Мстислав князь великий: Мстислав Великий, князь Новгородский и великий князь Киевский

Содержание

Российский Императорский Дом — Мстислав I Владимирович Великий, святой (1125-1132)

Святой Благоверный Великий Князь Мстислав I Владимирович Великий (в св. крещении Феодор или Георгий, в честь деда носил также имя Гаральд) (Киев (или Смоленск), 1076 – Киев, 15/28 апреля 1132). Старший сын св. Благоверного Великого Князя Владимира II Всеволодовича Мономаха и Великой Княгини Гиты Гарольдовны (урожд. Принцессы Английской, дочери последнего англо-саксонского Короля Гарольда II Годвина). В 1088 отправлен дедом Великим Князем Всеволодом Ярославием на княжение в Великий Новгород. В 1094 удалился в Ростов, но в 1095 был снова приглашен новгородцами. В том же году вступил в брак с Кристиной (урожд. Принцессой Шведской, дочерью Короля Швеции Инге I Старшего). Участвовал в междуусобных войнах с Князем Олегом Святославичем, в походах против половцев и чуди. В 1117 поставлен отцом Великим Князем Владимиром II Мономахом на княжение в Белгород. После смерти жены в 1122 вступил во второй брак с дочерью новгородского посадника Дмитрия Завидовича (имя жены утрачено).

В 1123 выдал свою дочь Ирину за Царевича Алексия, сына Императора Восточной Римской Империи Иоанна II Комнина. В 1125, по смерти отца, вступил на Киевский Великокняжеский престол. В 1129 за отказ выступить против половцев репрессировал непокорных Полоцких Князей во главе с Давыдом Всеславичем, лишив их уделов и изгнав. В 1130 покорил чудь. В 1131 одержал победу над Литвой. Был последним Великим Князем Киевским, при котором единство союзной Киевской Руси носило не формальный характер. Скончался, оставив Великое Княжение брату Ярополку II Владимировичу. Погребен в киевском Феодоровском монастыре. Преемники Мстислава Великого на Киевском престоле не обладали авторитетом, сопоставимым с его качествами и умением решать государственные проблемы. Удельная раздробленность резко усилилась. Киев постепенно пришел в упадок. Его Государи к середине XII века утратили статус первенствующих Великих Князей. Политический центр переместился на Северо-Запад: во Владимир, а затем в Москву. Мстислав Великий почитался в лике святых на местном уровне.
Прославлен общецерковно в 1981. Дни памяти 15/28 апреля (1132) в Соборе Новгородских святых – 3 Неделя по Пятидесятнице

Новгородская областная универсальная научная библиотека

Мстислав Мстиславич Удалой (1180-1228) – князь торопецкий, новгородский и галицкий, полководец

Мстислав Мстиславич Удалой – политический и военный деятель периода раздробленности на Руси. Выступал защитником старины, традиций и справедливых отношений между представителями княжеских домов.

Сын Мстислава Ростиславича Храброго. Княжил в Торческе (1207-1209, 1227-1228), Торопце (1209-1210), Новгороде (1210-1215, 1216-1219), Галиче (1219-1227). Был женат на дочери половецкого хана Котяна.

Будучи младшим представителем смоленского княжеского дома, Мстислав не мог рассчитывать на большой и значимый удел, и стал князем в Торопце, на границе Смоленской и Новгородской земель. В 1210 году, воспользовавшись конфликтом между новгородцами и Великим князем Владимирским Всеволодом Большое Гнездо, он поддержал первых, проявив себя защитником новгородских вольностей и противником княжеского самовластия.

Новгородские бояре в том же году призвали Мстислава к себе княжить.

В 1212 (1214) году Мстислав вмешался в южнорусские дела: после смерти его дяди киевского князя Рюрика Ростиславича черниговские князья во главе с Всеволодом Чермным завладели Киевом и изгнали родичей Мстислава (из смоленских Мономаховичей). С новгородскими и смоленскими войсками Мстислав вторгся в южнорусские земли, овладел Вышгородом, заставил Всеволода Чермного бежать из Киева, а в Киеве посадил своего двоюродного брата Мстислава Романовича (Старого).

21 апреля 1216 году на реке Липице близ города Юрьева-Польского произошло самое знаменитое сражение в полководческой карьере Мстислава. Он выступил против владимиро-суздальских князей, пытавшихся самовластно управлять Новгородом. На этот раз противником Мстислава Мстиславича стал его зять Ярослав Всеволодич Переяславский, приглашенный новгородцами на княжение в 1215 году, когда Мстислав, оставив новгородский стол, отбыл в Южную Русь. Суровое правление Ярослава, резиденцией которого стал г.

Торжок, обернулось голодом и недовольством в Новгородской земле. Мстислав вернулся в Новгород и выступил против зятя. Ярослава поддержал его старший брат Великий князь Владимирский Юрий Всеволодич. Союзниками Мстислава были псковский и смоленский князья — его родня, а также старший брат Юрия и Ярослава Константин Ростовский, претендовавший на великокняжеский стол. Несмотря на превосходство владимиро-суздальской рати, Мстислав атаковал: решительным ударом новгородцы, смоляне и ростовчане опрокинули суздальские полки и разгромили их. Благодаря победе Мстислава в Липицкой битве на великокняжеский престол во Владимире взошел Константин Всеволодич Ростовский.

В 1219 году, навсегда покинув Новгород, Мстислав отправился на юго-запад Руси. Изгнав венгров и поляков из Галицкой земли, он сам стал княжить в Галиче.

В 1223 году Мстислав Удалой ратовал за поход южнорусских князей против монголов, вторгшихся в половецкие степи. Оказать помощь половцам он решил потому, что самым знаменитым из половецких ханов, обратившихся к русским князьям, был Котян — тесть Мстислава.

31 мая 1223 года на реке Калке союзное войско, состоявшее из дружин большинства князей Киевской, Чернигово-Северской и Галицко-Волынской земель, а также половцев, было разгромлено. Мстислав Удалой и его зять Даниил двигались в авангарде и первыми приняли удар монгольских полков. Тем не менее, оба князя остались живы и смогли вернуться в свои владения.

В последние годы жизни Мстислав передал управление Галичем своему третьему зятю — венгерскому принцу Андрею (Андрашу) и удалился на границу с половецкой степью в г. Торческ. В связи с постоянными политическими интригами галицких бояр хотел передать княжескую власть в Галиче Даниилу Романовичу, но не успел: в 1228 году по дороге в Киев Мстислав внезапно заболел и умер. Он был похоронен в одной из киевских церквей.

Мстислав Мстиславич Удалой изображен на горельефе памятника в разделе «Военные деятели и герои».

Будницкий, Б. Л. Розыск о художественном образе по памятнику «Тысячелетию России» / Б. Будницкий. — СПб. , 2005. — С. 336-338.

Волков, В. А. Русская рать: богатыри, витязи и воеводы / В. А. Волков. — М., 2005. – С. 66-70.

Коваленко, Г. М. Легенды и загадки земли Новгородской / Г. М. Коваленко, В. Г. Смирнов. — М., 2007. — С. 84-87.

Литвина, А. Ф. Выбор имени у русских князей в X-XVI вв. Династическая история сквозь призму антропонимики / А. Ф. Литвина, Ф. Б. Успенский. — М., 2006. — С. 335-354.

Перхавко, В. Б. Воители Руси. IX-XIII вв. / В. Б. Перхавко, Ю. В. Сухарев. — М., 2006. — С. 237-256.

Смирнов, В. Г. Великий Новгород в веках / В. Г. Смирнов. — М., 2008. — С. 31-32.

Смирнов, В. Г. Россия в бронзе: памятник Тысячелетию России и его герои / В. Г. Смирнов — М.: Вече, 2002. – С. 144-145.

Сухарев, Ю. В. Мстислав Удатный / Ю. В. Сухарев // Московский журнал. История государства российского. — 2006. — №10. — С. 40-47.

Хорошев, А. С. Софийский патронат по Новгородской первой летописи / А. С. Хорошев // Новгород и Новгородская земля. История и археология: материалы научн. конф., Новгород, 28 — 30 янв. 1997 г. — Новгород, 1997. — С. 205 – 212.

Широкорад, А. Б. Альтернатива Москве: Великие княжества Смоленское, Рязанское, Тверское / А. Б. Широкорад. — М.: АСТ МОСКВА, 2010. – С. 45-48.

Читать онлайн электронную книгу История Российская. Часть 2 — 23. ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ МСТИСЛАВ II МАЛОЙ РУСИ, СЫН ИЗЯСЛАВА II бесплатно и без регистрации!

6676 (1168). Василько Ярополчич. Союз князей против Мстислава. Берест, Дрогичин. Микулин. Мстислав Всеволодович. Владимира Мстиславовича беспокойство. Мстислава II умеренность. Отпущение Владимиру. Владимир снова зло начинает. Рагуил. Бояр совет умный. Ростовец. Владимир обманулся. Радимичи. Владимир нигде не принят. Глухов. Княгиня Мстислава из Киева. После смерти Ростислава князи, бывшие в Киеве, Владимир Мстиславич, Рюрик и Давид Ростиславичи, посовещавшись, положили престол отдать Мстиславу Изяславичу не как старейшему, но как храбрейшему и сильнейшему, послали к нему звать его на престол от себя послов и знатных киевлян, а также черные клобуки отдельно от себя.

Мстиславич, стрый Мстиславов, со Владимиром Андреевичем и Яронем плакал. И послал в Киев наперед Владислава Ворославича к Васильку Ярополчичу, племяннику своему, велел ему быть и управлять в Киеве до своего прибытия и судейство послал. Тогда Владимир Мстиславич, стрый Мстиславов, со Владимиром Андреевичем и Ярослав Изяславич, брат Мстислава, Рюрик и Давид Ростиславичи учинили между собою союз, что взять им у Мстислава области по их воли, как они расписали, а именно: Владимиру Мстиславичу Поросье и Торческий со всею областью, Андреевичу Берест и Дрогичин, Ярославу Владимир и Луцк с областями, и в том между собою тайно клятвою утвердились. О чем уведав, доброжелательные Мстиславу киевляне дали знать Васильку и Владиславу. Василько разведав о том подлинно, что уже и войска к сопротивлению готовят, послал немедленно ко Мстиславу с сим известием. Мстислав, слыша такой беспорядок, послал к Ярославу галицкому, а также к польскому и Святославу Всеволодичу черниговскому с братом, объявив им о неправом предприятии князей оных, и звал их к Киеву с войсками.
Потому немедленно пришли к нему Ярослава галицкого пять полков и поляков некоторое количество, с которыми он, совокупившись, пошел к Киеву. И в пути пришел к нему у Микулина Мстислав Всеволодич, а также берендичи и торки. А Владимир Мстиславич пошел из Триполя к Вышгороду с женою и детьми, туда же и мать его, княгиня Мстислава, из Киева выехала. Ярополкович же с берендичами догнал Владимира на Желани и хотел на него наступать; но берендичи, льстя обоим, биться не хотели, только шли за ним до Всеволодского монастыря и тут возвратились, а Ярополк въехал в город. На следующее утро пришел Мстислав близ Киева и, выстроив полки, пошел Василевскою дорогою. И когда пришел к Олеговой могиле, встретили его все киевляне, которых он милостиво приняв, вошел в Киев. И созвав князей, бывших в Киеве, и вельмож киевских, учинил с ними обо всем распорядок, пресекая распри, умышленные ими. И в тот же день пошел к Вышгороду, послав берендичей пред собою. Которые, придя, сожгли дом тысяцкого Давида Радилова и других 7 домов.
А Мстислав, придя, стал по горе от бора, поставив пехоту по валу. И был бой у берендичей со Владимиром, где с обоих сторон побито несколько знатных мужей. Сие было в пяток, а в субботу начали биться всеми полками, приезжая к городу. Но Ростиславичи, видя, что им нет пользы в сей войне, уговорили Владимира просить о мире. И обменявшись сообщениями между собою, умирились в воскресенье мая 18 дня, отдав Владимиру Триполь с прежнею областию, а Ростиславичам из-за любви, как племянникам, дал Вышгород. И в понедельник 19 числа Мстислав вошел в Киев и сел на престоле отца и дедов своих. Стрыя же своего Владимира Мстиславича довольно всем наделил и снова в Триполь на владение прежнее отпустил. Но Владимир хотя сам о себе знал, что он к правлению великому не способен, но завистью разжжен был, а к тому другими побуждаем, стал мыслить, как бы Мстислава престола лишить и себе большее владение, нежели управить может, получить. Тогда был при нем боярин Давида Ростиславича Василь Анастасиевич. И уведав о замысле Владимировом, объявил о том князю своему Давиду, советуя ему, чтоб оное беспокойство пресечь. Давид же немедленно объявил то племяннику своему Мстиславу Изяславичу, а Владимир, уведав, что его замыслы Мстиславу известны учинились, желая лестию то закрыть, сам в Киев ко Мстиславу приехал и стал в том оправдаться. Мстислав, не желая то явно учинить и стрыя своего пред народом обесчестить, не сказав ему ничего, поехал немедленно в Печерский монастырь, якобы для моления, куда и Владимир с ним поехал. Приехавши же в монастырь, велел Владимиру идти в келию эконома, а сам пошел во игуменскую и послал к нему бояр своих двух (496) говорить: «Почто он приехал незваным и не объявил, для какой нужды едет, как есть обычай». Владимир же, ведая вину свою, послал ко Мстиславу дядьку своего говорить: «Слышу я, что злые люди клевещут тебе на меня дела такие, о которых я никогда не мыслил». На что Мстислав отвечал, что ему сказывал племянник Давид Ростиславич, который сам ему объявить может, от кого и как слышал. И послали оба от себя бояр к Давиду в Вышгород спросить. А Давид прислал Василька, от которого он слышал, и с ним прислал Радила тысяцкого и Василия Волковича. Между тем Мстислав, оставив Владимира в монастыре, сам отъехал в Киев. И черех три дня снова приехал в монастырь, где его ожидали Давидовы бояре. Тогда Владимир прислал ко Мстиславу на суд Рагуила и Михаила, и стали оные спорить. Но Василь поставил себе свидетеля Давида Боринича. Владимир, видя, что невозможно оправдаться, кроме клятвы, просил, чтоб от него в том клятву взять, что он невинен. А Мстислав, не зная кому верить и боясь, чтоб невинно стрыя своего не обидеть и в стыд не ввести, положил оное на суд божеский. Призвав Владимира, при боярах его и своих немногих говорил ему: «Брат и стрый, ты ко мне недавно крест целовал и еще у тебя уста не обсохли. Сие одно есть утверждение между нами по обычаю и уставу отцов и дедов наших. Ныне же, как ты говоришь, что не удумывал на меня и не ищешь мне никоего зла, я тебе оставляю и впредь сего не воспомяну, если что иное от тебя не явится». И, взяв от него клятву, отпустил его в Котельницу. Но Владимир Мстиславич, освободясь из рук, вскоре все свое слезное прошение и клятвенное обещание забыл, начал посылать к торкам и берендичам, подговаривая их на Мстислава, ведая в них недоброжелательных Тягровичей, Чеймана да братьев его Тошмана и Маначука, с которыми имел пересылку. И они сказали, чтоб он совокупился с братиею всеми князями на Мстислава. Тогда и они обещались все к нему прийти. Владимир, обрадовавшись сему бездельному обещанию, послал к боярам своим Рагуилу Добрыничу, Михаилу и Давиду, объявляя им о сем и свое намерение. Но те, как мужи умные, видя, что начинает дело непристойное, сильно его отговаривали и сами с ним идти отказались, приказав ему сказать: «Ты, князь, положил намерение и объявляешь нам, чего мы не ведали и тебе о том советовать не можем, ведая, что ты племяннику своему недавно в прежнем замысле клятвою очистился и обещал ему никогда против него зла не мыслить, из-за чего он тебя простил. А ныне снова зачинаешь дело непристойное и скорее себе, нежели ему, вредное, ибо великое княжение хотя получить бы не трудно, но содержать и управить в десять раз труднее, ибо не только один Киев, но всю оного область и всех князей в добром порядке и управлении иметь и во всем быть осторожным, чего в тебе и на малом княжении не достает. И потому не советуем на дело соваться, которого придется вскоре со стыдом лишиться». Владимир, озлобясь на сих своих советников старых, воззрев на имевшихся возле него дворян, сказал: «Сии будут у меня бояре и советники». И послав к берендичам, согласился с ними. Потом и сам с малым его войском приехал к ним ниже Ростовца. Берендичи, видя его в малолюдстве одного, а других князей с ним никого, а также и знатных его мужей не было, сказали ему: «Ты уверял нас, что братья твои князи русские все, Владимир Андреевич, Ярослав, Рюрик, Давид, с тобою согласны. Но ныне видим тебя одного и без бояр твоих. Почто нас прельстил и в такое бедственное дело привел? Нам лучше совать чужую голову, а не свою». И поехали прочь. Владимир стал их бранить, что они его на сие дело прельстили и не хотят своего слова и обещания держаться. А те, осердясь, стали в него и его людей стрелы пускать и ударили его двумя стрелами. Он же, видя сие, сказал: «Не дай Боже язычникам нехристианам верить. Ныне я уже пропал душою и лишаюсь всего имения своего». И с тем побежал, а из людей его некоторое количество побили, иных захватили, мало из них ушло. Владимир побежал ко Владимиру Андреевичу, но тот, не желая вражды из-за него со Мстиславом иметь, велел мост развести и во град его не пустил. Он же поворотился на радимичей и поехал в Суздаль к Андрею Юриевичу. Великий же князь Андрей, уведав обо всем том, не желая ради него со Мстиславом вражды иметь, послал к нему навстречу, велел сказать, чтоб он ехал к отчичу своему Глебу рязанскому (497), обещав его снабдить потребным. И поехал Владимир в Рязань, а жену покинул в Глухове у Всеволодовой княгини. Мстислав же, великий князь, о неправости стрыя своего Владимира писал ко всем князям и мать его из Киева выслал, велел идти в Городок, а оттуда куда хочет, только б в Киеве для смущения людей не была, сказав ей: «Не могу с тобою в одном граде жить, так как сын твой, преступая клятву, ищет мне вред учинить». Потому отъехала она в Чернигов ко Святославу Всеволодичу.

Владимир Петр. Глебу Юриевичу переяславскому родился сын и наречен княжески Владимир, а во святом крещении Петр. Тогда Глеб раздал нищим 200 гривен серебра, а в церкви и монастыри 300 гривен.

Константин митр . В то же лето возвратился из Цареграда новопоставленный Константин митрополит в Киев.

Новгородцев неистовство. Святослав Ростиславич из Новгорода. Война на Новгород. Торжок сожжен. Великие Луки сожжены. Мятеж новгородцев. Посадник Новгорода убит. Новгородцы, снова забыв свою клятву, Ростиславу данную, стали вече делать и, по дворам сходясь тайно, советовались об изгнании князя своего Святослава Ростиславича, которому приятели его, приехав на Городище, о том сказали, что его снова хотят поймать, чтобы заблаговременно искал своего спасения. Он же уведал о том чрез других подлинно, но вельможам своим не объявил, надеясь на свою правду, а их данную ему клятву. Вельможи, уведав о том подлинно, говорили ему, чтоб не надеялся на крестное целование и тяжкие клятвы новгородцев, ему учиненные, ведая их непостоянство и ко всем князьям неверность. «Того ради должно тебе немедленно раньше успеть, не ожидая их о нас промысла». Потому он, убравшись, тайно отъехал в Луки Великие, а к новгородцам послал от себя сказать: «Поскольку я довольно известился, что вы, словно беззаконные, преступив мне клятву учиненную, хотели меня поймать, и хотя я властию божескою мог бы то злодеяние ваше отвратить, но не желая далее быть с беззаконными, да не приобщусь беззаконию вашему, отъехал от вас и впредь быть у вас не хочу». Новгородцы, видя себя поруганными, послали за ним посадника Захария, велели его выслать из Лук Великих. О чем он уведав, пошел к Торопцу, оттуда на Волгу и к Андрею Юриевичу во Владимир. А новгородцы послали ко Мстиславу Изяславичу в Киев просить сына его. Андрей же, дав Святославу войска, отправил его к Волге и Торжку, с которым Святослав, придя, Торжок сжег и разорил, а также большую область Новгородскую жег и разорял, а новоторжцы ушли в Новгород немногие. Братия же его Роман и Мстислав смоленские, уведав о том, собрав войска, с другой стороны Великие Луки и многие села пожгли и разорили. И войдя в согласие с полочанами, послов новгородских, посланных ко Мстиславу Изяславичу, поймали и к Киеву ехать не допустили, послали новгородцам сказать, чтоб они не думали об ином князе, кроме Святослава, если не хотят большее разорение в области их терпеть. Новгородцы же, еще более разгневавшись и учинив смятение, убили посадника Захария Юриевича и Незду бирича, якобы те тайно со Святославом согласие и пересылку имели, приступали же к Вячку и Володарю; а Данислав Лазутич с товарищами уехали к Киеву. Святослав, совокупясь со смоленчанами и полочанами, пришел к Русе, а против него новгородцы выступили с Якуном тысяцким и стали в тесном месте меж рек. Святослав же, все около Русы разорив и попленив, не дав бою с ними из-за множества их, возвратился.

Совет на половцев. Война на половцев. Ярополк Всеволодич. Мстислав Всеволодич. Святополк Юриевич. Михалко Юриевич. Умер Ярополк Изяславич. Мстислав, великий князь, приняв от Бога мысль благую о Русской земле, послал ко всем князям письма, объявляя, что язычники половцы всякое лето берут дары, утверждаясь клятвою не воевать на пределы Русские, но, всегда преступая, разоряют и уже купцам в Грецию торг пресекают, грабят и побивают. Того ради рассудил, «собравшись нам со всею силою, на них идти и, прося у Бога милости, стараться оный тяжкий вред пресечь, как то при дедах и отцах наших было; и мы, последуя следам предков наших, постараемся о своей чести и безопасности отечества. И если вы в согласии со мной, приходите с войсками к Киеву, а я с моим готов буду наперед». Сие всем князям явилось приятно и полезно, все ему ответствовали: «Бог тебе помоги, который вложил тебе такую благую мысль, а нам дай Бог за христиан и за Русскую землю потрудиться, и не жалеем головы свои с честию положить». После чего многие, и едва не все, совокупились к Киеву: Рюрик и Давид Ростиславичи, один Давид с обоими полками, ибо Рюрик был болен, Святослав и Ярослав Всеволодичи черниговские, Олег и Всеволод Святославичи северские, Ярослав Изяславич луцкий, Ярополк и Мстислав Всеволодичи, Святополк Юриевич туровский, Глеб Юриевич переяславльский и брат его Михалко и другие князи пошли из Киева марта 2-го дня в среду Сыропустной седмицы. Ярополк же Изяславич весьма заболел, но не хотел от братии отстать. И, быв в Томощи, тяжко заболел, и умер марта 9-го дня в четверток Сырной седмицы (498), о чем Мстислав, великий князь, весьма печалился, ибо сего брата весьма любил. Тело же его принесено было в Киев и положено в монастыре св. Феодора.

Угл р. (Орель р.) Снопород р. (Самара р. ) Половцы побеждены. Несогласие князей со Мстиславом. После сего князи продолжили путь свой 9 дней от Киева. Между тем половцы о походе их получили весть чрез кощея Гаврилова и от Воиславича, которые ушли к половцам, и потому они, пометав становища свои, бежали. Князи, видя жилища их оставленные, пошли за ними наскоро, оставив с обозом Ярослава Всеволодича. И придя на реку Угл (Орель), тут взяли станы половецкие; а других по реке Снопороду (Самаре) послали и догнали половцев у Черного леса, где, учинив с ними бой, многих побили и в плен побрали, многие же гнали и за Волков побивая, где столько полона набрали, что все войско удовольствовалось, как то: женами, детьми их, служители, конями, скотом, оружием и всяким имением. Множество же христиан, из плена освободив, в дома отпустили. Но в князях учинилось несогласие, ибо все жаловались на Мстислава, что он, утаясь от них, наперед послал седельников своих ночью, которые половцев потревожили, и потому принуждены были так далеко половцев догонять. И от сего времени князи потеряли любовь ко Мстиславу. Сошедшись же все, осматривали полки свои. И видели, что все здравы были и только от всех полков 2 знатных мужей убито, Константин Василиевич, Ярунов брат, да седельник (конюший) Ярослава Изяславича; а Косяй Котович пленен остался, а также и прочих воинов весьма немного побито, но немало ранено. За сию столь великую победу принесли князи всесильному Богу великую хвалу и благодарение и потом возвратились с великою радостию в дома свои. Мстислав пришел в Киев в самый день Пасхи, и была во всем народе радость великая.

Умер Мстислав Всеволодич . В то же время преставился Мстислав князь, сын Всеволода Мстиславича псковского.

Поликарп игумен печерский. Постов уменьшение. Собор в Киеве. Разногласие собора. Андрей I против митрополита. Поликарп в заточение. Святослав III против постов. Епископ изгнан. Феодорец, еп. ростовский. Епископство за мзду. В сем же году Поликарп, игумен Печерского монастыря, с братиею положили во все господские праздники, ежели прилучится в среду и пяток, есть сыр, масло, яйца и молоко. С этим согласился Святослав, князь черниговский, и другие князи и епископы, но митрополит возбранял. И было о том прение большое и распря великая. Мстислав же, великий князь, положил созвать на собор всех епископов, игуменов, священников и монахов ученых. И сошлось их до ста пятидесяти. От Андрея Юриевича пришел Федорец, игумен суздальский. У которых было прение большое. Одни держались митрополита – Антоний, епископ черниговский, и Антоний, епископ переяславльский, и другие благоразумные игумены, священники и монахи. Другие утверждали мнение Поликарпово, отвергающее уставы Студитовы. Большее же число от сошедшихся, не желая ни митрополиту, ни князям досады наносить, отговаривались недостаточным знанием истинны и никакого мнения не объявили, полагая более, что то состоит в воле митрополита и игуменов в их монастырях. Иные полагали послать сие на рассмотрение и определение к патриарху, как он положит, но князи не хотели сие на патриарха, но более на уставы Вселенских соборов полагали. Андрей Юриевич писал ко Мстиславу, чтобы митрополита ссадить и выбрать епископам иного и потом на соборе беспристрастно рассмотреть, представляя от власти патриархов в Руси великий вред и напрасные убытки, о чем Федорец более всех прилежал. Но Мстислав, великий князь, хотя сам довольно письма учен был и законы знал, но, ведая многих князей к себе ненависть, опасался епископов раздражать, чтобы оные более князей не возмутили и его Киева не лишили, оставил без решения. И когда все несогласные митрополиту епископы, смоленский, владимирский и галицкий, разошлись, тогда митрополит со Антониями черниговским и переяславльским осудили Поликарпа в заточение. А Святослав Всеволодич черниговский изгнал из Чернигова Антония епископа, поскольку он поносил князя за едение мяса. Он же, пойдя в Киев, был при митрополите. А Федорец, пойдя в Цареград, великими дарами испросил себе епископство ростовское и, поставлен будучи, возвратился в Ростов (499).

6677 (1169). Война на половцев. Иван Андреевич туровский. Разбои половцев по Днепру. Вражда в князьях. Клеветники беды стоят. Крамола на Мстислава. Божба без причины непристойна. Давида Ростиславича неистовство. Слабая сила великих князей. Андрея умысел на Мстислава. Мстислав, великий князь, по окончании соборного несогласия, желая князей снова в любовь к себе обратить, послал их звать для похода на половцев, которые то охотно учинили. И съехались к Киеву брат его Ярослав луцкий, Владимир Андреевич дорогобужский, Рюрик Ростиславич овруцкий, Давид, брат его, вышгородский, Иван Андреевич туровский. После съезда князей говорил им Мстислав: «Мы, благодаря Бога, хотя половцам много вреда учинили, их жилища, жен, детей и скот побрали, но они, тем оскорбясь, еще более нам вред делают: купцов, в Грецию и оттуда идущих, не пропускают и наши заставы разбивают. Того ради рассудил я вас созвать и чтоб, совокупясь, пошли путь оный очистить и купцов подданных и союзных нам безвредно пропустить, о чем к вам я писал» (500). Сие все князи приняли за благо, сказав: «Сие есть к чести и пользе нашей и всей Русской земли». После чего идя, стали у Канева, куда пришел Глеб Юриевич переяславльский. А черниговские и северские, озлобясь на Мстислава за собор бывший, не пошли. Глеб Юриевич учинил пир, звал к себе на обед великого князя Мстислава и всех князей; и веселясь довольно, одарив Мстислава, разъехались с любовию. Но коварный и ненавистный диавол, не хотящий добра человекам и ненавидящий братолюбие, избрал себе помощников Петра и Нестора Борисовичей, бояр киевских. Те начали Давиду внушать злобу на Мстислава, лживо сплетая по злобе из-за того, что они покрали коней в стадах Мстиславовых и, пятна княжие испортив, свои положили, в чем их Мстислав обличив, наказал и от себя отлучил. Сии сказывали Давиду, якобы Мстислав хочет его поймать и Вышгорода, а брата его Овруча лишить и других князей хочет также уделов лишить. Давид же, поверив сему, сказал брату своему Рюрику. Но Рюрик, не поверив тому, сказал: «Мстислав нам недавно крест целовал на любви и причины никакой нам зло делать не имеет». Но те проклятые смутители, уведав, что Мстислав хочет к себе звать всех князей на обед, тотчас сказали Давиду, якобы Мстислав намерен их звать к себе на обед и тут их поймать. Мстислав, не ведая ничего того и не мысля никоего зла, но с истинною любовию к братии послал Рюрика, Давида, Глеба и других звать к себе на обед. Но Рюрик и Давид сказали: «Если нам Мстислав клятву учинит, что нам никоего зла не учинит, то мы будем к нему». Мстислав, услышав то, ужаснулся, ведая, что от него никакой к тому причины нет. И созвав вельмож своих, тотчас им объявил о том, требуя их совета, надлежит ли ему клятву учинить, поскольку он никакого зла на них не имеет и не думал. О чем рассуждая, все сказали, что клятву давать князю без всякой причины весьма непристойно, и если уже диавол в сердце их злобу какую всеял, то крестное целование не поможет, «но послать к ним и сказать, что ты крест к ним на том целовать будешь, что никогда им зла не мыслил и ныне не имеешь, только б они тех, кто им какое зло клевещет, выставили и отдали под суд». И с тем послал к ним объявить. Но Давид сказал, что ему непристойно и невозможно тех, кто ему сказывал, выставить, поскольку он им обещал с клятвою того никому не открыть, «а если Мстислав в правде нам клятву учинит, то мы ему более поверим и оное в забвение оставим и сами ему крест на любви целуем». Потому Мстислав, положась на Бога в невинности своей, желая тем злобу и ненависть пресечь, при присланном от них крест целовал, и они к нему целовали, но только устами, а не сердцем, ибо злобу имели в сердце скрытую. И Владимира Андреевича возбудили просить у Мстислава в прибавок области, который вскоре после того прислал ко Мстиславу просить. Мстислав же, видя, что великое княжество Киевское осталось и так весьма скудно, что всеми градами, издревле к Киеву принадлежащие, другие князи владели, как например в Переяславле – Глеб Юриевич, в Городце – Михалко Юриевич, в Вышгороде и всею Древлянскою землею – Ростиславичи, Поросье Васильку Юрьевичу дано, Пересопницей, Дорогобужем и Бужеском Владимир Андреевич владел, и тем сила великого князя так умалилась, что его уже мало почитали, уразумел, что Владимир у него прибавки просит ни для чего иного, как только для причины ко вражде, послал ему сказать, что «он недавно у меня волость выпросил и на том, что тем доволен, крест целовал, ныне так скоро клятву свою ему забыть непристойно». Владимир же, осердясь, уехал в Дорогобуж. Тогда же и Андрей Юриевич гневался на Мстислава Изяславича по смущению злых людей, а более бывших от него при соборе. И услышав про злобу всех князей на Мстислава, вошел в согласие с братом Глебом Юриевичем переяславским тайно на Мстислава.

Роман Мстиславич. Война на Мстислава II-го. Мстислав Андреевич суздальский. Игорь Святославич. Всеволод Юриевич. Мстислав Мстиславич. Берестовые. Мозырь. Михалко пойман. Прежде похода Мстислава на половцев прислали новгородцы ко Мстиславу просить у него сына в Новгород на княжение. Он же, рассуждая, что Новгород издревле принадлежит великому князю и определить туда князя в его воли, не посоветовавшись о том с племянниками своими Ростиславичами, которые сильно оного держались, и не снесшись с Андреем, который также оного домогался, отпустил к ним сына своего Романа, который пришел в Новгород апреля 14 и принят с честию великою. Но сие наибольшую злобу в сердцах Ростиславичей на Мстислава учинило. И Андрей Юриевич, который сильно старался Святослава снова или сына своего в Новгороде посадить и беспутство новгородцев пресечь, для чего ни с чем к ним не пропускал и их купцов везде ловили и грабили, услышав, что Мстислав к ним сына без согласия с ним и Ростиславичами посадил, тотчас, собрав войска, послал с оными сына своего Мстислава, с ним воеводу Бориса Жирославича, на Мстислава Изяславича и писал ко всем князям русским, чтоб Мстислава от Киева изгнали. Поэтому совокупились 11 князей: Глеб Юриевич из Переяславля, Роман Ростиславич из Смоленска, Владимир Андреевич дорогобужский, Рюрик овруцкий, Давид вышгородский и брат его Мстислав, Олег Святославич и брат его Игорь северские, Всеволод Юриевич и племянник его Мстислав Мстиславич из Городца. Мстислав же Изяславич послал Михалка Юриевича в Новгород к сыну своему с берестовыми людьми. Рюрик же, Давид и Владимир Андреевич, уведав, что Мстислав Андреевич с белорусским, а Роман со смоленским войском приблизились, послали за Михалком. И, догнав его за Межимостьем к Мозырю, поймали Михалка обманом.

Измена бояр. Киев взят. Мстислав II из Киева. Разорение Киева. Грабление церквей. Злоба за посты. Антоний, еп. черниговский, изгнан. Поликарп игумен освобожден. Вскоре после сего сошлись все князи с войсками к Вышгороду, и стали на Дороговичи близ церкви святого Кирилла, и в Федорову седмицу обступили Киев. Мстислав же затворился во граде и крепко оборонял, хотя те весьма сильно отовсюду великим множеством приступали, но он их так храбро встречал, что с немалым уроном несколько раз отбивал. Но торки и берендеи не весьма верны ему были. А также бояре киевские Петр Борисович и Нестор Жирославич (которые прежде на него Давиду клеветали и смутили) тайно пересылку с Давидом имели, приказав, чтоб учинили явный приступ на крепкие места, «и когда войска киевские, оставив плохие места, будут крепкие оборонять, тогда внезапно наступите на места плохие и безоборонные». Князи оные, стоя три седмицы около Киева и уже потеряв много людей, намерены были мир учинить и отступить. Но получив сие от изменников киевских и злодеев Мстиславовых наставление, все согласились и пошли на приступ с половиною войск по горе, которым Мстислав крепко противился и многих побивал. В то время другие войска от Глеба рвом пришли и, не имея тут себе сопротивления, немедленно во град вошли и, с тыла на Мстислава напав, многих людей около него побили. Что видя, Мстислав, вскоре оборотившись, на оных напал и, гнав их, храбро многих побил. Но между тем князи другим местом во град вступили, многих побили и поймали, храброго воеводу Мстислава Дмитра, Александра дворецкого, Собислава Жирославича, Иванка Творимича, Родиона, судию его, и других многих. Мстислав же, собрав войска сколько мог, вышел из града и, совокупясь с братом Ярославом, отошли во Владимир. Князи же, зная Мстиславову храбрость и видя, что у них много людей пропало, не смели за ним вскоре гнать. Так был взят Киев марта 8-го дня в среду второй седмицы поста. И пограбили весь град, Подолье и Гору, не пощадив и церкви, святую Софию, митрополитов дом и все церкви, монастыри, и загорелось на многих местах. Тогда весьма ужасно было видеть: церкви и дома горели, людей всюду побивали и невинных жен и детей с плачем великим в плен тащили, имение все везде грабили, и не было ниоткуда помощи. Не только дома, но церкви все ограбили и обнажили, иконы малые ради окладов побрали, другие ободрали, книги и колокола все забрали. Суздальцы, смоленчане, черниговцы и другие все разнесли. А берендичи, проклятые изменники, зажгли Печерский монастырь, но Бог соблюл оный от язычников. И был в Киеве плач и воздыхание великое и неутешимое. Сие было за грехи и неправости наши. А кроме того за митрополитову неправду озлоблены были князи, что он запретил Поликарпу, игумену Печерскому, в господские праздники, на Рождество Христово и Богоявление, масло и млеко в среду и пяток есть, чего прежде не было, в чем ему помогал Антоний, епископ черниговский. И сей возбранял князю Святославу черниговскому мясо в те же дни есть. Князь же запрещал ему говорить о том, но когда он не унялся, изгнал его самого от епископии. А Поликарпа, великой ради его учености, освободив, с честию снова в монастырь Печерский ввели.


ПРИМЕЧАНИЯ

496. Боярин известный был чин высший при государе в правлении, но происхождение имени сего едва кому известно, и из-за того некоторые думали славянское от боления болярин (боярин) именовать следует. Но сие подлинно слово сарматское, боярик значит умная голова или умный человек.

497. Здесь хотя отчимом рязанского Глеба Владимира именовал, но мать Владимира, а княгиня Мстислава в Киеве жила. Видно то, что Глеб был отчим жене Владимировой, но чья оная жена была дочь, то неизвестно.

498. Число в трех летописцах ошибкою положено 7, в других пропущено. Правильно же 9, ибо по тогдашнему счислению год начинался с Пасхи или мая, гл. 8, а в 1168-м Пасха была апреля 20. Следственно, 9 число было на Сырной седмице в четверток.

499. О грамоте патриаршей, н. 486, упомянул, а здесь особенно то обличается: 1) как сильно патриарх в оной Нестора епископа защищал и власть ему беззаконную приписывал, а здесь, отрешив Нестора, по представлению князя другого епископа в Ростове поставил; 2) там сего Феодорца проклинал, а здесь посвятил; 3) там сказывает, что мимо митрополита, как главы церкви и государства, неудобно посвятить, а здесь без ведома его то учинил. И хотя ниже показано, что сей Федорец патриарха оболгал, да сие к оправданию не служит. И хотя то довольно известно, что тогда греки мало о знании и хранении законов прилежали, однако ж невероятно, чтоб так бесстыдно против своего прежнего утверждения поступали. Из-за того легче верить, что оная грамота подложная, а также и наречие ее с тогдашним не согласно.

500. Об ограблении купцов русских пацынаками, или печенегами, и половцами Константин Порфирогенит во время Святославово пишет, глава 16, н. 40.

Из черновых примечаний:

500а. Сей Корсунь, о котором выше, н. 133, помянуто. Он же наиболее часто Торческий град именован, однако ж торческих градов, коими торки владели, было много, и все вместе от реки Рси Поросье именовано.

Атака «Храброго ястреба» под Галичем

Рыцарь

Мстиславом Удалым, а потом Мстиславом Удатным (удачливым) князя Мстислава Мстиславича прозвали историки — уцепившиеся за слова летописца XIII века о «великом удатном князе Мстиславе»1. Но оба прозвища пришлись нашему герою — родившемуся, скорее всего, в первой половине 1160х годов2 — впору.

Праправнук Владимира Мономаха, правнук Мстислава Великого, сын Мстислава Храброго, это был доблестный воин, рыцарь без страха и упрека.

Как истинный рыцарь, он жил войной. В 1193 году, княжа в Треполе (ныне село Триполье, километрах в 40 к югу от Киева), Мстислав мгновенно откликнулся на предложение князя соседнего Торческа сходить на половцев, за реку Рось. (И сходили, и обогатились скотом, лошадьми, рабами. ..)

Как всякий рыцарь, это был конный воин-профессионал — бронированный и тренированный. По сравнению с ополченцами из городских ремесленников и торговцев — форменный сверхчеловек! В битве с суздальцами на реке Липице 21 апреля 1216 года Мстислав Удалой, словно неуязвимый танк, трижды прорубился через полк горожан — туда, обратно и еще раз туда — и остался невредим. Даром что ему было уже около пятидесяти…

Мечу Мстислав предпочитал боевой топор.

Лошадей любил серой масти. Про одного из его боевых коней точно известно, что был он сивым — бледно-серым, почти белым. Другого звали Атказ — а по-половецки это означает «конь-гусь».

А как стратегу и тактику, князю очень подходит имя «храбрый ястреб», которым величали Мстислава Удалого соратники после победы под Галичем в 1221 году3.

Внезапно сорвавшись с ветки, ястреб на огромной скорости неукротимо преследует жертву — лавируя между деревьями, проносясь сквозь кусты! — пока не настигнет и не пронзит когтями. ..


Искатель приключений

Обычно Мстислав воевал ради славы.

Ради военной добычи.

Чтобы отстоять честь своего княжеского клана.

И, казалось бы, нет ничего удивительного в том, что летом 1217 года он заявил новгородцам: «Хощю поискате Галица (так на «цокающем» новгородском диалекте звался Галич. — Авт.4. И, отказавшись от новгородского княжения, уехал на юг.

Казалось бы, все ясно: князю-воину нужны новые приключения.

Новое поле для подвигов. Галицкая земля — чьим стольным градом был Галич, один из крупнейших городов Древней Руси, — находилась на западе нынешней Украины, на территории большей части Львовской и Ивано-Франковской областей, части Тернопольской, Хмельницкой, Черновицкой и части Подкарпатского воеводства Польши.

На этом конце Руси Мстислав не воевал аж с 1196 года.

Не лишними были бы ему и доходы с богатой Галицкой земли.

Тем более что после 1199-го — когда пресеклась тамошняя княжеская династия — земля эта считалась бесхозной. Кто только теперь за нее ни боролся! И волынские князья, и черниговские, и польский князь Лешко Белый, и венгерский король Андраш (Андрей) II, и даже галицкий боярин Володислав Кормильчич…

Все это так.

И все же мотивы Мстислава были, думается, не только меркантильными.


Православный

К 1217-му Галицкая земля оказалась не просто выморочным имуществом, а землей, насилуемой иноверцами.

После того, как в 1214м Андраш II посадил княжить в Галиче своего сына Кальмана (Коломана), венгры стали искоренять там православную веру и насаждать католическую. « А епископа и попы изгна из церкви, — писал о короле киевский летописец, — а свои попы приведе Латыньския на службу»5… Вернулся в Галич и уже известный там палатин Бенедикт Бор (он же Бенедикт Лысый) — «томитель бояром и гражаном», насильник, от которого рыдали даже попадьи и монахини; «вправду бе антихрист»6

Уже в 1215-м7 галичане восстали против венгров.

И, думается, Мстислав «искал Галича» не только из-за доходов с него, но и желая защитить православную веру.

Тогда, в XIII веке, не было еще ни русских, ни украинцев. Во всех землях, на которые распалось в XII столетии Древнерусское государство, люди — по крайней мере, князья, бояре, духовенство и горожане — именовали себя «русью» (это название собирательное, а конкретный человек звался «русин»).

И говорили на одном языке — сейчас мы называем его древнерусским. Правда, в диалекте жителей Галицкой земли были уже заметны черты, присущие нынешнему украинскому языку8. Но все-таки это был лишь диалект древнерусского…

Помогать русинам галицким Мстислав пошел с русинами смоленскими. Ведь он принадлежал к княжескому клану Ростиславичей — общим владением которых была Смоленская земля. Она занимала территорию не только нынешней Смоленской области, но и часть территории еще шести областей России и Беларуси — Могилевской, Тверской, Московской, Калужской, Псковской и маленький кусочек Витебской.

Сам Мстислав владел там «Торопецкой волостью» — на западе нынешней Тверской области, между Торопцом, Ржевом и озером Селигер.

Связь с ней он сохранял даже княжа в Новгороде9. И, значит, свою главную ударную силу — дружину, тяжеловооруженных конников — набирал, скорее всего, именно там, в «Торопецкой волости».

А союзник и двоюродный брат Мстислава, смоленский князь Владимир Рюрикович повел остальные силы Смоленской земли — свою дружину и городские ополчения.

Изучение истории Древней Руси — дело неблагодарное. Почти всегда одно и то же: источников мало, сведения их скудны и противоречивы.

Но хронология похода все же поддается восстановлению10.


Сын жестокой эпохи

В начале 1219 года Мстислав Удалой и Владимир Рюрикович со смолянами подступили к Галичу (он стоял тогда не у впадения Луквы в Днестр, как сейчас, а в четырех километрах выше по течению Луквы, у нынешнего села Крылос). Королевичу Кальману и палатину Бенедикту пришлось бежать, и Мстислав стал галицким князем.

Тут бы и завершить рассказ благостной картиной «торжества православия». Ан не выходит! Жизнь всегда сложнее.

Значительная часть жителей Галича не сумела наладить отношения с новым князем. И когда в октябре того же 1219 года в Галицкую землю вторглись венгерское войско и поляки Лешка Белого, Мстислав не стал сопротивляться: на галичан — желавших получить в князья Даниила Романовича волынского — он положиться не мог11.

И ушел в Киевскую землю, в Торческ — где княжил в первые годы XIII века.

А уже оттуда, наняв людей своего тестя, половецкого хана Котяна, в конце 1220 года пошел с ними и с киевским князем Мстиславом Романовичем (тоже из смоленских Ростиславичей) отбивать Галич вторично.

И стал мстить отвергшим его галичанам!

Потому что, будучи защитником веры, святым он не был. А был сыном своей жестокой эпохи, аристократом Средневековья.

Его половцы разграбили и сожгли пригородные боярские усадьбы между Галичем и Днестром. Потеряв под стенами города одного из своих ханов, они стали галичан резать, жечь и четвертовать. А когда взять Галич не удалось, рассыпались по всей земле — грабя и сжигая города и села, угоняя людей в рабство12.

Мстислав взирал бесстрастно. Холопы, смерды, горожане — материал расходный…


Победитель

Однако при всей антипатии галицких русин к смоленскому русину Мстиславу Удалому католики были для них еще нестерпимее.

В июле 1221 года Мстислав и еще трое князей из смоленских Ростиславичей — Владимир Рюрикович, Ростислав Давыдович и Ростислав Мстиславич (сын Мстислава Романовича киевского) — со смолянами, киевлянами и половцами вновь двинулись на Галич.

Навстречу им вышли с войском палатины Андраша II и Лешка Белого — Фильний (Аттила Фильня) и Марек. (Русские летописи сообщают, что, кроме венгров и поляков, у них были и чехи с моравами13).

«Острый мецю (меч. — Авт.), борзый коню — многая Руси», — надменно говорил Фильний, [«из]древле прегордый Филя»14.

И в сражении 14 августа 1221 года (в канун Успения Божьей Матери) под Галичем он чуть было не оказался прав. Конем и мечом поляки опрокинули «многую русь» — войска Владимира и двух Ростиславов — и, вместе с венграми, стали преследовать их.

Но тут совершил свой ястребиный бросок Мстислав Удалой — ударив с торопецкой дружиной и половцами во фланг венграм и воевавшим на их стороне галичанам.

Это и решило исход битвы!

Ободренные Ростислав Давыдович и Ростислав Мстиславич остановились и атаковали со смолянами и киевлянами другой фланг венгров. Оказавшись в окружении, те были истреблены, а «величавый Филя» — пленен русским дружинником.

Затем та же участь постигла поляков — вернувшись из погони, они неожиданно для себя оказались окружены смолянами Ростислава Давыдовича и половцами.

Уцелевшие «угре и ляхове» разбежались по окрестностям Галича.

Там некоторые из них «истопоша» в реках, а остальные…

А остальных стали истреблять галицкие смерды! И «никому же не утекши (никто не ушел. — Авт.) от них»15!

Осаждённые в Успенском соборе Галича горожанами, изнемогши от жажды, «угры» сдали собор подъехавшему Мстиславу. Королевич Кальман и глава провенгерской партии галичан боярин Судислав попали в плен.

«И бысть радость велика, спас Бог от иноплеменних»16

В 1227 году Мстислав добровольно удалился в свой старый Торческ, а Галич отдал другому сыну Андраша II — королевичу Андрашу же (Андрею). За что боролись?

Но королевич Андраш не допускал уже гонений на православие.

«Храбрый ястреб» и его смоляне отучили венгров от таких экспериментов.


1. Горский А.[А.] Средневековая Русь. О чем говорят источники. М., 2018. С. 116-117.
2. Умирая в 1180 году, отец Мстислава назначил опекуна только для одного своего сына — Владимира. Значит, Мстислав был уже совершеннолетним, минимум 15 лет от роду.
3. Щавелева Н.И. Древняя Русь в «Польской хронике» Яна Длугоша. (Книги I — VI). Текст, перевод, комментарий. М., 2004. С. 356.
4. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950. С. 258-259; Бережков Н.Г. Хронология русского летописания. М., 1963. С. 106.
5. Полное собрание русских летописей (далее — ПСРЛ). Т. VII. СПб., 1856. С. 119. О киевском источнике Воскресенской летописи см.: Котляр Н.Ф. Княжеская служба в Киевской Руси. СПб., 2017. С. 112.
6. ПСРЛ. Т. II. СПб., 1843. С. 157.
7. Головко А.Б. Юго-Западная Русь в политике Венгрии в первой половине XIII в. // Rossica antiqua. 2010. N 2. С. 123-124.
8. Соболевский А.И. История русского литературного языка. Л., 1980. С. 76-77.
9. Янин В.Л. Новгород и Литва. Пограничные ситуации XIII — XV веков. М., 1998. С. 49-51.
10. Грушевський М. Хронольогiя под] [й Галицько-волинсько] [ л] [тописи // Записки Наукового товариства iмени Шевченка. Т. LXI. Львiв, 1901. С. 14-17, 63.
11. Майоров А.В. Галицко-Волынская Русь. Очерки социально-политических отношений в домонгольский период. Князь, бояре и городская община. СПб., 2001. С. 443-445.
12. Щавелева Н.И. Указ. соч. С. 354; ПСРЛ. Т. VII. С. 128.
13. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. С. 260-261; ПСРЛ. Т. VII. С. 126.
14. ПСРЛ. Т. II. С. 162.
15. Там же; Щавелева Н.И. Указ. соч. С. 356.
16. ПСРЛ. Т. II. С. 162

краткая биография, деятельность и интересные факты

Великий русский князь Мстислав Владимирович Великий родился предположительно в феврале 1076 года. При крещении его назвали Феодором, а в Европе его знали как принца Гаральда, как и его деда по матери — Гарольда II Годвинсона, который был последним из англосаксонских королей и отцом Гиты Уэссекской. Отцом же Мстислава Владимировича Великого был тот самый знаменитый князь Владимир Мономах. Впоследствии он был причислен к лику святых Русской православной церкви.

История жизни

Мстислав Владимирович Великий в семье был старшим сыном. Это означало по старорусскому закону царствования, что именно он должен был после смерти своего отца занять трон и стать великим Киевским князем. И, тем не менее, его путь к трону был не простым, более того, он был полон преград и ожесточенной борьбы. В период последних лет правления Владимира Мономаха Русь превратилась в своеобразную арену для междоусобных войн между русскими князьями. Прежде чем взойти на Киевский престол, Мстислав Владимирович Великий княжил то в одном, то в другом из российских городов. Особенно долго в его власти находился Новгород. При нем этот город сильно расширил свои владения, смог достичь политического и экономического процветания. Но в какой-то момент князь Мстислав вынужденно нарушил данный им новгородцам обет на пожизненное княжение и по приказу отца покинул город, направившись на княжение в Белгород. На его же место в Новгороде вступает Всеволод – его сын.

Великий князь киевский

Когда умер отец Мстислава Владимировича Великого в 1125 году, он автоматически стал великим князем Киева. Казалось, что это сможет стать еще одним поводом для недовольства других князей, однако все прошло гладко: как ни странно, его кандидатура устраивала всех. Однако другие русские князья не спешили ему присягать, и в первое время к его владениям относились только Киев и княжество Киевское. Спустя два года ему удалось изменить создавшуюся ситуацию. Мстислав решил вступить в борьбу за власть в городе Чернигове. При содействии половцев ему удалось захватить некоторую часть черниговских земель. После этого перед ним склонили колени жители Смоленска. Однако он здесь не задерживается и сажает на княжеский престол своего сына. Вскоре в его власти оказывается практически вся Русь.

Мстислав Владимирович Великий: основные события

После того как он смог подчинить себе всех русских князей, Мстислав решает улучшить внешнеполитическую ситуацию и совершает несколько походов на Полоцкое княжество, подчиняет себе ряд иностранных городов. За последующий год он окончательно покоряет себе половецкие земли и сажает на престол Изяслава. На этом он не пожелал остановиться и с войском направился в Прибалтику. Однако там его ждала неудача, при взятии Литвы русские войска были разбиты.

Дети и семья

Женой Мстислава Великого в 1095 году стала дочь короля Швеции. Она родила своему мужу четырех сыновей. Отец позаботился, чтобы каждый из его сыновей — Всеволод, Изяслав, Ростислав и Светополк – стали правителями разных русских городов. Норвежская принцесса не выделялась особым здоровьем и вскоре после рождения младшего сына умерла. Князь женился во второй раз, и в новом браке у него родилось еще две дочери.

Итоги княжения Мстислава Великого

Почему его назвали Великим? Это был тот князь, которому удалось на какое-то время прекратить междоусобные войны. Годы правления великого князя Мстислава Владимировича, таким образом, ознаменовались миром на русской земле. Он стал единоличным правителем Киевской Руси. Кроме этого, ему удалось расширить территорию своей страны. Он также вел очень мудрую налоговую политику: брал у народа в качестве налога ровно столько, сколько было необходимо, не обирал народ полностью и оставлял средства на нормальное существование. При нем практически никто не голодал. Годы его правления также ознаменовались строительством многих православных храмов.

Впервые перед Мстиславом появилась возможность расширить свои владения в период борьбы за Чернигов. Его дочь была замужем за новгород-северского князя Всеволода Ольговича, дядя которого в то время правил Черниговым. Он позвал в качестве подмоги половцев и сумел выгнать своего дядю с насиженного места. Мстислав и Ярополк выступили против Всеволода, так как клялись в верности Ярославу, однако он не восстановил статус-кво. Затем Великий князь посадил на Курский престол своего сына Изяслава, а потом сумел обособить от Чернигова Муром и Рязань, в Смоленске же после смерти Святославовичей посадил на княжеский трон своего сына Ростислава, а тот, в свою очередь, здесь основал местную династию.

Поход в Плоцк

1123 г.был удачным для Мстислава Великого. Он не стал довольствоваться завоеванием русских городов, а решил идти на соседей, а именно к половцам. Здесь он смог завоевать, а после и разграбить Стрежев, Изяславль, Лагожск и др. Владыка Полоцка князь Давыд Всеславич был заменён, на его трон поднялся его же родной брат – Рогволод, который продержался до 1128 года. После его смерти трон вновь занял Давыд, однако Мстислав этого доспустить не мог и взял его и его двух других братьев в плен, а князем здешних мест был назначен Изяслав Мстиславич. Полоцкой землею стал править второстепенный князь Василько Святославич, которого Мстислав Великий в 1130 году выслал в Царьград – Константинополь.

Легенды, связанные с именем Мстислава Великого

Немецкий церковный деятель первой трети XII в. Руперт в своем «Похвальном слове святому Пантелеимону» сообщает, что, в годы своего правления Мстислав-Гаральд чуть ли не погиб во время охоты. На него напал медведь и распорол живот таким образом, что его внутренности вывалились наружу. Раненого князя привезли в его дом. Мать его, Гита, стала молиться святому Пантелеимону. И тогда приснился сон Мстиславу Владимировичу Великому. Кратко, еле дыша, он рассказал о нем матери: к нему пришел юноша и обещал его вылечить. Согласно преданию наутро к нему в действительности пришел молодой человек, очень похожий на Пантелеимона, принес с собой различные снадобья и исцелил его. Когда у Мстислава родился второй сын, то ему при крещении было дано имя Пантелеймон. Более того, князь основал у Новгорода чудесный монастырь и назвал его именем этого святого. И это был не единственный храм, который он отстроил. Именно по его приказу была построена церковь Благовещения и Николо-Дворищенский собор.

Грамота Великого Киевского Князя Мстислава Владимировича

Это уникальнейший памятник прошлого Руси, который дошел до наших дней. Он был написан на пергаменте, и к нему была прикреплена вислая серебряная печать с позолотой. Данная грамота датируется эпохой великого, то есть киевского княжения Мстислава Владимировича (1125-1132 гг.), за свои дела названного в народе Великим. Точной даты составления Грамоты Великого Князя Мстислава Владимировича не возможно установить, поэтому принято считать, что это произошло около 1130 года. Именно тогда сын великого князя, Всеволод, приехал к отцу в Киев, хотя в некоторых летописях это событие датируется 1126 годом. Историк С. В. Юшков называет этот документ иммунитетной грамотой. Это означает, что ее владельцу в первую очередь передается право на землевладение и на сбор дани, виры и продажи. Позже у него появляются и пожалования в виде освобождения от финансово-административного подчинения княжеской власти и общей подсудности. Грамота Мстислава хранилась в
Буице, в монастыре, заложенном еще при Всеволоде. Оно находится на берегу одноименного озера на границе Тверской и Псковской губерний.

Кончина Великого князя

Согласно летописи Мстислав Владимикрович умер 14 апреля 1132 года. Свой престол он передал не одному из своих сыновей, как все предполагали, а брату — Ярополку. Однако он поставил условие перед ним, что после того, как он поднимется на великий княжеский престол, то свой Переяславельский уступит сыну Мстислава Всеволоду. Однако этот план не удалось осуществить, так как против Всеволода поднялись его младшие братья. Пока дядья и племянники враждовали друг с другом за Киевский престол, на арену борьбы вышли Ольговичи, которые также претендовали на власть в Киеве. Получилось, что смерть Мстислава стала поводом для распада Киевской Руси на множество обособленных княжеств, которые вели между собой междоусобные войны.

Новые данные о Мстиславе Великом в свете археологии

В 20-м веке на территории Московской области, в Могутовском археологическом комплексе была обнаружена печать Мстислава Владимировича. В последние 10 лет археологи нашли еще несколько печатей, принадлежащих этому великому князю. Они были захоронены под толстым слоем почвы в Новгородской области. Также был найден документ, из которого удалось узнать, что одну из дочерей Мстислава звали Рогнедой. До этого обеих княжон называли исключительно по отчеству.

Князь Мстислав Андреевич

Князь Мстислав Андреевич – второй и, как утверждает летописец, любимый сын Андрея Боголюбского. Он пользовался особым доверием отца при решении военных вопросов. Мстислав Андреевич был человеком с жестким воинственным характером, что было вызвано политическими обстоятельствами и суровым духом того времени.

Время и место рождения князя Мстислава неизвестны. В начале пятидесятых годов XII века он, вероятно, был еще ребенком и жил с родителями в известных своими междоусобными бранями пределах Южной Руси, но после 1155 года он, несомненно, рос уже в мирных краях Руси Суздальской и был свидетелем благоустроения града Владимира. На его глазах св. Андрей сооружал златоверхий Владимирский храм, воздвигал город Боголюбов.

К 1171 году князь Мстислав уже состоял в браке, так как в этом году, по сообщению летописей, у него родился сын Василий, скончавшийся, вероятно, в младенчестве.

Первое упоминание имени князя Мстислава Андреевича в летописи относится к 1164 году, при сообщении о том, как он вместе с родителем оплакивал смерть старшего брата Изяслава, первенца кн. Андрея Боголюбского. В те годы князь Мстислав был еще отроком, поэтому не был взят отцом в поход на камских болгар. Но уже в 1169 году Мстислав Андреевич выступает на страницах летописи как предводитель сильного войска, посланного князем Андреем против Киевского великого князя Мстислава Изяславовича. В марте 1169 года Мстислав Андреевич в союзе с другими князьями взял Киев и, по поручению родителя, посадил на Киевский престол своего дядю, младшего брата святого Андрея, – Глеба Георгиевича. Сам же святой князь Андрей стал теперь великим князем всея Руси, а слава всероссийской столицы перешла от Киева ко Владимиру.

Не прошло и года, как князь Мстислав вновь был послан отцом в военный поход с целью наказания новгородцев, дерзнувших брать дани в великокняжеских областях. И на этот раз у князя оказалось немало союзников. Ополчение союзников, продвигаясь к Новгороду, выжигало на своем пути селения, не давая пощады мирному населению, а достигнув Новгорода, осадило его. Новгородцы же со своим архиепископом Иоанном обратились к заступлению Божией Матери, и Царица Небесная защитила город, явив чудо от Своей иконы. Как повествует летописец, одна из стрел осаждающих ударилась в святую икону и на лице Богоматери показались слезы. 25 февраля 1170 года владимирское войско потерпело поражение, многие воины были взяты в плен, а остальные по возвращении на родину терпели бедствие от стужи и голода.

Великий князь Андрей, однако, не потерял уверенности в воинских способностях своего сына, ибо смиренно признал в Новгородском поражении волю Божию. Вскоре он послал князя Мстислава против камских болгар. Была зима, поход этот для войска оказался очень тяжелым, однако Мстислав Андреевич сумел взять шесть болгарских селений и один городок.

По возвращении из этого похода князь Мстислав Андреевич скончался, будучи, вероятно, еще очень молодым. Он был оплакан, как пишут летописи, не только своими родителями, но и «всей Суздальской землей». Есть сведения, что святой Андрей Боголюбский поставил над гробом своего мужественного сына мраморную статую.

Да, князь Мстислав проявлял суровость в ведении войн, но война сама по себе есть дело жестокое; вместе же с тем Мстислав Андреевич отличался покорностью воле отца, завидной неустрашимостью и ревностью в исполнении доверенных ему дел.

Исторический портрет. Историческая эпоха. Задание 25 ЕГЭИсторический портрет Мстислава Великого

Мстислав Великий

Исторический портрет Мстислава Великого

Годы правления:1125 — 1132

Из биографии

  • Сын Владимира Мономаха, Мстислав Великий был талантливым государственным деятелем и полководцем.
  • Это был последний князь единой Киевской Руси¸ после смерти которого в 1132 году начинается процесс феодальной раздробленности.
  • Древний автор писал, что Мстислав « был великий правосудец, в воинстве храбр и добропорядочен», что всем соседям он был страшен, князья при нём жили в мире, ни один не смел обидеть другого. Мстислав отличался милостью к подданным. Подати были посильны всем, поэтому приносились князю без тягости.
  • Мстислав Великий был канонизирован сразу после сметрти. Долго был местным святым. В 1981 году прославлен общецерковно.

Исторический портрет Мстислава Великого

Направления деятельности

1.Внутренняя политика

Направления деятельности Результаты
1.Сохранение единства Руси.
  1. Борьба с сепаратизмом удельных князей
  2. Сохранение  контроля над крупнейшими городами Руси и торговым путём « из варяг в греки».
  3. Укрепление городов и активное строительство в них.
Вёл активное строительство в Киеве, Новгороде,  Ладоге и других крупных городах Руси.

2. Внешняя политика

Направления деятельности Результаты
1.Оборона границ Руси на востоке 1127- присоединил многие половецкие земли. В города поставил новгородских посадников.
  1. Оборона границ на западе.
1130 – поход на чудь.1131- Юрьев обложен данью.

1131-1132 – поход на Литву.

  1. Продолжал династическую политику отца в целях укрепления международного положения Руси.
Брачные союзы со скандинавскими странами и Византией значительно укрепили международное положение Руси.Сам был женат на дочери шведского короля –Инге.

ИТОГИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

  • Сумел предотвратить раздробленность Руси ,продолжив политику отца- Владимира Мономаха.
  • Успешно вёл внешнюю политику, обезопасив границы на востоке и западе.
  • Присоединил значительную часть территории.
  • Военное могущество Руси в его правление было настолько неоспоримым, что в летописи он единственный из всех князей Киевской Руси назывался  « Великим».
  • После его смерти в 1132 г. начинается процесс феодальной раздробленности.

Хронология жизни и деятельности Мстислава Великого

1125-1132 Правление Мстислава Великого.
1127 Присоединение Полоцкого княжества.
1130 Поход на чудь.( Прибалтика), в 1131 г. Юрьев обложен данью.
1131-1132 Поход на Литву.
С 1132 Начало феодальной раздробленности на Руси

 

Автор: Мельникова Вера Александровна

Святой благоверный великий князь Мстислав.

Князь Мстислав Великий: биография, деятельность и интересные факты

Великий русский князь Мстислав Владимирович Великий родился предположительно в феврале 1076 года. При крещении его звали Теодор, а в Европе он был известен как принц Харальд, как и его дед по материнской линии, Гарольд II Годвинсон, который был последним из племени. Англосаксонские короли и отец Гиты Уэссекс. Отцом Мстислава Владимировича Великого был все тот же знаменитый князь Владимир Мономах. Впоследствии он был канонизирован Русской Православной Церковью.

История жизни

Мстислав Владимирович Великий в семье был старшим сыном. Это означало, согласно древнерусскому правовому закону, что именно он после смерти своего отца занял престол и стал великим князем Киевским. И, тем не менее, его путь к престолу был нелегким, более того, он был полон препятствий и ожесточенной борьбы. В последние годы правления Владимира Мономаха Русь стала своеобразной ареной междоусобных войн между русскими князьями.Перед восхождением на Киевский престол Мстислав Владимирович Великий правил в том или ином из русских городов. Особенно долго Новгород находился в его власти. При нем этот город значительно расширил свои владения, смог добиться политического и экономического процветания. Но в какой-то момент князь Мстислав был вынужден нарушить данный им новгородцами обет царствовать пожизненно и по приказу отца покинул город, направившись княжить в Белгород. Всеволод, его сын, занимает его место в Новгороде.

Великий Князь Киевский

Когда в 1125 году умер отец Мстислава Владимировича Великого, он автоматически стал великим князем Киевским. Казалось, это могло быть еще одной причиной недовольства других князей, но все прошло гладко: как ни странно, его кандидатура устраивала всех. Однако другие русские князья не спешили приносить присягу, и сначала в его владении находились только Киев и Киевское княжество. Через два года ему удалось изменить ситуацию.Мстислав решил вступить в борьбу за власть в городе Чернигове. С помощью половцев ему удалось захватить часть черниговских земель. После этого смоленцы преклонили перед ним колени. Однако он не остается здесь и сажает сына на княжеский престол. Вскоре практически вся Россия оказывается в его власти.

Мстислав Владимирович Великий: основные события

После того, как он смог подчинить себе всех русских князей, Мстислав решает поправить внешнеполитическую ситуацию и совершает несколько походов в Полоцкое княжество, подчиняет себе ряд чужих городов.В течение следующего года он окончательно завоевал половецкие земли и посадил Изяслава на престол. Он не хотел останавливаться на достигнутом и вместе с армией направился в Прибалтику. Однако там его ждала неудача, когда при взятии Литвы русские войска потерпели поражение.

Дети и семья

Дочь шведского короля стала женой Мстислава Великого в 1095 году. Она родила своему мужу четырех сыновей. Отец позаботился о том, чтобы каждый из его сыновей — Всеволод, Изяслав, Ростислав и Светополк — стал правителями разных городов России.Норвежская принцесса не отличалась особым здоровьем и умерла вскоре после рождения младшего сына. Князь женился во второй раз, и в новом браке у него родились еще две дочери.

Итоги правления Мстислава Великого

Почему он был назван Великим? Именно принцу удалось на какое-то время положить конец междоусобным войнам. Годы правления великого князя Мстислава Владимировича, таким образом, ознаменовались миром на русской земле. Он стал единоличным правителем Киевской Руси.Кроме того, ему удалось расширить территорию своей страны. Он также вел очень мудрую налоговую политику: брал с людей в качестве налога ровно столько, сколько было необходимо, не грабил людей полностью и оставлял средства для нормального существования. С ним почти никто не голодал. Годы его правления ознаменовались строительством многих православных церквей.

Впервые Мстислав получил возможность расширить свои владения во время борьбы за Чернигов. Его дочь была замужем за новгород-северским князем Всеволодом Ольговичем, дядя которого правил Черниговом в то время.Он вызвал на помощь половцев и сумел выгнать дядю из их домов. Мстислав и Ярополк выступили против Всеволода, потому что присягали Ярославу в верности, но он не восстановил статус-кво. Тогда великий князь посадил на Курский престол своего сына Изяслава, после чего сумел изолировать Муром и Рязань от Чернигова, а в Смоленске, после смерти Святославовича, посадил на княжеский престол своего сына Ростислава, а в свою очередь основал местную династию. здесь.

Поход на Плоцк

1123 было успешным для Мстислава Великого.Он не удовлетворился покорением русских городов, а решил пойти с соседями, а именно с половцами. Здесь он смог завоевать, а затем разграбить Стрежев, Изяславль, Лагожск и другие. Правитель Полоцка, князь Давыд Всеславич, был заменен, его родной брат Рогволод взошел на престол, который продлился до 1128 года. После его смерти Давыд занял престол, но Мстислав не мог этого допустить и взял его и двух других его братьев в плен, и князем этих мест был назначен Изяслав Мстиславич.Младший князь Василько Святославич, которого Мстислав Великий отправил в Константинополь в Константинополь в 1130 году, стал править Полоцкой землей.

Легенды, связанные с именем Мстислава Великого

Немецкий церковный деятель первой трети XII века. Руперт в своей «Похвале святому Пантелеймону» сообщает, что во время своего правления Мстислав-Харальд чуть не погиб во время охоты. Медведь напал на него и разорвал ему живот так, что его внутренности выпали.Раненого князя привезли к нему в дом. Его мать, Гита, стала молиться святому Пантелеймону. А потом приснился Мстислав Владимирович Великий. Вкратце, еле дыша, он рассказал о себе матери: к нему подошел молодой человек и пообещал вылечить. Согласно легенде, на следующее утро к нему действительно подошел молодой человек, очень похожий на Пантелеймона, принес с собой различные лекарства и исцелил его. Когда у Мстислава родился второй сын, при крещении он получил имя Пантелеймон. Более того, князь основал под Новгородом чудесный монастырь и назвал его именем этого святого.И это был не единственный храм, который он восстановил. По его приказу были построены Благовещенская церковь и Свято-Николаевский собор.

Грамота Великого Киевского князя Мстислава Владимировича

Это самый уникальный памятник прошлого России, дошедший до наших дней. Он был написан на пергаменте, и к нему была прикреплена висящая серебряная печать с золотым листом. Этот устав датируется эпохой Великого, то есть Киевского княжения Мстислава Владимировича (1125-1132), за его деяния народ прозвал Великим.Установить точную дату составления письма великого князя Мстислава Владимировича не представляется возможным, поэтому считается, что это произошло около 1130 года. Именно тогда к отцу приехал сын великого князя Всеволод. Киев, хотя в некоторых летописях это событие датируется 1126 годом. Историк С.В. Юшков называет этот документ свидетельством неприкосновенности. Это означает, что право собственности на землю и сбор дани, выры и продажи передается в первую очередь ее владельцу.Позже он также получает награды в виде освобождения от финансового и административного подчинения княжеской власти и общей юрисдикции. Диплом Мстислава хранился в

г.

Буйца, в монастыре, основанном во время Всеволода. Он расположен на берегу одноименного озера на границе Тверской и Псковской областей.

Смерть великого князя

Согласно летописи, Мстислав Владимирович умер 14 апреля 1132 года. Он передал престол не одному из своих сыновей, как все думали, а своему брату Ярополку.Однако он поставил перед собой условие, что после восхождения на великий княжеский престол отдаст своего Переяславского сына сыну Мстислава Всеволода. Однако осуществить этот план не удалось, так как его младшие братья восстали против Всеволода. Пока дяди и племянники враждовали друг с другом за киевский престол, Ольговичи, также претендовавшие на власть в Киеве, вышли на арену борьбы. Оказалось, что смерть Мстислава стала причиной распада Киевской Руси на ряд отдельных княжеств, которые вели между собой междоусобные войны.

Новые данные о Мстиславе Великом в свете археологии

В ХХ веке печать Мстислава Владимировича была обнаружена на территории Подмосковья, в Могутовском археологическом комплексе. За последние 10 лет археологи нашли еще несколько печатей, принадлежащих этому великому князю. Их похоронили под толстым слоем почвы в Новгородской области. Также был обнаружен документ, из которого выяснилось, что одну из дочерей Мстислава звали Рогнедой.До этого обе принцессы назывались исключительно по отчеству.

Мстислав I Владимирович Великий (1076 — 1132) Великий князь Киевский (1125–1132), Stock Photo 1746-21119632: Superstock

Superstock предлагает миллионы фотографий, видео и стоковых ресурсов для креативщиков со всего мира.Это изображение Мстислава I Владимировича Великого (1076 — 1132), Великого князя Киевского (1125–1132), , сделанное Всемирным архивом истории / Всемирным архивом истории, доступно для лицензирования сегодня.

Детали

Номер изображения: 1746-21119632
Права управляемого
Кредит: Архив всемирной истории / Архив всемирной истории
Версия модели: Нет
Права собственности: Нет
Детали: 4800 x 4369px | 16 дюймов x 14 дюймов56 дюймов | 62,91 МБ | 300 точек на дюйм


ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ EASY RM

250 долларов США

Издательское дело / образование

400

Прямой маркетинг — внутреннее использование

$ 1600

Продлить лицензию

Для индивидуальных тарифных планов со скидкой, без водяных знаков или пакетов изображений для частных лиц или корпораций нажмите кнопку
НУЖНЫ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОПЦИИ ниже.


В поисках материалов для подписки посетите наш дочерний сайт PURESTOCK .

Добавить в корзину Нужны дополнительные параметры?


Ключевые слова

Пожалуйста, свяжитесь с

Продажи и исследования SuperStock
Электронная почта: yourfriends @ superstock.com
Телефон: 1-866-236-0087
Великобритания / ЕС: +44 (0) 20 7036 1800


Rus — Линейки

Изяслав II Мстиславич был вторым сыном Мстислава Владимировича, князя Киевского и Мстиславовского.
первая жена, Христина Инговна, шведская принцесса. Он женился сначала на даме чье имя неизвестно, то литовская принцесса, а затем в 1154 году абазинская принцесса.Его сыновьями были Мстислав II, удельный князь Курский и князь Киевский; Ярополк, удельный князь Луцкий, и Ярослав, князь Киев. Они показаны на этой диаграмме, и это Диаграмма. Изяслав был князем Владимирским на Волыни. около 1136 г., затем удельный князь Перияславль около 1143 г., а затем князь г. Киев (1146-49, и 1151-1154). Во время второго царствования он правил совместно с его дядя, Вячеслав Владимирович, как средство защиты от младшего брата Вячеслава Юрия Долгоруки.
В 1134 году Изяслав заручился помощью брата в приобретении удела на Суздале. земель, за которым последовали набеги новгородцев на суздальские земли также в следующем году.Известный своей завуалированной угрозой, когда его требования были отвергнутый Великим Князем Ярополком Владимировичем, «Отдаю дело на суд». Божий !, «(да будет мне свидетель Бог), или (пусть рука Божья решит дело), которые для отрядов воинов были боевыми словами и означали, что дело будет обосноваться на поле боя. После смерти его троюродного брата, Всеволод II Ольгович, в 1146 году Изяслав наследовал в середине августа и не позволил Мономашичам, Вячеславу Владимировичу, упустить шанс в качестве следующего в линия на престол.Он был выдающейся личностью, внуком Владимира. Мономах, сын великого князя Киевского, полуанглоязычного Мстислава I и Шведская королева Кристина. Однако он был безжалостным головорезом, который проливал кровь невинных крестьян, например, когда он пытался побороть Переяславль приземляется подальше от других Мономашичи. Затяжная борьба с дядей, Ярко изображен Юрий Долгорукий, Суздальский за титул великого князя. в хрониках и используется как лакмусовая бумажка для всех междоусобных схваток.После смерти Изяслава престол великого князя перешел сначала к его брат, Ростислав, но был потерян Юрием Долгоруким и Изяславом III Давидовичем, затем возвращен Изяславом. брат, Ростислав Мстиславич, решивший правил вместе со своим дядей Вячеславом Владимировичем (1161-67). Это было тогда принадлежал сыну Изяслава, Мстиславу Изяславичу до 1169 года, когда сын Юрия, Андрей Боголюбский штурмовал Киев. Когда в 1167 г. после смерти Ростислава население Киева пригласили на княжение Мстислав Изяславич, в других слова он был приглашен народным признанием.Однако вскоре ему пришлось покинуть Киев. По возвращении в 1172 году, чтобы снова править, он был вынужден следовать линии власти. старейшины города. В связи с этим в летописи приводится эпизод 1154 года. Князь Изяслав во время похода на Юрия узнал о смерти своего соправитель и дядя Вячеслав. Изяслав вернулся в Киев, потратил богатство к монастырям, церквям и к обездоленным, а затем храбро устремились прочь. погони. Он пополнил свои ряды и провел совет со Святославом Всеволодовичем. и с Мстиславом Изяславичем, его сыном, и его людьми, предлагая поход против Чернигова.Мужчины встретили это предложение с тревогой и даже наглость сказать ему идти одному, если он захочет.
г. Киевский князь Изяслав II Мстиславич в военно-морской войне изобретение нового типа военного корабля, использованного им на реке Днепр. В внешний вид сосуда описан в Киевской летописи в следующие слова: «Изяслав изобретательно построил лодки: гребцы были невидимы, были видны только весла, а людей — нет, так как лодка была на палубе.
А солдаты стояли на палубе в доспехах и стреляли стрелами. И рулевых было два: один на носу, другой на корме; И они могли направить лодку куда хотели, не поворачивая ее ». Полное Собрание Русской Летописи, II, ул. 59 1151.
Хронология:
1127 Изяславич держит Курск, затем он отправился в Полоцк, Минск, Туров, Пинск и Новгород
1134 —
1146 — Киевское население отвергает Юрия Долгорука и принимает Изяслава князем — следует война с Юрием —
1149 — Юрий захватывает Киев, но Изяслав возвращает его

Князь Мстислав Тмутараканский и Черниговский.Княжение Ярослава Мудрого

МСТИСЛАВ ВЛАДИМИРОВИЧ БРАВРИЙ, ИЛИ ВЕЛИКИЙ (рожд. Неизвестен — ум. 1036) князь Тмутараканский, сын великого князя Владимира Святославича. Основатель независимого Тмутараканского княжества. В 1022 году Мстислав покорил косогов, или черкесов (т. Е. Черкесов). В 1024 году говорил

автор Анишкин Валерий Георгиевич.

МСТИСЛАВ ВЛАДИМИРОВИЧ ВЕЛИКИЙ (р. 1076 — ум. 1132) великий князь (1125-1132). Сын великого князя Владимира Мономаха. Мстислав Владимирович унаследовал достоинство отца.Как и его отец, он заботился об общем благе. Он был известен своим мужеством и щедростью. Его братья царствовали

г.

II. ВЛАДИМИР ВЕЛИКИЙ, ЯРОСЛАВ I И ТОРЖЕСТВО ХРИСТИАНСТВА

(окончание)

Князья Борис и Глеб и их убийство Святополком

Услышав о смерти Владимира, Святополк Туровский сразу же поскакал в Киев и сел на великокняжеский стол как старший из семьи. Он стал щедро одарить самых знатных горожан подарками, чтобы привлечь на свою сторону киевлян.Но они проявили колебания. Им было хорошо известно о неприязни Владимира к Святополку; возможно, покойный князь не читал ее на киевском столе. Более того, киевское войско тогда было в походе с Борисом, и горожане еще не знали, будут ли признаны Борис и войско — Святополк великим князем. Последний отправил к брату гонцов с известием о смерти отца и с лестными предложениями, то есть с обещаниями увеличить его долю. Но опасения с этой стороны оказались напрасными.Борис не встретил печенегов и на обратном пути разбил лагерь у города Переяславль на реке Альте, впадающей в Трубеж. Этот добродушный, благочестивый князь был опечален смертью своего родителя и не вынашивал никаких амбициозных планов. Некоторые дружинники выразили желание посадить его на киевский стол; Но Борис ответил, что не поднимет руки против старшего брата, которого считает «вместо отца». Затем армия, явно недовольная его покорностью, разошлась по домам, и он остался на берегу Альты с несколькими молодыми людьми.

Взяв в свои руки великое княжение, Святополк поспешил не только закрепить его за собой, но и по возможности завладеть наследством других братьев, т. Е. Восстановить самодержавие. Средства, которые он выбрал для этого, соответствовали его коварной и свирепой натуре. Таким образом, почти с самых первых страниц нашей истории мы видим в России постоянно возобновляющуюся борьбу двух начал: самодержавного и специфического, борьбу, которая шла тогда среди других славянских народов. Помимо примера самого Владимира Великого, у Святополка были подобные примеры перед глазами: в Богемии, где Болеслав Красный пытался истребить своих братьев, и в Польше, где фактически сумел тесть Святополка Болеслав Храбрый. отчасти изгнать, отчасти ослепить братьев и таким образом стать самодержцем … Вполне может быть, что Святополка в своих планах поощрял собственный тесть, который теперь надеялся не только захватить часть русских земель, но и также чтобы угодить Римской церкви, введя католицизм в России с помощью своего зятя.

Не полагаясь на киевскую дружину, Святополк пошел под Вышгород и уговорил бояр высшего города помочь ему в его намерениях. Здесь нашлось несколько злодеев, взявшихся избавить его от Бориса; это были Путша, Талец, Елович и Ляшко, отчасти не русского (возможно, ляшского) происхождения; судя по их именам. С отрядом вооруженных людей они пошли в Альту, ночью напали на палатку Бориса и убили его вместе с несколькими его юношами. Любопытно, что среди его убийц упоминаются два варяга, подобные двум варягам, убившим Ярополка. Эти коррумпированные люди играли важную роль в тогдашней гражданской войне в России и часто служили орудием всевозможных злодеяний. Не решившись показать киевлянам тело Бориса, Святополк приказал отнести его в Вышегородский замок и похоронить там у храма святителя Василия. Практически одновременно с Борисом умер его младший брат Глеб, которого Владимир по молодости держал с собой в Киеве. При первых признаках опасности молодой князь сел с несколькими юношами в лодку и поспешил из Киева в свои Муромские владения.Но Святополк отправился в погоню за ним по Днепру. Она догнала Глеба под Смоленском; юноши молодого князя были запуганы, и его собственный повар, уроженец Торчина, по приказу Горясера, начальника погони, зарезал Глеба. Его тело было заключено между двумя бревнами (то есть выдолбленными пнями) и похоронено в лесу на берегу Днепра. Таким же образом Святополку удалось уничтожить другого брата — Святослава Древлянского. Последний думал бежать к угорскому царю; погоня настигла его где-то в районе Карпатских гор и убила. Но с ним закончилось подлое истребление братьев. Отказ дальнейшим предприятиям Святополка должен был последовать с севера от могущественного новгородского князя. Согласно летописи, известие об избиении братьев и планах Святополка он получил из Киева от сестры Предиславы.

Борьба Ярослава со Святополком

Деньги, собранные на борьбу с отцом, Ярослав использовал для борьбы со Святополком. Он и его жена Ингигерда тоже потакали наемным варягам.Последние своей алчностью, высокомерием и разного рода насилием, особенно в отношении женского пола, вызывали ненависть, а иногда и кровавое возмездие против себя со стороны новгородцев. Князь в таких случаях встал на сторону наемников и казнил многих горожан. Однако новгородцы не отказывали ему в помощи деньгами и войсками, только не подчинялись киевскому князю, не платили ему тяжелую дань и не принимали его мэров. Примерно в это время к Ярославу с небольшим отрядом прибыли два норвежских рыцаря, Эймунд и Рагнар; они поступили к нему на службу на определенный период, сделав выговор себе, помимо обильного запаса еды, определенное количество серебра для каждого солдата; из-за нехватки серебра эту заработную плату им можно было выплачивать дорогими мехами, бобрами и соболями. Согласно хвастливой исландской саге, Эймунд и его товарищи якобы сыграли первую роль в успешной борьбе Ярослава и Святополка.

Встреча северного ополчения с южным произошла на берегу Днепра в районе Любича. Святополк, помимо своего войска, привел с собой наемные полчища печенегов. Долгое время два ополчения стояли на противоположных берегах реки, не решаясь ее перейти. Иногда по тогдашнему обычаю они осыпали друг друга издевательствами и оскорблениями.Например, южные воины кричали новгородцам: «Эй, вы, плотники! Что вы пришли с хромым своим? (Ярослав был хромым). Мы заставим вас рубить наши хоромы!» Пришли заморозки, Днепр стал покрыться льдом, не хватило продовольствия. Хитрый Ярослав тем временем подружился в стане Святополка, от которого получил известие.

Однажды ночью он переправился через Днепр и напал на врага в то время, когда он этого не ожидал. Северным воинам повязывали головы убрузами, чтобы отличать свои головы от врагов.Бой был упорным. Стоявшие где-то за озером печенеги не успели догнать. К утру Святополк был полностью разбит и бежал. Ярослав вошел в Киев и занял великокняжеский стол; после чего он щедро вознаградил новгородцев и отправил их домой (1017 г.). Но это было только начало борьбы. Святополк нашел прибежище и помощь у тестя Болеслава Храброго. Болеслав был рад возможности вмешаться в дела России и воспользоваться ее бедами; но тогда он находился в состоянии войны с германским императором Генрихом II.Император тоже хотел воспользоваться обстоятельствами и пригласил Ярослава напасть на их общего врага, короля Польши. Ярослав действительно начал войну с поляками, но почему-то вел ее вяло и нерешительно. Генрих II, недовольный им, заключил мир с Болеславом. Тогда последний поспешил атаковать русского князя, возглавив, помимо польского войска, отряды немцев, угров и печенегов. Ярослав встретил его на берегу Буга. Согласно летописи, воевода Ярослав Будий, издеваясь над врагом, крикнул Болеславу: «Вот мы треской (копьем) проткнем твое толстое чрево.«Польский король был очень тучным, поэтому с трудом мог сидеть на коне. Именно это оскорбление якобы побудило его стремительно перейти реку и напасть на Ярослава. Последний потерпел поражение и вернулся на север, в свой Новгород. Киев после непродолжительной осады сдался Болеславу, который вернул его зятю на великокняжеский престол.Здесь польский король захватил часть семьи Ярославов и его сестер, из которых он сделал одну, а именно Предиславу, свою наложницу. из мести: однажды он попросил ее руки и сердца, но получил отказ из-за разницы в вероисповедании.

Часть польской армии была дислоцирована в городах России. Ее пребывание вскоре стало тяжелым бременем для жителей. Сам Святополк, очевидно, был недоволен своим тестем, правившим в России как завоеватель. В городах начались кровопролитные столкновения жителей с поляками и избиения последних. Затем Болеслав покинул Киев и уехал, обремененный огромной добычей и множеством пленных, в том числе сестер Ярослава. Он сохранил за собой некоторые приграничные районы, например, города Червень.

Между тем Ярослав, не теряя времени в Новгороде, собрал новые силы. Летопись говорит, что после поражения он даже хотел перебежать через море к варягам; но новгородцы со своим мэром Коснятиным, сыном Добрыни, не впустили его, расколов приготовленные им лодки. Они выразили готовность снова воевать за Ярослава и жертвовать имуществом ради найма солдат, только бы не подчиняться Святополку. Начали собирать деньги: с простых граждан взимали взнос в войско в 4 куны, старейшин — 10 гривен, а бояр — 18 гривен.Из-за моря были вызваны новые варяжские отряды. Но больше всего успеху Ярослава помогли уже упомянутые разногласия между Святополком и Болеславом. Когда северное ополчение снова двинулось в Киев, Святополк, не любимый киевлянами, обратился за помощью к печенегам и нанял их многочисленные толпы. Он встретил Ярослава на берегу Альты, уже известной убийством Бориса. Летопись говорит, что бойня была злой и повторялась трижды, и что кровь обильно лилась по полям.Они дрались весь день, и только вечером Ярослав победил. Святополк Проклятый бежал на запад, в Чехам; но умер где-то по дороге. Судя по всему, это был далеко не редкий злодей.

Ярослав и Брячислав Полоцкие

Только после смерти Святополка Ярослав прочно утвердился на киевском столе; и, как говорится в летописи, «вытер пот со своей свитой». Но междоусобицы в семье Владимира еще не закончились. Огромные владения Ярослава вызывали зависть у остальных его родственников.В то время в Полоцке правил его племянник Брячислав Изяславич. Заявил претензии к части Новгородской области; получив отказ, он напал на Новгород, взял его и разграбил (1021 г.). Известие о приближении Ярослава с войском побудило Брячислава покинуть Новгород; но он взял с собой большое количество пленных и заложников. В Псковской области на реке у Двора Ярослав настиг полоцкого князя, ударил его и освободил новгородских пленников. После этого был заключен мир, по которому Ярослав увеличил Полоцкое княжение городом Витебском с его волостью.

Ярослав Мудрый и Мстислав Тмутараканский

Как только закончилась война с полоцким князем, выступил другой соперник, борьба с которым оказалась намного труднее. Это был младший брат Ярослава, князь Тмутараканский Мстислав Чермный, сумевший прославиться героическими подвигами в борьбе с таврическими и кавказскими черкесами, известными в летописях под именами Козар и Касогов. Кстати, наш летописец сохранил легенду о своей войне с соседним касогским князем Редиди.По обычаю того времени обыкновенный бой иногда заменялся единоборством. Такой поединок Мстиславу предложил сильный Редедя. Они схватили. Мстислав одолел, поверг врага на землю и зарезал его ножом. По условию он забрал семью Редеди и все его имение, а Касогов обложил данью. По возвращении в Тмутаракань князь построил храм Богородицы, исполнив клятву, данную им в тяжелую минуту дуэли.Этот воинственный князь заявил о своих претензиях на раздел русских земель поровну и направился в Киев во главе своего болгарско-русского отряда и черкесской конницы. Столкнувшись с мужественным сопротивлением киевлян, Мстислав обратился в Чернигов, взял его и сделал своей столицей. Ярослава в то время в Киеве не было. Он был на севере и усмирил восстание в Суздальской земле. Был жестокий голод, и волхвы рассердили людей, которые все еще были преданы своей старой языческой религии.Суеверные люди бросились бить старух, которые, по мнению волхвов, своим колдовством вызывали голод. Ярославу удалось схватить многих волхвов и часто казнить их, некоторых из них посадить в тюрьму. Между тем купцы завезли много скота из Камской Булгарии; затем голод прекратился, и восстание утихло. Это было в 1024 году.

В Новгороде великий князь собрал войско против Мстислава и призвал из-за моря наемных варягов. Ими руководил знатный рыцарь Якун (то есть Гакон), который привлекал внимание русских своей красивой внешностью и тканной золотом отливкой или верхней одеждой.Мстислав встретил северную армию недалеко от Чернигова у города Листвена и атаковал ее темной грозовой ночью, когда бушевала сильная гроза с дождем. Во главе северной армии стоял варяжский отряд; Мстислав выставил против нее черниговское, или северское ополчение. Неукротимое мужество норманнов было разбито против этого отважного ополчения. Победителем остался тмутараканский князь; Ярослав и Якун бежали; кроме того, последний потерял свою золотую банку. Осматривая поле боя утром, Мстислав выразил особую радость, что наибольшее количество павших выпало на долю северян и варягов; и его собственный тмутараканский отряд остался нетронутым.Ярослав снова удалился в свой верный Новгород. Победителя отправили сказать ему, что он признает свой трудовой стаж и не намерен искать Киев. Однако Ярослав не доверял своему брату и вернулся в Киев только во главе только что собранного сильного ополчения на севере. Затем между братьями был заключен договор, согласно которому они разделили между собой русскую землю, обозначив границей Днепр: области, лежащие на восточной стороне Днепра, отошли к Мстиславу (1025 г.).

С тех пор братья жили в согласии друг с другом и общими силами сражались с внешними врагами. Кстати, в Ляхов они ходили вместе. В год примирения братьев Болеслав Храбрый скончался вскоре после своей торжественной коронации королевской короной. Его преемник Мечислав II не смог удержать завоевания отца и вызвать уважение к соседям. Со всех сторон против него восстали соседние народы, которые хотели вернуть ту или иную отнятую у них землю, а именно; Чехи, угры, немцы и русы.Ярослав, в свою очередь, воспользовался обстоятельствами; Вместе со своим братом он боролся на польской окраине и обращал русь городами Червень. Братья привезли из польской кампании большое количество пленных; часть из них, унаследованную Ярославом, он поселил на берегу реки Рось в городах, построенных для защиты от степных варваров. Взаимный договор братьев продолжался до смерти Мстислава Чермного, который однажды сильно заболел на охоте и вскоре умер (1036 г.). Летописец говорит, что Мстислав был тучным; с румяным лицом и большими глазами он был очень храбрым и ласковым со своим отрядом, для чего не жалел ни имущества, ни питья, ни чистки зубов.Он не оставил после себя наследников, и все его земли достались Ярославу. В том же году последнего посадили в срез, т. е.в темницу своего брата Судислава Псковского, неизвестно по какой причине, вероятно, по его претензиям на раздел земли. Таким образом, великий князь Киевский в очередной раз объединил в свои руки все русские области, за исключением Полоцкого удела, и стал полновластным правителем. Это самодержавие дало Русской земле внутреннее молчание и силу против внешних врагов.

Поражение печенегов Ярославом

В год смерти Мстислава, когда великий князь уехал в Новгород, печенеги воспользовались его отсутствием и в большом количестве подошли к Киеву. Узнав об этом, Ярослав поспешил на помощь столице с варягами и новгородцами. Он дал решительный бой варварам под самыми стенами Киева. В центре его войска стояли варяги, на правом фланге — киевляне, на левом — новгородцы.После упорной бойни печенеги потерпели полное поражение; во время полета многие из них обогнали Сетомли и другие близлежащие реки. Со времени этого великого сражения летопись уже не упоминает набеги печенежцев на Киевщину.

Внешняя политика Ярослава Мудрого

При Ярославе Русь увеличилась за счет приобретения новых земель и притоков, особенно на севере в стране финских племен. Кстати, при жизни Мстислава Ярослав уехал в Чудь, который жил на западной стороне Чудского озера, и, чтобы утвердить здесь свое господство, построил город, который назвал Юрьевым в честь своего ангела, ибо его христианское имя было Юрий или Георгий (1031 г.)… А через 10 или 11 лет отправил в том же направлении своего сына Владимира Новгородского покорять финский народ Яма, соседнего с Чудей, жившего у Финского залива. Хотя поход был победным, отряд Владимира вернулся почти без лошадей из-за постигшей их тяжелой смерти. Известие о некоем Ульбе, который в 1032 году отправился из Новгорода за так называемые Железные ворота, несомненно, на лодках по рекам, свидетельствует о походах русских на северо-восток, за Уральский хребет; но в этой кампании он потерял большую часть своего отряда.

В западных пределах Руси Ярославу пришлось укротить своих беспокойных соседей, Литву и Ятвяги. По крайней мере, в летописи упоминаются его предприятия в этом направлении, вероятно, вызванные набегами этих племен. Кроме того, он совершил несколько плаваний в Мазовию. В Польше после смерти Мечислава II (1034 г.) последовали жестокие беспорядки: дворяне изгнали его сына Казимира и стали успокаиваться. Чехи спешили воспользоваться этой анархией, чтобы увеличить свои пределы за счет поляков.Наконец, Казимир с помощью немцев вернул себе трон; он положил конец анархии, но не смог усмирить некоего Моислава, который захватил Мазовию и хотел быть ее независимым правителем. Казимиру в этом деле помог родственный союз с Ярославом. Последний отдал свою сестру Марию (1043 г.) польскому королю, который позже обратился в католицизм и известен среди поляков под именем Доброгневы. Казимир вместо жила, то есть брачного подарка, вернул киевскому князю 800 русских пленных, взятых в прошлые войны.И Ярослав помог ему усмирить Мазовию, куда он ездил два или три раза; во время последнего похода Моислав был убит (1047 г. ). Союз с Польшей был скреплен браком сына Ярослава Изяслава с сестрой Казимира.

Поход русского флота на Византию в 1043 г.

год правления Ярослава, кстати, ознаменовался последним крупным походом русского флота на Византию.

После Владимира Россия еще некоторое время оставалась верным союзником Византии, и вспомогательные русские дружины не раз встречаются в ее войнах.Дружеские связи поддерживались взаимной торговой выгодой: русские гости жили в Константинополе, греческие гости приезжали в Киев. Со времен крещения Руси к военным и торговым отношениям добавились активные церковные отношения. Эти дружеские отношения были прерваны в 1043 году. В Константинополе был спор о чем-то с некоторыми русскими купцами; Из спора дошла драка, и один из самых почетных гостей России был убит. Следовательно, между правительствами обеих стран возникло недовольство.В то время на византийском престоле восседал Константин Мономах, третий муж императрицы Зои. Известно, что Зоя и ее незамужняя сестра Феодора, дочь Константина VIII и племянница Василия II болгар, были последними отпрысками известной македонской династии. Константин Мономах, беззаботный государь и преданный своим удовольствиям, видимо, не спешил дать России необходимое удовлетворение за оскорбление. Ярослав снарядил большой ладейный флот и отправил его под командование своего старшего сына Владимира Новгородского с воеводами Вышатой.Наемные варяги тоже были в этом корабельном войске. Византийские историки преувеличивают его число до 100 000. Согласно нашей летописи, Россия хотела высадиться на Дунае, вероятно, с намерением поднять болгар против греков; но варяги унесли Владимира дальше. Флот подошел к Босфору и готовился атаковать сам Константинополь. Тем временем император приказал арестовать всех русских купцов и солдат, находившихся в Константинополе и других городах.Он не раз посылал во Владимир послов с мирными предложениями; но он выдвинул слишком высокие требования (византийцы говорят, что он требовал по три фунта золота за каждого солдата). Этими переговорами греки, конечно, хотели выиграть время, чтобы подготовиться к отпору. Действительно, им удалось собрать и вооружить флот, который под командованием самого императора перекрыл вход в Босфор; а на его берегах стояли кавалерийские отряды. Последовали морские сражения.

Русские малые корабли старались держаться поближе к берегу; здесь с помощью огнеметных снарядов грекам удалось сжечь часть нашего флота и сбить с толку остальные.Многие русские лодки от сильного волнения были брошены на прибрежные скалы и разбиты. Владимир чуть не умер; его спас один из воевод, Иван Творимирич, забрав его на свой корабль. Часть русской армии, спасшаяся к берегу после крушения своих кораблей, собралась там в количестве шести тысяч человек. Они решили отправиться на родину по сухому маршруту. Вышата не хотел оставлять их без губернатора. «Если я живу, то и с ними, а если я умру, то со свитой», — сказал он; сошел на берег и сам повел их к Дунаю.Император торжественно вернулся в столицу, отведя 24 корабля на преследование отступающего Владимира. Эти корабли были окружены русскими лодками, и почти все они погибли; более того, русские взяли много пленных и, таким образом, не имели, по крайней мере, большого успеха в своей кампании. Но армия, возглавляемая Вышатой, была по большей части истреблена превосходящими силами греков; выжившие были увезены пленными в Константинополь, где император приказал ослепить многих из них. Спустя три года мир был возобновлен, и заключенные были взаимно возвращены. Этот мир скреплен браком одного из сыновей Ярослава, его любимца Всеволода, с греческой принцессой, но неизвестно, с дочерью или с другим родственником Константина Мономаха.

Ярослав Мудрый и викинги

Время Ярослава было также эпохой самых активных и дружеских отношений с норманнами Скандинавии, известными в нашей стране как варяги. Брак со шведской принцессой и помощь варяжских дружин в завоевании Киевского княжества еще больше повысили их значение при дворе и в армии великого князя Русского.Мы видим, что почти во всех важнейших сражениях варяжский отряд занимает чело русской армии. Мы видим знатных людей, даже королей и князей Скандинавии, которые находят приют у русского князя, часто поступают к нему на службу, становятся его советниками и помощниками в вопросах внутреннего управления и внешней защиты. Варягские наемники и купцы, несомненно, пользовались особым покровительством на Руси. великая княгиня Ингигерды (в православии Ирина), имевшая большое влияние на вашу супругу. Еще будучи новгородской княжной, она, как известно, передала Ладогу своему родственнику Рагенвальду как удельное княжество. Впоследствии муж ее сестры, норвежский король Олав Святой, лишенный престола датский король Канут Великий, нашел убежище и честь при киевском дворе со своим маленьким сыном Магнусом. Конечно, не без помощи киевского князя он снарядил дружину, чтобы вернуть утраченный престол и высадился на берегах Норвегии, но погиб в битве при Стиклестаде (1030 г.).Сын Олафа Магнус по прозвищу Добрый остался на попечении Ярослава и воспитывался вместе с детьми. Спустя несколько лет, когда неприятности в Норвегии и угнетение датчан заставили многих норвежских дворян сожалеть об изгнании их собственного королевского дома, Магнус с помощью России вернулся на родину и занял наследственный трон.

Младший брат Олава Святого, Харальд Смелый (Гардрада), после битвы при Стиклестаде, где был ранен, также нашел убежище при Киевском дворе и некоторое время служил в варяжской дружине великого князя. Харальд влюбился в старшую дочь Ярослава и Ингигерды Елизавету и попросил ее руки. Предложение ссыльного князя, не имевшего ни земли, ни богатства, было изначально отклонено, но, видимо, не безоговорочно. Затем Харальд отправился в Константинополь и стал там командиром того же варяжского отряда. Примерно в это же время византийские историки впервые упоминают наемный отряд варангов на византийской службе. Он возник, вероятно, по примеру тех отрядов, которые служили русским князьям, а отчасти и тех варягов, которые покинули Россию в поисках еще более прибыльной службы в богатой Греческой Империи.Наемные варанги, проявив смелость и верность принятым условиям, впоследствии стали любимой армией византийских императоров и, кстати, занимали в их гвардии самое видное место. Сага о Харальде Смелом рассказывает невероятные примеры его мужества и остроумия, а также его романтические приключения во время византийской службы. По ее словам, он сражался, одерживал победы и брал для греков вражеские города в Азии, Африке и Сицилии; пошел в Иерусалим; но не забыл о своей привязанности к русской княжне и, будучи сам поэт, сочинил в ее честь песню. В этой песне он рассказывает об отчаянных битвах, об опасностях, которые он преодолел, и сетует на пренебрежение, проявленное к нему русской девушкой. Между тем награды и добыча, разграбленные во время походов, сделали его богатым человеком. Теперь он мог отказаться от жизни изгнанника, авантюриста и вернуться на родину, где правил его племянник Магнус. Харальд снова приехал в Киев, наконец получил руку Елизаветы и отправился в Норвегию, где через несколько лет унаследовал своего племянника, погибшего в битве с врагами (1047 г.).Впоследствии сам Харальд Смелый, как известно, тоже пал во время отчаянной высадки на берегах Англии (1066 г.).

Мы видели, что Владимир в конце жизни перестал возвышать варягов; но Ярослав, кажется, оставался их другом до конца, отчасти под влиянием Ингигерды, а отчасти потому, что варяги, как и все наемники, в руках великого князя были надежным орудием для поддержки его самодержавия. Незаметно и то, что Ярослав после заслуг, оказанных новгородцами в борьбе со Святополком, освободил их от варяжского гарнизона. По крайней мере, летопись гласит, что до самой смерти Ярослава Новгород ежегодно платил варягам установленную Олегом сумму гривен. Новгородским наместником при Ярославе был его старший сын Владимир, который, судя по сведениям некоторых северных летописей, был, как и его отец, женат на какой-то норманнской принцессе. Ладога и Новгород продолжали служить главными пристанищами для варягов, пришедших на Русь в качестве гостей или в поисках услуг, а также для варяжских князей, пришедших на киевский двор.Из Скандинавии в Россию был еще один путь по Западной Двине. Несомненно, Полоцк посещали варяжские купцы и наемники; но последние затем начали выделяться из общего состава Руси под владением местных князей.

Здесь, в этих родственных, дружеских связях Игоря дома с варягами, в положении, которое эти иностранцы занимали на Руси при Владимире Великом и особенно при его сыне Ярославе, в происхождении от последующих киевских князей, по их матери, из скандинавского королевского дома, в частых призывах варяжских дружин и в той громкой славе, которой тогда пользовались нормандские викинги, — здесь мы должны искать зародыш той басни, которая впоследствии так распространилась и окрепла. Известно, что вся русская княжеская семья начала вести эту басню от варяжских князей, которых якобы когда-то призвали на Новгородскую землю для наведения в ней порядка.

Помимо родственных связей с государями Византии, Польши и Скандинавии, Ярослав вступал в такие же узы с другими европейскими правителями. Так, его вторая дочь Анна была замужем за Генрихом I, королем Франции, а третья, Анастасия, — за королем Венгрии Андреем I. Были и родственные связи с правителями Германии: немецкие летописцы рассказывают о браке двух немецких принцесс с русскими князьями (возможно, с Вячеславом и Игорем, младшими сыновьями Ярослава).Все это указывает на дружеские отношения киевского двора практически со всеми важнейшими дворами Северной и Центральной Европы … Есть даже известия о родственном союзе русского княжеского дома с королями Англии и пребывании на Руси. двух английских князей, искавших убежища при дворе Ярослава. Очевидно, Россия в то время не занимала последнего места в международных отношениях Европы и жила общеевропейской жизнью.

Памятник Ярославу Мудрому у Золотых ворот в Киеве

Внутренняя политика Ярослава Мудрого

Однако большое значение Ярослава I в русской истории основывается не столько на его успешных войнах и внешних сношениях, сколько на его трудах о внутреннем устройстве Русской земли.В этом отношении на первом месте стоит его деятельность на благо христианской церкви.

Владимир Великий вместе с христианством установил порядок греческой иерархии на Руси. Русская Церковь представляла собой особую митрополию, зависимую от Константинопольского Патриарха. Эта зависимость выражалась, в частности, в назначении более высокого духовного сановника, то есть митрополита Киевского, а вначале и других архиереев или епископов.У нас нет точных, несомненных сведений о первых киевских митрополитах. В более поздних летописях упоминается первый русский митрополит Михаил, прибывший с Владимиром из Корсуни. Они называют Леонтия его преемником; За Леонтием последовал Иоанн, правивший церковью во второй половине правления Владимира и в первую — Ярослава; Иоанн был преемником Феопемта. Эти митрополиты, назначенные Константинопольским Патриархом, были назначены из духовенства Греческой Империи; но весьма вероятно, что они были болгарского происхождения или, по крайней мере, имели информацию на славянском языке; без чего их деятельность в России была бы очень затруднена.Известно, что вместе с христианством Россия получала богослужения и Священное Писание на славянском болгарском языке. Вместе с митрополитами наши первые епископы и многие священники тоже, по всей видимости, были из болгар. Они привезли с собой богослужебные книги и другие болгарские славянские переводы.

Духовенство, выходцы из Византийской империи, существовавшей ранее в Киевской крещеной Руси, могло удовлетворять только самое необходимое. Но с распространением христианства и возведением церквей в регионах России возникла потребность в собственных служителях церкви, в наставниках веры, близких к народу, вполне понятных им и способных бороться с язычеством, которое было сильный даже среди населения, считающегося христианским, значительно увеличился; мы не говорим о далеких регионах, ожесточенных даже грубым идолопоклонством. Уже Владимир велел взять детей и отдать князю отцу местного учения, вероятно, для того, чтобы подготовить из них священнослужителей. Летописец добавляет любопытную особенность: матери этих детей оплакивали их, как мертвых, потому что они еще не утвердились в вере. Ярослав продолжил дело отца и поручил духовенству учить детей чтению и письму; а в Новгороде, согласно летописи (позднее своды), он основал школу, состоящую из 300 мальчиков, сыновей священников и старейшин.

В России повторилось почти то же самое, что мы видим в Дунайской Болгарии. Здесь христианство окончательно ввел князь Богорис; и его сын Симеон уже положили начало эпохе расцвета болгарской литературы. Так что и у нас Ярослав, сын князя, утвердившего христианство на Руси, отличался особой приверженностью книжному делу. Он собирал писцов для копирования болгарских рукописей; а иногда его просили переводить прямо с греческого или исправлять болгарские переводы.Из слов летописи можно сделать вывод, что он даже сам списал некоторые священные книги и принес их в дар церкви Святой Софии. При Ярославе и с его поддержки монашеские общины начали распространяться по всей России; а одним из основных занятий монастыря в средние века, как известно, было списание книг.

Строительство Софии Киевской

Ярослав не пожалел и на внешнюю красоту церкви, которая так сильно влияет на воображение другого, слаборазвитого общества, еще не созревшего в вере.Самые роскошные постройки, построенные им, конечно же, принадлежали столице Киеву и создавались с помощью греческих мастеров. Сначала он окружил город новыми каменными стенами. Некоторые ворота в этих стенах были названы Золотыми, в подражание тем же воротам Константинополя; а над ними построили церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Новые стены были больше старых; кстати, они охватили часть поля, на котором произошла упомянутая последняя битва с печенегами, закончившаяся их полным поражением.В память об этой битве и на ее месте Ярослав в следующем 1037 году заложил знаменитую соборную церковь Святой Софии. Одноименный храм существовал в Киеве еще при Владимире Великом, но только в другом месте; по крайней мере, немецкий летописец Дитмар упоминает его о въезде Болеслава Храброго в Киев. Во время междоусобных войн Святополка и Ярослава этот храм сгорел; Вместо этого Ярослав построил новую, и в более великолепном виде. Он был украшен фресками и роскошной мозаикой, или, как ее тогда называли, музыкой.Кроме того, Ярослав построил монастырь Святой Ирины (вероятно, в честь ее жены). В целом, самые древние и главные церкви Киева были построены по большей части в подражание храмам Константинополя и носили их имена, такие как Святая София, Святая Ирина, а также храмы в честь Богородицы, так распространены в Византии (начиная со знаменитых Влахернских). Следуя примеру Киева и других крупных городов России, мы встречаем соборные церкви, в основном Софиевские или Богородичные (Рождественские и Успенские).Так создавалась славная новгородская София почти одновременно с киевской Софией. Согласно летописям, сначала эта Софийская церковь была деревянной с тринадцатью вершинами, построена первым новгородским епископом Иоакимом на берегу Волхова; но он сгорел. Тогда сын Ярослава Владимир, удельный князь Новгородский, вместе с епископом Лукой Жидята в 1045 году заложил фундамент нового Софийского собора, уже каменного и в несколько ином месте, правда, тоже на берегу реки. Волхов.Этот храм был построен и украшен фресками также с помощью греческих художников. Его строитель Владимир Ярославич через несколько лет скончался и был похоронен в нем.


София Киевская. Предполагаемый вид в 11 веке.
Фото из издания «Православные храмы»

Таким образом, строительство христианских церквей привело к переносу изобразительного искусства из Византии в Россию. При Ярославе, согласно новостям летописей, к нам приехали церковные певцы из Греции, которые научили россиян осьминога, или т.н.унизительное пение.

Признавая зависимость русской иерархии от Константинопольского Патриарха, Ярослав в то же время допускал эту зависимость лишь в определенной степени. Он ревностно охранял княжескую власть в самых церковных делах и оставлял за собой решение иерархических вопросов. Итак, в конце его правления необходимо было назначить нового митрополита, а между тем великий князь был в разладе с византийским правительством. Затем он созвал собор русских епископов и приказал им назначить священника из села Берестов, Илариона, известного своей книжной ученостью и который был одним из первых наших духовных писателей в митрополии.Таким образом, этот Иларион является первым киевским митрополитом русского происхождения. Его соборное рукоположение, однако, не прервало связей между Русской Церковью и Греческой Церковью, и после возобновления дружеских отношений были восстановлены почтительные, сыновние отношения Киевского митрополита с Константинопольским патриархом. Наши первые христианские князья, то есть Владимир и Ярослав, воздвигая церкви и закладывая фундамент духовной усадьбы, в то же время старались обеспечить материальные средства для существования и дальнейшего развития этого имения.Следуя примеру византийских императоров, они жертвовали определенную часть доходов князей на содержание храмов и своего духовенства, наделяя их землями и различными владениями. Кроме того, они определили в пользу духовенства часть доходов от судебных разбирательств, подвергнув епископов рассмотрению некоторых тяжких дел и проступков. Ярослав использует в истории славу нашего первого законодателя; ему причислили старейшее хранилище русских легализаций, известное под именем Русская правда.

Горечь Святополка по отношению к братьям и его прежние отношения с отцом придают некоторую достоверность нашей летописи, что он не был родным сыном Владимира. Последний, по ее словам, после смерти Ярополка завладел его женой, гречанкой, уже беременной от своего бывшего мужа. Что касается Глеба, то мы не следим за летописным рассказом о том, что Глеб находился в Муроме в момент смерти Владимира и что Святополк послал ему позвонить от имени больного родителя, скрыв его смерть.Намного более вероятными и естественными находим цитированные нами известия, взятые из «Легенды о Борисе и Глебе» по древнейшему, или Нестеровому, изданию; в то время как в своих более поздних изданиях, обильно приукрашенных риторикой, рассказ о Глебе согласуется с летописью (см. «Легенды о святых Борисе и Глебе», изданные Срезневским, Санкт-Петербург. 1860 г., и «Чтения о жизни и чудесах Бориса и Глеба»). опубликовано Бодянским в четверг (Ob. I. and D. 1859. № 1). Это обстоятельство, в свою очередь, указывает на более позднее издание самой летописи, ошибочно приписываемое тому же Нестору.О том, что тело Глеба было заключено между двумя палубами, см. Также Васильев: «Канонизация русских святых» в чт. О. И. и Д. 1893. III. В нем говорится о двух колодах: верхней и нижней.

Сага Эймунда в Antiquites Russes. Т. II. (Она была переведена на русский язык Сенковским и опубликована в Библиотеке для чтения в 1834 году, том II.) Эта сага приписывает Эймунду убийство Святополка, которого она называет Бурислейфом. Затем она говорит о войне между Ярославом и Вартиславом (то есть Брячиславом) Полоцким; кроме того, сказочно то, что Эймунд, перешедший на службу к полоцкому князю, заключил между братьями мирный договор, по которому они разделили Гардарикию (т.е. Россия) между собой: Ярослав остался князем Новгородским, Вартислав получил Киев, а Полоцкое княжество было отдано Эймунду. Последний, умирая, передал это княжество своему товарищу Рагнару. На сказочный характер саги указывает и то, что, рассказывая о борьбе Ярислейфа и Бурислейфа, она совершенно не упоминает об участии в ней польского короля.

До начала этих событий в русской летописи есть рассказ о столкновении новгородцев и ярославовских варягов; и первый избил множество наемников во дворе какого-то Парамона.Затем князь удалился за город в свою деревню Ракому, пригласил сюда зачинщиков этого избиения и приказал убить их. Но в ту же ночь из Киева от сестры Предиславы пришло известие о смерти Владимира и зверствах Святополка. На следующий день Ярослав созывает вече и раскаивается в жестоком поступке с новгородцами; а последние примирились с ним и вооружились против Святополка. Вся эта история отвечает искусственным драматическим построением.Столкновения между горожанами и жестокими варягами происходили, конечно, довольно часто. И смерть Владимира, и деяния Святополка не были такими тайными событиями, весть о которых могла добраться до Новгорода только с помощью. Предисловия и не иначе, как в критический момент вероломного убийства новгородцев.

Только русская летопись рассказывает о сражениях Ярослава со Святополком при Любече и на реке Альте; она также рассказывает о битве на Баге.Ссоры, которые она сообщала с врагом, были в духе времени и подтверждаются, хотя и в несколько иной форме, новостями древнейших польских летописцев, таких как Мартин Галль и Кадлубек, писавшие в XII веке (см. Monumenta Poloniae Белевского. Том I и II).

О войне Ярослава и Болеслава Храброго, кроме русской летописи, есть и зарубежные новости. Первое место между ними принадлежит немецкому летописцу Дитмару (Dithmari Chronicon.Гл. III и частично VII). Его новости наиболее достоверны как современник этих событий. По поводу хронологии он согласен с нашей хроникой. Однако он не всегда дает точные отчеты в отношении далекой от него России. Так, говоря о взятии Киева Болеславом (который он называет Китавой), Дитмар добавляет, что уже тогда в этом большом городе было 400 церквей — невероятное количество — и что его население состояло из нескольких беглых рабов, и в основном из быстрого Дана. , или Данаев.(Последний вариант более вероятен.) Затем идут известия польских летописцев Мартина Галла, Богуфаля, Кадлубки и Длугоша. Но эта новость отличается большим хвастовством и риторикой. Например, говорят, что Болеслав, войдя в Киев, рассек Золотые ворота своим мечом в знак своей победы; Золотые ворота тогда еще не строили. Особой многословностью и сказочностью при этом отличается Длугош, хотя и русские летописи он тоже много использовал. Так, по его словам, Болеслав якобы поставил на Днепре, в месте впадения Сулы, какие-то железные столбы, чтобы обозначить границы своего царства.Польский король произносит длинные речи перед армией в духе классиков; он одерживает четыре большие победы над Ярославом, почти все на одной реке Буге и т. д. Хронология этих событий также неверна. Последующие польские историки (Кромер, Сарницкий и др.) В основном повторяют одни и те же истории. Даже Карамзин указывал на их противоречия и ненадежность (см. Примечания 15-18 ко II тому его «Истории»).

В более старых летописных хранилищах не упоминается кампания 1032 г. , т.е.е. Лаврентьян и Ипацкие; о нем говорят более поздние, а именно: Софья, Воскресенский и Никоновский. Но, очевидно, заимствовано из древнейшего источника. Были разные мнения о районе, называемом Железными воротами. Татищев имел в виду здесь Уральский хребет и страну Югру; Миллер согласился с его мнением. Карамзин имел в виду земли Мордовии и Черемиса (до т. II ок. 64). Шегрен указал на Зырянскую область, а именно село Водчу Усть-Сысольского района на р.Сысоле: рядом с этой деревней есть холм или поселение, называемое в народной традиции Железными воротами (Sjogrens Gesam. Shriften. I. 531). Его мнение было принято как Соловьевым, так и Барсовым («География первых летописей». 55). Наконец, г-н К. Попов в своем очерке «Зырян» (Известия Общ. Уральский хребет …) приводит отрывок из записок г-на Арсеньева (Вологодская губерния. Вед. 1866. № 47), а именно: река Шутора — это приток Печоры, берущий начало в Уральском хребте, в одном месте настолько ограничен скалистыми обрывистыми берегами, что это место среди коренных жителей называют Улдор Кырта, т. е. Железные ворота. Очевидно, такое название не принадлежало исключительно какой-либо местности и встречалось неоднократно. (Напомним, что та же русская летопись также называет Кавказский Дербент Железными воротами.) Мы считаем вероятным, что поход новгородцев был осуществлен именно в Зырянском или Югорском краях; но мы не думаем, что летописец под Железными воротами имел в виду какую-то незначительную территорию на с. Сысоле или Шуторе, известную только окружающим туземцам, а Татищев был едва ли ближе других к истине, указывая вообще на Уральские горы.

Кроме русской летописи, о браке русской княгини с Казимиром говорят также Мартин Галл, Богуфал, саксонский летописец (Annalista Saxo) и Дкугош. Если Мария, по словам Длугоша, была дочерью Анны, жены Владимира Великого, умершего в 1011 году, то во время брака с Казимиром ей не могло быть менее 32 лет. Саксонский летописец называет ее не сестрой, а дочерью великого князя Киевского. Брак Изяслава Ярославича с сестрой Казимира упоминается в наших более поздних летописях, т. е. София, Воскресенский и Никоновский.

Основными источниками, объясняющими войну 1043 года, являются Русские летописи, Пселл, Кедрен и Зонара. Кроме того, краткое упоминание о ней встречается у Глика и Ефрема. Примечательно, что об участии варягов в этой войне и их совете отправиться в сам Константинополь сообщают не самые старые сборники летописей, а более поздние. Их известие подтверждает Скилица-Кедрен, который сообщает, что среди российских войск были союзники, проживающие на северных островах океана.(Понятно, что варяжские дружины не участвовали в предыдущих походах Руси под Константинополь в 860 и 941 годах; иначе византийская историография не умолчала бы об этом.) В данном случае мы отдаем предпочтение Скилице-Кедрену, а не Пселлу, хотя последний был очевидцем события; По его словам, русские начали войну без всякой причины, из ненависти к греческой гегемонии. Сообщение «Русской летописи» об этой кампании совершенно не зависит от греческих источников.Летописец мог слышать о нем от стариков, участвовавших в самом походе; и, скорее всего, он передал событие со слов известного боярина Яна Вышатича, который был сыном воеводы Вышаты; что отчасти объясняет такое видное место, отведенное последнему в летописи.

О связях со скандинавскими и другими европейскими династиями см. Саги о Св. Олаве, Магнусе Добром и Харальде Смелом в Antiquites Russes. Acta Santrorum. Rerum Galiicarum et Francicarum scriptires.Ламберт Ашаффенбург. Turoc Chronic. Подвешенный. Снорро Стурлесон. Адам Бременский и другие. О семейных союзах Ярослава и отношениях с европейскими государями до сих пор остается наиболее подробное рассуждение со ссылкой на источники, принадлежащее Карамзину. См. Vol. II, примечания 40 — 48 и 59. Французский король Генрих I направил в Киев посольство во главе с епископом Шалонским Роже, чтобы просить руки Анны Ярославны. См. Также Шлюмберже в «Истории Зои и Феодоры».С. 560.

В более поздних летописных сводах, Софийском, Воскресенском и Никоновском, основание Киевской Софии и Золотых ворот относится к 1017 году, тогда как в самых старых сводах, то есть Лаврентьевских и Ипатских, упоминается под 1037 годом. Между учеными возникли мнения и споры о времени основания Святой Софии. (Все эти мнения сопоставлены в «Описании Киева» Закревского, стр. 760 и сл.) Мы принимаем год самых старых склепов, что больше согласуется с обстоятельствами: до 1037 года место Софии все еще находилось за пределами линия старого Киева, в поле.Свидетельство Дитмара, умершего в 1018 году, однозначно указывает на то, что до постройки этого храма Ярославом в Киеве уже существовал одноименный храм; Дитмар добавляет, что он и его монастырь были уничтожены пожаром в 1017 году.

Источники также представляют некоторые противоречия относительно строительства старой и новой Софии в Новгороде. Так, в Ипатьевской и Лаврентьевской просто говорится об основании князем Владимиром в 1045 году каменного собора. Об этом же говорится в Новгородской Первой летописи с добавлением известия о пожаре старой церкви: «Летом 6553 г. (1045 г.) св.Софию сожгли в субботу утром на утрени в 3 час 15 марта. . София Новгородская, Владимирский князь «. В Новгородской II это тот же год, и добавлено, что сгоревшая деревянная церковь имела около 13 верхушек, построена владыкой Якимом и простояла 4 года; и ее положение определяется следующим образом:» Конец Епископской улицы за рекой Волхов, где сейчас (то есть во времена летописца) Сотко возвел церковь Бориса и Глеба ». В Новгородской Третьей летописи смерть владыки Якима датируется 1030 годом, поэтому , если он был строителем деревянной Софии, то последняя простояла не 4 года, а намного дольше.В той же летописи добавляется, что новая каменная церковь, заложенная в 1945 году, строилась 7 лет и расписывалась иконописцами, привезенными из Константинополя. Также существует легенда об изображении Спасителя с благословенной рукой. В Воскресении, Софии и Никоне камень в основание Софии тоже относят к 1045 году, а освящение его — к 1050 году; и между этими годами, чуть меньше 1049 года, есть новости, конечно, ошибочные, о пожаре в старой деревянной церкви.

«Потом он (Боян — В.Т.) впустил десять соколов в стадо лебедей,
А какого лебедя настиг сокол — тот первым спел песню
Старый Ярослав, храбрый Мстислав,
, что убил Редедю на глазах у касогских полков. «
» Слово о полку Игореве. »Перевод на современный русский язык.

В Чернигове находится один из выдающихся памятников Киевской Руси — Спасо-Преображенский собор. Он является старейшим из пяти черниговских церквей, сохранившихся в городе. со времен Черниговского княжества.Да, пожалуй, не старше, чем на всем постсоветском пространстве. В «Повести временных лет» он упоминается в связи со смертью ее основателя, первого достоверно известного черниговского князя Мстислава (983-1036), также известного как князь Тмутараканский (Удалой, Храбрый). Похоронен в недостроенном соборе, стены которого уже были выбиты в высоту всадника, стоя в стременах на коне с поднятой рукой.

При крещении Мстислав был назван Константином, и он был третьим сыном Владимира I, Крестителя Руси.В Любецком синодике, где поминают всех черниговских князей, мать Мстислава зовут Анастасия. Однако В. Татищев, опираясь на не дошедшую до нашего времени летопись Иоахимова, называет ее Адель. Но «Повесть временных лет» не называет ее по имени, а говорит, что она чешка. Мальчиком Мстислав получил от отца далекое Тмутараканское княжество, расположенное на берегу двух морей — Черного (Русского) и Азовского. Географически это соответствует современному Таманскому полуострову Краснодарского края Российской Федерации.

А когда Мстислав повзрослел, прославился он как отважный, храбрый воин. Грозы горцев, потревоживших его тмутараканские владения. О воинских подвигах молодого русского князя сложились легенды. Он победил черноморских хазар (1016 г.) и присоединил их владения к своему княжеству, а хазарские воины присоединились к его отряду. Он успешно боролся с аланами (в древнерусских летописях их называют «ясы»), предками современных осетин. О поединке князя Мстислава с великаном Касож Редедей на Руси сложили эпос, вспоминает она в начале «Слова о полку Игореве».«Земли касогов (нынешние кабардинцы, черкесы, убыхи, адыги и шапсуги ведут свое происхождение от них) находились в окрестностях Тмутараканского княжества.

Ранние века русской истории дышали рыцарским духом. русские и касоги сошлись на битву (1022 г.), казогский князь Редедя вызвал Мстислава на дуэль, чтобы ценой малой крови решить исход битвы. Условия поединка были жесткими и лаконичными: победитель получить княжество побежденного, его семью и дружину.Князь Мстислав был физически силен, искусен в борьбе, а потому, не раздумывая, принял вызов.

Воодушевленные криками своих воинов, они долго сражались, но теперь Мстислав начал падать в обморок. Редедя оказалась очень сильной. И тогда князь молился Богородице о даровании ему победы. Он обещал построить ей храм в столице своего удельного княжества — Тмутаракани. И вот, сообразив, Мстислав швырнул Редедю на землю и, схватив сапожный нож, зарезал его.Он стал по старинному военному обычаю: «Щитом или на щите». Князь Мстислав оказался «со щитом», а Редедя унесло «на щите». Так в героическом поединке русского рыцаря Мстислава с касожским великаном Редедеем решилась судьба Касожского княжества. И воины касоги, как и прежде хазары, присоединились к русскому отряду князя.

Легенда гласит, что, чтобы избавить касогов от поражения, Мстислав обручил свою дочь Татьяну с Романом, сыном Редеди. Уже в Московской Руси некоторые боярские семьи перенесли от них свое генеалогическое древо, считая себя Рюриковичами (по князю Мстиславу).

Тмутаракань была основана греками еще в VI веке. до Рождества Христова. Правда, в то время город назывался Хермонасса и был столицей Боспорского царства. Спустя тысячу лет здесь появились хазары и по-своему изменили греческое название — Тумантархан. В Восточной Европе господствовали хазары. На несколько веков, обложив данью соседние страны, молодое, неокрепшее государство Россия попало в зависимость от них.

Воинственный киевский князь Святослав (942 — 972) не захотел быть вассалом Хазарского каганата, пошел войной на хазар и нанес им сокрушительное поражение. Его дружина победно вошла в древний город … И уже его сын, великий киевский князь Владимир Святой, основательно закрепился на этих землях и поставил своего сына Мстислава на княжение в новое русское наследство. В славянской интерпретации город получил название Тмутаракань (Тмутаракань, Тмуторокань). По словам русского писателя Ю.Н. Сбитнев, это название можно объяснить как «город тысячи дорог» (древнерусское «тьма» означает «десять тысяч», а «торок» — «извилистая дорога»).

Князь Мстислав не забыл обетование, данное Богородице. И заложил в Тмутаракани каменный собор, который стал главным собором Тмутараканской епархии. При князе Мстиславе Тмутараканское княжество достигло своего расцвета. В далеком Русском княжестве даже начали выпускать собственные деньги. О том, что это были, можно судить по монете, хранящейся сейчас в Одесском музее нумизматики.(Сергей В. Рябчиков Уникальная монета тмутараканского князя Мстислава. СЛАВЯНСКИЕ ДРЕВНИ (2001)).

Однако гордый дух князя-воина требовал большего. Мстислав хотел править не только окраинным русским княжеством. Поэтому он потребовал от своего старшего брата великого киевского князя Ярослава Мудрого наследства в родной Руси. И когда Ярослав снова предложил ему окраину муромских земель, он серьезно обиделся. И, выбрав удобный момент, когда Ярослава не было в Киеве, он подошел к городу со своим многочисленным многоплеменным отрядом (1024 года). Но киевляне остались верны Ярославу и ворот города не открыли. И Мстислав не воевал с городом, он отошел от него. Возможно, здесь решающую роль сыграл принцип старшинства, когда у старшего в семье было больше прав на «мать городов русских». Это ему ясно показали киевляне. А может быть, раздоры последних лет были еще свежи в его памяти, когда после смерти Владимира Святого разразилась братоубийственная война на Руси, в которой погибли его братья Борис, Глеб и Святослав.Следовательно, он не хотел нового кровопролития.

Мстислав просто ушел из Киева и направился в сторону Чернигова. В Чернигове стол князя был пуст, а потому черниговцы встретили его с радостью, желая иметь своим покровителем такого дерзкого, отважного князя. Кроме того, не следует забывать, что черниговцы всегда недоверчиво относились к киевлянам, поскольку Чернигов неустанно соревновался с Киевом за первенство на Русской земле. Примеров тому много в истории России.Так князь Мстислав Тмутараканский стал князем Черниговским (1024 г. ). Теперь под его руководством были объединены земли далекого Причерноморья и коренная — «откуда земля Русская» — Россия. Впоследствии на протяжении почти двух столетий черниговские князья занимали престол в далекой Тмутаракани. Пока Россия окончательно не потеряла это княжество в результате непрекращающихся войн со степняками.

Но сам князь Ярослав был очень честолюбив, а потому не мог простить брату его дерзкий вызов.Решив примерно наказать его, он собрал в Новгороде большое войско и пригласил из-за моря варягов во главе с полуслепым правителем Якуном.

Отряды братьев собрались недалеко от Чернигова в районе города Листвень, расположенного на реке Белоус (ныне село Малый Листвень Репкинского района Черниговской области). Мстислав, чтобы опередить брата, решил внезапно, посреди ночи напасть на его отряд. И ночь была грозовой.Летописец сообщает, что в ту ночь была «сильная гроза и сильная резня».

Ярославу не помогли его «мудрость» и военный талант варяжского Якуна. Мстислав оставил свой отряд в засаде и натравил черниговцев против варягов. При свете молний, ​​под дождем черниговцы отчаянно сражались с варягами, и когда их строй поредел, на помощь пришел отряд Мстислава. Обошла с флангов варягов и солдат Ярослава, стала беспощадно рубить их.

Видя, что бесславная развязка близка, Ярослав и Якун бежали. В суматохе варяжский воевода потерял даже свой золоченый плащ. И Мстислав, рано утром осмотрев поле боя, не мог сдержать радости: «Кого это не радует? Вот северянин (Чернигов — В.Т.), а вот варяг, и его дружина цела. «

Князь Мстислав не« выдавил »брата, а обратился к нему с предложением мира. Но Ярослав очнулся от страшного поражения только в Новгороде.И только спустя два года, убедившись, что Мстислав не замышляет против него никаких интриг, решил встретиться. Произошло это на Черниговской земле в Городце, расположенном на Десне (1026 г.).

По Городецкому договору Россия впервые была разделена по Днепру. Весь правый берег с Киевом остался за Ярославом, а Левобережная Русь перешла в собственность Мстислава. С этого времени они начали жить «мирно и в братской любви, и распри и восстания утихли, и в стране воцарилась великая тишина», — говорит летописец.

Почему князь Мстислав добровольно отказался от первенства на Руси, обещанного ему победой под Лиственом, не совсем понятно. Можно только предполагать, что по тем же причинам, когда он не хотел брать Киев силой, а уехал в Чернигов. Он лишь отстаивал свою независимую позицию и не питал неприязни к Ярославу. Проявив довольно редкую для тех суровых времен миролюбие. Впору было бы назвать Мстислава Мудрого, а не его старшего брата Ярослава, который во всей этой истории выглядел очень непривлекательно.Мстислав полностью удовлетворил свои амбиции: теперь земли Черниговского и Тмутараканского княжеств находились под его властью, а Черниговское княжество на тот момент было крупнейшим в России.

Живя в мире и согласии, братья не забывали об интересах земли Русской. И они решили отвоевать Червонную Русь, захваченную поляками после смерти святого Владимира. Польский поход увенчался успехом, земли Червонной Руси были завоеваны, а русские дружины вернулись домой с большим населением (1031 г.).

В память об этом событии Мстислав заложил каменный Преображенский собор в Чернигове. Его построили византийские мастера, тогда в Чернигове еще не существовало собственной архитектурной школы. И сегодня в кладке западной башни собора можно увидеть два ряда, один над другим, удлиненных полукруглых ниш. Считается, что древние мастера воплощали в них солнечные часы … В ясный летний день солнечные лучи поочередно заполняли эти ниши, показывая время с десяти утра до пяти часов дня.

Об архитектуре Преображенского собора, его внутреннем и внешнем убранстве можно сказать много. За почти тысячелетнюю историю он выдержал множество испытаний и претерпел существенные изменения своего внешнего вида. Не раз его разрушали завоеватели, не раз горели, но каждый раз черниговцы с любовью восстанавливали свой старинный храм. На протяжении нескольких веков он был кафедральным собором Черниговской епархии, был центром общественной и политической жизни города. В нем черниговцы единогласно одобрили решение Переяславской Рады о воссоединении Украины с Россией (1654 г.), знамена черниговских ополченцев и казачьих полков, участвовавших в Отечественной войне 1812 г.

Еще в 20-е годы прошлого века. века исследования Спасского собора проводил известный украинский археолог Н.Е. Макаренко и архитектор И.В. Моргилевский. В результате раскопок они написали трактат, который актуален и сегодня.А уже летом и осенью 2012 года возле собора и внутри были проведены раскопки по инициативе русского писателя Юрия Сбитнева.

Первым в строящемся Спасском соборе похоронили сына князя Мстислава — Евстафия, который умер еще совсем молодым при очень загадочных обстоятельствах (+1033). А через три года здесь нашел свой покой сам князь Мстислав. Рассказывая о его смерти, летописец дает князю следующее описание: «Но Мстислав был крепок телом, румяный, с большими глазами, был храбрым в бою, милосердным и очень любил дружину, он не жалел для нее никакого имущества, ни в питье, ни в еде. ее ».

Многие черниговские князья нашли свое последнее пристанище в соборе. Назовем только страстотерпца князя Игоря Черниговского, убитого бандой в Киеве (+1147), и еще одного князя Игоря, героя. Слова о полку Игореве (+1202). А также канонизированный блаженный Константин, митрополит Киевский, изгнанный из Киева и нашедший последнее пристанище в Чернигове (+1159).

Черниговцы помнят свою первую летопись князя … Ибо Вот уже несколько лет в последние дни сентября возле Спасского собора проходит городской фестиваль культуры «Мстислав-Фест».В рамках праздника проходит выставка-ярмарка мастеров народного творчества, художественные и литературные выставки. В этом году «Мстислав-Фест» завершился литературно-музыкальной композицией «Дороги слов о полку Игореве». «Слово …» прозвучало на древнерусском языке в исполнении ленинградского поэта А. Чернова. Запись стихотворения подарила организаторам праздника русская поэтесса Л.Т. Туровская, посетившая этой осенью Чернигов. Музыкальные и танцевальные коллективы города исполнили свои номера под звуки древнерусской речи.

В память об исторической победе князя Мстислава над Ярославом Мудрым, впервые в этом году по инициативе ряда общественных организаций и администрации области был организован Международный фестиваль «Листвень-2012». Организаторы праздника поставили одну из своих главных целей «укрепить культурные и экономические связи братских славянских народов, привлекая внимание к истории Родины». Что ж, цели благородные и нужные в такое непростое для нас время.

Но как говорится, первый блин всегда комковат. В новом фестивале было много нестыковок. Однако хороший старт положил еще один красочный праздник на Черниговской земле (после Сеньковки и Любеча). Разве это не свидетельство того, что Черниговщина знает и любит свою историю? Не забыт былен Русич Мстислав, славный рыцарь, оставивший добрую память о себе в старинном городе Чернигове.

Обзоры

Небольшое уточнение: Спасо-Преображенский собор в Чернигове — старейший из сохранившихся древнерусских храмов.На территории Украины и России есть более древние церкви: византийский храм Иоанна Крестителя в Керчи (8 век), аланские храмы на Северном Кавказе (10 век). Но это не древнерусские храмы …
А по древнерусским храмам:
Спасо-Преображенский собор в Чернигове был основан примерно в 1030-1034 годах.
Самым старым каменным сооружением, сохранившимся на территории современной Беларуси, является Софийский собор в городе Полоцк Витебской области.Собор построен в 1044-1066 годах, разрушен в 1710 году, восстановлен в стиле виленского барокко в 1738-1750 годах.
Самый старый из сохранившихся русских храмов на территории современной России — Софийский собор в Великом Новгороде. Собор был построен в 1045-1050 годах.

Всего наилучшего.
С уважением,

Совершенно верно, Черниговский Спасо-Преображенский собор — старейший из сохранившихся древнерусских храмов. А в летописях он упоминается под 1036 годом в связи со смертью князя Мстислава.Похоронили его в еще недостроенном соборе, стены которого уже были выложены в высоту всадника, который встал в стременах и поднял руку. Поэтому вполне естественно, что он был заложен раньше.
Про Софию Киевскую говорят, что она была основана в 1037 году на том месте, где Ярослав Мудрый победил печенегов (однако сейчас есть и другая версия, что собор был построен намного раньше, а существовал уже в 1022 году). Но София была построена быстро и по традиции считается старейшим сохранившимся храмом Киевской Руси.Но Спасо-Преображенский собор в Чернигове строили долго, достроил его только князь Святослав, второй сын Ярослава Мудрого, получивший Чернигов по отцовской воле.

У Великого Князя Владимира, Крестителя Русского, было несколько сыновей. Один из них получил прозвище Проклятые за совершенное братоубийство, другой — прозвище Мудрый за выдающиеся дела. А сын по имени Мстислав вошел в историю под ником Храбрый. Именно он, будучи князем Черниговским, начал строительство Спасо-Преображенского собора.

Князь Мстислав Владимирович Храбрый — известная историческая личность России.

Родился князь Мстислав

Мстислав родил Владимира Крестителя его женой Рогнедой, происходившей из знатного полоцкого рода. Точное время рождения принца неизвестно. В некоторых публикациях годом рождения Мстислава указывается 983 год. С уверенностью можно сказать только, что Мстислав родился после 980 года. В тот кровавый год Владимир Святославич, недавно взошедший на Киевский престол, еще был язычником, захватил Полоцк, убил местного правителя Рогволода, его сыновей и сделал его. красивая дочь его жена.Раньше Мстислав Рогнеда родил Ярослава, будущего Мудрого правителя всего Киевского государства. Справедливости ради стоит отметить, что в отношении матери Мстислава есть и другие указания. Иоакимовская летопись (условное название несохраняемого склепа, известное лишь из отрывков историка XVIII века В.Н.Татищева) называет его матерью княгини Адиля.

Княжение малолетнего Мстислава Владимировича в Тмутаракани

Около 988 года Владимир Святославич поставил своего маленького сына царствовать в Тмутаракани, на Таманском полуострове.Этот древний русский город, возникший среди руин древней Гермонассы и тростниковых шатров хазарской Таматархи, находился на окраине тогдашнего влияния киевских князей.

Отдаленность города, его оторванность от основных земель России в конечном итоге привели к появлению в русской разговорной речи нарицательного имени — Тмутаракань (или Тмутаракань) сравнивают с чем-то недосягаемо далеким, неизвестным и, как правило, снисходительный оттенок. Тем не менее в конце X века Тмутаракань имела довольно важное политическое значение.

Первые годы Мстислав был номинальным правителем, все самые важные для него вопросы решал ближайший круг, «княжеский двор», состоявший из верных людей, закаленных в боях и прошедших суровую школу жизни. Но ребенок вырос, стал юношей — пора было брать бразды правления в свои руки.

Становление Мстислава Храброго

Маргинальное положение Тмутаракани, ее соседство со Степью — Степь с большой буквы, та самая Степь, из которой веками исходила кочевая угроза русским землям — определили военный характер местной жизни.Тмутараканский князь должен был научиться сидеть на коне и владеть мечом раньше других мирных навыков, которые в те времена требовалось постичь каждому правителю.

Мстислав Храбрый побеждает князя Редеду

В 1016 году Мстислав Храбрый воевал с хазарами, в 1022 году покорил касогов и обложил их данью. Перед битвой с касогами Мстислав в личном бою победил касогского князя Редедя. События тех далеких лет переданы в «Повести временных лет» следующим образом:

«В 6530 (1022) году Ярослав [Мудрый] пришел на Берест.В это же время в Касог ушел Мстислав, владевший Тмутараканью. Узнав об этом, принц Касога Редедья вышел ему навстречу. И когда оба полка стояли друг против друга, Редедя сказал Мстиславу: «Зачем мы будем уничтожать наши дружины? Но давайте вместе будем бороться сами. И если вы победите, вы заберете мою собственность, и мою жену, и моих детей, и мою землю. Если я одержу победу, то заберу все твое. И Мстислав сказал: «Да будет так». И Редедя сказала Мстиславу: «Не оружием будем драться, а борьбой.«И они схватились, чтобы драться, и долго дрались, и Мстислав начал падать в обморок, ибо Редедя была велика и сильна. И Мстислав сказал:« О Пречистая Богородица, помоги мне! Если я одолею его, я построю церковь твоего имени ». Сказав это, он ударил Редедю по земле. И он вытащил нож, зарезал Редедю. И он пошел в свою землю, взял все свое имущество, и свою жену, и своих детей, и возложил дань на Касог. А, вернувшись в Тмутаракань, он основал Храм Пресвятой Богородицы и построил ее, она стоит и по сей день в Тмутаракани.«

Слава Мстислава, его влияние и притязания росли с головокружительной скоростью.

Политика Мстислава Храброго — Разделяй и властвуй

В 1023 году Мстислав со свитой прибыл в Чернигов, один из крупнейших древнерусских городов того времени, и, вопреки воле своего старшего брата, правящего великого князя Киевского Ярослава, поселился на Черниговской земле. По мнению В. Татищев, достоверность сведений которого вызывает определенные сомнения, Мстислав в 1023 году потребовал от Ярослава Мудрого увеличить его земельный надел.Ярослав отдал ему Муромскую землю, но Мстислава это не удовлетворило. Он совершил поход на Киев, пытаясь захватить великокняжеский стол, но киевляне не хотели принимать тмутараканского правителя. Не желая покидать центральные районы России, Мстислав занял Чернигов.

В 1024 году Ярослав предпринял попытку изгнать восставшего родственника из захваченного им города. Киевский князь собрал войско, в том числе внушительный воинский контингент варягов, и отправился в поход.В ожесточенном бою под Лиственом на берегу реки Руда Мстислав окончательно разбил дружину Ярослава. Сам Ярослав бежал на север, в Новгород, где правил до своего восшествия на Киевский престол и где мог заручиться необходимой поддержкой для продолжения борьбы. Показательно, что Мстислав не преследовал брата.

Городецкий мир Ярослава и Мстислава Храбрых посреди Днепра

В 1026 году Ярослав и Мстислав заключили мир, встретившись в Городце (местность недалеко от Киева).Братья соглашаются положить конец вражде посреди реки, каждый стоит на своем плоту, а на берегу их отряды ждут решения князя. По мирному договору территория правобережья Днепра осталась во владении Ярослава, а русские земли, расположенные на левом берегу Днепра с центром в Чернигове, отошли к Мстиславу.

Городецкий договор означал не условное, а вполне реальное примирение Мстислава и Ярослава.В 1031 году князья совершили совместный поход на Польшу, откуда Мстислав привез много пленных. О воинских подвигах и доблести Мстислава воспевал древнерусский певец Боян. Летописец писал о князе:

«Но Мстислав был крепок телом, румяный, с большими глазами, был храбрым в бою, милосердным и очень любил дружину, ничего не жалел для нее, ни в питье, ни в пище не ограничивал ее».

Смерть Мстислава Храброго

Мстислав Храбрый умер в 1036 году.Его земельные владения снова вошли в состав Киевского государства при самодержавном правлении Ярослава Мудрого. Тело усопшего, христианское имя которого, по некоторым данным, Константин, было похоронено в недостроенном Спасо-Преображенском соборе Чернигова.

Легендарный древнерусский полководец X-XI веков, удостоенный прозвищ «Храбрый» и «Удалой».

Князь Мстислав Владимирович Тмутараканский походил на своего деда Святослава Игоревича — боевого вождя времен военной демократии и великого переселения народов.Всегда в седле, всегда в погоне за военными победами, славой и добычей.

В X — первой половине XI в. Наступил героический период древнерусской истории. Это было время становления и расцвета Киевской Руси. При Владимире I (980-1015), прозванном в былинах «Красное солнце» и «Ласковый князь», все земли, населенные восточнославянскими племенами, находились в руках великого князя Киевского. Одновременно происходил процесс слияния конгломерата восточнославянских племен и ассимилированных славянами финно-угорских, летто-литовских, северо-иранских и других популяций Восточно-Европейской равнины и Среднего Днепра.Принятие христианства при Владимире в 988 году во многом способствовало сплочению народа вокруг новой веры и формированию особой древнерусской духовной культуры. Сын Владимира Ярослав, названный летописцами «Мудрым», в годы своего великого правления (1016-1054) расширил границы России, покровительствовал распространению грамотности и книжности, заложил основы писаного законодательства.

Владимир и Ярослав были такими выдающимися правителями, что на их фоне теряются другие древнерусские князья — их современники.Между тем, среди последних было много талантливых людей, отважных и успешных полководцев, наделенных личной харизмой. Одним из таких князей был Мстислав Тмутараканский. Есть отрывочные сведения из русских летописей и других источников о жизни и творчестве Мстислава. Этот материал не позволяет полностью реконструировать биографию князя, но мы можем рассказать о наиболее заметных, а потому запоминающихся летописцам подвигах князя.

Мстислав был сыном Владимира I от полоцкой княгини Рогнеды.(По другой версии, его мать была «Чехиной»). Год его рождения неизвестен. Историки чаще всего принимают 983 год и считают Мстислава третьим сыном Рогнеда. Его старшими братьями и сестрами были Изяслав (впоследствии полоцкий князь, основатель местной династии Рюриковичей — «Рогатые внуки») и Ярослав (в конце жизни отца — князь Новгородский). Однако в исторической литературе встречается мнение, что Мстислав был старше Ярослава.

«Имя Победы»: Мстислав Владимирович Тмутараканский
Дедом Мстислава по отцовской линии был знаменитый воин-князь Святослав (годы великого княжения в Киеве 945–972).Прабабушкой по отцовской линии была княгиня Ольга, известная своей мудростью. По материнской линии у Мстислава был самостоятельный полоцкий правитель Рогволод, который, очевидно, происходил от тех мужей Рюрика, которых, согласно Повести временных лет, он «насадил» в славянских городах. Рогволод и его дочь Рогнеда, скорее всего, были из варягской (скандинавской) семьи.

Кроме братьев и сестер, у Мстислава было еще 9 сводных братьев, потому что у Владимира до крещения было 8 жен и бесчисленное количество наложниц.Большинство восточнославянских племен до принятия христианства предпочитали многоженство, а обширный гарем был статусной вещью, подчеркивающей величие и богатство монарха.

При Владимире местные князья, бывшие помощниками великого князя Киевского, постепенно ушли в прошлое. В разных волостях вместо великого князя стали править наместники. Сначала это были «мужики» (бояре), представители высшей княжеской дружины. Однако Владимир рано начал сажать своих многочисленных сыновей губернаторами.Большинство из них в детстве стали князьями-губернаторами. Конечно, им помогали править «кормильцы», бояре, воспитатели и советники. Так с юных лет Рюриковичи научились нести свою княжескую ношу.

Неизвестно, когда Мстислав стал князем-правителем Тмутараканского княжества на Таманском полуострове между Азовским и Черным морями. Некоторые историки считают, что это произошло примерно в 987–988 годах, когда князю было 4-5 лет. В летописях имя Мстислава прочно связано с Тмутараканью, что свидетельствует о долгом пребывании князя в этом автономном владении России.Другие исследователи начинают тмутараканский период жизни князя с 990-1010 гг.

Здесь, в Тмутаракани, князь создал семью. Известно имя его жены — Мария, скорее всего, она была из местного дворянского аланского рода. Помимо приставки «Тмутараканский» Мстислав приобрел и другие прозвища, зафиксированные в источниках — «Храбрый» и «Удалой». Вообще он во многом был похож на своего деда Святослава Игоревича. Военные походы, сражения и личные дуэли были страстью князя.Как и Святослав, Мстислав Тмутараканский часто напоминал не столько князя эпохи развития древнерусской государственности, сколько боевого вождя времен военной демократии и великого переселения народов, который всегда в седле в погоне за военными. победы, слава и добыча. Легенды о тех серых временах изображали идеального принца-вождя щедрым. Мстислав, воспитанный в их атмосфере, явно стремился быть таким. Последний уже редко встречался у монархов 11 века.хотя щедрость была отчасти не чуждо отцу Мстислава, «кроткому князю» Владимиру.

Мстислав Тмутараканский вошел в историю не государственными достижениями, а военными подвигами.

Однако, прежде чем рассказывать о них, поясним, каким было Тмутараканское княжество в начале правления там Мстислава Владимировича.

Расположен на Таманском полуострове недалеко от двух морей: Черного и Азовского, и соединяющего их Керченского пролива.В древности здесь жили скифы. В древности Тамань входила в состав Боспорского царства, население которого, помимо скифов, составляли их родственники из северной иранской семьи народов — сарматы, а также греки, евреи и некоторые другие этнические группы. Город Таматарха на Тамани, который русские позже назвали Тмутаракань, был основан как греческая колония. Во время великого переселения народов в IV в. Н.э. здесь появились тюрки-гунны.

Чуть позже их сменили тюрки-булгары. Тамань была даже центром Великой Болгарии. Но это государство пало под ударами тюрков-хазар, а с 7 века. власть над Таманью перешла к ним. Хазары создали свое собственное государство в степях Каспия и Черного моря — Хазарский каганат … Хотя хазары были кочевниками, Каганат процветал за счет услуг международной транзитной торговли, которая проходила через его владения. Поэтому огромное влияние в нем приобрели еврейские купцы, знатоки торговли. От них каган и вся хазарская элита переняли иудаизм, простые хазары остались язычниками. Каганат был торговым соперником Римской империи (Византии) и арабов и вёл с ними войны. С востока на Хазарию напали первобытные тюркские кочевники печенегов. С VII века. предпринимал попытки освободиться от хазарской зависимости и Булгария, расположенная на Среднем Поволжье. Все это подорвало силы Каганата, и последний удар ему нанес киевский князь Святослав Игоревич.

После разгрома Святославом Хазарии в ее двух бывших владениях, Саркеле (Белая Вежа) на Дону и в Тмутаракани, установилось сильное русское влияние. Хотя автономное еврейское государство во главе с Давидом Таманским существовало на Тамани около 20 лет, очевидно, что в самой Тмутаракани со времен Святослава существовал русский гарнизон. При Владимире I в 980-х годах влияние Киева усилилось, и великий князь Мстислав был посажен в Тмутаракани в качестве наместника.Так окончательно образовалось Тмутараканское княжество, зависимое от России, но очень автономное во всех внутренних и внешних делах. Тмутаракань по-прежнему была населена многонациональным народом. Помимо русских здесь жили греки, хазары, евреи, армяне, касоги и ясы.

Касоги (косоги) были абхазо-адыгского происхождения. Помимо Таманского полуострова, они большей частью обитали в степях Кубани и на Северном Кавказе. Ясы (предки современных осетин) принадлежали к североиранской языковой семье.Они входили в племенные союзы аланов. Ясы также часто были союзниками касогов. За пределами Тамани племена ясов и касогов пережили период распада родовой системы, шел процесс становления их государственности, сопровождавшийся возвышением отдельных вождей племен в окружении верных воинов.

Тмутаракань к концу 10 века. вел активную внешнюю торговлю, которая составляет конкуренцию византийским городам в Крыму. Кроме того, княжество пыталось распространить свое политическое и административное влияние на различные регионы.Северный Кавказ … Военные походы Мстислава Тмутараканского стали основной формой реализации этих амбиций тмутараканской земли.

Лаврентьевское издание Повести временных лет и Никоновская летопись содержат подробный рассказ о войне Мстислава с племенным союзом Ясов и Касогов под предводительством Редеди в 1022 году.

В центре внимания летописцев была личная дуэль. лидеров партий, что также отражено в «Слове о полку Игореве»:

Возможность решения исхода войны таким образом говорит о переходной эпохе, в которой жили князь Мстислав и его современники.Трудно представить исход Куликовской битвы как поединок московского князя Дмитрия и ордынского темника Мамая! И дело не в недостатке личного мужества. Государственные деятели XIV века и их подданные уже не могли позволить себе доверить судьбу своей страны превратностям личного соперничества. И в те старые добрые времена, когда жили Мстислав и касожский князь Редедя, очевидно, что аналогичный старинный обычай еще существовал на Тамани и на Северном Кавказе.Он приказал сражаться без оружия, хотя, очевидно, предполагал возможность добить проигравшего кинжалом, как это сделал Мстислав в конце боя. Видимо, это было частью правил, потому что отряд заколотых Редеди не бросился в бой, чтобы отомстить за вероломно убитого вождя, а признал победу русского князя. То же самое и с семьей побежденного Редеди. Исход поединка Мстислава и Редеды в «Слове о полку Игореве» преподносится как достойный подвиг, а не коварная выходка.

Летописи сообщают, что в 1022 году войска Ясов и Касогов встретились в поле с дружиной Мстислава Тмутараканского. Ясько-касожский лидер Редедя предложил Мстиславу не уничтожать солдат, а разрешить спор в личной дуэли. Редедя был известен как могущественный герой, был известным в своем народе бойцом. Однако в личном мужестве Мстислав не уступал ему. Русские летописи подчеркивают молодость русского князя и отсутствие у него опыта, которым обладал зрелый Редедя.Из-за этого замечания многие историки не признают дату рождения Мстислава 983 годом. К 1022 году Мстиславу было бы меньше 40 лет, что в то время и в наше время никоим образом нельзя считать молодым. Князь Мстислав был совсем взрослым. У него были собственные дети — сын Евстафий и дочь Татьяна. Как политический деятель к 1016 году сумел подчинить Тмутаракань всем окружающим хазарам.

Драка началась не в пользу Мстислава. Могучий Редедья начал прижимать его к земле.Мстислав уже был христианином. Известно его крестильное имя — Константин. Русский князь стал молиться Богородице о даровании ему победы. Он пообещал построить в ее честь храм в Тмутаракани. В итоге он победил, сумев нанести удар ножом своему противнику «на глазах у полков Касоги».

Мстислав свое обещание выполнил. На месте, где когда-то стояла Тмутаракань, археологи нашли остатки фундамента церкви Богородицы.

Победа над Редеди положила конец войне 1022 года.По древнему обычаю победитель получал власть над землей и подданными проигравшего Редеди. Мстислав также унаследовал семью вождя Ясько-Кассожского, но он относился к ней как к рыцарю. Жена и два сына Редеди жили при князе и входили в тмутараканскую элиту. Мстислав стал крестным отцом сыновей Редеди. При крещении они взяли имена Юрий и Роман. Последний стал зятем Мстислава, женившись на его дочери Татьяне. От этой пары (скорее всего, мифической) произошли несколько московских аристократических семей: Белеутовы, Добрынские, Сорокоумовы-Глебовы.

Власть Мстислава над ясами и касогами значительно увеличила военные возможности тмутараканского правителя, и он решил вмешаться в борьбу за свое великокняжеское наследство по отцовской линии. Великий князь Владимир умер в 1015 году. Четкого порядка престолонаследия на Руси еще не выработано, так как после смерти Владимира и до 1019 года между его сыновьями на Руси существовали раздоры. Летописи приписывают Святополку, старшему сыну или племяннику Владимира, убийство братьев — Бориса и Глеба, а также намерение истребить всех своих соперничающих братьев.Однако новгородский князь Ярослав оказался удачливее и сильнее Святополка. В 1016 и 1019 гг. С помощью новгородцев и варягов он победил Святополка, и тот, бежав на Запад, исчез там.

До 1022 года никто не оспаривал киевский стол с Ярославом, и он считался великим князем, хотя в 1021 году ему пришлось воевать со своим племянником Брячиславом Изяславичем Полоцким, напавшим на новгородские земли. Возможно, эта выходка «Рогатого внука» подтолкнула Мстислава Тмутараканского к отзыву своих прав наследника.В 1023 году Мстислав во главе тмутараканского отряда и Ясько-касожского войска появился на левом северском берегу Днепра. Он захватил Чернигов. Здесь его армия пополнилась черниговскими полками.

В 1023 году Ярослав не отбил Мстислава. Его отвлекли события, разворачивающиеся на Северо-Востоке России. В Суздальской земле на фоне голода происходили волнения и восстания местных, где правили языческие колдуны. Великий князь отсутствовал в Киеве, и Мстислав счел удобным захватить столицу Руси.Однако киевляне не хотели видеть тмутараканского князя своим правителем. Они заперлись в городе и не пустили Мстислава. Он вернулся в Чернигов.

Ярослав Мудрый Реконструкция М.М. Герасимова на настоящем черепе князя

Судьба великокняжеского киевского стола решалась в войне братьев. Ярослав уже спешил в Приднепровье. Воспользовавшись в очередной раз помощью новгородцев, Ярослав нанял за границу отряд варяжцев во главе с Якуном. Этого Якуна в русских источниках называют братом варяжского царя Африкана. Летописное сообщение и свидетельство Киево-Печерского патерика утверждают, что Якун был «слепым» и носил «плетеный золотом луд». Образ слепого плохо сочетается с ролью Якуна, который в 1024 году стал главнокомандующим Киево-Варяжских войск. В.Н. Татищев и Н.М. Карамзин предположили, что глаза Якуна каким-то образом повреждены, поэтому он надел на них повязку («луд»). Но из контекста источников «луд», скорее, относится к одежде, можно предположить, что это был плащ.Историк Н.П. Ламбин предположил, что слово «слепой» было ошибкой переписчика, которую позже начали повторять авторы. Варяг Якун был не «слепым», а «с леп» (то есть красивым) и носил тканный золотом «луд» (плащ). В. Данилевский предположил, что летописец, писавший о Якуне, что он не просто «леп», а «с леп», использовал игру слов, намекая на недостатки руководства Киево-Варяжского войска. Ярослав был хромым (неудачно упал с лошади в детстве), а Якун был «с лепой».

Так или иначе, но во главе с Якуном киевляне и варяги вышли на защиту прав Ярослава на великокняжеский стол. Войска Ярослава вышли на Чернигов. Узнав об этом, Мстислав Храбрый бросился им навстречу. В районе города Листвена, недалеко от Чернигова, противники увидели друг друга. Темнело, погода стояла ужасная. Дождь лил, как стена, сверкали молнии, гремел гром, и резкие порывы ветра уносили его звуки прочь.

Несмотря на шторм и наступающую ночь, Мстислав решил атаковать.Впервые в истории России, зафиксированной в источниках, он применил военное новшество, разбив единый строй своих солдат на центральный полк, полки правой и левой руки, а также выделив свой тмутараканский отряд в резерв ( «засада»). Позже это сооружение использовали все русские князья, в том числе Ярослав в битве с печенегами под Киевом в 1036 году.

Якун построил войска великого князя Ярослава в один полк, в центре которого стояли его варяги.Мстислав нанес мощным ударом по центру силами Чернигова, тем временем его левый и правый полки с ясов и касогов разгромили врага с флангов. И вот встали колеблющиеся киевляне, и вскоре черниговцы прорвали варяжский центр. Киевляне и скандинавы в панике начали отступать. Отряд Мстислава преследовал и хлестал их. Во время боя Якун потерял свой «золотой луд». Вместе с Ярославом варяг бежал в Новгород, а там он сел на корабль и отплыл на родину.

Мстислав I назначил Рогволода князем Полоцким (принт № 15023864)

Фотопечать Мстислав I назначил Рогволода князем Полоцким. 1128 (Из иллюстрированного Карамзина), 1836. Художник: Чориков Борис Артемьевич (1802-1866)

Мстислав I назначил Рогволода князем Полоцким. 1128 (Из иллюстрированного Карамзина), 1836 г. Находится в собрании Российской государственной библиотеки, Москва

.

© Fine Art Images

Идентификатор носителя 15023864

Борис I Всеславич, Борис Всеславич, Полоцкое княжество, Полоцкое царство, Мстислав I, Мстислав I Великий, Мстислав I Владимирович, Мстислав Владимирович, Мстислав Владимирович Киевский, Мстислав Владимирович Великий, Полоцкое княжество, Рогволод, Рогволод, Рогволод Борис Всеславич, Рогволод Друцкий, Рогволод Полоцкий, Рогволод Всеславич

Древняя Русь Борис Артемьевич 1802 1866 Чориков Ранняя Русь Художественные Изображения Великий князь киевский Великий князь киевский История История России Киевская Русь Литография Средний возраст Полоцк Князь Киевский Правитель Правители Рюрик Династия Рюриковичей Рюриковичи Рюриковичи Россия Русская история Русский князь Государственный деятель Верховный правитель Киевской Руси Украина

10 дюймов x 8 дюймов (25×20 см) Печать

Наши фотопринты напечатаны на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для обрамления

проверить

Гарантия идеального качества пикселей

проверить

Сделано из высококачественных материалов

проверить

Изображение без кадра 18. 5 x 25,4 см (прибл.)

проверить

Профессиональное качество отделки

клетка

Размер продукта 20,3 x 25,4 см (прибл.)

Наши водяные знаки не появляются на готовой продукции

Напечатано на бумаге архивного качества, обеспечивающей непревзойденную стабильность изображения и яркую цветопередачу с точной цветопередачей и плавными тонами. Напечатано на профессиональной бумаге Fujifilm Crystal Archive DP II плотностью 234 г / м2. 10×8 для пейзажных изображений, 8×10 для портретных изображений.Размер относится к бумаге, используемой в дюймах.

Код товара dmcs_15023864_676_0

Фотографическая печать Плакат Печать Печать в рамке Пазл Поздравительные открытки Печать на холсте Художественная печать Фото кружка Печать в рамке Установленное фото Стеклянная подставка Коврик для мыши Премиум обрамление Подушка Сумка Металлический принт Стеклянная рамка Акриловый блок Стеклянные коврики

Полный диапазон художественной печати

Наши стандартные фотоотпечатки (идеально подходят для кадрирования) отправляются в тот же или на следующий рабочий день, а большинство других товаров отправляется на несколько дней позже.

Фотопечать (8,50–182,43 доллара)
Наши фотопринты напечатаны на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для кадрирования.

Печать плакатов (13,37–72,97 долларов)
Бумага для плакатов архивного качества, идеально подходит для печати больших изображений

Печать в рамке (54,72 доллара — 279,73 доллара)
Наши современные репродукции в рамке профессионально сделаны и готовы повесить на вашу стену

Пазл (34 доллара.04 — 46,21 долл. США)
Пазлы — идеальный подарок на любой случай

Поздравительные открытки (7,26–14,58 долларов США)
Поздравительные открытки для дней рождения, свадеб, юбилеев, выпускных, благодарностей и многого другого

Canvas Print (36,48–304,05 долл.)
Профессионально сделанные, готовые к развешиванию Печать на холсте — отличный способ добавить цвет, глубину и текстуру любому пространству.

Репродукция изобразительного искусства (36,48 — 486,49 долларов)
Наши репродукции репродукций произведений искусства соответствуют стандартам самых критичных музейных хранителей, что делает их еще лучше, чем оригинальные произведения искусства с мягкой текстурированной естественной поверхностью.

Фотокружка (12,15 $)
Наслаждайтесь любимым напитком из кружки, украшенной любимым изображением. Сентиментальные и практичные персонализированные фотокружки станут идеальным подарком для близких, друзей или коллег по работе

Печать в рамке (54,72–304,05 долл. США)
Наш оригинальный ассортимент британских принтов в рамке со скошенным краем

Фото (15,80 — 158,10 долларов)
Фотопринты поставляются в держателе для карт с индивидуальным вырезом, готовом к обрамлению

Glass Coaster (9 долларов США.72)
Индивидуальная стеклянная подставка под столешницу. Элегантное полированное безопасное закаленное стекло и подходящие термостойкие коврики также доступны

Коврик для мыши (17,02 доллара США)
Фотопечать архивного качества на прочном коврике для мыши с нескользящей подложкой. Работает со всеми компьютерными мышками.

Premium Framing (109,45 — 352,70 долларов)
Наши превосходные фоторамки премиум-класса профессионально сделаны и готовы повесить на вашу стену

Подушка (30 долларов.39 — 54,72 доллара США)
Украсьте свое пространство декоративными мягкими подушками

Большая сумка ($ 36,43)
Наши сумки-тоут сделаны из мягкой прочной ткани и оснащены ремнем для удобной переноски.

Metal Print (71,76 — 485,28 долларов)
Изготовленные из прочного металла и роскошной техники печати, металлические принты оживляют изображения и добавляют современный вид любому помещению.

Стеклянная рамка (27,96 — 83,93 доллара) Крепления из закаленного стекла
идеально подходят для настенного дисплея, а меньшие размеры также можно использовать отдельно с помощью встроенной подставки.

Acrylic Blox (36,48 — 60,80 долларов)
Обтекаемая, современная односторонняя привлекательная настольная печать

Стеклянные коврики (60,80 $)
Набор из 4 ковриков под стекло. Элегантное полированное безопасное стекло и термостойкое. Также доступны подходящие подстаканники

Мстислав I «Великий / Великий» Владимирович РУРИК, великий князь Киевский

Семейные связи

Супруги / дети:
1. Кристина ИНГЕСДТТИР из Швеции

  • Всеволод Мстиславич РЮРИК, князь Новгородский
  • Ингеборг Мстиславна РУРИК, графиня Сёндеръюлланда
  • Мальмфрида Мстиславна РУРИК
  • [Дочь без имени] Мстиславна РУРИК
  • Мария Мстиславна РУРИК
  • Изяслав II Мстиславич РУРИК, великий князь Киевский
  • Ксения Мстиславна РУРИК
  • Святополк Мстиславич РУРИК, князь Новгородский и Волынский
  • Добро пожаловать Мстиславна РУРИК
  • Ростислав Мстиславич РУРИК, великий князь Киевский
  • Рогнеда Мстиславна РУРИК
2. Любава ДМИТРИЕВНА Новгородская

Мстислав I «Великий / Великий» Владимирович РУРИК, великий князь Киевский

  • Дата рождения: 1 июня 1076 г., г. Киев, Украина
  • женат (1): 1095
  • Женат (2): 1122, Киев, Украина
  • Умер: 15 апр 1132

Исследования:

В первичной летописи записано рождение Мстислава, сына Владимира, внука Всеволода, в 1076 году. Fagrskinna называет « Harald konungr » сыном « Valdimars ok Gydu ». Morkinskinna записывает, что « Haraldr Valdimarsson » был сыном « Valdimarr » и « Edith — дочерью Гарольда Годвинссона ».

Он был назначен новгородским князем в 1088 году своим дедом, ростовским князем в 1093 году, и восстановлен в качестве новгородского князя в 1095 году. В 1117 году он был переведен в Переяславль своим отцом.

Он наследовал своему отцу в 1125 году как МСТИСЛАВ I «Великий» Великий князь Киевский . 1

Информация о браке:

Мстислав женился на Кристине ИНГЕСДЕТТИР, дочери Инге I СТЕНКИЛЬСОН, короля Швеции, и Елены, в 1095 году (Кристина ИНГЕСДЕТТИР умерла 18 января 1122 года).

Информация о браке:

Мстислав также женился на Любаве ДМИТРИЙОВНЕ Новгородской, дочери Дмитрия ЗАВИДИЧА, новгородского герцога, в 1122 году в Киеве, Украина.(Любава ДМИТРИЕВНА умерла после 1168 года.)

8 вещей, которые вы никогда не слышали о средневековых русских князьях

У многих людей есть аллергическая реакция на слово «условные». Или, что еще хуже, «традиционный». Они сразу же чувствуют, как их связывают узы, цепи готовятся лишить их свободы. И все же… я думаю, можно утверждать, что свобода без сдерживающего влияния традиции привела нас к супу Дональда Трампа. (И во многих других неприятных супах, если на то пошло)

Мне нравятся традиции и условности.Они не столько ограничивают, сколько обеспечивают здоровую и необходимую основу для жизни и созидания. Руси это хорошо понимали. Сегодняшняя Россия тоже начинает это понимать, хотя и запинаясь.

Во всяком случае, в сегодняшней статье (вот и в оригинале) описывается напряженная условность жизни князя в 12 -х годах на Руси. Я нашел здесь много того, что меня вдохновляет. Надеюсь, ты тоже будешь.

Рождение

Рождение мальчика в княжеской семье стало важной вехой для династии.Это было началом новой надежды, выраженной даже в выборе имени. Новый князь всегда получал два имени — его княжеское имя (обычно языческое) и его крестильное имя. Оба имени были выбраны по неписаным правилам. Например, имя живого прямого предка (отец, дед) никогда не могло использоваться, но имя дяди было честной игрой.

Мы все слышали истории о матерях, рожавших в такси по дороге в больницу. Что ж, старая Русь не была исключением. За исключением того, что такси были караванами, и поездки длились неделями, а не минутами или часами.Итак, в 1174 году у нас есть письменные свидетельства того, что когда Рюрик Ростиславич ехал из Новгорода в Смоленск, его жена родила.

Затем Рюрик подарил своему сыну деревню, в которой родился его сын. Он немедленно приказал построить на этом месте церковь в честь архангела Михаила. Основание церквей в честь рождения наследника было прерогативой великих князей. Так, например, Мстислав Великий построил в Городище Благовещенскую церковь.Вы все еще можете увидеть руины этой древней церкви недалеко от Новгорода. Выбор Благовещения был очевиден — его сын (Всеволод) получил крещенское имя Гавриил в честь архангела, принесшего благую весть Деве Марии.

Гавриил-Всеволод, в свою очередь, построил церковь «во имя своего сына», посвященную Иоанну Крестителю.

Первая стрижка

Тонсуре (ритуальная стрижка) была общественной практикой, распространенной по всей древней России и в других славянских народах. Из летописей известно, что этот ритуал совершался в двух-трехлетнем возрасте. Это была не только первая стрижка, но и первый раз, когда молодого принца посадили на лошадь. Некоторые историки также считают, что в этот день принц тоже был одет в свои первые доспехи.

Посадка на лошадь была символической. Теперь князь вошел во взрослую жизнь воина. Он символически продемонстрировал свои физические способности даже в столь юном возрасте. Интересно, что в тех же летописях старость символически описывается одинаково.Мужчина стар, когда он уже не может сидеть верхом на лошади.

В Новгородской летописи мы читаем, что в 1230 году архиепископ Новгородский Спиридон сам обрезал волосы Ростиславу Михайловичу, сыну князя Черниговского. Этот обряд совершался в соборе Святой Премудрости, самом важном храме города.

«Первое правило»

Молодой князь очень рано начал править. Уже упомянутый Ростислав Михайлович, только что остриженный, остался в Новгороде под присмотром архиепископа. Когда его отец вернулся в Чернигов, присутствие Ростислава в Новгороде было признаком власти Чернигова над Новгородом, и хотя маленький мальчик не правил, это было де-факто началом политической жизни для него.

Есть трогательный рассказ о князе Всеволоде «Большое гнездо» (названный так потому, что у него было МНОГО детей), который отправил своего 17-летнего сына править в Новгород. Вся семья вместе с большей частью города сопровождала его из его родного города. Князь Всеволод подарил ему крест («защитник и помощник») и меч («устрашающая угроза») и напутственные слова отца и великого князя.

Сын принца в заложниках

Не всегда было приятно быть сыном князя. Иногда его детство приходилось проводить в военном лагере бывшего врага. Эта традиция была широко распространена и в Западной Европе, и она является постоянным местом сюжета хорошей средневековой фантастической литературы.

Сын Владимира Мономаха Святослав был заложником половецкого (азиатское кочевое племя) князя по имени Китан. Когда Владимир готовился к нападению на половцев, самой опасной и неотложной задачей было сначала спасти Святослава, потому что при первых признаках нападения он был бы убит.

Были и трагические истории. Когда Всеволод «Большое Гнездо» взял в заложники Глеба, сына Святослава Всеволодовича, Святослав буквально сошел с ума. Он начал нападать на многих из своих бывших союзников, чтобы захватить для себя как можно больше заложников. К счастью, все закончилось самым лучшим образом — династическим браком.

Помогая своему отцу Правило

Князей не всегда отправляли в молодом возрасте. Некоторые провели свою юность рядом со своими отцами, активно участвуя в его правлении и военных кампаниях, обучаясь на собственном примере.Обычно это был предпочтительный метод воспитания сыновей во время войны.

Свадьба и дети

Свадьбу всегда устраивал пожилой родственник — отец, дядя или даже дедушка. У старинных русских свадеб была уникальная особенность: они часто проводились парами. Два брата, две сестры или двое других близких родственников праздновали одновременно.

Люди вступали в брак в возрасте, который мы считали неприлично ранним. Например, дочь Всеволода «Большое Гнездо», Верхуслава, вышла замуж за Ростислава, сына Рюрика Ростиславича (мальчик, имена сбивают с толку, не так ли?), Когда ей было восемь лет! Но это было исключением даже для того времени.В летописи упоминается, что ее отец и мать плакали на свадьбе. Ростиславу было семнадцать.

Если все пойдет хорошо, то после свадьбы тесть жениха будет его благодетелем, как и его собственный отец. Ростислав, например, был фаворитом своего тестя Всеволода «Большое Гнездо», который дарил ему различные военные трофеи и целыми днями приходил к нему в гости. Иногда тесть был даже ближе, чем отец.

Дети, конечно, были большим делом.Они не только продолжали линию, но в некотором смысле были политическим капиталом. Например, враги считали князя Вячеслава Владимировича уязвимым, потому что у него не было взрослых сыновей. По этой причине он был исключен из активной политической жизни. Некоторые бояре даже говорили о нем: «Он не сможет удержать Киев».

Однако иметь на слишком много сыновей также было проблемой, особенно потому, что все сыновья должны были получить землю и власть. Это привело к периоду, известному как междоусобные войны, когда братья убивали братьев ради лучшего города.Этот период сильно повлиял на события моего второго романа, Сад в сердце мира.

Смерть отца

Это было важной вехой. Вот некоторые из важных вопросов, связанных с такой смертью:

  • Удалось ли вашему отцу хоть какое-то время пробыть на великокняжеском престоле Киева?
  • Он оставил вам хорошую репутацию среди своих подданных?
  • Как его братья смотрят на вас?
  • За кого женаты ваши сестры?

Вот пример: Исяслав Мстиславич был не в лучшем положении для наследования великокняжеского престола, потому что он не был первым в очереди. Однако его сестры и племянницы были замужем за крупными игроками Европы и России. Это сыграло роль в его успешной уловке по управлению Киевом, матерью русских городов.

Сразу после смерти отца принца братья его отца пытались оттеснить своих племянников. Чтобы не допустить такой ситуации, был установлен еще один ритуал. Сыновья официально переходили «в руки» их дядей, которые должны были дать клятву, что они будут защищать своих племянников в случае смерти брата.Когда это было сделано, дядя фактически стал вторым отцом, и племянник даже назвал его «отцом».

Последняя воля короля

Князья часто умирали на войнах или от болезней. Эти смерти часто были быстрыми и неожиданными. Однако в тех ситуациях, когда принц мог предсказать свою неминуемую смерть, он мог сделать несколько вещей, чтобы попытаться повлиять на судьбу своих земель и своих ближайших родственников. Великий и могущественный князь Всеволод Ольгович сделал все, чтобы передать Киев своему брату, но проиграл.

Еще одна интересная история из летописей: смертельно заболел князь Владимир Василькович, знаменитый строитель городов. Наследников у него не было, только приемная дочь Изяслава. Он не любил других своих родственников, потому что они были дружны с татарами.

Итак, Владимир выбрал единственного наследника, своего двоюродного брата, Мстислава Даниловича, подписав договор о том, что Мстислав будет защищать его семью и женится на Изяславе только на женихе из , выбрав (очень редко для того времени!) Мстислав тоже начал относиться к жене Владимира Ольге как к родной матери.

За согласие на это Мстиславу были переданы все владимирские земли, хотя обычно они делились между всеми наследниками. Удивительно, но это наследство никто не оспаривал, хотя, вероятно, это было одобрено татарами.

Несмотря на то, что в неспокойной жизни русских князей, очевидно, было много трудностей, многие люди были благородны и, по крайней мере, старались жить так, как было бы достойно их семьи, своего города и их веры.Это то, что меня больше всего вдохновляет в этих рассказах, и это то, что я пытаюсь показать в рассказах, которые пишу.

Если вам понравился этот пост, возможно, вам понравится моя коллекция вдохновляющих историй из истории России, Героев на все времена. Чтобы бесплатно загрузить электронную книгу и получать больше вдохновляющих и назидательных историй из Интернета, обязательно присоединяйтесь к моему Story Circle. Просто дайте мне знать, куда отправить бесплатную электронную книгу:

Связанные

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *