Мне только бы досталось в генералы чьи слова: Сергей Сергеевич Скалозуб… (Цитата из книги «Горе от ума» Александра Сергеевича Грибоедова)

Содержание

уроки истории от Александра Солженицына — Российская газета

Если надо выбрать в русской истории роковую ночь,
если была такая одна, сгустившая в несколько ночных часов
всю судьбу страны, сразу несколько революций,-
то это была ночь с 1 на 2 марта 1917 года

Александр Солженицын. Из статьи
"Размышления над Февральской революцией"

Никто лучше Наталии Солженицыной не посвящен в обстоятельства написания Александром Исаевичем в начале восьмидесятых годов прошлого века публицистической работы "Размышления над Февральской революцией", которую "Родина" издала специальным выпуском. Ей, Наталии Дмитриевне, и слово.

"Колесо" покатилось

- Вы, конечно, помните эти строки, Наталия Дмитриевна: "Февраль. Достать чернил и плакать. Писать о феврале навзрыд..." А цитировал ли один нобелевский лауреат эти строки другого нобелевского лауреата, когда писал о феврале 17-го?

- В связи со своей работой - нет, конечно.

"Февраль..." Пастернака совсем не о революции, и вообще написан в 1913 году. Но верно то, что в ходе работы Александр Исаевич вчитывался и в поэтов первой четверти двадцатого века. У меня была большая поэтическая библиотека, Александр Исаевич даже называл меня "книжной стяжательницей". Сам он не собирал ни книг, ни чего-либо иного, никогда не был коллекционером - сначала по обстоятельствам жизни, а потом и по убеждению. Он считал, что иметь, обладать надо лишь действительно необходимым. Бытовых требований у него было мало. При той-то жизни, которую он прожил, при почти нищих детстве и юности... Александр Исаевич рассказывал сыновьям эпизод из своей студенческой молодости, когда он случайно сел в светлых брюках на скамью с разлитыми чернилами. Осталось пятно, с которым он проходил все годы учебы в Ростовском университете. Денег на покупку другой пары брюк не было.

Они жили вдвоем с матерью в тяжелых условиях. Печь топили углем, который носили издалека в ведре. Как и воду. Канализации, водопровода в доме не было, все удобства во дворе... Мать, с прекрасным знанием иностранных языков, служила в череде советских контор всего лишь стенографисткой, на другую работу ее не брали. После седьмого класса Саня пытался уйти из школы в индустриальный техникум, чтобы поскорее получить рабочую специальность и заработок, облегчить маме жизнь, но она горячо настаивала продолжать учебу, ее мечтой и целью было высшее образование для сына. Они с трудом сводили концы с концами. Есть фото 1936 года, сделанное сразу после выпуска из школы. На ней юноша худой-прехудой, почти прозрачный.

Но я не помню, чтобы Александр Исаевич когда-нибудь жаловался на какие-либо неудобства. Для того, чтобы работать, ему нужны были лишь две вещи: много света и тишина. Всё! Он легко переносил холод, был неприхотлив в одежде и еде. Любил картошку в любых видах, домашние котлеты, обязательные щи, готов был есть их 365 дней в году...

Впрочем, я отвлеклась. Так мы можем долго вспоминать, но это не приблизит нас к теме сегодняшнего разговора.

- Когда вы впервые услышали от Александра Исаевича, что он хочет писать о Феврале?

- Да при первом же знакомстве. Солженицын с юности жил с замыслом писать о русской революции, с восемнадцати лет, и всегда понимал его как главный замысел своей жизни. На другие книги отвлекался, как он говорил, "по особенностям своей биографии и густоте современных впечатлений". "В круге первом", "Иван Денисович", "Архипелаг ГУЛАГ", "Раковый корпус", - он откатывал одно за другим, как неизбежные "бревна", которые жизнь выкатила на его пути к "Красному Колесу". Конечно, основным событием ему тогда виделся не февраль 17-го, а, как говорили в советские времена, Великий Октябрь.

- Виделся событием со знаком плюс?

- В юности - да. Хотя и не без вопросов: почему все так произошло, могло ли быть по-другому? Солженицын жил в Ростове-на-Дону, бывал и в Новочеркасске. Тогда в этих городах юга России даже камни все еще оставались нагреты жаром гражданской войны. А у многих старших читалось во взглядах: как эта революция приключилась, где ее корни? Почему трехсотлетняя монархия развалилась в три дня, рухнула от легкого толчка, и никто не защитил ее, даже не попытался?

Первые главы будущей эпопеи Александр Исаевич написал на втором курсе физмата университета. Он уже тогда понимал, что без Первой мировой войны к революции не подступиться, сидел в библиотеке имени Карла Маркса на Казанской улице в Ростове и конспектировал военные труды, посвященные "самсоновской катастрофе". Это сокрушительное поражение 2-й русской армии в Восточной Пруссии стало отправной точкой в работе над романом.

- А еще одного нобелевского лауреата - Шолохова - Солженицын держал в уме?

- Вот уж нет. "Тихий Дон" Александр Исаевич всегда считал великим романом, но он ведь вырос в Ростове, где в те годы ни один человек не верил в авторство Шолохова. Ни один! Об этом открыто говорили до того момента, пока Серафимович с группой товарищей не опубликовал в 1929 году в "Правде" статью, что враги пролетарской диктатуры распространяют злостную клевету о пролетарском писателе Шолохове, и за такую клевету полагается судебная ответственность. После этого разговоры смолкли, но мнение не переменилось.

В качестве вдохновляющего примера и недостижимого идеала Солженицын видел "Войну и мир" Толстого. Роман он прочитал в десять лет и был совершенно сотрясен им. Да, ребенок не заинтересовался любовной линией, масонство Пьера ему показалось скучным, но формат эпопеи и огромный исторический охват произвели на него неизгладимое впечатление. Примерно в то же время он прочел и "Дни" Шульгина, изданные "по недосмотру": книга свидетельствовала явно не в пользу большевиков.

Прошло еще семь лет, и два этих впечатления, соединившись, определили начало работы над "Колесом". Вплотную Александр Исаевич занялся эпопеей в конце шестидесятых. Первый Узел, "Август Четырнадцатого", он написал быстро и летом 71го года уже опубликовал его. После чего сразу принялся за "Октябрь Шестнадцатого". Но многие исторические материалы и целые архивы открылись лишь после 1974 года, когда его лишили советского гражданства и выслали из страны.

Большевики полностью исключили Февральскую революцию из тем для рассмотрения и изучения, затирали, скрывали, глубоко ее запихали. Что, в общем-то, вполне логично: ведь радикальная перемена - свержение монархии и полное изменение государственного устройства России - произошла в феврале 17-го, а не в октябре, как нас пытались убедить. По сути, Ленин и сотоварищи просто подняли из пыли власть, оброненную Временным правительством. Не большевики были причиной того, что Временное правительство власть не удержало. Но вот ухватить ее спроворились только они.

- Когда Александр Исаевич получил доступ к архиву русской революции в институте Гувера?

- В 75-м мы провели там пару недель, знакомились с тем, что предстоит изучать, работали плотно, в четыре руки. К следующему лету Солженицын уже определил фронт работ и целенаправленно просидел в архиве два месяца. Часов по шестнадцать каждый день читал, делал выписки. Александр Исаевич готовился к написанию "Марта Семнадцатого", и перед ним обнажились огромные пласты прежде не изученных материалов. В СССР они были ему попросту недоступны. А в Гуверовскую "башню" мог прийти любой исследователь и прочесть исторические документы. Другое дело, что там, как и в большинстве архивов, до сих пор большое количество запечатанных коробок с неописанными материалами. Элементарно не доходят руки: был бы нужен целый штат специалистов, знающих русский язык и имеющих какое-то представление о нашей истории. Герберт Гувер, который еще в 1919 году пожертвовал Стэнфордскому университету значительную сумму на создание библиотеки и архива, с 1918 по 1923 годы возглавлял американскую организацию помощи (АРА), помогавшую Европе и России после разорений Мировой войны, а затем и во время нашего голода в Поволжье. При его прямом содействии из советской России было вывезено множество бесценных документов, в том числе дореволюционных и раннесоветских печатных изданий. Не только из Москвы и Петрограда, но и из провинции. Ни с чем несравнимая ценность, подобного на Западе нет больше нигде. Ну, у нас-то, наверное, многое сохранилось, но в каких-то совсем уж засекреченных архивах, человеку без "допуска" и перелистать не дадут. А в Гуверовском институте никаких ограничений для работы не было.

Обилие материала поддерживало и обнадеживало, потому что будущий "летописец Революции" сам ужасался грандиозности замысла и трудности воплощения, но, еще лишь обдумывая работу над "Красным Колесом", в 1965 году писал: "А тем, кто будет приходить после нас, будет еще труднее. Для них потеряются последние ощущения современности тех событий. Они будут рассматривать их как исторические, как декабристов, Новгород или наполеоновскую войну".


Царский "противодар"

- После 76-го года Солженицын в Стэнфорд не возвращался?

- Нет, но постоянно заказывал материалы, которые требовались для работы. Из Гувера нам "пудами" слали ксерокопии нужных материалов.

А в какой-то момент в архиве решили микрофильмы российских и советских газет переписать на новый, более современный носитель информации, а пленки выкинуть. Мы спросили: "А нельзя ли выкинуть в нашу сторону?" Нам ответили: "Да на здоровье, забирайте!"

Так мы стали счастливыми обладателями колоссальной коллекции микрофильмов, которая пока хранится в Троице-Лыково, но в скором времени я собираюсь отдать ее в общественное пользование.

Для Александра Исаевича "домашний" архив газет был огромным везением, он значительно ускорил и обогатил его работу. На фильмоскопе с большим экраном (мы называли его "одоробло") Солженицын перечитал все петроградские газеты предреволюционных и революционных лет, все московские и все провинциальные. Со страниц била обжигающая лава - и захватывающая, и жуткая... Он болел русской революцией. По часам и дням в документально-художественном повествовании описал февраль и март 1917-го, в точных деталях и подробностях передал взрывное течение времени. В мировой литературе этому нет аналогов.

В годы работы над "Красным Колесом" Александр Исаевич жил сосредоточенно, по им самим установленному распорядку. Вставал рано, на завтрак выпивал чашку кофе и часов в восемь уже сидел за письменным столом. С короткими перерывами работал до двух-трех часов дня. В пять часов или в половине шестого, когда дети возвращались из школы, был общий семейный обед. А вечером всегда читал.

- Для души?

- Для работы! Лишь года с 82-го стал позволять себе чтение для удовольствия. Из этого позже родилась "Литературная коллекция": заметки читателя, случайно оказавшегося и писателем. Теперь напечатано уже три десятка очерков из "Коллекции".

Но это, повторяю, начало-середина восьмидесятых, а до того на протяжении долгих лет Александр Исаевич каждый вечер читал источники, книги и материалы, делал пометки, готовился к тому, чем ему предстояло заниматься в ближайшие дни. В часе езды от нашего вермонтского дома (но уже в Нью-Хэмпшире) располагался Дартмут Колледж, где замечательная библиотека. Через нее по межуниверситетскому абонементу Александр Исаевич получал книги со всего мира - из Франции, Бельгии, Японии, Финляндии... Книги нужно было вовремя вернуть, поэтому мы делали ксерокопии того, что могло пригодиться в будущем. Плюс - эмигранты первой волны сразу по изгнании Солженицына присылали ему по собственной инициативе все, что было издано по Первой мировой войне и Февральской революции. Каждый автор излагал собственную версию случившейся с Россией трагедии. Генералы, кадеты, чиновники, эсеры, меньшевики... Все-все-все! Фактически нам даже не пришлось ничего искать по букинистическим магазинам. Библиотека "Красного Колеса" огромна, она насчитывает тысячи единиц хранения. На многих страницах пометки, сделанные рукой Солженицына, его комментарии. Конечно, и это все я сделаю общедоступным.

- Что из прочитанного по теме стало для Солженицына наибольшим откровением, как он сам говорил, "умственным поворотом"?

- Подобно многим родившимся и выросшим в СССР на определенном этапе он тоже был жертвой большевистской мифологии. Людям вдалбливали в головы, что Великую революцию совершил Великий Октябрь, а Февральская буржуазная - проходное, малозначительное событие. Те, кто стряхивали с себя это представление (Солженицын - в том числе), усваивали, возвращались к представлению "освобожденческому", по которому в Феврале Россия "достигла свободы, желанной поколениями, и вся справедливо ликовала, и нежно колыхала эту свободу, однако, увы, увы - всего восемь месяцев, из-за одних лишь злодеев-большевиков, которые всю свободу потопили в крови и повернули страну к гибели...". В автобиографических "Очерках изгнания" ("Угодило зернышко промеж двух жерновов") Александр Исаевич пишет, как при знакомстве с огромным живым материалом предфевральских и февральских дней, с воспоминаниями сотен очевидцев, с лозунгами, сплетнями, газетной трескотней и газетными ярлыками, полной несвязанностью столичных событий со страной ему открылась совершенно иная картина, и он был ею сотрясен.

Погружаясь в этот вал документов в Гуверовской башне, Александр Исаевич сначала с изумлением, а потом и с омерзением открывал, "какой низостью, подлостью, лицемерием, рабским всеединством, подавлением инодумающих были отмечены первые же дни этой будто бы светоносной революции... Неотвратимая потерянность России - зазияла уже в первые дни марта". Убийства городовых, грабежи и разбой, полное беззаконие, буйство и жестокость на петроградских улицах никем не пресекались, никак не наказывались и даже не осуждались. Никого не смущали кровавые пятна, которыми сразу же были заляпаны священные ризы свободы и демократии. Со всех сторон слышалось только ликование. Здравые голоса людей сомневавшихся, призывавших остановить анархию пока не поздно, тонули в обезумевшем хоре.

При этом никто не ожидал, что царь в мгновение ока нарушит несколько статей конституции, отречется от трона за себя и за сына, его младший брат Михаил Александрович тоже откажется принять корону и отдаст власть Учредительному собранию, которого ведь не существовало... Династия покончила с собой.

- Александр Исаевич не стесняется в выражениях в адрес главного виновника "торжества": "За крушение корабля - кто отвечает больше капитана?.. Слабый царь - он предал нас на все дальнейшее...".

- По сути, так и было. К Николаю II как к человеку, кроткому и чистому, Солженицын всегда относился с глубоким сочувствием, но остро страдал от сознания, что во главе России в ее роковые годы стоял такой слабый правитель. В час великой национальной опасности император самоустранился, безвольно бросил единственно верную свою позицию в Ставке и, тревожась о заболевших детях, устремился в капкан Царского Села.

- Еще Солженицын использует слово "противодар".

- Да, он пишет, что у последнего государя был противодар - притягивать к себе ничтожества и держаться за них. Николай II умудрялся последовательно изыскивать и назначать на государственные и военные посты людей худших и ненадежных, его же вскоре и предавших. Единственное исключение составил Петр Столыпин, который вытащил Россию из пропасти после 1905 года. Но его сам царь вскоре предал...

Придворные, министры, главнокомандующие - все покинули престол, даже не попытались бороться. Готовно отдавая трон, государь надеялся предотвратить кровопролитие, но братоубийственная гражданская война все равно разразилась, только белое движение лишилось тронного знамени, и лозунги вождей его, Деникина, Врангеля, Колчака, не были едины.

К Февральской революции привел накал ненависти между образованным классом и властью, нараставший в России на протяжении ста лет, таков вывод Солженицына. Диалог был невозможен, любые конструктивные, разумные решения недостижимы. Возникло мощное радикальное Поле, направленное против власти, оно пронизало все сколько-нибудь просвещенные слои общества, включая и чиновные круги, армию, даже духовенство. Новые сокосновения лишь умножали истребительный потенциал. Затянувшаяся дуэль между обществом и троном не прошла даром: в марте 17-го оба противника рухнули замертво. Временное правительство и двух дней не имело полновластья, кресло из-под него выдернул самозваный Исполком совета депутатов, какие-то мелкие партийные социалисты, а поле битвы - по обыкновению - досталось мародерам. В нашем конкретном случае - большевикам.

Это страшный урок, но, кажется, у нас в России он до сих пор и не выучен...


Чувство горечи

- Когда читаешь "Размышления над Февральской революцией", чувствуешь сквозящее между строчек чувство горечи.

- Не только между строчек, весь текст пронизан болью! Александра Исаевича не покидало горькое сознание разразившейся над Родиной беды. Безусловно, для революции сложились определенные объективные предпосылки, но много и случайных обстоятельств сошлись в одной точке, отчего события развивались по самому жестокому для России сценарию.

- Собственно, об этом Солженицын и пишет: "Последствия наших самых несомненных действий вдруг проявляются противоположно нашим ожиданиям".

Хотели как лучше, а получилось как всегда.

- В "Размышлениях" он постоянно обрывал себя: мол, история не терпит сослагательного наклонения, - и тут же опять писал: если бы... Не запретишь ведь себе думать, как развивалась бы история нашей страны, не проскочи она по ошибке, невнимательности или недоумию вождей важный поворот...

- Когда было решено издать "Размышления" отдельно от "Красного Колеса"?

- Работа над "Мартом Семнадцатого" шла десять лет - до 1986 года. Вот вы говорите: горечь. Александр Исаевич так был погружен, так в нем все горело, как будто жил в том времени, и ему хотелось напрямую поделиться с читателем своими горькими открытиями, так что каждую из четырех книг, входящих в "Март", он завершал подытоживающей главой.

Я была первочитателем, критиком и редактором всего, что писал в те годы Александр Исаевич. И я пыталась, сначала безуспешно, убедить его, что этим главам - прямым от автора и, по сути, публицистическим - не место в романе, надо вынести их отдельной сплоткой и когда-нибудь дать самостоятельную жизнь. Надо сказать, что помимо меня у Александра Исаевича был еще один собеседник, с которым он все четверть века работы над "Красным Колесом" делил мучительность поисков и радость находок, - это "Дневник Р-17", или "Дневник Романа" (Р-17 можно расшифровывать как "Революция-1917" либо "Роман-1917", как вам больше нравится). Александр Исаевич не вел обычного дневника, это был именно дневник работы, на его страницах автор сам с собой спорил, оценивал достоверность источников, мучился выбором художественных средств. Когда мы "Дневник" опубликуем, читатель увидит необычного Солженицына, который страдает, сомневается, жалеет, что взялся за столь непосильную работу, как эпопея о революции, одновременно робеет и восхищается величием храма, который ему предстоит построить.

Так вот, в "Дневнике" есть запись, от 27 марта 1985 года:

"Аля уже давно горячо убеждает меня снять четыре заключительных (по томам) обзорных главы из "Марта": что это подрывает работу художника, высовывая вместо того публицистику, прямотой и резкостью опрокидывает достигнутое убеждение читателя и завоевание сердец; что это уязвимо для оппонентного цитирования. И правда: как всякая схема, эти главы самое важное все равно не улавливают, оно в романе.

Я более полугода сопротивлялся: есть наслаждение высказаться от себя прямо, довести суждения до точных формулировок. Да уже все четыре написаны, и переписаны, во 2й редакции. Там есть важные мысли, которые могут и ускользнуть от читателя "Марта" без них. <...>

Напоминает Аля: за последние годы я повторял: "выводов от художника не ждите", - и вот даю?

...Если не спускаться от художественного уровня к публицистическому - так и не спускаться!

Да, отделить чёткие выводы от художественной ткани - это, кажется, неизбежный шаг".

Он все еще колеблется, но на следующий день, 28 марта, в дневнике появляется еще одна строка:

"Да, решил окончательно".

- Аля, надо полагать, вы, Наталия Дмитриевна?

- Ну да, сокращенное от Наталии.

- А вы его как величали?

- Саней. Все близкие звали его так...

Словом, мне удалось убедить Александра Исаевича не оставлять резюмирующие главы в ткани романа. Потом он ни разу не пожалел об этом.

"Размышления" впервые были опубликованы в журнале "Москва" в 1995 году. Мы дружили и очень любили Леонида Ивановича Бородина, главного редактора "Москвы", и Солженицын отдал текст ему.

- Публикацию в России заметили?

- Вряд ли. Разве стране было до этого? Вы же помните, что творилось в те годы...

А вот в 2007-м, когда "Российская газета" напечатала "Размышления" в виде брошюры, это имело резонанс, и даже развернулась дискуссия в разных СМИ. Помню, Григорий Явлинский спорил с Александром Исаевичем...

- Лично?

- Заочно, конечно, в прессе. У нас собралась толстая папка с публикациями и откликами. Десять лет назад народ думал уже не только о том, как прожить, где найти деньги на еду, как в девяностые, но и стал оглядываться по сторонам, в том числе, в прошлое своей страны.

- А сейчас "Размышления" обретают новую актуальность?

- Сложно сказать. Столетие революции - дата звучная. Но отнесутся к ней формально или же захотят больше узнать, осмыслить, вынести остерегающие уроки... Не берусь судить. Посмотрим.

- Почва для параллелей через век есть, как вам кажется?

- Нет. Если только попытаться искусственно их протянуть. Наша современная действительность более всего походила на февраль 17-го четверть века назад, в начале 90-х. В конце 1991-го Солженицын записал: "Эти семьдесят пять лет немилосердно накладывались на нашу страну - все новыми, новыми давящими слоями, отбивая память о прошлом, не давая вздохнуть, опомниться, понять дорогу. И опять мы на той же самой, февральской... К хаосу, к раздиру, на клочки. И демократы наши, как и в 17-м году, получив власть, не знают, как ее вести. И не мужественны, и не профессиональны".

И двадцать лет назад, в 97-м, ситуация была зыбкой. Слабый, больной президент Ельцин, притушенный, но не погашенный военный конфликт внутри страны, продолжавшая падать экономика... А сегодня у нас много внутренних проблем, тревог, немало и внешних вызовов, но градус противостояния российского общества и власти невысок. Почему это так - отдельная тема, сейчас мы констатируем факт. Конечно, есть масса людей, которые не довольны властью, справедливо считают, что многое в стране идет косо, однако взаимной лютой ненависти между оппозицией и официальными властными институтами, как было даже пять лет назад, сегодня не видно. Тональность общения с обеих сторон перестала быть истерической, и не ощущается, слава богу, Поля, которое могло бы разодрать Россию на части.

Понятно, что власть хотела бы добиться всеобщего согласия и примирения. Это было бы прекрасно, никто не спорит, но подобного не достичь ценой забвения жестоких и постыдных страниц прошлого. Нужно все знать и все помнить. Нужно внятно, а не сквозь зубы осудить зверства, совершенные по отношению к своему народу, и только после этого можно примиряться и прощать.

Но пока, мне кажется, преобладает тенденция - просто забыть. Давайте, дескать, ради будущего и наших детей жить дружно, а все старое сотрем из памяти и не станем больше поминать. Такая позиция мстит. Скоро и жестоко. Если для кого-то она и выглядит соблазнительно, принимать ее ни в коем случае нельзя. Это попытка загнать болезнь внутрь, а не лечить ее.

Да, сегодня нам сложно прийти к согласию хотя бы в понимании, что такое хорошо и что такое плохо. "Крошка сын к отцу пришел..." Во-первых, мы не видим такого мудрого отца, который все объяснит и растолкует, во-вторых, никто не считает себя крохой, готовой выслушивать поучения и советы.

- Поэтому проще оглядываться не на сто лет, а на тысячу, возводить на пьедестал князя Владимира и снимать блокбастер про викинга?

- Безусловно. И проще, и безопаснее. Там, в глубине веков, нет родных могил, они стали общими, одинаково далекими. И даже в этом случае пойди попробуй договориться. Рюрик то ли славянин, то ли норманн...

- На открытие памятника на Боровицкой площади в День народного единства и согласия вы шли без сомнений?

- Я знала, ради чего иду. Конечно, любой исторический персонаж за редким исключением, вроде, может, Федора Иоанновича, имеет сомнительные периоды в своем правлении. И в биографии князя Владимира были ярко отталкивающие страницы. Он варвар по характеру и воспитанию, но смог круто повернуть и свою жизнь, и судьбу будущего русского государства. И не делал усилий обелить себя и подчистить летописи.

Для меня важно было сказать публично и в присутствии первого лица страны, что нужно иметь честность и мужество осудить зло, не оправдывать его и память о нем не заметать под ковер.

Прекрасно понимала: за само участие в этом мероприятии наше фейсбучное сообщество оплюет меня с ног до головы. Ничего, и не такое переносила. Как говорится: у меня ляжка литая, не укусишь.

На это нервов и сил пока хватает.

Я большой кусок жизни провела в изучении нашей недавней истории, в материалах по "Красному Колесу" и имею основания утверждать, что в любой ситуации надо пытаться разговаривать с властью. Конечно, если власть того не хочет, трудно заставить себя слушать, однако нужно пытаться. Интеллигенция не должна любить власть, более того, она обязана ее критиковать, но конструктивно. А позиция - раз режим плох, то и пропади он пропадом, никакого дела с ним не будем иметь, - это позиция чистоплюйская. Глупо и наивно ждать: вот если нас допустят до рычагов управления, тогда мы выведем страну. Иллюзия! Умнейшие, достойнейшие люди из числа кадетов, получившие сто лет назад кабинеты во Временном правительстве, не сумели даже удержать власть, не то что распорядиться ею во благо. А я думаю, все согласятся, что были они не чета претендентам нынешним.

- Получается, как ни крути, остается "писать о феврале навзрыд".

- Писать можно и не "навзрыд", но при этом: "Не оставляйте стараний, маэстро, не убирайте ладони со лба".

Каждый должен в своей колее честно тянуть поклажу - смотришь, и вытянем на общую достойную дорогу. По пути неизбежно и ругаться. И с властью, и друг с другом. Но накал и остервенение к цели не приблизят. Это точно.


Фотографии в материале - из личного архива Солженицыных

«Сбежавший генерал» Маккристал подал прошение об отставке

Давший скандальное интервью с насмешками над Белым домом командующий войсками НАТО в Афганистане Стэнли Маккристал подал прошение об отставке. Будущее говорливого генерала определится после его личной встречи с президентом США Бараком Обамой в среду. Обама «был зол» на интервью, говорят в Белом доме.

Командующий силами НАТО в Афганистане Стэнли Маккристал подал прошение об отставке, сообщили американские СМИ со ссылкой на источники в военных кругах. Министерство обороны США пока не подтвердило, но и не опровергло сообщение об уходе Маккристала с поста. Ожидается, что вопрос решится после его личной встречи с президентом США Бараком Обамой в среду в Вашингтоне.

Поводом для заявления генерала стало его же собственное интервью журналу Rolling Stone. Само интервью выйдет только в эту пятницу, но журнал уже опубликовал заметку под заголовком «Сбежавший генерал» (The Runaway General), в которой процитирован ряд недипломатичных высказываний Маккристала в адрес президента США Барака Обамы, вице-президента Джозефа Байдена, советника по национальной безопасности Джеймса Джонса и других сотрудников администрации американского президента.

Свою первую встречу с Обамой в Овальном кабинете Белого дома Маккристал назвал «возможностью попозировать перед камерами в течение 10 минут». В ответ на вопрос о Байдене, он переспросил: «Вы спрашиваете о вице-президенте Байдене? А кто это?», а один из его помощников спросил: «Байден? Вы сказали «укуси меня»?» (от англ. bite me). Джонс назван «клоуном, который застрял в 1985 году».

Досталось и специальному посланнику США в Пакистане и Афганистане Ричарду Холбруку: получив очередное электронное послание от Холбрука, Маккристал восклицает: «Только не очередной имейл от Холбрука... даже открывать его не хочу».

После публикации журнала, не дожидаясь печати полного текста интервью, Маккристал поспешил принести публичные извинения. Маккристал признал свои высказывания некорректными и заявил о своём безмерном уважении к администрации американского президента.

Глава Пентагона Роберт Гейтс, которому также нашлось место в статье, в крайне жестком заявлении сказал, что «генерал Маккристал допустил грубую ошибку и продемонстрировал свою неспособность к даче трезвых оценок».

«Генерал Маккристал уже извинился передо мной и сейчас ищет контакта с остальными, чьи имена были упомянуты в статье, чтобы также извиниться и перед ними. Я вызвал генерала в Вашингтон, чтобы обсудить ситуацию в личной беседе», — заявил Гейтс.

Обама заявил, что генерал высказал «ошибочное мнение» о его администрации, и сказал, что решит судьбу Маккристала после личной встречи. Официальный представитель Белого дома Роберт Гиббс на вопрос о реакции президента на статью ответил:

«Он был зол. Вы бы сами это поняли, если бы видели [его в тот момент]».

Мятежный генерал уже нашел поддержку в лице афганского президента Хамида Карзая. Представитель Хамида Карзая Вахид Омар заявил, что президент Афганистана всячески поддерживает генерала и надеется, что Барак Обама не будет спешить с его заменой. По словам Омара, Хамид Карзай считает генерала Маккристала «лучшим командующим, который отлично понимает афганский народ и афганскую культуру».

Отечественная война 1812 года в русской поэзии

Подборка стихотворений

П.А.Вяземский

Поминки по Бородинской битве

Целый день не умолкает,
Извергая смерть кругом;
Строй за строем исчезает
Под убийственным огнем.
Но пылают мщенья гневом
Снова свежие ряды,
Свежей кровью и посевом
Смерть плодит свои бразды.
Грозный день сей Бородинский
Им и нам в почет равно.
Славься битвой исполинской,
Славься ввек, Бородино!..

Федор Глинка

Партизан Давыдов

Усач. Умом, пером остёр он, как француз,
Но саблею французам страшен:
Он не дает топтать врагам нежатых пашен
И, закрутив гусарский ус,
Вот потонул в густых лесах с отрядом —
И след простыл!.. То невидимкой он, то рядом,
То, вынырнув опять, следом
Идет за шумными французскими полками
И ловит их, как рыб, без невода, руками.
Его постель — земля, а лес дремучий — дом!
И часто он, с толпой башкир и с казаками,
И с кучей мужиков, и конных русских баб,
В мужицком армяке, хотя душой не раб,
Как вихорь, как пожар, на пушки, на обозы,
И в ночь, как домовой, тревожит вражий стан.
Но милым он дарит, в своих куплетах, розы.
Давыдов! Это ты, поэт и партизан!..

Партизан Сеславин

Он в юности своей весь отдался наукам,
Дышал мечтой о жизни боевой;
И чтением он ум обогащая свой,
И душу приучал к волшебным славы звукам...
Но вдруг... Двенадцатый, с его войною, год!
Пожар! Отечество горит - и весь народ
К оружью от сохи... И косы на защиту...
Кто там на дереве сидит
И, пепельной золой покрыту,
Москву святую сторожит?
Кто так искусно нам дает правдивы вести?
Он храбр и прям, как меч! Ни трусости, ни лести!..
Вот Вильна, польский град, французами кипит!
Двадцатиградусный мороз трещит!
И русские сердца трещат от правой мести!
Кто ж воин сей с отвагою такой,
В крови, с подвязанной рукой,
С дружиной ломится в вороты?
Вот груды золота в разбитых сундуках:
Пусть гинет золото в снегах,
Ему важнее есть заботы,
Чтоб славу скользкую держать в своих руках...
Героям древности он благородством равен,
Душой прямой россиянин,
О нем вещал бы нам и предок-славянин:
«Се-славен!»

Между 1812-1825


Теперь ли нам дремать в покое,
России верные сыны!
Пойдем, сомкнемся в ратном строе,
Пойдем — и в ужасах войны
Друзьям, отечеству, народу
Отыщем славу и свободу
Иль все падем в родных полях!
Что лучше: жизнь — где узы плена,
Иль смерть — где русские знамена?
В героях быть или в рабах?

1812г.


Друзья, бодрей! Друзья, смелей!
Не до покоя нам!
Идет злодей, грозит злодей
Москвы златым верхам!

Там в пепле край, вот в божий храм
С конем вломился враг!
Тут лечь костьми, тут биться нам:
До града предков — шаг!

Славян сыны! Войны сыны!
Не выдадим Москвы!
Спасем мы честь родной страны
Иль сложим здесь главы!..

Уж гул в полях, уж шум слышней!
День близок роковой...
Заря светлей, огни бледней...
Нас кличет враг на бой!

Идет на нас, к нему пойдем
В широкие поля;
Прими ты нас, когда падем,
Родимая земля!..

...Так воин на брегах Колочи
Друзьям пред боем пел;
И сон не покорял их очи,И дух в них пламенел!

Между 1812-1816


Ты, как мученик, горела,
Белокаменная!
И река в тебе кипела
Бурнопламенная!
И под пеплом ты лежала
Полоненною,
И из пепла ты восстала
Неизменною!
Процветай же славой вечной,
Город храмов и палат,
Град срединный, град сердечный,
Коренной России град!

1841

Денис Давыдов

***

Умолкнул бой. Ночная тень
Москвы окрестность покрывает;
Вдали Кутузова курень
Один, как звездочка, сверкает.
Громада войск во тьме кипит,
И над пылающей Москвою
Багрово зарево лежит
Необозримой полосою.

(Из стихотворения «Партизан». 1826 г.)

Товарищу 1812 года на пути в армию

Мы оба в дальний путь летим, товарищ мой,
Туда, где бой кипит, где русский штык бушует,
Но о тебе любовь горюет...
Счастливец! о тебе — я видел сам — тоской<
Заныли... влажный взор стремился за тобой;
А обо мне хотя б вздохнули,
Хотя б в окошечко взглянули,
Как я на тройке проскакал
И, позабыв покой и негу,
В курьерску завалясь телегу,
Гусарские усы слезами обливал.

1826

Сергей К. Иванов

1812 год

Отточите мне саблю острей,молодцы 
Оседлайте коня вороного 
Приведите его под узцы,под узцы 
Дайте чарку напитка хмельного 
Ранним утром туман,укрывает полки 
Офицеры разбились по рангам 
Впереди притаились чужие стрелки 
Кирасиры скопились на флангах 

Грянул грохот орудий,взорвал тишину 
И рассыпались дробью копыта 
Я свои эскадроны в атаку веду 
Не считая потери в убитых 
Сея раны и смерть,рядом рвется картечь 
Свищут пули и ядра летают 
Что важней,победить иль себя уберечь 
В жаркой схватке никто не считает 

Клич ахтырских гусар,вой донских казаков 
Русский мат и французские речи 
Грудь на грудь,штык на штык 
И чем больше врагов,тем страшнее становится сеча 
Тяжелеет рука и тупятся клинки 
В этой битве враги не сдаются 
Кто-то выкрасил алым,теченье реки 
Над убитыми вороны вьются 

Мы Вас в гости не звали,простите,месье 
Я о гриву клинок вытираю 
Кровь чужая на ментике и на руке 
Драгоценным рубином сверкает 
Этой кровью умоем родные поля 
Пусть на них лучше хлеб уродится 
Подравняйте ряды,подтянуть стремена 
Нам еще не единожды биться!

С сайта: http://www.realmusic.ru/barum/5161

И. А. Крылов

Басни

Ворона и Курица

Когда Смоленский Князь,
Противу дерзости искусством воружась,
Вандалам новым сеть поставил
И на погибель им Москву оставил,
Тогда все жители, и малый и большой,
Часа не тратя, собралися
И вон из стен московских поднялися,
Как из улья пчелиный рой.
Ворона с кровли тут на эту всю тревогу
Спокойно, чистя нос, глядит.
"А ты что ж, кумушка, в дорогу? —
Ей с возу Курица кричит. —
Ведь говорят, что у порогу
Наш супостат".
"Мне что до этого за дело? —
Вещунья ей в ответ. — Я здесь останусь смело.
Вот ваши сестры — как хотят;
А ведь Ворон ни жарят, ни варЯт:
Так мне с гостьми не мудрено ужиться,
А может быть, еще удастся поживиться
Сырком иль косточкой, иль чем-нибудь.
Прощай, хохлаточка, счастливый путь!"
Ворона подлинно осталась;
Но вместо всех поживок ей,
Как голодом морить Смоленский стал гостей —
Она сама к ним в суп попалась.
 
Так часто человек в расчетах слеп и глуп.
За счастьем, кажется, ты по пятам несешься:
А как на деле с ним сочтешься —
Попался, как ворона в суп!
 
(Эта басня посвящена М.И. Кутузову. Именно он назван в басне Смоленским Князем. Этот титул наш полководец получил после сражения под Красным, закончившегося 6 ноября 1812 г. Басня Крылова, вероятно, написана была в связи с заметкой, помещенной в октябрьском номере «Сына отечества», 1812 г.: «Очевидцы рассказывают, что в Москве французы ежедневно ходили на охоту - стрелять ворон и не могли нахвалиться своим soupe aux corbeаuх. Теперь можно дать отставку старинной русской пословице: «попал, как кур во щи», а лучше говорить «попал, как ворона во французский суп». К этому же выпуску «Сына отечества» была приложена и карикатура И. Теребенева «Французский вороний суп», изображавшая четырех оборванных французских гренадеров, жадно разрывающих ворону на части.)
 
Волк на псарне

Волк ночью, думая залезть в овчарню,
Попал на псарню.
Поднялся вдруг весь псарный двор —
Почуя серого так близко забияку,
Псы залились в хлевах и рвутся вон на драку;
Псари кричат: «Ахти, ребята, вор!» —
И вмиг ворота на запор;
В минуту псарня стала адом.
Бегут: иной с дубьем,
Иной с ружьем.
«Огня! — кричат, — огня!» Пришли с огнем.
Мой Волк сидит, прижавшись в угол задом,
Зубами щелкая и ощетиня шерсть,
Глазами, кажется, хотел бы всех он сесть;
Но, видя то, что тут не перед стадом,
И что приходит наконец
Ему рассчесться за овец, —
Пустился мой хитрец
В переговоры
И начал так: «Друзья! К чему весь этот шум?
Я, ваш старинный сват и кум,
Пришел мириться к вам, совсем не ради ссоры;
Забудем прошлое, уставим общий лад!
А я не только впредь не трону здешних стад,
Но сам за них с другими грызться рад
И волчьей клятвой утверждаю,
Что я...» — «Послушай-ка, сосед, —
Тут ловчий перервал в ответ, —
Ты сер, а я, приятель, сед,
И волчью вашу я давно натуру знаю;
А потому обычай мой:
С волками иначе не делать мировой,
Как снявши шкуру с них долой».
И тут же выпустил на Волка гончих стаю.

(Эта басня написана в связи с обращением 23 сентября 1812 года Наполеона, оказавшегося в отчаянном положении в сгоревшей Москве. Обратился император к Кутузову с предложением вступить в мирные переговоры. Кутузов ответил решительным отказом и через две недели, 6 октября, нанёс французским войскам поражение при Тарутине.)

М.Ю.Лермонтов

Поле Бородина

1
Всю ночь у пушек пролежали
Мы без палаток, без огней,
Штыки вострили да шептали
Молитву родины своей.
Шумелабуря до рассвета;
Я, голову подняв с лафета,
Товарищу сказал:
«Брат, слушай песню непогоды:
Она дика, как песнь свободы».
Но, вспоминая прежни годы,
Товарищ не слыхал.

2
Пробили зорю барабаны,
Восток туманный побелел,
И от врагов удар нежданный
На батарею прилетел.
И вождь сказал перед полками:
«Ребята, не Москва ль за нами?
Умремте ж под Москвой,
Как наши братья умирали».
И мы погибнуть обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в бородинский бой.

3
Что Чесма, Рымник и Полтава?
Я, вопомня, леденею весь,
Там души волновала слава,
Отчаяние было здесь.
Безмолвно мы ряды сомкнули,
Гром грянул, завизжали пули,
Перекрестился я.
Мой пал товарищ, кровь лилася,
Душа от мщения тряслася,
И пуля смерти понеслася
Из моего ружья.

4
Марш, марш! пошли вперед, и боле
Уж я не помню ничего.
Шесть раз мы уступали поле
Врагу и брали у него.
Носились знамена, как тени,
Я спорил о могильной сени,
В дыму огонь блестел,
На пушки конница летала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

5
Живые с мертвыми сравнялись,
И ночь холодная пришла,
И тех, которые остались,
Густою тьмою развела.
И батареи замолчали,
И барабаны застучали,
Противник отступил;
Но день достался нам дороже!
В душе сказав: помилуй боже!
На труп застывший, как на ложе,
Я голову склонил.

6
И крепко, крепко наши спали
Отчизны в роковую ночь.
Мои товарищи, вы пали!
Но этим не могли помочь.
Однако же в преданьях славы
Всё громче Рымника, Полтавы
Гремит Бородино.
Скорей обманет глас пророчий,
Скорей небес погаснут очи,
Чем в памяти сынов полночи
Изгладится оно.

1830-1831

А.С. Пушкин

Отрывок из седьмой главы романа «Евгений Онегин»

Но вот уж близко. Перед ними
Уж белокаменной Москвы,
Как жар, крестами золотыми
Горят старинные главы.
Ах, братцы! как я был доволен,
Когда церквей и колоколен,
Садов, чертогов полукруг
Открылся предо мною вдруг!
Как часто в горестной разлуке,
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!
Москва... Как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!
Вот, окружен своей дубравой,
Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой.
Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.
Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар
Нетерпеливому герою.
Отселе, в думу погружен,
Глядел на грозный пламень он.
 
Отрывок из десятой главы романа «Евгений Онегин»
Властитель слабый и лукавый,
Плешивый щеголь, враг труда,
Нечаянно пригретый славой,
Над нами царствовал тогда.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Его мы очень смирным знали,
Когда не наши повара
Орла двуглавого щипали
У Банапартова шатра.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Гроза двенадцатого года
Настала—кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский бог?
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Но бог помог—стал ропот ниже,
И скоро силою вещей
Мы очутилися в Париже,
А русский царь главой царей.

1827—1830

* * *
Перед гробницею святой
Стою с поникшею главой...
Все спит кругом; одни лампады
Во мраке храма золотят
Столпов гранитные громады
И их знамен нависший ряд.
Под ними спит сей властелин,
Сей идол северных дружин,
Маститый страж страны державной,
Смиритель всех ее врагов,
Сей остальной из стаи славной
Екатерининских орлов.

В твоем гробу восторг живет!
Он русский глас нам издает;
Он нам твердит о той године,
Когда народной веры глас
Воззвал к святой твоей седине:
«Иди, спасай!» Ты встал — и спас...

Внемли ж и днесь наш верный глас,
Встань и спасай царя и нас,
О старец грозный! На мгновенье
Явись у двери гробовой,
Явись, вдохни восторг и рвенье
Полкам, оставленным тобой!

Явись и дланию своей
Нам укажи в толпе вождей,
Кто твой наследник, твой избранный!
Но храм—в молчанье погружен,
И тих твоей могилы бранной
Невозмутимый, вечный сон...

1831

Всеволод Рождественский

Денис Давыдов
 
Герой Двенадцатого года,
Непобедимый партизан,
В горячих схватках в честь народа
Крутил он вихрем доломан.
 
Гусарской саблею сверкая,
Строфу свою рубя сплеча,
Он знал, что муза, «дева рая»,
Куда как сердцем горяча!
 
За словом он в карман не лазил,
Вельмож Олимпа звал на ты,
Кутил, не вовремя проказил,
Служил заветам красоты.
 
И обойденным генералом,
В Москве, в отставке, свой халат
Предпочитал придворным балам
И пестрой радуге наград.
 
К неуспокоенным сединам
Внушив насмешливый почет,
Остался он Беллоны сыном
И среди старческих невзгод.
 
Лихой гусар, любил он струнность
Строфы с горчинкой табака,
И, волей муз, такая юность
Eму досталась на века.

(Рождественский Вс. Избранные произведения в 2-х т. Т.1. – Л., 1974.- С. 98)

Николай Рыленков

Кутузов в пути
 
Что значит слава полководца?
Давным-давно он славой сыт,
Но вновь у каждого колодца
Навзрыд Россия голосит!

Вновь у крутого перевала
Враги справляют торжество…
Не царь, а родина призвала
В годину трудную его!
 
Чтоб ни случилось, чтоб ни сталось –
Готов он долг исполнить свой…
И вот спешит, забыв про старость,
К полкам в карете почтовой.
 
Столбы мелькают верстовые,
Поют и плачут бубенцы…
О, кто дорог твоих, Россия,
Найдёт начала и концы!
 
Кто может вычислить на карте,
Как дух сынов твоих велик?
Ещё увидит Бонапарте
Твой гневный, твой суровый лик!
 
…Текучим зноем дня нагреты,
Дороги стелются, пыля.
И он глядит в окно кареты
На перелески и поля.
 
Гремит кареты грузный кузов.
Полям конца и края нет…
«…Спешит Кутузов бить французов!» –
Бородачи кричат вослед.
 
Деревня, мостик… У колодца
Журавль скрипучий и тугой
А сердце бьётся, сердце бьётся,
Как колокольчик под дугой.

1944 г.

(Рыленков Н.И. Собрание сочинений: в 3-х т. Т.1. - М., 1985. – С.274-275 )

Марина Цветаева

Генералам двенадцатого года

Сергею
Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса,
 
И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце вырезали след, —
Очаровательные франты
Минувших лет!
 
Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, —
Цари на каждом бранном поле
И на балу.
 
Вас охраняла длань Господня
И сердце матери. Вчера —
Малютки-мальчики, сегодня —
Офицера!
 
Вам все вершины были малы
И мягок — самый черствый хлеб,
О, молодые генералы
Своих судеб!


Стихи А. А. Тучкову
 
Ах, на гравюре полустертой,
В один великолепный миг,
Я встретила, Тучков-четвертый,
Ваш нежный лик,
 
И вашу хрупкую фигуру,
И золотые ордена…
И я, поцеловав гравюру,
Не знала сна…
 
О, как, мне кажется, могли вы
Рукою, полною перстней,
И кудри дев ласкать — и гривы
Своих коней.
 
В одной невероятной скачке
Вы прожили свой краткий век…
И ваши кудри, ваши бачки
Засыпал снег.
 
Три сотни побеждало — трое!
Лишь мертвый не вставал с земли.
Вы были дети и герои,
Вы всё могли.
 
Что так же трогательно-юно,
Как ваша бешеная рать?..
Вас златокудрая Фортуна
Вела, как мать.
 
Вы побеждали и любили
Любовь и сабли острие —
И весело переходили
В небытие.

(Тучков-четвертый – младший из четырёх братьев-генералов Тучковых, участвовавших в Отечественной войне 1812 года. 34-летний генерал-майор Александр Алексеевич Тучков, погиб в 1812 году во время Бородинской битвы.)

26 декабря 1913
Феодосия

(Цветаева М.И.Стихотворения и поэмы,- М., 2001.- С.19-21.)

Использованы также материалы Интернет-проекта «1812 год» из раздела «Стихи, песни, басни, эпиграммы»: http://www.museum.ru/1812/Library/part04.html#top

Фронтовой дневник артистки Ленинградского Нового ТЮЗа

Публикация второй части Фронтового дневника артистки Нового ТЮЗа Ольги Беюл. Ленинградский фронт. (Ленинградская блокада 1943 г.)

Мы завершаем публикацию рукописного Фронтового дневника артистки Нового ТЮЗа Ольги Беюл второй, заключительной частью «Ленинград. Ленинградский фронт». Первая часть – «Волховский фронт» была опубликована на сайте музея, включала короткое редакторское вступление к публикации, справку об авторе дневника, большой текст первой части дневника, краткую биографию артистки, два фото дневника и завершалась комментариями к его тексту. Эта публикация была приурочена к 75-летию со дня Победы в Великой Отечественной войне, была итогом не состоявшейся из-за карантина выставки музея «На солнечной поляночке… Фронтовые концерты». Эта выставка должна была стать зримой памятью, воспоминанием и благодарностью артистам Фронтовых концертных бригад: театральных, эстрадных, спортивных, музыкальных, их подвигу, вкладу в Победу. Каждый год мы отмечаем наш Праздник Победы и открываем как новые яркие образы героев, так и вспоминаем известных и знаменитых артистов — благодаря новым материалам фондов, неожиданным находкам, ярким сюжетам. И сейчас мы отдаем дань нашим героям-артистам этой публикацией дневника, в котором, как в калейдоскопе, многогранно отразилось все многообразие и трагических событий, и радостных моментов в великом искусстве ТЕАТРА на войне.

Выражаю большую благодарность Алексею Георгиевичу Нелькину: при его помощи и поддержке состоялась публикация дневника Ольги Беюл.

Моя большая признательность Марианне Владимировне Садовниковой, Татьяне Аркадьевне Синельниковой, Наталии Геннадьевне Бандурович за их профессиональные советы, внимание к публикации и ценные дополнения в виде фотоматериалов, что привнесло «дыхание» того времени в восприятие сюжетной и содержательной канвы дневника. 

Фронтовой дневник О. Беюл. II часть. Ленинград. Ленинградский фронт. Из собрания СПбГМТиМИ

 

Коротко напомним: дневник артистки Нового ТЮЗа Ольги Павловны Беюл (1901–1985) охватывает период с 3 октября по 16 ноября 1943 года, когда по вызову Центральной Военно-шефской комиссии Москвы артистка была командирована в составе Фронтовой бригады с частью коллектива Нового ТЮЗа на Волховский и Ленинградский фронты.

В этот осенний период военных действий 1943 года на Волховском и Ленинградском фронтах стояли важные задачи перед Советской армией и Балтийским флотом – уничтожение Мгинско-Синявинской активной группировки противника, блокировка финских войск на реке Свири и немцев в Балтийском море. Удачная стратегия и тактика военного наступления наших войск в этом направлении определила коренной перелом в общем ходе войны и в решающей защите Ленинграда от блокады. Сами немцы, военные действия на Волховском фронте называли «Дорогой в ад» — настолько тяжелы были условия боевых действий и чудовищны были потери людей с обеих сторон. Дневниковые записи артистки О. Беюл приходятся как раз на завершающий период наступления Волховского и Ленинградского фронтов осенью 1943 года. 

Лейтенант МПВО П. В. Андреев в блокадном Ленинграде. Июль 1943 г. Из частной коллекции

 

Особо нужно отметить репертуар Фронтовой бригады. Список невелик, но  разнообразен по жанрам, сюжетам и эмоциональному накалу. Это были мини-спектакли: «Хлеб» по поэме Эсфири Якуб[1], «Правда», по пьесе А. Н. Островского «Правда хорошо, а счастье лучше», «Беда от нежного сердца» по пьесе В. А. Соллогуба[2], поэмы «Щорс» О. Я. Колычова[3], «Василий Теркин» А. Т. Твардовского, и другие. От поэтической драмы до смешного водевиля, от слез трагических переживаний до хохота над смешными сценками — на протяжении всего текста дневника мы вместе с артисткой смотрим на лица зрителей, как они трепетно реагируют на спектакли, как благодарят со слезами, жмут руки в воодушевлении, с благодарностью, артистам очень важна эта прямая отдача.

В первой части дневника с 3 октября 1943 года разворачивается последовательное повествование о движении фронтовой бригады по топким непроходимым болотистым дорогам Волховского фронта – современной территории Ленинградской и Новгородской областей, через Бологое по линии фронта, подробное описание и бытовых сюжетов, и эмоционального восприятия трагических моментов. Путь бригады лежал до Волховстроя, полностью разрушенного немцами, и обратно. Далее, у станции Глажево, артисты присоединяются к танковой бригаде и выступают для воинов-танкистов на грузовиках, открытых полянах среди леса и речек, в блиндажах.

Но на 23 октября Фронтовая бригада получает распоряжение перебазироваться из 54-ой в 8-ю Армию Волховского фронта, ближе к Шлиссельбургу, и в качестве премирования начальник Управления Тылом дает направление артистам в Ленинград, как «транзит» в 8-ю Армию.

Вторая часть дневника меньше, чем первая по разнообразию событий, спокойнее по динамике передвижения Фронтовой бригады, нет выступлений под бомбами и снарядами, открывается датой 26 октября и описанием любимого города — «мучительно прекрасного». О. Беюл останавливается на каждой мелочи по ходу своего движения по городу: здесь и реакция на одежду людей, и трогательные неожиданные встречи с коллегами, характеристика людей, их настроения и даже мимики, и описания обстрелов и неразорвавшихся бомб. Особо драматично воспринимаются описания разрушенных домов на ул. Марата, на Петроградской стороне, на Невском проспекте, и особая боль артистки от вида разрушенного родного здания Нового ТЮЗа на пр. Нахимсона (Владимирский пр.). На каждой странице дневника мы читаем строки о любимом городе, боль за его утраты, разрушения, надежду на его восстановление, мечты о его будущем, которые артистка Ольга Беюл будет воплощать по окончании войны и блокады.

Фотооткрытка. Ленинград, 1943 г. Угол Кировского пр. и Пермской ул. (сейчас Каменноостровский пр. и ул. Графтио). Из частной коллекции

 

Дневник публикуется с сохранением орфографии и синтаксиса автора.

 

Часть II. Ленинград. Ленинградский фронт.

26 октября. Проснулась от яркого солнца. Боюсь глаза открыть. Вдруг открою и сразу все пропадет? Нет, это все правда, мы — дома. Сегодня, нам в подарок, выходной день. Тут будет записывать труднее, чем на Волховском. Подробно [записать] почти невозможно. Помимо жизни бригады, у каждого вдруг появился огромный кусок жизни своей, которая во многом довлеет над остальным. Не даром С. Б. боялся, что мы располземся тут, как тараканы. Буду все время сбиваться на свое, но иначе нельзя. Город наш дорогой просто мучительно прекрасный. Вышла очень рано на улицу, иду и думаю, как бы мне обнять его всего, такой большой, такой родной. Прижаться бы к нему [крепко]. Только когда пробегала целый день, стала замечать его раны. А то прекрасный, ну как был. Погода чудная, небо голубое (ленинградцы говорят: «плохая погода», когда ясно). На улицах чисто невозможно. Казалось бы уж и не надо больше, а все метут его старушки в платочках! И у каждой на пальто медаль на светло-зеленой ленточке. Пошли в Комитет[4] (с моей Женей). Он помещается в здании Мих. Театра, в левом крыле. Я в своем заслуженном и повидавшем виды ватнике, а кругом женщины нарядные, модные, кокетливые. Есть и ватники, но особые, женские, ленинградские. Франтоватые, в талию, с выстроченной мысами кокеткой и с плечами. В Комитете и знакомые, и малознакомые, радостно ахают: Вы? Откуда? Когда? Как? Ну как вам Ленинград? — Этот вопрос я слышала сегодня раз 20. Было очень рано. Посидела, поговорила с Рачковским, с Горяиновым[5]. Потом пришел А. П. Бурлаченко[6], который теперь зав. т. Отделом. Был ранен, контужен, долго лежал в госпитале. Выглядит чудесно. Наскоро кое-чего ему рассказала, пошли все в Мих. Театр, у них приемка «Пиковой Дамы» в 11 утра. (Выходя из дверей, встретила Б. Загурского[7], который сказал что ждет нас, когда мы сможем). Дальше и писать мне трудно. За кулисами в театре знакомых масса. Тут ведь и Лен. Драм. Театр, все обнимают, все целуют, все радуются по-настоящему. Потом я, моментально заревев [в голос], попала в объятья Володи Ускова[8]. Ну что уж тут записывать! Ходила с ним много по городу, по моим делам, говорить о чем оба как следует не знаем. Очень много он мне страшного рассказал. Но так как это Усков, то попутно приходилось мне смеяться. В ДКА[9] перевели нас женщин, в отдельную комнату № 85, с телефоном. №№ телефонов у многих остались прежние. (В коридоре чуть не сшиб меня с ног вихрь и ураган поцелуев, объятий, слез, криков, смеха — все вместе, Тося Яйцовская собственной персоной). Пришел милый Сережа Поначевный[10], который тоже живет в ДКА с Федей в одной комнате. Очень тоже хорошо выглядит. Вообще все в Л-д похорошели, мне кажется, что все красивые. Забыла записать, что был обстрел нашего района. Мих. Ром. Звонил, чтоб мы сидели дома. Даже осколок попал вниз в столовую. Поэтому не поехала к Малюгину[11] в БДТ. Порядочно было шумно. (Но как стихло, ушла к Жене ночевать). Володя говорит, что артобстрел лучше бомбежки. Все время шрапнель, так что в доме почти безопасно. А на улице первый удар, конечно, как рулетка, а дальше они привыкли лавировать и ориентируются свободно.

27 октября. Пока работала дома, в моей печальной квартире, очень обстреливали и мой район, Мариинского театра, аж фанера в окнах дрожала и позванивал единственный квадратик стекла. Управдомша несколько раз ко мне прибегала, чтоб я ушла в коридор. Но я только рукой махала. Есть много более тяжкого, чем страх перед снарядом. Собственно, перед шумом снаряда. (Перед отъездом на концерт видели Алку, роскошную мадам Тонечку Гречишникову[12] и Катюшу, которая просто толстуха и обогнала свои давние прелести. Выехали на концерт вместо 5 в 7 ч. Там был артобстрел, нельзя. Концерт был в офицерском собрании на Международном[13]. В части, где были наши мальчишки, очень странно было ехать по ленингр. улицам «на фронт». Принимали очень хорошо и встречали радушно, хоть и волновались мы на этом концерте здорово.

* Днем в столовой долго говорили с милым Николаем Тихоновым[14]. Он загорелый, с абсолютно белой головой и очень какой-то ладный. А на груди длинная колодка ленточек всех цветов. Кто-то сказал: «один из первых граждан Ленинграда».

28 октября. С утра волновались, что вечером едем к Заксу[15]. Жалели, что едет «Правда», сразу хотели показаться ему в каком-то новом качестве. Должно было быть 2 концерта. Раньше еще где-то и потом у Тувича. Но получилась глупейшая история, правда кончилась она хорошо. Утренний концерт отменился, где-то кто-то наложил, (никогда у нас этого не бывает!) словом, когда мы, взволнованные предстоящей встречей вошли в заксовое офицерское собрание, мы к великой досаде узнали что: а) нас никто не ждет, готовятся к лекции, в) из предыдущего места им позвонили, что и тут концерт отменяется, с) огорченный Закс уехал в город ночевать. У нас были такие выразительные лица, что нас испуганно и робко спросили: вы уедете, у нас выступать не будете? — Мы моментально встряхнулись и пошли готовиться к спектаклю. И все оказалось чудесно. Пожалуй никогда мы не играли «Правду» с таким поистине бешеным успехом. Смех бес передыху, все уходы под аплодисменты. И играли весьма прилично. Как-то стало нам весело и хорошо. Сцены нет. Эстрада. Маленькая, покрытая ковром, с одной стенкой сзади. Но стенку можно обходить кругом, есть проход. И так что-то было удобно и уютно, что все веселились. Потом ужинали за круглым столом, опрокинули маленечко, не так, как на Волховском фронте, а в меру. Принимал нас лейтенант, сосед Исаака Тувича по комнате. Рассказал нам, как И. Т. вошел к ним в комнату и у него так сияло лицо, что можно было подумать, что по меньшей мере он получил орден Ленина. — Что такое? — мои из Новосибирска приехали. И рассказал, как наш Тувич огорчился утром этой дурацкой отмене, как он готовился нас встретить. Улеглись спать около 3 ночи, только затихли, стучит Алеша: Исаак Тувич сейчас придет, хотите его видеть? — сон, конечно, как рукой сняло, очень хорошая была встреча. Он нам по-настоящему и друг и родной. Ушел от нас старший лейтенант Закс в 5 ч. утра и мы обратно заснули довольные. А он еще у себя в ДКА наше коллективное письмо найдет. Обещал непременно нас на празднике к себе получить, хотя М. Р. говорит, что мы у него «на разрыв».

29 октября. В 12 ч. Лиза, я Любаш и С. Б. были на приеме Б. И. Загурского. В роскошном кабинете сидели еще П. И. Рачинский[16]и А. П. Бурлаченко. Рассказывали про нашу жизнь. Я, неизменно, спросила, не забудут ли нас в Сибири. Сказал, что ни в коем случае. Беседа была дружеская, но не очень вдохновенная. Много говорили о наших квартирах. Надо прислать им все адреса. Мне кажется, мы раз уже посылали. Хотят непременно показать нас городу. Потом П. И. вызвал машину и мы поехали на пр. Нахимсона[17], осматривать наш театр. Очень мне это было тяжело, я даже сама не думала. Прошли по темному зрительному залу через сцену, заглянули с какого-то балкончика. Я даже ракурса как следует не поняла. У меня в глазах потемнело, когда я увидела груду развалин, погнутые железные балки, кусок стены буфета и лампа висит. А внизу на мусоре валяется Гердин фонарь и святящаяся птица. Потом пошли наверх в третий этаж, осмотрели остатки костюмов, они висят в большой комнате, где репетировали «Диму и Вову»[18]. Водил нас тов. Иванов. Костюмы осмотрели бегло. Видела, «Первую вахту»[19], видела «Снегурочку»[20], костюм Магуль-Мегери[21]. Все старалась взбодриться и не могла. Потом пошли узнать, нет ли нашего списка домашних адресов. Радостно обняли Валю Полякову, мордаха у нее поперек себя шире. Она — пожарный. 18 октября немец бил по пр. Нахимсона. Валя своими руками еще с девушкой перетаскала 40 раненых. 1 снаряд влетел в 3 этаж, пробил стенку и шкаф. Дала нам от него осколки, повезу в Новосибирск. В кабинете директора (так уж я и не поняла, чего он директор, говорят директор театра) в третьем этаже мебель из Тувичева кабинета и его чернильный прибор. Дядька уж больно грубый и противный. Так что мне это стало как-то неприятно. С нами-то он был вежливый, потому что с нами был Рачинский. А кто приходил отдельно — он хамил и не пускал в здание. «Ничего тут вашего нет, сами все бросили, тут все мое». В общем-то на него наплевать, конечно, но противный. Выйдя во двор, мы с Лизой побежали наверх, по нашей актерской лестнице. Зеркало внизу есть, и закуток, где вешали пальто, а рядом костюмерной нет, развалины и небо. Поднялись наверх, тут я все поняла. Наша с Лизой уборная, потом большая, мальчиковая и дальше 2 маленьких, а потом ничего, провал, развалины и стена сцены. И с другой стороны так же дошли до края. Опять увидела внизу фонарь и рыбу. И трава уже кое-где на кирпичах пробивается. Облазали все и пошли. Днем заходил роскошный и шумный Степан Пономаренко[22]. В шикарном пальто, в шляпе. Ничего не могу поделать, тоже красавец. Все в Л.д. красивые, воздух тут такой что-ли? На концерт на Пороховые поехал с нами Файенсон[23]. Очевидно перед завтрашним в ДКА. Сцены нет, просто в большой комнате на полу. Водевиль — все в одну дверь убегали. Но все было очень хорошо. Была милая публика. На водевиль хохотали как бывало. Потом выпили малость, закусили. Даже ели чудный пирог с морковкой. Файенсон сказал, что концерт превосходный.

30 октября. Был И. Т. Долго сидела с ним на подоконнике, рассказывала подробно про Новосибирскую жизнь. А ему все мало. С утра очень взволновались, что вечером концерт в самом ДК, все же это премьера в ЛД? Утром все же была в городе. Гостиный по Садовый торгуют, открыто порядочно магазинов, хотя арки закрыты бревнами и песком. А по Невской Линии он сгорел. Все выгорело внутри и крыши, но арки стоят и даже так пленяют своей изящной простотой. Встретила на Невском похудевшего и постаревшего А. Л. Липатьева. Чудно мы с ним встретились, но где-то близко грохнуло и он скорее от меня пошел. Звала его вечером, только ручками замахал. А вечером все вдруг опять вышло, было очень хорошо нам, ну просто как подарок, когда в антракте после концерта прибежали Федя, Володя, Гера, Тося, Алка, Тонечка, Лидуша[24] — и до того все нас хвалили, что мы уж не знали, как отослушать от удовольствия и смущения. Худо ли слушать, что они сидели в зале гордые и счастливые и думали: вот он, наш театр! Даже строгий Федя был взволнован и все говорил о нашем росте и движении вперед. А Володька, тот просто вопил: Ну, молодцы! Ну, умыли! Нам после этого закрыться надо? Это называется: знай наших! Ну все поголовно хвалили и исполнение программы. Водевиль шел не на полный блеск, бывало лучше, хотя очень хорошо играл Коковкин[25], но малость тянул и тянули все, нас напугали с акустикой. Играла нам Катюша. Очень было это приятно, но потом поняли, что пожалуй зря. Надо уж было по фронтовому с баяном. А то мы от рояля отвыкли и музыкальные №№ были грязноваты. Но принимали тоже хорошо. В общем вечер был удачный. Пошли потом с Володей и Таней к Лидуше ночевать. Она тут была в трудные и тяжкие дни нашему агитвзводу мать и сестра. У нее собирались по вечерам и говорили о нас. Очень они много пережили. Не хочу ничего тут записывать, чего уж наслушалась про ту зиму. И не слушать нельзя.

31 октября. Днем масса визитеров. Был А. М. Флит[26]. Был сногсшибательный моряк Володя Яковлев, плотный, возмужавший «Душка». Потом были Леня Тычкин[27] и Васенька Сила. Леня очень похорошел (опять!), мрачноват, на «Даргис» отзывается не сразу, отвык. Они грустят, что они не в театре. Но Васютел по прежнему показывает все свои 62 зуба и какая-то от него исходит чистая доброжелательность к людям. Поехали довольно рано и в интересное место. Клуб Штаба Армии, который помещается во дворце Вяземского[28] (не знаю, которого). В его имении, очевидно. Чудесный огромный барский дом. Колонная зала, круглый зал зрительный и прелестная маленькая сцена. Какие-то внутренние лестницы и переходы. Отвели нам огромную биллиардную. На стенах в золоченых рамах почерневшие, огромные батальные картины. Одну запомнила, против которой гримировалась «Взятие Плевны». Мраморные амуры, огромные фарфоровые вазы, вопиют от соседства с модернистскими диванами. На биллиарде, почти не обращая на нас внимания, упорно играли 2 молодых генерала. Еле можно было их уговорить прекращать, когда идет акт, а то шары больно громко стукаются, а сцена рядом. Зал очень хороший, говорить легко. Принимали «Правду» просто отлично опять, везет старушке. И шел спектакль хорошо, одно тут за другое цепляется. После конца, командующий, генерал-лейтенант Черепанов[29], который сидел весь спектакль, пришел к нам, нас поприветствовать. Большой, полный, холеный, очень красивое и серьезное лицо. Орденов весьма приличное количество, среди них один китайский, огромная блямба. Генерал был долгое время советником у Чан-Кай-Ши[30]. Необычайно любезно поблагодарил нас за «огромное удовольствие», которое мы всем доставили, подал всем душистую руку. С ним был один биллиардный генерал и 2 полковника. Потом поужинали вкусно, но «всухую» и домой. Нам Катюша Рославлева[31] рассказала, что у них в эстраде те концерты, на которых не угощают называются «мордой об стол», а где уж самая роскошь с выпивкой, те называются «шехерезада». Потом про это узнала Ю. П. Ниве[32], их начальство, было собрание, на котором артистам долго доказывали, что это очень неприлично. Тогда, чтоб законспирироваться, в первом случае стали говорить сокращенно «Моробст», так это слово и привилось, теперь все артисты в ЛД его знают. Моробст — концерт без ужина.

1 ноября. Утро волнительное лично для меня, никого из бригады это, разумеется, не прельстило, да и надо думать. В 12 ч. в ВТО был мой творческий самоотчет на Секции чтецов. Очень я волновалась, как собака. Председатель секции теперь Донат Лузанов[33]. Народу собралось человек 30-25. Сначала я немножко порассказала, чего я сделала, как чтец, за эти 2 года. Потом я читала «Хлеб» целиком, 35 минут. Очень с большим удовольствием сама читала и будто получилось ничего. Девушки плакали, Фаина Глинская, Егорова, еще какие-то. Сказали мне много всяких хороших слов, о моем росте и т. д. Потом читала «Поединок» из «Теркина». Вышла довольная, стреляют где-то, а мне наплевать. Проводила меня до ДКА Верочка Шестакова[34]. Она тоже пришла меня слушать. Сегодня концерт в городе. Просто главный госпиталь, Советский пр. 63. Жаль поздно выехали, уже было почти темно. Суворовский музей почти совсем разрушен. Напротив госпиталя зияет дырками окон сгоревший и-т, только что перед войной отстроенный. Зал на 500 человек, концерт только для раненных офицеров, но передается по радио по всему огромнейшему зданию и все раненые слушают. Начальник госпиталя бывш. директор Военно-медицинской академии генерал-майор Кючарян[35]. Очень симпатичный и приветливый тбилисец. И до начала, и антракты был с нами. Это так хорошо и вежливо. Совсем по другому от этого себя ощущаешь. Благодарил нас после конца раненый офицер, очень хорошо. Даже тут понимаем, что всех пленяет, что целый спектакль. На это всюду обращают внимание, этого никогда не бывает. Опять пошла с Леней ночевать к Лидуше, там был Володя, милая Женя Трошкина, молодая и толстая.

2 ноября. Днем была в Комитете у А. П. Бурлаченко. Говорили о нашем концерте. Вчера у него была Лизавета. Он тоже говорил ей всякие хорошие слова. Концерт ему понравился. Особенно, как он сказал «высокое качество исполнения». Правда тут же прибавил, что «так и должно было быть». Не понравился ему матерьял «Геройской жены»[36], сказал, что очень поверхностно взята тема. Но я тут с ним поспорила. Они должны все помнить, что программа делалась фронтовая, без всякого расчета на Л-д. В Москве как раз ведь и подчеркивали удачно очень составленный «концерт для фронта».

Зал ленинградского ДК это, хоть мы все отлично знаем что Ленинград — это фронт, не типично фронтовая площадка. А мы знаем, как замечательно принимали «Жену» на Волховском. «Хлеб» ему очень понравился. Даже сказал, что они с Б. И. решили помимо нашего общего показа устроить мой сольный концерт в филармонии. Если этого и не будет — поговорил хоть, и то приятно. В общем он доволен. Водевиль ему тоже понравился. Целый день опять ушел на свои тяжелые и неприятные дела. Шла обратно по Моховой. Очень ей досталось. Страшнее всего разрушен дом угол Моховой и Пантелеймоновской. Вернее, полтора дома. Половина углового, где мы с Галькой однажды купили ящик мандарин на новый год на Желябовой. Рядом с ним дом разрушен целиком. Осталась одна стена, задняя, все пять этажей. В каждом разные уютные обои и стенные шкафы. Это попала тонна, не теперь, год тому назад. Сила взрыва страшная. Даже нельзя себе это до конца представить. На Петроградской тоже от тонны воздушная волна была такая, что труп ломовой лошади нашли на крыше трехэтажного дома. Рвется тонна — это как конец света. Хотя был ряд случаев в Ленинграде, когда эти огромные свиньи не рвались. Упала одна такая просто на Невском против Марата. Не разорвалась и ушла в землю на 12 метров. Это звучит невероятно, но это факт. Почва-то в нашем ненаглядном городе такая, что после 5-6 метров уже мягко. Вот она и пробила настоящий и глубокий колодец и лежит там, гадюка. Кругом отгородили досками заборчик и написали: «Осторожно неразорвавшаяся бомба». Ну все и обегали мимо бегом, а любопытные заглядывали в глубину. Потом саперы, каждодневные, скромные, замечательные герои, спустились вниз, ее разрядили и вытащили. Очень разрушена Надеждинская[37], по ней идти страшно, а на Невском хорошо. Есть 2 дома загримированные фанерой. Против Райкома, второй от Фонтанки, и против Гостиного двора, где был банк. Тут даже на фанере окна и двери нарисованы, но это очень грустные декорации. И кроме того, все дома в щербатинках от осколков, некоторые как сыр или точно оспой болеют. Но это только отколота штукатурка.

В. Иванов. Ленинград. Блокада. Из собрания СПбГМТиМИ

 

Концерт был сегодня близь аэродрома, у летной части. Все было бы ничего, но присланный за нами человек был бывший администратор театра Комедии тов. Кавьяр. И отсюда все качества. Все зав. клубами театральные работники, но от Закса до Кавьяра — дистанция огромного размера. Сначала этот развязный молодой человек на миг появился, распорядился, чтобы артисты спускались в машину и исчез. Причем исчез так основательно, что никто ничего понять не мог. Мы около часу ждали внизу одетые с вещами, С. Б. обыскался и обкричался, а Кавьяр пропал с машиной вместе. Когда уже наш взбешенный бригадир решил распустить нас, он появился, как из-под земли, и сказал, что он «все время был тут, а машина за углом». Это абсолютнейшее вранье, администратора ничто не меняет. Очевидно быстро смаклевал какое-то дельце. И дальше он был такой же. Концерт был не бог весть какой, очень тесно, очень неудобно, нас просили «поменьше, потому что все хотят танцевать, но повод для праздника трогательный. Отряд девушек-добровольцев взял обязательство поправить к празднику испорченный аэродром. И так работали, что кончили вместо 6-го, вчера 1-го. И персонал аэродрома и молодые летчики устроили им вечер-смычку.

3 ноября. Рано утром опять была в Бассейной бане. Чудесно, чисто, народу мало, дают кусочек мыла за 50 коп., вода почему-то не прерывается, а идет все время. Все хорошо в Ленинграде. Погода чудная, солнце, летнее, синее небо, будет шуметь, сволочь, но мы уезжаем на 2 дня. Стреляет он чаще всего во второй половине дня. Он стреляет со стороны заката, так что солнце слепит наших и нельзя как следует засечь его точку. Но все-таки засекают и долбают обратно, пока не затыкают ему глотку. Как нам сказали, Ленинград «перенасыщен» зенитными батареями. Он окружен тремя поясами зенитных заграждений огромной мощи. Очень хорошо его охраняют. Пообедали в 12. В столовой целовалась со Стасей Ковалем[38]. Он как-то показался мне меньше и моложе. Сказал, что очень тоскует по театру, но это дорогие наши мальчики говорят все. И так поехали на Всеволожскую. Едем днем по городу, смотрим во все глаза, чтобы все запомнить. Опять разрушенный Суворовский музей, Смольный, весь закрытый сетками, весь загримированный как крокодил, мост через Неву, большая Охта. Очень тут красиво. Я и не знала, что на Охте столько асфальта. Ехали долго. Как тут непохоже на Волховский фронт! Сосны, песок, чудная дорога, сухо, красиво. Но все же жаль уезжать из Ленинграда на 2 дня. Точно что у нас отнимают. На перекрестке к нам подсел хозяин, полковник Дурнов, молодой, симпатичный. Приехали в чудеснейшее по красоте место, пошли в дачу высоко на горе. Долго там толкались. Все было довольно неорганизовано. Решили по нашему обычаю еду не ждать, ехать на концерт, а то больно долго. Концерт в бывшей церкви, зал огромный, народу набилась пропасть. И бойцов масса. Мы окончательно поняли, что не любим, когда один начсостав. Принимали концерт великолепно. На «Хлеб» никогда еще такой чудесной и бурной реакции не было. Да и все чудесно слушали, массу смеялись. Когда такой набитый до отказу зал грохает, на «хоть и перекрашенный, а все-таки кот», то даже мы все смеялись. Так это получается мощно. Поехали в ту же дачу обедать. Опять ждали нестерпимо долго, можно было поесть и снова проголодаться. Явно кто-то наложил. Причем с другого концерта звонят, что народ собрался, тут не пускают, словом ура. Второй концерт был в клубе-палатке. Пробирались к ней в темноте между соснами. Концерт тоже был хороший, только чудовищно тесно. Лиза со своими трансформациями проделывает просто чудеса эквилибристики. Ночевать нас, женщин, повели в большую, старую дачу, во второй этаж, по старинному, по наружной лестнице, в большою комнату нач. самбата. Там три кровати, на одной из них лег он сам, а для остальных 4 женщин поставили козлы и рейки. И на них обыкновенные полевые носилки. Так я еще не спала. Но спать мне пришлось не скоро. Ночью была у меня неожиданная эскапада. Захотелось мне пить ужасно. Дамы мои в раз заснули, а я ну не могу. Вышла в коридор, постучала в дверь, за которой довольно веселые голоса. Стукнула — хода нет. Кричат: идите кругом. Обошла со стороны наружной площадки попала в кухоньку, там хлопочет какая-то пожилая грузинка. Спрашиваю: можно у вас водички попить? Она всматривается в меня, потом всплескивает руками, вытирает их о передник и кидается меня обнимать. «Ой кто к нам пришел! Красавица, умница, как сейчас рассказывала про Щорса! Мальчики, смотрите, какая у нас дорогая гостья! Что же вы на кухне, идемте в горницу!» В «горнице» поднялись мне навстречу капитан Горшков и высокий тонкий капитан Важакакнадзе. И конечно, была тут Беюл арестована. Напрасно я уверяла, что я усталая, что хочу спать, что стакан воды — предел моих желаний, ничего мне не помогло. Грузинское гостеприимство — вещь серьезная. Мне не давали даже подойти к двери, стол начал накрываться всевозможными закусками. Хозяйка побежала добавочно жарить, шкварить. Она грузинка, бывшая владелица дачи, и вдруг к ней помещают постояльца-грузина. Ясно, он ей как сын. Но этим еще не кончилось, вдруг душка Кикназде надел кубанку и исчез. А через 15 минут вернулся с Любашем, давним предметом его поклонения как Свердлов. Оказывается он нимало не смутяшись поднял лауреата, который ложился спать, и сказал, что «Ольга Павловна просит его немедленно прийти». Хорошо, что Любаш догадался, в чем дело. Роскошно мы ужинали, была уж такая шахерезада, что дальше некуда. Пили очень вкусный спирт. Мне разводили, а они водичкой запивали. Под изысканнейшие восточные тосты. Слушала стихи Руставелли и Вашапшавела[39], по-грузински, необычайно красиво. Ухаживал он за нами невозможно, несколько даже через-чур. Тосты произносил только стоя. В 5 ч. утра я ушла на носилки, а Любаш остался там ночевать. Спать на носилках чудно, как в гамаке.

4 ноября. Чудная погода, дом под горой, на горе огромные сосны. Утром был небольшой концерт в Санбате, без меня. Снимались группы, обещали всем прислать карточки. Обманут наверное. В 2 ч. дня играли «Правду» в другом клубе, довольно мило. Поехали домой, получив сухой паек. Будет Лизавете чего делить! Очень хорошо в Л-д вернуться.

5 ноября. Все не могу поверить, что мы здесь. Это — чудо. Люди в Ленинграде стали совсем особенные. Приветливые и вежливые. Или потому, что народу мало? Или очень много они пережили, нельзя сказать сколько. Кого ни встречаю, все как друзья. Все зовут к себе, все по-настоящему рады. Очень от этого тепло на сердце. А концерт нам сегодня не понравился. Не сам концерт, а все вокруг. Сначала долго не выезжали из-за обстрела. Поехали на окраину города в очень почтенную часть: Противобатарейный артиллерийский корпус, наши главные защитники. Поехали под довольно шумную музыку. Начало праздников, неужели будет, гад, сильно долбать? Петляли чего-то долго в районе Свердловской больницы[40]. Очень занятную вещь теперь все время наблюдаем и радуемся. Оказывается, на все патрули заставы есть одно магическое слово: «Артисты!» и все. Вот останавливаемся, яркий фонарик подходит дежурный по посту. Чья машина? Куда? Зачем? Пропуск? Права? И т. д. «Артисты на концерт» предел бдительности, если откроют дверцу в машину, поводят по нам любопытно фонариком, спросят: Посторонних нет? Военных нет? А то и просто «Артисты? Проезжайте». Вроде карточки и смотреть не стоит. На концерт приехали, еще и доклад не начинался. Очень долго ждали мы начала. В зале масса начальства и все важного. Орденов — аж в глазах рябит. Слушали концерт очень хорошо, хлопали не так чтоб очень. Больно все важные. Потом опять мучительно долго ждали, правда ожидание нам скрасили два паренька из самодеятельности. Один обаяния необычайного с чудесной мордой пел нам «Темную ночь» и «Костю моряка», а другой ему аккомпанировал на аккордеоне. После этого был моральный «моробст». Повели нас кушать в какую-то комнатушку, вроде буфета, где была накрыта весьма скромная закуска и разлита водка. Неприятно, неуютно. Сидел с нами к нам приставленный довольно невразумительный лейтенант, который уже «приложился» и усиленно и тщетно пытался разогреть атмосферу. В довершение всего мимо нас носили какие-то заманчивые блюда в другое совсем место, где ужинали генералы отдельно от нас. В конец рассердившаяся Клавочка даже уверяла, что торт. Было здорово неприятно, но обижаться было бессмысленно. Очевидно, кто-то по недомыслию не понял, как это получилось неприлично. Ну не все же одни розы, есть и шипы.

6 ноября. Очень волнительно как пройдет завтра праздник. За что же нам такое счастье, что мы встречаем его в Ленинграде? Я все проснуться боюсь. Все живем одним и тем же: неужели опять его оставлять? Снова это кажется немыслимым и абсурдным. А ДКА нам как дом родной. Жить бы так себе и жить. С. Б. говорит, что уедем 11 или 12 — ну неужели? Днем записывали наш концерт в Радио-центре. Завтра он будет передаваться, это большая честь. Столько опять встретила друзей, столько расспросов. Опять —Ну как вам Ленинград? «Прекрасно, необычайный, лучше не бывает». — Смеются не верят. Где-то побухивает все время, но ленинградцы считают, что у них тихо. Говорят о праздничных выдачах. Им полагаются сегодня большие блага: всем по пол-литра, хорошие шоколадные конфеты, компот в банках, финики. Поехали на два концерта на КП Фронта. Опять мы не очень рады. Не любим мы когда один комсостав, а тут еще на обоих концертах (они шли подряд на одном месте) очень мало народу и много модных дам. Да еще в первых трех рядах. Очевидно, жены важных мужей, которые поехали на не менее важные заседания. На первом концерте еще масса ребят с вышеупомянутыми дамами. Одно дите, когда пела Леночка (и, кстати, очень удачно пела), вдруг изрекло вслух ринозеленовским голосом: «Это мне не понравилось, пусть другое будет». Оно же, это дите, оглушительно хохотало на «Под крышами Парижа»[41]. Я что-то очень была не в форме, меня отвлекала выставка модных дамских ног небрежно протянутых к эстраде. Ну и обувку отхватали командиры своим мадамам к празднику! Не иначе как тоже «улыбка Рузвельта», как тут называют американские консервы. Даже подметки еще сверкают белизной. Второй концерт был немножко получше. Слушают они вообще хорошо, но рукоплескать не очень утруждаются. Во время первого концерта, вплотную прижавшись к репродуктору, слушали доклад товарища Сталина. Очень плохая передача, слов почти не разобрать, но так трогательно слушать знакомые интонации его голоса. Завтра будем читать и радоваться, что он у нас есть.

7 ноября. Погода — роскошь, тепло, красиво, ясно. Но выходить нельзя: шум сегодня весьма внушительный. Майор Файенсон звонил нам несколько раз и передавал строжайший приказ не выходить на улицу. Но Лиза с Леночкой отпросились у бригадира в баню. Мылись под близкий аккомпанемент. Был обстрел центральных районов. У нас в комнате дрожали стекла. Весь день просидела дома. Выбегала ненадолго до Жени и обратно. Очевидно, пока сама не увидишь, не поймешь как это страшно. Вечером играли «Правду» в ДКА. Мы не очень довольны и не по нашей вине. Вместо 7 ч. начали в 9 ч. Торжественная часть в 6 конечно не началась. Мы очень затомились ждать в гримах и костюмах. Первый акт шел хорошо, дальше скисли. 4 — опять у нас что-то не ладилось, но было начало 12-го (в эти три дня ходить разрешали до 12), так что занавес открылся, а зал наполовину пустой. Кто подальше живет — те забоялись. Уж очень черно на улицах. Когда нет ни луны, ни звезд, так надо прямо руку перед собой протягивать.

8 ноября. Вчера, оказывается, пытались прорваться фрицевские самолеты, но наши их не пустили, а мы жили себе и не знали. Никак не можем до конца понять, что мы на фронте. Но и у него уже, видно, кишка потоньше стала. Самолетов мало. Сегодня у нас был радостный и ожидаемый день — концерт у Закса. Он отвоевал нас еле-еле, при нажиме с стороны С. Б. и Любоша, которые уговаривали наше начальство. И кто хотел перехватить нас? Семен Рухман[42]. Он требовал концерт на 8-ое для своей гвардейской части. Уверял меня, что «ему нужнее». Каждый так уверяет. А кроме того, что тут дорогой Тувич, нам очень к публике этой хотелось, после их приема «Правды». Еще до этого сыграли водевиль опять в ДКА, в 6 ч. первым отделением. И на этот раз очень хорошо принимали и играли хорошо. И смеялись много. Это потому, что торопились и играли быстро. А вчера нас заледенили разговорами об акустике. Зал, правда, очень паршивый, играть надо только фасом. Но все советовали говорить медленно, и об этом думаешь как о белом слоне. Когда кончилась «Беда» на второе отделение уже съехались все знаменитости. Так сказать: ленинградская обойма. Иордан, Нечаев, Полицеймако, Легков, Флакс из Москвы, Гербек и Сахновская, Скопа-Радионова [43]. Интересно очень всех повидать, жаль, послушать не пришлось. А у Тувича, ну что уж тут говорить? Он так нас встречал, так был радостно возбужден, такой был радушный хозяин, что было трогательно на него смотреть. Народу битком, зал у него порядочный, успех просто бешеный, могу употребить это слово. Принимали все на ура. Я подглядывала за лицами на «Геройской жене» и «Париже», полный восторг. Причем особенно оглушительно принимаются «Супруги Пижаль». Про сказки уж и говорить нечего. Это всегда верняк. И. Т. сказал, что когда он объявил в офицерском собрании вчера, что завтра будет опять Новый ТЮЗ, который играл «Правду», поднялась буря аплодисментов. Такой же бурей встретили появление Любаша, который очень хорошо и обаятельно говорил, и потом каждого из нас. В антракте, перед водевилем, уже начали девушки накрывать круглый стол, причем весьма шехеризадно. На водевиле Тувич сидел в первом ряду и от внимания иногда шевелил вслед за нами губами, подымал брови, улыбался, словом «переживал». А после конца вошел на подмостки и сказал нам чудесную большую взволнованную речь. О мудром решении партии и правительства эвакуировать не только заводы и научные учреждения, но и лучшие коллективы театров. Что люди в своей трудной жизни на чужбине не только не пошли назад, но боролись за свой рост и показали себя в новом и высшем качестве.

Потом был веселый и дружеский ужин. Пришло несколько военных. Пришел полковник, Тувича начальство. Который, выпив водки, заунывным и проникновенным голосом читал свои стихи. Но это ничему не помешало, было весело, вкусно, изрядно выпито, пели, танцевали, очень было хорошо.

9 ноября. Б. В. прислал телеграмму, чтоб мы 25 были на месте. Высчитали в обрез, что мы можем выехать 14-го, и то слава богу. Страшно подумать, что надо расставаться с Ленинградом, все хожу по нему и не могу наглядеться. Хорошо, что любимые здания все целы, только у Эрмитажа уголок отколот и кусочек кариатиды. Город еще строже, еще благороднее, чем нам это рисовалось в воспоминаниях. Сегодня хмуровато и совсем тихо. Когда нет посторонних звуков, то совсем забываешь, что они могут возникнуть. Я теперь совсем понимаю ленинградцев, что звук снарядов вызывает не страх, а злость. Ловлю себя на том, что как шарахнет неожиданно, я каждый раз вслух говорю: у-у, сволочи! Но, как и все не вздрагиваю, а только подбираюсь внутри, идти лучше, неприятно стоять на трамвайной остановке. Днем приходили Толя Степанов[44] и Саша Фролов[45]. Им, бедненьким, потруднее будет. Они не очень веселые, хотя плотненькие и гладкие. Как им помочь, не знаю. Они удрали к нам почти потихоньку, торопились, боялись, что влетит. Сегодня два концерта. Первый в гвардейской части для бойцов молодежи. Слушали они замечательно, с жадностью. Я читала «Теркина», очень его всюду любят, молодец Твардовский. Потом читала стихи о Ленинграде Лифшица и «Повар из Ферганы». Еще могла читать столько-же и все бы слушали. И не только меня, все №№ так же. Ехали так долго на второй по направлению к Колпину, что Любаш высказал предположение, что мы однажды пропустим пост и проскочим прямо к немцам. Как за город — так и фронт. Никак к этому не привыкнешь. В одном месте есть ему даже точный, городской адрес: так и говорят: немцы стоят улица Стачек 15[2]. Это больница Фореля[46]. Второй — офицерский клуб 55 дивизии. Было у них холодно, уже пьяновато и потому не очень приятная публика, какая-то задумчивая. Но после конца (я после Щорса, который у меня офицерский номер, спала на диванчике) пришли к нам три военных, один из них мой поэт майор Владимир Александрович Лившиц[47]. Очень обидно, что я тут его не читала. Но я с ним познакомилась, и он мне чрезвычайно понравился. Завтра по радио буду новые его стихи на воск записывать. Ужинали пили водку, конечно, но я два дня подряд не могу. Я все стараюсь через раз, а то во мне делается насыщенный раствор.

10 ноября. Сегодня опять выходной день. Они тут нам как дорогие подарки. Утром записала по радио на воск массу стихов. Потом их будут резать на кусочки и пускать. И я уеду, а буду еще разговаривать в Ленинграде. Вот здорово. А потом было одно большое событие в нашей жизни, были мы с С.Б. — Леня, Лиза и я на приеме у Александра Ивановича Маханова[48]. Очень я этим визитом довольна, ну просто чрезвычайно. Они теперь в Смольном не живут, все по разным местам. У А. И. мы были на Мойке, рядом с Деловым клубом, где раньше помещался «Большой Безбожник». Долго выдают пропуск, тщательно проверяют паспорта. Чистота невозможная, в паркет хоть глядись. Долго ждали в приемной, хотя пришли тютелька в тютельку. Но к нему прошли какие-то два дяди с папками. Секретарша трещала по телефону, как все секретарши в мире. Один раз открыла к нему дверь: «Александр Иванович, — Москва!». Наконец мы вошли в большой кабинет и около полутора часов просидели с необычайно приветливым, культурным, умным и, очевидно, очень интересным человеком. Он много полнее, чем я его видела в 39 году, так же в очках, в хорошем штатском костюме, тогда был во френче. Встал нам навстречу из-за стола, усадил нас всех на конец большого стола для заседаний, выложил «Северную Пальмиру». Сам разговор записать довольно трудно. Больше всех нас тронуло то, что он как бы отчитывался перед нами, два года жившими вне дома. В том, что они успели тут без нас сделать. Рассказал подробно как ведет себя немец, где он сейчас стоит. Рассказал подробнейшим образом как произошел прорыв блокады. Потом долго и много рассказывал о понемножку возникающем строительстве Ленинграда. Как начинают лечить его раны. Сколько для этого надо стройматериалов: кирпича, гвоздей, железа, цемента, стекол. Конечно, я всего этого запомнить не могла, запомнила лишь, что на зимнее строительство 43-44 года ассигновано 35 миллионов, а зимнее строительство обычно планируется вдвое меньше летнего. Очень хорошо говорил о замечательных ленинградских людях. О том, что город будут отстраивать, где возможно, еще лучше и красивее, чем был. Кое-где, где большие разрушения, на окраинах будут переделывать улицы, расширять их. Лиза заботливо спросила о решетке у Летнего сада, сказал, что все поправят. Как ни больно говорить об этом еще раз, но подтвердил нам Ал. Ив., что нет любимых мест: Петергофа, Гатчины, Пушкина, Павловска. Одни развалины. Вообще Лен. область очень страдает. До сих пор она залита кровью и окутана дымом. Есть перехваченный приказ немцев об общем уничтожении всего и всей живой силы. Мы, конечно, стали говорить о нашем возвращении. Сказал, что теперь уж не за горами. Что ни в коем случае «не забудут нас в Сибири». «Мы прекрасно знаем, что в Новосибирске у нас 3 единицы: театр Пушкина, Новый ТЮЗ, Филармония». Мы спрашивали все совершенно откровенно. Сказали, что нас волнует, что ТЮЗа то ведь 2, можно ли сразу столько? Сказал: — Что же вы думаете, у нас ребят не хватит? Брянцев для тех, кто помладше, а вы для тех, кто постарше, — Возможно, что возврат будет весной или летом, словом, как кончатся обстрелы. Сказал, что они хотят, чтоб у ленинградских ребят были свои театры, были опять свои радости. А то сейчас наши зрители в Ленинграде стали взрослыми, и какими замечательными взрослыми. Вот тема для рассказа: принимал он одного стахановца Василия Ивановича (кажется) такого-то. А Василию Ивановичу 14 лет. Вошел солидный, чистенький, в чистой, аккуратной рубашечке, весь блестит. Отца у него убили, мать умерла от голоду, все хозяйство ведет сестра, обшивает его, готовит обед. А сестре 9 лет от роду. Так и живут вдвоем, управляются. А играть тебе не хочется? — Ну какие теперь игры, работать много надо. — А в свободное время ты что делаешь? — Приду воды сестренке натаскаю, дров с ней нарубим, печь ей затоплю. А вечером занимаюсь. Повысил квалификацию, получил следующий разряд. Раньше трудно жилось, а теперь зарплата стала больше и жить нам легче. — Ну а поиграть тебе все-таки ни во что не хочется? — Да нет, не до игры мне. Вот если б мне баян, я на баяне бы учился. Я немножко умею. Вот он наш зритель. Ох, как хочется, чтоб он опять звонко смеялся! Ал. Ив. спросил не стали ли мы в Сибири совсем взрослыми. Рассказали, что мы и для ребят играем специально и вечером к нам ходят такие-же Василии Ивановичи. Наш зритель основной сейчас весь на заводах и в военных школах. И я сказала кроме того, что наш «взрослый» репертуар все же делается таким образом, что нет у нас ни одного спектакля который не подходил бы для юношества. Сказали немножко о нашем репертуаре, но Ал. Ив. говорит, что он в курсе наших дел. Сказал, что имел письмо «от товарища Зона». О здании. Что мы пострадали он, конечно, прекрасно знает. И починка там большая — поищем, что-нибудь другое. Лиза храбро спрашивает: а театр Радлова[49]? И тов. Маханов сказал, что они об этом думали сами, что такой вариант возможен, тем более, что театр Ленсовета восстановлен не будет. Потом рассказал нам, что они хотели наш театр на Нахимсоне отдать КБФ. То есть Пергаменту, «они просили у нас помещение». С тем, однако, чтоб они починили здание. Мы тут же перебили, заволновались, вдруг он поправит и потом не выедет? А Ал. Ив. улыбается: Зачем театру КБФ «потом» здесь быть? «Потом он будет там, где флот». В Таллин потом поедет. Тем более, что КБФ от Нахимсона отказался. А просил театр Радлова. «Но театр Радлова мы им не дали. Лучше мы его отдадим новому ТЮЗу. Театр в полном порядке. Чистый, теплый, можно в нем сразу играть». Нам прямо как маслом по сердцу. Может уж вещички перевозить? Смеется: нет, вещички погодите. — Насчет техники переезда допытывались. Сказал, что сначала приедет от нас передовой, все уладит с помещением, с квартирами. А потом и мы приедем. О квартирах просил никого заранее не волноваться. Говорит, что если приедем, то всем будет где жить. «Сначала устроим вас всех вместе, потом наладим все с жилищем». А насчет нашего багажа, мы спросили, как бы нам забрать из театра оставленное имущество, чудесно ответил: «Да не стоит. Ну что вам его взад-вперед возить»? Я плохо все записала и наверное многое очень не упомнила, но нам он всем очень, очень понравился. Ушли очень довольные. Опять у нас проверяли документы и я полетела в БДТ к Малюгину, устраивать контрамарки на «Дорогу в Нью-Йорк»[50]. Малюгин был просто безупречен во внимании к «Дорогим гостям». При битковом сборе он устроил 9 контрамарок, но пришло нас только 7. Спектакль очень приятный. Легкий, веселый, очень остроумно сделана пьеса. Не даром им гордятся Ленинградцы. Правда сделан он несколько трафаретно по-американски, но прекрасно играют три актера: Казико, Полицеймако и Грановская[51]. Я с большим удовольствием просидела 3 часа в довольно холодном зале. Пальто еще не снимают.

11 ноября. Сегодня играли в Лесном в Запасном офицерском полку. Приехали играть «Правду», но собирались отменять. Сценка махонькая, просто эстрадка, боков нет, сразу проходить, ноги видны. Занавес не до пола. Но там так просили именно спектакль, что отказать было немыслимо. Зав. клубом там тов. Непомнящий из горкома комсомола. Очень у него хорошо и приятно. И принимали совершенно исключительно. Опять просто «на ура». Приходили за кулисы, благодарили сто раз. Говорили, что первый раз получили такое огромное удовольствие, что никак не ожидали, что побывают на фронте в настоящем театре. Больно много всяких хороших слов говорили. Настроение сделалось чудесное. Потом была небольшая «шахерезадка», но водки я опять не пила. Как это здорово, что мы привезли «Правду» хоть и устала я ее играть!

12 ноября. День дурацкий. Целый день прождали машину из части генерала Заньчковского[52]. А она и не приехала. Это Леночкин генерал, ее старый знакомый. Все ее упрекали. Вечером должна была читать на семейном вечере в ДКА — не читала, потому что к моменту концерта уже было пьяным-пьяно. Саня Беньяминов[53] читал рассказ «еле можаху». Только ночью я развеселилась, смотрели уж очень дурацкую картину. Французскую, озвученную по-немецки «Катья» о романе Александра II и Екатерины Долгорукой. Это такая клюква развесистая, что я хохотала до упаду. Сидела с Федей и тов. Меламудом[54], председателем нашего Рабиса. Снята картина чудесно, актриса хорошая, но можно подумать, что Россия от них на другой планете, до такой степени это нелепо. Александр II похож на Звездича, в провинциальном «Маскараде» и прямо сойдя с трона откалывает с фрейлиной Долгорукой вальс Штрауса.

13 ноября. Утром была на Радио микрофонная репетиция «Правды». Свели нам ее на один час. Но ничего, довольно прилично. Завтра передаем. Вечером сговорились пойти к Володе Ускову, после спектакля. Мих. Ром. разрешил шоферу нас довезти. Уезжаем мы очевидно 19-го. Должны были 17-го или 18-го, потому что 17-го Комитет предложил нам открытый концерт в филармонии. Тоже сказали, что это большая честь. Я говорила с Бурлаченко, два вечера, конечно, не получится, как я и думала. Но у них что-то не получается с днями, и концерт наш будет 18-го, а 19-го мы непременно уезжаем. А мы и рады, нам каждый день задержки кажется, что еще очень много. Еще 6 дней — мы богатые! Поехали на «Правду» поздно, очень долго не было машины. С нами поехала Тося Яйцовская. А кругом зима. Выпал снег и лежит. Очень долго искали адрес, поехали без провожатого. По дороге останавливались, искали пути, играли в снежки. Красиво у нас под Ленинградом. На одном шлагбауме заглянул нам в машину молодой боец, строго спросил: посторонних нет? Потом вдруг не выдержал, расплылся: Поздравляю вас со взятием Житомира! Так это было неожиданно и трогательно, что нам всем стало очень хорошо. Но потом плутали так долго, что все уже рассердились. Тетка какая-то взялась показать, чтоб ее подвезли. «Это рядом, вон четвертый дом». Ехали, ехали, потом тетка вдруг попросила остановиться и пошла себе куда ей нужно. Мы просто ее подвезли как простаки. А спектакль был хороший. Хоть мы и поздно приехали, но нас терпеливо ждал полный огромный зал, огромный что Дом Культуры. Тут уж всякое сердце смягчится. Принимали чудно, опять благодарили без конца, опять сказали чудесную речь. Но потом ужасно долго ждали машины. В столовой, где мы сидели, было холодно, нас повели прямо в топку, в закуток, где топятся три огромных печи под котлами, готовятся на завтра. Леня радовался ужасно, попал в подходящую среду. До того все это долго тянулось, что смущенные гости Татьяна, я, Леня и Борис позвонили в дверь к Володе когда было уже двадцать минут третьяго. Как мы и предполагали, раздосадованные хозяева только что легли спать. Володя обещал ждать нас до двух. Но стол еще оставался накрытым и все получилось чудесно. Очень хорошо мы посидели, поели и попили. Усков у нас чудеснейший парень, настоящий верный друг. А это большое слово. В 5.30 все ушли, я осталась доночевывать.

14 ноября. Утром передавали по Радио «Правду». Из 5 студии! Сколько раз мы все в ней бывали. Выглядит она немножко обшарпанной. И пыль и грязновато, как когда-то тут все сверкало. Как получилось не знаю. Слушала из фоника куски, по-моему ничего. Днем сидел у нас Андрей Кастричкин[55], очень страшно рассказывал про страшные дни Ленфильма. И очень талантливо, по киношному. Как он когда-то Башмачкина[56] играл. Всех изображал в лицах: Петю Кириллова, Иогансона, Мейнкина. Мы с Лизой слушали, смотрели и не смели его остановить. Наоборот все еще расспрашивали. Он шел с приятелем мимо магазина Елисеева в тот страшный миг, когда попал снаряд в трамвайную остановку угол Невского и Садовой, и пострадало 80 человек. Силой волны его бросило в глубину, прямо к входу в театр комедии, как мячик. Все это был настоящий ужас. Далеко вокруг находили куски человеческого тела. Так Сереженька наш Емельянов[57] погиб когда-то. Второй такой же страшный удар был на Михайловской площади прямое попадание в 20 номер трамвая набитый народом. Там его конечный пункт. Так руки ноги снимали с деревьев скверика. Тогда же тут погиб какой-то технический работник Комитета, мне Эмма Подкаминер[58] рассказала. А про Сережину смерть нам подробно рассказал Вася Степанов, он ведь был рядом. Сегодня «Правду» играли в помещении Военно-Электротехнич. Академии им. Буденного[59], которая сейчас в Томске. Это ведь целый город, и главные вокруг корпуса. Тут сейчас артчасть в которой Леня Тычкин и Вася. Леня сам за нами приезжал. Играть было очень хорошо, опять прекрасно принимали, хоть на таких настоящих сценах и не очень хорошо без декораций. Тут много друзей. Коля Макаров, Гавря Рычков[60], Леня, Вася. Потом очень вкусно ужинали, сидел с нами полковник. Всегда мы это очень ценим.

15 ноября. В 4 поехали на 2 концерта. 1-ый в клинике б. Отто, где теперь огромный, прекрасно оборудованный госпиталь. Зам. начальника Лизин сосед по квартире, доктор Заядель. Огромнейший зал, как в Новосибирском «Красный 40». Но не в пример ему, замечательная акустика. Слушали концерт так тихо, с таким вниманием, хохотали так оглушительно, как это может быть только когда люди действительно заинтересованы и увлечены. Опять все №№ принимались один лучше другого. Второй концерт, т. е. «Правда», в училище Фрунзе, тут теперь Дом Флота. Зав. клубом В. Б. Попов из комитета, который из худого штатского превратился в плотного моряка. Огромнейшая, просто никчемушно большая сцена, на которой особенно глупо, наверно, выглядят две скамеечки и гипертрофический большой зал. Народу отвлеченно много, но их и пол зала нет. От этого реакций нет. Домой приехали рано, сегодня двойной «Моробст», но нас об этом предупредили заранее, так что разочарования не было. Вечером долго говорила с Федей.

16 ноября. Сегодняшний день заслуживает быть записанным подробно. Очень он чреватый и памятный. Провели мы его почти целиком у генерал-майора Василия Казимировича Заньчковского близь Ладоги. Стоит он у Ладоги один и называется шутя Удельный Князь Невский. Были чудесные два концерта, один удачнее другого. Все было хорошо, радушно, вкусно, симпатично. Словом бывают такие дни, когда все ладится. На первом концерте одни бойцы, народу набилось, яблоку некуда упасть. Не понимаю, как они ухитрились расхлынуться на две стороны, когда генерал-майор проходил в первый ряд. Я шла сразу за его широкой спиной (из артистической на сцену надо идти через зрительный зал) и слышала по его адресу множество ласковых реплик. Это очень трогательно, но тут, так же, как у Фетисова и очевидно всюду бойцы дружно говорят: лучше нашего батьки нет! Наш — как отец родной! Заньчковский зашел к нам перед началом (Леночка и Клава были у него), это огромный, статный мужчина. Светлые глаза, светлые редковатые волосы курчавятся над большим лбом. Небольшие усы. Был бы очень красивый мужчина, но перенес тяжкое ранение, подбородок и нижнюю губу ему сделал чародей Лимберг[61]. Нижняя губа у него маленькая и натянута, подбородок весь в шрамах. Он ехал прошлой зимой, в марте, кажется, в аэросанях со своим начштабом и повернувшись через плечо говорил ему что-то. В это время фриц пустил пулеметную очередь. Пуля прошла Заньчковскому через губу и подбородок, а начшатаба, который был много ниже роста, попала прямо в лоб и убила наповал. Генерал-майор выскочил из саней и упал ничком в снег и лежал не шевелясь. Пулемет продолжал строчить прямо по нем. В него не попало, но было 11 пробоин в шинели и 7 в фуражке. Все это рассказывал нам сам. «Я лежу, чувствую, как натекает подо мной озеро крови и думаю только бы мне не шелохнуться, чтоб он подумал, что я убит. Так и вышло. А нижнюю губу я оторвал, она на ниточке висела. Очень меня потом за это профессор Лимберг ругал. Никогда сами ничего не рвите. Но потом утешил, говорит, что, пока, наскоро, так починим, а после войны он меня красавцем сделает. Но он и так красивый. В серой щегольской кубанке, в нарядной шинели, про такого хочется сказать: бравый генерал. Страшно, правда, подумать, что у него на подбородке мясо с его же руки. Они все мученики, герои, от мала до велика. Пока шел концерт явился какой-то старший лейтенант и стал просить нас съездить еще на один концерт за километр к морякам. С. Б. отказал категорически, зная, как мы устали. Но он так упорно и жалобно просил, так уверял, что у них «никогда никого не бывает», что там уж публика собралась, так как он обещал вернуться с артистами, что мы не выдержали, стали уговаривать Семена отпустить нас, «проявили инициативу» дружно все женщины, хотя наш бригадир упирался. В результате после водевиля мы молниеносно разделись и побежали в машину. Все кроме Ростова, Татьяны Петровны, Евг. Петр., Бориса и Анеши[62]. «Побежали» — это, конечно, гипербола. На улице тьмища, поползли при свете фонарика. Ехать действительно не долго, но потом порядком идти пешком в темноте, через канавы и проволоки. Клава упала и ударила сильно ногу. Могло быть и хуже. Клуб у моряков в блиндаже, причем в таком глубоком, 12 ступеней. Окон совсем нет, освещает его только движок, но очень хорошо. Маленькое зальце, чистенькое и нарядно украшенное и маленькая сценка. Моряки действительно уже сидят и встречают нас радостными аплодисментами.

О. П. Беюл в спектакле «Правда — хорошо, а счастье лучше». Новый ТЮЗ. До 1945 г. Из собрания СПбГМТиМИ Пл. Островского. Фотография, 1943 г. Из собрания СПбГМТиМИ
 

[1] Эсфирь Зеликовна Якуб (1895–?) – детская писательница, работала в 1930-х годах в журналах «Чиж», «Мурзилка». Эпическая поэма «Хлеб» была опубликована в журналах «Новый мир» (1942), и «Октябрь», №3 за 1945 год.

[2] «Беда от нежного сердца»  В. А. Соллогуба (1813–1882), забавный водевиль, написан в середине XIX века, наполнен музыкой, песнями, танцами.

[3] Осип Яковлевич Колычов (Сиркес) (1904–1973) – поэт, переводчик, журналист. Поэма «Щорс» написана в 1938, вышла в 1940 году.

[4] Комитет — Всесоюзный государственный комитет обороны.

[5] Николай Горяинов — режиссер Малого оперного театра.

[6] А. П. Бурлаченко — драматург.

[7] Борис Иванович Загурский (1901–1968) — музыкальный общественный деятель, музыковед. В 1940-е — начальник Управления по Делам Искусств Ленгорсовета. В 1950-е — директор Ленинградского Малого оперного театра.

[8] Владимир Викторович Усков (1907–1980) — театральный актер и педагог, народный артист РСФСР. Артист БДТ им. Горького и Ленинградского Театра Комедии.

[9] Дом Красной Армии.

[10] Сергей Леонтьевич Поначевный (1908–1996) — актер кино и театра, народный артист РСФСР, артист Ленинградского Нового ТЮЗа. С 1943 играл в Ленинградском «Блокадном Театре».

[11] Леонид Антонович Малюгин (1909–1968) — драматург, киносценарист, литературный критик, лауреат Сталинской Премии (1946). 1940–1946 — завлит БДТ, в ноябре 1943 в блокадном Ленинграде руководил театральной студией БДТ.

[12] Сотрудник Дома Красной Армии имени Кирова.

[13] Международный (1918–1950) — нынешний Московский проспект.

[14] Николай Семенович Тихонов (1896–1979) — советский поэт, прозаик, общественный деятель, лауреат Ленинской и Сталинской премий, 1941–1944 — находился на Ленинградском фронте. Работал в политуправлении Ленинградского фронта.

[15] Исаак Тувич Закс (1909-?) — директор Нового ТЮЗа.

[16] Петр Иванович Рачинский (1912–1994) — директор Мариинского театра.

[17] Пр. Нахимсона (1918–1944), ныне Владимирский пр. в Ленинграде, адрес Ленинградского Нового ТЮЗа.

[18] «Дима и Вова» — пьеса С. А. Баруздина.

[19] «Первая вахта» — пьеса Всеволода Вальде.

[20] «Снегурочка» — пьеса А. Н. Островского.

[21] Магуль-Мегери — героиня турецкой сказки М. Ю. Лермонтова «Ашик-Кериб».

[22] Степан Васильевич Пономаренко (1902–1980) — актер, с 1936 г. — артист Ленинградского Нового ТЮЗа.

[23] Иосиф Израилевич Фаенсон (1906–?)  — майор интендантской службы штаба 8 армии.

[24] Артисты Фронтовой бригады.

[25] Борис Сергеевич Коковкин (1910–1985) — артист театра и кино, артист Нового ТЮЗа, БДТ и театра им. В. Ф. Комиссаржевской.

[26] Александр Матвеевич Флит (1891–1954) — поэт, писатель-сатирик, в блокадном Ленинграде писал для фронтовой печати, Ленинградского радио, «Окна ТАСС».

[27] Леонид Тычкин (Даргис) — артист Нового ТЮЗа, погиб на фронте в 1944 году.

[28] Дворец князя А. А. Вяземского, находился на ул. Ракова, 25 (сейчас Итальянская), сейчас Дом санитарного просвещения.

[29] Александр Иванович Черепанов (1895–1984) — генерал-лейтенант, советский военачальник, участник Первой мировой, Гражданской, Великой Отечественной войн, с 1941–1944 — командующий 23 армией.

[30] Чан Кайши (1887–1975) — военный и политический деятель Китая, президент Китайской республики.

[31] Екатерина Федоровна Рославлева (1905–?) — концертмейстер Ленгосэстрады, аккомпаниатор на эстрадных концертах в блокадном Ленинграде.

[32] Ю. П. Ниве — артистка Передвижного театра марионеток.

[33] Донат Матвеевич Лузанов (1893–1944) — артист эстрады, мастер художественного слова, выступал в блокадном Ленинграде в Филармонии, Домах культуры. Умер во время одного из концертов.

[34] Вера Ивановна Шестакова — солистка Малого оперного театра, работала в Радиокомитете, участница Фронтовых бригад.

[35] Арутюн Григорьевич Кючярян (1889–1962) — генерал-майор, в 1934–1940 — начальник Ленинградской военно-медицинской академии им. С. М. Кирова.

[36] «Геройская Жена» — пьеса Э. Бурановой.

[37] Надеждинская ул. (сейчас ул. Маяковского).

[38] С. П. Коваль —  с 1935 артист Ленинградского Нового ТЮЗа.

[39] Шота Руставели— грузинский поэт XII века, автор поэмы «Витязь в тигровой шкуре»; Вашапшавела (Важа Пшавела) — грузинский писатель и поэт  XIX века, переведен поэтами Б. Пастернаком, М. Цветаевой, О. Мандельштамом.

[40] Больница им. Я. М. Свердлова, № 31, ведомственная, построена и открыта в 1900 г., С 1932 по 1980-е обслуживала партийную элиту и ветеранов КПСС. В годы войны в ней находился эвакогоспиталь № 51.

[41] «Под крышами Парижа» (1930) — французский  музыкальный фильм, режиссер Рене Клер.

[42] Семен Михайлович Рухман (1912–?) — гвардии старший лейтенант, служил в Ленинграде и Ленинградской обл. с 1941 г.

[43] Артисты ленинградских театров, участники фронтовых бригад.

[44] Анатолий Андреевич Степанов (1914–1987) — артист Ленинградского Нового ТЮЗа.

[45] А. Н. Фролов— с 1935 года артист Ленинградского Нового ТЮЗа.

[46] Больница Фореля на пр. Стачек, 158, усадьба по проекту Ф. Б. Растрелли, 1760–1761. В 1828 — усадьба выкуплена в казну для размещения дома умалишенных. 1847–50 — больница для неизлечимо больных. С 1922 — присвоено имя О. А. Фореля, друга Луначарского. Во время войны больница сильно пострадала от обстрелов.

[47] Владимир Александрович Лифшиц (1913–1978) — советский поэт, писатель, драматург, сатирик, сценарист.

[48] Александр Иванович Маханов — секретарь Ленинградского горкома ВКП(б) до 1943, до 1945 — заместитель начальника Управления пропагнды и агитации ЦК ВКП(б).

[49] Театр Радлова — театр под руководством С. Э. Радлова основан в 1928 году в Ленинграде, в 1942–1943 театр работал в оккупации, затем во Франции.

[50] «Дорога в Нью-Йорк» — комедия в 3-х действиях Л. Малюгина по сценарию Р. Рискина.

[51] Елена Маврикиевна Грановская (1877–1968) — народная артистка РСФСР (1944). Артистка БДТ.

[52] Василий Казимирович Зайончковский (1897–1979) — генерал-майор, участник гражданской, советско-финской и Великой Отечественной войн. Командир 291 стрелковой дивизии (Ленинградско-Новгородская стратегическая наступательная операция).

[53] Александр Давидович Беньяминов (1903–1991) — советский и американский актер театра и кино. Народный артист РСФСР, 1968 г. Актер Ленинградского театра Комедии. В начале войны возглавил фронтовой театр миниатюр, артист Ленинградского Дома Балтийского Флота.

[54] Шая Ноевич Меламуд (1911–1993) — советский живописец и график, председатель РАБИС.

[55] Андрей Андреевич Кастричкин (1901–1973) — актер театра и кино, заслуженный артист РСФСР с 1935 года. С 1938 года актер ленинградского ТЮЗа, с 1942 — актер Блокадного Театра (в последствии драм. театр им. Комиссаржевской).

[56] Башмачкин — герой повести Гоголя «Шинель».

[57] Сергей Емельянов (1898–1942) — артист Ленинградского Нового ТЮЗа.

[58] Эмма Наумовна Подкаминнер (1900–1975) — зав. литературно-репертуарной частью Ленинградского Малого оперного театра.

[59] Военная академия связи им. маршала С. М. Буденого. Основана в 1919 году.

[60] Гаврил Александрович Рычков (1918–?) — актер драматического театра Комиссаржевской.

[61] Александр Александрович Лимберг (1894–1974) — российский хирург-стоматолог, в 1919 г. окончил Военно-медицинскую академию, АМН СССР, работал в 1943–1945 годах профессором Ленинградского медицинского института, кафедры челюстно-лицевого отделения.

[62] Артисты Нового ТЮЗа.

Автор: Елизавета Кузнецова, хранитель музейных предметов СПбГМТиМИ

Сергей Шойгу рассказал, как спасали российскую армию

Все мы помним, на каком эмоциональном фоне осенью 2012 года Сергей Шойгу был назначен на должность руководителя российского оборонного ведомства. И все мы знаем, какой длинный, нелегкий и тернистый путь наши Вооруженные силы прошли за этот крошечный с точки зрения истории период. Сегодня армия — это больше не «больной человек» российского общества и не предмет язвительных насмешек со стороны иностранцев. Сегодня армия России вернула себе уважение — и со стороны друзей, и со стороны потенциальных и реальных врагов.

Как не раз подчеркивал сам Сергей Кужугетович, без поддержки и личного участия Владимира Путина ему бы ничего не удалось добиться в плане создания в России современной армии. Но, как хорошо знают все специалисты по государственному управлению, просто получить поддержку президента — недостаточно. Этой поддержкой надо еще уметь грамотно распорядиться. Как именно Сергею Шойгу это удалось? И что ждет наши Вооруженные силы и нашу страну впереди? Обо всем этом и об очень многом другом министр обороны России рассказал в эксклюзивном интервью «МК».

— Сергей Кужугетович, я принадлежу к той части граждан РФ, которые живут под девизом «лишь бы не было войны». А боится ли войны министр обороны России?

— Конечно, война — это страшная вещь. Я так говорю потому, что очень хорошо знаю, что это такое. Впервые столкнулся с войной в 1992 году, когда было поручено создать миротворческие силы в Южной Осетии. И мы это сделали. Осетино-грузинский конфликт стал первой войной на территории бывшего Советского Союза, которая была быстро и успешно остановлена. Потом были Абхазия, Приднестровье… Там тоже удалось развести стороны и остановить боевые действия и вывезти огромное количество наших соотечественников. А ведь там шли практически полномасштабные войны.

1992 год, Абхазия. Фото: mil.ru

Сюда надо добавить еще Боснию и Герцеговину, другие конфликты в бывшей Югославии, войну в Афганистане. Имея возможность видеть все это изнутри в течение многих лет, я убежден: безопасность страны зависит в первую очередь от того, насколько сильна ее армия и насколько она в состоянии защитить свою страну. А еще — от уверенности граждан в своей армии.

Естественно, я такой же, как и вы, сторонник того, чтобы не было войны. Но чтобы ее не было, наша армия должна быть очень сильной, хорошо вооруженной и оснащенной и, что особенно важно, внутренне готовой защищать свою Родину.

— Сколько я себя помню, считалось: наша армия — это государственный институт, который находится в наиболее глубоком, системном, можно сказать, даже безнадежном кризисе. А потом вдруг в какой-то момент в общественном сознании что-то щелкнуло, и все изменилось словно по волшебству. Как вы можете это объяснить?

— Возрождение армии не было моментальным. Началось все с осознания ее плачевного состояния в 1999 году, после вторжения бандформирований Басаева и Хаттаба в Цумадинский и Ботлихский районы Дагестана. И тогда председатель правительства Владимир Владимирович Путин, при ограниченных на то время наших возможностях, начал принимать принципиальные решения по реформированию наших Вооруженных сил. Дальше были события уже 2008 года — вероломное нападение грузинских войск на Южную Осетию, гибель под огнем грузинских «Градов» наших миротворцев и ответные действия группировки российских войск по принуждению Грузии к миру. В дальнейшем по результатам анализа этой операции были приняты системные решения в области военного строительства. Прежде всего, по формированию и финансированию новой государственной программы вооружения.

Вопросы строительства и подготовки Вооруженных сил, оснащения современным оружием и развития оборонно-промышленного комплекса находятся на постоянном контроле у нашего президента. Начиная с 2013 года, как бы ни был насыщен рабочий график, президент осенью и весной заслушивает в Сочи руководящий состав Вооруженных сил, представителей ОПК и профильных руководителей в Правительстве РФ по всем аспектам военного строительства и обеспечения военной безопасности страны.

Поэтому никакого волшебства не было. Были большие и не очень большие, заметные и не совсем заметные шаги по комплексному преобразованию армии. Нашей ключевой задачей было синхронизировать все аспекты подготовки и строительства войск, включая подготовку профессиональных кадров и поставки современного вооружения. Проанализировали текущие и перспективные угрозы, а также возможности армии защитить от них нашу страну. Разобрались с состоянием войск вплоть до каждой воинской части. И результатом этой сложной работы стала разработка ряда программных документов, в том числе плана обороны.

Дальше началась работа с, казалось бы, лежащих на поверхности вопросов, которые я задавал командирам.

Вопросы эти были простыми и понятными: почему боец должен ходить в баню и мыться один раз в неделю? Почему он должен менять белье только раз в неделю, проводя при этом все свое время с утра до ночи на полигоне? Почему солдатская чайная непременно должна быть в другом конце воинской части и чтобы попить чаю, солдату нужно пройти через плац, рискуя получить при этом пару нарядов вне очереди? Почему стирать портянки и подворотнички или нательное белье бойцы должны в рукомойниках? Разве нельзя во все казармы поставить стиральные машины? И почему вообще в третьем тысячелетии — портянки?

Естественно, смысл реформирования армии заключался не только в улучшении жизни бойцов. У наших действий была еще и жесткая военная необходимость, продиктованная сокращением срока службы по призыву до одного года. Если служба длится только один год, то учеба должна быть более интенсивной. Значит, надо максимально избавить бойцов от выполнения несвойственных задач. Они должны перестать с утра до ночи убирать снег или собирать листья. В пунктах постоянной дислокации должны прекратить ходить в наряды на кухню или заниматься мытьем санузлов допотопными средствами. Осознав все это, мы пошли на то, чтобы за год установить в казармах почти 35 тысяч душевых кабин, 16 тысяч стиральных машин и 21 тысячу пылесосов. Купили самую современную технику для влажной уборки и организовали питание по системе «шведский стол». Разработали, заказали производство на отечественных предприятиях и выдали всем военнослужащим удобное и качественное полевое и повседневное обмундирование из современных материалов. Наличие такой техники там, где раньше всегда были лишь швабра и ведро, теперь воспринимается как вполне нормальное и обыденное дело. И так постепенно, постепенно по всем направлениям.

Во время интервью: с политическим обозревателем «МК» Михаилом Ростовским. Фото: mil.ru

— И ключевым стало возвращение нашей армии реальной боеспособности?

— Все делается ради этого. Прежде всего, мы добились необходимого нам уровня интенсивности обучения подразделений. Сегодня все полигоны загружены более чем на 80 процентов. Это потянуло за собой и необходимость изменить нормативы расхода боеприпасов, который у нас на то время был в разы меньше, чем на Западе. Оставлять его таким означало обессмысливать весь процесс боевой учебы. Детально изучив опыт Советской Армии, нормативы армий западных стран, мы увеличили нормативы по расходу боеприпасов на боевую подготовку в 5 раз. И результат вы видите.

Вскоре на повестке дня появился вопрос: как мы можем объективно оценить реальную отдачу от принимаемых нами мер? Мы в руководстве Министерства обороны пришли к единому мнению: необходимо проводить действительно внезапные проверки боеготовности. Доложили наше предложение Верховному главнокомандующему и получили поддержку — проверки действительно стали внезапными от батальона до армии и военного округа. Про их подготовку знали три человека: я, начальник Генерального штаба и тот, кто планировал внезапную проверку. Мы сразу договорились: надо прекратить, грубо говоря, врать. Искаженная информация была общим бичом. Многое скрывалось или искажалось.

Раньше вся подготовка проводилась только на технике учебно-боевой группы, то есть танках, БМП, которые все знали как «отче наш». Выезжали на знакомый полигон, знали, на какую риску поставить прицел, чтобы поразить мишень, которая находится буквально в «соседнем огороде». Проще говоря, все можно было сделать с закрытыми глазами. А фактически, при формально хороших показателях, стреляли из штатной боевой техники неважно.

Догадайтесь теперь, что произошло, когда мы провели первую внезапную проверку, подняли десятки тысяч людей по всей стране и перебросили их вместе со штатной техникой на очень большие расстояния на незнакомые полигоны? Во время той проверки подразделения вышли на незнакомые полигоны не на учебной, а на штатной технике. Ни одно из них — еще раз подчеркиваю, ни одно (!) — не выполнило нормативы на «удовлетворительно». О том, как мы вылезали из этой ямы, я мог бы рассказывать долго. Но в целях экономии времени остановлюсь и скажу лишь главное.

Ценой невероятных усилий руководства страны и руководства Минобороны мы добились того, чтобы наша армия стала такой, какая она есть сегодня, — армией постоянной готовности. У нас сейчас все подразделения — подразделения постоянной готовности.

Параллельно с преобразованием самой армии по решению президента выполнялась и программа модернизации военно-промышленного комплекса для переоснащения войск на современную технику и вооружение. И сегодня я уже не сомневаюсь, что уровень оснащенности войск современным вооружением к 2020 году мы доведем до 70 процентов, увеличив его с 2012 года почти в 4 раза. Безусловно, для реализации такой масштабной программы нужно было создавать и самые современные системы контроля ее исполнения от станка на предприятии или суммы на банковском счете по линии гособоронзаказа до конкретной единицы вооружения, поставляемой в воинскую часть. Это ведь сотни тысяч позиций для непрерывного круглосуточного контроля и при необходимости оперативного принятия мер. В частности, и для их решения в кратчайшие сроки был создан Национальный центр управления обороной страны, который в круглосуточном режиме контролирует с помощью высокотехнологичной автоматизированной системы ход выполнения гособоронзаказа, боевых и обеспечивающих задач.

— Очень много престижа российским Вооруженным силам добавила развернувшая ход гражданской войны в Сирии деятельность наших ВКС. Но можно ли на основании этого отдельного эпизода с большим, но все же ограниченным числом участников с нашей стороны судить об общем положении дел в нашей армии?

— Те, кому кажется, что в Сирии мы воевали с кучкой фанатичных и примитивных боевиков, сильно ошибаются. Мы воевали с крупнейшей многотысячной террористической организацией, точнее сказать — системой. Напомню, что она пользовалась поддержкой заинтересованных в нестабильности региона отдельных стран. У террористов на вооружении были сотни танков, реактивные системы залпового огня, бронемашины и сотни тысяч тонн боеприпасов, которые в прежние годы были захвачены у армий Ирака и Сирии, были сотни подготовленных джихадистов-смертников. Была самая современная техника, включая аппаратуру связи и оборудование для разведки. У них была отлаженная международная система эвакуации раненых, работающий механизм сбора налогов на захваченных территориях, работал свой «черный рынок» торговли артефактами.

Очень существенную роль в обеспечении деятельности террористов играли доходы от незаконной продажи нефти. До момента подключения Российской Федерации к борьбе с международным терроризмом в Сирии в Заевфратье игиловцами, под носом у международной коалиции, добывалось более 100 тысяч баррелей нефти в сутки. А реализация этого сырья приносила террористам ежедневный доход более 5 миллионов долларов.

2017 год, на авиабазе Хмеймим в Сирии. Крайний справа — президент этой страны Башар Асад. Фото: mil.ru

В Сирии нам надо было учиться воевать по-новому. И мы этому научились. Если говорить об истребительной, армейской, штурмовой, дальней и транспортной авиации, то через боевые действия в Сирии прошло практически 90% всего летного состава. У нас есть те, кто имеет 150–200 боевых вылетов — и это помимо всех тех, кто занимался обеспечением их полетов на земле. Было время, когда темпы поставки грузов в Сирию доходили до двух тысяч тонн в сутки. А это флот, это транспортная авиация, это работа наших баз обеспечения, портов, это передислокация, прием и обслуживание техники. Это привлечение представителей нашей промышленности и науки: доходило до того, что в Сирии одновременно работали представители более чем 70 предприятий, инженеры, конструкторы, устранявшие недостатки техники на месте.

По результатам этой работы президент давал прямые поручения на доработку или усовершенствование отдельных характеристик у некоторых образцов вооружений. Так было и с нашими крылатыми ракетами «Калибр», вооружением дальней авиации и подводных лодок.

Наверное, вы заметили, что за всю историю существования авианосного флота Советского Союза и России в Сирии он был впервые применен в боевых условиях. Если говорить о применении высокоточного оружия, то, например, раньше для загрузки полетного задания в крылатую ракету «Калибр» требовалось столько времени, что цель могла уйти. А сегодня время загрузки полетного задания в «Калибр» уменьшилось, подчеркну, кратно. И эта работа на уменьшение времени для передачи целеуказаний ведется постоянно.

У нас через Сирию прошли командиры полков, бригад, дивизий, командующие армиями, командующие войсками военных округов, руководители центральных органов военного управления Минобороны, а также профессорско-преподавательский состав практически всех высших военных учебных заведений. По итогам боевых действий в Сирии у нас, естественно, был проведен большой разбор полетов, и не один, и не десять. Могу вам сказать, что около 300 типов вооружения были доработаны с учетом сирийского опыта, а 12 образцов, которые считались перспективными, мы просто сняли с производства и с вооружения.

— Насколько вероятным вы считаете участие России в каком-либо полномасштабном вооруженном конфликте в ближайшем будущем? И на каких стратегических направлениях России, по вашей оценке, грозит наибольшая опасность в ближайшем будущем?

— Вопрос, который вы задали, непростой. Возможно, он не для такого интервью, как наше. Но все же постараюсь на него ответить. Я надеюсь, что о полномасштабной войне сегодня вопрос не стоит. И все риски и последствия, которые повлечет за собой такая полномасштабная война, очевидны каждому. По поводу третьей мировой войны есть очень большое количество самых разных высказываний. Наиболее точным и адекватным из них мне представляется такое: «Я не знаю, какой именно будет третья мировая война. Но я точно знаю, что она будет последней». Однако если говорить о количестве угроз для нашей страны, то их не становится меньше. США уже вышли из двух важных договоров в сфере контроля над ядерным оружием. Пока остался договор СНВ-3, о котором в США тоже идут дискуссии: продлевать его или не продлевать? В результате такого подхода мир становится все более непредсказуемым и менее безопасным. При сегодняшнем уровне информатизации и автоматизации высока вероятность ошибки в системе управления вооружением. Именно поэтому в последнее время на первый план вышли вопросы обеспечения информационной безопасности. Когда ты осознаешь свою уязвимость и заинтересован в сохранении баланса и всеобщей равной безопасности, это заставляет тебя включать голову. А когда ты считаешь, как это по инерции продолжают считать в США, что баланс сил сложился в твою пользу, в голову могут прийти самые разные идеи, включая не самые разумные. Именно в этой ситуации я вижу сейчас главную угрозу, и не только для России.

— В Киеве периодически можно слушать угрозы «триумфально въехать в Москву на танковой броне». Есть ли опасность прямого военного столкновения между армиями России и Украины?

— Даже думать об этом не хочу. Очень надеюсь, что у украинского народа и у украинской власти хватит воли, сил и возможностей остудить те горячие головы, которые призывают к подобной глупости и сумасшедшему сюжету. Когда-то экстремистов на Украине все равно придется останавливать. Жаль только, что это не было сделано раньше.

Но вернусь к вашему вопросу. Украинцы — братский народ. Мои родственники по линии мамы — с Украины. Там похоронен мой дед. В Великую Отечественную мама пережила там оккупацию. С Украины мамины братья ушли на фронт. И, кстати, крещен я был в 5-летнем возрасте в одном из храмов города Стаханов Луганской области. И я абсолютно убежден, что с украинским народом мы будем жить в мире и добрососедстве. Время для этого, я уверен, придет.

— Можно ли считать завершенным процесс преобразований в наших Вооруженных силах? Или понятие «военная реформа» по-прежнему является актуальным для нашей страны?

— Понятие «военная реформа» должно быть актуальным для России всегда. Мир вокруг нас постоянно меняется. И мы должны очень чутко улавливать эти изменения и меняться сами. Что произойдет в случае, если мы не будем этого делать, можно понять на примере нашей недавней истории.

В начале нашего разговора вы совершенно справедливо заметили, что еще недавно Российская армия находилась в состоянии упадка. Почему это произошло? Есть причины непосредственные, о которых все знают. Глубокий кризис всего общества и государства в 80–90-х годах прошлого века. Спешный вывод войск и техники из Восточной Европы на абсолютно необорудованные площадки. Отсутствие жилья. Моральные страдания и унижения тех, кто всю жизнь готовился защищать Родину и вдруг столкнулся с полным крушением своих планов и перспектив, со своей ненужностью, с отсутствием защиты со стороны государства.

Но у произошедшего были и другие, более глубокие причины. Мы вовремя не поняли и очень долго не понимали суть того, что происходило вокруг нас. Позволю себе даже еще больше заострить свою мысль. Если бы Запад продолжал себя вести так, как он начал себя вести во времена Горбачева, — выполнял бы все свои обещания, не стал бы продвигать НАТО к нашим границам все ближе и ближе, не расширял бы свое влияние в нашем ближнем зарубежье, не лез бы во внутренние дела нашей страны, — то, мне кажется: им в конце концов удалось бы все. Им бы удалось решить ту задачу, которую они перед собой ставили, — задачу разрушения и порабощения нашей страны. Как это фактически сделано с «младоевропейцами» и бывшими советскими республиками.

— То есть, с вашей точки зрения, нам повезло, что Запад очень вовремя обнажил свои истинные, далеко не вегетарианские намерения?

— Нам повезло в том, что мы все-таки сумели вовремя остановиться. Начался процесс возвращения к здравому смыслу, как я уже сказал, в 1999 году. Начиная с этого момента, мы трудно, тяжело, на зубах, но все-таки добились того, что мир сегодня перестал быть однополярным. И это, естественно, очень не нравится Западу, который прикладывает все усилия, чтобы вернуть себе монополию на влияние в мире. Кто-то считает, что открытое масштабное противодействие Запада к России началось только пять лет назад — с Украины и Крыма. Но это ошибка. Можно порекомендовать детально вспомнить, что именно происходило в 90-е, в 2008-м, 2013 годах. Какой только чуши не говорили и не писали о нас в период, когда мы готовились к Олимпийским играм в Сочи! И это было проявлением отнюдь не только информационной войны.

Не хочу углубляться в частности. Но смысл происходящего, с моей точки зрения, состоит в следующем: на Западе уже давно созданы лекала и алгоритмы свержения любой неудобной для них законной власти в любой стране. Конечно, все это делается под лозунгом продвижения демократии. Ну вот в какой стране, куда они «пришли с демократией», эта демократия прижилась: в Ираке, Афганистане или Ливии? Или в бывшей Югославии, которую они своими «демократическими» бомбардировками в 1999 году насильно расчленили на 6 стран. А уж про суверенитет и независимость после любого американского вмешательства можно просто забыть. И удивляет ли кого-нибудь, что в той же Ливии большинство месторождений нефти принадлежит американским или подконтрольным США компаниям? Наши западные коллеги любят обвинять Россию в ведении каких-то там «гибридных войн». Но должен сказать, что реальные гибридные войны ведет как раз сам Запад. Сейчас, например, оставляя Афганистан в полуразрушенном состоянии, американцы старательно устраивают суету в Венесуэле — тоже, разумеется, ради «торжества демократии»!

— Американский военный бюджет превосходит российский в десятки раз. Может ли Россия в принципе в таких условиях эффективно противостоять Америке?

— На этот вопрос уже обстоятельно и аргументированно ответил наш Верховный главнокомандующий. Не просто может — Россия уже вполне эффективно противостоит Америке. Противостоит благодаря нашей науке, нашей промышленности, нашим новым разработкам. А кроме этого, мы не пытаемся соперничать с ними на всех фронтах. Если вы разложите военный бюджет США по полочкам, к вам придет понимание: огромные затраты у них идут на разного рода базы, раскиданные по всему свету. Таких баз у Америки 170. Одни только американские затраты на ту же операцию в Афганистане почти равны нашему годовому оборонному бюджету. Гигантские деньги тратятся США на частные военные компании, на авианосные группировки. Но вот нужны ли России свои пять-десять авианосных группировок, если мы не собирается ни на кого нападать? Нам нужны средства, которые потенциально могут быть использованы против подобных авианосных групп противника в случае агрессии на нашу страну. А это несравненно дешевле и эффективнее!

Я вам привел только несколько отдельных фактов. Но даже исходя из них ясно, что нам не нужно сравнивать наш оборонный бюджет с американским. По размеру оборонного бюджета мы вообще только на седьмом месте в мире. Впереди нас по этому показателю и Саудовская Аравия, и, между прочим, Япония. Главное, что мы вполне эффективны в наших военных тратах, которые очень точечно расходуются и находятся под пристальным контролем нашего Верховного главнокомандующего.

— Ваш бывший коллега по правительству и нынешний глава Счетной палаты Алексей Кудрин периодически выступает с тезисом о том, что нынешний уровень оборонных расходов и расходов на ОПК является неподъемным бременем для экономики России. Что вы об этом думаете?

— В советское время было такое произведение у Михаила Михайловича Жванецкого. Дословно я его не вспомню. Но смысл заключался в том, что колбасы у нас мало, а нас много. Штанов мало, а нас самих много. Мыла у нас мало, а нас много. Вывод: нас должно меньше быть. Стенания на тему, что у нас раздутый оборонный бюджет, построены, как мне представляется, на очень схожей логике. Надо бояться не больших расходов, а маленьких доходов, и именно над этим надо работать нашим экономистам. Некоторое время назад было очень модно выступать на тему, что наше сельское хозяйство — это «черная дыра», которая поглощает все вкладываемые в нее деньги, но не дает никакого обратного эффекта. Сейчас об этой «черной дыре» почему-то больше не говорят. Сейчас все гордятся тем, что у нас большие урожаи, что мы страну кормим сами. Но вот возникло бы подобное положение дел, если бы ранее в сельское хозяйство не были вложены значительные инвестиции?

Вернемся к делам армии. Наши Вооруженные силы уже были сокращены почти в два раза. Нам предлагается руководствоваться некими размытыми критериями — много, необоснованно много, чрезмерно много. Но я не знаю таких единиц измерения! Зато мне есть что вспомнить о том моральном состоянии армии, которое было в 2012 году, а не в голодные 90-е. Тогда против министра обороны было подано офицерами 124 тысячи судебных исков. И это при том, что всего офицеров у нас в то время было 157 тысяч. 80% этих судебных исков были связаны с задержкой денежного довольствия на срок от трех до пяти дней и более. У вас это укладывается в голове?

Конечно, экономией государственных средств надо постоянно заниматься. Когда вскоре после назначения на пост министра мы начали вплотную заниматься нашим жилищно-коммунальным хозяйством, поняли, что нет никакого учета ресурсов. Как только установили 120 тысяч приборов учета, расходы на ЖКХ упали в разы. Почему ни один умный экономист, рыночник или финансист не подсказал нам этого раньше: в армии нет приборов учета. Армию, а значит, государство за счет этого просто обдирали как липку.

2019 год, Парад Победы. Фото: mil.ru

Примеров экономии государственных средств я могу привести еще очень много, начиная с, казалось бы, элементарного. Зачем солдату, который служит один год, шить парадно-выходную форму, а это шерстяной китель, брюки, фуражка, комплект рубашек и ботинки, если он их наденет в лучшем случае один раз? Мы избавились от пошива таких комплектов для обеспечения более полумиллиона бойцов каждый год.

Поэтому предлагаю обсуждать не надуманные общие тезисы, а конкретные и насущные вопросы и дела. Просто говорить «расходы на оборону избыточны» — следовать давно прошедшей моде. Это все равно что в сегодняшних условиях жизни носить кримпленовый пиджак, который считался самым последним писком моды в 1972 году. И вообще, как сказал классик, «давайте спорить о вкусе устриц с теми, кто их ел».

— Конкретный и приземленный вопрос: светит ли России отмена обязательного призыва на военную службу?

— В принципе это возможно. Но не считаю такое решение правильным. Абсолютно убежден, что какое-то количество военнослужащих по призыву у нас должно быть в любом случае. В любом суверенном государстве помимо действующих военнослужащих-профессионалов должен иметься и мобилизационный резерв из числа граждан. За счет такого резерва в случае угрозы начала войны можно достаточно быстро усиливать Вооруженные силы. Для формирования такого резерва организуется военная подготовка мужского населения.

К тому же у людей есть ощущение причастности к защите своей страны. А если армия будет восприниматься исключительно как один из способов неплохо заработать, этого нравственного стержня у них точно не будет.

Срочная служба, или служба по призыву, — одна из эффективных форм военной подготовки граждан, освоения ими военной специальности прямо в войсках. Ничего в этом необычного и тем более страшного нет. Так было на протяжении всей истории, и не только в России. В Израиле служат все юноши и все девушки! И никто этим не возмущается. Другое дело, что Российская армия и дальше будет неизбежно профессионализироваться. У нас уже сегодня количество профессионалов среди рядового и сержантского состава превышает число тех, кто пришел служить по призыву.

В дальнейшем баланс будет еще сильнее меняться в сторону профессионалов. Исхожу не из неких абстрактных идеологических принципов, а из совершенно прагматичных соображений. Есть техника, обслуживать которую может только специалист, чья подготовка занимает от восьми до восемнадцати месяцев. Таким специалистом просто не может быть призывник. Мы же не можем его восемь месяцев готовить для того, чтобы он полноценно прослужил всего четыре месяца!

— А изжита ли в армии проблема дедовщины?

— Сейчас в армии просто нет почвы для дедовщины. Есть, конечно, случаи бытового и казарменного хулиганства. При наличии большого желания эти случаи можно поднять на щит и носить по всем сценическим и митинговым площадкам. Мол, смотрите, один солдат ударил другого! Но такие ситуации гораздо более многочисленны среди гражданских лиц в любом городе. Главное в том, что в нашей миллионной армии преступность на порядок, повторю — на порядок меньше, чем в любом городе-миллионнике. И это сухая статистика.

— Удалось ли преодолеть развал в системе военного образования?

— Удовлетворен тем, что нам удалось сделать с системой военного образования, причем не только высшего, но и довузовского. Второго сентября открылись очередные учебные заведения: Кемеровское президентское кадетское училище (мы построили его всего за шесть месяцев) и пансион воспитанниц в Санкт-Петербурге. Новое училище мы откроем в следующем году в Калининграде, тем самым завершив выполнение поручение президента о создании при каждом флоте филиала Нахимовского училища. Мы построили совершенно новую академию Ракетных войск стратегического назначения. Это одно из самых современных учебных заведений. Завершили реконструкцию санкт-петербургской Военно-медицинской академии и создание в ее составе сверхсовременной многопрофильной клиники с кафедрой кибернетической медицины для обучения специалистов в области телемедицины. Сейчас приступаем к созданию современного образовательного и научного центра Военно-морского флота.

Практически полностью поменяло свой облик и учебную базу Рязанское высшее воздушно-десантное училище. В результате всего этого и многого другого мы вышли на необходимый нам уровень набора офицеров в наши учебные заведения. А в этом году был первый полноценный необходимый армии выпуск из наших академий и высших военных училищ. Напомню, что все это строго синхронизировано с поставками в войска современной военной техники, другого вооружения и созданием военной и социальной инфраструктуры.

— В прошлом году было создано Главное военно-политическое управление. Чем вызвано такое очевидное возвращение к практике советского ГлавПУРа?

— Советский ГлавПУР и нынешнее военно-политическое управление — это «две большие разницы». Необходимость создания нового управления стала очевидной тогда, когда мы увидели, насколько активно Запад лезет в дела армии — лезут совершенно бесцеремонно и беспардонно. Армия есть армия. Если погрузиться в историю, то крах многих государств начинался с развала армии. У нас есть подразделения специального назначения, которые проводят специальные операции. В этих операциях, бывает, ребята и получают ранения, и гибнут, равно как и в других подразделениях. И вот представьте себе, что некие люди по указке из-за рубежа начинают лезть в их семьи, лезть на кладбища. Попытки внедрения в наши сети связи ежедневно исчисляются несколькими сотнями. В таком же режиме в информационное пространство нашей страны и всего мира вбрасываются фейковые новости о нашем министерстве и Вооруженных силах. То мы якобы нанесли удар по больнице, то мы якобы готовимся к захвату той или иной страны. То у нас десятки гробов прибыли куда-то, то у нас кто-то из начальства, руководства Минобороны чего-то там сотворил. Все это — психологическое давление на военнослужащих. Мы с вами уже говорили про гибридные войны. Это один из инструментов гибридных войн, один из применяемых против нас видов оружия. Например, в Таллине был создан центр передового опыта НАТО в области компьютерной безопасности, в Риге действует центр стратегических коммуникаций НАТО.

Смысл таких действий заключается в том, чтобы попытаться создать в армии настроения типа тех, которые существовали, скажем, в армии 1916 года. Это требует самого энергичного противодействия. И чтобы оказывать это противодействие, и было создано управление, которое вы окрестили «новым ГлавПУРом». Хочу вас заверить: в отличие от своего советского предшественника «новый ГлавПУР» не лезет в личные дела военнослужащих, в которые лезть не надо. Вместо этого он налаживает нормальную жизнь в гарнизонах. Культурная и творческая жизнь, отношения между офицерами и солдатами, отношения молодежи к армии — все это входит в компетенцию нового управления. Например, мы начали создавать парки «Патриот». Простая, казалось бы, вещь, но очень эффективная. Три года назад мы начали создавать Юнармию, а сегодня она насчитывает уже более 500 тысяч ребят и девчат. В этом году мы решили создать детско-юношеские патриотические лагеря — летнего отдыха и спорта. Тысяча шестьсот шестьдесят таких лагерей появилось в этом году. Это тоже сфера ведения «нового ГлавПУРа».

— Давайте вернемся к высокой политике. В последние годы Россия и Америка никак не могут наладить диалог на высшем политическом уровне. А насколько легко находят общий язык профессиональные военные двух стран?

— Там, где это требуется, — например, в Сирии — мы каждый день находимся в контакте. И мы абсолютно четко понимаем друг друга и не пересекаем ту черту, которую мы договорились не пересекать. В Сирии мы, кстати, находимся в постоянном контакте не только с военными США, но и с военными Турции и Израиля. И здесь все отлажено. С американскими военными у нас также есть контакты на уровне Генерального штаба. Также эти контакты, в общем-то, довольно конструктивны. Очень надеюсь, что мы с США выйдем и на контакты более высокого уровня. Конечно, приходится учитывать происходившие смены министров обороны у США и их союзников. При создании тесных рабочих связей это вызывает определенные трудности.

— В 2015 году турецкие военные сбили наш бомбардировщик. Сегодня мы поставляем Турции наши самые современные системы вооружения. Я понимаю, что государственные интересы постоянно меняются и не терпят сантиментов. Но не обернется ли в будущем наше сотрудничество с Турцией против нас?

— Я считаю, что вы сами по большей части ответили на заданный вами же вопрос: ничего не стоит на месте. К сказанному вами добавлю только старую народную мудрость: соседей не выбирают. Вы можете выбирать себе жену и друзей, но не соседей. С соседями лучше жить в мире и согласии и каким-то образом совместно обеспечивать безопасность общего пространства. В сегодняшних условиях у России и Турции есть общие интересы и общие угрозы в виде полчищ террористов. С этими общими угрозами, как показывает практика, лучше бороться вместе.

— Этой осенью исполнится семь лет с момента вашего назначения на пост министра обороны. Вы помните ваши первые мысли и эмоции после того, как президент предложил вам эту должность?

— Конечно, помню. К этому времени я работал на посту губернатора Московской области. Настроился на работу, которая позволила бы мне созидать, осуществить, наконец, проекты, которые давно были у меня в голове, в том числе по линии Русского географического общества. Не скрою, предложение президента занять пост министра обороны было для меня очень неожиданным. А еще я ощутил громадный груз ответственности. Я понимаю, что президент оказал мне огромное доверие, которое стараюсь оправдывать.

— Я знаю, что вы не любите критиковать своего предшественника Анатолия Сердюкова. Но как вы можете оценить тот багаж, который достался вам в наследство? Был ли этот багаж в основном положительным или в основном отрицательным?

— Вы правы в том, что я никогда не занимался, не занимаюсь и не буду заниматься критическим публичным оцениванием работы своих бывших и действующих коллег и предшественников. Придерживаюсь этого правила потому, что как никто другой знаю, насколько это непростая и сложная работа. Конечно, на этой работе могут быть и ошибки, и просчеты. Они наверняка есть и у нас. Единственный способ не ошибаться — это, как известно, ничего не делать, что само по себе уже является большой ошибкой.

— Вы не просто главный долгожитель российского правительства. Вы министр, который на протяжении многих лет сохраняет удивительный уровень популярности в обществе. Как подобный «феномен Шойгу» объясняет сам Шойгу?

— Мне кажется, что будет неправильно и нескромно, если я начну рассуждать про «феномен». Могу вам сказать одно: где бы ни работал, всегда стремился работать с максимальной отдачей и добиваться результата. Может, это связано с тем, что так воспитали меня мои родители, или с моей первой профессией строителя, которая требует от тебя конкретного результата — ввода в строй предприятия. Меня больше волнует, насколько я эффективен и полезен. Гораздо важнее говорить о популярности Вооруженных сил. К достижению этой цели прикладывают огромные усилия десятки тысяч моих коллег, которым я за это очень благодарен. У нас сложился достойный корпус главкомов видов Вооруженных сил, командующих войсками военных округов и родов войск. Вместе у нас очень многое получается.

Фото: mil.ru

— В нынешний период внутриполитического обострения особо популярны яркие, громкие, но совсем не обязательно подкрепленные реальными фактами «разоблачения» различных политических фигур. Это коснулось и вас… Как вы к этому относитесь?

— Что касается лично моего отношения к распространению лживых слухов — часто можно слышать: подавайте в суд. Но сегодняшняя ситуация выглядит абсурдно — кто-то тебя обгадил, а ты должен идти в суд и потом месяцами, на радость заказчикам, разбирать эту ложь на публике, но еще и должен доказать, что обгадили тебя намеренно. Если вам нарисовать доллар на туалетной бумаге, у вас же не возникнет сомнений, что он не настоящий. И уж тем более вы не пойдете в суд доказывать, что это подделка! Так почему на откровенную ложь в газете надо подавать в суд? Есть чем заниматься и без этого. Своих дел, огрехов и подвигов хватает! Чужих, и тем более придуманных, — не надо!

Я никогда не был сторонником обсуждения слухов, сплетен и кляуз. Но вот свое отношение к этим кляузам я вам выскажу. Оно довольно простое, но может показаться вам несколько неожиданным. Мне все это напоминает повторение кампании массовых доносов 1937 года. Зачем тогда писали доносы? Кто-то хотел занять место того, на кого он писал. Кто-то преследовал другую цель. Сегодня то же самое: мы имеем массу публичных доносов от внутренних и внешних заказчиков.

— Говорят, что у вас много государственных наград. Если не тайна, то сколько именно? И правильно ли я понимаю, что несколько дней назад исполнилось 20 лет, как вы получили Звезду Героя?

— Много или мало у меня наград — это не мне судить. Вообще, у нас при жизни не принято обсуждать такие вещи. Если я скажу, что наград у меня мало, то все скажут: какой наглец! Если я скажу, что много, люди скажут: посмотрите на него, он хвастается! У меня нет наград «ко дню рождения». Все они для меня очень дороги и почетны. Особо горжусь орденом, которого сейчас уже нет, — «За личное мужество». Горжусь Звездой Героя, которой действительно 20 лет.

У многих моих подчиненных в Министерстве обороны больше наград, чем у меня. И такое положение дел я считаю совершенно правильным. Своевременная и справедливая оценка труда подчиненных — моя прямая обязанность. Но если вас интересует, то за время работы министром обороны я получил две государственные награды и горжусь ими.

— Чем занимается ваша семья — супруга и дочери?

— Я не сторонник того, чтобы пускать кого-то в свою личную жизнь. И, при всем уважении к вам, вас я тоже туда не пущу. Скажу лишь то, что члены моей семьи живут вполне нормальной, достойной жизнью, занимаются делом, которое они любят. Конечно, им никогда не было просто. Представьте себе, что за время моей службы одна моя дочь поменяла шесть школ в разных городах, а другая — четыре школы. Говорить о том, что у них была сладкая жизнь рядом с отцом, не приходится. Очень горжусь своими дочерями.

— А правда ли, что вы ввели в Министерстве обороны «сухой закон»?

— Это сложно сделать в любом министерстве. В моей практике было, конечно, несколько случаев введения «сухого закона». Такие случаи были в Нефтегорске на Сахалине, в Ленске, когда надо было выполнить поставленную президентом задачу по возведению жилья для пострадавших в результате наводнения более чем 40 тысяч человек за 100 дней…

Что же касается Министерства обороны, то я просто не употребляю сам вообще. А оборонное ведомство — это такая структура, в которой берут пример с руководителя. Постепенно у нас все это распространяется на все звенья.

— Вы играете в хоккей и, по слухам, не сдерживаете эмоций. А как вы поступаете в случаях, когда на вас нападает президент или кто-то из «олимпийских»?

— Ни президент, ни кто-то из «олимпийских» на меня не нападают, потому что мы с ними играем в одной команде. Что касается членов команды-соперника, то это, конечно, другое дело. Хоккей есть хоккей, игра есть игра. Но те, с кем мы играем, это люди, которые понимают: хоккей, это не основная наша работа и не основное наше занятие. Наши головы — рабочий инструмент. Это не «парные органы», их надо беречь. Мы, естественно, никогда не станем профессиональными хоккеистами. Но нам нравится играть в хоккей, нам в принципе нравится заниматься спортом. Для нас игра в хоккей — это прежде всего коллективное общение, это раздевалка, это разговоры, общение после хоккея, до хоккея, это обсуждение спортивных новостей. Когда в НХЛ каникулы, то с нами обычно играют Овечкин, Малкин, Ковальчук... Игра с ними напоминает анекдот: «Как пройти на Дерибасовскую?» — «Идите прямо, и она сама вас пересечет…» Так и здесь: рассекай себе спокойно на коньках, и шайба сама к тебе прилетит.

2016 год, тройка нападающих: Евгений Малкин, Сергей Шойгу, Александр Овечкин. Фото: mil.ru

Играть с легендами — это, конечно, потрясающе! Какую гамму эмоций испытываешь, когда сидишь на одной скамейке с Александром Сергеевичем Якушевым. Чтобы посмотреть на его игру, скажем, в серии-1972, я пешком проходил по нескольку километров и хозяину телевизора выкапывал за просмотр матча несколько мешков картошки на его участке. Сейчас Александру Сергеевичу за 70, но он по-прежнему выходит на лед, и он красавец.

— А находится ли у вас время общаться со старыми друзьями? И если да, то кто они?

— Конечно, я общаюсь со старыми друзьями. Не так часто, как хотелось бы, но общаюсь. Правда, кого-то уже нет в живых. Так случилось, что я в довольно молодом возрасте уже руководил стройками. И моими друзьями и учителями тогда, как правило, были люди постарше. Я очень дорожу отношениями с ними и воспоминаниями о совместной работе. И, когда я приезжаю в те края, обязательно с ними встречаюсь.

1987 год. Предприятие «Абаканвагонмаш». Сергей Шойгу, председатель Госстроя СССР Юрий Баталин, министр тяжелого и транспортного машиностроения СССР Сергей Афанасьев. Фото: mil.ru

Скоро будет 30 лет с тех пор, как я стал членом Правительства России. Ценю отношения с Виктором Степановичем Черномырдиным и Евгением Максимовичем Примаковым. Считал и считаю их своими старшими товарищами и во многом учителями. Конечно, у меня здесь за это время появилось много друзей. С Сергеем Лавровым мы часто вместе отдыхаем, вместе занимаемся спортом и обсуждаем при этом все наши дела. Он, кстати, всегда источник и замечательный рассказчик самых свежих анекдотов.

За годы моей работы в Минобороны у нас сформировалась прекрасная команда из моих заместителей, где каждый на своем участке ответственности настоящий профессионал и надежный друг. Особо доверительные отношения у нас с Валерием Герасимовым. Очень мудрый человек и мой товарищ.

Без друзей нельзя. Друзья должны быть. Мои близкие друзья — Юра Воробьев и Руслан Цаликов, которых я очень ценю. Юра сейчас — заместитель у Валентины Ивановны Матвиенко в Совете Федерации, с которой я тоже много лет дружу.

— А какова самая главная мечта министра обороны России?

— Вернуться в Сибирь. Это моя главная мечта. И я убежден, что она будет реализована. Хочу вернуться во времена моей молодости. У меня большая ностальгия по Советскому Союзу — не по каким-то отдельным лозунговым вещам, а по тому настроению, по тому духу, который царил тогда в те времена, особенно в тех местах. Когда в Братске люди стояли часами на морозе, под открытым небом, чтобы послушать стихи Евгения Евтушенко, поэму «Братская ГЭС». Он срывал себе голос, там микрофонов не было, а женщины вытирали слезы… «гордый дух гражданства». Очень часто об этом думаю, очень часто поправляю себе настроение воспоминаниями о тех временах.

В нашей нынешней жизни, к счастью, вновь есть место для реализации таких больших проектов, какими были когда-то Комсомольск-на-Амуре, Красноярская и Саяно-Шушенская ГЭС, Байкало-Амурская магистраль, большие комплексы в Иркутской области, Братская ГЭС. Без реализации подобных проектов сложно прививать молодежи чувство созидания. Вспомните, как искренне люди ехали на все эти стройки!

Я очень хочу вернуться в Сибирь и построить там один, а лучше еще два города! И верю, что моя мечта осуществится!

Операция «Валькирия» — отзывы и рецензии — КиноПоиск

сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 10255075100200

1—10 из 160

Duds

Ожидания оправдались.

Этот кинофильм я ждал. Ждал с тех пор, как увидел первые анонсы. В течение двух лет я выискивал любую информацию о нём, скачивал обои и трейлеры. Но тем не менее, я не ожидал от «Операции «Валькирия» чего-то сверхъестественного - просто верил в хорошее кино. И был удивлён, когда ожидания оправдались. Полностью. Наверное, впервые, касательно фильмов в жанре “Hollywood Movie” – для массового потребителя.

Создателям фильма в сюжете удалось избежать типичных атрибутов данного жанра – Love story, мощных экшен-сцен и др. Где-где, а здесь вы этого не ищите.

Мое мнение заключается в том, что получился очень качественный триллер на основе исторических событий, где центральная роль отводится главному герою. Я считаю, что роль полковника фон Штауффенберга в контексте фильма была написана сценаристами специально под Тома Круза, который достойно с ней справился. Его персонаж получился «живым», реальной исторической личностью, не нарисованным. Остальные герои ленты остались в тени перед ним и не запомнились мне просто потому, что по сюжету они выглядят живыми декорациями относительно главного персонажа. Даже Гитлер.

Но и кроме неподражаемого Круза здесь есть на что посмотреть. Фильм относится к тем, в которых большая часть зрителей, я думаю, изначально знает сюжет и чем всё закончится, настолько он известен. Удивить в итоге потребителя сложно. Творцам лишь остаётся ярко и точно, продумав всё до мелочей, построить сюжет так, что зрители всё равно будут переживать. В «Валькирии» это удалось на все 100%. Каждое мгновение фильма меня не покидала мысль: «А вдруг у них всё получится? Должно же ведь получиться!», которая не позволяла мне в течение всего времени оторвать взгляд от монитора. А это уже и является признаком хорошего, качественного кино.

Повторюсь, шедевра я не ожидал, но мой личный вердикт таков: «Рекомендую к просмотру»

9 из 10

прямая ссылка

10 января 2009 | 15:01

После 'Валькирии' я побрела слоняться по городу, куда глаза глядят, перенесла все дела, лишь бы не было необходимости произносить что-то вслух. Слова выпали даже из ума, не только из речи. Нет, я не о том, что у меня оценка фильму 'нет слов'. Оценка фильму - 'минута молчания', которая растянулась на час, два, больше…

Или это никакая не оценка даже, а просто впечатление? Когда после второго просмотра на следующий день все слова и чувства смешались, а я сижу, как оглушенная, и не хочется никаких иных впечатлений.

А тем не менее «Валькирия» очень скромный фильм. Фильм, который словно ни на что не претендует. Он просто есть. Это вовсе не исследования человеческих душ и увеличение ужасов войны под микроскопом. Это история одного дня, история одного заговора, и режиссер ни на шаг не отклоняется от темы. Это триллер. Экшн. Нам и показывают лучшее афёрное кино, какое только можно придумать. Лаконичное, с жесткостью движений марширующего солдата, в которых нет ничего лишнего. Ритмичное, как и спланированное действие. Стремительное, как рок времени, что никто не в силах повернуть назад. Здесь все подчинено рассказу этой истории – динамика смены кадров, растушевка заднего плана, ритм музыки, заставляющей схватиться за ручки кресла в напряжении, реплики героев и ракурсы камеры. И это объясняет многое. Отвечает на вопросы, почему в фильме нет того или иного события, развития, образа, смысла, а почему есть. Фильм «Операция «Валькирия» - это фильм об операции «Валькирия», последней из 15 известных попыток убить Гитлера и остановить войну.

Но… это лишь первый слой, внешний слой всего, что есть в фильме. Режиссер ни на йоту не кощунствует над темой повествования, делая его доступным и интересным. Это все-таки наша история. Это тяжелая и неоднозначная ее часть, и очень важно было при создании картины отнестись к ней с уважением. И все это уважение режиссера воплотилось в неописуемой художественной ценности картины, заставившей меня оцепенеть в молчании. Главный композиционный прием, который просто потрясает – это маскировка под документальность. Причем под правильную документальность, ту, что просто перечисляет факты, вычеркнув из них все эмоции. Мне, зрителю, предоставили полную свободу решать, думать, чувствовать… выбирать, где у меня будут эти самые эмоции и будут ли вообще. Все, что могло бы сделать историю более сентиментальной, попросту убрали, потому что это не относилось к центральному действию. Но на периферии, на заднем плане кадра, там, где надо бы потрудиться, чтобы это заметить, нам оставили и глубокомысленность, и архетипичность, и героизм, и трагедию.

Вы только посмотрите, как в фильме показаны люди. Даже если у актера всего две сцены, персонаж врезается в память. И он являет собой не только характер человека. Это трагедия народа. Поколения. Обстоятельств. Мне странно, что кто-то увидел здесь только Штауффенберга. А как же этот командующий резервной армией, назову его «общее построение»? Шикарен ведь. А начальник телеграфной станции – «отправляйте»!.. А девчонка-телеграфистка, которая захлебнулась слезами при вести о смерти фюрера? Не говоря уже о людях, которым досталось побольше экранного времени. Адъютант Штауффенберга – юность, преданность, и это – офицер фашисткой армии. А генерал Ольбрихт (Билл Найи) – страх пополам с принятым решением, сомнения, властность, цельность все-таки… Генерал Фромм – подлый ведь человек, но простота и обаяние!.. И так можно еще долго перечислять, очень. Там каждый особенный, и сыграно это за доли секунд.

А любовь, кто-нибудь заметил, какая в «Валькирии» история любви? Очень важно, сколько экранного времени отведено Нине фон Штауффенберг. Обратите на это внимание. И за это время мы успеваем увидеть боевую подругу. Женщину, принимающую роковое решение мужа целиком. Она ни разу не говорит о себе, о том, что он нужен ей, потому что он для нее важнее собственного эгоизма. Знает, что теряет, и делает это молча. Ни одной попытки отговорить. Это жертва, самопожертвование, она думает в унисон с ним, идет в ногу с ним, не меньше. Поддерживает. Улыбается ему… так он будет уверен, что все делает правильно, так не будет беспокоиться за нее. А эта сцена, где малыш надел военную фуражку. Их лица – сначала такие разные. Но потом, когда жена оглянулась на мужа, и все поняла, они стали единым целым. Именно такие истории любви, нарисованные пунктиром, точечками, просто выворачивают меня наизнанку.

Ну и, наконец, о Герое. Когда смотрела в первый раз, не заметила всего. Следила за действием. Потом уже увидела это «как» вместо «что». Вместо сплошь положительного героя без единого недостатка, чей характер сложно обозначить конкретными чертами, я увидела Чудо. Такое не принято сейчас изображать в кинематографе, в таком не принято видеть глубину. Характер Штауффенберга проще взять и перепутать с шаблонностью героя комикса, сложнее поверить и удивиться. А удивляться есть чему. Потому что смотреть на то, как человек справляется со всем, что на него валится в прогрессии снежного кома, нереально без удивления. Начиная с ранения и заканчивая провалом операции. Он справляется именно как живой, настоящий человек, а не картонный.

Отбросив сомнения, не озираясь по сторонам. Он знает, на что идет, и все равно идет. И это потрясает. Потому что так умеют только просветленные. Люди с ясным умом, живущие для других. Я так себе Иисуса представляю. В противовес тому, что можно увидеть у Веббера или Скорсезе. Представляю его спокойным. Наполненным духом изнутри. Силой. И в этом и заключается главная причина того, что Штауффенберга много. Потому что целью в фильме было делать дело. Делать срочно. Не колеблясь. И он один смог. Да, сложно поверить в такую личность, это и правда сродни религиозной мистике. Но я Тому Крузу верю.

Фильм этот врезался в мой мир с разбегу, на большой скорости, там и останется. Он очень сильно выделяется в череде фильмов, играющих на чувствах. «Валькирия» будто бы прячет чувства. Никаких болевых точек, смотрите, ведь графа никто ни разу не назвал Клаусом. А имя ведь – способ манипулировать, вспомним адвокатуру из «Нескольких хороших парней» - «назовешь его Уилли, он сразу станет для присяжных человеком, у которого есть мама». Лишь в финале Брайана Сигер оглушает болью, бьющей в упор. Субтитры в последней сцене – уникальная режиссерская находка. Сухо, четко, выверено. Гармонично, стройно, совершенно. Как и весь фильм.

прямая ссылка

31 января 2009 | 11:28

Flipsy

17 мгновений весны.

Или как послать сапоги Гитлера в затяжной полет?

Режиссер Брайан Сингер, за исключением сценарно-собственноручных «Подозрительных лиц», за участие в которых Кевин Спейси получил свой первый Оскар, известен массовой публике, как папа экранных «Людей Икс» и непотребительского вида шоу под названием «Возвращение Супермена». Но Брайан толи решил оправиться, толи просто захотел снять серьезное кино.

Получается следующий коктейль – что, если Тома Круза, за последние годы не отметившегося нигде в главной роли («Солдаты неудачи» не считаются, конечно) снарядить в обмундирование офицера Третьего Рейха, а за основу взять затертый в кинематографе, так называемый переворот 20-июля, когда случилось известное покушение на Гитлера, у нас в простонародье клейменное фабулой «это где стол взорвали».

К небольшому разочарованию под туманной завесой зимних блокбастеров и возвышенных критиками «Миллионера из трущоб» и «Дела Бенджамина Баттона» данная историческая летопись в лице «Операции Валькирии» прошла тихо и без особого ажиотажа на своем блике, собрав, тем не менее, неплохую кассу. Тем более, что полотно на Оскар открыто претендовать и не пыталось. Не то чтобы формат, а исполнение не то, без натянутых амбиций: главного героя убивают (ну известный исторический факт – не спойлер) бесславно, без сумбурного пафоса и невесть откуда взявшейся обычно пронзительной оркестровой музыки, быстро и с отсутствием колебаний на лице. Никто не переигрывает и не лезет из шкуры вон, чтобы выделиться, а Штауффенбергу за местом Круза даже не дают собственную законченную биографическую историю, но это даже к лучшему. Кино не выглядит немыслимой совокупностью случайных событий, к чему все чаще прибегают сценаристы, чтобы выдавить искру, на поверку больше похожую нынче на избитое клише. Это произведение, если не вдаваться на дорогую постановку, является документальным фильмом за работой действительно хороших на сей раз, голливудских рук. То, что в начале сообщается «Снято на основе реальных событий» - не совсем правда; авторы явно не хотели показаться высокомерными, потому что большинство событий под копирку соответствуют фактам. Проверено повторно, собственноручно в учебниках истории и в инете. Вроде даже такую важную мелочь, как правдоподобность скрупулезно соблюли в рамках 13-летнего рейтинга, не становясь на колени пред ним – внимательно показать покалеченного войной, рассудительного человека не страшно, это необходимо.

Тоскливо, что, как и во многих исторических фильмах, в «Валькирии» отсутствует неизвестность в будущем. Мы знаем, что покушение провалится, что всех участников смелой авантюры ждет участь смертников; мы знаем, что СССР (ну уж так и быть, СССР и Союзники) выиграют войну, возьмут штурмом Берлин, Гитлер с некоторыми приспешниками правительства покончат жизнь самоубийством, а всю остальную верхушку, находящуюся у него в беспрекословном услужении ждет скоротечный суд со всем известным приговором, какой был у Садама Хусейна. Примечательно, что именно в этом плане вышедшему на полгода позже, комедийному псевдо-трэш-зрелищу Тарантино о Второй Мировой войне повезло. Что будет, если столкнуть историю и Квентина Тарантино? Будут «Бесславные ублюдки».

Но упрекать за неимение интриги данный шпионский триллер просто не получается: долгая подготовка плана, занятное прохождение всех важных, возможных инстанций в привлечении на «предательскую» сторону, введение полковника Круза в высшее руководство, пиковым моментом которого станет личная встреча с волевым фюрером (вовсе не психопатом с первого взгляда), побег, штурм Берлина по смене власти, неудавшийся переворот и окончание – все это держит у экрана до конца. Усугубляется похвала авторов тем, что продукт они выпустили на свет ну ни капли не мейнстримовый. Но в ответ летят лишь вовремя пущенные козырные тузы: ну и пусть картина по большей части без драйвового действия и состоит из диалогов, зато каких! Соратники по скорейшему ассассинству Гитлера, пока война не кончилась, чтобы самих не замели (ну да, герои героями, но вполне осмысленный инстинкт самосохранения), умело выкручиваются из тонких ситуаций и вообще так освещают свой коварный план друг другу, постоянно переделывая его, как друзья Дэнни Оушена. Интересно, смотрибельно, познавательно.

Учитывая прекрасно выдержанный антураж того фашистского Берлина, где и будет проходить большая часть фильма, утонченно красиво. Притом не покажут ничего лишнего - все сводиться к офисным перипетиям, после которых магическим образом хочется глянуть наши отечественные '17 мгновений весны', но только в их черно-белом обаянии.

Кстати, Том Круз за неимением каких-то ни было ролей в последней время вовсе, как уже было сказано, не тянет одеяло на себя. Хотя его героя Штауффенберга всегда ставят во главе всего этого предпринимательства, а на родине он почетный герой, но все замыкается на смысле операции, а не на личности одного человека. И хотя вся остальная актерская трупа тут не суперзвездная, но каждый достоин уважения. Одни - хладнокровные герои, другие бюрократические трусы, третьи за фюрера. А в заговоре принимали участие не только военные. Высшее сословие, которое независимо стояло особняком в «гитлеровской» Германии так же активно участвует в деле особенно со стороны политики. Но в конце, несмотря на определенные сомнения, все станет на свои места – маски спадут, останутся лишь настоящие лица. А Дэвид Бамбер, исполнявший Адольфа Гитлера, за малыми появлениями на экране снискал неуловимую точность «вождя» - видно, что актер вдохновлялся биографическими лентами, это заметно даже в движениях, мимике и поведении.

Единственную неточность, которую можно предъявить всему повествованию – неправильное произношение германских, армейских званий в то время. Кто смотрел все тех же «Бесславных ублюдков» это легко заметят. Вместо привычных нам званий лейтенанта, полковника, генерала, у них были штурмбаннфюрер, группенфюрер и т.д. Кому списать эту неясность, переводу или оригиналу – не совсем понятно за неимением оригинальной, английской дорожки. Но если оригиналу, то не ясно, зачем было это делать? Просто не углядели, или, чтобы своя собственная публика не была в замешательстве? Зато немцам будет ужасно резать слух.

Познавательное, а главное поучительное кино. То, чему сегодня почти не учат. Офицерская честь, уважение к человеческой жизни, решительность идти до конца. В рамках голливудского исполнения этой заезженной истории – перфекто!

прямая ссылка

09 октября 2009 | 22:53

J. Sparrow

Служить можно Германии или фюреру. Обоим – нет! (с)

I. Позвольте представить Вам полковника Штауффенберга (с)

Граф Клаус Шенк фон Штауффенберг родился в одной из старейших аристократических семей Южной Германии. Клаус Шенк фон Штауффенберг воспитывался в духе католицизма, немецкого патриотизма и монархического консерватизма. Он получил отличное образование, имел литературные склонности, но, в конце концов, выбрал военную карьеру. На военную службу поступил в 1926 году. С энтузиазмом воспринял приход Гитлера к власти в 1933, поверив в то, что нацистский режим обеспечит возрождение Германии. Позднее, однако, его отношение к национал-социалистическим идеям изменилось. Причиной этому стали зверства в отношении евреев и преследования религиозных служителей в Германии.

Вот, собственно роль какого человека должен был исполнить актёр с самой лучшей голливудской улыбкой Том Круз в фильме Брайана Сингера «Валькирия». Однако, данная роль требовала от актёра не широкой улыбки, а возможность передать истинному зрителю все настоящие чувства и эмоции Штауффенберга, в звании полковника в котором проснулась совесть. В результате такой внутренней личностной революции, он понял всю сущность Гитлера и его политики, испытав к этому сильное отвращение. И для военного, с пробудившейся совестью, было самое ужасное то, что вокруг него не было никого, кто бы мог понять его отношение ко всему происходящему в мире, куда вступила нога фашисткой Германии.

Вторая Мировая война. Немецкого офицера Клауса фон Штауффенберга в исполнении Тома Круза, находящегося на фронте в Тунисе (Северная Африка), все чаще посещают мысли о том, что Адольф Гитлер – страшный человек, который хочет погубить не только весь мир, но и саму Германию в том числе. Сидя в своей палатке, он ведёт об этом дневник. Полковник вынужден высказывать своё опасное мнение только на бумаге, так как знает, что правде в глаза смотрит только он. По крайней мере, на этом фронте. При каждом шорохе начинает вздрагивать, так как волнуется, что о его запрещённых мыслях и намерениях могут узнать раньше времени. А довериться пока некому.

На самом деле, начальный эпизод с африканским мотокорпусом является важным вступлением данной картины, так как это один из самых ключевых моментов в биографии главного героя. Именно здесь, на этом фронте, у полковника возникает мысль о том, что нужно спасать любимую Германию, пока её не разрушили сам Гитлер, союзники и войска СССР. А после натиска врага, потеряв на фронте глаз, правую кисть и два пальца левой руки, он возвращается домой, где у него уже точно формируется идея о ликвидации фюрера. Сама же сцена натиска показала весьма мощную атаку в плане войны, зрелищность в плане кино и послужила плавным переходом к основному сюжету фильма. Лёгкая контузия Штауффенберга показалась некой ссылкой на фильм Спилберга «Спасти рядового Райана», где грамотно продемонстрирована контузия капитана Миллера в исполнении Тома Хэнкса при высадке на пляже Омаха в Нормандии, Франции.

II. Операция «Валькирия» началась! (с)

Всем давно известно, что покушение на Гитлера 20 июля 1944 года было неудавшимся, как и все остальные ранние посягательства на его жизнь. Бомба взорвалась, но фюрер остался живым и почти невредимым. Отделался лишь несколькими синяками и ожогами. А всё потому, что крепкий дубовый стол защитил Гитлера от взрывной волны, и ко всему этому ещё заседание из-за жаркой погоды было перенесено из бункера в летний домик, где взрывчатка сработала, но не так мощно, как это могло произойти в первоначальном месте встречи. На это и рассчитывали офицеры, действующие по зову собственной совести, но как сказал Людвиг Бек: «Никогда ничего не идёт по плану».

Брайан Сингер снял фильм по мотивам реальных событий. И фильм снят с исторической достоверностью. Но изначально создатели планировали снять триллер на военную тематику. Однако, как можно данную картину назвать триллером, если уже известен финал? Да, и не только финал, но и некоторые основные события по ходу фильма. По этой причине нельзя сказать, что Сингер снял натуральный триллер. А главным остаётся то, что режиссёру удалось сделать захватывающее кино, которое держит зрителя в постоянном нервном напряжении и просто заставляет ощутить то, как сильно учащается пульс. Наверное, поэтому картину «Валькирия» и интересно смотреть. Конечно, это не шедевр своего жанра, но достаточно сильная и грамотная работа.

Ощущение того, что создатели фильма почувствовали атмосферу того времени, явно присутствует, словно американцы прониклись немецким духом. И не важно, что основным производителем фильма являются Соединённые Штаты Америки, которым не известно всё, что было тогда в Германии. Нужные для картины факты изучены, форма получена, декорации сделаны, актёры на роль немецких солдат подобраны удачно. Вполне возможно, что Брюс Уиллис со своей внешностью смотрелся в роли Штауффенберга лучше, но Том Круз вошёл в свой новый образ как влитой. Из него получился весьма колоритный персонаж, настоящий полковник. В данной картине военная катастрофа показана не так глобально, как это было, например, в фильмах «Список Шиндлера» и «Спасти рядового Райана», но со своей изюминкой, со своими действиями, со своей идеей и со своими подходами к этому проекту.

Открывая учебники по истории, в глаза сразу бросаются фразы, говорящие о том, что на сегодняшний день известно не всё о событиях Второй Мировой войны. И в своей работе Сингер не стремился ответить на все вопросы по поводу этой операции и рассказать подробную биографию Штауффенберга. Он лишь снял фильм об одном из самых громких событий в истории, где он хотел показать только основную часть. Если даже учебники не в состоянии ответить на все вопросы, то создатели фильма явно не обязаны раскрывать все факторы произошедшего. Сингер показал, что не всех немцев устраивал режим Гитлера и выдвинул мнение, что полковник всё-таки был благородным человеком. Очень хочется в это верить. Жаль, что громкие высказывания «Там же был взрыв! Я лично видел! Фюрер мёртв!» или «Портреты снимут, а человека с них повесят» не оправдались.

- Служить можно Германии или фюреру. Обоим - нет!
- За такие разговоры Вас и перевели сюда.
- Те слова были более дерзкими.

Полковнику Клаусу фон Штауффенбергу, благородному герою, посвящается.

прямая ссылка

02 февраля 2009 | 18:25

Несомненно фильм достойный, неплохо передана атмосфера тех событий, а также эмоций людей участвовавших в заговоре против Гитлера.

Правильно ли было брать на главную роль Тома Круза? Думаю, выбор оправдан, если конечно не представлять, что в любой момент он запрыгнет на стол или диван и начнет прыгать по нему. А если серьезно, Том Круз полностью вжился в роль и сыграл по моему мнению здорово. Тот случай, когда фильм смотришь не из за спецэффектов, а из за интереса, как режиссер перенесет известную историю с известным драматическим финалом на экран, думаю, режиссер с этой задачей справился на отлично.

Хотелось бы еще добавить, что многие историки сходятся в том, что заговор был устроен не для того чтобы остановить войну, а для банального захвата власти и продолжения войны естественно по другому сценарию...

9 из 10

12 января 2009 | 18:03

pushkish

'Я солдат, я служу своей стране, но это больше не моя страна'

Фильм со столь зловещим и интригующим названием я давно хотела посмотреть. 'Спасибо' моим американским друзьям, помогли раздобыть. 'Операция Валькирия' - монументальная военная драма, весьма значительная по широте проблематики. Это масштабное и качественное кино. Такими фильмами надо наслаждаться в одиночку, чтобы ничто - ни посторонние комментарии, ни хруст попкорна - не отвлекало от просмотра. Увиденное меня сильно впечатлило. Режиссёр Брайан Сингер показал зрителю огромную адскую 'машину' (систему), поглощающую личность, именуемую фашизмом. Здесь каждый солдат был готов отдать жизнь за Гитлера - своего отца, гуру, хозяина.

О чём, собственно, фильм:

Германия 1944 год. Умнейшие полковники и генералы уже осознают, что война ни к чему не приведёт, усталость накопилась, люди гибнут, геноцид и разруха повсюду. И всё это лишь из-за амбиций одного человека - Гитлера. Его необходимо убить, а власть захватить. 'Показать миру, что не все из нас варвары' - цель заговора. Долг заговорщиков - 'спасти человеческие жизни, которые ещё можно спаcти'. Ведь Гитлер теперь не враг всего мира, он - враг Германии. Миссию исполнить долг и убить Гитлера берёт на себя полковник Клаус фон Штауффенберг (Том Круз), но она оказывается невыполнима. Проваливаются две попытки подорвать Фюрера, а главное, подорвать его безоговорочный авторитет и силу, веру в него людей, идеологию, основанную на страхе. В итоге заговорщиков расстреливают.

Теперь о самом фильме:

В фильме есть всё, что нужно для успеха: захватывающий сюжет, яркий персонаж, достойная операторская работа. 'Операция Валькирия'- это тяжёлое, брутальное, по-настоящему, жёсткое кино. Режиссёр смог выстроить оригинальную и захватывающую историю, воссоздал атмосферу военного времени, характеры, невидимые нити между героями.

По степени вовлечения в сюжет нет фильму равных, действие развивается по нарастающей. Сметающая всё на своём пути пути бомбёжка в самом начале фильма моментально погружает в атмосферу второй мировой войны. Роскошные самолёты (Миссершмитты и Юнкерсы), автомобили Opel, костюмы, грозная музыка, гнетущая атмосфера, антураж, нацистская символика, а кроме того, шпионские штучки (бомба в форме бутылки виски и карандаши с детонаторами) - всё это в полной мере раскрывает талант Брайана Сингера как постановщика-визуалиста. Трюков, правда, в фильме нет никаких. (Ну, это ж не боевик!) А спецэффектными были лишь несколько сцен фильма. Вся картина окрашена в мрачный, как сама война, серый цвет. И выбран доминантным он не зря.

Честно говоря, первая половина фильма меня не впечатлила. Да это и понятно, она не так ярко эмоционально окрашена. Бесконечные заговоры, кулуарные собрания, переговоры, диалоги порядком напрягали. Ну, так политика ж! Помимо этого, диалоги грешат повторами. Временами мне казалось, что фильм искусственно растянут до полного метра при сюжете, от силы, минут на двадцать. И вот полфильма ходит, ездит Том Круз с волшебным портфельчиком со взрывчаткой в руке, и ничего толком не происходит. Зато в конце появляется такая динамика, что даже завидую тем, кому только ещё предстоит наслаждаться фильмом!

Теперь о героях:

Основная художественная нагрузка ложилась на плечи исполнителя главной роли. Выбор режиссёра был удивительно точен. Брутальный, фактурный Том Круз создал поистине культовый образ полковника Штауффенберга. Том Круз - стержень всего фильма. Его строгое, волевое лицо идеально подошло для роли. Он являет собою эталон мужественности и благородства. Эмоций минимум, решительный и холодный - таков Штауффенберг Тома Круза. Ещё на первых минутах картины при бомбёжке в Африке наш герой теряет левый глаз и правую руку. Но с повязкой и без руки он чертовски хорош в стильном военном мундире!

'Я солдат, я служу своей стране, но это больше не моя страна' - произносит Штауффенберг столь важную фразу в фильме. Для героя слова 'честь' и 'долг' не потеряли своей ценности. За время фильма он проходит путь от жертвы разочарования до почти убийцы. Здесь есть психологический и философский подтекст: герой стоит перед выбором, на карте жизнь его и его близких или Родина. 'Война кончится, и человек будет счастлив'- это тоже очень значимая реплика.

Во время встречи с Гитлером подобострастное лицо Круза не оставило меня равнодушной. А в момент казни поразила его непоколебимость. В общем, можно поаплодировать и признать, что Том Круз не просто кассовый 'селебрити' а настоящий Актёр (с большой буквы 'А')!

Гитлер же представлялся мне именно таким. Он в фильме немногословен, ему заведомо отведена роль скорее 'объекта' покушения, чем самостоятельная роль.

Резюмирую:

Система, созданная одним человеком, не смогла ему противостоять и существовать самостоятельно. Авторитет Гитлера безоговорочен. Отчаяние, боль, разочарование, беспомощность, бессилие против системы, разочарование заговорщиков не оставили меня равнодушной. 'Операция Валькирия' - фильм с очень сильной эмоциональной концовкой. Эмоции всё нарастают, а в самом конце достигают своего апогея. И вот уже титры, а ты всё ещё под впечатлением от увиденного. Значит, время просмотра прошло не зря.

Я думаю, что фурора фильм не произведёт, но вызовет живой интерес в среде любителей военной истории. Он сделан, может быть, не так ярко, но качественно. Мною фильм одобрен и рекомендован к просмотру.

8 из 10

прямая ссылка

23 января 2009 | 12:21

Эта история, написанная временем, заставляет задуматься и задать вопрос: «А что если…?»

А что если граф Штауффенберг ликвидировал бы Адольфа Гитлера, что тогда? Можно только догадываться и виртуально моделировать ход истории.… Но одно ясно наверняка, захватив власть в нацисткой Германии, он бы остановил массовые убийства, как немецких, так и русских солдат. Тем самым спас бы тысячи жизней ни в чем не повинных людей!

Если бы за считанные секунды до взрыва кто-то бы из присутствующих не переставил портфель! Если бы ни этот массивный дубовый стол! Если бы, если бы, если бы да кабы…

Жалко самого полковника Штауффенберга, жалко всех заговорщиков, жалко всех, кто участвовал в плане «Валькирия».

В фильме есть ключевая сцена – пустой и обреченный взгляд главного героя, когда он все же осознает свою ошибку и весь ужас провала операции…

Именно в этот момент ты понимаешь, что эти некогда отважные и стойкие люди оппозиции, настолько беспомощны перед Гитлером, что в миг становятся похожими на котят, которые пару минут назад готовы были перевернуть весь ход истории…

Работа операторов и художников вне всяких похвал, отточенные ракурсы персонажей, картинная корректировка движений и поз героев, сочетания человеческих образов с пейзажной обстановкой, рациональная динамика остросюжетных моментов фильма, все это они.

А режиссер Брайан Сингер в свою очередь продемонстрировал мастерство и умение работать с материалом, имеющим ценность для всей истории. Наряду со своим прошлым фильмом «Способный ученик», показал, что тема фашизма ему интересна и является неким вдохновением для его будущих работ…

Голландская актриса Кэрис Ван Хаутен, исполнившая роль жены графа Штауффенберга, как и актер Вальдемар Кобус забронировали за собой образы жителей Германии середины прошлого века. И действительно так и есть приглашение их в эту картину не случайно!
Поклонники жанра помнят успех военной драмы «Черная книга», где с блеском сыграли эти талантливые актеры. Использованные ранее образы сослужили хорошую службу создателям «Операции Валькирия». Все выверено и точно!

Том Круз… а что Том Круз!? Как всегда неповторим и неподражаем! Главная персона и настоящая звезда Голливуда.

Фильм очень ценен для жанра, подобных историй про ту трагичную эпоху очень мало.

А «Операция Валькирия» как раз внесла яркий вклад в этот короткий список военных шедевров. Безусловная ценность…

прямая ссылка

07 марта 2009 | 14:32

Шона

Патриотизм или амбиции. Что важнее?

Что скрывать: ждала, ждала, ждала…

В принципе неплохо. Сюжет, грим, декорации, костюмы… Всё-таки прусская армия всегда хорошо выглядела, а форма СС просто сводит с ума своей строгой красотой. Только не приписывать мне сочувствие неонацистам!

Следует отметить, что события операции 20.07.1944г. воссозданы более-менее полно, конечно же, с приписыванием небольшого художественного вымысла. На то он и синематограф!

Но вот о чём хочется сказать. Мне смешно видеть, как в фильме показаны идеи покушения на «зверя». Они пошли против Гитлера, решили спасти Германию, а также показать, что «не все мы такие»! Господа опомнитесь! Кого Вы обманываете?! Верхушка Вермахта, Абвера, СС да и народ поддерживали идею Второй Мировой войны и агрессивную политику фюрера (это же был реванш за поражение в Первой Мировой). Кроме, конечно же, коммунистов Германии. Именно члены «Сопротивления» не раз покушались на герра Адольфа. А теперь зададим вопрос: почему именно в 44-м году высшие военные чины решили его убрать, а не раньше? Да потому, что он был уже не нужен в это время, он элементарно мешал. Этот уже глубоко психически больной человек теперь только вредил. Его методы ведения войны уже не приносили плоды, он сделал слишком много ошибок. Его стратегия терпела поражение за поражением: Москва, Сталинград, Курск, после и Ленинград; а высадка союзных войск в Нормандии – вовсе означала крах. Тогда генералы в тайне и решили заключить мир с Америкой в обмен на голову Гитлера, а те, в свою очередь, уходят из Нормандии и не допускают вторжения войск СССР в оккупированные территории и, тем более, в Берлин. Верхушка вооружённых сил Германии хотела сохранить репутацию сильной военной державы, а также покоренные земли во время войны. Поэтому и заварилась сия каша!

Клаус Штауффенберг, без сомнения, - патриот Германии, но он не патриот человечества. Он не выступал за закрытие концлагерей ни в начале войны, ни потом; он не требовал прекратить войну; он участвовал в военных действиях в Северной Африке, а там был также ужасный геноцид евреев и коренного населения. И уж тем более он не вёл дневников и не выступал открыто (в начале фильма кадры в Северной Африке) за убийство Гитлера посреди большого скопления солдат! Это просто смешно! Боже мой, он, отвоевав достаточно долгое время, таки прозрел! Полковник был приверженцем националистических взглядов, но не был членом «Сопротивления»! О чём можно говорить?!

Сейчас полковник Клаус Филипп Мария Шенк фон Штауффенберг – национальный герой ФРГ, в Берлине даже имеется Штауффенбергштрассе, где военные принимают присягу при поступлении на службу, а 20 июля – вообще национальный праздник. Но какова реальная суть операции, что празднуют немцы в этот день, знают немногие.

Мне думается, что таким образом немцы хотят искупить свою вину, сказать всем нам, что «не все они такие». Я им верю. Но также молюсь о том, чтобы это чувство вины не превратилось в слепую ярость реванша за унижение.

7 из 10

прямая ссылка

16 февраля 2009 | 18:40

Penguin-Metall

Служить своей Родине, не взирая на чужие взгляды и действия, на власть и влияние, на собственную жизнь и безопасность своей семьи, - это безумие, фанатизм, или же героизм, вызванный преданностью и любовью?!...

Начну с наиболее важного откровения - я ни в коей мере не пожалел о походе на этот фильм.

Фильм, - определенно, чемпион в среднем весе, он не груб, но резок, не красноречив, но глубок, не многословен, но четок и лаконичен.

Просмотреть его с серьезным выражением лица и с предельно трезвой головой - все равно что сжать зубами острие ножа - холодное, медленно проворачивающееся, но не ранящее десен. Порой, когда пронзишь лакомый кусочек тортика вилкой, откроешь рот, и со смаком надкусишь прелестное лакомство, торопясь ощутить божественный вкус, твои зубы натыкаются на металлический зубчик... Это, пожалуй, лучшее сравнение, что приходит мне в голову. Ведь обширная рекламная компания и плотная группа постановщиков, разъезжающая, чуть ли не по всем странам Земного шара (Европой не ограничились, вспомнили и про ключевую фигуру Второй Мировой - Россию-матушку), - все это наводило на одну привычную мысль: n-ый по счету коммерческий проект, очередной блокбастер, - расхваленный, разукрашенный, переливающийся и без солнечного света, но пустой внутри (сколько таких было, mama mia!). Хотя, с другой стороны, лично я не был уверен в том, что это несъедобный 'павлин', интерес к данной ленте появился благодаря собственному чутью, крупице информации, которую я не поленился выискать, и, разумеется, парочка ранее оставленных отзывов. Так вот, этот фильм - не очередной тщательно забальзамированный 'труп' во фраке с бантиком, которым многие готовы любоваться, отказываясь взглянуть ему в глаза и признать что это мертвечина. Это одноглазый и безрукий, сдержанный и последовательный Том Круз с поджатыми губами и страдальческим взглядом:) Двигается он только вперед, и он готов доказывать Вам свою жизнеспособность каждую минуту фильма, уж поверьте.

Итак: высокобюджетное ли это кино? Вне сомнения. Рассчитано ли оно на всех? Вполне возможно. Пытается ли оно угодить всем и каждому своей примитивностью и узколобостью? Ни черта подобного! Наконец, сделано ли оно ради денег!? Отчасти, безусловно... но, глядя на непривычную структуру фильма, его бледность и неповоротливость, к тебе приходит осознание того, что в этот раз заокеанские творцы отошли от стандартов, разорвали неоднократно используемый рецепт успешного среди зрительских масс боевика или триллера, и создали нечто новое, непокорное деньгам и взглядам.

Именно оттого что фильм лишен всяческих прикрас, крикливых сцен, вызывающих нарядов, даже ярких цветов - он, безусловно угодит не всем зрителям, любителям войнушек, соплей, буйных красок, так называемой нынешней 'романтики' лучше посидеть дома. Фильм сух, сер, лишен вызывающих нарядов, даже громких реплик! Он словно советский танк, искореженный и разваливающийся, но гордый и неумолимо приближающийся. Его можно не принимать всерьез, от него можно убежать и спрятаться, но лучше пойти ему на встречу и прикоснуться к истории...

Желаю выделить в числе прочих несколько нетипичных плюсов:

1) Любовной линии уделено каких-то 3 минуты повествования! И, Вы не поверите, это ровно столько сколько и требовалось. Пусть знакомая сцена расставания, благодаря плавности съемки и реализму происходящего в это не хочется верить, это мгновенно усваивается и принимается;

2) Четкая, идеально сложенная и изложенная сюжетная линия - цепь без разрывов, которую вкладывают в Вашу руку (Вам остается лишь пройтись не отнимаю ее). Кого-то не устроило, что уж больно мало зданий нам показано, ну что же, это не документальные съемки послевоенного Берлина, их столько сколько и должно быть;

3) Одна из лучших ролей Крузи, это Вам не с мотоцикла слетать и не злодеев по песку катать. Монотонная игра? Может показаться, но игра, в первую очередь, достойная и достоверная, а уж после признания этого можно выдумывать бесконечное число недоброжелательных эпитетов.

Кроме того, столь излюбленный приемы американцев как героическая смерть, повышенное внимание страданиям героев (дабы растрогать публику) здесь, не то чтобы не используются, здесь им самое место! Это не просто попадание в яблочко, это неотъемлемая часть картины.

Никакого утрирования, никакой возвышенности, никакой палитры! Только голая стальная правда и очевидные попытки скрестить документальное кино с драмой, оформив это как историческую повесть, расценивать которую можно и как детективную историю, и как личную драму одного человека, а так же как трагедию целой нации...

Одним из малочисленных минусов является отсутствие саундтрека и сильной, давящей музыки, которая здесь была бы незаменимым козырем. Отдаленный военный марш - лишь начальная стадия того, что можно было вправить.

Фильм достоин ежедневных споров и неоднократных рассуждений. Это не шедевр, это полезное, информационное, своеобразное кино.

Вы знаете, как Гитлер пришел к власти, Вы знаете как он закончил свою жизнь, вы знаете сколько страданий и ужасов принес его режим всему человечеству, вы расцениваете гитлеровскую Германию как прожорливого монстра, разинувшего пасть на весь неугодный ему мир... но Вы не знаете как другие немцы, следовавшие своим моральным принципам и прислушивающиеся к голосу совести, в то же самое время, изо всех сил пытались свергнуть прославленного лидера, вождя своего народа, тирана и безумца...
А ведь у каждой медали две стороны, и если Вам предоставили возможность перевернуть ее - сделайте это!

прямая ссылка

29 января 2009 | 17:12

ClassicCriminal

«Авраам просил Бога пощадить Содом и Гоморру если в них найдется хоть десять праведников.»

«Кажется Германии хватит и одного…»

Спасибо, Брайан, спасибо, съемочная бригада, спасибо всем, кто принимал участие в создании этого исторического фильма. «Операция Валькирия» - кино о людях, бросивших вызов величайшей движущей силе во времена Второй мировой войны, доказавшим, что германская душа имеет иную сторону. Сторону, обратную фашизму, насилию, кровопролитию, всему ужасу того времени.

Это кино, в котором веришь в счастливый конец до самого переломного момента, хотя заранее знаешь, что этого не случится. Кино, которое заставляет прочувствовать абсолютно каждого человека, который имеет какое-либо отношение к происходящему в стране перевороту, с целью свержения Гитлера, и освобождения Европы. Кино, после которого остается сильнейший осадок на сердце, и, возможно, мучение собственной совести, наверное за то, что раньше не придавал подобному однажды произошедшему событию должного значения. Кино, которое заставляет вас забывать о собственном дыхании, из-за того напряжения, что вы испытываете в моменты накала страстей, происходящих на экране.

Редкостный фильм, показывающий всю мощь мужской актерской игры Голливуда, когда при любом виде главного героя, моментально узнаешь знакомое лицо, и за блестящей игрой которого следишь с пристальным вниманием. Не хочется даже вдаваться в подробности, описывая проделанную работу того или иного актера, так как трудно на всем этом фоне выделять какие-то слабые звенья, в то время как кроме сильных актерских трудов там ничего нет. И я бы не стал говорить, что здесь выделяется один лишь Том Круз. Ему попросту досталась главная роль, соответственно, и требований к ней наибольшее количество, с которыми он справился в своей любимой манере. Том всегда выполнял любые указания на съемочной площадке безупречно, о чем бы его не просили. И даже несмотря на то, что многие в последнее время его не особо жалуют, актер он отменный, и это нужно признавать, а насчет остального, я бы советовал многим получше присмотреться к его персоне, а не поглощаться собственной упертостью.

Навряд ли это тот случай, когда нужно прибегать к историческим фактам и проверять их достоверность, пусть на то даже будут какие-то причины, но, по крайней мере, я этим заниматься не собираюсь, в отличие от тех, кто любит заниматься глупыми придирками и ставить фильмам смехотворные низкие оценки за один непонравившийся, по их мнению, неестественный момент. Мне не совсем был ясен момент со взрывом, и, надеюсь, в дальнейшем я его пересмотрю, так как все выглядело мощно и красиво, а число жертв, как я понял, сведено к минимуму. Но это лишь мелочи, поскольку главным волнующим вопросом здесь должно быть то, как до всего этого дошло, и что тому способствовало, а вовсе не принципы работы одной взрывчатки.

Непередаваемая психологическая атмосфера также идет в огромный плюс. Когда то и дело ощущаешь все то эмоциональное душевное состояние, что исходит со стороны всех главных героев, харизматичность главных задач и целей, которых налицо. Вместе с приличной операторской работой и саундтреком, Сингер смог поставить такой фильм, который в состоянии показать историю в истинных цветах, на протяжении всего просмотра лишая фильм каких-либо эпизодических выпадов на общем фоне.

Так вот, в заключении отвечу я, почему мне понравилась данная картина. «Мы докажем миру, что в душе не все такие, как он» - Хеннинг Фон Тресков. И я благодарен создателям, за то, что этим фильмом они действительно показали то, что я сейчас процитировал, сделав это наилучшим образом. Великое историческое кино, которое небезразличные люди воспримут, я уверен, должным образом, и которые запомнят его, мне хотелось бы верить, что навсегда.

9 из 10.

прямая ссылка

29 января 2009 | 03:03

показывать: 10255075100200

1—10 из 160

Омск – город будущего!. Официальный портал Администрации города Омска

Омск — город будущего!

Город Омск основан в 1716 году. Официально получил статус города в 1782 году. С 1934 года — административный центр Омской области.

Площадь Омска — 566,9 кв. км. Территория города разделена на пять административных округов: Центральный, Советский, Кировский, Ленинский, Октябрьский. Протяженность города Омска вдоль реки Иртыш — около 40 км.

Расстояние от Омска до Москвы — 2 555 км.

Координаты города Омска: 55.00˚ северной широты, 73.24˚ восточной долготы.

Климат Омска — резко континентальный. Зима суровая, продолжительная, с устойчивым снежным покровом. Лето теплое, чаще жаркое. Для весны и осени характерны резкие колебания температуры. Средняя температура самого теплого месяца (июля): +18˚С. Средняя температура самого холодного месяца (января): –19˚С.

Часовой пояс: GMT +6.

Численность населения на 1 января 2020 года составляет 1 154 500 человек.

Плотность населения — 2 036,7 человек на 1 кв. км.

Омск — один из крупнейших городов Западно-Сибирского региона России. Омская область соседствует на западе и севере с Тюменской областью, на востоке – с Томской и Новосибирской областями, на юге и юго-западе — с Республикой Казахстан.

©Фото Б.В. Метцгера

Герб города Омска

Омск — крупный транспортный узел, в котором пересекаются воздушный, речной, железнодорожный, автомобильный и трубопроводный транспортные пути. Расположение на пересечении Транссибирской железнодорожной магистрали с крупной водной артерией (рекой Иртыш), наличие аэропорта обеспечивают динамичное и разностороннее развитие города.

©Фото Алёны Гробовой

Город на слиянии двух рек

В настоящее время Омск — крупнейший промышленный, научный и культурный центр Западной Сибири, обладающий высоким социальным, научным, производственным потенциалом.

©Фото Б.В. Метцгера

Тарские ворота

Сложившаяся структура экономики города определяет Омск как крупный центр обрабатывающей промышленности, основу которой составляют предприятия топливно-энергетических отраслей, химической и нефтехимической промышленности, машиностроения, пищевой промышленности.

©Фото Б.В. Метцгера

Омский нефтезавод

В Омске широко представлены финансовые институты, действуют филиалы всех крупнейших российских банков, а также брокерские, лизинговые и факторинговые компании.

Омск имеет устойчивый имидж инвестиционно привлекательного города. Организации города Омска осуществляют внешнеторговые отношения более чем с 60 странами мира. Наиболее активными торговыми партнерами являются Испания, Казахстан, Нидерланды, Финляндия, Украина, Беларусь.

Город постепенно обретает черты крупного регионального и международного делового центра с крепкими традициями гостеприимства и развитой инфраструктурой обслуживания туризма. Год от года город принимает все больше гостей, растет число как туристических, так и деловых визитов, что в свою очередь стимулирует развитие гостиничного бизнеса.

©Фото Б.В. Метцгера

Серафимо-Алексеевская часовня

Омск — крупный научный и образовательный центр. Выполнением научных разработок и исследований занимаются более 40 организаций, Омский научный центр СО РАН. Высшую школу представляют более 20 вузов, которые славятся высоким уровнем подготовки специалистов самых различных сфер деятельности. Омская высшая школа традиционно считается одной из лучших в России, потому сюда едут учиться со всех концов России, а также из других стран.

©Фото А.Ю. Кудрявцева

Ученица гимназии № 75

Высок культурный потенциал Омска. У омичей и гостей нашего города всегда есть возможность вести насыщенную культурную жизнь, оставаясь в курсе современных тенденций и течений в музыке, искусстве, литературе, моде. Этому способствуют городские библиотеки, музеи, театры, филармония, досуговые центры.

©Фото В.И. Сафонова

Омский государственный академический театр драмы

Насыщена и спортивная жизнь города. Ежегодно в Омске проходит Сибирский международный марафон, комплексная городская спартакиада. Во всем мире известны такие омские спортсмены, как борец Александр Пушница, пловец Роман Слуднов, боксер Алексей Тищенко, гимнастка Ирина Чащина, стрелок Дмитрий Лыкин.

©Фото из архива управления информационной политики Администрации города Омска

Навстречу победе!

Богатые исторические корни, многообразные архитектурные, ремесленные, культурные традиции, широкие возможности для плодотворной деятельности и разнообразного отдыха, атмосфера доброжелательности и гостеприимства, которую создают сами горожане, позволяют говорить о том, что Омск — город открытых возможностей, в котором комфортно жить и работать.

©Фото из архива пресс-службы Ленинского округа

Омск — город будущего!

Сунь-цзы об искусстве войны

Сунь-цзы об искусстве войны

Основной текст: Сунь Цзы об искусстве войны (Лайонел Джайлс, перевод) Май, 1994
[Etext # 132] Этот текст находится в ОБЩЕСТВЕННОМ ДОМЕНЕ.

САМЫЙ СТАРЫЙ ВОЕННЫЙ ЛЕЧИТЕЛЬ В МИРЕ

Переведено с китайского

Лайонел Гайлс, M.A. (1910)

I. ПЛАН РАЗМЕЩЕНИЯ
II. ВЕДУЩАЯ ВОЙНА
III. АТАКА STRATAGEM
IV.ТАКТИЧЕСКИЕ РАЗМЕЩЕНИЯ
V. ЭНЕРГЕТИКА
VI. Слабые и сильные стороны
VII. МАНЕВРИРОВАНИЕ
VIII. ИЗМЕНЕНИЯ В ТАКТИКЕ
IX. АРМИЯ НА МАРТЕ
X. ЗЕМЛЯ
XI. ДЕВЯТЬ СИТУАЦИЙ
XII. ПОЖАРНАЯ АТАКА
XIII. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ Шпионов

[Это основной текст Сунь Цзы об Искусстве Войны. Было извлечено из полной работы мистера Джайлза, как указано выше. Сам комментарий, который, конечно, включает эту работу, встроенную в него, был выпущен как suntzu10.txt (или suntzu10.zip). Это выпущено только в качестве дополнения к той работе, которая содержит множество комментариев к этому тексту.]

  1. Сунь Цзы сказал: Искусство войны имеет жизненно важное значение. государству.
  2. Это вопрос жизни и смерти, либо путь к безопасности или погубить. Следовательно, это предмет исследования, который ни в коем случае не может быть пренебрегали.
  3. Итак, военное искусство определяется пятью постоянными факторами: быть принятым во внимание в своих обсуждениях, когда пытается определить условия, получаемые в полевых условиях.
  4. Это: (1) Моральный закон; (2) Небеса; (3) Земля; (4) Командир; (5) Метод и дисциплина.
  5. Моральный закон приводит к полному согласию людей со своим правителем, так что они будут следовать за ним независимо от своей жизни, не испуганный любой опасностью.
  6. Небеса означают ночь и день, холод и тепло, времена и времена года.
  7. Земля состоит из расстояний, больших и малых; опасность и безопасность; открытый грунт и узкие перевалы; шансы на жизнь и смерть.
  8. Командир олицетворяет добродетели мудрости, искренне, доброжелательность, смелость и строгость.
  9. Под методом и дисциплиной следует понимать маршалинг армии в ее соответствующих подразделениях, градации званий среди офицеры, содержание дорог, по которым припасы могут попасть в армию, и контроль военных расходов.
  10. Эти пять голов должны быть знакомы каждому генералу: он кто их знает, победит; тот, кто их не знает, потерпит неудачу.
  11. Следовательно, в ваших размышлениях, пытаясь определить военные условия, пусть они станут основой для сравнения, в этом Мудрый:--
  12. (1) Кто из двух государей проникнут Моралью? закон? (2) Какой из двух генералов обладает наибольшими способностями? (3) С кем лежат преимущества, полученные от Неба и Земли? (4) На чьей стороне дисциплина строго соблюдается? (5) Какая армия сильнее? (6) С какой стороны офицеры и солдаты более подготовлены? (7) В какой армии больше постоянство как в награде, так и в наказании?
  13. С помощью этих семи соображений я могу предсказать победу или победить.
  14. Генерал, который внимает моему совету и действует в соответствии с ним, победит: пусть он останется у власти! Генерал, который слушает не последовать моему совету и не действовать в соответствии с ним, потерпит поражение. уволен!
  15. Руководствуясь выгодами моего совета, воспользуйтесь также любых полезных обстоятельств сверх обычных правил.
  16. При благоприятных обстоятельствах следует изменить свои планы.
  17. Всякая война основана на обмане.
  18. Следовательно, когда мы способны атаковать, мы должны казаться неспособными; когда используешь наши силы, мы должны казаться бездействующими; когда мы рядом, мы должны сделать врага верю, что мы далеко; когда далеко, мы должны заставить его поверить, что мы около.
  19. Держите наживку, чтобы заманить врага. Симулируйте беспорядок и раздавите его.
  20. Если он в безопасности во всех отношениях, будьте к нему готовы. Если он в превосходящей силе, уклоняйтесь от него.
  21. Если у вашего оппонента холерический характер, постарайтесь разозлить его. Притворись слабым, чтобы он стал высокомерным.
  22. Если он расслабляется, не давайте ему отдыха. Если его силы объединены, разъедините их.
  23. Атакуйте его там, где он не готов, появляйтесь там, где вас нет ожидал.
  24. Эти военные устройства, ведущие к победе, не подлежат разглашению. заранее.
  25. Теперь генерал, выигравший битву, производит много вычислений. в его храме, прежде чем начнется битва.Генерал, проигравший битву, делает но несколько расчетов заранее. Так многие расчеты приводят к победе, и несколько расчетов, чтобы победить: сколько еще никаких расчетов! это Благодаря вниманию к этому моменту я могу предвидеть, кто скорее всего выиграет, а кто проиграет.
  1. Сунь-Цзы сказал: «В боевых действиях, где есть в поле тысяча быстрых колесниц, столько же колесниц тяжелых и сотни тысяч солдат в кольчугах с провизией, достаточной для их перевозки. тысяча ли, расходы дома и на фронте, включая развлечения гостей, мелкие предметы, такие как клей и краска, а также суммы, потраченные на колесницы и доспехи, дойдут до тысячи унций серебра в день.Такой это стоимость создания армии из 100 000 человек.
  2. Когда вы участвуете в реальных боевых действиях, если победа надолго придет, тогда мужское оружие потускнеет и пыл их угаснет. Если вы осадите город, вы исчерпаете свои силы.
  3. Опять же, если кампания затяжная, ресурсы Состояние не будет равным напряжению.
  4. Теперь, когда ваше оружие потускнело, ваш пыл погас, ваш силы исчерпаны, и ваше сокровище потрачено, другие вожди прыгнут чтобы воспользоваться своей конечностью.Тогда ни один человек, каким бы мудрым он ни был, не будет в состоянии предотвратить последствия, которые должны последовать.
  5. Таким образом, хотя мы слышали о глупой поспешности на войне, сообразительность никогда не было замечено связанных с длительными задержками.
  6. Нет ни одного случая, чтобы страна извлекла выгоду из длительного военное дело.
  7. Только тот, кто досконально знаком со злом войны, которые могут полностью понять, как выгодно вести ее.
  8. Опытный солдат не поднимает второй налог, его фургоны с припасами загружены более чем вдвое.
  9. Возьмите с собой из дома военную технику, а враг. Таким образом, у армии будет достаточно продовольствия для своих нужд.
  10. Бедность государственного казначейства заставляет содержать армию пожертвованиями на расстоянии. Содействие поддержанию армии на расстоянии приводит к обнищанию людей.
  11. С другой стороны, близость армии вызывает цены подняться; а высокие цены истощают человеческую субстанцию.
  12. Когда их субстанция иссякнет, крестьянство будет страдать от тяжелых поборов.
  13. С этой потерей вещества и истощением сил дома людей будут оголены, а три десятых их доходов будет рассеян; в то время как государственные расходы на сломанные колесницы, изношенные лошади, нагрудники и шлемы, луки и стрелы, копья и щиты, защитные мантии, тягловые быки и тяжеловесные повозки составят четыре десятых от общей выручки.
  14. Следовательно, мудрый генерал старается добыть пищу для врага. Одна повозка с провизией противника равна двадцати собственной, и точно так же один пикуль его корма эквивалентен двадцати от собственный магазин.
  15. Теперь, чтобы убить врага, наши люди должны быть злость; чтобы было преимущество от победы над врагом, они должны иметь свои награды.
  16. Следовательно, в битвах колесниц, когда десять или более колесниц были взяты, должны быть вознаграждены те, кто взял первый.Наши собственные флаги должны быть заменены на колесницы врага, и колесницы смешались и используется совместно с нашим. К пленным солдатам нужно относиться ласково. и сохранил.
  17. Это называется использование побежденного врага для увеличения своего собственные силы.
  18. Итак, на войне пусть вашей главной целью будет победа, а не длительная кампании.
  19. Таким образом, может быть известно, что командир армий является арбитром судьбы народа, человека, от которого зависит, будет ли нация быть в мире или в опасности.
  1. Сунь-Цзы сказал: В практическом искусстве войны лучшее главное - взять страну врага целой и невредимой; разбить и разрушать это не так уж и хорошо. Так тоже лучше отбить армию целиком, чем уничтожить, захватить полк, отряд или роту целиком, чем их уничтожить.
  2. Следовательно, сражаться и побеждать во всех ваших битвах не является высшим совершенство; высшее мастерство состоит в том, чтобы сломить сопротивление врага без боя.
  3. Таким образом, высшая форма полководца - это отпор врагу. планы; следующий лучший вариант - не допустить соединения сил противника; в следующий по порядку - атаковать армию врага в поле боя; и худшая политика всего в осаде городов-крепостей.
  4. Правило: не осаждать города-крепости, если это возможно. избегать. Изготовление мантий, передвижных укрытий и различного инвентаря. войны займет целых три месяца; и нагромождение курганов над против стен потребуется еще три месяца.
  5. Генерал, не в силах сдержать раздражение, запустит его люди бросились в атаку, как роящиеся муравьи, в результате чего одна треть его людей убиты, а город все еще не захвачен. Таковы катастрофические последствия осады.
  6. Поэтому умелый вождь подчиняет вражеские войска без боя; он захватывает их города, не осаждая их; он свергает их королевство без длительных полевых операций.
  7. Со своими силами он будет оспаривать мастерство Империя, а значит, не потеряв человека, его триумф будет полным. Этот это метод нападения с помощью стратагемы.
  8. Это правило на войне, если наши силы на десять противников один, чтобы окружить его; если пять против одного, напасть на него; если вдвое больше, разделить нашу армию на две части.
  9. При равном совпадении мы можем предложить бой; если немного хуже численно мы можем избежать врага; если совершенно неравны во всех отношениях, мы можем беги от него.
  10. Следовательно, хотя упорный бой может быть проведен небольшими силами, в конце концов, он должен быть захвачен большей силой.
  11. Теперь генерал - оплот государства; если бастион завершено во всех точках; государство будет сильным; если бастион неисправен, Государство будет слабым.
  12. Есть три способа, которыми правитель может принести несчастье на его армию: -
  13. (1) Приказывая армии наступать или отступать, будучи не ведая о том, что не может подчиняться.Это называется увиливать армию.
  14. (2) Пытаясь управлять армией так же, как он управляет королевством, не зная об условиях, которые возникают в армия. Это вызывает беспокойство в сознании солдата.
  15. (3) нанимая офицеров своей армии без дискриминации, через незнание военного принципа приспособления к обстоятельствам. Это подрывает уверенность солдат.
  16. Но когда армия беспокойна и недоверчива, беда обязательно придет от других феодальных князей.Это просто анархия в армию и отбросив победу.
  17. Таким образом, мы можем знать, что для победы необходимо пять факторов: (1) Победит тот, кто знает, когда сражаться, а когда нет. (2) Он будет побеждает тот, кто умеет справляться как с превосходящими, так и с низшими силами. (3) Он будет побеждайте, чья армия во всех своих рядах движется одним духом. (4) Выиграет тот, кто подготовился и ждет врага неподготовленным. (5) Выиграет тот, кто обладает военными способностями и которому не мешает государь.
  18. Отсюда поговорка: Если знаешь врага и знаешь себя, вам не нужно бояться результата сотни битв. Если ты знаешь себя, но не враг, за каждую одержанную победу вы также будете терпеть поражение. Если вы не знаете ни врага, ни себя, вы проиграете в каждом бою.
  1. Сунь-Цзы сказал: «Хорошие бойцы прошлого - первыми». себя за пределами возможности поражения, а затем ждали возможности победы над врагом.
  2. Чтобы обезопасить себя от поражения в наших руках, но возможность победить врага предоставляется врагом сам.
  3. Так хороший боец ​​может обезопасить себя от поражения, но не может быть уверенным в победе над врагом.
  4. Отсюда поговорка: можно уметь побеждать, не будучи в состоянии это сделать.
  5. Защита от поражения подразумевает оборонительную тактику; способность победить врага - значит перейти в наступление.
  6. Пребывание в обороне указывает на недостаточную силу; атакующий, избыток силы.
  7. Опытный в обороне генерал прячется в самых сокровенных углубления земли; тот, кто искусен в атаке, вспыхивает из наивысшие высоты неба. Таким образом, с одной стороны, у нас есть возможность защитить мы сами; с другой стороны, полная победа.
  8. Видеть победу только тогда, когда она находится в пределах кругозора обычных стадо - это не вершина мастерства.
  9. Это еще не вершина мастерства, если вы сражаетесь и побеждаете и вся Империя говорит: «Молодец!»
  10. Поднимать осенние волосы - не признак большой силы; чтобы увидеть солнце и луна не являются признаком острого зрения; слышать шум грома не является признаком быстрого уха.
  11. То, что древние называли умным бойцом, - это тот, кто не только побеждает, но с легкостью побеждает.
  12. Следовательно, его победы не приносят ему репутации мудрого человека. ни чести за смелость.
  13. Он побеждает в битвах, не делая ошибок. Не делать ошибок это то, что обеспечивает уверенность в победе, поскольку это означает завоевание враг, который уже побежден.
  14. Следовательно, искусный боец ​​ставит себя в положение, которое делает поражение невозможным и не упускает момент для победы над враг.
  15. Таким образом, на войне стратег-победитель только ищет сражаться после победы, а тот, кому суждено победить сначала борется, а потом ищет победы.
  16. Непревзойденный лидер культивирует моральный закон и строго придерживается метода и дисциплины; таким образом, в его власти контролировать успех.
  17. Что касается военного метода, то это, во-первых, Измерение; во-вторых, оценка количества; в-третьих, расчет; в-четвертых, балансировка шансов; в-пятых, Победа.
  18. Измерение обязано своим существованием Земле; Оценка количества к измерению; Расчет к оценке количества; Баланс шансов к расчету; и от победы до баланса шансов.
  19. Победоносная армия, противостоящая побежденной, - это как фунт вес помещается на весы против одного зерна.
  20. Нападение побеждающей силы подобно взрыву скованные воды в пропасть глубиной в тысячу саженей.
  1. Сунь Цзы сказал: Контроль большой силы - это тот же принцип, что и контроль нескольких человек: это просто вопрос разделения увеличить их количество.
  2. Сражение с большой армией под вашим командованием ничем не отличается от борьбы с маленьким: это просто вопрос установки знаков и сигналы.
  3. Чтобы весь ваш хост мог выдержать атаковать противника и оставаться непоколебимым - это достигается за счет маневров прямого и косвенные.
  4. Что удар вашей армии может быть подобен удару точильного камня против яйца - это достигается наукой о слабых и сильных сторонах.
  5. Во всех боях может использоваться прямой метод соединения сражение, но для достижения победы потребуются косвенные методы.
  6. Непрямая тактика, применяемая эффективно, неисчерпаема как Небо и Земля, бесконечные, как поток рек и ручьев; словно солнце и луна, они заканчиваются, но начинаются заново; как четыре сезона они проходят прочь, чтобы вернуться еще раз.
  7. Нот не более пяти, но комбинации из этих пяти рождают больше мелодий, чем можно когда-либо услышать.
  8. Основных цветов не более пяти (синий, желтый, красный, белый и черный), но в сочетании они дают больше оттенков, чем могут когда-либо видели.
  9. Кардинальных вкусов не более пяти (кислый, едкий, соленый, сладкий, горький), но их комбинации дают больше вкусов, чем могут когда-либо пробовать.
  10. В бою есть не более двух способов атаки - прямые и косвенные; но вместе эти два порождают бесконечное серия маневров.
  11. Прямое и косвенное поочередно ведут друг к другу. Это похоже на движение по кругу - никогда не кончаешься. Кто может исчерпать возможности их сочетания?
  12. Наступление войск подобно натиску потока, который даже катить камни по своему ходу.
  13. Качество решения похоже на своевременный налет сокол, который позволяет ему ударить и уничтожить свою жертву.
  14. Поэтому хороший боец ​​будет ужасен в начале своего, и быстро в своем решении.
  15. Энергию можно сравнить с изгибом арбалета; решение, до спуска курка.
  16. Среди суматохи и битвы может показаться беспорядок, но при этом никакого настоящего беспорядка; среди неразберихи и хаоса ваш массив может быть без головы и без хвоста, но он будет устойчивым к поражению.
  17. Симулированный беспорядок постулирует идеальную дисциплину, симулирует страх постулирует смелость; симулированная слабость постулирует силу.
  18. Скрытие порядка под покровом беспорядка - это просто вопрос подразделения; сокрытие отваги под демонстрацией робости предполагает фонд скрытой энергии; маскировка силы слабостью должна производиться тактические диспозиции.
  19. Таким образом, тот, кто умеет держать врага в движении сохраняет лживую видимость, согласно которой враг будет действовать.Он жертвует чем-то, чтобы враг мог схватить это.
  20. Поднимая приманки, он держит его на марше; затем с группа избранных мужчин он поджидает его.
  21. Умный боец ​​смотрит на эффект объединенной энергии, и не требует слишком многого от людей. Отсюда его способность выбирать выбери нужных мужчин и используй комбинированную энергию.
  22. Когда он использует объединенную энергию, его бойцы становятся как катящиеся бревна или камни.Потому что это природа журнала или камень, чтобы оставаться неподвижным на ровной поверхности и двигаться на склоне; если четырехугольный, то останавливаться, а если круглый, то катиться вниз.
  23. Таким образом, энергия, которую развивают хорошие бойцы, подобна энергии. импульс круглого камня скатился с горы высотой в тысячи футов. Так много об энергии.
  1. Сунь-Цзы сказал: «Кто бы ни был первым в поле и ждет прихода врага, будет свежо для боя; кто бы ни был вторым в поле и должен спешить в бой, прибудет измученный.
  2. Поэтому умный боец ​​навязывает свою волю врагу, но не позволяет навязать ему волю врага.
  3. Предоставляя ему преимущества, он может вызвать у врага подходить по собственному желанию; или, нанеся ущерб, он может заставить его для врага невозможно приблизиться.
  4. Если враг расслабляется, он может преследовать его; если хорошо снабженный пищей, он может уморить его голодом; если тихонько разбить лагерь, он может заставить ему двигаться.
  5. Появляются в точках, которые противник должен спешить защищать; Март быстро туда, где вас не ждут.
  6. Армия может маршировать на большие расстояния без бедствия, если она марширует по стране, где нет врага.
  7. Вы можете быть уверены в успехе своих атак, если только атаковать незащищенные места. Вы можете обеспечить безопасность своей защиты. если вы занимаетесь только позициями, которые нельзя атаковать.
  8. Следовательно, тот генерал искусен в атаке, противник которой не знаю, что защищать; и он искусен в защите, чей противник делает не знаю что атаковать.
  9. О божественное искусство хитрости и тайны! Через вас мы узнаем быть невидимым, сквозь вас неслышным; и, следовательно, мы можем удерживать врага судьба в наших руках.
  10. Вы можете продвигаться вперед и быть абсолютно неотразимыми, если сделаете за слабые места врага; вы можете уйти на пенсию и быть в безопасности от преследований, если вы движения более быстрые, чем у врага.
  11. Если мы хотим сражаться, противник может быть вынужден вступить в бой даже несмотря на то, что он будет укрыт за высоким валом и глубоким рвом.Все мы нужно атаковать какое-то другое место, которое он должен будет освободить.
  12. Если мы не хотим сражаться, мы можем помешать врагу захватывая нас, хотя линии нашего лагеря просто прослеживаются на земле. Все, что нам нужно сделать, это выбросить что-то странное и необъяснимое на своем пути.
  13. Обнаруживая расположение врага и оставаясь невидимым мы можем держать наши силы сконцентрированными, в то время как враги должны быть разделенный.
  14. Мы можем составить единое целое, а враг должен разделиться до фракций. Следовательно, будет целое противопоставлено отдельным частям. целого, а это значит, что нас будет много для немногих врагов.
  15. И если мы сможем таким образом атаковать низшие силы с помощью превосходящий, наши противники будут в ужасном положении.
  16. Место, где мы собираемся сражаться, не должно быть известно; ибо тогда противник должен будет подготовиться к возможной атаке на нескольких разные точки; и его силы, таким образом, распределены во многих направлениях, числа, с которыми нам придется столкнуться в любой момент, будут пропорционально немного.
  17. Ибо, если противник усилит свой фургон, он ослабит его задний; если он укрепит свой тыл, он ослабит свой фургон; должен ли он усилить его левое, он ослабит его правое; если он укрепит свое право, он будет ослабить его левую. Если он повсюду пошлет подкрепление, он повсюду быть слабым.
  18. Числовая слабость проистекает из необходимости готовиться к возможным атаки; численная сила, от принуждения нашего противника сделать эти приготовления против нас.
  19. Зная место и время предстоящего сражения, мы можем сконцентрируйтесь с самых больших расстояний, чтобы сражаться.
  20. Но если не известно ни время, ни место, то левое крыло будут бессильны помочь праву, право в равной степени бессильно помочь слева, фургон не может разгрузить тыл, или тыл, чтобы поддерживать фургон. Тем более, если самые дальние части армии на сотню LI, и даже ближайший разделен на несколько LI!
  21. Хотя, по моим оценкам, солдаты Юэ превосходят количество наших, что не принесет им никакой пользы в вопросе победы.Я говорю тогда, что победа может быть достигнута.
  22. Хотя противник численно сильнее, мы можем помешать ему от боев. Схема, чтобы раскрыть его планы и вероятность их успех.
  23. Разбуди его и узнай принцип его активности или бездействия. Заставьте его раскрыться, чтобы найти свои уязвимые места.
  24. Внимательно сравните армию противника со своей собственной, чтобы вы можете знать, где силы избыточны, а где нет.
  25. При выработке тактических диспозиций высший тон, который вы можете достичь - это скрыть их; скрывайте свои намерения, и вы будете в безопасности от любопытства тончайших шпионов, от козней самых мудрых мозги.
  26. Каким образом победа может быть произведена для них собственными силами врага тактика - вот чего не может понять масса.
  27. Все люди видят тактику, с помощью которой я побеждаю, но то, что нет Видно, что это стратегия, из которой рождается победа.
  28. Не повторяйте тактику, которая принесла вам одну победу, но позвольте вашим методам регулироваться бесконечным разнообразием обстоятельств.
  29. Военная тактика подобна воде; для воды в ее естественной конечно убегает с высоты и спешит вниз.
  30. Итак, на войне нужно избегать сильного и наносить удары. при чем слаб.
  31. Вода формирует свое русло в соответствии с природой земли по которому течет; солдат отрабатывает свою победу по отношению к враг, с которым он сталкивается.
  32. Следовательно, как вода не сохраняет постоянной формы, так и в войны нет постоянных условий.
  33. Тот, кто может изменить свою тактику по отношению к своему противнику и тем самым преуспев в победе, может быть назван небесным капитаном.
  34. Пять элементов (вода, огонь, дерево, металл, земля) не являются всегда одинаково преобладающие; четыре сезона сменяют друг друга по очереди. Есть короткие дни и длинные; у Луны есть периоды убывающей и растущей.
  1. Сунь-Цзы сказал: На войне генерал получает свои команды от государя.
  2. Собрав армию и сосредоточив свои силы, он должен смешивать и гармонизировать их различные элементы перед тем, как представить свой лагерь.
  3. Далее следует тактическое маневрирование, после чего нет ничего сложнее. Сложность тактического маневрирования состоит в в превращении коварного в прямое, а несчастье в выгоду.
  4. Таким образом, чтобы пройти долгий и окольный путь, соблазнив врага прочь, и, хотя и двинувшись за ним, умудриться достичь цель, стоящая перед ним, показывает знание уловки ОТКЛОНЕНИЯ.
  5. Маневрировать с армией выгодно; с недисциплинированным множество, самое опасное.
  6. Если вы отправите в поход полностью экипированную армию, чтобы схватить преимущество, велика вероятность, что вы опоздаете. С другой стороны, отсоединение летающей колонны с этой целью предполагает принесение в жертву ее багажа и магазины.
  7. Таким образом, если вы прикажете своим людям закатать буйволинки, и совершать форсированные марши, не останавливаясь ни днем, ни ночью, прикрывая вдвое большую обычная дистанция с растяжкой, делая сотню LI, чтобы вырвать преимущество, лидеры всех трех ваших дивизий попадут в руки враг.
  8. Более сильные будут впереди, измученные падут позади, и по этому плану только десятая часть вашей армии достигнет своего место назначения.
  9. Если вы пройдете пятьдесят LI, чтобы перехитрить врага, вы потеряете лидера своего первого дивизиона, и только половину своих сил достигнет цели.
  10. Если вы пройдете тридцать LI с одним и тем же объектом, две трети ваша армия прибудет.
  11. Тогда мы можем считать, что армия без обоза потерян; без провизии теряется; без баз снабжения теряется.
  12. Мы не можем вступать в союзы, пока не ознакомимся с проекты наших соседей.
  13. Мы не можем вести армию в марше, если не знаком с лицом страны - ее горами и лесами, ее ловушками и пропасти, его болота и болота.
  14. Мы не сможем превратить естественное преимущество в счет, если мы пользуемся услугами местных гидов.
  15. На войне практикуйте лицемерие, и у вас все получится.
  16. Сосредоточить или разделить ваши войска, должно быть решено обстоятельствами.
  17. Пусть ваша скорость будет скоростью ветра, ваша компактность - леса.
  18. В набегах и грабежах будь как огонь, неподвижность подобна гора.
  19. Пусть ваши планы будут темными и непробиваемыми, как ночь, и когда вы двигаетесь, падаете как молния.
  20. Когда вы грабите сельскую местность, позвольте разделить добычу среди ваших мужчин; когда захватываешь новую территорию, разрезаешь ее на участки во благо солдатства.
  21. Подумайте и обдумайте, прежде чем сделать ход.
  22. Он победит, кто научился уловке отклонения. Таково искусство маневрирования.
  23. В Книге управления армией сказано: На поле битвы, устное слово не заходит достаточно далеко: отсюда и институт гонгов. и барабаны.Обычные предметы также не могут быть видны достаточно ясно: отсюда и институт баннеров и флагов.
  24. Гонги и барабаны, знамена и флаги являются средствами, с помощью которых уши и глаза хозяина могут быть сосредоточены на одной конкретной точке.
  25. Хозяин таким образом образует единое единое тело, неужели невозможно? либо для того, чтобы смельчаки продвигались в одиночку, либо для того, чтобы трусливые отступали в одиночку. Это искусство обращаться с большими массами мужчин.
  26. Таким образом, в ночных боях широко используйте сигнальные огни и барабаны, а днем ​​в бою флагов и знамен, как средство воздействия уши и глаза вашей армии.
  27. Целая армия может быть лишена своего духа; главнокомандующий может быть лишен присутствия духа.
  28. Теперь солдатский дух по утрам горяч; к полудню он начал тускнеть; а вечером его ум склонен только на возвращение в лагерь.
  29. Поэтому умный генерал избегает армии, когда ее дух увлечен, но нападает на него, когда он вялый и склонен возвращаться. Этот искусство изучения настроений.
  30. Дисциплинированный и спокойный, ждать появления беспорядка и шум среди врагов: - это искусство удерживать самообладание.
  31. Быть возле цели, пока противник еще далеко от нее, спокойно ждать, пока враг трудится и борется, чтобы насытиться пока враг голодает: - это искусство беречь свои силы.
  32. Воздержаться от перехвата врага, знамена которого находятся в идеальный порядок, чтобы воздержаться от нападения на армию, построенную спокойно и уверенно array: - это искусство изучения обстоятельств.
  33. Военная аксиома - не идти в гору против врага, ни противостоять ему, когда он спускается.
  34. Не преследовать врага, симулирующего бегство; не нападай солдаты, вспыльчивые.
  35. Не глотать наживку, предложенную противником. Не вмешивайся с армией, которая возвращается домой.
  36. Когда вы окружаете армию, оставляйте выход свободным. Не нажимайте отчаянный враг слишком сильный.
  37. Таково военное искусство.
  1. Сунь-Цзы сказал: На войне генерал получает свои команды от государя, собирает его армию и концентрирует свои силы
  2. В труднопроходимой местности не разбивайтесь лагерем.В стране, где пересекаются большие дороги, возьмитесь за руки со своими союзниками. Не задерживайтесь опасно изолированные позиции. В затруднительных ситуациях вы должны прибегать к хитрости. В безвыходном положении вы должны сражаться.
  3. Есть дороги, по которым нельзя идти, армии, которые нельзя атаковать, города должны быть осаждены, позиции, которые должны не оспариваться, приказы суверена, которым нельзя подчиняться.
  4. Генерал, который досконально понимает преимущества этого сопровождают вариации тактики, умеют обращаться со своими войсками.
  5. Генерал, который этого не понимает, может быть хорошо знаком с конфигурацией страны, но он не сможет повернуть свою знания на практический счет.
  6. Итак, студент войны, не разбирающийся в военном искусстве. изменения своих планов, даже если он знаком с пятью преимуществами, не сможет наилучшим образом использовать своих людей.
  7. Следовательно, в планах мудрого лидера соображения преимущества и недостаток будут смешаны вместе.
  8. Если таким образом умерить наши ожидания преимущества, мы можем преуспеть в выполнении существенной части наших планов.
  9. Если, с другой стороны, среди трудностей мы всегда готовы воспользоваться преимуществом, мы можем выбраться из несчастье.
  10. Уменьшите враждебных начальников, нанося им урон; а также доставлять им неприятности и постоянно держать их занятыми; показывать благовидность соблазнов, и заставить их устремиться в любую точку.
  11. Искусство войны учит не полагаться на вероятность враг идет не из-за нашей собственной готовности принять его; не на вероятность того, что он не нападет, а скорее из-за того, что мы сделали нашу позиция неприступная.
  12. Существует пять опасных неисправностей, которые могут повлиять на общее: (1) Безрассудство, ведущее к разрушению; (2) трусость, которая ведет захватить; (3) вспыльчивый характер, который может быть спровоцирован оскорблениями; (4) деликатес чести, чувствительной к стыду; (5) чрезмерная забота о своих людях, которая подвергает его беспокойству и неприятностям.
  13. Это пять тяжких грехов генерала, губительных для ведение войны.
  14. Когда армия свергнута, а ее лидер убит, причина обязательно найдется среди этих пяти опасных недостатков. Пусть они будут предметом медитации.
  1. Сунь-Цзы сказал: Теперь мы подошли к вопросу о размещении лагеря. армия и наблюдая за признаками врага. Быстро пройди через горы, и держись по соседству с долинами.
  2. Лагерь на высоте, лицом к солнцу.Не забирайся на высоту чтобы бороться. Вот и все о горной войне.
  3. Перейдя реку, нужно уйти от нее подальше.
  4. Когда войска вторжения пересекают реку в своем продвижении, не продвигайтесь вперед, чтобы встретить его в середине потока. Лучше всего пусть половина армия переправится, а затем нанесет вашу атаку.
  5. Если вы хотите драться, вам не следует идти навстречу захватчик у реки, которую он должен пересечь.
  6. Швартуйте свое судно выше, чем противник, и лицом к солнце.Не двигайтесь вверх по течению, чтобы встретить врага. Вот и все о речной войне.
  7. Пересекая солончаки, ваша единственная забота - преодолеть их быстро, без промедления.
  8. Если вы вынуждены сражаться в солончаке, у вас должна быть вода и трава рядом с вами, и встаньте спиной к группе деревьев. Так много об операциях в соляных маршах.
  9. В сухой ровной местности займите легкодоступное место с возвышающимися участками справа и сзади, так что опасность может быть впереди, а безопасность - сзади.Так много для кампании в квартире страна.
  10. Это четыре полезных раздела военных знаний. что позволило Желтому Императору победить четыре нескольких правителя.
  11. Все армии предпочитают высокие земли низким и солнечные места. темный.
  12. Если ты будешь осторожен со своими людьми и станешь лагерем на твердой земле, армия будет свободна от всех видов болезней, и это заклинание победа.
  13. Когда вы выходите на холм или берег, займите солнечную сторону, с уклоном сзади справа.Таким образом вы сразу будете действовать во благо ваших солдат и используйте естественные преимущества земли.
  14. Когда из-за проливных дождей в горах протекает река, Вы хотите, чтобы брод распух и покрылся пеной, вы должны подождать, пока он утихает.
  15. Страна, в которой обрывистые скалы с ручьями бег между ними, глубокие естественные лощины, замкнутые пространства, запутанные заросли, болота и расселины, следует выезжать со всей возможной скоростью и не подошел.
  16. Пока мы держимся подальше от таких мест, мы должны получить врага подойти к ним; пока мы сталкиваемся с ними, мы должны позволить врагу иметь их его тыл.
  17. Если в окрестностях вашего лагеря должна быть холмистая местность страна, пруды, окруженные водной травой, дупли, заросшие камышом, или леса с густым подлеском, их необходимо тщательно вырубить и обследовать; потому что это места, где люди в засаде или коварные шпионы могут скрываться.
  18. Когда противник рядом и молчит, он полагаясь на естественную силу своего положения.
  19. Когда он держится в стороне и пытается спровоцировать битву, он жаждет продвижения другой стороны.
  20. Если его место стоянки легко доступно, он предлагает приманка.
  21. Движение среди деревьев в лесу показывает, что противник продвигается. Появление ряда экранов посреди толстой трава означает, что враг хочет вызвать у нас подозрения.
  22. Птицы, поднимающиеся в полет, - знак засады. Испуганные звери указывают на приближающуюся внезапную атаку.
  23. Когда пыль поднимается высоким столбом, это знак о продвижении колесниц; когда пыль слабая, но распространяется на большой площади, это предвещает приближение пехоты. Когда он разветвляется на разные направления, это показывает, что партии отправлены за дровами. Несколько облака пыли, движущиеся взад и вперед, означают, что армия стоит лагерем.
  24. Скромные слова и усиленная подготовка - признаки того, что враг собирается наступить. Жестокие выражения и движение вперед, как если бы атака - это признаки того, что он отступит.
  25. Когда легкие колесницы выходят первыми и занимают позицию на крыльях это знак того, что противник готовится к битве.
  26. Мирные предложения, не сопровождаемые заветом под присягой, указывают Участок.
  27. Когда много бегает и солдаты падают в звание, значит, наступил критический момент.
  28. Когда видно, что кто-то приближается, а кто-то отступает, это приманка.
  29. Когда солдаты стоят, опираясь на копья, они слабость от недостатка еды.
  30. Если те, кого послали черпать воду, начнут пить сами, армия страдает от жажды.
  31. Если противник видит преимущество, которое нужно получить, и не делает усилия по обеспечению его, солдаты истощены.
  32. Если птицы собираются на любом месте, оно пустует.Шум от ночь предвещает нервозность.
  33. Если в лагере беспорядки, власть генерала слабый. Если транспаранты и флаги передвинуты, начнется мятеж. Если офицеры рассержены, значит, мужчины устали.
  34. Когда армия кормит своих лошадей зерном и убивает скот для еды, и когда люди не вешают свои кастрюли над кострами, показывая, что они не вернутся в свои палатки, вы можете знать, что они полны решимости сражаться насмерть.
  35. Вид людей, шепчущихся кучками или говорящих в приглушенных тонах указывает на недовольство рядовых.
  36. Слишком частые награды означают, что враг пришел в конец его ресурсов; слишком много наказаний выдают состояние ужасного страдания.
  37. Сначала с бахвальства, а потом испугаться численность врага, показывает крайнюю неразумность.
  38. Когда посланников посылают с комплиментами во рту, это это знак того, что враг желает перемирия.
  39. Если вражеские войска гневно маршируют и продолжают стоять лицом к лицу наши давно ни вступая в бой, ни снимая себя опять же, ситуация требует большой бдительности и осмотрительность.
  40. Если наших войск не больше, чем врага, то вполне достаточно; это означает лишь то, что прямая атака невозможна. Какие мы можем просто сконцентрировать все имеющиеся силы, держать близко наблюдайте за противником и получайте подкрепление.
  41. Тот, кто не проявляет предусмотрительности, но пренебрегает своими противниками обязательно будет ими захвачен.
  42. Если солдат наказывают до того, как они стали привязанными для вас они не окажутся покорными; и, если не будет покорным, то будет быть практически бесполезным. Если, когда солдаты к тебе привязались, Наказания не исполняются, все равно будут.
  43. Следовательно, к солдатам нужно обращаться в первую очередь с человечеством, но держится под контролем с помощью железной дисциплины.Это определенный путь к победе.
  44. Если на тренировках солдаты обычно исполняют команды, армия будет дисциплинированной; в противном случае его дисциплина будет плохой.
  45. Если генерал проявляет доверие к своим людям, но всегда настаивает при выполнении его приказов выигрыш будет обоюдным.
  1. Сунь Цзы сказал: Мы можем различать шесть типов местности, а именно: (1) доступная площадка; (2) спутывающаяся земля; (3) выжидательная почва; (4) узкие проходы; (5) обрывистые высоты; (6) позиции на большом расстоянии от врага.
  2. Земля, по которой могут свободно проходить обе стороны, называется доступный.
  3. Что касается земли такого рода, будь впереди врага занимая возвышенные и солнечные места, и тщательно охраняйте свою линию запасы. Тогда вы сможете сражаться с преимуществом.
  4. Территория, которую можно покинуть, но которую трудно снова занять, называется запутывание.
  5. С такой позиции, если противник не готов, вы можете совершить вылазку и победить его.Но если враг готов к твоему приходит, и вы не можете победить его, значит, вернуться невозможно, катастрофа последует.
  6. Когда позиция такова, что ни одна из сторон не получит сделать первый ход, это называется выдержкой земли.
  7. В такой позиции, даже если противник должен предложите нам привлекательную наживку, желательно не шевелить, а скорее отступить, соблазняя тем самым врага, в свою очередь; тогда, когда часть его армия вышла, мы можем нанести удар с преимуществом.
  8. Что касается узких проходов, если вы можете занять их в первую очередь, пусть они будут укреплены гарнизоном и ждут появления врага.
  9. Если армия помешает вам занять перевал, не идите за ним, если перевал полностью укомплектован, но только если он слабо в гарнизоне.
  10. Что касается обрывистых высот, если заранее с противником вы должны занять возвышенные и солнечные места, а там подождите, пока он подойдет.
  11. Если противник занял их раньше вас, не следуйте его, но отступите и попытайтесь переманить его.
  12. Если вы находитесь на большом расстоянии от врага, и силы двух армий равны, спровоцировать битву непросто, и борьба будет вам невыгодно.
  13. Эти шесть принципов связаны с Землей. Генерал занявший ответственный пост должен внимательно изучить их.
  14. Теперь армия подвергается шести нескольким бедствиям, не возникшим от естественных причин, но от недостатков, за которые отвечает генерал.Это: (1) полет; (2) неподчинение; (3) коллапс; (4) разорение; (5) дезорганизация; (6) разгром.
  15. При прочих равных условиях, если одна сила направлена ​​против еще в десять раз больше его размера, результат будет полетом прежнего.
  16. Когда простые солдаты слишком сильны и их офицеры слишком слабый, результат - неподчинение. Когда офицеры слишком сильны а рядовые солдаты слишком слабы, в результате наступает коллапс.
  17. Когда высшие офицеры злятся и непокорны, и при встрече с противником дать бой за свой счет из чувства негодование, прежде чем главнокомандующий сможет сказать, находится ли он в позиция для борьбы, результат - разорение.
  18. Когда генерал слаб и без власти; когда его порядки нечеткие и нечеткие; когда нет исправлений назначены обязанности офицерам и солдатам, и ряды строятся неряшливо, бессистемно, Результат - полная дезорганизация.
  19. Когда генерал, неспособный оценить силу врага, позволяет низшей силе атаковать более крупную или бросает слабый отряд против сильного и пренебрегает отборными солдатами впереди ранг, результат должен быть разгромлен.
  20. Это шесть способов добиться поражения, которые нужно тщательно продумывать. отметил генерал, занявший ответственный пост.
  21. Природное образование страны - лучшее солдатское. союзник; но способность оценивать противника, контролировать силы победы и проницательного расчета трудностей, опасностей и расстояний, представляет собой испытание великого генерала.
  22. Тот, кто знает эти вещи, и в сражении вкладывает свои знания на практике, выиграет его битвы.Тот, кто их не знает и не практикует они, несомненно, будут побеждены.
  23. Если сражение обязательно приведет к победе, тогда вы должны сражаться, даже если правитель запрещает это; если борьба не приведет к победе, тогда вы не должны сражаться даже по приказу правителя.
  24. Генерал, который продвигается, не желая славы, и отступает не боясь позора, единственная мысль которого - защитить свою страну и служить своему государю, это жемчужина королевства.
  25. Относитесь к своим солдатам как к своим детям, и они последуют за ними вы в самые глубокие долины; смотри на них как на своих любимых сыновей, и они будут стоять с вами даже до смерти.
  26. Если, однако, вы снисходительны, но не можете добиться своего авторитета чувствовала; добросердечный, но неспособный выполнять ваши команды; и неспособен, кроме того, подавления беспорядка: тогда ваших солдат нужно уподобить избалованным детям; они бесполезны для каких-либо практических целей.
  27. Если мы знаем, что наши люди в состоянии атаковать, но не подозревая, что противник не готов атаковать, мы прошли только половину пути к победе.
  28. Если мы знаем, что враг открыт для атаки, но не знаем что наши люди не в состоянии атаковать, мы прошли только половину пути к победе.
  29. Если мы знаем, что противник открыт для атаки, а также знаем что наши люди в состоянии атаковать, но не знают, что природа земли делает борьбу невыполнимой, мы прошли только половину пути к победе.
  30. Следовательно, опытный солдат, однажды находясь в движении, никогда не сбит с толку; как только он сломал лагерь, он никогда не теряется.
  31. Отсюда поговорка: Если знаешь врага и знаешь себя, ваша победа не вызовет сомнений; если ты знаешь Небеса и знаешь Землю, вы можете сделать свою победу полной.
  1. Сунь Цзы сказал: Искусство войны признает девять разновидностей земли: (1) дисперсный грунт; (2) легкое основание; (3) спорное основание; (4) открытый грунт; (5) земли пересекающихся автомобильных дорог; (6) серьезное основание; (7) сложный грунт; (8) зажатая земля; (9) отчаянная земля.
  2. Когда вождь сражается на своей территории, это дисперсный грунт.
  3. Когда он проник на враждебную территорию, но не большое расстояние, это легкая земля.
  4. Земля, владение которой дает большие преимущества для обе стороны, является спорным основанием.
  5. Площадка, по которой каждая сторона имеет свободу передвижения, открыта земля.
  6. Земля, которая образует ключ к трем смежным состояниям, поэтому что тот, кто захватит его первым, имеет в своем распоряжении большую часть Империи, - это земли пересекающихся автомобильных дорог.
  7. Когда армия проникла в самое сердце враждебной страны, оставляя в тылу ряд укрепленных городов, это серьезная территория.
  8. Горные леса, крутые обрывы, болота и топи - вся страна это трудно преодолеть: это трудный путь.
  9. Земля, на которую можно попасть через узкие ущелья, откуда мы можем отступить только извилистыми путями, так что небольшое количество врага хватило бы, чтобы раздавить большое тело наших людей: оно зажато в земле.
  10. Земля, на которой нас может спасти от разрушения только сражаясь без промедления, это отчаянная земля.
  11. Поэтому на рассредоточенном грунте не сражайтесь. На легком основании, не останавливаться. На спорной территории не атакуйте.
  12. На открытой местности не пытайтесь преградить врагу путь. На земля пересекающихся магистралей, возьмитесь за руки со своими союзниками.
  13. На серьезной почве, собирать грабеж. В трудной местности, неуклонно продолжайте марш.
  14. На запертой земле прибегайте к хитрости. На отчаянной земле, Борьба.
  15. Те, кого в старину называли умелыми лидерами, умели вбить клин между фронтом и тылом врага; для предотвращения сотрудничества между его большим и малым подразделениями; помешать добрым войскам спасти плохие, офицеры сплотили своих людей.
  16. Когда люди врага объединились, им удалось удержать их в беспорядке.
  17. Когда это было в их пользу, они сделали ход вперед; в противном случае они остановились.
  18. Если спросить, как правильно справиться с большим войском врага и собираясь идти в атаку, я должен сказать: "Начни с захват того, что дорого вашему противнику; тогда он будет послушен по твоей воле ".
  19. Стремительность - суть войны: воспользуйтесь преимуществами врага. неготовность, пробираться неожиданными маршрутами и атаковать без присмотра пятна.
  20. Следующие принципы должны соблюдаться вторжением сила: чем дальше вы проникаете в страну, тем больше будет солидарность ваших войск, и поэтому защитники не одолеют ты.
  21. Совершайте набеги на плодородную страну, чтобы снабдить свою армию с едой.
  22. Внимательно изучайте благополучие своих мужчин и не перетягивайте их. Сконцентрируйте свою энергию и копите силы. Держите свою армию постоянно в движении и придумывать непостижимые планы.
  23. Бросьте своих солдат на позиции, откуда нет выхода, и они предпочтут смерть бегству. Если они столкнутся со смертью, нет ничего они могут не достичь.Офицеры и солдаты будут изо всех сил стараться сила.
  24. Солдаты в отчаянном положении теряют чувство страха. Если нет убежища, они будут стоять твердо. Если они враждебны страны, они покажут упорный фронт. Если ничего не поделаешь, они будет упорно бороться.
  25. Таким образом, не дожидаясь, пока их выстроят, солдаты будут быть постоянно в покое; не дожидаясь, пока их спросят, они сделают ваша воля; без ограничений будут верны; без приказов, им можно доверять.
  26. Запретить предзнаменования и покончить с суеверными сомнения. Тогда, пока не придет сама смерть, не нужно бояться бедствий.
  27. Если наши солдаты не перегружены деньгами, то это не потому что они не любят богатство; если их жизнь не слишком долгая, это не потому, что они не склонны к долголетию.
  28. В тот день, когда им приказано сражаться, ваши солдаты могут плакать, сидящие, мокрые одежды, и лежащие позволяя слезам стекать по щекам.Но пусть однажды доведут их до залив, и они проявят храбрость Чу или Гуй.
  29. Искусного тактика можно сравнить с шуай-джан. Теперь шуай-джан - змея, обитающая в горах Чун. Ударить по его голова, и вы будете атакованы его хвостом; ударишь его в хвост, и ты будет атакован головой; ударьте в его середину, и вы будете атакованы и головой, и хвостом.
  30. На вопрос, можно ли создать армию для подражания шуай-джан, я должен ответить, да.Ибо люди Ву и люди Юэ - враги; пока что если они переходят реку в одной лодке и попадают в шторм, они придут друг другу на помощь так же, как левая рука помогает Правильно.
  31. Следовательно, недостаточно полагаться на раздачу интернета. лошадей и закапывание колес колесниц в землю
  32. Принцип управления армией - создание армии. стандарт храбрости, которого должны достичь все.
  33. Как извлечь максимум из сильных и слабых - вот в чем вопрос предполагающие правильное использование земли.
  34. Таким образом, умелый генерал ведет свою армию, как если бы он волей-неволей вел за руку холостого мужчину.
  35. Задача генерала - хранить молчание и тем самым обеспечивать секретность; честный и справедливый, и при этом поддерживать порядок.
  36. Он должен уметь вводить в заблуждение своих офицеров и солдат ложными отчеты и выступления, и, таким образом, держать их в полном неведении.
  37. Изменяя свои планы и планы, он сохраняет враг без определенного ведома.Смещая свой лагерь и обходя маршрутами, он мешает противнику предвидеть его цель.
  38. В критический момент командир армии действует как один который поднялся на высоту, а затем отбросил лестницу позади себя. Он уносит своих людей вглубь враждебной территории, прежде чем показать руку.
  39. Он сжигает свои лодки и разбивает свои горшки; как пастырь загоняя стадо овец, он гоняет своих людей туда и сюда, и ничего знает, куда он идет.
  40. Чтобы собрать своего хозяина и подвергнуть его опасности: - это может быть называется бизнес генерала.
  41. Различные меры подходят для девяти разновидностей грунта; целесообразность агрессивной или оборонительной тактики; и основные законы человеческой натуры: это вещи, которые, безусловно, нужно изучать.
  42. При вторжении на враждебную территорию общий принцип таков: что глубокое проникновение приносит сплоченность; проницательный, но короткий путь означает дисперсия.
  43. Когда вы покидаете свою страну и забираете свою армию через территорию соседства вы окажетесь на критической почве. Когда есть средства связи со всех четырех сторон, земля - ​​одна из пересекающиеся автомагистрали.
  44. Когда вы глубоко въезжаете в страну, это серьезная почва. Когда вы проникаете совсем немного, это легкая почва.
  45. Когда у вас в тылу опорные пункты врага и узкие проходит впереди, он зажат в землю.Когда нет убежища вообще, это отчаянная земля.
  46. Поэтому на рассредоточенной почве я бы вдохновил своих людей единство цели. На поверхностном уровне я бы заметил, что существует тесная связь между всеми частями моей армии.
  47. На спорной территории я бы поторопился с тылом.
  48. На открытой местности я бы неусыпно следил за своей защитой. На пересечении шоссе я бы укрепил свои союзы.
  49. Если серьезно, я бы постарался обеспечить непрерывный поток поставок.На труднопроходимой местности я продолжал ехать по дороге.
  50. На зажатой земле я заблокировал бы любой путь к отступлению. На отчаянная земля, я бы провозгласил своим солдатам безнадежность спасения их жизни.
  51. Ибо у солдат есть упрямство. сопротивление, когда он окружен, чтобы упорно бороться, когда он не может помочь себе, и незамедлительно подчиняться, когда он попал в опасность.
  52. Мы не можем вступать в союз с соседними князьями, пока мы знакомы с их конструкциями.Мы не годимся для того, чтобы вести армию на марш, если мы не знакомы с лицом страны - ее горами и леса, его ловушки и пропасти, его болота и болота. Мы должны не сможем использовать естественные преимущества, если мы не воспользуемся местными гиды.
  53. Игнорировать любой из следующих четырех или пяти принципов не подобает воинственному князю.
  54. Когда воинственный принц атакует могущественное государство, его полководец проявляет себя в предотвращении сосредоточения сил противника.Он боится его противники и их союзники не могут объединиться против него.
  55. Следовательно, он не стремится вступать в союз со всеми, кому не лень, он также не способствует укреплению власти других государств. Он выполняет свой секрет конструкции, удерживая своих противников в страхе. Таким образом он может запечатлеть их города и низвергните их королевства.
  56. Дарить награды без учета правил, отдавать приказы без с учетом предыдущих договоренностей; и ты сможешь справиться с целой армией как если бы вы имели дело только с одиноким мужчиной.
  57. Сразите своих солдат с самим делом; никогда не позволяй им знать свой дизайн. Когда перспектива ясна, представьте ее им; но ничего не говори им, когда ситуация мрачна.
  58. Поставьте свою армию в смертельную опасность, и она выживет; окунуться он в отчаянном положении, и он оторвется в безопасности.
  59. Потому что именно тогда, когда сила попала на путь вреда способный нанести победный удар.
  60. Успех в войне достигается за счет тщательного приспособления самих себя к цели врага.
  61. Настойчиво держась на фланге врага, мы добьемся успеха в конечном итоге в убийстве главнокомандующего.
  62. Это называется способностью добиваться чего-либо просто хитрость.
  63. В день, когда вы возьмете на себя командование, заблокируйте границу проходов, уничтожить официальные подсчеты и остановить прохождение всех эмиссары.
  64. Будьте суровы в зале заседаний, чтобы вы могли контролировать ситуация.
  65. Если противник оставляет дверь открытой, вы должны ворваться внутрь.
  66. Опередите вашего противника, захватив то, что ему дорого, и ловко ухитрились рассчитать время его прибытия на землю.
  67. Идите по пути, определенному правилом, и приспосабливайтесь к врагу, пока вы не сможете сразиться в решающей битве.
  68. Итак, сначала проявите застенчивость девушки, пока враг дает вам лазейку; потом имитируйте скорость бега заяц, и врагу будет слишком поздно противостоять тебе.
  1. Сунь Цзы сказал: Есть пять способов атаковать Огонь.Первый - сжечь солдат в их лагере; второй - сжечь магазины; третий - сжигать багажные поезда; четвертый - сжечь арсеналы и журналы; пятое - бросить падающий огонь по врагу.
  2. Чтобы провести атаку, у нас должны быть средства. Материал для разжигания огня всегда должен быть наготове.
  3. Сейчас подходящее время для атак с применением огня, и особые дни для разжигания пожара.
  4. Подходящее время года - очень сухая погода; специальный дни те, когда луна находится в созвездиях Решета, Стены, Крыло или Поперечина; ибо все эти четыре дня - дни восходящего ветра.
  5. При атаке огнем нужно быть готовым встретить пять возможные развития:
  6. (1) При появлении огня внутри лагеря противника реагируйте. сразу с атакой извне.
  7. (2) Если есть пожар, но солдаты противника сохраняйте спокойствие, ждите своего часа и не атакуйте.
  8. (3) Когда сила пламени достигнет своей высоты, последуйте за этим нападением, если это практически возможно; если нет, оставайся там, где ты находятся.
  9. (4) Если возможно нападение огнем извне, не ждите, пока он вырвется изнутри, но атакуйте в благоприятном момент.
  10. (5) Когда вы разжигаете огонь, будьте с наветренной стороны. Не нападай с подветренной стороны.
  11. Ветер, который поднимается днем, длится долго, а ночь ветерок скоро падает.
  12. В каждой армии пять событий, связанных с огнем должны быть известны, движения звезд рассчитаны, и подходящие дни.
  13. Следовательно, те, кто использует огонь для помощи в атаке, показывают интеллект; те, кто использует воду в качестве вспомогательного средства для нападения, получают присоединение силы.
  14. С помощью воды врага можно перехватить, но нельзя ограбить всего его имущества.
  15. Несчастна участь того, кто пытается побеждать в своих битвах и преуспевать в его атаках, не взращивая дух предпринимательства; для результат - пустая трата времени и общий застой.
  16. Отсюда и поговорка: Просветленный правитель хорошо строит свои планы. предстоящий; хороший генерал возделывает свои ресурсы.
  17. Не двигайтесь, если не видите преимущества; не используйте свои войска если нет чего-то, что можно было бы получить; не драться, если позиция не критический.
  18. Ни один правитель не должен вводить войска в поле только для удовлетворения его собственная селезенка; ни один генерал не должен сражаться просто из досады.
  19. Если это в ваших интересах, сделайте шаг вперед; если не, Оставайтесь на месте.
  20. Гнев может со временем превратиться в радость; досада может удастся по содержанию.
  21. Но королевство, которое когда-то было разрушено, никогда не придет снова в бытие; и мертвых никогда не вернуть к жизни.
  22. Значит, просвещенный правитель внимателен, а хороший полководец полный осторожности. Это способ сохранить мир в стране и целую армию.
  1. Сунь-Цзы сказал: мужчин и их продвижение на большие расстояния влечет за собой тяжелые потери для людей и истощение ресурсов государства.Ежедневные расходы составят до тысячи унций серебра. Будет волнение дома и за границей, и люди будут падать измученными на шоссе. Целых семьсот тысячам семей будет мешать труд.
  2. Враждебные армии могут противостоять друг другу годами, стремясь к победа, решаемая в один день. Это так, чтобы оставаться в незнание состояния врага просто потому, что вы не тратите деньги ста унций серебра в качестве награды и вознаграждения - это высота бесчеловечность.
  3. Тот, кто действует таким образом, не является лидером людей, не может его государь, не мастер победы.
  4. Итак, что дает возможность мудрому государю и хорошему полководцу поражать и побеждать и достигать вещей, недоступных обычным людям, это предвидение.
  5. Теперь это предвидение нельзя получить от духов; Это не может быть получено ни индуктивно из опыта, ни каким-либо дедуктивным расчет.
  6. Знание о расположении врага можно получить только от других мужчин.
  7. Отсюда и использование шпионов, которых существует пять классов: (1) Местные шпионы; (2) внутренние шпионы; (3) обращенные шпионы; (4) обреченные шпионы; (5) выжившие шпионы.
  8. Когда работают все эти пять видов шпионов, никто не может обнаружить секретная система. Это называется «божественное манипулирование нитями». Это самая ценная способность государя.
  9. Наличие местных шпионов означает прибегать к услугам жители района.
  10. Наличие внутренних шпионов, использование должностных лиц врага.
  11. Обрати шпионов, завладев вражескими шпионами и используя их в своих целях.
  12. Обрекая шпионов, делая определенные вещи открыто для целей обмана, и позволяя нашим шпионам узнать о них и сообщить о них враг.
  13. Выжившие шпионы, наконец, те, кто приносит новости из лагерь врага.
  14. Следовательно, это то, что нет в армии более интимного отношения нужно поддерживать, чем со шпионами.Ничего не должно быть более либеральным награжден. Ни в каком другом бизнесе нельзя сохранять большую секретность.
  15. Шпионов нельзя эффективно использовать без определенного интуитивного проницательность.
  16. Им нельзя правильно управлять без доброжелательности и прямолинейность.
  17. Без тонкой изобретательности ума нельзя правды их отчетов.
  18. Будьте тонкими! будь тонким! и используйте своих шпионов для всех видов бизнес.
  19. Если секретная новость разглашается шпионом до время пришло, он должен быть предан смерти вместе с человеком, для которого секрет было сказано.
  20. Будет ли целью сокрушить армию, штурмовать город, или чтобы убить человека, всегда необходимо начинать с поиска имена дежурных, адъютантов, привратников и часовые главнокомандующего. Наши шпионы должны быть уполномочены выяснить эти.
  21. Нужно искать вражеских шпионов, которые пришли шпионить за нами. соблазненных взятками, увели прочь и разместили с комфортом. Таким образом они будут превращаются в шпионов и становятся доступными для наших служб.
  22. Это через информацию, принесенную обращенным шпионом что мы можем привлекать и нанимать местных и внутренних шпионов.
  23. Опять же, благодаря его информации, мы можем вызвать обреченный шпион нести врагу ложные вести.
  24. Наконец, именно по его информации выживший шпион может использоваться по назначению.
  25. Целью шпионажа всех его пяти разновидностей является знание врага; и это знание может быть получено, в первую очередь, от обращенного шпиона. Следовательно, необходимо лечить обращенного шпиона. с максимальной щедростью.
  26. В древности рост династии Инь происходил благодаря И Чжи, который служил под Ся. Точно так же приход династии Чжоу Лу Я, который служил при Инь.
  27. Значит, только просвещенный правитель и мудрый полководец кто будет использовать высший интеллект армии для шпионажа и тем самым достигают больших результатов.Шпионы - самый важный элемент в воде, потому что от них зависит способность армии двигаться.

[КОНЕЦ - Сунь Цзы об искусстве войны, только текст]

Что на самом деле высшие военные офицеры думают о Трампе

На протяжении большей части последних двух десятилетий американские войска дислоцировались по всему миру - примерно в 150 странах. За это время сотни тысяч юношей и девушек пережили боевые действия, и выросло поколение офицеров, знакомых с практическими реалиями войны.Они обладают глубокими знаниями и опытом. Последние три года этими высококвалифицированными специалистами командовал Дональд Трамп.

Чтобы услышать больше интересных статей, просмотрите наш полный список или загрузите приложение Audm для iPhone.

Чтобы понять, на что было похоже служение Трампу, я взял интервью у офицеров по служебной лестнице, а также с несколькими нынешними и бывшими гражданскими служащими Пентагона. Среди офицеров, с которыми я разговаривал, было четверо высших чинов - трех или четырех звезд - все недавно вышли на пенсию.Все, кроме одного, напрямую служили Трампу; другой покинул службу незадолго до инаугурации Трампа. Они происходят из разных родов войск, но я буду называть их просто «генералы». Некоторые говорили только не для протокола, некоторые разрешали цитировать сказанное без указания ссылки, а некоторые говорили для протокола.

Офицеры поклялись служить всем, кого избиратели посылают в Белый дом. Осознавая особый авторитет, которым они обладают, высокопоставленные офицеры олицетворяют уважение к порядку подчинения и крайне сдержанно критикуют своих гражданских надзирателей.То, что те, с кем я разговаривал, сделали исключение в случае Трампа, говорит о многом, и многое из того, что они мне рассказали, вызывает глубокую тревогу. За 20 лет написания статей о вооруженных силах я никогда не слышал, чтобы высокопоставленные офицеры выражали такую ​​тревогу по поводу президента. Заявления и приказы Трампа уже поставили под угрозу катастрофические и ненужные войны на Ближнем Востоке и в Азии и создали серьезные проблемы для полевых командиров, участвующих в боевых действиях. Часто застигнутые врасплох заявлениями Трампа, высокопоставленные военные с их помощью пытаются увести страну от трагедии.Сколько раз они могут сделать это успешно, прежде чем потерпят неудачу?

В условиях глобальных угроз - от распространения ядерного оружия до заминированных танкеров в Персидском заливе до террористических атак и кибервойн - те, кто находится на командных должностях, следят за новостями президента в Твиттере, как полевые офицеры просматривают горизонт в поисках передвижений вражеских войск. Новой линией фронта национальной обороны стала Ситуационная комната Белого дома, где военные изо всех сил стараются разместить невежественного и капризного главнокомандующего.В мае, после нескольких месяцев угроз Ирану, Трамп приказал авианосной группе во главе с USS Abraham Lincoln перебраться из Средиземного моря в Персидский залив. 20 июня, после того как там был сбит американский беспилотник, он приказал нанести ответный удар - а затем отменил его за несколько минут до того, как он должен был быть запущен. На следующий день он сказал, что «не ищет войны» и хочет поговорить с лидерами Ирана, а также пообещал им «уничтожение, какого вы никогда раньше не видели», если они перейдут его дорогу. Он угрожал Северной Корее «огнем и яростью» и направил флотилию из трех авианосцев в воды у Корейского полуострова - затем он перешел на дружеские встречи на высшем уровне с Ким Чен Ыном, в которого он объявил, что «влюблен»; отменили давнишний U.С. военные учения с Южной Кореей; и рискнул полностью вывести американские войска из страны. В то время как праздник любви для камер продолжается, США незаметно отменили отмененные военные учения и отказались от любых упоминаний о выводе войск.

Такое капитанство без руля вызывает заголовки, которых так жаждет Трамп. Он наслаждается, когда его твиты становятся популярными. («Бум!» - говорит он. «Как ракета!») В полевых условиях, где бой - это больше, чем игра слов, его твиты имеют последствия.Он не тот президент, который думает о последствиях - и это, как подчеркнули генералы, не так, как ведут себя серьезные государства.

Генералы, с которыми я разговаривал, не во всем были согласны, но они разделяли следующие пять характеристик военного руководства Трампа.

I. ОН НЕДОПУСТИМАЕТ ЭКСПЕРТИЗА

Трампа мало интересуют детали политики. Он принимает какое-то решение, и те, кто с ним не согласен - даже те, у кого явно больше знаний и опыта - глупы, медлительны или сумасшедшие.

Что касается личного качества, это может быть попыткой; для президента это опасно. Трамп отвергает тщательный процесс принятия решений, которым долгое время руководствовались главнокомандующие. Презрение к процессу могло быть определяющей чертой его лидерства. Конечно, никакой процесс не может гарантировать правильных решений - история ясно показывает это, - но отказ от инструментов, доступных президенту, означает выбор в пользу незнания. То, что сторонники Трампа называют «глубинным государством», в мире национальной безопасности - вряд ли бастион прогрессивной политики - является огромным резервуаром знаний и глобального опыта, которые президенты игнорируют на свой страх и риск.Генералы с ностальгией отзывались о процессе, которому следовали предыдущие президенты, которые запрашивали совета у полевых командиров, офицеров дипломатической службы и разведки, а в некоторых случаях и у ключевых союзников, прежде чем принимать решения о военных действиях. Как ни различались Джордж Буш и Барак Обама по темпераменту и политическим предпочтениям, как сказал мне один генерал, они были удивительно похожи в ситуационной комнате: оба президента задавали трудные вопросы, хотели оспорить преобладающие взгляды, настаивали на рассмотрении множества вариантов. , и взвесил потенциальные результаты с более широкими целями.Трамп ничего из этого не делает. Несмотря на то, что он командует самым сложным в мире аппаратом для сбора разведданных, этот президент предпочитает получать информацию от Fox News, а затем принимает решения без участия других.

Один из ярких примеров - 19 декабря 2018 года, когда Трамп объявил через Twitter, что он приказывает всем американским войскам в Сирии вернуться домой.

«Мы победили ИГИЛ в Сирии, моя единственная причина находиться там во время президентства Трампа», - написал он в Твиттере. Позже в тот же день он сказал: «Наши мальчики, наши молодые женщины, наши мужчины - все они возвращаются, и они возвращаются сейчас.

Это удовлетворило одно из предвыборных обещаний Трампа и апеллировало к изоляционистским убеждениям его основных сторонников. Забудьте об экспертах, забудьте о цепочке командования - они были людьми, которые, в конце концов, поддерживали американские войска в этой части мира в течение 15 кровавых лет без заметного улучшения ситуации. Хватит было.

Однако в тот момент американские войска находились на заключительной стадии разгрома Исламского государства, которое, вопреки утверждениям Трампа, рушилось, но еще не было побеждено.Его жестокий халифат, который на короткое время простирался от восточного Ирака до западной Сирии, был кропотливо демонтирован за предыдущие пять лет глобальной коалицией под руководством Америки, которая была близка к завершению своей работы. Теперь они должны были остановиться и вернуться домой?

Вот, по мнению некоторых генералов, хрестоматийный пример принятия необоснованных решений. Обратные стороны вывода были очевидны: это создаст вакуум власти, который фактически уступит раздробленное сирийское государство России и Ирану; это оставило бы местных союзников Америки на произвол судьбы; и это побудило бы уменьшившееся количество ИГИЛ продолжать борьбу.Это решение, которое вызвало немедленную отставку министра обороны генерала Джеймса Мэттиса и специального посланника США в миссии Бретта МакГерка, ослепило не только Конгресс и союзников Америки, но и человека, которому фактически поручено вести войну, генерала Джозефа Вотеля. , командующий Центральным командованием США. С ним не посоветовались.

Твит Трампа поставил General Votel в положение, чтобы сказать нашим союзникам, по сути, Мы вас облажаем, но вы нужны нам сейчас больше, чем когда-либо .Твит

Трампа поставил Votel в затруднительное положение. Здесь произошел внезапный поворот в политике США на 180 градусов, который серьезно подорвал текущие усилия. Американский контингент численностью около 2000 солдат, большинство из которых были спецназом, координировал свои действия с иракской армией; Сирийские демократические силы, или SDF, состоящие в основном из курдских ополченцев и сирийцев, выступающих против президента Башара аль-Асада; и представители НАТО, Лиги арабских государств и десятков стран. Этот альянс сократил территорию ИГИЛ до небольших очагов сопротивления внутри Сирии.Американские войска находились глубоко в долине Евфрата, далеко от их первоначальных баз. По оценкам, 10 000 ярых исламистских солдат сражались насмерть. Впереди месяцы тяжелых боев.

Силы Вотела в Сирии были относительно небольшими, но они требовали постоянного снабжения продовольствием, боеприпасами, запчастями и медикаментами, а также регулярной ротации войск. Путь для этих жизненно важных транспортных средств - через сотни миль опасной иракской пустыни - составлял автоколонны грузовиков, охраняемые почти исключительно силами группировки SDF.Чтобы защитить свои войска во время отступления, Америка могла бы ввести свои собственные войска или заменить эти автоколонны воздушными перевозками, но любой шаг означал бы внезапную эскалацию сражения, которое президент только что объявил завершенным.

Для американского командира это было ужасным логистическим вызовом. Упорядоченный вывод его войск приведет к еще большему стрессу на линиях снабжения, что потребует еще большей помощи SDF. Вотел оказался в ситуации, когда ему нужно было сказать своим союзникам, по сути, : Мы вас облажаем, но вы нужны нам сейчас больше, чем когда-либо .

Полевым командирам часто дают неприятные приказы. Военные должны подчиниться гражданскому правлению. Генералы принимают это и принимают это. Но они также говорят, что никакой тщательный процесс принятия решений не привел бы к резкому развороту Трампа.

Вотель решил пойти на чрезвычайно редкий шаг: он публично противоречил своему главнокомандующему. В интервью CNN он сказал, что нет, ИГИЛ еще не побеждено, и сейчас не время отступать. Учитывая его ответственность перед войсками и миссией, у генерала не было особого выбора.

Генерал Джозеф Вотел и Элизабет Дент: опасность отказа от наших партнеров

Вотел держал все вместе. Он воспользовался хорошими отношениями, которые он установил с SDF, чтобы выиграть достаточно времени, чтобы Трамп столкнулся с последствиями своего решения. Несколькими днями позже президент отступил, хотя и предсказуемо отказался признать это. Американские силы останутся в меньшем количестве (а Франция и Великобритания в конечном итоге согласятся выделить больше войск для этих усилий).Поворот на 180 градусов был преобразован в нечто большее, чем на 90 градусов. В конце концов, твит Трампа подорвал доверие союзников и воодушевил как Асада, так и ИГИЛ.

Иллюстрация: Пол Спелла; Николас Камм; Оливье Дулиери / AFP / Getty; Эрик С. Лессер / AP; Кевин Ламарк / Reuters

II. ОН ДОВЕРЯЕТ ТОЛЬКО СОБСТВЕННЫМ ИНСТИНКТАМ

Трамп считает, что его внутреннее чутье превосходно, если не гениально. Окружающие его поощряют эту веру, или их увольняют.Победа в Белом доме вопреки всему, возможно, сделала его непоколебимым.

Решительность - это хорошо, согласились генералы. Но принимать решения без учета фактов - нет.

Трамп, по крайней мере, в одном случае проявил стремление и решительность, с которыми уважение командиров: 7 апреля 2017 года он ответил на химическую атаку Асада ракетным ударом по сирийской авиабазе Шайрат. Но это было несложно. Это был разовый пропорциональный ответный удар, который вряд ли вызовет международную полемику или более широкий резонанс.Некоторые международные инциденты могут быть решены с помощью авиаудара.

«Как мы вообще дошли до этого?» - с удивлением спросил меня один генерал. Какой же главнокомандующий рискнет начать войну с Ираном из-за беспилотника?

В качестве примера можно привести июньскую вспышку конфликта с Ираном. Генералы заявили, что обращение с этим Трампом было опасным, потому что это могло привести к перестрелке. 20 июня средства ПВО Ирана сбили американский RQ-4A Global Hawk, высотный беспилотный летательный аппарат, который, по словам иранцев, нарушил их воздушное пространство.США заявили, что дрон находился в международном воздушном пространстве. (Спорные координаты находились на расстоянии около 12 миль - небольшая разница для самолета, движущегося со скоростью сотни миль в час.) В ответ Трамп приказал нанести военный удар по Ирану, а затем внезапно отменил его после того, как, как он утверждал, он было сообщено, что это убьет около 150 иранцев. Один генерал сказал мне, что это объяснение крайне маловероятно - при любом внимательном обсуждении удара с самого начала учитывались бы потенциальные жертвы. Но каковы бы ни были его доводы, изменение позиции президента вызвало такое облегчение, что затемнило серьезность его первоначального решения.

«Как мы вообще дошли до этого?» - удивленно спросил меня генерал. Учитывая, что это за пороховая бочка в этой части мира, какой главнокомандующий рискнет начать войну с Ираном из-за беспилотника?

Ответный удар не только не прошел бы лакмусовую бумажку соразмерности, сказал этот генерал, но и мало что дал бы, обострил бы спор с Ираном и рисковал спровоцировать широкий конфликт. В тотальной войне США нанесут поражение вооруженным силам Ирана, но не без колоссального кровопролития, и не только в Иране.Иран и его ставленники нанесут террористические удары по американским и союзным целям на Ближнем Востоке и за его пределами. Если режим падет, что будет дальше? Кто вмешается, чтобы управлять 82-миллионной нацией мусульман-шиитов, поколениями пропитанной ненавистью к Америке? Своей властью муллы обязаны свержению американцами избранного правительства Ирана в 1953 году - событию, которое в Иране (и в других странах) считается возмущением. Американцев-завоевателей не встретят счастливые персидские толпы.Генералы заметили, что те, кто предсказывал подобные парады в Багдаде после свержения Саддама Хусейна, вместо этого подверглись кровавой бойне, продолжавшейся десятилетие. Население Ирана более чем вдвое превышает население Ирака, и он является гораздо более развитой страной. Война в Ираке вдохновила создание ИГИЛ и дала новый импульс Аль-Каиде; представьте, как война с Ираном может мобилизовать "Хезболлу", самую богатую и хорошо подготовленную террористическую организацию в мире.

Иногда, конечно, нужна война. Вот почему у нас самые дорогие и профессиональные военные в мире.Но фундаментальная причина обладания такой мощью - это избегать войн - особенно войн, которые, вероятно, создадут проблемы хуже, чем они решат.

Генерал Вотел, командовавший американскими войсками в регионе до своей отставки в марте, сказал мне, что если бы США нанесли ответный удар, «уловка для военных в этом случае заключалась бы в организации некоторого типа операции, которая очень быстро попытайтесь вывести нас на выезд - дайте им выезд или предоставьте нам выезд - чтобы мы могли провести какое-то обсуждение, чтобы разрешить ситуацию.«Атака Трампа могла быть нацелена на некоторые корабли и системы иранского военно-морского флота, которые угрожают судоходству в Ормузском проливе, - сказал Вотел, - либо она могла нанести взвешенный удар по средствам ПВО, поразившим беспилотник. В идеале за этим должна была бы последовать пауза, чтобы дипломатические процессы могли начаться. Удар продемонстрировал бы Ирану, что у нас есть возможность и готовность нанести ответный удар, если его спровоцируют, и дал бы понять, что в серьезной битве он не сможет победить. . Но все это предполагает последовательность, которая развернется упорядоченным и рациональным образом - абсурдное представление.

«Это все совершенно непредсказуемо», - сказал Вотел. «Мне трудно представить, как все закончится. Мы были бы вынуждены оставить в регионе большие силы в качестве сдерживающего фактора. Если у вас нет съезда, вы окажетесь в каком-то затяжном конфликте ». Именно над этим сценарием Трамп высмеивал в прошлом. Его стремление освободить США от затяжных военных конфликтов за границей стало причиной его резкого объявления о выходе из Сирии.Очевидно, он не до конца понимал, к чему может привести военный удар по Ирану.

Настоящая причина, по которой Трамп отказался от ответного удара, сказал один генерал, заключалась не в том, что он внезапно узнал о потенциальных жертвах, а в том, что кто-то, скорее всего, генерал Джозеф Данфорд, председатель Объединенного комитета начальников штабов, агрессивно противостоял ему. расширенные последствия нападения.

«Я очень хорошо знаю председателя, - сказал генерал. «Он почти такой же прекрасный офицер, как я когда-либо проводил время.Я думаю, если бы он почувствовал, что президент действительно движется в неправильном направлении, он бы сообщил президенту об этом ». Он добавил, что госсекретарь Майк Помпео, возможно, также советовал воздержаться от нападения. «Помпео действительно умный парень. Я уверен, что он вмешается и даст президенту свой лучший совет ».

III. ОН ПРОТИВ СОГЛАСОВАННОЙ СТРАТЕГИИ

Если есть какая-то общая логика в поведении Трампа, так это Держите их в замешательстве . Он считает, что непредсказуемость сама по себе является добродетелью.

Вывести противника из равновесия может быть полезно, согласились генералы, при условии, что вы сами не потеряете равновесие. И это тактика, а не стратегия. Рассмотрим риторический танец Трампа с северокорейским диктатором Ким Чен Ын. Ни один президент в наше время не добился успехов в отношениях с Северной Кореей. Способный уничтожить Сеул в считанные минуты после начала боевых действий, Пхеньян игнорирует все усилия США и их союзников по удержанию его от создания ядерного арсенала.

Трамп резко пошел вперед и назад в отношении Кима.Будучи кандидатом в 2016 году, он сказал, что заставит Китай заставить северокорейского диктатора «исчезнуть в той или иной форме очень быстро». Придя к власти, он насмехался над Кимом, называя его «Маленький ракетчик», и предположил, что США могут принести в жертву Пхеньян. Затем он поменял направление и организовал три личных встречи с Ким.

«Эта фигня достаточно сумасшедшая, чтобы работать», - сказал мне один из генералов с номером , черт возьми? хихикать. «Посмотрим, что будет. Если они смогут вернуться к какой-то дискуссии, если это может предотвратить что-то, это того стоит.Нетрадиционный аспект этого действительно может встряхнуть некоторые вещи ».

Однако в конечном итоге непредсказуемость становится проблемой. Без согласованной базовой стратегии неопределенность создает путаницу и увеличивает вероятность просчета - а просчет, как указали генералы, является причиной большинства войн. Известно, что Джон Ф. Кеннеди установил прямую горячую линию в Кремль, чтобы снизить вероятность ошибочной попытки обмена ядерными ударами. Вторгнувшись в Кувейт, Саддам Хусейн потерпел унизительное поражение в первой войне в Персидском заливе - конфликте, в котором погибло более 100 000 человек - после того, как каскадная серия недопониманий и просчетов вызвала сокрушительный международный резонанс.

С июля / августа 2017: Марк Боуден о том, как вести себя с Северной Кореей

Непредсказуемость становится препятствием на пути к успеху, когда она мешает упорядоченному процессу. «Предположим, вы собираетесь помолиться с Северной Кореей», - сказал мне генерал, работавший при нескольких президентах. «В какой-то момент вы должны были разработать стратегию, которая гласит: Вот каким мы хотим, чтобы результат был . А потом кто-то развивает темы для разговора. Эти тезисы обсуждаются с военными, с Госдепартаментом, с послом.В чем бы ни заключалась проблема, прежде чем президент когда-либо скажет что-нибудь , все должны знать, о чем будут говорить ». Чтобы избежать путаницы и ощущения бесцельности, «каждый должен иметь хотя бы общее представление о том, в чем состоит стратегия и в каком направлении мы движемся».

Сейчас этого часто не происходит.

«Если президент говорит:« Пламя и сера », а затем две недели спустя говорит:« Это мой лучший друг », это не обязательно плохо, но плохо, если остальные соответствующие лица в правительстве, ответственные за выполнение стратегии, не согласны с этим. «Я не знаю, что это стратегия», - сказал генерал.Очень важно иметь процесс для определения последовательности шагов. «Процесс говорит президенту, что он должен сказать. Когда я работал с Обамой и Бушем, - продолжил он, - прежде чем мы примем меры, мы бы поняли, какими будут эти действия, мы бы задали вопросы и ответы о том, как, по нашему мнению, международное сообщество отреагирует на это. действия, и мы бы обсудили, как мы будем реагировать на этот ответ ».

Действовать вне организованного процесса, как это обычно делает Трамп, означает кататься от кризиса к сближению с кризисом, создавая не более чем шум.Такой случайный подход мог привести к чему-то хорошему, но с тем же успехом он мог вызвать очень большой пожар.

Если президент воздержится от этого процесса, сказал мне этот генерал, тогда, когда возникнет сложная проблема национальной безопасности, у него не будет под рукой информации о том, какими могут быть каскадные последствия реализации различных вариантов. «Он вроде стреляет вслепую». Военное командование это смущает.

«Этот процесс не является панацеей - Буш и Обама иногда принимали неверные решения, даже имея перед собой все варианты, - но он действительно помогает.”

Иллюстрация: Пол Спелла; Эрик Тайер / Reuters

IV. «ОН РЕФЛЕКСИВНО ПРОТИВНИКАЕТ»

Генерал Х. Р. Макмастер, покинувший Белый дом на достаточно хороших условиях в апреле 2018 года после всего лишь 14 месяцев в качестве советника по национальной безопасности, является настолько способным профессионалом, насколько это возможно. Похоже, он серьезно относился к Трампу и приспосабливал свои брифинги к знаменитому нетерпению президента, чтобы подготовить его к принятию важных решений, которых требует офис. Но Трампу не нравятся советы и инструкции.Ему нравится, когда с ним соглашаются. Попытки расширить его понимание раздражают его. Срок полномочий Макмастера должен был быть недолгим. За несколько недель до принятия отставки президент дал понять, что считает брифинги Макмастера утомительными, а самого человека «грубым и снисходительным».

Не доверяя экспертам, Трамп противоречил и осуждал разведывательное сообщество и руководил роспуском Госдепартамента. Это означало оставить открытыми послы по всему миру, в том числе в странах, жизненно важных для американских интересов, таких как Бразилия, Канада, Гондурас, Япония, Иордания, Пакистан, Россия и Украина.Иностранные офицеры высокого уровня, не видя возможностей для продвижения по службе, уезжают.

«Когда вы теряете этих дипломатов и послов, у которых есть весь этот опыт, эти языковые способности, это культурное понимание, это очень, очень усложняет нам жизнь», - сказал один из генералов. «И это приводит к неправильным решениям в будущем».

Трамп настолько сопротивляется тому, чтобы его вели, что почти всегда его инстинкт направлен на то, чтобы перевернуть преобладающее мнение.

«Он рефлекторно наоборот», - сказал мне другой генерал.

По словам тех, кто работал с ним, Макмастер избегал предоставления президенту единого консенсусного варианта, даже если он существовал. Он сказал, что всегда старался предоставить президенту свободу выбора. Покинув Белый дом, он раскритиковал других в сообществе национальной безопасности за другой подход, обвинив их в сокрытии информации в надежде направить Трампа в том направлении, которое они предпочитают. Макмастер не назвал имен, но, скорее всего, имел в виду Мэттиса и генерала Джона Келли, который после службы в качестве министра внутренней безопасности Трампа стал вторым руководителем администрации президента.Макмастер сказал, что он считал такой подход равносильным подрыву Конституции, но если его утверждение верно, это показывает, насколько плохо эти люди считали Трампа подготовленным к этой работе. В отчете специального советника Роберта Мюллера зафиксированы многочисленные случаи, когда гражданские советники пытались управлять президентом или просто игнорировали президентские директивы, которые они считали опрометчивыми или незаконными.

Во время своего непродолжительного пребывания в штате Трампа Макмастер руководил разработкой широкой стратегии национальной безопасности, которая стремилась кодифицировать мировоззрение Трампа «Америка прежде всего», поставив иммиграцию во главу угла национальной безопасности наряду с распространением ядерного оружия и террористическими атаками. .Идея заключалась в том, чтобы построить целостную структуру вокруг разрозненной дипломатии президента. По словам одного из присутствующих, Трамп восхищался документом при его открытии: «Мне он нравится! Я люблю это! Я хочу использовать это все время ».

Нет. Как и его автор, документ отклонен. Те, кто участвовал в написании этого документа, по-прежнему убеждены, хотя можно надеяться, что он все еще помогает руководить политикой, но Джон Болтон, преемник Макмастера, пренебрежительно сказал - за несколько месяцев до того, как его тоже отстранил Трамп, - что он куда-то спрятан. , никто не советовался.

Вероятность того, что Трамп прочитал эту книгу, не больше, чем вероятность того, что он написал свои собственные книги. (Много лет назад, после того как он опубликовал The Art of the Deal , он спросил меня, заинтересован ли я в написании его следующей книги. Я отказался.) Пытаться превратить подход этого президента к миру в убедительную философию - глупое занятие. Тем, кто командует вооруженными силами Америки, лучше держать бинокль на своей ленте в Твиттере.

V. ОН ИМЕЕТ ПРОСТОЕ И АНТИЧЕСКОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О СОЛДАТЕ

Хотя он пренебрегает советами экспертов, Трамп уважает - возможно, фетишизирует - военных.Он начал свое президентство с генералов: Мэттиса, Макмастера, Келли и, вкратце, Майкла Флинна, его первого советника по национальной безопасности. По словам Дона Болдука, бригадного генерала в отставке, который в настоящее время баллотируется республиканцем в Сенат США в Нью-Гэмпшире, назначать их так скоро после их ухода из армии было ошибкой. Вначале самой большой разницей, которую Болдук видел между администрацией Трампа и ее предшественниками, и которая, по его мнению, «в долгосрочной перспективе будет разрушительной», была «значительная зависимость, по крайней мере, в Пентагоне от высшего военного руководства. делая менее актуальным наш гражданский надзор.Это будет огромной проблемой. Министр обороны в значительной степени окружил себя своими бывшими товарищами из морской пехоты, и, по крайней мере, со стороны этой группы, было недоверие к гражданскому населению, которое действительно негативно повлияло на Пентагон с точки зрения политики и стратегии в Афганистане, Сирии и Ираке. все те же старые неудачные оперативные подходы ». Опора Трампа на военные решения проблематична, потому что «есть пределы тому, что военные могут решить. Думаю, изначально администрация Трампа придерживалась идеи, что у генеральных офицеров есть ответы на все вопросы.Думаю, президент вскоре обнаружил, что на самом деле это не так ».

Болдук также указал на необычную проблему для руководства, вызванную назначением генерала в ранге Макмастера в качестве советника по национальной безопасности - он не ушел в отставку, когда занял этот пост. «Макмастер, которого я очень уважаю, стал трехзвездным генералом. Оставление ему трехзвездочного вынуждает его ежедневно общаться с четырехзвездными генералами, которые считают его звание ниже своего, хотя его положение намного выше.

Проблемы, связанные с искаженным пониманием Трампа военных, выходят за рамки принятия неверных решений и затрагивают саму культуру наших вооруженных сил: он, очевидно, не считает, что американских солдат, обвиняемых в военных преступлениях, следует преследовать и наказывать. В начале мая он помиловал бывшего лейтенанта армии Майкла Бехенну, обвиненного в убийстве иракского военнопленного. Две недели спустя он попросил Министерство юстиции подготовить материалы о помиловании ряда американских военнослужащих и подрядчиков, которым было предъявлено обвинение в убийстве и осквернении трупов, в том числе начальника специальных операций Эдварда Галлахера, морского котика, которого члены его собственной команды обвиняли в смертельное ранение подростка-заключенного организации ИГИЛ и стрельба по безоружным гражданам.(В конечном итоге он был оправдан в убийствах, но осужден за то, что он позировал для фотографий с телом мальчика.) Трамп впоследствии отчитал военных прокуроров, которые преследовали Галлахера, и приказал аннулировать врученные им медали. Все генералы согласились с тем, что вмешательство военных в саму полицию серьезно подрывает командование и контроль. Когда тысячи молодых американцев отправляются за границу с тяжелым вооружением, иногда происходят преступления и зверства. Неспособность привлечь к ответственности тех, кто их совершает, ведет к поведению, которое позорит всех в военной форме и нацию, которой они служат.

«Он не понимает воинской этики», - сказал один генерал о президенте. «Этика воина важна, потому что это своего рода священный завет не только между представителями военной профессии, но и между профессией и обществом, во имя которого мы сражаемся и служим. Этос воина превосходит законы войны; он управляет вашим поведением. Этос воина делает отряды эффективными из-за связанных с ними ценностей доверия и самопожертвования, но этос воина также делает войны менее бесчеловечными и позволяет нашей профессии сохранять самоуважение и уважать других.Чувак, если этос воина будет неправильно истолкован как «Убей их всех…», ​​- сказал он, замолкая. Обучение солдат этичному поведению на войне - это не только мораль: «Если вы неуважительно относитесь к мирным жителям, вы работаете на врага! Трамп не понимает ».

По словам некоторых генералов, никогда не служивший и не находившийся рядом с полем боя, Трамп демонстрирует упрощенное, сильно устаревшее представление о солдатах как о в высшей степени «крутых» - жестких людях, которых просят выполнять тяжелую, а иногда и некрасивую работу.Он также верит в сильно устаревшую концепцию лидерства. Генералы, все из которых руководили войсками в бою, лучше многих знают, что война тяжелая и уродливая, но их понимание «крутизны» выходит далеко за рамки грубого стоицизма из фильмов Джона Уэйна. Хорошее суждение важнее твердости.

Болдук сказал, что он попал в армию, где для старших руководителей было принято обвинять своих подчиненных, терять самообладание, стучать по столам и угрожать бросить вещи, и в ответ на такое поведение было: « Он жестокий… жопа .Верно? Он крутой. Это не лидерство. Так вы не получите оптимальной производительности. Вы получите оптимальную производительность, если будете полностью противоположны этому ».

Болдук опасается, что возвращение под командованием Трампа к этим устаревшим представлениям о «стойкости» усугубит эпидемию посттравматических стрессовых расстройств среди солдат, прошедших неоднократные боевые командировки. Старшие офицеры многому научились за десятилетия войны - уроки, которые, по словам Болдука, игнорируются президентом, чьим самым близким прикосновением к боевым действиям был киноэкран.

Военную сложно изменить. Это плохо, потому что адаптация может быть безумно медленной, но также и хорошо, потому что может противостоять плохому руководству наверху. По словам генералов, в наиболее важных областях опытные военные уводили Трампа от катастрофы. Так далеко.

«Самое сложное, - сказал один генерал, - это то, что он может быть президентом еще пять лет».


Эта статья появится в печатном выпуске за ноябрь 2019 года под заголовком «Общий хаос.”

Цитаты | Президентская библиотека Эйзенхауэра

Война / оборона

«Смирение всегда должно быть уделом любого человека, получившего признание, заработанное кровью своих последователей и жертвами своих друзей».
Адрес ратуши, Лондон, 12.06.45 [АУДИО]

«Война - это мрачное, жестокое дело, бизнес, оправданный только как средство поддержки сил добра против сил зла».
Расшифровка сделана для Национального военного фонда по просьбе полковника.Лютер Л. Хилл, 9/11/45

«Я ненавижу войну, как может только солдат, который ее пережил, только как тот, кто видел ее жестокость, ее тщетность, ее глупость».
Адрес перед канадским клубом, Оттава, Канада, 1/10/46

«Пушки, танки и самолеты ничто, если за ними нет твердого духа, твердого сердца и большой производительности».
Адрес Экономического клуба Нью-Йорка, отель Astor, 20.11.46

"Война - это самая трагическая и глупая глупость человечества; искать или советовать ее умышленную провокацию - это черное преступление против всех людей.Хотя вы следуете ремеслу воина, вы делаете это в духе Вашингтона, а не Чингисхана. Для американцев только угроза нашему образу жизни оправдывает обращение к конфликту ».
Выпускные экзамены в Военной академии США, 6/3/47

«Возможно, моя ненависть к войне ослепляет меня так, что я не могу понять аргументы, которые они приводят. Но, на мой взгляд, не существует такой вещи, как превентивная война. Хотя это предложение неоднократно высказывается, никто еще не объяснил, как война предотвращает войну .Хуже того, никто не смог объяснить тот факт, что война создает условия, порождающие войну ».
Замечания в Институте Карнеги, Питтсбург, Пенсильвания, 19.10.50 [Предварительные президентские документы DDE, основное дело, Box 196, Институт Карнеги]

"Поскольку, следовательно, мы защищаем образ жизни, мы должны уважать этот образ жизни, когда мы приступаем к решению нашей проблемы. Мы не должны нарушать его принципы и его заповеди, и мы не должны разрушать изнутри. то, что мы пытаемся защитить извне."
Речь перед Советом НАТО, 26.11.51 [Предварительные документы DDE, вставка 197]

«Американцы, действительно, все свободные люди, помнят, что в конечном итоге солдатская стая не такое тяжелое бремя, как цепи пленника».
Инаугурационная речь, 20.01.53 [АУДИО]

«Каждый из нас должен вспомнить слова Того, Кого мы чтим в это время Пасхи:« Когда сильный вооруженный охраняет свой дворец, его имущество в мире »».
Заявление по случаю четвертой годовщины подписания Североатлантического договора, 4/4/53

"Каждая сделанная пушка, каждый спущенный на воду военный корабль, каждая выпущенная ракета означает в конечном смысле кражу у тех, кто голоден и не накормлен, у тех, кто замерз и не одет.Этот мир оружия тратит не только деньги. Он тратит пот своих рабочих, гений своих ученых, надежды своих детей. Стоимость одного современного тяжелого бомбардировщика такова: современная кирпичная школа более чем в 30 городах. Это две электростанции, каждая из которых обслуживает город с населением 60 тысяч человек. Это две прекрасные, полностью оборудованные больницы. Это примерно 50 миль по бетонной дороге. Мы платим за один истребитель полмиллиона бушелей пшеницы. Мы платим за один эсминец новыми домами, в которых могло бы разместиться более 8000 человек.Это, повторяю, лучший образ жизни в дороге. мир захватил. Это вообще не образ жизни в полном смысле слова. Под облаком угрожающей войны человечество висит на железном кресте ».
Обращение« Шанс на мир »перед Американским обществом редакторов газет, 4/16/53 [АУДИО]

«У нас есть охранные учреждения не только для защиты собственности, территории или прав за границей или на море. Мы держим силы безопасности для защиты образа жизни."
Замечания в Комитет экономического развития, 20.05.54 [АУДИО]

«Превентивная война, на мой взгляд, сегодня невозможна. Как она могла быть у вас, если бы одной из ее черт было несколько городов, лежащих в руинах, несколько городов, в которых многие, многие тысячи людей были бы убиты, ранены и искалечены, транспортные системы разрушены, все санитарно-технические приспособления и системы исчезли? Это не превентивная война, это война ».
Президентская пресс-конференция от 11.08.54 [АУДИО]

"И следующее: каждая война будет удивлять вас тем, как она произошла, и тем, как она ведется."
Президентская пресс-конференция от 23.03.55

«Я провел свою жизнь, изучая военную мощь как средство сдерживания войны и характер вооружений, необходимых для победы в войне. Изучение первого из этих вопросов все еще полезно, но мы быстро приближаемся к Дело в том, что войну нельзя выиграть ».
Письмо, DDE Ричарду Л. Саймону, Саймону и Шустеру, Inc., 4/4/56 [Документы DDE в качестве президента, DDE Diaries Series, Box 14, апрель 1956 г. Разное (5)]

"Когда мы дойдем до сути, как мы однажды сделаем, что обе стороны будут знать, что в любой вспышке общих боевых действий, независимо от элемента внезапности, разрушение будет обоюдным и полным, возможно, у нас будет достаточно здравого смысла, чтобы встретиться за столом переговоров с пониманием того, что эра вооружений закончилась и человечество должно подчинить свои действия этой истине или умереть."
Письмо, DDE Ричарду Л. Саймону, Саймону и Шустеру, Inc., 4/4/56 [Документы DDE в качестве президента, DDE Diaries Series, Box 14, апрель 1956 г. Разное (5)]

«Одно лишь оружие не может дать миру ни постоянного мира, ни уверенной безопасности. Оружие предназначено исключительно для защиты - для защиты от насильственного нападения того, что у нас уже есть. Это всего лишь дорогостоящая страховка. Они не могут способствовать прогрессу человечества».
Выступление перед Американским обществом редакторов газет, Statler Hotel, Вашингтон, округ Колумбия, 21.04.56 [АУДИО]

"Мы кое-что знаем о цене той войны.Мы были в нем с 7 декабря 41-го по август 45-го. С тех пор мы ведем мир. У него были свои взлеты и падения, как и на войне ".
Президентская пресс-конференция от 06.06.56

«Единственный способ выиграть следующую мировую войну - предотвратить ее».
Выступление на митинге в Civic Auditorium, Сиэтл, Вашингтон, 17.10.56

«Мы должны быть сильными дома, если мы хотим быть сильными за границей. Мы это понимаем. Итак, мы хотим быть сильными дома в нашей морали или в нашем духе, мы хотим быть сильными интеллектуально, в нашем образовании, в нашем экономика и, при необходимости, военное."
Радиотелевизионная передача:" Женщины спрашивают президента ", 24/10/56

«Мир надеется, что мудрость может остановить конфликт между братьями. Я верю, что война - это смертельная жатва высокомерных и неразумных умов. И я нахожу основания для этой веры в мудрых писаниях Притчей. Паника обрушивается, как буря, а бедствия, как вихрь, обрушиваются на тех, кто ненавидит знания и игнорирует своего Бога ».
Выступление на банкете по случаю столетия Национальной ассоциации образования, 4/4/57 [АУДИО]

«Во-первых, разделение наземных, морских и воздушных войн ушло навсегда.Если мы когда-либо снова будем вовлечены в войну, мы будем бороться с ней всеми элементами, всеми службами, как единое целое ".
Специальное послание Конгрессу по реорганизации оборонного ведомства, 3/4/58

«Теперь это подводит меня к моей основной теме - нашей военной мощи - в частности, как оставаться сильным против угроз извне, не подрывая экономическое здоровье, которое поддерживает нашу безопасность».
Обращение к Американскому обществу редакторов газет и Международному институту прессы, 17.04.58

«Во-первых, разделение наземных, морских и воздушных войн ушло навсегда.Этот урок мы усвоили во время Второй мировой войны. Я пережил этот урок в Европе. Другие жили им в Тихом океане. Миллионы американских ветеранов хорошо усвоили его ».
Обращение к Американскому обществу редакторов газет и Международному институту прессы, 17.04.58

«Теперь все мы сожалеем об этих огромных военных расходах. Тем не менее, перед лицом советской позиции мы осознаем их необходимость. Какой бы ни была цена, Америка сохранит свою безопасность. Но в этом процессе мы не должны собственными руками разрушить или исказить американскую систему.Мы могли сделать это за счет бесполезного перерасхода средств. Я знаю один верный способ перерасходовать. Это происходит из-за чрезмерной сентиментальной привязанности к устаревшим военным машинам и концепциям ».
Обращение к Американскому обществу редакторов газет и Международному институту прессы, 17.04.58

«Я кое-что знаю об этой войне, и я никогда не хочу, чтобы эта история повторилась. Но, мои сограждане-американцы, это, безусловно, может повториться, если миролюбивые демократические страны снова со страхом будут придерживаться политики бездействия, в то время как крупные агрессоры используют вооруженная сила для победы над маленькими и слабыми."
Репортаж по радио и телевидению для американского народа о ситуации в проливе Формоза, 9/11/58

«Любой обзор оборонной структуры свободного мира не может не вызвать чувства сожаления по поводу того, что так много наших усилий и ресурсов должно быть направлено на вооружение».
Ежегодное послание Конгрессу о состоянии Союза, 1/9/59

"Но вся история преподала нам мрачный урок, что ни одной стране никогда не удавалось избежать ужасов войны, отказываясь защищать свои права - пытаясь умиротворить агрессию."
Репортаж по радио и телевидению для американского народа: безопасность в свободном мире, 3/16/59

«В этой надежде мы учим молодежь таким истинам, как непревзойденная ценность личности и достоинство всех людей, тщетность и глупость войны, ее разрушительная жизнь и деградация человеческих ценностей».
Выступление на открытии конференции Белого дома по вопросам детей и молодежи, Колледж-Парк, Мэриленд, 3/27/60

"В правительственных советах мы должны остерегаться приобретения необоснованного влияния, желаемого или нежелательного, со стороны военно-промышленного комплекса.Потенциал катастрофического роста неуместной власти существует и будет сохраняться ».
Прощальное обращение радио и телевидения к американскому народу, 17.01.61

«Моральный дух - важнейший фактор успешной войны».
Крестовый поход в Европу, стр. 210

«На войне нет ничего легкого. За ошибки всегда платят жертвами, и войска быстро чувствуют любую ошибку, допущенную их командирами».
Крестовый поход в Европу, стр. 450

«Нам нужна адекватная оборона, но каждый доллар на оружие, который мы тратим сверх нормы, имеет долгосрочное ослабляющее воздействие на нацию и ее безопасность."
Waging Peace, стр. 622

ВЕРНУТЬСЯ В ТОП

Байден поддерживает женщин-генералов, чье продвижение по службе было отложено из-за опасений по поводу реакции Трампа

ВАШИНГТОН. Министерство обороны объявило, что через несколько месяцев после того, как их боссы в Пентагоне согласились на их продвижение по службе, президент Байден назначил двух женщин-генералов в элитные четырехзвездные командования. они отступают из опасений, что президент Дональд Трамп отвергнет офицеров, потому что они были женщинами.

Номинации Gen.Жаклин Д. Ван Овост из военно-воздушных сил возглавит Транспортное командование, которое наблюдает за разветвленной глобальной транспортной сетью вооруженных сил, и генерал-лейтенант Лаура Дж. Ричардсон из армии, чтобы возглавить Южное командование, которое наблюдает за военной деятельностью в Латинской Америке. , теперь проходят в Сенат, где, как ожидается, они будут утверждены.

Необычная стратегия отсрочки повышения офицеров по службе, призванная защитить их успешную карьеру, была изобретена прошлой осенью Марком Т. Эспером, в то время министром обороны, и генералом Дж.Марк А. Милли, председатель Объединенного комитета начальников штабов.

Они оба считали двух генералов исключительными офицерами, достойными командования. Но при Трампе они беспокоились, что любые кандидаты, кроме белых, на должности, которые в основном занимают белые, могут столкнуться с сопротивлением, как только их кандидатуры дойдут до Белого дома.

Г-н Эспер и генерал Милли опасались, что, если они даже затронут имена женщин, г-н Трамп и некоторые из его главных помощников заменят их своими собственными кандидатами до ухода с должности.

Таким образом, официальные лица Пентагона отложили свои рекомендации до выборов в ноябре, сделав ставку на то, что если победит Джозеф Р. Байден-младший, то он и его помощники будут более поддерживать выборы, чем г-н Трамп, который враждовал с г-ном Трампом. Эспер и генерал Милли, и у них была история пренебрежительного отношения к женщинам. Они придерживались плана даже после того, как Трамп уволил Эспера через шесть дней после выборов.

«Их выбрали, потому что они были лучшими офицерами для работы, и я не хотел, чтобы их продвижение по службе было сорвано, потому что кто-то в Белом доме Трампа увидел, что я их рекомендовал, или подумал, что Д.О. играл в политику », - сказал Эспер, имея в виду министерство обороны, в интервью газете The New York Times, которая впервые сообщила о стратегии в прошлом месяце.

«Это было не так», - добавил г-н Эспер. «Они были самыми квалифицированными. Мы поступали правильно ».

Стратегия окупилась в субботу, когда Пентагон объявил в отдельных дневных заявлениях и в сообщениях в Твиттере своего пресс-секретаря Джона Ф. Кирби, что г-н Байден одобрил повышение генералов и что Белый дом официально их представил. в Сенат для утверждения.

Раскрытие в прошлом месяце того, что высшее руководство Пентагона приостановило выдвижение кандидатур, чтобы защитить карьеры двух офицеров от г-на Трампа, вызвало оживленную дискуссию в военных журналах и в социальных сетях.

Подполковник Александр Виндман, который покинул армию прошлым летом после того, как сам столкнулся с Белым домом, заявил в блоге о национальной безопасности Lawfare, что г-ну Эсперу и генералу Милли следовало бороться с г-ном Трампом.

«Поддержание порядка и дисциплины в вооруженных силах не означает уклонение от сложных споров с главнокомандующим», - писал полковник Виндман.

Но защитники стратегии г-на Эспера и генерала Милли говорят, что аргумент полковника Виндмана игнорирует военно-гражданский кризис между г-ном Трампом и высшим руководством Пентагона осенью. Г-н Трамп, разъяренный тем, что они противостояли ему, когда он хотел использовать действующие войска для борьбы с протестующими Black Lives Matter, открыто пренебрежительно относился к г-ну Эсперу своим помощникам и общественности.

Г-н Трамп также, казалось, на каждом шагу отменял приказы Пентагона, особенно по социальным вопросам.

Когда генерал Милли и высокопоставленные армейские чиновники попытались создать комиссию для изучения переименования баз, названных в честь генералов Конфедерации, Трамп написал в Твиттере, пообещав, что «моя администрация даже не рассмотрит вопрос о переименовании этих великолепных и легендарных баз». Военные объекты ».

Ллойд Дж. Остин III, новый министр обороны, в прошлом месяце отказался комментировать меры, на которые г-н Эспер и генерал Милли пошли, чтобы гарантировать, что генерал Ван Овост и генерал Ричардсон получили свои командные должности.«Я бы сказал, что видел записи обеих этих женщин», - сказал он. «Они выдающиеся».

Повышение по службе высших генералов и адмиралов определяется за несколько месяцев до того, как они займут свои новые должности. Таким образом, задержка с официальной подачей заявления о повышении двух офицеров не должна повлиять на то, когда они приступят к новой работе, скорее всего, этим летом, заявили представители Пентагона и Конгресса.

Генерал Ван Овост, офицер с четырьмя звездами, возглавляет Командование мобильности ВВС на базе ВВС Скотт в Иллинойсе.Из 43 четырехзвездных генералов и адмиралов в армии США она - единственная женщина.

Генерал Ричардсон - трехзвездочный командующий армейским компонентом Северного командования Пентагона, базирующимся в Сан-Антонио, который играет важную роль в оказании военной помощи программе вакцинации от коронавируса Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям.

Линкольн как главнокомандующий | История

Когда началась Гражданская война в США, президент Авраам Линкольн был гораздо менее подготовлен к задаче главнокомандующего, чем его противник с юга.Джефферсон Дэвис окончил Вест-Пойнт (разумеется, в самой низкой трети своего класса), командовал полком, который бесстрашно сражался в Буэна-Виста во время мексиканской войны, и с 1853 по 1857 год служил военным секретарем в администрации Франклина Пирса. Единственный военный опыт Линкольна получил в 1832 году, когда он был капитаном отряда ополчения, который не принимал участия в войне Черного Ястреба, которая началась, когда индейцы Сак и Фокс (во главе с военным вождем Черным Ястребом) попытались вернуться из Айовы в свои дома. исконная родина в Иллинойсе в нарушение подписанного ими договора о высылке.Во время одного президентского срока Линкольна в Конгрессе он высмеял свою военную карьеру в речи 1848 года. "Вы знали, что я военный герой?" он сказал. «Я дрался, истекал кровью и ушел» после «нападения на дикий лук» и «довольно многих кровавых сражений с маскето».

Когда он вызвал ополчение штата на федеральную службу 15 апреля 1861 года - после бомбардировки Конфедерацией форта Самтер - Линкольн, следовательно, столкнулся с крутой кривой обучения в качестве главнокомандующего.Однако он быстро учился; его опыт юриста-самоучки с острым аналитическим умом, который овладел евклидовой геометрией для умственных упражнений, позволил ему быстро учиться на работе. Он читал и поглощал труды по военной истории и стратегии; он наблюдал за успехами и неудачами своего и вражеского военачальников и делал правильные выводы; он делал ошибки и учился на них; он применил свой большой коэффициент здравого смысла, чтобы прорезать обфускации и оправдания военных подчиненных.К 1862 году его понимание стратегии и операций стало достаточно твердым, чтобы почти оправдать преувеличенный, но не совсем ошибочный вывод историка Т. Гарри Уильямса: «Линкольн выделяется как великий военный президент, возможно, величайший в нашей истории, и великий стратег-естествоиспытатель. , лучше, чем любой из его генералов ".

Как президент нации и лидер своей партии, а также главнокомандующий, Линкольн нес основную ответственность за формирование и определение национальной политики. С самого начала до конца эта политика заключалась в сохранении Соединенных Штатов как единой неделимой нации и республики, основанной на правлении большинства.Хотя Линкольн никогда не читал знаменитый трактат Карла фон Клаузевица О войне , его действия были непревзойденным выражением центрального аргумента Клаузевица: «Политическая цель - это цель, война - средство ее достижения, а средства никогда не могут рассматриваться в отрыве от других. их цель. Следовательно, ясно, что войну никогда не следует рассматривать как нечто автономное , но всегда как инструмент политики ».

Некоторые профессиональные военачальники склонны думать о войне как о «чем-то автономном» и сожалеют о вмешательстве политических соображений в военные дела.Возьмем примечательный пример «политических генералов». Линкольн назначил многих видных политиков, практически не имеющих военной подготовки или опыта, в звании бригадных генералов или генерал-майоров. Некоторые из них получили эти назначения на столь раннем этапе войны, что впоследствии превзошли профессиональных офицеров, получивших образование в Вест-Пойнте. Линкольн также назначил важных этнических лидеров в качестве генералов, не обращая внимания на их военные заслуги.

Историки, сожалеющие об обилии политических генералов, иногда цитируют анекдот, чтобы высмеять этот процесс.История гласит, что однажды в 1862 году Линкольн и военный министр Эдвин М. Стентон составили список полковников для повышения до бригадного генерала. Обращаясь к имени Александра Шиммельфеннига, президент сказал, что «должно быть что-то сделано, безусловно, в интересах голландцев, и с этой целью я хочу, чтобы Шиммельфенниг был назначен». Стэнтон возразил, что есть более квалифицированные американцы немецкого происхождения. «Неважно, - якобы сказал Линкольн, - его имя компенсирует любую разницу, которая может быть.«

Генерала Шиммельфеннига сегодня вспоминают главным образом тем, что он три дня скрывался в сарае рядом с загоном для свиней, спасаясь от пленения в Геттисберге. Других политических генералов также помнят больше за их военные поражения или промахи, чем за какие-либо положительные достижения. Часто забывают отличные военные достижения некоторых политических генералов, таких как Джон А. Логан и Фрэнсис П. Блэр (среди прочих). И некоторые West Pointers, особенно Улисс С. Грант и Уильям Т. Шерман, могли бы томиться в безвестности, если бы не первоначальное спонсорство Гранта конгрессменом Элиху Б.Уошберна и Шермана его братом Джоном, сенатором США.

Даже если бы все политические генералы или генералы, в назначении которых играла роль политика, оказались бы с посредственными военными достижениями, тем не менее, этот процесс оказал бы положительное влияние на национальную стратегию , мобилизуя своих избирателей для ведения войны. Накануне войны армия США насчитывала примерно 16 400 человек, из которых около 1100 были офицерами. Из них около 25 процентов подали в отставку и присоединились к армии Конфедерации.К апрелю 1862 года, когда войне был год, добровольческая армия Союза выросла до 637 000 человек. Эта массовая мобилизация не могла бы состояться без огромных усилий местных и государственных политиков, а также видных этнических лидеров.

Другой важный вопрос, который начинался как вопрос национальной стратегии, в конечном итоге перешел границы, чтобы стать политикой. Это был вопрос рабства и эмансипации. В течение первого года войны одним из главных приоритетов Линкольна было удержание юнионистов приграничных штатов и демократов, выступающих против отмены рабства, в составе своей военной коалиции.Он небезосновательно опасался, что баланс в трех пограничных рабовладельческих государствах может нарушиться Конфедерацией, если его администрация преждевременно пойдет на эмансипацию. Когда генерал Джон К. Фремонт издал военный приказ об освобождении рабов сторонников Конфедерации в Миссури, Линкольн отменил его, чтобы подавить протест со стороны приграничных штатов и северных демократов. Линкольн считал, что поддержание приказа Фремона «встревожит наших друзей из Южного Союза и настроит их против нас - возможно, разрушит наши довольно справедливые перспективы на Кентукки.... Я думаю, что проиграть Кентукки почти то же самое, что проиграть всю игру. Кентукки ушел, мы не сможем удержать Миссури и, как я думаю, Мэриленд. Все это против нас, и наша работа слишком велика для нас. Мы также сразу согласились бы на разделение, включая сдачу столицы ».

Однако в течение следующих девяти месяцев акцент в национальной стратегии сместился с примирения приграничных государств и демократов, выступающих против эмансипации. Антирабовладельческий республиканский округ становился все громче и требовательнее.Аргумент о том, что рабство привело к войне и что воссоединение с рабством только посеет семена новой войны, стал более настойчивым. Доказательства того, что рабский труд поддерживал экономику Конфедерации и материально-техническое обеспечение армий Конфедерации, становились все сильнее. Контрнаступления южных армий летом 1862 г. свели на нет многие зимние и весенние завоевания Союза. Многие северяне, в том числе Линкольн, пришли к убеждению, что необходимы более смелые шаги. Чтобы выиграть войну над врагом, борющимся за и рабством, Север должен нанести удар по рабству.

В июле 1862 года Линкольн решил серьезно изменить национальную стратегию. Вместо того чтобы подчиняться приграничным штатам и северным демократам, он активировал бы выбравшее его северное большинство, выступающее против рабства, и мобилизовал бы потенциал чернокожих людей, издав провозглашение свободы рабов в мятежных государствах - Прокламацию об освобождении рабов. «Необходимо принять решительные и крайние меры», - сказал Линкольн членам своего кабинета, по словам министра ВМС Гидеона Уэллса.Эмансипация была «военной необходимостью, абсолютно необходимой для сохранения Союза. Мы должны освободить рабов, иначе мы сами будем покорены».

Пытаясь превратить ресурсы Конфедерации в преимущество Союза, эмансипация стала важной частью национальной стратегии Севера. Но идея дать оружие чернокожим мужчинам вызвала еще большую враждебность среди демократов и юнионистов приграничных штатов, чем сама эмансипация. В августе 1862 года Линкольн сказал делегатам из Индианы, которые предложили создать два полка чернокожих, что «страна не может позволить себе потерять Кентукки в этом кризисе» и что «вооружение негров повернет против нас 50 000 штыков из лояльных приграничных штатов. для нас.«

Однако через три недели президент незаметно уполномочил Военное министерство начать организацию полков чернокожих на морских островах Южной Каролины. К марту 1863 года Линкольн сказал своему военному губернатору оккупированного Теннесси, что «цветное население - это огромная имеющихся и все же непредоставленных сил для восстановления Союза. на берегу Миссисипи немедленно положит конец восстанию.И кто сомневается, что мы сможем представить это зрелище, если мы займемся этим всерьез ».

Этот прогноз оказался слишком оптимистичным. Но в августе 1863 года, после того как черные полки доказали свою ценность в форте Вагнер и в других местах, Линкольн сказал оппонентам об их использовании, что в будущем «появятся некоторые черные люди, которые будут помнить это, молча языком, стиснув зубы и твердо. глаза и хорошо уравновешенный штык, они помогли человечеству достичь этого великого завершения; в то время как, я боюсь, найдутся и белые, неспособные забыть, что со злым сердцем и лживой речью они стремились воспрепятствовать этому.«

Линкольн также принимал более активное участие в формировании военной стратегии, чем президенты в большинстве других войн. Это было не обязательно по собственному выбору. Отсутствие военной подготовки у Линкольна побудило его сначала подчиниться главнокомандующему Уинфилду Скотту, самому прославленному солдату Америки со времен Джорджа Вашингтона. Но возраст Скотта (75 в 1861 году), слабое здоровье и недостаток энергии возлагали на президента большую нагрузку. Линкольн также разочаровался в совете Скотта в марте 1861 года уступить и Форты Самтер, и Пикенс.Преемник Скотта, генерал Джордж Б. Макклеллан, оказался для Линкольна еще большим разочарованием.

В начале декабря 1861 года, после того как Макклеллан был командующим Потомакской армией более четырех месяцев и мало что делал с ней, кроме тренировок и проверок, Линкольн опирался на свои чтения и обсуждения военной стратегии, чтобы предложить кампанию против конфедератов. Армия генерала Джозефа Э. Джонстона, занимавшая тогда сектор Манассас-Сентервиль в 25 милях от Вашингтона.Согласно плану Линкольна, часть Потомакской армии симулирует лобовую атаку, в то время как остальные будут использовать долину Оккокан, чтобы продвинуться во фланг и тыл врага, перерезать его железнодорожные коммуникации и поймать его в клешни.

Это был хороший план; действительно, это было именно то, чего больше всего боялся Джонстон. Макклеллан отверг его в пользу более глубокого флангового движения на юг до Урбаны на реке Раппаханнок. Линкольн задал Макклеллану серию вопросов, спрашивая его, почему его стратегия дальнего фланга лучше, чем план Линкольна с короткого фланга.В основе вопросов Линкольна лежат три разумных предпосылки: во-первых, целью должна быть вражеская армия, а не Ричмонд; во-вторых, план Линкольна позволит Потомакской армии действовать рядом с собственной базой (Александрия), в то время как план Макклеллана, даже в случае успеха, отвлечет противника к его базе (Ричмонд) и удлинит линию снабжения Союза; и в-третьих, «разве ваш план не требует гораздо больших затрат времени ... чем мой?»

Макклеллан отмахнулся от вопросов Линкольна и приступил к реализации своего собственного плана, подкрепленного 8–4 голосами командиров его дивизий в его пользу, что заставило Линкольна неохотно согласиться.Затем Джонстон бросил гаечный ключ в стратегию Макклеллана в Урбане, отойдя от Манассаса на южный берег Раппаханнок - по большей части, чтобы избежать маневра, предложенного Линкольном. Теперь Макклеллан перенес свою кампанию на полуостров Вирджиния между реками Йорк и Джеймс. Вместо того, чтобы атаковать линию, удерживаемую менее чем 17000 конфедератов возле Йорктауна со своей собственной армией, тогда насчитывавшей 70000 человек, Макклеллан в начале апреля устроился на осаду, которая дала Джонстону время, чтобы сбить всю свою армию на полуостров.Раздраженный Линкольн телеграфировал Макклеллану 6 апреля: «Я думаю, вам лучше немедленно прорвать линию врага от Йорк-таун до Уорик-Ривер. Они, вероятно, будут использовать , время , как можно более выгодно». Единственным ответом Макклеллана был раздраженный комментарий в письме к жене: «У меня было сильное искушение ответить, что ему лучше прийти и сделать это сам».

В письме генералу от 9 апреля Линкольн изложил еще одну важную тему своей военной стратегии: войну можно было выиграть, только сражаясь с противником, а не путем бесконечных маневров и осад, чтобы занять места .«Еще раз, - писал Линкольн, - позвольте мне сказать вам, что для вас необходимо нанести удар. Вы отдадите мне должное, чтобы помнить, что я всегда настаивал, что, идя вниз по заливу в поисках поля, вместо того, чтобы сражаться в Манассасе или рядом с ним, было только перемещение, а не преодоление трудностей - мы могли бы найти одинаковые или равные окопы в любом месте. Страна не преминет отметить - теперь отмечает, - что нынешние колебания двинуться к окопавшемуся врагу - это не более чем повторение истории Манассаса.«

Но генерал, получивший прозвище Тарди Джордж, так и не усвоил этого урока. То же самое относилось и к нескольким другим генералам, которые не оправдали ожиданий Линкольна. Казалось, что они парализованы ответственностью за жизни своих людей, а также за судьбу своей армии и нации. Эта устрашающая ответственность заставляла их избегать риска. Такое поведение особенно характерно для командиров Потомакской армии, которые действовали в центре внимания средств массовой информации, а правительство в Вашингтоне смотрело им через плечо.Напротив, такие офицеры, как Улисс С. Грант, Джордж Х. Томас и Филип Х. Шеридан, начали свой путь на западном театре военных действий за сотни миль, где они шаг за шагом продвигались от командования полком к более широким обязанностям вдали от посторонних. внимание СМИ. Они смогли осознать эти обязанности и понять необходимость идти на риск без страха неудачи, парализовавшего Макклеллана.

Между тем разочарование Линкольна отсутствием активности в театре Кентукки-Теннесси заставило его задуматься о важной стратегической концепции.Генералы Генри В. Халлек и Дон К. Буэлл командовали двумя западными театрами, разделенными рекой Камберленд. Линкольн призвал их сотрудничать в совместной кампании против армии Конфедерации, защищающей линию от восточного Кентукки до реки Миссисипи. Оба ответили в начале января 1862 года, что они еще не готовы. «Действовать на внешних линиях против врага, занимающего центральную позицию, не удастся, - писал Халлек. "Это осуждается всеми военными авторитетами, которых я когда-либо читал.Ссылка Халлека на «внешние линии» описывала загадку вторгающейся или атакующей армии, действующей против врага, который удерживает оборонительный периметр, напоминающий полукруг - враг пользуется преимуществом «внутренних линий», что позволяет ему перемещать подкрепление с одного. место на другое в пределах этой дуги.

К этому времени Линкольн ознакомился с некоторыми из этих авторитетов (включая Халлека) и был готов оспорить рассуждения генерала. «Я излагаю свое общее представление о войне, - писал он и Хэллеку, и Бьюэллу, - что у нас есть большие числа , а у врага есть большая возможность сосредоточить силы в точках столкновения; что мы должны потерпеть неудачу , если мы не сможем найти способ превратить наше преимущество в в превосходство для него; и что это может быть сделано только путем угрозы ему превосходящими силами в разных очках, в то же время ; так что мы можем безопасно атакуйте, одного или обоих, если он не делает изменений; и если он ослабляет одного, чтобы усилить другого, воздержитесь от нападения на усиленного, но схватите и удерживайте ослабленного, получая так много.«

Линкольн ясно выразил здесь то, что военные теоретики определяют как «концентрацию во времени», чтобы противостоять преимуществу Конфедерации во внутренних линиях, которые позволяли южным силам концентрироваться в космосе. География войны требовала, чтобы Север действовал в основном на внешних линиях, в то время как Конфедерация могла использовать внутренние линии для переброски войск в опасную зону. Наступая одновременно на двух или более фронтах, силы Союза могли нейтрализовать это преимущество, как Линкольн понимал, но Халлек и Бьюэлл, казалось, не могли этого понять.

Только после того, как Грант стал генерал-главнокомандующим в 1864 году, у Линкольна не было командующего, который осуществлял эту стратегию. Политика Гранта атаковать врага, где бы он ни находилась, также включала стратегию Линкольна, заключающуюся в попытке нанести вред врагу как можно дальше от Ричмонда (или любой другой базы), а не маневрировать, чтобы занять или захватить места . С февраля по июнь 1862 года войска Союза добились замечательных успехов в захвате территории и городов Конфедерации на южном побережье Атлантического океана, в Теннесси и в нижней части долины Миссисипи, включая города Нэшвилл, Новый Орлеан и Мемфис.Но летом конфедеративные контрнаступления отбили большую часть этой территории (но не эти города). Ясно, что завоевание и оккупация мест не приведет к победе в войне до тех пор, пока вражеские армии будут способны отвоевать их.

Линкольн рассматривал наступление Конфедерации скорее как возможность, чем как угрозу. Когда армия Северной Вирджинии начала продвигаться на север в кампании, которая привела к Геттисбергу, генерал Джозеф Хукер предложил прорваться в тыл наступающим силам Конфедерации и атаковать Ричмонд.Линкольн отверг эту идею. « Армия Ли, а не Ричмонд , ваша истинная цель, - телеграфировал он Хукеру 10 июня 1863 года. линии [снабжения], пока он удлиняет свои. Сражайтесь с ним, когда представится возможность ». Неделю спустя, когда враг входил в Пенсильванию, Линкольн сказал Хукеру, что это вторжение «вернет вам шанс, который, как я думал, Макклеллан проиграл прошлой осенью», чтобы нанести вред армии Ли вдали от ее базы.Но Хукер, как и Макклеллан, жаловался (ложно), что противник превосходил его численностью и не смог атаковать, в то время как армия Ли была растянута на многие мили на марше.

Жалобы Хукера вынудили Линкольна заменить его 28 июня Джорджем Гордоном Мидом, который наказал, но не уничтожил Ли в Геттисберге. Когда поднимающийся Потомак поймал Ли в ловушке в Мэриленде, Линкольн убедил Мида приблизиться для убийства. Если Мид сможет «завершить свою работу, столь славно преследуемую до сих пор», - сказал Линкольн, - «буквальным или существенным уничтожением армии Ли, восстание будет окончено.«

Вместо этого Мид медленно и осторожно преследовал отступающих конфедератов и не смог атаковать их, пока им не удалось благополучно отступить через Потомак в ночь с 13 на 14 июля. Линкольн был огорчен поздравительным приказом Мида своей армии от 4 июля, который заканчивался словами о том, что страна теперь «надеется на армию, чтобы она приложила больше усилий, чтобы изгнать с нашей земли все признаки присутствия захватчика». "Великий Бог!" воскликнул Линкольн. «Это ужасное воспоминание о Макклеллане», который провозгласил великую победу, когда враг отступил за реку после Антиетама.«Неужели наши генералы никогда не выбросят эту идею из головы? Вся страна - это наша земля». В конце концов, в этом и был смысл войны.

Когда пришло известие, что Ли сбежал, Линкольн был одновременно зол и подавлен. Он написал Миду: «Мой дорогой генерал, я не верю, что вы оцениваете масштаб несчастья, связанного с побегом Ли ... Ваша золотая возможность упала, и я безмерно огорчен из-за этого».

Избавившись от этих чувств, Линкольн спрятал письмо без отправления.Но он так и не изменил своего мнения. А два месяца спустя, когда Потомакская армия маневрировала и снова сражалась на опустошенной земле между Вашингтоном и Ричмондом, президент заявил, что «попытаться отбить врага обратно в его окопы в Ричмонде ... это идея, которая у меня есть. целый год пытался отказаться от этого ».

Пять раз во время войны Линкольн пытался заставить своих полевых командиров заманивать в ловушку вражеские армии, которые совершали набеги или вторгались на север, рубя к югу от них и блокируя их пути отступления: во время наступления Стоунволла Джексона на север через долину Шенандоа в мае 1862 года; Вторжение Ли в Мэриленд в сентябре 1862 года; Вторжения Брэкстона Брэгга и Эдмунда Кирби Смита в Кентукки в том же месяце; Вторжение Ли в Пенсильванию в ходе кампании в Геттисберге; и рейд Джубала Эрли на окраину Вашингтона в июле 1864 года.Каждый раз его генералы подводили его и в большинстве случаев вскоре освобождались от командования.

Во всех этих случаях медлительность армий Союза, пытающихся перехватить или преследовать врага, сыграла ключевую роль в их неудачах. Линкольн неоднократно выражал разочарование по поводу неспособности его армий двигаться так же легко и быстро, как армии Конфедерации. Снабженные гораздо лучше, чем у врага, силы Союза фактически замедлились из-за обилия материально-технического снабжения. Большинство командиров Союза так и не усвоили урок, преподанный генералом Конфедерации.Ричард Юэлл, что «путь к славе не может быть пройден с большим багажом».

Попытки Линкольна заставить своих командиров двигаться быстрее с меньшим количеством припасов привели его к активному участию на оперативном уровне своих армий. В мае 1862 года он приказал генералу Ирвину Макдауэллу «вложить всю возможную энергию и скорость в усилия», чтобы заманить Джексона в ловушку в долине Шенандоа. Линкольн, вероятно, не в полной мере осознавал логистические трудности, связанные с перемещением больших войск, особенно на вражеской территории.С другой стороны, президент осознал реальность, выраженную интендантом Потомакской армии в ответ на непрекращающиеся просьбы Макклеллана о дополнительных припасах, прежде чем он сможет наступить после Антиетама, что «армия никогда не двинется, если она дождется, пока все разные командиры сообщить, что они готовы и больше не нуждаются в припасах ». Линкольн сказал другому генералу в ноябре 1862 года, что «это расширение и накопление impedimenta до сих пор было почти нашим крахом и будет нашим окончательным крахом, если его не бросить.... Тебе было бы лучше ... не иметь тысячи повозок, ничего не делать, кроме перевозки фуража, чтобы накормить животных, которые их тянут, и брать не менее двух тысяч человек для ухода за повозками и животными, которые в противном случае могли бы будь двумя тысячами хороших солдат ".

Вместе с Грантом и Шерманом у Линкольна наконец появились высшие генералы, которые следовали изречению Юэлла о пути к славе и были готовы требовать от своих солдат - и от себя самих - тех же усилий и жертв, которые требовали от своих командиров Конфедерации.После кампании 1863 года в Виксбурге, которая захватила ключевой опорный пункт в Миссисипи, Линкольн сказал о генерале Гранте, чья быстрая мобильность и отсутствие громоздких линий снабжения были ключом к его успеху, что «Грант - мой человек, а я - его остальная часть. война!"

Линкольн имел свое мнение о тактике боя, но он редко делал предложения своим полевым командирам относительно операций такого уровня. Однако одно исключение произошло во вторую неделю мая 1862 года. Расстроенные месячной осадой Йорктауна Макклелланом без каких-либо видимых результатов, Линкольн, военный министр Стэнтон и министр финансов Сэлмон П.5 мая Чейз спустился к Хэмптон-роуд и обнаружил, что конфедераты эвакуировали Йорктаун до того, как Макклеллан смог открыть осадную артиллерию.

Тем не менее,

Norfolk остался в руках врага, и вызывающий опасения CSS Virginia (ранее Merrimack ) все еще находился там. 7 мая Линкольн взял на себя непосредственный оперативный контроль над попыткой захватить Норфолк и подтолкнуть флот канонерок вверх по реке Джеймс. Президент приказал генералу Джону Вулу, командиру форта Монро, высадить войска на южном берегу Хэмптон-роуд.Линкольн даже лично провел разведку, чтобы выбрать лучшее место для приземления. 9 мая конфедераты эвакуировали Норфолк до того, как туда смогли добраться северные солдаты. Двумя днями позже экипаж Virginia взорвал ее, чтобы предотвратить захват. Чейз редко находил возможность похвалить Линкольна, но в этом случае он написал своей дочери: «Так закончилась блестящая недельная кампания президента; я думаю, что вполне определенно, что, если бы он не спустился, Норфолк все еще был бы в владение врагом, и «Мерримак» такой же мрачный, дерзкий и ужасающий, как никогда.... Все побережье теперь практически наше ».

Чейз преувеличил, поскольку конфедератам пришлось бы покинуть Норфолк, чтобы не быть отрезанными, когда армия Джонстона отступила к северному берегу реки Джеймс. Но слова Чейза, возможно, можно применить к действиям Линкольна как главнокомандующего на войне в целом. Он провозгласил четкую национальную политику и путем проб и ошибок разработал национальные и военные стратегии для ее достижения. Народ не погиб с земли, но пережил новое рождение свободы.

Перепечатка из Наш Линкольн: новые взгляды на Линкольна и его мир , под редакцией Эрика. Фонер. Авторские права © 2008, W.W. Norton & Co. Inc. "А. Линкольн, главнокомандующий", авторское право © Джеймс М. Макферсон. С разрешения издателя W.W. Norton & Co. Inc

Испано-американская война - Мир 1898 года: Испано-американская война (латиноамериканское отделение, Библиотека Конгресса)

Дэвид Траск

Между 1895 и 1898 годами Куба и Филиппинские острова восстали против Испании.Кубинцы получили независимость, а филиппинцы - нет. В обоих случаях кульминационным событием было вмешательство Соединенных Штатов.

В 1895 году кубинский патриот и революционер Хосе Марти возобновил кубинскую борьбу за свободу, потерпевшую неудачу во время Десятилетней войны (1868–1878). Кубинские хунты обеспечивали руководство и средства для военных операций, проводимых на Кубе. Испания располагала превосходящими войсками, что вынудило кубинских генералов Максимо Гомеса и Антонио Масео вести партизанскую войну в надежде измотать врага.Операции начались на юго-востоке Кубы, но вскоре распространились на запад. Консервативная партия Испании, возглавляемая Антонио Кановас-и-Кастильо, пообещала подавить insurrectos , но не сделала этого.

Дело Кубы получило растущую поддержку в Соединенных Штатах, что побудило президента Гровера Кливленда настаивать на урегулировании, но вместо этого Испания послала генерала Валериано Вейлера умиротворить Кубу. Его суровые методы, в том числе переконцентрация гражданского населения для отказа от поддержки партизан в сельской местности, укрепили У.Симпатия С. к кубинцам. Затем президент Уильям Мак-Кинли усилил давление на Испанию с целью положить конец этому делу, направив для этой цели нового министра в Испанию. В этот момент анархист убил Кановаса, и его преемник, лидер Либеральной партии Пракседес Матео Сагаста, решил предоставить автономию Кубе и Пуэрто-Рико. Кубинское руководство сопротивлялось этой мере, будучи убеждено, что продолжение вооруженного сопротивления приведет к независимости.

В феврале кристаллизовались два события U.Мнение С. в пользу независимости Кубы. Во-первых, испанский министр в Вашингтоне Энрике Дюпюи де Лом написал письмо с критикой президента МакКинли, которое попало в руки кубинской хунты в Нью-Йорке. Его публикация произвела фурор, но Сагаста быстро вспомнил Дюпюи де Ломе. Однако через несколько дней линкор Maine , который был отправлен в Гавану для обеспечения военно-морского присутствие там взорвалось и затонуло, в результате чего погибли 266 моряков.МакКинли, решительно выступал против военного вмешательства, приказал провести расследование затопления как и Испания. Испанское расследование пришло к выводу, что внутренний взрыв уничтожил судно, но американское расследование заявило о внешнем источнике.

Затем упорный МакКинли был вынужден потребовать, чтобы Испания предоставила Кубе независимость, но Сагаста отказался, опасаясь, что такая уступка разрушит шаткую монархию Реставрации. Он столкнулся с противодействием различных внутриполитических групп, которые могли использовать кубинское дело, спровоцировав революцию у себя дома.В основе сильной испанской оппозиции свободе Кубы лежала традиционная вера в то, что Бог подарил Испании свою империю, основной оставшейся территорией которой была Куба, в награду за завоевание мавров. Испанская честь требовала защиты своих заморских владений, включая Пуэрто-Рико и Филиппины. Испания искала дипломатической поддержки у великих держав Европы, но ее давняя изоляция и сила США удерживали симпатизирующие ей правительства от того, чтобы прийти ей на помощь.

25 апреля Конгресс ответил на просьбу Мак-Кинли о вооруженном вмешательстве.Испания разорвала дипломатические отношения 23 апреля. Американская декларация войны была проведена до 21 апреля, чтобы узаконить определенные военные операции, которые уже произошло, в частности, блокада Гаваны. Чтобы подчеркнуть, что его единственным мотивом в начале борьбы была кубинская независимость, Конгресс США принял резолюцию, поправку Теллера, это предвещало любое намерение аннексировать Кубу.

Ни одна из наций не желала войны, но обе страны готовились к углублению кризиса после погружения Мэна.Мак-Кинли, выступая против войны, надеялся быстро положить ей конец при наименьшей возможной трате крови и сокровищ. У США был небольшой хорошо обученный флот, но армия насчитывала всего 28 тысяч регулярных войск. Испания имела большие гарнизоны на Кубе и Филиппинах, но ее военно-морской флот был в плохом состоянии и был намного слабее, чем у США. Довоенное планирование в США остановилось на морской блокаде Кубы и нападении на дряхлую испанскую эскадру в Маниле для достижения командования. моря и исключает подкрепление и пополнение запасов испанских заморских сил.Эти меры окажут немедленное давление на Испанию и сигнализируют о решимости Америки. Маленькая армия будет совершать набеги на Кубу и поддерживать кубинскую армию до тех пор, пока армия добровольцев не будет мобилизована для обширной службы на Кубе. Испания была вынуждена согласиться с решением США сражаться на периферии испанской мощи, где ее способность сопротивляться была самой слабой.

Война началась с двух успехов американцев. Адмирал Уильям Сэмпсон немедленно установил блокаду Гаваны, которая вскоре была продлена вдоль северного побережья Кубы и, в конечном итоге, на южную сторону.Затем Сэмпсон приготовился противостоять попыткам Испании послать военно-морскую помощь. Затем, 1 мая, коммодор Джордж Дьюи, командующий азиатской эскадрой, уничтожил небольшой отряд деревянных судов адмирала Патрисио Монтойо в Манильском заливе. Дьюи ранее перебрался из Японии в Гонконг, чтобы подготовиться к нападению на Филиппины. Когда весть об этом триумфе достигла Вашингтона, Мак-Кинли санкционировал небольшую армейскую экспедицию для проведения наземных операций против Манилы, шаг в соответствии с желанием поддерживать постоянное давление на Испанию в надежде на скорейшее прекращение войны.

29 апреля испанская эскадра под командованием адмирала Паскуаля Сервера покинула европейские воды и направилась в Вест-Индию, чтобы подкрепить испанские силы на Кубе. Сэмпсон приготовился ответить на этот вызов американскому командованию в Карибском море. В конце концов Сервера отвел свою эскадру в гавань Сантьяго-де-Куба на противоположном конце острова от Гаваны, где была сосредоточена основная часть испанской армии.

Как только Сервера была заблокирована в Сантьяго (29 мая), Мак-Кинли принял два важных решения.Он приказал регулярной армии, которая тогда была сосредоточена в Тампе, как можно быстрее двинуться к Сантьяго-де-Куба. Там он присоединился к флоту в операциях по уничтожению сил Серверы. Также 3 июня он тайно сообщил Испании о своих военных целях через Великобританию и Австрию. Помимо независимости Кубы, он выразил желание аннексировать Пуэрто-Рико (вместо денежной компенсации) и остров в цепи Марианских островов в Тихом океане. Соединенные Штаты также искали порт на Филиппинах, но не упомянули о дальнейших приобретениях там.В американском послании стало ясно, что США увеличат свои требования, если Испания не примет эти требования. Сагаста еще не был готов признать поражение, что положило конец первоначальной американской попытке договориться о скорейшем мире.


Генерал Шафтер
Нил , стр. 237.

Затем генерал-майор Уильям Шафтер произвел беспорядочную, но успешную переброску пятого армейского корпуса из Тампы в окрестности Сантьяго-де-Куба.Необходимость действовать быстро вызвала большое недоумение, но это была разумная цена, которую пришлось заплатить за то, чтобы перехватить инициативу в кратчайшие сроки. Военно-морской флот сопровождал его конвой с транспортом вокруг восточной оконечности Кубы в Сантьяго-де-Куба, куда он прибыл 20 июня. После высадки в Дайкири и Сибони к востоку от города он быстро двинулся к врагу по внутреннему маршруту, опасаясь тропических болезней и желая помешать испанским подкреплениям, идущим с севера.

Военно-морской флот потребовал другого курса, предложив атаковать узкий канал, соединяющий гавань Сантьяго-де-Куба с морем.Продвижение у берега позволит артиллерийским орудиям флота оказать артиллерийскую поддержку. Обнаружение мин в канале и захват батарей в этом районе позволят флоту штурмовать вход в гавань и войти в гавань для сражения с силами Серверы. Шафтер отклонил это предложение, возможно, из-за соперничества армии и флота. Испанский командующий не препятствовал высадке Шафтера и оказал лишь небольшое сопротивление его движению на запад. Он расположил свой гарнизон из десяти тысяч человек по периметру, охватывающему весь город по обе стороны гавани, надеясь помешать кубинским партизанам под командованием генерала Максимо Гомеса проникнуть в город.К западу от города были созданы три оборонительные линии, чтобы отразить наступление американцев. Первая линия была сосредоточена на высотах Сан-Хуан, но для защиты этого места было выделено всего пятьсот солдат. Испанцы намеревались сделать свою главную оборону ближе к городу.

План атаки Шафтера, основанный на недостаточной разведке, предусматривал две связанные операции. Одна сила атакует Эль-Каней, опорный пункт левых испанских сил, чтобы исключить возможность флангового удара по основным американским усилиям, направленным на высоты Сан-Хуан.После сокращения Эль-Кани американские войска переместятся на позицию справа от остальной части Пятого корпуса для штурма высот Сан-Хуан, который войдет в город и заставит испанский гарнизон капитулировать. Приказы Шафтера на атаку были расплывчатыми, что привело некоторых историков к мысли, что Шафтер намеревался только захватить высоты.

Битва 1 июля развивалась не так, как планировалось. Отряд Лотона был задержан в Эль-Канее, где испанский гарнизон численностью всего пятьсот человек сдерживал нападавших в течение многих часов.Тем временем остальная часть пятого корпуса с трудом заняла позиции под высотами Сан-Хуан. Он не двигался против испанских позиций до полудня. К счастью, часть орудий Гатлинга смогла обстрелять вершину холма Сан-Хуан, бомбардировка, которая вынудила испанских защитников уступить позицию американским силам, атакующим слева. Другая группа справа, в которую входил 1-й добровольческий кавалерийский отряд США, которым в тот день командовал Теодор Рузвельт, двинулась через прилегающую возвышенность, Кеттл-Хилл.Испанцы отступили к своей второй линии обороны, а 5-й армейский корпус, измученный и дезорганизованный, начал укрепляться на высотах Сан-Хуан. Не сумев захватить город, Шафтер рассматривал возможность покинуть эту позицию, которая подвергалась обстрелу вражеской артиллерии, но обязательные приказы из Вашингтона вместо этого привели к началу осады, вскоре поддержанной прибытием подкрепления США.


General Blanco
Neil , стр.263.

Частичный успех 1 июля вызвал ужас в Гаване. Командующий на Кубе генерал Рамон Бланко приказал Сервере покинуть Сантьяго-де-Куба, опасаясь, что испанская эскадра попадет в руки американцев, чтобы встретить сосредоточенный огонь всех американских кораблей снаружи, что было верным рецептом катастрофы. Бланко упорствовал, и 3 июля Сервера совершил боевой вылет. Адмирал Сэмпсон только что покинул блокаду и двинулся на восток, чтобы уладить разногласия с генералом Шафтером.Это движение оставило коммодора Уинфилда Скотта Шли старшим офицером, присутствовавшим во время морского сражения. Шли заслужил недоверие Сэмпсона из-за того, что ранее не смог оперативно блокировать Серверу. Это беспокойство было оправдано, когда Шлей позволил своему флагману сделать эксцентричный поворот от выходящих испанских кораблей, прежде чем занять свое место в преследовании. Сервера надеялся бежать на запад, в Сьенфуэгос, но четыре из его пяти судов были потоплены у входа в канал. Другой корабль был отремонтирован более чем в пятидесяти милях к западу, где его командир выгнал его на берег, чтобы не затонуть.

Это разрушение эскадры Серверы решило войну, хотя дальнейшие бои произошли в другом месте. Сагаста решил капитулировать в Сантьяго-де-Куба и начать мирные переговоры в ближайшее время с помощью добрых услуг Франции. Он также вспомнил военно-морскую экспедицию адмирала Мануэля де ла Камары, которая ранее покинула Испанию и двинулась на восток через Средиземное море и Суэцкий канал, чтобы освободить гарнизон на Филиппинах. Военно-морской флот организовал эскадру для преследования Камары, но его отзыв положил конец любым требованиям.

После капитуляции испанских войск в Сантьяго-де-Куба 17 июля - долгожданного события, поскольку Пятый армейский корпус стал жертвой малярии, дизентерии и других тропических болезней, командующий армией Нельсон Майлз возглавил экспедицию в Пуэрто-Рико, который высадился на южном побережье этого острова. Он послал три колонны на север с приказом сойтись к Сан-Хуану. Эти передвижения продолжались успешно, но не достигли цели, когда до Майлза дошли слухи о мирном урегулировании.Тем временем пятый армейский корпус был поспешно отправлен на Лонг-Айленд для восстановления сил, в то время как добровольческие полки продолжали оккупацию Кубы под командованием генерала Леонарда Вуда.

Последние военные действия войны проводились в Маниле. Экспедиция под командованием генерал-майора Уэсли Мерритта прибыла в июле и разбила лагерь к северу от города. Подготовка к нападению велась на фоне усиливающихся признаков сопротивления со стороны филиппинцев insurrectos во главе с Эмилио Агинальдо. Он стал лидером революционного взрыва 1896-1897 годов, закончившегося перемирием.Он обосновался в Гонконге, и в мае 1898 года коммодор Дьюи перевез его в Манилу, где он приступил к активизации своего движения. Летом ему удалось получить контроль над обширной территорией в Лусоне, и его войска стремились захватить Манилу. Дьюи предоставил кое-какие припасы, но не признал правительство, созданное Агинальдо.

Дьюи надеялся избежать дальнейших боевых действий в Маниле. С этой целью он вел темные переговоры с новым испанским губернатором в Маниле и римско-католическим епископом города.Было достигнуто соглашение, согласно которому между испанскими и американскими войсками будет проведено короткое сражение, за которым сразу же последует сдача города, после чего американцы должны были помешать войскам Агинальдо войти в Манилу. Генерал Мерритт относился к этой сделке с подозрением, но 13 августа, после того как американские войска продвинулись через линию обороны к северу от Манилы, испанский гарнизон сдался Дьюи. Партизанам было отказано в доступе, и американские войска заняли город. Продолжающаяся неспособность Америки признать правительство Агинальдо способствовала росту недоверия.

Между тем переговоры между МакКинли и французским послом в Вашингтоне Жюлем Камбоном увенчались успехом. Череда поражений Испании гарантировала, что США могут диктовать урегулирование. 12 августа Маккинли и Камбон подписали протокол, предусматривающий независимость Кубы и уступку Пуэрто-Рико и острова в Марианских островах (Гуам). Оно отличалось от июньского предложения американцев только тем, что отложило действия на Филиппинах до мирной конференции в Париже. Осторожный Мак-Кинли надеялся ограничить участие Америки в делах Филиппин, но сильное течение общественного мнения в пользу аннексии всего архипелага заставило президента протянуть руку помощи.Он разработал доводы в пользу расширения, в которых подчеркивается долг нации и ее судьба, утверждая, что он не видит другого приемлемого курса. Испанская делегация на мирной конференции была вынуждена согласиться с решением Мак-Кинли. Парижский договор, подписанный 10 декабря 1898 года, уступил Филиппины США в обмен на сумму в 25 миллионов долларов для оплаты испанской собственности на островах.

Когда договор был отправлен в Сенат на одобрение, антиимпериалистические элементы предложили некоторую оппозицию, но 6 февраля 1899 года Сенат принял его 57 голосами против 27, что всего на два голоса больше, чем необходимое большинство в две трети.К счастью, за два дня до голосования в Маниле вспыхнули вооруженные столкновения между американским гарнизоном и войсками Агинальдо. до июля 1902 г. Несмотря на то, что Куба получила независимость, поправка Платта (1902 г.) серьезно ограничила ее суверенитет и стимулировала зависимые отношения, которые повлияли на эволюцию кубинского общества. Эта зависимость заставляет некоторых историков утверждать, что события 1895-1898 годов были просто переходом ( la transición ) от испанского империализма к американскому империализму.В конце концов США отвергли расширение 1898 года, которое включало аннексию Гавайских островов, отмену поправки Платта, предоставление независимости Филиппинским островам и принятие Гавайев в Союз. Война ознаменовала превращение Соединенных Штатов в великую державу, но в основном она отразила растущее национальное развитие девятнадцатого века. Первая мировая война, а не вмешательство Америки в кубино-испанскую борьбу 1895-1898 годов, определила революционную политику национальной безопасности с 1914 года.Эта политика, соответствующая американским ценностям, была решительно антиимпериалистической как в формальном, так и в неформальном значении этого термина.

К началу


Мир 1898 г. Домой | Введение | Хронология | Индекс | Библиография | Литература | Карты | Американская память

Библиотека Конгресса
Комментарии: Спросите библиотекаря ( 22 июня 2011 г. )
Юридическая информация | Отказ от ответственности по внешней ссылке

Нобелевская премия мира 1953 года - презентационная речь

Презентационная речь Карла Иоахима Хамбро *, члена Нобелевского комитета

Когда первый кадет капитан Джордж Катлетт Маршалл окончил Военный институт Вирджинии, Нобелевский комитет норвежского парламента впервые собрался, чтобы обсудить присуждение Нобелевской премии мира.И в тот день, когда Маршалл, который еще не закончил свой двадцать первый год, получил письмо от генерал-адъютанта армии, информирующее его, что экзаменационная комиссия сочла его в высшей степени подходящим для назначения в регулярную армию и что его комиссия будет будет выдана ему после его двадцать первого дня рождения - в тот же день 1 первая Премия мира была вручена в Осло. Он был вручен Анри Дюнану, основавшему Красный Крест, и Фредерику Пасси, который организовал первое французское общество мира и был пионером в работе над международными арбитражными соглашениями.

Если бы кто-нибудь тогда сказал лейтенанту Джорджу Маршаллу, что пятьдесят лет спустя он станет не только президентом американского Красного Креста, но и сам когда-нибудь получит Премию мира - прогнозу вряд ли поверили бы, и тем более приветствовали. Молодой Джордж Маршалл, возможно, считал себя будущим генералом; но ему пришлось пройти долгий путь, прежде чем он пришел к ясному и страстному пониманию того, что последняя цель, которую нужно достичь с помощью войны, единственная оправданная цель, - сделать новую войну невозможной.Это был путь, который позволил ему захватить более обширные участки земли, океанов и под небом, чем любой командующий прошел до него, и позволить ему увидеть больше полей сражений и более сильные разрушения, чем любой генерал видел до него, и позволить ему планировать и руководить более крупными армиями, флотами и военно-воздушными силами, чем когда-либо знала история.

Две вещи выделяются для тех, кто пытается следить за развитием Маршалла. С одной стороны, ненасытное желание учиться, знать, понимать, а с другой - его острый и бодрствующий интерес к отдельному солдату, его неустанный труд на благо солдата.Обе вещи оказали далеко идущее влияние на его работу и на духовное и социальное развитие его ума.

Его стремление узнать все о людях, за которых он чувствовал ответственность, делало его подчас довольно устрашающим явлением среди его современников. Ему был двадцать один год, и его назначили командиром некоторых маленьких и совершенно одиноких форпостов на Филиппинах; он изучал язык, обычаи и менталитет туземцев; он понял, что дисциплина, которую он так ценил, зависит, прежде всего, от его собственной самодисциплины и его способности держать своих людей разумно занятыми, давая им задания, которые могут пробудить их интерес.Два слова превыше всех других стали его ориентиром - как он подчеркнул это много лет спустя в обращении к выпускникам своей старой военной школы - слова честь и самопожертвование .

Молодой офицер многого требовал от своих людей, но еще большего от себя. Когда он окончил В. I. Спустя четыре года не было ни одного недостатка, кроме его имени. И так продолжалось на протяжении всей его жизни. Его послужной список всегда был идеально чистым и ярким.Он был таким же прямым и прямолинейным морально, как и физически. Куда бы его ни послали начальство, он завоевал одинаковую репутацию за выдающиеся способности. Типичным для его высокого уважения является то, что произошло в 1916 году, когда он вернулся в Штаты из своего второго длительного пребывания на Филиппинах. Он взял на себя программу тренировок в лагере в Юте; а когда лагерь закрылся, от командира требовалось составить отчет об эффективности подчиненных ему офицеров. Один стандартный вопрос: «Хотели бы вы, чтобы он находился под вашим непосредственным командованием в мирное и военное время?»

Полковник 2 написал в ответ относительно Маршалла: «Да, но я бы предпочел служить под его командованием … По моему мнению, в армии нет пяти офицеров, настолько квалифицированных, как он, чтобы командовать дивизией в полевых условиях. .»

Затем полковник рекомендовал повысить его до бригадного генерала, несмотря на правила, а затем добавил, чтобы подчеркнуть свое заявление: «Он мой младший по более чем 1800 файлам».

С такой репутацией и такими военными рекомендациями Маршалл отплыл во Францию ​​в июне 1917 года на первом корабле в первом конвое американских войск. Невероятная неготовность, неразбериха, хаос, нехватка оружия и боеприпасов, приведшие к 25000 жертвам в этом первом дивизионе из 27000 человек, должны были стать кошмаром Маршалла на многие годы вперед.Его задачей было организовать и это, и другие подразделения; он стал начальником управления дивизии, а затем помощником генерала Першинга. В американских официальных военных отчетах лаконично сказано: «Он был назначен в генеральный штаб в Шомоне, и ему было поручено разработать план наступления на Сен-Михель. 500000 солдат и 2700 орудий направляются на аргоннский фронт в рамках подготовки к этому сражению.» 3 Был произведен в временные майоры, подполковники и полковники; Генерал Першинг рекомендовал его к званию бригадного генерала, правой рукой которого он стал. Однако рекомендация Першинга не была принята высшим руководством, и после перемирия Маршалл снова стал капитаном; поскольку по американским законам продвижение по службе в мирное время может быть предоставлено только при соблюдении строжайших правил старшинства. И Маршаллу пришлось ждать пятнадцать лет, прежде чем он снова стал полковником.

Нетрудно понять, почему, став начальником штаба, он потребовал изменения правил продвижения по службе. Поправка была принята в сентябре 1940 года, и до конца года некий майор Эйзенхауэр стал полковником, а затем бригадным генералом, перешагнув через 366 старших полковников.

Между войнами Маршалл находился в Тяньцзине три года. И так же, как на Филиппинах он стал авторитетом в истории и этнографии островов, так и в Тяньцзине он изучал китайскую цивилизацию, историю и язык.Он был единственным американским офицером, который мог допросить китайских свидетелей, которые предстали перед ним без помощи переводчиков. А несколько свободных часов он использовал, чтобы научиться писать по-китайски.

В годы депрессии, когда он снова стал полковником, жалованье солдатам уменьшилось до такой степени, что женатые мужчины испытали настоящие трудности, и их командир полка начал свою первую помощь Маршаллу. Он научил свои войска выращивать цыплят и свиней; он показал им, как разводить огороды.Он ввел систему ведер с ланчем, по которой за пятнадцать центов кормили каждого члена семьи; цена была такой же, сколько бы членов в семье ни было. Он и миссис Маршалл ели один и тот же обед, чтобы он не имел привкуса снисходительной благотворительности. Маршалл имел под своим командованием постоянно увеличивающееся количество C.C.C. лагеря 4 , эта любопытная попытка совместить какую-то военную подготовку с усилиями по борьбе с безработицей. К истощенным, анемичным, беспомощным молодым людям из этих лагерей он проявлял всепоглощающий интерес.Он организовывал для них школы, велел им запускать газетные листки, любительские спектакли; он позаботился об их зубах; он прекратил среди них пьянство. И когда Маршалл в 1938 году стал помощником начальника штаба, а затем заместителем начальника и в 1939 году был назначен начальником штаба, он унес с собой в Вашингтон эту активную симпатию к рядовому, это сильное чувство, что у солдата есть потребности, отличные от чисто физических. . Соединенные Штаты в то время имели действующую армию из примерно 174 000 рядовых, разбросанных по 130 постам, лагерям и станциям.В первом двухгодичном отчете Маршалла 5 о состоянии вооруженных сил он отмечает:

«Как армия мы были малоэффективны. Наше оборудование, современное по окончании Мировой войны, теперь в значительной степени устарело. Фактически, в послевоенный период непрерывное разделение ассигнований фактически привело армию к статусу третьесортной державы ».

У Соединенных Штатов не было военной силы, которая могла бы предотвратить войну или даже нападение на Америку.И Маршалл, который видел приближение тотальной войны и бессилие своей собственной страны, ясно осознавал истинность слов Альфреда Нобеля: «Только благие намерения никогда не могут обеспечить мир».

Именно за эти годы до нападения на Америку нужно было заложить основу для последующих подавляющих военных действий. Именно в эти годы миссис Маршалл, которая была ему ближе всех, каждую ночь молилась: «О, Господь, дай ему время».

Задача, стоявшая перед Маршаллом, бремя, которое он должен был нести в течение этих лет войны, казалась непосильной для человека.То, что он не сломался, вероятно, связано с тем, что сенатор Рассел 6 выразил словами: «Большинство людей - рабы своих амбиций. Генерал Маршалл - раб своих обязанностей ».

Это глубоко укоренившееся, можно сказать фанатичное, чувство долга наложило на него железную самодисциплину, близкую к мистической вере. Он сформулировал это в самой спонтанной и открытой речи, которую он когда-либо произносил. В июне 1941 года он выступил с речью в Тринити-колледже, епископальном учреждении в Хартфорде, штат Коннектикут.Сам он исповедует епископальную веру и является активным прихожанином. В своем вступительном слове он сказал: «Я знаю, что быть с вами здесь сегодня полезно для моей души». Затем он добавил: «Если бы я вернулся в свой офис, я бы не использовал слово душа ». Он продолжает определять, что он подразумевает под дисциплиной; его поступки делают это обращение важным для понимания этого человека и его работы.

«Мы заменяем силу привычки тела силой привычки ума.Мы основываем дисциплину человека на уважении, а не на страхе ... Победа приносит моральный дух. Недостаточно бороться. Именно дух, который мы вносим в борьбу, решает проблему.

Солдатское сердце, солдатский дух, солдатская душа - все. Если душа солдата не поддерживает его, на него нельзя положиться, и в конце концов он подведет и себя, и своего командира, и свою страну… Победа - это моральный дух… Французы так и не нашли адекватного «словарного» определения этому слову…

Это больше, чем слово - больше, чем можно измерить одним словом или несколькими словами.

Мораль - это состояние души. Это стойкость, отвага и надежда. Это уверенность, рвение и верность. Это élan , esprit de corps и решимость.

Это стойкость, дух, стойкий до конца - воля к победе.

С ним все возможно, без него все остальное, планирование, подготовка, производство, ничего не стоит.

Я только что сказал, что это дух, который пребывает до конца.Так оно и есть ». 7

Этот замечательный адрес является одновременно и символом веры, и программой. Это единственная речь, в которой Маршалл прямо и открыто выразил идеи, которые занимали его больше всего - вне его повседневной работы.

«Мы строим этот боевой дух - не на высшей уверенности в нашей способности завоевывать и покорять другие народы; не полагаясь на изделия из стали, а также на превосходное оружие, самолеты и бомбовые прицелы.

Мы строим его на бесконечно более мощных вещах.Мы строим его на вере , потому что именно то, во что люди верят , делает их непобедимыми. Мы искали чего-то большего, чем энтузиазм, чего-то более тонкого и более высокого, чем оптимизм или уверенность в себе, чего-то не только интеллекта или эмоций, но, скорее, чего-то в духе человека, чего-то охватываемого только душой.

Наша армия уже обладает моральным духом, основанным на том, что мы называем самыми благородными устремлениями человечества - на духовных силах, которые правят миром и будут продолжать это делать.

Позвольте мне назвать это моралью всемогущества. С вашей одобрением и поддержкой этот всемогущий моральный дух будет поддерживаться до тех пор, пока вещи духа сильнее вещей земли ». 8

Но после обращения к Троице Маршалл скрылся за своей защитной броней. И страсть, всегда тлеющая в его голове, не была выражена словами до 1945 года, когда он написал свой двухгодичный отчет о ходе войны; в этом его слова сочувствия к простому солдату носят почти взрывной характер:

«Нация не может компенсировать услуги бойца.Не существует шкалы оплаты, которая была бы достаточно высокой, чтобы купить услуги одного солдата даже в течение нескольких минут агонии боя, физических страданий во время кампании или крайних личных неудобств, связанных с выходом из дома, чтобы отправиться в поход. самые неприятные и опасные места на земле, чтобы служить его народу ». 9

Нобелевская премия мира присуждается Маршаллу не за то, что он сделал во время войны. Тем не менее то, что он сделал после войны для мира, является следствием этого достижения, и именно эту великую работу по установлению мира Нобелевский комитет хотел почтить.

Но два документа дают некоторое представление о важности генерала Маршалла для демократического мира в годы войны.

Когда победа была одержана 8 мая 1945 года, Маршалла вызвали в кабинет военного министра, достопочтенного республиканца Генри Стимсона, бывшего юриста Элиу Рута, получившего Нобелевскую премию мира 1912 года 10 . Мистер Стимсон пригласил присутствовать четырнадцать генералов и высокопоставленных чиновников. 78-летний государственный деятель затем повернулся к Маршаллу и сказал:

«Я хочу признать свой большой личный долг перед Вами, сэр, вместе со всей страной.Никто, кто думает о себе, не может подняться до истинных высот. Вы никогда не думали о себе ... Я никогда не видел, чтобы человек выполнял такую ​​масштабную задачу.

В позднем возрасте редко заводишь новых друзей; в моем возрасте это медленный процесс, но нет никого, к кому я испытываю такое глубокое уважение и, как мне кажется, больше привязанности.

Я видел очень много солдат за свою жизнь, и вы, сэр, лучший солдат, которого я когда-либо знал.

Это удача для этой страны, что ты у нас на этой должности! » 11

И когда Маршалл по собственному желанию подал в отставку с поста начальника штаба в ноябре 1945 года, он получил от своих британских коллег по объединению начальников штабов послание, которому нет равных.Он был подписан начальником Имперского генерального штаба сэром Аланом Бруком (ныне лордом Аланбруком), адмиралом флота лордом Каннингемом из Хайндхоупа и маршалом Королевских ВВС лордом Порталом Хангерфорда 12 . В нем говорится: «Когда вы вышли на пенсию после шести лет работы начальником штаба армии Соединенных Штатов, мы, ваши британские коллеги из Объединенного комитета начальников штабов, посылаем вам прощальное послание.

Мы сожалеем, что фельдмаршал сэр Джон Дилл и адмирал флота сэр Дадли Паунд, двое ваших величайших друзей и почитателей, не живы сегодня, чтобы добавить свои имена к нашим.Как архитектор и строитель самой прекрасной и могущественной армии в истории Америки, ваше имя будет почитаемо среди величайших солдат вашей собственной или любой другой страны.

На протяжении всего вашего сотрудничества с нами в высшем руководстве вооруженных сил Америки и Великобритании ваша неизменная мудрость, высокие принципы и широта взглядов вызывали у всех нас глубокое уважение и восхищение. Вы всегда чествовали нас своей откровенностью, очаровывали нас своей вежливостью и вдохновляли своей целеустремленностью и самоотверженной преданностью нашему общему делу.

Прежде всего, мы хотели бы выразить нашу благодарность вам за ведущую роль, которую вы всегда принимали в формировании и укреплении уз взаимного доверия и сотрудничества между вооруженными силами наших двух стран, которые так много способствовали окончательной победе и волеизъявлении. верьте, претерпите на благо цивилизации в грядущие годы.

Прощаясь с вами, которые заслужили нашу личную привязанность не меньше, чем профессиональное уважение, мы хотели бы воздать вам дань уважения, написанную более 200 лет назад.

… Друг истины! Душа искренняя,
В действии доброжелательная, а в чести ясная;
Кто не нарушил обещаний, не служил частной цели,
Кто не получил титула и не потерял друга ». 13

Между словами г-на Стимсона и посланием британских начальников штабов у нас есть третий двухгодичный отчет генерала Маршалла, который содержит как его военное свидетельство, так и введение в то, что позже стало называться «Помощь Маршалла».

Особенно важен последний раздел отчета. Маршалл назвал это «За общую защиту». Он начал с заявления о том, что для выполнения своей обязанности по защите нации от внешних врагов армия должна проецировать свои планы за пределы ближайшего будущего. «В течение многих лет мужчины заботились о личной безопасности ... Но эффективная страховка от стихийных бедствий, в результате которых погибли миллионы людей и сровнялись с землей, давно назрела.» 14 Затем он указывает на планы Вашингтона в отношении национальной военной политики и продолжает:

«Мы должны начать, я думаю, с исправления трагического недоразумения, что политика безопасности - это политика войны. Война была определена людьми, которые много думали о ней - немцами. Они начали большинство из последних. Немецкий солдат-философ Клаузевиц описывал войну как особую насильственную форму политического действия. Фридрих Прусский, оставивший Германии воинственное наследие, которое теперь разрушило ее, рассматривал войну как средство принудительного исполнения своей воли независимо от того, прав он или нет.Он считал, что с непобедимой наступательной военной силой он может выиграть любой политический спор. Эту доктрину Гитлер довел до полного успеха. Это доктрина Японии. Это преступная доктрина, и, как и другие формы преступлений, она возникает снова и снова с тех пор, как человек начал жить со своими соседями в сообществах и нациях. Уже давно предпринимаются попытки объявить войну вне закона по той же причине, по которой человек объявил вне закона убийство. Но закон, запрещающий убийство, сам по себе не предотвращает убийство.Это должно быть принудительно. Однако принуждение к власти должно поддерживаться на строго демократической основе. Не должно быть большой постоянной армии, подчиняющейся приказу группы интриганов. Гражданин-солдат - гарантия от такого злоупотребления властью ». 15

В заключение он подчеркивает:

«Если этот народ хочет оставаться великим, он должен помнить сейчас и в будущем, что война - это не выбор тех, кто страстно желает мира. Это выбор тех, кто готов прибегнуть к насилию ради политической выгоды.» 16

Маршалл едва выспался и неделю после своей отставки с поста главы администрации, когда президент Трумэн отправил его в Китай в качестве специального посла, чтобы попытаться остановить надвигающуюся гражданскую войну между коммунистами и Гоминьданом, то есть Чан Кайши. Ему это не удалось; поскольку, когда Маршалл ушел, ни одна из двух сторон не выполнила договоренности, которые они заключили. Но то, что Маршалл видел и испытал в Китае, укрепило убеждение, которое внушили ему разрушения войны и которое теперь получило первоначальное усиление в его докладе из Китая президенту Трумэну:

«По его [Маршаллу] мнению, необходимо предпринять шаги для оказания помощи Китаю и его народу в усложняющейся экономической ситуации и для содействия усилиям, предпринимаемым в направлении мира и единства в Китае ... Генерал Маршалл чувствовал, что политическое и военное единство Китая можно только укрепить и сделать прочным путем восстановления страны и постоянного общего улучшения экономических условий.» 17

Это мнение, которое Маршалл в другой связи сформулировал в более общем плане следующими словами: «Историки не справились со своей задачей; они должны были быть в состоянии обнаружить и раскрыть причины войны и сделать войну невозможной ».

И когда в 1947 году Маршалл по настойчивой просьбе президента Трумэна принял назначение госсекретарем, это произошло потому, что он считал, что он видел причины войны и хаоса, и потому, что он намеревался устранить эти причины, насколько это возможно для человека, и в таким образом сделать войну невозможной.

Его опасения, его страх войны, его чувство, что новая война будет означать полный крах человеческой цивилизации, близко сродни опасениям в уме Нобеля, когда он составлял свое завещание. В 1893 году он писал в письме 18 :

.

«Я хотел бы распорядиться частью своего состояния, учредив приз, который будет выдаваться каждые пять лет (скажем, шесть раз; ибо, если нам не удастся реформировать нашу нынешнюю систему в течение тридцати лет, мы неизбежно вернемся к варварству).

Эта премия будет вручена мужчине или женщине, добившимся наибольших успехов в продвижении идеи всеобщего мира в Европе ».

И еще он написал:

«Une nouvelle tyrannie-celle des bas fonds-s’agite dans les ténèbres, et on croit entender son grondement lointain.» 19

Маршалл хотел предотвратить то, чего опасался Нобель. Менее чем через четыре месяца после поступления в Государственный департамент он представил свой план той огромной помощи Европе, которая неразрывно связана с его именем.Он заявил в своей знаменитой речи в Гарвардском университете:

«Наша политика направлена ​​не против какой-либо страны или доктрины, а против голода, бедности, отчаяния и хаоса. Его целью должно быть возрождение работающей экономики в мире, чтобы позволить возникновение политических и социальных условий, в которых могут существовать свободные институты. Я убежден, что такая помощь не должна предоставляться по частям по мере развития различных кризисов. Любая помощь, которую это правительство может оказать в будущем, должна стать лекарством, а не просто паллиативом.» 20

Маршалл осуществил свой план, борясь за него в течение двух лет публично и в Конгрессе. И когда план Маршалла стал живой реальностью и были созданы агентства по его осуществлению, Маршалл отступил.

Но он снова был призван на службу, став министром обороны в сентябре 1950 года. Когда он принял на себя эту ответственность, он был в состоянии осуществить свою идею построения будущей обороны Соединенных Штатов на демократический призыв, а не постоянная армия.Когда это было сделано, он снова ушел на пенсию, на этот раз, чтобы наконец осуществить мечту своей жизни - вырастить огород в своем маленьком поместье в Вирджинии.

Годы, прошедшие с тех пор, как он представил свою программу, показали ее конструктивный характер. И органы, выросшие в результате помощи Маршалла, больше, чем что-либо еще в эти трудные годы, внесли вклад в то, что Нобель назвал «идеей всеобщего мира в Европе», и в реалистичную материализацию идеи, которую Нобель в своем завещании назвал братством. среди наций, хотя и в более узких рамках, чем желал Маршалл.

Таким образом, Нобелевская премия мира присуждена Джорджу Катлетту Маршаллу.


* Г-н Хамбро, также в то время президент секции (Одельстинга) норвежского парламента, произнес эту речь 10 декабря 1953 г. в аудитории Университета Осло после выступления г-на Яна в честь Альберт Швейцер. Перевод основан на норвежском тексте, опубликованном в журнале Les Prix Nobel en 1953 . Генерал Маршалл присутствовал на церемонии.Речь Хамбро была удостоена награды от г-на Яна, председателя Нобелевского комитета. Генерал Маршалл дал импровизированный ответ на презентацию.

1. 10 декабря 1901 г.

2. Подполковник Джонсон Хагуд, командир в Форт-Дуглас, штат Юта, 1916 г. Цитата из отчета Маршалла об эффективности от 31 декабря 1916 г. см. Форрест С. Погу, Джордж К. Маршалл: образование генерала , п. 138 и гл. 8, сл. 22.

3 Маршалл управляет персоналом St.Наступление Mihiel резюмируется Робертом Пейном в The Marshall Story , pp.75-79; Уильям Фрай в Marshall: Citizen Soldier , pp. 154-158; по Pogue, op. соч. , гл. 11.

4. Гражданский корпус охраны природы, созданный в 1937 году, вырос из работы по чрезвычайному сохранению, начатой ​​в 1933 году; реорганизованный в 1939 году и расформированный в 1942 году, он был предназначен для обеспечения работы и обучения безработных молодых людей, а также для реализации программы сохранения природных ресурсов.

5 Отчет по армии с 1 июля 1939 года по 30 июня 1941 года: двухгодичный отчет генерала Джорджа К. Маршалла, стр. 12.

6. Ричард Б. Рассел (1897–1971), сенатор США от Джорджии, председатель Комитета по вооруженным силам.

7. См. H.A. де Верд, Избранные речи и заявления генерала армии Джорджа К. Маршалла, стр. 121–125. Порядок, в котором эти предложения встречаются в исходном тексте, следующий:
«Солдатское сердце, солдатский дух, солдатская душа - все.Если душа солдата не поддерживает его, на него нельзя положиться, и в конце концов он подведет себя, своего командира и свою страну ». (стр.122).

«Мало бороться. Именно дух, который мы вносим в борьбу, решает проблему. Победа приносит моральный дух.
Французы так и не нашли адекватного словарного определения слову… »(стр. 122).

«Это больше, чем слово… Так оно и есть» (с. 123). [То же в обоих текстах.]

«Мы заменяем силу привычки тела силой привычки ума.Мы строим дисциплину личности на уважении, а не на страхе… »(с. 124).

8. Там же, ., Стр. 124–125.

9. Победа в войне в Европе и на Тихом океане: двухгодичный отчет начальника штаба армии Соединенных Штатов с 1 июля 1943 г. по 30 июня 1945 г. военному министру, с. 110.

10. Генри Л. Стимсон (1867-1950), американский государственный деятель; военный секретарь (1911-1913; 1940-1945) и государственный секретарь (1929-1933).Элиу Рут (1845-1937), лауреат Нобелевской премии мира за 1912 год.

11. См. Генри Л. Стимсон и МакДжордж Банди, Об активной службе в мирное и военное время, (Нью-Йорк: Харпер, 1948), с. 664. Первая часть цитаты находится в книге Стимсона и Банди; вторая часть находится в документе в файлах Исследовательской библиотеки Джорджа К. Маршалла; Полный текст в меморандуме помощника военного министра Кайла полковнику Фрэнку Маккарти, секретарю Генерального штаба, 11 мая 1945 г.

12.Алан Фрэнсис Брук, виконт Аланбрук (1833-1963), британский фельдмаршал, начальник имперского генерального штаба (1941-1946). Эндрю Браун Каннингем, виконт Каннингем из Хайндхоупа (1833-1963), первый британский морской лорд и начальник военно-морского штаба (1943-1946). Чарльз Ф. А. Портал, виконт Портал Хангерфордский (1893-), главный маршал авиации Великобритании и начальник штаба авиации (1940-1945).

13. См. Кэтрин Маршалл, Вместе: Анналы армейской жены . Текст сообщения находится только во втором издании и представляет собой табличку на лицевой стороне книги; исходный документ выставлен в музее Джорджа К.Библиотека-музей Маршалла в Лексингтоне, штат Вирджиния,

14. Победа в войне в Европе и на Тихом океане , с. 117.

15. Там же .

16. Там же ., Стр. 123.

17. Отношения США с Китаем , Государственный департамент (Вашингтон, округ Колумбия, Управление по связям с общественностью, 1949 г.), стр. 145.

18. Письмо баронессе Берте фон Суттнер (лауреат Нобелевской премии мира за 1905 г.) от Парижа, 7 января 1893 г.

19. «Новая тирания отбросов населения скрывается в тени, и почти слышен ее отдаленный грохот». Перевод взят из «Премии мира» Августа Скоу, в Нобелевский: Человек и его премии (Амстердам: Elsevier, 1962), с. 528.

20. «Европейская инициатива, необходимая для восстановления экономики». Замечания, сделанные Государственным секретарем по случаю вводных учений в Гарвардском университете, 5 июня 1947 года. Государственный департамент, публикация 2882, European Series, 25, p.4.

Из Нобелевских лекций, Мир 1951-1970 гг. , редактор Фредерик В. Хаберман, издательство Elsevier Publishing Company, Амстердам, 1972 г.

Авторское право © Нобелевский фонд, 1953 г.

Для цитирования этого раздела Стиль
MLA: Речь на церемонии награждения. NobelPrize.org. Нобелевская премия AB 2021. Ср. 25 августа 2021 г.

Вернуться наверх Вернуться к началу Возвращает пользователей наверх страницы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *