Многочисленные екатерины: Книга: «Многочисленные Катерины» — Джон Грин. Купить книгу, читать рецензии | An Abundance Of Katherines | ISBN 978-5-386-07982-6

Джон Грин — Многочисленные Катерины читать онлайн

Джон Грин

Многочисленные Катерины

John Green

An Abundance of Katherines

Copyright © John Green, 2006 All rights reserved including the right of reproduction in whole or in part in any form.

This edition published by arrangement with Dutton Children’s Books, a division of Penguin Young Readers Group, a member of Penguin Group (USA) LLC, A Penguin Random House Company

© Перевод. Зайцев В. А., 2015

© Издание на русском языке, перевод на русский язык, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2015

* * *

Моей жене, Саре Урист Грин, акростих:

Славянская ее улыбка
Алмаза дороже и чище, она как
Рассвет среди горных вершин.
Амулет, хранящий от грусти она,
Удача ловца за диким зверем,
Родная и близкая, как сестра,
И пламенна, словно живая речь.
Спасает разбитое сердце верой,
Так, словно ей предначертано свыше
Гуманно протягивать дар безмерный,

Разрешающий мне свободу и смелость.
И в редкие приступы меланхолии –
Надежный бальзам от душевной боли.

«Удовольствие не в том, чтобы владеть.

Удовольствие это так: он и она в замкнутом пространстве – два непримиримых соперника».

Филип Рот, «Людское клеймо»

Наутро после школьного выпускного вундеркинд Колин Одинец, которого в тот день в девятнадцатый раз бросила девушка по имени Катерина, решил принять ванну. Колин предпочитал принимать ванну, а не душ, поскольку считал, что то, что можно делать лежа, никогда не стоит делать стоя. Как только вода нагрелась, он забрался в ванну и с бесстрастным выражением лица принялся рассматривать свои скрещенные ноги. Он понимал, хотя и очень смутно, что ванна ему уже мала и что его можно принять за взрослого, притворяющегося ребенком.

Когда Колину было четыре или около того, он прочитал книгу о греческом философе Архимеде, и теперь, глядя на свой плоский, но хилый живот, он вдруг вспомнил о нем. Архимед открыл, что масса тела, погруженного в воду, равна объему вытесненной им жидкости, и это открытие грек сделал, когда сидел в ванной.

Как только ему в голову пришла эта светлая мысль, он прокричал «Эврика!»[1] и бросился бежать по улице нагишом. Еще в той книге говорилось, что великие открытия часто совершаются в моменты озарения. Колину тогда ужасно захотелось совершить какое-нибудь великое открытие, поэтому, когда мама вечером вернулась с работы, он спросил ее:

– Мам, у меня когда-нибудь будет озарение?

Мама взяла его за руку – она была взволнована:

– Что-то случилось, милый?

– Ничего. Просто… хочу озарение! – сказал он так, как другой мальчик попросил бы у родительницы черепашку-ниндзя.

Мама дотронулась до его щеки и улыбнулась. Она наклонилась к нему, и он чувствовал слабый запах духов и кофе.

– Ну конечно. Конечно же, милый, у тебя будет озарение, – сказала она.

Но все мамы врут. Такая у них работа.

Колин сделал глубокий вдох и скользнул вниз. Я плачу, подумал он, открыв глаза в едкой мыльной воде, в которую погрузился с головой. Мне кажется, что я плачу, значит, наверное, так и есть, хотя под водой точно не скажешь. Но он не плакал. Как ни странно, он был слишком расстроен, чтобы плакать. Слишком уязвлен. Ту его часть, которая была способна расплакаться, Катерина, та девушка, что его бросила, очевидно, забрала с собой.

Он открыл сливное отверстие, встал, обтерся полотенцем, оделся и вышел из ванной.

Родители сидели на его кровати.

Когда родители сидели в его комнате, это был знак – хорошего не жди.

В разное время это означало:

1. Твоя бабушка/дедушка/тетя-Сьюзи-которую-ты-никогда-не-видел-но-она-была-милой-умерла-очень-жаль-правда.

2. Эта твоя Катерина отвлекает тебя от учебы.

3. Дети рождаются в результате акта, который позже покажется тебе довольно любопытным, но пока что – жутким. А еще люди иногда используют детородные органы разными способами, не связанными с деторождением. Например, поцелуи бывают не только в лицо.

Но он никогда бы не дождался другого:

4. Девочка по имени Катерина звонила, пока ты был в ванной, и хотела извиниться. Она совершила ужасную ошибку, но все еще любит тебя и сейчас ждет внизу.

И все же он втайне надеялся, что родители пришли, чтобы сообщить ему последнюю новость, номер четыре. Колин был довольно пессимистичным юношей, но для Катерин, судя по всему, делал исключение: он всегда надеялся, что они вернутся. Его охватывало чувство взаимной любви, он ощущал вкус адреналина в горле. Может быть, не все еще кончено, может быть, он снова возьмет ее за руку, и она, смягчив свой громкий, резкий голос, шепнет: «Я тебя люблю» – тихо-тихо и быстро-быстро, как всегда. Она говорила «Я тебя люблю» так, будто это была страшная тайна.

Папа Колина встал и подошел к нему:

– Мне звонила Катерина. Она волнуется за тебя.

Колин почувствовал на плече руку отца, они оба подались вперед и обнялись.

– Мы тоже очень взволнованы, – сказала мама, миниатюрная женщина с густыми кудрявыми каштановыми волосами, в которые вплелась одна седая прядь. – Более того, мы ошарашены, – добавила она.  – Что случилось?

– Не знаю, – тихо сказал Колин, уткнувшись в папино плечо. – Я ей просто… просто надоел. Она устала. Так она сказала.

Мама встала и крепко обняла его, потом еще крепче, еще и еще, а потом расплакалась. Колин вырвался из ее удушающих объятий и сел на кровать. Ему вдруг нестерпимо захотелось, чтобы родители ушли, иначе он взорвется. В буквальном смысле. Расплещет кишки по стенам, а свой великолепный мозг по белой простыне.

– Что ж, нам нужно сесть и оценить твои перспективы, – сказал папа Колина. Он любил все оценивать. – Не думай, что я не сочувствую твоему горю, но, похоже, летом у тебя будет много свободного времени. Может, запишешься на летние курсы в университете?

– Мне очень нужно побыть одному… хотя бы сегодня, – ответил Колин с напускным спокойствием, надеясь, что родители все-таки уйдут и он не взорвется. – Может, оценим перспективы завтра?

– Конечно, милый, – сказала мама. – Мы весь день будем дома. Спускайся, когда захочешь. Мы любим тебя, Колин, ты особенный мальчик. Не расстраивайся из-за этой девочки – ты прекрасен, гениален и…

Но тут особенный, прекрасный, гениальный мальчик бросился в туалет, где его вывернуло наизнанку. Если подумать, это было немного похоже на взрыв.

Читать дальше

Рецензия на книгу «Многочисленные Катерины» Грина

С осознанием того, что я совсем забыла про современную прозу с тегом «бестселлеры», я направилась в книжный магазин, чтобы восполнить эти пробелы. В корзинку полетел Д. Емец со своим «Мефодием» (ну тут я не могла пройти мимо) и Джон Грин «Многочисленные Катерины». Собственно говоря, про этих самых «Многочисленных» и хотелось бы вам рассказать. Признаюсь, повелась на яркую обложку, название (дабы потешить ЧСВ) и неплохо распиаренное имя самого автора.

«А что же сейчас читают современные подростки? Чем интересуются?». 
Книга про «вундеркинда, но не гения» (это в книге подчеркивается раз 30), который со своим другом отправились в путешествие и, как это обычно бывает в подобной литературе, осели в местечке с забавным названием Гэтшот, в котором якобы похоронен эрцгерцог Франц Фердинанд (да-да, тот самый). В путешествие, кстати, они отправились из-за того, что главного героя бросила девятнадцатая по счету Катерина и его терзали сердечные раны. Его любовь к этому имени даже мне показалась несколько маниакальной, но я очень старалась не пропускать абзацы, где были красочно описаны его хм… страдания. 

Дабы не разводить демагогию, я тут же отмечу плюсы и минусы данного.. эммм… творческого полета мысли и фантазии вышеупомянутого автора. 
Плюсы: 
+ Местами тонкий юмор (весьма реалистичные подстебывания, насмешка над религией, которая совсем не задевает ничьих чувств).
+ Факты (начиная с исторических событий и заканчивая физическими терминами).
+ ГГ вывел формулу отношений, которая, увы не действует, но почитать МАТЕМАТИЧЕСКИЕ формулы для субъективного понятия «любовь» было интересно.

Минусы: 
— Примитивное повествование (Автор буквально разжевывает всю информацию, выплевывает на ложечку и самолетиком отправляет нам в ротик, приговаривая: «Кушай-кушай»).

 
— Простейший сюжет (из динамики: ГГ сел в машину, ГГ поехал, ГГ берет интервью, ГГ пьет колу, ГГ разговаривает с другом. Большую часть книги занимают размышления и воспоминания о тех самых Катеринах). 
— Скомканная концовка.


В общем, если Вам шестнадцать, вы безнадежно или утеряно влюблены, то смело рекомендую вам эту книгу. 
Из этого произведения я вынесла несколько идей: 
— Мысли вундеркиндов занимают не только построения формул, анаграмм и прочих крайне увлекательных вещей, но и страдания о девушках. 
— Пупиллярный сфинктер находится в глазу. 
— Эрцгерцог не похоронен ни в каком Гэтшоте (да и вообще гугл не знает такого города). 
— Девушка, которую зовут Катерина, априори не может быть классной (Лучше Катя, Екатерина, Катрин). 
(КОНКРЕТНЫЙ СПОЙЛЕР) Все циклично. Если первая Катерина оказалась девятнадцатой, то на этом все закончится и начнутся Линдси.

 
 

А вот и некоторые цитатки из книги, которые мне больше всего запомнились: 
« Дети рождаются в результате акта, который позже покажется тебе довольно любопытным, но пока что – жутким. А еще люди иногда используют детородные органы разными способами, не связанными с деторождением. Например, поцелуи бывают не только в лицо» (На это я наткнулась на восьмой страничке.)


«Раньше Колин думал, что кукарекающий петух просто литературно-киношное клише. Если писателю нужно, чтобы герой проснулся на заре, он, по старой литературной традиции, придумывают кукарекающего петуха».


« — Скажи мне, что я ошибаюсь. Это не моя девушка там на кладбище?
— Твоя, ты не ошибаешься. 
— И она сидит верхом на каком-то парне?

— Ну да, — сказал Колин.
Гассан сморщил губы и кивнул:
— Пойми меня правильно, я просто не хочу, чтобы осталось недомолвок, она голая? 
— Точно так.
»


«Через две недели после начала занятий Колин поднял руку, и миссис Соренштейн сказала:
– Да, Колин?
Колин прижал руку к левому глазу под очками. Ему явно что-то сильно мешало.
– Можно выйти на минутку? – спросил он.
– У тебя есть уважительная причина?
– Кажется, у меня ресница застряла в пупиллярном сфинктере, – ответил Колин, и весь класс заржал. Миссис Соренштейн отпустила его, и Колин пошел в туалет. Глядя в зеркало, он убрал ресницу из глаза, где и в самом деле находится пупиллярный сфинктер.
После уроков Гассан подошел к Колину. Тот меланхолично жевал сэндвич с арахисовым маслом на широкой каменной лестнице у задней двери школы.
– Слушай, – сказал Гассан. – Я в школе новичок, но уже понял, что говорить можно, а что нельзя. Про сфинктер – нельзя.
– Это такая мышца в глазу, – покраснел Колин. – Я просто умничал.
– Послушай, чувак. Нужно знать свою аудиторию. На съезде офтальмологов ты бы сорвал овацию, но на уроке алгебры никто в толк не возьмет, откуда у тебя там вообще ресница взялась.
»

Читать «Многочисленные Катерины» — Грин Джон — Страница 8

Теперь-то он по нимал – это был первый знак того, что скоро кусочек его пропадет.

– Почему ты вздыхаешь? – спросил он.

Подошла официантка с прямоугольным подносом; на подносе были маки по-калифорнийски и негири с копченым лососем. Катерина взяла палочки, Колин – вилку. Он мог поддержать беседу на японском, но так и не выучился есть палочками.

– Почему ты вздыхаешь? – снова спросил он.

– Да просто так, отстань.

– Нет, скажи.

– Ну… ты все время боишься, что тебя бросят или обойдут, и ты ни капли благодарности не испытываешь за то, что имеешь в жизни. Ты с отличием окончил школу и будешь бесплатно учиться в прекрасном университете. Ладно, может, ты больше не вундеркинд. Ну и хорошо. По крайней мере, ты уже не ребенок. Ну, теоретически.

Колин жевал. Ему нравилась водоросль, которой были обмотаны роллы: в меру жесткая, с терпким привкусом соленой океанской воды.

– Ты не понимаешь, – сказал он.

Катерина положила палочки на край блюдца с соевым соусом и с безграничной досадой посмотрела на него:

– Почему ты все время так говоришь?

– Потому что это правда, – ответил он.

Катерина ловко орудовала палочками, но она не понимала его.

Колин не был вундеркиндом – он оставался им.

Он хотел спросить Катерину, любит ли она его по-прежнему, но поборол в себе это желание, потому что больше слов «Ты не понимаешь» ее раздражали только слова «Ты меня любишь?».

Через семь секунд он все-таки решился:

– Ты все еще любишь меня?

– Да ладно тебе, Колин! Школа позади, мы счастливы. Радуйся!

– Ты боишься мне признаться?

– Я люблю тебя. – Она ни разу не говорила ему эти слова в таком порядке. – А из слова «суши» можно сделать анаграмму? – спросила она.

– Ус… ус… – замялся он.

Катерина улыбнулась:

– Ты не устаешь от моих дурацких вопросов?

– Нет. Я от тебя никогда не устаю, – сказал он. Ему захотелось добавить, что иногда ему кажется, будто она его не понимает, что он переживает, когда они ссорятся, и что она давно не говорила, что любит его. Но он промолчал.

– Придумал бы к «усу» еще что-нибудь, и мы могли бы поиграть в «Представь ситуацию».

Игру изобрела Катерина. Колин подбирал анаграмму, а Катерина – придумывала ситуацию, в которой эти слова могли бы встретиться.

– Ладно, – сказала она. – Обойдемся усом. Значит, один парень поехал рыбачить и поймал сома. Сом, конечно, отравлен пестицидами и всякой дрянью, но парень все равно везет его домой, потому что решил, что, если хорошенько его зажарить, ничего не будет. Он его моет, чистит и оставляет на кухонном столе, потому что ему позвонили. Поговорив, он кладет трубку, возвращается на кухню и видит, что его маленькая сестренка держит в руке большой кусок сырого сома и жует. А потом показывает на голову этой рыбины и говорит: «Вот это ус!»

Они засмеялись, и у Колина улучшилось настроение.

Позже они на цыпочках прошли в его дом. Колин поднялся наверх, чтобы сказать маме, что он вернулся, умолчав, правда, о Катерине, хотя это, возможно, было важно. Они забрались в постель, стянули рубашки и стали целоваться. Потом Катерина спросила:

– Ты правда расстроился из-за того, что окончил школу?

