кажется предпочтительнее продолжения невыносимых пыток ». (* 1) Хотя впереди был священник, язык был языком революционных групп, которые убедили рабочих выдвинуть большое количество требований, главными из которых были амнистия, гражданская свобода, отделение церкви от государства, восемь -часовой рабочий день, нормальная заработная плата и прогрессивная передача земли народу.Но, прежде всего, петиция требовала созыва Учредительного собрания, которое должно быть избрано свободным, всеобщим голосованием, не основанным на собственности.

Торжественным языком петиция гласила: «Вот основные требования, которые мы вам предъявляем. Отдавайте приказы и обещайте выполнять их — и вы сделаете Россию могущественной и славной, вы навсегда запомните свое имя в наших сердцах, в сердцах наших детей и внуков. Если вы откажетесь услышать нашу мольбу — мы умрем здесь, на этом месте, перед вашим дворцом.Для нас открыты только две дороги — либо к свободе и счастью, либо к могиле. Скажи нам, Государь, что мы должны выбрать; мы пойдем по нему без слов, даже если это будет дорога смерти. Пусть наша жизнь будет принесена в жертву истерзанной муками России. Мы не пожалеем о жертве; мы предложим его добровольно ». (* 2)

И действительно, жертва была принесена. Из своих укрытий вышли правительственные войска, расстреливая людей со всех сторон. Число погибших исчислялось сотнями, раненых — тысячами.После этой бойни рабочие пришли уже не с прошениями и молитвами, а с пулями и проклятиями. Как и в случае с Парижской Коммуной, акция началась с патриотических побуждений (после поражения страны в войне с Японией) и с самых скромных и скромных просьб. Это закончилось красным флагом коммунизма. Когда стало известно о резне, весь народ застыл в ужасе. От одного конца страны до другого грандиозная волна забастовок потрясла саму нацию, распространившись на 122 города и населенные пункты и вовлекая в свой ход почти миллион человек.Железнодорожники проявили инициативу, и железные дороги стали маршрутом распространения эпидемии до тех пор, пока она не охватила бесчисленные профессии. Без определенного плана, часто даже без формулирования требований, прерываясь и начинаясь сначала, руководствуясь единственным инстинктом солидарности, всеобщая забастовка преобладала в стране в течение почти двух месяцев. Повсюду вспыхивали спорадические бои. Все прогрессивные группы теперь смотрели на правительство только как на монстра, которого нужно уничтожить. Требование Конституции и Учредительного собрания становилось все громче и опаснее.Теперь стало ясно, что революция неизбежна.

Сразу после убийства фон Плеве правительство выдвинуло так называемого народного примирителя Святополка Мирского, чтобы сделать вид, что он великодушен. Очарованные гениальным Мирским либералы заявили, что в революции нет необходимости. После январских событий 1905 года либералы должны были понять, что любое смягчение царского правления только открывало путь требованиям пролетариата и самой революции.

Вопрос, который наиболее остро встал перед русскими социал-демократами в свете надвигающихся событий, заключался в следующем: каково должно быть отношение революционных рабочих к другим классам, таким как буржуазные либералы, которые также были против царя? Меньшевики выдвинули следующий основной тезис: Диктатура пролетариата невозможна. Революция должна быть буржуазной, даже несмотря на буржуазию, и, хотя рабочие должны были участвовать в восстании, они должны передать власть капиталистам и довольствоваться тем, чтобы оставаться меньшинством, продвигающим капитализм вперед до тех пор, пока Годы спустя настало время для пролетариев установить социализм.

Они утверждали, что если пролетариат возьмет власть, то это будет потому, что он является самым сильным и лучше всего подготовленным классом, но, когда он придет к власти, он не сможет ограничиться капиталистическими формами, но должен будет преобразовать общество на социалистических началах, чтобы решить такие вопросы, как эксплуатация фабрик и безработица. Таким образом, победивший пролетариат неизбежно установит свою диктатуру. Но поскольку такая диктатура была преждевременной в России, где рабочие составляли лишь незначительное меньшинство населения, эта попытка пролетариата могла привести только к ужасающей кровавой бане, новой Парижской Коммуне гигантского масштаба.

Рабочие также не могли, по мнению меньшевиков, захватить власть в союзе с мелкой буржуазией, поскольку тогда первая должна была бы осуществлять программу мелкой собственности и действовать против своих собственных интересов. В любом случае простая попытка рабочих взять власть вернула бы буржуазных собственников к абсолютизму. Поэтому для пролетариата было бы лучше отказаться от этой задачи и позволить капиталистам взять власть. Поскольку революция может быть только буржуазно-демократической, буржуазия должна идти впереди, а если она колеблется, рабочий класс должен заставить богатых встать у руля.

Таким образом, меньшевики, называя себя социалистами, уклонялись от руководства революцией и хотели, чтобы пролетариат сдался буржуазии. Против этой идеи были категорически противники и большевики, и центристская группировка во главе с Троцким и Парвусом. Согласно Парвусу (и Троцкий позволил себе отождествить себя с этой точкой зрения) (* 3) рабочие должны были поднять лозунг «Долой царя и рабочее правительство», захватить власть и установить социалистический строй. правительство.Таким образом, Парвус упустил из виду тот важный факт, что именно крестьянство составляло огромную массу революционных элементов против царизма. Их лозунг «Долой царя и рабочее правительство» не содержал упоминания крестьянства, за исключением того, что он просил этот класс уступить свою собственность в пользу национализации и социализма под руководством пролетариата. Такой курс действительно привел бы к повторению Парижской Коммуны, когда город был бы изолирован от сельской местности и подавлен сельскими войсками.

Третью точку зрения высказали Ленин и большевики. С Троцким они согласились, что рабочие должны возглавить революцию; что, сделав это и пожертвовав многими жизнями на баррикадах, нельзя требовать от рабочих передать власть другому классу. Однако большевики предлагали установить не диктатуру пролетариата, а совместную демократическую диктатуру рабочих и крестьян. Большевики довольно расплывчато вырабатывали некую промежуточную форму.

Необходимо было прояснить несколько вопросов, прежде чем революционное движение могло продвинуться дальше. Во-первых, необходимо прояснить, что подразумевается под термином «демократическая диктатура» и чем он отличается от демократии. Демократия в ее самом полном выражении — это тип государства, в котором каждый может свободно выражать свое мнение, голосовать и выбирать представителей в правительство. Ленин предлагал ограничить эту демократию, чтобы только те, кто выступает за демократию, а именно народные партии, социалисты, эсеры и т. П., Могли голосовать и агитировать; тем, кто выступает за возвращение к царю и к абсолютизму или кто ограничивает свободу народа, не будет разрешено голосовать.Демократические партии установят диктатуру и безжалостно подавят силой все контрреволюционные и антидемократические организации. Таким образом, здесь было важнейшее различие между обычной формой демократии и формой, называемой демократической диктатурой. При обычной капиталистической демократии на самом деле контролировали буржуазию и частную собственность; при открытой «демократической диктатуре» должна была быть установлена ​​диктатура рабочих и крестьян.

Следующий вопрос, который необходимо было решить в этой связи, заключался в том, следует ли признавать какие-либо различия между крестьянством.По мере приближения революционных событий Ленин переформулировал свой лозунг, призвав к демократической диктатуре рабочих и бедняков в союзе с середняком. Крестьяне-бедняки должны были стать частью диктатуры; с середняками следовало подружиться, хотя они и не имели решающего контроля над событиями. Предстояла ожесточенная борьба с другими слоями аграриев, кулаками или богатыми крестьянами, помещиками и капиталистическими владельцами крупных поместий.

Однако то, что Ленин и большевики оставили неясным, и что Троцкий и Парвус выявили наиболее насильственно, было сутью отношения рабочих к крестьянам в условиях демократической диктатуры обоих.Короче говоря, какая из двух групп будет доминировать в государственном механизме? Смогут ли рабочие ограничиться требованиями бедняков и удержаться от перехода к социализму, позволив бедному крестьянству взять на себя руководство, или возобладает обратное? Троцкий указывал, как и меньшевики в этом отношении, что рабочие, однажды взяв власть, никогда не позволят обмануть себя в достижении своей цели, что пролетариат будет вынужден двигаться к социализму; в действительности установится не демократическая диктатура двух классов с крестьянством наравне с рабочими, а диктатура пролетариата, который двинется к социализму, но будет двигаться таким образом, чтобы поддерживать самые дружеские контакты. с массами бедняков, которые поддержат рабочих города, тогда как середняк будет нейтрализован.

Это действительно то, что действительно произошло в ходе революций 1905 и 1917 годов, и по мере развития событий Ленин и Троцкий сближались с точкой зрения друг друга. Ошибка Троцкого заключалась в том, что в своих формулировках он мало намекал на крестьянство, что для них будет открыт дружественный союз и что рабочие пойдут к социализму постепенно и только после того, как убедят беднейшее крестьянство на каждом этапе пути. . Сильной стороной формулы Ленина было то, что она подчеркивала этот союз.С другой стороны, Ленин недостаточно ясно дал понять, что в союзе обоих классов будут руководить рабочие, а не крестьяне, что рабочие не могут ограничить свою диктатуру диктатом частной собственности, но будет непреодолимо двигаться дальше, чтобы сделать революцию постоянной. И Ленин, и Троцкий были в основном согласны, но подчеркивали разные аспекты одной и той же проблемы. На самом деле демократическая диктатура — это режим, невозможный на какое-либо время.Это может быть только переход либо к диктатуре капиталиста, либо к диктатуре пролетариата.

Меньшевики, как и другие представители II Интернационала, не могли оценить диалектическую связь между демократической и социалистической революциями. Они представляли себе эти два периода, как если бы они были рассечены глубокой пропастью, и не могли понять, как они могут слиться. Заслуга и Ленина, и Троцкого заключалась в том, что они понимали, как революцию, изначально демократическую, можно превратить в социалистическую, чтобы положить конец капитализму.

Меньшевики считали, что социалистические революции невозможны в аграрных странах, что частная собственность крестьян безвозвратно связана с буржуазной собственностью и империализмом. Меньшевики также утверждали, что верят в то, что пролетарская революция может произойти только в наиболее промышленно развитых странах, таких как Германия, Англия и Соединенные Штаты. В России и Азии массам придется ждать, возможно, сотни лет, пока капитализм не сможет искоренить крестьян и экспроприировать их.Только когда капитализм станет господствующим во всем мире, социалистическая революция станет возможной в каждой стране. Большевики, напротив, утверждали, что было ошибкой отдавать крестьянство буржуазии, что крестьян можно было завоевать в качестве союзников и борцов за победу рабочих, поскольку противником обеих групп был один и тот же буржуазный класс империалистов.

Меньшевистская точка зрения не только недооценивала зрелость мирового пролетариата и его способность привлекать на свою сторону другие слои, но и не понимала, что социализм не может победить даже в самой индустриальной стране, если мир в целом не будет готов. для этого.Если бы мир не был готов к правлению рабочих в целом, тогда, если бы рабочие возьмут власть даже в Германии, им пришлось бы встретиться с объединенным капиталистическим миром в беспощадной войне и потерпеть поражение. Таким образом, те же аргументы, которые доказывали незрелость пролетарской революции в России, сделали бы ее опасной и в Германии. Альтернативой было заявить, что социализм можно построить только в одной стране, что социалистические страны и капиталистические страны могут мирно сосуществовать бок о бок, а капитализм тихо и мирно уходит в могилу.Эту теорию Сталин изложил позже. Даже самые худшие оппортунисты II Интернационала не зашли так далеко.

Однако похоже, что весь мир созревает для победы социализма. Это стало яснее после мировой войны. Один из вкладов Ленина в его исследование империализма состоял в том, чтобы указать, как капитализм на самом деле господствовал над всем миром и что в эпоху империализма он вступал в период упадка, период, который сотрясет все страны. .При таких обстоятельствах для рабочих менее индустриальной страны может стать настоятельной необходимостью немедленно приступить к действиям. Самый недавно созданный рабочий класс часто мог стоять на плечах движений, которые прошли раньше. Капитализм работал по основному закону неравномерного развития. Вполне возможно, что, если рабочие и крестьяне в России придут к власти, по всей Европе начнется пожар, который поглотит капитализм и, в свою очередь, унесет русскую революцию дальше, чем она обычно может зайти.

Таким образом, Ленин считал, что «благодаря нашим усилиям русская революция превратится в движение не только на несколько месяцев, но и на многие годы, так что это приведет не только к нескольким ничтожным уступкам со стороны правящих государей, но до полного свержения этих правителей. И если нам это удастся — тогда… революционный пожар распространится по всей Европе; европейские рабочие, томящиеся под буржуазной реакцией, поднимутся и, в свою очередь, покажут нам, «как это делать»; тогда революционная волна в Европе хлынет обратно в Россию и превратит эпоху нескольких революционных лет в эпоху нескольких революционных десятилетий….”(* 4)

Стратегия работы с крестьянством с целью формирования демократической диктатуры предполагала, что, если возникнет такое временное правительство, пролетариат будет существовать в правительстве, которое может контролировать большинство частных собственников. Это, утверждали меньшевики, могло только дискредитировать рабочих, поскольку дискредитировало социалистов во Франции, которые поддержали вступление Мильерана в кабинет. Таким образом меньшевики пытались атаковать позицию большевиков слева, как будто Ленин забывает о необходимости сохранения независимости пролетариата от мелкой буржуазии.

Ответ большевиков заключался в том, что, хотя для социалистов, конечно, было неправильно принадлежать к буржуазному правительству, борющемуся с социализмом, как в случае с Мильераном во Франции, такую ​​ситуацию не следует путать с ситуацией, в которой участвует пролетариат. с революционной буржуазной демократией в демократической революции и в переходном демократическом режиме, необходимом для полного совершения такой революции. Демократическая диктатура означала осуществление программы-минимум революционеров, а именно: вооружение народа, республику, демократическую свободу и некоторые экономические реформы.В таком переходном режиме представитель пролетариата в правительстве был бы в гораздо лучшем положении, чтобы направить революцию влево, чем если бы он добровольно исключил себя. Конечно, рабочие должны были идти отдельно от мелкобуржуазных революционеров, но обе колонны могли вместе ударить по одному и тому же врагу.

Хотя для свержения самодержавия было абсолютно необходимо революционное временное правительство, по мнению меньшевиков, социал-демократы не могли участвовать в таком правительстве.Для большевиков такое действие было совершенно правильным, поскольку участие пролетариата во временном правительстве было не для немедленного установления социализма и не для поддержки капитализма, а скорее для постепенного продвижения революции влево. Если пролетариат откажется взять на себя вместе с крестьянами совместную ответственность за революцию, такой отказ приведет либо к изоляции крестьянства и его поражению, либо к острейшему антагонизму между пролетариатом и крестьянством.Точно так же, если бы пролетариат вступил в острое лобовое столкновение с крестьянством в борьбе за социализм, такой удар означал бы катастрофу для революции, загоняя крестьянство в руки буржуазно-царской реакции.

В соответствии с этими вопросами был еще один вопрос о том, что социалисты могут сделать, чтобы помочь революции. Здесь тоже возникли самые резкие разногласия между меньшевиками и большевиками. Для меньшевиков революция должна была быть совершенно стихийным процессом, разворачивающимся по мере развития событий; их политика заключалась в том, чтобы просто агитационно следить за событиями.Они не делали различия между революцией и восстанием.

Ленин, напротив, тщательно отличал период общей пропаганды революции от более позднего периода, когда вопрос о восстании был практической реальностью. Ни в коем случае он не хотел просто следовать за действиями масс, делая фетиш из «спонтанности». Большевики не могли создать революцию, как они не могли создать рабочее движение, но они могли помочь организовать восстание так, чтобы у него был какой-то план, точно так же, как они могут помочь организовать забастовку.«Народную революцию заранее нельзя устроить, это правда…. Но если мы действительно подготовились к массовому восстанию, и если это восстание возможно из-за изменений, которые произошли в социальных отношениях, тогда вполне возможно назначить время для такого восстания ». (* 5) Ленин постоянно подчеркивал, что роль авангарда не такая же, как у масс, а скорее то, что первые должны организовывать, готовить и руководить вторыми и не должны дрейфовать вместе со стихийным хаосом. что могло закончиться в конечном итоге только поражением рабочих.

В то время как меньшевики вели агитацию и полагались на стихийность масс, большевики не только агитировали, но и разрабатывали свои планы. Сначала нужно было призывать массы к вооружению. «Мы должны иметь оружие в самом начале восстания; с этой целью мы должны организовать грабеж оружейников и, где возможно, арсеналов. Для этого необходимо, прежде всего, иметь вооруженные силы, не обязательно многочисленные, и людей, которые могли бы немедленно распределить оружие и дать инструкции по его использованию; важность контактов с солдатами и офицерами, с работниками арсенала… невозможно переоценить.»(* 6)

«Вооруженное восстание, как правило, не развивается по плану, потому что народ — это не армия, а революционеры, к сожалению, не капитаны. Тем не менее, до определенной степени можно подготовиться. Каждое местное отделение должно заранее составить стратегический план своего города и его окрестностей, чтобы знать, где следует оказывать сопротивление, где следует возводить баррикады и где они будут ненужными, где было бы удобнее сократить средства защиты. связь… где расположены оружейные магазины и склады и квартиры командного состава….Освобождение заключенных из тюрьмы, конфискация государственных средств и скорейшая организация военно-полевых судов для судебного преследования шпионов желательны с самого начала восстания… ». (* 7)

В то время как меньшевики уклонялись от помощи пролетарскому восстанию, они горячо защищали политику, направленную не на противодействие либералам, а скорее на их продвижение. В соответствии с этим, меньшевистские демонстрации приняли форму митингов перед либеральными муниципальными советами и земствами, чтобы отстоять свои требования.Ленин, напротив, призывал к демонстрациям перед тюрьмами, полицейскими цензорами и полицейскими участками, поскольку демонстрации были не с целью подтолкнуть либералов, а, скорее, сплотить народ для свержения царизма. Атака должна быть в первую очередь направлена ​​на правительство.

Это большое различие в подходах двух групп ярко выразилось на съездах, проведенных раздельно в апреле 1905 года меньшевиками и большевиками. На меньшевистском съезде было решено, что социалисты должны продвигать революцию вперед, но не должны ее организовывать и не должны стремиться к разделению власти во временном правительстве, за исключением тех случаев, когда революция должна распространиться на европейские страны, более или менее созревшие для социализма.С другой стороны, большевистский съезд, а на самом деле III съезд Российской социал-демократической рабочей партии принял идеи Ленина. В то время как меньшевики боялись обидеть либеральную буржуазию, большевики культивировали дружбу с крестьянами и боролись с буржуазией. «Пролетариат должен довести демократическую революцию до ее логического конца и тем самым привлечь на свою сторону крестьянские массы, чтобы сломить силу сопротивления самодержавия и парализовать нестабильность буржуазии.Пролетариат должен осуществить социальную революцию и тем самым привлечь на свою сторону массы полупролетарских элементов населения, чтобы сломить силу сопротивления буржуазии и парализовать нестабильность крестьянства. и мелкая буржуазия ». (* 8)

2

К октябрю 1905 года разразилась еще одна грозная волна забастовок. На этот раз спичку к пламени поднесла полиграфистка, московские наборщики. Они объявили забастовку, требуя увеличения сдельной оплаты труда и оплаты знаков препинания.Этот, казалось бы, незначительный вопрос должен был привести ни к чему иному, как к нападению на древние бастилии абсолютизма. 7 октября композиторы Санкт-Петербурга объявили забастовку сочувствия, и забастовка распространилась на другие отрасли. После короткого затишья железнодорожники, всегда бывшие буревестниками событий 1905 года, объявили всеобщую забастовку, требуя восьмичасового рабочего дня, гражданских свобод, амнистии и Учредительного собрания.

