На кого напал первым гитлер: Вторая мировая война: почему Гитлер напал на Польшу в сентябре 1939 года? | Мир | ИноСМИ

Содержание

Вторая мировая война: почему Гитлер напал на Польшу в сентябре 1939 года? | Мир | ИноСМИ

2014-09-02T00:02:00+04:00

2015-11-16T17:53:40+03:00

2014-09-02T00:02:00+04:00

2014

https://inosmi.ru/world/20140902/222737985.html

Вторая мировая война: почему Гитлер напал на Польшу в сентябре 1939 года?

Вторая мировая война: почему Гитлер напал на Польшу в сентябре 1939 года?

Мир

Новости

ru-RU

https://inosmi.ru/docs/terms/terms_of_use.html

https://россиясегодня.рф

Нападение Германии на Польшу в сентябре 1939 года было далеко не так тщательно продумано, как многие думают. Гитлер решился на него лишь после того, как Варшава отказалась принять… ИНОСМИ, 02.09.2014

мир, архив 2015

https://cdnn1.inosmi.ru/images/22273/81/222738194.jpg

1300

797

true

https://cdnn1.inosmi.ru/images/22273/81/222738194.jpg

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Издание ИноСМИ

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Die Welt

https://cdnn1.inosmi.ru/images/24258/33/242583322.gif

Нападение Германии на Польшу в сентябре 1939 года было далеко не так тщательно продумано, как многие думают. Гитлер решился на него лишь после того, как Варшава отказалась принять его предложение и заключить пакт против Сталина.
Всем всегда хочется ясности. Но стремление найти чему-то легкое объяснение иногда заводит в тупик. Например, когда речь заходит о 75-й годовщине начала Второй мировой войны.

Понятно, что Гитлер стремился развязать войну в Европе. Он собирался начать ее еще осенью 1938 года — против Чехословакии, и был крайне разочарован, когда Бенито Муссолини на встрече в Мюнхене заставил его принять встречное предложение Великобритании и Франции. Фюрер почувствовал себя обманутым и лишенным «своей» войны и не собирался допускать повторения подобной ситуации.

Многие учебники истории, сайты в интернете и документальные телефильмы изображают путь Германии к войне против Польши очень просто: сначала немецкий диктатор хотел обезопасить восточную границу Третьего рейха, нанеся быстрый и мощный удар по значительно более слабому противнику. Стремительная победа должна была одновременно стать сигналом для других европейских стран о том, что Германия очень сильна.

Потом, согласно распространенной версии, Гитлер собирался сконцентрировать всю свою военную мощь на западе и захватить Францию. Ну и напоследок, когда Западная Европа попала бы под почти полный контроль Германии, он бы вновь передислоцировал армию на восточные границы и устремился к, собственно, главной цели войны — на европейскую часть Советского Союза.

Никакого четкого «многоступенчатого плана»

Наиболее известные западногерманские историки, такие как Андреас Хилльгрубер (Andreas Hillgruber), Ганс-Адольф Якобсен (Hans-Adolf Jacobsen) или Клаус Хильдебранд (Klaus Hildebrand) писали о «многоступенчатом плане», и, таким образом, представление о его существовании проникло в массовое сознание.

Однако некоторые аспекты не вписываются в данную схему. В частности, это касается германо-польского пакта о ненападении от 1934 года или плана маневров немецкого военно-морского флота, которые были направлены никак не против Польши, а, определенно, против Советского Союза. То же самое можно сказать и об умеренно интенсивных контактах между польской армией и Вермахтом в середине 1930-х годов.

Для Гитлера все это, конечно, имело важное тактическое значение. По словам председателя Данцигского Сената Германа Раушинга (Hermann Rausching) (правда, нет полной уверенности в том, что он говорил правду), Гитлер сказал 18 октября 1934 года в узком кругу: «Все договоренности с Польшей имеют лишь кратковременную ценность. Я вовсе не собираюсь о чем-то договариваться с Польшей».

Впрочем, даже если Гитлер такого не говорил, Раушинг придумал эту его цитату правильно: эти слова точно отражают его позицию в отношении восточной части Центральной Европы. Своим основным противником Гитлер видел большевистский Советский Союз. Его главной целью — наряду с гегемонией в Европе — была победа над империей Сталина. Но после подписания Версальского мира между Германией и СССР появилась возрожденная Польша.

Гитлер предлагал Польше союз

Если кто-то собирается напасть на некую страну, с которой у его страны нет общей границы, то у него есть два варианта действий: либо создать такую границу, либо договориться о беспрепятственном проходе его армии на территорию страны, у которой есть общая граница с той страной, на которую он собирается напасть — путем создания союза с «промежуточной» страной. Многое говорит о том, что Гитлер преследовал именно такой план в отношении Польши.

Согласно крайне интересному, но малоизвестному исследованию военного историка Рольфа-Дитера Мюллера (Rolf-Dieter Müller), бывшего директора Центра военной истории и социальных наук при бундесвере (вооруженные силы Германии — прим. пер.) в Потсдаме, Гитлер на протяжении нескольких лет старался заручиться поддержкой Польши, чтобы потом совместно воевать против режима Сталина. Но несмотря на историческую ненависть многих поляков к России, правительство в Варшаве не поддалось на его уговоры. В итоге в конце 1938 года Гитлер через своего министра иностранных дел Йоахима фон Риббентропа (Joachim von Ribbentrop) предложил полякам план из восьми пунктов, который, однако, был сформулирован так, что те не могли его принять.

В частности, Польша должна была вернуть Данциг (немецкое название Гданьска — прим. пер.) Германии, предоставить немецким войскам «коридор» в направлении советской границы, а также присоединиться к Антикоминтерновскому пакту. Тем самым Польша, по сути, должна была стать государством-сателлитом Германского рейха.

Это была последняя попытка Гитлера превратить Польшу в своего союзника в борьбе против СССР. Получив отказ, он окончательно сделал выбор в пользу конфронтации, и первой его целью стала именно Польша. Когда Великобритания и Франция после оккупации «остальной Чехии» (таково было определение национал-социалистов) и присоединения Словакии в качестве государства-сателлита к Германии высказались в пользу гарантий Польше, Гитлер в конце апреля 1939 года в одностороннем порядке разорвал пакт о ненападении, который должен был действовать до 1944 года.

«При первом же удобном случае»

Еще двумя неделями ранее он отдал приказ Вермахту готовиться к походу на Польшу. 23 мая 1939 года фюрер, в частности, сказал своим военачальникам: «Таким образом, вопрос о том, чтобы пощадить Польшу, снимается с повестки дня, и остается решение напасть на Польшу при первом же удобном случае».

На протяжении нескольких месяцев Третий рейх готовился к войне против более слабого, но гордого и к тому же заручившегося гарантиями безопасности соседа, но не предпринимал никаких дипломатических шагов по укреплению своих позиций. Лишь когда Сталин летом проявил инициативу и предложил договориться и разделить между собой Польшу, положение Гитлера улучшилось. Хотя Пакт о ненападении был подписан лишь 24 августа 1939 года, Вермахт уже давно готовился к нападению. Вообще-то оно было запланировано на 26 августа, но было в последний момент отменено.

Когда же Гитлеру удалось заручиться поддержкой СССР, его игра «ва-банк» разом стала намного менее рискованной. Он рассчитывал на то, что Великобритания и Франция предадут Польшу и не решатся вступать в войну с Германией, и был просто потрясен, когда и та, и другая страна вечером 1 сентября выдвинули ему ультиматум, а следом за этим объявили Германии войну.

Тем не менее, диктатор оказался в некотором смысле прав: единственной атакой с запада британцы и французы не смогли добиться успеха. Несмотря на нападение Германии на Польшу. Адольф Гитлер убедился в своей правоте: впоследствии его тактика в отношении Польши многим показалась гораздо более продуманной, чем была на самом деле.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Как Гитлер опередил Сталина и зачем нужно читать немецкие архивы | Мнения

Девятого мая Россия будет отмечать 71-летие победы над нацистской Германией. За годы, прошедшие с окончания Великой Отечественной войны, отдельные эпизоды советской истории той эпохи обросли мифами, созданными, в частности, официальной историографией. И сегодня многим из нас действительно трудно представить, что до нападения Германии на СССР две страны были сначала союзниками, а затем соперниками за гегемонию в Европе и что, например, «подвиг героев-панфиловцев» – легенда, созданная советской пропагандой. О том, что происходило накануне войны и как развивались события на фронте, корреспондент Republic поговорил с российским историком и публицистом Борисом Соколовым.

– Советский Союз вступил во Вторую мировую войну 22 июня 1941 года. Могло ли это произойти раньше и на чьей стороне тогда воевал бы СССР?

– Я не согласен с утверждением, что Советский Союз вступил во Вторую мировую войну 22 июня 1941 года. Уже подписав пакт о ненападении 23 августа 1939 года и соответствующие секретные протоколы к нему, Сталин и Гитлер стали на путь развязывания Второй мировой войны. Фактически СССР вступил во Вторую мировую войну 17 сентября 1939 года, когда Красная армия без объявления войны вторглась на территорию Польши и оккупировала Западную Украину, Западную Белоруссию и Виленский коридор. И Советский Союз вступил в войну как агрессор. Точно такими же актами агрессии были оккупация Прибалтики, Бессарабии, Северной Буковины и нападение на Финляндию. И от того, что 22 июня 1941 года Гитлер напал на Сталина, СССР не перестал быть агрессором. Ведь если бы было наоборот и Сталин успел бы первым напасть на Гитлера (а такие планы у него были и в 1940-м, и в 1941 году, и был даже установлен первоначальный срок нападения на 12 июня 1941 года, зафиксированный в плане развертывания РККА от 11 марта того же года), то Германия после этого все равно не перестала бы быть агрессором в глазах стран антигитлеровской коалиции. Почему же к Советскому Союзу у нас должен быть иной подход? Только потому, что он оказался среди победителей? И, будучи агрессором, СССР нес народам Восточной Европы не только освобождение от нацистского тоталитаризма, но и насаждение тоталитаризма коммунистического.

– На что рассчитывал Сталин, наблюдая, как Германия подбирается к советским границам? Какие планы наступательной войны разрабатывались советским командованием?

– Суть стратегии двух диктаторов сводилась к тому, что Сталин не верил Гитлеру и не сомневался, что тот на него нападет, а Гитлер точно так же не верил Сталину и не сомневался, что тот на него нападет. Разница была только в том, что Сталин полагал, что германское нападение последует в 42-м году, после того, как вермахт разделается с Англией. И поэтому спокойно продолжал подготовку к нападению весной и летом 1941 года. Когда, по утверждению Георгия Жукова, он и Семен Тимошенко сообщили Сталину в феврале 1941 года о начавшейся концентрации германских войск у советских границ, тот ответил: «Все правильно. Они нас боятся».

А впервые Сталин готовил нападение на Германию еще летом 1940 года. Поэтому еще в конце февраля 1940 года советскому флоту было приказано считать Германию и ее союзников вероятными противниками. Пятого марта было принято решение о спешном расстреле пленных польских офицеров, которых ни в коем случае не хотели отдавать польскому правительству в изгнании, а демобилизация призванных на войну с Финляндией была отложена до 1 июля 1940 года. Только молниеносный крах Франции заставил Сталина перенести нападение на Германию на лето 1941 года.

Гитлер же полагал, что Сталин может напасть и в 1941 году, поэтому торопился обрушиться на СССР, как только разгромил Францию и получил возможность перебросить основные силы на Восток. В ходе подготовки операции «Морской лев» и воздушной «Битвы за Британию», которую люфтваффе проиграли, фюреру стало ясно, что высадка германских войск в Англии в ближайшее время невозможна. Поэтому у него не было никаких оснований откладывать вторжение в СССР.

Но если бы даже Сталину каким-то чудом удалось подготовить нападение 12 июня 1941 года, как он первоначально и планировал, исход сражений 1941 года был бы таким же, как и в действительности после германского нападения. Ведь советские планы нападения на Германию, разработанные в марте – мае 1941 года, предусматривали нанесение единственного главного удара на юго-западном направлении, где, как полагали Жуков и Тимошенко, находятся основные германские силы. Предполагалось разбить их, а затем ударом на север к побережью Балтики отрезать германскую группировку в Польше. При этом на других участках фронта в первые дни войны не предусматривалось каких-либо активных действий. Поэтому немцы, легко определив направление советского наступления, нанесли бы атакующим мощный контрудар во фланг войсками своей самой сильной группы армий «Центр» и устроили бы Красной армии гигантский котел в Южной Польше. И в любом случае исход первых сражений определялся бы не тем, кто ударил первым, а уровнем боевой подготовки и командования, в чем у вермахта было подавляющее превосходство.

– В Берлине неоднократно сдвигали сроки нападения на СССР. В частности, если бы Германия приступила к реализации плана «Барбаросса» в мае, у вермахта был бы лишний месяц до наступления холодов. Как вы оцениваете в этой связи утверждения, что Греция, оказав немцам серьезное сопротивление, помогла СССР избежать краха в первые месяцы войны?

Кто позволил Гитлеру развязать Вторую мировую войну — Российская газета

Кто позволил Гитлеру развязать Вторую мировую войну

Грянуло 80 лет назад. 1 сентября 1939 года: Третий рейх напал на Польшу. Что и считается датой начала Второй мировой.

Сегодня некоторые историки полагают, что Вторая мировая война началась гораздо раньше, когда Испанский народный фронт схлестнулся с диктатором генералом Франко. В сознание вдолблено, будто сигналом к мятежу стала условная фраза «Над всей Испанией безоблачное небо», прозвучавшая по радио 18 июля 1936 года.

Но и в 1939-м величайшую мировую катастрофу XX века можно было еще предотвратить. Несмотря на Мюнхенский сговор сентября 1938-го, когда премьер Британии Чемберлен и французский президент Даладье предали Чехию и пали ниц перед Гитлером и Муссолини. Даже после этого надежда брезжила, казалась осуществимой. Тут уже оставались лишь «да» и «нет»: договорятся ли англичане и французы заключить союз против Гитлера с СССР. Почему этого не произошло, очень точно, по полочкам, в мельчайших деталях разложено в томе «Антигитлеровская коалиция — 1939. Формула провала» под редакцией Вероники Крашенинниковой, выпущенном недавно издательством «Кучково поле». В исследовании 15 авторов немало нового.

Книга не только о формуле провала, она и о его азбуке. Где каждый проигранный возможной коалицией союзников ход анализируется и подтверждается документами. Расстановка сил — в первой главе от Олега Назарова. Автор пишет в спокойном, совсем не алармистском стиле, но сразу понятно: СССР взывает, предлагает помощь той же вечной сопернице Польше — и ничего. Франция еще пытается что-то предпринять или имитирует попытки сблизить позиции, Англия — глухо помалкивает. Прибалтика трезвонит о советской угрозе. Какая коалиция, какое сплочение сил против фашизма?

Как тянет оттуда, из тридцатых, сегодняшним беспокойным временем. Аналогии напрашиваются невольно, и какие же они грозные.

Можно как угодно относиться к тов. Сталину, но и до ярых антисталинистов должно дойти — в 1930-е годы, включая и 1939-й, Советы сделали совершенно все, чтобы сколотить антигитлеровскую коалицию. И Чехии были готовы помочь, но поляки резко, категорично отказались пропустить войска РККА через свои границы. Затем мы протянули руку Польше. Но Варшава публично проявила неистовую самоуверенность, по-настоящему безумную, заявив устами своей дипломатии: «Не немцы, а поляки ворвутся в глубь Германии в первые же дни войны».

Я, признаться, не знал, что еще в 1934 году Польша заключила секретный пакт с Германией. Обязалась проводить твердую политику сотрудничества с фашистской Германией. Но и это не все: польское правительство гарантировало прохождение немецких войск через свою территорию, если эти войска будут призваны отразить провокацию с востока или с северо-востока. Что в переводе с казуистического означало: поляки открывали свои дороги для нападения Гитлера на Белоруссию, Украину и Литву.

Договор о ненападении между СССР и Германией не дает причин для самобичевания

Пакты о ненападении с Германией были заключены и тремя прибалтийскими государствами, Великобританией, Францией, Данией.

Но СССР терпеливо вел переговоры с делегациями военных миссий Великобритании и Франции, прибывшими 12 августа 1939-го в Москву. Право, не знаю, откуда взялось это терпение. Наверняка оттого, что и глава советской делегации нарком обороны Клим Ворошилов понимал: надо во что бы то ни стало договариваться. Но с кем, если француз генерал Думенк был уполномочен только вести переговоры, ничего не подписывая, а британский адмирал Дракс получил директиву от главы Форин офиса Галифакса: «Тянуть с переговорами возможно дольше».

При прощании Ворошилов горько заметил несостоявшимся тогда союзникам по антигитлеровской коалиции: «Неужели нам нужно выпрашивать, чтобы нам дали право драться с нашим общим врагом». Покидающие Москву англичане с французами сочли эти слова наркома «искренними».

И СССР подписал 23 августа 1939 года с Германией Договор о ненападении. Очень часто он до сих пор неверно именуется политиками да и историками пактом Молотова — Риббентропа.

Советскому Союзу удалось избежать войны на два фронта. Еще не был тогда победно завершен конфликт с Японией на Халхин-Голе. Это теперь мы хорошо знаем и о 1 сентября 1939-го и о 9 мая 1945-го. А в ту пору договор дал возможность Красной армии прийти в себя от кровавых ежовских репрессий. Обеспечил два года на подготовку к войне. Позволил, о чем даже мы вспоминаем сейчас редко, подготовиться к запуску крупнейших промышленных объектов за Уралом, не будь которых, эвакуированным с оккупированных территорий оборонным заводам никогда бы не удалось так быстро перевести производство на военные рельсы.

Договор о ненападении не дает причин для самобичевания. Тяжелая, вынужденная мера. В этой книге впервые опубликованы советские оригиналы Договора о ненападении между СССР и Германией и секретного дополнительного протокола к нему.

Рассекречено

Я успел услышать от некоторых коллег, что документы уже публиковались в 1990-е. Да, однако необходимо уточнить: со ссылкой на архив МИД. Теперь же в книге на 21-й странице приведены их отпечатанные на пишущей машинке сканы на русском. Раньше в распоряжении ученых были лишь фотокопии оригиналов на немецком языке.

История настолько захватывающа только потому, что с течением десятилетий и веков постоянно открывает нам немало нового. Кто знает, быть может, благодаря усилиям ученых мир сможет опровергнуть и ходячее утверждение премьер-министра Индии Индиры Ганди: «История — самый лучший учитель, у которого самые плохие ученики».

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.

Кто развязал руки Гитлеру?

Гитлер напал на Сталина первым в 1941 г., но Вторая мировая война началась с агрессии Германии и СССР против Польши в 1939 г. Как соседи Беларуси расценивают те события? С гостями программы «Intermarium» разбираем основные мифы войны, существующие в белорусской государственной исторической политике.

Кто виноват в развязывании Второй мировой войны

Советская пропаганда говорила о вероломном нападении немецких войск летом 1941-го. Однако Сталин сделал все возможное, чтобы упростить задание Гитлеру, считает гость «Intermarium» – доктор исторических наук, советолог Марек Корнат из Института истории Польской академии наук:

«Советский Союз не был мирным государством и безусловно рассчитывал на территориальные приобретения. И надеялся также, что будет вторая империалистическая война-по образцу Первой мировой, которая разрушит существующий порядок, об этом говорил еще Ленин в своей статье «О лозунге Соединенных Штатов Европы» в 1915 году, а после Сталин на тайной партийной конференции в 1925 году».

Ситуация резко меняется в 1939-м, после подписания пакта Молотова-Риббентропа между Советским Союзом и Германией: война стала неизбежной.

«Еще до подписания пакта Советский Союз вел переговоры как с Германией, так и со странами Западной Европы. И если Германия была готова отдать Советской России давние территории, входившие в состав Российской империи, Восточную Польшу, Бессарабию, балтийские государства, то западные государства не могли этого предложить, что привело в итоге к подписанию пакта», – говорит профессор университета в Гамбурге, знаток событий истории Восточной Европы Франк Галчевский.

«Никогда снова». Может ли трагедия повториться?

Пакт Молотова-Риббентропа уничтожил Версальскую систему: через неделю после подписания договора Гитлер напал на Польшу. Но был еще и Мюнхенский сговор (1938): восточные земли Чехии были оккупированы Германией с «позволения» западных союзников.

«Мюнхенские подписанты, кроме Гитлера, наивно желали мира ценой Чехословакии. Я бы даже сравнил в определенной степени с современной ситуацией с Украиной. Когда наши западные союзники хотят нашей ценой примирить «миротворца» из Кремля. Тогда была такая же ситуация ценой Праги», –сравнивает доктор исторических наук, профессор Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, знаток истории украинского национализма Иван Патриляк.

Поэтому история показывает: задобрить агрессора довольно сложно, а даже невозможно.

«Заговор в Мюнхене был предательством всех международных соглашений. После Мюнхенского соглашения Гитлер говорил в кругу своих приближенных лиц, что в Мюнхене ему развязали руки и разрешили действовать дальше», – добавляет белорусско-шведская исследовательница экономической политики нацистов на территории Беларуси Светлана Козлова.

Как жители Западной Беларуси и Западной Украины встретили Красную армию 17 сентября

Крестьяне в Западной Беларуси не знали, чего ожидать от Советского Союза. Крестьянин рассчитывал, что ему передадут землю в частную собственность.

«Земли бывших польских осадников, это около 300 тысяч гектаров, были отданы белорусским крестьянам в частную собственность. Но после очень скоро началась принудительная коллективизация, которая показала истинные цели Советского Союза», – объясняют историк Светлана Козлова.

В такой ситуации была и Западная Украина, которую также Красная армия освободила 17 сентября 1939-го. Жители Западной Украины тогда говорили, что «плакали одним глазом, а завели в колхозы – заплакали обоими глазами».

«С одной стороны была эйфория: Тимошенко, командующий фронтом, – украинец, Довженко по-украински выступал, комиссары по-украински выступали, а может, даже на иврите в городках выступали. Все рты пооткрывали: как так может быть? Свои пришли, братья из-за Збручи. Но украинские политики и националисты, которые пострадали за свои убеждения, убежали в немецкую зону оккупации, где-то 20 тысяч: знали, что их арестуют», – говорит украинский историк Иван Патриляк.

Скоро настроения изменились, так как начались репрессии против поляков (офицеров, осадников, чиновников), в конце 1940-41 годов репрессировали и украинцев, и евреев, а потом – большая волна расстрелов перед отступлением, поэтому не удивительно, что в разных городах немцев приветствовали с цветами. Но разочарование тоже пришло быстро.

Советский Союз не готовился к войне

Существует тезис, что Сталин готовился к обороне. Это оспаривает доктор исторических наук, работник Института истории Национальной академии наук Украины Александр Лысенко.

«Эти зачатки видны в идеологической концепции большевизма: подготовка к мировой революции, милитаризация страны, наличие молодежных военно-спортивных организаций, где фактически готовили людей к войне, и вся эта психология, если мы посмотрим на фильмы и песни середины 1930-х годов. И индустриализация осуществлялась для того, чтобы дать стране оружие», – объясняет украинский историк.

Если планы Гитлера были очевидны, то какие планы могли быть у Сталина? Имел ли он на кого опереться на новозахваченных территориях?

«Некоторая политическая элита Литвы после 1939 года считала, что малые страны неизбежно будут независимыми, и был вопрос: что делать? Левые и либеральный фланг дискутировали: может, Сталин позволит режим народной демократии, такой просоветский протекторат

– объясняет доктор исторических наук, работник Института истории Литвы Артурас Свараускас.

Но не литовская элита определяла судьбу Литвы, он решался в Кремле.

Intermarium

Почему от белорусов скрывают правду о войне?

2019.05.19 22:33

Беларусь – партизанский край

Один из основных мифов государственной идеологии – Беларусь вела советскую партизанскую войну. Однако до сегодняшнего дня история белорусского национального антинацистского и антисоветского сопротивления остается малоизвестной.

«Это не была всенародная борьба, народ был расколот. И боролся одновременно и на стороне советских партизан, и тех, кто боролся с советскими партизанами. Были отряды «зеленых», как их называют в советских документах. Которые отказывались сотрудничать со всеми, а свои деревни не давали в обиду никому», – отмечает белорусский историк, военный обозреватель Александр Гелогаев

.

Гражданское население в ситуации насилия и преследования пытается как-то выжить в такой ситуации, и это нормально, говорит профессор истории из Белостока, который исследует польско-белорусские отношения и национальную политику Польши в ХХ веке, Евгений Миронович:

«Понятно: когда пришли немцы – они начали создавать свои структуры в виде администрации. В середине 1942 года около 30 тысяч белорусов были на немецкой стороне, так и на советской стороне. В одной деревне, а иногда в одной семье один человек был в подполье, а другой – в полиции».

Но на территории тогдашней Беларуси боролись не только советские партизаны или отдельные независимые формирования, были отряды и польской Армии Крайовой, которые боролись с нацистами, партизанами, а в перспективе видели восстановление Польши в границах до 17 сентября 1939 года.

Intermarium

Такого о партизанах не расскажут в школе

2018.06.22 17:19

«Армия Крайова относилась к гражданскому населению гораздо лучше, чем нацисты и советы, так как это были жители II Речи Посполитой, неважно, какой национальности и вероисповедания

, – убежден директор Института политических исследований Польской академии наук Гжегож Мотыка. – Добавлю еще то, что перед лицом угрозы со стороны Германии или Советского Союза неоднократно доходило до союза с национальными партизанскими движениями. И неслучайно, что один из командиров белорусского национального партизанского движения майор Витушко, когда приземляется на парашюте и начинает партизанскую борьбу, после пары недель преследования со стороны НКВД попадает в отряды АК и борется дальше в сотрудничестве с аковцами».

И, как говорит историк Евгений Миронович, война, которая началась в Беларуси в 1941 году, была «войной всех со всеми».

Смотреть другие выпуски «Intermarium»

Настя Ильина/АА, belsat.eu

нападение на СССР • Принудительный труд 1939-1945

Трое очевидцев рассказывают о том, как они пережили нападение гитлеровской Германии на Советский Союз

Нападение нацистской  Германии на Советский Союз означало для советских респондентов онлайн-архива «Принудительный труд 1939-1945» оккупацию, насилие и принудительные работы. Многие до сих пор помнят этот день в мельчайших подробностях.

22 июня 1941 г.: нападение на Советский Союз

Ранним утром 22 июня 1941г. гитлеровская Германии напала на Советский Союз. Вермахт наступал  широким фронтом, располагая тремя миллионами солдат. Началась истребительная война национал-социалистической Германии против советского народа: повседневным явлением стали массовые расстрелы населения и гибель советских военнопленных, мародерство. Около 2,1 миллионов человек были угнаны  из Советского Союза в Германию на принудительные работы в качестве «восточных рабочих». В обязательном порядке им предписывалось ношение дискриминирующего отличительного знака «OST» на одежде, больше, чем прочие подневольные рабочие, они страдали от голода, холода и побоев.

После освобождения бывшие «восточные рабочие» подозревались в сотрудничестве с немцами. В «фильтрационных лагерях» они прошли через допросы НКВД, нередко подвергались дискриминации на протяжении десятилетий после окончания войны. Некоторые из них попали в советские трудовые лагеря.

Литература:

* Вишлев О.В. Накануне 22 июня 1941 года. Документальные очерки. — М.: Наука, 2001

* Мягков М.Ю. Грозное лето 1941 года // Новая и новейшая история. — 2011. — №2, 3

* Штрайт К. «Они нам не товарищи…» Вермахт и советские военнопленные в 1941 — 1945гг. / Пер.с нем. И. Дьяконова, предисл. и ред. И.Настенко. — М.: Русское историческое общество; Русская панорама, 2009.

Биографические сведения

Таиса Т., «восточная рабочая» из Украины.

  • родилась в 1924 г. в Геническе под Херсоном, Советский Союз
  • 1942 г. — угон на принудительные работы в Германию
  • 1942-1945 гг. – работа в военной промышленности в ООО » Братья Тиль Зеебах» (нем.: Gebrüder Thiel Seebach GmbH) в Зеебахе, Тюрингия
  • 1945 г. – освобождение американской армией
  • 1946-1951 г.г. – учёба в Симферопольском педагогическом институте, затем работа в школе
  • 1953 г. – замужество, 2 года спустя – рождение дочери
  • интервью za314 »
  • продолжительность: 5:17 ч., дата: 28.7.2005, язык интервью: русский

Александра Николаевна Г., бывшая «восточная рабочая» на АЭГ (AEG — Allgemeine Elektrizitätsgesellschaft — Всеобщая электрическая компания)  в Берлине

  • родилась в 1925 г. в Курске, выросла в Харькове (Советский Союз)
  • 1941 г. -оккупация Харькова немцами
  • апрель 1941 г. – угон в Берлин, принудительный труд на кабельном заводе в Обершпрее при AЭГ
  • 1944 г. – побег из бомбардируемого лагеря в Берлин — Кёпенике, работа в качестве прислуги
  • 1945 г. – работа на расчистке завалов, освобождение советскими войсками, немедленное возвращение на родину
  • 1946 г. – брак с солдатом Красной Армии, с которым познакомилась в Берлине, рождение дочери
  • 1959 г. – рождение сына
  • работала контролёром, кассиром, стенографисткой, бухгалтером и в украинском фонде «Взаимопонимание и примирение»
  • интервью za471 »
  • продолжительность: 2:19 ч., дата: 8.12.2005, язык интервью: русский

 Иосиф А., еврей, депортированный в Бухенвальд и Аушвиц

  • родился в 1922 г. в еврейской семье в Гродно
  • 1939 – вступление в Гродно советских войск
  • 1941 г. – бомбёжка Гродно, разделение семьи, переселенной в два гетто, депортация в Аушвиц-Биркенау
  • 1945 г. – «марш смерти» в концлагерь Бухенвальд, освобождение американскими войсками
  • 1945 г. — фильтрация НКВД, каторжный труд на шахтах в Донбассе
  • 1948 г. – освобождение из заключения, переезд в Минск, окончание школы
  • 1950 г. – первый брак. Имеет дочь и сына
  • до 1999 г. работал портным 
  • интервью za283 »
  • продолжительность: 4:10 ч., дата: 18.6.2005, язык интервью: русский

Союзники гитлеровской Германии, воевавшие в войне против СССР: кто они были? | Новости Волжского

реклама

Каждый год 22 июня мы вспоминаем скорбную дату: нападение фашистской Германии на нашу Отчизну. Гитлеровские войска совершили вероломное нападение на Советский Союз, для народов России и всех бывших советских республик, эта дата всегда будет Днём памяти и скорби.

В тот трагический день началась война между великой евразийской держа­вой — СССР и очередной коалицией европейских государств, поскольку вместе с вермахтом на территорию СССР вторглись войска Румынии, Финляндии, Италии, Венгрии, Словакии, Хорватии, Австрии, Так, например, Брестскую крепость штурмовали не немцы, а австрийцы. В 1938 году после присоединения Австрии к Германии, 4-я австрийская дивизия была переименована в 45-ю пехотную дивизию вермахта – ту самую, что перешла советско-германскую 22 июня 1941 года. Поэтому и Австрия была союзницей Германии в войне против СССР. 

Против Советского Союза в рядах гер­манской армии и частях СС сражались всевозможные добровольные «борцы с большевизмом» из Голландии, Дании, Нор­вегии, Швеции, Франции, Испании. 

18 декабря 1940 г. Гитлер подписал«План Барбаросса», документально зафиксировав неизбежность скорой войны про­тив Советского Союза, готовиться к которой фюрер начал уже давно. Одним из направлений этой подготовки было, в том чис­ле, оказание политического давления на другие страны, прежде всего зависимые от Германии, на предмет их прямого военного участия в агрессии против СССР. 27 сентября 1940г. в Берли­не был подписан Тройственный пактс ближайшими воен­ными союзниками Германии-Италией и Японией.А затем его подписали:Венгрия -20 ноября 1940 г.,Румыния -23 ноября 1940 г.,Сло­вакия-24 ноября 1940г.В декабре 1940 г.в Берлине была до­стигнута договоренность об участии в войне против Советско­го Союза Финляндии. 1 марта 1941 г. немцы принудили под­писать «Пакт трех»Болгарию и 18 апреля — отделившуюся от Югославии Хорватию.В качестве союзников Гит­лер рассматривал также франкистскую Испа­нию и, в меньшей степени, Турцию, с которой 18 июня 1941 г.был заключен Договор о дружбе.

Одним из главных союзников Берли­на была Румыния, объявившая нам войну 22 июня. Перед началом Великой Отечественной войны Румыния развернула на границе с СССР 17,5 расчетные дивизии, около 350 тысяч солдат и офице­ров, 3255 орудий и минометов, 60 танков, 423 самолета. Румыны могли предъявлять претензии Советскому Союзу за отнятые у них в 1940-м (при под­держке Германии между прочим) Бессара­бию и Северную Буковину. Впрочем, не надо забывать, что Бессарабию сама Румыния оккупи­ровала в 1918 году, воспользовавшись разва­лом Российской империи, поэтому Москва никогда не признавала захваченный регион частью Румынии и постоянно требовала его возвращения.

9 румынских дивизий численностью 325 тыс. чел. вместе с 600 —  тысячной немецкой армией в 3 часа 15 минут  22 июня 1941 года перешли границу, и до 26 ию­ля румыны смогли вернуть себе Бессарабию и Буковину, 16 ию­ля взяли Кишинев. Далее — с 14 августа по 16 октября — ру­мынские части воевали с Красной армией за Днестром, прини­мали участие во взятии Одессы, осенью 1941 г. — весной 1942 г. — в битве за Крым, во взятии Севастополя 4 июля 1942 г. Далее участвовали во взятии Харькова, Новороссийска, в боях за До­нбасс, битве за Кавказ (Нальчик-Орджоникидзе). На Восточном фронте постоянно находилось 180 — 220 тысяч румынских сол­дат и офицеров. К 1 августа 1942 года чис­ленность румынских войск на Восточном фронте и на оккупированных советских территориях значительно возросла и пре­высила 700 тысяч человек, несмотря на то, что к тому времени в боях с Красной армией только под Одессой летом и осенью 1941 года ру­мыны потеряли, по разным оценкам, от 130 до 170 тысяч убитыми, ранеными и про­павшими без вести. Кроме того, нельзя за­бывать, что основным поставщиком нефти для Германии была опять же Румыния.

Под Сталинградом румын было 230 000 человек в 18 дивизиях, где они и приняли участие в эпо­хальном Сталинградском сражении.

Поскольку румыны всегда неважно выглядели в боевом отно­шении: солдаты были неграмотны и забиты, плохо понимали военную технику, а офицеры — со слабой командной подготовкой, то здесь, в адовом котле Сталинградской битвы, их ждала сокру­шительная катастрофа: они потеряли 158 000 убитыми и ране­ными, и только 83 000 вышли из окружения. Как отмечают современные историки, только благодаря низкой боеспособности румынских и итальянских войск, находящихся на флангах немецкой группировки под Сталинградом, советским войскам, не имевшим значительного перевеса над противником, удалось блестяще осуществить замысел генерала армии Георгия Жукова в контрнаступлении, начавшемся 19 ноября 1942 года и окружить группировку Паулюса. После этого мораль­ный дух румынских солдат совсем упал, и в марте-апреле 1943 г. и далее они отступали уже отовсюду: из Одессы, Крыма, Кубани, Таманского полуострова, Бессарабии, Буковины, Молдавии.

В 2018 году послу Румынии в России Василе Соаре хва­тило наглости заявить: «Не нужно забывать зверства Красной армии во время Второй мировой». Хотя именно румыны прослави­лись убийствами, изнасило­ваниями и грабежами мир­ного населения. В годы Ве­ликой Отечественной они не отставали от венгерских союзников Третьего рейха. Им тоже пообещали много со­ветской земли. Сразу после оккупации Одессы и других городов Украины и Молда­вии там начались массовые грабежи и убийства. Мест­ные жители с ужасом вспо­минали такой случай: «В дом вошел румынский солдат и на глазах всей семьи ни с то­го ни с сего кинжалом нанес несколько ран хозяину, по­сле чего изнасиловал его же­ну и несовершеннолетнюю дочь». Зверства имели не еди­ничный, а массовый харак­тер. Например, только в начале апреля 1944 года за несколько дней до освобождения Красной армией Тирасполя в саду учебного хозяйства сельскохозяй­ственного института солда­тами Румынии было рас­стреляно две тысячи чело­век.

-Румынская тайная по­лиция Сигуранца располага­ла такими же инструмента­ми пыток, как и немецкое гестапо, — подтверждает по­литолог и одессит Анатолий Вассерман.

Румыны во время оккупа­ции установили законы, ко­торые должны были вычи­стить из Одессы и других на­селенных пунктов все русское. Из библиотек и частных собраний города изъяли все книги на славянских языках, которые позже были сожжены на огромном костре. Вышел жесткий указ, запрещающий исполь­зование русского языка мир­ными жителями. За «разго­воры на языке врага в обще­ственном месте» наказывали крупным штрафом или тре­мя годами тюрьмы. Переде­лывали имена и фамилии, Иваны, например, стали Ионнами. Многих людей расстреливали без суда и следствия прямо на улицах. Вояки из Румынии настолько обнаглели, что оставшиеся на оккупированной тер­ритории местные жители да­же жаловались на них немцам.

23 августа 1944 г., после свержения Антонеску, румынская армия прекратила все военные действия против советских войск и повернула оружие против немцев. Общие людские по­тери Румынии за войну составили около 600 000 убитыми и ра­неными – из них 200 тысяч румын погибло на Восточном фронте, из них 55 тыс. – в плену. А всего — 187 370 румынских военнослужащих оказались в советском плену.

Не менее важным союзником гитле­ровской Германии являлась Финляндия. Ещё в декабре 1940 г. в Берлине была достигну­та договоренность об участии Финляндии в войне против Советского Союза, и Гитлер считал ее своим самым надеж­ным союзником — финская армия была самой подготовленной, хорошо вооруженной и идеологически стойкой среди всех его союзников. Сами же финны рассматривали будущую войну про­тив СССР как войну-реванш — продолжение войны Зимней 1939-1940 гг., готовились к ней тщательно и поставили под ружье 530 000 че­ловек. Гитлер пообещал Финляндии всю Карелию, Кольский полуостров и Архангельскую область. Финский депутат Салмиала, выступая в парламенте страны, прямо го­ворил: «Нам надо осуществить идею Вели­кой Финляндии и передвинуть русских на тот рубеж, где прямая линия соединяет Ладогу и Белое море». Парламент Финляндии признал состояние войны с СССР 25 июня 1941 г., и с конца июня 1941 г. по сентябрь 1944 г. на Восточномфронтенаходилось шестнадцать пехотных ди­визий, две егерские и одна кавалерийская бригада, всего 340 тысяч солдат и офицеров, 2047 орудий и минометов, 86 танков и 307 самолетов. Вот так, Финляндия, когда-то бывшая провинция Российской Империи, в составе которой она находилась еще с петровских времен, выставила против своей прародины, только в составе  ударной группировки гитлеровских войск до 200 тыс. отборных финских солдат под Ленинградом. Финны до­статочно скоро вернули свои бывшие территории, утраченные в Зимней войне, вышли на прежние границы, стали в 30 км от Ленинграда и даже захватили советскую Восточную КарелиюсПетрозаводском. Но на этом фронт остановился: финны хотя и принимали уча­стие в окружении Ленинграда, но решительного наступления на него с севера не предпринимали. Некоторые отборные финские подразделения принимали участие в боевых опера­циях и в других районах, в частности под Смоленском и Тулой, причем относились к русскому гражданскому населению с бес­пощадной жесткостью. Осталось множество свидетельств зверств финских военных. На преступления против русского населения их провоцировало командо­вание: «Взяв в плен советских военнослужащих, сразу же отделять командный состав от рядовых, а также карел от русских. Русское население задерживать и отправлять в концлагеря. Русскоговоря­щие лица финского и ка­рельского происхождения, желающие присоединиться к карельскому населению, к русским не причисляются»,  — говорилось в секретном приказе финского генерала Густава Маннергейма. Это тот самый русофоб, которо­му власти Санкт-Петербурга несколько лет назад разре­шили открыть в городе ме­мориальную доску. Только после того как ее несколько раз обливали краской, чи­новники поняли свою ошибку и убрали этот позорный памятный знак.

Людей, заподо­зренных в сочув­ствии к партизанам, финны сжигали на кострах. Вырвав­шийся из финского плена рядовой Сер­гей Терентьев расска­зал о страданиях наших солдат, сидящих в кон­цлагере возле карельского городка Питкяранта:

— В этом лагере содержат­ся раненые красноармейцы. Им вообще не оказывают медицинской помощи. Из еды в сутки нам выдавали по кружке мучного супа. Фин­ские палачи придумали для нас ужасную пытку: опоя­сывали пленного колючей проволокой и так волочили по земле.

На Карельском фронте при наступлении частей Красной армии наши воен­ные обнаружили десятки трупов истерзанных крас­ноармейцев, замученных финскими фашистами. Так, у рядового Сатаева финны отрезали губы и вы­рвали язык. У красноар­мейца Гребенникова отреза­ли ухо, выкололи глаза и вставили в них пустые гиль­зы. Военному Лазаренко после долгих пыток финны раздолбили череп и набили туда сухарей, в ноздри во­гнали патроны, а на груди  выжгли пятиконечную звезду.

Мирных советских лю­дей финские палачи также подвергали невероятным истязаниям. Житель Петро­заводска Борис Новиков был очевидцем того, как финны захватили 30 человек. Им жгли пятки раскаленным железом, били резиновыми палками, затем расстреляли.

В целом финны воевали достаточно ква­лифицированно и за войну потеряли: убитыми — 58 000, ране­ными — 158 000, а вот в плен попали всего 2377 человек. После наступления советских войск, вернувших все захваченные фин­нами территории, 19 сентября 1944 г. в Москве было заключе­но перемирие и Финляндия вышла из войны.

Венгрия вступила в союз с Гитлером 20 ноября 1940 г., и получила от него в «подарок» Закарпатскую Укра­ину и Южную Словакию — от Чехословакии, Северную Трансильванию — от Румынии и княжество Галич — от Югославии. Но при этом Венгрия должна была предоставить в распоряже­ние Германии до 15 своих дивизий.

За счёт территории Советского Союза правительство Миклоша Хорти решило завершить создание «Великой Венгрии», то есть, Хорти, вступая в войну с СССР, решил поживиться чужим добром. Формально Венгрия не была оккупирована фашистами, хотя немцы негласно управляли страной и превратили в свою колонию венгерское государство. 

27 июня 1941 г.  Венгрия объявила войну СССР и ее войска были отправ­лены на фронт. Первоначально для «крестового похода на большевиков» была выделена так на­зываемая Карпатская группа, включавшая 8-й корпус (1-я горная и 8-я пограничная Бригады) и элитный подвижной корпус (две моторизированные и одна кавалерийская Бригады). В этих соединениях в общей сложности насчитывались примерно 45 тысяч солдат и офицеров, 200 орудий и миноме­тов, 160 танков и до 100 самолетов. Венгерские войска вели бои на Украине, в Запорожье, в районе Изюма. В ноябре 1941 г. после тяжелейших потерь венгерские войска были отозваны с фронта. В апреле 1942 г. на территорию СССР была направлена 2-я венгерская армия численностью 200 тыс.человек. Воевали на Воронежском направлении, где прославились фантастической жестокостью. Девиз Венгерской королевской армии был такой: «Цена венгерской жизни — советская смерть».

Немцы пообещали венграм часть нашей территории, поэтому вояки стремились полностью очистить ее от славян. Всю прелесть вла­сти европейцев сначала ощутила на себе Украина, потом Воронежская, Кур­ская, Брянская и Ростов­ская области. Невиданные зверства обрушились на мирных граждан. Их рас­стреливали, вешали, пыта­ли. Мадьяры живьем сжигали только по одному подо­зрению в симпатии к партизанам. Оккупанты усиленно зазывали жителей Воронежа на службу в полицию и магистрат, но не пришёл ни один человек. Немцы проводили массовые казни, многих горожан вешали и оставляли подолгу висеть для устрашения остальных. Людей расстреливали по самому малейшему поводу. Но сопротивление не ослабевало. Против врагов шла партизанская война, действовали 165 партизанских отрядов.

— Доношу о фактах зверств венгерских оккупантов над советскими гражданами. После освобождения села Щучье там обнаружили сле­ды чудовищных расправ. Лейтенант Владимир Салогуб, будучи раненным, был захвачен в плен и зверски за­мучен. На его теле обнару­жено более 20 ножевых ра­нений. У политрука Федора Большакова на руках выре­зали звезды, а на спине бы­ло несколько ножевых ран. Расстрелян крестьянин Кузьменко за то, что у него в хате нашли лишь четыре патрона. У многих жителей были отняты вещи и скот. Многих женщин изнасило­вали, — писал 31 августа 1942 года начальник политу­правления Воронежского фронта генерал-лейтенант Сергей Шатилов.

— В нашей деревне не­сколько стариков, женщин и детей были зверски убиты  венграми. Дома сожжены, скот угнан. Ямы, в которых были закопаны наши вещи, раскопали. В деревне не осталось ничего, кроме чер­ного кирпича, — вспоминала жительница Светлово Наталья Алдушина.

В даль­нейшем количество венгерских войск, воевавших против СССР, стало возрастать.  К лету 1942-го на Восточном фронте находилась 2-я венгерская армия, состоящая из десятка дивизий (свыше 200 тысяч солдат и офицеров). Кроме того, нема­ло добровольцев-мадьяр служили в войсках СС, например в знаменитой «венгерской» ка­валерийской дивизии СС «Мария-Терезия».С августа по де­кабрь 1942 г. венгерские войска вели бои под Воронежем, на Дону, осаждали Сталинград – из состава только 2-й армии на территории СССР погибло более 100 тыс. человек, 60 тыс. все же спаслись, попав в плен, 40 тыс. убрались восвояси. Однако январское 1943г. наступ­ление Красной армии обернулось для венгерских войск беспо­щадным и решающим фиаско: они потеряли убитыми, ранены­ми и пленными148 000 (включая погибшего сына венгерского фюрера -Миклоша Хорти).Всего на нашей территории погибло до 200 тыс. венгерских солдат и офицеров.

В 1943 году при отступле­нии из Чернянского района Курской области мадьяры угнали с собой содержащих­ся в концлагере 200 военно­пленных бойцов Красной армии и еще 160 человек мирных жителей. В пути варвары всех 360 человек за­крыли в школе, здание обли­ли бензином и людей сожг­ли заживо.

В июле 1942 года на хуто­ре Харькеевка Шаталовского района Курской области солдатами 33-й венгерской пехотной дивизии было захвачено четверо военнослу­жащих Красной армии. Одному из них, старшему лейтенанту Петру Данилову, выкололи глаза, нанесли не­сколько штыковых ударов в спину, после чего в бессознательном состоянии за­рыли. Трех других красно­армейцев расстреляли. 

Мадьяры среди советских солдат считались са­мыми отпетыми извергами. И их ненавидели на­много больше, чем немцев. Наиболее отличились каратели 2-й венгерской армии, которые даже не зверствовали, а лютовали. Немцы изумлялись из необузданной жестокости, похожей на безумство психопатов: они изуверски пытали пленных, распиливали живых людей пилами, детишек поднимали на пиках, больных из госпиталей живьём зарывали в землю. Всё и пересказать невозможно. Наши солдаты даже немцев щадили, но пощады венграм не было.  Генерал Николай Ватутин после всех свидетельств о преступлениях гитлеров­ских холуев отдал приказ: «Мадьяр в плен не брать». Так что почти все венгры из примерно 150-тысячной группировки нашли на воронежской земле свой бесславный конец. О Воронежской битве надо сказать особо. В середине января 1943 года, когда уже шло добивание уже окружённой 6-й армии Паулюса под Сталинградом, на смежном участке фронта командование РККА развернуло Острогожско-Россошанскую операцию. Для союзников Третьего рейха – итальянцев и венгров – это сражение стало «вторым Сталинградом». Сражение за столицу Черноземья длилось больше боев под Сталинградом: битва за Воронеж продолжалась 212 дней, до 2 февраля 1943 года. Всего на этом участке фронта было задействованы 26 вражеских дивизий. Их-то и оттянул на себя Воронеж, прикрыв тем самым и Москву, и Сталинград. Г. Гудериан говорил, что после того, как гитлеровцами был оставлен Воронеж, «немецкие войска на Востоке навсегда перестали наступать». В битве под Воронежом нашли смерть свыше 320 тысяч захватчиков, еще почти 90 тысяч угодили в плен. С нашей стороны общие потери – убитые, пленные и пропавшие без вести – оцениваются примерно в 400 тысяч. Кстати, именно здесь был уничтожен «показательный» пехотный полк, в котором служил Гитлер в годы Первой мировой войны: от него осталось в живых всего 2 человек.

Кроме венгров и немцев, на полях Придонья также воевали итальянцы и румыны. Забвение столь масштабных боёв советскими историками некоторые объясняют тем, что после войны Венгрия и Румыния вошли в «лагерь социализма», а потому не было желания придавать огласке факты, которые вовсе не красили наших новых новоявленных «братьев». Да и с Италией наладились вполне нормальные отношения.

Вскоре венгры сполна заплатили за все. В ходе контрнаступления советских войск во время Ста­линградской битвы их армия была уничтожена. После такого бесславного конца Адольф Гитлер пе­рестал ставить мадьярские войска на передовую, те­перь венгры выполняли роль прислужников в тылу. 

После такого удара венгры не смогли оправиться уже более года, и только с весны 1944г. до 150 000 их солдат и офицеров вступили в оборонительные бои с наступающими частями Красной армии на территории самой Венгрии и продолжали их вплоть до своей капитуляции 12 апре­ля 1945 г.

Венгрия в отличие от многих других союзников Третьего рейха остава­лась с Гитлером до самого конца. Когда в 1944—1945 годах советские армии уже на­ступали на Берлин, именно на венгерской территории наши воины встретили самое ожесточенное сопротивление.

 Всего за годы войны в советский плен было взято 513767 венгров. 

Военных преступлении, совершенных венгерскими соединениями в Великой Отечественной войне, было огромное число. Поэто­му виновных искали и судили даже в 50-х годах про­шлого века. Непонятно только, по каким сообра­жениям после таких диких зверств российские власти разрешили в 2003 году установить в Воронежской области огромный мемо­риал в честь мадьярскихсолдат, погибших здесь. Здесь самое большое венгерское кладбище на советской территории.

Не надо за­бывать и о том, что значительная часть экономических ресурсов и производи­тельных сил Венгрии также была постав­лена на службу Германии. Так, только в 1943 году свыше 60% венгерской военной промышленности работало на рейх. По­мимо этого, мадьяры поставляли немцам топливо, продукцию сельского хозяйства, древесный уголь, бокситы, марганец (при­чем богатейшие венгерские марганцевые рудники фактически перешли под герман­ский контроль).

  Италия объявила войну СССР 22 июня 1941 года, а 30-го приступила к военным дей­ствиям. Как основной союзник Германии, Италия поставила на Восточный фронт большое количество своих войск. Первоначально они состояли из Итальян­ского экспедиционного корпуса в России, включавшего две механизированные диви­зии — «Пасубио» и«Торино», а также пе­хотную дивизию «Челере». Для того чтобы не ударить в грязь лицом перед своим со­юзником, дуче постарался оснастить эти соединения максимумом того, что могла дать страна на Апеннинах, по сути превра­тив их в элиту вооруженных сил Италии. В корпусе насчитывались 62 тысячи солдат и офицеров, 925 орудий и минометов, 61 танк и 83. самолета.

            Итальянский экспедиционный корпус, впоследствии влившийся в 8-ю итальянскую армию, был переброшен в июле 1941-го наУкраину,где действовал совместно с 11-й немецкой армией. Воевал в районе Николаева, Полтавы, Днепропетровска.

В сентябре-октябре 1941 г. итальянские вооружённые силы принимали участие в боевых операциях на Южной Украине и в Крыму.

В 1942 году на Восточном фронте дей­ствовала уже целая 8-я итальянская армия, в состав которой, кроме упомянутого выше экспедиционного корпуса, входили отбор­ный альпийский корпус (дивизии «Тридентина»,«Юлия»и «Кунеэнзе») и 2-й ар­мейский корпус (дивизии «Равенна», «Коссерия» и «Сфорцеска»). Перед отправкой в Россию все эти соединения были полно­стью укомплектованы личным составом, а для их вооружения и оснащения выделили все, что еще оставалась на военных скла­дах Италии.  Вдобавок на оккупирован­ной советской территории несла тыловую службу дивизия «Винченца».

Итальянское фашистское руководство послало на Восточный фронт и пять бри­гад чернорубашечников из так называемой Добровольческой милиции народной безопасности. Они имели несколько худшее вооружение по равнению с армией, но зато были полностью снабжены автотран­спортом. Общее]число итальянцев, сра­жавшихся против советских войск, к лету 1942 года достигло 230 тысяч.

Однако итальянцев отличали невысокая дисциплина и нежелание воевать за интересы рей­ха — и немцы относились к ним с высокомерием. К осени 1942 г. вся эта армада итальянских войск оказалась на Дону, под Ста­линградом, где она противостояла контратакам Красной Армии. Натиск советских войск итальянцы сдерживали до наступления зимних холодов. Но при скудном обеспечении они не смогли организовать дальнейшую оборону,  и были разбиты. Тогда отличились альпийские стрелки, которые прикрывали отход основных сил армии ценой своей жизни. 

Именно их подразделения понесли наибольшие потери: из 57 тысяч стрелков, входивших в состав армии, в живых осталось лишь 11 тысяч.  

 В результате решительного наступления советских войск итальянские войска постигла форменная катастро­фа: только убитыми было потеряно 94 000, а 11 января 1943 г. оставшиеся в живых 88 000 ретировались в Италию. Всего же после боевых действий зимы 1943 года к немецким частям вышло менее половины численного состава армии. 

Художественной иллюстрацией тех событий стал замечательный советско-итальянский фильм «Подсолнухи», поставленный режиссером Витторио де Сика. Историю итальянского солдата, оставшегося после плена в Советском Союзе, его итальянской девушки и русской жены рассказали замечательные актеры Софи Лорен, Марчелло Мастрояни и Людмила Савельева. Война — не только физические страдания, это еще и многие покалеченныесудьбы.

Было пле­нено по разным источникам от 49 000 до 70 000 итальянцев. При этом в мемуарах исследованиях того периода отмечалось более лояльное отношение советских солдат и местных жителей к итальянцам, чем к другим пленным.

Более в боевых столкновениях с Крас­ной армией итальянские части участия не принимали.

После отделения от капитулировавшей немцам Югославии Хорватия, в лице главы её правительства Анте Павелича 18 апре­ля 1941 г. подписало Тройственный пакт. 22 июня Хорватия объявила войну СССР и в июле первый хорватский полк был отправлен на Восточный фронт, где 13 октября 1941 г. вступил в бой на Днепре. Кроме того, была сформирована мо­торизованная бригада, которая вступила в бой 7 мая 1942 г. под Первомайском на Украине. Хорватские подразделения с августа 1942 г. были также и под Мариуполем. Хорваты верно служили Гитлеру и воевали не на жизнь, а на смерть, но, понеся потери, их части к октябрю 1943 г. были расформированы, а сформи­рованная в декабре 1944 г. — начале 1945 г. дивизия №1 вела оборонительные бои против Красной армии под Балатоном. Сдались эти хорваты англичанам 5 мая 1945 г. Всего в советский плен попали 21182 хорватов и представителей других юго­славских народов.  

 Чехословакия. Граждане страны принимали совершенно незначительное участие в войне на стороне гитлеровской Германии. В основном это были этнические немцы. Но огромный технический потенциал Чехословакии Гитлер использовал на 100 %.

Что касается граждан этой страны в войне против Гитлера, то она очень даже значительная. Очень много чехословаков воевало на стороне наших союзников. К 1945 году на нашем Западном фронте в составе Советской армии уже несколько лет воевал Чехословацкий корпус. Участвовал он в освобождении Праги. Потери Чехословацкого корпуса в 1943-1944 г.г. составили 4011 человек погибшими, пропавшими без вести и умершими от ран. 14 202 умерли в госпиталях.

На Параде Победы 17 мая 1945 г. в Праге состоялся парад всего Чехословацкого корпуса. Его численность составляла в то время – 31 725 человек. С июня 1945 г. на основе корпуса стали формировать 1-ю армию Чехословацкой народной армии.

Словакия возникла как марионеточное государство, в ко­тором был создан профашистский режим Иозефа Тисопосле оккупации 15 марта 1939 г. Гитлером Чехословакии и раздела страны. Прогерманское правительство подписало 24 ноября 1940 г. Тройственный пакт 23 июня 1941 г. объявило войну СССР.Словацкие войска в составе двух дивизий начиная с июля 1941г. прини­мали участие в боевых действиях с частями Красной армии на Украине (под Львовом и Киевом), в Белоруссии, в Крыму, на Ку­бани и немного на Кавказе. Всего на советско-германском фрон­те по сентябрь 1944 г. было задействовано до 36 000человек словацкой армии. Из них погибло около 3000,а сдались в плен 27 000.

Однако боеспособность словаков с самого начала была на невысоком уровне: особого рвения воевать за интересы рейха они не проявляли, и уже к февралю 1943 г. многие солдаты и офицеры, не менее 4600, оказались на советской стороне. Некоторые части добровольно переходили на нашу сторону или сдавались партизанам даже вместе со всем вооружением. В связи с этим в начале 1944 г. приказом Гитлера словацкие дивизии были разоружены и использова­лись на строительстве укреплений. Те же словаки, кто остался на территории Советского Союза, стали основой для комплек­тования Чехословацкого армейского корпуса под командо­ванием генерала Людвика Свободы, а перемещенные на роди­ну части словацкой армии в конце августа 1944 г. повернули оружие против Гитлера и приняли участие в Словацком вос­стании, которое было подавлено.

Кроме этих частей регулярной словацкой армии отдельно из добровольцев, чехов и словаков, в октябре 1944 г. была сфор­мирована дивизия СС «Богемия и Моравия». В марте 1945 г. она принимала участие в боях на Восточном фронте в Чешской Силезии, а 5 мая 1945 г. под Кенинграцем была ликвидирована Советской армией. Всего за годы войны было пленено 69 977 чехословаков.

Испания Тройственный пакт не подписывала, поскольку Гитлер не согласился с территориальными и военно-экономи­ческими требованиями Франков ноябре 1940 г. Эта страна не находилась официально и в состоянии войны с Советским Сою­зом. Поэтому для участия в военных действиях на Вос­точном фронте была образована из добровольцев 250-я «Голубая дивизия».В основном она состояла далеко не из лучших представителей вооружённых сил этой страны.  Первоначально в «Голубую» дивизию пошли фанатики- антикоммунисты, испытывавшие «классо­вую ненависть» к красным еще со времен гражданской войны в стране, но вскоре ряды соединения в значительной степени были разбавлены нищими и безработными, соблазненными высокой, по меркам Ис­пании, платой и тем, что их оставшиеся в стране семьи получали пособие от герман­ского правительства.

4 октяб­ря 1941 года эта дивизия, состоявшая  из 19 тысяч солдат и офицеров прибыла в район Новгорода. На пополнение этого соединения за все время войны с Пирене­евотправили 27маршевыхбатальонов по 1200-1300человекв каждом. Таким об­разом,всегона Восточном фронте воевали свыше50тысяч испанцев. Боевого значения дивизия не имела, а отсиживалась с октября 1941 г. по конец 1943 г. под осажденным Ленинградом, периодически устраивая пьяные дебоши и драки. Всего за время войны около 5000 испанцев было убито на территории СССР, а в советский плен попали более 1500.

Нельзя забывать о том, что в войне против СССР принимали участие и воинские подразделения из Норвегии и Дании, состоящие из добровольцев – граждан этих стран. Надо отметить, что голландцами, нор­вежцами и датчанами гитлеровцы уком­плектовали части двух соединений СС — знаменитой моторизированной, затем тан­ковой дивизии «Викинг» и дивизии «Нордланд». И не только укомплектовали, но и постоянно восполняли потери. В войсках СС датчане участвовали в блокаде Ленинграда. 2 тыс. солдат и офицеров Дании были убиты. То же самое – норвежцы. Во время блокады Ленинграда,  в подразделениях СС погибло — 1200 норвежцев.

В ходе датско-норвежской операции 9 апреля – 8 июня 1940 года Дания и Норвегия были оккупированы немецкими войсками. Дания сдалась Гитлеру практи­чески без сопротивления, ведь в ходе всей операции по оккупации сего королевства вермахт потерял двух человек погибшими. Урон датчан не превышал пяти человек. Затем практически всю войну соседняя страна была для Германии чем-то вроде курорта, где немецкие солдаты могли от­дохнуть от ужасов Восточного фронта. Попасть в оккупационные войска в Дании считалось счастьем. И в то же время ты­сячи молодых датчан с огромным энту­зиазмом рвались в войска СС, чтобы по­воевать с «большевиками».

Что касается Норвегии, то часть ее армии в отличие от датчан все же с немца­ми дралась. А если точнее — лишь одна ди­визия норвежских сухопутных войск ока­зала сопротивление вермахту. Остальные пять дивизий либо вместе со своим коман­дованием капитулировали, либо интерни­ровались в нейтральной Швеции. Всего в ходе захвата страны были убиты и ранены примерно полторы тысячи норвежцев.

Сразу после 22 июня 1941 г. в Норвегии был объявлен набор добровольцев — ехать сражаться в Россию в составе германских войск.Уже в июле 1942 г. под Ленинград прибыли первые подразделения эсэсовского ле­гиона «Норвегия». Всего же на Восточ­ном фронте норвежцев перебывало до шести тысяч. Официально тогдашний премьер-министр Норвегии Видкун Квислинг за­поздало объявил войну СССР только 16 августа 1943 г.

А еще были такие добровольцы-леги­онеры из  Нидерландов, Франции, Бельгии, Швеции, Португалии. 

Необходимо вспомнить о том, что коллаборационизм существовал и в странах, где никаких большевиков у власти не было. По этому поводу очень хорошо написал Ю.А. Нерсесов: «Население Третьей Французской республики с колониями к началу войны превысило 110 млн человек… В ряды германской армии попало не менее 200 тыс. граждан Франции. Еще 500 тыс. служило в воинских частях коллаборационистского правительства маршала Петена, которые са­мостоятельно воевали против союзников в Африке и на Ближнем Востоке, а также вступали в германские соединения, составив, в частности, пехотный полк и артиллерий­ский дивизион в «прославленной» 90-й лег­кой моторизованной дивизии Африканско­го корпуса фельдмаршала Роммеля. С уче­том усердно отлавливавших партизан и под­польщиков полицейских, гестаповцев и фа­шистских боевиков получается около 1 млн. при 80 тыс. погибших.

Та же картина будет и в любой другой ев­ропейской стране. От Польши, где при 35 млн. довоенного населения только с террито­рий, оккупированных Германией, в армию и полицию вступило 500 тыс. человек, до Да­нии, которая, капитулировав перед Германи­ей почти без сопротивления, только в вой­сках СС на Восточном фронте потеряла уби­тыми и пленными около 2,5 тыс. человек.

Традиционно считается, что Нидерлан­ды поставили больше всего добровольцев для рейха. В Нидерландах при населении в 9 млн человек около 100 тыс. служили в бо­евых и вспомогательных частях вермахта и СС, при этом погибли около 10 тыс. гол­ландцев.

Вот и получается, что доля коллаборацио­нистов в европейских странах, где не было ни ГУЛАГа, ни колхозов, куда выше совет­ской».

Дивизия СС «Викинг»была первым воинским подразделением, в которое были направлены западноевропейские добровольцы: голландцы, бельгийцы, скандинавы — в количестве порядка 1000 человек. В составе дивизии они принимали участие в боевых действиях на советско-германском фронте с первых же дней войны: на Южной Украине, Дону, под Харьковом. Затем в битве за Кавказ, Кур­ской битве, в боях под Варшавой, за Балатон. В мае 1945 г. уцелевшие остатки дивизии сдались американцам.

Голландская дивизия СС «Нидерланд»в формате легиона вступила в боевые действия на Вос­точном фронте на подступах к Ленинграду в январе 1942 г., где, в том числе поучаствовала в пленении генерала Власова. За­тем в формате бригады голландские добровольцы были вновь отправлены на Восточный фронт в 1944 г. и приняли участие в боях под Ленинградом и Нарвой. И уже в формате дивизии СС, сформированной в феврале 1945 г. численностью до 5200 че­ловек, где были еще и бельгийцы, это голландское доброволь­ческое соединение было ликвидировано наступающей Красной армией в апреле 1945 г. в Померании. Всего в советском плену за годы войны оказалось 4729 голландцев.

Дивизия СС«Нордланд»быласформирована из скандинавских и небольшой части голландских добровольцев осенью 1943 года. Она  принимала участие в январе-феврале 1944 г. в боях под Ленинградом, в марте-апреле — под Нарвой. Весной 1945 г. все эти скандинавские отряды оказались сначала в Курляндском котле, а в мае 1945 г. были уничтожены под Берлином. Всего за годы войны было пленено: датчан — 7006, норвежцев — 5878, шведов -601.

Дивизия СС«Валлония»сформировалась из добровольцев-фламандцев (бельгийцев, люксембуржцев, французов, испанцев) в октябре 1944 г. численностью до 4000 человек. В формате легионаи бригады принимала участие в боях на Восточном фронте в 1943 г. Как дивизия СС  в апреле 1945 с под Шверином и Бранденбургом она была уничтожена. В советский плен по­пало: фламандцев — 6033, валлонов — 2812.

Бельгийская (фламандская) дивизия СС«Лангермак»была формирована из добровольцев в октябре 1944 г. численно­стью до 7000 человек. Использовалась весной 1945 г. в боях с наступающими частями Красной армии и была уничтожена со­ветскими войсками 5 мая 1945 г. под Мекленбургом. В плен было взято бельгийцев — 2010, люксембуржцев -1652. Воевали на стороне немцев и албанцы, и индусы, и даже арабы.

 А те страны, что заявили о нейтралитете, активно снабжали гитлеровские войска ресурсами, продовольствием и даже оружием.

Определенной экономической и поли­тической поддержкой в мае 1941 г. Гитлер заручился и отглавы французского коллаборационистского правительства «Виши», созданного после компьенского перемирия с Германией Анри Филиппа Петена. Как след­ствие этих договоренностей в августе 1941 г былсформирован «Легион французских добровольцев» в со­ставе бригады до 6000 человек, который зимой принял участиев боях под Москвой, откуда 75% французов не вернулись уже никогда. Сформированная много позднее из французов-добровольцев дивизия СС«Шарлеман»численностью 3480 человек вступила в бои с Красной армией в феврале 1945 г. на Карпат­ском фронте и в Западной Пруссии, а далее отступала, и 4-5 мая 1945 г. под Берлином была уничтожена. Всего за годы вой­ны в советский плен было взято 23136 французов, воевавших на стороне Гитлера.

Мы сейчас не обсуждаем, почему та или иная страна оказалась в 1941 году в лагере наших врагов и стала союзником гитлеровской Германии. История базируется на фактах, а не на предположениях. Главное, чтобы эти факты люди знали и критически относились к попыткам современных мистификаторов возложить ответственность за развязывание Второй мировой исключительно Российскую Федерацию как на правоприемницу СССР, как это недавно было сделано в заявлении посольства США в Латвии. Никто не отменял того факта, что Германия напала на СССР, а не СССР на Германию, и то что латышские военнослужащие помогали Германии оккупировать СССР, а никак не наоборот.

Про прибалтийские, украинские, гру­зинские, армянские и прочие нацио­нальные эсэсовские части сейчас не го­ворим. Они формировались из граждан СССР. Это, так сказать, свои — подобно власовцам, красновским казакам… Но мы в данном случае не о предателях.

Впрочем, прибалтийские страны все же вспомним. Перед войной, как извест­но, туда вошли советские войска (15 ию­ня 1940 г. в Литву, 17 июня — в Эстонию и Латвию). Далее последовало вхождение этих государств в состав СССР, репрес­сии против зажиточных слоев населения, чиновников…

В репрессиях ничего хорошего нет. Вхождение в СССР — тема особая, но нельзя забывать, что в войну в соста­ве Советской армии геройски дрались Эстонский и Латышский стрелковые кор­пуса, Литовская дивизия. Литва в результате «советской оккупации» территориально вообще очень даже вы­играла: ей достались пребывавшие «под Польшей» Вильнюс и Клайпеда, кото­рую перед войной литовское правитель­ство «добровольно-принудительно» от­дало Гитлеру

Как тут не вспомнить, что ныне суверенные Украина и Белоруссия свои нынешние границы получили в результате «Западного освободительного похода» Красной Армии 1939 года, а окончательно нынешние границы были закреплены после окончания Второй мировой войны.

Необходимо также упомянуть, что такие союзники Гитлера как Болгария иТурция в военных действиях против СССР участия не принимали, зато  военную и гражданскую продукцию для Германии производили оккупированные фашистами Чехия, Франция, Дания, Польша. В самом же рейхе наряду с теми же чехами, французами и поляками работали миллионы пригнанных с оккупи­рованных территорий СССР «рабов». Болгария. С 1941 г. — участница гитлеровской коалиции. Воевать против СССР не стала, но немецкие войска на свою территорию пустила и участвовала в оккупации и военных действиях немцев против Греции и Югославии. Болгарский царь предпочел объявить войну США и Великобритании. Но не СССР. Вот и сегодня в Болгарии пока сильны пророссийские настроения, но есть и противники России.

В целом же союзники фашисткой Германии вместе с ней самой по своему потенциалу (людские, природные, военные, экономические ресурсы, боевой дух войск) значительно уступали Антигитлеровской коалиции, что и предопределило итог и Великой Отечественной и Второй мировой войны.

Отдельно необходимо сказать о боевых действиях советской армии против милитаристской Японии, которая являясь союзницей гитлеровской Германии, всё-таки не принимала участия в боевых действиях против Советского Союза в период с июня 1941 года по май 1945 года. Боевые действия между СССР и Японией, кото­рые начались 9 августа 1945 года, стали одним из самых скоротечных конфликтов в рамках Второй мировой войны. Атомные бомбардировки Хиро­симы и Нагасаки и наступление совет­ских войск в Маньчжурии вынудили Японию сдаться. Уже 15 августа импе­ратор Хирохито по радио объявил о капитуляции. По инерции боевые действия между отдельными частями продолжались ещё некоторое время. Но 2 сентября был подписан Акт о капитуляции Японии, кото­рый ознаменовал окончание Второй мировой войны.

Следствием советско-японско­го конфликта стало огромное ко­личество японских военноплен­ных, оказавшихся в СССР. Согласно справке Главного управления по де­лам военнопленных и интерниро­ванных (ГУПВИ) было взято в плен 639 776 японских солдат и офице­ров, из которых в лагеря НКВД и ра­бочие батальоны было направлено 526 637 человек. Основное количество пленных было размещено в лаге­рях Сибири и Дальнего Востока, при­мерно 59 тысяч в Казахстане, около 25 тысяч в Узбекистане. Всего японцев приняли 30 регионов СССР. Голод, холод, тяжёлые условия труда, непри­вычные продукты питания делали своё дело. По данным ГУПВИ, в совет­ском плену погибло примерно 62 ты­сячи японцев. Однако японские вла­сти и историки настаивают на ку­да больших цифрах. Только пропав­шими без вести на территории СССР до сегодняшнего дня числятся около  30 тысяч человек. Первые японские военнопленные прибыли в советские лагеря в августе 1945 года, а послед­ние покинули СССР в 1956 году по­сле подписания советско-японской Совместной декларации о прекраще­нии состояния войны и о восстанов­лении мира.

А вот зверства в японских концлагерях порой превос­ходили даже немецкие «фа­брики смерти». Там замучи­ли тысячи наших соотече­ственников. После занятия в 1939 году японцами Харби­на и Шанхая — центров рус­ской эмиграции — туда стали направлять бывших бело­гвардейцев, которые по иро­нии судьбы объявлялись шпионами большевиков. В лагеря смерти направляли также советских солдат, по­павших в плен во время столкновений на Халхин- Голе в 1939 году. Многих на­ших людей там ежедневно избивали палками, а также пытали, пронзая тела игла­ми, и использовали электри­ческий ток.

Жуткую известность по­лучил «Отряд 731», в кото­ром испытывали химиче­ское и биологическое ору­жие, а также проводили жестокие опыты.

Подопытным делали инъекции чумы, сибирской язвы и других болезней, а также проверяли степень выживаемости человеческо­го организма, помещая узников в кипяток. О степе­ни цинизма сотрудников ла­геря говорит тот факт, что они называли узников брев­нами. Японские «врачи» специально проводили опе­рации без наркоза, вскрыва­ли тело человека и извлека­ли из него все органы вплоть до мозга, проверяя возможности человека.

Русские составляли по­ловину подопытных — од­нажды они даже попыта­лись устроить бунт в лагере. Имена большинства геро­ев не сохранились, но есть данные о советском солда­те Демченко, командовав­шем восстанием. На Хаба­ровском процессе над японскими военными пре­ступниками в 1949 году 12 членов «Отряда 731» бы­ли осуждены на долгие сроки заключения. И сей­час у японцев еще хватает наглости требовать у России Курильские острова!

Необходимо также принимать во внимание то, что в каждой из стран, воюющих против СССР вместе с Гитлером, имелось Сопротивление: где-то символическое, где-то реальное, где-то больше симпати­зировали Москве, где-то — англичанам и американцам. В любом случае эти лю­ди боролись с самой античеловеческой силой XX века и спасли честь своих народов.

Всего же в годы войны на стороне Гитлера воевали свыше 1,8 миллиона человекиз числа граждан других стран и наро­дов. Из них было сформировано 59 дивизий, 23 бригады, не­сколько отдельных полков, легионов и батальонов.

Из-за отсутствия достоверных статистических дан­ных до сих пор не установлено общее число жертв среди военнослужащих и гражданского населения многих государств, участвовавших в войне, в том числе — реальные потери германских вооруженных сил и их союзников. Начиная с разгрома под Сталинградом, не­мецкая система учета потерь стала давать сбои, а в 1944 и 1945 гг., тер­пя поражение за поражением,  гер­манское командование просто физически не могло учесть все свои без­возвратные потери. С марта 1945 г. их учет вообще прекратился. По имеющимся не­полным данным, безвозвратные потери Германии и ее союзников (убито, умерло от ран, попало в плен и пропало без вести) составили около 11,8 млн. человек. Потери граждан­ского населения «Третьего рейха» — около 3,3 млн. человек, включая погибших от бомбежек и военных действий, про­павших без вести и жертв фашист­ского террора.

Впрочем, несмотря на кровавую историю походов на Россию и их бесславный для завоевателей финал, количество желающих получить российские земли не уменьшилось. 

Им иногда полезно взглянуть на тех, кто всё-таки отхватил свой кусок российской земли – с ними можно познакомиться на воинских могилах, на кладбищах.

Сегодня нам кажется, что через столько лет цивилизованные европейцы и культурные японцы относятся к нам по-другому. Но нет, они также ненавидят русских и Россию, как и их предки. 

Николай Варавин, историк, ветеран МВД РФ и боевых действий член Союза писателей города Волжского Волгоградской области

Сталин И.В. Беседа с А.М. Лавровым 12 июня 1941 года

Сталин И.В. Беседа с А.М. Лавровым 12 июня 1941 года

 


Сталин И.В.

 

Источник:

Сталин И.В. Cочинения. – Т. 15. –

М.: Издательство “Писатель”, 1997. С. 38–51.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания


 

Лавров (генерал-полковник. Ведал при Сталине личной разведкой и контрразведкой. – Ред.). Концентрация гитлеровских войск и их союзников на наших западных границах в основном закончена, товарищ Сталин. Начиная с конца июля 1940 года к настоящему времени германскому Генеральному штабу удалось сосредоточить на наших западных границах огромную армию вторжения – 190 дивизий (в том числе 45 танковых и моторизованных). Из них 152 дивизии немецкие (из 224 дивизий, имеющихся у Германии к лету 1941 года), 18 финские, 18 румынские и 2 венгерские. Общая численность около 5,5 миллиона человек.

В Японии нарастают внутриполитические и экономические трудности, которые скорее всего попытаются разрешить в ходе организации самураями новых военных авантюр. Особенно раздражает наиболее воинственно настроенных из них, что японские вооруженные силы так и не сумели захватить Китай и потерпели позорное поражение в необъявленной войне против Советского Союза в районах озера Хасан и на Халхин-Голе.

В правящих кругах Японии сегодня борются между собой две группировки. Если политические деятели, за которыми стоят японские концерны Мицуи, Мицубиси, Сумитомо (дзайбацу), выступают за более или менее реалистический, осторожный курс во внешней политике, то влиятельные в Японии политики, опирающиеся на военно-фашистские круги, за которыми стоят японские концерны Аюкава, Кухара и другие, критикуют японское правительство за “вялую”, неактивную внешнюю политику и требуют начинать борьбу за мировое господство. Основной спор идет по вопросу – на кого следует в первую очередь напасть. Напасть ли на Советский Союз или на США и Англию (разгромленная Франция в расчет уже не принимается), чтобы прибрать к рукам их колонии в районе теплых морей. Воинственно настроенные самураи, уверенные, что гитлеровские идеи достойны подражания, заявляют: выполним завет мифического основателя японской [c.38] нации Ямато: накроем мир одной крышей и сделаем его своим домом. Первым же шагом в этом направлении будет строительство новой Восточной Азии. Они предполагают, используя уже идущую вторую мировую войну, осуществить великодержавные планы и создать могучую японскую восточно-азиатскую империю.

Гитлеровцы надеются, что после их нападения на нас этим летом, им удастся втянуть Японию в войну против Советского Союза и она нанесет удар по нашему тылу, чем существенно поможет их наступлению в глубь России.

Пытаясь подтолкнуть Японию к войне с СССР, гитлеровцы уверяют самураев, что Советский Дальний Восток явится для них исключительно легкой добычей, так как все наши основные вооруженные силы будут заняты на советско-германском фронте. Гитлеровцы заверяют японцев, что из территории СССР им нужны лишь европейская часть и Закавказье. Все, что находится восточнее Урала, должно принадлежать Японии. Очень обнадеживает гитлеровцев в этом отношении заявление Мацуоки, которое он сделал 16 сентября 1940 года на заседании исследовательского комитета Тайного совета Японии. Тогда Мацуока сказал, что в случае советско-германской войны, несмотря на заключенный с СССР договор о ненападении, Япония должна воевать на стороне Германии. Если же начнется русско-японская война, то Германия в свою очередь окажет помощь Японии.

Однако скорее всего экспансия Японии будет направлена в район Южных морей, под которым подразумеваются все территории к востоку от Бирмы. Главным объектом нападения будет Индокитай, занимающий важное стратегическое положение в Юго-Восточной Азии. После его оккупации предполагается захватить Гонконг, Бирму, Таиланд, Филиппины, Камбоджу, Индонезию, Новую Гвинею, Британское Борнео, Сингапур, Малайзию, прибрав к рукам месторождения золота, нефти, олова, вольфрама, меди, каучука, железной руды, хрома, марганца, которых Японии так не хватает.

Японцы в предстоящей борьбе за мировое господство надеются использовать в своих интересах Германию и Италию. На секретном совещании 12 июля 1940 года представителей армии, флота и министерства иностранных дел, на котором рассматривался предварительный план под названием “Усиление гармонии между Японией, Германией и Италией”, было принято следующее решение: [c.39]

“Япония не вступит в войну в данное время, если даже Германия и будет этого требовать”.

В общем и целом японские правящие круги, получившие хороший урок в районах озера Хасан и Халхин-Гола, куда более трезво оценивают мощь Советского Союза и Красной Армии и Флота, чем их германские союзники по тройственному пакту, заключенному между Германией, Италией и Японией 27 сентября 1940 года.

Интересно в этом отношении высказывание бывшего военного министра Японии Хата, который, выступая в парламенте, заявил: “…Понесенные потери являются действительно громадным уроком для нашей армии… Кровь, пролитая на полях Номонхана (Халхин-Гола), никоим образом не останется напрасно пролитой кровью”.

В конце сентября 1940 года состоялось заседание Тайного совета Японии, на котором председательствовал император. Выступая на этом совещании, министр иностранных дел Японии Мацуока, который, как я уже Вам докладывал, возвратившись из Москвы в Токио, в беседе со своим заместителем Осаки по поводу заключенного пакта о нейтралитете с Советским Союзом сказал: “Осью японской дипломатии является договор трех держав. Все же другие соглашения сохраняют свою действенность только в пределах того, что они не противоречат ему. Следовательно, если между Германией и СССР начинается война, то Япония не будет связана японо-советским пактом о нейтралитете”, – на этом совещании настойчиво предлагал поддержать Германию в случае ее нападения на Советский Союз, вступить в войну на ее стороне.

Сталин. Тебе не кажется, что Мацуока производит весьма странное впечатление? Почему-то, заверяя в чем-либо собеседника, беспрестанно хлопает себя по животу.

Лавров. Мацуока абсолютно нормален, товарищ Сталин, а если чем и болеет, то только туберкулезом. Его же действительно странное для нас похлопывание по животу вызвано тем, что если по русским повериям душа человека находится в груди, около сердца, то по японским повериям душа человека находится в его животе. Поэтому если мы, заверяя кого-нибудь в сказанном нами, прикладываем руку к груди, то самураи в этом случае похлопывают себя по животу.

Сталин. Значит, когда самурай совершает харакири, вспарывая себе живот, он выпускает свою грешную душу на волю! Продолжай. [c.40]

Лавров. Что же касается ярой антисоветской позиции Мацуоки, то в его поведении нет секрета: этот идеолог японской экспансии еще по своей прошлой деятельности в Маньчжурии тесно связан с так называемыми новыми, “молодыми” японскими концернами, требующими организовать наступление на Советский Союз.

Следует отметить; что большинство членов Тайного совета Японии не разделяют эту точку зрения. Они не доверяют Гитлеру. В ходе обсуждения предложения Мацуоки вице-председатель исследовательского комитета при Тайном совете Японии (стратегическая разведка), главный докладчик на этом совещании Судзуки сказал: “Еще ни одно государство не извлекало пользу из союза с Германией и ее предшественницей Пруссией. И не только это: есть страны, которые из-за своего союза с Германией не только терпели непредвиденные бедствия, но и в конце концов потеряли даже свою национальную независимость. Канцлер Бисмарк как-то говорил, что в международном союзе один должен быть наездником, а другой – ослом и что Германия всегда должна быть наездником. Гитлер считается со всякого рода договорами еще в меньшей степени, чем Бисмарк, и, не задумываясь, рвет любые соглашения, если они становятся для него невыгодными. Истинные намерения Гитлера нельзя определить, ибо не кто иной, как он, высказал в кругу своих приближенных мысль о том, что нельзя Японии дать возможность стать сильной. Мы никак не можем поверить, что нацистская Германия, руководимая Гитлером, может в течение долгого времени оставаться преданным другом Японии. Надо постоянно помнить, что Германия по своей натуре такова, чтобы высасывать кровь у других, и мы должны обратить серьезное внимание на то, что как бы Германия не стала единственным наездником”.

Судзуки поддержал начальник японской разведки. Он сообщил присутствовавшим, что, по поступившим агентурным данным из Германии, на одной из ежедневных застольных бесед Гитлера на возмущенный и недоуменный вопрос вождя гитлеровской молодежи Бальдура фон Шираха: “Как, мой фюрер, вы отдаете весь Дальний Восток в случае нашей победы над Россией этим недочеловекам, этим макакам-японцам?” – Гитлер ответил: “Вы всегда спешите, Бальдур, подождите, дайте разделаться с Россией, дойдет очередь и до макак”.

Начальник морского штаба принц Фусима, отличающийся завидным остроумием, еще 10 августа 1940 года советовавший [c.41] императору не спешить со вступлением в войну, так как Япония к этому еще не готова, под общий хохот присутствовавших после этого заявления начальника японской разведки с едким сарказмом сказал: “Мы получили начальное образование на Хасане, среднее – на Халхин-Голе, как люди азиатские с получением высшего можем подождать, пусть его получает Гитлер”

Японской разведке известно, что Гитлер в свою очередь мечтает о захвате Германией основных районов Юго-Восточной Азии и района Южных морей

Сталин. Оправдываются все-таки наши надежды на межимпериалистические противоречия. Продолжай.

Лавров. После того, как начальник японской разведки высказал убеждение, что явно назревшая война Гитлера против СССР не будет молниеносной, ни легкой для Германии, начальник Генерального штаба Сугияма разъяснил, что руководство японских вооруженных сил под благоприятным моментом понимает сокращение советских сил на Дальнем Востоке по меньшей мере наполовину Только тогда, дождавшись взятия Гитлером Москвы, Япония вступит в войну и дойдет хотя бы до Иркутска, хотя главная цель в идеале дойти до Урала.

Итак, японские самураи в своих военных планах надеются, что пока Германия будет воевать против Советского Союза и эта война, по их убеждению, не будет ни молниеносной, ни легкой, они успеют за это время успешно продвинуться в южную часть Индокитая и использовать его территорию как трамплин для захвата района Южных морей, затем захватят всю Азию и пробьются к индийской нефти. Захватив мировые сырьевые ресурсы и укрепив после этого в нужных размерах свои вооруженные силы, продиктуют миру свою волю, в том числе и своему союзнику по тройственному пакту – фашистской Германии, которая если и одержит победу над нами, то это будет пиррова победа, в результате которой гитлеровская Германия будет находиться при последнем издыхании. Не случайно еще 19 июля 1940 года германский посол в Японии генерал Отт сообщил в Берлин, что он не доверяет японскому премьеру Ионаи.

3 и 4 июня 1941 года в резиденции Гитлера состоялась беседа японского посла в Германии Осима с Гитлером и Риббентропом. Они сообщили японскому послу для передачи правительству императорской Японии, что война Германии против Советского Союза неизбежна и что это дело решенное. [c.42]

В своем донесении в Токио об этой встрече Осима писал – “Что касается срока начала германо-советской войны, то никто из них (Гитлер и Риббентроп) не сделал заявления по этому поводу, однако, судя по действиям Гитлера в прошлом, можно полагать, что она последует в течение ближайшего времени”.

В Японии разработан план нападения на Советский Союз, зашифрованный под названием “Кан-То-Куэн” (особые маневры Квантунской армии) Мобилизация в Японии полностью закончена. Мобилизованы и суда общим тоннажем 800 тысяч тонн. В порты Кореи, Маньчжурии и Курильских островов, которые предполагается использовать как плацдармы для нападения на наш Дальний Восток, прибывают японские суда, груженные войсками, оружием и снаряжением.

Много японских кораблей с солдатами прибывает на Курильские острова. По-видимому, не зря в 1905 году, воспользовавшись слабостью царского правительства, японцы отобрали эти свои земли у России.

Сталин. Свои земли, говоришь. Откуда ты взял, что Курильские острова – это исконная японская земля? Нет, это исконные русские земли, открытые и описанные русскими мореплавателями и землепроходцами еще в XVII веке. Впервые Курильские острова открыл и описал в 1679 году известный русский исследователь Дальнего Востока Атласов, а завершили эту работу русские мореплаватели и землепроходцы Анциферов и Козыревский в 1711 году, Лужин в 1721 году, Головин в 1811 году и Крузенштерн в 1805 году. Не случайно в 1745 году Курильские острова были нанесены под русскими наименованиями на “Генеральную карту Российской империи” и обозначены в “Академическом атласе” также под русскими наименованиями. Надо знать, уважаемый генерал, историю своей Родины.

Курильские острова – весьма важный плацдарм для японцев, если бы они задумали снова напасть на нас. Кроме того, опоясывая мощной грядой Советский Дальний Восток, в случае военного конфликта с Японией они надежно закрывают нам доступ к Тихому океану. Что еще считаешь нужным сообщить мне о японцах?

Лавров. У наших дальневосточных границ Япония держит в полной боевой готовности многочисленную Квантунскую армию – лучшую ударную силу Японии, ожидавшую лишь приказа к выступлению Командующий Квантунской армией генерал Умедзу, среди самураев наиболее яростный сторонник нападения Японии [c.43] на СССР, 26 апреля 1941 года провел совещание с подчиненными ему командирами.

С докладом выступил начальник штаба Квантунской армии генерал Кимура Хеитаро. Сообщив присутствовавшим, что войска фашистской Германии сосредоточиваются на советско-германской границе, он предупредил, что, несмотря на заключение пакта о нейтралитете, “наша армия не должна допустить ни малейшего ослабления в подготовке к военным операциям. Никаких изменений в прежнюю установку для армии не вносится”.

Японцы готовятся в случае нападения на Советский Союз применить бактериологическое оружие: распространить в нашей стране эпидемии чумы, холеры и другие заразных и крайне опасных болезней.

В Маньчжурии в районе Харбина действуют два секретных японских отряда № 100 и № 731, являющиеся в действительности экспериментальными лабораториями по производству и испытаниям бактериологического оружия.

В их распоряжении имеются полигоны, аэродромы и самолеты, с которых из особых приспособлений над территорией, занятой противником, рассеиваются зараженные чумой блохи.

Во время экспериментов действие бактерий изучается на людях, главным образом на китайских партизанах, захваченных в плен японскими оккупантами и содержащихся в тюрьме при отряде № 731.

В Центральный Китай уже доставлено японцами 70 килограммов бактерий брюшного тифа и 50 килограммов бактерий холеры.

Сотрудниками отряда № 731, которым командует японский генерал Исии Сиро, в районе китайского города Нимбо японское бактериологическое оружие было применено на практике. После того, как с самолета были рассеяны блохи, зараженные чумой, в этом районе вспыхнула эпидемия чумы, – стоящая жизни десяткам тысяч людей.

Высшему японскому командованию показан фильм о применении бактериологического оружия в районе Нимбо.

Сталин. Что из себя конкретно сейчас представляет Квантунская армия?

Лавров. В ее рядах около миллиона ста тысяч человек, что составляет 35% всей японской армии, около половины ее военно-воздушных сил, две трети танков, – помимо этого, в Китае находятся 28 японских пехотных дивизий, 15 пехотных бригад, 2 кавалерийские [c.44] бригады, 4 артиллерийские бригады, 3 артиллерийских полка, 4 горно-артиллерийских полка, 2 зенитных полка, 1 зенитный отряд, 1 минометный полк, 6 танковых полков, 4 танковых батальона, 5 железнодорожных полков, 1 мотомеханизированная бригада, 8 пулеметных батальонов и 6 отдельных батальонов. В этих войсках состоит миллион пятнадцать тысяч человек. Имеют на вооружении 3262 артиллерийских орудия, 942 танка и бронемашины, 1080 самолетов. В случае нападения на нас Японии эти части легко можно перебросить на помощь Квантунской армии.

Сталин. Навряд ли. Япония крепко увязла в Китае, от завоевания которого, насколько мне известно, отказываться не собирается. Хотя с возможностью усиления Квантунской армии за счет японских войск, находящихся в Китае, следует посчитаться. Какого ты вообще мнения о японцах как солдатах?

Лавров. У японцев очень хороший унтер-офицерский состав. Средний и высший командный состав намного слабее. Японским офицерам и генералам серьезно мешает излишняя самоуверенность. Так называемый “самурайский дух” выработал у них, как и у немцев, уверенность в своей исключительности – отсюда очень опасная недооценка противника, как известно, всегда приводящая к поражению в боях и к гибели.

Многие японские офицеры и генералы всерьез считают, что они, как и вообще японский народ, “божественного” происхождения. Что японцы как избранный богом народ призваны завоевать весь мир и руководить всеми другими народами, стоящими “намного ниже” их по своему развитию.

Сталин. Опять сказки о недочеловеках?

Лавров. Есть и момент, который нам нельзя недоучитывать. Японцам с детства прививают культ войны. Убеждают, что главное назначение мужчины-японца – это служба в императорской армии и, если потребуется, героическая смерть на поле брани за “божественного” японского императора. Большую роль в такого рода воспитании играет религия японцев – синтоизм. Согласно этому религиозному учению, солдат, павший в бою за Японию, немедленно попадает в рай и становится ангелом-хранителем империи. В крупнейшем храме в Токио все убитые во время боевых действий японцы записываются на специальных “священных” дощечках, после чего они причисляются к лику святых. Главный тезис в воспитании японских солдат: “Воинский долг – это гора, смерть легче пуха”. Бегство с поля боя [c.45] и сдача в плен расценивается как самый величайший позор и предательство.

Сталин. И несмотря на это, если судить по боям на Хасане и Халхин-Голе, встретив на поле брани достойного противника, японцы предпочитают смерти бегство или сдачу в плен.

Лавров. Не без этого, однако японцы, так же как и немцы, несравнимо как воины сильнее англичан и американцев, которые вообще-то умирать не умеют, бегают с поля боя куда более резво, чем японцы и немцы.

Сталин. Торгаши никогда не отличались храбростью, ведь мертвецам деньги не нужны. А других идеалов у англичан и американцев нет. Когда над всем господствует нажива, умирать трудно, потому что не за что. Вот они и спасают шкуры. В периоды же революционных событий, например, во время Кромвеля, в период войны южан и северян в США, англичане и американцы воевали совершенно иначе. Япония, практически лишенная природных ресурсов и прежде всего нефти, не готова к серьезной длительной войне. К тому же кампания против России не может дать ей быстро для борьбы за мировое господство так необходимых ей нефти и сырья. Наиболее легко Япония их может добыть в районе Южных морей. Это главное в наших отношениях с Японией. К тому же Япония действительно увязла в войне в Китае, а ее столица в случае войны с СССР легко достигаема для наших военно-воздушных сил. Однако авантюристы есть авантюристы. Нет гарантии, что в Японии в отношениях с Советским Союзом не победит авантюристический курс.

Итак, главный вывод состоит в том, что, судя по всему, в случае нападения на нас Германии мы на востоке, даже если не будет открытого нападения Японии на нас, будем иметь второй фронт. Из 40 наших дивизий, воспитанных в суровых природных условиях и имеющих хороший боевой опыт в борьбе против японцев, мы не сможем взять для защиты наших западных рубежей ни одной. Твоя главная задача – сделать все возможное и невозможное для того, чтобы в случае нападения Германии Япония не напала на нас открыто на востоке. Активизируй деятельность своей агентуры в этом направлении. Не жалей средств. Они для этого приготовлены. Однако помни, что это народное достояние, расходуй их экономно. Что с Турцией?

Лавров. Не исключено, что Турция готовится к нападению на нас вместе с Германией. Турецкое правительство официально разрешило издание в стране пантюркистских, профашистских [c.46] журналов “Базкурат” (Серый волк) и “Чинар Алты” (Под Чинарой). Эти журналы, а также некоторые турецкие газеты открыто и настойчиво призывают к войне с Советским Союзом, заявляют, что граница Турции должна проходить далеко за горами Кавказа, за Каспийским морем. Что Волга – это река, в которой турки веками поили своих коней. В Турции открыто распространяются карты “Великой Турции”, в которые включены наше Закавказье и среднеазиатские советские республики. Премьер-министр турецкого правительства Сарджоглу в беседах с немецкими дипломатами открыто заявляет: “Как турок я страстно желаю уничтожения России. Русская проблема может быть решена Германией, только если будет убита по меньшей мере половина всех живущих в России русских”.

Турецкое наступление на Советский Союз предполагается начать через Иранское плоскогорье по направлению к Баку.

Сталин. Значит, ты уверен, что турки выступят на стороне Гитлера?

Лавров. Все может быть, но скорее всего на открытое выступление не решатся. В правящих кругах Турции Гитлера опасаются не меньше, чем в Японии. Кроме того, в этой стране очень сильно проанглийское влияние, а Германия, как известно, воюет с Англией. Сарджоглу нелегко будет осуществить свои замыслы по оказанию открытой помощи Германии, если та все же решится напасть на нас. Скорее всего турки будут держать нас в напряжении на советско-турецкой границе.

Сталин. Значит нам нужно еще сорок дивизий, теперь уже на южном фронте, получается уже три фронта. Прямо скажем – многовато… Что в Румынии и Финляндии?

Лавров. Гитлеровцы надеются использовать Финляндию и Румынию для прикрытия флангов своих войск на случай войны против СССР. Гитлер уже договорился с Антонеску о совместном нападении, который обещал выступить на стороне Германии, как только ее войска вторгнутся в пределы Советского Союза. Хвастливо заявив, что в течение 400 лет Румыния была передовым бастионом Европы, якобы сдерживающим натиск славян и турок, он обещал Гитлеру полностью подчинить Румынию бесноватому фюреру в целях успешной войны против СССР. Главная заинтересованность в Румынии для Германии состоит не столько в ее вооруженных силах, сколько в наличии в этой стране нефтяных промыслов. Что касается правящих кругов Финляндии, то их поражение в советско-финской войне не пошло им впрок. Мирный [c.47] договор, заключенный с нами 12 марта 1940 года, рассматривают как временное “перемирие” и ждут лишь удобного случая, чтобы, как они говорят, свести счеты с Советским Союзом.

22 августа 1940 года начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии Гальдер записал в своем дневнике: “Изменения позиции фюрера по отношению к Финляндии. Поддержка вооружением и военным снаряжением”.

В августе же 1940 года в Финляндии побывал заместитель Геринга Велтьенс, добившийся пропуска через ее территорию германских войск, собиравшихся оккупировать Норвегию. В декабре 1940 года в Берлине побывали финский генерал Талвела, а затем, в конце января 1941 года – начальник штаба финской армии генерал Хейнрикс. Вырабатывался общий германо-финский план нападения на Советский Союз.

Хейнрикс сообщил Гальдеру, что в случае войны против России финская сторона осуществит наступление по следующим направлениям: вдоль западного побережья Ладожского озера – пятью дивизиями, вдоль восточного побережья – тремя дивизиями, против советской военной базы на полуострове Ханко – двумя дивизиями. Главная задача финских войск – блокировать наши войска в районе Ладоги.

В апреле этого года специальный уполномоченный Гитлера, некто Шнурре побывал в Финляндии, советуя финнам не выполнять взятые на себя обязательства в связи с заключенным мирным договором с нами. От имени Гитлера Шнурре обещал финским руководителям свою помощь в деле пересмотра советско-финского мирного договора. Гитлеровцы поставляют в Финляндию вооружение для ее будущей войны против нас посредством датской фирмы “Мадсен”. Вступление Финляндии в войну против нас предполагается через 14 дней после того, как начнет действовать план “Барбаросса”.

На сегодня в Финляндии находится 40.600 немецких солдат. Гитлер обещает удовлетворить в случае своей победы все территориальные претензии Финляндии к нам.

Сталин. Итак, четвертый фронт. У тебя все?

Лавров (передавая Сталину машинописный текст. – Ред.). Вчера получил эти сообщения, еще раз подтверждающие, что этим летом Гитлер обязательно нападет на нас.

Положение действительно очень тревожное. К июню 1941 года в 208 дивизиях и частях Германии насчитывается более 8 [c.48] миллионов 500 тысяч солдат и офицеров. У нас же всего 5 миллионов.

Сталин. Ну, это-то как раз неудивительно. Германия – воюющая страна, в которой прошла всеобщая мобилизация. Наши же вооруженные силы находятся на положении мирного времени.

Лавров. Кто же мешает нам в профилактических целях провести всеобщую мобилизацию и довести количество войск хотя бы до уровня, равного германскому?

Сталин. Объявить мобилизацию, говоришь? Но ведь это равносильно объявлению войны Германии с нашей стороны. Именно об этом мечтают англо-американские империалисты, делающие все, чтобы столкнуть Советский Союз с Германией. Я думаю, что полученное нами в апреле предупреждение Черчилля о германской агрессии против нас преследует эту же цель: заставить нас в связи с угрозой германского нашествия провести всеобщую мобилизацию и ввязаться таким образом в войну с Германией. Тем более, что такой прецедент в истории уже был. В 1914 году Россия не объявляла войны Германии, она лишь объявила всеобщую мобилизацию.

В связи с концентрацией немецких войск в Польше я послал личное письмо Гитлеру, в котором прямо указал, что создается впечатление о его намерениях воевать против СССР. В полученном ответе, написанном в высокопарном стиле, Гитлер заверяет меня, что он, ручаясь честью главы государства, намерен строго соблюдать заключенный с нами пакт о ненападении. Что же касается передислокации немецких войск в Польшу, на восток, то это, мол, вызвано тем, что территория западной и центральной Германии, хорошо просматриваемая с воздуха, подвергается ожесточенным английским бомбардировкам. Каков хитрец? А знаешь, Александр, в чем-то Гитлер удивительно наивен. Неужели он таки всерьез думает, что нас можно поймать на такую примитивную уловку? Однако эта наивность гитлеровцев очень опасна. Люди с таким образом мышления, недооценивая своих противников, видят то, что хотят видеть, и способны на любые авантюристические действия. Они не предвидят гибельных для себя последствий от своих опрометчивых действий.

Что есть нового об американцах?

Лавров. По-прежнему спят и видят – втянуть нас в войну с Японией, самим же остаться в стороне. В Вашингтоне приход к власти в Токио жандармского генерала Тодзио – ярого [c.49] антисоветчика и фашиста – прямо связывают с подготовкой нападения японцев на нас в самое ближайшее время. Это убеждение полностью разделяет командование американскими вооруженными силами: генерал Маршалл, адмирал Старк, генералы Блайден, Арнольд, Джероу, адмиралы Ингерсолл и Тауэрс, командующий американским Тихоокеанским флотом адмирал Киммел и начальник американской военной разведки генерал Майлс. Отсюда известная беспечность в отношении возможного внезапного нападения Японии на США. Более чем удивительно, что, получив сообщение о готовящемся японцами нападении на Пирл-Харбор, лица, от которых зависит оборона США, относятся к этому сообщению более чем равнодушно, считают его очередной дезинформацией.

Руководители американской разведки даже утверждают, что такого рода информация инспирирована Советским Союзом, которому выгодно, чтобы США вступили в войну с исконным врагом России – Японией.

Сталин. Поистине каждый видит то, что хочет. А не предполагают ли американцы, что японцы, прежде чем напасть на нас, нападут на США? А знаешь, в случае нападения на нас Германии и Японии американцы и англичане против своей воли окажутся нашими союзниками. К такому повороту событий нам следует быть готовыми. У них просто нет другого выхода. Поэтому будут наверняка стараться разделаться с Германией и Японией нашими руками. Иначе им не выстоять.

Лавров. А надо ли нам таскать для них каштаны из огня, спасать США и Англию? Не лучше ли дать Германии и Японии разделаться с ними: двумя злейшими врагами для нас на Земле будет меньше?

Сталин. Дать разделаться, говоришь. К сожалению, этого допустить нельзя, хотя это и было бы хорошим возмездием им за все их козни против нас. Если Гитлер и японцы захватят ресурсы таких мощных в экономическом отношении стран, как США и Британская империя, нам придется несладко. Тем более, что фашистская Германия и империалистическая Япония рано или поздно обязательно нападут на нас. Поэтому лучше, если это произойдет в момент, когда объективные межимпериалистические противоречия не позволят мировому империализму объединиться и пойти на нас единым фронтом, как это было в годы интервенции в двадцатые годы. А то, что английское и американское правительства ненавидят Россию, – это давно известно. Их интересуют [c.50] только они сами, их собственная судьба, их собственное благосостояние.

Ну а сделать из нас пушечное мясо в своих интересах этим мастерам интриг не удастся. В том же, что Англия и США для нас союзник ненадежный, ты, конечно, прав. Да ведь и мы не лыком шиты. Надеюсь, ты не думаешь, что этим самоуверенным и самовлюбленным политикам удастся провести таких людей, как мы с тобой? Тем более, что мы знаем фактически о каждом их шаге. Ты захватил справку, о которой я тебя просил?..

Информация о замыслах американского и английского правительства и в дальнейшем должна поступать к нам регулярно. Сейчас одна из наиважнейших задач нашей стратегической агентуры в Англии и США – создавать в правящих кругах этих стран доброжелательную атмосферу в отношении нашей страны. Несмотря на неприязнь к нашей стране, Англия и США будут помогать нам в этой войне. Ибо если Гитлер и японцы разобьют нас, им тоже не поздоровится.

 

(По кн.: Жухрай В. Сталин: правда и ложь. С. 77–104.)

[c.51]


This Stalin archive has been reproduced from Библиотека Михаила Грачева (Mikhail Grachev Library) at http://grachev62.narod.ru/stalin/ However, we cannot advise connecting to the original location as it currently generates virus warnings.

Every effort has been made to ascertain and obtain copyright pertaining to this material, where relevant. If a reader knows of any further copyright issues, please contact Roland Boer.

Декабрь 1941 года: самый важный месяц Второй мировой войны?

Уинстон Черчилль сразу понял, что Перл-Харбор означает для британцев. Позже он писал, что, когда он услышал новости о том, что теперь, когда Соединенные Штаты «находятся« в войне, по шею и до смерти », он испытал« величайшую радость », потому что это означало, что« мы все-таки победили »и «Англия будет жить; Британия будет жить; Содружество Наций и Империя будут жить ».

Но хотя выгоды для Великобритании от вступления США в войну были очевидны, иногда забывают, что Перл-Харбор также оказал огромное влияние на две другие страны: Германию Адольфа Гитлера и Советский Союз Сталина.

Нападение Японии на Перл-Харбор повлияло на Советский Союз двумя важными способами. Во-первых, он подтвердил, что японские войска больше не будут представлять какой-либо предсказуемой угрозы Советскому Союзу на Дальнем Востоке. Действительно, сообщения двумя месяцами ранее от Рихарда Зорге, советского шпиона в Японии, о том, что японцы намеревались атаковать на юге, а не вторгаться в Советский Союз, проинформировали Сталина о решении отвести дивизии от сибирской границы для помощи в защите Москвы. .

В начале октября 1941 года Василий Борисов был солдатом сибирской дивизии на востоке Советского Союза, где, по его словам, «мы ожидали нападения Японии».Но 18 октября его подразделение получило приказ немедленно сесть на поезд и отправиться на запад, чтобы встретиться с другим противником: «Летом [1941 года] мы знали, что немцы наступали очень быстро и захватывали советскую территорию, и мы знали, что они технически более продвинуты. чем мы… мы знали, что ситуация плохая ». По дороге на запад Борисов и его товарищи думали, «что многие из нас погибнут. Мы знали, что война будет тяжелой, и вот чем она оказалась. Было очень тяжело… мы испугались ».

Но холодной советской зимой все технологические достижения немцев ничего не значили. Это была более прямая борьба, в которой Красная Армия могла соревноваться на равных. И когда 5 декабря солдаты Красной Армии начали контратаку против немцев под Москвой, они становились все более уверенными. «Мы очень сильны и в хорошей форме, — сказал Василий Борисов. «Это сибирский дух. Так воспитывают людей с детства. Все знают, что сибиряки очень крутые… Я настоящий сибиряк, все знают, что мы крутые ».Василий Борисов считал, что он и его товарищи стойко держались во время битвы за Москву из-за этого «сибирского упорства… Командиры говорили, что сибирские дивизии спасли Москву…»

Вторая причина того, что Перл-Харбор оказал мгновенное влияние на Сталина и увеличил шансы Красной Армии на победу над германским вермахтом, заключалась в том, что это почти сразу же привело к объявлению Германией войны Америке и таким образом принесло Сталину неожиданного союзника в колоссальных масштабах. потенциальная мощность.

Решение Гитлера объявить войну Америке, объявленное 11 декабря 1941 года, часто озадачивало людей, не знающих подробностей истории. Почему, когда немецкие войска столкнулись с огромным вызовом войны на восточном фронте, Гитлер добровольно добавил такого мощного дополнительного врага в свой список противников?

Гитлер объявляет войну Америке, 11 декабря 1941 г. (Фото Keystone-France / Gamma-Keystone через Getty Images)

Почему Гитлер объявил войну Америке 11 декабря 1941 года?

Ответ прост.Гитлер, как и Сталин, был политическим лидером, который видел реальность, а не только риторику. И для Гитлера было очевидно, что война с Соединенными Штатами неизбежна. Ключевой момент на этом пути к войне произошел не в Перл-Харборе, а несколькими месяцами ранее, когда президент Франклин Д. Рузвельт приказал американским военным кораблям сопровождать британские конвои до середины Атлантики. Как заметил Уинстон Черчилль, ко времени Атлантической конференции в августе 1941 года Рузвельт был полон решимости «вести войну, но не объявлять ее».К такому же выводу пришел немецкий гросс-адмирал Редер и сказал Гитлеру за несколько месяцев до Перл-Харбора, что, если подводным лодкам не будет разрешено топить американские корабли, битва за Атлантику не может быть выиграна.

Неизбежно, после решения Рузвельта приказать американским военным кораблям патрулировать западную Атлантику в поддержку конвоев, последовала серия инцидентов — в частности, нападение подводной лодки на USS Greer в сентябре и гибель USS Reuben James , в результате чего 31 октября 1941 года погибло более 100 американских моряков.

Итак, к декабрю 1941 года Гитлер, должно быть, почувствовал, что, объявив войну Америке, он сделал немного больше, чем принятие неизбежного — с дополнительным преимуществом сохранения очевидного контроля над событиями. Гитлер далее рассуждал, что немедленное вступление США в войну не приведет к существенному изменению хода борьбы в Советском Союзе в течение как минимум года — и именно эта борьба против Сталина, как он полагал, решит весь конфликт. так или иначе.Более того, он думал, что японцы теперь скроют американский флот в Тихом океане и поставят под угрозу британские интересы на Дальнем Востоке.

Гитлер также сделал еще один ужасающий вывод из вступления Америки в войну. Для Гитлера это было доказательством того, что «международное еврейство» организовало мировой конфликт, и в радиопередаче для немецкого народа сразу после объявления войны он прямо заявил, что «евреи» манипулировали президентом Рузвельтом так же, как они были его другими великими людьми. враг, Иосиф Сталин.

Гитлер пошел еще дальше в речи, которую он произнес на следующий день перед нацистским руководством, как гауляйтерами, так и рейхлейтерами. Теперь он связал начало этой «мировой войны» со своим пророчеством, произнесенным в Рейхстаге 30 января 1939 года, в котором он пригрозил, что «если евреям удастся вызвать мировую войну», результатом будет «истребление евреев Европы». ». 13 декабря нацистский министр пропаганды Йозеф Геббельс написал в своем дневнике: «Что касается еврейского вопроса, фюрер полон решимости произвести чистую зачистку.Он пророчествовал евреям, что, если они снова начнут мировую войну, они испытают собственное истребление. Это не был пустой звук. Наступает мировая война, неизбежным следствием должно быть истребление евреев. Этот вопрос нужно рассматривать без сентиментальности ».

Йозеф Геббельс. (Фото Keystone-France / Gamma-Keystone через Getty Images)

Дополнительным доказательством того, что на этой неделе царили разговоры об «истреблении», является речь, которую Ганс Франк, правитель той части Польши, которую нацисты называли «Генеральное правительство», произнес перед высокопоставленными нацистскими чиновниками в Кракове 16 декабря. : «Как старый национал-социалист, я должен заявить, что если бы еврейский клан пережил войну в Европе, а мы пожертвовали своей лучшей кровью ради защиты Европы, то эта война была бы лишь частичным успехом.Что касается евреев, поэтому я буду действовать только исходя из предположения, что они исчезнут … Мы должны истреблять евреев везде, где мы их найдем ». Франк, который был одним из тех, кого проинформировал Гитлер 12 декабря, также добавил, что «в Берлине» ему сказали, что он и такие люди, как он, должны «ликвидировать евреев… самих себя».

События Перл-Харбора и последующее решение Гитлера объявить войну Германии не «стали причиной» Холокоста. Многие евреи уже умерли до этой даты — например, нацистские отряды убийц убивали евреев в тылу на восточном фронте с начала немецкого вторжения в июне 1941 года.Но то, что произошло в Перл-Харборе и сразу после этого, внесло убийственную ясность в размышления Гитлера. И, конечно, не случайно, что год величайших убийств в Холокосте — 1942 год — вот-вот начнется.

Большая часть содержания этой статьи взята из двух книг, написанных Лоуренсом Рисом: Освенцим, Нацисты и «Окончательное решение», (книги BBC, 2005) и Вторая мировая война — за закрытыми дверями (книги BBC 2008 г.). Рис также является автором книги Холокост: новая история ( Viking / Penguin, 2017)

В какие страны вторглась Германия во время Второй мировой войны?

1.Чехословакия

Вторжение в Судеты, регионы, граничащие с Чехословакией на севере и западе, было первым разом, когда Адольф Гитлер продемонстрировал свою военную мощь. Чешское правительство передало территорию немцам, чтобы избежать войны после того, как они потребовали ее передачи. Для Гитлера это вторжение осуществило две вещи. Он проверил, насколько далеко он может подтолкнуть другие европейские державы, которые отступили, а не защищали Чехословакию. Он также смог объединить немецкоязычный народ Чехословакии с Германией — для достижения большей цели — объединения всех немецких народов.

2. Австрия

Как и Чехословакия, вторжение Австрии было направлено на создание великой Германии. Австрия была частью Германской Конфедерации, пока Пруссия не вытеснила ее в 1886 году во время австро-прусской войны. В 1918 году Германия попыталась включить Австрию в состав более крупной Германии, но другие европейские страны заблокировали это. Для Адольфа Гитлера захват Австрии был просто целью расширения Германии.

3. Польша

С созданием великой Германии в игре Гитлер хотел, чтобы они заняли больше земли.Термин «Lebensraum», означающий жизненное пространство, был убеждением Гитлера в том, что немцы имеют право оккупировать большую территорию, чтобы поддерживать их и обеспечивать рост. Эта идеология возникла за счет других более слабых регионов, таких как Польша. Немцы вторглись в Польшу, потому что у нее было много сельскохозяйственных земель, много места и она была легкой целью.

4. Дания

Хотя в Южной Дании проживало несколько немецкоговорящих людей, вторжение немцев в Данию в 1940 году было более стратегическим.Северная Ютландия в Дании была хорошей базой для атак нацистов. Вторжение Дании было также удобным, поскольку вывод небольшой страны помог Германии обезопасить северную сухопутную границу.

5. Норвегия

Вторжение Германии в Норвегию было также скорее стратегическим, чем идеологическим, и было основано в первую очередь по экономическим причинам. У Норвегии были ледяные порты с выходом к Северной Атлантике с торговыми путями, жизненно важными для Европы. Страна также предоставила доступ к шахтам Швеции на востоке и юге.Полезные ископаемые и торговля будут иметь решающее значение для победы немцев во Второй мировой войне. Германия победила Великобританию и Францию, чтобы получить эти ресурсы и стратегическое положение для поддержки немецкой промышленности и торговли.

6. Бельгия

После Первой мировой войны Франция построила прочную бетонную оборону вдоль своей границы с Германией. Эта линия получила название линии Мажино. Немцы, атакующие эту оборону в лоб, дорого обошлись бы им и замедлили бы их быстрые атаки блицкрига.Поскольку Франция не продлила линию Мажино вдоль границы с Бельгией, Германия вторглась в Бельгию, чтобы обойти французскую оборону и позволить быстрое вторжение во Францию.

7. Нидерланды

Вторгнувшись в Бельгию, немцы вторглись на территорию Нидерландов, пройдя через территорию, известную как Маастрихтское приложение. Глава Люфтваффе Герман Геринг опасался, что в ответ голландцы позволят британцам использовать свои авиабазы ​​для атак на немцев. Чтобы защитить себя, Германия вторглась в Нидерланды.

8. Франция

Франция была среди союзных держав, победивших Германию в Первой мировой войне. Месть за поражение в Первой мировой войне была важной частью плана Гитлера, что сделало войну с Францией неизбежной. Военный союз Франции с Польшей в 1921 году дал Гитлеру повод для вторжения во Францию.

9. Великобритания — Нормандские острова

Великобритания была еще одной союзной державой, которой Гитлер хотел отомстить после Первой мировой войны. Возмездие также пропагандировалось Великобританией, присоединившейся к Франции, объявив ей войну после вторжения в Польшу.Хотя материковая Британия не подверглась вторжению, Нормандские острова, находящиеся ближе к Франции и далеко от Англии, были легкой мишенью для нацистов.

10. Советский Союз

В начале Второй мировой войны Германия и Советский Союз были союзниками. Однако их отношения рухнули, поскольку нацисты выступали против идеологии коммунизма, которую поддерживал Советский Союз. Гитлер использовал сопротивление коммунизма со стороны многих других европейских стран, чтобы прийти к власти. Он также считал, что для того, чтобы его планы увенчались успехом, Советский Союз должен быть разгромлен.

11. Италия

В начале Второй мировой войны Италия была самым сильным союзником Германии. Однако в 1943 году союзники вторглись в Италию, и 25 июля Муссолини был свергнут итальянским правительством, желавшим мира. Немцы не могли позволить Италии сдаться, и они спасли Муссолини и использовали его в качестве марионеточного лидера на севере. В конце концов, Италия была оккупирована двумя противостоящими армиями, союзниками на юге и немцами на севере.

Teachinghistory.org

Вопрос

Чем могла закончиться Вторая мировая война, если U.С. не вмешался? Кто, казалось, выигрывал войну до того, как США присоединились после атаки на Перл-Харбор? Смогли бы союзники победить без помощи США?

Ответ

В течение месяцев, предшествовавших нападению на Перл-Харбор, война в Европе по существу свелась к противостоянию между державами оси — Германией и Италией, а против них — Советским Союзом и Великобританией.

За шесть месяцев до Перл-Харбора Германия начала вторжение в Советский Союз, своего бывшего союзника.К 5 декабря, за два дня до нападения японцев на Перл-Харбор, немецкие войска подошли к Москве в пределах 5 миль.

Гитлер решил отложить вторжение через канал в саму Британию до тех пор, пока его армии не смогут победить Советский Союз, но Германия все еще боролась с Британией посредством воздушных и ракетных бомбардировок и вела боевые действия против Британии на море, а также в других местах. в Британской империи, как и в Северной Африке. В Южной Азии Великобритания также защищала свои колонии и содружество от Японии.На первый взгляд, особенно в долгосрочной перспективе и даже с помощью ленд-лиза со стороны Соединенных Штатов, трудно понять, как Великобритания могла бы продолжить войну без участия Соединенных Штатов в конфликте на своей стороне. Предположительно, Уинстону Черчиллю пришлось бы просить о мире или выдержать немецкое вторжение на Британские острова, когда нацисты укрепили свою военную мощь в Европе.

Конечно, этого не произошло. Узнав, что на Америку напали в Перл-Харборе, Черчилль бросился к защищенному телефону, чтобы позвонить Франклину Рузвельту.Его Воспоминания о Второй мировой войне рассказывают следующее:

Через две-три минуты г-н Рузвельт вышел. «Мистер президент, что такое Япония?» Это совершенно верно, — ответил он. — Они напали на нас в Перл-Харборе. Теперь мы все в одной лодке ».

Ни один американец не сочтет меня неправильным, если я заявлю, что присутствие Соединенных Штатов на нашей стороне было для меня величайшей радостью. Я не мог предсказать ход событий. Я не претендую на то, чтобы точно измерить военную мощь Японии, но сейчас, в этот самый момент я знал, что Соединенные Штаты были в войне, по шею и до смерти.Значит, мы все-таки победили!

Да, после Дюнкерка; после падения Франции; после ужасного эпизода с Ораном; после угрозы вторжения, когда, кроме авиации и флота, мы были почти безоружным народом; после смертельной битвы в войне подводных лодок — первой битвы за Атлантику, выигранной одним движением руки; после семнадцати месяцев одинокой борьбы и девятнадцати месяцев моей ответственности в ужасном стрессе. Мы выиграли войну. Англия будет жить; Британия будет жить; Содружество Наций и Империя будут жить.

Как долго продлится война и чем она закончится, никто не мог сказать, и меня в этот момент не волновало. И снова в нашей долгой истории острова мы должны выйти, какими бы израненными или искалеченными ни были, живые и победоносные. Мы не должны быть уничтожены. Мы не должны быть уничтожены. Наша история не подошла бы к концу. Возможно, нам даже не придется умирать по отдельности. Судьба Гитлера была предрешена. Судьба Муссолини была предрешена. Что касается японцев, то их бы растерли в порошок.

Войска Соединенных Штатов сыграли непосредственную роль в разгроме Германии, но также вынудили Гитлера сохранить огромные военные силы в Западной Европе, а не посылать их для усиления своих армий, сражающихся против Советского Союза, где они, вероятно, были бы решающим фактором против Советского Союза. .Вместо этого немецкое вторжение в Россию провалилось после усилий, которые достигли кульминации в Сталинграде, и немецкие войска в Западной Европе все равно были отброшены, начиная с высадки в Нормандии.

Одна из прелестей художественного жанра альтернативной истории состоит в том, что его авторы обычно прилагают значительные усилия к понятию самой истории.

Ваши вопросы гипотетические. Они вызывают домыслы. Одна из прелестей художественного жанра альтернативной истории состоит в том, что его авторы обычно прилагают значительные усилия к понятию самой истории, особенно к тому, как история разворачивается из клубка причин, больших и малых.В этих романах крупные и знакомые причины, условия и силы проявляются по всему миру, но мелкие человеческие детали, такие как пропущенная встреча в рейхсминистерстве, пропущенная телеграмма, выбор аромата любовницы Гитлера Евы Браун в роковой день или случайная группа солнечных пятен, которая мешает конкретной радиопередаче, иногда каскадно переходят в совершенно иную историю, чем та, с которой мы знакомы.

Для получения дополнительной информации

Филип К.Дик, Человек в высоком замке (1962), в котором нацистская Германия и Императорская Япония выигрывают Вторую мировую войну. Восточное побережье и средний запад Соединенных Штатов оккупированы Германией, а западное побережье — Японией.

Harry Turtledove, In the Presence of Mine Enemies (2003), в котором США не вступают в войну, а страны Оси побеждают. Затем в 1970-х Германия бомбардировала США ядерным оружием и наносила им поражение.

Роберт Харрис, Отечество, (1992), еще один, в котором Германия выигрывает войну, хотя U.С. побеждает Японию.

Норман Спинрад, «Железная мечта» (1972), который представлен как научно-фантастический роман, написанный художником-фантастом Адольфом Гитлером после того, как он бежал из Германии, чтобы жить в Соединенных Штатах после окончания Первой мировой войны.

Серия «Небольшая мелочь» Джо Уолтона [ фартинг, (2006), гапенни, (2007), и , полкроны, (2008)], в которой США не предоставляют помощь Великобритании для сопротивления Германии и Великобритания заключает мир с нацистским рейхом.Германия продолжает затяжную войну с Советским Союзом, а Великобритания превращается в фашистское государство.

Ньют Гингрич и Уильям Р. Форстчен, 1945 (1995), в котором США побеждают Японию, но не Германию, и последующая «холодная война» начинается между США и Германией.

На этой неделе в истории: нацисты устроили ложное нападение в начале Второй мировой войны

31 августа 1939 года — 75 лет назад на этой неделе — нацистские агенты организовали фальшивую атаку на немецкую вышку радиопередачи в Гляйвице, на немецко-польской границе.Адольф Гитлер использовал это «нападение» как предлог для вторжения в Польшу на следующий день.

К лету 1939 года отношения между Германией и Польшей стремительно ухудшались. Гитлер настаивал на том, чтобы Польша вернула Германии Польский коридор, полосу земли, которая дала Польше доступ к морю и свободному городу Данциг, но отрезала Германию от ее территории Восточной Пруссии. Польский коридор был предоставлен новому государству Польша в Версальском договоре 1919 года, документе, который Гитлер и большинство немцев осудили.

В течение предыдущих нескольких лет Гитлер бескровно захватил все больше и больше территорий в Европе в нарушение договора. В 1936 году Гитлер послал свою армию в Рейнскую область, которая, хотя и была немецкой, была демилитаризована по договору. Англия и Франция ничего не сделали, чтобы его остановить. В марте 1938 года гитлеровская армия двинулась в Австрию. Несколько дней спустя Германия аннексировала центральноевропейскую нацию, снова в нарушение договора.

В сентябре 1938 года Гитлер потребовал вернуть Судетскую область из Чехословакии, территорию, которую Германия потеряла после Первой мировой войны.Союзная с Францией и дружественная к Британии Чехословакия была единственной стабильной демократией в Центральной Европе. Прага призвала Париж помочь защитить свои границы. Опасаясь силы Германии и повторения войны 1914-1918 годов, Великобритания и Франция хотели урегулирования и подписали Мюнхенский пакт с Германией. Когда ее союзники отказались воевать, Чехословакия отдала Судетскую область Гитлеру.

Гитлер заявлял во время этого кризиса, как и во время своих предыдущих бескровных вторжений, что он работал только в интересах защиты этнических немцев по всей Центральной Европе.Действительно, в Чехословакии было несколько нападений чешского населения на этнических немцев, хотя таких случаев было относительно немного. Чтобы укрепить свои позиции, Гитлер направил в Судеты специальные подразделения для имитации антинемецких атак и усиления антинемецкой пропаганды. Эти операции под фальшивым флагом дали Гитлеру рычаги влияния, в которых он нуждался, чтобы выставлять ультиматумы во время кризиса, что привело к его дипломатической победе.

В марте 1939 года Гитлер совершил ошибку, вторгшись в Чехословакию и аннексировав ее.Этот шаг не только был нарушением сентябрьского соглашения 1938 года в Мюнхене, но и показал Гитлеру, кем он был на самом деле — сумасшедшим с огромными территориальными амбициями в Европе, которому нельзя было доверять. В самой Чехословакии практически не было этнических немцев.

Вскоре после этого, когда Гитлер объявил, что он хочет вернуть Польский коридор, Великобритания и Франция заняли твердую позицию и предложили Польше гарантии ее границ. Тем летом Гитлер неоднократно обвинял поляков в нападениях на этнических немцев в Польше и снова отправлял агитаторов на фальшивые инциденты.В конце концов Гитлер решил напасть на Польшу. Чтобы оправдать Германию, Гитлер хотел драматической провокации, которой он мог бы оправдать свои действия.

Самые лояльные и фанатичные последователи Гитлера принадлежали к Schutzstaffel, отряду защиты или SS. Во главе с Генрихом Гиммлером СС контролировали механизмы немецкой полиции и системы концентрационных лагерей, а также имели долю в Sicherheitsdienst, Службе безопасности или СД, которые, по сути, функционировали как разведка нацистской партии.Руководителем СД был Рейнхард Гейдрих.

Человек с такими ледяными нервами, что Гитлер однажды назвал его «Человеком с железным сердцем», Гейдрих был одним из тех редких людей, которые могли добиться всего, к чему он стремился. Скрипач концертного уровня, фехтовальщик олимпийского уровня и первоклассный пилот-истребитель, Гейдрих создал в СД эффективную организацию, которая могла позаботиться о грязных уловках, которые так часто использовал Гитлер.

Инструмент

Гейдриха в SD для этих миссий был так называемым Einsatzgruppen, Special Action Squads, который позже оказался неотъемлемой частью Холокоста.Одним из людей, которых Гейдрих использовал для таких операций, был Альфред Науйокс.

Науйокс, которому еще не исполнилось 30 лет, был одним из первых уличных хулиганов нацистов за несколько дней до прихода партии к власти. В книге «Кто есть кто в нацистской Германии» историк Роберт Вистрих писал:

«Известный боксер-любитель (Науйокс) часто участвовал в драках с коммунистами. Он вступил в СС в 1931 году, а через три года поступил в СД, став одним из самых доверенных агентов Гейдриха. В 1939 году он возглавил подразделение III отдела SD Ausland (иностранный отдел) и возложил на него такие особые обязанности, как изготовление фальшивых документов, паспортов, удостоверений личности и фальшивых заметок для агентов SD, действующих за границей.”

Гейдрих разработал схему, чтобы оправдать Гитлера нападение на Польшу. Было бы создано несколько пограничных инцидентов в рамках так называемой «Операции Гиммлер» в честь босса Гейдриха. Подразделение айнзацгруппы под командованием Науйокса должно было атаковать радиовышку Глейвица вдоль границы, а затем транслировать польскую пропаганду в Рейх. Эта атака станет центральным элементом «Операции Гиммлер». Гитлер приказал своим вооруженным силам вторгнуться в Польшу 26 августа. У Гейдриха и Науйокса было всего несколько дней, чтобы подготовиться к атаке на Глейвиц.25.

Науйокс и его команда поехали в город и поселились в отеле, представившись инженерами, ищущими подходящие материалы для добычи в этом районе. Под различным давлением, направленным на предотвращение войны, и предчувствуя, что поляки и их западные союзники могут отступить, Гитлер отложил вторжение до 1 сентября. Науйокс и его люди провели почти две недели в Глейвице, ожидая приказа о продолжении.

Однако этого было недостаточно для распространения антинемецкой пропаганды. Если бы инцидент выглядел как подлинный, это должно было бы выглядеть так, как будто небольшая стычка действительно произошла возле радиовышки.С этой целью глава гестапо Генрих Мюллер приказал застрелить или накачать наркотиками нескольких сокамерников концлагерей, а их тела перевезли в этот район. С обмундированием польской армии и платежными книжками, предоставленными адмиралом Вильгельмом Канарисом, главой немецкой военной разведки, бывшие узники лагеря теперь оказались польскими жертвами сражения. Этот аспект плана цинично получил название «Операция« Консервы »».

Наконец, 31 августа приказ прибыл в отель Oberschlesischer в Гляйвице, и команда Науйокса вступила в бой и встретилась по пути к башне с Мюллером, который передал тела.В книге «Разведка СС» историк Эдмунд Л. Блэндфорд писал:

«Затем Науйокс отвел свой отряд на радиостанцию, обнаружив, что двое дежурных готовы и послушны. Затем польский спикер прокричал в микрофон короткую тираду, призывая к войне между Польшей и Германией. Затем отряд выбежал на улицу, стреляя на ходу из пистолетов. Спустя годы Науйокс попытается заработать на своем заявлении как «человек, который начал войну». ”

Атака, как бы то ни было, увенчалась успехом.У Гитлера было свое пропагандистское оружие, чтобы начать войну. В своей речи перед рейхстагом на следующий день, в которой он официально объявил войну Польше, Гитлер процитировал различные пограничные инциденты и, в частности, Глейвиц, как «нарушения границы, характер которых больше не является терпимым для великой державы».

Американский журналист Уильям Л. Ширер, сообщая из Берлина о разразившейся войне, в своей книге «Взлет и падение Третьего рейха» отметил, что New York Times и другие американские газеты сообщили об инциденте в Глейвице как об одном из событий. это вызвало войну.Вдобавок Ширер предполагает, что многих эсэсовцев, участвовавших в операции, «убрали с дороги». Были ли они убиты или просто отправлены на опасную боевую службу в Польше, Ширер не говорит.

В любом случае, большинство неопровержимых фактов о том, что произошло в Глейвице, исходит от самого Науйока, который перешел на сторону американцев в ноябре 1944 года после того, как впал в немилость своего нацистского начальства. Мало что известно наверняка о под его командованием эсэсовцев, которые участвовали в атаке, хотя, учитывая почти астрономический уровень потерь, понесенных подразделениями Ваффен-СС на войне, вполне возможно, что все они действительно были убиты.

Нападение на Глейвиц было еще одним преступным актом и обманом в длинной череде лжи и лжи, совершенных Гитлером и его режимом. Конечно, это было не последнее. С вторжением в Польшу айнзатцгруппы разыскивали польских профессионалов, политиков, священнослужителей и других лиц, которые, по мнению нацистов, могли создать для них проблемы. Около 60 000 польской интеллигенции были расстреляны этими головорезами СД в начале конфликта, а по мере его развития миллионы поляков погибли в войне или в лагерях смерти.

Коди К. Карлсон имеет степень магистра истории Университета Юты и преподает в Общественном колледже Солт-Лейк-Сити. Заядлый игрок в настольные игры, он ведет блог на сайте thediscriminatinggamer.com. Почта: ckcarlson76@gmail.com

величайших промахов Гитлера


Первые успехи сделали Гитлера прямым командованием Рейха, но его ошибки быстро переломили ситуацию против Германии.

B Гитлер стал считаться военным гением и считал себя военным гением.Он руководил маршем в Рейнскую область в 1936 году, аннексией Австрии двумя годами позже, последующей аннексией и расчленением Чехословакии и вторжением в Польшу в 1939 году. Безошибочные политические, военные и дипломатические суждения Гитлера питали мессианскую убежденность в его взглядах. непобедимость.

В сочетании с диктаторской властью и растущей склонностью реагировать на стратегические разногласия с усилением гнева, результат оказался роковым напитком, который со временем произвел иронический эффект, превратив Гитлера в одно из самых эффективных орудий союзников.Почти в каждой точке, где требовалось важное решение, можно было рассчитывать на то, что нацистский лидер сделает то, которое непреднамеренно пошло на пользу делу союзников и помогло обречь себя на гибель. Полный каталог неудач Гитлера как военачальника мог бы заполнить толстый том; следует сомнительная таблица почета худших из них.

Объявляет войну США
8 декабря 1941 года президент Франклин Д. Рузвельт предстал перед Конгрессом и потребовал объявления войны Японии.Германия никогда не упоминалась. Расширение войны не было большой поддержкой населения; Если Гитлер не проявил монументальной глупости, у Соединенных Штатов в то время не было официальных причин объявлять войну Германии. Британские и американские стратеги были разочарованы. Они всегда предполагали, что, как только Соединенные Штаты вступят в войну, победа над Германией будет иметь приоритет над Японией. Но теперь казалось, что Америка сначала возьмется за Японию, в то время как Великобритания в одиночку сражается против Германии.

К их счастью, через четыре дня после Перл-Харбора Гитлер совершил одну из самых грандиозных ошибок в истории.В то время как президенту Рузвельту требовалось 517 слов, чтобы объявить войну и обречь Японию на гибель, когда Гитлер предстал перед рейхстагом, ему потребовалось всего 334 слова, чтобы решить судьбу Третьего рейха.

В последний месяц 1941 года проницательный наблюдатель мог заметить первые проблески надежды для дела союзников, поскольку перспективы Германии стали ухудшаться. Британия не только не была побеждена, но и активно контратаковала везде, где это было возможно. Больше всего немцев беспокоила контратака советских войск перед Москвой, где свежие сибирские дивизии рвались к группе армий Вермахта «Центр».

Несмотря на это быстро темнеющее небо, Гитлер, услышав новости о Перл-Харборе, покинул свою прусскую штаб-квартиру, куда он направился, чтобы лично разобраться с наступлением русских зимой, и бросился в Берлин. 11 декабря он предстал перед рейхстагом, чтобы объявить войну Соединенным Штатам. Это был акт самоубийственного высокомерия. Хотя Германия уже была вовлечена в войну против Великобритании и Советского Союза, Гитлер, когда ему представилась возможность объявить войну против нации, способной произвести столько боеприпасов за один год, сколько Германия может за пять, не колебался и не дрогнул.Это не была его первая серьезная ошибка и не последняя. Однако это было его самое грандиозное.

Почему он это сделал? Этот вопрос давно озадачил историков. Гитлер определенно знал о производственном потенциале Америки, поскольку писал об этом в «Майн кампф». Самый простой ответ заключается в том, что, несмотря на эти знания, его не впечатлил американский военный потенциал. В 1940 году он сказал министру иностранных дел СССР Вячеславу Молотову, что Соединенные Штаты не будут представлять угрозы для Германии в течение десятилетий — «1970 или 1980, самое раннее.Более того, Гитлер всегда считал, что война с США неизбежна. Для него было лучше вести эту войну в то время, которое он выбрал, и когда он мог рассчитывать на то, что Япония откажется от значительной части американской мощи. Таким образом, Германия во второй раз за поколение оказалась в войне на два фронта против объединенной мощи величайших экономических держав мира.


Нападение на Перл-Харбор вовлекло Соединенные Штаты в войну на Тихом океане; но объявление войны Гитлером поставило американское военное производство позади Великобритании и России.

Выдает приказ о приостановке в Дюнкерке
Тем не менее, был один краткий момент, когда Гитлер был в силах выиграть войну на одном фронте и исключить Францию ​​и Великобританию из своего списка антагонистов. Это произошло более чем за полтора года до этого на побережье северной Франции. 10 мая 1940 года немецкие передовые части отразили легкое сопротивление в Арденнском лесу, а затем прорвали линию обороны французов у ​​Седана. Мчась через Францию, всего 10 дней спустя танки генерала Хайнца Гудериана вошли в Абвиль, в 20 милях от Ла-Манша.Французская армия, разделенная пополам и выведенная из равновесия, так и не смогла восстановить равновесие.

Но даже когда Вермахт добивал Францию, следующие действия Гитлера гарантировали выживание другому из его врагов, Британскому экспедиционному корпусу (BEF), тем самым подарив его наиболее преданному противнику, Уинстону Черчиллю, бесценный дар: армию. с которой продолжить борьбу.

23 мая передовые танковые части находились всего в 18 милях от порта Дюнкерк, ближе к нему, чем большинство британских частей.Хотя немецкие войска были измотаны двухнедельным непрерывным маршем и боями, местные командиры посчитали, что они могут легко захватить порт и тем самым заманить в ловушку британскую армию во Франции. Чувствуя близость сокрушительной победы, главнокомандующий вермахтом Вальтер фон Браухич приказал взять город. Но незадолго до того, как танки двинулись вперед, Гитлер издал свой печально известный «приказ об остановке», остановив их у Дюнкерка.

Он никогда не упоминал причины своего приказа; Предположения включают заверение Германа Геринга в том, что Люфтваффе сможет завершить уничтожение BEF, и нежелание Гитлера рисковать своими ценными танками в недружественных болотах соседней Фландрии.Какой бы ни была причина, остановка дала британцам два драгоценных дня для укрепления их обороны вокруг Дюнкерка, что позволило им осуществить самую известную морскую перевозку в современной истории. С этой целью Королевский флот при поддержке некоторых французских военных кораблей и флотилии из 800 частных судов вытащил с пляжей в Дюнкерке 338 226 военнослужащих, в том числе 118 000 французских, бельгийских и голландских солдат. Эти спасенные люди составили ветеранское ядро, вокруг которого Британия перестраивала свою армию.

С видом на потенциал подводных лодок
Благодаря тому, что Королевский флот защищал Ла-Манш, а Королевские военно-воздушные силы отрицали господство в воздухе люфтваффе, Англия была в безопасности от вторжения.Тем не менее, у Гитлера было одно оружие, которое могло вывести Великобританию из войны: подводная лодка. В 1917 году подводные лодки едва не поставили Великобританию на колени. Несмотря на это, Гитлер не спешил понимать их ценность. Если бы во второй половине 1930-х годов он использовал ресурсы, потраченные на строительство почти бесполезного надводного флота, и вместо этого применил их к постройке подводных лодок, Германия могла бы начать войну с сотнями этих бесшумных убийц. а не 57.

Даже с их малочисленностью подводные лодки едва ли могли вывести Британию из войны.К середине 1940 года на вооружении Германии оставалось всего 25 подводных лодок. Тем не менее к концу года им удалось потопить около 700 000 тонн судов союзников, или более 225 торговых судов. Несмотря на этот успех, только в феврале 1941 года Гитлер издал директиву фюрера 23, предписывающую экстренную программу производства подводных лодок.

Германия построила более 1100 подводных лодок во время войны, из них более 450 все еще находились на вооружении в 1945 году. К началу 1943 года Британия оказалась в отчаянном положении с подводными лодками, и победа в битве за Атлантику стала для союзников. высший приоритет.Затем, в марте 1943 года — сначала почти незаметно — ситуация начала меняться. Сочетание более совершенной тактики, новых противолодочных технологий и нарушенного военно-морского кодекса Германии превратило Северную Атлантику в кладбище подводных лодок.


К зиме 1941 года измученные немецкие войска не могли соперничать со свежими, хорошо оснащенными подкреплениями Красной Армии с Дальнего Востока и Сибири.

Подводные лодки продолжали топить корабли союзников до конца войны, но их собственные потери были неприемлемо высоки. В итоге Германия потеряла почти 800 подводных лодок и около 30 000 членов экипажа.Хотя они потопили около 14 миллионов тонн судов союзников, это впечатляющее количество было сокрушено почти 40 миллионами тонн дополнительных судов, построенных только Соединенными Штатами во время войны. Учитывая, что весь британский торговый флот в 1940 году составлял менее 18 миллионов тонн, очевидно, что если бы Германия начала войну с таким же количеством подводных лодок, каким она закончилась, Британия не смогла бы выжить долго.

открывает второй обширный фронт
Но Британия выжила и все еще сопротивлялась, когда Гитлер совершил грубую ошибку, уступившую лишь его безосновательному объявлению войны Соединенным Штатам: запуск операции «Барбаросса» и вторжение в Советский Союз в июне 1941 года.

Прошло чуть больше двух десятилетий с тех пор, как Германия в последний раз начала войну на два фронта, и она понесла разрушительные последствия. Поэтому со стороны Гитлера потребовался ошеломляющий уровень стратегической некомпетентности, чтобы развязать войну на Востоке, когда исход войны на Западе все еще оставался под вопросом. Упорство в сочетании со вспышками тактического и оперативного мастерства удерживало немецкую армию в боевых действиях в течение четырех кровавых лет. И снова немецкие военные почти разыграли ставку Гитлера.Но таких боевых качеств было недостаточно, чтобы преодолеть фундаментальную стратегическую ошибку, которая с самого начала поместила их в глубь России. Со стороны Гитлера потребовался ряд дополнительных промахов, чтобы разбить надежды немцев на Drang Nach Osten — «Поездка на Восток».

Москва не берет
Первая из этих ошибок произошла вскоре после начала операции «Барбаросса». С самого начала гитлеровские военачальники знали, что скорость имеет решающее значение: они были после быстрого сражения, а не затяжной войны.И их первоначальные шансы на победу в этой гонке со временем были многообещающими: после разгрома советских передовых дивизий группа армий «Центр» выиграла тяжелое сражение под Смоленском. По его завершении более 200000 советских заключенных были отправлены в и без того переполненные загоны, и дорога в Москву была оголена. Настало время для сильного и прямого удара по советской столице.

Больше, чем просто политическая цель, Москва была нервным центром Коммунистической партии, крупным промышленным центром и, что наиболее важно, связующим звеном почти всех крупных железнодорожных линий в Советском Союзе; если бы Москва пала, горизонтальное движение советских войск стало бы невозможным.Более того, поражение Москвы поможет отрезать западную часть России от восточных армий, которые уже начали движение на помощь городу. В 1812 году Россия могла отдать Москву Наполеону и понести незначительные военные последствия. Потеря Москвы в 1940 году была бы катастрофой для советского дела.

Но затем Гитлер сместил стратегический акцент Германии: вместо того, чтобы отправить свои войска в Москву, в конце августа Гитлер приказал генералу Хайнцу Гудериану направить свою Вторую танковую армию на юг для оказания помощи медленно продвигающейся группе армий «Юг».В качестве объяснения он указал на природные ресурсы Украины и нефть на Кавказе, которые он считал жизненно важными для военных действий Германии. Когда его генералы упорно протестовали против этого изменения в стратегии, Гитлер воскликнул: «Мои генералы ничего не знают об экономике!» Неохотно Гудериан двинул свои танки на юг, поймав еще 600 000 пленных в киевском кармане. Это была величайшая тактическая победа войны, но она не обошлась без затрат.


Война на Востоке унесла жизни более четырех миллионов человек; еще три миллиона попали в плен.Когда 2 октября было возобновлено наступление на Москву — операция «Тайфун», драгоценный месяц был потерян. Сочетание упорного сопротивления России, перенапряжения Германии и ужасной погоды вскоре остановило немецкое наступление, едва не достигнув своей конечной цели. В конце ноября, когда «Тайфун» был отменен, передовые немецкие элементы находились менее чем в 20 милях от Москвы. Всего две недели спустя русские начали сокрушительное зимнее контрнаступление. В отличие от Наполеоновской Grande Armée, которая была уничтожена после победы русскими и зимой, группа армий «Центр» не распалась.Однако она понесла ужасные потери и больше никогда не могла угрожать Москве. Шанс Гитлера на быстрый и решительный исход на Востоке упал.

Переоценка Сталинграда как цели
Однако надежда на победу не была потеряна. Весной и летом 1942 года восстановленный Вермахт начал новое наступление, чтобы обезопасить нефтяные месторождения Кавказа. Именно в этот момент Гитлер сделал серию неверных суждений, которые обрекли немецкую полевую армию и оказали ужасное воздействие на общие военные усилия.

После того, как он отчитал своих генералов о том, что Москва является простой политической целью, не имеющей большого военного значения, Гитлер, что примечательно, позволил втянуть себя в битву за престиж за контроль над Сталинградом. Вместо того, чтобы сосредоточиться на нефтяных месторождениях, он разделил свои силы, отправив один на юг, в сторону Баку, а другой — на Сталинград. Это была жестокая битва, которую он вел еще долго после того, как город потерял всякую военную ценность. Дивизия за дивизией попадали в Сталинградский водоворот, где целые батальоны были практически уничтожены через 24 часа после их вступления в бой.В течение почти трех месяцев немецкая 6-я армия наносила удары по городу, пока в руках советских войск не осталась лишь небольшая часть.

Близоруко сосредоточенный на захвате города, названного в честь его заклятого врага, Гитлер не обращал внимания на наращивание советских резервов на слабо удерживаемых флангах Шестой армии. Когда в середине ноября Советы начали атаку с целью окружить Шестую армию — операцию «Уран», они быстро разбили сначала румынскую, а затем итальянскую и венгерскую армии, фланкирующие город. Двумя днями позже советские клешни встретились в соседнем городе Калач, захватив 6-ю армию.В течение нескольких месяцев обреченная армия медленно голодала, прежде чем окончательно сдаться 2 февраля 1943 года.

Маниакальная настойчивость Гитлера в захвате и удержании Сталинграда стоила более 750 000 человеческих жизней и потери незаменимой полевой армии. На тот момент это была величайшая катастрофа, которую пережила немецкая армия.

Gambles All at Курск
В конце концов советское Сталинградское наступление прекратилось, и немцы получили передышку, чтобы укрепить новую линию обороны и восстановить свои истощенные силы.Если у них будет хоть какой-то шанс на переговоры о благоприятном мире, то сейчас самое время укрепиться в глубине, создать мобильные ударные силы для контратак — таких, как успешное контрнаступление Эриха фон Манштейна в Харькове в феврале-марте 1943 года — и укрепить свои силы для встречи следующее советское наступление.

Вместо этого Гитлер зациклился на массированном летнем наступлении, направленном на огромный выступ на советской линии вокруг города Курска. Приказав одновременные удары с севера и юга, он надеялся заманить советские войска в выступ или выступ и прорвать брешь в их линии, позволяя продолжить наступление на восток.

Если именно Сталинградская битва решила, что Гитлер не выиграет войну, то именно Курская битва решила, что он проиграет. Зная о массированных приготовлениях русских вокруг Курска, многие немецкие генералы не хотели атаковать; даже Гитлер сомневался, признавая, что от мысли о нападении ему стало плохо. Несмотря на свои дурные предчувствия, Гитлер в конце концов приказал идти вперед.


Из-за того, что Гитлер не смог действовать в Нормандии, он потерял большую часть своих сил во Франции.Доказательством тактических способностей Германии является то, что в течение 10 дней Вермахт упорно продвигался вперед. И на мгновение даже показалось, что нанесенные им ужасные потери не будут напрасными. Последний оборонительный пояс был прорван, и бронетехника 4-й танковой армии сосредоточилась для последнего удара. Именно в этот момент российский командующий генерал Георгий Жуков обнародовал свой последний сюрприз. Советскому резерву в составе 5-й гвардейской танковой армии было приказано вперед закрыть казенную часть.В районе села Прохоровка советские танки стремительно столкнулись с наступающими немцами. В ходе того, что стало известно как «Смертельная атака 4-й танковой армии», обе стороны вели ожесточенный рукопашный бой с применением танков. Когда все закончилось, наступательная мощь Германии на востоке была подавлена. Танковые дивизии, дорогостоящие воссозданные в первой половине 1943 года, были разбиты. С ними ушли надежды Гитлера на победу.

Слишком поздно усиливает Африканский корпус
Пока немцы продвигались вперед у Курска, союзные войска высадились на Сицилии.То, что им удалось относительно быстро разобраться с обороной острова и последовать за быстрым вторжением на материковую часть Италии, можно отнести к еще одной ошибке Гитлера. С начала 1941 года Гитлер разрешил командующему немецкими войсками в Северной Африке Эрвину Роммелю провести там операцию экономии сил. В течение двух лет нежелание Гитлера направить более чем ничтожное количество войск на североафриканское второстепенное выступление вынудило Роммеля заработать себе репутацию, сражаясь и в целом побеждая, несмотря на то, что он значительно уступал по численности.

Только после того, как битва при Эль-Аламейне была окончательно проиграна, и после успешной высадки союзников в западной части Северной Африки — как в начале ноября 1942 года — Гитлер внезапно решил значительно усилить армию Роммеля. Десятки тысяч немецких войск были доставлены и отправлены в Тунис в безуспешной попытке удержать опору в Северной Африке. Решение Гитлера было принято спустя много времени после того, как исчезла всякая надежда на победу, и имело предсказуемые результаты. Приблизительно 230 000 военнослужащих Оси капитулировали в Тунисе в мае 1943 года, в том числе большая часть легендарного Африканского корпуса Роммеля.Эти ветераны были отчаянно нужны и сильно не хватало на соревнованиях за Северную Европу.

колеблется в Нормандии
К началу 1944 года для германского генерального штаба и даже для Гитлера стало очевидно, что финальное состязание за контроль над Северной Европой не будет откладываться надолго и что союзники вскоре попытаются перейти Ла-Манш. В одной из вспышек интуиции Гитлер предсказал, что вторжение произойдет в Нормандии. К несчастью для немецких военных плановиков, у него не хватило мужества своих убеждений.Когда союзники действительно высадились в Нормандии, Гитлер подозревал, что это был обман и что их настоящая цель находилась к северо-востоку оттуда, в районе Па-де-Кале. Результатом для союзников стало то, что 19 ближайших немецких дивизий, в том числе шесть мощных танковых дивизий, бездействовали в день «Д». Их ранняя приверженность Нормандии превратила бы союзные пляжи в настоящий ад и, возможно, даже отбросила бы вторжение в море. В последующие недели Гитлер все больше убеждался в том, что вторжение в Нормандию было уловкой, и только в конце июля он окончательно одобрил движение отдельной дивизии 15-й армии, которая охраняла побережье недалеко от Па-де -Кала.И снова было слишком поздно. К моменту прибытия подкрепляющих дивизий линия немецких войск висела на волоске.

Еще одна грубая ошибка со стороны Гитлера: он приказал любой ценой удержать фронт в Нормандии. Это гарантировало, что, когда его войска неизбежно уступят дорогу, уцелевшие остовные формирования не смогут проводить мобильные операции или выступать далеко за пределами оборонительных укреплений вдоль западных предвоенных границ Германии.

Издает пророческий приказ «Стой и умри»
Но приказ Гитлера «стоять и умереть» имел более роковые последствия на Восточном фронте.

Приуроченный к вторжению союзников в Нормандию, Сталин приказал начать операцию «Багратион» — уничтожение группы армий «Центр» — 22 июня 1944 года, в годовщину вторжения Гитлера в Советский Союз. Перед советским нападением генералы Гитлера посоветовали ему отвести армию — а затем попытаться удержать город Минск — на более короткие и защищенные позиции, чтобы позволить наступлению нанести удар по пустому пространству. Не сумев убедить его в необходимости уйти с пути советского джаггернаута, они просили разрешения на создание глубокой обороны.

Вместо этого Гитлер приказал большей части своих сил удерживать свои передовые позиции и не удовлетворил просьбы об отступлении, какой бы безвыходной ни была ситуация. Результат был плачевным. В течение одного месяца боев Советы уничтожили группу армий «Центр», уничтожив 20 дивизий в первые недели наступления — почти столько же, сколько союзники сражались в Нормандии. Только изнеможение заставило советскую орду остановиться на реке Висла, напротив Варшавы. Там они восстановили свои силы и подготовили следующий большой шаг в сторону самого Рейха.

Проигрывает вторую игру в Арденнах
Однако существовала приличная вероятность того, что Гитлер мог бы избавить Восточную Германию почти от двух поколений советской оккупации, если бы не его следующая большая ошибка. К концу 1944 года союзные армии были готовы войти в Германию как с востока, так и с запада. Благодаря максимальным усилиям Вермахту удалось переоборудовать несколько своих танковых дивизий и создать мобильный резерв, с помощью которого он смог бы противостоять натиску. Переоборудованные бронетанковые соединения далеко не соответствовали требованиям Германии, чтобы переломить ход войны.Но если бы эти дивизии были развернуты на Восточном фронте, они могли бы сдерживать русских ровно настолько, чтобы западные союзники смогли наступить и занять большую часть Германии.

Конечно, такие мысли никогда не беспокоили Гитлера. Вместо этого он выпустил свою броню в декабре того же года на слабый участок американского фронта — в Арденнском лесу — в том, что стало известно как Битва за Арденн. Атака через Арденны была безнадежной и обреченной с самого начала. Это могло задержать союзников, но у него не было реальных шансов воспроизвести великолепное наступление 1940 года, которое шло по той же территории.Все, что Гитлер приобрел, — это закрепиться в Бельгии, которую невозможно было удержать. Ради этого он растратил большую часть своих мобильных сил, а вместе с ними и последнюю надежду Германии спасти что-нибудь от катастрофы, которая вот-вот накроет ее.

I В конце поразительно, что, несмотря на промах за промахом, Германия почти полвека сопротивлялась объединенной мощи величайших держав мира. Это свидетельство оперативных возможностей немецкой армии, которая продемонстрировала замечательную способность к восстановлению сил на протяжении всей войны.Даже в 1945 году потрепанный вермахт оказался способен злобно наброситься на своих мучителей, нанеся более двух боевых потерь на каждую потерю, понесенную в последние месяцы войны. Но все было напрасно. Доблесть на поле боя не могла преодолеть некомпетентность наверху. Это не могло стереть того факта, что хваленые боевые возможности Вермахта были использованы для подлого дела. Человечество должно всегда оставаться благодарным за то, что этим делом руководил один из величайших военных ошибок в истории.

Джим Лейси — профессор войны, политики и стратегии Морского военного колледжа. Бывший офицер пехоты армии США, он является автором нескольких книг по военной истории, в том числе готовящегося к выходу First Clash о битве при Марафоне и Keep From All Thoughtful Men о стратегии Второй мировой войны.

Решение, которое стоило Гитлеру войны

ГИТЛЕРСКАЯ АМЕРИКАНСКАЯ ИГРА
Перл-Харбор и марш Германии к глобальной войне
Брендан Симмс и Чарли Ладерман

Между декабрем мир, вероятно, изменился еще больше.5 и 12 декабря 1941 г., больше, чем за любую другую неделю в истории.

В начале декабря немецкие войска стояли недалеко от Москвы, и казалось, что советская столица скоро падет. Япония вела войну с Китаем, но сохранила дипломатические отношения с другими мировыми державами. Соединенные Штаты, несмотря на новую программу ленд-лиза, как никогда были далеки от вступления в военный конфликт — настолько, что Уинстон Черчилль начинал отчаяться, что военная мощь Америки никогда не придет на помощь его стране, находящейся в тяжелом положении.Черчилль знал, что «втягивание Соединенных Штатов», как он выразился, было единственно возможным путем Британии к победе.

А затем, 5 декабря, Советы начали масштабное контрнаступление перед Москвой, которое превратилось в смертельную угрозу для измученных немецких войск. Вечером 7 декабря, как рассказывают нам британские историки Брендан Симмс и Чарли Ладерман в своей увлекательной новой книге «Американская авантюра Гитлера», Черчилль был в таком смятении, что сел в кресле, не обращая внимания на новостную передачу Нападение японцев на американскую военно-морскую базу в Тихом океане.

Черчилля вселяло беспокойство, что Япония нападет на удерживаемые британцами территории в Азии, предоставив Великобритании новые фронты и нового умелого и решительного врага, в то время как Соединенные Штаты остались в стороне. Даже Перл-Харбор не покидал Черчилля с таким облегчением, как он позже утверждал: это увеличивало опасность того, что Соединенные Штаты могут выйти из ленд-лиза и направить всю свою энергию на Японию, в результате чего британцы будут более напряжены, чем раньше.

В течение четырех напряженных дней, драматически описанных здесь, было далеко не уверенно, что Франклин Рузвельт приведет Соединенные Штаты к войне против Германии.Для этого понадобился Гитлер. 11 декабря в речи перед рейхстагом Германии Гитлер объявил об объявлении войны Соединенным Штатам. Этим шагом он выбрал войну, которую его страна, уже увязшая в Советском Союзе, никогда не сможет выиграть.

Зачем ему это делать? Историки по этому вопросу обычно разделяются на два лагеря. Некоторые думают, что Гитлер был просто нигилистом и иррациональным, приветствуя разрушение, в которое он мчался. Другие находят в его решении хоть какое-то подобие стратегического расчета.

Симмс и Ладерман попадают во второй лагерь. В своем рассказе — в соответствии с темой поистине оригинальной биографии Гитлера Симмса 2019 года — фюрер хорошо знал об американской мощи и был действительно одержим ею. Он также был уверен, что США рано или поздно вступят в войну против него. Он думал, что единственное решение было упреждающим: получить контроль над достаточным количеством нефти и продовольствия у Советского Союза, чтобы позволить Германии выстоять против англо-Америки в долгой войне.

Гитлер мог полагать, что японцы отвлекут Америку на достаточно долгое время, чтобы он смог достичь своей цели, и поэтому он хотел поощрить Токио, добавив свою поддержку.В любом случае, единственной альтернативой немедленной войне с Соединенными Штатами, которую он видел, было медленное, но верное удушение англо-американскими руками. Ссылаясь на эпиграмму А. Дж. П. Тейлора, Симмс и Ладерман подводят итог: «Гитлер покончил жизнь самоубийством, опасаясь смерти».

Самая большая сила книги Симмса и Ладермана — это ее успех в достижении чего-то в высшей степени трудного: он напоминает нам, насколько случайными могут быть даже самые важные исторические события, сколько других возможностей таилось за пределами знакомых, которые действительно произошли, и как даже величайшие лидеры часто плохо понимают, что происходит.

Начало декабря 1941 года — момент войны, в которой вероятные альтернативные сценарии, казалось, вырисовывались наиболее масштабно. Что, если бы вишистская Франция и фашистская Италия сблизились на «латинском фронте», как они обсуждали в то время? Что, если бы японцы атаковали британцев в Малайе и Сингапуре, но не атаковали Соединенные Штаты? Что, если бы немец, который шпионил в пользу Советского Союза в Токио, Рихард Зорге, не предоставил своим хозяевам точную информацию о японских планах, что позволило Сталину перебросить 20 дивизий с востока и перебросить их в Москву для сокрушительной контратаки 12 декабря.5?

Еще одна вещь, которую книга делает эффективно, — это уделение пристального внимания тому, как временные рамки событий разыгрываются по всему миру, особенно в структуре реакции на Перл-Харбор. Мы видим, как Гитлер получает известие о нападении поздно вечером от своего руководителя прессы, который слышал это из передачи Рейтер, точно так же, как мы видим, как Черчилль лишь медленно улавливает то, что он слышал по радио. Симмс и Ладерман дают нам интуитивное представление об этих событиях, когда они разворачивались в реальном времени, с историческими действующими лицами, не всегда вполне уверенными в том, что происходило — измерение истории, которое одновременно критически важно и чертовски трудно восстановить.

К 12 декабря 1941 года мир изменился. Одним из последних сюрпризов в этой книге является то, насколько многие мировые лидеры с того момента точно увидели, как разворачивается будущее. «Я чувствую, что надвигается по-настоящему печальное поражение», — сказал недавно ушедший в отставку премьер-министр Японии принц Конойе. В январе 1942 года Гитлер признался японскому послу Хироши Осима, что он «еще не уверен», как ему удастся победить Соединенные Штаты. «Присоединение Соединенных Штатов искупает все, — сказал Черчилль своему министру иностранных дел Энтони Идену, — и со временем и терпением принесет определенную победу.«Все они были правы.

BBC — История — Мировые войны: Падение Франции

Гонка к побережью

Решение об эвакуации спасло БЭФ от уничтожения © Потенциально решающая контратака двух высококачественных французских танковых и моторизованных дивизий вылилась в ожесточенные, но в конечном итоге безрезультатные бои. Под динамичным командованием генерала Хайнца Гудериана, пионера бронетанковой войны, известного как «Торопитесь Хайнц», немецкие танки прорвались со своего плацдарма.Они начали мчаться к побережью Ла-Манша при поддержке немецкой авиации, господствовавшей в небе.

Поскольку основная часть сил союзников сражалась в Бельгии, было немного, что могло остановить немецкие войска, когда они пересекали линии снабжения союзников. Немецкие передовые части достигли Ла-Манша 20 мая.

Не имея стратегического резерва в центре, союзники пытались вывести свои армии из Бельгии, чтобы отреагировать на новую угрозу, возникающую в их тылу.И у немцев не все было по-своему, поскольку французские войска под командованием Шарля де Голля показали, насколько уязвимы фланги немецких войск для смелых контратак.

Затем 21 мая в Аррасе отряд британских танков и пехоты грубо встретил 7-ю танковую дивизию Эрвина Роммеля. Но этого было слишком мало, слишком поздно. Немецкие войска продвигались через Бельгию, а танковые полки поднимались с юга и запада, и союзники были окружены. Бельгийская армия капитулировала 28 мая, оставив брешь на британском фланге союзных войск.

Высшее командование союзников казалось парализованным. Генерал Вейган сменил генерала Гамлена на посту главнокомандующего французами, но это не имело никакого значения. Затем генерал лорд Горт, командующий Британским экспедиционным корпусом (BEF), 23/4 мая принял морально смелое решение отказаться от своей роли в предполагаемой англо-французской контратаке и отступил в портах Ла-Манша.

Неудивительно, что французы сочли это предательством, но решение Горта спасло BEF. В период с 26 мая по 4 июня в результате поспешно организованной морской эвакуации под кодовым названием «Операция« Динамо »» из Дюнкерка было выведено 338 000 солдат союзников.

То, что немецкие войска не смогли продолжить наступление на Дюнкерк, во многом было связано с мрачной защитой периметра Дюнкерка британскими и французскими войсками и усилиями сильно истощенных ВВС Великобритании.

Хотя, как справедливо заметил Черчилль, ставший премьер-министром 10 мая, «войны не выигрываются путем эвакуации», «Динамо» было победой неоценимой важности для BEF.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.