– Не знаю. Я не уверен, что моя жизнь стала бы лучше, если бы я все сделал по-другому – например, поступил бы в университет в десять, как, кажется, хотел папа. Мы тогда наверняка не были бы вместе. И я бы не познакомился с Гассаном. Многие вундеркинды пашут, пашут, пашут – и загоняют себя в тупик еще похлеще, чем я. Но некоторые становятся Джоном Локком[18] или Моцартом… А у меня больше нет шансов стать Моцартом.

– Кол, тебе всего семнадцать… – Катерина снова вздохнула.

Она часто вздыхала, но ничего плохого не могло случиться, потому что было так приятно, когда она клала голову ему на плечо, а он убирал шелковистые светлые пряди с ее лица. Опустив взгляд, он увидел фиолетовую бретельку ее лифчика.

– Это как в той истории про зайца и черепаху, K[19]. Я усваиваю все быстрее, чем другие, но они тоже учатся. Стоит чуть замешкаться, и они догоняют. Я знаю, что мне семнадцать. Но мое время уже прошло.

Катерина засмеялась.

– Нет, правда, – сказал он. – Есть же исследования. Вундеркинды достигают пика в двенадцать-тринадцать лет. А что сделал я? Год назад выиграл телевикторину? Это и есть след, который я оставил в истории человечества?

Она села и пристально посмотрела на него. Потом прикусила нижнюю губу и произнесла:

– Колин, может, проблема в нас?

– О, черт, – огрызнулся он.

Так все и началось.

А когда все закончилось, Катерина продолжала шептать, а Колин молчал – потому что шептать не умел и ему не хотелось разбудить родителей. Была еще одна причина – у него сперло дыхание. Ему казалось, что их расставание – единственное, что происходило сейчас на всей этой темной, безмолвной планете. И одновременно – будто его не происходило вовсе. Он задумался над тем, что все важное, непостижимое и трагическое – парадоксально. Это неправда, когда человек говорит «мне не больно», испытывая удары судьбы. Больно, и еще как! В животе его словно ледяной ком смерзся.

– Я очень сильно тебя люблю и хочу, чтобы ты любила меня так же, – сказал он тихо.

– Тебе не нужна девушка, Колин. Тебе нужен робот, который умеет говорить только «Я тебя люблю».

Ему стало еще больнее, а потом под ребрами кольнуло, и он физически ощутил, как пропал кусочек его самого.

Катерина постаралась уйти как можно быстрее, чтобы не причинять ему боли, но когда она сказала, что ей пора, он расплакался. И тогда она прижала его голову к своей груди.

Колин чувствовал себя смешным и жалким, но все же хотел, чтобы так продолжалось как можно дольше; он не сомневался в том, что ее отсутствие причинит ему еще более острую боль, чем само расставание.

Но она все же ушла, и, оставшись один, он принялся искать анаграммы для слов «мой пропавший кусочек», тщетно пытаясь уснуть.

[шесть]

Так бывало всегда: он искал и искал ключи от Сатанинского катафалка, а потом говорил:

– Ладно, поеду на автобусе, – и по пути к выходу обнаруживал ключи.

Ключи появляются в тот самый момент, когда решаешь ехать на автобусе; Катерины появляются тогда, когда ты уже не веришь в то, что в мире найдется еще одна Катерина; и, конечно, озарение приходит в тот момент, когда ты уже смирился с тем, что оно никогда не придет.

Колин изо всех старался запомнить пришедшую в голову мысль. Он по-прежнему лежал на спине, и то, что он сейчас ощущал, казалось ему приятней тысячи оргазмов. Эврика…

– Что, озарение пришло? – взволнованно спросил Гассан.

– Мне нужно это записать, – сказал Колин и сел.

Голова раскалывалась, но он все же сунул руку в карман и вытащил маленький блокнот, который всегда носил с собой. Карандаш, лежавший в блокноте, сломался пополам, но писал все равно прилично.

Он все еще чертил, когда услышал шаги, и, подняв глаза, увидел Линдси Ли Уэллс. На ней была футболка с надписью «Гатшот!». В руках у нее была аптечка с красным крестом.

Линдси склонилась над ним, предупредила: «Будет щипаться» – и вонзила в рану длинную ватную палочку, которую предварительно обмакнула, как показалось Колину, в соус чили.

– Ай! – крикнул он и заметил, что на ресницы больших карих глаз Линдси падают капли пота.

– Знаю, прости. Все, готово. Зашивать не надо, но маленький шрам останется. Ничего?

– Что мне еще один шрам? – рассеянно сказал Колин. – У меня такое чувство, будто меня ударили прямо в мозг.

– Сотрясение мозга не исключается, – заметила Линдси, бинтуя его. – Какой сегодня день недели? Где ты находишься?

Джон Грин ★ Многочисленные Катерины читать книгу онлайн бесплатно

Джон Грин

Многочисленные Катерины

John Green

An Abundance of Katherines

Copyright © John Green, 2006 All rights reserved including the right of reproduction in whole or in part in any form.

This edition published by arrangement with Dutton Children’s Books, a division of Penguin Young Readers Group, a member of Penguin Group (USA) LLC, A Penguin Random House Company

© Перевод. Зайцев В. А., 2015

© Издание на русском языке, перевод на русский язык, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2015

* * *

Моей жене, Саре Урист Грин, акростих:

Славянская ее улыбка
Алмаза дороже и чище, она как
Рассвет среди горных вершин.
Амулет, хранящий от грусти она,
Удача ловца за диким зверем,
Родная и близкая, как сестра,
И пламенна, словно живая речь.
Спасает разбитое сердце верой,
Так, словно ей предначертано свыше
Гуманно протягивать дар безмерный,
Разрешающий мне свободу и смелость.
И в редкие приступы меланхолии –
Надежный бальзам от душевной боли.

«Удовольствие не в том, чтобы владеть.

Удовольствие это так: он и она в замкнутом пространстве – два непримиримых соперника».

Филип Рот, «Людское клеймо»

Наутро после школьного выпускного вундеркинд Колин Одинец, которого в тот день в девятнадцатый раз бросила девушка по имени Катерина, решил принять ванну. Колин предпочитал принимать ванну, а не душ, поскольку считал, что то, что можно делать лежа, никогда не стоит делать стоя. Как только вода нагрелась, он забрался в ванну и с бесстрастным выражением лица принялся рассматривать свои скрещенные ноги. Он понимал, хотя и очень смутно, что ванна ему уже мала и что его можно принять за взрослого, притворяющегося ребенком.

Когда Колину было четыре или около того, он прочитал книгу о греческом философе Архимеде, и теперь, глядя на свой плоский, но хилый живот, он вдруг вспомнил о нем. Архимед открыл, что масса тела, погруженного в воду, равна объему вытесненной им жидкости, и это открытие грек сделал, когда сидел в ванной. Как только ему в голову пришла эта светлая мысль, он прокричал «Эврика!»[1] и бросился бежать по улице нагишом. Еще в той книге говорилось, что великие открытия часто совершаются в моменты озарения. Колину тогда ужасно захотелось совершить какое-нибудь великое открытие, поэтому, когда мама вечером вернулась с работы, он спросил ее:

– Мам, у меня когда-нибудь будет озарение?

Мама взяла его за руку – она была взволнована:

– Что-то случилось, милый?

– Ничего. Просто… хочу озарение! – сказал он так, как другой мальчик попросил бы у родительницы черепашку-ниндзя.

Мама дотронулась до его щеки и улыбнулась. Она наклонилась к нему, и он чувствовал слабый запах духов и кофе.

– Ну конечно. Конечно же, милый, у тебя будет озарение, – сказала она.

Но все мамы врут. Такая у них работа.

Колин сделал глубокий вдох и скользнул вниз. Я плачу, подумал он, открыв глаза в едкой мыльной воде, в которую погрузился с головой. Мне кажется, что я плачу, значит, наверное, так и есть, хотя под водой точно не скажешь. Но он не плакал. Как ни странно, он был слишком расстроен, чтобы плакать. Слишком уязвлен. Ту его часть, которая была способна расплакаться, Катерина, та девушка, что его бросила, очевидно, забрала с собой.

Он открыл сливное отверстие, встал, обтерся полотенцем, оделся и вышел из ванной.

Родители сидели на его кровати.

Когда родители сидели в его комнате, это был знак – хорошего не жди.

В разное время это означало:

1.  Твоя бабушка/дедушка/тетя-Сьюзи-которую-ты-никогда-не-видел-но-она-была-милой-умерла-очень-жаль-правда.

2. Эта твоя Катерина отвлекает тебя от учебы.

3. Дети рождаются в результате акта, который позже покажется тебе довольно любопытным, но пока что – жутким. А еще люди иногда используют детородные органы разными способами, не связанными с деторождением. Например, поцелуи бывают не только в лицо.

Но он никогда бы не дождался другого:

4. Девочка по имени Катерина звонила, пока ты был в ванной, и хотела извиниться. Она совершила ужасную ошибку, но все еще любит тебя и сейчас ждет внизу.

Читать дальше

Многочисленные Катерины. (сер. Любовь, звезды и все-все-все) /Изд.»АСТ»MOBILE

Грин Д.

есть в наличии

Аннотация

Колин уверен, что способен обрести счастье лишь с девушкой по имени Катерина. Но… Катерина IV предпочла ему другого парня. Катерина X предложила быть друзьями. Катерина XVIII бросила его по электронной почте. А Катерина XIX просто разбила ему сердце. Чтобы пережить очередное расставание, Колин решает отправиться в небольшое путешествие вместе с лучшим другом. И заодно разработать формулу, которая сможет определить будущее любых отношений. Возможно, ему даже представится шанс испытать ее на практике и ответить на главный вопрос: подчиняется ли любовь математике?

Дополнительная информация
Регион (Город/Страна где издана): Москва
Год публикации: 2020
Дополнительный тираж: Да
Страниц: 256
Формат: 84×108/32
Ширина издания: 125
Высота издания: 200
Вес в гр. : 280
Язык публикации: русский
Тип обложки: ВВ
Полный список лиц указанных в издании: Грин Д.

Как найти в магазине

Этаж: 1 Шкаф: 21.Т16
Зал: 2 Полка: 2

Нет отзывов о товаре


Популярные книги автора

Кэтрин Бирке | Управление культурного образования Департамента образования штата Нью-Йорк

Кэтрин Бирк — профессиональная скрипачка и руководитель оркестра из Порт-Вашингтона, штат Нью-Йорк. Она имеет степень бакалавра музыки Университета Темпл, где она училась у бывшего со-концертмейстера Филадельфийского оркестра Уильяма Де Паскуале, и степень магистра музыки Университета искусств. Кэтрин в настоящее время работает на факультете школьного округа Херрикс, где она является директором оркестра средней школы и дирижирует тремя процветающими струнными оркестрами.Ее ансамбли неизменно получают высшую оценку «Золото с отличием» на фестивале NYSSMA Major Evaluation Festival, а также на других региональных фестивалях и конкурсах. Под руководством г-жи Бирке Камерный оркестр средней школы Херрикс занял 1-е место среди струнных оркестров средней школы на национальном фестивале оркестров Американской ассоциации учителей струнных инструментов (ASTA) 2018, который проходил в Атланте, штат Джорджия. Другие недавние заслуги в программе Herricks HS Orchestra включают: выступление в 2017 году в Карнеги-холле; ежегодное принятие в Программу молодых музыкантов Общества камерной музыки Линкольн-центра; и допуск к участию в Национальном фестивале камерной музыки «Музыка для всех» в 2019 году, который пройдет в Индианаполисе.

 

Г-жа Бирке также работает тренером по струнным инструментам в Молодежном оркестре Метрополитен (MYO), где она ведет групповые занятия и проводит занятия со студентами Симфонического и Главного оркестров. Она является востребованным приглашенным дирижером, совсем недавно дирижировала Симфоническим оркестром общегосударственного школьного округа NYSSMA Zone 9 в 2018 году. Она поддерживает активное членство во многих профессиональных организациях и в настоящее время является вице-президентом Ассоциации музыкальных педагогов округа Нассау (NMEA), подразделение IV.

 

Когда она не преподает, г-жу Бирке можно увидеть играющей с многочисленными оркестрами и оперными труппами в столичном районе Нью-Йорка, включая South Shore Symphony (концертмейстер), North Shore Music Festival (концертмейстер и менеджер оркестра), Garden State Philharmonic ( солистка второй скрипки), Бобби Винтон и оркестр Кармен Ди, а также оперная труппа Аморе (концертмейстер). Она играла под управлением таких дирижеров, как Шарль Дютуа, Рассел Стэнджер, Луис Бьява, Джон Дуглас и Скотт Джексон Уайли.

 

Мисс Бирке сама является выпускницей Школы оркестровых исследований (SOS) в NYSSSA. Лето, проведенное ею в этой программе, было формирующим и привело ее к обучению игре на скрипке с Уильямом ДеПаскуале в Университете Темпл. Несмотря на то, что она прошла обширную подготовку в области концертмейстерского мастерства и оркестрового дирижирования у многих замечательных наставников, именно в SOS официально началась ее карьера. Г-жа Бирке с нетерпением ждет возможности поделиться своим замечательным опытом и поделиться своей страстью к репертуару струнного оркестра и камерной музыке со следующим поколением студентов SOS!

 

 

КЭТРИН БЕК | Новости, спорт, работа

85-летняя Кэтрин Роуз Бек из Плезант-Гроув, штат Огайо, мирно скончалась в среду, 26 января 2022 года, на лугах Кадиса.

Кэтрин родилась в Диллонвейле, штат Огайо, 3 октября 1936 года и была единственной дочерью покойного Уилбура и Кэтрин (Гасда) Вудс.

Помимо родителей, Кэтрин предшествовали в смерти ее любящий муж Кент Бек и ее братья Ричард Вудс и доктор Джон Вудс. У Екатерины остался брат; Доктор Джозеф (Дайанна) Вудс, невестка Барбара Вудс, многочисленные племянницы и племянники, внучатые племянницы и племянники.

Екатерина прожила полную и благодатную жизнь.У нее была долгая и успешная карьера в Народном национальном банке, и она была бывшим сотрудником банка. Она думала о своих коллегах в банке как о друзьях и наслаждалась знакомством с ними на протяжении многих лет. В свободное от работы время Кэтрин была любящей дочерью, которая большую часть своей жизни самоотверженно заботилась о собственной матери. Она делала это без устали, без жалоб и только с любовью. Она всю жизнь была католичкой и преданным членом католической церкви Святого Казимира. Кэтрин провела много часов, работая волонтером в больнице Св.Казимира, и всегда делала для других, прежде чем для себя. Собирала ли она книги после церкви по воскресеньям или даже помогала убирать церковь, она всегда была готова помочь. Она также была членом Женского католического клуба (CWC) при католической церкви Святого Казимира. В свободное время Кэтрин любила читать, заниматься садоводством, заниматься антиквариатом и ремонтом. Она была заядлым читателем с обширной коллекцией книг. Ее сады, которые она посадила в молодые годы, были изобиловали всевозможными овощами и прекрасными цветами.Кроме того, одним из ее самых больших увлечений были животные. Екатерина всю жизнь любила животных. Она никогда не встречала бездомных животных, которых не принимала бы как своих. Она спасла и спасла множество бездомных кошек и собак за свою жизнь и отстаивала все возможные дела, которые поддерживали благополучие и защиту всех животных.

В 14:00 состоится месса погребения христиан. в пятницу, 4 февраля 2022 г., в католической церкви Св. Казимира, Ханна-авеню, Адена, с монс. Джон Колесар в роли празднующего.

Всех, кто знал Кэтрин, приглашают и поощряют присутствовать, чтобы отпраздновать ее жизнь. Перед мессой с 12:30 до 13:30 состоится частный просмотр. для семьи и близких друзей только в похоронном бюро Боркоски, 60 South Bridge Street, Adena, OH 43901. Позднее погребение будет частным на католическом кладбище Св. Казимира.

Мемориальные пожертвования можно сделать в Лигу спасения животных округа Белмонт, 41981 National Rd, Belmont, OH 43718. Выразите соболезнования онлайн на сайте www.borkoskifuneral.com.

Кэтрин Р. Джира, Зал женской славы Мэриленда

Dr. Кэтрин Р. Джира родилась в Пенсильвании 30 октября 1932 г. и проживает в Мэриленде более сорока одного года. С 1991 года доктор Гира был президентом Фростбургского государственного университета.

Когда доктор Гира стал президентом штата Фростбург Университет, она уже зарекомендовала себя мастером консенсуса строитель, благодаря ее исключительной способности объединять разных членов сообщества во время ее пребывания в должности ректора Университета Балтимор.Она отвечала за большую часть академического роста, бюджетирования и стратегический планирование, которое помогло Балтиморскому университету процветать в 1980-х годах.

В сложных экономических условиях д-р Гира при условии лидерство в расширении роли Университета как всеобъемлющего учреждение для региона Западный Мэриленд. Под ее руководством штат Фростбург Университет в настоящее время является жизненно важным культурным и интеллектуальным центром, а также важный ресурс для жителей самых западных округов Мэриленда и примыкающий районах Пенсильвании и Западной Вирджинии.

Помимо того, что это уважаемый университет администратор, Доктор Гира также является опытным шекспироведом и уважаемым учитель. Она является автором многочисленных публикаций, в том числе двухтомник опубликовано библиографическое и критическое исследование шекспировского «Генриха IV». Гарланд Пресс.

Среди ее последних наград и признаний: Выдающаяся женщина года по версии женщин-законодателей штата Мэриленд (1992), Top штата Мэриленд 100 женщин по версии Warfields ‘Business Record (1996 г. ) и включение в 1997 г. Мэриленд Месяц женской истории: женщины Мэриленда впереди.

Д-р Гира занимал руководящие должности во многих национальных и состояние Профессиональные ассоциации. Представительный список включает: Президент Американской ассоциации администраторов университетов, вице-председатель Федерация государственных советов по гуманитарным наукам, председатель штата Мэриленд Гуманитарные науки Совета и президент Мэрилендской ассоциации высших Образование. Она является членом нескольких региональных и национальных советов, в том числе в Система здравоохранения Западного Мэриленда, Фонд Роки Гэп и национальный Объединенный колледж военной разведки.

В поддержку кандидатуры доктора Гиры коллега написал: «Путь Доктор Гира проложила для себя и других женщин нелегкий путь. Нравится многие женщины ее поколения, она следовала традиционной карьере брака и материнства. Только позже она продолжила собственное образование. и, наконец, карьера в высшем образовании. Ее успех и быстрое рост высокие руководящие должности свидетельствуют о ее интеллектуальной проницательности, ее приверженность высшему образованию и ее глубоко укоренившаяся ценность признавая личные заслуги в других… Для женщин-преподавателей, сотрудников и студентов ее присутствие и качество руководства каждый день говорят о том, что женщины должны лидерство позиции.

Кэтрин ‘Кэти, Кей’ Эмковик Некролог

Эмковик, Кэтрин (Кэти, Кей), 23 февраля 1934 г. — 14 октября 2021 г., 87 лет, из Инвер-Гроув-Хайтс, Миннесота, скончалась 14 октября 2021 г. после долгой жизни, наполненной любовью и помощью другим.У нее остались семья: дочь Кейтлин (Крейг) Гриффин, сын Скотт (Лиза) Эмковик, сын Андре Эмковик, внуки Энди и Алекс Эмковик, сестра Марта (Джон) Морган, невестка Энн Луиза Роллофф, племянницы, племянник. , и много друзей. Екатерина очень увлекалась искусством. Ей нравилась классическая музыка, современный танец, архитектура и почти все виды искусства, а также она была опытной пианисткой и современной танцовщицей. Мода имела большое значение, и она могла сразу сказать, подходит ли вам цвет одежды (или нет) — безупречный вкус.Она всю жизнь любила животных, на протяжении многих лет ухаживала за многочисленными домашними животными. Кэтрин стала болельщиком и сторонником хоккея в штате Бемиджи. Занималась вопросами социальной справедливости и защиты животных. Особый интерес для нее представляли культура и благополучие коренных американцев. Кэтрин также любила подниматься в свою каюту и проводить время со своими внуками. Она была вечно оптимистичной и заставляла всех, кого встречала, чувствовать себя лучше. Ее будет очень не хватать семье, соседям и многим друзьям. Кэтрин предшествовала смерть ее любящего 59-летнего мужа Джона Б.Эмковик, брат Джон Роллофф и сестра Маргарет Роллофф. Ее жизнь будет отмечаться в субботу, 11 декабря 2021 года, в 11:00 поминальной службой в Церкви Единства-Унитарии по адресу 733 Portland Ave. St. Paul, MN 55104. Служба будет транслироваться в прямом эфире на youtu.be/… Мемориалы во имя Кэтрин могут быть сделаны в The Humane Society: mnhumane.org Bemidji State Hockey: bsubeavers.com или Национальной коалиции исцеления школ-интернатов коренных американцев boardingschoolhealing.org

Опубликовано 5 декабря 2021 г.


Star Tribune просматривает все записи в гостевой книге, чтобы обеспечить надлежащее содержание.

Наши сотрудники не исправляют грамматику или орфографию. Часто задаваемые вопросы

Екатерина Великая | Блоги курса профессора Куоллса

Видение Екатерины заключалось в том, чтобы сделать Россию лучше, помогая людям. Она осознала, насколько обширна ее империя, и решила, что ею будет лучше управлять, если ее разделить на отдельные провинции. Положение о губернском управлении создавало «гораздо более значительное административное присутствие в губерниях, чем было прежде» . Статуя о провинциальной администрации создает более структурированную и организованную роль власти для тех, кто отвечает за провинции, четко указывая, как провинциями следует управлять; например, «Каждая провинция должна учредить уголовный суд» (Kaiser and Marker 242)). Положение устанавливает также разницу в рангах: «Вице-губернатор, начальник полиции, председатель уголовного суда, председатель гражданского суда… считаются имеющими пятый ранг…» . Организация Екатериной провинций позволяет ей легче управлять, обеспечивая при этом большую организованность провинций по всей России.

Грамота в город действительно описывает, как Екатерина была просвещена и что она хотела сделать для России. Екатерина хотела реформировать всю Россию, и «Устав к городу» делает именно это, «уточняя статус некоторых социальных групп, определяя их привилегии и обязанности перед государством и придавая формальную идентичность их корпоративному существованию». (Кайзер и Маркер 321)). В законах хартии четко указано, как поощряется и ожидается, что «жители каждого города» будут участвовать в городской деятельности, особенно в экономической, создавая чувство национальности ((Kaiser and Marker 322)). Екатерина также предоставляет многочисленные права рабочему классу через эту хартию, еще больше укрепляя социальную структуру и улучшая жизнь горожан. Екатерина Великая была просвещенным монархом, потому что она реформировала Россию, создав более организованную систему правления и помогая улучшить положение людей в России.

((https://lifetakeslemons.files.wordpress.com/2011/04/catherine-the-great-coronoation-1.jpg))

 

Эта запись была опубликована в History253, Uncategorized и помечена как Екатерина Великая, просвещенный, просвещенный монарх, реформа danona.Добавьте постоянную ссылку в закладки.

Кэтрин Дж. Гроувс

Кэтрин работает внешним генеральным юрисконсультом в многочисленных местных органах власти и консультирует по широкому кругу юридических вопросов. Среди ее клиентов транзитные районы, водные районы, пожарные районы, города, округа и другие специальные районы. Кэтрин с особым энтузиазмом относится к развивающемуся правовому ландшафту законов о безопасности данных и конфиденциальности и обладает большим опытом.

Область знаний Кэтрин в сфере государственного управления обширна.Она консультирует клиентов по вопросам государственной этики, законов об управлении, законодательства и конституционных вопросов. Она также разрабатывает, просматривает, ведет переговоры и анализирует широкий спектр контрактов в команде с персоналом по закупкам, руководителями проектов и высшим руководством, включая соглашения о технологиях, входящем лицензировании, программном обеспечении как услуге (SaaS), профессиональных услугах, товарах. , недвижимость, общественные работы/строительство, проектирование-строительство и реализация альтернативных проектов, межправительственное сотрудничество и финансирование/гранты.Кроме того, Кэтрин консультирует клиентов по вопросам политики конфиденциальности, лицензионных соглашений с конечными пользователями, условий веб-сайта, реагирования на утечку данных и вопросов конфиденциальности в технологических соглашениях. Кэтрин часто консультирует и обучает клиентов по соблюдению Закона Брауна, Закона о государственных записях, законов о выборах, а также законов и правил о конфликте интересов.

Кэтрин увлечена оказанием бесплатной помощи различным организациям и является членом комитета Pro Bono фирмы.

Представительская работа

Консультирование муниципального коммунального округа по оценке и внедрению общеагентской программы обеспечения безопасности и конфиденциальности данных.

Консультирование клиентов агентств общественного транспорта на всех этапах закупок и запуска мобильных приложений для продажи билетов и мобильных приложений.

Разработаны все учредительные документы для нового агентства, включая устав, руководство по закупкам, кодекс конфликта интересов (включая взаимодействие с FPPC), инвестиционная политика и типовые материалы повестки дня.

Публикации

«Поправка к Закону Брауна предусматривает новые требования к веб-сайту и повестке дня», Предупреждение о законе правительства (июль 2017 г.)

«Новые требования к обучению по предотвращению сексуальных домогательств для должностных лиц местных агентств: часто задаваемые вопросы и советы по соблюдению», соавтор, Предупреждение о трудовом законодательстве (март 2017 г. )

«Предупреждение Верховного суда Калифорнии: публичные записи о частных счетах», соавтор, Предупреждение о законе правительства (март 2017 г.)

«Зачем делать 8 шагов, если можно добраться за 4? Новые правила FPPC о конфликте интересов для государственных служащих в Калифорнии», соавтор, Public Law Journal (март 2016 г.)

«Спросите экспертов: Закон Брауна», соавтор, Журнал Ассоциации особых округов Калифорнии (апрель 2015 г.)

«Новые требования к подрядчикам и государственным учреждениям в сфере общественных работ в соответствии с SB 854», соавтор, Предупреждение о законе о государственных учреждениях (декабрь 2014 г.)

«Требования к отчетности по новому закону Брауна», соавтор, Public Agency Law Alert (март 2014 г. )

«Резюме апелляционных дел Калифорнии», Ассоциация водохозяйственных агентств Калифорнии, , автор резюме (2012–2013 и 2014–2015 гг.)

Посмотреть все публикации

Презентации

«Обзор законов и соблюдения», соведущий, MCLE Marathon (январь 2020 г.)

«Вопросы Первой поправки и транспорт: обсуждение прав на высказывание и последние разработки в области рекламы и съемок в транспортных системах», соведущий семинара по правовым вопросам Американской ассоциации общественного транспорта (февраль 2020 г.)

«Cyber ​​Sense: юридические и стратегические взгляды на то, как защитить чувствительную и конфиденциальную информацию в условиях растущих угроз безопасности», содокладчик, Калифорнийские ассоциации особых округов (июнь 2019 г.)

«Возможности обмена данными и управление рисками данных в «умном» мире», содокладчик, ежегодное собрание Совета по исследованиям в области транспорта (январь 2019 г. )

«Закон о конфиденциальности информации: государственные законы о сборе и раскрытии данных», лектор, юридический факультет Университета Сан-Франциско (ноябрь 2018 г.)

«Кому принадлежат данные, снижающие риски утечки данных в« умном »мире», содокладчик 57-го ежегодного семинара Совета по исследованиям в области транспорта (июль 2018 г.)

«Законы, регулирующие конфиденциальную информацию, и советы по консультированию по общим вопросам кибербезопасности», содокладчик семинара по правовым вопросам Американской ассоциации общественного транспорта (APTA) (февраль 2018 г.)

«Советы по заключению контрактов по защите конфиденциальных данных и снижению риска утечки данных, а также 5 основных действий, которые следует предпринять в течение недели после утечки данных», содокладчик на собрании юрисконсульта округа Северная Калифорния (июнь 2017 г. )

«Академия государственной этики», содокладчик Центра прикладной этики Марккулы Университета Санта-Клары (май 2016 г.)

«Добро пожаловать в аквариум: интерактивный семинар по этике правительства», содокладчик, Ежегодная конференция CSDA 2015 г. (сентябрь 2015 г.)

«Спросите экспертов по юридическим вопросам», содокладчик, Саммит руководителей руководителей CSDA 2015 г. (июль 2015 г.)

Посмотреть все презентации

странных горизонтов — Слой Екатерины Элизабет Р.Мур, искусство Хелен Маск

Екатерины, Хелен Маск © 2020

Содержание предупреждение:
Show Warnings

Эта страница содержит:

  • кровь
  • Детская смерть
  • Смерть / умирание
  • Смерть / Умирание
  • Скарание
  • Scars / Scarification
  • Насилие / бой

У меня мало времени. Лицо в зеркале, которое я видел сегодня утром, становится слишком похожим на лицо женщины, которую я помню, когда мне было восемь лет.Эта женщина — версия меня, изобретшая путешествия во времени и отправившаяся в прошлое, чтобы спасти мою сестру, — преследует меня, кусает меня за пятки, заставляет работать все быстрее и быстрее с каждым днем.

Мои руки трясутся, когда я затягиваю последний винт своего 41079-го прототипа.

Я делаю глубокий вдох и отпускаю.

Готово.

Я поднимаю устройство, взвешиваю его на ладони. Он кажется удивительно легким — возможно, из-за бриллианта, — но я кусаю губу. № 39 712 тоже был довольно легким, и из-за его взрыва меня выгнали из Массачусетского технологического института.Надеюсь, этому повезет больше.

Моя сестра Петра утверждает, что это похоже на пистолет. Хотя она видела почти 41 000 версий, и я думаю, что из всех, эта выглядит , по крайней мере, , как пистолет. За десять лет работы я перешел на эту роскошную модель считывателя штрих-кода. Пушки были лишь основой для первых десяти тысяч моделей.

Я делаю глубокий вдох и собираюсь с духом. Я включаю. Он гудит. Я поднимаю бровь. В прошлом многие мои устройства гудели. Это не всегда было хорошо.Я вздыхаю и целюсь в мою нелюбимую стену сарая, а затем нажимаю на курок.

Что-то происходит.

Само по себе это не является чем-то необычным. Но впервые происходит то, что предполагало как .

Я зеваю. Белый мерцающий дверной проем теперь делит стену сарая пополам. Он выглядит нереальным, почти голографическим, поэтому я протягиваю руку и прикасаюсь к нему. Это солидно. Холодный, но твердый. Я смотрю на прототип — мой , работающий прототип — и замираю.Я не ожидал этого. Я снова смотрю вниз и хмурюсь. Я не ношу подходящую одежду, чтобы быть женщиной, спасшей мою сестру в детстве. Я пока не могу быть ею.

И еще. Есть дверь. Я делаю глубокий вдох, засовываю свое функционирующее устройство путешествия во времени в задний карман и протягиваю руку. Дверь открывается, и я прохожу.

В середине октября я ожидал оказаться на лесной поляне.

Нет.

Вместо этого я в коридоре. Это длинный коридор — я не вижу конца — с простым линолеумом на полу, который смутно напоминает мне школу.Но вместо шкафчиков вдоль стен двери. Сотни — нет, тысячи — дверей. Я снова делаю шаг вперед, и дверь позади меня закрывается. Я оборачиваюсь, боясь, что не смогу снова найти его среди этого моря дверей. Но это не глухая дверь — в ней есть окно, через которое я могу видеть мой теперь уже пустой лабораторный сарай. И у него есть номер, отмеченный в одном углу — 50004Y. Кажется, это написано моим почерком. Я хмурюсь.

Может быть, это все-таки правильное место?

Но это не то, что я ожидал.Почти двадцать лет ожиданий раздавлены и сожжены этим местом, этим странным поворотом событий, и я чувствую, как слезы наворачиваются на глаза.

Нет. Сейчас не время паниковать. Я раздавливаю их, делаю глубокий вдох и осматриваю свое окружение. Потолок, который, как я предполагал, был только что выкрашен в черный цвет, расширяется надо мной. Я смотрю вверх, прищуриваюсь и понимаю, что потолка может и не быть вовсе. Это может быть просто пустота, ничто, и я могу упасть в нее в любой момент.

Я снова быстро опускаю глаза.Я иду к следующей двери и заглядываю в окно. На дворе ночь, хотя полная луна освещает стену большого дома в стиле американского ремесленника. Я удивленно моргаю, когда во мраке растворяются два силуэта — один беспомощно хихикает. Я ничего не слышу, но точно знаю, о чем говорят эти две фигуры. Это моя память, играющая передо мной. Я и Петра, 14 и 16 лет, пробираемся обратно в дом после моей первой вечеринки. Я пьян, шарю и несколько раз чуть не упал со шпалеры из-за глицинии.Петра ловит меня каждый раз, и я помню, как раздраженно она прошептала Кэтрин, сконцентрируйся той ночью.

Я иду к двери напротив. У этого окна нет. Просто маленький «х» в углу. Я хмурюсь, но тут что-то бросается мне в глаза в двери напротив. Я подхожу. Это Петра в день своей свадьбы. Я делаю ей прическу, хмурясь, когда она ерзает подо мной. У этой Петры другая прическа, чем у моей Петры в день свадьбы, и огромная татуировка вокруг шрама на предплечье.

Мое дыхание запотевает на оконном стекле, когда я начинаю понимать. Слово, которое всплывало на бесчисленных моих форумах о путешествиях во времени, в отказах на тысячи грантов и в разговорах, которые мы с Петрой вели на протяжении многих лет. Мультивселенная.

«О, вы сделали это». Я кружусь. За мной стоит женщина. У меня отвисает челюсть.

Эта женщина — я.

Это я, но старше. И выше? Или, возможно, это просто черные джинсы скинни и длинный черный плащ.Я прекрасно помню оба, хотя никогда ими не владел.

Эта женщина — она.

— Это ты, — шепчу я. Она улыбается.

«Да», — говорит она, рисуя букву «у» на двери, из которой только что вышла. Я смотрю ей в спину. У меня пересохло во рту. Я чувствую, как идеи, теории и мысли вспыхивают в моем мозгу. Она не мне . Разочарование захлестывает меня.

— У меня так много вопросов, — шепчу я. Она смотрит на меня, слегка улыбается, а затем вздыхает.

— У меня сейчас нет времени, — объясняет она, указывая на чрезвычайно сложное устройство на своем запястье, похожее на часы из ужасного шпионского фильма. Идет обратный отсчет, осталось чуть больше минуты.

«Почему…»

— Иди со мной, — перебивает она, проходя мимо меня. Я вспоминаю ссоры, которые у нас с Петрой были на протяжении всей нашей жизни, когда Петра обвиняла меня в излишней резкости. Возможно, в ней есть смысл. Эта Кэтрин действительно бесцеремонна.Она что-то сверяет со своими часами и идет по коридору, считая двери. Я следую за ним, пытаясь превратить этот ошеломляющий поток чувств во что-то управляемое.

«Что мы делаем?» — слабо спрашиваю я.

— Нет времени объяснять, — говорит она, останавливаясь на двери без опознавательных знаков и открывая ее. Она хватает меня за запястье и тянет меня тоже.

Мы в лесу.

Нет, мы в лесу . Мы находимся в лесу дня.Я никогда не забуду щебетание птиц, солнечные блики на осенних листьях, лежащих слоями на земле, и ветер, мчащийся по ветвям, заглушая все остальные звуки. Мы в лесу . Что-то, что было искривленным, напряженным и испуганным внутри меня, распутывается.

Мы в лесу.

Другая Кэтрин опускает мое запястье, смотрит на часы и шагает вперед.

Я знаю эту сцену. Я прокручивал это воспоминание в своей голове каждый день в течение последних двадцати лет.Я знаю точно что будет. Я смотрю, как другая Екатерина наклоняется под ветвью ели, зеленые иголки тихонько шипят, скользя по ткани ее пальто.

Хисс .

Далее она наступит на ветку.

Трещина .

И тогда она появится.

Я бросаюсь за ней, когда она исчезает за кучей деревьев. Я избегаю ветки, избегаю ветки и выхожу на поляну позади другой Кэтрин.

Юная Кэтрин, 7 лет, сидит на ветке на уровне плеч через поляну. Она смотрит на нас. Я помню, как был на ее месте, сидел на той ветке, хотя в моей версии этого момента здесь была только одна Кэтрин. Я осматриваю поляну, ища что-нибудь, указывающее на то, что это не моя мультивселенная, но выглядит точно так же. Он выглядит точно так же.

У меня пересохло во рту.

Петра, 9 лет, не замечает незнакомцев на поляне.Она передвигает палочки, разжигая фальшивый костер, и мы — нет, она и юная Кэтрин — будем танцевать, как ведьмы в притворной игре. Петра объясняет мне правила – ее – твердым голосом. Детская шепелявость акцентирует ее слова. Мое сердце болит за ее невинность.

Но тут Петра вскакивает с корточек, все еще спиной к нам, и ее белый шарф развязывается, вываливаясь из-под пальто.

Пожилая Кэтрин теперь достаточно близко к Петре и хватает ее, сильно дергая вправо.

Выстрел пронзает воздух.

Петра начинает кричать. Я с облегчением обдыхаю от этого звука, даже когда юная Кэтрин спрыгивает с ветки дерева и плачет в сторону старшей Кэтрин, в ее глазах горит ярость.

Для юной Кэтрин это выглядит так, будто двое незнакомцев вышли на ее поляну и дернули сестру за руку так сильно, что что-то треснуло. Но старшая Кэтрин ловит юную Кэтрин за плечо, прежде чем она успевает среагировать на свой гнев, приседает и объясняет.

Кровь течет по руке Петры.

Я остаюсь на краю поляны, но даже отсюда слышу успокаивающий баритон голоса другой Кэтрин. Я знаю слова — это именно то, что я помню. Двадцать лет накопившегося страха — который я придумал в этот момент, выдумал эту женщину, выдумал эти слова — тает, когда я снова шепчу.

Это был выстрел. Бит. Кто-то только что случайно попытался убить Петру, так как принял ее белый шарф за оленя.Выстрел пробил Петре руку, а не голову. Она сейчас в шоке, так что ты должен взять на себя ответственность.

Я смотрю, как на моих глазах успокаивается юная Екатерина. Она сдулась, а затем снова собралась, схватив сестру за руку. Петра плачет, учащенно дышит, и у нее остекленевшие глаза.

Петра в шоке, продолжается знакомое объяснение. Вам нужно поднять руку, высоко, и обернуть ее ленту для волос — ее ленту для волос, извините — вокруг руки Петры.Вы можете это сделать?

Снова юная Кэтрин собирается с духом и кивает. Вместе Кэтрин завязывают ленту вокруг руки Петры, затягивая ее, несмотря на испуганное хныканье Петры. Другая Кэтрин улыбается, велит юной Кэтрин взять с собой охотника и идет обратно ко мне.

Она хватает меня за запястье и тянет обратно к двери. Мы снова в коридоре, только мы вдвоем. Она молча ведет меня обратно к моей двери.

«Вы уже догадались?» Голос другой Кэтрин грубый и хриплый.

Но я все еще на поляне. Я знаю, что в ту секунду, когда мы исчезли, неуклюжий охотник врезался в подлесок. Он испугался и заплакал в моей памяти. Интересно, был ли он в том мире Кэтрин — мире без резинок для волос — более компетентным, или этой молодой Кэтрин тоже приходилось держать его за руку. Споткнется ли она, таща плачущую Петру и плачущего мужчину к своей матери? Не сочтет ли ее мать, как и мою, шоком видение другой Екатерины? Поверит ли ей ее Петра?

Другое Кэтрин машет рукой перед моими глазами. На ее запястье пятно крови Петры. Я моргаю и центрирую себя.

— Вы живете в версии вселенной, в которой умерла Петра, — быстро говорю я, мои слова переплетаются друг с другом. «В котором вас не было». Я указываю на поляну позади нас. Она кивает.

Она выросла в мире, где не было другой Екатерины. Только юная Екатерина, сидящая на ветке, а потом выстрел, а потом мертвая сестра, беззвучно рухнувшая на поляне.

«Значит, это действительно не путешествие во времени?» Мне стыдно, по моему лицу текут слезы.Я провел большую часть своей жизни, пытаясь изобрести путешествия во времени, потому что я думал, что именно это произошло на моей поляне двадцать лет назад. Я думал, я должен был спасти Петру. И каждый день, когда я терпел неудачу, я боялся, что снова потеряю ее. Я двадцать лет делал в среднем по шесть прототипов в день, боясь остановиться, боясь заснуть, боясь потерять сестру.

Другая Кэтрин кивает. «Это не путешествие во времени, — соглашается она. «Вы не можете изменить свою временную шкалу. Я пробовал.» Она глухо смеется.Мы стоим достаточно близко, чтобы я мог видеть морщинки вокруг ее глаз.

— Значит, ты просто приберегла ее для всех нас? Я недоверчив. Я смотрю в коридор, а потом снова на нее. Я собираюсь спросить , почему , но вопрос застревает у меня в горле, когда я смотрю в коридор. Интересно, сколько еще воспоминаний я увижу, если загляну в эти окна. Воспоминания о Петре, заступившейся за меня перед школьными хулиганами, насмехающимися над моим заиканием. Воспоминания о Петре, которая приносила мне еду, пока я яростно работал над очередным неисправным устройством.Воспоминания о Петре, о том дне, когда я появился мокрый и заляпанный, только что выселенный из дома.

Другое Кэтрин отводит взгляд, делает шаг вперед и добавляет букву «Y» к двери, из которой мы только что вышли. Затем она поворачивается ко мне. «Я живу в мире без нее, — просто говорит она, — и это отстой». Она серьезна, и я краснею. Она права. Петра стоит 41 000 прототипов. Она стоит жизни между мирами. Она того стоит.

— Спасибо, — шепчу я. Она улыбается, но в глазах печаль. Я хмурюсь, тянусь к ее руке и сжимаю ее.— Я первый, кто поблагодарит вас?

«Пока да. Хотя я знаю, что пара других Кэтрин также работает над портальной пушкой. Но ты единственный, кого вышвырнули из Массачусетского технологического института». Она криво улыбается. Что-то внутри меня ломается.

«Хочешь вернуться со мной?» Вопрос спотыкается о мой язык и зубы и неловко приземляется в пространстве между нами. Она моргает, совершенно удивленная.

«Что?»

Я ошибаюсь: «Петра — ну, моя Петра — хотела бы вас видеть.Слезы снова собираются в уголках моих глаз. Этот день много. Другая Кэтрин улыбается и качает головой.

«Спасибо за предложение — я очень ценю это — но я не думаю, что смогу». Я открываю рот, чтобы возразить, но она быстро продолжает: «Нет, это не пространственное. Просто… — Она снова смеется, хотя на этот раз я узнаю свой расстроенный смех. — У тебя есть твоя Петра. Она замечательная сестра, и она буквально всегда будет рядом с тобой. Но она не , моя Петра.И если я поужинаю с вами двумя, это будет притворяться.

«О». Она права. Я знаю, что она права. Грустно оглядываю коридор. — Ты просто делаешь это все время? — волнуюсь я. Она усмехается.

«Нет. Время здесь работает странно. Вы заметите, когда вернетесь. Я здесь столько, сколько мне нужно, но у меня есть терапия, группа поддержки горя и подработка в моем измерении. Это просто… иногда помогает. Я киваю. Я понимаю. Я построил много прототипов, не так ли?

Хотел бы я предложить помощь, предложить иногда приходить сюда, предложить руку помощи.Но я знаю, что это не то, что мне нужно, когда я горюю. Поэтому вместо этого я просто смотрю ей в глаза и шепчу: «Спасибо».

«Всегда». Она улыбается, а затем делает паузу, прежде чем протянуть руку, чтобы обнять меня. Я обнимаю ее в ответ. Это неловко и странно, но я помню, как выглядела юная Кэтрин на поляне, и крепко обнимаю ее. Я представляю, что Екатерина без это Екатерина. Я представляю, что Екатерина стоит рядом с мертвым телом, и у меня сжимается сердце.

— Уничтожь свой пистолет, уходя, — шепчет она мне в волосы.«Удаление бриллианта должно помочь».

«Спасибо». Это звучит неубедительно, поэтому я повторяю это, берусь за ручку двери, открываю дверь и возвращаюсь в сарай в конце сада Петры. Он темный и крошечный по сравнению с коридором, но я очень благодарен за его очерченные края, когда дверь портала захлопывается за мной и снова исчезает в стене.

Я разбиваю портальную пушку о землю, беру алмаз, кладу его в карман и выскальзываю из сарая. Екатерина в месте между измерениями была права; здесь прошло всего около двух минут.Я вхожу в кухонную дверь, сбрасываю туфли и иду в гостиную. Петра дремлет на диване, ее огромный живот вздымается и опускается от дыхания. Я нежно толкаю ее, вклиниваясь между краем дивана и ее подушкой, и наклоняюсь к ней.

«Кэтрин?» — бормочет она, сонно глядя на меня.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.