Там, где телеграфисты не были готовы присоединиться, забастовщики перерезали провода и выкорчевали столбы.Они рвали шпалы и ставили машины на мосты. К десятому октября движение практически прекратилось на всех линиях за пределами Москвы. К двенадцатому все работы на петербургском филиале были остановлены. Забастовка быстро распространилась на остальную часть страны. Вскоре бастовали семьсот пятьдесят тысяч железнодорожников. Ничто не оставалось стоять перед этим торнадо всеобщей забастовки; он закрыл магазины и фабрики, магазины, офисы и суды. 10 октября была объявлена ​​всеобщая политическая забастовка в Москве, Харькове и Ревеле.Шесть дней спустя пострадали не менее сорока городов. Возводились баррикады в Харькове, Екатеринославе и Одессе.

Паралич экономической жизни, бесполезность телефона и телеграфа, отказ почты, деморализация фондовой биржи, неподвижность железных дорог — все это имело свои последствия. Волнение, охватившее всю страну, разбило фронт реакции, и царь уступил. Напуганный нарастающими революционными событиями, он пошел на некоторые минимальные уступки.В Манифесте от 17 октября он предоставил своего рода конституцию и согласился созвать Думу. (* 9) Было бы две палаты: верхняя палата назначается царем, нижняя — выборная; франшиза должна была быть строго ограничена для богатых и проходить через три тщательно продуманных этапа. Дума не должна была иметь реальной власти, но собиралась только на полтора-два месяца в году, чтобы «посоветовать» царю. Такие жалкие уступки заслуживают только решительного презрения народа.Это не только не успокоило массы, но и показало, что царь слабеет, и подогрело их аппетит к большему.

Впервые было продемонстрировано, каким мощным оружием всеобщая забастовка, рожденная современной промышленностью, должна была стать в руках пролетариата. Теперь лидерство рабочих в борьбе стало бесспорным. Верно, что некоторые профессионалы, юристы, врачи и инженеры также нанесли удар, и что самая революционная группа интеллектуалов, студенты, давно привыкли использовать забастовку в своей борьбе против автократических репрессий.Однако земские либералы, буржуазная оппозиция, не играли никакой роли в событиях. Революцию против царизма совершал пролетариат. Размах сражений показал, что возможности для власти находятся в руках промышленных рабочих. Более того, борьба теперь сосредоточилась в городах; старая народническая идеализация деревни отныне была невозможна.

Хотя октябрьская забастовка сильно потрясла старый режим, в политической ситуации ничего не изменилось; сила осталась там, где была.Таким образом, всеобщая забастовка обнажила свои ограничения. Это могло ослабить правящие классы и заложить основу для смены власти, но на самом деле для этого требовалось гораздо больше. Однако отныне некоторые задачи революции были четко определены: организовать деревню и объединить ее с городами; сблизиться с армией и вооружить рабочих.

Всеобщая забастовка вошла в употребление как великое оружие пролетариата в 1905 г .; Возникла и новая форма революционной пролетарской организации — совет.13 октября в залах Технологического института состоялось первое собрание будущего Совета Петербурга. Присутствовало всего тридцать или сорок делегатов. На второй сессии были представлены сорок крупных фабрик, две фабрики и три союза (типографии, продавцы магазинов и офисные служащие). С самого начала Совет был пролетарским, основанным на промышленности и союзах. В конце концов, за пятьдесят дней существования его число должно было вырасти почти до 600, что представляло 147 фабрик и фабрик, 34 мастерских и 16 профсоюзов.Большинство делегатов, или 351 человек, были представителями металлургической промышленности; таким образом, тяжелая промышленность играет доминирующую роль в революции в Петербурге. Хотя Совет представлял около двухсот тысяч душ, масштабы его политического влияния были намного шире. Поскольку это был бесспорный пролетарский орган, а пролетариат в то время составлял около 53% населения, можно сказать, что Совет представлял большинство города. Врагами Совета были все представители капиталистического грабежа, маклеры, предприниматели, купцы и экспортеры, разорившиеся всеобщей забастовкой, прихлебатели придворной жизни, высокая бюрократия со своими лакеями и содержанками, всем, что было с ними связано. с алчностью, жестокостью и распутством большой столицы.

«В чем заключалась сущность этого учреждения, которое так быстро завоевало такое важное место в революции и так отчетливо обозначило высоту ее могущества?»

«Совет организовывал рабочие массы, руководил забастовками и демонстрациями, вооружал рабочих, защищал население от погромов. Но другие революционные организации выполняли ту же задачу до него, бок о бок и после него; однако у них не было того влияния, которым пользовался Совет.Секрет этого влияния заключается в следующем: это собрание органически возникает из пролетариата в ходе прямой, предопределенной событиями борьбы, которую рабочий класс ведет для завоевания власти . Пролетарии, с одной стороны, и реакционная пресса, с другой дали Совету титул «пролетарского правительства», и действительно, эта организация есть не что иное, как зародыш революционного правительства. Совет осознавал власть в той мере, в какой ее гарантировала революционная сила рабочих кругов; она боролась напрямую за завоевание власти, поскольку власть все еще оставалась в руках монархии военной полиции.”(* 10)

Совету не нужно было беспокоиться о примирении различных классов и, следовательно, не было демократического стыда двух палат. Не было и оплачиваемой бюрократии. Это была беспартийная организация, которая объединила разрозненные элементы рабочих так, как не могла сделать ни одна политическая партия. Символизируя интересы рабочих в целом, он мог переваривать и поддерживать в своих рядах представителей различных рабочих партий, чья функция заключалась в том, чтобы проливать свет на политическое значение событий, предлагать правильные лозунги и усиливать борьбу. .Совет был намного шире партий.

Хотя в разгар октябрьской забастовки царь не прибег к помощи армии для подавления движения (не из-за гуманизма, а из чистой деморализации и беспомощности), неизбежная реакция не заставила себя ждать. «Октябрьскую забастовку Совет ликвидировал в мрачные дни; слезы убитых невинных людей, проклятия матерей, предсмертный хрип стариков и стоны отчаяния поднялись к небу со всех концов страны.Бесчисленные города и населенные пункты превратились в настоящий ад. Дым зажигательных костров затемнил солнечные лучи, пламя охватило целые улицы, дома и их жителей. Старый режим мстил за понесенные унижения ».

«Везде он собирал свои когорты, в каждом углу, в каждой хижине, в каждой лачуге. В этой армии мы видим маленького лавочника и беднягу, хозяина кафе и завсегдатаев кафе, конюха и полицейского шпиона, профессионального вора и случайного преступника, мелкого ремесленника и сутенера. , безвестный голодающий крестьянин и новичок из деревни, оглушенный фабричным шумом.Абсолютная нищета, тьма и продажный разврат подчиняются приказам хищных привилегий и высокой анархии ». (* 11)

В эти октябрьские дни царской мести в ста городах было убито от трех до четырех тысяч человек, а еще десять тысяч были изувечены и ранены. Президент Американской федерации труда направил графу Витте телеграмму, в которой призвал русских рабочих сопротивляться погромам, угрожающим их вновь обретенным свободам. Это Витте спрятал в потайном ящике.Но во многих городах рабочие организовали вооруженные банды, которые героически сопротивлялись черносотенцам. В Петербурге, хотя подготовка к погрому велась открыто, а банды дружинников преследовали евреев, студентов и рабочих-агитаторов, злодеяний не произошло. Советы и рабочие партии вооружали своих членов, как могли. Все металлические мастерские работали сверхурочно, чтобы изготовить любое оружие, которое они могли произвести. Вечером 29 октября на заседании Совета депутаты один за другим вставали и размахивали мечом, ножом, блэкджеком.Был организован ночной патруль, который ходил по улицам города группами по десять человек. Регулярные войска открыли огонь по этому рабочему ополчению, но к тому времени опасность погрома была предотвращена.

В борьбе с цензурой рабочие тоже взяли дело в свои руки и победили. Из двадцати тысяч наборщиков не нашлось ни одного, который составил бы Царский манифест. Но газеты социал-демократии, напечатавшие этот Манифест со своими комментариями, вышли в большом количестве. Совет послал своих депутатов, чтобы заставить реакционные и буржуазные газеты выйти в печать, не сдавая цензуре свои доказательства.Так была снята вековая цензура. Было конфисковано сто тысяч экземпляров манифеста, подписанного так называемой «группой рабочих» и подстрекающего народ против «новых царей» (социал-демократов). Тираж революционной печати рос не по дням, а по часам. В Петербурге появились две социал-демократические газеты, одна с пятидесяти тысячным подписным листом, вторая вскоре стала тиражом в сто тысяч экземпляров. В провинции люди требовали бумаг из столицы, а также открывали свои собственные газеты.Совет тоже хотел выпустить газету, но не имел прессы. Однако это не было трудностью; Группа делегатов была отправлена ​​завладеть большой типографией, руководство было объявлено под арестом, и были отправлены надежные типографии. Через несколько часов появились «Известия», [«Новости»], Совета, .

Работодатели сохраняли определенный нейтралитет во время октябрьской забастовки, отказывались от услуг казаков в Москве и даже платили рабочим заработную плату за время забастовки, надеясь увидеть расширение бизнеса в рамках правового режима.Но их надежды не оправдались. Массы не успокаивались царским манифестом, а становились все более независимыми и угрожающими. Ответом Совета на Манифест от 17 октября было решение продолжить всеобщую забастовку. Острая потребность в деньгах прежде всего толкнула капиталистов в объятия правительства. Они были вознаграждены. Деньги текли из банков беспрепятственно, и работодатели выстраивались в ряд как самых решительных врагов Совета. Между тем радикальная, интеллектуальная мелкая буржуазия сыграла жалкую роль.В разгар октябрьской забастовки эти элементы объединились и организовали Кадетскую (конституционно-демократическую) партию, которая заявила о своей платонической солидарности с всеобщей забастовкой. Однако они были изолированы и лишены влияния и могли только беспомощно ждать.

ноября возобновилась всеобщая забастовка, на этот раз в знак солидарности с военным восстанием, которое произошло в Кронштадте в знак протеста против режима военного положения, объявленного по всей Польше, и против смертных приговоров лидерам кронштадтского восстания. .Граф Витте, в то время царский министр, адресовал рабочим слезную телеграмму, умоляя их вернуться к работе. На это Совет дал такой ответ:

«Совет рабочих депутатов, выслушав телеграмму графа Витте своим« братьям рабочим », прежде всего выражает крайнее удивление по поводу невоспитанности царского фаворита в том, чтобы называть рабочих Петербурга братьями. отношения с графом Витте.

«По обсуждаемому вопросу Совет заявляет:

«1.Граф Витте призывает нас сжалиться над нашими женами и детьми. Совет рабочих депутатов в ответ призывает всех рабочих подсчитать, сколько новых вдов и сирот пополняют ряды рабочего класса с того дня, как граф Витте пришел к власти.

»2. Граф Витте упоминает о милосердной заботе Государя о трудящихся. Совет рабочих депутатов вспоминает в памяти пролетариата Петербурга Кровавое воскресенье 9 января -го .

»3. Граф Витте умоляет дать ему« необходимое время »и обещает« сделать все возможное »для рабочих.Совет рабочих депутатов знает, что Витте уже успел отдать Польшу военным палачам, и тот же Совет не сомневается, что граф Витте сделает все для подавления революционного пролетариата.

«4. Граф Витте говорит, что он благонамеренный человек, который сочувствует нам. Совет рабочих депутатов заявляет, что ему не нужны симпатии царских фаворитов. Он требует народного правительства, основанного на всеобщем, равном, прямом, и тайное голосование.”(* 12)

По смелому тону этого ответа мы можем видеть, как далеко продвинулся рабочий класс с тех пор, как в январе предшествовали дни скромных петиций.

Забастовка была успешной: правительство отступило, и на мгновение вернулось спокойствие. Теперь, когда рабочие вернулись к изнурительному, разрушающему мозги тяжелому труду в промышленности, они осознали, что их самая вопиющая сиюминутная потребность заключалась в сокращении рабочего времени. Они добились этого по-своему.Несколько крупных магазинов в Петербурге через свои цеховые комитеты провели тайное голосование, и сами рабочие выполнили решение о прекращении работы через восемь часов. Движение быстро распространилось. Но и на этот раз противник умел наносить удары. Сначала государственные предприятия, а затем частные магазины ввели локаут. Тысячи рабочих были выброшены на улицы. Хотя некоторые слои рабочих хотели продолжить борьбу, особенно низкооплачиваемые женщины-текстильщицы, все же большинство в Совете сочло целесообразным уступить.

Одновременно в Польше вспыхнула всеобщая забастовка, которая привела к восстаниям на местах. В таких условиях даже либералы решили бойкотировать выборы, хотя Союз Союзов во главе с либеральными служащими осудил Думу, в то время как большинство Съезда Земств настаивало на настоящей конституционной монархии.

Борьба в деревне шла своим чередом. Произошли массовые восстания, которые стали более глубокими и ожесточенными после октябрьской забастовки, когда пример городов проник в отдаленные деревни.Особенно воинственными были крестьяне в центральной части страны, где земли было мало и голод был обычным явлением. Борьба принимала различные формы: забастовки сельскохозяйственных рабочих, бойкот крестьянами работ на владениях лорда, отказ признать административные полномочия и платить налоги.

В одной провинции крестьяне забирали из хозяйских сараев все необходимое зерно и припасы. В другом месте они большими толпами переходили из одного владения в другое на своих повозках и брали то, что считали своей долей урожая.Владельцы и менеджеры были в ужасе и бежали. В той же провинции шла борьба за снижение арендной платы, цены устанавливались самими крестьянскими общинами. Между тем, в Безуковом монастыре крестьяне захватили пятнадцать тысяч десятин земли, за которую отказались платить, заявив, что это дело монахов — молиться, а не вмешиваться в недвижимость. Но самые жестокие события произошли в Саратовской губернии, где владельцы были вынуждены бежать, пока красное пламя не поглотило их усадьбы.Крестьяне присудили Миру землю и деньги, изъятые из помещичьего дома. Всего по стране было разрушено около двух тысяч усадеб, что принесло владельцам денежные убытки в 29 миллионов рублей.

Всем этим действиям проложила путь социал-демократическая пропаганда, которая велась в стране в течение нескольких лет. И все же крестьянское восстание было высвобождением примитивного прилива, результатом перенесенных поколений страданий, а не движением ясной идеологии и цели.Однако крестьяне недавно создали свою организацию — Крестьянский союз, который провел второе собрание 6 ноября. Предлагаемые методы действий варьировались от мирных собраний до вооруженного восстания. За три дня до заседания Конгресса правительство опубликовало манифест, в котором объявлялось об отмене выкупа земли и увеличении ресурсов Крестьянского банка. 12 ноября состоялся съезд Конгресса, а 14 ноября его офис в Москве был арестован. Вскоре после этого Министерство внутренних дел объявило, что крестьянское восстание необходимо подавить любыми средствами.И вот ужасы городских погромов перекинулись на села по всей России.

Пока роль вооруженных сил не стала решающей. По мере того, как революция достигла своего апогея, этот вопрос должен был быть решен. Наконец беспорядки перекинулись на солдат и моряков. В июне уже произошло восстание на броненосном крейсере «Князь Потемкин», спровоцированное наличием червей в разложившемся мясе, которое подавали в столовой экипажей. Во время октябрьской забастовки прошли массовые митинги солдат и моряков.Когда вооруженным силам запрещалось посещать рабочие сходы, митинги устраивались во дворах солдатских и матросских казарм. В Севастополе на берегу Черного моря бараки днем ​​и ночью были открыты для представителей социал-демократов, офицеры не решались протестовать. Планировалось создать солдатско-матросский совет и увязать военную борьбу с борьбой в городах. Когда прибыл комендант крепости Неплуев с начальником дивизии генералом Седельниковым, матросы арестовали обоих, разоружили и заперли в казармах.Однако позже их отпустили. По городу прошла большая демонстрация солдат и моряков. Моряки уговорили пулеметную роту убрать свои ружья из виду … но потом пулеметы снова появились. Тем временем «Потемкин» поднял Красное знамя.

Комитет, состоящий из солдатских и матросских делегатов с несколькими представителями социал-демократической партии, контролировал военное и военно-морское восстание. Хотя арестованные офицеры Брестского полка деморализовали солдат в казармах выпивкой и развратом, тем не менее восстание нужно было продолжать.Заявления о солидарности были получены от другого крейсера и от двух эсминцев. Пришла телеграмма от царя, приказывающая повстанцам сложить оружие в течение суток. Офицера, принесшего эту телеграмму, выгнали. Патрули моряков следили за порядком в Севастополе. Военным главой был назначен некий лейтенант Шмидт, отставной морской офицер, ставший популярным как оратор на собраниях матросов и солдат. Тут же царю была отправлена ​​телеграмма:

.

«Славный Черноморский флот, хранящий священную веру с народом, требует от вас немедленного созыва Учредительного собрания и больше не будет подчиняться вашим министрам.

Комендант флота,

Гражданин Шмидт ». (* 13)

Неизбежный ответ из Петербурга: «Подавить восстание». Город и крепость были заняты войсками, а корабли мятежников подверглись сильнейшему обстрелу. Битва продолжалась несколько часов. В плен попали более двух тысяч человек. Солдаты, которые с самого начала никогда не были окончательно скомпрометированы, бросили матросов, открыли огонь по казармам матросов, и восстание было подавлено.(* 14)

3

В этот период меньшевики предложили использовать избирательную кампанию для создания полулегальных рабочих агитационных комитетов для оказания давления на получившие избирательные права группы для борьбы за созыв конституционного собрания. Эти рабочие комитеты должны были провести свой собственный плебисцит и избрать сеть органов, которые действовали бы так, как если бы они составляли революционное самоуправление, которое могло бы диктовать свою волю всем другим группам.Этой тактикой меньшевики заменили активный бойкот и демонстрационную забастовку.

Большевики со своей стороны высмеивали как чисто утопическую идею избрания рабочих комитетов для создания другого правительства до того, как начнется восстание. Что было необходимо, так это демонстрации, активный бойкот, срыв царских избирательных митингов, политические забастовки и т. Д. Только после того, как революция уже приближалась, можно было рассматривать двойное правительство. Основным революционным лозунгом было вооруженное восстание с целью создания временного правительства для выполнения следующей программы: созыв национального учредительного собрания, вооружение народа, установление политических свобод, установление культурной и политической свободы для всех угнетенных и бесправных национальностей. , введение восьмичасового рабочего дня и создание крестьянских комитетов для конфискации земли и проведения аграрных реформ.

Фактически, меньшевики натолкнулись на предложение, которое на самом деле должно было быть выполнено русскими, когда они спонтанно создали Совет как двойное правительство по отношению к официальному государству. Здесь также, казалось, была проверка теории опоры на спонтанность масс, поскольку советы не были предусмотрены ни одной партией, даже большевиками, которые говорили об организации и планировании. Изобретательность и инициатива масс удивили все партии.Тем не менее позиция меньшевиков была несостоятельной, несмотря на их кажущийся теоретический триумф. Дело в том, что меньшевики призывали к созданию этих органов самоуправления не в рамках восстания, а вместо активного бойкота Булыгинской Думы. Таким образом, все, что могло быть прогрессивным в предложениях меньшевиков, было сведено на нет их антиповстанческой программой. Напротив, Ленин, который больше всего настаивал на необходимости повстанческой борьбы против царизма, на разрушении старого до строительства нового, тем не менее досконально понимал важность Советов, когда они появились, и сразу же призвал их полная власть в их руках.Для Ленина Советы были в первую очередь не правительственными учреждениями, а органами гражданской войны.

Не следует думать, что взгляды Ленина были взглядами всех большевиков. Напротив, настаивание Ленина на необходимости подготовки вооруженного восстания, революционной армии и временного революционного правительства и превращения этих положений в центральную часть стратегии большевиков встретило сопротивление большинства членов Центрального Комитета. партии, которая считала эти планы преждевременными и отстаивала их условно, в зависимости от степени подготовки.В августе 1905 года ЦК значительно исключил из своих постановлений термин «восстание». Тем не менее, стремительно последовавшие за этим события наглядно продемонстрировали колеблющийся характер большевистского ЦК и правильность взглядов Ленина.

Вскоре после решения ЦК воспрепятствовать безоговорочному призыву Ленина к восстанию в октябре 1905 года по всей России произошла беспрецедентная всеобщая забастовка. Чтобы успокоить массы, царь изменил совещательную Думу на законодательную, избираемую более широким кругом голосов.В ходе забастовки возникли новые органы масс, советы, избираемые непосредственно рабочими на заводах и в окрестностях и принимавшие всех, независимо от политической принадлежности. В свете этого события меньшевики и большевики объединились и образовали Федеральный совет. Внутри советов ставился вопрос об отношении советов к социал-демократам. Хотя Федеральный совет хотел добиться принятия Советами социал-демократической программы, большинство делегатов, несмотря на то, что они сами были социал-демократами, отказались поднимать вопрос.Это было удачное решение, так как столь абстрактная постановка вопроса в Советы разорвала бы единство рабочих.

Все это время Ленин не мог присутствовать на месте действия. Наконец, к 12 ноября он добрался до России из Швейцарии, и тут ситуация резко изменилась. Он насильственно подчеркивал огромную важность советов, не как рабочих парламентов, как считали меньшевики, а как органов единого фронта для захвата власти, которыми они действительно стали.Ленин настаивал на признании Совета боевым органом рабочего класса без различия партии. Со своей стороны, Советы не сделали ничего, чтобы противостоять социалистам, но позволили каждой из основных партий, большевикам, меньшевикам и эсерам иметь по три делегата, каждый с правом совещательного голоса и правом голоса. Кстати, к этим партиям принадлежал перевес советских делегатов. Единственные, кого исключили из прямого приглашения, были анархисты из-за их жалких традиций в Первом Интернационале и из-за того, что они не верили ни в какую организацию или в создание рабочего государства.

С приходом Ленина партия большевиков стала придерживаться более революционной позиции. Потеряв контроль над «Искрой » в 1903 году, большевики выпустили газету « Vпериод (вперед)» в 1904 году, а с началом событий 1905 года выпустили «Пролетариев». Теперь они так быстро росли, что могли печатать ежедневную газету Новая Жизнь, (Новая Жизнь). Ленин позаботился о том, чтобы газета стала действительно коммунистическим листом. Половина редакции, особенно разложившиеся грамотные и либеральные интеллектуалы, была снята, и впервые появился лозунг «Рабочие мира, объединяйтесь.Это красноречивое свидетельство того беспорядка оппортунизма, который существовал в рядах самих большевиков. И здесь 1905 год должен был стать лишь прелюдией к 1917 году.

Весь ноябрь и декабрь 1905 года пролетарский авангард пытался расширить и углубить стачечное движение. В Санкт-Петербурге совет призвал всех забрать свои сбережения из банков, чтобы вызвать финансовую панику, и отказаться от уплаты налогов. Однако после многочисленных забастовок квалифицированные рабочие Санкт-Петербурга.Руководившие движением в Петербурге были слишком утомлены, чтобы продолжать восстание. Большая часть армии не поддержала забастовщиков. Пролетарии были изолированы от крестьянства. Либеральное общество, теперь глубоко напуганное, поспешило поддержать дело закона и порядка. Санкт-Петербургские заводы принадлежали к типу хэви-метал, которые широко субсидировались царем, и владельцы которых, вполне удовлетворенные уступками, которые царь был вынужден дать, были тесно связаны с аристократией.

Несколько иная ситуация была в Москве, где фабрики, в основном текстильные, не были так тесно связаны с государством и правительством и владельцы которых хотели еще больших уступок. Там рабочие подняли восстание с восьмого по семнадцатое декабря. На улицах были воздвигнуты баррикады, но и здесь масса рабочих устала и не поддержала небольшое меньшинство активных революционеров. Тем не менее, авангард укомплектовал баррикады небольшими группами и провел новый стиль партизанской борьбы, который утомил отобранные царские войска, намного превосходящие по численности, и вынудил правительство послать тяжелые подкрепления.Однако, не поддержанный Санкт-Петербургом и брошенный мелкой буржуазией, московский пролетариат должен был уступить, и восстание было обречено.

В Москве Советы и другие организации были недостаточно подготовлены к восстанию. В уличных боях не участвовал даже советский исполнитель боевых частей. Если в то время было сто пятьдесят тысяч забастовщиков, то было только полторы тысячи баррикадных бойцов. Забастовка превратилась в восстание из-за организации контрреволюции правительством, и события стихийно переросли от забастовок и демонстраций к одиночным баррикадам, от одиночных баррикад к массовому строительству баррикад и уличным боям против войск.Массовая борьба пролетариата над головами организаций превратилась из стачки в восстание. Как всегда, практика опережала теорию, и пролетариат раньше своих вождей почувствовал изменение объективных условий борьбы, потребовавшее перехода от стачки к восстанию. Инструкции по установке баррикад пришли с запозданием, после того, как рабочие сделали это сами. Руководству не удалось использовать массы рабочих, рвавшихся в бой.

Хотя восстание потерпело поражение, было бы неверно делать вывод, что рабочие не должны были браться за оружие. Напротив, их ошибка заключалась в том, что они не взялись более агрессивно за оружие. Они не смогли в достаточной мере осознать, что им нужно было устроить физический бой, чтобы переманить войска на свою сторону. Гораздо лучше должно было быть братание рабочих с войсками. Временами солдаты колебались, и их можно было убедить энергичными действиями. Революционеры не осознавали необходимости решительной атаки.Кроме того, истребление некоторых офицеров и чиновников позволило бы рабочим в критические моменты перетянуть на свою сторону войска.

Теперь, когда движение было подавлено, а лидеры арестованы, правительство могло усилить свои репрессивные меры. Царь отказался от своих обещаний, и Дума снова превратилась в совещательный орган. Возник вопрос: какую политику провести социал-демократам в отношении новой Думы? Дискуссия затрагивала вопрос, исчерпана ли революция или нынешний период был всего лишь затишьем перед новым рывком вперед.

Естественно, меньшевики выступали за участие в выборах, за полноценную парламентскую деятельность, где это возможно, и за полное внимание к буржуазии везде, где можно было заключать союзы. Поскольку теперь меньшевики и большевики создали свою общую газету, Известия (Новости) партия , дискуссия разгорелась в общем органе обеих фракций. Ленин настаивал на бойкоте Думы по той причине, что революция еще не исчерпана, а лишь временно подавлена.

В 1905 году, как и в 1848 году во Франции, правительство спровоцировало вооруженное восстание, когда рабочие были недостаточно подготовлены и организованы, а реакция победила, несмотря на героизм пролетариата. И все же между 1848 и 1905 годами существовало различие: поражение в Париже означало поражение всей Франции; отнюдь не было так в России, поскольку поражение Москвы не обязательно было решающим для рабочих Санкт-Петербурга, Киева, Одессы, Варшавы, Лодзи и других мест.Опять же, в 1848 году крестьянство было на стороне реакции, но не в 1905 году, и, по оценке большевиков, крестьянские восстания вскоре должны были возобновиться. Революция 1848 года была вызвана кризисом 1847 года, который был ликвидирован с возвращением процветания. В России же нынешний режим мог привести лишь к обострению кризиса, который над страной царил долгое время. Вдобавок ко всему надвигалась новая финансовая паника, надвигался новый аграрный голод, а забастовки ослабили структуру страны.

Если революция действительно исчерпала себя, Ленин считал долг социал-демократов объявить об этом факте и соответствующим образом адаптировать свою тактику. В этом случае он был за участие в выборах в Думу, за выдвижение легальной партии на передний план и за отказ от планов продолжения восстания. Также тогда должен произойти конец вооружению народа, и рабочие должны попытаться заключить союзы с демократическими либералами в парламентской деятельности.«Тогда мы должны рассматривать задачу организации профсоюзов как первоклассную партийную задачу, как в предыдущий исторический период мы рассматривали задачу вооруженного восстания». (* 15)

С другой стороны, если это будет всего лишь затишье между двумя революционными волнами, тогда задача революционеров и рабочих состояла в том, чтобы довести демократическую революцию до конца, а центральная и ближайшая политическая задача — создать вооруженные силы для восстания. «В таком случае необходимо готовиться к восстанию с помощью партизанских атак, потому что было бы смешно« готовиться »только зачислением и составлением списков.(* 16) Следует сохранить все революционные лозунги и организовать наступательные операции. Все эти взгляды были обмолочены на Четвертом съезде Российской партии, объединительном съезде меньшевиков и большевиков, проходившем в апреле 1906 года. К этому времени стало ясно, что вспыхнувшие спорадические крестьянские восстания остались. изолированы от попыток рабочих и что, поскольку революционная деятельность не была достаточно скоординирована в городе и деревне, обе части временно потерпели поражение.Ленин теперь был согласен с тактикой участия в выборах новой консультативной Думы как с лучшим, что можно было сделать в данных обстоятельствах. Тем не менее большевики не желали признавать, что ранее они совершили ошибку, призывая к бойкоту. (* 17) В то время как меньшевики призывали к поддержке Думы против царской бюрократии, большевистская фракция, которая все еще сохраняла свои ряды нетронутыми, (* 18) призывала к тому, чтобы сельская и городская мелкая буржуазия была отделена от кадетов во главе. Думы.

Теперь пришло время царю сделать следующий шаг в реакции. Когда он напал на Думу, этот орган отошел в Финляндию и в Манифесте запретил сбор налогов, набор новобранцев, ссуды и т. Д. Под давлением большевиков ЦК Социал-демократической партии выступил с воззванием. армии, флоту и крестьянам, объявляя правительство незаконным и призывая крестьянство овладеть землей, а солдат — отказываться от огня.Тактика большевиков заключалась в том, чтобы объединить забастовки в общую, стимулировать и объединить крестьянские восстания и мятежи и согласовать их в одну грандиозную борьбу на всех фронтах. Отказавшись от идеи бойкота, они обратили внимание на то, что работа в Думе подчинена другим формам борьбы, забастовкам, восстаниям и т. Д.

1906 год ознаменовался большим волнением в деревне. В этот период большевики решили вести регулярную партизанскую войну против правительства или, скорее, участвовать в том, что уже бушевало.Большевики даже организовывали группы для экспроприации богатых частных и государственных учреждений, чтобы получить средства. Меньшевики пришли в ужас и на IV съезде приняли резолюцию с требованием немедленной ликвидации этих групп «партизан». Большевики принципиально поддержали терроризм на том основании, что такие действия дезорганизуют реакционеров и воспитывают революционеров. Однако они настаивали на том, чтобы эти операции проводились под строгим партийным контролем, и только тогда, когда нападения можно было сделать безопасными и без недопонимания ни рабочим движением, ни местной общественностью.Возникла необходимость вести беспощадную борьбу с черносотенными бандами. Здесь большевики практически не подчинились решению Четвертого съезда и сохранили свои боевые группы на том основании, что это единственный способ бороться с терроризмом царя.

К концу 1906 года большевики выступали за серию арьергардов, чтобы рабочие могли противостоять все усиливающимся репрессиям самодержавия. Выступая за партизанскую войну и заговорщический терроризм в период, когда большевики считали, что массы были подавлены лишь временно, Ленин проявил свою остроту как революционный стратег.Русские прошли через множество форм борьбы, и он считал неправильным делать из них фетиш.

По словам Ленина, в период отступления и затишья было вполне уместно поощрять отдельных лиц или небольшие группы, будь то социал-демократические или «партизанские», на убийство правительственных чиновников и конфискацию средств у правительства или богатых, даже если эти тактика, которую обычно использовали пролетариат трущоб и анархисты. Часть средств была отправлена ​​партии, особенно крупные экспроприации, в то время как небольшие суммы пошли на содержание группы.Ленин сделал вывод, что «партизанская война является неизбежной формой борьбы, когда массовое движение достигло стадии восстания и когда между« большими сражениями »гражданской войны возникают более или менее продолжительные промежутки времени». (* 19)

Конкретная реальность заключалась в том, что партизанская война была фактором времени и инструментом, который сами массы эффективно использовали; Поэтому вопрос заключался не в том, должны ли социал-демократы инициировать эту форму борьбы или сделать ее основным оружием в своем арсенале, а скорее в том, какое отношение должны занять социал-демократы к уже идущему конфликту, должны ли они участвовать или нет.На это Ленин ответил: «Социал-демократия не имеет универсальных средств борьбы, которые отделяли бы пролетариат, как китайской стеной, от участков, стоящих немного выше или немного ниже. Социал-демократия в разное время применяет разные методы, всегда применяя их в строго определенных идеологических и организационных условиях ». (* 20)

С этим вопросом связана политика индивидуального террора. Меньшевики уклонились от такой формы борьбы, как анархическая; большевики не колеблясь принимали его везде, где это соответствовало потребностям борьбы.Для Ленина террор был формой военных действий, которые могли быть с пользой применены или могли быть необходимы в определенные моменты битвы и при определенных условиях. Террор никогда не мог стать обычным средством ведения войны, но, в лучшем случае, лишь одним из методов окончательного натиска. Другими словами, индивидуальный террор сам по себе подлежал осуждению, но был оправдан как часть массового террора, который, в свою очередь, был лишь одним из методов, с помощью которых массы побеждали и удерживали власть. Например, было бы явно уместным начать восстание, убив губернатора или взорвав здание Государственной резиденции, хотя обычно такие действия подлежали осуждению, однако в свете предполагаемой гражданской войны они могли представлять собой единственный вид сигнала, понятного массам, сообщающий недовольным, что жребий определенно брошен и что бой идет.Такая политика могла бы помочь деморализовать врага и воодушевить революционные силы в критический момент или могла бы стать демонстрацией, заставляющей конфликт идти до победного конца.

4

После событий 1905 года реакция снова прочно уселась в седле. Виттевская Дума была распущена, электорат сильно урезан, и установлена ​​новая бесполезная Дума. Революционные силы, обескураженные и пессимистичные, начали распадаться, и члены имели тенденцию отказываться от заговорщической борьбы и принимать формы идеализма и религии или акцентировать внимание на сексуальных вопросах.Это называлось сенинизмом по имени его представителя Сенина. Старое поколение устало; новое поколение еще не созрело.

Большевики наиболее энергично боролись против сенинизма в личном поведении, против богостроительства и идеализма в философии и ликвидаторства в политике. Они подтвердили марксистскую точку зрения, согласно которой религия никогда не может быть частным делом отдельных членов партии, как утверждали меньшевики, хотя, конечно, неправильно подчеркивать религиозные разделения, которые отвлекали бы рабочих от реальных проблем.

Религия была не просто продуктом невежества, как утверждали буржуазные атеисты, но имела свои корни в социальной и материальной среде, частью которой она была. Религия существовала до того, как стала известна классовая борьба, во времена первобытного племенного коммунизма. Затем он служил системой космологии, как обоснование для объяснения таких явлений, как молния, смерть, сны или психические и физические заболевания. У первобытных людей религия была в высшей степени материалистической; Боги, которых боялись и которых никто не знал, считались подобными людям с аналогичными похотями и страстями.Религия в основном была отражением того факта, что человек не мог контролировать, а скорее был жертвой природных сил, которых он не понимал.

По мере развития общества религия стала рационализировать этические обычаи, важные для племени и расы, и с появлением частной собственности и государства эта этическая часть религии приобрела огромное социальное значение как средство, с помощью которого государство могло контролировать угнетенные классы. С другой стороны, для масс религия с ее мечтами о будущем, лучшей жизни была наркотиком, который притупил их страдания в этом мире, — как сказал Карл Маркс: «Религия — это стон угнетенного существа, чувство бессердечного мира, так как это дух бездуховных состояний.Это опиум для людей ». (* 21)

Правящие классы приняли религию, чтобы дать сверхъестественную поддержку своему кредо передать Цезарю то, что было кесарево, и чтобы массы были покорными и кроткими. Церковь стала интимной частью государственного аппарата.

С развитием капитализма возникли определенные атеистические тенденции. Наука отделилась от церкви; таким образом, религия больше не была космологической системой, удовлетворяющей разумных людей. Также были предприняты попытки отделить этику от религии и разработать систему морали на основе утилитаризма и научного анализа социальных законов.Все, что осталось от церкви, — это сухие, как прах, леса теософии, бессмыслица богов и ангелов. Церковь больше не принадлежала этому миру.

И все же правящие классы нуждались в церкви и религии не только потому, что они помогали им контролировать массы, но также потому, что даже правители были не в состоянии объяснить явления природы и общества. Они не могли объяснить ни кризисы и депрессии, войны и революции, ни законы социальных изменений. И по мере того, как капиталисты становились жертвами своей собственной социальной системы, колебаний цен, собственного национального шовинизма и самих усовершенствований своей производственной техники, они не могли освободиться от своих религиозных оков.Наука заходит в тупик при капитализме; только пролетарий высвободит науку и даст ей возможность действительно процветать.

Рабочий класс обратился к атеизму не столько через книги, сколько в ходе своей деятельности в классовой борьбе. Во время забастовки рабочий обнаружил, что Церковь настроена против него. Поскольку он производил все хорошее и прекрасное в мире, в отличие от своего работодателя, он не был озадачен тем, как зарабатывает себе на хлеб насущный, и не считал необходимым благодарить за это Бога или какого-либо другого творца.Он сам был создателем. В то время как мелкий буржуа ограничивал религию любовью («Бог есть любовь»), потому что ему нужно было примирить все классы, находящиеся между буржуазией и пролетариатом, пролетариат в борьбе с капитализмом и государством должен был оспаривать все системы общества. социальный контроль, включая материальный институт церкви и ее обоснование религии.

Следовательно, лучший способ для коммуниста отвратить рабочих от религии — это не подчинять их абстрактным проповедям, а вовлекать их в саму классовую борьбу и там прояснять стоящие перед ними материальные вопросы.«Марксист должен быть материалистом, то есть врагом религии, но с материалистической и диалектической точек зрения, т. Е. Он должен воспринимать борьбу с религией не как абстракцию, не на основе чистого теоретического атеизма, одинаково применимого ко всем. время и условия, но конкретно, на основе классовой борьбы, которая действительно продолжается и которая будет обучать и воспитывать массы лучше, чем что-либо еще ». (* 22)

С другой стороны, хотя можно было сломить религиозные предрассудки у отсталых рабочих с помощью массовой борьбы с упором на материальные вопросы, религиозные работники не могли принадлежать к революционному авангарду.Большевики, в отличие от Социалистических партий Запада, настаивали на том, что ярым религиозным деятелям нет места в их рядах. Русским было легко прийти к такому выводу, поскольку там церковь и государство были связаны в одно целое, а борьба с государством была чрезвычайно жестокой и беспощадной. Большевики были готовы принять отдельных религиозных деятелей при условии, что они были готовы читать и учиться и были готовы к изменениям, но такие религиозные люди не подходили для того, чтобы взять на себя руководство организацией.Конечно, служители и проповедники религии не могли быть допущены в организацию.

В период отступления в России, с 1906 по 1910 год, эта проблема обострилась. Некоторые социал-демократы настолько буквально истолковали социализм как свою «религию», что фактически укрепили веру в религию в целом. Ленин же, напротив, хотел изгнать таких людей из партии, и ему это удавалось, пока теоретические сторонники Бога не отказались от мифотворчества и не стали придерживаться линии партии.Таким образом, большевикам удалось рано очистить свои ряды от тех, кто идейно поддался реакции и мистицизму; Напротив, меньшевики, имея в своих рядах гораздо большее количество интеллигенции и мелкобуржуазных элементов, были разбиты на куски подобными тенденциями. (* 23)

Основная борьба внутри социал-демократического движения в этот период была против ликвидаторства, отмеченного тенденцией отрицать классовую борьбу и руководство ею рабочих и организационно выражавшаяся в выходах из партии и в колонках легальных статей. пресса и, в легальных рабочих организациях, в борьбе против необходимости тайной революционной организации.В то же время возник другой уклон, получивший название отовщины. Отовцы хотели сохранить бойкот Думы на том основании, что это был фиктивный парламент, а в период реакции — бесполезный инструмент. В то время как Ленин хотел сосредоточить деятельность партии на парламентаризме, оцовисты заявляли, что главной задачей является военная подготовка и подготовка инструкторов для будущих сражений. Таким образом, отовцы были левыми группами, которые выступали против, например, ликвидации групп экспроприации, на что большевики наконец согласились в 1909 году, после того, как такие группы сильно выродились и исчезла основа для их дальнейшей деятельности.

По Ленину, подобно тому, как меньшевики и ликвидаторы потеряли голову в одном направлении, отовцы потеряли ориентацию в другом и также не умели действовать в периоды реакции. Ленин утверждал: «Именно в условиях острой и нарастающей реакции, когда механическая сила реакции действительно разрывает наши контакты с массами, тормозит наши усилия по ведению достаточно широкой работы и ослабляет партию, специфической задачей партии является использовать парламентское оружие не потому, что парламентская борьба выше других форм борьбы, а потому, что она действительно ниже, чем другие формы, которые вовлекают даже войска в массовое движение, вызывая массовые забастовки, восстания и т. д.Почему использование этой низшей формы борьбы должно стать специфической задачей партии (т. Е. Той, которая отличает данный период от других периодов)? Потому что чем сильнее сила реакции и чем слабее связи с массами, тем более актуальной становится задача подготовки сознания масс (а не задача прямого действия), использование каналов пропаганды и агитации, созданных старый режим (а не прямая атака масс на сам старый режим).”(* 24)

Однако в борьбе против отсовистов, против боговстроителей и других групп Ленин, настаивая на их исключении из фракции большевиков, не желал исключать их из самой партии. Для Ленина партия не была жестким орудием, в котором каждый должен был думать одинаково по каждому вопросу. Напротив, в рамках программы партии могли возникнуть большие и резкие расхождения, которые при определенных условиях могли быть ограничены в рамках одной организации.

Массовая вечеринка неизбежно должна была привлечь к себе определенное количество лагерных сторонников самых разных оттенков. В этом не было ничего тревожного или ненормального, пока пролетарский элемент сумел ассимилировать их и знал их такими, какие они есть. Но было бы совсем другое дело, если бы они контролировали организацию.

«Откол от фракции — не то же самое, что отрыв от партии. Ушедшие из нашей фракции отнюдь не лишены возможности работать в партии.Они либо останутся «непривязанными», то есть вне фракции, и в этом случае они будут поглощены общей работой партии, либо они попытаются создать новую фракцию, на что они имеют полное право, если они стремление отстаивать и развивать свой особый оттенок взглядов и тактики; тогда вся партия очень быстро увидит проявления тех тенденций, идейное значение которых мы пытались оценить выше ». (* 25)

Таким образом, когда отовисты, изгнанные из фракции большевиков, хотели сформировать свою собственную фракцию, Ленин подчеркивал их право на это, поскольку они представляли отчетливую тенденцию в то время, когда их место еще оставалось среди социал-демократов. .Здесь следует отметить важный момент ленинской теории коммунистической партии. В то время как партия должна настаивать на приверженности определенной платформе и политике, в определенных пределах неизбежные различные оттенки внутри партии, безусловно, могли объединиться во фракции, иметь свои собственные фракции и так далее.

В 1903 году большевики получили большинство в Социал-демократической рабочей партии России. Во время событий 1905 года, работая вместе с меньшевиками, они потеряли это большинство, но не вышли из партии.К 1907 году, с тяжелыми потерями, которые меньшевики понесли из-за ликвидаторства, большевики смогли вернуть себе большинство, но к тому времени они убедились, что меньшевики были классовыми врагами рабочих. Однако формальный раскол произошел только в 1912 году, когда с возрождением движения ликвидаторы были изгнаны, а меньшевики окончательно отделились от большевиков организационно.

Когда меньшевики были в большинстве в 1905 году, Ленин настаивал на свободе фракционного конфликта, свободе обсуждения и критики центрального комитета, правах местных организаций.Однако в то же время он выступал за демократический централизм и строгую партийную дисциплину. Проблема заключалась в том, как получить свободу для критики и при этом сохранить дисциплину и единство в действиях, в то же время признавая, что бывают моменты, когда дисциплина и организационное единство должны быть нарушены, то есть когда лидеры партии становятся оппортунистами и предателями их класс. Становится очень тонким вопросом, где провести черту, поскольку и строгая дисциплина, и фракционный раскол становятся необходимостью в разное время.

Ленинские теории демократического централизма предусматривали полное обсуждение до и после акции, но полное единство в ходе акции. Хотя верно и то, что без организации сила пролетариата была ничем, а сущность организации заключалась в единстве действий, верно также и то, что партия могла пойти на неправильный курс действий. Только полное обсуждение могло определить, когда это произошло. Организация без идей была абсурдом.Следовательно, без свободы обсуждения и критики пролетариат не признавал единства действий. По этой причине умные рабочие никогда не должны забывать, что иногда могут иметь место серьезные нарушения принципов, которые делают разрыв организационных отношений абсолютно необходимым. Таким образом, Ленин, сторонник строжайшей дисциплины, понимал также ограниченность такой дисциплины и знал, когда ее нарушать.

В партии большевиков существовала добровольная разумная дисциплина, основанная на том принципе, что интересы пролетарской революции и Коммунистической партии стоят превыше всего.«Мы всегда должны помнить, что армия (наша партия) в шестьсот тысяч человек должна быть авангардом рабочего класса, что без железной дисциплины невозможно будет выполнить нашу задачу. Основополагающим условием поддержания и сохранения нашей строгой дисциплины является лояльность. Все старые методы и ресурсы для создания дисциплины были уничтожены. В основу всей нашей деятельности мы положили только высокую степень вдумчивости и интеллекта. Это позволило нам поддерживать дисциплину, которая стоит выше, чем дисциплина любого другого государства, и которая опирается на основу, совершенно отличную от той, на которой дисциплина капиталистического общества едва поддерживается, если она поддерживается вообще.”(* 26)

Позднее, говоря об Октябрьской революции 1917 года, Ленин писал, что одним из главных условий успеха большевиков была их железная дисциплина плюс самая полная и безоговорочная поддержка передовых, разумных, честных, преданных, влиятельных рабочих, способных на руководить и вдохновлять рабочий класс. «Диктатура пролетариата — это самая жестокая и беспощадная война нового класса против его самого могущественного врага, буржуазии, сила сопротивления которой после ее свержения возрастает в десять раз, даже если она свергнута только в одной стране.Власть буржуазии опирается не только на международный капитал, на его прочные международные связи, но и на силу привычки, на силу мелкой промышленности, которой, к сожалению, еще очень много и которая ежедневно, ежечасно порождает капитализм. и буржуазия стихийно и в больших масштабах ». (* 27) Для Ленина опыт победившей диктатуры пролетариата доказал, что безоговорочная централизация и строжайшая дисциплина пролетариата были одними из главных условий победы над буржуазией.

«На чем держится дисциплина Революционной партии пролетариата? Как это контролируется? Как это усилено? Во-первых, классовой сознательностью пролетарского авангарда и его преданностью революции, его стойкостью, духом самопожертвования и героизма. Во-вторых, своей способностью смешиваться с трудящимися массами, сближаться и до известной степени, если хотите, сливаться в первую очередь с пролетарскими массами, но также и с непролетарскими трудящимися.В-третьих, здравым смыслом политического руководства, осуществляемого этим авангардом, и его правильной политической стратегией и тактикой, основанной на идее, что рабочие на собственном опыте должны убедить себя в правильности этой стратегии и тактики политического руководства. Без всех этих условий невозможно реализовать дисциплину в революционной партии, действительно способной быть партией передового класса, целью которой является свержение буржуазии и преобразование общества.Без этих условий все попытки создать дисциплину заканчиваются пустыми фразами, простыми искажениями. С другой стороны, эти условия не возникнут внезапно. Они созданы долгими усилиями и горьким опытом. Их созданию способствует правильная революционная теория, которая, в свою очередь, не является догматической, а формируется в своей окончательности только через тесную связь с практикой реального массового и истинного революционного движения ». (* 28)

Таким образом, дисциплина была безвозвратно связана с правильностью политической линии партии.Если партия будет вести массы против революции, непременно нужно было оторваться от такой организации и построить революционную.

Между этой крайней обязанностью раскола и обязанностью безоговорочного повиновения было множество промежуточных позиций. Если Центральный Комитет партии совершал отдельные действия, пагубные для масс, то истинный коммунист был обязан поднять голос в критике. Там, где Центральный Комитет был виновен в целом ряде подобных действий, которые уже не были просто изолированными, а были связаны в одну тенденцию, там критика могла принять более враждебный тон.Когда эта тенденция переросла в регулярное отклонение от революционного коммунизма, коммунист стал обязан бороться с таким отклонением с помощью организованной критики в форме фракции.

Но логика фракционной борьбы ведет к расколу. Такие фракции не должны отделяться от партии, пока партия в целом ведет правильную битву и имеет научную программу, несмотря на ее непоследовательные отклонения. Однако там, где отклонение становится основной линией, а ЦК действительно идет по пути контрреволюции, фракции необходимо подготовиться и организовать раскол от партии.Вот предел дисциплины, когда верность классу вступает в противоречие с верностью инструменту класса, партии. В таких случаях класс всегда должен преобладать.

С другой стороны, ЦК должен создать такой режим, чтобы и обсуждение, и критика были полностью разрешены. ЦК также не может действовать при формировании фракций таким образом, чтобы исключать их автоматически. В каждой массовой партии обязательно возникнут фракции. Мир движется вперед; одни члены партии стоят на месте, другие идеологически следуют за реальным движением и готовы с новыми предложениями.Для каждой группы наиболее естественно объединяться и вести борьбу за контроль над партией в соответствии со своими взглядами. Такая внутренняя жизнь партии не только не вредна, но и верный признак того, что партия жива и чувствительна к новым событиям. Следует осудить беспринципную фракционную борьбу, в которой клики борются за власть. Это верный признак того, что организация не имеет ничего общего с революцией, а является рассадником карьеристов и всевозможных контрреволюционных элементов в рабочем классе, тех, кто подменяет будущее своей организации или благополучия своим собственным будущим. своего класса.

В ленинской организации Центральный Комитет обязан терпеть фракцию, где фракция подчиняется дисциплине большинства и обеспечивает единство действий и где программа этой фракции в целом идентична программе самой партии. Однако если фракция вышла за пределы этой стадии и пытается внести в ряды коммунистов программу, подходящую только для оппортунистов или вражеских элементов, тогда такой партии не остается ничего, кроме как изгнать фракцию.

Таким образом, здесь была основа и ограниченность дисциплины большевиков. Партия большевиков под руководством Ленина смогла стать движущей силой революции именно потому, что она проверила все свои элементы во всех видах борьбы не только в России, но и за рубежом, и позволила максимально свободно обсуждать все коммунистические элементы в своих рядах. . Лидеры большевиков, вынужденные эмигрировать в другие страны, смогли преодолеть национальную провинциальность и реализовать очень богатый международный опыт.

За свою практическую историю русские прошли через обширный революционный опыт, охватывая большое разнообразие и скорость смены форм, приспособленных к легальной и нелегальной работе, к мирным и бурным периодам, к парламентской и террористической деятельности, к открытым и подпольным организациям. , к маленьким кругам и большим массам. Благодаря этому опыту они смогли подготовиться к событиям 1917 года.

Большевикам пришлось пройти несколько этапов подготовки к своим великим достижениям 1917 года.В годы, предшествовавшие 1905 году, шла ожесточенная борьба по вопросам программы и тактики. В этих боях класс смог выработать для себя адекватную программу. В период революции, с 1905 по 1907 год, все программы и тактика были проверены. Возникли беспрецедентные по размеру и остроте забастовки, сначала экономические, затем политические, окончательно перешедшие в восстания под руководством Советов. Здесь также было проверено отношение рабочих к крестьянам. Без генеральной репетиции 1905 года победа 1917 года была бы невозможна.Но недостаточно было пройти период подготовки и действий, необходимо было также испытать поражение и депрессию, когда на смену революционной политике пришли деморализация, раскол, рассеяние сил, ренегатство, порнография. Именно в этот период поражений и отступлений политическая партия Ленина ожесточилась и подверглась наибольшим испытаниям. Именно в этот период фразерологи были наиболее остро разоблачены и могли быть исключены из рядов, пока организация была подготовлена ​​к новым успехам, которые будут сделаны.

После 1910 г. движение начало медленно возрождаться; в 1912 году она снова активизировалась. Теперь, благодаря упорному труду в период отступления, большевики смогли отбросить меньшевиков и согласовать нелегальные формы работы с обязательным использованием всех законных возможностей. Ко времени империалистической войны большевики были готовы занять революционную позицию против Второго Интернационала и воспользоваться первым прорывом, который должен был произойти в рядах царского абсолютизма.Когда в результате войны великое Российское государство начало разрушаться и началась революция 1917 года, они были готовы.

Сноски

1. См. Л. Д. Троцкий. 1905, с. 68.

2. То же, п. 69.

3. Позже Троцкий заявил, что взгляды принадлежат только Парвусу, но это объяснение пришло довольно поздно.

4. Избрание из Ленина, II, 63-64.

5. То же, с. 16-17.

6. То же, с.41-42.

7. То же, п. 42.

8. То же, с. 102-103.

9. Названа Булыгинская Дума в честь царского министра.

10. Л. Д. Троцкий. 1905, с. 211.

11. То же, с. 115.

12. Троцкий: 1905, с. 146–147.

13. Троцкий: 1905, с. 176.

14. Примечательно, что военно-морской флот возглавлял народные восстания в ряде важных случаев, не только во время русской революции 1905 года, но и во время немецкой революции 1918 года, русской революции 1917 года, французского революционного брожения после войны. , испанские революционные события 1936 года и т. д.Это объясняется множеством причин. У моряков в основном занятия схожи с рабочими, их условия в целом плохие, они живут близко друг к другу и легко могут передавать друг другу свои идеи; они путешествуют и сравнивают судьбу своих людей с теми, кто находится за границей, в то время как им редко дают возможность вступать в конфликт со своими соотечественниками. Таким образом, военно-морские силы часто созрели для подрывной пропаганды в революционные моменты и, как правило, не являются самыми сильными или надежными войсками для реакции.

15. Избранные у Ленина, II, 172.

16. То же, с. 173-174.

17. Много позже Ленин заявил, что допустил ошибку, продолжив бойкот после того, как изменились объективные обстоятельства. См. Его «Левый коммунизм, инфантильное расстройство», , стр. 44. (Трудовое издание)

.

18. И выпускал собственные газеты ( Воля, Впериод и Эхо, ).

19. Избранные у Ленина, II, 221.

20. То же, с.225.

21. Карл Маркс: Избранные эссе, с. 12.

22. Избранные у Ленина, II, 277.

23. На съезде 1907 года выяснилось, что 52% меньшевиков были интеллигентами и только 6% большевиками.

24. Избранные у Ленина, II, 311-312.

25. То же, с. 300-301.

26. Ленин по организации, с. 33.

27. В. И. Ленин: «Левый» коммунизм, детская болезнь, с.6.

28. То же, с. 6-7.


История русской революции Льва Троцкого (часть 1)

«История революции для нас — это прежде всего насильственное вторжение масс в сферу их собственной судьбы … Массы идут в революцию не с заранее подготовленным планом социальной реконструкции, а с острым чувством того, что они не может выносить старый режим. Только руководящие слои класса имеют политическую программу, и даже это все еще требует проверки событиями и одобрения масс.Таким образом, фундаментальный политический процесс состоит в постепенном осознании классом проблем, вытекающих из социального кризиса, — активной ориентации масс методом последовательных приближений ». — Введение в Льва Троцкого, История русской революции.

Революции, писал русский революционер Владимир Ленин, «ни в коем случае нельзя рассматривать как единичный акт… но как серию более или менее мощных вспышек, быстро чередующихся с периодами более или менее сильного затишья.«Чтобы понять этот процесс и управлять им, революционеры должны понимать как объективную возможность правления рабочего класса, так и конкретные возможности и проблемы в каждый данный момент. «История русской революции» Льва Троцкого описывает революционный процесс 1917 года, вызовы молодому рабочему классу, его «последовательные приближения», поскольку он прокладывал курс сначала на свержение древней прогнившей монархии царя в феврале, а затем на свержение новорожденная, прогнившая буржуазная демократия Временного правительства в октябре.

Написаны десятки историй русской революции; Уникальность «Истории Троцкого» заключается в ее бескомпромиссном рабочем, марксистском понимании всего процесса, сделанном тем более осязаемым с точки зрения участника.

Личное участие Троцкого никоим образом не препятствует его научным взглядам. Историк и биограф Троцкого Исаак Дойчер пишет,

, как в лучшем военном мышлении, крайняя партийность и скрупулезная трезвая наблюдательность действительно идут рука об руку.Для хорошего солдата нет ничего важнее, чем получить реалистичное изображение «другой стороны холма», не омраченное принятием желаемого за действительное или эмоциями. Троцкий, командующий октябрьским восстанием, действовал по этому принципу; и историк Троцкий делает то же самое. В своем образе революции он добивается единства субъективных и объективных элементов. 1

Троцкий презирал историков, которые стремились «стоять на стене», беспристрастно наблюдая за обеими сторонами; он считал, что такая «объективная» точка зрения неизбежно окажет поддержку реакционным силам.

Помимо аналитической проницательности Истории, это произведение огромных эмоций и поэзии, и успех Троцкого в передаче размаха революции часто достигается за счет мельчайших деталей, отражающих психологическую трансформацию масс. Подмигивание, колебание, дрожащий, но вызывающий голос солдатского депутата в Совете олицетворяли растущую смелость угнетенного класса, поднимающегося на ноги против своих угнетателей. Дойчер писал об этом аспекте Истории: «Он позволяет нам почувствовать, что здесь и сейчас люди создают свою собственную историю; и что они делают это в соответствии с «законами истории», а также актами своего сознания и воли.Он гордится такими людьми, даже несмотря на то, что они могут быть неграмотными и грубыми; и он хочет, чтобы мы ими гордились. Революция для него — тот краткий и плодотворный момент, когда смиренные и угнетенные говорят свое слово ». 2

Массовая история русской революции была написана за один год, когда Троцкий находился в изгнании на Принкипо, острове у побережья Турции. Его изгнание последовало за годами борьбы с растущей сталинистской бюрократией внутри России, кульминацией которой стало его исключение из ЦК большевиков в 1927 году, переезд в Алма-Ата (Казахстан) в 1928 году и окончательное выселение из СССР в 1929 году.Будучи лидером Красной Армии и героем гражданской войны, Троцкий подвергался критике как агент контрреволюции в международном коммунистическом движении. Пока Сталин стремился уничтожить любые остатки рабочей власти в России, кампания лжи и клеветы против Троцкого шла параллельно с переписыванием истории большевистской партии и инверсией марксистских теорий революции в соответствии с потребностями внешней политики России. «Ни на секунду сам Сталин не расслаблялся, — пишет Дойчер, — и не позволял своим пропагандистам и полицейским расслабиться в антитроцкистской кампании, которую он пронес во все сферы мысли и деятельности. 3 Таким образом, Троцкий написал «Историю русской революции», чтобы спасти реальную историю русской революции и защитить свою роль в ней.

Сталинский образ непогрешимой партии, всегда на шаг впереди класса, не выдерживает честной оценки революции. Динамизм и, в конечном счете, успех большевистской партии стали результатом взаимопроникновения партии и рабочего класса, а также энергичных дебатов внутри партии. Троцкий блестяще улавливает противоречие между формальным руководством в партийном центре и широким слоем партийных кадров, ведущих на улицах и в населенных пунктах.Карикатура на партийный центр, отдающий приказы послушным, пассивным членам, не имеет ничего общего с реальной историей 1917 года, когда в первые недели революции боевики и рабочие кадры опережали центр. Не верен и миф о всеведущем Центральном Комитете; в действительности партия и Ленин были вынуждены пересмотреть свои фундаментальные теоретические предположения о природе революции из-за логики инициатив, предпринятых рабочим классом, включая членов их собственной партии.

Это не означает, что Троцкий принижает значение большевиков или их выдающихся лидеров. Подтверждая свою ведущую роль (он стал президентом Петроградского Совета в августе и возглавил октябрьское восстание), Троцкий, который не должен был присоединиться к большевикам до июля 1917 года, возлагает большую ответственность за успех большевиков на Ленина. Но это не Ленин из сталинского мифа. Убедительность политических взглядов Ленина проистекала не из потустороннего видения, а из его способности слушать с большой чуткостью и смотреть на реальность без сентиментальности, чтобы понять, что было на самом деле.

В «Истории Троцкого» Сталину дела обстоят хуже. Там, где присутствует Сталин, он часто выступает против Ленина и твердо стоит на консервативной стороне большинства дебатов. Реальная история бросает вызов как мифу о единстве Ленина и Сталина, так и монолитному руководству большевиков.

Комбинированная разработка

Троцкий устанавливает во вступительной главе «Истории русской революции» уникальный «комбинированный» характер экономического развития России, основанный на аграрном прошлом и промышленном настоящем.Крупнейшие и самые передовые фабрики мира существовали в море крестьян, трудившихся на земле с неизменной на протяжении веков техникой. Троцкий пишет:

Отсталая страна ассимилирует материальные и интеллектуальные завоевания передовых стран…. Хотя отсталая страна вынуждена следовать за развитыми странами, она не принимает их в том же порядке. Привилегия исторической отсталости — а такая привилегия существует — разрешает или, скорее, вынуждает принять все, что готово до любой указанной даты, пропуская целую серию промежуточных этапов.

Вынужденная защищаться от соседних капиталистических держав и конкурировать с ними, Россия впитала в себя самые современные технологии и отрасли промышленности, но сделала это, внедрив самые современные капиталистические методы, с помощью государственной помощи и иностранных инвестиций, помимо самые отсталые сельские социальные отношения, и без свержения существовавшего ранее политического и социального порядка, в котором господствовали монархия и помещики.

К несчастью для правителей России, они также импортировали классовую борьбу, которая является важным компонентом капитализма.Рабочий класс перескочил из условий крестьянской жизни прямо в коллективный городской опыт, который включал «резкие изменения среды, связей, отношений и резкий разрыв с прошлым». Именно этот факт — в сочетании с концентрированным гнетом царизма — сделал русских рабочих гостеприимными к самым смелым выводам революционной мысли — точно так же, как отсталая промышленность была гостеприимна до последнего слова в капиталистической организации ». Несмотря на малочисленную долю — около 10 процентов населения в 1917 году — рабочий класс занимал экономическое и социальное положение, что означало, что он мог возглавить крестьянское большинство в свержении капитализма в России, но мог добиться успеха только в рамках международной волны восстания. восстания.

Троцкий пишет:

Закон комбинированного развития отсталых стран — в смысле своеобразной смеси отсталых элементов с более современными факторами — здесь предстает перед нами в наиболее законченной форме и предлагает ключ к фундаментальной загадке русской революции … Для реализации советского государства требовалось сближение и взаимопроникновение двух факторов, принадлежащих к совершенно разным историческим разновидностям: крестьянской войны, т. Е. Движения, характерного для зари буржуазного развития, и пролетарского восстания. движение, сигнализирующее о его упадке.В этом суть 1917 года.

В то время как экономика колебалась между двумя противоборствующими режимами, политическая система явно смотрела назад. Несмотря на полную зависимость от иностранных займов и технологий, двор царя Николая отказался принять современность: «Напротив, он замкнулся в себе. Его дух средневековья сгущался под давлением враждебности и страха, пока не приобрел характер отвратительного кошмара, нависшего над страной ».

Характеристики царя и царицы Троцким ужасно смешны, они изображены жестокими, поверхностными и совершенно оторванными от страданий миллионов своих подданных.Так называемый вождь и хозяин Российской Империи имел мировоззрение, которое «не было шире, чем у мелкого полицейского — с той разницей, что последний лучше знал бы реальность и был менее обременен суевериями». Наиболее ужасны царские дневники, в которых записаны самые утомительные банальности его повседневной жизни, пока Россия содрогается. Когда Государственная Дума вновь открылась под давлением массовой социальной нестабильности, он написал: «14 апреля. Прогулялся в тонкой рубашке и снова занялся греблей.Пили чай на балконе. Стана пообедала и прокатилась с нами. Читать.» Летом того же года, когда царь распустил Думу, он сказал о кризисе лишь несколько слов: «Случилось! Дума закрылась сегодня. За завтраком после мессы у многих были заметны вытянутые лица…. Погода была хорошая…. Плыл на каноэ ».

В феврале 1917 года, в ответ на телеграмму председателя Думы о развале армии, он написал: «Опять этот толстобрюхий Родзянко написал мне много чуши, на которую я даже не удосужился ответить. .”

Троцкий утверждает, что внешне личные черты царя — его отрешенность и мягкость — были олицетворением устаревания монархии. «На самом деле его неудача проистекала из противоречий между теми старыми целями, которые он унаследовал от своих предков, и новыми историческими условиями, в которые он был помещен».

Российская буржуазия, ненавидевшая царя и желавшая уничтожить его жалкий двор, его суеверия и ритуалы, была парализована страхом перед восстанием снизу, которое развяжет дворцовый переворот.Хорошо помня революцию 1905 года, едва не свергнувшую царя, они «не могли не спросить… Не окажется ли дворцовый переворот вместо средства предотвращения настоящей революции последней банкой, которая ослабит лавину?» Не может ли лекарство оказаться более разрушительным, чем болезнь? »

И двор, и буржуазия держались на высоте благодаря сотрудничеству с западным капиталом. С началом Первой мировой войны их партнерство перешло от экономического к военному. Ужасно отставая в технологическом плане, единственным вкладом России было пушечное мясо: «Единственное, что русские генералы сделали с размахом, — вытащили человеческое мясо из страны. Пятнадцать миллионов человек были призваны в армию, и пять с половиной миллионов из них были убиты, взяты в плен или ранены за три года войны. В первые месяцы Первой мировой войны национальные правители смогли разрядить классовую горечь, которая вновь проявилась в 1912 году после многих лет репрессий. Но не надолго. Троцкий пишет: «Сама война, ее жертвы, ее ужас, ее позор привели не только старые, но и новые слои рабочих в конфликт с царским режимом. Он сделал это с новой остротой и привел их к выводу: мы больше не можем этого терпеть.Вывод был универсальным; он сплавлял массы вместе и давал им могущественную динамическую силу ».

Бесполезность войны была очевидна; дезертирство и неповиновение начались рано, поскольку солдатам не хватало не только оружия, но и обуви. Военная мобилизация потребовала огромных ресурсов, в том числе до 50 процентов продуктов питания и топлива, что ввергло работающее население в нищету. Начало войны в 1914 году быстро остановило нарастающую волну протеста рабочего класса по всей России, уступив место кратким, но диким проявлениям патриотизма.В 1915 году этот курс изменился: экономические забастовки возобновились и так быстро усилились, что их число удвоилось к 1916 году.

Свержение царя

Невыносимая ситуация накалялась зимой 1917 года, что привело к признанию радикалами, что они находятся на пути к драматическому взрыву. Но никто не видел, насколько это короткая дорога. То, что стало первым днем ​​Февральской революции, никому не представляло исторического значения. В честь Международного женского дня девяносто тысяч петроградских рабочих (мужчин и женщин) объявили забастовку 23 февраля.Шествие женщин шло к местной Думе (городскому совету), требуя хлеба, что «было все равно, что требовать молока у козла». Среди знамен появились лозунги свержения царя и прекращения войны, но день прошел мирно.

На следующий день движение расширилось до половины рабочих города, и немедленные потребности в еде были перекрыты политическими лозунгами. Была вызвана царская конница, казаки, но толпа старательно избегала прямого столкновения, уверенная, что конная гвардия не стреляет, а они и не стреляли.Перед одним из крупнейших заводов Петрограда конфронтация казалась неизбежной, когда казаки встретили наступающих забастовщиков:

Решающий момент! Но всадники осторожно, длинной лентой проехали по только что проложенному офицерами коридору… Казаки, не нарушая открыто дисциплины, не смогли заставить толпу разойтись, а текли по ней ручьями…. Офицеры поспешили отделить свой патруль от рабочих и, отказавшись от идеи их разгона, выстроили казаков через улицу в качестве преграды, не позволяющей демонстрантам добраться до центра.Но и это не помогло: стоя в полной дисциплине, казаки не мешали рабочим «нырять» под лошадей. Революция не выбирает свой путь: первые шаги к победе она сделала под чревом казачьей лошади.

На третий день забастовка продолжала усиливаться, и армия была вызвана, когда казаки дрогнули, а ненавистную полицию выгнали с улиц. Женщины снова взяли на себя инициативу, приближаясь к солдатам и «смелее мужчин возьмите их винтовки, умоляйте, почти командуйте:« Опустите свои штыки — присоединяйтесь к нам.Увидев, что армия начинает сгибаться, когда она собралась в объятиях своих сестер и братьев из рабочего класса, правительство нанесло ответный удар еще до рассвета 26 февраля, арестовав более сотни активистов. В ходе столкновений в течение дня было расстреляно сорок протестующих. Однако толпу это наступление не испугало: «Массы больше не будут отступать, они сопротивляются с оптимистическим блеском…». Толпа не только ожесточенная, но и дерзкая ».

Давление на солдат начало подрывать дисциплину, сначала небольшими группами внутри отрядов, а затем внезапно уступая место наводнению мятежа.В отличие от рабочего класса, который имеет опыт частичной борьбы со своими угнетателями, военная дисциплина с ее наказанием смертью придает мятежам взрывной характер, основанный на принципах «все или ничего», который нельзя спровоцировать только словами. Троцкий блестяще объясняет:

Чем больше солдаты в своей массе убеждены, что повстанцы действительно восстают, что это не демонстрация, после которой им придется вернуться в казармы и доложить, что это борьба насмерть, чтобы народ мог выиграют, если они присоединятся к ним, и что эта победа не только гарантирует безнаказанность, но и облегчит участь всех — чем больше они осознают это, тем с большей готовностью они отвернут свои штыки или перейдут с ними к народу.Другими словами, революционеры могут переломить солдатское настроение только в том случае, если они сами действительно готовы одержать победу любой ценой, даже ценой крови. И эта высшая решимость никогда не может и не останется безоружной.

Пятый день закончился падением военного повиновения, отречением царя и массовым маршем к Таврическому дворцу, который стал новым центром власти. Но сами участники марша вошли в Таврический дворец не для того, чтобы править новой Россией — тысячи лидеров, которые произвели революцию, вернулись в рабочие районы и бараки, оставив залы власти занять руководителям партий и профессиональным политикам, которые заняли свое место. на стороне восстания.

Ни одна партия не могла взять на себя ответственность за успех Февральской революции, а отсутствие признанной платформы или видимого руководства привело к характеристике революции как «спонтанной». Но Троцкий анализирует движение в главе «Кто руководил Февральской революцией?» чтобы пролить свет на более глубокие влияния, сформировавшие восстание. Все стороны были застигнуты врасплох; Первоначально большевики выступали против забастовок в честь женского дня. По словам одного из лидеров социалистов-революционеров: «Революция застала нас, партийных людей того времени, дремлющими, как глупые девы Библии.«Большая часть формального руководства левых, включая большевиков, находилась за границей, а подпольные организации были серьезно повреждены, если не полностью разрушены, в результате всплеска правых, сопровождавшего начало войны.

Однако этого было недостаточно, утверждает Троцкий, для искоренения революционных традиций и уроков, извлеченных рабочими-боевиками. В авангарде рабочего класса решающее значение имели «рабочие, которые обдумали опыт 1905 года, критиковали конституционные иллюзии либералов и меньшевиков, усвоили перспективы революции, сотни раз выступали посредниками по вопросу об армии, внимательно следили за тем, что происходило среди них — рабочие, способные делать революционные выводы из того, что они наблюдали, и сообщать их другим.(Меньшевики, о которых говорит Троцкий, и к которым мы вернемся, были умеренными социалистами, которые объединились с либералами.) Троцкий верит большевикам в это влияние, несмотря на их организационные слабости в начале вспышки, и утверждает, что это было так. процесс борьбы, превративший эти рудиментарные идеи в движущую силу революции. Он пишет:

Для самодовольных политиков либерализма и укрощенного социализма все, что происходит в массах, обычно представляется инстинктивным процессом, независимо от того, имеют ли они дело с муравейником или ульем.На самом деле мысль, пробивавшаяся сквозь толщу рабочего класса, была гораздо смелее, проницательнее, сознательнее, чем те маленькие идеи, которыми живут образованные классы. Более того, эта мысль была более научной: не только потому, что она была в значительной степени оплодотворена методами марксизма, но еще больше потому, что она постоянно питалась живым опытом масс, которые вскоре должны были занять свое место в революционной среде. арена. Мысли являются научными, если они соответствуют объективному процессу и позволяют влиять на этот процесс и направлять его.

Он заключает: «На вопрос, кто руководил Февральской революцией? Тогда мы сможем ответить достаточно определенно: сознательные и закаленные рабочие, воспитанные большей частью партией Ленина. Но здесь мы должны немедленно добавить: этого руководства оказалось достаточно, чтобы гарантировать победу восстания, но его было недостаточно, чтобы немедленно передать в руки пролетарского авангарда руководство революцией ».

Двойное питание

Буржуазия была глубоко напугана революцией.Троцкий цитирует высказывание одного комментатора о либералах: «Официально они праздновали, восхваляли революцию, кричали« Ура! »Борцам за свободу, украшались красными лентами и шли под красными знаменами … Но в душе их разговоры тет-а-тет, они были в ужасе, они содрогались, они чувствовали себя пленниками в руках враждебных элементов, идущих неизвестной дорогой ».

Сначала буржуазные политики Думы отвергли массовое излияние горечи на улицах, надеясь, что царь ее разгромит.Когда она наступила и сломала хребет царизму, они были парализованы и просто ждали ареста в Таврическом дворце, дрожа и заламывая руки. Однако когда масса солдат и рабочих подошла к Таврическому дворцу, то не для того, чтобы арестовать Думу, а для того, чтобы потребовать от нее взять власть. По иронии судьбы, депутатом, который заявил, что Дума должна возглавить движение, которого она опасается и ненавидит, был Александр Керенский, умеренный депутат-социалист, который в ближайшие месяцы приобрел огромное влияние, пытаясь донести это движение до населения. руки буржуазии.Услышав эту новость, представители Либеральной Думы поспешно сформировали Временный комитет, как будто соорудили плот, чтобы пережить набегающую волну революции.

В тот же час и в том же здании, что и Временный комитет, был созван Исполнительный комитет Совета рабочих депутатов. Опираясь на опыт революции 1905 года, два политика-меньшевика сформировали Исполнительный комитет и призвали все рабочие места прислать делегатов для формирования нового Совета.Первоначально сформированные в ходе массового стачечного движения 1905 года, советы (по-русски «совет») начинались как комитеты по организации забастовочной деятельности, но по мере того, как конфликт перерос в органы самоуправления и центры вооруженной борьбы против царизма. Однако мотивация меньшевиков заключалась не в том, чтобы углубить инициативу мятежного рабочего класса, а в том, чтобы подчинить движение установлению буржуазной демократии. Троцкий описывает их как социалистов, которые «учили массы, что буржуазия — враг, но сами больше всего боялись освободить массы от контроля этого врага.«Если бы они смогли обойти боевиков и большевиков в призывах к существованию Совета, они смогли бы смягчить его требования и траекторию.

Однако цели меньшевиков и реальность жизни Советов сразу же разошлись. Память о движении 1905 года ярко вспыхнула в умах угнетенных, и они бросились строить местные советы. На первый митинг солдаты прислали своих представителей, которых было

человек.

потрясены восстанием и все еще с трудом владеют своим языком.Но именно они нашли слова, которых не мог найти ни один оратор. Это была одна из самых трогательных сцен революции, когда я впервые почувствовал ее силу, почувствовал бесчисленные массы, которые она пробудила, колоссальные задачи, гордость за успех, радостное падение сердца при мысли о завтрашнем дне, которое должно наступить. будь еще красивее, чем сегодня.

Совет был охвачен представителями солдат и стал Советом рабочих и солдатских депутатов, чтобы оформить союз заводов и казарм, рожденный восстанием против царя.

Совет немедленно приступил к решению самых насущных проблем населения страны: продуктов питания и денег. Создана Продовольственная комиссия, принято решение занять государственный банк, монетный двор и казну. Телеграф, телефон и железнодорожная сеть перешли (добровольно) в руки Совета. Крестьяне и низшие слои среднего класса тяготели к советам, поскольку «массы хлынули в совет, как будто в триумфальные ворота революции. Все, что оставалось за пределами границ, казалось, отпало от революции, казалось, каким-то образом принадлежало другому миру.Так и было на самом деле ».

Совет представлял собой чистую силу мобилизованного рабочего класса и солдат в их творчестве и размахе. Он поддерживал лояльность вооруженных сил и вооруженных рабочих и считался ими «нашим» правительством. Временный комитет, напротив, был слабым и изолированным, способным существовать лишь до тех пор, пока это позволял Совет; только до тех пор, пока в Совете доминировали партии, которые снабжали буржуазию необходимым ей спасательным кругом.

Незаметно для тысяч рабочих и солдат, которые послали делегатов в Совет, члены Исполнительного комитета Совета 1 марта подошли к Временному комитету и потребовали от него взять государственную власть в свои руки.

Объясняет Троцкий:

Даже в те самые первые дни победы, когда новая сила революции формировалась с баснословной скоростью и непобедимой силой, те социалисты, которые стояли во главе Совета, уже с тревогой оглядывались вокруг, чтобы увидеть, смогут ли они найти настоящий «босс». Они считали само собой разумеющимся, что власть должна перейти к буржуазии. Здесь завязывается главный политический узел нового режима: одна его нить ведет в зал Исполнительного комитета рабочих и солдат, другая — в центральный штаб буржуазных партий.

Троцкий продолжает: «Только за спиной рабочих и солдат, без их ведома и против их действительной воли, социалистические лидеры смогли экспроприировать эту власть в пользу буржуазии».

Троцкий характеризует сосуществование Временного правительства (так называемого после 1 марта) как «двоевластие» — неустойчивое равновесие между двумя конкурирующими центрами классовой власти. Троцкий дает блестящий анализ нестабильности конкурирующих властей:

Политический механизм революции состоит в передаче власти от одного класса к другому.Насильственный переворот обычно осуществляется в короткие сроки. Но ни один исторический класс не поднимается с позиции подчиненного до положения правления внезапно за одну ночь, даже если ночь революции…. Историческая подготовка революции приводит в дореволюционный период к ситуации, когда класс, призванный реализовать новую социальную систему, хотя и не является хозяином страны, на самом деле сосредоточил в своих руках значительную долю своего капитала. государственная власть, в то время как официальный аппарат правительства все еще находится в руках старых лордов.Это изначальное двоевластие в каждой революции.

В то время как буржуазия и их союзники в умеренных социалистических партиях осознавали угрозу двоевластия для установления капитализма, рабочий класс и солдаты по большей части не видели внутреннего противоречия. Они массово голосовали за партии, стремившиеся подорвать революционный потенциал Совета. Таким образом, начальный этап революции характеризовался наиболее воинственной тактикой прямых действий в борьбе против царя, включая революционные органы власти, советы, и политическим доминированием партий, которые выступали против рабочей власти и основных требований земли и земли. мир, и кто передал власть буржуазии.

Объяснение Троцкого отражает динамизм классовой борьбы, которая существует одновременно в политической и экономической сферах, на выборах и восстаниях.

Активное и воинственное меньшинство неизбежно выставляет под огонь врага свои более революционные и самоотверженные элементы. Таким образом, естественно, что в февральских боях ведущее место заняли рабочие-большевики. Но ситуация меняется в тот момент, когда одержана победа и начинается ее политическое укрепление.Выборы в органы и институты победившей революции привлекают и бросают вызов бесконечно более широким массам, чем те, кто сражался с оружием в руках…. Подавляющее большинство рабочих, меньшевиков, эсеров и беспартийных, поддерживало большевиков в момент прямой борьбы с царизмом. Но лишь незначительное меньшинство рабочих понимало, что большевики отличались от других социалистических партий…. А поскольку меньшевики и эсеры составляли бесконечно большие слои интеллигенции, хлынувшей со всех сторон, и, таким образом, попали в руки огромного штаба агитаторов, выборы, даже в цехах и на фабриках, дали им огромное большинство.

Партии, которые доминировали в жизни угнетенных классов в месяцы после февраля, верили, по словам Николая Суханова, меньшевистского летописца революции: «Власть, призванная заменить царизм, должна быть только буржуазной властью … конечно по этому принципу. Иначе восстание не увенчается успехом и революция рухнет ».

Классовое сотрудничество под эгидой построения нового революционного государства смело продвигалось главными «социалистическими» партиями России: меньшевиками, которые доминировали в городском рабочем классе и мелкой буржуазии, и эсерами, считавшими себя представителями крестьян России.Общий язык левых в России был окрашен марксизмом, «не столько критикой капиталистического общества, сколько аргументом в пользу неизбежности буржуазного развития страны». Таким образом, большинство «марксистов» («соглашатели» в лексиконе Троцкого) видели свою роль в содействии установлению буржуазной демократии, из которой через некоторое время могло возникнуть настоящее движение за социализм. Они думали, что любая попытка встать на путь независимого рабочего класса или осмелиться говорить о социализме в ближайшем будущем обречет революцию.

Соглашатели позволили буржуазии прийти к власти после февраля, а их положение в Исполнительном комитете Совета позволило ей удержать власть. Они использовали свое лидерское положение, чтобы ограничить масштабы вторжений низших классов в буржуазную власть: можно было обнаружить, что они сопротивляются восьмичасовому рабочему дню, выступают против захвата земли крестьянами, пытаются обуздать демократию на рабочем месте и обеспечивают политическое прикрытие. война. Избирая компромиссные партии, страдающие классы идентифицировали их как «противников царя, капиталистов и помещиков.Но, голосуя за них, они создали перегородку между собой и своими целями. Теперь они вообще не могли двигаться вперед, не натыкаясь на эту стену, воздвигнутую ими самими, и не опрокидывали ее ».

Временное правительство

Победоносное движение разбило надежды либерально-буржуазных партий на переговоры о легкой передаче власти от старого царя новому царю; вместо этого они оказались вынуждены уйти к власти из-за восстания, которого они все время боялись.

Во Временном правительстве доминировали конституционные демократы (кадеты). В новое министерство вошли племянник царя, князь Львов, в качестве премьер-министра (которого Троцкий характеризует как «имеющего сильную нелюбовь к ажиотажам»), а также некоторые из самых богатых промышленников и помещиков России. Министр финансов Терещенко «был владельцем сахарных заводов, имений, лесов и других бесчисленных владений стоимостью около восьмидесяти миллионов рублей золотом, президентом Военно-промышленного комитета Киева, обладал хорошим французским произношением и в довершение всего ценитель балета.Единственным «социалистическим» министром, допущенным в эту кружку боссов и спекулянтов на войне, был эсер Александр Керенский, чье радикальное понимание нового режима было резюмировано, когда он сказал: «Политика революционного правительства никогда не должна никого без надобности обижать. . »

Слишком слабые и трусливые, чтобы править от своего имени, либералы спрятались за царской дубинкой. Теперь они завернулись в красный флаг, врученный им соглашателями. У них были все намерения продолжить войну и аннексировать все, что попадется в их руки, но им нужно было заново изобрести причину резни.Лозунгом, объединившим буржуазию с революционными массами, была «защита»: защита революционной России, защита революции. Под прикрытием умеренных социалистических партий наступательная война за империю была преобразована в революционную самооборону. Этот лозунг успешно утащил за собой даже некоторых из самых закоснелых революционеров, в том числе некоторых ведущих большевиков.

Ленин и большевики

Большевики согласились с меньшевистской оценкой свержения царя буржуазно-демократической, а не социалистической революцией.Но у большевиков была принципиально противоположная точка зрения на роль рабочего класса и либеральной буржуазии. Они считали русских рабочих естественным лидером революционного движения, а либералов — контрреволюционерами. Они также рассматривали крестьян, историческая борьба которых за землю могла вылиться в мощные вспышки борьбы против помещиков и сельскохозяйственных капиталистов, как естественных союзников рабочих против царя. Меньшевики считали, что наиболее важным союзом в свержении царя является либеральная буржуазия, и поэтому требования низших классов должны быть ограничены, чтобы не отпугнуть этих союзников.Хотя за месяцы революции многое изменилось, эти партии остались верными своим избранным союзникам: меньшевики любой ценой цеплялись за своих либерально-буржуазных союзников, а большевики сблизились с крестьянством благодаря революционным действиям.

Точно так же, как общество было поляризовано конкурирующими интересами буржуазных и рабочих элементов, партия большевиков двигалась в противоположных направлениях. На уровне цехов рабочие боролись с меньшевизмом, но в Таврическом дворце партийный центр тянулся к мелкобуржуазному лозунгу «защиты» и критической поддержке Временного правительства.Тем временем в рабочем центре Санкт-Петербурга, в Выборгском районе, кадры партии большевиков выдвинули требования «Вся власть Советам» против меньшевиков и их собственных лидеров. Местные секции приняли резолюции, критикующие колебания внутри своей партии.

Колебание партийного центра в первые дни после революции было уравновешено возвращением твердых рук к рулю «Правды». К сожалению, это были руки Сталина и Каменева, и они были твердо консервативны.Троцкий не жалеет подробностей, описывая оборонительный, компромиссный характер сталинского руководства в марте, пытаясь взломать фасад, созданный сталинской бюрократией непогрешимой партии и единства Ленина и Сталина. Сталин убедительно сформулировал существовавшую ранее партийную линию, согласно которой революция должна быть буржуазной. В «Правде» яростно прозвучала «оборонительная» линия: «Наш лозунг — не бессмысленный« долой войну ». Наш лозунг — давление на Временное правительство с целью заставить его … заставить и попытаться побудить все воюющие страны немедленно начать переговоры … а до тех пор каждый остается на своем боевом посту! » Партийный центр даже стал тяготеть к идее воссоединения с меньшевиками в единую партию. 4

В этом болоте смятения Ленин снова появился из ссылки, ехав на «запломбированном поезде» через Германию из Финляндии. Прохождение через Германию оставило Ленина и большевиков открытыми для язвительных слов соглашателей о том, что они были «немецкими агентами», но кризис в партии и опасения, что революционный момент может быть упущен, перевесили эту угрозу. Ленин забеспокоился по поводу направления партийного центра и написал ряд писем («Письма издалека»), в которых товарищам критиковали за их колебания по отношению к Временному правительству, даже с угрозой раскола. 5

По возвращении (буквально когда он сошел с поезда на Финляндском вокзале) он представил новый шокирующий анализ ситуации: свержение царя было лишь началом более глубокой международной социалистической революции, которая могла начаться в Россия. Он утверждал, что ситуация двоевластия не была «выгодным» соглашением, как Сталин выразился в «Правде», это было неустойчивое равновесие, которое могло закончиться только разгромом Советов или Временного правительства.Большевикам нужно было подготовиться к свержению Временного правительства в пользу «всей власти Советам», чтобы открыть эру международной революции.

Новая формулировка Ленина прогремела, как гром в часовне. Его соратники были шокированы, называя его анархистом и заявляя, что он отсутствовал слишком долго. Он не только выступал за изменение практической тактики, но и за полное обновление одного из основных столпов большевистской теории. Он принял формулировку Троцкого из 1906 года о перманентной революции, согласно которой рабочий класс был вынужден возглавить буржуазную революцию из-за вакуума, оставленного разложившейся буржуазией, но при этом начал создавать альтернативный социальный порядок, противоположный буржуазному правлению.Обладая застенчивым руководством, класс мог двигаться вперед, чтобы начать построение социалистического строя, основанного на распространении революции на более развитые страны, такие как Германия.

Члены большевистского центра выступали против этой новой теории, утверждая, что демократическая революция не была завершена и, следовательно, не может перейти к социалистической стадии. На них также влиял страх отрезать себя от многих рабочих, которые все еще отождествляли себя с меньшевиками и эсерами.Ленин спорил,

Мы не шарлатаны. Мы должны опираться на сознание масс. Даже если необходимо оставаться в меньшинстве — пусть будет так…. Все, что мы можем сделать, — это терпеливо, настойчиво и систематически объяснять ошибочность их тактики. Пока мы в меньшинстве, мы будем продолжать эту работу критики, чтобы освободить массы от обмана. Мы не хотим, чтобы массы поверили нам просто так…. Мы хотим, чтобы массы опытом освободились от своих ошибок….Угнетенные придут к нам, потому что война приведет их к нам.

Способность Ленина завоевать партию не была основана на его ораторских способностях или диктаторском командовании членами. По словам его товарища Людмилы Шталь, поддерживая борьбу за социализм, «мы сейчас делаем то, что подсказывает нам сама жизнь». Ленин не вытягивал теории из воздуха; он объективно оценил ситуацию, в том числе рабочий класс, чья самодеятельность создала ситуацию двоевластия.А уровень самодеятельности и ее направленность, в свою очередь, определялись присутствием тысяч рабочих кадров большевиков. Как сказал ведущий большевик, Ольминский, «Мы (по крайней мере, многие из нас) бессознательно держали курс на пролетарскую революцию, хотя думали, что держим курс на буржуазно-демократическую революцию. Другими словами, мы готовили Октябрьскую революцию, думая, что готовим Февральскую ».

Троцкий объясняет, что борьба с классовым коллаборационизмом меньшевиков уже идет полным ходом на улицах и фабриках:

Рабочие-большевики сразу после революции взяли на себя инициативу борьбы за восьмичасовой рабочий день; Меньшевики объявили это требование несвоевременным.Большевики возглавили арест царских чиновников; меньшевики выступили против «эксцессов». Большевики энергично взялись за создание рабочей милиции; меньшевики затягивали вооружение рабочих, не желая ссориться с буржуазией. Хотя большевики еще не вышли за рамки буржуазной демократии, они действовали или стремились действовать — как бы смущало их руководство — как бескомпромиссные революционеры.

Партия перешла к агитации за «всю власть Советам» и отказалась от критической поддержки Временного правительства.Политические разграничительные линии между соглашателями и большевиками обострились. Апрельские тезисы, в которых резюмировал новый подход Ленина к революции в России, повторили теорию деятельности партии, придав больше уверенности и сплоченности ее кадрам, что немедленно дало бы партии гибкость для преодоления кризиса, разразившегося в апреле.

Этот эпизод привлек много внимания как лживых сталинистов, так и правых критиков, которые пытаются изобразить Ленина как железную руку, управляющую партией.Троцкий действительно утверждает, что Ленин сыграл решающую роль в этом и последующих событиях революции. Конфликт внутри партии назревал до приезда Ленина в Россию, но не мог быть решен достаточно решительно, чтобы воспользоваться моментом.

Без Ленина кризис, который неизбежно должно было вызвать оппортунистическое руководство, принял бы чрезвычайно острый и затяжной характер. Однако условия войны и революции не позволяли партии долго выполнять свою миссию.Таким образом, не исключено, что дезориентированная и расколотая партия могла упустить революционную возможность на многие годы. Здесь перед нами встает поистине гигантская роль личности. Нужно только правильно понимать эту роль, принимая личность как звено в исторической цепи.

Ленин действительно склонил чашу весов и имел уникальные возможности для этого, учитывая годы совместной работы с партийными кадрами; но если бы партия не находилась в таком равновесии, его усилия не привели бы к таким драматическим результатам.Также стоит отметить, что значительная часть кадров, которые работали в «консервативном» ключе в рамках старых рамок, стремились реализовать новую перспективу. Ленин не отбрасывал старые кадры — они в основном были движимы давлением снизу и острыми спорами внутри партии.

В конце марта кадетский министр иностранных дел Павел Милюков обнародовал цели Временного правительства по «освобождению» Константинополя, Армении, северной Персии и некоторых частей Турции и Австрии.Либералы пытались продолжить агрессивную войну под флагом «защиты» революционной России — они даже зашли так далеко, что заявили, что распространяют прогресс и защищают национальное освобождение путем вторжения. Когда Совет попытался заставить Милюкова отказаться от всех аннексий, он заявил международным журналистам: «Всеобщее стремление довести мировую войну до решительной победы только укрепила» революция. Откровенное разоблачение Милюковым амбиций России вызвало немедленную и резкую реакцию.На следующий день о своем несогласии заявили 25-30 тысяч вооруженных солдат и рабочих. В поддержку вооруженных демонстрантов по фабрикам прокатилась волна забастовок. Минимальное требование: убрать Милюкова. Резкость ответа объясняется настроением предательства: «Предполагалось, что наверху все делается для установления мира. Конечно, большевики утверждали, что правительство хотело продлить войну ради грабежей. Но возможно ли это? » 2 мая Милюкова отправили паковать вещи, и под давлением вооруженных масс Совет взял на себя большую власть по сравнению с Временным правительством.

Апрельские демонстрации были первой вспышкой сопротивления, направленной против рабочих и солдатских лидеров. Когда встал вопрос о том, чтобы стать единственным революционным правительством, могущественные руководители Совета ответили: «Мы? Но наши руки дрожат ». Массы, еще не полностью охватившие идею свержения Временного правительства в пользу советской власти, пытались использовать «своих» лидеров, чтобы держать либералов под ногами к огню.

Но в рабочих районах происходили молекулярные изменения:

Рабочие пришли в партийные комитеты с вопросом, как перевести их имена из партии меньшевиков в большевистскую.На заводах стали настойчиво расспрашивать депутатов о внешней политике, войне, двоевластии, продовольственном вопросе; и в результате этих экзаменов делегатов-меньшевиков и эсеров все чаще заменяли на большевики … По подсчетам Суханова, в начале мая за большевиками стояла треть петроградского пролетариата. Не меньше, конечно — и, кроме того, самая активная третья. Бесформенность марша исчезла; политические линии обострялись; «фантастические» тезисы Ленина воплощались в рабочих районах Петрограда.

Временное правительство оказалось в затруднительном положении; с каждым шагом к консолидации или преследованию своих собственных интересов, он высвобождал ярость рабочего класса, крестьянства и солдат, но если он будет бездействовать, посягательства угнетенных классов на его власть будут продолжаться. Троцкий описывает его паралич: «До октябрьских дней в самые тяжелые моменты он всегда переживал кризис, а в промежутках между кризисами просто существовал». Либералы втянули соглашателей в новый кабинет; Сначала колеблясь, соглашатели были вынуждены настроением своей базы.Как один из делегатов съезда советов позже объяснил разочарование в армии: «Мы думали, что стон, который раздался от армии, когда она узнала, что социалисты не пойдут в министерство, чтобы работать с людьми, которым они не доверяют, в то время как вся армия была вынуждена продолжать умирать с людьми, которым она не доверяла, должно быть, слышали в Петрограде ». Многие из угнетенных все еще верили, что их руководство, если они возьмут на себя большую власть в данной системе и если они почувствуют давление масс, может изменить курс и обеспечить землю, хлеб, мир и рабочий контроль.

Коалиционное правительство, сформированное в мае, сразу же подверглось давлению со стороны своих союзников по Антанте с целью начать наступление на Восточном фронте. Америка, новый участник кровавой бойни, предложила Временному правительству кредит в размере 75 миллионов долларов на случай, если они предпримут новое наступление. Советский исполнительный комитет, полностью поддержавший наступление, опасался, что такая позиция закрепит их изоляцию от масс. Поэтому они вынесли этот вопрос на полный съезд Советов, затем на собрание в Петрограде, которое его одобрило.

Керенский, ныне военный министр, с коррумпированным блеском резюмировал лицемерие мелкобуржуазной концепции «оборонительного» наступления: «Ты будешь держать концы своих штыков — мир». Со всех сторон исходили прогнозы неудач; Наступление явно было направлено на то, чтобы удовлетворить союзников и дезорганизовать левых, особенно, чтобы ослабить братание между русскими и «вражескими» войсками. Но наступление дало обратный эффект и стало окончательным ударом по воинской дисциплине:

Век насмешек и насилия вырвался на поверхность, как вулкан.Солдаты снова почувствовали себя обманутыми. Наступление привело не к миру, а к войне. Солдаты не хотели войны. И они были правы…. Они руководствовались истинным национальным инстинктом, преломлялись сознанием угнетенных, обманутых, замученных людей, подняли революционную надежду и снова бросили обратно в кровавое месиво. Солдаты были правы. Продолжение войны не могло принести русскому народу ничего, кроме новых жертв, унижений, бедствий — ничего, кроме увеличения внутреннего и внешнего рабства.

Солдаты решительно повернули налево, так как накапливались новые доказательства того, что новый режим ничем не отличался от старого. Поскольку меньшевики и социалисты-революционеры формально работали в единстве с либералами, «на каждого солдата, который выражал немного смелее, чем остальные, то, что они все чувствовали, на него так настойчиво кричали сверху как на большевика, что в конечном итоге он был вынужден верить в это ».

По мере того как политизация вооруженных сил прогрессировала, вероятность победы уменьшалась: «Когда просвещенные пацифисты пытаются уничтожить войну с помощью рационалистических аргументов, они просто смешны, но когда вооруженные массы сами применяют оружие разума против войны, это означает война подходит к концу.”

Пока армия кипела и раздирала себя на фронте, Петроград стал ареной противостояния другого типа, поскольку соперничающие стороны измеряли глубину своей лояльности среди масс. 3 июня в Петрограде собрался первый съезд Советов; Присутствовали 1088 делегатов, представляющих 20 миллионов рабочих, солдат и крестьян. Политический характер Советов отставал от реальных настроений людей — преобладали «люди, которые в марте зарегистрировались как социалисты, но к июню устали от революции.”

К большому огорчению делегатов, большевистская военная организация созвала демонстрацию 10 июня в ответ на назревающую конфронтацию по поводу захвата анархистами летнего дома бюрократа для школы рабочих. План большевиков состоял в том, чтобы пройти маршем в залы, где заседал Совет, чтобы не забыть, кого они должны были представлять под лозунгами «Вся власть Советам» и «Долой десять министров-капиталистов». ” Указывая на растущую гегемонию большевиков в наиболее воинственной части рабочего класса, Центральный совет фабрично-заводских советов решил организовать демонстрацию.

Компромиссное руководство исполкома поспешно попыталось оттеснить большевиков от их планов. Меньшевистская газета от 10 июня заявила: «Пора заклеймить ленинцев предателями и предателями революции».

После разжигания значительной истерии по поводу перспективы большевистского переворота, Совет запретил все демонстрации в Петрограде на три дня. Опасаясь преждевременного вступления рабочих в конфронтацию с соглашателями, большевики послали своих представителей на фабрики и в казармы для отмены акции.Почти одновременно делегаты от Совета предприняли тот же проект, чтобы посоветовать потенциальным протестующим держаться подальше от большевистской демонстрации, но с удивлением обнаружили, что их не приветствуют: «Они считали, что власть конгресса неприкосновенна, но наткнулись на каменную стену. недоверия и враждебности…. Один за другим делегаты рассказывали, как они, хотя и прекратили сражение, потерпели поражение ».

Внутри Совета соглашатели пришли в ярость от оскорбления их власти.Меньшевик, министр внутренних дел Ираклий Церетели, потребовал разоружения большевиков, что было острой проблемой, потому что у них не было запасов оружия, а была лояльность частей армии и вооруженных рабочих. Троцкий описывает логику требования Церетели:

Чтобы довести политику компромисса до успешного завершения, т. Е. Установления парламентского правления буржуазии, потребовалось разоружить рабочих и солдат. Но Церетели был не только прав.К тому же он был бессилен. Ни солдаты, ни рабочие добровольно не отказались бы от оружия. Надо было применить против них силу. Но Церетели был уже без сил.

Не желая афишировать свой сдвиг вправо, меньшевики утверждали, что Совет должен созвать демонстрацию, сплотить массы под своим знаменем и отвести их от большевиков. Лозунги выдвигали самые робкие требования, хотя на самом деле соглашатели не собирались их выполнять: «Всеобщий мир», «Немедленный созыв Учредительного собрания», «Демократическая республика.Церетели высокомерно крикнул большевикам в Совете: «Теперь у нас будет открытый и честный обзор революционных сил…». Теперь посмотрим, за кем следует большинство, за вами или за нами ».

Немногие политические персонажи получили возмездие так полно и так быстро. Троцкий описывает сцену, когда советские делегаты смотрели марш:

Первые большевистские лозунги были встречены полусмехом — так Церетели накануне так уверенно бросил свой вызов.Но эти же лозунги повторялись снова и снова. «Долой десять министров-капиталистов!» «Долой наступление», «Вся власть Советам!» Иронические улыбки замерли, а затем постепенно исчезли. Повсюду развевались большевистские знамена. Делегаты перестали считать неудобные суммы. Торжество большевиков было слишком очевидным.

Победа большевиков была тем более резкой, что она «была одержана на арене и с оружием, выбранным врагом.«Наиболее воинственные рабочие, независимо от формальной партийной принадлежности, стекались под большевистские лозунги и все больше отдалялись от влияния соглашателей.

Весна 1917 года была неразрешимой путаницей взаимосвязанных кризисов для угнетенных классов: войны, земельного вопроса, голода, роста цен и нехватки топлива. Иллюзии, что соглашатели выполнят обещания февраля, развеялись за несколько недель и месяцев до начала лета. Июньская демонстрация показала, насколько тонкой стала нить, связывающая массы с их номинальными лидерами.

Давление как военного наступления на фронте, так и локаутов боссов в городах способствовало непрерывной ответной реакции. Большевики быстрее всего завоевали лидерство среди своих сверстников в точке прямого противостояния — цеховые комитеты на заводах были полностью большевистскими за несколько месяцев до того, как партия стала доминировать в Совете. Авангард класса пришел к выводу, что «отдельные экономические забастовки в условиях войны, развала и инфляции не могут привести к серьезному улучшению, что должны быть какие-то изменения в самой основе».Локаут не только сделал рабочих благоприятными для требования контроля над промышленностью, но даже подтолкнул их к мысли о необходимости взять фабрики в руки государства ».

Требование «Вся власть Советам» прозвучало на демонстрациях, в газетах, цеховых комитетах, солдатских комитетах, земельных комитетах. К июню большевики были самой крупной партией в Моссовете. Июньская демонстрация была испытанием противоборствующих сил в России, но мирным.Грядущие испытания силы станут более жестокими, и последние иллюзии угнетенных на пути Компромисса будут мучительно искоренены тяжелым опытом.

В главе «Сдвиги в массах» Троцкий оценивает ход 1917 года:

Революция учит и учит быстро. В этом его сила. Каждая неделя приносит в массы что-то новое. Каждые два месяца создает эпоху. В конце февраля восстание. В конце апреля демонстрация вооруженных рабочих и солдат в Петрограде.В начале июля — новый штурм, гораздо более широкий по размаху и под более решительными лозунгами. В конце августа попытка свержения Корнилова была отбита массами. В конце октября захват власти большевиками. В этих событиях, столь поразительных по своему ритму, происходили молекулярные процессы, объединяющие разнородные части рабочего класса в одно политическое целое ».

Последние четыре месяца этого «молекулярного процесса» будут предметом второй половины этой статьи.


  1. Исаак Дойчер, Пророк-изгой: 1929–1940 (Нью-Йорк: Vintage Books, 1963), 219.
  2. Там же, 233.
  3. Там же, 125.
  4. Большевики (большинство) и меньшевики (меньшинство) были продуктом раскола в Российской социал-демократической рабочей партии в 1903 году. Они оставались двумя фракциями одной и той же партии, более или менее объединенными в разные периоды, пока они формально не разделились на две отдельные партии в 1912 году.
  5. Ленин выступил против краха руководства: «Наша партия навсегда опозорит себя, совершит политическое самоубийство, если она потерпит [занятие оборонкой] … Я лично не колеблясь ни на секунду заявлю, и заявлю в печати, что я предпочтет даже немедленный раскол с кем бы то ни было в нашей партии, чем уступкам социал-патриотизму Керенского и К °.Ленин В. И. Собрание сочинений. 11 (М .: Прогресс, 1960), 309–310.

Нобл, Маргарет Элизабет [известная как сестра Ниведита] (1867–1911), писатель по индуистской культуре и сторонница индийского национализма

Нобл, Маргарет Элизабет [, известная как сестра Ниведита] (1867–1911), писатель по индуистскому языку культурой и сторонником индийского национализма, родился 28 октября 1867 года по адресу 23 Scotch Street, Dungannon, co. Тайрон, старший из трех оставшихся в живых детей Сэмюэля Ричмонда Ноубла ( d .1877) и его жена Мэри Изабелла, урожденная Гамильтон ( d , 1909). Сэмюэл Нобл оставил жизнь торговца тканями, чтобы обучаться нонконформистскому служению в Манчестере, в то время как Маргарет осталась в Ирландии с бабушкой. Маргарет воссоединилась со своими родителями, у которых к тому времени родилась вторая дочь Мэй, когда ее отец присоединился к своей первой церкви в Олдхэме. К тому времени, имея слабое здоровье, он впоследствии продолжил свое служение в Грейт-Торрингтоне в Девоне, где родился Ричмонд, брат Маргарет.После преждевременной смерти отца Маргарет и Мэй отправили в конгрегационалистский колледж в Галифаксе. В 1884 году Маргарет заняла свою первую преподавательскую должность в Кесвике, где ее влечение к высшему англиканству в школе намекало на ее более поздний религиозный эклектизм. Время, проведенное за обучением в приюте в Регби, а с 1886 года в школе в шахтерском городке Рексхэм, усилило ее интерес к социальным вопросам, который, как говорят, возник благодаря пастырской работе ее отца. Эти опасения нашли отражение в ее самых ранних статьях.Смерть в Рексхэме предполагаемого партнера по браку привела к тому, что Маргарет переехала в Честер и так ближе к Ливерпулю, куда переселилась ее семья. Это также вызвало фазу религиозного скептицизма и более широкого изучения различных религий. Участвуя в интеллектуальной жизни Ливерпуля, она познакомилась с педагогическими теориями Песталоцци и Фрёбеля. Она помогла основать прогрессивную школу в Лондоне в 1890 году, прежде чем основать свою школу Раскина. Растущее знакомство с радикальными идеями подготовило почву для ассимиляции анархистской мысли и националистической критики Британской империи.

В 1895 году Маргарет Нобл услышала, как Свами Вивекананда, индуистский мыслитель и основатель миссии Рамакришны, одного из многих движений, созданных в индуизме в девятнадцатом веке, обратился к Клубу Сезам (изначально прогрессивному образовательному обществу) в Лондоне. Она присоединилась к нему в Индии в 1898 году, привлеченная его посланием религиозного универсализма и филантропии (вспоминается в Мастер, каким я его видел, , 1910 и Записки о некоторых странствиях со Свами Вивеканандой , 1913).Именно Вивекананда назвал свою сестру Ниведитой (посвященной), когда, несмотря на ее неиндусское происхождение, в марте 1898 года он инициировал ее как брахмачарини (безбрачная ученица). После неудачной попытки создать школу для девочек в Калькутте. Ниведита помогал в работе по оказанию помощи, организованной движением Рамакришны, и начал читать лекции, восхваляющие индуистскую культуру. Отличаясь от других европейских и американских последователей Вивекананды степенью готовности подчиняться его желанию «индианизировать» ее, публичное отождествление Ниведиты с поклонением богине Кали в 1899 году разделило мнение индусов и оттолкнуло некоторых британских сторонников Вивекананды.

В 1900 году Ниведита вернулась на Запад с Вивеканандой, отчасти для того, чтобы собрать деньги на перезапуск ее школы. В этот период она помогала социологу Патрику Геддесу готовиться к Конгрессу религий в Париже, надеясь углубить свое понимание империализма. Она встретила ученого Джагадиша Чандра Боса и Ромеша Чандера Датта, писателя и националистического политика, которые вдохновили ее написать The Web of Indian Life (1904). Она также изучала анархические теории Питера Кропоткина и установила контакт с Окакурой Какудзо, японским искусствоведом и паназиатским теоретиком.

Через несколько месяцев после возвращения Ниведиты в Индию в 1902 году Вивекананда умерла, и Ниведита публично разорвала свою связь с движением Рамакришны, чтобы посвятить себя «построению нации». Ее участие в движении за независимость Индии часто изображалось как продолжение ее сочувствия делу ирландского национализма. Однако ее критика британского правления в Индии, похоже, была сформирована более непосредственным образом благодаря ее более глубокому знакомству с анархистской мыслью и аргументами индийских интеллектуалов.Ее чувство национальной принадлежности было «сознательно созданным Индией» (Boehmer, 41). Защищая британское правление по прибытии в Индию, Ниведита заявил в 1901 году, что Индия должна «выгнать их» ( Letters , 1.435). Ее напористая защита индуизма была изложена в эссе «Агрессивный индуизм» (1905), а в «Мастер, каким я его видел» она очень подчеркнула любовь Вивекананды к нации. Нет никаких доказательств того, что она была лично причастна к насилию, которое тогда было направлено в Бенгалии против британского правления.Несомненно, она находилась в постоянном контакте с теми, кто несет ответственность за эту все более воинственную кампанию, включая Ауробиндо Гхоша, чей журнал Karmayogin она кратко редактировала. Эти связи не помешали ей поддерживать тесные отношения с «умеренными» политическими лидерами, такими как Гопал Кришна Гокхале, и широким кругом видных индийцев, включая Рабиндраната Тагора.

Ниведита была одной из первых, кто предложил дизайн индийского национального флага в 1904 году. Она сотрудничала с Э.Б. Хавелл, руководитель Государственной школы искусств в Калькутте, и Ананда Кумарасвами в их защите индийского искусства. Ее критика европейского стиля искусства, популяризированного в Индии художником и гравером Раджей Рави Вармой, способствовала быстрому падению его авторитета. Она также собирала индийские мифы и рассказы. Ее обширные публикации, лекции и переписка позже были собраны в Полное собрание сочинений сестры Ниведиты и Письма сестры Ниведиты (оба 1982 г.).

Здоровье Ниведиты ухудшилось после того, как она заразилась малярией в 1905 году. Она умерла 13 октября 1911 года в Дарджилинге, где ее кремировали. Ее активы были в основном потрачены на финансирование школы для девочек, которая, несмотря на ее радикализм в других областях, продолжала готовить женщин к домашней, заботливой роли.

Жития многих популярных рассказов о жизни Маргарет Нобл свидетельствует о глубоком уважении, с которым она продолжала считаться ученицей Вивекананды.Однако рост индуистского национализма в Индии в конце двадцатого века вызвал переоценку ее более широкого вклада в политическую и культурную жизнь Индии, а также той степени, в которой ее продвижение «агрессивного индуизма» способствовало формированию духа воинственности, политический индуизм мог процветать. В Индии была выпущена специальная почтовая марка, приуроченная к столетию со дня ее рождения. К началу 1990-х годов изображение сестры Ниведиты было установлено в святыне Матри (матерей) в храме Бхарат Мата в Хардваре, посвященном Матери Индии.

Россия | Представительства

Сосредоточившись на внимательном, контекстуализированном прочтении единственного случая выдуманной идентичности из 1906 года, Эбби Холекамп показывает, как в Европе конца века взаимно порождающие отношения между реальным, воображаемым и быстро распространяющимися средствами массовой информации трансформировали женщину. «Нигилист» из апокрифической русской фигуры в прочный русский архетип — архетип, который имел важные последствия для формирования европейского общественного мнения о России.

Реферат начинается:

В Национальном архиве Франции есть папка высотой в фут, содержащая отчеты о наблюдениях за иностранной революционной деятельностью на французской земле конца века. В нем есть только одна фотография, на которой запечатлена женщина с темными волосами до подбородка, стоящая на улице на мощеной площадке возле окна, закрытого металлическими решетками. Она стоит, положив одну руку на спинку деревянного стула, а другую — на бедро. На ней черная соломенная шляпа с перьями и куртка-болеро с декоративной отделкой — одежда, по словам сопровождающего полицейского отчета, «оставляла желать лучшего».«Как и в случае со многими старыми фотографическими портретами, которые требовали от объекта съемки длительного неподвижного состояния, выражение лица женщины трудно различить, хотя она, кажется, слегка улыбается. На толстой карточке обратной стороны фотографии есть этикетка: « Nihiliste russe arrêtée le 24 septembre à Toulouse » (русский нигилист, арестованный 24 сентября в Тулузе).

Кто был этот молодой русский нигилист, арестованный в сентябре 1906 года по подозрению в хранении бомбы, предназначенной для русского губернатора, который в то время путешествовал по югу Франции? Это ее изображение было воспроизведено как фотография и как рисунок во французских газетах, пока полиция пыталась установить ее личность.В течение следующих нескольких дней ее держали под стражей в полиции, в течение которых она неоднократно отказывалась назвать свое имя. Пока власти работали над ее установлением, таинственная история неопознанного jeune nihiliste russe быстро распространилась через национальную прессу. В период с 25 сентября по 3 октября 1906 года поток сообщений полиции и прессы передавал и распространял подробности продолжающегося расследования, и с самого начала в сообщениях отмечались несоответствия в ее рассказе.

Через два дня после ареста таинственная молодая женщина сообщила полиции, что родилась в Одессе и что ее отец, инженер, был убит во время восстания там, во время которого она сама была ранена саблей русского офицера. руки изрезаны его лезвием. В то же время самая тиражная ежедневная газета Парижа Le Petit Parisien , которая подхватила эту историю, сообщила, что эта «новая Татьяна» была из Екатеринослава. В этом рассказе сообщалось, что ее родители переехали в Екатеринослав из Санкт-Петербурга, где у них «очень комфортный образ жизни».«Что несколько необычно для женщины того времени, молодой нигилист получил классическое образование, изучая греческий, латынь и естественные науки. В результате она говорила на нескольких языках: не только на своем «славянском языке», но также на чешском, немецком и немного французском. Училась в университетах Санкт-Петербурга и Лозанны. Ее руки были повреждены в Санкт-Петербурге во время неудавшейся революции 1905 года (которую газета несколько пренебрежительно называет échauffourée — драка или драка).После исцеления — ей пришлось держать руки в специальном аппарате в течение двух месяцев — она ​​снова поехала в Лозанну, где в компании своих товарищей-нигилистов начал обретать форму нынешний мнимый заговор.

Вскоре новый полицейский отчет раскрыл больше о передвижениях молодой женщины в регионе; Что еще более важно, благодаря воспоминаниям владельца буфета на вокзале, наконец-то появилось имя: Dolorès Valbritat Sanguinoff. Лексическая связь ее предполагаемой фамилии со словом сангвин с его кровавым оттенком казалась странным совпадением.Сообщалось, что владелец буфета выслушал ее рассказ и, когда впоследствии был допрошен по этому поводу в полиции, сказал, что считает весь бизнес с бомбами фиктивным. И действительно, бомбы не было. Модель jeune nihiliste , ныне известная как Mademoiselle Sanguinoff, утверждала, что выбросила ее в реку Гаронна. В ее присутствии власти попытались выудить его, но безуспешно: бомбу так и не нашли.

Отсюда история молодой женщины продолжала разворачиваться.29 сентября мадемуазель Сангвинотти опознали два студента-медика, которые лечили ее в парижской больнице, но знали ее как Долорес Сангинотти (или Сангинетти). Они считали, что она недавно работала на торговца нефтью в Марселе, и вспомнили, что она показалась им умной и хорошо образованной, и что она говорила на правильном французском, хотя и с сильным южным акцентом. 1 октября Le Petit Parisien задала вопрос: действительно ли эта женщина лечилась от абсцесса в октябре в больнице Ларибуазьер в Париже? Когда позже в суде столкнулись два студента-медика, молодая женщина, как сообщалось, покраснела и заплакала, спрашивая: «Почему вы это делаете?» На что судья ответил: «Потому что мы должны знать, кто вы и почему вы ведете нас целую неделю. jeune nihiliste согласилась дать объяснения, но настояла на том, чтобы журналисты не присутствовали во время ее разговора с судьей. Она сказала, что боится газет и того, что они скажут о ней.

К 3 октября личность молодой женщины была установлена. На самом деле это была некая Жанна Тилли, родившаяся в Бресте 27 сентября 1887 года. Ранее она была признана виновной в мошенничестве. У нее не было и никогда не было бомбы. Кое-что из того, что она впоследствии рассказывала о своей ранней жизни в Бретани и в Париже, было подтверждено другими людьми, но большая часть ее истории оставалась сомнительной, особенно ее предполагаемые отношения с нигилистами.Упорствуя в этой довольно запутанной шараде, Жанна Тилли не только расстроила полицию и судебные власти; ее также обвиняли в том, что она выставляет дураков из них, прессу и широкую общественность. Через пару недель она приобрела известность, так как ее история и изображение появились в нескольких массовых публикациях. В конце концов, ее судили по обвинению в бродяжничестве. 12 декабря 1906 года она была оправдана. Информация о ее оправдании взята из докторской диссертации 1908 года заместителя судьи из небольшого городка недалеко от Тулузы.В диссертации, озаглавленной «Неуважение к судьям», рассматривается концепция неуважения к суду и кратко излагаются факты дела Жанны Тилли в сноске к разделу «Вымышленные преступления».

Что случилось с Тилли после ее оправдания, остается неясным. В отсутствие доказательств мы не можем окончательно ответить на вопрос , почему провинциальная французская молодежь изобрела эту правдоподобную предысторию своего «воображаемого преступления», но, задавая вопрос , как она смогла это сделать, мы находим достаточно доказательств того, что женщина Русские нигилисты вызывали особое восхищение не только в воображении Франции конца века, но и во всей Западной Европе. [iv] Спрашивая, как образы русской женщины-нигилистки остались в европейском воображении через поколение после того, как ее момент прошел в России, мы можем проанализировать основополагающий пример того, что Майкл С. Франк назвал «культурным воображением терроризма». ” Фрэнк утверждает, что с конца девятнадцатого века и до мира после 11 сентября факты и вымыслы были неразрывно связаны в публичном дискурсе о терроризме. Это культурное воображаемое не полностью создается вымышленными изображениями терроризма в романах и фильмах, а вместо этого создается, когда «эти фикции используют склонность к фантазии, уже присутствующую как в террористической деятельности, так и в окружающем ее дискурсе. [v] Один из первых теоретиков «культурного воображаемого», Корнелиус Касториадис, проводил различие между воображением и воображаемым (во французском оригинале Касториадиса: воображение и воображаемый ), проводя различие между индивидуальной личностью и социальным коллективом. : у обоих есть воображение, но воображаемое принадлежит исключительно коллективу. Это различие, которое я хочу выделить, используя термин «культурное воображаемое», потому что это эссе исследует взаимодействие между индивидуальным воображением — Тилли — и коллективными дискурсами, которые были ей доступны.В формулировке Грэма Доусона культурные воображения предоставляют «общественные формы, которые одновременно организуют знания о социальном мире и придают форму фантазиям внутри явно« внутренней »области психической жизни». Важность эпизода с Тилли проистекает из сырого, хотя и мимолетного, доверия к ее придуманной биографии, которая не только является артефактом определенного момента европейской истории, но и проливает свет на более современные проблемы, касающиеся отношений общества с терроризмом.

Исследуя проявления этого культурного воображаемого через призму подвига Тилли, я опираюсь на работы Юрия Лотмана о семиотике поведения в имперской России. Лотман описал сознательную «театральность» поведения русской знати начала XIX века и объяснил это их взаимодействием с романтическими и сентиментальными текстами. Другие ученые, в частности, подхватили анализ Лотмана честолюбивых революционеров-декабристов и применили его подход к русским радикалам (а позже и террористам) 1860-1880-х годов, которых вдохновляло чтение реалистических произведений Николая Чернышевского и его современников.Я предполагаю, что этот подход может быть с пользой применен для последующей транснациональной популяризации радикальных архетипов, таких как русская женщина-нигилистка, что стало возможным благодаря быстрому развитию средств массовой информации в Европе конца века. Сам термин «нигилист» был по существу вымышленной конструкцией в этом более позднем историческом контексте. Первоначальные нигилисты середины девятнадцатого века сначала были проанализированы, а затем преобразованы с помощью художественных текстов. К 1906 году то, как действия Тилли превращали воображаемую конструкцию в реальность, стало примером того, как средства массовой информации формировали и поддерживали петлю обратной связи между реальным и воображаемым.Эти взаимно порождающие отношения демонстрируют важность анализа воздействия культурных образов на повседневную жизнь.

Безусловно, террористки были женщинами (особенно в контексте России), и рост терроризма вызывал серьезную озабоченность в Европе конца века. Но означающие «женщина-русская нигилистка» были воображаемыми в том смысле, в котором Фрэнк и Доусон используют этот термин; По мнению Лотмана, поведение Тилли — по-своему театральное — было вдохновлено СМИ, которые она потребляла. Итак, с одной стороны, нигилист не был настоящим; она была, скорее, представлением, образом, кондитерским изделием, которое пропагандировалось и продвигалось определенными способами в быстро меняющейся информационной экосистеме.С другой стороны, она была очень реальной как архетип, с помощью которого европейцы конца века формировали знания о России и «Востоке». Если нигилист был воображаемым, это не имело значения, отчасти потому, что в современный медийный ландшафт была встроена размытая граница между фактом и вымыслом.

Это эссе исследует реальные последствия воображаемой конструкции. Перед тем, как Тилли была идентифицирована, швейцарская газета спросила, действительно ли ей были даны инструкции и инструменты для проведения взрыва, или вместо этого «у нее была idée fixe, вызванная чтением о террористических атаках».Как часть более широкого культурного воображения, предполагаемую idée fixe Тилли разделяла гораздо более обширная читающая публика. Подобные фантастические образы не обязательно создавались средствами массовой информации, но они, безусловно, подкреплялись ими, и они были столь же важны, как и более формальные транснациональные, дипломатические или политические отношения, как факторы формирования общественного мнения о России в тот период, потому что они были доступный для гораздо более широких слоев общества, включая провинциальную французскую молодежь, такую ​​как Тилли. Читать далее…

ЭББИ ХОЛЕКАМП — докторант исторического факультета Джорджтаунского университета. Ее исследования сосредоточены на транснациональном взаимодействии французской и русской революционных культур с 1880-х по 1930-е годы.

Признавая влияние Covid-19 на обучение в кампусе и рост незапланированного дистанционного обучения, UC Press рада сделать заявления и все материалы своих онлайн-журналов бесплатными для всех до июня 2020 года.

7 причин русской революции

Русская революция резко изменила Россию от автократии к коммунистической системе правления. Революция началась во время Первой мировой войны, и в конце концов был образован Советский Союз. Русская революция, хотя и была огромным экономическим, социальным и политическим изменением, была результатом ряда различных факторов, которые нарастали с течением времени, включая экономические, военные и политические обстоятельства.

русских солдат в окопах Первой мировой войны.Schmoop

Военное поражение в Первой мировой войне

Россия вступила в Первую мировую войну относительно слабо развитой. Хотя страна сделала значительные шаги вперед за 20 лет до войны, она была явно менее индустриализирована, чем ее союзники. Военно-морской флот России был уничтожен во время конфликта с Японией в 1904 и 1905 годах, а также внутренних распрей.

Когда в 1914 году началась Первая мировая война, царь Николай II оказался на удивление неподготовленным к конфликту. Он относительно хорошо знал своего двоюродного брата, кайзера Вильгельма, и хотя знал, что жаждет власти, он не ожидал, что вся Европа разразится войной.Плохое руководство Николая привело к серьезным неудачам в военное время в России. Сначала он назначил своего неопытного кузена главнокомандующим армией, затем спланировал вторжение в Восточную Пруссию. Ожидалось, что Германия будет в значительной степени вовлечена во вторжение во Францию, как описано в плане Шлиффена. Теория была функционально хороша; однако руководство и реализация плана были плохими. В августе 1914 года Россия потерпела крупное поражение в битве при Танненберге. Всего в этом единственном сражении было потеряно около 150 000 солдат.Последовали дополнительные поражения.

В сентябре 1915 года Николай сам принял командование армией. Это решение оказалось фатальным во время революции. В начале войны удаленность Николая от фронта обеспечивала ему некоторую защиту. Он был физически удален от линии фронта Первой мировой войны. Когда он принял командование и ушел на фронт, он потерял своего рода буферную зону и нес гораздо большую личную ответственность за события, развернувшиеся во время Первой мировой войны. Николай ушел. его жена, царица Александра, чтобы управлять.Ее не любили, и по происхождению она была немкой.

К концу 1916 года и без того ограниченные ресурсы России были сильно истощены войной. Продовольствия, товаров и других предметов первой необходимости в российских городах было мало. Забастовки и протесты начались в конце 1916 г .; Однако царица не ответила должным образом. Она обвинила в восстаниях и забастовках неугодных и не обратила внимания на озабоченности людей. Когда Николай попытался вернуться в Петроград, он столкнулся с забастовками на железных дорогах и был встречен членами вооруженных сил и Думы, национального парламента России.Он был вынужден отречься от престола.

Временное правительство заменило самодержавное правительство царя; однако правительство не сразу отказалось от войны. Нехватка продуктов питания и топлива продолжалась на большей части территории России. По мере того как продолжались военные поражения, наряду с длинными списками погибших на войне, росло негативное отношение к временному правительству, что открывало путь Революции.

Американские женщины борются за свои права — The Exploress

Сейчас 1917 год, и Вудро Вильсон только что был избран на второй срок.В течение четырех лет он игнорировал их, а когда ему приходилось посещать их собрания, он говорил им, что у него есть более важные дела. Год назад он наговорил о том, как начинает приходить в себя, но по-прежнему ни к чему не возьмется; Лучше всего, чтобы государства решали такие вещи в индивидуальном порядке. Более умеренные суфражистки обнадеживают. Сверхвоеннослужащие вроде Элис Пол не таковы. И он только что одобрил присоединение Америки к войне, которая должна быть направлена ​​на борьбу за демократию: правительство, в котором 50% населения не могут по-настоящему участвовать, а неравенство процветает.В 1916 году суфражистка из Монтаны Жаннетт Ранкин была избрана в Палату представителей США: она стала первой женщиной, получившей место в федеральном Конгрессе. Значит, женщина может служить, но голосовать по-прежнему не может! И когда она выступает против присоединения Америки к войне, ее соотечественники-мужчины и пресса кричат, что это доказательство того, что женщины просто не могут справиться ни с насилием, ни с жесткими решениями. Это война, в которой будут участвовать женщины, сражаясь, как всегда, в качестве водителей скорой помощи и медсестер, ухаживая за жертвами гриппа 1918 года.300 женщин по прозвищу «Маринетт» будут работать в штабе морской пехоты, чтобы заменить мужчин, которые обычно их выполняли. Они займут должности в тылу, как машинисты поездов и фабричные рабочие — правительство требует, чтобы они выполняли их, даже если раньше они не считались подходящими для женщин. Офа Мэй Джонсон станет первой женщиной, приведенной к присяге в морской пехоте. Другими словами, женщины могут служить и страдать, но по-прежнему не имеют права голоса.

9 января женщины толпятся в новой штаб-квартире Союза за женское избирательное право Конгресса США.Они собрались в Камерон-хаусе, в двух шагах от Белого дома. Харриот Стэнтон Блатч встает, чтобы обратиться к ним. Ее мать когда-то была одним из крупнейших участников избирательного движения, но то, что она скажет сейчас, заставило бы побледнеть даже ее мать.

«Мы должны донести до президента», — говорит им Харриот Стэнтон Блатч, — «День за днем, неделя за неделей, идея о том, что большое количество женщин хотят быть свободными, будут свободными, и хочу знать, что он собирается с этим делать. Они сказали нам сесть и молчать — они сказали нам, что нам лучше, когда нас видят, а не слышат. Так почему бы не обратить это молчание против них, превратив его в форму протеста? Она спрашивает их, «Разве вы не будете« молчаливым стражем »свободы и самоуправления?»

Женщины, собравшиеся вместе в Кэмерон Хаус, официально над этим. Они решают, что пора снять перчатки. 10 января 1917 года группа дам надела шляпы и пальто и вышла к Белому дому.Их задача — не позволять никому трясти ими или смотреть в глаза разгневанным прохожим. Они должны молчать, выставив таблички впереди и прижавшись спиной к железным воротам для своей безопасности. Элис Пол говорит, что в обозримом будущем они будут стоять там тихо и мирно с 10 до 6 каждый день, кроме воскресенья.

Некоторым это доставляет удовольствие. Другие, как, например, Дорис Стивенс, говорят, «все, что угодно, кроме того, что стоять у президентских ворот, было бы более отвлекающим», и объяснили, что она много времени думала, «когда эта женщина придет меня сменить». Иногда по-настоящему утомительно. Некоторые рассказали, как болят суставы их рук [d] от того, что они держат таблички, на которых написано что-то вроде «MR. ПРЕЗИДЕНТ, ЧТО ВЫ ДЕЛАТЬ ДЛЯ ЖЕНСКОГО ИЗБИРАТЕЛЬСТВА? » и «КАК ДОЛЖНЫ ЖДАТЬ ЖЕНЩИНЫ СВОБОДЫ?»

Вудро Вильсон просто улыбается и машет рукой, даже предлагая пригласить их в большой дом на кофе, если они захотят. Но он должен быть потрясен: такого НИКОГДА не происходило перед Белым домом. И он не единственный.Даже некоторые суфражистки думают, что на этот раз Элис Пол зашла слишком далеко. Кэрри Чепмен Кэтт публично осудила это. Национальная ассоциация против женского избирательного права заявила, что : «В качестве аргумента это равносильно тому, что маленький мальчик высунул язык. Как демонстрация пригодности к голосованию это идиотизм ».

Многие люди, даже некоторые суфражистки, думают, что пикетировать слишком много, особенно во время войны. Но есть что-то в этих молчаливых женщинах, стоящих там с высоко поднятыми знаками сквозь снег, дождь и ледяной ветер.По мере того, как бушует война, их присутствие начинает ослабевать против ожесточенных. Один конгрессмен сказал, что в этом было «что-то религиозное». Что-то почти святое. Но в некоторых уголках враждебность только нарастает. Когда начальник полиции предупреждает, что аресты неизбежны, если они еще не сдадутся, Пол говорит: «Я чувствую, что мы продолжим».

Все становится менее святым, когда российская делегация приезжает в Белый дом в июне 1917 года. Люси Бернс и несколько Стражей разворачивают огромный баннер, адресованный посланникам, сравнивая Вильсона с немецким кайзером за то, что он отказал женщинам в голосовании.Это чистый скандал, разжигающий бунт. Сердитые прохожие врываются, толкая и разрывая. Женщины отказываются отступать. Суфражистка Инез Хейнс Ирвин описывает «медленный рост толпы; круг маленьких мальчиков, которые собрались вокруг … во-первых, плевать на них, обзывать их, делать личные комментарии; затем скопление банд молодых хулиганов, которые поощряют мальчишек к дальнейшим оскорблениям … Иногда толпа приближалась все ближе и ближе, пока между ними и пикетами не оставалось всего лишь фут удушающего, полного ужаса пространства. Дней спустя они держат плакат с выгравированными словами самого Уилсона, обращенными к Конгрессу за несколько месяцев до этого: «МЫ БОРЬБЕМСЯ ЗА ВЕЩИ, КОТОРЫЕ МЫ ВСЕГДА НЕСИЛИ БЛИЖАЙШИЕ НАШИ СЕРДЦА — ЗА ДЕМОКРАТИЮ, ЗА ПРАВА ТЕХ, КОТОРЫЕ ПОДЧИНЯЮТСЯ ВЛАСТИ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *