Миф о происхождении: Мифы о сотворении человека

Содержание

Мифы о сотворении человека

Мифы о сотворении человека

Миф о сотворении человека, как и другие мифы, существует во множестве версий; перечислить их все невозможно. Согласно одной из них, людей сделали Нуми Торум и его антипод Куль Отыр, причем Нуми Торум смастерил человека из лиственницы, а Куль Отыр - из глины. Чтобы оживить их, они отправились к создателю по имени Топал ойка. Тот взял лиственничного человека, повернул к себе спиной и оживил. Человек засвистел, закричал и побежал в лес; он стал духом – менкв’ом. Глиняного же человека Топал ойка оживлял, поставив к себе лицом, и тот стал человеком. Глина – непрочный материал, и потому человек долго не живет. Иногда говорится о том, что души глиняным людям дала сестра Топал-ойки,

Калтащ. Она согласилась оживить их, но велела Топал-ойке уйти; с тех пор мужчинам нельзя видеть, как дети появляются на свет. По верованиям обских угров, Калтащ – подательница детей; ее представляют как невысокую толстую женщину с широкими бедрами.

Согласно другому мифу, люди получились у богов не сразу. Сначала из лиственничных бревен получились менквы, затем из сердцевины лиственницы,

сплетённой лиственничными корнями, были созданы мохнатые люди, так что их пришлось уничтожить. Наконец, появились на свет настоящие люди, сплетённые из тальника и обмазанные глиной.

В более древних вариантах мифов повествуется о том, как человек произошел от березовых веток или даже от мысли Торума и его матери, посмотревших на землю и решивших, что там кому-то надо собирать ягоды. У восточных хантов известны мифы о происхождении человека из слюны Нуми-Торума или от рыбы, так что ногти – это остатки рыбьей чешуи.

В одной из мифологических версий рассказывается, как люди произошли от небожителя, спустившегося на землю, разрезавшего икру на ноге и вынувшего оттуда человека. По следующей версии, на земле сначала жили духи, а следом за ними появились люди. Духи поднялись на небо, потому что на земле стало плохо жить, а люди остались.

Интересен мансийский миф о том, что первоначально землю заселяли могучие богатыри-отыры, но разгневанный их дерзостью Нуми-Торум, послал пожар, а затем и потоп, «священную воду». Нуми-Торум искупался в огненной массе, помолодел и стал отцом семерых детей.

В конце мира, за семь лет до него, менквы и другие злые духи отправятся в подземное царство, пожирая по дороге людей. Спасутся лишь те, кто сделает деревянный семислойный плот. Они проживут еще долго, но потом станут водяными жучками и обратятся в прах.

10 малоизвестных мифов о сотворении мира

БИШКЕК, 15.01.18 /Кабар/. Споры между сторонниками теории креационизма и эволюционной теории не утихают и по сей день. Однако в отличие от теории эволюции, креационизм включает в себя не одно, а сотни различный теорий (если не больше). В этой статье мы расскажем о десяти самых необычных мифах древности, пишет mixstuff.

Миф о Пань-гу

У китайцев есть свои соображения о том, как возник мир. Самым популярным мифом можно назвать миф о Пань-гу, человеке-гиганте. Сюжет следующий: на заре времен Небо и Земля были близки друг к другу настолько, что сливались в единую черную массу.

По легенде, эта масса представляла собой яйцо, а внутри него жил Пань-гу, причем жил долго – многие миллионы лет. Но в один прекрасный день такая жизнь ему надоела, и, помахав увесистым топором, Пань-гу выбрался из своего яйца, расколов его на две части. Эти части, впоследствие, стали Небом и Землей. Роста он был невообразимого – эдак с пятьдесят километров в длину, что, по меркам древних китайцев, составляло расстояние между Небом и Землей.

К несчастью для Пань-гу и к счастью для нас, колосс был смертным и, как и все смертные, умер. А потом Пань-гу разлагался. Но не так, как это делаем мы – Пань-гу разлагался по-настоящему круто: его голос превратился в гром, его кожа и кости стали твердью земной, а его голова стала Космосом. Так, его смерть дала жизнь нашему миру.

Чернобог и Белобог

Это один из самых значимых мифов славян. Повествует он о противостоянии Добра и Зла – Белого и Черного богов. Началось все так: когда вокруг было лишь одно сплошное море, Белобог решил создать сушу, послав свою тень – Чернобога – выполнять всю грязную работу. Чернобог все сделал, как полагается, однако, обладая натурой эгоистичной и горделивой, не пожелал делить власть над твердью с Белобогом, решив последнего утопить.

Белобог из этой ситуации выпутался, себя убить не позволил и даже благословил землю, воздвигнутую Чернобогом. Однако с появлением суши, возникла одна маленькая проблема: площадь ее росла экспоненциально, грозя поглотить все вокруг.

Тогда Белобог послал на Землю свою делегацию с целью выведать у Чернобога, как это дело прекратить. Ну, Чернобог сел на козу и отправился на переговоры. Делегаты же, увидав скачущего к ним на козе Чернобога, прониклись комичностью сего зрелища и разразились диким хохотом. Чернобог юмора не понял, сильно обиделся и наотрез отказался с ними разговаривать.

Тем временем, Белобог, все еще желая спасти Землю от обезвоживания, решил устроить слежку за Чернобогом, смастерив с этой целью пчелу. Насекомое с задачей справилось успешно и выведало секрет, заключавшийся в следующем: чтобы прекратить разрастание суши, надо на ней начертить крест и сказать заветное слово — «довольно». Что Белобог и сделал.

Сказать, что Чернобог был не рад – не сказать ничего. Желая отомстить, он проклял Белобога, причем проклял его весьма оригинально – за свою подлость Белобогу теперь полагалось всю жизнь питаться пчелиным калом. Однако Белобог не растерялся, и сделал пчелиные испражнения сладкими, как сахар – так появился мёд. Про то, как появились люди, славяне почему-то не подумали… Главное, что мёд есть.

Армянская дуальность

Армянские мифы напоминают славянские, и также повествуют нам о существовании двух противоположных начал – на этот раз мужского и женского. К сожалению, миф не дает ответа на вопрос, как был создан наш мир, лишь объясняет, как все вокруг устроено. Но от этого менее интересным он не становится.

Итак, вот краткая суть: Небо и Земля – это муж и жена, которых разделил океан; Небо – это город, а Земля – кусок скалы, которую держит на своих огромных рогах не менее огромный бык – когда он качает рогами, земля трещит по швам от землетрясений. Вот, собственно, и все – так армяне представляли себе Землю.

Существует и альтернативный миф, где Земля находится посреди моря, а вокруг нее плавает Левиафан, пытаясь ухватиться за собственный хвост, и его бултыханиями также объясняли постоянные землетрясения. Когда же Левиафан наконец цапнет себя за хвост, жизнь на Земле прекратится и наступит апокалипсис. Приятного дня.

Скандинавский миф о ледяном гиганте

Казалось бы, что между китайцами и скандинавами нет ничего общего — ан нет, у викингов тоже был свой гигант — первоначало всего, только звали его Имир, и был он ледяной и с дубиной. До его появления мир был разделен на Муспельхейм и Нифльхейм – царства огня и льда соответственно. А между ними простирался Гиннунгагап, символизировавший абсолютный хаос, и там, от слияния двух противоположных стихий, был рожден Имир.

А теперь ближе к нам, к людям. Когда Имир вспотел, то вместе с потом из его правой подмышки вылезли мужчина и женщина. Странно, да, мы это понимаем — ну вот такие они, суровые викинги, ничего не поделаешь. Но вернемся к сути. Мужчину звали Бури, был у него сын Бёр, а у Бёра было три сына – Один, Вили и Ве. Три брата были богами и правили Асгардом. Этого им показалось мало, и решили они прадедушку Имира убить, сделав из него мир.

Имир был не рад, но его никто не спрашивал. В процессе, он пролил немало крови – достаточно, чтобы заполнить ею моря и океаны; из черепа несчастного братья сотворили небесный свод, кости ему переломали, сделав из них горы и булыжники, а из развороченных мозгов бедного Имира сделали облака.

Сей новый мир Один и компания тут же решили заселить: так они нашли на берегу моря два прекрасных дерева – ясень и ольху, сделав из ясеня мужчину, а из ольхи – женщину, тем самым дав начало человеческой расе.

Греческий миф о шариках

Как и многие другие народы, древние греки считали, что до того, как появился наш мир, вокруг был лишь сплошной Хаос. Не было ни солнца, ни Луны – все было свалено в одну большую кучу, где вещи были неотделимы друг от друга.

Но вот пришел некий бог, посмотрел на царящий вокруг беспорядок, подумал и решил, что нехорошо все это, и взялся за дело: отделил холод от тепла, туманное утро от ясного дня и все в таком роде.

Затем он принялся за Землю, скатав ее в шарик и разделив этот шарик на пять частей: на экваторе было очень жарко, на полюсах – крайне холодно, а вот между полюсами и экватором – в самый раз, комфортнее не придумаешь. Дальше, из семени неизвестного бога, скорее всего Зевса, у римлян известного как Юпитера, был создан первый человек – двуликий и тоже в форме шарика.

А потом его разорвали надвое, сделав из него мужчину и женщину – будущих нас с вами.

Египетский бог, который очень любил свою тень

В начале был великий океан, имя которому было «Ню», и был этот океан Хаосом, и кроме него не было ничего. Не было, пока Атум, усилием воли и мысли, не создал из этого Хаоса себя. Да, были у мужика яйца. Но дальше – больше и интереснее. Итак, себя он создал, теперь надо было создать в океане землю. Что он и сделал. Побродив по земле и осознав свое тотальное одиночество, Атуму стало невыносимо скучно, и решил он настругать еще богов. Как? А вот так, пылким, страстным чувством к своей собственной тени.

Таким образом оплодотворившись, Атум родил Шу и Тефнут, выплюнув их изо рта. Но, видимо, перестарался, и новорожденные боги потерялись в океане Хаоса. Атум горевал, однако вскоре, к своему облегчению, все-таки нашел и заново обрел своих детей. Он был так рад воссоединению, что долго-долго плакал, и его слезы, касаясь земли, оплодотворяли ее – и из земли выросли люди, много людей! Затем, пока люди оплодотворяли друг друга, у Шу и Тефнут тоже произошел коитус, и они дали жизнь другим богам – больше богов богу богов! – Гебу и Нуту, что стали олицетворением Земли и неба.

Существует еще один миф, в котором Атума заменяет Ра, однако основной сути это не меняет – там тоже все друг друга массово оплодотворяют.

Миф народа Йоруба – о Песках Жизни и курице

Есть такой африканский народ — Йоруба. Так вот, у них тоже есть свой миф о происхождении всего сущего.

В общем, дело было так: был один Бог, звали его Олорун, и в один прекрасный день пришла ему в голову мысль – что надо бы Землю обустроить как-то (тогда Земля представляла из себя одну сплошную пустошь).

Самому этим заниматься Олоруну не очень хотелось, поэтому он послал на Землю своего сына – Оботалу. Однако, на тот момент у Оботалы были дела поважнее (на самом деле, на небесах тогда намечалась шикарная вечеринка, и Оботала просто не мог ее пропустить).

Пока Оботала веселился, вся ответственность была взвалена на Одудаву. Не имея под рукой ничего, кроме курицы и песка, Одудава все же принялся за дело. Принцип у него был следующий: он брал песок из чашки, сыпал его на Землю, а затем давал курице по песку побегать и хорошенько его утоптать.

Проведя несколько таких нехитрых манипуляций, Одудава создал землю Лфе или Лле-лфе. На этом история Одудавы заканчивается, и на сцене вновь появляется Оботала, на этот раз в доску пьяный – вечеринка удалась на славу.

И вот, будучи в состоянии божественного алкогольного опьянения, сын Олоруна принялся за создание нас, людей. Вышло этого у него из рук вон плохо, и наделал он инвалидов, карликов и уродов. Протрезвев же, Оботала ужаснулся и быстро все исправил, сотворив людей нормальных.

По другой версии, Оботала так и не оклемался, и людей тоже сделал Одудава, просто спустив нас с неба и заодно присвоив себе статус повелителя человечества.

Ацтекская «Война Богов»

Согласно мифу ацтеков, никакого первоначального Хаоса не существовало. Зато был первичный порядок – абсолютный вакуум, непроглядно черный и бесконечный, в котором неким странным образом жил Верховный Бог – Ометеотль. Он имел дуальную природу, обладая как женским, так и мужским началом, был добрым, и в то же время злым, был и теплым, и холодным, правдой и ложью, белым и черным.

Он породил остальных богов: Уицилопочтли, Кетцалькоатля, Тескатлипока и Шипе-Тотека, которые, в свою очередь, создали гигантов, воду, рыб и других богов.

Тескатлипока вознесся к небесам, пожертвовав собой и став Солнцем. Однако, там он столкнулся Кетцалькоатлем, вступил с ним в битву и проиграл ему. Кетцалькоатль сбросил Тескатлипока с небосвода и сам стал Солнцем. Затем, Кетцалькоатль породил людей и дал им в пищу орехи.

Тескатлипока же, все еще тая обиду на Кетцалькоатля, решил отыграться на его творениях, превратив людей в обезьян. Видя, что стало с его первыми людьми, Кетцалькоатль впал в ярость и вызвал мощнейшей силы ураган, разбросавший мерзких обезьян по всему миру.

В то время, как Кетцалькоатль и Тескатлипок враждовали друг с другом, Тиалок и Чальчиутликуэ тоже превратились в солнца, дабы продолжить цикл дня и ночи. Однако яростная битва Кетцалькоатля и Тескатлипока затронула и их – тогда они тоже были сброшены с небес.

В конце концов, Кетцалькоатль и Тескатлипок прекратили вражду, забыв былые обиды и создав из мертвых костей и крови Кетцалькоатля новых людей – ацтеков.

Японский «Мировой Котёл»

Япония. Снова Хаос, снова в виде океана, на этот раз грязного, как болото. В этом океано-болоте рос магический камыш (или тростник), и из этого тростника (или камыша), как у нас из капусты – дети, были рождены боги, их великое множество. Всех вместе их звали Котоаматсуками – и это все, что о них известно, ибо, только родившись, они сразу поспешили спрятаться в камышах. Или в тростниках.

Пока те прятались, появились новые боги, включая Идзинами и Идзинаги. Они принялись помешивать океан, пока он не сгустился, и из него сформировалась земля – Япония. У Идзинами и Идзинаги был сын – Эбису, который стал богом всех рыбаков, дочь – Аматерасу, что стала Солнцем, и еще одна дочь – Цукиёми, что обратилась Луной. Был у них и еще один сын, последний – Сусаноо, за свой буйный нрав получивший статус бога ветра и штормов.

Цветок лотоса и «Ом-м»

Как и во многих других религиях, в индуизме тоже фигурирует концепция возникновения мира из пустоты. Ну, как из пустоты – был бесконечный океан, в котором плавала гигантская кобра, и был Вишну, который спал у кобры на хвосте. И больше ничего.

Время шло, дни сменяли друг друга один за другим, и, казалось, что так будет всегда. Но однажды всё вокруг огласил звук, никогда ранее не слыханный – звук «Ом-м», и ранее пустой мир захлестнуло энергией. Вишну пробудился ото сна, а из лотосового цветка на его пупке появился Брахма. Вишну приказал Брахме сотворить мир, а сам тем временем исчез, прихватив с собой змею.

Брахма, сидя в позе лотоса на цветке лотоса, принялся за работу: он поделил цветок на три части, использовав одну, чтобы создать Рай и Ад, другую, чтобы создать Землю, и третью, чтобы создать небо. Затем Брахма создал зверей, птиц, людей и деревья, сотворив таким образом все живое.

Предания и мифы о происхождении власти эпохи Средневековья и раннего Нового времени. Материалы конференции. М., 2010. (Славяне и их соседи. XXV кон­ференция, Москва, 2010 г.

)

Редакционная коллегия:

Б. Н. Флоря (ответственный редактор),

О. А. Акимова (ответственный секретарь),

С. А. Иванов,

В. Я. Петрухин,

А. А. Турилов

 

Содержание

О. А. Акимова (ИС РАН, Москва). Южнославянская модель формирования государственной власти в «Летописи попа Дуклянина»

Д. Е. Алимов (СПбГУ). «Франкский эпизод» хорватской этногенетической традиции: идеологический аспект

A. С. Архипова (РГГУ, Москва). Последний «царь-избавитель»: Советская мифология и фольклор 20–30-х годов XX века

О. В. Белова (ИС РАН, Москва). «Правители прежних времен» в фольклорных нарративах

М. А. Бойцов (МГУ). Следы готской «культуры памяти» в «Гетике» Кассиодора и Иордана

B. В. Василик (СПбГУ). Предание об императоре Константине в византийской гимнографии

Т. Л. Вилкул (Институт истории АНУ, Киев). Олег «Вещий» в древнерусской традиции: воевода или князь?

И. Г. Воробьёва (Тверской ГУ). «Свободы сладостная власть»

Н. А. Ганина (МГУ). Мифология власти у рюгенских славян

А. К. Гладков (ИВИ РАН, Москва). Cor Rei Publicae. «Анатомия власти» и политические представления в средневековой Западной Европе

К. Гудмантас (Институт истории Литвы, Вильнюс). Легендарные истоки Литвы по версиям литовских летописей

C. А. Иванов (ИС РАН, Москва). Византийские фольклорные представления о «власти аще не от Бога»

Д. В. Карнаухов (Новосибирский ГПУ). Восточнославянские династические легенды в интерпретациях польских историков конца XV – XVI вв.

И. О. Князький (РГТЭУ, Москва). Предание о Кие и исторические реалии начала второй половины IX в.

К. А. Кочегаров (ИС РАН, Москва). Легенды и факты по истории славян и Древней Руси в интерпретации украинского гетмана Ивана Самойловича

А. М. Кузнецова (ИС РАН, Москва). Легенды и мифы о происхождении государства в средневековой Венгрии

Л. П. Лаптева (МГУ). Образование чешского государства в освещении хроник XII–XVI вв.

A. Ф. Литвина, Ф. Б. Успенский (ИС РАН, Москва). Знатная вдова в средневековой Скандинавии и на Руси: Матримониальные стратегии и легенды власти

П. В. Лукин (ИРИ РАН). Восточнославянские «племена» и их князья: конструирование истории в Древней Руси

Л. В. Луховицкий (ИС РАН, Москва). Император-избавитель от идолов (представления о пределах власти византийского императора в иконоборческих спорах)

Г. П. Мельников (ИС РАН, Москва). Чешская этатизационная легенда в средневековой хронистике

С. Ю. Неклюдов (РГГУ, Москва). Бог как власть и диалог с ним

О. Б. Неменский (ИС РАН, Москва). «Право народа» в православной мысли Речи Посполитой конца XVI – первой половины XVII в.

Ю. В. Пахомов (Коломенский ГПИ). Легитимация власти через легенды и политическая история Средневековья

B. Я. Петрухин (ИС РАН, Москва). Миф, история и вымысел в русских средневековых преданиях о происхождении власти

Е. В. Пчелов (РГГУ). Легенда о происхождении русских князей в «Послании» Спиридона-Саввы в контексте представлений о всемирной истории

В. В. Рыбаков. «Описание северных островов» Адама Бременского как источник по истории Скандинавии

Ц. Степанов (Ун-т св. Климента Охридского, София). Лань и/или корова: представления о генезисе болгарской царской власти сквозь призму женского начала

А. А. Турилов (ИС РАН, Москва). К специфике преданий о происхождении власти в памятниках средневековой сербской книжности

Б. Н. Флоря (ИС РАН, Москва). Представления о появлении монархии и ее исторической роли в польской средневековой традиции

А. С. Щавелев (ИВИ РАН, Москва). Предания о Кие: механизмы включения в летописный текст

Почему мифы разных народов похожи • Arzamas

Специалист в области типологии фольклора Сергей Неклюдов — о том, существуют ли мифы, общие для всего мира, какова связь между потомством старьевщика Хаима и предком Чингисхана и какое все это имеет отношение к физиологии мозга

Записал Кирилл Головастиков

Три способа объяснить сходства текстов

В науках филологического цикла и, в частности, в фольклористике принято считать, что есть три способа объяснить сходства между устно бытующими текстами. Первый — генетический: наличие у сходных явлений общего предка. Обычно его применяют к традициям, родственным в языковом отношении: скажем, когда говорят об индоевропейской мифологии, имеют в виду общие черты, которые находят в мифологиях индийской, иранской, греческой, германской, славянской и так далее. 

Второй способ — через заимствования, культурные диффузии, взаимообмен устными текстами в условиях культурного и лингвистического двуязычия. Когда сказитель одинаково хорошо знает, например, бурятский и русский языки, он спокойно рассказывает бурятские сказки по-русски, а русские — по-бурятски, в результате чего произведения из одной традиции переносятся в другую. Иногда возникают районы с устойчивым дву- или многоязычием, в которых разные традиции сплавляются воедино, как это происходит на Балканах или на Северном Кавказе. Так, при всех сложностях межэтнических отношений в этом регионе, нартский эпос (сказания о богатырях далекого эпического прошлого) в равной мере принадлежит устным традициям разных северокавказских народов.  

Третий способ — типологический. Говоря о типологии, мы обычно имеем в виду одно из двух: либо близкие, одинаковые сюжеты или мотивы сложились благодаря одинаковым обстоятельствам, либо причин для объяснения сходств столь много, что учесть их в полном объеме практически невозможно и типология просто оказывается такой корзинкой, в которую сметаются все совпадения, необъяснимые через общего предка или заимствования.

У фольклористов нет общеустановленного способа определять, какое из этих трех объяснений работает в том или ином конкретном случае. Самое сложное — когда все три фактора действуют одновременно: похожие тексты обнаруживаются у близкородственных народов, которые к тому же контактируют между собой и живут примерно в одинаковых условиях, то есть имеет место как генетическая и типологическая общность, так и культурный взаимообмен. Подобный характер имеют, например, некоторые русско-украинско-белорусские фольклорные параллели. 

Четвертый способ

После работ Юрия Березкина, который изучает распределение фольклорных сюжетов и мотивов на карте мира, чтобы установить маршруты и хронологию первичного расселения людей по земле, к этим трем вариантам объяснения сходства текстов следует добавить четвертый: некоторые схождения являются результатом этих миграционных процессов, фольклорно-мифологическими следами пребывания древних популяций в тех или иных местах. Это может работать и наоборот: не сходство мифов объяснять через информацию о древних миграциях, а обосновывать маршруты перемещений людей с помощью информации о похожих текстах.

Чтобы установить заимствование или родство, обычно нужны нетривиальные признаки — своего рода «меченые атомы» традиции: имена, названия, уникальные детали и тому подобное. 

Существуют ли мифы, общие для всего мира?

Вопрос о типологии фольклора тесно связан с проблемой культурных универсалий. Есть ли универсалии в фольклоре? Главный аргумент антиуниверсалистов: не существует ни одного мифа, который был бы представлен у всех народов. Этот аргумент следует признать совершенно справедливым, но только если оставить в неприкосновенности исходные понятия — «миф» и «универсальность», а также исключить из рассмотрения элементы, очень распространенные, но слишком общие и в некотором смысле тривиальные (типа мужской природы неба и женской природы земли — эти представления встречаются практически во всем мире).

Универсалисты и антиуниверсалисты, вступая в спор, на самом деле спорят о разных сущностях. Если первые скорее говорят о предельно элементарных или предельно обобщенных схемах (поэтому часто апеллируют к юнговским архетипам), то вторые обращаются к самим мифологическим сюжетам и мотивам, достаточно конкретным (даже жанрово обусловленным) и больше связанным с этнорегиональной и этнокультурной спецификой. Иными словами, чем элементарней повествовательный элемент, тем больше шансов обнаружить взаимонезависимые сходства. 

Почему типология возможна

Универсальность, по-видимому, надо искать не столько на уровне фольклорного мотива, сколько в его более широких логико-семантических обобщениях (типа «персонаж, проглоченный неким существом, живой и невредимый выходит из его утробы») или, напротив, в его элементарных семантических составляющих, таких как некоторые простейшие образы космо- и антропогонических мифов: недоделанный мир (мир в эмбриональной форме, безлюдный мир), первообъекты (гора, водоем, дерево), недоделанный человек (человек-заготовка, его эмбриональная форма — яйцо, комок, щепка и так далее).

Универсальность в фольклоре не значит, что тот или иной мотив/сюжет будет представлен во всех мировых культурах. Скорее, этот мотив/сюжет окажется так распространен, что мы не будем удивляться, если найдем в другой традиции его аналог (разумеется, при учете их семантических контекстов).

Впрочем, я не стал бы отмахиваться и от предположений, что существуют некие простейшие единицы смысла, к которым человеческая мысль периодически возвращается на протяжении своей интеллектуальной истории. По этой концепции существует некое конечное множество общечеловеческих понятий, а значит, возможно «установление окончательного набора универсальных атомов смысла («алфавита человеческих мыслей», словами лингвиста Анны Вежбицкой). 

Как работает типология: текстопорождающие модели

У монголов есть миф о том, как к овдовевшей женщине через дымник юрты является некий светло-русый человек, поглаживает ей чрево, и свет его проникает в ее чрево. Женщина оказывается беременна и рожает мальчика, предка Чингисхана. Эта история зафиксирована в одном из старейших монгольских текстов (XIII век), потом она неоднократно, вплоть до XVII века, повторяется в тюркских источниках. В позднейшей записи существом, спустившимся к женщине и зачавшим с ней ребенка, оказывается ее умерший муж. 

Есть одесская песенка 1920-х годов про «всеми уважаемого» старьевщика Хаима, чья «супруга молодая деток приносила каждый год»:

То приносит двойню,
То приносит тройню,
То приносит сразу целый взвод.
<…>
Часто в дружеской беседе
Говорят ему соседи: 
«Хаим, ты лавочку закрой!»
Голодом снедаем,
Помер бедный Хаим,
И пришлось его похоронить.
Жена его Рая,
Супруга молодая,
Деток продолжала приносить.
Смотрит народ на это чудо:
«Дети появляются откуда?
Видно, Хаим с того света
Продолжает дело это.
Хаим, ты лавочку закрой!»

Если отбросить жанровую специфику, бытовой антураж, ироническую интонацию и оставить чистый сюжет, мы увидим, что перед нами та же самая история: мертвый муж приходит к своей жене, и от этой связи родятся дети. 

Это еще не все. Анализируя житие Иды Булонской, матери Готфрида Бульонского, первого защитника Гроба Господня, и Бодуэна, короля Иерусалима, французский историк Жорж Дюби отмечает в тексте некоторые показательные моменты. Еще в подростковом возрасте у этой дамы было видение: когда она спала, солнце, спустившееся с небес, мгновение пребывало в ее лоне. Овдовев, она ушла в монастырь, но деторождение ее продолжалось, только «в духовном смысле»: ее богатство пошло на то, чтобы «рождать» новых сыновей, «во Христе монахов». «После смерти ее смертного мужа она прослыла соединившейся с бессмертным супругом жизнью в целомудрии и не желая нового замужества». Таким образом, агиографическая риторика автора жития непредумышленно рисует тот же самый, уже знакомый нам сюжет.

Можно было бы предположить, что у всех трех историй есть общий мифологический источник, который дал всходы и в Одессе, и во Франции,
и в Центральной Азии. Однако стоит напомнить, что в генеалогии «золотого рода» Чингисхана светящийся небесный любовник оказывается покойным мужем праматери-вдовы только на самом позднем этапе сюжетного развития, в тюркской редакции легенды XVII века, а следовательно, это важнейшее звено рассказа не имеет отношения к его истоку. Кроме того, в жизнеописании Иды Булонской данный сюжет возникает исключительно благодаря сочетанию метафор религиозной риторики («соединиться с бессмертным супругом», «монахи как дети» и проч.), то есть синтетически, за счет семантических притяжений — если, конечно, не считать мотива Данаи (свет, нисходящий в женское лоно), общего с древнемонгольским преданием. Иными словами, эти три случая никак не могут быть разными реализациями некоего первичного мифа. Здесь мы имеем дело со сложением по общей модели одинаковых сюжетов из совершенно разного материала. В какой-то момент запускается процесс логико-семиотических преобразований, превращающих монгольское небесное божество в дух покойного мужа, а бытовой анекдот о гулящей вдовушке — в шутливую песенку о Хаиме, продолжающем с того света навещать свою жену, и так далее. Тут — царство типологии, а не исторической преемственности и не культурного обмена. 

Как работает типология: элементарные единицы

Микеланджело Буонарроти. Всемирный потоп. Деталь росписи Сикстинской капеллы.
1508–1509 годы
© Wikimedia Commons

Если модели текстуализации располагаются уровнем выше, чем конкретные сюжеты, то уровнем ниже находятся элементарные семантические единицы (назовем их семами). У каждой из них есть валентности, которые определяют перспективы порождения сюжетов через присоединение следующих сем. Например, сема «Всемирный потоп» — это еще не сюжет, но у нее есть валентность, позволяющая присоединить сему «всеобщая гибель», которая, в свою очередь, присоединяет сему «спасение немногих», и уже выстраивается сюжетный сценарий: «Всемирный потоп — всеобщая гибель — спасение немногих». В известном смысле сема «потоп» как бы «знает» не только ближайшую сему («всеобщая гибель»), но и перспективы последующих присоединений («спасение немногих» и т. д.) — таким образом, высвечивается целая семантическая цепочка, которая, по-видимому, и составляет базу текстопорождающей модели. Собственно, именно это (набор логико-семантических моделей, с одной стороны, и словарь сем с их валентностями, с другой) следует, с моей точки зрения, сделать объектом типологических исследований, которые таким образом могут обрести более строгую формальную методологию. 

Перспективы типологических исследований

Именно типологические исследования позволяют обратиться от архаических форм к феномену современной мифологии, который вполне объясним с точки зрения теории универсальных мифологических моделей. Это видно хотя бы на примере песни про Хаима.

Несомненно, типологические исследования должны вывести нас за пределы филологии. Полтора года назад я участвовал в конференции «Память в биологических, социогуманитарных и технических системах»: одни докладчики рассказывали о физиологии мозга, другие — об искусственном интеллекте, а я был в числе тех, кто говорил о культурной памяти. И слушая чужие выступления, я в очередной раз думал о той стене, которая отделяет одни науки от других. Конечно, шаг от культурной семантики к физиологии мозга, к психофизиологии когда-нибудь необходимо будет сделать, но это, видимо, произойдет еще не в ближайшем будущем. Или, может быть, это будет шаг к этологическим исследованиям Конрада Лоренца, который, изучая символические действия животных, подошел к нашим проблемам ближе, чем иные антропологи. 

Слишком многое в людском поведении уходит своими корнями в дочеловеческое прошлое; оторопь берет, когда сопоставляешь, например, рыцарские турниры и соперничество самцов в животном мире. Другое дело, что весь комплекс ритуалов у животных семантически чрезвычайно беден и никак не объясняет многообразия человеческих практик и их функционально-семантических значений. Кроме того, «у животных нет символов, передаваемых по традиции из поколения в поколение. Вообще, если захотеть дать определение животного, которое отделяло бы его от человека, то именно здесь и следует провести границу» (Лоренц). Лишь научение дает возможность для появления и развития культурной традиции.

Сергей Неклюдов — российский фольклорист, крупнейший специалист по семиотике фольклора. Учился у Елеазара Мелетинского, много участвовал в работе тартуских Летних школ вместе с Юрием Лотманом. Занимался полевыми исследованиями монгольского фольклора и написал о нем две диссертации. Также Неклюдов — основатель традиции изучения современного фольклора в России: сам являясь носителем традиции городской песни, он много изучал ее как специалист.  

Происхождение Венеции согласно хроникальной традиции города и «венецианский миф» | Левочская

1. Юсупов А.Ю. Система управления венецианской республики в VII—XV вв. // Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время / под ред. Т.П. Гусарова. Москва, 2011. С. 356—386.

2. Бек К. История Венеции / пер. Е.В. Морозовой. Москва : Весь мир, 2002. 190 с.

3. osborne J. Politics, diplomacy and the cult of relics in Venice and the northern Adriatic in the first half of the ninth century // Early Medieval Europe, 8, 1999. P. 369—386.

4. Andrea Dandolo’s Chronica per extensum descripta / ed. E. Pastorello. Rerum Italicarum Scriptores 12.1. Bologna, 1938. 681 p.

5. Demus O. Тhe Church of San Marco in Venice. History, Architecture, Sculpture. The Dumbarton Oaks Research Library and Collection. Washington, D.C., 1960. 236 p.

6. Giovanni Diacono. CronacaVeneziana // ed. G. Monticolo / Cronache veneziane antichissime. Fonti per la storia d’Italia. Rome, 1890. p. 59—171.

7. Cessi r. Origo civitatum Italie seu Venetiarum : (Chronicon Altinate et Chronicon Gradense). Rome, 1933. 202 p.

8. Fortini Brown P. Venice & Antiquity: The Venetian Sense of the Past. New Haven, London, 1996. 361 p.

9. Соколов Н.П. Венецианская доля в Византийском «наследстве» // Византийский Временник. Т. 6 (31), 1953. С. 156—185.

10. Рескин Дж. Камни Венеции. Санкт­Петербург : Азбука­классика, 2009. 352 с.

11. Martino da Canal. Les Estoires de Venise, Cronaca veneziana in lingua francese dalle origini al 1275 / ed. by A. Limentani. Florence, 1972. 440 p.

12. Коммин Ф., де. Мемуары. Москва : Наука, 1986. 495 с.

13. Dale T. Inventing a Sacred Past: Pictorial Narratives of St. Mark the Evangelist in Aquileia and Venice, ca. 1000—1300. Dumbarton Oak Papers 48, 1994. P. 53—104.

14. Carile a. Aspetti della cronachistica Veneziana nei secoli XIII e XIV / ed. A. Pertusi. La storiografia Veneziana fino al secolo XVI. Aspetti e problem. Florence, 1970. P. 75—126.

15. Pincus d. Mark Gets the Message: Mantegna and the «Praedestinatio» in Fifteenth­Century Venice // Artibus et Historiae, 18, No. 35, 1997. P. 135—146.

16. Левочская М.В. Алтарный комплекс собора св. Марка в Венеции. Между романским Западом и византийским Востоком // Искусствознание. 2016, № 1—2. С. 224—243.

17. Возчиков Д.В. Felicissima Venetia: Венецианский миф в сочинениях гуманиста Лауро Квирини // Уральский исторический вестник. 2016. №3 (52). С. 6—13.

18. Брагина Л.М. Город в итальянской гуманистической мысли XV в. // Средние века. Москва, 1992. Вып. 54. С. 35—54.

19. Браччолини П. Книга о благородстве // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения : сб. текстов. Саратов, 1984. Ч. 1. С. 148—178.

20. Quirini L. De nobilitate contra Poggium Florentinum // Lauro Quirini Umanista, Studi e Testi / ed. V. Branca. Florence, 1977. P. 74—98.

21. Omont H. Inventaire des manuscrits grecs et latins donnés à Saint­Marc de Venise par le cardinal Bessarion en 1468. Revue des bibliotheques, 1894. № 4. P. 129—187.

22. Grubb J.S. When Myths Lose Power: Four Decades of Venetian Historiography// The Journal of Modern History, 1986. Vol. 58, No. 1. P. 43—94.

23. Guicciardini F. Storia d’Italia / a cura di Silvana Siedal Menchi. Torino, 1971. 1960 p.

24. Макиавелли Н. История Флоренции / пер. Н.Я. Рыковой. Москва : Наука, 1987. 446 с.

25. Макиавелли Н. Государь. Москва, 1982. 503 с.

26. Чиколини Л.С. Венеция в итальянской публицистике 16—17 вв. и «Antiveneti» Компанеллы // Средние века. Вып. 53. Москва, 1990. С. 167—190.

27. Paruta P. Historia vinetiana. Vinezia, 1605. 596 p.

28. Spathafora di Moncato. M. Bartolomeo. Quattro Orationi. Venice, 1554. 120 p.

29. Besta E. Il Senato veneziano (origine, costituzione, attribuzione e riti) // Deputazione di Storia Patria, Miscellanea di Storia Veneta. Ser. 2, vol. 5. Venice, 1899. 310 p.

30. Soranzo g. I fattori morali della grandezza e decadenza della Repubblica Veneta // Archivio Veneto. Ser. 5, vol. 1. Venice, 1927. P. 266—293.

31. Vento M.a. Venezia e la sua terraferma / review by A.A. Michieli // Archivio Veneto. Ser. 5, vol. 87—88. Venice, 1954. P. 109—128.

32. Pertusi a. La presunta concessione di alcune insegne regali al doge di Venezia da parte del papa Alessandro III // Ateneo Veneto, anno 15. Nuova serie. T. 15, 1977. P. 133—155.

33. Berenson B. The Italian Painters of the Renaissance. Cleveland, 1957. 432 p.

34. Климанов Л.Г. Из Венецианского опыта общественной жизни: трентакии (trentacie), праздник «Марий» (festa di matrimoni), молодецкие забавы на Кулачном мосту (pyctomachia veneta) // Античная древность и Средние века : сб. науч. тр. Вып. 33 / Урал. гос. ун­т им. А.М. Горького. Екатеринбург, 2002. С. 157—168.

35. Свидерская М.И. Пространственные искусства в культуре итальянского Возрождения // Пространственные искусства в западноевропейской художественной культуре XIII—XIX веков : учеб. пособ. : в 2 кн. Москва : Галарт, 2010, 928 с.

36. Лефевр А. Производство пространства. Москва : Strelka press, 2015. 432 с.

У китайцев есть своя версия предания о сотворении мира — Российская газета

На Востоке, как и на Западе, существуют свои предания о сотворении мира. В Китае верят, что жизнь пошла от гигантского богочеловека Паньгу.

Он пришел в мир много миллионов лет назад, когда еще не было ни неба, ни земли, и все пребывало в первозданном хаосе.

Сам родоначальник человечества Паньгу зародился в громадном яйце. И спал там целых восемнадцать тысяч лет. А когда проснулся, то не увидел вокруг себя ничего, кроме черного и липкого мрака. Ударил Паньгу наугад в этот мрак, и яйцо со страшным грохотом раскололось. Все легкое и чистое, что было в нем, тотчас же поднялось вверх и образовало небо, а все тяжелое и грязное опустилось вниз и образовало землю. Опасаясь, как бы небо и земля вновь не соединились, Паньгу встал ногами на землю и подпер головой небо.

Так прошло еще восемнадцать тысяч лет. Паньгу все стоял между небом и землей, не позволяя им воссоединиться и снова стать хаосом. Его голова стала божеством неба, а ноги - духом земли. Каждый день небо поднималось все выше, а земля становилась все толще, и вместе с ними рос Паньгу.

Наконец, небо и земля стали прочными, и тогда Паньгу решил отдохнуть после тяжких трудов. Из его тела появилось все живое. Вздох, который вырвался из его груди, стал ветром и облаками, из его плоти получилась почва; из костей - камни; из волос на теле - растения; из волос на голове - звезды; из пота - дождь; из глаз - солнце и месяц, из голоса - гром. Его кости, костный мозг и зубы превратились в блестящий металл, крепкий камень и сверкающий жемчуг.

Слезы Паньгу стали водами Желтой реки и реки Янцзы. Благодушное настроение Паньгу вызывало прекрасную погоду, а печаль - пасмурную. После смерти его тело превратилось в пять священных вершин Китая. Его голова стала горами Тайшань на востоке Китая (пров. Шаньдун), ноги - горами Хуашань на западе (пров. Шэньси), левая рука - горной цепью Хэншань на юге (пров. Хунань), правая рука - горами Хэншань на севере (пров. Шаньси), туловище - горами Суншань в центральном Китае (пров. Хэнань).

На острове Хайнань есть место поминовения Паньгу, где, согласно преданию, обитает его нетленный дух. Есть храм Паньгу и в городе Гуйлинь Гуанси-Чжуанского автономного района, где люди набожные совершают жертвоприношения его духу.

«Афиша Дети» публикует ирландский миф о происхождении людей – Афиша

Дети Лира — это знаменитая ирландская легенда, одна из тех, что повествуют о заселении Ирландии и проделках богов.

издательство «Редакция Вилли Винки»

Дети Лира

Когда-то давно Ирландией правили боги Туата де Дананн — племя богов и богинь из рода богини Дану. Дни напролет они посвящали музыке, веселью, танцам и изучению секретов магии и волшебства.    

Так жил среди Туата де Дананн великий бог моря Лир. Его жена умерла, оставив его с четырьмя детьми: Фионнуалой, Аодом, Фиакрой и Конном, которых он очень любил. Но Лир был одинок, и вот он решил жениться снова. Его избранницу звали Эйфа, и поначалу они были счастливы. Эйфа была прекрасна, как спелый фрукт: рыжие, кирпичного оттенка волосы, карие глаза. Но любовь ее скоро превратилась в ревность, затем в горькую злость и, наконец, — в ненависть. Ей невыносимо было видеть, как Лир обожает своих детей, как любят их все боги Туата де Дананн и все в королевстве. Ненависть так сильно овладела Эйфой, что она заболела и не могла подняться с постели. 

Лир много времени проводил с ней, горюя о том, что может потерять еще одну жену. Но Эйфе казалось, что муж ухаживает за ней из жалости, а не из любви, и это только сильнее злило ее.

Целый год провела жена Лира в темной комнате, вынашивая ужасные планы, как демон во мраке. В конце концов, она поняла, как действовать. 

— Это, — решила завистница, — вернет мне любовь Лира. Пусть вся его любовь достанется мне. 

Эйфа дождалась, когда Лир отплывет на охотничьем корабле, и выбралась из постели. Она приказала кучерам закладывать карету, созвала пасынков и падчериц и объявила им, что они поедут в Киллало, где жил их дедушка. 

издательство «Редакция Вилли Винки»

Дети побежали в карету, но старшая из них, Фионнуала, замешкалась. Ночью ей приснилось, что мачеха наложила на них страшное проклятье. Но деваться было некуда: мачеха затолкала ее в карету, и кони помчали их по проселочной дороге. На ночевку остановились у озера Дерравараг. 

— Вот оно, — подумала Эйфа. — Вот то самое место. Я убью детей, и Лир станет моим, только моим. 
Но дети спали, тесно прижавшись к ее ногам, и ночью Эйфа не смогла привести свой замысел в исполнение. Поэтому она дождалась утра и предложила им искупаться в озере. Выпрыгнув из одежд, дети бросились в воду. Когда они пробегали мимо мачехи, та дотрагивалась до каждого волшебной палочкой, напевая при этом песню тихо-тихо: 

Триста лет на этом озере,
Триста лет в море Мойла,
Триста лет в Западном океане,
Где, кроме неба, нет границ,
Пока женщина с Юга
Не выйдет за мужчину с Севера —
Холодные колокольчики звенят на ветру.

Касаясь воды, дети превращались в белых лебедей. Эйфа произнесла заклятье — и сразу пожалела о том, что совершила. Но было поздно, она знала, что чары нельзя разрушить. Затем мачеха произнесла второе заклятье, которое вернуло лебедям человеческий разум, и человеческую речь, и тончайшие голоса для того, чтобы петь. После этого она немедля села в карету и отправилась в Киллало, где жил дедушка детей. 

— Не вздумай никому рассказывать о том, что видел! — угрожающе прошипела она кучеру, и они поехали прочь.

Когда карета подъехала к дому деда, тот вышел встретить гостей.

— Где дети? — спросил он, увидев, что Эйфа приехала одна.

Эйфа начала было говорить, что оставила детей дома, но кучер слишком любил их, чтобы молчать. 

— Она превратила их в лебедей, — прошептал он.

Дед обернулся к Эйфе. Лицо его пылало гневом. Достав свою волшебную палочку, он превратил Эйфу в дух воздуха, невидимый и бесплотный.

Когда Лир узнал о случившемся, он едва не обезумел от горя и проплакал три дня подряд.

Туата де Дананн собрались у берегов озера Дерравага, ночью слушали они пение тонких голосов и разговаривали с детьми Лира.

— Идем домой, — умолял их отец. — Идем, Фионнуала, идем, Аод, идем, Конн, идем, Фиакра.

Он гладил их белые перья, приговаривая:

— Я не могу вернуть вам былой облик, но давайте вернемся домой, белые дети моего сердца.

Конн посмотрел на него большими черными глазами и помотал головой.

— У нас голоса твоих детей, — сказал он, — но сердца диких лебедей. Сумерки манят нас. Мы хотим проводить ночи на воде, ощущая, как волны бегут под нами. 

Печально закрыв глаза, Лир благословил детей. 

— Пусть ваши крылья доставляют вам радость от полета, а ваши сердца радуются воде. Прощай, Фионнуала, белый цветок, прощай, Аод, красный огонь моего сердца, прощай, Конн, моя радость, прощай, Фиакра, мое сокровище. 

Дети Лира поднялись в воздух. Почувствовав, как ветер гладит их перья, они вытянули шеи навстречу свободе, которую давало им небо.

 

издательство «Редакция Вилли Винки»

Лебеди жили на озере, и отец часто приезжал к ним. Местные жители приходили послушать их пение, и дети, несмотря на свой новый облик, казалось, были счастливы. Прошло три сотни лет, и они перелетели к морю Мойла, покорные наложенному на них заклятью. Но море Мойла было холодным, и дети Лира голодали. К тому же часто налетали шторма. Когда впервые тучи опустились низко и должна была разразиться буря, Фионнуала сказала:

— Давайте выберем место встречи на случай, если волны разлучат нас. 

Они выбрали Тюленью скалу. Ночью шторм разразился над морем. Детей Лира вертело в воздухе и бросало в высокие волны, и, хотя они звали друг друга, голоса их терялись в шуме ветра и грохоте волн. Наутро со сломанными перьями и поврежденными крыльями Фионнуала прилетела на Тюленью скалу. Она была одна. Решив, что ее братья и сестра утонули в жестоких волнах, она принялась оплакивать их:

— Вернись ко мне, Конн, вернись, Аод, вернись, Фиакра!

И вот на водной глади показался Конн. Крылья его были поломаны. Фионнуала обняла его, и они согрели друг друга. 

— Если бы только вернулись Аод и Фиакра, — сказала она. — Тогда не осталось бы горечи в моем сердце.

И вот на волнах появились Аод и Фиакра. Встретившись, они остались на скале до заката. К вечеру их крылья окрепли, и перья засияли вновь. Три сотни лет прожили они на диком и негостеприимном море Мойла — и покинули его, отправившись к Западному океану, ведомые древним заклятьем. Бури здесь были сильнее и свирепей, чем на море Мойла, но три сотни лет они прожили и там. 

— Мы можем вернуться домой! — обрадовались дети Лира. 

издательство «Редакция Вилли Винки»

 Они вернулись в Ирландию и, пролетая под родным небом, вглядывались в места, которые любили, — но не находили ничего: все, что знали они, исчезло, как утренний туман. На месте их дома стояли осыпающиеся развалины, и не было там ни света, ни тепла. Лебеди провели ночь в высокой траве, тихие и грустные. А когда наступило утро, они увидели незнакомцев, которые жили на земле, где Туата де Дананн танцевали под музыку и охотились на серебряного оленя.  

— Даже в горах теперь нет жизни, — сказал Конн, когда лебеди отдыхали на склоне в молчании и печали. 
— Но подождите! — воскликнула Фионнуала. — Горы могут быть мрачными, но они не погибли. Прислушайтесь! Я слышу биение их могучих сердец. Давайте расскажем им нашу историю, они пожалеют нас, и мы не будем так одиноки. 

Дети Лира пели горам песни своими нежными голосами, пока не пришла ночь. А закончив, они с горечью произнесли:

— У нас не осталось ничего, кроме гор и земли Ирландии.

 Но тут лебеди вздрогнули и вскрикнули от удивления. Одна за другой горы засветились изнутри, и звуки волшебной музыки на мгновение повисли в воздухе. 

— Де Дананны все еще живы, — сказала с надеждой Фионнуала. — А  дом нашего отца сокрыт там, где не увядает старина. 

С вершины горы они услышали, как на церковной колокольне звонят колокола, и вспомнили заклятье Эйфы. Дети Лира полетели на звон и увидели небольшую часовню на берегах Киллало, где в детстве провели столько счастливых дней. 

Молва о белоснежных лебедях, поющих прекрасные песни, дошла до принцессы с Юга, которая готовилась выйти замуж за принца с Севера. Принцесса захотела заполучить волшебных лебедей и сумела их поймать. Но как только она прикоснулась к ним, заклятье Эйфы перестало действовать, и лебеди снова стали людьми. Но прошло столько лет! Потому лебединые перья, как и человеческие тела детей Лира, тотчас превратились в прах. Но души их освободились и соединились с душами других Туата де Дананн в Стране вечной жизни. 

Эта необыкновенная история о детях Лира не была забыта. Люди, живущие в Ирландии, рассказывали ее снова и снова. И так сильна была их любовь к детям Лира, что в Ирландии приняли закон, согласно которому никто и никогда не может причинить вред диким лебедям. 

Еще 16 мифов и легенд можно прочитать в книге «Мифы со всего света для детей». 
 

мифов о происхождении | Национальный центр научного образования

Роберт Карнейро

В начале был период Хаоса, когда воздух, вода и материя были соединены в бесформенную смесь. На нем парило Космическое Яйцо, из которого возникли Гея (Земля) и Уран (Небо). Эти божества создали Землю и ее существ, а также Солнце, Луну и Звезды. Таким образом греки объясняли творение.

Вначале были Святые Люди, сверхъестественные и священные, которые жили под землей в 12 нижних мирах.Великое подземное наводнение заставило Святых людей выползти на поверхность земли через полый тростник, где они создали мир. Изменяющаяся женщина родила героев-близнецов, названных «Убийца монстров» и «Дитя вод», у которых было много приключений. Поверхность Земли Люди, смертные, были созданы, а Первый Мужчина и Первая Женщина образовались из колосьев белой и желтой кукурузы. Таким образом, навахо составляли творение.

Среди самых основных вопросов, поднимаемых людьми, - вопросы происхождения .Как возник человеческий вид? Как была создана земля? А как насчет солнца? Луна? звезды? Почему у нас день и ночь? Почему люди умирают? Ни в одном человеческом обществе нет ответов на такие вопросы. Хотя эти ответы сильно различаются по деталям, для первобытных народов в целом они похожи по своей основной форме: люди и мир существуют, потому что они были созданы серией творческих актов. Более того, это творение обычно рассматривается как работа сверхъестественных существ или сил.Рассказы о том, как эти сверхъестественные агенты сформировали землю и заселили ее, известны как мифы о происхождении .

До появления современной науки мифы о происхождении были единственными возможными ответами на такие вопросы. Таким образом, мифы воплощают состояние и ограниченность человеческой мысли о происхождении на протяжении более 99% истории человечества.

Хотя мифы о происхождении обычно относятся к сфере религии, они содержат один научный элемент: объяснение .В то время как моральные уроки могут быть разбросаны повсюду в них, мифы о происхождении по сути являются способами объяснения вещей как таковых. Объяснение, таким образом, не является уникальным и не началось с науки. Наука разделяет объяснение с мифологией. Что отличает науку от мифологии, так это проверка. Мало того, что наука предлагает ответы, она продолжает проверять эти ответы, и если ответы оказываются неверными, они должны быть отклонены или изменены. Мифология отличается от этого. Миф о происхождении предлагает объяснение, которому следует верить.Принятие, а не проверка - вот что требуется. Древние скандинавы полагали, что северное сияние (северное сияние) было отражением света от щитов девушек-воинов Валькирий; современные астрономы говорят нам, что они вызваны солнечным ветром, взаимодействующим с магнитным полем Земли и атмосферными газами. Оба являются объяснениями, но только одно из них можно проверить.

Что за объяснение? По сути, это означает перевод неизвестного в известное, незнакомого в знакомое.А что люди знают лучше всего? Сами себя. Они знают, как люди думают, чувствуют и действуют. И с самого раннего этапа развития культуры люди проецировали человеческие мысли и эмоции во внешний мир, наделяя объекты и силы природы человеческой индивидуальностью и большей, чем человеческая сила. Созданным таким образом персонализированным сверхъестественным существам была отведена роль предоставления правдоподобных и удовлетворительных объяснений неизвестному. Так родились мифы о происхождении.

Еще одно слово об объяснении.В основе объяснения лежит причинно-следственная связь. Идея причинности, опять же, не родилась ни в современной науке, ни у ранних греческих философов. Это намного старше. Действительно, причинно-следственная связь очень глубоко укоренилась в человеческом мышлении. Например, у индейцев куикуру в центральной Бразилии, племя, которое я изучал в полевых условиях, быстро обнаруживается причина, когда происходит что-то неприятное или необычное. Так, один мужчина объяснил зубную боль тем, что кто-то колдовал над кусочком сахарного тростника, который он жевал.Другой человек, чей сад маниока разоряли пекари, решил, что враг поместил изображение пекари в его саду, чтобы привлечь к нему этих животных. Образец причинного мышления, который я обнаружил у куикуру, встречается повсюду у примитивных народов. Таким образом, я думаю, можно с уверенностью сказать, что поиск причин, который так важен для современной науки, на самом деле является наследием, переданным науке нашими донаучными предками из древнего каменного века.

Однако причинно-следственная связь, используемая первобытными народами, носит особый характер.Это личная причинность . То есть агент, ответственный за действие, обычно имеет атрибуты человеческой личности. Безличная причинность , отличительная черта современной науки, рассматривается примитивными народами как недостаточная. * Безличностные силы могут быть непосредственной причиной чего-либо, но они всегда лежат в основе основных причин, которые обычно носят личный характер. Таким образом, Куикуру знают, что это ветер сорвал крышу с дома, но они продвигают поиск объяснения еще на один шаг и спрашивают: « Кто послал ветер?» Их неявное предположение, которое они, кажется, никогда не ставят под сомнение, состоит в том, что некая личность, человек или дух, должна была направить естественную силу ветра, чтобы произвести свой эффект.Как могло быть иначе? Члены общества, не знавшего грамоты, не могли знать физических причин циклонических штормов, порождаемых высоко в атмосфере сложными метеорологическими силами.

Конечно, первобытные народы применяют причинность не только к непосредственным вопросам, например, почему у человека болит зуб или почему у него снесло крышу. Их также интересуют более отдаленные и постоянные вопросы. Кто был первым человеком? Как люди научились сажать? Почему отмечено лицо луны? Что происходит после смерти? На протяжении десятков тысяч лет люди придумывали ответы на эти вопросы, ответы, которые воплощены в огромном массиве творческих повествований, которые мы называем мифами о происхождении.За последние сто лет антропологи проявили большой интерес к мифам о происхождении и собрали очень обширные коллекции и проанализировали их.

Некоторые мифы почти универсальны, и их широкое распространение свидетельствует об их большой древности. Лучшим примером этого является знаменитый миф о Потопе. История Потопа, записанная в Библии, ни в коем случае не была оригинальной для древних евреев, но была заимствована ими из более раннего вавилонского эпоса о Гильгамеше. Но вавилонская версия, в свою очередь, основывалась на существовавшем ранее мифе о Потопе, который, несомненно, восходит к тысячелетиям раньше.Фактически, миф о Потопе настолько стар, что у него была возможность распространиться повсюду. В самом деле, он известен практически каждому человеческому обществу от Австралии до Огненной Земли.

Однако не следует ошибаться, полагая, что только потому, что миф известен во всем мире, он обязательно должен отражать реальное происшествие. Почти универсальность истории о потопе является не большим доказательством того, что когда-то наводнение покрыло землю, чем широко распространенная вера в миф о падении с неба - доказательство того, что когда-то небо действительно падало.

Мифы - это не просто объяснения, но и функция, призванная ободрять, воодушевлять и вдохновлять. Это также литературные произведения: повествовательные эпосы, полные драмы и романтики, новизны и воображения, поисков и конфликтов. Но, хотя мифы о происхождении часто имеют большие литературные достоинства, их не следует рассматривать как произведение нескольких творческих гениев. Напротив, они являются продуктом бесчисленных тысяч рассказчиков, которые, рассказывая и пересказывая миф, приукрашивают его здесь, помещают туда персонажа, переносят два инцидента, усиливают загадочную часть, придавая больший мотив или оправдание действию, и скоро.Следовательно, поскольку они постоянно меняются, не существует «официальной» версии мифа. Действительно, даже в одной деревне можно легко найти полдюжины версий одного и того же мифа.

Имея в виду эти общие соображения, давайте теперь обратимся к краткому обзору видов мифов о происхождении, обнаруженных в первобытном мире.

Представление о Земле как центре Вселенной, которое до Коперника преобладало во всей Европе, ни в коем случае не было уникальным для западной мысли. Несомненно, это наследие времен каменного века.В конце концов, поскольку Земля - ​​это место, где живут люди, и это то, что они знают, и поскольку люди создают мифы, почему бы им не поместить свою планету в центр космоса? Более того, если Земля имеет для них первостепенное значение - как она есть - почему бы не сделать и ее создание главным во времени? Таким образом, в первобытной мифологии существует правило, согласно которому мир был создан первым, а солнце, луна и звезды следуют за ним. Фактически, солнце, луна и звезды часто являются мифологическими персонажами, которые сначала жили на Земле, но которые после серии приключений или несчастий оказались в небе, чтобы найти свое окончательное пристанище в виде небесных тел.

В некоторых обществах нет мифов, объясняющих происхождение мира. Для них мир существовал всегда. Однако чаще считается, что Земля была создана действиями сверхъестественных существ. Однако редко божество создает мир из ничего: обычно ему или ей есть с чем работать. Некоторые полинезийские народы, например, верят, что море было первобытным и что земля была создана богом Тане, который спустился ко дну и поднял грязь, из которой его вылепил.Норвежские боги Один, Вилл и Ве создали мир из тела великана Имира, используя его кровь для океанов, его кости для гор, его волосы для деревьев и так далее. Нет ничего необычного в том, что в творении участвуют несколько богов или культурных героев, каждый из которых вносит свой вклад в окончательную структуру.

Верования о происхождении людей делятся на три основных типа: (1) они всегда существовали на Земле, (2) они не всегда существовали, но были созданы каким-то образом, и (3) они существовали ранее, но в другой мир, и его нужно было как-то перенести в этот.

Примером первой веры является яномамо из Венесуэлы, о котором Наполеон Шаньон говорит: «Первые существа не могут быть объяснены. Яномамо просто предполагают, что космос произошел от этих людей». Однако обычно существует конкретное творение человеческого вида. Скандинавский бог Один создал мужчину из ясеня, а женщину - из ольхи. Мачигуэна из Перу верят, что их сделал бог Тасоринчи, который вырезал их из пробкового дерева. Тлинкиты с Аляски говорят, что Ворон создал не только первых людей, но и первых животных, а также солнце, луну и звезды.И, конечно же, в библейском повествовании именно Бог создал прародителей человеческого рода, вылепив Адама из глины и Еву из одного из его ребер.

Варао в дельте Ориноко, с другой стороны, верят, что люди сначала жили в небесном мире, где единственными животными были птицы. Затем однажды охотник выстрелил в птицу с такой силой, что его стрела пронзила землю небесного мира и попала в землю внизу. Заглянув в дыру и увидев под ними богатую землю, изобилующую всевозможной дичью, охотник привязал длинную хлопковую веревку к дереву и спустился на землю.Там к нему в конце концов присоединились его товарищи, которые в конце концов решили покинуть небесный мир и навсегда поселиться на земле. Караджа в центральной Бразилии обращает этот процесс вспять. По их словам, их предки когда-то жили в подземном мире, пока однажды один из них не забрался в яму в землю и не выбрался на поверхность земли, куда позже последовали его соплеменники и где они в конце концов поселились.

Мифы о происхождении также объясняют разнообразие животных, обитающих в мире. Макунаима, герой гвианской культуры карибов, забрался на большое дерево и своим каменным топором отрезал куски коры, которые бросил в воду.Один за другим они превратились во всех зверей в лесу. Седна, по словам эскимосов, отрубила ей пальцы, которые превратились в тюленей, китов, моржей и других морских млекопитающих. Часто в миф о сотворении животных вводятся отдельные инциденты, чтобы учесть размер, форму, цвет и особые повадки каждого животного.

Почти во всех первобытных мифах существует тесная связь между животными и людьми. Бесчисленные эпизоды рассказывают о превращении людей в животных или наоборот.Спаривания между животными и людьми происходят часто. В самом деле, нередко животные считаются предшественниками человеческого вида - это в некотором роде грубое предзнаменование теории органической эволюции.

Мифология племени объясняет не только его собственное происхождение, но и происхождение других племен. Однако происхождение, приписываемое противнику, скорее всего, будет нелестным. Например, представители Saliva of Columbia говорят, что их ненавистные враги-карибы возникли из-за больших червей в разлагающихся внутренностях змея-монстра, убитого героем культуры Saliva.В первобытном мире распространено убеждение, что все народы когда-то были одним племенем, жили вместе и говорили на одном языке. Но потом что-то произошло (среди тикуна Верхней Амазонки это было поедание двух яиц колибри), и после этого люди начали говорить на разных языках, разделились на отдельные группы и рассеялись по всему миру. Здесь мы видим явную параллель с библейской историей Вавилонской башни.

Многие примитивные мифы рассказывают о Золотом веке, в течение которого жизнь была легкой и приятной, разногласия были неизвестны, инструменты работали сами по себе, никто никогда не умирал и тому подобное.Потом что-то пошло не так, и с тех пор муки, несчастья и смерть стали уделом человечества. Понятие грехопадения человека также знакомо читателям Библии.

В отличие от Золотого Века, часто существует вера в понятие Изначальной Простоты. Согласно этой точке зрения, ранняя стадия развития человечества была стадией невежества и невинности, из которой мрачных поднимал бог или культурный герой. Это мифическое существо научило их многому - как делать инструменты, как строить дома, как сажать урожай, даже как правильно совокупляться.

Среди многих элементов культуры, якобы неизвестных древним людям, был огонь. Однако вместо того, чтобы получить огонь от богов, большинство примитивных народов говорят, что им пришлось его украсть. В мифе, записанном мною у амахуака в восточном Перу, огонь украл у скупого людоеда Йовашико попугай, который улетел с горящей головкой в ​​клюве. Возмущенный кражей, Йовашико попытался погасить пламя, послав дождь. Однако другие более крупные птицы расправили крылья над попугаем, таким образом поддерживая пламя, так что в конечном итоге огонь стал доступен каждому.Этот рассказ, конечно, напоминает греческую мифологию, в которой Прометей украл огонь у богов и передал его человечеству.

Мифы о происхождении часто рассказывают о рудиментарной земле со многими недостатками и несовершенствами, которые необходимо было устранять или преодолевать один за другим. Бытует мнение, что сначала ночи не было, а был только день. Солнце все время стояло в зените и его лучи безжалостно падали на предков. Уснуть было почти невозможно, и людям не хватало уединения, которое может себе позволить только тьма.Некоторые племена говорят, что ночь действительно существовала, но это было скрытое владение некоего мифического существа, и прежде чем каждый смог воспользоваться ее преимуществами, ночь должна была быть найдена и освобождена. Например, тенетехара из восточной Бразилии говорят, что эта ночь принадлежала пожилой женщине, которая жила глубоко в лесу и держала ее в нескольких глиняных горшках. В конце концов он был отнят у нее и передан племени местным героем по имени Моквани.

Камаюра из центральной Бразилии и многие другие племена придерживаются противоположной веры.Они считают, что вначале было только ночей. На самом деле было так темно, что люди не могли видеть, чтобы охотиться, ловить рыбу или растения, и поэтому медленно умирали от голода. Затем они обнаружили, что день принадлежит птицам, и решили получить его от них. В конце концов, они добились успеха, и день был отправлен на Камаюру, одетую в блестящее оперение красного ара.

Вышеупомянутые мифы - не просто примитивные курьезы, не имеющие отношения к иудео-христианскому взгляду на происхождение мира.Многие из описанных здесь мифологических эпизодов имеют близкие параллели в Библии. Более того, эти параллели уже давно признаются исследователями сравнительного религиоведения как чрезвычайно значимые. В своей книге Народные предания в Ветхом Завете (1918) сэр Джеймс Г. Фрейзер, известный ученый, исследовал антропологическую литературу на предмет этих параллелей и написал: «... Я попытался ... проследить путь. некоторые из верований и институтов древнего Израиля восходят к более ранним и грубым стадиям мысли и практики, которые имеют свои аналогии в вере и обычаях существующих дикарей.«И в этой попытке он увенчался успехом. Среди антропологов и библеистов очень мало сомнений в том, что многие из библейских историй о сотворении мира на самом деле являются предбиблейскими, насчитывающими тысячи лет.

В глазах антропологии нет культура занимает привилегированное положение. Никто не считается уникальным получателем божественного знания или благожелательности. Каждый признан продуктом двух миллионов или более лет естественного процесса культурной эволюции. В течение этих бесчисленных тысячелетий каждое общество добавляло свои Собственный магазин происхождения мифов элементов из мифологии ближних или дальних племен.В результате каждое общество постепенно развивало сложную космогонию, которая, хотя и уникальна в некоторых особенностях, тем не менее включала в себя многие черты, которые в конечном итоге унаследованы от четырех сторон света.

Только после появления современной науки в течение последних нескольких столетий не возникло иное мнение о происхождении человека и космоса, чтобы бросить вызов картине, представленной мифологией. Применяя недавно разработанные концепции и инструменты, наука дала нам более полное и правдивое объяснение происхождения человека и его вселенной, чем это было возможно раньше.Эти объяснения, постоянно подвергавшиеся проверке и исправлению, становились все более вероятными и точными.

Возможно, рассказ о том, как возник мир, терпеливо разрабатываемый наукой, лишен драмы, эмоций и романтики мифологии. Но то, что он, возможно, потерял в цвете, он приобрел согласованность и достоверность. Антропологи готовы возразить, что обмен того стоил. Более того, не принимая буквальную истину мифов о происхождении, мы все же можем почерпнуть из них яркую картину того, как первобытные народы интерпретировали свой мир и как они использовали миф, чтобы оправдать настоящее и прославить прошлое.И хотя все это мало или совсем ничего не говорит нам о том, как на самом деле возникли люди и Земля, они многое говорят нам о природе человеческой мысли и способах ее выражения. Эти знания представляют величайший интерес и ценность для науки о человечестве.

* Исключение из этого правила составляет магия, в которой считается, что причина производит следствие посредством своего рода непреодолимого механического процесса, протекающего без посредничества личных агентов.


Рекомендуемая литература

  1. Kramer, Samuel Noah.1961. Шумерская мифология. Нью-Йорк: Harper & Row
  2. Леви-Стросс, Клод, 1969. Сырое и приготовленное . Нью-Йорк: Харпер и Роу.
  3. Marriott, Элис и Кэрол К. Рахлин. 1968. Мифология американских индейцев . Нью-Йорк: Thomas Y. Crowell Co.
  4. Робинсон, Герберт Спенсер. 1976. Мифы и легенды всех народов . Тотова, Нью-Джерси: Литтлфилд, Адамс и Ко.
  5. Уилберт, Йоханнес. 1978. Народная литература индейцев ге .Лос-Анджелес: Публикации Латиноамериканского центра UCLA.
  6. Волвертон, Роберт Э. 1966. Очерк классической мифологии . Тотова, Нью-Джерси: Литтлфилд, Адамс и Ко.

Миф о происхождении: определение и примеры - видео и стенограмма урока

Космогонический миф

Космогонический миф или космогония - это миф, который описывает начало Вселенной, поэтому мы могли бы также назвать его историей сотворения. В мире столько же космогоний, сколько культур, многие из которых описывают создание нашей вселенной как результат одного монументального события.

Например, библейское повествование в Книге Бытия Сотворения мира рассказывает историю о том, как Бог создал вселенную в течение шести дней. Каждый день он придает космосу новую форму и четкость, разделяя небо, землю и море, моделирует звезды и другие небесные тела, дает жизнь всем растениям и животным и, наконец, решает сделать человечество своим товарищем, собирая пыль земли и вдыхание жизни в лепную форму.

Этиологический миф

Этиологические мифы (от греческого aition, означает «причина») говорят нам, почему то или иное событие, естественное или человеческое, произошло или продолжает происходить.Истории, которые рассказывают нам о приближении зимы или о том, почему мы отмечаем определенные праздники или религиозные ритуалы, являются этиологическими мифами.

Большинство людей знакомо с историей о том, как сэр Исаак Ньютон распознал силу тяжести после того, как упал на голову яблоко. Подробности этого рокового падения в лучшем случае предположительны. Тем не менее, этот миф распространялся веками как способ объяснить, как мы впервые пришли к пониманию концепции гравитации и применили эту концепцию в будущих научных исследованиях.

Основополагающий миф

Основополагающие мифы также могут начинать свое повествование при сотворении мира, но, в отличие от космогонии, этот тип мифов обычно фокусируется на отдельном месте и его людях, помогая им отслеживать время и происхождение.

Отцов-основателей Америки окружает богатая мифология, которая стала неотъемлемой частью американской идентичности. Среди этих людей - Пол Ревер, чья «Midnight Ride» стала легендой. Согласно легенде, он скакал по улицам города с криком: «Британцы идут!» чтобы подать сигнал сторожу в Старой Северной церкви, который затем предупредил колонистов о приближающемся нападении, которое положит начало вооруженному конфликту в войне Америки за независимость.Несмотря на существующие в истории несоответствия, например, то, что было бы не очень хорошо быть таким громким, тем не менее, он сохранился как фундаментальная часть американского культурного сознания.

Краткое содержание урока

Миф о происхождении пытается ответить на вопросы о том, откуда мы пришли, почему мы делаем то, что делаем, и кто мы как народ. У всех культур есть мифы о происхождении. Три основных типа мифов о происхождении:

  • Космогонический , которые объясняют происхождение Вселенной.
  • Этиологические , которые стремятся понять природные или человеческие явления, такие как ритуалы или времена года.
  • Основы , которые описывают определенные события или истоки культуры.

Результаты обучения

Когда вы закончите урок, посвященный мифам о происхождении, воспользуйтесь возможностью:

  • Определить миф о происхождении
  • Приведите пример космогонического мифа
  • Опишите этиологические мифы
  • Признать взаимосвязь между основополагающими мифами и месторасположением или культурой

миф | Определение, история, примеры и факты

Миф , символическое повествование, обычно неизвестного происхождения и, по крайней мере, частично традиционное, которое якобы связывает реальные события и особенно связано с религиозными убеждениями.Его отличают от символического поведения (культа, ритуала) и символических мест или предметов (храмы, иконы). Мифы - это конкретные рассказы о богах или сверхчеловеческих существах, участвовавших в экстраординарных событиях или обстоятельствах в неопределенное время, но которое понимается как существующее отдельно от обычного человеческого опыта. Термин мифология обозначает как изучение мифа, так и совокупность мифов, принадлежащих определенной религиозной традиции.

мифологическая фигура

Мифологическая фигура, возможно, Дионис, верхом на пантере, эмблема эллинистического произведения opus tessellatum из Дома масок в Делосе, Греция, II век до нашей эры.

Димитри Пападимос

Изучите способы, которыми мифология функционировала для древнегреческого населения

Этот фильм 1973 года, созданный Encyclopdia Britannica Educational Corporation, исследует греческий миф как раннюю художественную литературу, как замаскированную историю и как результат доисторических ритуалов. .

Encyclopædia Britannica, Inc. Посмотреть все видео к этой статье

Как и в случае с любой другой религиозной символикой, здесь нет попытки оправдать мифические рассказы или даже сделать их правдоподобными.Каждый миф представляет собой авторитетное, основанное на фактах повествование, независимо от того, насколько рассказанные события расходятся с законами природы или обычным опытом. Исходя из этого первичного религиозного значения, слово миф может также использоваться более свободно для обозначения идеологической веры, когда эта вера является объектом квазирелигиозной веры; Примером может служить марксистский эсхатологический миф об отмирании государства.

Хотя очертания мифов прошлого периода или общества, отличного от своего собственного, обычно можно увидеть довольно четко, распознать мифы, которые доминируют в свое время и в обществе, всегда сложно.В этом нет ничего удивительного, потому что миф имеет авторитет не в том, что доказывает себя, а в том, что представляет себя. В этом смысле авторитет мифа действительно «само собой разумеющийся», и миф может быть описан в деталях только тогда, когда его авторитет больше не подвергается сомнению, но был отвергнут или каким-то образом преодолен другим, более всеобъемлющим мифом.

Слово миф происходит от греческого мифос , которое имеет диапазон значений от «слова» через «высказывание» и «рассказ» до «вымысла»; неоспоримую достоверность мифов можно противопоставить логотипам - слову, достоверность или истинность которого можно оспорить и продемонстрировать.Поскольку мифы повествуют о фантастических событиях без попытки доказательства, иногда предполагается, что это просто истории без фактической основы, и это слово стало синонимом лжи или, в лучшем случае, заблуждения. Однако при изучении религии важно различать мифы и истории, которые просто не соответствуют действительности.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

В первой части этой статьи обсуждаются природа, изучение, функции, культурное воздействие и типы мифов с учетом различных подходов к предмету, предлагаемых современными отраслями знания.Во второй части более подробно рассматривается специализированная тема роли животных и растений в мифе. Мифологии конкретных культур рассматриваются в статьях «Греческая религия, римская религия и германская религия».

Природа, функции и типы мифа

Миф существовал в каждом обществе. В самом деле, казалось бы, это основная составляющая человеческой культуры. Поскольку разнообразие настолько велико, трудно сделать выводы о природе мифов. Но очевидно, что в своих общих характеристиках и деталях мифы людей отражают, выражают и исследуют самооценку людей.Таким образом, изучение мифа имеет центральное значение в изучении как отдельных обществ, так и человеческой культуры в целом.

Примеры мифов со всего мира

Миф - это традиционная история без автора, которая обычно предназначена для:

  • преподавать урок
  • объяснять одну из многих загадок жизни
  • объяснять явление природы
  • описывает обычаи, учреждения или религиозные обряды людей.

В древние времена что-то вроде удара грома должно было вызывать настоящий страх.Они не понимали внутреннего механизма метеорологии. Представьте себе панику, вызванную ураганом или землетрясением.

Чтобы понять эти явления и, возможно, утешить людей, были созданы мифы как объяснения многих загадок жизни. Даже наши предки размышляли о сотворении земли, стихийных бедствиях, недостатках человечества, смерти и любви.

Слово миф происходит от греческого слова мифос , что означает «рассказ». Мифы обычно возникали в то время, когда наука, философия и технологии не были очень точными.

Мифы существуют в каждой культуре и стране. В большинстве культур есть свой миф о сотворении мира. Большинство мифов, независимо от их предпосылки, как правило, связаны с подвигами богов или героев, обладающих богоподобными качествами.

Вы обнаружите, что многие мифы разворачиваются в вечном месте и включают множество символов, имеющих множество значений. Вот что делает мифы таким интересным исследованием: расшифровка их символов.

Египетская мифология: Ra

Ра был богом солнца, часто считался самым важным из всех египетских богов.Ра вышел из хаоса в начале времен и создал мир. Ра был не только богом, но и правил как фараон. Многие египетские правители утверждали, что они произошли от Ра, чтобы доверять своему престолу.

Согласно мифу, Ра в конце концов начал уставать от своих обязанностей. Это заставило его людей усомниться в том, должен ли он быть их правителем. Когда Ра узнал об этом, он послал свою дочь, «Око Ра», чтобы убить тех, кто сомневался в нем. Она впала в ярость, и Ра сжалился над людьми.Он обманом заставил ее так напиться, что она не могла продолжать убивать. После этого Ра покинул землю и обратился в небо.

Этот миф можно интерпретировать как размышление о недостатках человечества.

Греческая мифология: Посейдон

Посейдон был богом моря, сыном Кроноса и Реи. Он стал правителем моря, когда Вселенная была разделена после падения Титанов. Посейдон был вспыльчивым, и когда он сердился, он мог вызвать землетрясения.Ему удалось расстроить даже Аида, правителя подземного мира. Посейдона чаще всего изображали со своим трезубцем, а иногда и верхом на лошади (иногда его называют создателем лошадей).

Стихийные бедствия по-прежнему ставят нас в тупик даже сегодня. Итак, как можно было объяснить землетрясения в древние времена? Разгневанный бог, потрясший землю, - это один путь.

Ирландская мифология: Бин Сидхе

Бобовый сидхе был волшебным духом, который рыдал всякий раз, когда член семьи собирался умереть.(По-английски мы называем их банши.) Бобовые сидхе не вызывали смерти, но объявляли о смерти или предупреждали близких, что смерть близка, чтобы они могли подготовиться. Некоторые считали, что она благополучно провела их близких в загробную жизнь.

Смерть, как творение, - одна из тех необъяснимых сторон жизни. Многие культуры использовали мифы, чтобы понять, как и почему эти вещи происходили.

Японская мифология: Идзанаги и Идзанами

Идзанаги и Идзанами - синтоистские боги-создатели.Идзанаги и Идзанами создали японские острова и божеств моря, ветра, гор, реки, деревьев и риса. Когда Идзанами родила бога огня, он смертельно обжег ее.

Изанаги решил вернуть свою жену и разыскал ее в подземном мире. Идзанами не могла вернуться, потому что она съела «темную пищу», но сказала, что будет умолять богов отпустить ее. После долгого ожидания, Изанаги зажег факел, чтобы найти ее, и когда он увидел ее гниющее тело, он сбежал и запечатал дверь в подземный мир.Затем Идзанами пообещал убивать 1000 человек каждый день, а Идзанаги пообещал создать 1500, чтобы заменить их.

Этот миф когда-то использовался, чтобы объяснить, как все возникло, а также цикл жизни и смерти.

Мифология майя: Уракан

Уракан был богом ветра и шторма и мог управлять природными стихиями земли. Он сыграл большую роль в трех попытках создать человечество, уничтожив второе поколение, которое вызывало недовольство богов, и создал третью и последнюю версию человечества из кукурузы.Слово «ураган» происходит от имени бога Хуракана.

Подобно землетрясениям, ураганы часто непредсказуемы. За много лет до появления метеорологии были созданы такие боги, как Посейдон и Уракан, чтобы помочь людям понять эти явления.

Месопотамская мифология: Мардук

Мардук, возможно, был самым важным богом в месопотамской мифологии. Мардук вел новых богов в битве против старых богов. Мардук и его армия победили старых богов, и он стал верховным богом.После этого Мардук создал небо и землю, а также первых людей. Мардук постановил, что люди будут выполнять ту работу, на которую у богов нет времени, а боги взамен позаботятся о них.

Даже сегодня мы обсуждаем происхождение Земли. Этот миф - еще один пример попытки культуры объяснить, как все мы возникли и какова цель нашей жизни.

Скандинавская мифология: Тор

Тор - вспыльчивый бог грома в скандинавской мифологии, сын главного бога Одина и богини земли Фьоргин.Как сильный и отважный воин, Тор был защитником как богов, так и людей. Молнии вылетали из его молота Мьёлльнир, когда он убивал врагов, но его также можно было использовать для лечения и возрождения. Тор был настолько почитаем, что, когда англосаксы приняли римский календарь, они назвали пятый день недели «четвергом» в его честь.

Гром и молния могут быть мощными и устрашающими. Так что вера в то, что Тор защищал свой народ, вероятно, успокаивала некоторые испуганные души.

Римская мифология: Амур

Это то, что мы все знаем, оно иллюстрирует масштабы мифологии.Купидон был богом любви и желаний. Он был сыном Венеры и обычно изображался в виде крылатого ребенка, несущего лук и стрелы. Его стрелы могли либо сблизить людей, либо разлучить их.

Этот миф пытается объяснить, почему одного человека может так сильно тянуть к другому и даже почему отношения не всегда складываются так, как вы надеялись. Это также показывает, что мифы касались не только природных явлений, но и повседневной жизни.

Шотландская мифология: Кайлич

Кайлих - богиня зимы, создавшая горы и холмы, покрывающие Шотландское нагорье.В некоторых мифах говорится, что она создала их как ступеньки. Другие говорят, что она создала их случайно, когда уронила камни из фартука. Ее посох заморозил землю, но она сохранила семена на весну.

Ее история охватывает силу и красоту природы и смену времен года. Конечно, теперь у нас есть преимущества науки. Но тогда, возможно, было полезно приписать такую ​​славу рукам бога.

Истории для размышления

Вот и мы, в 21 веке, и многие из нас до сих пор любят мифологические сказки.Курсы преподаются в университетах. По этому поводу написаны книги. Даже в фильмах-блокбастерах можно вспомнить приключения из мифологических сказок. Разве не забавно на мгновение представить себе бога грома, который бесстрашно защищает свой народ от судьбы худшей, чем смерть, с помощью волшебного молота?

Сегодня нам не нужен бог бури, чтобы объяснить ветер и дождь. Однако вы можете понять, почему когда-то создавались мифы. Древние люди хотели сосредоточиться на загадочных явлениях природы, которые иначе они не могли бы понять.Возможно, условия жизни людей не сильно изменились, потому что они тоже не понимали любви. Может быть, Купидону пора активизировать свою игру.

Если вы хотите глубже погрузиться в эти сказки, в YourDictionary также есть статьи с другими примерами греческих и египетских мифов.

Происхождение мифов | сувенир

«Что я здесь делаю?» "Какой в ​​этом смысл?" «А куда мы идем?» «Неужели я однажды умру? И куда я тогда пойду? » Большие вопросы, на которые нет ответа, по-прежнему задаются сегодня так же, как и много лет назад первыми людьми, которые их задали.Отсюда происхождение мифов.

Слово миф, кажется, было изобретено в 19 веке для описания историй о происхождении мира и человечества, в частности о древних цивилизациях, таких как ассирийская цивилизация (из Месопотамии), еврейская, греческая и римская цивилизации и т. Д. Мифология - это изучение этих историй, от которых остались лишь фрагменты и которые продолжали меняться на протяжении тысячелетних цивилизаций. И что мы можем предположить из первых мифических историй, возникших во времена Магдалины, от которых сохранилось лишь несколько настенных фресок? Ну не много.
Другими словами, в наш век, ориентированный на науку, дисциплины, изучающие великое прошлое человечества, рассматривают слово «миф» как хитрое слово для сказки. Конечно, древние рассказывали какие-то истории. В то время как сегодня с астрофизикой и теорией струн все гораздо логичнее, но гораздо серьезнее.

Но если мы посмотрим на древнегреческую цивилизацию, мифы которой были записаны Гомером - наконец, с кем нужно считаться - они сосредоточились на математике, как и мы, они построили Парфенон и предсказали затмения ... времена, когда, как сказал Пиндар, люди различали мутос и логос, священные фантазии и рациональный дискурс.(Люсьен Жерфаньон, Au bonheur des sages ) С зарождением философии рациональный дискурс исследовал эти великие нарративы, которые фокусировались на коренных причинах, но пытались сохранить нетронутым аллегорическое измерение мифов. Люсьен Жерфагон напоминает нам некоего литературного критика по имени Теаген из Регия (V век до н.э.), который делал это, чтобы поддержать реальность гомеровских мифов. Древний историк и философ Поль Вейн также озаглавил одну из своих работ: Верят ли греки своим мифам? Конечно, но не без понимания, что Аполлон не придет, чтобы пожать им руки, когда они будут выходить из храма или разделить с ними стакан узо в баре напротив.У каждой веры есть своя тайна.

Вероятно, никогда не было человеческого общества без мифов, объясняющих необъяснимое, проливающих свет на невидимое и смотрящих на Причину всего. Потому что они начинают диалог с абсолютом и с самой сердцевиной неразрешенного. Они отражают человечество в космическом зеркале и дают обществу его коллективную душу. «Миф дает конечному то, чего не хватает в бесконечности, и что ему нужно от вечности. »(Люсьен Жерфаньон, там же) Миф, начиная с начала, утверждает место назначения: что-то за пределами этой жизни здесь, внизу.Это происхождение - основа веры и будущего, более увлекательного, чем ничто, которое не является предметом ежедневного смеха. Не является ли происхождение мифов неокортексом гоминида с тех пор, как он начал говорить и давать ему имя, даже до какой-либо трансцендентности или рефлексивности? Зародыш мифа лежит в «страхах, мечтах и ​​негодовании, укоренившихся глубоко внутри нас. »(Жаклин де Ромилли, цитата Люсьена Жерфаньона, там же). Его присутствие позволяет нам надеяться. Великое превосходство монотеистических религий заменило изначальные мифы, но, тем не менее, происходило из того же духа.

Но миф - это не просто история. Это живое существо благодаря способу его передачи, его эволюции и религиозным верованиям, которые его освящают. «Поскольку мифическая мысль не определяет четко свою точку отправления или точку прибытия, она никогда не достигает своей полной траектории: всегда есть что-то еще, что нужно испытать. Как обряды, мифы бесконечны »(Клод Леви-Стросс)

В наши дни разрыв во времена Возрождения между наукой и рациональностью, с одной стороны, и священной историей происхождения и сверхъестественным, с другой, создал необратимый раскол.Тем не менее, многие великие ученые верят и религиозны. По сути, существует два духовных режима: один аналитический, другой - страстный. Один затмевает, другой непритязателен. Оба являются плодородной почвой для друг друга. И вот почему, когда философ Адорно сказал, что Бог умер, он был повсюду: первоначальные мифы были отвергнуты, но другие были в изобилии, сбивали людей с пути, были лишены рвения и религиозных обрядов. Эти маленькие временные мифы набирают силу, поскольку люди кажутся божественно одаренными верить без веры; веря немножко втихомолку, но непоколебимо.

Миф о происхождении

Миф о происхождении - это миф , который имеет целью описать происхождение некоторой особенности природного или социального мира. Один из типов мифа о происхождении - это космогонический миф, описывающий сотворение мира. Тем не менее, во многих культурах есть истории, основанные на космогоническом мифе, которые описывают происхождение природных явлений и человеческих институтов в существовавшей ранее вселенной.

В греко-римской науке термины этиологический миф и aition (от древнегреческого αἴτιον, «причина») иногда используются для мифа, который объясняет происхождение, в частности, как возник предмет или обычай. .

Спор Минервы и Нептуна (ок. 1689 или 1706) Рене-Антуана Уасс, изображающий основополагающий миф Афин

Мифы о природе происхождения

См. Также: Миф о сотворении

Каждый миф о происхождении - это рассказ о сотворении мира: мифы о происхождении описывают, как возникла некая реальность. Во многих случаях мифы о происхождении также оправдывают установленный порядок, объясняя, что он был установлен священными силами (см. Раздел «Социальная функция» ниже).Различие между космогоническими мифами и мифами о происхождении не является четким. Миф о происхождении какой-либо части мира обязательно предполагает существование мира, что для многих культур предполагает космогонический миф . В этом смысле можно думать о мифах о происхождении как о развитии и расширении космогонических мифов своих культур. Фактически, в традиционных культурах чтение мифа о происхождении часто предшествует чтению космогонического мифа.

В некоторых академических кругах термин «миф» относится только к мифам о происхождении и космогоническим мифам.Например, многие фольклористы оставляют за рассказами о творении ярлык «миф». Традиционные рассказы, которые не сосредотачиваются на происхождении, попадают в категории «легенды» и «народные сказки», которые фольклористы отличают от мифов.

По словам историка Мирчи Элиаде, для многих традиционных культур почти каждая священная история квалифицируется как миф о происхождении. Традиционные люди склонны моделировать свое поведение после священных событий, рассматривая свою жизнь как «вечное возвращение» в мифическую эпоху. Из-за этой концепции почти каждая священная история описывает события, которые устанавливают новую парадигму человеческого поведения, и, таким образом, почти каждая священная история - это история о творении.

Социальная функция

См. Также: Миф и ритуал и Вечное возвращение (Элиаде)

Миф о происхождении часто служит оправданием текущего положения дел. В традиционных культурах сущности и силы, описанные в мифах о происхождении, часто считаются священными. Таким образом, приписывая состояние вселенной действиям этих сущностей и сил, мифы о происхождении придают нынешнему порядку ауру священности: «Мифы показывают, что мир, человек и жизнь имеют сверхъестественное происхождение и историю, и что это история важна, драгоценна и образцовая.«Многие культуры внушают ожидание, что люди берут мифических богов и героев в качестве образцов для подражания, подражая их поступкам и поддерживая установленные ими обычаи:

Когда миссионер и этнолог Ч. Стрелов спрашивал австралийских арунтов, почему они проводят определенные церемонии, всегда отвечал: «Потому что предки так приказывали». Кай Новой Гвинеи отказались изменить свой образ жизни и работы и объяснили: «Так поступили Нему (Мифические Предки), и мы поступаем так же.На вопрос о причине особой детали церемонии, певец навахо ответил: «Потому что Святой Народ сделал это в первую очередь так». Мы находим точно такое же оправдание в молитве, которая сопровождает примитивный тибетский ритуал: «Как она была передана от начала создания земли, так и мы должны приносить жертвы. … Как наши предки в древние времена - так поступаем и мы сейчас ».

Мифы об основателях объединяют людей и, как правило, включают мистические события на своем пути, чтобы «основатели» казались более желанными и героическими.Правящие монархи или аристократии могут заявлять о своем происхождении от мифических основателей / богов / героев, чтобы узаконить свой контроль. Например: Юлий Цезарь и его родственники объявили Энея (и через Энея богиней Венеры) своим предком.

Основополагающий миф

«Миф об основании » или этиологический миф (греч. aition ) объясняет:

  • происхождение ритуала или основания города
  • этногенез группы, представленной в виде генеалогии с отцом-основателем и, следовательно, нации ( natio , «рождение»).
  • Духовные истоки веры, философии, дисциплины или идеи - представлены в виде повествования

Основополагающий миф может служить основным instance , поскольку миф об Иксионе был оригинальным греческим примером убийцы, сделавшегося нечистым в результате своего преступления, который нуждался в очищении ( катарсис ) от своей нечистоты.

Основополагающие мифы занимают видное место в греческой мифологии . «Древнегреческие ритуалы были связаны с известными местными группами и, следовательно, с конкретными местами», - заметил Вальтер Буркерт. «Т.е. святилища и алтари, воздвигнутые на все времена ». Таким образом, греческие и еврейские основополагающие мифы устанавливают особые отношения между божеством и местными жителями, которые прослеживают свое происхождение от героя и подтверждают свои права предков через миф об основании. Греческие мифы об основании часто воплощают в себе оправдание древнего ниспровержения более старого, архаического строя, переформулируя историческое событие, закрепленное в социальном и природном мире, чтобы придать ценность текущим общественным практикам, создавая символические повествования «коллективной важности», обогащенные метафорой для объяснения для традиционных хронологий и построения этиологии, которая считается правдоподобной среди тех, кто инвестирует в культуру.

Олицетворение мудрости (греч. Koinē: Σοφ Soα, София) в Библиотеке Цельса в Эфесе (второй век).

С греческой точки зрения, мифическое прошлое имеет глубокие корни в историческом времени , его легенды рассматриваются как факты, как отмечал Карло Брильянте, его героические герои рассматриваются как связующие звенья между «эпохой происхождения» и смертным, повседневным миром. что это получилось. Современный переводчик Аполлония Argonautica отметил, из многих aitia , включенных в этот эллинистический эпос в качестве отступлений, что «решающее значение для социальной стабильности должна была быть функция мифов в предоставлении объяснений, авторизации или расширения прав и возможностей для настоящего времени. с точки зрения происхождения: это может относиться не только к фондам или уставным мифам и генеалогическим древам (таким образом, поддерживая семейные или территориальные притязания), но также и к личным моральным предпочтениям.В период после того, как Александр Великий расширил эллинистический мир, греческая поэзия - Каллимах написал целое произведение под простым названием Aitia - изобилует основополагающими мифами. Саймон Голдхилл использует метафору седиментации при описании наложения слоев Аполлонием, «где каждый объект, культ, ритуал, имя может быть раскрыт ... в повествование о происхождении, и где каждое повествование, каждое событие может привести к культу, ритуал, имя, памятник ».

Примечательным примером является миф об основании Рима - рассказ о Ромуле и Реме, который Вергилий, в свою очередь, расширяет в своей книге Энеида , рассказывая об одиссее Энея и его разрушении Лавиниума, а также о более позднем переселении его сына Юла и его правлении. место рождения знаменитых близнецов Альба Лонга и их происхождение от его королевской линии, что идеально вписывается в уже установленный канон событий.Точно так же ветхозаветная история Исхода служит основополагающим мифом для общины Израиля, рассказывая о том, как Бог избавил израильтян от рабства и как они, следовательно, принадлежали Ему через Завет горы Синай.

В средние века основополагающие мифы о средневековых коммунах северной Италии демонстрировали растущую уверенность городского населения в себе и стремление найти римское происхождение, каким бы незначительным и легендарным оно ни было. В Падуе 13-го века, когда каждая коммуна искала римского основателя - а если такового не было, изобретала его - в городе ходила легенда, приписывающая его основание троянцу Антенору.

Герои большего размера продолжают поддерживать мифы о происхождении многих новых наций и обществ. В современном колониальном контексте волны отдельных лиц и групп выходят на первый план в популярной истории как формирующие и воплощающие идеалы группы: исследователи, за которыми следуют завоеватели, за которыми следуют разработчики / эксплуататоры. Обратите внимание, например, на конкистадоров Иберийских империй, бандейрантов в Бразилии, coureurs des bois в Канаде, казаков и промышленников в Сибири и на Аляске, отряды пионеров в центральной и западной части Соединенных Штатов и воортреккеров на юге страны. Африка.

Истории основания

Основополагающие истории - это рассказы о развитии городов и народов. Основополагающая история представляет собой представление о том, что создание города - это человеческое достижение. Подчеркивается человеческий контроль и удаление дикой, неконтролируемой природы . Есть две версии основополагающих историй: история цивилизации и история деградации .

Истории цивилизации рассматривают природу как опасную и дикую.Развитие города рассматривается как успешное дистанцирование человека от природы. Природа заблокирована, и люди гордятся своим успехом. В 1984 году географ И-Фу Туан предложил ранжировать города в соответствии с их удаленностью от естественных ритмов и циклов.

Истории деградации (также называемые историями загрязнения ) занимают иную позицию. Город рассматривается как портящий ландшафт экологических отношений, существовавших до его основания.Есть чувство вины за деградацию нетронутой системы природы. В историях о деградации настоящая природа существует только за пределами города.

Адаптировано из Википедии, бесплатной энциклопедии

Как это:

Нравится Загрузка ...

Миф о происхождении акомы - Открытая антология ранней американской литературы

Патрисия Бостиан

Более тысячелетия акомы жили в поселениях пуэбло на холме за пределами Альбукерке, штат Нью-Мексико.Однако, как и многие индейцы, они пострадали от рук испанских завоевателей, поработили и заболели оспой, среди других инфекционных заболеваний. Они также периодически дрались с апачами, команчами и ютами, совершавшими набеги на их общину. Вынужденные принять католицизм испанцами, они объединили элементы своих верований с христианскими.

Бог-создатель Акомы ассоциируется с солнцем, которое вместе с землей и окружающими горами служит для обеспечения баланса в мире.Общий для мифов о сотворении на юго-западе Америки, мотив эмерджентности обеспечивает структуру истории об Акоме. В мифах о появлении существа появляются через несколько уровней под землей в текущий мир наверху. Причины движения вверх разнообразны: недостаток пищи, скученность или даже процесс созревания от «семени» к «растению». Существа, как правило, относятся к разным видам животных и, когда появляются, становятся тотемами. Сама земля рассматривается как утроба, и выход в этот мир считается священным.

Другие мотивы, представленные в истории Акомы, - это мотивы двух создателей, на этот раз двух женщин по имени Иатику и Науцити, и введение смерти как части жизненного цикла в мир. Когда женщины появляются, они создают еду, животных, горы и даже направления. Установление требований также завершено, так что два женских божества также считаются культурными героями. Культурные герои - это божества, которые несут цивилизацию своим людям (еда, ритуалы, общественные правила и структуры, сельское хозяйство, огонь и т. Д.)).

Наш выбор взят из книги Мэтью Стирлинга «Миф об акоме и других источниках» , 1942.

Вначале родились два человеческих существа женского пола. Эти двое детей родились под землей в месте под названием Шипапу. Когда они выросли, они начали узнавать друг друга. Не было света, и они могли только чувствовать друг друга. Находясь в темноте, они медленно росли.

После того, как они значительно выросли, Дух, которого они впоследствии назвали Цичтинако, заговорил с ними, и они обнаружили, что он будет давать им пищу.После того, как они стали достаточно большими, чтобы думать самостоятельно, они поговорили с Духом, когда он однажды пришел к ним, и попросили, чтобы он открылся им и сказал, был ли он мужчиной или женщиной, но он ответил только, что это был не разрешено встречаться с ними. Затем они спросили, почему они живут в темноте, не зная друг друга по имени, но Дух ответил, что они находятся под землей; но они должны были быть терпеливыми в ожидании, пока все будет готово для их выхода на свет.Так что они ждали долго и по мере роста выучили свой язык у Цичтинако.

Когда все было готово, они нашли подарок от Цичтинако, две корзины с семенами и маленькие изображения всех различных животных, которые должны были быть в мире. Дух сказал, что их послал их отец. Они спросили, кого имел в виду их отец, и Цичтинако ответил, что его зовут Охцити и что он хочет, чтобы они вынесли свои корзины на свет, когда придет время. Цичтинако проинструктировал их: «Вы найдете в своих корзинах семена четырех видов сосен.Вы должны посадить эти семена и использовать деревья, чтобы выйти на свет ». Они не могли видеть вещи в своих корзинах, но, чувствуя каждый предмет по очереди, спрашивали: «Это оно?» пока не были найдены семена. Затем они посадили семена, как сказал Цичтинако. Все четыре семени проросли, но в темноте деревья росли очень медленно, и обеим сестрам очень хотелось дотянуться до света, пока они ждали так долго. Они спали много лет, потому что глаза им не нужны. Каждый раз, просыпаясь, они чувствовали деревья, чтобы увидеть, как они растут.Ланье дерева росло быстрее, чем другие, и спустя очень долгое время проделало для них отверстие в земле и пропустило очень мало света. Когда это произошло, другие перестали расти на разной высоте.

Отверстие, проделанное деревом, было недостаточно большим, чтобы они могли пройти через него, поэтому Цичтинако посоветовал им снова заглянуть в свои корзины, где они найдут изображение животного по имени Барсук и скажут ему, чтобы он ожил. Они сказали ему жить, и он сделал это, пока они говорили, восклицая: «А'уха! Зачем ты дал мне жизнь? » Они сказали ему не бояться и не беспокоиться о том, чтобы ожить.«Мы оживили вас, потому что вы должны быть полезны». Цичтинако снова заговорил с ними, поручив им сказать Барсуку, чтобы тот залез на сосну, просверлил дыру, достаточно большую, чтобы они могли ползти, предупредив его не выходить на свет, а вернуться, когда дыра будет закончена. Барсук залез на дерево и после того, как выкопал достаточно большую яму, вернулся, сказав, что свою работу сделал. Они поблагодарили его и сказали: «В награду ты выйдешь с нами на свет и после этого будешь жить счастливо.Вы всегда будете знать, как копать, и ваш дом будет в земле, где вам не будет ни слишком жарко, ни слишком холодно ».

Цичтинако снова заговорил, сказав им поискать в корзине Саранчу, вдохнув в нее жизнь и попросив загладить дыру оштукатуриванием. Его тоже следовало предупредить о возвращении. Они так и сделали, и Локуст загладил дыру, но, закончив, вышел на свет. Когда он вернулся, сообщив, что сделал свою работу, они спросили, не погас ли он. Саранч сказал «нет», и каждый раз, когда его спрашивали, он отвечал «нет», пока в четвертый раз он не признался, что ушел.Они спросили Саранчу, каково это снаружи. Locust ответил, что это просто выложили квартиру. Они сказали: «Отныне ты будешь называться Цик'э. Вы тоже придете с нами, но будете наказаны за непослушание, выпустив только на короткое время. Ваш дом будет в земле, и вам придется вернуться в плохую погоду. Ты скоро умрешь, но каждый сезон ты будешь возрождаться ».

Отверстие теперь пропускало свет в то место, где были две сестры, и Цичтинако сказала им: «Теперь вам пора выходить.Вы можете взять свои корзины с собой. В них вы найдете пыльцу и священную кукурузную муку. Когда вы достигнете вершины, вы будете ждать восхода солнца, и это направление будет называться Востоком. С пыльцой и священной кукурузной мукой вы будете молиться Солнцу. Вы поблагодарите Солнце за то, что оно привело вас к свету, попросите долгой жизни и счастья, а также за успех в цели, ради которой вы были созданы ». Затем Цичтинако научила их молитвам и песне творения, которую они должны были петь. Это заняло много времени, но, наконец, сестры, за которыми следовали Барсук и Саранча, вышли на свет и забрались на сосну.Барсук был очень сильным и умелым и помогал им. Достигнув земли, они поставили свои корзины и впервые увидели, что у них было. Когда они шли, земля была мягкой и рыхлой под их ногами, и они сказали: «Она еще не спелая». Они стояли в ожидании солнца, не зная, где оно появится. Постепенно стало светлее, и наконец взошло солнце. Перед тем, как они начали молиться, Цичтинако сказал им, что они смотрят на восток, и что их правая сторона, сторона, на которую они направляют лучшую цель, будет известна как Юг, а левая - север, а за их спинами было направление на запад, куда пойдет солнце. вниз.Они уже узнали, где находится под землей, направление вниз, и позже, когда они спросили, где их отец, им сказали, что четыре неба над ним.

И пока они ждали, чтобы помолиться Солнцу, девушка справа взмахнула своей лучшей рукой и получила имя Иатику, что означало «оживить». Затем Цичтинако велела ей назвать свою сестру, но это заняло много времени. В конце концов Цичтинако заметила, что у другой было больше в корзине, поэтому Цичтинако сказала Ятику назвать ее так, и Ятику назвал ее Науцити, что означало «больше всего в корзине».”

Они теперь молились Солнцу, как их учил Цичтинако, и спели песню творения. Их глаза болели, потому что они не привыкли к яркому свету. Впервые они спросили Цичтинако, зачем они были на земле и для чего были созданы. Цичтинако ответила: «Я не тебя создавала. Ваш отец, Учцити, создал вас, и именно он создал мир, солнце, которое вы видели, небо и многое другое, что вы увидите. Но Учцити говорит, что мир еще не завершен, еще не удовлетворителен, как он этого хочет.Это причина, по которой он создал вас. Ты будешь править и оживить остальное, что Он дал тебе в корзинах ». Затем сестры спросили, как они сами появились на свет. Цичтинако ответил: «Учцити первым создал мир. Он бросил сгусток своей крови в космос, и его силой он рос и рос, пока не превратился в землю. Затем Учцити посадил вас в это, и этим вы питались по мере вашего развития. Теперь, когда вы вышли из-под земли, вам нужно будет кормить себя.Я научу тебя этому ». Затем они спросили, где живет их отец, и Цичтинако ответил: «Вы никогда не увидите своего отца, он живет в четырех небесах над головой и заставил вас жить в этом мире. Он создал вас по своему образу ". Поэтому они спросили, почему Цичтинако не стало для них видимым, но Цичтинако ответила: «Я не знаю, как жить по-человечески. Учцити попросил меня присмотреть за вами и научить вас. Я всегда буду вести тебя ». И они снова спросили, как им жить, могут ли они снова спуститься под землю, потому что они боялись ветра и дождя, и их глаза болели от света.Цичтинако ответила, что Учцити позаботится об этом и предоставит им средства, чтобы согреться и изменить атмосферу, чтобы они к ней привыкли.

В конце первого дня, когда стемнело, они были очень напуганы, потому что не понимали, что солнце садится, и думали, что Цичтинако предала их. «Цичтинако! Цичтинако! Вы сказали нам, что мы должны выйти на свет, - кричали они, - почему же тогда темно? Цичтинако объяснил: «Так будет всегда.Солнце сядет и на следующий день снова взойдет на востоке. Когда темно, вы должны отдыхать и спать, как вы спали, когда все было темно ». Так что они были довольны и заснули. Они встали навстречу солнцу, молясь ему, как им было сказано, и были счастливы, когда оно снова взошло, потому что им было тепло, и их вера в Цичтинако была восстановлена.

Цичтинако затем сказал им: «Теперь, когда у вас есть свои имена, вы будете молиться своими именами и именами вашего клана, чтобы Солнце узнало вас и узнало вас.Цичтинако спросила Науцити, к какому клану она хочет принадлежать. Науцити ответил: «Я хочу увидеть солнце, это клан, которым я буду». Дух сказал Нацити спросить Иатику, какой клан она хочет. Иатику долго думала, но, наконец, она заметила, что в ее корзине есть семя, из которого была приготовлена ​​священная еда, и никаких других семян. Она подумала: «Я буду очень горжусь этим именем, потому что оно выбрано для питания, и оно священно». Поэтому она сказала: «Я буду кланом Кукурузы». Затем они ждали восхода солнца.Когда он появился, Цичтинако еще раз посоветовал им спеть первую песню и помолиться, не забывая свое имя и название своего клана в начале молитвы. После молитвы они должны были спеть вторую песню.

Когда появилось солнце, оно было слишком ярким для Иатику, и у нее болели глаза. Она подумала, не больно ли ей и глаза Науцити, поэтому она склонила голову набок, позволяя волосам упасть, и посмотрела на Науцити. При этом свет не падал прямо ей в лицо, а ее волосы отбрасывали тень.Цичтинако сказала: «Иатику, солнце не появилось для тебя. Посмотрите на Науцити, посмотрите, как сильно светит на нее. Обратите внимание, какая она белая ». И хотя Ятику повернулся к солнцу, это не сделало ее такой же белой, как Науцити, и разум Иатику замедлился, а разум Науцити укрепился. Но оба они все помнили и все делали так, как их учили.

Когда они закончили свои молитвы солнцу, Цичтинако сказал: «Вы все сделали хорошо, и теперь вы оба должны взять свои корзины, и вы должны смотреть на север, запад, юг и восток, потому что теперь вы должны молитесь Земле, чтобы она приняла вещи в корзине и дала им жизнь.Сначала вы должны молиться северу, одновременно поднимая корзины в этом направлении. Затем вы сделаете то же самое на западе, затем на юге и востоке ». Они сделали, как им сказали, и сделали это хорошо. И Цичтинако сказал им: «Отныне вы будете править во всех направлениях, на севере, западе, юге и востоке».

Теперь они снова допросили Цичтинако, чтобы они могли более ясно понять, почему им были даны корзины и их содержимое, и Цичтинако ответил: «Все в корзинах должно быть создано вашим словом, потому что вы созданы по образу Учцити. и ваше слово будет таким же могущественным, как его слово.Он создал вас, чтобы помочь ему завершить мир. Вам предстоит сажать семена разных растений, которые будут использоваться, когда что-нибудь понадобится. Я всегда буду готов указать вам на различные растения и животных ».

Сестры не понимали, что они не едят, и не поняли, когда Цичтинако сказала им, что они должны сеять семена, чтобы дать им пищу. Но они всегда были готовы сделать то, о чем просила Цичтинако, и она сказала им сначала сажать то, что будет поддерживать жизнь, крупицы трупа.«Когда это растение вырастет, - сказал Цичтинако, - оно даст часть, на которую я вам укажу. Это будет принято в пищу ». Все в корзине было попарно, и сестры посадили по две кукурузы каждого сорта.

Кукуруза росла очень медленно, поэтому Цичтинако сказал им посадить sth (самое раннее растение, которое вырастет весной; серое с маленьким белым цветком; быстро умирает) и передать свою силу раннего созревания кукурузе.

Они очень интересовались кукурузой и каждый день смотрели, как она растет.Цичтинако показала им, где выходит пыльца. «То, что вы назовете ку'ач'тиму», - сказала она, - «там появится победа над пыльцой. Когда пыльцы будет много, вы соберете ее и вместе с кукурузной мукой будете каждое утро молиться восходящему солнцу ». Так делали всегда, но Науцити иногда немного ленился.

Через некоторое время кукуруза созрела. Цичтинако велела им посмотреть и собрать. Они увидели, что кукуруза твердая, и сорвали четыре початка. Иатику осторожно взяла два уха, не повредив растение, но Науцити грубо оторвала ее.Иатику заметила это и посоветовала сестре не портить растения. Они отнесли кукурузные початки в Цичтинако и сказали: «Мы привезли кукурузу, она спелая». Цичтинако согласился и объяснил, что кукурузные початки, когда они приготовятся, будут их пищей. Они этого не поняли и спросили, из чего они будут готовить. Тогда Цичтинако сказал им, что Учцити их подожжет. В ту ночь, когда они сидели вокруг, они увидели красный свет, падающий с неба. После того, как они его увидели, Цичтинако сказала им, что это огонь, и что они должны пойти и забрать его.Они спросили, чем, и она сказала им взять его с помощью плоского камня, потому что он был очень горячим и они не могли взять его в руки. Получив его камнем, они спросили, что им делать с ним, и им сказали, что они должны развести костер, подойти к сосне, которую они посадили, сломать несколько веток и положить их в огонь. . Они подошли к дереву и сломали у него веточки. Когда они вернулись к огню, им сказали бросить ветки вниз. Они так и сделали, и там появилась большая куча дров.Цичтинако сказал им, что этого леса хватит на много лет, пока не появится время для роста деревьев, и показал им, как развести огонь. Она сказала им, что с помощью пламени костра они будут согреваться и готовить себе еду.

Затем Цичтинако научил их жарить кукурузу. «Когда он приготовлен, - объяснила она, - вы должны его съесть. Это будет первый раз, когда вы будете есть, потому что вы давно поститесь, и Учцити вас кормил. Вы найдете соль в своих корзинах; этим вы приправите кукурузу.Начали это искать, и Цичтинако им на это указала. Как только им это сказали, Науцити схватил кукурузу и соль. Она первая попробовала их и воскликнула, что они очень хороши, но Иатику действовал медленнее. После того, как Науцити съела часть, она отдала его Иатику по вкусу. Когда оба поели, Цичтинако сказала им, что так они будут жить и питаться. Они были очень благодарны, говоря: «Вы хорошо с нами обращались». Они спросили, будет ли это их единственной едой.Цичтинако сказал: «Нет, у тебя в корзинах много других вещей; много семян и изображений животных, все попарно. Некоторые из них будут съедены и взяты вами в пищу ». После того, как они использовали соль, Цичтинако попросил их оживить эту соль, помолившись Земле, сначала в северном направлении, затем на западе, затем на юге, а затем в. Восток. И когда они это сделали, соль появилась в каждом из этих направлений. Затем Цичтинако посоветовал им всегда аккуратно снимать шелуху с кукурузы и сушить ее.Затем им было приказано посадить табак. Когда растение созрело, их научили скручивать листья в кукурузной шелухе и коптить. (Даже сейчас на церемониях кукурузная шелуха должна быть разорвана пальцами и связана в центре небольшой полоской кукурузной шелухи. Ее нельзя разрезать искусственно. Вы курите, чтобы ваши молитвы слились с умами людей. боги, которым адресована молитва. Это также побудит к послушанию. Если человек курит, когда к нему обращаются с просьбой, он должен подчиниться этой просьбе.Затем им было сказано положить табак вместе с пыльцой и кукурузной мукой и помнить, что эти трое всегда должны быть вместе и использоваться в молитвах.

Теперь им сказали, что они должны дать жизнь животному, плоть которого они собирались использовать в пищу. Цичтинако назвал это животное Баашья (мышь-кенгуру) и научил их первой песне, которую нужно спеть животным. Она сказала им спеть эту песню, чтобы оживить изображения, и показала им изображения в корзине.

Они сделали все, как их учили. Пели песню образу и со словом: «Оживи, Башя». Он ожил. При этом он спросил: «Почему я ожил?» Цичтинако сказал, чтобы он не задавал никаких вопросов, потому что «Это вы собираетесь дать жизнь другой жизни». После того, как это было сделано, Науцити и Иатику сказали этому животному, что оно будет жить на земле, и сказали ему: «Иди и размножайся». После того, как животное увеличилось, Цичтинако сказала сестрам убить одно из животных.«А теперь съешьте их вместе, кукурузу и полевую мышь, а также соль, чтобы посмотреть, какой у нее вкус». Она уже сказала им никогда не выпускать огонь, который им был дан. Они действовали по указанию Цичтинако. Они жарили кукурузу и жарили мясо полевой мыши с небольшим количеством соли. После того, как она была приготовлена, Цичтинако велела им молиться с пищей, не со всем, а с небольшими кусочками от каждой - кукурузы, мяса и соли. Каждая сестра сделала это и молилась Учцити, создателю мира, живущему на четвертом небе.Цичтинако сказала им, что они должны делать это всегда перед едой. После этого они съели еду. Мяса было не так много, но было хорошо. Они не знали, что должны быть кости, но они не были твердыми, и они сломали их зубами. Мякоть им так понравилась, что они спросили Цичтинако, нельзя ли у них что-нибудь побольше, чтобы было больше мяса. Цичтинако ответила, что найдут в корзинах другие вещи. Они вернулись к ним, и Цичтинако сказал, что найдут Крысу и еще одного животного Крота, а также Луговую собаку.«Идите, оживите эти изображения», - сказала Цичтинако, указывая на них по именам. Сделать это следовало так же, как и с Башей. Цичтинако также сказал им, что этих животных следует использовать в пищу и что они должны сказать каждому из этих животных, чтобы они жили в земле, потому что на земле еще не было тени, в которой можно было бы жить. «Но прежде чем вы дадите им жизнь» - сказала Цичтинако, - «необходимо, чтобы вы посадили семена травы, которые будут для них пищей». Цичтинако указал на семена, которые они должны были посадить, и они взяли семена трав и рассыпали их сначала на север, затем на запад, затем на юг, а затем на восток.И сразу трава покрыла землю. Затем они взяли изображения и помолились по сторонам света и, согласно инструкциям Цичтинако, дали жизнь всем этим животным, дав им имена, когда они оживали. Каждый, когда он оживал, спрашивал, почему он ожил, но Цичтинако сказал им не задавать вопросы, что они дадут жизнь другой жизни. Как и раньше, сестры велели животным увеличиваться. После того, как все это было сделано, они продолжили есть новых животных после молитвы с ними, делая то же самое, что и раньше.Обе сестры были теперь очень счастливы, у них было много, а кое-что еще осталось. «Еще не время для того, чтобы« дать жизнь более крупным животным », - сказал Цичтинако, -« сначала в мире должно быть достаточно растений и мелких животных, чтобы прокормить их ».

Спустя долгое время Цичтинако заговорил с ними: «То, что мы собираемся делать сейчас, касается земли. Мы собираемся построить горы ». Она сказала им запомнить слова, которые она собиралась сказать. Они должны были сказать, что Северная гора появится на севере, и мы всегда будем знать, что вы идете в этом направлении.Цичтинако также указала на предмет в корзине, который она назвала камнем, и приказала им бросить камень в северном направлении, пока они произносят слова. Когда они это сделали, на севере появилась большая гора. После того, как они это сделали, Цичтинако посоветовал им сделать то же самое на Западе, но назвать эту гору Ципина кот и , а на юге - Да'тюма кот и , а на Востоке - назвать это G'ūchana kot i .

После того, как все это было сделано, Цичтинако снова заговорил и сказал им: «Теперь, когда у вас есть все горы вокруг вас с равнинами, холмами и каньонами, вы должны вырастить эти места.Цичтинако сказал им вернуться к деревьям, которые они посадили под землей: лахок, гейэцу, ванука и ланье. Она сказала им взять семена с этих деревьев, и они так и сделали. Следуя ее инструкциям, они разложили некоторые по каждому из четырех направлений, называя горы в каждом направлении и говоря: «Расти в Северной горе, расти в Западной горе и т. Д.» Цичтинако сказал им: «Это будут высокие деревья; от них вы получите журналы. Позже вы построите дома и будете их использовать.Они спросили, все ли это будет расти в горах, и Цичтинако ответила: «Нет, в ваших корзинах осталось много других семян. У вас есть семена деревьев, которые будут приносить пищу. Вы найдете пиньон, кедр, дубовый желудь и грецкий орех ». Она снова проинструктировала их, что делать, и научила использовать молитву, которая гласила: «Отныне расти на этой горе и приносить плод, который будет использоваться в пищу. Ваши места должны быть в горах. Ты будешь расти и будешь полезен ». Когда все было сделано хорошо, Цичтинако сказала им, что в корзинах осталось много более мелких семян, и дала каждому имя, сказав им засыпать остальную землю.Эти семена были посажены на каждой из четырех гор и во всем остальном мире. Цичтинако снова заговорила с сестрами и сказала им: «В ваших корзинах еще есть семена, которые вы узнаете как дикие плоды. Вы будете выращивать эти деревья и заботиться о них ». Но они ошиблись в инструкциях и вместо того, чтобы посоветовать им расти поблизости, они назвали горы, и именно там они выросли. Но были и те, кто сблизился. Неизвестно, сколько времени им пришлось ждать, чтобы это произошло, но это было очень долго.Они заметили, что дикие растения очень быстро росли и приносили много плодов, но Цичтинако не сказала им, есть ли их, поэтому они оставили их в покое.

Они увидели, что в их корзинах еще остались семена и изображения, и спросили Цичтинако, сколько еще их видов. Цичтинако сказал, что есть еще много других семян, которые также будут важной пищей. Они росли быстро и легко, и она назвала их тыквами и бобами. Им было сказано действовать с ними, как с другими семенами, и они тоже выросли в растения.Через некоторое время, когда они созрели, Цичтинако указал на части растений, которые они должны были использовать в пищу.

Ятику позже спросил Цичтинако: «Что осталось в моей корзине?» и ей ответили: «У вас еще много животных; они будут умножены, чтобы заселить горы ». И по мере того, как двое росли, им требовалось больше еды. Цичтинако увидела это и сказала им, что теперь они должны оживить более крупных животных. Она сказала, что они найдут в своих корзинах кроликов, кроликов, антилоп и водяных оленей.Им сказали дать жизнь этим животным и отправить их на открытые равнины. Все было сделано, как прежде, и когда они убивали животных для пропитания, они всегда были осторожны, чтобы молиться своему отцу, как прежде. Когда они снова спросили Цичтинако, что осталось в их корзинах, Цичтинако ответила: «У вас есть изображения еще более крупной игры. Вы найдете оленей, лосей, горных баранов и бизонов ». Иатику спросил, где следует посоветовать жить этим животным, и Цичтинако сказал им, что лоси и олени должны жить в нижних горах, а горные бараны - в более высоких и суровых местах.Однако бизонам предстояло жить на равнинах. Они следовали инструкциям и дали жизнь этим животным и сказали им идти в эти места, чтобы жить и размножаться. Они снова попробовали всех этих разных животных в пищу. Их мясо было очень вкусным, и они всегда молились Учцити, прежде чем попробовать их.

В корзине Науцити вещей осталось намного больше, чем в корзине Иатику. Науцити была эгоистичной и копила свои изображения, но Иатику была готова позволить использовать свои семена и изображения. Ей было больше интересно наблюдать, как вещи растут.Они снова спросили, что осталось, и Цичтинако ответила: «Вы найдете льва, волка, дикую кошку и медведя. Это сильные звери; они собираются использовать в пищу ту же игру, что и вы. Теперь им хватит игры ». Когда все это было выбрано, они были воплощены в жизнь так же, как и раньше.

Сестры снова спросили, что было в их корзинах, и им сказали: «Вы найдете птиц, которые будут летать в воздухе. Эти птицы также используют в пищу мелкую дичь. Вы найдете в корзине орлов и ястребов.Цичтинако указала им на это, и они воплотили их в жизнь. Птицы взлетели в высокие горы и над равнинами. Сестры велели птицам использовать в пищу мелкую дичь, и Иатику снова спросил, что в корзине. Цичтинако указал на более мелких птиц, которые будут населять страну, каждая из которых живет в разных регионах. Затем им была дана жизнь, как и животным до них. Птицы были разноцветными и яркими, некоторые были голубыми. Среди них была дикая индейка, и они были проинструктированы сказать ей, чтобы она не летала легко, как другие.Им сказали сказать этим птицам, что их пища должна быть разными семенами в горах и на равнинах. И всех этих животных отбирали на пищу после того, как им дали жизнь. Иатику снова спросила, что осталось в корзинах, потому что она нашла там колючие вещи. Цичтинако назвал им их имена. Это были различные кактусы, которые считались очень хорошими в пищу. Но Цичтинако объяснил, что большинство из них предназначены для животных. Все они были посажены, как и прежде, и попробованы в пищу, и они обнаружили, что некоторые из них были вкусными.После того, как они снова спросили, что осталось, Цичтинако указала им, что еще остались рыба, водяные змеи и черепахи, которых было много разных видов. Они дали им жизнь, как и раньше, и сказали им всем жить в воде, как и было сказано. Цичтинако указал на несколько, которые должны были быть использованы в пищу. Они попробовали их всех на еду, и они обнаружили, что одни были хороши, а другие бедны, но возносили молитвы всем и благодарили Учцити. Так случилось, что многие животные в мире ожили, и все они увеличились.

Список литературы

Мэтью В. Стирлинг, Миф о происхождении акомы и другие записи , 1942 г. http://www.sacred-texts.com/nam/sw/oma/index.htm

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *