Муза с лирой в руках: Муза с лирой в руках, 7 (семь) букв

Содержание

Греческая муза с лирой в руках. Кто такие музы и зачем их выдумали – история девяти муз

Блажен человек, если музы любят его:

Как приятен из уст его льющийся голос!
Если нежданное горе внезапно душой овладеет,
Если кто сохнет, печалью терзаясь, то стоит ему лишь
Песнь услышать служителя муз, песнопевца о славных
Подвигах древних людей, о блаженных богах олимпийских,
И забывает он тотчас о горе своем и заботах
Больше не помнит: совсем он от дара богинь изменился.
Гесиод. «Теогония»

Знаете ли вы, дорогие друзья, откуда произошло слово «музыка»? От греческого слова «Музы» (Μοΰσαι), что означало «мыслящие». Так в древнегреческой мифологии назывались девять дочерей главного бога Зевса и богини памяти Мнемозины.

Случилось это так. После победы над Титанами олимпийские боги обратились с просьбой к Зевсу сотворить существа, которые могли бы при помощи пения и танцев увековечить память об их великих деяниях. Своим дивными голосами и танцами

музы прославляли Зевса, Гею, Кроноса, Океана, Ночь, Гелиоса.

Музы являлись спутницами и вдохновительницами бога гармонии и искусства Аполлона (или Мусагета, то есть Музоводителя). Они танцуют под аккомпанемент его цитры (древний музыкальный инструмент), поют гимны и являются олицетворением всего самого прекрасного, светлого, мудрого, включая все виды искусства, науку и мораль.

Их всегда изображали в образах прекрасных молодых женщин с одухотворенными лицами и называли по-разному – пиериды, парнассиды, геликониды, парнасские сестры, касталиды, царицы Геликона – в зависимости от места, где их особо почитали. В честь муз по всей Греции воздвигали храмы Мусейоны (отсюда «музей» и «музыка»).

Впервые музы упоминаются в произведениях Гомера. По легенде первыми, кто принес им жертвы были ужасные великаны-алоады – Эфиальт и От. Именно они назвали муз, полагая, что их всего три: Мнема (Μνήμη, Память), Мелета (Mελέτη, Опытность), Айода (Λοιδή, Песня).

Некоторое время спустя царь Пиэр увеличил их количество до девяти и дал им имена:

Каллиопа , муза эпической поэзии, побуждала человека преодолеть чувство страха перед судьбой, вдохновляла на подвиги и жертвенность.

Клио , муза истории, напоминала о высотах, которые способен достичь человек, помогала выбрать свою дорогу в жизни.

Муза трагедии Мельпомена и муза комедии Талия олицетворяют собой театр жизни и жизненный опыт.

Полигимния , муза священных гимнов и веры, воплощенной в музыке – это молитва, обращение ко всему самому священному и дорогому.
Муза танцев Терпсихора дарит людям гармонию между душой и телом, между внешним и внутренним.

Муза звездного неба и астрономии Урания являет собой жажду познания, священное стремление к высокому и прекрасному, к небу и звездам.

Эвтерпа – это муза божественной музыки, рожденной самой Природой и наполняющей человека самыми высокими чувствами.

И последняя муза любви и любовной лирики Эрато олицетворяет Великую Любовь, дарующую крылья и уносящую человеческие чувства ввысь.

Почему же люди так почитали этих дочерей Зевса? По легенде музы были с человеком во все судьбоносные моменты жизни – рождение и смерть, любовь и брак, выбор пути и предназначения, в минуты творческого озарения. Считалось также, что они имеют дар предвидения будущего.

Олицетворяя собой все науки и искусства, музы символизировали скрытые в человеке силы, которые должны проявиться в течение его жизни. Музы открывали в душах способность прикоснуться к Вечности, к Божественному, а воспоминания об этом воплотить в стихах, музыке, гимнах и танце.

Они покровительствовали всем служителям искусства, даруя вдохновение поэтам, музыкантам, художникам и философам. Но за тщеславие и обман жестоко наказывали. Поэтому одним из важных качеств человека должна была быть чистота устремлений и помыслов, чтобы воплотить в своих произведениях священное божественное начало.

Гесиод в оде «Теогония» говорит, что музы «песни поют о законах, которые всем управляют, добрые нравы богов голосами прелестными славят».

Таким образом, музы считались связующим звеном между божественным и человеком. С давних времен древние греки, а затем и древние римляне, жители средневековья и особенно эпохи Возрождения обращались к великим принципам девяти муз. Наш гениальный поэт восклицал: «О муза пламенной сатиры! Приди на мой призывный клич!» (Пушкин А.С. «К Музе»).

Но не думайте, что встреча с музами – это привилегия избранных. Благословенный миг, когда в сознании возникает еще неясный, смутный образ желания, древние греки называли посещением музы. С этого момента желание превращается в мечту и остается в сердце, и мы понимаем, что не можем без нее жить. И тогда музы дают нам силы для осуществления наших желаний. Но необходимо помнить, что стремления должны быть чистыми и светлыми. И тогда

музы не оставят нас.

У каждого народа есть свои легенды, рассказывающие о происхождении мира, о появлении первого человека, о богах и славных богатырях, совершающих замечательные подвиги во имя добра и справедливости.

Создавая эти легенды, древние люди пытались понять окружающий их мир. Легенды древних греков о своих богах, духах и богатырях называются мифами. Греки представляли себе богов в виде людей, только более совершенных, обладающих огромной силой, красотой и бессмертием.

Во всем же остальном боги древних греков были очень похожи на обыкновенных людей: они враждовали, ссорились, страдали, любили, веселились, пили. Но и сами боги, как считали греки, появились не сразу.

В начале всех начал, как рассказывают мифы, был один лишь бесконечный Хаос . Из Хаоса родилась Любовь . и благодаря ее великой силе стала создаваться мир.

Девять муз

Аполлон. обожаемый предводитель девяти муз — дочерей Юпитера и титаниды Мнемозины. богини памяти, — имел прозвище Мусагет.

Время от времени все музы объединялись, чтобы спеть одну грандиозную песню. Славное содружество муз собиралось на горе Парнас или на горе Геликон, где они вели ученые дискуссии о поэзии, науке и музыке.

У каждой из муз были свои обязанности.

Клио . муза истории, записывала все великие и героические поступки, а также имена тех, кто совершил их, и потому изображалась с лавровым венком на голове и с книгой и пером в руке, что говорило о ее готовности зафиксировать все важное, что происходило в жизни смертных людей или бессмертных богов.

Эвтерпа . грациозная богиня пения, изображалась с флейтой и с гирляндами благоухающих цветов в руках.

Талия . муза пасторальной поэзии, держала в руках посох пастуха и маску и носила венок из полевых цветов.

Ее средняя сестра Мельпомена . богиня трагедии, носила на голове золотую корону, а в руках держала скипетр, а Терпсихора . легконогая муза танца, изображалась легко порхающей по воздуху.

Эрато . которая всем другим видам поэзии предпочитала лирическую, изображалась с лирой, а Полигимния . муза риторики, держала в руке скипетр в знак того, что перед властью красноречия не может устоять никто.

Каллиопа . муза героической поэзии, также носила на голове лавровый венок, а Урания . муза астрономии, держала в руках математические инструменты — свидетельство ее любви к точным наукам.

Музы — древнегреческие богини искусств и наук

Все музы — дочери Зевса и Мнемозины. Место обитания вместе с их предводителем богом Аполлоном гора Парнас.

В различных источниках называется разное число муз. Некоторые исследователи считают, что сначала у древних греков отвечала за творчество одна муза, потом, три Гесиод называет уже девять муз, а именно:

Евтерпа музыки и лирической поэзии;

Терпсихора танцев;

Клио истории;

Талия комедии;

Мельпомена трагедии;

Эрато любовной поэзии;

Полигимния красноречия и гимнов;

Урания астрономии;

Каллиопа героического эпоса.

Музы имели свои храмы, которые назывались мусейонами отсюда и произошёл термин музей.

Кроме этих божеств, Эллада создала целый сонм второстепенных богов. В каждом ручье, роще, долине было своё божество. которое порой являлось людям, имело влияние на их дела и занятия. Великие боги превращенные ходили по земле. Сам Зевс не гнушался принимать образ даже быка, чтобы похитить любимую женщину; порою он сходил золотым дождём, порою являлся лебедем, порою в виде туманного облака.

Девять муз

Греки считали, что все самое важное, сопровождающее человека на жизненном пути, принадлежит Зевсу. Для того чтобы людей всегда сопровождали красота и вдохновение, Мнемозина, богиня памяти, родила Зевсу девять дочерей — муз.

Музы стали вдохновительницами талантов. «Когда только избранник их родится, они начинают кормить его нежной небесной росой и из уст его льются слова сладкие, как мед», — рассказывает миф. Значит, печать таланта отмечает человека при рождении. Надо только ее заметить.

Дочери Зевса поделили между собою все считавшиеся у греков главными искусства и науки. А чтобы отличить муз друг от друга, каждой придали особые атрибуты.

Клио, муза истории, изображалась со свитком пергамента в руках.

Каллиопа, муза эпической поэзии, всегда сидела в мечтательной позе, держа в руках навощенную дощечку и острую палочку — стилос. Этот стилос мог писать только прекрасным стилем. Каллиопа вдохновила Гомера на создание «Илиады» и «Одиссеи».

Трагическая маска в руках, лавровый венок на голове и котурны на ногах отличали Мельпомену, музу трагедий.

Покровительницей всех танцев и танцоров стала Терпсихора. Она, как и Мельпомена, увенчана лаврами, а в руках у нее арфа, звуки которой слышат только талантливые танцоры.

Не только у трагедии, у комедии тоже была своя муза — Талия. Вместо головного убора у нее был венок из плюща, в одной руке комическая маска, а в другой тимпан, род гуслей.

Эрато никогда не расставалась с легкой сладкозвучной лирой, потому что она была музой любовной поэзии. Муза Эрато руководит нами, когда мы произносим прекрасные слова любви, прижимаем руку к сердцу или нежно обнимаем любимого человека.

А Эвтерпа, муза лирической поэзии и музыки, изображалась всегда с флейтой.

Среди муз есть одна, у которой нет никаких отличительных атрибутов. Она просто стоит, опершись о скалу, и задумчиво смотрит вдаль. Это богиня гимнов богам и ораторов, которыми славилась Древняя Греция, Полигимния.

И наконец, была своя муза у астрономов и звездочетов — Урания. У ног ее — круг земной, а в руках деревянный циркуль, которым пользовались астрологи для определения места звезд на небесном своде.

Все музы любили жить у горы Геликон. Там были прекрасные тенистые рощи, прохладные пещеры и посвященный им источник Гиппокрена. Стоит искупаться в его «фиалково-темных водах», как сами собой в душе рождаются чудесные песни. Этот источник выбил своим копытом крылатый конь Пегас.

На Олимп музы приходят в свите Аполлона. Он ударяет по золотым струнам кифары, музы начинают петь и плясать. И все боги пускаются в пляс, распевают песни и поют гимны самим себе.

Источники: sashka. inf.ua, www.mifyrima.ru, vikent.ru, legendami.ru, nsportal.ru

Бородинское сражение

Бородинское сражение — крупнейшее сражение Отечественной войны 1812 года между русской и французской армиями — состоялось 7 …

Автократия

Одна из форм правления, основанная на неограниченном и бесконтрольном полновластии одного лица в государстве. В современной политологической…

Как помочь ребенку освоить пространство дома

Многие люди живут в однокомнатных квартирах с детьми. В данных ситуациях, ребенок не может сказать, что…

Эллада подарила миру не только увлекательные мифы о богах и героях. Музы Древней Греции, эти образы дочерей Зевса, издавна ассоциировались с искусством, вдохновением, озарением, мечтой и светлыми моментами. Каждую из них наделяли особыми чертами и атрибутами, к ним обращались за благословением и открывали в честь муз храмы. Какими были эти девять муз и какой след они оставили в мировой культуре?

Музы Древней Греции. Художник Яннис Стефанидис www.art-book.gr/

9 муз Древней Греции

Как считали греки, каждая из самых важных сфер жизни имеет свою покровительницу. А поскольку их матерью являлась Мнемосина, олицетворявшая память, «муза» переводится как «мыслящая». А местом обитания девяти муз непременно были горы (Геликон или Парнас) с прозрачными источниками и тенистыми лесами. Здесь они танцевали под звуки лиры бога Аполлона. Именно такой сюжет можно часто рассмотреть и на античных фресках, и на полотнах европейских художников, которых вдохновляла греческая мифология.

Муза Каллиопи

Каллиопа (Καλλιόπη) покровительствовала эпической поэзии и риторике и считалась самой благородной из муз. Её довольно часто изображали в мечтательной позе со стилосом (палочкой для письма) и табличками или же со свитком.

Каллиопа нередко воспринималась греками как главная из всех муз — не зря её голову украшал лавровый или золотой венок. Эта муза символизировала любовь к своей земле, поэтому воины, уходившие в бой, брали с собой её изображения. Умеющая говорить пламенные речи и отличающаяся своим красноречием, Каллиопа мгновенно пробуждала в человеке героизм и чувство жертвенности.

Согласно некоторым источникам, Каллиопа считалась девственницей, по другим версиям — была матерью Орфея, Лина или Иолема от Аполлона. Некоторые даже утверждали, что её сыном был Гомер.

Эвтерпа (Ευτέρπη) считалась музой лирической поэзии и музыки, которая часто изображалась в компании лесных нимф. Её называли Дарящей Удовольствие.

Среди прочих муз она выделялась утончённостью и женственностью, а её стихами боги могли наслаждаться бесконечно. Атрибутами Эвтерпы были музыкальные инструменты сиринга и авлос (прародители флейты и гобоя), а также цветочный венок.

От союза Эвтерпы и речного бога Стримона на свет появился герой Рисос. Он командовал отрядом фракийцев в Троянской войне и был убит Диомедом, о чем рассказано в «Илиаде» Гомера.

Одной из самых известных муз, имя которой знакомо каждому, является Мельпомена (Μελπομένη) . Она была не только покровительницей трагедии, но и матерью обладательниц чарующих голосов, которые бросили музам вызов и вполне ожидаемо проиграли — боги обратили их в сирен.

Тогда Мельпомена, сожалеющая о судьбе дочерей, навечно обрела свои атрибуты: трагическую маску, театральную мантию и меч как напоминание о неотвратимости наказания для тех, кто нарушает волю богов.

Мельпомена вместе с другими музами сопровождала Аполлона. Её считают создательницей варвитоса — древнего струнного инструмента типа лиры. Через катастрофы и неудачи муза познала трагедию со всех сторон, но всегда в трагедии рождается торжество человеческого духа, что и показывает Мельпомена людям.

Как противоположность Мельпомене — Талия (Θάλεια) . Эту музу комедии изображали с комической маской. В отличие от сестры, ей был присущ оптимизм и лёгкий нрав, что и служило причиной ссор с Мельпоменой, а наиболее близка она была к Терпсихоре.

Распространена трактовка, по которой маска в руке Талии символизировала смех. Но всё чаще звучат версии о том, что маски этой музы и Мельпомены означали лицедейство человека в театре богов. Талию считали божеством хорошего настроения и веселья.

Что касается музы Эрато (Ερατώ) , она покровительствовала лирической или любовной поэзии, а также была защитницей любви и брака.

Эрато вдохновляла поэтов на создание романтических произведений, а её неизменными атрибутами были тамбурин и лира. Часто её изображали совершенно обнаженной.

В качестве символа вечной любви — розы, украшающие голову. Вдохновлённые Эрато поэты и музыканты создавали такие произведения, что любая влюблённая пара, услышавшая их, тотчас чувствовала желание быть вместе навсегда.

А вот Полигимния (Πολύμνια) в мифологии считалась музой пантомимы и гимнов. Она покровительствовала в изучении ораторского искусства и при написании гимнов. Отсюда и самая древняя трактовка её имени: πολύ + ύμνος . Именно ей античный мир был благодарен за ритуальные танцы и песни, прославлявшие олимпийских богов, и именно по её воле речь оратора становилась пламенной.

Эту музу представляли всегда серьезной, погруженной в размышления, иногда с пальцем, прижатым к губам в призыве молчания. Более поздняя версия её имени πολύ + μνεία означало помощь в учении, в запоминании, то есть тут она приближается к Мнемосине.

С верой в силы Полигимнии греки шли на важные выступления — надо было только заранее позвать её, чтобы муза успела одарить человека необходимыми ораторскими качествами. Иногда Полигимнию считали также музой геометрии, медитации и земледелия.

Муза Терпсихора (Τερψιχόρη) , в свою очередь, «отвечала» за хоровое пение и танцы. Она нередко изображалась играющей на лире или в позе танцовщицы.

Считается, что искусство Терпсихоры символизировало единство душевных порывов, природного начала и движений тела. Именно выражение полного единения человека и природы было главной целью танцев. Если танцор хотел научиться движениям в ритме своего сердца, он тут же звал на помощь Терпсихору.

В мифологии покровительницей истории была Клио (Κλειώ) , которую изображали с одухотворённым и задумчивым лицом. В руках она держала то свиток папируса, то шкатулку для свитков. Голову Клио украшал лавровый венок — символ благородства. Часто её изображали с песочными часами или с горном, в который она трубила, чтобы сообщить о каком-то славном событии.

Муза внушала любовь к прошлому и истории, которая всегда была ценной для греков. В свои свитки Клио вносила даже мельчайшие события — ничто не ускользало из её внимания и не забывалось. Она отвечала за точность описания событий как в устном, так и письменном виде.

Как-то Клио позволила себе иронию по поводу чувств Афродиты к Адонису, в отместку за это та наслала на Клио страсть к герою Пиеру (от его имени — греческая область Пиерия). В результате этой связи у Клио родился сын Иакинф.

Ещё одна, девятая, муза — Урания (Ουρανία) . Эта муза покровительствовала астрономии и астрологии и являлась одной из мудрейших дочерей Зевса. В руках у неё всегда были циркуль для определения расстояний между звёздами и глобус.

Причём греки считали Уранию покровительницей других наук в том числе. Интересно, что эта муза в ряду остальных покровительствовала не искусству, а значит символизировала полную гармонию музыки, поэзии и небесных сфер — одно без другого невозможно. Часто Урании приписывали качества прорицательницы.

Местом жительства Урании была небесная сфера, небо — ουρανός.

Почитание муз в культуре

Музы Древней Греции хоть и были плодом воображения, но внесли вполне реальный вклад в мировую культуру. Достаточно вспомнить, сколько поэм и стихотворений было посвящено им, не говоря уже о самом имени «муза», ставшем нарицательным. Среди поэтов, воспевавших их, были Байрон, Есенин, Фет, Пушкин и, конечно, Гомер. В честь них строили музейоны — храмы, которые сосредотачивали в себе художественную и культурную жизнь Греции. Самым известным стал Александрийский музейон, а позднее это слово породило название «музей».

Музы вдохновляли известных художников, которые изображали их так, как представляли. Например, Гюстав Моро перенёс образы муз на полотно «Аполлон и 9 муз», на котором девушки беззаботно парят позади сидящего Аполлона. Также к образам муз обращался Жан-Марк Натье в картине «Талия» и Эсташ Лёсюёр в картине «Музы». Андреа Аппиани изобразил муз на Парнасе, танцующих под лиру Аполлона. В скульптуре также воплощено немало образов муз. Помимо самой Греции, их статуи можно увидеть в Эрмитаже, а в Лувре выставлен ценнейший саркофаг с барельефами муз.

Елена Метелева

Дошли до наших дней. Греческий пантеон богов сам по себе достаточно интересен и занимателен, а истории из «жизни» небожителей захватывают и поражают воображение. Древние греки верили, что каждому явлению, предмету и сфере деятельности человека покровительствует отдельное божество или мифическое существо. Богов и полубогов в культуре этого народа невероятное множество, и порой сложно запомнить «специализацию» каждого из них. Мельпомена — это муза или богиня, покровительницей чего она является?

Мифы Древней Греции

Согласно верованиям древних греков, в результате союза верховного бога Зевса и Мнемосины на свет появились девять дочерей. Это богини-музы, покровительствующие наукам и искусству. Каждая из сестер являлась покровительницей конкретной сферы или жанра: Клио — истории, Евтерпа — музыки и поэтического слова, Талия — комедии, Мельпомена — трагедии (а позднее и в целом), Терпсихора — танца, Эрату — любовно-лирического литературного произведения, Полигимния — пантомим и гимнов, Урания — изучения звезд и небесных тел, Каллиопа — народных сказаний и эпосов. По данным некоторых источников, первоначально Мельпомена — это покровительница песен, а впоследствии грустных напевов. Со временем музу стали считать олицетворением трагедий в театральных постановках, а позже ей был «отдан» и театр целиком как явление.

Облик и таланты Мельпомены

Изображают покровительницу трагедии и театра обычно в венке из виноградных листьев и головной повязке. Мельпомена — муза, всегда одетая в мантию и держащая в одной руке трагическую маску. В другой руке женщина держит меч или палицу как символ возмездия, которое всегда настигает людей, пошедших против божественной воли. Однако важно понимать, что Мельпомена — это не карающая богиня, а, скорее, сопереживающая людям и готовая напомнить им о том, что играть уместно только в театре. Интересный факт: именно является матерью сирен, которых она родила от Ахелоя. В современной культуре Мельпомена — это чаще покровительница театра, но уместно упоминать ее и как божество трагедий.

Музы, молю — из толпы многогрешного рода людского
Вечно влеките к священному свету скиталицу-душу.
Из античного гимна

Испокон веков с приходом музы связывались самые прекрасные и самые светлые моменты в жизни — моменты озарения и вдохновения, появления чего-то нового, встречи с мечтой. Почему говорят, что встреча с музой может полностью изменить жизнь? Почему древние поэты и сказители, начиная исполнять свои песни, обращались к музам с просьбой о благословении? Почему древние греки, провожая друзей в дальнюю дорогу или благословляя их на какое-то великое дело или новый шаг, часто говорили: «Иди, и да пребудут с тобой музы!»? И в центре Афин, в Акрополе, всегда существовал храм, посвященный музам, — Мусейон. А первый известный нам историк Геродот называл свои труды именами муз (Клио, Эвтерпа, Каллиопа, Талия) и посвящал им свои документальные записи. Почему поэты эпохи Возрождения давали музам обет верности и служения, а художники XVII, XVIII и XIX веков часто изображали себя рядом с музой? Почему и сейчас мы часто слышим: «если будет вдохновение», «если придет муза»? Кто же они эти таинственные и прекрасные незнакомки, девять сестер, одетые в белоснежные одежды? Только ли ушедший в далекое прошлое красивый миф?

_______________________________

* Плектр — пластинка с заостренным углом, посредством которого извлекаются звуки при игре на некоторых щипковых инструментах.

** Касталия (греч.) — нимфа, дочь речного бога Ахелоя. Спасаясь от преследований Аполлона, Касталия превратилась в источник у горы Парнас — Кастальский ключ, в водах которого очищались паломники, направлявшиеся в Дельфы. Кастальский ключ — источник вдохновения.

*** Геликон — гора в средней Греции (на юге Беотии), где, согласно греческим мифам, обитали музы. На Геликоне находился источник Иппокрены, или Гиппокрены, возникший от удара копыта крылатого коня Пегаса. Поэтому Геликон — это место поэтического вдохновения.

Муза – это… Отвечаем на вопрос

Даже человеку, который не занимается творчеством профессионально, известно чувство, когда посещает муза. Это состояние, близкое к опьянению, вызывает целый поток мыслей и эмоций, желание создать что-нибудь воистину великое. Писатель начинает судорожно печатать одну за другой страницы своего романа, художник – экспериментировать с формами, воплощать в жизнь доселе невиданные техники и приемы изобразительного искусства. Но все же, муза — это что? Где появились легенды о музах?

Большинство знает, что муза – это продукт фантазии древних греков. Так назывались девять дочерей Зевса и Мнемозины, богини памяти. То есть покровительницы вдохновения принадлежали к третьему поколению олимпийцев. Интересно, что изначально в компетенцию муз — наравне с искусством — в современном понимании этого слова входили наука и ремесло. То есть умение составлять эпиграммы ценилось примерно так же, как и гадание по звездам. С другой стороны, в древней Греции не существовало музы живописи или архитектуры, что кажется современникам немного странным.

Великаны Алоады были первыми, кто почтил этих существ. Сначала их насчитывалось всего трое (имена их переводились как «опытность», «память» и «песня»), но затем количество увеличилось. По более поздним преданиям муза – это та, кто живет на Геликоне, воспевает богов и знает все о прошлом, настоящем и будущем. Она с удовольствием покровительствует поэтам, музыкантам и остальным творческим людям, которым, правда, жестоко отомстит, если те, в свою очередь, будут пытаться соперничать с нею, дочерью Мнемозины и Зевса. В более поздние времена музы из конкретных мифологических существ переросли в абстрактные символы науки или ремесла.

Каллиопа

Каллиопа считалась главной среди всех дочерей Зевса и Мнемозины, и даже покровитель Аполлон не смел ее перебивать, когда та пламенно рассуждала о чистоте и благородстве воинов. Каллиопа приходилась матерью Орфею, именно от нее он получил в наследство умение хорошо чувствовать музыку, а также особое понимание поэтического слова, которое должно побуждать героя к благородным поступкам, вселять веру в его душу. Так что ее атрибуты в виде грифеля и свитка – отнюдь не рядовой символ. Воины, которым предстояло тяжелое сражение, не случайно могли поклясться, что слышат, как Каллиопа сочиняет свое новое произведение.

Вдохновенная героическая муза — это олицетворение гражданского патриотизма. Древние греки даже заказывали ее миниатюрные изображения, когда собирались в дальний, преисполненный опасностями и трудностями поход. Одной из таких миниатюр, по преданиям, Паллада одарила Одиссея, дабы тот всегда стремился вернуться к родным пенатам.

Клио

«Внушает любовь к минувшему» – так была охарактеризована Клио, вторая муза. Это туманное описание имеет в виду науки, ценившиеся греками едва ли не превыше всего. Речь идет об истории. Древние верили, что муза сохраняла для потомков даже самое малозначительное событие, дабы не утратить ни один элемент пазла под названием «прошлое». Она была довольно строга и осудила Афродиту, когда та воспылала страстью к смертному. В отместку богиня приказала маленькому Эроту поразить Клио стрелой, и муза полюбила человека, который не отвечал ей взаимностью. Узнав, какова мука любви, муза больше не решалась осуждать чувства.

Особенно дружна, как сообщают легенды, Клио была с Каллиопой. И в этом нет ничего удивительного: история ходит рука об руку с мужеством и патриотизмом. Они были даже похожи друг на друга, изображения этих муз часто заказывали у одних и тех же мастеров.

Мельпомена

На очереди покровительница трагедии. Как гласят мифы, она была матерью сирен – тех, которые чуть было не погубили аргонавтов. С детства дочери Мельпомены были наделены прекрасным голосом. Но они решили соперничать с музами, за что были наказаны Зевсом (или Посейдоном, по другой версии) и превращены в птиц. Отныне Мельпомена будет грустить вечно о судьбе своих детей. В руках у музы трагедии находятся театральная маска и меч, символизирующий кару за тщеславие.

Талия

Талия, следующая муза, – это покровительница комедии. Она ближе всех Мельпомене, хотя никогда не понимала ее безграничную веру в рок. Цицерон утверждал, что на этой почве музы часто ссорились. В руках у Талии находилась комедийная маска, и данный символ мог истолковываться как воплощение веселости, жизнелюбия или того, что жизнь человека лишь игра богов. Существует легенда, что в Талию влюбился сам Зевс, но «счастливица» знала характер Геры, поэтому предпочла скрываться от любви громовержца.

Евтерпа

Следующая муза — это вдохновение истинных поэтов. Евтерпа покровительствовала лирической поэзии и считалась самой утонченной, женственной среди своих сестер. Это муза слова, дара стихосложения. Ее стихи олимпийцы могли слушать часами под аккомпанементом арфы.

Эрато

Эрато отличалась веселостью и задорностью, ибо верила, что сердца истинных влюбленных не в силах разлучить даже царство Аида. Эта муза музыки, свадебной и любовной лирики на изображениях неизменно украшается розами – символами страсти. Однажды на одной из свадеб муза музыки заскучала. Она что-то сказала музыканту – и вмиг раздалась волшебная мелодия, заставившая присутствующих желать всегда быть вместе.

Терпсихора

Перед нами Терпсихора, муза танца, который раньше имел несколько иное значение, чем сейчас. Танец греки воспринимали как то, что должно выражать гармонию, абсолютное единение с культурой или природой. Изображали эту музы с лирой в руках.

Полигимния

Полигимния покровительствовала ораторам. Считалось, что стоит только произнести ее имя на ночь, и богиня спустится к просящему и поможет ему обрести дар голоса, способного достучаться до сердец слушателей.

Урания

Мудрейшая (за исключением Афины) из дочерей громовержца, Урания являлась покровительницей даже далеких от астрономии наук. Изображалась с глобусом и циркулем.

Любовь к жизни — LiveJournal

    Любому творческому человеку, к сожалению, известно такое состояние, когда исчезает вдохновение, творчество превращается в муку, а его результат вызывает лишь раздражение по поводу зря потраченного времени. Но, к счастью, вдохновение имеет свойство возвращаться, тогда говорят: «Посетила муза.»

    Так кто же такие эти музы, посещения которых ждет любая творческая личность?
    Предлагаю разобраться с этим вопросом, в котором не все так просто, как может показаться на первый взгляд.


В древнегреческой мифологии МУЗАМИ (мусами) называли дочерей верховного олимпийского бога Зевса и Мнемосины — богини памяти, титаниды, дочери хтонических, доолимпийских богов — Урана и Геи. Девять сестер — муз («мыслящих» — в переводе с древнегреческого) являлись богинями поэзии, наук и искусств. По месту их обитания они имели также прозвища: аониды, аонийские сестры, парнасиды, касталиды, ипокрениды, пиэриды.
    Их имена: КАЛЛИОПА, КЛИО, МЕЛЬПОМЕНА, ЭВТЕРПА, ЭРАТО, ТЕРПСИХОРА, ТАЛИЯ, ПОЛИГИМНИЯ и УРАНИЯ.

    Все музы, за исключением Урании («небесная») и Клио («дарующая славу»), имеют имена, которые указывают на связь с пением, танцами, музыкой и наслаждением. Эти олимпийские музы восходят к архаическим музам — хтоническим существам. По сообщениям Павсания (древнегреческого писателя и географа II века, автора «Описания Эллады»), первыми, кто почтил муз и принес им жертвы, были не поэты и певцы, а страшные великаны алоады. Именно они ввели культ муз и дали им имена, считая, что муз только три: Мелета («опытность»), Мнема («память») и Айода («песня»).

Впоследствии из Македонии прибыл Пиэр (по имени которого и была названа гора — место рождения муз), который установил точное их число — девять, и дал им имена.
    О хтоническом прошлом муз свидетельствует также то потомство, которое музы, будучи дочерями земли Геи, рождали о от Зевса, и от Аполлона. От Зевса и Каллиопы (по другой версии, — от Талии и Аполлона) родились корибанты — служители Кибелы.

  Детьми зооморфического Зевса-коршуна и Талии были сицилийские палики (демонические существа, наказывающие клятвопреступников и помогающие несправедливо обиженным).

От брака Мельпомены и речного бога Ахелоя рождаются сирены — чудовищные существа, своим пением привлекающие путников и сжирающие их.
Архаические музы назывались «бурными», «неистовыми», сродными с фуриями в римской мифологии.

Часто муз называли кормилицами Диониса и спутницами его странствий, подобно менадам (они же, вакханки, в римской мифологии). Иногда музы и менады ставятся в один ряд. Например, царь Ликург был наказан Дионисом за преследование менад и муз.

Олимпийские музы классической мифологии — дочери Зевса, они обитают на горе Геликон неподалеку от Коринфа, воспевая все поколения богов — Гею, Кроноса, Океана, самого Зевса и его потомство, то есть, связывают прошлое и настоящее. Им ведомо также и будущее, они являются покровителями певцов и музыкантов, передавая им свой дар. Они наставляют и утешают людей, наделяют их убедительным словом, воспевают законы и славятся добрые нравы богов. Классические музы неотделимы от упорядоченности и гармонии олимпийского мира.

Функции муз разграничивались постепенно, по мере дифференциации искусств, и лишь только в эллинистическую эпоху музы превратились в те символические образы, которые известны нам всем.

    Муза ЭРАТО стала аллегорией лирической поэзии и изображается с лирой в руках.

Муза ЭВТЕРПА с флейтой — аллегория лирической песни.

Муза КАЛЛИОПА — олицетворение эпической поэзии и знания со свитком и палочкой для письма в руках.

Муза КЛИО — аллегория истории с теми же атрибутами, что и у Каллиопы.


    Муза МЕЛЬПОМЕНА — аллегория трагедии с трагической маской и венком из плюща.


    Муза ПОЛИГИМНИЯ олицетворяет серьезную (гимническую) поэзию.


    Муза ТЕРПСИХОРА с лирой и плектром — аллегория танца.

Муза ТАЛИЯ с комической маской — аллегория комедии.


  Муза УРАНИЯ с небесным сводом и циркулем олицетворяет астрономию.


    Обычно музы выступают под водительством бога искусств Аполлона.

    ИСТОЧНИКИ:
— Лосев А. Ф. Олимпийская мифология в ее социально-историческом развитии. — «Ученые записки МПГУ», М. , 1953, т.72, в.3, с.37-40;
— Лосев А. Ф. Античная мифология в ее историческом развитии. — М., 1957, с.306-313;
— Мифы народов мира. Энциклопедия в 2-х тт., т.2. — М., 1994, с.177-179.
— Интернет-ресурсы в качестве источника иллюстраций.

  P. S.: Будем считать этот мой мост предновогодним. В связи с этим желаю всем своим френдам, как реальным, так и потенциальным, чтобы их почаще посещали музы (в классическом варианте, конечно же) и не покидало вдохновение.

    Благодарю за внимание.

    Сергей Воробьев.

Девять муз Древней Греции — G. — LiveJournal

Согласно классической греческой мифологии у верховного бога Зевса и Мнемозины, дочери титанов Урана и Геи, родились девять дочерей. Так как Мнемозина была богиней памяти, неудивительно, что её дочери стали назваться музами, в переводе с греческого это означает «мыслящие».

Предполагалось, что излюбленным местом обитания муз служили горы Парнас и Геликон, где в тенистых рощах, под звук прозрачных источников, они составляли свиту Аполлона.

Под звук его лиры они пели и танцевали. Этот сюжет был любим многими художниками Возрождения. Рафаэль использовал его в своих знаменитых росписях залов Ватикана.

Произведение Андреа Монтеньи «Парнас», на котором изображён Аполлон в окружении муз, танцующих для богов верховных Олимпа, можно увидеть в Лувре.

Там же находится знаменитый саркофаг Муз. Он был найден в XVIII веке на римских раскопках, его нижний барельеф украшен превосходным изображением всех 9 муз.

Мусейоны

В честь муз строились особенные храмы – мусейоны, которые были средоточием культурной и художественной жизни Эллады.

Наибольшую известность получил Александрийский мусейон. Это название и легло в основу всем известного слова музей.

Александр Македонский основал Александрию как центр эллинистической культуры в завоёванном им Египте. После смерти, его тело было доставлено сюда, в специально построенную для него гробницу. Но, к сожалению, затем останки великого царя исчезли, и до сих пор не найдены.

Один из сподвижников Александра Великого — Птолемей I Сотер, положивший начало династии Птолемеев, основал в Александрии мусейон, который соединял в себе научно-исследовательский центр, обсерваторию, ботанический сад, зверинец, музей, знаменитую библиотеку.

Под его сводами творили Архимед, Евклид, Эратосфен, Герофил, Плотин и другие великие умы Эллады.

Для успешной работы были созданы самые благоприятные условия, ученые могли встречаться друг с другом, вести долгие беседы, в результате были сделаны величайшие открытия, которые и сейчас не утратили своего значения.

Музы всегда изображались в образе молодых прелестных женщин, они обладали способностью видеть прошлое и предугадывать будущее.

Наибольшей благосклонностью этих прекрасных созданий пользовались певцы, поэты, художники, музы поощряли их в творчестве и служили источником вдохновения.


Уникальные способности муз

Клио, «дарующая славу» муза истории, чей постоянный атрибут — пергаментный свиток или доска с письменами, где она записывала все события, чтобы сохранить их в памяти потомков.

Как сказал о ней древнегреческий историк Диодор: «Величайшая из муз внушает любовь к минувшему».

Согласно мифологии Клио дружила с Каллиопой. Сохранившиеся скульптурные и живописные изображения этих муз очень похожи, часто их выполнял один и тот же мастер.

Существует миф о ссоре, возникшей между Афродитой и Клио.

Обладая строгими нравами, богиня истории не знала любви и осуждала Афродиту, которая была женой бога Гефеста, за нежные чувства к молодому богу Дионису.

Афродита повелела своему сыну Эроту выпустить две стрелы, разжигающая любовь попала в Клио, а убивающая её, досталась Пиерону.
Страдания от неразделённой любви убедили строгую музу никого больше не осуждать за возникающие чувства.

Мельпомена, муза трагедий.

Две её дочери обладали волшебными голосами и решили бросить вызов музам, но проиграли и чтобы наказать их за гордыню.

Зевс или Посейдон, тут мнения мифосоздателей расходятся, превратил их в сирен.
Тех самых, что едва не погубили аргонавтов.

Мельпомена поклялась вечно сожалеть об их судьбе и всех тех, кто бросает вызов воле небес.

Она всегда закутана в театральную мантию, а её символ – скорбная маска, которую она держит в правой руке.
В её левой руке – меч, символизирующий кару за дерзость.

Талия, муза комедии, сестра Мельпомены, но никогда не принимала безоговорочной веры сестры в то, что наказание неизбежно, это часто становилось причиной их ссор.

Она всегда изображается с комедийной маской в руках, её голову украшает венок из плюща, отличается весёлым нравом и оптимизмом.

Обе сестры символизируют жизненный опыт и отражают образ мыслей, свойственный жителям древней Греции о том, что весь мир – это театр богов, а люди в нём лишь исполняют предписанные им роли.

Полигимния, муза священных гимнов, веры, нашедшей своё выражение в музыке.

Покровительница ораторов, от её благосклонности зависела пламенность их речей и заинтересованность слушателей.

Накануне выступления следовало просить музу о помощи, тогда она снисходила к просящему и внушала ему дар красноречия, способность проникнуть в каждую душу.

Постоянный атрибут Полигимнии – лира.

Эвтерпа — муза поэзии и лирики.

Выделялась среди остальных муз особенным, чувственным восприятием поэзии.

Под тихий аккомпанемент арфы Орфея её стихи услаждали слух богов на олимпийском холме.

Считаясь самой прекрасной и женственной из муз, она стала для него, потерявшего Эвридику, спасительницей души.

Атрибутом Эвтерпы служит двойная флейта и венок из живых цветов.

Как правило, изображалась в окружении лесных нимф.

Терпсихора, муза танца, который исполняется в едином ритме с ударами сердца.

Совершенное искусство танца Терпсихоры выражало полную гармонию природного начала, движений человеческого тела и душевных эмоций.

Изображалась муза в простой тунике, с венком из плюща на голове и с лирой в руках.

Эрато, муза любовной и свадебной поэзии.

Её песнь о том, что нет силы, способной разлучить любящие сердца.

Поэты-песенники призывали музу вдохновить их на создание новых прекрасных произведений.
Атрибутом Эрато служит лира или тамбурин, её голову украшают чудесные розы как символ вечной любви.

Каллиопа, что на греческом значит «прекрасноголосая» — муза эпической поэзии.

Старшая из детей Зевса и Мнемозины и, кроме того, мать Орфея, от неё сын унаследовал тонкое понимание музыки.

Всегда изображалась в позе прекрасной мечтательницы, которая держала в руках восковую дощечку и деревянную палочку – стилос, поэтому появилось известное выражение «писать высоким стилем».

Античный поэт Дионисий Медный назвал поэзию «криком Каллиопы».

Девятая муза астрономии, мудрейшая из дочерей Зевса, Урания держит в своих руках символ небесной сферы – глобус и циркуль, который помогает определять расстояния между небесными телами.

Имя было дано музе в честь бога небес Урана, который существовал ещё до Зевса.

Интересно, что Урания, богиня науки, находится среди муз связанных с разными видами искусств. Почему?
Согласно учению Пифагора о «гармонии небесных сфер», размерные соотношения музыкальных звуков сравнимы с расстояниями между небесными светилами. Не зная одного, невозможно достичь гармонии в другом.

Как богиню наук, Уранию почитают и сегодня. В России даже есть музей Урании.

Музы символизировали собой скрытые достоинства человеческой натуры и способствовали их проявлению.

Согласно представлениям древних греков, музы обладали удивительным даром приобщать души людей к великим тайнам Вселенной, воспоминания о которых они затем воплощали в стихах, музыке, научных открытиях.

Покровительствуя всем творческим людям, музы не терпели тщеславия и обмана и жестоко за них наказывали.

У македонского царя Пиэра было 9 дочерей, обладавших прекрасными голосами, которые решили вызвать муз на состязание.

Каллиопа выиграла и была признана победительницей, но пиэриды отказались признавать своё поражение, и пытались устроить потасовку. За это их настигла кара, и они были превращены в сорок.

Вместо чудесного пения, они резкими гортанными криками оглашают весь мир о своей судьбе.

Поэтому рассчитывать на помощь муз и божественного провидения можно только в том случае, если ваши помыслы чисты, а устремления бескорыстны.

Источник

Page not found — Сайт ninevle72!

информер времени

Сайт посетили

Погода в Белово
Gismeteo Прогноз на 2 недели

Проверка слова на Грамота.

ру

Проверка слова
www.gramota.ru

Полезные ссылки

Древнегреческая муза эвтерпа — муза-покровительница лирической поэзии.

Древнегреческие музы

Муз греки считали Каллиопу, музу жертвенности и патриотизма. Каллиопа символизировала собой любовь к родине и вдохновляла воинов перед боем. Также ее называли музой эпической поэзии и изображали со свитком и стилосом в руках.

С Каллиопой была дружна муза истории Клио. Она изображалась со скрижалями, куда записывала любое, даже самое незначительное событие, происходившее в мире. Никто не должен забывать свое прошлое, так как без прошлого нет будущего – вот девиз Клио.

Другая покровительница науки, Урания, считалась мудрейшей из Зевса. Муза держит в руках небесную сферу и циркуль, которым определяет расстояние между звездами. Урания символизирует собой не только астрономию, но и стремление к познанию, тягу к звездам.

Современные покровительницы , муза трагедии Мельпомена и муза комедии Талия олицетворяли в Древней Греции театр жизни, в котором люди играют свои роли по воле богов. Мельпомена традиционно изображается с трагической маской в руке, но в другой руке может держать меч, карающий виновных в финале пьесы. Талия с комедийной маской в руках отстаивала возможность счастливой концовки для любой истории. Она отличалась оптимизмом и заразительным весельем.

Муза поэзии Эвтерпа считалась самой прекрасной из муз – боги на олимпийском пиру могли часами слушать ее стихи. Она изображалась со свирелью и венком из , часто в окружении лесных нимф, так как стихи и музыку подсказывала ей сама природа.

Эрато отвечала за любовную поэзию. Она призывала всех влюбленных бороться за свои чувства и бережно хранить их. Когда человек произносит слова любви или обнимает близкого человека, муза Эрато играет нежную мелодию на своей лире.

Терпсихора – покровительница танца, а танец в Древней Греции выражал особую связь с природой, единство души и тела в движении. В руках муза держит арфу, звуки которой слышны только талантливым танцорам.

Единственной музой без отличительных символов была Полигимния. Она благоволила ораторам. По ее воле речь оратора могла зажечь огонь в сердцах слушателей либо подвергнуться осмеянию. Полигимния была также музой молитв и гимнов, обращенных к богам.

Обитательницы Парнаса

Музы были спутницами бога Аполлона и обитали на горе Парнас, у подножия которой бил Кастальский ключ. Глоток воды из этого источника дарил вдохновение, ведь музы покровительствовали всем, кто стремился к прекрасному.

Девять богинь-сестер почитали по всей Греции и строили им храмы, называемые музейонами. Именно от музейонов произошло название современных музеев – хранилищ произведений искусства, на создание которых вдохновляли музы.

Издавна сложилось, что появление муз предвещает вдохновение, воодушевление, наступление чего-то долгожданного и желаемого. Значение музы в творчестве поэтов невозможно переоценить. Она всегда была источником творческого порыва, окрыления и озарения. Недаром, ее образ обрел черты юной красавицы, воздушной, прелестной, полной некой таинственности и грации.

К слову, о происхождении муз мало что известно. По этому поводу существует множество взглядов. Древнегреческая теория заслуживает внимания.

Жизнь древних греков тесно связана с музами: поэты и сказители неизменно взывали к ним о покровительстве; направляя друзей в дальний путь, нередко греки произносили: «Да пребудут с тобой музы!» ; и сведения о существовании храма Муз в Акрополе – Мусейона, сохранились до наших дней. Впервые, мы узнаем о существовании муз из трудов Геродота. Само понятие «муза» переводится с греческого как «мыслящая». Музы, согласно древним грекам, это дочери Зевса и Мнемозины, богини памяти.

Древняя Греция была просвещенной страной, которая обогатила историю всего мира. Поэзия у греков ценилась также высоко, как и естественные науки. А дочери Зевса являются символом совершенной гармонии. Музы разделили между собою искусства и науки, считавшиеся главными у греков. Образ каждой дополнили характерным атрибутом. Всего муз девять: Каллиопа, Клио, Мельпомена, Талия, Эвтерпа, Эрато, Терпсихора, Полигимния, Урания.

Каллиопа, муза самоотверженности, патриотизма, эпической поэзии.

Ее изображают с дощечкой и «палочкой» для писания — стилосом. На голове у нее лавровый венок – признак того, что ее считали королевой всех муз. Перебивать ее жаркие речи о чести, достоинстве, бесстрашии и добром имени настоящего воина даже для Аполлона считалось дерзостью. Она воодушевляла на жертвенность и героические поступки, помогала побеждать чувство страха, вдохновляла на подвиги. Образ Каллиопы изображали на миниатюрах и дарили перед дальними походами. Чтобы сердце странника было полно ясными думами и желанием возвратиться. Поэтому Музу олицетворяли с проявлением любви к родной земле.

Клио, муза истории

Свиток пергамента – ее атрибут. Эта муза вселяет любовь к былому. Важность истории Греции для ее жителей неоценима. И такая муза, как Клио, вносила сведения даже о малозначащих фактах в свои свитки. Из мифологии мы знаем о разладе между Афродитой и музой. Муза придерживалась строгих укладов и никогда не была влюблена. А Афродита пылала страстью к Дионису, хотя и была женой бога Гефеста. Непреклонная муза осудила богиню. Тогда по приказу Афродиты ее сын Эрот выпустил две стрелы: одну в Клио, порождающую чувства, а другую в Пиерона, убивающую любовь. Испытав муки от неразделенной любви, Клио больше никого не осуждала за чувства.

Клио не даёт забыть человеку о его достижениях, помогает найти свое призвание и определить место в жизни.

Мельпомена, муза трагедий

Ее символ – скорбная маска в правой руке. А в левой руке изображают либо меч как символ воздания за непокорность, либо свиток пергамента. Эта муза – покровительница смертоносных сирен. Двух ее дочерей погубила гордыня, и в наказания их превратили в сирен. Мельпомена вечно скорбит об утрате дочерей.

Талия, муза комедии

Комедийная маска в руках и венок из простого плюща – вот атрибуты этой музы. Муза никогда не добивалась внимания к себе, слыла жизнерадостной, неунывающей, отрадной натурой. Комедийная маска в ее руках можно интерпретировать как символ смеха. Но есть и иная версия: маска означает, что жизнь людей всего лишь представление для богов.

Эвтерпа, муза поэзии и лирики

Ее отличительной чертой считалось изысканное восприятие поэзии, изящество и элегантная красота. Ее атрибут — флейта и венок из живых цветов, которые подчеркивают ее женственность и чувственность. Считалась самой обворожительной, неотразимой, очаровательной из муз.

Эрато, муза любовной и свадебной поэзии

Ее символ — музыкальный инструмент, чаще всего изображали лиру или тамбурин. Голову музы украшали розы — символ вечности любви. Эрато восславляла борьбу за настоящую любовь. В ее песнях звучит: «И даже темное царство Аида не способно разлучить любящие сердца, они навсегда связаны крепкой нитью». Муза основала до этого неизвестное музыкальное направление в Греции — свадебное.

Терпсихора, муза танца

Муза изображается с лирой в руках, на голове венок из плюща. Танец Терпсихоры — это абсолютная безупречность движений души и тела.

Полигимния, муза гимнов

Полигимния олицетворяет скромность и терпение, призыв святому и неприкосновенному, ее атрибут — лира. Полигимния была покровительницей ораторов, именно она могла преобразить речь, сделать ее пламенной и жаркой, заставляющей последовать за выступающим. Верили, что произнеся ее имя перед немаловажным докладом, Полигимния снизойдет к просящему и дарует мастерство ораторского искусства.

Урания, муза астрономии

Последняя и мудрейшая из всех дочерей Зевса, не включая в рассмотрение Афину. Считается, что она была названа в честь Урана, бога небес, который царствовал еще задолго до Зевса. Символы музы — глобус и циркуль. Циркулем Урания высчитывает расстояния между звездами. По мнению греков, Урания покровительствует всем наукам, даже тем, которые далеки от небесной. Эта муза почитаема и сегодня, даже в России создан при московском планетарии музей Урании.

Музы воплощали в себе все науки и искусства, символизировали скрытые в человеке таланты. Они давали надежду прикоснуться к Божественному. Таким образом, музы выполняли роль, так называемого, посредника между божественным и человеком. С давних времен и древние греки, а потом и древние римляне, жители средневековья и в особенности эпохи Возрождения взывали к великим музам. Муза посещает не только избранных. Она дарует нам надежду, что наши желания осуществимы.

Первые литературные упоминания о музах встречаются в произведениях Гесиода и Гомера . Их не сразу было девять: Гомер говорит то о нескольких, то об одной музе, не упоминая никаких имен. Позднее стали считать, что муз всего три, но их часто путали с харитами . Постепенно число муз увеличилось до девяти, и стали известны их имена: Каллиопа – муза эпической поэзии; Клио – муза истории; Мельпомена – муза трагедии; Талия – муа комедии; Полигимния – муза священных гимнов; Терпсихора – муза танца; Эрато – муза любовной и свадебной поэзии; Урания – муза науки, Евтерпа – муза поэзии и лирики.

В те далекие времена, когда герои совершали свои подвиги, а великие поэты слагали свои стихи о них, умение сплетать слова считалось самым почитаемым видом искусства. Скульптура или живопись относились, скорее, к ремеслам: они услаждали взор, но не мыслились чем-то божественным. Поэзия стояла на вершине всего. Не случайно несколько муз связано с разными ее направлениями. Каллиопа отвечала за эпос, Эрато помогала создавать любовную и свадебную лирику, Эвтерпа вдохновляла на создание лирической поэзии, Пологимния покровительствовала всем, кто складывал гимны. У живописи и скульптуры муз не было. Зато они были у истории и астрономии. Эти науки приравнивались к искусству. Историки славили Клио. Вдохновительницей и наставницей звездочетов была Урания. Поэзия была связана тесно с драматургией и театром. Музы Талия и Мельпомена помогали создавать комедии и трагедии. Они напоминали своим любимцам о том, что человеческие жизни лишь роли и полностью находятся во власти богов. Терпсихора — муза танца и хорового пения — замыкает плавное шествие сестер.

Слово «музы» происходит от др.-греческого слова «мыслящие», их называли также парнасидами, касталидами, аонидами, аонийскими сестрами, пиэридами и ипокренидами. Часть названий происходит от места обитания муз. Они всегда были связаны с источниками и горами. Музы обитали на горе Парнас , у подножия которой бил Кастальский ключ, и на горе Геликон около источника Иппокрены.

Им ведомо прошлое, настоящее и будущее. Музы славят добрые нравы греческих богов , воспевают законы и все поколения богов — Гею , Кроноса , Океана , Никту , Гелиоса , самого Зевса и его потомство, связывая прошлое и настоящее. Классические музы неотделимы от упорядоченности и гармонии олимпийского мира.

Они покровительствуют певцам и музыкантам, передают им свой дар. Музы наделяют людей убедительным словом, наставляют их и утешают.

От муз происходит слово «музыка», обозначавшее первоначально не только музыку в нынешнем смысле, но любую науку или искусство, связанное с деятельностью муз. Храмы, посвященные музам, назывались Мусейонами (отсюда современные «музей»).

Одно из первых упоминаний муз в большой литературе находится в «Илиаде» и «Одиссее ».

Впоследствии Мельпомена становится олицетворением трагического сценического искусства, покровительницей театра вообще.

Изображалась в виде женщины в венке из листьев винограда или плюща, в театральной мантии, с трагической маской в одной руке и мечом или палицей в другой (символ неотвратимости наказания человека, нарушающего волю богов). Оружием она как бы разит человеческие пороки.

ТАЛИЯ («цвету», «разрастаюсь») – Муза комедии и легкой поэзии

Согласно Диодору, получила имя от процветания (таллейн) на многие годы, прославляемого в поэтических произведениях.

Талия — это возможность познать цену комедии и улыбки. Муза комедии Талия дает возможность посмотреть на себя со стороны, чтобы посмеяться в конце концов над своими ошибками.

В греческих мифах изображалась женщиной с комической маской в руках и венком из плюща на голове, отличалась оптимизмом и весёлым нравом.

ПОЛИГИМНИЯ или ПОЛИМНИЯ («многопоющая») – муза торжественных гимнов

Одно из значений её имени – «бессмертная слава». Согласно Диодору, имя своё получила от многих восхвалений (диа поллес химнесеос) тех, чье имя обессмертила славой поэзии.

Она покровительствует поэтам — создателям гимнов, олицетворяет силу речи, учит людей риторике и ораторскому искусству. Ей приписывают изобретение лиры. Полигимния помогала «запомнить схваченное». Считается, что она в памяти хранит все гимны, ритуальные танцы и песни, которые славят олимпийских богов.

Изображалась в виде закутанной в покрывало девушки со свитком в руках, в задумчивой позе, с мечтательным лицом. Частым атрибутом в живописи являются музыкальные инструменты.

ТЕРПСИХОРА («усладительнотанцующая») – Муза хорового пения и танца

Согласно Диодору, получила имя от наслаждения (терпейн) зрителей являемыми в искусстве благами. Её эпитет – «наслаждающаяся хороводами». Популярный образ и символ в искусстве.

Эту музу связывают с Дионисом , приписывая ей атрибут этого бога — плющ (о чём гласит надпись на Геликоне , посвященная Терпсихоре).

Изображалась в виде молодой женщины с улыбкой на лице, иногда в позе танцовщицы, чаще сидящей и играющей на лире. Терпсихора предстает с венком плюща на голове, в простой тунике с лирой в руках.

ЭРАТО («приятная») – Муза любовной (эротической) поэзии

Её имя происходит от древнегреческого «Эрот» или «Эрос», означающего любовь. Эрос был верным и постоянным спутником музы Эрато. Эрот – один из самых сильных и самых древних греческих богов на Земле: именно он дал возможность родиться всем остальным богам, человечеству и всему, что существует.

Эрато учит любви как способу бытия, поэзии – как методу выражения мыслей вдохновению – как неиссякаемому источнику идей. Её песнь о том, что нет силы, способной разлучить любящие сердца.

Нередко Эрато изображали в белых полупрозрачных одеждах, с лирой в руках, иногда рядом Эрос.

УРАНИЯ («небесная») – Муза астрономии и математики

Муза Урания всех зовет отдалиться от хаоса обыденного существования для того, чтобы погрузиться в созерцание и изучение величественной жизни Космоса и движений звезд, отражающих земные судьбы.

Урания – самая младшая из всех муз, но и самая знающая, серьёзная и умная среди них. Её наравне с Афиной Палладой считают самой мудрой греческой богиней.

Музу Уранию изображают с небесной сферой и циркулем в руках, иногда она одета в звездный плащ, на голове – корона из созвездий.

ЭВТЕРПА или ЕВТЕРПА («увеселяющая») – Муза лирической поэзии и музыки

Древнегреческая муза Эвтерпа покровительствовала поэтам, превыше других жанров любящих лирику, а также музыкантам. Она считалась самой изящной и красивой из девяти сестер. Среди муз она выделяется особой утонченностью и нежностью. Её называли «дарящая удовольствие». Согласно мифам, боги Олимпа могли наслаждаться ее стихами бесконечно долго.

Изображалась Евтрепа практически всегда с музыкальными инструментами в руках. Как правило, это были флейта, лира или авлос (двойная свирель, предок современного гобоя). На некоторых полотнах и барельефах держит гирлянды цветов, символ нежности и красоты. Могла изображаться в окружении лесных нимф.

Многие века они вдохновляли поэтов. Вот примеры произведений, посвящённых самим музам:

«Теогония» Гесиода — классический текст о музах

Блажен человек, если музы любят его:

Если нежданное горе внезапно душой овладеет,

Если кто сохнет, печалью терзаясь, то стоит ему лишь

Песнь услышать служителя муз, песнопевца о славных

Подвигах древних людей, о блаженных богах олимпийских,

И забывает он тотчас о горе своем и заботах

Больше не помнит: совсем он от дара богинь изменился.

Гесиод. Теогония

Авзоний

Клио прошлых времен дела вещает потомкам,

Мельпомена трагический вопль исторгает печали,

Радует Талия шуткой, веселым словцом и беседой,

Сладкую песнь поет с тростниковою флейтой Эвтерпа,

Терпсихора кифарой влечет, бурей чувства владея,

С плектром* в руке Эрато чарует и словом и жестом,

Песни времен героических в книге хранит Каллиопа,

Изучает Урания звезды небес и неба вращенье,

Жестами все выражая, Полигимния славит героев.

(Авзоний)

Гимн к Музам

Свет воспеваем, подъемлющих смертных горе, воспеваем

Души людей, кои жизнь, полонивши, ввергает в глубины,

Могут они избавлять от скорбей, землеродным присущих,

Силою чистого таинства ум побуждающей книги

Учат спешить поскорей пролететь чрез глубокую Лету,

След обретя, что к звезде соименной ведет — ведь когда-то

Там они сбились с пути и упали на берег рождений

В жажде безумной испробовать жребий вещественной жизни.

Ныне, богини, молю — уймите порыв мой тревожный!

Полными смысла рассказами мудрых меня опьяните!

Да не сбивает с пути меня род человеков безбожный,

С дивной, священной стези, сияющей, полной плодами!

Музы, молю — из толпы многогрешного рода людского

Вечно влеките к священному свету скиталицу-душу!

Пусть тяжелит ее мед ваших сот, укрепляющий разум,

(из «Античных гимнов»)

Прокл

Под именем Прокла, главы афинской неоплатонической школы, до нас дошло семь гимнов, посвященных Гелиосу , Афродите , музам, всем греческим богам , Гекате , Янусу и Афине . По этому поводу в науке происходили споры, в которых высказывались и положительные и отрицательные взгляды на эти гимны.

Музы, молю — из толпы многогрешного города людского

Вечно влеките к священному свету скиталицу — душу!

Пусть тяжелит её мед ваших сот, укрепляющий разум,

Душу, чья слава в одном — в чарующем ум благоречье.

(отрывок)

Пушкин Аоександр Сергеевич

Муза

В младенчестве моем она меня любила
И семиствольную цевницу мне вручила.
Она внимала мне с улыбкой — и слегка,
По звонким скважинам пустого тростника,
Уже наигрывал я слабыми перстами
И гимны важные, внушенные богами,
И песни мирные фригийских пастухов.
С утра до вечера в немой тени дубов
Прилежно я внимал урокам девы тайной,
И, радуя меня наградою случайной,
Откинув локоны от милого чела,
Сама из рук моих свирель она брала:
Тростник был оживлен божественным дыханьем
И сердце наполнял святым очарованьем.

Римфа

Эхо, бессонная нимфа , скиталась по брегу Пенея.
Феб , увидев ее, страстию к ней воспылал.
Нимфа плод понесла восторгов влюбленного бога;
Меж говорливых наяд, мучась, она родила
Милую дочь. Ее прияла сама Мнемозина .
Резвая дева росла в хоре богинь-аонид,
Матери чуткой подобна, послушна памяти строгой,
Музам мила; на земле Рифмой зовется она.

О муза пламенной сатиры!

О муза пламенной сатиры!
Приди на мой призывный клич!
Не нужно мне гремящей лиры,
Вручи мне Ювеналов бич!
Не подражателям холодным,
Не переводчикам голодным,
Не безответным рифмачам
Готовлю язвы эпиграмм!
Мир вам, несчастные поэты,
Мир вам, журнальные клевреты,
Мир вам, смиренные глупцы!
А вы, ребята подлецы, —
Вперед! Всю вашу сволочь буду
Я мучить казнию стыда!
Но если же кого забуду,
Прошу напомнить, господа!
О, сколько лиц бесстыдно-бледных,
О, сколько лбов широко-медных
Готовы от меня принять
Неизгладимую печать!

Этих муз поэт не раз упоминает в «Евгении Онегине»:

Но там, где Мельпомены бурно

Протяжный раздается вой,

Где машет мантией мишурной

Она пред хладною толпой,

Где Талия тихонько дремлет

И плескам дружеским не внемлет,

Где Терпсихоре лишь одной

Дивится зритель молодой. ..

Василий Жуковский

Некогда муз угостил у себя Геродот дружелюбно!
Каждая муза ему книгу оставила в дар.

Я музу юную, бывало…

Я музу юную, бывало,
Встречал в подлунной стороне,
И Вдохновение летало
С небес, незваное, ко мне;
На всё земное наводило
Животворящий луч оно —
И для меня в то время было
Жизнь и Поэзия одно.

Но дарователь песнопений
Меня давно не посещал;
Бывалых нет в душе видений,
И голос арфы замолчал.
Его желанного возврата
Дождаться ль мне когда опять?
Или навек моя утрата
И вечно арфе не звучать?

Но всё, что от времён прекрасных,
Когда он мне доступен был,
Всё, что от милых тёмных, ясных
Минувших дней я сохранил —
Цветы мечты уединённой
И жизни лучшие цветы, —
Кладу на твой алтарь священный,
О Гений чистой красоты!

Не знаю, светлых вдохновений
Когда воротится чреда, —
Но ты знаком мне, чистый Гений!
И светит мне твоя звезда!
Пока ещё её сиянье
Душа умеет различать:
Не умерло очарованье!
Былое сбудется опять.

Николай Некрасов

Вчерашний день, часу в шестом,
Зашел я на Сенную;
Там били женщину кнутом,
Крестьянку молодую.

Ни звука из ее груди,
Лишь бич свистал, играя…
И Музе я сказал: «Гляди!
Сестра твоя родная!»

Афанасий Фет

Музе

Пришла и села. Счастлив и тревожен,
Ласкательный твой повторяю стих;
И если дар мой пред тобой ничтожен,
То ревностью не ниже я других.

Заботливо храня твою свободу,
Непосвященных я к тебе не звал,
И рабскому их буйству я в угоду
Твоих речей не осквернял.

Все та же ты, заветная святыня,
На облаке, незримая земле,
В венце из звезд, нетленная богиня,
С задумчивой улыбкой на челе.

Евгений Баратынский

Муза

Не ослеплен я музою моею:
Красавицей ее не назовут,
И юноши:, узрев ее, за нею
Влюбленною толпой не побегут.
Приманивать изысканным убором,
Игрою глаз, блестящим разговором
Ни склонности у ней, ни дара нет;
Но поражен бывает мельком свет
Ее лица необщим выраженьем,
Ее речей спокойной простотой;
И он, скорей чем едким осужденьем,
Ее почтит небрежной похвалой.

Анна Ахматова

Музе

Муза-сестра заглянула в лицо,
Взгляд её ясен и ярок.
И отняла золотое кольцо,
Первый весенний подарок.

Муза! Ты видишь, как счастливы все —
Девушки, женщины, вдовы…
Лучше погибну на колесе,
Только не эти оковы.

Знаю: гадая, и мне обрывать
Нежный цветок маргаритку.
Должен на этой земле испытать
Каждый любовную пытку.

Жгу до зари на окошке свечу
И ни о ком не тоскую,
Но не хочу, не хочу, не хочу
Знать как целуют другую.

Завтра мне скажут, смеясь, зеркала:
«Взор твой не ясен, не ярок…»
Тихо отвечу: «Она отняла
Божий подарок».

Муза ушла по дороге. ..

Муза ушла по дороге,
Осенней, узкой, крутой,
И были смуглые ноги
Обрызганы крупной росой.

Я долго её просила
Зимы со мной подождать,
Но сказала: «Ведь здесь могила,
Как ты можешь ещё дышать?»

Я голубку ей дать хотела,
Ту, что всех в голубятне белей,
Но птица сама полетела
За стройной гостьей моей.

Я, глядя ей вслед, молчала,
Я любила её одну,
А в небе заря стояла,
Как ворота в её страну.

Все отнято: и сила, и любовь…

Все отнято: и сила, и любовь.
В немилый город брошенное тело
Не радо солнцу. Чувствую, что кровь
Во мне уже совсем похолодела.

Весёлой Музы нрав не узнаю:
Она глядит и слова не проронит,
А голову в веночке тёмном клонит,
Изнеможённая, на грудь мою.

И только совесть с каждым днём страшней
Беснуется: великой хочет дани.
Закрыв лицо, я отвечала ей…
Но больше нет ни слёз, ни оправданий.

Кое-как удалось разлучиться…

Кое-как удалось разлучиться
И постылый огонь потушить.
Враг мой вечный, пора научиться
Вам кого-нибудь вправду любить.

Я-то вольная. Всё мне забава, —
Ночью Муза слетит утешать,
А наутро притащится слава
Погремушкой над ухом трещать.

Обо мне и молиться не стоит
И, уйдя, оглянуться назад…
Чёрный ветер меня успокоит,
Веселит золотой листопад.

Как подарок, приму я разлуку
И забвение, как благодать.
Но, скажи мне, на крестную муку
Ты другую посмеешь послать?

Михаил Кузмин

Муза

В глухие воды бросив невод,
Под вещий лепет тёмных лип,
Глядит задумчивая дева
На чешую волшебных рыб.

То в упоении зверином
Свивают алые хвосты,
То выплывут аквамарином,
Легки, прозрачны и просты.

Восторженно не разумея
Плодов запечатленных вод,
Все ждет, что голова Орфея
Златистой розою всплывёт.

Игорь Гусманов

ККУТТЭЭМП или девять муз

Что такое ККУТТЭЭМП? Девять слов сокращенных,
Мнемозины и Зевса живые черты,

Что такое ККУТТЭЭМП? Эти буквы скрывают
Девять сказочных образов древних времен,
Вспомни, как их зовут, и они засияют
Разноцветною радугой славных имен.

От подножья Парнаса до рощ Геликона
Ты услышишь их песен пленительный звук,
Ты увидишь их танец в лучах Аполлона
С атрибутами разных искусств и наук.

Старше всех Каллиопа. Эпическим слогом
Пишет стилос ее на доске восковой,
Клия, муза истории, в пеплосе строгом
Держит свиток папируса перед собой.

Держит муза Урания глобус небесный,
Муза Талия — маску с улыбкой смешной,
Терпсихора танцует свой танец прелестный,
И Эвтерпа на флейте играет двойной.

Эрато с нежной лирою вслед выступает,
Мельпомена с трагической маской в руках,
Полигимния лик покрывалом скрывает,
Вознося свою песнь о героях, богах.

Вдохновляя поэтов, артистов, ученых,
И сегодня слетают они с высоты,
Девять юных богинь, девять муз просвещенных,
Девять символов разума и красоты.

Георгий Мединцев

О, муза, милая подруга

О, муза, милая подруга,
Эвтерпа дивная моя!
В часы невзгод, в часы досуга
Всегда со мной, и добрым словом
Одна ты радуешь меня,
Как случай рыбака уловом,
В ночной тиши и в шуме дня.
Приятно мне с тобой общаться,
Приятно слушать голос твой,
Среди подруг твоих вращаться
И чувствовать: средь них я свой.
Меня в печали приласкаешь
Всегда, как малого дитя,
И петь под лиру вдохновляешь,
Не молод я уже хотя!

Зинаида Торопчина

Ода Музе

Ах, сколько обращений к Музе:
Её и хвалят, и зовут,
Хотят быть в тесном с ней союзе
И до зари порою ждут.
Она ж — капризная особа,
Махнёт крылом — её уж нет!
Следить за нею надо в оба,
Чтоб не терялся Музы след.

Да, ноутбуки — облегченье:
«Строчи» до умопомраченья!
И рифму можно подсмотреть.
Но стих не будет душу греть
Без Музы — спутницы поэта
(Давно замечено уж это!).

Прилёта Музы ждём с волненьем
И с умиленьем, с упоеньем.
Она нам дарит вдохновенье,
Души порывы — озаренье!

Да, с Музой надо жить в союзе.
И оды посвящать ей — МУЗЕ!

Александр Копп

Аполлон и музы

…На горе древнейшей Геликон
в старину совсем-совсем седую
собирал подружек Аполлон
про любовь им петь, про поцелуи…

Был красив он, статен, песни пел,
был он бог: владел мечом, кифарой…
Кто сказал, что был он не у дел? —
Зевс благословил — небесной фарой
им светил. Пегас хранил сюжет —
он источник создал Гиппокрена…
Девы-музы тех былинных лет
были умницы, в мозгах без «крена»…

Так с любовью, в предвечерний час, —
— перебор кифарный Аполлона —
космос, полня лирикой для нас,
пели хором музы Геликона!

Аполлон Светов

Муза

Я сплю. Во сне совсем не чую груза…
(А где-то, видно, клад во мне зарыт!)
Моя судьбой измотанная Муза
Устала и со мною вместе спит.

Нас не страшила никогда опала,
Мы вместе совершили много дел!
Теперь совсем ручною Муза стала.
Похоже, я ей просто надоел…

А без неё я ничего не значу!
Мне, видно, не проснуться самому…
Вот оседлаю не Пегаса — клячу —
И уступлю крылатого… Кому?

Откуда, чёрт, такое настроенье?
Ах да, я сплю… Какой кошмарный сон!
Вот новое… Прохлады дуновенье…
Я слышу стук копыт! Да это Он!

Незримо прочно нас скрепили узы…
То нити Света, Мудрости, Добра,
Моя непокорившаяся Муза
Шепнула мне: «Проснись, дружок. Пора!»

Ранней весной на склонах легендарного Геликона, с вершины которого берет начало Гиппокрена, и на величественном Парнасе, вблизи Кастальского родника, златокудрый бог Аполлон начинает водить хороводы со своими сестрами, девятью музами. Прекрасные и могущественные дочери Зевса и Мнемосины поют дивные песни, а Аполлон играет на золотой кифаре. Торжественно звучит хор богов, и вся природа замирает, зачарованно слушая их пение.

Так в представлении древних греков выглядели будни олимпийцев. Власть и слава богов угасла с падением Древней Греции, но музы сохранили сферу своего влияния. По сей день муза поэзии посещает представителей творческих профессий и дарует им вдохновение.

Происхождение муз

Девять муз с именами и четко обозначенными функциями появились не сразу, их образы складывались в течение нескольких веков.

Первоначально музы были абстрактным понятием. Позднее греческие поэты стали обращаться к ним по именам и приписывать им божественную силу. Это были так называемые «доолимпийские музы». До нас дошли лишь некоторые имена (Мелета, Аэда, Мнема, Нета и другие), а уж о том, какими они обладали силами, можно только гадать.

Девять муз, представление о которых сохранилось до наших дней, впервые были упомянуты в «Одиссее» Гомера, а Гесиод в поэме «Теогония» («Происхождение богов») впервые назвал их имена и рассказал их истории. Матерью муз поэт назвал богиню памяти — Мнемосину, а отцом — громовержца Зевса.

Вероятно, сначала музы отвечали за сферу размышлений, ведь с греческого языка слово «муза» переводится как «мыслящая». Тогда становится понятно, почему матерью названа Мнемосина, память — необходимый элемент мыслительной активности. Постепенно музы переключились со сферы размышлений на сферу искусств, и старшей из них стала муза поэзии.

Функции муз

Понятие о специализации муз появилось только в эллинистическую эпоху, когда возникли все виды искусств. Для наглядности сведения о музах представлены в таблице.

Девять олимпийских муз
Имя Значение имени За что отвечает Атрибуты
Каллиопа Прекрасноголосая Эпическая поэзия На голове — золотая корона, в руках дощечка или свиток и стилос
Клио Дарующая славу История Скрижаль или свиток пергамента
Мельпомена Мелодия, радующая слушателей Трагедия Трагическая маска, меч или палица
Талия Процветание Комедия Комическая маска
Полигимния Восхваление Гимны, ораторское искусство Свиток
Терпсихора Наслаждение Танец и хоровое пение Лира
Урания Устремленная к небу Астрономия Глобус и циркуль
Эвтерпа Увеселяющая Лирическая поэзия Лира или флейта
Эрато Желанная для любви Любовная поэзия Кифара

Каллиопа — старшая из муз

Этот род поэзии повествует о подвигах героев, прославляет олимпийцев. Декламируя ее, греки стремились получить покровительство высших сил. Каллиопа была способна вызывать в человеке жертвенность, помогала преодолеть эгоизм и направляла на путь служения высоким целям. Эта муза поэзии поощряла отвагу, достоинство, рыцарство, благородство и чистоту души.

По одной из версий, Каллиопа — мать Орфея, легендарного певца, которому сам Аполлон вручил божественную лиру, от звука которой успокаивались дикие звери, расступались деревья и скалы.

Эвтерпа — муза лирической поэзии и музыки

Лирическая поэзия, в отличие от эпической, воспроизводит сугубо личные чувства и переживания автора. Ее истоки следует искать в народной песне. Во времена муз и богов лирические стихи всегда пелись, сопровождались танцами и выразительной мимикой. Поэтому не случайно, что Эвтерпа также покровительствует музыкантам. Ее, как правило, изображали с флейтой в руках, готовой в любую минуту пуститься в пляс.

Муза лирической поэзии всегда высоко почиталась поэтами и музыкантами. Ей продолжали посвящать гимны и стихи и спустя века после падения Древней Греции. Она даровала людям очищение и чувство гармонии с Природой.

Эрато — муза

любовных песен

Свое имя муза любовной поэзии получила в честь бога Эрота. Ее представляли в образе невинной и прелестной девушки. Венок из роз обрамлял ее лицо, а струящиеся складки одежд подчеркивали грацию. Эрато могла вдохнуть любовь в сердце любого живого существа. Даже богов она вдохновляла на романтические поступки. Ее также называют музой свадебных гимнов и царицей поэзии.

Муза любовной поэзии помогает преображать все, что окружает человека, в красоту. Она показывает силу чувств, дарует крылья и помогает преодолеть любые преграды на пути к счастью. Она учит тому, что творчество — высшее проявление любви.

Гнев муз

Олимпийские музы — это дочери Зевса. Они воспевали и поддерживали всех греческих богов, прославляли их добрые нравы и справедливые законы. К обычным людям музы относились вполне дружелюбно. Особым покровительством, разумеется, пользовались поэты, певцы и музыканты. Муза поэзии могла передать поэту часть своего дара, утешить его в беде, поддержать мудрым словом. Но не стоит считать их безобидными. Они никогда не терпели соперничества и могли жестоко покарать тех, кто осмеливался выступить против них.

Существует, например, легенда о дочерях македонского царя Пиероса — Пиеридах. В то время как музы прославляли богов и героев, Пиериды обличали их трусость, смеялись над их страхом перед драконом Тифоном. Нимфы устроили соревнование между непримиримыми врагами и присудили победу музам. Пиреиды, отказавшиеся принять такие результаты, набросились на своих обидчиц с кулаками и в это мгновение были обращены в сорок. С тех пор им суждено летать по лесам и полям, нарушая покой людей и зверей своими криками.

Дошла до нас и легенда о Тамирисе. Это был фракийский певец, поражающий всех своей красотой и искусством игры на кифаре. Он был бессменным победителем соревнований между музыкантами и однажды дерзнул вызвать на состязание самих муз. Тамирис заявил, что в случае его победы музы должны стать его любовницами, а в случае поражения могут забрать у него то, что им вздумается. Богини выиграли соревнование и отняли у дерзкого певца зрение, голос и способности играть на музыкальных инструментах.

Муз-богинь, дарующих вдохновение, призывают поэты всех стран и континентов. Красивая легенда поддерживает веру в божественную природу художественного слова. Думается, что и сама тяга к творчеству будет существовать только до тех пор, пока в сердцах поэтов будет жить муза, покровительница поэзии.

Очень часто в нашей жизни встречаются такие фразы как: “посетила муза”, “муза поэзии” и множество других, в которых упоминается слово муза. Однако что оно означает? Данное понятие исходит из античной мифологии. Греческие музы — это девять сестер, покровительниц искусств и наук. Они являются дочерьми самого Зевса и каждая из них обладает своими уникальными божественными возможностями. Давайте рассмотрим их подробнее.

Итак, как было сказано ранее, музы являются дочерьми Зевса и титаниды Мнемосины, которая является богиней памяти. Само же слово музы (мусы) происходит от греческого слова «мыслящие». Музы обычно изображались в виде молодых и красивых женщин. Они обладали пророческим даром и благосклонно относились к творческим людям: поэтам, художникам, артистам, всячески поощряя и помогая им в их деятельности. Однако за особые провинности музы могли лишить человека вдохновения. Дабы этого не произошло, древние греки строили специальные храмы в честь муз, которые назывались мусейонами. Именно от этого слова и произошло слово “музей”. Покровителем же самих муз являлся бог Аполлон. Давайте теперь рассмотрим каждую из муз подробнее.

Муза Каллиопа — муза эпической поэзии

Имя этой музы с греческого может быть переведено как “имеющая прекрасный голос”. По мнению Диодора, это имя возникло в тот момент, когда было произнесено “прекрасное слово” (кален опа). Она является старшей дочерью Зевса и Мнемосины.

Каллиопа — мать Орфея, муза героической поэзии и красноречия. Она вызывает чувство жертвенности, побуждающее человека преодолеть свой эгоизм и страх перед судьбой. Каллиопа носит на челе золотую корону — знак того, что она главенствует над другими музами, благодаря своей способности приобщать человека к первым шагам на пути его освобождения. Каллиопа изображалась с вощеной дощечкой или свитком и грифельной палочкой в руках — стилос, который представлял собой бронзовый стержень, заострённый конец которого использовался для нанесения текста на дощечку, покрытую воском. Противоположный конец делался плоским, чтобы стирать написанное.

Муза Клио — покровительница истории

Сопутствующими атрибутами этой музы являются свиток пергамента или скрижаль — доска с письменами. Клио напоминает о том, чего может достичь человек, помогает найти свое предназначение.

По Диодору имя произошло от слова “Клеос”- “слава”. Этимология имени — “дарующая славу”. От Пиера греческая муза Клио имела сына Гиакинфа. Любовь к Пиеру была внушена Афродитой за осуждение ее любви к Адонису.

Муза Мельпомена — муза трагедии

В греческой мифологии Мельпомена считается музой трагедийного жанра. Имя, по Диодору, означает “мелодия, радующая слушателей”. Образ антропоморфен — описывалась как женщина с повязкой, виноградным или плющевым венком на голове. Всегда имеет постоянную атрибутику в виде трагической маски, меча или палицы. Оружие несет символику неотвратимости божественного наказания.

Мельпомена является матерью сирен — морских существ, олицетворявших собой обманчивую, но очаровательную морскую поверхность, под которой скрываются острые утёсы или мели. От матери-музы сирены унаследовали божественный голос, которым приманивали мореплавателей.

Муза Талия — муза комедии

Талия или в другом варианте Фалия — в греческой мифологии муза комедии и лёгкой поэзии, дочь Зевса и Мнемосины. Изображалась с комической маской в руках и венком плюща на голове.

От Талии и Аполлона родились корибанты — мифические предшественники жрецов Кибелы или Реи во Фригии, в диком воодушевлении, с музыкой и танцами, отправлявших служение великой матери богов. Согласно Диодору, получила имя от процветания (таллейн) на многие годы прославляемых в поэтических произведениях.

Зевс, превратившись в коршуна, взял Талию в жены. Из страха перед ревностью Геры муза скрылась в недрах земли, где от неё родились демонические существа — палики (в этом мифе она именуется нимфой Этны).

Муза Полигимния — муза торжественных гимнов

Полигимния — в греческой мифологии муза торжественных гимнов. Согласно Диодору, получила имя от создания многими восхвалениями (диа поллес химнесеос) известности тем, чье имя обессмертила славой поэзия. Она покровительствует поэтам — писателям гимнов. Считается, что она хранит в памяти все гимны, песни и ритуальные танцы, которые славят олимпийских богов, также считается, что она изобрела лиру.

Полигимния часто изображается со свитком в руках, в задумчивой позе. Полигимния покровительствует в изучении людьми риторики и ораторского искусства, которое превращает оратора в орудие истины. Она олицетворяет силу речи и делает речь человека животворящей. Полигимния помогает познать таинство слова как реальную силу, с помощью которой можно вдохновлять и оживлять, но одновременно ранить и убивать. Эта сила речи является вдохновляющей на пути к истине.

Муза Терпсихора — муза танца

Терпсихора — муза танца. Согласно Диодору, получила имя от наслаждения (терпейн) зрителей являемыми в искусстве благами. Её имя среди Муз называет и Цец. Считается покровительницей танцев и хорового пения. Изображалась в виде молодой женщины, с улыбкой на лице иногда в позе танцовщицы, чаще сидящей и играющей на лире.

Характерные атрибуты: венок на голове; в одной руке она держала лиру, а в другой плектр. Эту музу связывают с Дионисом, приписывая ей атрибут этого бога — плющ (о чём гласит надпись на Геликоне, посвященная Терпсихоре).

Муза Урания — муза астрономии

Урания — муза астрономии. Атрибутами Урании являлись: небесный глобус и циркуль. Согласно Диодору, получила имя от устремленности к небу (уранос) тех, кто постиг ее искусство. По одной из версий Урания является матерью Гименея.

Урания олицетворяет силу созерцания, она зовет покинуть нас внешний хаос, в котором существует человек и погрузиться в созерцание величественного бега звезд, который является отражением судьбы. Это сила познания, сила, которая тянет к таинственному, тянет к высокому и прекрасному — к Небу и Звездам.

Муза Эвтерпа — муза лирической поэзии

Эвтерпа (др.-греч. Εὐτέρπη «увеселяющая») — в греческой мифологии одна из девяти муз, дочерей Зевса и титаниды Мнемосины, муза лирической поэзии и музыки. Изображалась с лирой или флейтой в руках.

Мать Реса от речного бога Стримона. Согласно этимологии Диодора, получила имя от наслаждения (терпейн) слушателей, которые получают блага образования. Ее имя среди Муз называет и Цец.

Муза Эрато — муза любовной поэзии

Эрато является музой лирической и любовной поэзии. Ее имя производное от имени бога любви Эрота. По Диодору — имя получила в честь умения быть “эперастой” (желанной для любви и страсти) .

Родилась в результате союза Мнемосины и Зевса. От Мала Эрато родила Клеофему. Атрибут музы — кифара. Эта божественная героиня греческой мифологии достаточно часто упоминается в сказаниях эллинов.

Кроме того, к символике, связанной с образом греческой музы Эрато, прибегают в своих произведениях Вергилий и Аполлоний Родосский. Она умеет вдохнуть в душу любовь ко всему живущему своим искусством преображать все в красоту, скрывающуюся за пределами физического.

По материалам Википедии

Проект MUSE — Живая лира на английском языке Стихи от Елизаветы до Реставрации (обзор)

ОБЗОРЫ КНИГИ Луиза Шлейнер, Живая лира на английском языке Verso от Елизаветы до Реставрации. Колумбия: ун-т. of Missouri Press, 1984. viii + 218 стр. $23. Дайан Макколли. Рассказ Луизы Шляйнер о слиянии английской лирической поэзии и (прежде всего) светской сольной песни представляет собой превосходный вид исследования, которое собирает увлекательную информацию о культурных контекстах, умело и с энтузиазмом применяет ее к конкретным стихам и оставляет у читателей прочную память. интерпретирующий инструмент для сопровождения будущего чтения.Он показывает, как музыкальные и поэтические формы оживляют друг друга; как музыкальные гуманитарии, убежденные в том, что музыка и поэзия изначально неразделимы, работали над тем, чтобы вновь объединить их; как композиторы интерпретировали стихи как ритмически, так и риторически; и как поэты создали неслыханные мелодии, которые играют среди их слов, даже когда мы читаем. Она адресована читателям «с некоторым музыкальным образованием», но не требует экспертизы: «приглашаются все желающие» (с. 2). Тем не менее, те, кто может читать с клавиатурой под рукой, получат удовольствие от прослушивания музыкальных примеров, а те, кто никогда не пел песни эпохи Возрождения, могут быть обращены к этому занятию.Хотя этой книги вполне достаточно самой по себе, она также является хорошим дополнением к книге Элизы Бикфорд Йоргенс «Хорошо настроенное слово». Герберт, Херрик, Крэшо, Милтон и Коули. Каждая глава представляет собой полное изложение текста, а также иллюстративные выдержки, а главы снабжены перекрестными ссылками для удобства читателей, интересующихся конкретными поэтами, хотя те, кто заглянет, вероятно, захотят остаться.Донн редко упоминается, что увековечивает впечатление (заслуживающее внимания), что он немузыкальный человек. Шлейнер начинает с определения трех видов лирики: песни, декламации и разговорной речи. Она использует произведения Сиднея и Шекспира, чтобы различать эти формы, и показывает, как музыкальные переводчики Томас Уотсон и Тобиас Хьюм адаптировали английские слова к континентальным формам и как Дайан МакКолли Доуленд и Кэмпион задавали разнообразные ритмы количественного стиха, готовя английский слух к « великие метрики» начала XVII века. В этой главе представлено множество руководств по чтению, посвященных противопоставлению классических ритмов метрическим ритмам английских строк с ударением. Например, об использовании Кэмпионом асклепиад в «Приходи, веселый день» она замечает, что «традиционное сканирование стихотворения просто как пятистопный ямб с некоторыми неточностями не выявило бы характерного переплетения Кэмпионом двух ритмов как в тексте, так и в музыке. И именно эта ритмическая игра придает стихотворению очарование плача о человеческой смертности — как если бы жизнь была танцем дня и ночи, ночи и дня, с устойчивым пульсирующим ямбическим ритмом, мысль о грядущей смерти» (с.41). В главе о Герберте различаются его лирика в «песенном» и «речевом» режимах. Поскольку композиторы чаще устанавливали последнее, а собственные песенные настройки Герберта были утеряны, Шлейнер снабжает их настройками Доуленда, Морли и итальянизированного англичанина Джованни Копарарио, заменяя тексты Герберта — не как тексты исполнения, а чтобы показать отношения между музыкальными произведениями. и строфические узоры. (Было бы интересно узнать, подходят ли какие-либо песни из лютневой книги Эдварда Герберта к стихам его брата.) Она обсуждает, как различные ритмы и длины строк обеспечивают модели движения и отдыха, которые объясняют, как Герберт создает словесную песню, и показывает, как «дисциплина написания музыки помогла определить его зрелый поэтический язык, сладость, готовая к написанию». против «показного остроумия и гордыни» (с. 63). Обращаясь к его лирике в речевой форме, она объясняет установку Джона Уилсона «Содержания», которая является моделью интерпретации критиком интерпретации композитором; ее обсуждение отрывка из «огня в кремнях» особенно прекрасно.В главе о Херрике, сознательном и часто пишущем тексты песен, представлены очаровательные изложения музыкальной характеристики стареющего персонажа Генри Лоусом в «Я презираю» и передачи Уильяма Лоуза «притворно-пренебрежительной шутки». «Тот, кто не любит» — «как будто мужчина пляшет под дудку дамы вопреки себе» (с. 80…

Гесиод


Гесиода Теогония

Вот непрерывный текст Гесиода (на основе содержательных выдержек из наиболее важных строк).Он начинает свою Теогонию с гимна Музам:

С геликонскими музами начнем петь, у которых есть своя гора Геликон, высокая и святая. Вокруг вод лилового источника они танцуют на тонких ногах, а также вокруг алтаря Зевса, могучего сына Кроноса. После того, как они омоют свою нежную кожу в ручье Пермесса, или Гиппокрена, «Лошадиного источника», или святого Ольмея, на самой вершине Геликона они исполняют свои хоровые танцы, прекрасные и соблазнительные, с твердыми и плавными шагами.Отсюда они отправляются в путь, окутанные и невидимые непроницаемым туманом, и продолжают свой путь в ночи, распевая гимны изысканным голосом во славу: Зевса, несущего эгиду, и его царицы Геры, Аргосской, что ходит по золотым сандалии, и Афина ясноокая, дочь Зевса эгидоносного, и Феб Аполлон, и Артемида, пускающая стрелы наслаждение, и Посейдон, крепко обнимающий землю и яростно сотрясающий ее, и почитающий Фемиду, и Афродита, с нею соблазнительные очи, и златовенцеобразная Геба, и прекрасная Диона, и Лето, и Япет, и коварный Кронос, и Эос, и великий Гелий, и светлая Селена, и Земля, и великий Океан, и черная Ночь, и священный род другие бессмертные, живущие вечно. (1–21)

Музы учат и вдохновляют Гесиода:

Они, музы, когда-то научили Гесиода прекрасной песне, когда он пас свои стада на святой горе Геликон; эти богини Олимпа, дочери эгидоносного Зевса, прежде всего сказали мне это слово: «О вы, пастухи полей, низкие и низкие вещи, немногим больше, чем животы, мы умеем говорить много лжи, которые кажутся правдой. но мы также знаем, когда хотим, как изрекать абсолютную истину.Так говорили они, беглые дочери великого Зевса. Сорвав ветку, они дали мне лавровый посох, дивную вещь, и в меня вдохнули божественный голос, чтобы я мог праздновать и то, что должно быть, и то, что было прежде; и они велели мне чтить в своей песне род блаженных богов, которые существуют вечно, но всегда воспевать их самих, Муз, как первых, так и последних. Но довольно этого отступления о моей личной встрече с Музами среди дубов и камней горы.(22–35)

Гесиод снова начинает свой гимн Музам:

Итак, идите, начнем с муз, которые своим пением услаждают великий ум Зевса на Олимпе, открывая гармоничными голосами то, что есть, и то, что должно быть, и то, что было прежде. Сладкий звук льется из их неутомимых уст, и домочадцы громогласного Зевса, их отца, радостно смеются над их песней, звучащей чисто, как лилия. Звучат вершины снежного Олимпа и жилища богов.Изливая свою божественную музыку, они прежде всего прославляют в песне почитаемый род богов с самого начала, тех, кого родили Гея и Уран, и божеств, подающих блага, которые были их потомством. Затем они начинают с восхваления Зевса, отца богов и людей, и заканчивают им свою песню, восхваляя то, насколько он превосходит богов и обладает величайшей силой. А потом поочерёдно, воспевая о роде человеческом и о роде могучих великанов, услаждают ум Зевса на Олимпе — этих олимпийских муз, дочерей эгидоносного Зевса, несущих забвение бед и прекращение печалей.(36–53)

Мнемозина («Память»), владычица Элевтерей на горе Геликон, родила их в Пиерии, смешавшись с сыном Кроноса. Девять ночей пролежал с нею умный Зевс, взобравшись на ее святое ложе, отдельно от других бессмертных. Когда пришло время, после того, как времена года сменились, и месяцы прошли, и многие дни завершились, у самой высокой вершины снежного Олимпа она родила девять дочерей, все с одинаковым характером, с сердцами, преданными песне и разум свободен от забот. Там, на Олимпе, они исполняют свои прекрасные танцы и живут в прекрасном доме. Рядом с ними среди восхитительного изобилия обитают хариты («грации») и химерос («желание»). Из уст своих они поют прекрасную песню, прославляя привилегии и заботливое поведение всех бессмертных. (53–67)

После своего рождения они отправились на вершину Олимпа со своей божественной песней, наслаждаясь своими прекрасными голосами. И черная земля эхом и эхом отзывалась на их пение.Прекрасный звук доносился от их нежных шагов, когда они возвращались к своему отцу. Он правит как царь на небесах, сам держит в руках стрелу грома и сияющую молнию, после того как покорил своим могуществом своего отца Кроноса. Каждому из бессмертных он справедливо распределил привилегии и справедливо возложил почести. (68–73)

Все девять муз (особенно Каллиопа) вдохновляют королей:

Так воспели музы, живущие на Олимпе, девять дочерей, рожденных от великого Зевса: Клио, и Эвтерпа, и Талия, и Мельпомена, и Терпсихора, и Эрато, и Полигимния, и Урания, и Каллиопа. Она самая важная из них, потому что обслуживает почитаемых королей. Они льют медовую росу на язык любого из царей, которых лелеет Зевс, которого они, дочери великого Зевса, чтят и благосклонно взирают на его рождение; и из уст его текут слова, сладкие, как мед. Все люди смотрят на него с уважением, поскольку он справедливо беспристрастно вершит правосудие; и вскоре, говоря с уверенностью и знанием, он заканчивал даже самые большие споры. Именно для этой цели существуют мудрые цари, чтобы легко разрешать споры между людьми, причиняющими друг другу вред в своих делах, добиваясь справедливого возмездия мягким убеждением.Когда он проходит через город, его встречают с медовым почтением, как бога, и он бросается в глаза в любом собрании. Такова природа святого дара, который музы даруют смертным. (74–93)

От Муз и Аполлона приходят на землю певцы и лирники, а от Зевса происходят короли. Блажен, кого любят музы. Сладок звук слов, исходящих из его уст. Ибо если у кого-нибудь в душе свежая скорбь и смущенное сердце иссохнет от печали, и тогда певец, слуга Муз, поет гимн о славных деяниях, совершенных людьми древности, и о блаженных богах, обитающих на Олимпе, , скоро тот, кто в беде, забывает свои беды и не помнит ни одной из своих бед, которые были так быстро рассеяны этим даром песни, дарованным богинями. (94–103)

Внимание Гесиода к Музам пропитано религиозной аурой боговдохновенного откровения. Когда он начинает генезис, Гесиод призывает муз для вдохновения.

Радуйся, дочери Зевса. Подари мне заманчивую песню. Прославьте святой род бессмертных богов, существующих вечно, тех, кто родился от Земли (Ге) и звездного Неба (Уран), и тех, кто из темной Ночи, и тех, кого вскормило соленое Море (Понт). Расскажи, как в начале возникли боги и Земля (Гея), и реки, и бескрайнее море с его бушующим прибоем, и сияющие звезды, и широкая твердь вверху, и рожденные от них боги, податели благ, и как они разделили свое богатство и то, как они разделили свои почести, а также то, как они в первую очередь заняли Олимп с его многочисленными расселинами.Вы, музы, у которых дома на Олимпе, откройте мне эти вещи и расскажите с самого начала, какие из них возникли первыми. (104–115)

Гесиод продолжает рассказывать правду, которую открыли ему музы:

Истинно, прежде всех возник Хаос, но потом Гея, широкогрудая, прочная основа всего навеки, и темный Тартар в глубине широкой земли, и Эрос, прекраснейший из всех бессмертных богов, развязывающий члены и преодолевает суждение и мудрый совет в груди богов и всех людей. Из Хаоса возникли Эреб [мрак Тартара] и черная Ночь; но от Ночи родились Эфир [верхняя атмосфера] и День, которых Ночь родила, когда забеременела после любовного слияния с Эребом. (116–125)

Гея впервые породила звездного Урана, равного себе, чтобы он мог полностью окружить и покрыть ее и быть надежным домом для благословенных богов навеки. И она породила высокие горные хребты, очаровательные пристанища божественных нимф, населяющих холмы и долины.И родила она без сладкого союза любви Понт, бесплодную пучину, с его бушующим прибоем. (126–132)

Но тогда Гея легла с Ураном и родила глубоководной Океан, и [титанов, а именно] Коуса, и Крия, и Гипериона, и Япета, и Тейю, и Рею, и Фемиду, и Мнемозину, и златовенценосную Фиву , и прекрасная Тетис. После них она родила коварного Кроноса, самого младшего и самого ужасного из ее детей, и он ненавидел своего похотливого отца. (132–138)

Более того, она родила Циклопов, дерзких сердцем, Бронтеса («Гром») и Стеропа («Молнию») и смелого Аргеса («Яркого»), который сотворил и дал Зевсу свой удар грома и молнии. У них был только один глаз, посаженный посреди лба, но во всем остальном они были подобны богам. Они получили прозвище циклопы («круглоглазые»), потому что у них на лбу располагался единственный круглый глаз. Мощь, сила и мастерство были в их делах. (139–146)

В свою очередь, Гея и Уран были родителями трех других сыновей, великих и невыразимо жестоких, Котта, Бриарея и Гиеса, надменных детей. Сотни непобедимых рук и ладоней выросли из их плеч, а также из их плеч выросли пятьдесят голов, поддерживаемых их крепкими конечностями.Непобедимой была мощная сила этих могучих скитальцев. Из всех детей, которых произвели на свет Гея и Уран, эти были самыми ужасными, и их отец с самого начала ненавидел их. (147–156)

Кастрация Урана

При рождении каждого из своих детей Уран скрывал их всех в недрах Ге и не позволял им выйти на свет. И он наслаждался своей нечестивостью. Но огромная Земля в своей нужде застонала внутри и задумала хитрый и злой план. Она тотчас создала серый адамант, вылепила большой серп и доверилась своим милым детям. Скорбя в сердце своем, она призывала их следующим образом: «Дети мои, рожденные от самонадеянного отца, если вы желаете повиноваться, мы накажем его злую дерзость. Ибо он первый задумал постыдные поступки». (156–166)

Так она говорила. Страх охватил их всех, и ни один не ответил. Но великий и коварный Кронос набрался смелости и сказал своей милой матери: «Я возьмусь и совершу дело, так как мне нет дела до нашего гнусного отца.Ибо он первый задумал постыдные поступки». (167–172)

Так он говорил. И огромная Земля возрадовалась в сердце своём. Она спрятала его в засаде и дала ему в руки серп с зазубренными зубьями и раскрыла ему весь заговор. Великий Уран явился ведущим ночью и, желая любви, лег на Ге, полностью распростершись над ней. А его сын из засады протянул левую руку, а правой ухватился за огромный серп с зазубренными зубьями и стремительно отсек гениталии родного дорогого отца и бросил их так, что они упали за его спину. И не зря они выпали из его рук. Земля приняла все кровавые капли, упавшие на землю, и в течение времен года породила сильных Эриний и могучих великанов (сияющих в своих доспехах и несущих в руках длинные копья) и нимф ясеневых деревьев (называемых на широкой земле Мелиями). (173–187)

Рождение Афродиты:

Когда он впервые отрезал гениталии адамантом и бросил их с суши в бушующее море, они долго несли по глубине.И поднялась белая пена от бессмертной плоти, и в ней выросла дева. Сначала она была доставлена ​​на святую Киферу, а оттуда пришла на опоясанный морем Кипр. И вышла она грозной и прекрасной богиней, и трава поднялась под ее стройными ногами. (188–195)

Боги и люди называют ее Афродитой, и пенорожденной богиней, потому что она росла среди пены (афрос), и Кифереей прекрасной короны, потому что она пришла к Китере, и Кипрогеном, потому что она возникла на Кипре, омываемом волнами.Она также называется Филоммед (любящая гениталии), потому что она возникла из гениталий. Эрос сопровождал ее, и прекрасное желание преследовало ее, когда она родилась и впервые вошла в общество богов. С самого начала она имеет эту честь, и среди людей и бессмертных богов она завоевывает как должное шепот девушек, улыбки, обман, сладкое удовольствие и нежную деликатность любви. (195–206)

Гесиод продолжает список творения, начиная с потомков Ночи (207–452), пока не доходит до своего рассказа о том, как Кронос соединился со своей сестрой Реей, которая родила Гестию, Деметру, Геру, Аида, Посейдона и Зевс.Кронос пожрал всех этих детей, кроме Зевса, как продолжает рассказывать Гесиод:

Великий Кронос проглатывал своих детей, когда каждый из них выходил из чрева на колени своей святой матери, с намерением, чтобы ни один из прославленных потомков Урана не обладал царской властью среди бессмертных. Ибо он узнал от Ге и звездного Урана, что ему суждено быть побежденным собственным ребенком. И потому он бодрствовал и, затаившись в засаде, проглатывал своих детей. (459–467)

Глубокая и непрекращающаяся скорбь охватила Рею, и когда она собиралась родить Зевса, отца богов и людей, тогда она умоляла своих родителей, Ге и звездного Урана, спланировать с ней, как она могла бы родить своего ребенка в тайна и как мстительная ярость ее отца, Урана, и ее детей, которых проглотил великий Кронос из лукавого совета, могла отомстить.И они с готовностью выслушали свою милую дочь и убедились, и они посоветовали ей обо всем, что суждено было случиться Кроносу и его мужественному сыну. И они отправили ее в город Ликт в богатой земле Крита, когда она собиралась родить младшего из своих детей, великого Зевса. И обширный Ге принял его от нее на широком Крите, чтобы вскармливать и взращивать. (467–480)

Унеся его из Ликта, Ге первым прошел через стремительную черную ночь к горе Дикте. И, взяв его на руки, спрятала его в глубокой пещере в недрах святой земли на густо заросшей горе.И она завернула большой камень в детские покрывала и дала его сыну Урана, который в то время был великим правителем и царем богов. Потом взял его в руки, бедняга, и вонзил себе в живот. Он не знал в своем сердце, что остался позади, на месте камня, его сын непобедимый и безопасный, который вскоре должен был победить его и лишить его власти и править среди бессмертных. (481–491)

Гесиод рассказывает о том, как Крон, набравшийся силы и могущества, был обманут Геей, чтобы вырастить его потомство, которое он проглотил, сначала извергнув камень, который он проглотил последним.Этот камень он поместил в Пифоне (Дельфы) как чудесный памятник смертным. Затем он продолжает с Прометеем и его конфликтом с Зевсом, с человеческим родом как пешкой в ​​этом гигантском столкновении божественных воль. Он начинает с рождения Прометея и объясняет, как Прометей обманул Зевса:

Япет увел с собой девушку Климену, океаниду, и они легли вместе в одну постель; и она родила ему ребенка, мужественного Атласа; она также родила Менетия, очень известного, хитрого и умного Прометея, и Эпиметея, который ошибался в суждениях и с самого начала был злом для смертных, работающих за свой хлеб. Ибо он первый принял от Зевса созданную им деву. Дальновидный Зевс поразил надменного Менетия своими тлеющими стрелами и поверг его в Эреб за самонадеянность и непомерную гордыню. Атлас стоит и держит широкое небо головой и неутомимыми руками силой необходимости на краю земли, и в глазах ясноголосых Гесперид; эту судьбу уготовил ему Зевс в своей мудрости. (507–520)

И Зевс связал коварного и коварного Прометея крепкими и неизбежными узами, пронзив его стрелу через середину; и поднял против него длиннокрылого орла, который поедал его бессмертную печень.Но все, что длиннокрылая птица съест за весь день, полностью восстановится в равной мере за ночь. Геракл, могучий сын Алкмены прекрасной лодыжки, убил его и избавил сына Япета от этой злой чумы и освободил его от страданий, не против воли Зевса Олимпийского, правящего с высоты, так что слава Фиванского Рожденный Гераклом может быть еще более великим, чем прежде, на изобильной земле. Таким образом, он почтил своего знаменитого сына этим знаком чести. Хотя он был в ярости, могущественный сын Кроноса отказался от гнева, который он держал ранее, потому что Прометей сопоставил его остроумие против него. (521–534)

Ибо, когда боги и смертные поссорились в Меконе, тогда Прометей с проницательным умом разделил большого быка и расставил куски, пытаясь обмануть разум Зевса. Для одной группы в споре он положил мясо и жирные и жирные внутренности на шкуру и завернул все это в брюшко быка; для другой группы он расположил и разложил с хитрым искусством белые кости быка, обернув их белым жиром.(535–541)

Тогда отец богов и людей сказал ему: «Сын Япета, самый прославленный из всех лордов, мой прекрасный друг, как пристрастно было твое разделение частей!» Так Зевс, чья мудрость бессмертна, говорил с насмешкой. Хитрый Прометей ответил с нежной улыбкой, так как не забыл своего лукавого трюка. «Преславнейший Зевс, величайший из богов, существующих вечно, выбери того из двух, кого позовет твое сердце в твоей груди». Он говорил с лукавым намерением. (542–550)

Но Зевс, чья мудрость бессмертна, знал и не был в неведении об уловке.И предвидел он в сердце своем зло для смертных, которое совершится. Он взял обеими руками свой белый жир, и возмутился ум его, и гнев овладел его сердцем, когда он увидел белые кости быка, сложенные с хитрым искусством. По этой причине человеческие расы на земле сжигают белые кости для бессмертных на жертвенных алтарях. (550–557)

Зевс-собиратель облаков сильно разгневался и сказал ему: «Сын Иапета, мой прекрасный друг, знающий мысли, которые превосходят все мысли, так что ты тогда еще не забыл своего лукавого искусства.Так говорил в гневе Зевс, чья мудрость бессмертна. С этого времени он всегда помнил обман и не давал силы неутомимого огня из ясеней смертным, живущим на земле. (558–564)

Но благородный сын Япета обманул его, украв в полом стебле укропа отблеск неутомимого огня, что виден издалека. Зевс-громовержец был уязвлен до глубины своего существа и разгневан в сердце своем, когда увидел среди смертных отблеск огня, видимый издалека. (565–569)

Далее Гесиод описывает ужасные последствия гнева Зевса на Прометея за кражу огня, т.е.э., создание Пандоры:

Немедленно он изобрел зло для смертных в воздаяние за огонь. Знаменитый хромой бог Гефест вылепил из земли подобие скромной девы по воле сына Кроноса. Ясноокая Афина одела и облекла ее в серебряные одежды и возложила руками на голову расшитое покрывало, дивное на вид. А Афина-Паллада возложила вокруг своей головы прекрасные гирлянды из распустившихся цветов и зелени. И возложила она на голову золотую корону, которую сделал сам знаменитый хромой бог, вылепив ее своими руками в милость своему отцу Зевсу.Он нарисовал на нем много замысловатых деталей, дивных на вид, о бесчисленных животных, которых кормят суша и море; многих он запечатлел на нем, удивительных созданий, как живых существ с голосами; и его сияющая красота сияла в изобилии. (570–584)

Когда он сотворил прекрасное зло в награду за благословение огня, он вывел ее туда, где были другие боги и смертные, ликуя в одеянии, подаренном блестящей дочерью могучего отца. Изумление охватило бессмертных богов и смертных, когда они увидели чистую уловку, от которой люди не могли убежать.Ибо от нее род женского пола, губительные племена женщин, великая скорбь, живущие со смертными мужчинами, помощницами не в разорительной бедности, а в чрезмерном богатстве, как когда в нависающих ульях пчелы кормят трутней, заговорщиков в злые дела; пчелы каждый день, все время до захода солнца, заняты и откладывают белые соты, а трутни остаются в закрытых ульях и собирают чужой труд в свое брюхо. Таким же образом громогласный Зевс создал женщин, заговорщиц в мучительных делах, для смертных мужчин.(585–602)

Он также придумал второе зло в качестве возмездия за благословение огня; кто бежит от брака и тягостных дел женщин и не хочет жениться, приходит к разорительной старости, лишенной заботы о нем. Он не испытывает недостатка в средствах к существованию при жизни, но после его смерти наследство делят дальние родственники. И опять же, даже тому, кому выпадает на долю судьба приобрести хорошую и подходящую жену в браке, зло постоянно борется с добром в течение всей его жизни. Тот, кто рождает озорных детей, живет с постоянной печалью в груди; в сердце и душе зло неизлечимо. Таким образом, невозможно ни выйти за пределы воли Зевса, ни обмануть его. Ибо даже добрый Прометей, сын Япета, не вырвался из-под его тяжелого гнева, и великая неволя крепко держала его, хотя он был очень умен. (602–616)

Гесиод рассказал, как обманом заставили Кроноса вырастить своих детей и камень, который его обманом заставили проглотить вместо своего сына Зевса.Когда Зевс достиг зрелости, он начал войну против своего отца со своими изгнанными братьями и сестрами в качестве союзников: Гестией, Деметрой, Герой, Аидом и Посейдоном. В союзе с ним также были гекатонхейры и циклопы, ибо он освободил их из глубин земли, где их заточил их отец Уран. Гекатонхейры были бесценны в метании камней с их ловкостью сотни рук, а циклопы выковали для него его могучий гром и молнию.

С другой стороны, в союзе с Кроносом, были Титаны — за важным исключением Фемиды и ее сына Прометея, оба из которых были в союзе с Зевсом. Атлас, брат Прометея, был важным лидером на стороне Кроноса.

Эта битва (Титаномахия) имела эпические масштабы, Зевс сражался с горы Олимп, Кронос с горы Отрис. Говорят, что борьба длилась десять лет. Отрывок из Гесиода передает масштабы и жестокость конфликта:

Бескрайнее море гулко отозвалось, земля огласилась великим ревом, широкое небо задрожало и застонало, и высокий Олимп сотрясся от своего основания от натиска бессмертных; толчки были сильными и быстрыми и с ужасным грохотом бесконечной погони и могучих орудий достигли мрачного Тартара.(678–683)

Так они метали друг в друга свое смертоносное оружие. Крики обеих сторон, когда они кричали, достигали звездного неба, ибо они слились в великом шуме. Тогда Зевс уже не сдерживал своей мощи, но теперь тотчас сердце его наполнилось силой, и он ясно показал всю свою силу. Он явился прямо с небес и Олимпа, швыряя вечные молнии, и молнии со вспышками и громом вылетали последовательно из его крепкой руки с густым вихрем священного пламени. Земля, подательница жизни, ревела, повсюду пылала, и со всех сторон громадные леса громко трещали огнем. Вся земля кипела, а также потоки Океана и бесплодное море. Горячий взрыв поглотил земных титанов, и бесконечное пламя достигло божественного эфира; сверкающий блеск грома и молнии ослеплял глаза даже сильных. Невыразимый жар овладел Хаосом. (684–700)

Зрелище, видимое глазами, и звук, слышимый ушами, были, как если бы земля и широкое небо вверху столкнулись; ибо шум, когда боги встретились друг с другом в борьбе, был столь же велик, как грохот, который возник бы, если бы земля была раздавлена ​​небом, падающим на нее сверху.Ветры смешали сумятицу дрожи, пыли, грома и сверкающих молний (стрел великого Зевса) и разнесли шум и крики в середину обеих сторон. Поднялся ужасающий шум страшной борьбы, и мощь их деяний проявилась. Они нападали друг на друга и безжалостно сражались в могучих столкновениях, пока битва не была решена. (700–712)

Гекатонхейры (Котт, Бриарей и Гиес), ненасытные битвами, были среди первых, кто разжег ожесточенную борьбу; швырнули они триста камней, один за другим, из своих верных рук и накрыли титанов облаком метательных снарядов и низвели их далеко под широкие пути земли в Тартар и связали их суровыми узами, покорив их своим руки, хотя и были велики духом. Расстояние от земли до мрачного Тартара так же велико, как расстояние неба от земли. (713–721)

Другая угроза, с которой пришлось столкнуться Зевсу, исходила от гигантов, которых произвела Земля, чтобы бросить вызов новому порядку богов, или которые родились, когда кровь от увечья Урана упала на землю; эти чудовищные существа называются Гегенейс, что означает «земнорожденные».

В этой битве (Гигантомахия) одним из самых злобных чудовищ, противостоявших Зевсу, был дракон Тифей (или Тифаон, или Тифон).Иногда он присоединяется к другим в их битве с богами или может сражаться в одиночку, как в рассказе Гесиода:

Когда Зевс изгнал титанов с небес, огромная Гея произвела на свет младшего из своих детей благодаря любви к Тартару и помощи золотой Афродиты. Руки могучего бога были сильны в любом начинании, а ноги неутомимы. Из плеч этого страшного дракона выросла сотня змеиных голов, мелькая своими темными языками; огонь пылал из глаз под бровями всех ужасных голов, и пламя горело, когда он смотрел. Во всех страшных головах голоса издавали всевозможные удивительные звуки; ибо одно время он говорил так, что его понимали боги, другое время его крики были криками гордого быка, ревущего в своей непобедимой мощи; то он производил безжалостный рык храброго льва, то его визг был подобен щенячьему лаю, дивному слуху, то он шипел; и громадные горы звучали эхом. (820–835)

Ныне в тот день его рождения свершилось бы непоправимое дело, и стал бы он владыкой смертных и бессмертных, если бы отец богов и людей не обратил скорого внимания и не прогремел громко и яростно; Земля звучала ужасно со всех сторон, а также широкое небо вверху, море, потоки Океана и глубины Тартара.Великий Олимп задрожал под бессмертными ногами владыки, когда он поднялся, и земля издала стон. Жгучий жар от них обоих, с громом и молниями, палящими ветрами и огненными стрелами, устремился вниз, чтобы охватить темное море. Вся земля кипела, и небо, и бездна; и огромные волны хлынули вокруг и вокруг берегов от натиска бессмертных, и началось землетрясение, которое не прекращалось. Аид, властвующий над мёртвыми внизу, сотрясался, как и Титаны, союзники Кроноса, на дне Тартара, от нескончаемого грохота и ужасающей борьбы.(836–852)

Когда Зевс поднял оружие своего могущества, гром и молнию и пылающие стрелы, он прыгнул с Олимпа и ударил, и разнес во все стороны дивные головы страшного чудовища. Когда он избил его ударами, он швырнул его вниз, покалечил, и застонала огромная земля. Пламя вспыхнуло от бога, когда он был поражен болтами в ущельях темной скалистой горы, где он был поражен. Большая часть необъятной земли была сожжена безмерным пожаром и расплавилась, как олово, нагретое мастерством ремесленников в открытых тиглях, или как железо, которое, хотя и является самым твердым из всех, размягчается пылающим огнем и плавится в божественной земле благодаря искусству Гефест.Так земля расплавилась в пламени полыхающего огня. И Зевс в ярости гнева своего швырнул его в широкий Тартар. (853–868)

От Тифея возникают ветры, дующие могучие дожди; но не Нотус, Борей и Зефир, приносящие хорошую погоду, ибо они произошли от богов и приносят великую пользу смертным. Но другие от Тифея дуют над морем наугад; некоторые падают в темную бездну и причиняют большой вред смертным, бушуя своими злыми порывами. Они дуют туда и сюда, разбрасывают корабли и уничтожают моряков.У тех, кто встречает их в море, нет защиты от их зла. Иные, дующие над бескрайней цветущей землей, уничтожают прекрасные творения смертных, рожденных на земле, наполняя их пылью и суровым смятением. (869–880)

И вот, после победы олимпийцев над титанами, боги, по совету Геи, призвали Зевса стать их царем и правителем, и он разделил между ними почести и власть. Последний раздел Теогонии представляет собой расширенный каталог (со списками, как правило, краткими), начиная с Зевса и его многочисленных супруг и их потомков.Вот один из немногих более развернутых рассказов, в котором Гесиод рассказывает об очень важном рождении Афины.

Зевс, царь богов, сначала взял себе в жены Метиду [«мудрость»], которая действительно была очень мудрой как среди богов, так и среди смертных. Но когда она собиралась родить ясноокую богиню Афину, то Зевс вероломно обманул ее льстивыми словами и проглотил ее в свое чрево по мудрым наущениям Геи и звездного Урана. Эти двое дали Зевсу этот совет, чтобы никакой другой из вечных богов не мог править как царь вместо него.Ибо Метиде суждено было родить исключительных детей: сначала зоркую деву Афину, Тритогенею, равную отцу силой и добрым советом, а затем ей предстояло родить сына неукротимого духа, который станет царем как боги, так и смертные. (886–898)

История музыкального инструмента в небе

Созвездие Лиры: история музыкального инструмента в небе

Если вы увлечены астрономией или астрологией , вы наверняка слышали и пытались распознать некоторые из самых важных созвездия, которые оживляют ночное небо, такие как Большая Медведица и Пояс Ориона .

Но задумывались ли вы когда-нибудь, есть ли на небе созвездий, изображающих музыкальные инструменты ?

И если да, то задумывались ли вы когда-нибудь о , почему музыкальный инструмент может считаться в данной культуре настолько важным, что представляет собой созвездие?

Что ж, сегодня я хочу удивить вас, углубившись в детали того, что мы можем определить как единственный пример музыкального созвездия.

Я имею в виду созвездие Лиры , которое находится в северной части неба и является одним из 48 созвездий, перечисленных Птолемеем , астрономом 2-го века.

Фото Алессандро Сандруччи CC BY-NC-ND 2.0

Что представляет созвездие Лиры ? Какова его история ?

Созвездие Лиры получило свое название от Лиры, струнного музыкального инструмента, имевшего широкое распространение в Древней Греции .

Лира связана с мифом об Орфее , греческом поэте и музыканте.

В этой статье я объясню связь между созвездием Лиры, мифом об Орфее и Эвридике и значением Лиры в греческой культуре.

И не только это: вас ждет целая серия из интересных фактов об этом маленьком, но ярком музыкальном созвездии.

Готовы ли вы к этому приключению?

Начнем!

 

Лира Орфея

По одной из версий мифа, Орфей родился во Фракии и был сыном Аполлона , бога солнца и музы Каллиопы .

Аполлон подарил своему сыну лиру и научил его играть на ней, а Каллиопа обучила его искусству поэзии.

Лира была построена и подарена Аполлону Гермесом , который использовал панцирь черепахи и семь нитей овечьей кишки, то же число, что и Плеяды , а именно семь дочерей Атласа , увековеченных в небе Зевс за их мудрость и спасение их от сетей охотника Орион .

Эта фотография поможет вам понять, как делается лира:

Фото Эджисто Сани CC BY 2.0

Считается, что лира Гермеса была произведена первой.

Но почему Гермес подарил свою Лиру Аполлону?

Согласно греческой мифологии , Гермес отдал музыкальный инструмент Аполлону, потому что тот украл часть его скота.

Аполлон, разгневанный и озлобленный случившимся, идет к Гермесу с намерением вернуть то, что у него отобрали.

Но как только он услышал чарующий звук лиры, он предложил следующую сделку: Гермес мог бы оставить себе скот, но должен был отдать инструмент Аполлону взамен.

Итак, в свою очередь, Аполлон, бог Солнца, подарил лиру Орфею, который играл на ней для сопровождения своих песен.

 

Лира и ее магические силы

Музыка, лившаяся из лиры Орфея, была так прекрасна, что могла очаровать любого человека и все неодушевленное.

Говорят, что звук его лиры в сочетании с вокалом Орфея обладал силой успокаивать свирепых животных, двигать камни, раскачивать деревья, а также умиротворять измученные души людей .

Фото Эрика Килби CC BY-SA 2.0

Однако не только лира Орфея обладала «магической силой».

Также есть параллели с лирой Амфиона , которая, согласно греческому мифу, также могла умилостивлять свирепых зверей и взаимодействовать с предметами.

На самом деле, благодаря лире, Амфион смог без особых усилий таскать камни с горы Цитрон и строить стены Фив .

Чтобы узнать больше об этом мифе, взгляните на специальную статью: « Лира Амфиона: миф и музыкальная иконография ».

 

Миф об Орфее и аргонавтах.

Орфей в этом случае дал многочисленные доказательства непобедимой силы своего искусства, несколько раз спасая своих товарищей.

На самом деле, во время плавания они услышали неотразимое и завораживающее пение сирен , и ему удалось спасти аргонавтов, перебивая пение сирен сладкими мелодиями, издаваемыми его инструментом.

Все это заставляет задуматься о красоте звучания лиры, но не только.

Это заставляет нас еще лучше понять, как лира была для греков символом равновесия, возвышения души и светоносной силы, способной направлять человека в его ежедневной борьбе с темными силами и хаосом природы .

 

Что скрывается за мифом о созвездии Лиры?

Как я упоминал ранее, миф о созвездии Лиры связан с историей Орфея и Эвридики .

Согласно мифу, Орфей влюбился в нимфу Эвридику и попросил ее выйти за него замуж.

Но их брак был окутан трагедией, так как в день свадьбы пастух Аристео решил преследовать Эвридику, чтобы признаться ей в любви.

Испуганная и недоверчивая Эвридика не стала терять ни минуты и убежала, но в ужасе не сознавала, что наступила ногой на убившую ее змею.

Орфей, терзаемый болью, стал играть на лире, чтобы растрогать богов, которые предложили ему отправиться в подземный мир и вернуть к жизни Эвридику.

С помощью своей лиры и возвышенных мелодий Орфею удалось переместить Аида и его жену Персефону, которые приняли его просьбу об освобождении Эвридики, но с одним условием:

Эвридика покинула бы подземный мир и вернулась бы к жизни только , и только если бы Орфей сопротивлялся искушению обернуться, чтобы посмотреть на свою дорогую жену, пока они не достигли света внешнего мира.

Фото Lluís Ribes Mateu CC BY-NC 2.0

К сожалению, Орфею не удалось выполнить оговоренное условие и, прежде чем Эвридика сделала последний шаг к высшему миру, он повернулся, чтобы посмотреть на нее.

Непреодолимое желание встретиться взглядом с любимой женщиной взяло верх, и он обнаружил, что испытывает невиданную боль: он терял ее дважды и на этот раз навсегда.

Побежденный и обескураженный из-за того, что ему не удалось осуществить свое намерение, Орфей провел остаток своей жизни, играя на лире, скитаясь по полям, и, хотя он был очень желанным для других женщин, он решил отказаться от предложений руки и сердца, которые ему делали. .

 

Смерть Орфея: две версии мифа

На данный момент мы сталкиваемся с двумя разными версиями конца этого мифа.

Согласно первой версии, принадлежавшей Эратосфену , Орфей имел значительное уважение к Аполлону, богу солнца, и пренебрегал совершением жертвоприношений в честь Диониса.

Известно, что Орфей считал Аполлона высшим божеством и что он часто ждал рассвета на горе Пангео для того, чтобы первым приветствовать Солнце своими песнями и мелодиями .

Дионис , раздосадованный этим, не смирился с его равнодушием и решил послать к Орфею своих последователей, чтобы убить его и растерзать.

Вторая версия мифа, однако, принадлежащая Овидию , рассказывает, что именно женщины ( Вакханки ), неоднократно отвергаемые Орфеем, убили его, бросив в него камни.

Фото Вольфа Г. CC BY-NC-ND 2.0

Он пытался использовать свою музыку, чтобы очаровать их и заставить их остановиться, но их шум взял верх над мелодией, издаваемой лирой Орфея.

Итак, он был убит, а его лира была брошена в реку вместе с остальным телом .

 

Кто поднял лиру в небо и почему выбор пал именно на этот инструмент?

Одна из версий мифа гласит, что Зевс поместил лиру Орфея на небеса .

Многим людям любопытно узнать связь между созвездием Лиры и Историей Орла .

Эта корреляция обусловлена ​​тем фактом, что Зевс послал орла взять брошенную вдоль реки лиру, а затем решил поместить их обоих в небо .

Photo by Chaouki CC BY-SA 2.0

Музы, с другой стороны, собрали останки тела Орфея, чтобы похоронить их под горой Олимп.

А вот так на небе изобразили музыкальный инструмент!

Все это подчеркивает важность этого инструмента для греков.

В Греции искусство игры на лире практиковалось аристократами и считалось лучшим способом воспитать гражданственность, поскольку позволяло сочетать инструментальную музыку с пением поэтических текстов .

Но прежде всего потому, что песенная поэзия обладала силой просветлять человеческие умы, в отличие от музыки, издаваемой флейтами и барабанами, которая считалась «преступной», дикой и ассоциировалась с темными силами .

Вот почему среди всех инструментов, которые можно было разместить на небе, греки выбрали Лиру.

И, скорее всего, вас больше не удивит, что в созвездии Лиры находится Вега , пятая по яркости звезда на небе и вторая по яркости в Северном полушарии.

Фото Стивена Рана Общественное достояние

Вега была определена астрономами как самая важная звезда после Солнца и по-арабски означает « Орел, атакующий ».

Таким образом греки почти наверняка хотели передать очень ясное сообщение:

Как Вега освещала их ночи, так и Лира освещала человеческие умы .

 

Несколько интересных фактов о символическом значении созвездия Лиры

Ранее я рассказывал вам о связи между созвездием Лиры и историей орла .

Однако я хочу объяснить вам еще один важный аспект:

Созвездие Лиры изображалось в виде орла, держащего в крыльях или клюве лиру Орфея .

Его часто называли « Cadens » или « Vultur Cadens », что буквально означает « Falling Eagle ».

Перемещаясь в Уэльс , однако, созвездие Лиры известно как Арфа короля Артура , в то время как в других культурах оно называется Арфа короля Давида.

Среди важнейших звезд созвездия Лиры, помимо Веги, мы находим еще « Шелиак », от арабского « арфа ».

Хотя многие называют созвездие Лиры созвездием арфы, эти два инструмента отличаются друг от друга .

Вот изображение с изображением арфы:

Фото Джоконды Бикман CC BY-NC-ND 2.0

На этом снимке видно, что при этом лира построена, как мы уже говорили, из панциря черепахи и двух рогов животных , арфа сделана из цельного деревянного ствола.

Еще одна звезда, содержащаяся в Лире, называется « Сулафат », что на арабском языке означает черепаха , чей панцирь использовался в качестве звукового ящика Лиры.

Тем не менее, многие люди задают себе еще один вопрос:

Что означает Лира в астрологии?

Согласно Птолемею, созвездие Лиры имеет некоторые общие черты с Венерой и Меркурием :

умственная утонченность, доброта и ум .

Мы находим другие астрологические качества, приписываемые этому созвездию, такие как поэтический, гармоничный характер и сильная склонность к музыке.

Так совпало, что все эти добродетели отражают фигуру Орфея .

Лира — Энциклопедия всемирной истории

Лира — струнный музыкальный инструмент, на котором играли древние греки, и, вероятно, самый важный и известный инструмент в греческом мире. Он был тесно связан с другими струнными инструментами: челис , сделанный из панциря черепахи, четырехструнный форминкс и семиструнный кифара .

Греческие лиры в мифологии

В греческой мифологии все четыре инструмента часто называются взаимозаменяемыми в различных мифах, и их изобретение обычно приписывается Гермесу. Бог-посланник сделал инструмент из панциря черепахи, кишок и тростника, главным образом, чтобы помочь ему украсть 50 призовых голов крупного рогатого скота из священного стада Аполлона. Аполлон обнаружил кражу и был успокоен только тем, что Гермес предложил лиру. Аполлон с этого момента стал считаться игроком на лире.Аполлон также научил другого великого мифического музыканта, Орфея, играть на инструменте, который впоследствии стал его эмблемой. Считалось, что Орфей был фракийцем, что помогло укрепить веру в то, что лира возникла там. Однако изобретение семиструнной версии лиры приписывают Терпандеру с Лесбоса. Другие мифические фигуры, часто встречающиеся с лирой, включают Эроса и Муз.

На древней лире играли либо отдельно, либо в сопровождении пения или лирической поэзии.

Лира Материалы и дизайн

Струнный инструмент обычно имел две фиксированные стойки ( pecheis ) или рожки ( kerata ) и перекладину ( zygos ) с колками ( kollopes ) из бронзы, дерева, слоновой кости или кости. Семь струн ( neurai или chordai ) одинаковой длины, но разной толщины (обычно из овечьей кишки), натянутых между перекладиной и фиксированным струнодержателем ( chordotonon ), на которых играли, играя или перещипывая вручную, обычно с помощью плектр из дерева, слоновой кости или металла.На нем играли сидя или стоя, инструмент держали в руке и иногда поддерживали ремнем для переноски, надетым через плечо игрока. Большинство музыкантов, игравших на лире, были мужчинами, но на некоторых изображениях в искусстве, в первую очередь на глиняных танцорах из минойского Палаикастро (1420–1300 гг. до н. э.), действительно изображена играющая на лире женщина. Конечно, музыканты пользовались особым статусом, поскольку их отличительный костюм в виде длинного платья на греческих художественных выставках. Кроме того, минойские иероглифы имели уникальный символ для музыкантов, а табличка с линейным письмом Б из Фив (1250–1200 гг. до н. э.) упоминает исполнителей на лире как сотрудников микенского дворцового персонала.

На лире играли либо отдельно, либо в сопровождении пения или лирической поэзии во всех случаях, таких как официальные банкеты, симпозиумы (частные попойки), религиозные церемонии, похороны и музыкальные соревнования, такие как проводимые в великие праздники Панафания, Пифия и Карнея.

Лиры в греческом искусстве

Греческие лиры часто изображаются во всех формах греческого искусства, а самые ранние образцы относятся к среднему бронзовому веку (ок. 2000 г. до н.э.) в кикладской и минойской цивилизациях. В Акротири на Тере фреска изображает маленькую треугольную лиру, на которой играет синяя обезьяна. В Кноссе на Крите маленькая алебастровая лира украшена головами лебедя на каждой руке инструмента. Чуть позже, через Эгейское море в 14 веке до нашей эры, у лир появляются S-образные дужки, и они часто украшаются водоплавающими птицами. Лиры также использовались в качестве декоративных мотивов на позднеминойской керамике. На саркофаге из Святой Триады изображена семиструнная лира, на настенной росписи из микенского Пилоса изображена пятиструнная лира, а на кратере из Тиринфа изображена трехструнная версия.Фрагменты лир, украшенные орнаментом из слоновой кости, сохранились из Микен. Лиры часто появляются на более поздней греческой керамике — геометрической, красно- и чернофигурной — с 8 века до нашей эры. Интересно, что все лирники, изображенные в греческом искусстве, — правши.

Серебряный статер Calymna

Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

Сохранился резонатор в виде черепахи V века до нашей эры, а также колки для настройки VI века до нашей эры. Сохранилось несколько резных фигурок из дужек лир, в частности инкрустированный слоновой костью юноша с Самоса (ок.7 век до н.э.) и женщина со сфинксом и лебедем из ок. 600 г. до н.э. Полные лиры сохранились с эллинистического периода, ярким примером является бронзовая лира с кораблекрушения Антикитера.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

Лиры в греческой культуре

Музыка, и особенно игра на лире, была неотъемлемой частью греческого образования. Даже мифические персонажи пользовались преимуществами музыкального образования; например, Ахиллеса научил играть на лире мудрый кентавр Хирон.Платон считал только лиру или кифару подходящими инструментами для музыкального образования.

Несколько греческих городов-государств ( poleis ) также использовали изображение лиры на своих монетах. Например, серебряный статер из Калимны в Карии (600–550 гг. до н. э.) имел на обратной стороне лиру из панциря черепахи. Неудивительно, учитывая ее связь с Аполлоном, что на реверсе серебряной драхмы Делоса в VI веке до нашей эры была изображена лира. Монеты Коса со 2 по 1 век до н.э. имели голову Аполлона на аверсе и пятиструнную лиру на реверсе.В тот же период на монетах Феспий, где был храм, посвященный Аполлону, а другой — Музам, на оборотной стороне была изображена трехструнная лира.

Перед публикацией эта статья прошла проверку на точность, надежность и соответствие академическим стандартам.

Муза Аполлона — Кэндис (Лира) II

*На фото « супер красивый парень в блестящем золотом халате» 😉

                                                      ❄ ❄ ❄ ❄ ❄

Кэндис, свернувшись калачиком в пушистом халате, сидела на диване в гостиной с Розали. Они ели попкорн и смотрели, как Губка Боб порхает над гигантским 50-дюймовым телевизором, который ее отец купил по прихоти после своего последнего повышения. До Рождества оставалось всего несколько дней, и сладкий мерцающий аромат печенья с корицей и яблоками доносился до них. из кухни навеяло воспоминания о всех прошлых рождествах…

Папа в своем любимом вязаном свитере и этих огромных мокасинах, пока мы украшаем елку… Бранденбургские концерты Баха, играющие на аудиосистеме… Мама печет на кухне, всегда одно и то же печенье с корицей и эту амброзию, которую она называет марципаном… Обмакивая зефир в растопленный шоколад и дробленый арахис… Чулки на камине, подарки, сыплющиеся на очаг… Уют знакомое маленькое тело Розы, свернувшись калачиком в моем собственном, когда мы наблюдаем, как папа зажигает свечи на елке и поет рождественские гимны себе под нос, рокочущий богатый бас в гармонии с милым маминым альтом. .. поедание маминых угощений с кофейного столика, мы все вручаем подарки друг другу… 

Кэндис взглянула на Розали, ее большие карие глаза сосредоточились на оживленной желтой губке, которую в данный момент выпотрошил визжащий красный лобстер. Кэндис поцеловала сестру в макушку и закрыла глаза.

Так устал…

                                                      ❄ ❄ ❄ ❄ ❄

Золотой свет просочился сквозь рощу деревьев, танцующее одеяло тени скользило по траве.Она коснулась мягкого полотна своей белой туники и маленького лезвия в ножнах на поясе. Кожа под кончиками ее пальцев казалась теплой и знакомой, и она расширила поле зрения, наблюдая за происходящим вокруг, пока стояла в полумраке укрытия с пещерой за спиной.

Ее вены загудели от осознания, когда она увидела перепелов, снующих под лавром, собирающих опавшие ягоды, далекий свист ястреба, кружащего над головой, листья, шелестящие на теплом ветру.Слегка солоноватый привкус висел в воздухе, когда кролик выглянул из-под упавшего ствола древнего дерева, осматривая местность на предмет опасностей. Не найдя ничего, он весело поскакал по поляне и по мощеной дорожке; камни, когда-то тесно связанные, блестели темной терракотой, теперь давно забытой и покрытой лишайником и мхом. Она коснулась гравюры, изгибающейся вверх и над входом в пещеру слева от нее, и ее пальцы задрожали, когда древние символы загорелись под ее прикосновением.

«Οι Μούσες κρατούν στα χέρια τους τα μυστικά των ηλικιών, που λάμπει σαν χρυσό στο μυαλό των ανδρών που πιθανότητα επάνω τους, το Εννέα που ζουν στη σφαίρα του Απόλλωνα»»

Золотое сияние поднялось от гравюр, и ее глаза увидели знакомое значение древних символов, высеченных в камне тысячелетия назад.

«Музы держат в своих руках тайны веков, которые сияют, как золото, в умах случайно наткнувшихся на них людей, Девяти, живущих в царстве Аполлона»

Ее ноги были сильными и легкими, когда она вышла на середину поляны с гибкими руками и уверенным дыханием. Ее уши улавливали тихие звуки, скрывавшиеся за сладким щебетанием зябликов на поляне, а ее босые ноги упивались прохладой травы под ногами.

Она остановилась. Она почувствовала, что кто-то рядом, и обернулась, бдительная и спокойная. В устье пещеры стоял мужчина с чистыми и симметричными чертами под короткими золотыми кудрями. У него не было бороды, и его золотое тело было облачено в металлическую тогу из золота. В руке он держал забытую лиру.

Слава и Эрато, Муза любовной поэзии

Регистрационный номер
1987/1. 159

Название

Название
Слава и эрато, Муза любви поэзии

Artist (S)
Sebastiano Conca

Создание объекта
около 1725

Средняя и поддержка
Масло на Canvas

Размеры
24 3/4 дюйма x 31 дюйм x 2 дюйма (62,87 см x 78,74 см x 5,08 см)

Кредитная линия
Покупка в музей стала возможной благодаря подарку от Хельмута Штерна

Копия этикетки 28 марта 2009 г.
Конка создал множество картин на классические, мифологические и аллегорические сюжеты — жанр, высоко ценимый в традиционных кругах коллекционеров Италии восемнадцатого века.Эта картина была задумана как дополнение к другой картине Конки под названием « Геракл, увенчанный славой» , которые вместе служили аллегорией добродетельной жизни и подвигов Геракла и их прославления в эпической и лирической поэзии муз.
Точный сюжет этой картины не ясен, но, похоже, она изображает муз эпической и лирической поэзии, Каллиопу и Эрато. Фигура справа, Эрато, опознается по лире — атрибуту Музы лирической и любовной поэзии.Фигуру слева идентифицировать труднее, потому что Конка не следил за стандартными изображениями аллегорических фигур. Наличие земного шара и компаса, который держит крылатая богиня, являются атрибутами Урании, музы астрономии, а книга и лавровый венец — атрибутами Каллиопы, музы эпической поэзии

Физическое описание
Две женщины в сопровождении пары путти появляются сидящими на переднем плане этой картины. Слева сидит крылатая женщина, увенчанная лавровым венком, одетая в длинную белую мантию и мантию яркого цвета охры.Она опирается на глобус, а в правой руке держит большую книгу, на которую указывает левой рукой. В правой руке она держит компас. Из-под ее мантии выглядывает путто, а под шаром видна виола. Другая женщина сидит на облаке. Она носит золотую корону и яркую синюю мантию. Она хватается за лиру левой рукой и наклоняется к женщине, сидящей рядом с ней, указывая правой рукой в ​​сторону книги. Второй путто стоит возле ее левого плеча, держа в левой руке золотой венец.Фон наполнен отблесками неоклассической архитектуры, включая рифленые колонны и фасад с рядом ионических колонн, поддерживающих антаблемент.

Первичный объект Классификация
Наращивание


Наращивание

Наративная роспись
Наращивая картина

Коллекция площадь
Западный

Права
Если вы заинтересованы в использовании изображения для публикации, пожалуйста, посетите http: / /umma.umich.edu/request-image для получения дополнительной информации и заполнения онлайн-формы запроса прав на изображение и репродукции.

Ключевые слова
аллегория (художественный прием)
книги
черчение
глобусы (картографические сферы)
лиры
картины маслом (изобразительные работы)
путти (мотивы)

Материал ниже взят из Веб-сайт курсов профессора Мартина Райхерта в Нью-Йоркском университете. Для печати версия этого текста, нажмите http://www.nyu.edu/classes/reichert/sem/conman/Handouts_con.HTML и выберите Гимн Гермесу для документа Word

НАШИ ГОМЕРОВСКИЙ ГИМН ГЕРМЕСУ

Гомеровские гимны представляют собой группу стихотворений, каждое из которых конкретного бога (Деметры, Диониса, Аполлона и др.), написанного в стиле из Илиады и Одиссеи . Гимн Гермес, вероятно, был записан около 520 г. до н.э., хотя материалы, которые он содержит, относятся к глубокой древности.Перевод Льюиса Хайд в Трикстер творит этот мир: озорство, мифы и искусство (Нью-Йорк: North Point Press, 1999), стр. 317-31.

ГЕРМЕС ЕСТЬ Родился

Муза, пой в честь Гермеса, сына Зевса и Майи, владыки Киллена, владыки Аркадия со всеми ее овцами, приносящая удачу, посланница богов. Его матерью была Майя с прекрасными волосами, застенчивая и стыдливая нимфа, которая осталась в своей тенистой пещере, избегая общества благословенных богов. В самом темном ночь, когда сладкий сон держал белорукую Геру, Зевса, сына Кроноса, спала с нимфой со сказочными волосами. Никто об этом не знал, ни ни боги, которые не умирают, ни люди, которые умирают.

Теперь, когда он закончил то, что задумал, и когда на небе взошло десять лун, Зевс повел свое пресловутое дитя в светлый. Майя родила коварного мальчик, льстивый и хитрый, разбойник и скотокрад, несущий мечты, не спал всю ночь, ждал у ворот города Гермеса, которому предстояло вскоре заработать сам весьма репутация среди богов, которые не умирают.

Когда солнце взошло на четвертый день месяца, леди Майя родила его; к полудню он играл на лире, а к вечеру украл скот Аполлона, который стреляет издалека.

ГЕРМЕС ИЗОБРЕТАЕТ ЛИРУ

В самом деле, он не лежал в своей священной колыбели, нет, в ту минуту, когда он поскользнулся из бессмертных рук матери он вскочил и отправился на поиски стад Аполлона. Переступая порог этой просторной пещеры, он наткнулся на черепаху и сам бесконечный источник богатства. Ибо вы должны знать, что это был Гермес, который впервые превратил черепаху во что-то, что могло петь. Их пути пересеклись в ворота во двор, где черепаха ковыляла, пережевывая густую траву в перед жилищем. Гермес, вестник удачи, пригляделся, засмеялся, и сказал:

«Вот немного удачи Я не могу игнорировать! Привет, стройная штучка, танцовщица, жизнь вечеринки. Рад тебя видеть. Как горная девушка с блестящей раковиной стала такой игривой? Позволять я несу тебя внутрь! Какое благословение! Сделай мне одолжение, давай, я буду уважать тебя.Внутри безопаснее, там могут быть проблемы. Живая черепаха, они скажем, отгоняет неприятное колдовство. И все же, если бы ты умер, ты бы пел очень красиво.»

Сказав так, Гермес поднял черепаху обеими руками. руки и отнес свою милую игрушку в дом. Он перевернул ее и с ковш серого железа выскоблил костный мозг из ее горного панциря. И так же, как быстрая мысль может пролететь в сердце человека, охваченного заботой, как из глаз вертятся яркие взгляды, значит, в одно мгновение Гермес знал, что делать и сделал это. Он нарезал стебли тростника по размеру, вставил их в скорлупу и скрепляли их концы на спине. Он умело затянул кусок воловьей кожи, поставил руки на место, закрепил на них ярмо и протянул семь струны из овечьей кишки звучат гармонично.

Когда он закончил, он взял эту прекрасную вещь и проверил каждую струну по очереди с помощью плоского медиатора. Он чудесно звучал на касание его руки, и он прекрасно подпевал, импровизируя несколько случайных выхватывает то, как подростки выкрикивают оскорбления на ярмарке.Он пел песню Зевса, сын Кроноса, и Майя в чудесных башмаках, как они болтали в товарищеская любовь; он транслировал историю своего знаменитого зачатия. И он пел во славу служанок Майи и величественных комнат, всех треножников и котлы у нее были на ее имя.

ГЕРМЕС КРАДЕТ КРУПНЫЙ СКОТ АПОЛЛОНА

Однако во время пения его мысли были заняты другими делами. Ибо Гермес жаждал есть мясо. Итак, взяв полую лиру и сунув ее в свою священную колыбель, он мчались из благоухающих залов на смотровую площадку, назревал хитрый план в его сердце, вид, который озорной народ варит посреди ночи.

Колесница и кони Гелиоса шли вниз под землей к Океану, когда Гермес прибежал к затененным горам Пиерии. Там божественный скот благословенных богов имеет свою конюшню и пасутся на прекрасных некошеных лугах.

Тут же сын Майи, зоркий убийца Аргус, вырезали из стада пятьдесят громко мычащих коров и гнали их зигзагами по песчаное место. Думал и их загнать назад, еще одна хитрая уловка, перепутал свои следыспереди сзади и сзади спереди, а сам шел прямо.

И сразу же на том песчаном пляже он сплел себя сказочные сандалии, о которых никто никогда не думал и не слышал. Связывание вместе только что проросшие веточки мирта и тамариск, он связал их, листья и все остальное, надежно на ногах, пара ботинок для тех, кто путешествует налегке. (Славный Убийца Аргуса собрал эти кусты в Пиерии, когда готовился к этому путешествие, изобретая на месте, как это делают, собираясь в спешке.)

Но когда он спешил по травянистым полям Ончестуса, его видел старик, закладывающий свой цветущий виноградник. Первым заговорил пресловутый сын Майи:

«Эй, старик, склонившийся над мотыгой, ты обязательно есть бочки с вином, когда все эти лозы приносят плоды. Если, то есть, вы слушаете меня и имейте в виду, что вы не видели того, что видели, и вы не слышал то, что слышал, и вообще держи рот на замке, пока вас лично никто не беспокоит.»

Сказав все это, Гермес собрал прекрасную стадо крупного рогатого скота и погнали его через множество тенистых гор и гулких ущелий и поля в цвету.

И вот божественная ночь, его темная помощница, почти все кончилось, и быстро наступал рассвет, заставляющий смертных работать. Яркий Селена, дочь Паллады, сын владыки Мегамеда только что поднялся к ней. сторожевой пост, когда крепкий ребенок Зевса погнал широкобровый скот Аполлона на река Альфей. Они неутомимо подошли к амбару с высокой крышей и поливали корыта стоят перед замечательным лугом.

А ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ БОГАМ

Потом, накормив ревущее стадо и загнав в хлев, жевая свежий лотос и сладкий имбирь, он набрал кучу дров и уселся стремиться к искусству огня, ибо Гермес, как вы должны знать, несет ответственность за огненные палочки и огонь.

Он взял толстую лавровую ветвь, обрезал ее нож, и крутил его на деревянном бруске, который он крепко держал в руке, пока горячий пополз дым. Затем он сложил толстые связки сухих веток в углубленную траншею. Пламя охватило и яростно распространилось.

В то время как сила славного Гефеста зажгла огня, Гермес, полный своей силы, вытащил двух мычащих длинных рогов из стабильно и до пламени. Он бросал их задыхающихся на спину, катал их над, склонили головы в сторону и пронзили спинной мозг.

Затем Гермес принялся за свои дела по очереди. Сначала он нарезали мраморную мякоть и нанизывали на деревянные вертелы; он все поджарил из него мускулы, ценную вырезку и темнокровное брюхо, и положил выплевывает на землю.

Шкуры, которые он натянул на рябую скалу (все еще сегодня, века спустя, эти шкуры там, и они будут там на века приходить). Затем он с удовольствием вытащил со вертелов сочащиеся куски мяса, разложенные их на камень и разделил на двенадцать частей, распределенных по жребию, делая каждый точно правильным.

И славный Гермес возжелал съесть это жертвенное мясо. Сладкий запах ослабил его, хоть он и был богом; и все же, как и его слюнки текут, его гордое сердце не давал ему есть. Позже он взял жир и все мясо и сохранил их в этом просторном сарае, поставив их высоко в знак его юношеской кражи. Сделав это, он собрал сухие ветки и пустил костер. пожирать, безусловно, копыта крупного рогатого скота и их головы.

И когда бог закончил, он бросил свои сандалии в глубокий бассейн Алфей.Он погасил угли и рассыпал песок по черный пепел. Так и прошла ночь под ярким светом луны.

Гермес возвращается домой на рассвете

Как только взошло солнце, бог отправился домой, яркие вершины Киллена. Ни один благословенный бог, ни один смертный человек не видел его так долго. пути, и ни одна собака не лаяла, когда он мчался мимо.

А в доме своей матери Гермес, приносящий удачу, сын Зевса, проскользнул в замочную скважину, как туман на осеннем ветру.Не производя никакого шума, которого можно было бы ожидать, он направился прямо к роскошному сердце пещеры. Тогда славный Гермес прыгнул к своей колыбели, завернув своего младенца одежда вокруг его плеч, как если бы он был немощным младенцем, и лежал там, ковыряясь в одеяле вокруг колен и сжимая свою прекрасную лиру в безопасности его левая рука.

Но бог не прошел мимо богини, своей матери. «Привет, ты двойная сволочь!» сказала она ему. «Где именно ты был в этот час, вы, кто облачается в бесстыдство? Думаю, я предпочел бы, чтобы Аполлон вынес тебя отсюда, связанного по рукам и ногам в неразрывные веревки, чем ты вырос, чтобы приставать к лесу своим крадучись воровство.Но вперед! Кто я? Твой отец хотел, чтобы ты был большим хлопотом, как богам, которые не умирают, так и людям, которые умирают».

Гермес ответил ей, не сводя глаз с сути: «Мама, зачем ты пугаешь меня, слабого младенца, который никогда не слышал такого громкие слова, робкий ребенок, дрожащий от гнева матери?

«А если серьезно, я готов сделать все, что должен, так что что мы с тобой никогда не будем голодать. Вы ошибаетесь, настаивая на том, что мы живем в месте нравится.Почему мы должны быть единственными богами, которые никогда не едят плоды жертвоприношений? и молитва? Лучше всегда жить в обществе других бессмертных богачей, гламурно, наслаждаясь кучами зерна, чем вечно сидеть в одиночестве в мрачном пещера.

«А что касается чести, мой план состоит в том, чтобы иметь долю Сила Аполлона. Если мой отец не даст мне его, я собираюсь быть, я имею в виду Это Принц Воров. Если славный мальчик Лето придет за мной, он скоро в большей беде, чем сейчас.Я пойду к Пайто, вломюсь в его большой дом и украсть все его чудесные треножники, его котлы и его золото, все его сверкающие железо и его причудливая одежда. Посмотрим, не увижу ли я!»

И так спорили туда-сюда, сын Зевса, кто держит щит, и леди Майя.

АПОЛЛОН ПОИСКИ ВОРА

Ныне Утро, дочь Зари, поднималось из глубин Океана, принося свет людям, когда Аполлон проходил через Ончестус, прекрасную рощу, посвящен богу, который заставляет землю трястись. Там он нашел старика, пасшего своего зверя вдоль тропинки у забора сада. Славный сын Лето заговорил первым, сказав:

«Старик, ты всю жизнь пропалывал чертополох из травянистого Onchestus, я приехал сюда из Пиерии в поисках скота от моих стадных коров, все с загнутыми рогами. Сланцево-черный бык был рядом сам, пасущийся в стороне от других. Четыре моих зорких гончих, таких же умных, как мужчины, погнались за коровами, но все остались позади быка и собак, которые совершенно невероятный.Коровы покинули мягкое, сладкое пастбище, как только солнце взошло. параметр. А теперь скажи мне, старик, родившийся так давно, видел ли ты, чтобы кто-нибудь проходил мимо? гонять этих коров?»

Тогда старик ответил ему, говоря: «Ну, сынок, ваши глаза видят так много вещей, что трудно понять, с чего начать. Так много людей идут по этой дороге, что-то хорошее, что-то плохое. Не сказать, кто есть кто.

«Тем не менее, я был на моем маленьком винограднике, работая мотыгой вчера от рассвета до заката, и когда солнце садилось, я такое впечатление, милостивый государь, хотя и трудно сказать наверняка, что я видел ребенка. .. никак не могли его опознать, следуя за стадом длиннорогих коров, ребенок с персонал, который ходил зигзагом из стороны в сторону и заставлял коров ходить задом наперёд, к нему.»

Как только он услышал, что сказал старик, Аполлон поспешил в путь. Вскоре он заметил ширококрылую птицу и понял, сразу же, что вор был ребенком Зевса, сына Кроноса. Итак, господин Аполлон, сам сын Зевса, покрыв темной тучей широкие плечи, поспешил в святой Пилос в поисках своего бродячего скота.

И когда Великий Стрелец разглядел их следы, он закричал: «Ну, ну! Это замечательно, что я вижу.Ясно эти следы длиннорогого скота, но все они указывают назад, к полям нарциссы! И эти другие, это не следы ни мужчины, ни женщины, ни серый волк или медведь или лев. И не думаю, что лохматый кентавр уходит такие отпечатки. Какие быстрые ноги совершали эти длинные шаги? Следы на этой стороне путь странный, но те, что на другой стороне, еще страннее!»

  ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Говоря так, владыка Аполлон, сын Зевса, поспешил, пока не пришел к лесистая гора Киллена и глубоко затененная пещера в скалах, где божественная нимфа родила Зевсу ребенка. Сладкий запах лежал над прекрасной склонах, и много веретеноногих овец паслось в траве. над камнем порог и в темную пещеру ступил сам светлый Аполлон.

Теперь, когда сын Зевса и Майи увидел лучника Аполлон в такой ярости из-за своего скота, что свалился в благоухающий одеяла. Как темный пепел скрывает угли сгоревших пней, так и Гермес скользнул, прижимаясь к одеялу, когда увидел Великого Лучника. он сгруппировал свои голова, руки и ноги вместе, как новорожденный ребенок, охваченный сладким сном, хотя на самом деле он бодрствовал, спрятав лиру под мышкой.

Все это видел сын Лето. Сразу же он шпионил прекрасная горная нимфа и ее дорогой сын, крохотный ребенок, завернутый в хитрые уловка. Он заглянул в каждый уголок их большого дома; с блестящим ключом он открыл три внутренних святилища, полных нектара и сладкой амброзии. Шкафы были наполнены золотом и серебряной одеждой нимфы, как это принято в жилища благословенных богов. Потом, обыскав каждый уголок жилища, Сын Лето обратился к славному Гермесу:

«Маленький мальчик, лежащий в колыбели, ты лучше скажи мне быстро, что случилось с моим скотом, или мы с тобой скоро будем в неблаговидной борьба. Я задумал взять и бросить тебя в ужасную, безнадежную тьму сумрачной Тартар. Ни твоя мать, ни твой отец не смогут освободить тебя и принести ты вернулся на землю. Вы проведете свои дни под землей, лидер мертвые дети.»

Гермес ответил ему, глядя на дно строка: «Сын Лето, почему ты орешь как хулиган? для коров с вашего пастбища? Я их не видел. я не слышал ни слова о их.Мне никто ничего не сказал. Я не могу дать вам никакой информации и не могу получить вознаграждение за информацию.

«Разве я похож на погонщика скота? На большого крепкого парня? Это не моя работа. Меня интересуют другие вещи: я забочусь о сне превыше всего, и молоко грудей матери моей, и одеяло на плечи мои, и теплые ванны.

«Я бы посоветовал вам не говорить так на публике; бессмертные боги сочли бы это действительно странным, если бы дневной ребенок принес полевых животных во двор.Ты говоришь дико. Я родился вчера; мои ноги нежные, а земля под ними неровная.

— Тем не менее, если вы настаиваете, я готов поклясться в великой клятва головой моего отца и клятва, что я не крал твоих коров и что я не видел, чтобы кто-нибудь еще воровал ваших коров, какими бы ни были «коровы», для того, чтобы сказать ты правда, я знаю о них только понаслышке».

Глаза Гермеса мерцали, когда он говорил, и продолжал нахмурив брови, глядя из стороны в сторону и издавая долгие свистящие звуки, когда прислушивался к своим лживым словам.

Далеко работающий Аполлон тихонько рассмеялся и сказал: Гермес: «Мой дорогой мальчик, какой же ты хитрый плут! совершенно убежден, что прошлой ночью вы вломились во многие прекрасные дома, тихонько грабя все товар, оставив многих бедняков без стула, на котором можно было бы сидеть. Ты собираешься будет большой неприятностью для одиноких пастухов в горных лесах, когда вы доберетесь до страстно желая мяса, и наткнулись на своих коров или пушистых овец. Для остальной время боги, которые не умирают, обязательно наградят вас титулом принца Воры.Но давай, о друг черной ночи, если ты не хочешь, чтобы твой последний дремота превратилась в бесконечный сон, вылезай из колыбели.»

Сказав так, Феб Аполлон поднял ребенка и стал носить его. В этот момент у могущественного убийцы Аргуса появился план. Держал наверху в руках Аполлона, он вырвал предзнаменование, истощенного чрева раба, грубого вестник худшего впереди. При этом он чихнул, и Аполлон, услышав все это, уронил его на землю.Стремясь теперь быть в пути, он все еще сидел рядом Гермес, насмехаясь:

«Никогда не бойся, малыш, сын Зевса и Майи. Я уверен, что эти твои предзнаменования в конце концов приведут меня к моему скоту. Почему бы тебе не идти впереди?»

Гермес из Киллена вскочил, его одеяло укутало его плечи и руки, закрывающие уши. «Куда ты ведешь меня, Дальний Рабочий, самый нетерпеливый из богов? — сказал он. — Ты так гневно меня раздражаешь? из-за твоего скота? О, Боже! Я хочу, чтобы весь скот в мире упал мертвых! Я не воровал ваших коров, и я не видел, чтобы кто-то их воровал, какие бы ни были коровы, я слышал только слухи.Нет, поступай правильно. Брать это Зевсу, сыну Кроноса».

И вот, с их сердцами в ссоре, Гермес Пастух и славный сын Лито аргументировали ссору пункт за пунктом. Аполлон, придерживаясь фактов, пытался заманить в ловушку славного Гермеса (который на самом деле был быдлом вор), в то время как Гермес из Киллена пытался сбить с пути бога серебряного лука с риторикой и льстивыми аргументами.

  СПОР ПЕРЕД ЗЕВСОМ

Но когда он обнаружил, что Аполлон способен сопоставить каждую его уловку, Гермес начал ходить быстро по песку, ведя за собой сына Зевса и Лето.Скоро эти штрафы пришли дети Зевса на вершины благоухающего Олимпа, к отцу своему, сын Кроноса. Там для них обоих были установлены весы правосудия. И там на снежный Олимп, после того как Заря поселилась на своем золотом троне, боги, которые не умереть, собрались поговорить.

Затем встали Гермес и Аполлон с Серебряным Луком. пред коленями Зевса, и Зевс, гремящий в небесах, говорил со своим славным сына, спрашивая: «Солнышко, где ты была, чтобы поймать этот сказочный приз, новорожденный младенец с лицом глашатая? Это серьезное дело, которое вы приносите перед советом богов!»

Работящий господин ответил: «Отец, ты можешь дразнить о моей любви к трофеям, но это не глупая история, которую я должен рассказать. Вот ребенок, опытный вор, которого я нашел после долгих поисков в горах из Киллена. Что касается меня, то за то, что я застал людей на земле врасплох, я никогда не видел никого, бога или смертного, столь дерзкого, как он.

«Он украл моих коров с их луга и погнал их вечером по берегу шумящего моря, направляясь прямо к Пилос. Следы были двойные, довольно примечательные, загадочная работа умного дух.Сохранившиеся в темной пыли коровьи следы вели к полям нарциссы, пока это странное существо шло по песчаной земле, а не на ногах и не на руках, а как будто не поверите! дубы. Когда он гнал скот по песчаной земле, следы выделялись. совершенно ясно, но когда он покинул широкую полосу песка и ударился о твердую землю, исчезли все следы, и его, и скотины. И все же смертный человек видел его гоняя широкобровых зверей прямо в Пилос.

«Тихо он спрятал их, а потом прокрался домой через какой-то окольный путь лежит неподвижно, как самая черная ночь, в колыбели во мраке затемненная пещера. Там его не увидел бы даже зоркий орел. Постоянно протирая глаза кулаками, он лгал, и говорил смело, говоря: «Я не видел их; Я не слышал о них; мне никто не говорил о их. Я не могу рассказать вам о них и не могу получить награду за рассказ.»

Когда светлый Аполлон закончил говорить и сел, Гермес повернулся к Зевссону из Кроноса, владыке всех богов, и ответил: «Зевс, отец мой, конечно, я скажу тебе правду, потому что я честный мальчик. не может сказать неправду. Аполлон пришел в наш дом сегодня на рассвете, ища его бродячий скот. Он не привел с собой свидетеля; ни один из благословенных богов не видел эту кражу. Вместо этого он пытался выбить у меня признание. Он хранил угрожая бросить меня глубоко в Тартар.Он в мощном расцвете молодость, а он, как он прекрасно понимает, только вчера родился.

«Я не вор скотины, не большой сильный парень. люди, вы мой дорогой отец, поэтому, пожалуйста, поверьте мне. я не имел удовольствия загонять скот к себе домой. Я даже не выходил из дома. я говорю правда. Я очень уважаю Хеллеса и других божеств; ты, кого я люблю; Аполлон наполняет меня благоговением. Ты сам знаешь, что я не виноват. Я даже клянусь в этом великая клятва: Воистину, клянусь богато украшенными колоннадами богов, я невиновен!

«Когда-нибудь я отомщу этому хулигану, такому сильному, как он. за его безжалостную инквизицию.А пока, пожалуйста, помогите своему младшему сыну.»

Пока он говорил, Гермес Килленский, убийца Аргуса, подмигнул и крепко сжал в руках свое детское одеяло. Зевс громко рассмеялся. вид его интриганского ребенка, так гладко отрицающего свою вину за скот. И он приказал им обоим договориться и идти искать скот. Он сказал Гермеса, проводника, чтобы указать путь и, отбросив озорство в своем сердце, показать Аполлону, где был спрятан скот.Тогда сын Кроноса кивнул головой и добрый Гермес повиновался, ибо воля Зевса, держащего щит, уговаривает без усилий.

ГЕРМЕС И АПОЛЛОН ОБМЕНЯЮТСЯ ПОДАРКАМИ

Тогда двое прекрасных сыновей Зевса поспешили в песчаный Пилос; у брода Алфея они пришли к полям и вместительному амбару, который укрывал скот на ночь. И в качестве Гермес выгнал крепких коров из каменного загона на свет, Сын Лито, взглянув в сторону, заметил воловьи шкуры, расстеленные на камнях.Немедленно он допросил славного Гермеса:

«А как же ты двух коров содрал, хитрый мошенник, ты маленький новорожденный ребенок? Оглядываясь назад, я поражаюсь твоей силе! Ты не нужно тратить много времени на взросление, килленский мальчик, сын Майи!»

Пока он говорил, Аполлон сплел крепкую иву ленты, намереваясь связать Гермеса. Но ленты не могли удержать мальчика; Oни упали на расстоянии и от земли, где они приземлились, сразу начали росток, переплетаясь по мере подъема и быстро покрывая бродячий скот, как Гермес вор намеревался.Аполлон, наблюдая, был поражен.

Огонь вспыхивает в его глазах, сильный убийца Аргус украдкой огляделся, надеясь ускользнуть от славного сына Лито. Тонко, затем он начал смягчать этого сурового, дальностреляющего лучника.

Удерживая лиру в левой руке, он ударил в каждую струна по очереди с медиатором, и инструмент звенел устрашающе. Яркий Аполлон рассмеялся от радости, когда сладкое биение этого чудесного инструмента похитило в его сердце, и нежная тоска охватила его слушающую душу.

Сладко играя на лире, сын Майи набрался мужества и стал по левую руку светлого Аполлона. И, позволив лира представила его, он возвысил голос и запел, и голос у него был прекрасный.

Он пел историю о богах, которые не умирают, и темной земли, и как каждый из них появился в начале времен, и как каждый пришел, чтобы иметь то, что теперь принадлежит им. Мнемозина, мать муз, была первым среди богов он прославил в своей песне, ибо сын Майи был одним из ее последователи.Тогда этот добрый сын Зевса восхвалял других бессмертных, каждого в порядок возраста; он рассказал, как каждый из них родился, называя их один за другим в том порядке, в котором он ударил в свою колыбельную лиру.

И Аполлона охватила тоска, которую он мог сделать ничего о; он открыл рот, и слова вылетели: «Разбойник скота, обманщик, занятой мальчик, друг весельчаков, вещи, которые вас интересуют стоит пятьдесят коров. Скоро, я думаю, мы уладим нашу ссору миром.Но приходите теперь скажи мне, хитрый сын Майи: было ли это дивное с тобой при рождении, или неужели какой-то бог или смертный человек дал вам этот благородный дар и научил вас такому небесному песня? Ибо это новый звук, диво для моих ушей; Клянусь, ни мужчины, ни Олимпийские боги никогда не слышали ничего подобного, кроме тебя, о вороватый сын Зевса и Майи.

«Какое у вас умение! Какое лекарство от безнадежной заботы! Какой стиль! Честно говоря, в этой музыке смешались три вещи: юмор и эрос и сладкий сон.Я последователь олимпийских муз, которые любят танец и яркий звук поэзии, звонкая песня и прелестный зов трубки, а между тем ничто никогда так не поражало мой дух, даже самые яркие песни юношей на фестивалях. Словом, дивлюсь я, сын Зевса, как хорошо ты играешь на лире.

— А теперь, раз у вас такой замечательный талант, садитесь ложись, маленький мальчик, и прояви уважение к мудрости стариков. Знать, что вы теперь прославитесь среди бессмертных богов, вы и ваша мать оба. Эти слова верны: клянусь своим кизиловым посохом, я сделаю тебя прославленным проводником бессмертных богов. Удача будет следовать за вами. Я никогда не обману тебя; я буду дарить тебе замечательные подарки.»

Тогда Гермес ответил, глядя на дно строка: «У тебя пытливый ум, Дальний Стрелок. Я не возражаю против того, чтобы ты научился этому искусство. Сегодня ты будешь его хозяином! Ибо я хочу быть твоим другом в обеих мыслях и слово.

«У тебя есть внутреннее знание всех вещей, ибо ты сидишь перед бессмертными богами, хорошими и сильными.Мудрый Зевс любит тебя, так же, как он должен, и дал вам грозные подарки. Говорят, вы знаете из его собственные уста — почести, которые придут к богам; ты знаешь его оракулы, о Арчер, а ты знаешь его законы. Из всего этого я уже в курсе твоего великого удача.

«И, очевидно, вы вольны учиться чему угодно поражает ваше воображение. Поскольку, кажется, ты решил играть на лире, иди заранее сыграй и пой, отдайся радости. Окажи мне честь, мой друг, принять его в подарок от меня.

«У вас есть талант к меткой и стройной речи; возьмите мой звонкий друг в твоих руках и пой. Носите его свободно с собой, когда вы отправляетесь на сказочный пир, очаровательный танец, знаменитую вечеринку. День и ночь это приносит радость. Это легко, если вы играете небрежно; он ненавидит тяжелую работу и тяжелая работа. Если мудрый человек возьмется за него с умением, его звук раскроет все виды удовольствия для его ума. Однако если невежественный человек сильно ударит по ней, она будет болтать взбалмошную глупость ему на ухо.

«Но вы можете выбрать, чтобы узнать, что вы хотите узнать, благородный сын Зевса, и поэтому я даю тебе эту лиру. Что касается меня, я увижу, что бродячий скот пасется на высоких лугах и травянистых равнинах. Коровы легко спариваются с быками и засоряют поля телками и быками.

«Ты всегда смотришь на главное, Аполлон; ну, теперь не надо быть таким грубым и злым.»

Сказав все это, Гермес протянул лиру; Светлый Аполлон взял его и охотно вложил в руку Гермеса свой сверкающий бич, рукополагая его Хранителем Стада. Сын Майи с радостью принял подарок, в то время как прекрасный сын Лето, благородный и трудолюбивый Аполлон, баюкал лиру в левой руку и протестировал каждую струну медиатором. Он издавал чудесный звук, и, как сладко пел бог.

После этого эти очаровательные сыновья Зевса погнали коровы вернулись на свой священный луг, а сами поспешили на снежный Олимп, играя на лире, они шли. Мудрый Зевс обрадовался и подтвердил их дружба.Затем Гермес любил сына Лето с постоянной привязанностью, даже если он делает сегодня. Дар лиры был знаком этой любви к Великому Лучник, искусно сыгравший на нем, опираясь на руку. Что касается Гермеса, то он жаждал познать другое искусство и сделал себе пастушью дудку, чья музыка переносит на большие расстояния.

Тогда сын Лито сказал Гермесу: «Сын Майи, хитрый мальчик и проводник, я все еще боюсь, что вы можете украсть и мой изогнутый лук, и моя лира, ибо Зевс дал тебе честь инициировать акты меновой торговли среди мужчин всего плодородного мира. Пожалуйста, успокой мое сердце; поклянись одной из великих клятв богов, либо кивнув свою голову или взывая к могучим водам реки Стикс.»

Тогда сын Майи кивнул головой и пообещал, что не украл бы ничего из того, что принадлежало Великому Лучнику, и никогда бы не приблизился к его благоустроенный дом. И Аполлон, сын Лето, поклялся, что будет другом Гермеса и компаньон. Из всех бессмертных, будь то боги или человеческие дети Зевша поклялись никого не любить лучше, чем он любил Гермеса.

  АПОЛЛОН ОТДАЕТ ГЕРМЕСУ СВОИ ОФИСЫ

Затем Аполлон дал серьезную клятву: «И для смертных, и для бессмертных я бы этот инструмент будет верным и искренним знаком нашей связи.

«Более того, я дарую тебе волшебный жезл с тремя золотыми ветвями. Он приносит удачу и богатство, и защитит вас от вреда, поскольку вы производите добрые слова и дела, которым я научился от разум Зевса.

«Но, благородное дитя Зевса, что касается другого вы спрашивали об искусстве пророчества, ни вы, ни кто-либо из бессмертных боги могут научиться этому. Только разум Зевса знает будущее. Я дал обещание, Я поклялся и поклялся великой клятвой, что только я из всех бессмертных богов могу знать его замысловатые планы. Итак, дорогой брат, носитель золотого жезла, не попроси меня открыть то, что задумал всевидящий Зевс.

«Что до меня, то я сильно озадачу незавидную расу людей, уничтожая одних и помогая другим. Если ко мне придет человек, руководствуясь криком и полетом зловещих птиц он воспользуется моими словами; я не буду обманывать его.Но человек, верящий в праздно болтающих птиц, взывающий к моему пророческое искусство против моей воли, кто пытается знать больше, чем бессмертные боги, его путешествие будет бесполезным, клянусь. Тем не менее, я был бы счастлив получить его предложения.

— Я, однако, скажу тебе еще кое-что, сын славная Майя, сын Зевса, держащая щит, приносящая удачу помощница боги. Есть некоторые священные сестры, три девы, парящие на быстрых крыльях; их головы посыпаны белой мукой; они живут под скалой на Парнас. Они учат своему роду гадания. Я практиковал это, когда мальчик бродил после крупного рогатого скота; моему отцу все равно. Сестры летают туда-сюда домой, питаясь восковыми сотами и заставляя вещи происходить. Они любят рассказывать истина, когда они съели мед и дух на них; но если они были лишенные этой божественной сладости, они жужжат и бормочут ложь.

«Тогда я отдаю их вам. пожалуйста, ваше сердце.И если ты наставишь смертных людей, они могут иметь хорошие удачи и следовать за вами.

«И, сын Майи, позаботься также о ранжировании, рогатый скот, лошади и трудолюбивые мулы. Май славный Да будет Гермес владыкой огнеглазых львов, белозубых кабанов и собак; может он будь господином всех стад и всех овец, которых пасет широкая земля. И Гермес один будет назначен вестником в преисподнюю, где Аид дает высший дар и ничего не берет взамен.»

Таким образом, с благословения сына Кроноса, властный Аполлон выказал дружбу и расположение к сыну Майи. Так что, это что Гермес движется среди богов, которые не умирают, и людей, которые должны. И хотя он служит немногим, большую часть времени, когда наступает ночь, он обманывает гонка, время которой истекает.

Итак, прощай, сын Зевса и Майи; я подумаю из вас часто, когда я перехожу к другим песням.


Или «хитрый», «универсальный», «много путешествовавший», «политропный»: poltropon (буквально, поворот во многих направлениях).Во всей греческой литературе три персонажи политропны: Гермес, Одиссей, Алкивиад.

Из других версий этой истории мы знаем, что этого человека зовут Баттус.

Двенадцать частей — это мора или «участки», «участки». Гермес делает по одному для каждого из двенадцати олимпийских богов (Зевс, Гера, Посейдон, Деметра, Аполлон, Артемида, Арес, Афродита, Гермес, Афина, Гефест, и Гестия).

Есть и другая версия истории, в которой собаки охраняли Скот Аполлона. Гермес заставил их замолчать, введя в ступор.

Или «одетый в плащ бесстыдства»: anaideien epieimene .

Или «лукавыми словами»: kerdaloisi . Корень этого слова kerdos , «прибыль», «прибыль». Гермес присматривается к главному шансу.

Буквально «он начал петь прелюдию прекрасным голосом.» Ученые предполагают, что гомеровские гимны, подобные этому, пелись как прелюдии к более продолжительным выступлениям. Таким образом, в этот момент бард пение Гимна описывает Гермеса как самого барда описывается как «пение в прелюдии».

Обратите внимание, что Apollo предполагает, что кто-то, участвующий в рынке, также быть вором. Мир этого Гимн не делает ясного различие между кражей и получением прибыли.

Их называют пчелиными девами. Аполлон дает Гермесу второстепенное пророческое искусство.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.