Мирабо в – Мирабо, Виктор Рикети — Википедия

Мирабо, Оноре Габриель Рикети — Википедия

Оноре де Мирабо
Honoré Gabriel Riqueti, comte de Mirabeau
Дата рождения 9 марта 1749(1749-03-09)
Место рождения Ле-Биньон-Мирабо
Дата смерти 2 апреля 1791(1791-04-02) (42 года)
Место смерти Париж
Гражданство Франция Франция
Род деятельности политика
Образование
  • Aix University[d]
Партия
  • Клуб 1789 года
Отец Виктор де Мирабо
Дети Жан-Мари-Николя Люка де Монтиньи[d]
Автограф

ru.wikipedia.org

Мирабо – краткая биография - Русская историческая библиотека

Онорэ Габриэль Виктор Рикетти Мирабо, граф – один из наиболее выдающихся деятелей французской революции, род. 1749, ум. 1791. Он провел весьма бурную молодость; похитил в Понтарлье, куда был сослан, Софию, молодую жену старого маркиза де Моннье и бежал с нею в Амстердам (1776). Здесь он издал отличавшееся смелыми взглядами и имевшее громадный успех сочинение «Очерк о деспотизме». По настоянию собственного отца, Мирабо был в 1777 заключен в венсенскую тюрьму (суд даже приговорил его за похищение к смертной казни, но её удалось избежать). Софию де Моннье заперли в монастырь. В тюрьме Мирабо написал: «Очерк о "письмах с печатью" и государственных тюрьмах». В 1780 Мирабо был освобожден из тюрьмы. Письма, которые он писал во время заключения к своей возлюбленной, были найдены впоследствии в полицейском архиве и напечатаны в 1792.

Портрет Оноре Габриэля Рикетти, графа де Мирабо

 

Своё тюремное заключение Мирабо счёл актом насилия, ибо София не была увезена силой, а последовала за ним добровольно. Это усилило в Мирабо ненависть и чувство мести против французского «

старого порядка», и тотчас по освобождении он начал процесс о восстановлении своей репутации. Он добился, чтобы суд в Понтарлье отменил приговор против него и его возлюбленной, с которой он впрочем скоро разошелся, так как она изменила ему (София кончила самоубийством). Процесс против нелюбимой жены, маркизы де Мариньян, Мирабо проиграл. Одинокий и нуждающийся, он вынужден был зарабатывать средства к существованию пером, написав бесчисленное множество брошюр против политических и социальных недостатков своего времени. Оценив один чрезвычайно талантливый политический мемуар, французское правительство отправило его в 1786 в Берлин для исследования политического положения Пруссии, ввиду предстоявшей в скором времени смерти Фридриха Великого. После этой поездки Мирабо издал сочинение «О прусской монархии Фридриха Великого».

 

 

В 1789 Мирабо, избранный депутатом Генеральных штатов от третьего сословия, отправился в Версаль. Здесь он основал «Газету Генеральных штатов», которая была вскоре запрещена, но продолжала выходить под другим названием: «Письма графа Мирабо своим доверенным лицам». В Национальном собрании

Мирабо сначала держал себя спокойно и наблюдал; но наконец негодование против самовластия аристократии и ненависть к деспотизму развязали ему язык, и 23 июня 1789 он произнес то решающее слово, которое дало первый толчок революционному движению. От имени депутатов третьего сословия он объявил, что они не исполнят приказания короля разойтись и уступят только вооруженной силе.

Мирабо, однако, стремился не к революции, не к радикальному перевороту: он хотел лишь свергнуть старую систему деспотизма и заменить ее свободной монархической конституцией. Поэтому он старался приблизиться к королю, чтобы помешать насильственному перевороту. Кроме того, в заседании 6 ноября он защищал исполнительную власть и старался доставить министрам право голоса в собрании. Этим он возбудил к себе недоверие и привел к тому, что решение собрания 7 ноября сделало невозможными прочную парламентскую монархию и министерство Мирабо.

Он принял деятельное участие в конституционных дебатах, действуя в умеренном направлении, и одержал блестящую победу двумя речами, в которых защищал право короля объявлять войну и заключать мир. Но, несмотря на все представляемые им королю записки, он не приобрел доверия монарха, который видел в нём завзятого революционера, и не смог убедить его сделать решительный шаг. За свои советы Мирабо брал деньги от королевского правительства. Когда этот факт разгласился, Мирабо потерял доверие собрания, которое отвернулось от него.

Видя себя осужденным на бездеятельность, не признаваемый ни правительственной, ни революционной партией, Мирабо упал духом. Болезнь, которой он страдал уже давно, усилилась, и он умер 2 апреля 1791 года, незадолго до новых важнейших событий революции. Тело его было с торжеством погребено в Пантеоне, но два года спустя якобинская чернь вытащила и предала поруганию его прах.

Подробнее - см. в статьях Мирабо и Мирабо - жизнь и смерть.

 

rushist.com

Мирабо (деятель Французской революции) — Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия — статья

Оноре Габриэль Рикетти де Мирабо́ (Mirabeau, 9 марта 1749, замок Биньон, Прованс — 2 апреля 1791, Париж) — граф, деятель Великой французской революции, публицист, оратор. Был избран депутатом в Генеральные штаты в 1789 году от 3-го сословия. Приобрел популярность обличениями абсолютизма. По мере развития революции Мирабо, сторонник конституционной монархии, стал лидером крупной буржуазии. С 1790 года — тайный агент королевского двора.

Родителями Мирабо были маркиз Виктор Рикети де Мирабо, знаменитый экономист и богатый аристократ, и Мария Женевьева, урожденная де Вассан. Юные годы Оноре Габриеля были омрачены разладом и имущественной тяжбой между родителями.

Получив основательное домашнее образование, Мирабо продолжил учебу в частном военном пансионе в Париже (1764-1768).

С юных лет Мирабо проявлял авантюризм, необузданный характер и страсть к удовольствиям. С места военной службы он бежал, спасаясь от обманутой девицы и кредиторов. Брак с богатой наследницей Эмили де Мариньян (1772) оказался неудачным, супруги вскоре расстались (их сын Виктор умер в детстве). Борясь с мотовством сына, маркиз де Мирабо добился домашнего ареста Оноре Габриеля (1773), его ссылки, а затем заключения в замок Иф и крепость Жу (1775). Отсюда Мирабо бежал вместе с женой местного сеньора, маркизой Софи де Монье, прихватившей с собой значительную сумму денег (1777). После ареста и суда Мирабо на два года оказался узником Венсенского замка (1778-80). После освобождения он опротестовал свой арест и выиграл дело; на суде Мирабо защищал себя сам, демонстрируя блестящий ораторский дар.

Растущей славой Мирабо был обязан не только авантюрным похождениям и великолепным речам, но и своим сочинениям. В них проявились его убежденность в просветительских идеях, обширная эрудиция, легкое и острое перо публициста. Он написал памфлеты «Опыт о деспотизме» (1776) и «О тайных приказах и государственных тюрьмах» (1778), где разоблачал произвол властей.

Известность приобрела фундаментальная книга Мирабо «Прусская монархия» (1788), написанная в Пруссии, где он находился с дипломатическим поручением правительства. Перу Мирабо принадлежит множество памфлетов, статей по вопросам экономики, истории, политики, дипломатии, переводы из Гомера, Тацита, Боккаччо.

В Генеральные штаты Мирабо был избран (1789) от третьего сословия Прованса, поддержав его требования об отмене сословных привилегий. Он сразу же становится одним из авторитетнейших вождей революции. Его голос постоянно звучит в Учредительном собрании, он участвует в разработке Декларации прав человека и гражданина и Конституции; его газета «Письма к моим избирателям» — одна из самых читаемых.Убежденный сторонник конституционной монархии, он видел в ней гарантию стабильной власти, собственности и свободы граждан. Вместе с тем он пользовался огромной популярностью в радикальных кругах парижских революционеров. Мирабо стремился занять министерский пост, чтобы укрепить власть короля и сдержать развитие революционной анархии. Он наладил секретную связь с двором (апрель 1790 года), регулярно представляя королю записки, в которых предлагал способы спасения монархии (искреннее признание конституции, влияние на общественное мнение через газеты, укрепление армии). Находясь на гребне славы, Мирабо заболел и вскоре умер. С величайшими почестями его прах похоронили в Пантеоне в Париже. Однако спустя полтора года послания Мирабо королю стали достоянием гласности. Революционеры заклеймили Мирабо как предателя, ведшего «двойную игру», а его останки вынесли из усыпальницы великих людей.
  • Манфред А. З. Три портрета эпохи Великой французской революции. М., 1978.
  • Lomenie L. Les Mirabeau. Nouvelles etudes sur la societe francaise au XVIII-e siecle. Paris, 1889-1891. V. 1-5.
  • Castries R. de. Mirabeau ou L'echec du destin. Paris, 1960.
  • Chaussinand-Nogares G. Mirabeau. Paris, 1984.
  • Luttrell B. Mirabeau. New-York, 1990.
  • Oeuvres. Paris, 1824. V. 1-8.

megabook.ru

Оноре Габриэль Рикети де Мирабо


Годы жизни: 1749 - 1791
Один из самых знаменитых ораторов и политических деятелей Франции. Граф. Избирался в Генеральные штаты от 3-го сословия (1789). Приобрел популярность обличениями абсолютизма. По мере развития революции Мирабо, сторонник конституционной монархии, стал лидером крупной буржуазии. Тайный агент королевского двора (1790—1791).
Joseph Boze
Великий трибун был очень некрасив. Лицо его было изъедено оспой. Тем не менее он пользовался необыкновенным успехом у женщин, которые не замечали его уродства, а видели в нем гения, а в словах и движениях – поэтическую душу и сильные страсти. Мирабо, возможно, стал бы величайшим поэтом Франции, если бы его не увлекли идеи революции.

Любовная карьера Габриэля началась в тринадцать лет: во время игры в прятки он лишил девственности дочь своего наставника. Впоследствии, благодаря своему бурному темпераменту, он совершил подвиги, о которых население Экса вспоминает до сих пор.


Philippe Auguste Jeanron

В восемнадцать лет ему пришлось покинуть свой полк: пообещав одной девице жениться, он вступил с ней в связь. Вспыхнул грандиозный скандал, и рассерженный маркиз де Мирабо потребовал, чтобы сына ради чести семьи на какое-то время упрятали в крепость острова Ре. Затворничество не усмирило темпераментного кавалера – ему удалось соблазнить сестру стражника…

Однако через несколько месяцев Габриэль заскучал. Он подал прошение и получил разрешение участвовать в экспедиции на Корсику. Отец поставил ему одно условие: он будет носить имя Пьер Бюффье, пока не окажется достойным носить имя де Мирабо.


Виктор Мирабо - отец Габриэля

Jacques-André-Joseph Camelot Aved

В апреле 1769 года в чине младшего лейтенанта Габриэль высадился на корсиканской земле. Однако военные баталии не слишком интересовали Габриэля, – его взор загорался лишь при виде молоденьких местных жительниц. Он начал с того, что стал любовником очаровательной девушки по имени Мариа-Анжела.

Продолжая делить с ней ложе, он вскоре увлекся молодой женщиной, некоей мадам С., принадлежавшей к крупной корсиканской буржуазии. На этот раз дама сама сделала первые шаги к сближению… Они встречались в невысокой башне монастыря, куда Мирабо попадал при помощи веревочной лестницы. «На этот раз я встретил настоящую, пылкую итальянку», – говорил он…

Однажды ночью Мариа-Анжела, с которой он продолжал встречаться, нашла в его кармане записку от мадам С. Она тотчас же написала сопернице письмо и назначила ей свидание. Женщины встретились, и состоялась дуэль на… стилетах. В результате обе получили ранения. «Мое объяснение с обеими возлюбленными напоминало грозу», – признавался Габриэль.

Мариа-Анжела вознамерилась убить любовника, и тому пришлось укрыться от гнева разъяренной корсиканки в Бастиа, где он вскоре нашел утешение в объятиях распутной экономки Шардон. Затем он продолжил свое завоевание Корсики: по очереди он становился любовником экономки, вдовы, замужней женщины, «нескольких гризеток», жены булочника, дочери ростовщика, многих девиц и своей хозяйки. Наконец он познакомился с одной римлянкой по имени Карли, обладавшей поистине вулканическим темпераментом.

По возвращении с Корсики Габриэль поселился в замке Мирабо, куда вскоре приехала его сестра, недавно вышедшая замуж за маркиза де Кабри. После семилетней разлуки Луиза предстала перед ним «в блеске искрящейся молодости и неповторимой нежности выразительных черных глаз, с тем видом благородства, который встречался лишь в античности, с прелестным станом и гибкостью, изяществом, чарующим соблазном, свойственными ее полу» (из письма Мирабо).

Как и другие женщины, она попала под магнетическое воздействие этого прирожденного соблазнителя. Сблизившись, брат и сестра не испытывали угрызений совести, чего нельзя сказать о жителях Экса, вскоре заговоривших об этой непристойной связи. Маркизу де Кабри называли развратницей. А сам Мирабо через шесть лет, пытаясь оправдать себя, написал, что Луиза была «Мессалиной и проституткой».

В 1771 году Мирабо покинул фамильный замок и направился в Париж. В столице он с неистовством бросился на завоевание придворных дам и стал любовником бесчисленного множества красавиц. Впрочем, все были для него хороши: маркизы, горожанки, куртизанки, служанки… Жажда обладания толкала его на связь с любой миловидной женщиной, что позволяло «погасить на несколько секунд без конца возникающий вновь огонь желания».

В книге «Из воспоминаний о Мирабо» приведены такие слова Лука де Монтини: «Неутолимая страсть к женщинам объясняла его бесчисленные связи, скорее мрачная связь, чем преступная, – она была в некотором роде непроизвольная, совершенно физическая, рожденная, мучила его всю жизнь и проявлялась еще несколько часов после смерти. Это, безусловно, странный, но факт».

…Давно уже версальские дамы ожидали такого мужчину. Самые пугливые, верные, добродетельные особы сгорали от нетерпения удовлетворить свои желания. Любовницами Мирабо побывали почти все придворные дамы. Среди соблазненных оказались мадам де Гемене, де Каруж, де Бермон, де ла Тур, дю Рэн и даже сверхблагоразумная де Ламбаль…


Принцесса де Ламбаль
Жозеф Дюплесси

В конце 1771 года Мирабо покинул Версаль, оставив шестьдесят семь восхищенных им женщин, и вернулся в Прованс. Здесь он решил жениться на 20-летней Эмилии де Кове, единственной дочери маркиза де Мариняна, владельца золотых приисков. Девушка не отличалась красотой, однако богатство с лихвой компенсировало этот недостаток. Мирабо сообразил, что для победы необходимо поторопиться. Он встретился с Эмилией, соблазнил ее, стал ее любовником и позаботился о том, чтобы это стало общеизвестным…


Emilie de Covet de Marignane par Mde Vigée Lebrun

23 июня 1772 года любовники отпраздновали в Эксе свадьбу. Однако этот союз был обречен: Мирабо изменял Эмилии со всякой попадающейся под руку женщиной. Да и новобрачная вскоре обзавелась любовником. К тому же у супругов возникли проблемы с деньгами: Габриэль, любитель роскоши, занимал огромные суммы у ростовщиков. Счета, разумеется, он не мог оплатить. В 1773 году у него было 220 тысяч ливров долга, кредиторы осаждали его дом.

Молодой граф, желая избежать скандала, попросил у министра де ла Врийера выдать ему королевский указ о заточении без суда и следствия, что сделало бы его недосягаемым и прекратило бы всякие преследования. Министр был другом семьи Мирабо, и Габриэль без труда получил разрешение выехать в фамильный замок, где он принялся торговать отцовским состоянием. Рассерженный маркиз де Мирабо отослал своего сына в Маноск. Габриэль недолго там оставался, – за драку с бароном де Вильнев он был заключен в замок Иф.


Замок Иф

Однако и там соблазнитель не остался без развлечений. Он становится любовником жены стражника мадам Муре. Она была в восторге от любовных талантов Габриэля и решила бежать с ним за границу. Поощряемая Мирабо, она украла сбережения своего мужа, четыре тысячи ливров, и укрылась у маркизы де Кабри, но ее вскоре нашли. А Габриэля к концу мая 1775 года перевели в замок Жу.


Замок Жу

Как только комендант де Сен-Морри разрешил Мирабо совершать прогулки, тот бросился на поиски любовницы и через несколько дней в его объятия попала Жанна Мишо, сестра королевского прокурора. Они встречались в маленькой служебной комнатке на втором этаже, стараясь не возбудить подозрений в семье…

Летом Людовик XVI вступил на престол. Вся страна шумно и радостно праздновала это событие. Де Сен-Морри организовал ужин в честь Людовика XVI, изменивший все существование Мирабо. На ужине присутствовала Софи де Монье, очаровательная супруга первого почетного председателя графской палаты Доля. Настоящее имя Софи было Мария-Тереза Ришар де Рюффей. Она вышла за маркиза против воли и уже несколько лет томилась в оковах ненавистного и несчастного брака, не имея к тому же ребенка.

Мирабо и Софи полюбили друг друга с первого взгляда. В отличие от Мирабо, Софи была красавицей: изящной, нежной, сладострастной. Ее слова проникали в сердце, точно тихий ручей. Мирабо стал ее вскоре называть Софи, а себя Гавриилом. Любовь к Софи Мирабо прославил в своих знаменитых письмах. Во время заточения в Венсеннской башне, он писал: «Каждая ночь теперь напоминает мне какие-нибудь события из нашей любви. Часто иллюзия столь правдива, что я слышу тебя, вижу, касаюсь… Ведь речь идет о том дне, когда ты согласилась осчастливить меня. Мне все было рассказано в мельчайших подробностях. Мой бог! Я до сих пор дрожу от любви и желания, когда думаю об этом. Твоя голова на моем плече, твоя прекрасная шея, твоя белоснежная грудь, которую я в исступлении ласкал. Твои прекрасные глаза закрываются. Ты дрожишь, Софи… Посмею ли я? О друг мой! Составишь ли ты мое счастье? Ты ничего не отвечаешь. Ты прячешь лицо у себя на груди. Желание снедает тебя, а стыдливость не прекращает мучить. Я сгораю от желания. Я надеюсь. Я рождаюсь. Я беру тебя на руки… Бесполезные усилия! Паркет выдает мои шаги… Я пожираю тебя – и не могу насытиться тобой… Какие минуты! Какое наслаждение! Я опускаю тебя на кровать, которая с тех пор стала свидетелем моего счастья и торжества».


Jean Guerin

Эта всепоглощающая страсть не помешала написать ему «Очерк о деспотизме», опубликованный в Швейцарии. Произведение было отнесено к крамольным, и де Сен-Морри запретил Мирабо покидать стены крепости.

Однако Мирабо удалось выпросить разрешение посетить бал, устраиваемый де Монье. Несколько дней он скрывался в доме любовницы, а 25 февраля 1776 года Габриэль выехал ночью в Дижон, где вскоре к нему присоединилась и Софи. Счастье их было недолгим: во время бала Мирабо, который представился маркизом де Лансордура, узнали. Он был арестован, однако ему удалось бежать из Дижона в Тонон.

Молодая женщина в течение трех месяцев ждала посланцев возлюбленного. Наконец 24 августа ее переправили за границу, где она встретилась с Габриэлем. Под именем маркиза и маркизы де Сен-Матье они направились в Голландию.

Мирабо, не имея средств к существованию, стал зарабатывать на жизнь в революционно настроенных изданиях. Он написал памфлет «Немецкие правители продают Англии свой народ», имевший огромный успех.

14 мая 1777 года Габриэля и Софи выследили и препроводили в Париж, где им было объявлено о заочном решении суда. Мирабо приговорили за побег и обольщение Софи к смертной казни, а Софи – к лишению всех прав в качестве жены или вдовы маркиза Монье, пожизненному содержанию под арестом в Мезансонсе, штрафу в 10 луидоров и позорному ношению внешних знаков проституток: одежды из волосяной ткани и подстриженных волос. Мирабо должен был также уплатить штрафы и возместить судебные издержки. София хотела отравиться, но Габриэль умолял ее отказаться от этой страшной мысли.

Ее отправили в монастырь, откуда она начала писать пламенные письма к возлюбленному, заключенному тем временем в Венсенне. Наконец отец Мирабо смягчился и заявил, что простит сына, если тот откажется от Софи. Габриэль условия этого не принял и, представ вновь перед судом в Понтарлие, произнес замечательную речь. В результате ему был вынесен оправдательный приговор, а Софи избежала позорного наказания.

Молодая женщина была беременна. До родов ей позволили находиться в исправительном заведении на улице Шарон. Мирабо заточили в Венсеннскую башню, откуда он вскоре нашел способ посылать Софи эротические пассажи. Она отвечала ему тем же.

По иронии судьбы в Венсеннском замке встретились двое мужчин, любовная жизнь которых имела много общего. В соседней камере находился маркиз де Сад, наводивший ужас на окружающих после известных скандальных оргий.


Маркиз де Сад
Ван Лоо

Если де Сад не вызывал особых симпатий, то Мирабо женщины просто обожали и относились с сочувствием к 27-летнему графу. Габриэль предпринял попытки соблазнить жен офицеров, служивших в крепости. Но выйти из камеры не было никакой возможности, тогда он… запел. Будущий пламенный оратор распевал провансальские романсы, пока одной из воздыхательниц не удалось проникнуть к нему в камеру. Восхищенная его ласками, молодая женщина еще не раз приходила потом к нему.

Эти события не помешали Габриэлю продолжать переписку с Софи, которую после родов перевели в монастырь Жьен. Мирабо писал ей чуть ли не ежедневно.

В 1781 году, после трех лет заточения, Габриэлю удалось освободиться, он сразу же переоделся в костюм торговца образами и направился к Софи в Жьен. В ночь с 3 на 4 июля псевдоторговец благодаря участию одной монахини проник в монастырь, а затем и в келью своей возлюбленной. Увы, она так сильно изменилась, причем не в лучшую сторону, что Мирабо поспешил уехать. Через несколько дней несчастная получила письмо с известием об окончательном разрыве, что повергло ее в бесконечную тоску. В 1783 году она овдовела. Софи решила выйти замуж за капитана кавалерии, но незадолго до свадьбы молодой человек неожиданно скончался. Тогда Софи в отчаянии отравилась угарным газом. Мирабо узнал о ее смерти, когда поднимался на трибуну, но ни один мускул не дрогнул на его лице.

Свободный Габриэль нашел новую любовницу – красивую, богатую актрису Сен-Юбертен. Какое-то время он находился на ее содержании. Эта связь позволила ему пожить в роскоши, которую он так любил, ничего не делать и оплатить некоторые долги.

В начале 1784 года у одной из своих подруг, маркизы, он встретил 19-летнюю голландку Генриетту-Амелию де Нера, дочь Онно Эвьера ван Харена. Очарованный ее красотой, Мирабо соблазнил ее. По привычке он предложил ей семейный союз. Обладательница солидного состояния не согласилась, и Мирабо смог продолжать приятную жизнь любовника. С новой любовницей он отправился в Голландию, затем на некоторое время – в Лондон. Но как только ему вздумалось вернуться во Францию, он узнал, что французское правительство решило арестовать его на границе и снова заключить в тюрьму.


Фрагонар

Де Нера отправилась в Версаль, где встретилась с бароном де Бретеем и просила за Габриэля. И вскоре Мирабо уже разгуливал по Парижу, где не хранил верность своей спасительнице. Он увлекся женой букиниста Леже. Амелия же продолжала нежно любить его и окружать своим вниманием. Увы, последние полгода совместной жизни стали настоящим адом для несчастной женщины. Мирабо угрожал ей, говорил, что она только притворяется его возлюбленной…


Jean Robert Nicolas Lucas de Montigny

В 1788 году Мирабо продолжал вести бесцельную жизнь. Но в это время Людовик XVI решил созвать Генеральные штаты. Молодой провансалец сразу же понял, что у него появляется шанс через политику добиться славы, о которой он мечтал. Он решил стать депутатом от Экса. Расходы на выборы оплатила, конечно же, преданная ему Амелия. В конце года Мирабо был избран от Экса и Марселя… Благодаря женщине ему было суждено войти в историю.


Marie Antoinette, queen of France, with French revolutionary politician Honore Gabriel Riqueti Mirabeau, Comte de Mirabeau. Original Artwork: Engraving by Sharp after original work by Alfred Johannot. (Photo by Hulton Archive/Getty Images)

30 марта 1791 года изумленные парижане узнали, что Мирабо тяжело болен. Тысячи женщин немедленно устремились к дверям его дома на Шоссе-д'Антенн, чтобы узнать новости. 2 апреля, в восемь часов утра, вышедший к толпе лакей сообщил, что Мирабо умер.

По столице распространился слух об отравлении. Только потом стала известна истинная причина смерти великого трибуна. Мирабо умер, захотев проявить слишком большую доблесть в постели сразу с двумя дамами…

26 марта Мирабо устроил веселый ужин с мадемуазель Кулон, желавшей покорить его. Он пригласил ее к себе, а на следующий день отправился к госпоже Леже, своей любовнице, владелице букинистического магазина. Та устроила ему скандал, однако он ее любезно и успешно успокоил.


Жак Луи Давид

По мнению Бриссо, именно м-ль Кулон, танцовщица Оперы, известная своим страстным темпераментом, в компании с еще одной танцовщицей м-ль Элизберг лишили трибуна сил и приблизили его к смерти.

А ведь в это время Мирабо, приобретший необыкновенное влияние на Собрание сблизился с двором и вел тайные переговоры с королем, надеясь договориться о примирении. После его смерти революция была неизбежна…


Alphonse Lamotte

Текст Игоря Муромова

arvenundomiel.livejournal.com

МИРАБО ОНОРЕ ГАБРИЕЛЬ РИКЕТИ, ГРАФ ДЕ

МИРАБО ОНОРЕ ГАБРИЕЛЬ РИКЕТИ, ГРАФ ДЕ - французский по­ли­тический дея­тель, один из ли­де­ров Фран­цуз­ской ре­во­лю­ции XVIII века.

Сын В.Р. Ми­ра­бо. Учил­ся в во­енной шко­ле, в 1767 году за­чис­лен в дра­гун­ский полк. Во вре­мя служ­бы на­де­лал дол­гов, по на­стоя­нию от­ца был под­верг­нут аре­сту и тю­рем­но­му за­клю­че­нию в зам­ке на острове Ре (Бис­кай­ский залив). По­сле ос­во­бо­ж­де­ния уча­ст­во­вал со сво­им пол­ком в экс­пе­ди­ции на остров Кор­си­ка (1769-1770 годы), из ко­то­рой вер­нул­ся в зва­нии ка­пи­та­на. Под дав­ле­ни­ем от­ца в 1772 году же­нил­ся на бо­га­той мар­ки­зе М.Э. де Ко­ве Ма­ри­нян. Рас­тра­тил зна­чительную часть при­да­но­го же­ны. В по­сле­ду­ю­щие го­ды не­од­но­крат­но под­вер­гал­ся ссыл­ке и тю­рем­но­му за­клю­че­нию. За по­хи­ще­ние же­ны мар­ки­за де Мон­нье при­го­во­рён к смерт­ной каз­ни (за­ме­не­на за­клю­че­ни­ем в зам­ке Вен­сенн; 1777-1780 годы). В эти го­ды ак­тив­но за­ни­мал­ся литературной дея­тель­но­стью, на­пи­сал несколько пуб­ли­ци­стических со­чи­не­ний, об­ли­чав­ших дес­по­тизм ко­ро­лев­ской вла­сти, а так­же ро­ма­нов, сю­же­ты ко­то­рых во мно­гом бы­ли взя­ты из его собственной жиз­ни. Стал тай­ным аген­том пра­ви­тель­ст­ва, в 1786 году на­прав­лен в Бер­лин с це­лью по­лу­че­ния ин­фор­ма­ции о бу­ду­щей внеш­ней по­ли­ти­ке Прус­сии.

В пе­ри­од пред­ре­во­люционного кри­зи­са во Фран­ции при­об­рёл ши­ро­кую из­вест­ность кри­ти­кой су­ще­ст­вую­ще­го ре­жи­ма, ко­то­рый он пред­ла­гал ре­фор­ми­ро­вать на ли­бе­раль­ных на­ча­лах, взяв за об­ра­зец английскую по­ли­тическую сис­те­му. Департамент Ге­не­раль­ных шта­тов от третье­го со­сло­вия, один из са­мых по­пу­ляр­ных его чле­нов. Сыг­рал ре­шаю­щую роль в за­щи­те уч­ре­ж­дён­но­го 17.06.1789 года Национального со­б­ра­ния, стал его не­фор­маль­ным ли­де­ром, за­тем пред­се­да­те­лем (с января 1791 года). По­сле взя­тия Бас­ти­лии ра­то­вал за при­ми­ре­ние Лю­до­ви­ка XVI с Национальным со­б­ра­ни­ем, стре­мил­ся к ус­та­нов­ле­нию во Фран­ции ре­жи­ма кон­сти­туционной мо­нар­хии. Пе­ред ли­цом на­рас­та­ния ра­ди­каль­ных на­строе­ний в об­ще­ст­ве сбли­зил­ся с пар­ти­ей дво­ра, пы­тал­ся ос­та­но­вить даль­ней­шее раз­ви­тие ре­во­лю­ции. С мая 1790 года плат­ный кон­фи­ден­ци­аль­ный со­вет­ник ко­ро­ля. Воз­гла­вив в том же го­ду Ди­пло­ма­тический комитет Национального со­б­ра­ния, вы­сту­пал за про­ве­де­ние ос­то­рож­ной внеш­ней по­ли­ти­ки, что­бы не дать по­во­да иностранным дер­жа­вам к вме­ша­тель­ст­ву во внутренние де­ла Фран­ции. В 1790-1791 годах один из во­ж­дей пар­тии фель­я­нов. Бур­ная жизнь, пе­ре­жи­ва­ния и нерв­ные пе­ре­груз­ки по­дор­ва­ли здо­ро­вье Мирабо. Умер на пи­ке по­пу­ляр­но­сти, был удо­сто­ен об­ще­на­цио­наль­ных по­хо­рон и по­гре­бе­ния в Пан­те­о­не. По­сле аре­ста ко­ро­лев­ской се­мьи и об­на­ру­же­ния до­ку­мен­таль­ных сви­де­тельств со­труд­ни­че­ст­ва Мирабо с дво­ром его ос­тан­ки бы­ли вы­не­се­ны из Пан­те­о­на (сентябрь 1794 года) и пе­ре­за­хо­ро­не­ны на клад­би­ще в Кла­ма­ре (ны­не в департаменте О-де-Сен).

Сочинения: 

Œuvres. P., 1834. Vol. 1-8;

Cor­res­pondance entre le Comte de Mirabeau et le Comte de La Marck pendant les années 1789, 1790 et 1791. P., 1851. Vol. 1-2.

 

Литература
  • Castries R. de La Croix. Mirabeau ou l’échec d’un destin. P., 1986
  • Ман­фред А.З. Три порт­ре­та эпо­хи Ве­ли­кой Фран­цуз­ской ре­во­лю­ции. 2-е изд. М., 1989
  • Desprat J.-P.Mirabeau. P., 2008
  • Zorgbibe Ch. Mirabeau. P., 2008

w.histrf.ru

Мирабо Оноре Габриэль Рикети

 

Мятежный 1789 год рассек его жизнь надвое. Аристократ, отверженный своим сословием, вечный искатель приключений, проведший половину жизни в заключении или изгнании, он превратился в признанного лидера третьего сословия, говорившего со знатью от имени народа, чья любовь к нему была безгранична. Когда Мирабо мучительно уходил из жизни, под окнами его дома на шоссе д'Антенн часами стояли толпы потрясенных парижан... Мостовая была засыпана песком, чтобы даже стук колес не потревожил умирающего... 


Оноре Габриель Рикети, граф Мирабо, родился в замке Биньон на юге Франции. Он был старшим из 11 детей маркиза Мирабо, одного из наиболее просвещенных людей того времени, ставшего наряду с Кенэ и Мерсье де ля Ривьером основателем знаменитого физиократического учения — направления буржуазной политэкономии. От матери он унаследовал внешность, от отца — глубокий творческий ум. Ненавидевшие друг друга супруги наделили сына буйным, неукротимым нравом. Выросший в обстановке громких семейных скандалов, нелюбимый первенец всю жизнь конфликтовал с родителями. В первую очередь из-за денег: маркиз был богат, но, как водится, скуп и не собирался бесконечно оплачивать долги сына. Кроме того, маркиз не поощрял любовные приключения молодого графа (недостаток красоты с лихвой возмещался обаянием и бурным темпераментом), из-за которых тому пришлось бросить полк. Отец исхлопотал тайное королевское предписание, и 18-летний Оноре оказался в крепости на острове Ре. 


Из заключения его вызволила готовность отправиться добровольцем в военную экспедицию на Корсику. По ее окончании снова женщины и снова долги: это останется с ним до конца жизни. Выгодная, казалось бы, женитьба в 1772 году на богатой наследнице Эмили де Мариньян не образумила Оноре и не укрепила его финансового положения. Приданое жены и средства, выделенные отцом, были мгновенно промотаны, опять появились долги, возобновились похождения, а вслед за этим и преследования маркиза. Мирабо с женой и маленьким сыном был сослан в альпийский городок Маноск. Но семейная жизнь не заладилась, и супруга приняла сторону свекра. Их совместные усилия привели Оноре сначала в крепость на острове Иф (откуда бежал знаменитый граф Монте-Кристо), а затем в форт Жу, затерянный в высокогорьях Юры. 

 


Узник, он все же пользовался известной свободой и мог посещать общество в ближайшем к Жу городке Понтарлье. Увлеченный молодой маркизой Софи де Моннье, Мирабо бежал со своей любовницей в Дижон, но вскоре очутился в тамошней крепости. В 1777 году новый побег, совершенно в духе вестерна, со скачками и переодеваниями — в Голландию. Усилия «пострадавшей стороны» — отца и жены Оноре, ее семейства, обманутого мужа Софи и ее родителей — увенчались заочным судом в Понтарлье: Мирабо приговорили к отсечению головы, его возлюбленную — к пожизненному заключению в тюрьме. 


Амстердам оказался ненадежным убежищем, меньше чем через год беглецов выследили и вернули во Францию. Софи в конце концов заточили навечно в монастырь, Оноре — в донжон (отдельную башню) Венсенского замка близ Парижа, но всего лишь на два года: старый маркиз Мирабо неожиданно поддался мольбам и добился освобождения сына, обещавшего полнейшую покорность. 


Все эти превратности судьбы не сломили, а лишь отшлифовали характер Мирабо. В 1783 году по своей инициативе он возобновил судебный процесс в Понтарлье. Проявившееся уже тогда замечательное ораторское мастерство не только помогло ему добиться полной отмены предыдущего приговора, но и принесло славу невинного мученика. Тяжба с женой, отказавшейся вернуться к нему, хотя и не была выиграна, опять-таки добавила Оноре известности. Его каста, родовитое дворянство, так до конца и не простила того, кто стал ее изгоем. Однако громкие процессы, а также необыкновенный дар трибуна сделали Мирабо весьма популярным среди простолюдинов не только в родном Провансе, но и за его пределами. 


Им владела тяга к перу — многие ли из поколения Мирабо избежали ее? В 1770—1780-х годах публицистика, которая уже приобрела отчетливо политический характер, представлялась молодому честолюбцу наиболее верным путем к вершинам славы. Литературный талант, унаследованный от отца, проявился у Мирабо еще в Маноске, где был написан «Опыт о деспотизме», всю мощь которого он в прямом смысле слова испытал на себе. Потом — от замка Иф до Венсена — последовала целая серия опусов, написанных ради «общественной пользы»: о тайных королевских предписаниях, о тюрьмах, о солеварнях Франш-Конте, о собственной семье и о многом другом, не считая серьезных латинских и итальянских переводов, а также литературных безделушек. Поз-же, уже накануне революции, он опубликовал капитальный труд «О прусской монархии» (хотя его авторство и не бесспорно), скандальную «Секретную историю берлинского двора» (плод поездки в Германию), а затем бесчисленные памфлеты, благодаря которым он оказался в центре политической борьбы, разгоравшейся во Франции. 


Обретя наконец свободу и добившись известности, Мирабо стал собирать у себя молодежь, близкую ему по взглядам и по духу — духу Просвещения, восстававшего против царящего вокруг произвола. Ссыльные женевские демократы Клавьер и дю Роверэ, начинающий журналист Бриссо, впоследствии лидер жирондистов; уже добившийся литературной известности Шамфор и другие образовали группу единомышленников, которая превратилась вскоре в «ателье Мирабо», чрезвычайно важное в его политической карьере. Правда, историки иногда называют Мирабо лишь исполнителем, рупором чужих идей. Во всяком случае он никогда не стеснялся ставить свое имя под тем, что писали для него другие. 

 

Фамильный герб Мирабо


В центре внимания «ателье» оказалась прежде всего финансовая политика Франции. Заинтересованные в критике сменявших друг друга министерств, банкиры щедро оплачивали памфлеты Мирабо, позволяя ему вести жизнь на широкую ногу. Страна вовсю бурлила, шла середина 1780-х годов. Яростные нападки на банкира Неккера и особенно на любимца королевы Марии Антуанетты Калонна, генерального контролера финансов, стоили Мирабо еще одного тайного королевского предписания и вынудили опять какое-то время скрываться за границей.

 

История жизни  Оноре Габриэль Рикети  Мирабо 

 

Во Францию он вернулся в 1788 году в самый разгар выборов в Генеральные штаты, объявленных Людовиком XVI после окончательного крушения министерских попыток вывести страну из финансового и политического тупика. Мирабо сразу же оценил важность происходящего и активно включился в предвыборную борьбу. Шансов быть избранным в Генеральные штаты от своего сословия у него не было: могущественные дворянские кланы Прованса, от которых он столько претерпел и которым так досадил, не простили ему ни его былых прегрешений, ни своего недавнего унижения. Это Мирабо совершенно не смутило: граф предложил свою кандидатуру третьему сословию Прованса. 


Его политическая программа была схожа с программами других сторонников реформ, воспитанных сочинениями Монтескье, Вольтера, Дидро, Руссо и прочих столпов Просвещения: прекращение произвола и деспотизма в стране, установление парламентарной монархии, братство и свобода. Особенно свобода — цену ей он познал на собственном опыте. Путь к достижению этой цели Мирабо видел в сплочении нации. Безошибочно выбранный политический лозунг национального единства, необыкновенный ораторский и актерский дар, покорявший тех, кто его слушал, даже само его происхождение (деклассированный, но аристократ!) и сомнительная репутация — все это сыграло свою роль. Толпа в буквальном смысле слова носила его на руках. В апреле 1788 года граф Мирабо был триумфально избран депутатом Генеральных штатов от третьего сословия сенешальства Экс. Оставив «покоренный» им Прованс, он отправился завоевывать Версаль, Париж, Францию и Историю. 


Дальнейшая судьба Мирабо уже неотделима от судьбы страны, решать которую предстояло Генеральным штатам, провозгласившим себя Национальным, а затем Учредительным собранием — так начиналась увертюра революции. Сперва слегка затерявшемуся среди политиков столичного масштаба — Лафайета, Сийеса, Байи, Мунье, Ле Шапелье и других — Мирабо одной репликой удалось занять достойное место среди них.

 

 

На заседании 23 июня 1789 года он крикнул церемониймейстеру двора Дре-Брезе, который объявил распоряжение короля, запрещавшее депутатам от разных сословий проводить совместные заседания, а фактически означавшее разгон Генеральных штатов: «Идите скажите Вашему господину, что мы здесь собрались по воле народа и нас нельзя удалить отсюда иначе, как силою штыков!». Вашему господину! Тон и смысл этой реплики определили поведение Собрания в критический момент. Виктор Гюго писал: «Между троном и народом пролегла пограничная полоса. Это революция испустила свой крик. Никто не осмелился сделать этого до Мирабо. Только великим людям принадлежит право произносить решающие эпоху слова». 


С этого дня обыкновенный депутат третьего сословия стал вождем и кумиром революции. До конца жизни он оставался на первом плане политической борьбы. Если Мирабо не всегда сам писал речи, доверяя своему «ателье», то он вносил в них страстность, воображение, театральность. Он много выступал и пользовался широкой поддержкой в Собрании. Тяжеловесный, большеголовый, он завораживал слушателей и своей удивительной внешностью, и громовыми раскатами голоса. «Когда я потрясаю своей ужасной кабаньей головой, никто не осмеливается прервать меня», — писал Мирабо в своих «Воспоминаниях». 


Он стоял у истоков главнейших преобразований первого этапа революции. По его предложению был принят закон о депутатской неприкосновенности, защищавший представителей нации от королевского произвола. Мирабо внес свою лепту в создание Национальной гвардии и в отмену феодальных прав, в конфискацию церковного имущества и в создание системы ассигнатов — бумажных денег эпохи революции. Он был в числе основателей знаменитого Якобинского клуба и «Общества 1789 года». 


Но как всякий политик, вынесенный революцией на гребень волны, Мирабо быстро осознал реальную опасность чрезмерно поспешных реформ, нарушавших соотношение сил в обществе. 

 


Слишком активное участие низов в развитии событий, размах потрясений, прокатившихся по стране, стали вызывать у Мирабо тревогу. Хотя сама по себе королевская чета не внушала ему особых симпатий, укрепить пошатнувшийся трон, пожалуй, было необходимо. Сильный монарх был нужен, чтобы поддержать политическое равновесие, а также для того, чтобы режим представительного Собрания не подмял под себя народный суверенитет ради интересов новой парламентской аристократии. Эти размышления подтолкнули Мирабо к установлению связи с двором. 


В октябре 1789 года он направил королю «мемуар» — записку, в которой предлагал линию поведения, способную уберечь монарха от чересчур резких шагов. Людовик ХVI должен был, по мнению Мирабо, торжественно признать основы нового порядка, подтвердить права нации и свое единство с нею и тут же перебраться куда-нибудь подальше от столицы, например в Руан, дабы поставить точку в революции и избежать подъема контрреволюционной волны. Выбор Руана исключил бы всякие обвинения в намерении монарха эмигрировать. Одновременно с этим Мирабо представил королю проект сильного министерства, ответственного перед Конвентом. Дерзкий мемуар возмутил адресатов и, естественно, остался без ответа, но двор, все более терявшийся в обострившейся обстановке, начал проявлять к его автору интерес. 


Министерский проект, включавший всех видных умеренных монархистов, в том числе и самого Мирабо, «скромно» претендовавшего на пост министра без портфеля, стал известен и насторожил его противников. В ноябре 1789 года Учредительное собрание приняло декрет, запрещавший депутатам занимать какие бы то ни было министерские посты. Это взбесило, но не остановило Мирабо: в апреле 1790 года он подписал секретный договор с двором, сделавшись тайным советником королевской семьи. Таким образом он мог претворить в жизнь свой замысел: стать посредником между монархом и представителями нации. В обмен на советы и рекомендации Людовику (которыми тот, кстати, ни разу не воспользовался) король выделил Мирабо средства на погашение очередных, и немалых, долгов и выплачивал солидное жалованье.

 

Бюст Оноре Мирабо, установленный в коммуне Мирабо Воклюз в 2006 году.

 

Это немаловажно: договор и впредь обеспечивал его жизнь, по-прежнему беспорядочную и широкую. Роскошь, окружившая его, породила недоуменные вопросы, а затем и подозрения в продажности, которые Мирабо даже не думал опровергать. Двойная игра? Бесспорно. Но какова цель? Помешать королю окончательно встать на сторону контрреволюции и повлиять на умеренных депутатов, чтобы удержать равновесие властей. При дворе он выступал в интересах Собрания, отстаивая то необратимое, что несла в себе революция; в Собрании защищал интересы Людовика ХVI, пытаясь удержать стремительно падающий авторитет королевской власти.

 

Но революция все больше отталкивала короля в прошлое, а король все яростнее отказывал революции в признании. Варренский кризис — попытка бегства королевской семьи за границу в июле 1791 года — окончательно разрушил его проект национального примирения. Это, однако, случилось уже после смерти Мирабо. В конце 1790 года подорванное бурным прошлым и напряжением последних лет здоровье дало сбой. Врачи не сумели вовремя установить точный диагноз, и, несмотря на яростное сопротивление смерти, Мирабо скончался от запущенного перитонита. Ему только исполнилось 42 года. 


Хотя тучи уже начали сгущаться над ним, Мирабо умер в зените славы и власти. Его похороны вылились в грандиозную манифестацию. Его изображения наводнили страну. Национальное собрание постановило захоронить его останки в соборе св.Женевьевы, объявленном отныне Пантеоном великих людей. Мирабо стал первым из тех, кто удостоился подобной чести. Первым же он и «покинул» Пантеон: обвинения, произносившиеся шепотом при его жизни, стали громкими после знаменитой находки — «железного шкафа» в Тюильри, скрывавшего до 1793 года секретную переписку короля, компрометирующую, впрочем, не только одного Мирабо. Так или иначе превратности судьбы не миновали его и после смерти.

tunnel.ru

Мирабо - это... Что такое Мирабо?

        Виктор Рикети (Riqueti), маркиз де (5.10.1715, Пертюи, Прованс, — 13.7.1789, Аржантёй), французский экономист. В своих первых работах разделял идеи Меркантилизма, затем примкнул к физиократам (См. Физиократы). Проповедовал принцип невмешательства государства в экономическую жизнь, критиковал откупную систему налогов и был сторонником установления единого налога на «чистый продукт» землевладельцев. Отстаивал патриархальное мелкое крестьянское хозяйство. М. не понял буржуазной сущности экономического учения Ф. Кенэ, которое маскировалось феодальной оболочкой. «Эта видимость ввела в заблуждение принадлежавших к дворянству сторонников доктора Кенэ, как, например, патриархального чудака Мирабо старшего» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 26, ч. 1, с. 21).

        Оноре Габриель Рикети (Riqueti) (9.3.1749, Биньон, близ г. Немур, — 2.4.1791, Париж), граф, деятель Великой французской революции. Родился в богатой аристократической семье. В молодости ввиду крайне беспорядочного образа жизни, непомерных расходов и долгов неоднократно подвергался тюремному заключению. В 1776, после бегства с женой маркиза де Монье за границу, был заочно приговорён «за оскорбление личности» к смертной казни, но впоследствии амнистирован. М. опубликовал ряд памфлетов и других произведений, направленных против деспотической формы власти. В 1785 вернулся в Париж. В 1786 был послан с секретным дипломатическим поручением в Пруссию. Избранный в 1789 от третьего сословия Марселя и Экса в Генеральные штаты, сразу выдвинулся в них благодаря своему исключительному ораторскому дару. М. был врагом феодально-абсолютистского режима, который он изобличал в речах большой силы, имевших широкий общественный резонанс. Однако его политический идеал не шёл дальше цензовой парламентской монархии, близкой по типу к английской. Поэтому по мере возрастания в революции роли народных масс М. постепенно перешёл на консервативные позиции и стал лидером крупной буржуазии, стремившейся задержать дальнейшее развитие революции. Проводя скрытно и тонко политику торможения революционного процесса и стремясь сохранить уменьшавшуюся популярность, М. порой произносил обличительные речи против королевского двора; в то же время он вступил на путь поисков тайного соглашения с двором, которое и заключил в апреле 1790. За крупное вознаграждение и обязательство погасить его огромные долги М. стал секретным агентом королевского двора. Ж. П. Марат, М. Робеспьер и некоторые другие революционные демократы, не зная ничего достоверного, догадывались об измене М. и резко выступали против него. Однако до внезапной смерти М. его тайная сделка оставалась неизвестной, и он был похоронен с величайшими почестями. Лишь после свержения монархии 10 августа 1792 были обнаружены документы, подтверждавшие его измену революции. В связи с этим прах М., первоначально помещенный в Пантеон, был перенесён на кладбище для преступников в предместье Сен-Марсо.

        

         Соч.: CEuvres, v. 1—8, P., 1834—35.

        

         Лит.: Barthou L., Mirabeau, P., 1913; Chevallier J. J., Mirabeau, P., 1947; Vallentin A., Mirabeau, v. 1—2, P., 1946—47.

         А. З. Манфред.

        

        О. Мирабо.

dic.academic.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о