Медея опера краткое содержание: Краткое содержание оперы «Медея» Керубини

Содержание

Краткое содержание оперы "Медея" Керубини

Автор Admin На чтение 3 мин. Опубликовано Обновлено

Медея – один из самых загадочных и драматичных женских персонажей в греческой мифологии. Она обладает магическим даром и считается одной из основательниц медицины. Она вдохновляла многих авторов, в том числе и создателей оперы. Так, существуют оперы Кавалли, Шарпантье, Симона Майра, Мердаканте, посвященные этому персонажу. Также существуют современные оперы, посвященные Медее, и даже петербургская панк-опера. Но самым известным произведением является опера «Медея» Луиджи Керубини.

Миф о Медее

Глвная героиня была дочерью царя Колхиды ЭЭта. Её матерью называли богиню ада Гекату и океаниду Идию. Среди других ее родственников — Гелиос (дед) и Кирка ( тетя). Медея была одной из жриц Гекаты. Она влюбилась в сына царя Эсона. Ясон – лидер аргонавтов. Именно Медея помогла ему отобрать у ее отца заветное руно. Для этого Ясону нужно было пережить несколько испытаний. Девушка помогла ему и вспахать поле на волах, которые изрыгали огонь, засеять его, и остановить воинов, в которые превратились на поле драконьи зубы. Впрочем, есть версия, что она это делал по приказу Геры, а любовь пришла намного позже.Тем не менее, принцесса отправилась в путешествие аргонавтов со своим возлюбленным и младшим братом. За ними погнался корабль отца девушки. Чтобы остановить погоню, она убила брата и выбросила останки в море, потому что знала, что судну придется остановиться и забрать тело. Здесь же она вышла замуж за Ясона, чтобы ее не выдали феакам. Пережили они еще немало испытаний и приключений.

Во время путешествия главная героиня родила мужу двух детей. Добравшись до Иолка, они встретились с дядей Ясона, Пелием. Его она тоже убила, после чего пара сбежала в Коринф. Здесь они и расстались. По одной из версий, Ясон сам решил жениться на дочери Креонта Креузе ( она же Главка). По другой, Ясона вынудил жениться на Главке царь Коринфа. А все, что было дальше и стало сюжетом для оперы Керубини.

Опера Медея: краткое содержание

Это финал всей истории о не самой счастливой любви. Ясон устал от странствий, он хочет тихой жизни. Кроме того, он влюбился в другую женщину.

Часть первая. За пределами дворца короля Креона.

Главка готовится к своей свадьбе с Ясоном. Ей страшно, но отец и жених успокаивают принцессу. Брошенная Медея приходит к бывшему мужу и требует, чтобы он вернулся к ней. Ясон отказывается и Медея проклинает его. Она клянется отомстить.

Часть вторая. Внутри дворца.

В отчаянии Медея призывает своей служанке Нерис покинуть город. Затем появляется Креон и приказывает Медее уйти. Она просит побыть еще один день со своими сыновьями и, после того, как король соглашается. Придя в чувство, Медея готовит подарок для соперницы. Она отправляет Главке диадему. На самом деле, подарок пропитан ядовитыми травами.

Часть третья. Между дворцом и храмом.

Нерис выводит двоих детей туда, где их ждет Медея. Из дворца слышны звуки плача: обнаруживается, что один из свадебных подарков Медеи отравил Главку. Собирается разъяренная толпа. Медея с Нерис и детьми укрываются в храме.

Именно здесь царица и убивает своих сыновей. Храм, в который возвращается Медея, горит в огне. Царица назначает любимому встречу на берегу реки Стикс.

Премьера оперы состоялась в марте 1797 года. Ставится она довольно редко, тем не менее, она идет в Московском академическом музыкальном театре.

Опера Керубини «Медея» (Médée) | Belcanto.ru

Médée

Композитор

Дата премьеры

13.03.1797

Жанр

Страна

Италия

Керубини. «Медея». Sinfonia (Оркестр Академии Св. Сесилии, Рим, п/у Л. Гарделли)

Лирическая трагедия Луиджи Керубини в трех действиях; либретто Ф.  Б. Оффмана по одноименной трагедии П. Корнеля (она в свою очередь восходит к трагедиям Сенеки и Еврипида), итальянская версия Ч. Дзангарини.
Первая постановка: Париж, театр «Фейдо», 13 марта 1797 года.

Действующие лица:

Креонт (бас), Главка (сопрано) Ясон (тенор), Медея (сопрано), Нерис (меццо-сопрано), начальник стражи (бас), первая служанка (сопрано), вторая служанка (меццо-сопрано), два маленьких сына Медеи и Ясона, служанки Главки аргонавты, жрецы, воины, народ Коринфа.

Действие первое

Дворец Креонта, царя Коринфа. Его дочь Главка охвачена волнением накануне своей свадьбы с Ясоном: она боится мести его бывшей жены, волшебницы Медеи, которая некогда помогла ему добыть золотое руно. У Ясона два сына от Медеи. Главка боится потерять свое счастье («О amore, vieni а те»; «О любовь, приди»). На сцену выходят Креонт и Ясон в сопровождении аргонавтов, воинов и народа Коринфа. Ясон пытается успокоить Главку («Or che piu non vedro»; «Уж больше не увижу»). Креонт молит богов о покровительстве будущим супругам, к нему присоединяются они сами, а также народ (терцет и хор «Pronube divi»; «О божества, покровители брака»). Всеобщая радость внезапно омрачается: на пороге дворца появляется необычного вида женщина, на устах ее угрозы, это Медея («Or parla ru»; «Теперь ответь»). Креонт велит ей уйти («Qui tremar devi tu, donna rea»; «Здесь трепетать должна ты, царица»). Тогда Медея начинает умолять Ясона вернуться, напоминая ему прошлое («Die tuoi figli la madre tu vedi»; «Перед тобою мать твоих сыновей»). Тот отталкивает ее, Медея грозит ему страшной местью (дуэт «Nemici senza cor»; «Бессердечные враги»).

Действие второе

Во дворце Креонта Медея просит царя позволить ей остаться еще на день. Креонт в конце концов соглашается. Медея уверяет Ясона, что она смирилась со своей участью, и тот разрешает ей навестить детей (дуэт «Figli miei»; «Дети мои»). Затем она велит слугам отнести Главке в качестве свадебных даров магические диадему и пеплос.

Действие третье

Гористая местность: в глубине храм, в стороне дворец Креонта. Медея решила убить сыновей, которых приводит ее служанка Нерис. Но нож выпадает из ее рук («Del fiero duoi che il cor mi frange»; «Яростной муки, что сердце терзает»). Однако она не может смириться («Е che? io son Medea!»; «И что ж? Ведь я Медея!»). Из дворца доносятся причитания: Главка умерла, убитая дарами Медеи. Волшебница со служанкой и детьми скрывается в храме. Вскоре она появляется на пороге, показывая окровавленный кинжал, которым она убила детей. «Что сделал я тебе, жестокая?» — спрашивает Ясон. «Это были твои дети»,— отвечает Медея и исчезает в пламени подожженного ею храма, предрекая Ясону скорую смерть.

Хотя Керубини принадлежат около тридцати опер, большие и малые, комические и серьезные, в которых есть удивительные, предвосхищающие будущее страницы, как вокальные, так и симфонические, он особенно известен как автор «Медеи», сравнительно недавно, а именно с 1952 года вновь приобретшей популярность благодаря великолепному исполнению Марии Каллас. Между тем и на первом представлении в 1797 году (в парижском театре «Фейдо») успех оперы был очень значителен, а музыка оценена как «широкая, выразительная, величественная и страшная». Вскоре была напечатана партитура, получившая большое распространение, в особенности в германских странах. Брамс даже определил «Медею» как «оперу, которую мы, музыканты, считаем высшим достижением драматической музыки». Еще раньше Бетховен считал оперы Керубини «превосходящими все другие театральные произведения». В 1854 году Франц Лахнер положил на музыку разговорные диалоги (обязательные в театре «Фейдо») по образцу крупных опер-сериа Керубини. «Медея» в действительности была создана в жанре французской комической оперы, и работа Лахнера придала целому большее единство и силу. Из высказываний современных ученых, среди которых все большее число подчеркивает значение оперы Керубини для нашего времени, ее особую связь с литературными источниками, следует напомнить мысль Джулио Конфалоньери: «Благодаря мрачному колориту, отличающему всю оперу, неослабевающему напряжению, пронизывающему ее от начала до конца, навязчивому основному ритму, Керубини.

.. приближает каждый отдельный эпизод к катастрофе с последовательностью, которую Сенека и Корнель тщетно искали в логическом сцеплении событий».

Уже в увертюре встречаются черты, свойственные симфоническим и вокальным сочинениям Глюка и Моцарта, но эти черты отличают яркость и энергия, предвосхищающие Бетховена. Бурные призывы, звучащие, словно грозовые раскаты, в разных оркестровых группах и выходящие за академические рамки диалогов-имитаций, заставляют вспомнить Вебера и оперы-сериа Россини. Две темы — мести и материнской любви (чувства, обуревающие Медею) — решительны и мятежны. Мифологическая Греция, уже глубоко исследованная в XVII—XVIII веках, вновь предстает в своей первозданности и священной, ритуальной силе, словно выйдя из тех неведомых времен, где сталкиваются далекие боги и люди с их беспокойной судьбой.

Главка начинает действие арией, в которой спорят два чувства — любовь и страх, хотя эта ария не лишена виртуозных, галантных украшений. Появляется Медея. Как будет и в «Фиделио», водораздел между этими двумя моментами очень четок (и здесь тоже отсылает к бурному финалу). Речитатив «заклинательницы злых сил» (по определению Конфалоньери), беспокойный и противоречивый, поначалу грозный, вскоре выдает внутреннюю муку. Но Ясон, следуя совету Креонта, отказывает ей в гостеприимстве (великолепна его ария, предвещающая Бетховена).

В трепетном вступлении ко второму действию выделяется звучание минорных терций: настойчивые мольбы произносятся с затаенной яростью, которую Керубини затем выплеснет с силой, достойной все того же Бетховена. Образ Нерис, пасторальный и патетический, отличается задумчивостью, уже близкой образам Доницетти.В дуэте с бывшим мужем Медея чередует угрозы с притворным смирением, состояние ее души — следствие трагической нерешительности, которую эта мать-волшебница преодолеет в большой вокально-симфонической сцене третьего действия, центре и развязке всех драматических узлов оперы. После речитатива-ариозо голос Медеи в безудержном порыве состязается с оркестром — в ее кабалетте прерывистые, отмеченные большими интервалами-скачками фразы стремятся к заключительной замкнутой части на фоне восклицаний хора, устрашенного смертью Главки.

Этот демонический порыв выливается в грандиозный финал. Последний вопль Медеи — трагическое воплощение того чисто французского революционного духа, который Делакруа изобразит впоследствии в образе Свободы на баррикадах, а Бетховен — в «Фиделио».

Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)


Уступавшая в популярности в 19 веке таким сочинениям композитора, как «Два дня», «Лодоиска», опера переживает сейчас «второе» рождение, во многом благодаря исполнению заглавной партии Каллас (1953, Ла Скала).

В России первая постановка была осуществлена в 1982 году (Самарский театр оперы и балета).

Дискография: CD — EMI. Дир. Серафин, Медея (Каллас), Язон (Пикки), Главка (Скотто), Креон (Модести), Нерис (Пираццини).

Е. Цодоков

Я рекомендую

Это интересно

Твитнуть

реклама

вам может быть интересно

Публикации

«Медея» за 9 минут.

Краткое содержание трагедии Еврипида

Есть миф о герое Ясоне, вожде аргонавтов. Он был наследным царём города Иолка в Северной Греции, но власть в городе захватил его старший родственник, властный Пелий, и, чтобы вернуть ее, Ясон должен был совершить подвиг: с друзьями-богатырями на корабле «Арго» доплыть до восточного края земли и там, в стране Колхиде, добыть священное золотое руно, охраняемое драконом. Об этом плавании потом Аполлоний Родосский написал поэму «Аргонавтика».

Продолжение после рекламы:

В Колхиде правил могучий царь, сын Солнца; дочь его, царевна-волшебница Медея, полюбила Ясона, они поклялись друг Другу в верности, и она спасла его. Во-первых, она дала ему колдовские снадобья, которые помогли ему сперва выдержать испытательный подвиг — вспахать пашню на огнедышащих быках, — а потом усыпить охранителя дракона. Во-вторых, когда они отплывали из Колхиды, Медея из любви к мужу убила родного брата и разбросала куски его тела по берегу; преследовавшие их колхидяне задержались, погребая его, и не смогли настичь беглецов. В-третьих, когда они вернулись в Иолк, Медея, чтобы спасти Ясона от коварства Пелия, предложила дочерям Пелия зарезать их старого отца, обещав после этого воскресить его юным. И они зарезали отца, но Медея отказалась от своего обещания, и дочери-отцеубийцы скрылись в изгнание. Однако получить Иолкское царство Ясону не удалось: народ возмутился против чужеземной колдуньи, и Ясон с Медеей и двумя маленькими сыновьями бежали в Коринф. Старый коринфский царь, присмотревшись, предложил ему в жены свою дочь и с нею царство, но, конечно, с тем, чтобы он развёлся с колдуньей. Ясон принял предложение: может быть, он сам уже начинал бояться Медеи. Он справил новую свадьбу, а Медее царь послал приказ покинуть Коринф. На солнечной колеснице, запряжённой драконами, она бежала в Афины, а детям своим велела: «Передайте вашей мачехе мой свадебный дар: шитый плащ и златотканую головную повязку». Плащ и повязка были пропитаны огненным ядом: пламя охватило и юную царевну, и старого царя, и царский дворец. Дети бросились искать спасения в храме, но коринфяне в ярости побили их камнями. Что стало с Ясоном, никто точно не знал.

Брифли существует благодаря рекламе:

Коринфянам тяжело было жить с дурной славой детоубийц и нечестивцев. Поэтому, говорит предание, они упросили афинского поэта Еврипида показать в трагедии, что не они убили Ясоновых детей, а сама Медея, их родная мать. Поверить в такой ужас было трудно, но Еврипид заставил в это поверить.

«О, если бы никогда не рушились те сосны, из которых был сколочен тот корабль, на котором отплывал Ясон...» — начинается трагедия. Это говорит старая кормилица Медеи. Ее госпожа только что узнала, что Ясон женится на царевне, но ещё не знает, что царь велит ей покинуть Коринф. За сценой слышны стоны Медеи: она клянёт и Ясона, и себя, и детей. «Береги детей», — говорит кормилица старому воспитателю. Хор коринфских женщин в тревоге: не накликала бы Медея худшей беды! «Ужасна царская гордыня и страсть! лучше мир и мера».

Стоны смолкли, Медея выходит к хору, говорит она твёрдо и мужественно. «Мой муж для меня был все — больше у меня ничего. О жалкая доля женщины! Выдают ее в чужой дом, платят за неё приданое, покупают ей хозяина; рожать ей больно, как в битве, а уйти — позор. Вы — здешние, вы не одинокие, а я — одна». Навстречу ей выступает старый коринфский царь: тотчас, на глазах у всех, пусть колдунья отправляется в изгнание! «Увы! тяжко знать больше других:

Продолжение после рекламы:

от этого страх, от этого ненависть. Дай мне хоть день сроку: решить, куда мне идти». Царь даёт ей день сроку. «Слепец! — говорит она ему вслед. — Не знаю, куда уйду, но знаю, что оставлю вас мёртвыми». Кого — вас? Хор поёт песню о всеобщей неправде: попраны клятвы, реки текут вспять, мужчины коварнее женщин!

Входит Ясон; начинается спор. «Я спасла тебя от быков, от дракона, от Пелия — где твои клятвы? Куда мне идти? В Колхиде — прах брата; в Иолке — прах Пелия; твои друзья — мои враги. О Зевс, почему мы умеем распознавать фальшивое золото, но не фальшивого человека!» Ясон отвечает: «Спасла меня не ты, а любовь, которая двигала тобой. За спасение это я в расчёте: ты не в дикой Колхиде, а в Греции, где умеют петь славу и мне и тебе. Новый брак мой — ради детей: рождённые от тебя, они неполноправны, а в новом моем доме они будут счастливы». — «Не нужно счастья ценой такой обиды!» — «О, зачем не могут люди рождаться без женщин! меньше было бы на свете зла». Хор поёт песню о злой любви.

Медея сделает своё дело, но куда потом уйти? Здесь и появляется молодой афинский царь Эгей: он ходил к оракулу спросить, почему у него нет детей, а оракул ответил непонятно. «Будут у тебя дети, — говорит Медея, — если дашь мне приют в Афинах». Она знает, у Эгея родится сын на чужой стороне — герой Тесей; знает, что этот Тесей выгонит ее из Афин; знает, что потом Эгей погибнет от этого сына — бросится в море при ложной вести о его гибели; но молчит. «Пусть погибну, если позволю выгнать тебя из Афин!» — говорит Эгей, Больше Медее сейчас ничего не нужно. У Эгея будет сын, а у Ясона детей не будет — ни от новой жены, ни от неё, Медеи. «Я вырву с корнем Ясонов род!» — и пусть ужасаются потомки. Хор поёт песню во славу Афин.

Брифли существует благодаря рекламе:

Медея напомнила о прошлом, заручилась будущим, — теперь ее забота — о настоящем. Первая — о муже. Она вызывает Ясона, просит прощения — «таковы уж мы, женщины!» — льстит, велит детям Обнять отца: «Есть у меня плащ и повязка, наследие Солнца, моего предка; позволь им поднести их твоей жене!» — «Конечно, и дай бог им долгой жизни!» Сердце Медеи сжимается, но она запрещает себе жалость. Хор поёт: «Что-то будет!»

Вторая забота — о детях. Они отнесли подарки и вернулись; Медея в последний раз плачет над ними. «Вас я родила, вас я вскормила, вашу улыбку я вижу — неужели в последний раз? Милые руки, милые губы, царские лики — неужели я вас не пощажу? Отец украл ваше счастье, отец лишает вас матери; пожалею я вас — посмеются мои враги; не бывать этому! Гордость во мне сильна, а гнев сильнее меня; решено!» Хор поёт: «О, лучше не родить детей, не вести дома, жить мыслью с Музами — разве женщины умом слабее мужчин?»

Третья забота — о разлучнице. Вбегает вестник: «Спасайся, Медея: погибли и царевна и царь от твоего яда!» — «Рассказывай, рассказывай, чем подробнее, тем слаще!» Дети вошли во дворец, все на них любуются, царевна радуется уборам, Ясон просит ее быть доброй мачехой для малюток. Она обещает, она надевает наряд, она красуется перед зеркалом; вдруг краска сбегает с лица, на губах выступает пена, пламя охватывает ей кудри, жжёное мясо сжимается на костях, отравленная кровь сочится, как смола из коры. Старый отец с криком припадает к ее телу, мёртвое тело обвивает его, как плющ; он силится стряхнуть его, но мертвеет сам, и оба, обугленные, лежат, мертвы. «Да, наша жизнь — лишь тень, — заключает вестник, — и нет для людей счастья, а есть удачи и неудачи».

Теперь обратного пути нет; если Медея не убьёт детей сама — их убьют другие. «Не медли, сердце: колеблется только трус. Молчите, воспоминанья: сейчас я не мать им, плакать я буду завтра». Медея уходит за сцену, хор в ужасе поёт: «Солнце-предок и вышний Зевс! удержите её руку, не дайте множить убийство убийством!» Слышатся два детских стона, и все кончено.

Врывается Ясон: «Где она? на земле, в преисподней, в небе? Пусть ее растерзают, мне только бы спасти детей!» — «Поздно, Ясон», — говорит ему хор. Распахивается дворец, над дворцом — Медея на Солнцевой колеснице с мёртвыми детьми на руках. «Ты львица, а не жена! — кричит Ясон. — Ты демон, которым боги меня поразили!» — «Зови, как хочешь, но я ранила твоё сердце». — «И собственное!» — «Легка мне моя боль, когда вижу я твою». — «Твоя рука их убила!» — «А прежде того — твой грех». — «Так пусть казнят тебя боги!» — «Боги не слышат клятвопреступников». Медея исчезает, Ясон тщетно взывает к Зевсу. Хор кончает трагедию словами:

«Не сбывается то, что ты верным считал, / И нежданному боги находят пути — / Таково пережитое нами»...

Еврипид «Медея» – краткое содержание

В трагедии «Медея» (см. её анализ) древнегреческий драматург Еврипид рассказывает, как яростная героиня страшным злодеянием коверкает судьбу не только ненавистного её человека, но и свою собственную.

Колхидская царевна Медея, внучка солнечного бога Гелиоса, влюбилась в греческого героя Ясона, который приплыл с аргонавтами на её родину за золотым руном. Она помогла Ясону обхитрить её отца, завладеть руном и по опасному пути вернуться в Элладу.

 

Мифы древней Греции. Медея. Любовь, несущая смерть

 

Ясон увёз Медею с собой и женился на ней. Ради возлюбленного Медея убила даже собственного брата Абсирта. Уже в Греции она помогла Ясону погубить царя Пелия, который обманул его и не отдал в обмен на золотое руно царский трон в городе Иолке.

Сын Пелия Адраст, наследовавший власть отца, изгнал Ясона и Медею из своих владений. Они поселились у царя Креонта в Коринфе. Два сына родились у них. Казалось, счастливы должны были быть Ясон и Медея. Но судьба не сулила никому из них счастья. Пленившись красотой дочери Креонта, Главки, Ясон изменил клятвам верности, данным Медее в Колхиде; он изменил той, с помощью которой совершил великий подвиг. Ясон решил жениться на Главке, и царь Креонт согласился отдать свою дочь в жены знаменитому герою.

Когда Медея узнала об измене Ясона, отчаяние овладело ею. По-прежнему любила Медея Ясона. Словно обратившись в бездушный камень, сидела Медея, погруженная в печаль. Она не ела, не пила, не слушала слов утешения. Понемногу неистовый гнев овладевал Медеей. Её неукротимый дух не мог смириться. Не могла она, дочь царя Колхиды, снести торжество над собой соперницы! Нет, страшна в гневе Медея, месть ее должна быть ужасна по своей жестокости. О! Медея отомстит и Ясону, и Главке, и отцу ее Креонту!

Все клянет Медея в неистовом гневе. Она проклинает детей своих, проклинает Ясона. Страдает Медея и молит богов, чтобы отняли сразу они у нее жизнь ударом молнии. Что, кроме мести, осталось ей в жизни? Смерть зовет Медея, это будет концом ее мучений, смерть освободит ее от горя. За что так жестоко поступил Ясон, с ней – с той, которая спасла его, помогла, усыпив дракона, добыть золотое руно, которая ради его спасения заманила в засаду своего брата, убила Пелия?

Призывает Медея Зевса и богиню правосудия Фемиду быть свидетелями того, как несправедливо поступил с ней Ясон. Все крепнет решение Медеи отомстить Ясону.

Еврипид, автор трагедии «Медея». Бюст из Ватиканского музея

 

Но вот приходит Креонт. Он объявляет Медее, что она должна немедленно покинуть Коринф. Боится Медеи Креонт, он знает, как страшна в гневе Медея, знает, что она колдунья и могущественны ее волшебные чары. Она может погубить и дочь его, и его самого.

Медея же, чтобы выиграть время для мести, делает вид, что подчиняется Креонту, но просит лишь об одном – разрешить ей остаться еще на день в Коринфе. Соглашается Креонт, не подозревая, что этим сам обрекает себя на гибель. Но он грозит Медее, что предаст казни и ее, и ее сыновей, если застанут её в Коринфе лучи восходящего солнца.

Медея знает, что казни ей нечего бояться. Скорее ее погибнет Креонт, недаром клялась она бледноликой богиней Селеной и своей покровительницей Гекатой погубить своих врагов. Нет, не она, а они не избегнут казни. Неужели станет она, внучка бога Гелиоса, посмешищем потомком преступного коринфянина Сизифа и невесты Ясона!

Напрасно говорит Медее Ясон, что для ее блага и для блага детей женится он на Главке, что сыновья его найдут опору в своих будущих братьях, если пошлют ему боги детей от нового брака. Медея не верит искренности слов Ясона, она упрекает его в измене и грозит ему гневом богов. Ненавистен ей Ясон, которого когда-то она так любила, для которого забыла отца, мать и родину. Разгневанный уходит Ясон, вслед ему несутся насмешки и угрозы Медеи.

В это время приходит в Коринф, по пути от Дельфийского оракула, Эгей, царь Афин. Дружелюбно приветствует он Медею и спрашивает, чем опечалена она. Рассказывает о своем горе Медея и молит Эгея дать ей, забытой мужем изгнаннице, приют в Афинах. Она обещает помочь Эгею своими чарами, обещает, что он, до сих пор бездетный, будет иметь многочисленное потомство, лишь только бы приютил её. Клянется Эгей дать приют Медее. Он клянется богиней земли Геей, Гелиосом, дедом Медеи, всеми богами Олимпа – не выдавать Медею ее врагам. Лишь одно условие ставит он Медее; она сама должна без его помощи прийти в Афины, так как не хочет Эгей ссориться с царем Коринфа.

Обеспечив себе приют, Медея приступает к выполнению задуманной мести. Она решается не только погубить Креонта и дочь его Главку, но и убить своих детей, детей Ясона. Она посылает свою служанку за Ясоном. Приходит Ясон. Покорной притворяется Медея, она делает вид, что примирилась со своей судьбой и с решением Ясона, и просит его лишь об одном, чтоб он убедил Креонта оставить в Коринфе ее сыновей. Приходят и дети. Увидав их, плачет Медея, она обнимает, целует сыновей, она любит их, но жажда мести сильнее любви к детям.

Под предлогом того, что она желает склонить Главку оставить ее детей в новом доме Ясона, Медея посылает той в подарок драгоценную одежду и золотой венец. Этот дар несет с собой гибель. Лишь только надела Главка одежду и венец, присланные Медеей, как яд, которым были напитаны они, проник ей в тело. Как медный обруч, сжимает ей голову венец. Одежда жжет огнем ее тело. В страшных мучениях умирает Главка. Спешит к ней на помощь отец, он обнимает несчастную дочь, но одежда прилипает и к нему. Он старается оторвать эту одежду от себя, но с нею вместе отрывает и куски своего тела. Так гибнет и Креонт от дара Медеи.

С торжеством слышит Медея о гибели Креонта и Главки, но их гибель не утолила её жажду мести. Медея решила убить своих детей, чтобы еще сильней заставить страдать Ясона. Теперь побуждает Медею к убийству и то, что она знает, какая участь грозит ее сыновьям, когда родственники Креонта будут мстить им за преступления их матери. Поспешно ушла Медея во дворец и тотчас раздались там крики и стоны ее сыновей. Родная мать убила их.

Ясон же, узнав, что погибли от руки Медеи Креонт и Главка, спешит к себе во дворец в страхе, что родственники Креонта из мести погубят его сыновей. Дверь во дворец заперта, хочет взломать ее Ясон. Вдруг в воздухе на запряженной драконами колеснице, посланной её дедом, богом Гелиосом, появляется Медея: у ног ее лежат убитые ею сыновья.

В ужасе Ясон. Он молит Медею оставить ему хотя бы тела сыновей, чтобы он сам мог похоронить их. Но и этого утешения не дает ему Медея и быстро уносится на чудесной колеснице.

 

Читать Еврипид «Медея» Краткое Содержание Трагедия


Медея
Medea
«Медея перед убийством детей», картина Эжена Делакруа (1862)
Жанртрагедия
АвторСенека
Язык оригиналалатинский
Дата написания62 г. н. э.
Электронная версия

«Меде́я»
— трагедия Сенеки, написанная в 62 году н. э. Основана на одноименной трагедии Еврипида, а также на не дошедшей до наших дней «Медее» Овидия.

Сюжет

После убийства Пелия, Ясон с супругой и детьми пребывает в изгнании в Коринфе. Когда царь Креонт избирает Ясона в зятья, Медея от мужа получает развод и от царя приказ вновь отправиться в изгнание. Вымолив себе отсрочкою единый день, посылает она Креусе, нареченной Ясона, убор и ожерелье, напитанные колдовскими снадобьями: лишь надела их невеста, как пламенем вспыхнули дары, и, вместе с подоспевшим на помощь родителем, злосчастная сгорела. Затем Медея сыновей, рожденных от Ясона, на глазах у отца умерщвляет и по небу улетает[1][2].

«Медея»: краткое содержание трагедии Еврипида

Царь Коринфа предлагает Ясону взять в жену его дочь Главку, на что он отвечает согласием. Поступки его жены Медеи иногда начинают пугать героя, и он не прочь оставить ее на произвол судьбы. Разъяренная женщина называет бывшего супруга неблагодарным, ведь именно с ее помощью он добыл золотое руно и вернул себе былую славу. Однако Ясон говорит, что перед ней он свой долг совершил. Он подарил ей двух сыновей, и теперь может доживать жизнь так, как ему самому угодно. Быть может, эта позиция покажется непонятной женщинам, поэтому о трагедии «Медея» отзывы о Ясоне могут быть отрицательными.

Коринфский царь изгоняет Медею, но та пытается отомстить неблагодарному мужу и решается на отчаянный поступок – убить детей, чтобы Ясон погиб от отчаяния. Злодейка подговаривает своих мальчиков отнести Главке свадебный подарок – отравленную корону, которая вмиг разъедает лицо прекрасной царицы. Отчаянный отец, решившийся спасти дочь, погибает вслед за ней. Медея обрекает своих детей на смерть: разгневанные коринфяне разорвали бы их на части, поэтому несчастная мать сама решается их убить и даже не позволяет Ясону с ними проститься.

История Медеи, возлюбленной Ясона: коварство, волшебство и убийства

Путешествие аргонавтов за Золотым Руном и особенно жизнь Ясона тесно связаны с Медеей — чародейкой, пророчицей, внучкой бога солнца Гелиоса и дочерью нимфы Идии от колхидского царя по имени Ээт.

Jason and Medea — Гюстав Моро, 1865 (Musée d’Orsay, Paris)

Эта женщина и ее история разными античными авторами описывается несколько по-разному, однако ядро повествования сохраняется: череда обманов, интриг и убийств, как и у многих других героев легенд.

Похищение Золотого Руна и побег из Колхиды

История Медеи и Ясона начинается в тот момент, когда прекрасная богиня любви Афродита, покровительствующая аргонавтам, внушает женщине любовь к только что прибывшему в Колхиду Ясону.

Медея на римской росписи 1-го века (Национальный археологический музей, Неаполь)

Страстная, безумная любовь заставляет чародейку не только помочь Ясону в преодолении испытаний Ээта и похищении сокровища — Золотого Руна, но и при побеге увести за собой Апсирта, ее маленького брата.

Золотое руно. Медея сбрасывает за борт своего брата — Герберт Джеймс Дрейпер, 1904 (Courtesy of Bradford Museums, Galleries & Heritage (Cartwright Hall))

Медея убивает Апсирта и бросает кусочки тела в воду, зная, что Ээт в горе попытается найти их и приостановит погоню.

Лодовико Карраччи, около 1584

Догнали беглецов лишь на острове феаков под управлением царя Алкиноя. Алкиной согласился вернуть дочь Ээта лишь при условии, что она еще не вышла замуж за Ясона.

Ясон и Медея пожимают друг другу руки в знак своего брака (Рельеф римского саркофага 2-го века в Палаццо Альтемпс, Рим)

Предупрежденные об этом, Ясон и Медея поспешно женились и благополучно продолжили свой путь.

Чародейство и обман

Дальнейшая судьба Медеи наполнена коварством и магией. В Иолке чародейка обманом заставляет дочерей Пелия, захватившего трон, убить отца.

Убийство Пелия его дочерьми — Жорж Моро де Тур, 1878

Она показывает ритуал, разрубая барана на кусочки, бросая их в кипяток, а затем вынимая из котла живого ягненка. Дочери Пелия пытаются таким же способом вернуть молодость отцу, что у них, естественно, не получается.

Медея —Фредерик Сэндис, между 1866 и 1868 (Birmingham Museum and Art Gallery)

Затем Медея отправляет своей сопернице Главке (на которой хочет жениться Ясон) отравленное одеяние, и та сгорает заживо.

Медея до детоубийства (Фреска 1-го века от Помпеи в Национальном археологическом музее Неаполя)

Разозленная изменой Ясона, женщина убивает двух их совместных сыновей и улетает в Афины на небесной колеснице своего деда.

Miss Clairon in Medea — Шарль-Андре ван Лоо, 1760 (Новый дворец (Потсдам))

В Афинах волшебница выходит замуж за Эгея и рожает от него Меда. Когда возвращается Тесей, потерянный наследник Эгея, она пытается убедить Эгея убить пришельца. Эгей все же узнает сына и в наказание за коварство изгоняет Медею и Меда. Они возвращаются в Колхиду и вместе свергают захватившего власть Перса.

История Медеи завершается на острове блаженных, где она сочетается браком с Ахиллом.

  • Интересно? Ставьте лайк
    и
    подписывайтесь
    на канал
    ΦΙΛΟΣΟΦΊΑ.
    Ещё нас можно читать во
    ВКонтакте
    и
    Твиттере!
  • Литература:
    wikipedia.org

Источник: https://zen. yandex.ru/media/id/599eaad01410c3c2c165fca3/5b093cde79885e1c967eb01b

LiveInternetLiveInternet

WhiteKnight

все записи автора «Работа его многие годы была связана с палеозоологией, мертвейшей из наук, и это придало странную особенность его восприятию: все в мире делилось на твердое и мягкое. Мягкое ласкало чувства, пахло, было сладким или отталкивающим — словом, было связано с эмоциональными реакциями. А твердое определяло сущность явления, было его скелетом. Георгию достаточно было взять в руки одну створку устрицы, вмурованную в склон холма где-нибудь в Фергане или здесь, под Алчаком, чтобы определить, в каком из десяти ярусов палеогена жил этот мясистый, давно исчезнувший моллюск, его крепкая мышца и примитивные нервные узлы, то есть все то, что составляло незначительную мякоть. Так и песни эти казались Георгию мякотью, сплошной мякотью, в отличие, скажем, от песен Шуберта, в которых он чувствовал музыкальный костяк, благо что и немецкого языка он не знал.»

Прочла по совету. Первую часть вопила, что «не мое» (и никогда в жизни не буду я читать женскую прозу), думала, что уже не дочитаю, но неожиданно дочитала и даже признаюсь в том, что мне понравилось.

Если не хотите разочарований, не покупайтесь на заманчивое название романа. В истории Людмилы Улицкой ни слова о властительной царице из древнегреческих мифов. С хрестоматийной тезкой Медею Улицкой сближает лишь имя, да греческие корни. Дети также упомянуты не столько в плане естественного родства, сколько в свете родства духовного.

В остальном же, это хорошая женская проза. Если сравнивать с Токаревой, Рубиной и некоторыми иностранными образцами, которые мне довелось читать, то из всего жанра именно это произведение выделила бы как лучшее мне знакомое. Исполнен роман в виде «семейной хроники» и потому чем-то смахивает на «Сто лет одиночества» Маркеса.

Находится в романе место и любовным, и чувственным, и мистическим переживаниям. Улицкая ведет повествование умно, а в редких шутках еще и остроумно.

В жизни Медеи и ее детей происходит собственно все, что может быть приписано любой большой семье, если удасться окинуть изучающим взглядом историю подобного маленького государства за, скажем, сотню лет — тихое счастье и тихая шизофрения, грехи и труды… свои трагедии, свои свершения.

Образ уютного дома у моря, то одинокого, то набитого самыми разными людьми, которые год за годом держаться друг за друга, расстаются, встречаются, а иногда сталкиваются в борьбе — центр романа.

С одной стороны, перед читателем — эта самая крепость Медеиного дома, обломка уходящей эпохи такого же значительного, как и его хозяйка, обреченного в силу самой неумолимости жизни. Но может ли столь большое уйти безвозвратно? Хочется верить, что нет… Что-то главное останется и затвердеет. С другой стороны — новые побеги, те самые «дети», окружающие Медею, наполняющие ее дом. Есть ли в их сердцах что-то столь же прочное, как у Медеи?

Из множества молодых героев особо выделяется образ Маши и то, какой жестокий жест в сторону этой героини сделала Улицкая, подарив ей свои собственные, местами довольно посредственные, но и не лишенные очарования стихи. Называется «убей в себе поэта».

Сюжет[ | ]

После убийства Пелия, Ясон с супругой и детьми пребывает в изгнании в Коринфе. Когда царь Креонт избирает Ясона в зятья, Медея от мужа получает развод и от царя приказ вновь отся в изгнание. Вымолив себе отсрочкою единый день, посылает она Креусе, нареченной Ясона, убор и ожерелье, напитанные колдовскими снадобьями: лишь надела их невеста, как пламенем вспыхнули дары, и, вместе с подоспевшим на помощь родителем, злосчастная сгорела. Затем Медея сыновей, рожденных от Ясона, на глазах у отца умерщвляет и по небу улетает[1][2].

Краткое содержание оперы «Медея» Керубини

Медея – один из самых загадочных и драматичных женских персонажей в греческой мифологии. Она обладает магическим даром и считается одной из основательниц медицины. Она вдохновляла многих авторов, в том числе и создателей оперы.

Так, существуют оперы Кавалли, Шарпантье, Симона Майра, Мердаканте, посвященные этому персонажу. Также существуют современные оперы, посвященные Медее, и даже петербургская панк-опера.

Но самым известным произведением является опера «Медея» Луиджи Керубини.

Миф о Медее

Глвная героиня была дочерью царя Колхиды ЭЭта. Её матерью называли богиню ада Гекату и океаниду Идию. Среди других ее родственников — Гелиос (дед) и Кирка ( тетя). Медея была одной из жриц Гекаты. Она влюбилась в сына царя Эсона. Ясон – лидер аргонавтов. Именно Медея помогла ему отобрать у ее отца заветное руно.

Для этого Ясону нужно было пережить несколько испытаний. Девушка помогла ему и вспахать поле на волах, которые изрыгали огонь, засеять его, и остановить воинов, в которые превратились на поле драконьи зубы. Впрочем, есть версия, что она это делал по приказу Геры, а любовь пришла намного позже.

Тем не менее, принцесса отправилась в путешествие аргонавтов со своим возлюбленным и младшим братом. За ними погнался корабль отца девушки. Чтобы остановить погоню, она убила брата и выбросила останки в море, потому что знала, что судну придется остановиться и забрать тело.

Здесь же она вышла замуж за Ясона, чтобы ее не выдали феакам. Пережили они еще немало испытаний и приключений.

Во время путешествия главная героиня родила мужу двух детей. Добравшись до Иолка, они встретились с дядей Ясона, Пелием. Его она тоже убила, после чего пара сбежала в Коринф. Здесь они и расстались.

По одной из версий, Ясон сам решил жениться на дочери Креонта Креузе ( она же Главка). По другой, Ясона вынудил жениться на Главке царь Коринфа. А все, что было дальше и стало сюжетом для оперы Керубини.

Сейчас читают

  • Краткое содержание Быков Одна ночь
    Действие разворачивается в период окончания войны. Советская армия захватила город, и вдруг начался налет фашистских истребителей. Иван Волок бежал за сержантом, но не догнал. И тут перед ним возникли два фашиста. Иван одного пристрелил, а второй сбежал.

    Действие рассказа Юрия Марковича Нагибина разворачивается летом в усадьбе Сатиных. В это время пышно цветёт сирень. Кусты с белыми, голубыми и розовыми цветами наполняют улицы душистым запахом.

Художник эпохи духовного упадка и нравственного разложения императорского Рима Луций Анней Сенека любил яркие краски, и ему лучше всего удавались картины пороков, сильных аффектов, патологических состояний. Герои «Медеи» Сенеки (попытки точно датировать трагедии Сенеки (4 — 65 гг. н.э.) остаются не более чем гипотезами) — люди огромной силы и страсти, с волей к действию и страданию, мучители и мученики, на мягкие чувства эти герои редко бывают способны. Персонажи Сенеки однотонны, женщины не уступают мужчинам в силе страстей и жестокости.

«Медея» повторяет сюжет популярный у греческих и римских трагических поэтов. Колхидская колдунья Медея, последовавшая за Ясоном в Грецию, мстит ему за то, что он собирается покинуть ее и жениться на дочери царя Коринфа Креусе. Медея посылает сопернице одежду, пропитанную ядом, и несчастная погибает (у Сенеки же одежда сгорает). Затем Медея убивает своих детей от Ясона и улетает на крылатой колеснице.

Как отмечают исследователи, Сенека уже рассчитывает на знание читателями мифа. Сенека с самого начала представляет героиню мстительной фурией на пике эмоционального напряжения, что имеет сильный эффект, но теряется в правдоподобии. Более того, Медея знает, какая ей участь уготовлена: кроме разного рода намеков на ужасный «грех» в диалоге с кормилицей проскакивает фраза: «Медея!» — «Стану ею». То есть героиня уже знает, что произошло с Медеей Еврипида.

На раскрытие образа Медеи «работают» и монологи Кормилицы. Медея — фигура демоническая, злобная, она готова принять смерть мужа (на меч он должен был броситься — говорит она), но не унижение. Ясон же Сенеки пытается как-то исправить ситуацию для обеих своих семей, он робок и труслив, но не эгоистичен.

Сенека, конечно, не исключает полностью метания героини: она не убивает детей хладнокровно, а мучается и убийство происходит в некотором состоянии бреда. Медея убивает сына во время монолога, что, конечно, кажется более жестоким. Мы видим, что с психологических и нравственных проблем Сенека переносит свое внимание на эффектность трагедии, ее страстность и эмоциональность, и достигает своей цели. Для этого он дает характер сразу, во всей его полноте, убирая традиционное развитие персонажа и появление в нем новых граней.

В центральных партиях большое место занимают патетические монологи (или длинные речи) и описания ужасов. Магический обряд, бури, убийства — ни одна трагедия не обходится без какого-либо из этих элементов, предназначенных потрясти привычного к «ужасам» римского читателя времен империи. Но сцены ужаса не ограничиваются описаниями или рассказами вестника: убийства и самоубийства выносятся на сцену. В диалоге обращают на себя внимание быстрые обмены короткими репликами, оформленные в заостренные сентенции. И персонажи Сенеки в «Медее» не столько переживают, сколько рассказывают.

«Время» движется очень порывисто: длинные монологи, в которых герои рассказывают о своих чувствах, сменяются короткими репликами, некими сентенциями: «Гнетет фортуна робких, — храбрый страшен ей», «Фортуна все отнимет — но не мужество», «Но прочной не бывает власть неправая» и т. п. Партии хора выдержаны большей частью в лирических размерах Горация, но без его строфического построения. Хором автор распоряжается довольно свободно для создания моментов покоя внутри патетической драмы. Рядом с песнями мифологического содержания мы находим размышления на более отвлеченные, популярно-философские темы — о силе рока, о бренности земного существования и сомнительности загробного, о тяготах и опасностях, сопряженных с богатством и властью, о счастье тихой бедной жизни.

В основном «Медея» Сенеки повторяет сюжетную линию Еврипидовой драмы, но ее атмосфера и колорит совершенно иные: это вызвано тем, что Сенека писал для чтения, а не для театральной постановки. Обусловлено так же иной стилистикой эпохи Нерона. В силу этого реплики героев у Сенеки как бы поляризуются: либо пространная лирическая партия (как, например, вступление, где Медея призывает на голову своих врагов все самые страшные ужасы, какие подсказывает ее лихорадочное воображение). Либо краткий, отточенный афоризм (особенно спор между Медеей и Креонтом, превращенный латинским поэтом из тонкого психологического поединка в судебное препирательство о праве): «Когда вынесено решение, поздно о нем говорить»; «Кто что-то решил, не выслушав противную сторону, решил несправедливо, даже и решив справедливо». (Один из афоризмов, «Стану ею!», в ответ на призыв кормилицы: «Медея!» — вызвал остроумную реплику У.Вилламовица-Меллендорфа: «Эта Медея уже читала «Медею» Еврипида».)

Медея в этой трагедии, несмотря на сюжетную близость, сильно отличается от своего греческого прототипа: она не ведет действие, а подчиняется его ходу. Совершенно иначе изображен Ясон: Сенека добавляет важный штрих для мотивировки его действий — его брак с Креусой вынужденный, ради спасения жизни собственной и детей. Это существенным образом меняет и мотивировку действий Медеи, лишая ее гнев убедительных для зрителя оснований. Ясон искренне любит своих детей, она просит позволения взять их с собой, но получает отказ — этот отказ и становится причиной гибели детей: она нашла уязвимое место.

После того как пожар, лишь сильнее разгорающийся от воды, уничтожает царский дворец, она дожидается Ясона и убивает детей на его глазах, скрываясь затем на своей колеснице и заставляя его признать, что в небе, по которому она летит, нет богов. Достоинства театра Сенеки достаточно часто оспаривались. Но даже отметив, что его образы оказали куда меньшее влияние, чем прототип, все же нужно признать, что мрачная яркость его образов имеет свои весьма значительные преимущества.

Как пишет Сенека, Медея «зловещим голосом призывает всех богов и богинь отмщения со змеями в волосах явиться и отомстить» сопернице и ее отцу. Медея хотела бы сжечь весь город вместе с жителями только потому, что в нем будет проходить свадьба Ясона. Кормилица Медеи говорит, что охваченная гневом героиня похожа на менаду и что должно произойти «громадное злодейство, свирепое и безбожное». Медея поняла, что Ясон очень любит детей, и у нее возникла мысль убить их обоих, чтобы еще сильнее ранить бывшего мужа. Сначала она убила одного ребенка, а затем, поднявшись на крышу дворца, на глазах у Ясона убила второго сына и улетела на крылатой колеснице. Даже в сцене убийства детей основным чувством Медеи является жажда мести; описание страданий матери Сенека не дает. Медея Сенеки хочет только мести и удовлетворения задетого самолюбия.

Мнения исследователей о трагедиях Сенеки порой бывают совершенно полярны. Сенека использует мифы, как их всегда использовали древние — как универсальное средство для выражения своих идей и мыслей, что он говорит о власти судьбы, о пагубности страстей, о смерти, о тирании. Кажется, что необходимо учитывать обе стороны произведения: с одной стороны, автор всегда несет что-то, интересующее именно его, что-то новое, часто связанное с его временем — таковы вопросы и основные темы произведений; с другой стороны, заимствование сюжетов всегда влечет за собой подобное сравнение, сравнение методов изображения, трактовок и идей.

Сюжет имеет множество повторов и трактовок в античной культуре. Сенека предлагает собственную оригинальную версию, но в основе изначальная легенда об аргонавтах. В частности частью сюжета о предводителе искателей золотого руна Ясоне и его супруге Медее, которая ради Ясона погубила много собственной родни.

История Сенеки начинается с гнева Медеи, которая рассказывает о слабохарактерном супруге, согласившемся выйти за молодую принцессу города Коринфа с согласия царя Креонта. Далее сцена Медеи и Креонта, где женщина рассказывает о своей помощи аргонавтам, а Креонт приказывает той удалиться из города и в итоге дает день на сборы.

Далее сцена Ясона и Медеи, которая напоминает о преступлениях совершенных ради него. Ясон отрицает эти доводы и сам говорит о том как спас Медею. В итоге он просит ее оставаться кроткой и не дает увидеться с детьми, Медея в итоге решает запомниться всем жителям города.

Медея готовит в собственном тайнике яд, которым пропитывает плащ и тиару для молодоженов. Эти аксессуары она передает своим детям, которые принесут плащ Ясону. Посылки достигают адресата и входит посланник, который говорит о трагедии.

Кормилица (которая до этого в предыдущих сценах старалась отговорить Медею от зла) говорит Медее спасаться, но та сначала убивает своего первого сына, а после этого выходит на крышу и открывает горожанам причину гибели Ясона и его новой супруги и убивает второго сына, которого скидывает вниз. Потом главная героиня улетает на колеснице запряженной драконами.

В своем тексте Сенека недвусмысленно намекает на порочность отсутствия контроля над собственными страстями. В частности примером такого порочного человека выступает Медея, которая под властью гнева натворила много вреда не только другим, но и самой себе.

Популярные сегодня пересказы

  • Кот Иваныч — краткое содержание рассказа Скребицкого
    У хозяев в доме жил большой, пушистый кот. Он был толстый и ленивый, любил много есть и спать клубком на диване. Во сне он широко раскидывал лапы, вольготно вытягивался, а хвост свешивал вниз.
  • Простодушный — краткое содержание повести Вольтера
    Произведение Вольтера «Простодушный» начинается с прогулки у моря аббата и его незамужней, сорокапятилетней сестры. Они придаются воспоминаниям о своем брате, который вместе с женой двадцать лет назад отплыл в Канаду и там сгинули.
  • Никита — краткое содержание рассказа Платонова
    Главный герой рассказа – пятилетний мальчик Никита. Его отец ушёл на фронт воевать и не вернулся. Мать ходила в поле на работы на весь день, и Никита оставался один. Мать наказывала мальчику вести себя хорошо
  • Луиза Миллер — краткое содержание оперы Верди
    Родольфо совершает визит в деревню к своей возлюбленной Луизе в честь ее дня рождения. По случаю праздника, она пригласила своих сельских друзей, на фоне которых Родольфо старался не выделяться и был представлен им как Карл

"Медея" (Еврипид): описание и анализ пьесы из энциклопедии


Философия Еврипида

Древнегреческий драматург Еврипид утверждал, что человек мудрее богов, поэтому одним из первых решается на критическое отношение к жителям Олимпа. Любая сверхъестественная сила, как он считал, является плодом людской фантазии.

Еврипид пишет свою известную трагедию под названием «Медея», отзывы о которой до сих пор очень неоднозначны. Главная заслуга автора – изобразить не идеального человека, а порочного, который страдает и совершает страшные преступления. Персонажи в пьесе отрицательные. События развиваются таким образом, что на первый план выходят человеческие страдания.

Действующие лица. Отрывки из биографии

У Еврипида героями трагедий могли быть боги, полубоги или простые смертные. Медея – внучка бога солнца Гелиоса, дочь царя Ээта и океаниды Идии, чьи родители – Океан и Тифида. Любопытно, что в трагедии волшебница не в состоянии исправить ситуацию без кровавой расправы, ведь если бы она наказала Ясона и его невесту без вмешательства детей, конец был бы менее трагичным. Однако Медея становится человекоподобной носительницей пороков.

Главные герои прожили в браке двенадцать лет и породили на свет двух мальчиков – Мермера и Ферета. Их женитьба была организована с участием волшебной силы: боги насылают на Медею любовные чары и она помогает Ясону и аргонавтам раздобыть золотое руно. В благодарность герой женится на ней. Ясон хоть и не был богом, но происходил из знатного рода и приходился сыном царя Эсона, правителя города Иолка.

После встречи с Ясоном Медея сразу проявляет свою жестокость: она бежит из Колхиды вместе с ним и, чтобы задержать разгневанного Ээта, убивает своего брата Апсирта, который был ее путником. Куски тела была разбросаны на морском берегу –из-за этой жестокости, которую проявила Медея, отзывы об этой легенде очень неоднозначные.

Главка – дочь коринфского короля Креонта. По словам Ясона, он женится на ней не из большой любви, а для того, чтобы обеспечить своим сыновьям счастливое будущее. Породнившись с королевскими наследниками, мальчики в дальнейшем могли бы жить среди знатных людей.

«Медея»: краткое содержание трагедии Еврипида

Царь Коринфа предлагает Ясону взять в жену его дочь Главку, на что он отвечает согласием. Поступки его жены Медеи иногда начинают пугать героя, и он не прочь оставить ее на произвол судьбы. Разъяренная женщина называет бывшего супруга неблагодарным, ведь именно с ее помощью он добыл золотое руно и вернул себе былую славу. Однако Ясон говорит, что перед ней он свой долг совершил. Он подарил ей двух сыновей, и теперь может доживать жизнь так, как ему самому угодно. Быть может, эта позиция покажется непонятной женщинам, поэтому о трагедии «Медея» отзывы о Ясоне могут быть отрицательными.

Коринфский царь изгоняет Медею, но та пытается отомстить неблагодарному мужу и решается на отчаянный поступок – убить детей, чтобы Ясон погиб от отчаяния. Злодейка подговаривает своих мальчиков отнести Главке свадебный подарок – отравленную корону, которая вмиг разъедает лицо прекрасной царицы. Отчаянный отец, решившийся спасти дочь, погибает вслед за ней. Медея обрекает своих детей на смерть: разгневанные коринфяне разорвали бы их на части, поэтому несчастная мать сама решается их убить и даже не позволяет Ясону с ними проститься.

LiveInternetLiveInternet

barucaba.livejournal.com

Лирическая трагедия Луиджи Керубини в трех действиях; либретто Ф. Б. Оффмана по одноименной трагедии П. Корнеля (она в свою очередь восходит к трагедиям Сенеки и Еврипида). Первая постановка: Париж, театр «Фейдо», 13 марта 1797 года.

«Медея». Anselm Feuerbach (1879)

Действующие лица: Креонт (бас), Главка (сопрано) Ясон (тенор), Медея (сопрано), Нерис (меццо-сопрано), начальник стражи (бас), первая служанка (сопрано), вторая служанка (меццо-сопрано), два маленьких сына Медеи и Ясона, служанки Главки аргонавты, жрецы, воины, народ Коринфа. Действие первое Дворец Креонта, царя Коринфа. Его дочь Главка охвачена волнением накануне своей свадьбы с Ясоном: она боится мести его бывшей жены, волшебницы Медеи, которая некогда помогла ему добыть золотое руно. У Ясона два сына от Медеи. Главка боится потерять свое счастье («О amore, vieni а те»; «О любовь, приди»). На сцену выходят Креонт и Ясон в сопровождении аргонавтов, воинов и народа Коринфа. Ясон пытается успокоить Главку («Or che piu non vedro»; «Уж больше не увижу»). Креонт молит богов о покровительстве будущим супругам, к нему присоединяются они сами, а также народ (терцет и хор «Pronube divi»; «О божества, покровители брака»). Всеобщая радость внезапно омрачается: на пороге дворца появляется необычного вида женщина, на устах ее угрозы, это Медея («Or parla ru»; «Теперь ответь»). Креонт велит ей уйти («Qui tremar devi tu, donna rea»; «Здесь трепетать должна ты, царица»). Тогда Медея начинает умолять Ясона вернуться, напоминая ему прошлое («Die tuoi figli la madre tu vedi»; «Перед тобою мать твоих сыновей»). Тот отталкивает ее, Медея грозит ему страшной местью (дуэт «Nemici senza cor»; «Бессердечные враги»).

Biagio d’Antonio (Florentine, 1472-1516), The Betrothal of Jason and Medea, 1487, Tempera on panel, Museé des Arts Décoratifs, Paris.

Действие второе Во дворце Креонта Медея просит царя позволить ей остаться еще на день. Креонт в конце концов соглашается. Медея уверяет Ясона, что она смирилась со своей участью, и тот разрешает ей навестить детей (дуэт «Figli miei»; «Дети мои»). Затем она велит слугам отнести Главке в качестве свадебных даров магические диадему и пеплос.

«Медея», картина Ф. Сэндиса

Действие третье Гористая местность: в глубине храм, в стороне дворец Креонта. Медея решила убить сыновей, которых приводит ее служанка Нерис. Но нож выпадает из ее рук («Del fiero duoi che il cor mi frange»; «Яростной муки, что сердце терзает»). Однако она не может смириться («Е che? io son Medea!»; «И что ж? Ведь я Медея!»). Из дворца доносятся причитания: Главка умерла, убитая дарами Медеи. Волшебница со служанкой и детьми скрывается в храме. Вскоре она появляется на пороге, показывая окровавленный кинжал, которым она убила детей. «Что сделал я тебе, жестокая?» — спрашивает Ясон. «Это были твои дети»,— отвечает Медея и исчезает в пламени подожженного ею храма, предрекая Ясону скорую смерть.

Титульная страница оперы «Медея»

Хотя Керубини принадлежат около тридцати опер, большие и малые, комические и серьезные, в которых есть удивительные, предвосхищающие будущее страницы, как вокальные, так и симфонические, он особенно известен как автор «Медеи», сравнительно недавно, вновь приобретшей популярность благодаря великолепному исполнению Марии Каллас.

Maria Callas — Medea

Между тем и на первом представлении в 1797 году (в парижском театре «Фейдо») успех оперы был очень значителен, а музыка оценена как «широкая, выразительная, величественная и страшная». Вскоре была напечатана партитура, получившая большое распространение, в особенности в германских странах. Брамс даже определил «Медею» как «оперу, которую мы, музыканты, считаем высшим достижением драматической музыки». Еще раньше Бетховен считал оперы Керубини «превосходящими все другие театральные произведения». Из высказываний современных ученых, среди которых все большее число подчеркивает значение оперы Керубини для нашего времени, ее особую связь с литературными источниками, следует напомнить мысль Джулио Конфалоньери: «Благодаря мрачному колориту, отличающему всю оперу, неослабевающему напряжению, пронизывающему ее от начала до конца, навязчивому основному ритму, Керубини… приближает каждый отдельный эпизод к катастрофе с последовательностью, которую Сенека и Корнель тщетно искали в логическом сцеплении событий».

Уже в увертюре встречаются черты, свойственные симфоническим и вокальным сочинениям Глюка и Моцарта, но эти черты отличают яркость и энергия, предвосхищающие Бетховена.

Luigi Cherubini — Médée — Ouverture

Бурные призывы, звучащие, словно грозовые раскаты, в разных оркестровых группах и выходящие за академические рамки диалогов-имитаций, заставляют вспомнить Вебера и оперы-сериа Россини. Две темы — мести и материнской любви (чувства, обуревающие Медею) — решительны и мятежны. Мифологическая Греция, уже глубоко исследованная в XVII—XVIII веках, вновь предстает в своей первозданности и священной, ритуальной силе, словно выйдя из тех неведомых времен, где сталкиваются далекие боги и люди с их беспокойной судьбой.

Jason and Medea — John William Waterhouse

Главка начинает действие арией, в которой спорят два чувства — любовь и страх, хотя эта ария не лишена виртуозных, галантных украшений. Появляется Медея. Как будет и в «Фиделио», водораздел между этими двумя моментами очень четок (и здесь тоже отсылает к бурному финалу). Речитатив «заклинательницы злых сил» (по определению Конфалоньери), беспокойный и противоречивый, поначалу грозный, вскоре выдает внутреннюю муку. Но Ясон, следуя совету Креонта, отказывает ей в гостеприимстве (великолепна его ария, предвещающая Бетховена).

Эвелин де Морган Medea

В трепетном вступлении ко второму действию выделяется звучание минорных терций: настойчивые мольбы произносятся с затаенной яростью, которую Керубини затем выплеснет с силой, достойной все того же Бетховена. Образ Нерис, пасторальный и патетический, отличается задумчивостью, уже близкой образам Доницетти.

«Medea!…Solo un pianto»

(Очень понравилось как исполняет Тереза Берганца)

В дуэте с бывшим мужем Медея чередует угрозы с притворным смирением, состояние ее души — следствие трагической нерешительности, которую эта мать-волшебница преодолеет в большой вокально-симфонической сцене третьего действия, центре и развязке всех драматических узлов оперы. После речитатива-ариозо голос Медеи в безудержном порыве состязается с оркестром — в ее кабалетте прерывистые, отмеченные большими интервалами-скачками фразы стремятся к заключительной замкнутой части на фоне восклицаний хора, устрашенного смертью Главки. Этот демонический порыв выливается в грандиозный финал.

Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)

Источник

Образ Медеи очень популярен в искусстве до наших дней. В музыке к нему обращались многие композиторы:

Франческо Кавалли — опера «Ясон» (Giasone, 1649) Марк-Антуан Шарпантье — музыкальная трагедия «Медея», 1693 Жан-Филипп Рамо — кантата «Медея» Родольф, Жан-Жозеф — Ясон и Медея (балет), 1763 Иржи Бенда — мелодрама «Медея», 1775 Луиджи Керубини — опера «Медея», 1797 Симон Майр — опера «Медея в Коринфе» (исп.1813) И. Г. Науман, «Медея» Саверио Меркаданте — опера «Медея» (1851) Э. Кшенек — «Медея» Д. Мийо — опера «Медея», 1939 Самуэл Барбер — Medea Ballet Suite Op. 23, Medea’s Meditation & Dance of Vengeance (1946) Фридхельм Дёль — опера «Медея» (1987/1990) Паскаль Дюсапен — опера «Медея-материал», либретто Хайнера Мюллера (1990) Микис Теодоракис — опера «Медея» (1988—1990) Балет Джона Ноймайера «Медея» на музыку Баха, Бартока, Шнитке (1990) Рольф Либерман — опера «Медея» (1995) Тамара Гвердцители — «Медея» (песня на грузинском языке) Балет Анжелена Прельжокажа «Сон Медеи» на музыку Мауро Ланца (2004) Ариберт Райманн — опера «Медея» (2010) Алина Новикова (композитор) и Дарья Жолнерова (реж.), Санкт-Петербург — опера «Медея» (2011)

Luigi Cherubini — Medea

Выбрала именно эту постановку, поскольку предпочитаю традиционные спектакли в исторических декорациях. Я не любитель психологически-эксцентрических опытов.

Conductor Serge Baudo — 1976 Orchestre de Lyon

Либретто оперы «Медея» (Л. Керубини)

О главной героине

Медея не способна мириться с унижением, поэтому она начинает ненавидеть мужа и ищет способ мщения. Она не сразу принимает решение убить детей, но воспитатель мальчишек мгновенно догадывается о ее планах. К Медее является Креонт – отец будущей жены Ясона приказывает уйти ей из Коринфа вместе со своими отпрысками.

Окончательное решение об убийстве она принимает после встречи с бездетным афинским царем Эгеем. Она понимает, как страдает мужчина без потомства, поэтому решает отнять у своего мужа самое дорогое. Медея и Ясон были когда-то счастливой супружеской парой, пока не наступил роковой день, в который предводитель аргонавтов не принял свое суровое решение. Главная героиня думает о том, чтобы ей покинуть город одной – Эгей предлагает ей убежище, но жажда мести гораздо сильнее: с помощью своих малюток она хочет отомстить сопернице. Согласно мифу, детей Медеи убивали жители Коринфа, а Еврипид изменил концовку и изобразил, будто несчастная мать сама берет на себя этот грех и успокаивает себя тем, что мальчики умерли менее страшной смертью. В пьесе Медея четырежды меняет свое решение — в этом и проявляется исключительное психологическое мастерство Еврипида, который показывает сложность человеческой натуры.

Краткое содержание: Медея

Трагедия о Медее берёт своё начало из мифа о Ясоне «Аргонафтика», когда наследник Иолка Ясон вынужден был плыть на корабле «Арго» в далёкую Колхиду за священным руном, чтобы вернуть себе трон. Власть в Иолке была в руках родственника Пелея. В Колхиде герой встретил колдунью Медею, дочь местного царя (сына Солнца). Медея и Ясон полюбили друг друга, и девушка с помощью колдовских снадобий помогла своему избраннику добыть руно. При отплытии из Колхиды девушка убила собственного брата, и куски тела раскидала по берегу.

Преследователи задержались, собирая останки, и влюбленные сбежали. В Иолке хитрая Медея обманом уговаривает дочерей Пелея убить собственного отца, пообещав, что она его воскресит молодым. Дочери Пелея после убийства отца были изгнание, и, казалось бы, царствованию Ясона ничего не угрожает. Против колдуньи жены восстал народ. Взяв с собой детей, Медея и Ясон бежали в Коринф. Царь Коринфа предложил Ясону выход из сложившейся ситуации. Ясон разведётся с женой ведьмой и женится на царской дочери. Этим он спасёт не только себя, но и невинных детей. Ясон сам уже побаивался Медеи, поэтому он согласился.

Для Медеи предательство мужа стало сильным ударом. Её просят покинуть Коринф, но женщине некуда податься. В Колхиде — она убийца брата, в Иолке — ведьма, погубившая Пелея. Медея находит приют у афинского правителя Эгея, который ходил к оракулу, чтобы узнать, почему нет у него наследников. Эгей услышал от оракула невнятный ответ. Медея знала, что у Эгея будет сын Тесей, из-за которого потом погибнет сам Эгей. Она, воспользовавшись ситуацией, обещает Эгею, что у него будут дети, если он даст приют Медее. Получив приют, Медея решает погубить род Ясона на корню. В ней говорят гордость и ревность. Перед отъездом из Коринфа Медея усыпляет бдительность мужа, делая вид, что смирилась со своим положением. Она приготовила подарок для молодой жены Ясона, плащ и повязку и распоряжается, чтобы её дети преподнесли их мачехе. Дети отдали отравленное одеяние мачехе и вернулись к Медее. Мать плачет, прощается с детьми, но из гордости и обиды убивает наследников Ясона, иначе их убили бы другие.

Разлучница, накинув плащ, любуется в зеркало, и вдруг одежда вспыхивает, ядовитое пламя впивается в тело, пожирая царицу. Царь отец бросается к дочери, тело дочери обвивает отца и пламя сжигает обоих.

Ясон врывается в покои Медеи, чтобы спасти детей, но поздно. Мать с двумя мёртвыми детьми на руках умчалась на колеснице. Ясон кричит вслед: «Ты львица, а не жена! Ты демон, которым боги меня поразили!» — «Зови, как хочешь, но я ранила твоё сердце». — «И собственное!» — «Легка мне моя боль, когда вижу я твою». — «Твоя рука их убила!» — «А прежде того — твой грех». — «Так пусть казнят тебя боги!». На этом заканчивается трагедия о Медее и Ясоне.По другой версии детей Ясона забили камнями коринфяне, когда те после гибели мачехи и её отца пытались спрятаться в храме. Но чтобы не носить славу детоубийц, коринфяне уговорили Еврипида в своей трагедии выставить убийцей их родную мать. Конечно, сложно сделать мать убийцей собственных детей, но Еврипиду это удалось. Как судьба распорядилась с Ясоном никому не известно.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Медея». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Дальнейшая судьба Медеи

Несмотря на совершенные кровавые преступления, убийца не понесла казни и скрылась в далеких краях. В Афинах она вышла замуж за Эгея и родила ему сына Меда. Вскоре их дом навещает Тесей, известный своей борьбой с быком Минотавром. Медея желает убить гостя, но Эгей вовремя узнает в нем своего сына и делает так, чтобы их страну покинула злодейка Медея. Краткое изложение не рассказывает о дальнейшей судьбе героини, но об этом повествуют другие произведения.

На острове блаженных изгнанница становится женой Ахилла. Волшебница проживает долгую жизнь, которая и приходится для нее самым страшным наказанием. Она постоянно живет в изгнании, мучается от одной мысли о совершенном злодеянии, все ее презирают. Быть может, это наказание страшнее смерти — такова участь внучки Гелиоса.

Краткое содержание «Медея» Еврипида

Есть миф о герое Ясоне, вожде аргонавтов. Он был наследным царем города Иолк в Северной Греции, но власть в городе захватил его старший родственник, властный Пелий, и, чтобы вернуть ее, Ясон должен был совершить подвиг: с друзьями-богатырями на корабле «Арго» доплыть до восточного края земли и там, в стране Колхида, добыть священное золотое руно, охраняемое драконом. Об этом плавании потом Аполлоний Родосский написал поэму «Аргонавтика». В Колхиде правил могучий царь, сын Солнца; дочь его, царевна-волшебница Медея, полюбила Ясона, они поклялись друг другу в верности, и она спасла его. Во-первых, она дала ему колдовские снадобья, которые помогли ему сперва выдержать испытательный подвиг — вспахать пашню на огнедышащих быках, а потом усыпить охранителя — дракона. Во-вторых, когда они отплывали из Колхиды, Медея из любви к мужу убила родного брата и разбросала куски его тела по берегу; преследовавшие их колхидяне задержались, погребая его, и не смогли настичь беглецов. В-третьих, когда они вернулись в Иолк, Медея, чтобы спасти Ясона от коварства Пелия, предложила дочерям Пелия зарезать их старого отца, обещав после этого воскресить его юным. И они зарезали отца, но Медея отказалась от своего обещания, и дочери-отцеубийцы скрылись в изгнание. Однако получить Иолкское царство Ясону не удалось: народ возмутился против чужеземной колдуньи, и Ясон с Медеей и двумя маленькими сыновьями бежали в Коринф. Старый коринфский царь, присмотревшись, предложил ему в жены свою дочь и с нею царство, но, конечно, с тем, чтобы он развелся с колдуньей. Ясон принял предложение: может быть, он сам уже начинал бояться Медею. Он справил новую свадьбу, а Медее царь послал приказ покинуть Коринф. На солнечной колеснице, запряженной драконами, она бежала в Афины, а детям своим велела: «Передайте вашей мачехе мой свадебный дар: шитый плащ и златотканую головную повязку». Плащ и повязка были пропитаны огненным ядом: пламя охватило и юную царевну, и старого царя, и царский дворец. Дети бросились искать спасения в храме, но коринфяне в ярости побили их камнями. Что стало с Ясоном, никто точно не знал. Коринфянам тяжело было жить с дурной славой детоубийц и нечестивцев. Поэтому, говорит предание, они упросили афинского поэта Еврипида показать в трагедии, что не они убили Ясоновых детей, а сама Медея, их родная мать. Поверить в такой ужас было трудно, но Еврипид заставил в это поверить. «О, если бы никогда не рушились те сосны, из которых был сколочен тот корабль, на котором отплывал Ясон…» — начинается трагедия. Это говорит старая кормилица Медеи. Ее госпожа только что узнала, что Ясон женится на царевне, но еще не знает, что царь велит ей покинуть Коринф. За сценой слышны стоны Медеи: она клянет и Ясона, и себя, и детей. «Береги детей», — говорит кормилица старому воспитателю. Хор коринфских женщин в тревоге: не накликала бы Медея худшей беды! «Ужасна царская гордыня и страсть! Лучше мир и мера». Стоны смолкли, Медея выходит к хору, говорит она твердо и мужественно: «Мой муж для меня был все — больше у меня ничего. О жалкая доля женщины! Выдают ее в чужой дом, платят за нее приданое, покупают ей хозяина; рожать ей больно, как в битве, а уйти — позор. Вы — здешние, вы не одинокие, а я — одна». Навстречу ей вступает старый коринфский царь: тотчас, на глазах у всех, пусть колдунья отправляется в изгнание! «Увы! Тяжко знать больше других: от этого страх, от этого ненависть. Дай мне хоть день сроку: решить, куда мне идти». Царь дает ей день сроку. «Слепец! — говорит она ему вслед. — Не знаю, куда уйду, но знаю, что оставлю вас мертвыми». Кого — вас? Хор поет песню о всеобщей неправде: попраны клятвы, реки текут вспять, мужчины коварнее женщин! Входит Ясон; начинает спор. «Я спасла тебя от быков, от дракона, от Пелия — где твои клятвы? Куда мне идти? В Колхиде — прах брата; в Иолке — прах Пелия; твои друзья — мои враги. О Зевс, почему мы умеем распознавать фальшивое золото, но не фальшивого человека!» Ясон отвечает: «Спасла меня не ты, а любовь, которая двигала тобой. За спасение это я в расчете: ты не в дикой Колхиде, а в Греции, где умеют петь славу и мне и тебе. Новый брак мой — ради детей: рожденные от тебя, они неполноправны, а в новом моем доме они будут счастливы». — «Не нужно счастья ценой такой обиды». — «О, зачем не могут люди рождаться без женщин! Меньше было бы на свете зла». Хор поет песню о злой любви. Медея сделает свое дело, но куда потом уйти? Здесь и появляется молодой афинский царь Эгей: он ходил к оракулу спросить, почему у него нет детей, а оракул ответил непонятно. «Будут у тебя дети, — говорит Медея, — если дашь приют в Афинах», Она знает, у Эгея родится сын на чужой стороне — герой Тесей; знает, что этот Тесей выгонит ее из Афин; знает, что потом Эгей погибнет от этого сына — бросится в море при ложной вести о его гибели; но молчит. «Пусть погибну, если позволю выгнать тебя из Афин!» — говорит Эгей. Больше Медее сейчас ничего не нужно. У Эгея будет сын, а у Ясона детей не будет — ни от новой жены, ни от нее, Медеи. «Я вырву с корнем Ясонов род» — и пусть ужасаются потомки. Хор поет песню во славу Афин. Медея напомнила о прошлом, заручилась будущим, — теперь ее забота — о настоящем. Первая — о муже. Она вызывает Ясона, просит прощения — «таковы уж мы, женщины!» — льстит, велит детям обнять отца: «Есть у меня плащ и повязка, наследие Солнца, моего предка; позволь им поднести их твоей жене!» — «Конечно, и дай бог им долгой жизни!» Сердце Медеи сжимается, но она запрещает себе жалость. Хор поет: «Что-то будет». Вторая забота — о детях. Они отнесли подарки и вернулись; Медея в последний раз плачет над ними. «Вас я родила, вас я вскормила, вашу улыбку я вижу — неужели в последний раз? Милые руки, милые губы, царские лики — неужели я вас не пощажу? Отец украл ваше счастье, отец лишает вас матери; пожалею я вас — посмеются мои враги; не бывать этому! Гордость во мне сильна, а гнев сильнее меня; решено!» Хор поет: «О, лучше не родить детей, не вести дома, жить мыслью с Музами — разве женщины умом слабее мужчин?» Третья забота — о разлучнице. Вбегает вестник: «Спасайся, Медея: погибли и царевна и царь от твоего яда!» — «Рассказывай, рассказывай, чем подробнее, тем слаще!» Дети вошли во дворец, все на них любуются, царевна радуется уборам, Ясон просит ее быть доброй мачехой для малюток. Она обещает, она надевает наряд, она красуется пред зеркалом; вдруг краска сбегает с лица, на губах выступает пена, пламя охватывает ей кудри, жженое мясо сжимается на костях, отравленная кровь сочится, как смола из коры. Старый отец с криком припадает к ее телу, мертвое тело обвивает его, как плющ; он силится стряхва, о которых рассказал людям певец Орфей: человек должен быть чист, и тогда за гробом он обретет блаженство. И за это его тоже возненавидела богиня любви Афродита.
Третьей женой Тесея была Федра, тоже с Крита, младшая сестра Ариадны. Тесей взял ее в жены, чтобы иметь законных детей-наследников. И здесь начинается месть Афродиты. Федра увидела своего пасынка Ипполита и влюбилась в него смертной любовью. Поначалу она одолевала свою страсть: Ипполита не было рядом, он был в Трезене. Но случилось так, что Тесей убил восставших на него родственников и должен был на год удалиться в изгнание; вместе с Федрой он переехал в тот же Трезен. Здесь любовь мачехи к пасынку вспыхнула вновь; Федра обезумела от нее, заболела, и никто не мог понять, что с царицей. Тесей уехал к оракулу; в его отсутствие и произошла трагедия. Собственно, Еврипид написал об этом две трагедии. Первая не сохранилась. В ней Федра сама открывалась в любви Ипполиту, Ипполит в ужасе отвергал ее, и тогда Федра клеветала на Ипполита вернувшемуся Тесею: будто бы пасынок влюбился в нее и хотел обесчестить. Ипполит погибал, но правда открывалась, и только тогда Федра решалась покончить с собой. Именно этот рассказ лучше всего запомнило потомство. Но афинянам он не понравился: слишком бесстыдной и злой оказывалась здесь Федра. Тогда Еврипид сочинил об Ипполите вторую трагедию — и она перед нами. Начинается трагедия монологом Афродиты: боги карают гордецов, и она покарает гордеца Ипполита, гнушающегося любовью. Вот он, Ипполит, с песней в честь девственной Артемиды на устах: он радостен и не знает, что сегодня же на него обрушится кара. Афродита исчезает, Ипполит выходит с венком в руках и посвящает его Артемиде — «чистой от чистого». «Почему ты не чтишь Афродиту?» — спрашивает его старый раб. «Чту, но издали: ночные боги мне не по сердцу», — отвечает Ипполит. Он уходит, а раб молится за него Афродите: «Прости его юношескую надменность: на то вы, боги, и мудры, чтобы прощать». Но Афродита не простит. Входит хор трезенских женщин: до них дошел слух, что царица Федра больна и бредит. Отчего? Гнев богов, злая ревность, дурная весть? Навстречу им выносят Федру, мечущуюся на ложе, с нею старая кормилица. Федра бредит: «В горы бы на охоту! На цветочный Артемидин луг! На прибрежное конское ристалище» — все это Ипполитовы места. Кормилица уговаривает: «Очнись, откройся, пожалей если не себя, то детей: если умрешь — не они будут царствовать, а Ипполит». Федра вздрагивает: «Не называй этого имени!» Слово за слово: «причина болезни — любовь»; «причина любви — Ипполит»; «спасение одно — смерть*. Кормилица выступает против: «Любовь — всесветный закон; противиться любви — бесплодная гордыня; а от всякой болезни есть лекарство». Федра понимает это слово буквально: может быть, кормилица знает какое-нибудь целительное зелье? Кормилица уходит; хор поет: «О, да минет меня Эрот!» Из-за сцены шум: Федра слышит голоса кормилицы и Ипполита. Нет, речь была не о зелье, речь была о любви Ипполита: кормилица все ему открыла — и напрасно. Вот они выходят на сцену, он в негодовании, она молит об одном: «Только ни слова никому, ты ведь поклялся!» — «Язык мой клялся, душа моя ни при чем», — отвечает Ипполит. Он произносит жестокое обличение женщин: «О если бы можно было без женщин продолжать свой род! Муж тратится на свадьбу, муж принимает свойственников, глупая жена тяжка, умная жена опасна, — я сдержу клятву молчания, но я проклинаю вас!» Он уходит; Федра в отчаянии клеймит кормилицу: «Проклятие тебе! Смертью я хотела спастись от бесчестья; теперь вижу, что смертью от него не спастись. Осталось одно, последнее средство», — и она уходит, не называя его. Это средство — возвести на Ипполита вину перед отцом. Хор поет: «Ужасен этот мир! Бежать бы из него, бежать бы!» Из-за сцены плач: Федра в петле, Федра скончалась! На сцене тревога: является Тесей, он в ужасе от неожиданного бедствия, дворец распахивается, над телом Федры начинается общий плач. Но отчего она покончила с собой? В руке у нее писчие дощечки; Тесей читает их, и ужас его еще больше. Оказывается, это Ипполит, преступный пасынок, посягнул на ее ложе, и она, не в силах снести бесчестья, наложила на себя руки. «Отче Посейдон!» — восклицает Тесей. — Ты когда-то обещал мне исполнить три моих желания, — вот последнее из них: накажи Ипполита, пусть не переживет он этого дня!» Появляется Ипполит; он тоже поражен видом мертвой Федры, но еще больше — упреками, которые обрушивает на него отец. «О, почему нам не дано распознавать ложь по звуку! — кричит Тесей. — Сыновья лживее отцов, а внуки — сыновей; скоро на земле не хватит места преступникам. Ложь — твоя святость, ложь — твоя чистота, и вот — твоя обличительница. Прочь с глаз моих — ступай в изгнание!» — «Боги и люди знают — я всегда был чист; вот тебе моя клятва, а об иных оправданиях я молчу, — отвечает Ипполит. — Ни похоть меня не толкала к Федре-мачехе, ни тщеславие — к Федре-царице. Вижу я: неправая из дела вышла чистой, а чистого и правда не спасла. Казни меня, если хочешь». — «Нет, смерть была бы тебе милостью — ступай в изгнание!» — «Прости, Артемида, прости, Трезен, простите, Афины! Не было у вас человека чище сердцем, чем я». Ипполит уходит; хор поет: «Судьба переменчива, жизнь страшна; не дай мне бог знать жестокие мировые законы!» Проклятие сбывается: приходит вестник. Ипполит на колеснице выехал из Трезена тропой меж скал и берегом моря. «Не хочу я жить преступником, — взывал он к богам, — а хочу лишь, чтобы отец мой узнал, что не прав, а я прав, живой или мертвый». Тут море взревело, вскинулся вал выше горизонта, из вала встало чудище, как морской бык; кони шарахнулись и понесли, колесницу ударило о скалы, юношу поволокло по камням. Умирающего несут обратно во дворец. «Я отец ему, и я обесчещен им, — говорит Тесей, — пусть же он не ждет от меня ни сочувствия, ни радости». И тут над сценой является Артемида, богиня Ипполита. «Он прав, ты не прав, — говорит она. — Не права была и Федра, но ею двигала злая Афродита. Плачь, царь; я делю с тобой твою скорбь». На носилках вносят Ипполита, он стонет и молит добить его; за чьи грехи он расплачивается? Артемида наклоняется над ним с высоты: «Это гнев Афродиты, это она погубила Федру, а Федра Ипполита, а Ипполит оставляет безутешным Тесея: три жертвы одна несчастнее другой. О, как жаль, что боги не расплачиваются за судьбы людей! Будет горе и Афродите — у нее тоже есть любимец — охотник Адонис, и он падет.

Краткое содержание еврипид медея за 2 минуты пересказ сюжета - КИЦ г.Севастополь

В истории мировой литературы есть несколько роковых женщин, одной из которых является Медея. Краткое содержание этой трагедии углубит вас в атмосферу Античной Греции и расскажет о сложностях человеческих взаимоотношений и людских пороках.

Философия Еврипида

Древнегреческий драматург Еврипид утверждал, что человек мудрее богов, поэтому одним из первых решается на критическое отношение к жителям Олимпа. Любая сверхъестественная сила, как он считал, является плодом людской фантазии.

Еврипид пишет свою известную трагедию под названием «Медея», отзывы о которой до сих пор очень неоднозначны. Главная заслуга автора – изобразить не идеального человека, а порочного, который страдает и совершает страшные преступления. Персонажи в пьесе отрицательные. События развиваются таким образом, что на первый план выходят человеческие страдания.

Действующие лица. Отрывки из биографии

У Еврипида героями трагедий могли быть боги, полубоги или простые смертные. Медея – внучка бога солнца Гелиоса, дочь царя Ээта и океаниды Идии, чьи родители – Океан и Тифида.

Любопытно, что в трагедии волшебница не в состоянии исправить ситуацию без кровавой расправы, ведь если бы она наказала Ясона и его невесту без вмешательства детей, конец был бы менее трагичным.

Однако Медея становится человекоподобной носительницей пороков.

Главные герои прожили в браке двенадцать лет и породили на свет двух мальчиков – Мермера и Ферета.

Их женитьба была организована с участием волшебной силы: боги насылают на Медею любовные чары и она помогает Ясону и аргонавтам раздобыть золотое руно. В благодарность герой женится на ней.

Ясон хоть и не был богом, но происходил из знатного рода и приходился сыном царя Эсона, правителя города Иолка.

После встречи с Ясоном Медея сразу проявляет свою жестокость: она бежит из Колхиды вместе с ним и, чтобы задержать разгневанного Ээта, убивает своего брата Апсирта, который был ее путником. Куски тела была разбросаны на морском берегу –из-за этой жестокости, которую проявила Медея, отзывы об этой легенде очень неоднозначные.

Главка – дочь коринфского короля Креонта. По словам Ясона, он женится на ней не из большой любви, а для того, чтобы обеспечить своим сыновьям счастливое будущее. Породнившись с королевскими наследниками, мальчики в дальнейшем могли бы жить среди знатных людей.

«Медея»: краткое содержание трагедии Еврипида

Царь Коринфа предлагает Ясону взять в жену его дочь Главку, на что он отвечает согласием. Поступки его жены Медеи иногда начинают пугать героя, и он не прочь оставить ее на произвол судьбы.

Разъяренная женщина называет бывшего супруга неблагодарным, ведь именно с ее помощью он добыл золотое руно и вернул себе былую славу. Однако Ясон говорит, что перед ней он свой долг совершил. Он подарил ей двух сыновей, и теперь может доживать жизнь так, как ему самому угодно.

Быть может, эта позиция покажется непонятной женщинам, поэтому о трагедии «Медея» отзывы о Ясоне могут быть отрицательными.

Коринфский царь изгоняет Медею, но та пытается отомстить неблагодарному мужу и решается на отчаянный поступок – убить детей, чтобы Ясон погиб от отчаяния.

Злодейка подговаривает своих мальчиков отнести Главке свадебный подарок – отравленную корону, которая вмиг разъедает лицо прекрасной царицы. Отчаянный отец, решившийся спасти дочь, погибает вслед за ней.

Медея обрекает своих детей на смерть: разгневанные коринфяне разорвали бы их на части, поэтому несчастная мать сама решается их убить и даже не позволяет Ясону с ними проститься.

О главной героине

Медея не способна мириться с унижением, поэтому она начинает ненавидеть мужа и ищет способ мщения. Она не сразу принимает решение убить детей, но воспитатель мальчишек мгновенно догадывается о ее планах. К Медее является Креонт – отец будущей жены Ясона приказывает уйти ей из Коринфа вместе со своими отпрысками.

Окончательное решение об убийстве она принимает после встречи с бездетным афинским царем Эгеем. Она понимает, как страдает мужчина без потомства, поэтому решает отнять у своего мужа самое дорогое.

Медея и Ясон были когда-то счастливой супружеской парой, пока не наступил роковой день, в который предводитель аргонавтов не принял свое суровое решение.

Главная героиня думает о том, чтобы ей покинуть город одной – Эгей предлагает ей убежище, но жажда мести гораздо сильнее: с помощью своих малюток она хочет отомстить сопернице.

Согласно мифу, детей Медеи убивали жители Коринфа, а Еврипид изменил концовку и изобразил, будто несчастная мать сама берет на себя этот грех и успокаивает себя тем, что мальчики умерли менее страшной смертью. В пьесе Медея четырежды меняет свое решение — в этом и проявляется исключительное психологическое мастерство Еврипида, который показывает сложность человеческой натуры.

Суд над Медеей или как была наказана героиня

Современники Еврипида критиковали трагедию «Медея», отзывы чаще всего были нелестными. Главным противником был Аристофан, который считает, что женщина не имела права убить своих детей. Если бы греческие комедианты и трагики судили героиню, обвинения были бы следующими:

  • Известно всем, что даже самая последняя изменница,
  • Хранит и бережет свое дитя,
  • И готова броситься за него в пасть грозному зверю.
  • Но внучка Гелиоса, обвиняемая Медея,
  • Свой гнев считает выше жизни
  • Своих малюток – двух сыновей.
  • Она убила сразу четырех:
  • Коринф царя лишился и наследницы его
  • И неродившихся ее Ясоновых потомков.
  • Убийство – грех страшнейший,
  • Убить одновременно четырех,
  • И сломать жизнь пятому
  • Ради собственного удовлетворения-
  • Решение, скорее, сумасшедших,
  • Нежели разумных, поэтому понести
  • Суровое наказание должна Медея.
  • трагедии не предполагает наличие суда, и автор дает возможность читателям самим осудить или оправдать героиню.

Дальнейшая судьба Медеи

Несмотря на совершенные кровавые преступления, убийца не понесла казни и скрылась в далеких краях. В Афинах она вышла замуж за Эгея и родила ему сына Меда.

Вскоре их дом навещает Тесей, известный своей борьбой с быком Минотавром. Медея желает убить гостя, но Эгей вовремя узнает в нем своего сына и делает так, чтобы их страну покинула злодейка Медея.

Краткое изложение не рассказывает о дальнейшей судьбе героини, но об этом повествуют другие произведения.

На острове блаженных изгнанница становится женой Ахилла. Волшебница проживает долгую жизнь, которая и приходится для нее самым страшным наказанием. Она постоянно живет в изгнании, мучается от одной мысли о совершенном злодеянии, все ее презирают. Быть может, это наказание страшнее смерти — такова участь внучки Гелиоса.

Источник: https://autogear.ru/article/158/702/evripid-medeya-otzyivyi-kratkoe-soderjanie/

Еврипид «Медея» – краткое содержание — Русская историческая библиотека

В трагедии «Медея» (см. её анализ) древнегреческий драматург Еврипид рассказывает, как яростная героиня страшным злодеянием коверкает судьбу не только ненавистного её человека, но и свою собственную.

Колхидская царевна Медея, внучка солнечного бога Гелиоса, влюбилась в греческого героя Ясона, который приплыл с аргонавтами на её родину за золотым руном. Она помогла Ясону обхитрить её отца, завладеть руном и по опасному пути вернуться в Элладу.

Мифы древней Греции. Медея. Любовь, несущая смерть

Ясон увёз Медею с собой и женился на ней. Ради возлюбленного Медея убила даже собственного брата Абсирта. Уже в Греции она помогла Ясону погубить царя Пелия, который обманул его и не отдал в обмен на золотое руно царский трон в городе Иолке.

Сын Пелия Адраст, наследовавший власть отца, изгнал Ясона и Медею из своих владений. Они поселились у царя Креонта в Коринфе. Два сына родились у них. Казалось, счастливы должны были быть Ясон и Медея. Но судьба не сулила никому из них счастья.

Пленившись красотой дочери Креонта, Главки, Ясон изменил клятвам верности, данным Медее в Колхиде; он изменил той, с помощью которой совершил великий подвиг.

Ясон решил жениться на Главке, и царь Креонт согласился отдать свою дочь в жены знаменитому герою.

Когда Медея узнала об измене Ясона, отчаяние овладело ею. По-прежнему любила Медея Ясона. Словно обратившись в бездушный камень, сидела Медея, погруженная в печаль. Она не ела, не пила, не слушала слов утешения.

Понемногу неистовый гнев овладевал Медеей. Её неукротимый дух не мог смириться. Не могла она, дочь царя Колхиды, снести торжество над собой соперницы! Нет, страшна в гневе Медея, месть ее должна быть ужасна по своей жестокости.

О! Медея отомстит и Ясону, и Главке, и отцу ее Креонту!

Все клянет Медея в неистовом гневе. Она проклинает детей своих, проклинает Ясона. Страдает Медея и молит богов, чтобы отняли сразу они у нее жизнь ударом молнии.

Что, кроме мести, осталось ей в жизни? Смерть зовет Медея, это будет концом ее мучений, смерть освободит ее от горя.

За что так жестоко поступил Ясон, с ней – с той, которая спасла его, помогла, усыпив дракона, добыть золотое руно, которая ради его спасения заманила в засаду своего брата, убила Пелия?

Призывает Медея Зевса и богиню правосудия Фемиду быть свидетелями того, как несправедливо поступил с ней Ясон. Все крепнет решение Медеи отомстить Ясону.

Еврипид, автор трагедии «Медея». Бюст из Ватиканского музея

Но вот приходит Креонт. Он объявляет Медее, что она должна немедленно покинуть Коринф. Боится Медеи Креонт, он знает, как страшна в гневе Медея, знает, что она колдунья и могущественны ее волшебные чары. Она может погубить и дочь его, и его самого.

Медея же, чтобы выиграть время для мести, делает вид, что подчиняется Креонту, но просит лишь об одном – разрешить ей остаться еще на день в Коринфе. Соглашается Креонт, не подозревая, что этим сам обрекает себя на гибель. Но он грозит Медее, что предаст казни и ее, и ее сыновей, если застанут её в Коринфе лучи восходящего солнца.

Медея знает, что казни ей нечего бояться. Скорее ее погибнет Креонт, недаром клялась она бледноликой богиней Селеной и своей покровительницей Гекатой погубить своих врагов. Нет, не она, а они не избегнут казни. Неужели станет она, внучка бога Гелиоса, посмешищем потомком преступного коринфянина Сизифа и невесты Ясона!

Напрасно говорит Медее Ясон, что для ее блага и для блага детей женится он на Главке, что сыновья его найдут опору в своих будущих братьях, если пошлют ему боги детей от нового брака.

Медея не верит искренности слов Ясона, она упрекает его в измене и грозит ему гневом богов. Ненавистен ей Ясон, которого когда-то она так любила, для которого забыла отца, мать и родину.

Разгневанный уходит Ясон, вслед ему несутся насмешки и угрозы Медеи.

В это время приходит в Коринф, по пути от Дельфийского оракула, Эгей, царь Афин. Дружелюбно приветствует он Медею и спрашивает, чем опечалена она. Рассказывает о своем горе Медея и молит Эгея дать ей, забытой мужем изгнаннице, приют в Афинах.

Она обещает помочь Эгею своими чарами, обещает, что он, до сих пор бездетный, будет иметь многочисленное потомство, лишь только бы приютил её. Клянется Эгей дать приют Медее. Он клянется богиней земли Геей, Гелиосом, дедом Медеи, всеми богами Олимпа – не выдавать Медею ее врагам.

Лишь одно условие ставит он Медее; она сама должна без его помощи прийти в Афины, так как не хочет Эгей ссориться с царем Коринфа.

Обеспечив себе приют, Медея приступает к выполнению задуманной мести. Она решается не только погубить Креонта и дочь его Главку, но и убить своих детей, детей Ясона. Она посылает свою служанку за Ясоном. Приходит Ясон.

Покорной притворяется Медея, она делает вид, что примирилась со своей судьбой и с решением Ясона, и просит его лишь об одном, чтоб он убедил Креонта оставить в Коринфе ее сыновей. Приходят и дети.

Увидав их, плачет Медея, она обнимает, целует сыновей, она любит их, но жажда мести сильнее любви к детям.

Под предлогом того, что она желает склонить Главку оставить ее детей в новом доме Ясона, Медея посылает той в подарок драгоценную одежду и золотой венец. Этот дар несет с собой гибель. Лишь только надела Главка одежду и венец, присланные Медеей, как яд, которым были напитаны они, проник ей в тело.

Как медный обруч, сжимает ей голову венец. Одежда жжет огнем ее тело. В страшных мучениях умирает Главка. Спешит к ней на помощь отец, он обнимает несчастную дочь, но одежда прилипает и к нему. Он старается оторвать эту одежду от себя, но с нею вместе отрывает и куски своего тела.

Так гибнет и Креонт от дара Медеи.

С торжеством слышит Медея о гибели Креонта и Главки, но их гибель не утолила её жажду мести. Медея решила убить своих детей, чтобы еще сильней заставить страдать Ясона.

Теперь побуждает Медею к убийству и то, что она знает, какая участь грозит ее сыновьям, когда родственники Креонта будут мстить им за преступления их матери.

Поспешно ушла Медея во дворец и тотчас раздались там крики и стоны ее сыновей. Родная мать убила их.

Ясон же, узнав, что погибли от руки Медеи Креонт и Главка, спешит к себе во дворец в страхе, что родственники Креонта из мести погубят его сыновей. Дверь во дворец заперта, хочет взломать ее Ясон. Вдруг в воздухе на запряженной драконами колеснице, посланной её дедом, богом Гелиосом, появляется Медея: у ног ее лежат убитые ею сыновья.

В ужасе Ясон. Он молит Медею оставить ему хотя бы тела сыновей, чтобы он сам мог похоронить их. Но и этого утешения не дает ему Медея и быстро уносится на чудесной колеснице.

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/5636-evripid-medeya-kratkoe-soderzhanie

Краткое содержание: Медея

Трагедия о Медее берёт своё начало из мифа о Ясоне «Аргонафтика», когда наследник Иолка Ясон вынужден был плыть на корабле «Арго» в далёкую Колхиду за священным руном, чтобы вернуть себе трон. Власть в Иолке была в руках родственника Пелея.

В Колхиде герой встретил колдунью Медею, дочь местного царя (сына Солнца). Медея и Ясон полюбили друг друга, и девушка с помощью колдовских снадобий помогла своему избраннику добыть руно.

При отплытии из Колхиды девушка убила собственного брата, и куски тела раскидала по берегу.

Преследователи задержались, собирая останки, и влюбленные сбежали. В Иолке хитрая Медея обманом уговаривает дочерей Пелея убить собственного отца, пообещав, что она его воскресит молодым. Дочери Пелея после убийства отца были изгнание, и, казалось бы, царствованию Ясона ничего не угрожает.

Против колдуньи жены восстал народ. Взяв с собой детей, Медея и Ясон бежали в Коринф. Царь Коринфа предложил Ясону выход из сложившейся ситуации. Ясон разведётся с женой ведьмой и женится на царской дочери. Этим он спасёт не только себя, но и невинных детей.

Ясон сам уже побаивался Медеи, поэтому он согласился.

Для Медеи предательство мужа стало сильным ударом. Её просят покинуть Коринф, но женщине некуда податься. В Колхиде — она убийца брата, в Иолке — ведьма, погубившая Пелея. Медея находит приют у афинского правителя Эгея, который ходил к оракулу, чтобы узнать, почему нет у него наследников. Эгей услышал от оракула невнятный ответ.

Медея знала, что у Эгея будет сын Тесей, из-за которого потом погибнет сам Эгей. Она, воспользовавшись ситуацией, обещает Эгею, что у него будут дети, если он даст приют Медее. Получив приют, Медея решает погубить род Ясона на корню. В ней говорят гордость и ревность.

Перед отъездом из Коринфа Медея усыпляет бдительность мужа, делая вид, что смирилась со своим положением. Она приготовила подарок для молодой жены Ясона, плащ и повязку и распоряжается, чтобы её дети преподнесли их мачехе. Дети отдали отравленное одеяние мачехе и вернулись к Медее.

Мать плачет, прощается с детьми, но из гордости и обиды убивает наследников Ясона, иначе их убили бы другие.

Разлучница, накинув плащ, любуется в зеркало, и вдруг одежда вспыхивает, ядовитое пламя впивается в тело, пожирая царицу. Царь отец бросается к дочери, тело дочери обвивает отца и пламя сжигает обоих.

Ясон врывается в покои Медеи, чтобы спасти детей, но поздно. Мать с двумя мёртвыми детьми на руках умчалась на колеснице. Ясон кричит вслед: «Ты львица, а не жена! Ты демон, которым боги меня поразили!» — «Зови, как хочешь, но я ранила твоё сердце».

— «И собственное!» — «Легка мне моя боль, когда вижу я твою». — «Твоя рука их убила!» — «А прежде того — твой грех». — «Так пусть казнят тебя боги!». На этом заканчивается трагедия о Медее и Ясоне.

По другой версии детей Ясона забили камнями коринфяне, когда те после гибели мачехи и её отца пытались спрятаться в храме. Но чтобы не носить славу детоубийц, коринфяне уговорили Еврипида в своей трагедии выставить убийцей их родную мать.

Конечно, сложно сделать мать убийцей собственных детей, но Еврипиду это удалось. Как судьба распорядилась с Ясоном никому не известно.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Медея». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Источник: https://biblioman.org/shortworks/evripid/medeya/

Алкестида (краткий пересказ содержания). Еврипид

Еврипид (Euripides) 485 (или 480) — 406 до н. э.

Алкестида (Alcestis) — Трагедия (438 до н. э.)

Это трагедия со счастливым концом.

На драматических состязаниях в Афинах был обычай: каждый поэт представлял «трилогию», три трагедии, иногда даже подхватывающие друг друга по темам (как у Эсхила), а после них, для разрядки мрачного настроения — «сатировскую драму», где герои и действие были тоже из мифов, но хор непременно состоял из веселых сатиров, козлоногих и хвостатых спутников бога вина Диониса; соответственно и сюжет для нее выбирался веселый и сказочный. Но приспособить хор сатиров можно было не ко всякому мифу; и вот поэт Еврипид попробовал сделать заключительную драму и со сказочным сюжетом, и со счастливым концом, но без всяких сатиров. Это и была «Алкестида».

Сказочный сюжет здесь — борьба Геракла со Смертью. Греки, как и все народы, представляли когда-то, что Смерть — это чудовищный демон, который приходит к умирающему, хватает его душу и уносит в подземное царство. Всерьез в такого демона давно уже не верили и рассказывали о нем не мифы, а сказки.

Например, как хитрец Сизиф захватил Смерть врасплох, заковал в оковы и долго держал в плену, так что люди на земле перестали умирать, а самому Зевсу пришлось вмешаться и навести порядок. Или как главный богатырь греческих мифов, труженик Геракл, однажды схватился со Смертью врукопашную, осилил ее и вырвал у нее душу, которую демон уже уносил в преисподнюю.

Это была душа молодой царицы Алкестиды (Алкесты), жены царя Адмета,

Дело было так. Бог Аполлон поссорился со своим отцом, громовержцем Зевсом, и был им наказан: Зевс велел ему целый год служить пастухом у смертного человека — царя Адмета. Адмет был хозяин добрый и ласковый, и Аполлон тоже отплатил ему добром.

Он напоил допьяна непреклонных Мойр, богинь судьбы, отмеривающих сроки человеческой жизни, и добился для Адмета чуда: когда придет Адмету время умирать, то за него, Адмета, может умереть кто-нибудь другой, а он, Адмет, доживет свою жизнь за этого другого.

Прошло время, Адмету пришла пора умирать, и он стал искать среди своих родных человека, который согласился бы принять смерть вместо него. Старый отец отказался, старая мать отказалась, и согласилась только его молодая жена — царица Алкестида.

Она так его любила, что готова была отдать за него жизнь, чтобы он продолжал царствовать со славой, растил их детей и помнил о ней.

С этого и начинается трагедия Еврипида. На сцене — бог Аполлон и демон Смерти. Демон пришел за душой Алкестиды; он злорадно торжествует: похитить молодую жизнь приятнее, чем жизнь зрелого мужа. «Рано торжествуешь! — говорит ему Аполлон. — Берегись: скоро сюда придет человек, который и тебя осилит».

На сцену выходит хор местных жителей: они встревожены, они любят и доброго царя и молодую царицу, они не знают, каких богов молить, чтобы миновала смертная беда. Царская служанка рассказывает им: ничем уже не помочь, настал последний час.

Алкестида приготовилась к смерти, омылась, оделась в смертный наряд, помолилась домашним богам: «Храните моего мужа и даруйте моим детям не безвременную смерть, как мне, а должную, на склоне дней!» Простилась со своим брачным ложем: «Ах, если и придет сюда другая жена, то будет она не лучше меня, а лишь счастливее!» Простилась с детьми, со слугами и с мужем: бедный Адмет, он остается жить, но мучится тоской, как будто умирает. Сейчас ее вынесут из дворца, чтобы она простилась с солнечным светом. «О горе, горе, — поет хор. — Если можешь, Аполлон, — заступись!»

Смотрите также

  • Геракл
  • Ипполит
  • Ифигения в Авлиде
  • Ифигения в Тавриде

Из дворца выносят Алкестиду, с ней Адмет, с ними маленькие сын и дочь. Начинается общий плач; Алкестида прощается с землей и небом, ей уже слышен плеск загробной реки.

Она обращается к Адмету: «Вот моя последняя просьба: не бери другую жену, не бери мачеху нашим детям, будь защитником сыну, дай достойного мужа дочери!» «Не возьму другую жену, — отвечает ей Адмет, — буду носить по тебе траур до конца дней, не будет в доме моем ни радости, ни песен, а ты являйся мне хоть во снах и встреть меня в преисподней, когда я умру! О, зачем я не Орфей, песнею вымоливший себе возлюбленную у подземного царя!» Речи Алкестиды все короче, она умолкает, она умерла. Хор поет умершей напутственную песню и сулит ей вечную славу между живыми.

Тут-то и появляется Геракл. Он идет на север, ему назначен очередной подневольный подвиг: расправиться с жестоким царем, который убивает захожих гостей и кормит их мясом своих кобылиц-людоедиц.

Царь Адмет — его друг, он хотел отдохнуть и подкрепиться в его доме; но в доме грусть, печаль, траур, — может быть, лучше ему поискать другого приюта? «Нет, — говорит ему Адмет, — не думай о дурном, оставь мне мои заботы; а мои рабы тебя и накормят и уложат».

«Что ты, царь, — спрашивает хор, — статочное ли дело — хороня такую жену, принимать и угощать гостей?» «А статочное ли дело, — отвечает Адмет, — своим горем обременять друзей? Добро за добро: гость всегда свят». Хор поет о великодушии царя Адмета, и как добры к нему боги, и как добр он к друзьям.

Алкестиду хоронят. В каждой трагедии есть спор — вспыхивает спор и над ее телом. Проститься с мертвой выходит старый отец Адмета и говорит ей трогательные слова. Здесь Адмет теряет самообладание: «Ты не захотел умереть за меня — значит, это ты виноват в ее смерти! — кричит он.

— А если бы не она, ты был бы виноват и в моей смерти! Я тебе больше не сын». «Смертный срок был — твой, — отвечает отец, — ты не захотел умирать; так не попрекай и меня, что я не хочу умирать, и стыдись жены, которую ты не пощадил» . С проклятиями друг другу отец и сын расходятся.

А Геракл, ничего не зная, пирует за сценой; у греков он всегда считался не только силачом, но и обжорой. Раб жалуется зрителям: ему хочется плакать о доброй царице, а он должен с улыбкой прислуживать пришельцу. «Что ты так угрюм? — спрашивает его Геракл.

— Жизнь коротка, завтрашний день неизвестен, давай радоваться, пока живы». Тут раб не выдерживает и рассказывает гостю все, как есть. Геракл потрясен — и преданностью царицы мужу, и благородством царя перед другом. «Где хоронят Алкестиду?» Слуга указывает.

«Мужайся, сердце, — говорит Геракл, — я бился с живыми, теперь выхожу на саму Смерть и вызволю жену для друга хоть из преисподней».

Пока Геракла нет, на сцене — плач. Адмет страдает уже не о покойнице — о себе: «Горе для нее кончилось, началась для нее вечная слава. А я? что мне теперь жизнь, если всякий может сказать мне в лицо: вот трус, он испугался честной смерти, он предпочел позорную жизнь!» Хор грустно утешает его: такова судьба, а с судьбой не спорят.

Возвращается Геракл, за ним — безмолвная женщина под покрывалом. Геракл пеняет Адмету: «Ты друг мне, и ты утаил от меня твое горе? стыдись! Бог тебе судья, а у меня к тебе просьба. Сейчас случилась у меня нелегкая борьба и кулачный бой, я победил, и наградой мне была вот эта женщина.

Я иду на север служить мою службу, а ты, прошу, приюти ее в своем дворце: хочешь — рабыней, а хочешь — когда пройдет твоя тоска, — и новой женой». — «Не говори так: тоске моей нет конца, и на женщину эту мне больно глядеть: ростом и статью она мне напоминает Алкестиду. Не береди мне душу!» — «Я твой друг, неужели я хочу тебе дурного? Возьми ее за руку.

А теперь смотри!» И Геракл сдергивает со своей спутницы покрывало. «Это Алкестида? живая? не призрак? Ты ее спас! Останься! Раздели мою радость!» — «Нет, дело ждет. А ты будь добр и праведен, соверши жертвы богам небесным и подземным, и тогда спадут с нее смертные чары, и она заговорит и снова будет твоей».

— «Я счастлив!» — восклицает Адмет, простирая руки к солнцу, а хор заканчивает трагедию словами: «…Неведомы пути богов, жданное для нас несбывчиво, и невозможное для них возможно: мы это видели».

Источник: https://www.ukrlib.com.ua/kratko-zl/printout.php?id=605&bookid=1

“Медея” Эврипида: краткий пересказ

Для Эсхила судьба близка к божеству, для Софокла судьба – отвлеченное понятие, находящееся вне человека, а для Эврипида, третьего великого трагика Афин, судьба заключена в самом человеке. Эврипид отождествляет судьбу с доминирующей страстью человека. Эврипид – творец реальной психологической драмы.

Биография Эврипида мало известна. По одним сведениям, Эврипид (480 – 406 гг.) был сыном мелкого торговца и торговки зеленью. Но данные эти вряд ли достоверны: они основаны на выпадах против Эврипида авторов комедий.

Судя по всему, Эврипид

вращался в среде видных афинских деятелей того времени. Вполне возможно, что он был близок Алкивиаду. Из других биографических данных заслуживает внимания указание, что он был одно время живописцем. На основании трагедий Эврипида можно с несомненностью установить, что он был очень образованным человеком, учеником софистов и демократом.

Идеи софистов он проводил в своих произведениях, делая их понятными и доступными широкой публике.

В его произведениях нашли отражение все великие проблемы того времени, которые ставили софисты и которые волновали умы и чувства его современников.

Вопросы о природе богов и людей, о значении культа, о естественном праве, о правах женщин, рабов, об отношении полов, о семье и т. д. – все это прямо или косвенно входило в содержание эврипидовского репертуара.

В противоположность Софоклу, показавшему не реальных, а идеальных людей, как Эдип и Антигона, Эврипид изображал коллизию человеческих страстей, высоких и низких. В этом отношении его можно считать настоящим предшественником и учителем Шекспира. Вообще влияние Эврипида на мировую литературу и театр очень велико.

Неудержимая страсть мести поруганной женщины изменившему ей мужу положена в основу самой сильной и в техническом отношении самой совершенной трагедии Эврипида “Медея”. Медея отдается одной единственной страсти – отметить своему мужу Язону, променявшему ее на коринфскую красавицу.

Медея клянется не только уничтожить самого Язона и его возлюбленную, но также умертвить и своих собственных детей от брака с Язоном.

Борьба противоположных чувств оскорбленной и мучимой ревностью женщины, с одной стороны, и безумно любящей своих детей матери – с другой, составляет психологический фон “Медеи”:

“Ваша мать, лишенная своих детей, должна влачить печальное существование, жалкое существование. Вам самим уже не суждено ее видеть. Вам предстоит перейти в иную жизнь…

О горе, горе! О мои дети! Зачем этот ласковый взгляд?

Зачем эта улыбка, последняя улыбка? О горе! Что делать мне, несчастной? Бодрость оставляет меня, о женщины, когда встречаю ясный взор моих детей.

Нет, не могу: прочь от меня, злодейский замысел. Я увезу их отсюда. Если мне нужно наказать их отца, то зачем карать его несчастных детей и моим собственным двойным несчастьем?

Нет, нет, прочь от меня, мой замысел!” Вслед за этим наступает новый прилив чувства ревности и мщения.

“Умрите вы, – восклицает Медея, собственноручно убивая своих детей, – Я не потерплю, чтобы мои дети подвергались оскорблениям и насилию. Их гибель все равно неизбежна. Я, давшая им жизнь, лучше убью их сама.

Их судьба решена, ничто не может избавить их… Будьте счастливы, только не здесь. Отец отнял у вас счастье на земле. Страсть, толкающая человека на величайшие преступления, сильнее внушений рассудка” .

Кровавая драма заканчивается пением хора, напоминающего зрителям о всемогущей слепой судьбе, пути которой непреложны и непостижимы.

Кроме “Медеи” Эврипиду принадлежит “Электра”, “Ифигения в Авлиде”, “Ифигения в Тавриде”, “Гекаба”, “Ипполит”, “Молящие о защите”, “Орест” и др. В общей сложности сохранилось восемнадцать полных трагедий Эврипида и одна сатирическая драма (“Киклоп), не считая большого числа отрывков из разных не дошедших до нас трагедий.

Общественные мотивы, которые звучат в трагедиях, нашли яркое выражение и в греческой комедии. Комедия выросла из тех же самых исторических корней, что и трагедия. Дионисии заканчивались праздничным шествием с пением, танцами и попойкой. Это шествие носило название комос; слово “комедия” образовалось из комос и оде – песня и обозначало буквально “песни во время комоса”.

Впоследствии комическим песням была придана литературная обработка, и таким образом получился новый литературный жанр – комедия. Сюжетом комедии служила повседневная жизнь со всей ее злободневностью и мелочностью. Язык комедии приближался к разговорному, литературно неправильному языку.

В отношении выбора слов, выражений, сцен и положений греческая комедия отличалась большей вольностью, чем драма, которая строилась по более строгим правилам. Особенной вольностью отличались комедийные пляски. Женщины и дети на представлениях комедий не присутствовали.

Более свободное содержание комедий обусловило и более свободную технику комедии. В комедиях в большей мере выдвигалась личность автора, в выступлениях постоянно обращавшегося к публике от имени действующих лиц или хора. Число действующих лиц в комедиях было значительно больше, чем в трагедии; костюмы и декорации ярче и пестрее, а маски разнообразнее.

Источник: https://lit.ukrtvory.ru/medeya-evripida-kratkij-pereskaz/

Краткое содержание трагедии Еврипида «Медея» — Помощник для школьников Спринт-Олимпиады

др.-греч. Εὐριπίδης. Μήδεια · 431 до н. э.Краткое содержание трагедии

Читается за 9 минут, оригинал — 55 мин

Есть миф о герое Ясоне, вожде аргонавтов.

Он был наследным царём города Иолка в Северной Греции, но власть в городе захватил его старший родственник, властный Пелий, и, чтобы вернуть ее, Ясон должен был совершить подвиг: с друзьями-богатырями на корабле «Арго» доплыть до восточного края земли и там, в стране Колхиде, добыть священное золотое руно, охраняемое драконом. Об этом плавании потом Аполлоний Родосский написал поэму «Аргонавтика».

В Колхиде правил могучий царь, сын Солнца; дочь его, царевна-волшебница Медея, полюбила Ясона, они поклялись друг Другу в верности, и она спасла его. Во-первых, она дала ему колдовские снадобья, которые помогли ему сперва выдержать испытательный подвиг — вспахать пашню на огнедышащих быках, — а потом усыпить охранителя дракона.

Во-вторых, когда они отплывали из Колхиды, Медея из любви к мужу убила родного брата и разбросала куски его тела по берегу; преследовавшие их колхидяне задержались, погребая его, и не смогли настичь беглецов.

В-третьих, когда они вернулись в Иолк, Медея, чтобы спасти Ясона от коварства Пелия, предложила дочерям Пелия зарезать их старого отца, обещав после этого воскресить его юным. И они зарезали отца, но Медея отказалась от своего обещания, и дочери-отцеубийцы скрылись в изгнание.

Однако получить Иолкское царство Ясону не удалось: народ возмутился против чужеземной колдуньи, и Ясон с Медеей и двумя маленькими сыновьями бежали в Коринф. Старый коринфский царь, присмотревшись, предложил ему в жены свою дочь и с нею царство, но, конечно, с тем, чтобы он развёлся с колдуньей.

Ясон принял предложение: может быть, он сам уже начинал бояться Медеи. Он справил новую свадьбу, а Медее царь послал приказ покинуть Коринф. На солнечной колеснице, запряжённой драконами, она бежала в Афины, а детям своим велела: «Передайте вашей мачехе мой свадебный дар: шитый плащ и златотканую головную повязку».

Плащ и повязка были пропитаны огненным ядом: пламя охватило и юную царевну, и старого царя, и царский дворец. Дети бросились искать спасения в храме, но коринфяне в ярости побили их камнями. Что стало с Ясоном, никто точно не знал.

Коринфянам тяжело было жить с дурной славой детоубийц и нечестивцев. Поэтому, говорит предание, они упросили афинского поэта Еврипида показать в трагедии, что не они убили Ясоновых детей, а сама Медея, их родная мать. Поверить в такой ужас было трудно, но Еврипид заставил в это поверить.

«О, если бы никогда не рушились те сосны, из которых был сколочен тот корабль, на котором отплывал Ясон…» — начинается трагедия. Это говорит старая кормилица Медеи.

Ее госпожа только что узнала, что Ясон женится на царевне, но ещё не знает, что царь велит ей покинуть Коринф. За сценой слышны стоны Медеи: она клянёт и Ясона, и себя, и детей. «Береги детей», — говорит кормилица старому воспитателю.

Хор коринфских женщин в тревоге: не накликала бы Медея худшей беды! «Ужасна царская гордыня и страсть! лучше мир и мера».

Стоны смолкли, Медея выходит к хору, говорит она твёрдо и мужественно. «Мой муж для меня был все — больше у меня ничего.

О жалкая доля женщины! Выдают ее в чужой дом, платят за неё приданое, покупают ей хозяина; рожать ей больно, как в битве, а уйти — позор. Вы — здешние, вы не одинокие, а я — одна».

Навстречу ей выступает старый коринфский царь: тотчас, на глазах у всех, пусть колдунья отправляется в изгнание! «Увы! тяжко знать больше других:

от этого страх, от этого ненависть. Дай мне хоть день сроку: решить, куда мне идти». Царь даёт ей день сроку. «Слепец! — говорит она ему вслед. — Не знаю, куда уйду, но знаю, что оставлю вас мёртвыми». Кого — вас? Хор поёт песню о всеобщей неправде: попраны клятвы, реки текут вспять, мужчины коварнее женщин!

Входит Ясон; начинается спор. «Я спасла тебя от быков, от дракона, от Пелия — где твои клятвы? Куда мне идти? В Колхиде — прах брата; в Иолке — прах Пелия; твои друзья — мои враги. О Зевс, почему мы умеем распознавать фальшивое золото, но не фальшивого человека!» Ясон отвечает: «Спасла меня не ты, а любовь, которая двигала тобой.

За спасение это я в расчёте: ты не в дикой Колхиде, а в Греции, где умеют петь славу и мне и тебе. Новый брак мой — ради детей: рождённые от тебя, они неполноправны, а в новом моем доме они будут счастливы». — «Не нужно счастья ценой такой обиды!» — «О, зачем не могут люди рождаться без женщин! меньше было бы на свете зла».

Хор поёт песню о злой любви.

Медея сделает своё дело, но куда потом уйти? Здесь и появляется молодой афинский царь Эгей: он ходил к оракулу спросить, почему у него нет детей, а оракул ответил непонятно. «Будут у тебя дети, — говорит Медея, — если дашь мне приют в Афинах».

Она знает, у Эгея родится сын на чужой стороне — герой Тесей; знает, что этот Тесей выгонит ее из Афин; знает, что потом Эгей погибнет от этого сына — бросится в море при ложной вести о его гибели; но молчит. «Пусть погибну, если позволю выгнать тебя из Афин!» — говорит Эгей, Больше Медее сейчас ничего не нужно.

У Эгея будет сын, а у Ясона детей не будет — ни от новой жены, ни от неё, Медеи. «Я вырву с корнем Ясонов род!» — и пусть ужасаются потомки. Хор поёт песню во славу Афин.

Медея напомнила о прошлом, заручилась будущим, — теперь ее забота — о настоящем. Первая — о муже.

Она вызывает Ясона, просит прощения — «таковы уж мы, женщины!» — льстит, велит детям Обнять отца: «Есть у меня плащ и повязка, наследие Солнца, моего предка; позволь им поднести их твоей жене!» — «Конечно, и дай бог им долгой жизни!» Сердце Медеи сжимается, но она запрещает себе жалость. Хор поёт: «Что-то будет!»

Вторая забота — о детях. Они отнесли подарки и вернулись; Медея в последний раз плачет над ними.

«Вас я родила, вас я вскормила, вашу улыбку я вижу — неужели в последний раз? Милые руки, милые губы, царские лики — неужели я вас не пощажу? Отец украл ваше счастье, отец лишает вас матери; пожалею я вас — посмеются мои враги; не бывать этому! Гордость во мне сильна, а гнев сильнее меня; решено!» Хор поёт: «О, лучше не родить детей, не вести дома, жить мыслью с Музами — разве женщины умом слабее мужчин?»

Третья забота — о разлучнице. Вбегает вестник: «Спасайся, Медея: погибли и царевна и царь от твоего яда!» — «Рассказывай, рассказывай, чем подробнее, тем слаще!» Дети вошли во дворец, все на них любуются, царевна радуется уборам, Ясон просит ее быть доброй мачехой для малюток.

Она обещает, она надевает наряд, она красуется перед зеркалом; вдруг краска сбегает с лица, на губах выступает пена, пламя охватывает ей кудри, жжёное мясо сжимается на костях, отравленная кровь сочится, как смола из коры. Старый отец с криком припадает к ее телу, мёртвое тело обвивает его, как плющ; он силится стряхнуть его, но мертвеет сам, и оба, обугленные, лежат, мертвы.

«Да, наша жизнь — лишь тень, — заключает вестник, — и нет для людей счастья, а есть удачи и неудачи».

Теперь обратного пути нет; если Медея не убьёт детей сама — их убьют другие. «Не медли, сердце: колеблется только трус. Молчите, воспоминанья: сейчас я не мать им, плакать я буду завтра». Медея уходит за сцену, хор в ужасе поёт: «Солнце-предок и вышний Зевс! удержите её руку, не дайте множить убийство убийством!» Слышатся два детских стона, и все кончено.

Врывается Ясон: «Где она? на земле, в преисподней, в небе? Пусть ее растерзают, мне только бы спасти детей!» — «Поздно, Ясон», — говорит ему хор. Распахивается дворец, над дворцом — Медея на Солнцевой колеснице с мёртвыми детьми на руках. «Ты львица, а не жена! — кричит Ясон.

 — Ты демон, которым боги меня поразили!» — «Зови, как хочешь, но я ранила твоё сердце». — «И собственное!» — «Легка мне моя боль, когда вижу я твою». — «Твоя рука их убила!» — «А прежде того — твой грех». — «Так пусть казнят тебя боги!» — «Боги не слышат клятвопреступников».

Медея исчезает, Ясон тщетно взывает к Зевсу. Хор кончает трагедию словами:

«Не сбывается то, что ты верным считал, / И нежданному боги находят пути — / Таково пережитое нами»…

ПредыдущаяСледующая

Источник: https://Sprint-Olympic.ru/uroki/literatura/pereskazy/51029-kratkoe-soderzhanie-tragedii-evripida-medeja.html

Краткое содержание трагедии «Медея» Еврипида

В трагедии «Медея», которая написана в 431 до н. э., древнегреческий драматург Еврипид рассказывает, как яростная героиня страшным злодеянием коверкает судьбу не только ненавистного её человека, но и свою собственную. На нашем сайте вы можете прочитать краткое содержание «Медеи» для читательского дневника.

Основные персонажи трагедии

Главные герои:

  • Медея – колхидская царевна Медея, внучка солнечного бога Гелиоса, колдунья, влюбившаяся в Ясона и помогавшая ему всё путешествие.
  • Ясон – царь фессалийский, герой греческих мифов, глава похода аргонавтов. Решил бросить Медею ради коринфской царевны.

Другие персонажи:

  • Эгей, царь афинский.
  • Креонт, царь Коринфа.
  • Сыновья Медеи и Ясона.
  • Кормилица.
  • Дядька.
  • Вестник.
  • Хор коринфских женщин.
  • Статисты.

Еврипид «Медея» в сокращении

Еврипид «Медея» краткое содержание для читательского дневника:

Греческий герой Ясон приплывает в Колхиду, чтобы добыть Золотое Руно. Однако добыть его не так-то просто. Ему на помощь приходит дочь царя Медея, которая знает колдовство. С ее помощью Ясон получает Руно и отплывает, забрав с собой Медею. Чтобы задержать преследователей, девушка убивает брата и раскидывает куски его тела по берегу.

Возвратившись на родину Ясона, Медея уговаривает дочерей царя убить их отца. После этого колдунья якобы сможет возвратить его молодым. Однако после убийства она ничего не делает, а народ изгоняет бесчестных дочерей правителя. Теперь правлению Ясона ничего не угрожает, но через какое-то время жители города восстают против Медеи.

Забрав детей, Ясон и Медея убегают в Коринф. Но царь этого полиса, боясь власти колдуньи, уговаривает Ясона развестись с ней и жениться на его дочери. Этим якобы герой сможет спасти не только себя, но и своих детей. Ясон, который сам начинает бояться жены, соглашается. После этого Медею просят уйти из Коринфа, но идти ей некуда.

Приют она находит у правителя Афин Эгея, который страдает от отсутствия наследников. Воспользовавшись этим, ведьма обещает, что если царь приютит ее, то у него появится сын. Обретя новый дом, она решает отомстить Ясону. Еще перед отъездом из Коринфа она сделала вид, что смирилась с выбором мужа.

Теперь же она готовит подарок для его молодой жены. Отравленный плащ и повязку женщина просит своих детей отнести мачехе, что те и делают. По возвращению детей, Медея плачет, прощается с ними и убивает их, понимая, что если этого не сделает она, то сделают другие.

Новая жена Ясона примеряет плащ, но вдруг он вспыхивает огнем. К ней на помощь бросается отец, но заколдованное пламя обвивает их обоих, и они сгорают. Ясон бежит к Медеи, но она с телами детей убегает от него на колеснице.

Главная мысль:

Основная идея трагедии – показать, как душу человека могут растерзать страсти до такой степени, что разрушается его человеческая личность.

Это интересно: Трагедия «Антигона» Софокла была написана в 442 г. д. н. э. Рекомендуем прочитать краткое содержание «Антигона» по главам для лучшей подготовки к уроку по античной литературе. В основе сюжета древнегреческого произведения лежит противостояние между государственными законами и сводом родовых неписаных правил.

Короткий пересказ «Медеи» Еврипида

«Медея» Еврипид краткое содержание:

Предводитель аргонавтов Ясон должен был стать правителем города Иолка в Греции. Однако вместо него там царствует Пелий. Чтобы доказать свои права и обрести власть, Ясон обязан совершить подвиг. Ему предстоит отплыть на “Арго” в далекие земли и вместе с верными друзьями привезти волшебное золотое руно из Колхиды. Путешествие опасное, ведь ценный трофей охраняет дракон.

У царя Колхиды была дочь Медея, которая отлично владела заклинаниями и волшебством. Она полюбила Ясона и решила ему помочь пройти все испытания. А они были не из легких.

Для начала юноше предстояло вспахать землю при помощи быков, которые извергали пламя. Затем он должен был забрать руно у дракона. Для этого Медея передала Ясону зелье, способное усыпить чудовище.

Но царь все равно не хотел отдавать чужеземцам волшебное руно.

Когда аргонавты с трофеем отплывали из Колхиды, Медея решила пожертвовать ради любви к Ясону жизнью брата. Она убила его и разбросала останки по всему берегу. Это задержало преследователей. Ясон, пообещавший взять Медею в жены, отплыл назад в Иолк.

В родном для Ясона городе Медея помогает ему захватить власть. Она подговаривает дочерей Пелия убить своего отца, обещая его потом воскресить и омолодить.

Но она обманула девушек, прежний правитель мертв, а трон для Ясона свободен. Дочерей, убивших собственного отца, с позором изгоняют. Но местные жители возмутились и против коварства Медеи.

Поэтому она, Ясон и их дети вынуждены уехать в Коринф.

Местный правитель побаивается колдунью, да и самого Ясона уже пугает коварство и жестокость жены. Царь Коринфа предлагает Ясону порвать с Медеей, жениться на своей дочери и вместе с ней царствовать. Тот соглашается. Он объясняет жене, что новый брак решит их проблемы, пойдет на пользу их детям.

Медея вынуждена уйти, но она не может понять Ясона и думает, как отомстить мужу за свое изгнание и позор. Она скрывается в Афинах у царя Эгея. Тот удручен отсутствием наследника трона. Медея обещает наколдовать ему сына, если он позволит ей жить в Афинах.

Через своих детей Медея передает новой царице свадебный подарок – красивый плащ и повязку на голову. Одежда эта была пропитана ядовитой смесью, поэтому молодая царевна сгорела заживо вместе со своим отцом, который попытался ей помочь.

Жители обозлились на детей, принесших смертельные дары. Медея понимает, что если она сама не лишит их жизни, то это сделают другие. Кроме того, она хочет окончательно отомстить Ясону и прервать его род. Мать убивает своих детей.

Ясон проклинает Медею за все убийства. Он напоминает ей, какой жестокой ценой она добилась места его жены: предала отца и убила брата. Медея же винит мужа в предательстве, смерти детей и предрекает ему страшную, мучительную смерть. После чего, забрав тела детей, взмывает в небо на колеснице, запряженной драконами.

Трагедия «Царь Эдип» Софокла является прекрасным образцом древнегреческой драматургии, сохранившейся до наших дней. Представляет большую культурную ценность, поскольку признана одной из наиболее совершенных трагедий античности. Рекомендуем прочитать краткое содержание «Царя Эдипа» по главам, которое пригодится при подготовке к уроку литературы.

трагедии «Медея» с цитатами

Краткое содержание «Медея» Еврипид с цитатами из произведения:

Колхидская царевна Медея, внучка солнечного бога Гелиоса, влюбилась в греческого героя Ясона, который приплыл с аргонавтами на её родину за золотым руном. Она помогла Ясону обхитрить её отца, завладеть руном и по опасному пути вернуться в Элладу.

Есть миф о герое Ясоне, вожде аргонавтов. Он был наследным царём города Иолка в Северной Греции, но власть в городе захватил его старший родственник, властный Пелий, и, чтобы вернуть ее, Ясон должен был совершить подвиг: с друзьями-богатырями на корабле «Арго» доплыть до восточного края земли и там, в стране Колхиде, добыть священное золотое руно, охраняемое драконом.

  • В Колхиде правил могучий царь, сын Солнца; дочь его, царевна-волшебница Медея, полюбила Ясона, они поклялись друг Другу в верности, и она спасла его.
  • Во-первых, она дала ему колдовские снадобья, которые помогли ему сперва выдержать испытательный подвиг — вспахать пашню на огнедышащих быках, — а потом усыпить охранителя дракона.
  • Во-вторых, когда они отплывали из Колхиды, Медея из любви к мужу убила родного брата и разбросала куски его тела по берегу; преследовавшие их колхидяне задержались, погребая его, и не смогли настичь беглецов.

В‑третьих, когда они вернулись в Иолк, Медея, чтобы спасти Ясона от коварства Пелия, предложила дочерям Пелия зарезать их старого отца, обещав после этого воскресить его юным. И они зарезали отца, но Медея отказалась от своего обещания, и дочери-отцеубийцы скрылись в изгнание.

Однако получить Иолкское царство Ясону не удалось: народ возмутился против чужеземной колдуньи, и Ясон с Медеей и двумя маленькими сыновьями бежали в Коринф.

Старый коринфский царь, присмотревшись, предложил ему в жены свою дочь и с нею царство, но, конечно, с тем, чтобы он развёлся с колдуньей. Ясон принял предложение: может быть, он сам уже начинал бояться Медеи.

Он справил новую свадьбу, а Медее царь послал приказ покинуть Коринф.

На солнечной колеснице, запряжённой драконами, она бежала в Афины, а детям своим велела: «Передайте вашей мачехе мой свадебный дар: шитый плащ и златотканую головную повязку».

Плащ и повязка были пропитаны огненным ядом: пламя охватило и юную царевну, и старого царя, и царский дворец. Дети бросились искать спасения в храме, но коринфяне в ярости побили их камнями.

Что стало с Ясоном, никто точно не знал.

Коринфянам тяжело было жить с дурной славой детоубийц и нечестивцев. Поэтому, говорит предание, они упросили афинского поэта Еврипида показать в трагедии, что не они убили Ясоновых детей, а сама Медея, их родная мать. Поверить в такой ужас было трудно, но Еврипид заставил в это поверить.

«О, если бы никогда не рушились те сосны, из которых был сколочен тот корабль, на котором отплывал Ясон…» — начинается трагедия. Это говорит старая кормилица Медеи.

Ее госпожа только что узнала, что Ясон женится на царевне, но ещё не знает, что царь велит ей покинуть Коринф. За сценой слышны стоны Медеи: она клянёт и Ясона, и себя, и детей. «Береги детей», — говорит кормилица старому воспитателю.

Хор коринфских женщин в тревоге: не накликала бы Медея худшей беды! «Ужасна царская гордыня и страсть! лучше мир и мера».

Стоны смолкли, Медея выходит к хору, говорит она твёрдо и мужественно. «Мой муж для меня был все — больше у меня ничего.

О жалкая доля женщины! Выдают ее в чужой дом, платят за неё приданое, покупают ей хозяина; рожать ей больно, как в битве, а уйти — позор. Вы — здешние, вы не одинокие, а я — одна».

Навстречу ей выступает старый коринфский царь: тотчас, на глазах у всех, пусть колдунья отправляется в изгнание!

«Увы! тяжко знать больше других: от этого страх, от этого ненависть. Дай мне хоть день сроку: решить, куда мне идти». Царь даёт ей день сроку. «Слепец! — говорит она ему вслед. — Не знаю, куда уйду, но знаю, что оставлю вас мёртвыми». Кого — вас? Хор поёт песню о всеобщей неправде: попраны клятвы, реки текут вспять, мужчины коварнее женщин!

Входит Ясон; начинается спор. «Я спасла тебя от быков, от дракона, от Пелия — где твои клятвы? Куда мне идти? В Колхиде — прах брата; в Иолке — прах Пелия; твои друзья — мои враги. О Зевс, почему мы умеем распознавать фальшивое золото, но не фальшивого человека!».

Ясон отвечает: «Спасла меня не ты, а любовь, которая двигала тобой. За спасение это я в расчёте: ты не в дикой Колхиде, а в Греции, где умеют петь славу и мне и тебе.

Новый брак мой — ради детей: рождённые от тебя, они неполноправны, а в новом моем доме они будут счастливы».

— «Не нужно счастья ценой такой обиды!» — «О, зачем не могут люди рождаться без женщин! меньше было бы на свете зла». Хор поёт песню о злой любви.

Медея сделает своё дело, но куда потом уйти? Здесь и появляется молодой афинский царь Эгей: он ходил к оракулу спросить, почему у него нет детей, а оракул ответил непонятно. «Будут у тебя дети, — говорит Медея, — если дашь мне приют в Афинах».

Она знает, у Эгея родится сын на чужой стороне — герой Тесей; знает, что этот Тесей выгонит ее из Афин; знает, что потом Эгей погибнет от этого сына — бросится в море при ложной вести о его гибели; но молчит.

«Пусть погибну, если позволю выгнать тебя из Афин!» — говорит Эгей, Больше Медее сейчас ничего не нужно. У Эгея будет сын, а у Ясона детей не будет — ни от новой жены, ни от неё, Медеи.

«Я вырву с корнем Ясонов род!» — и пусть ужасаются потомки.

Медея напомнила о прошлом, заручилась будущим, — теперь ее забота — о настоящем. Первая — о муже. Она вызывает Ясона, просит прощения — «таковы уж мы, женщины!» — льстит, велит детям Обнять отца: «Есть у меня плащ и повязка, наследие Солнца, моего предка; позволь им поднести их твоей жене!» — «Конечно, и дай бог им долгой жизни!» Сердце Медеи сжимается, но она запрещает себе жалость.

Вторая забота — о детях. Они отнесли подарки и вернулись; Медея в последний раз плачет над ними.

«Вас я родила, вас я вскормила, вашу улыбку я вижу — неужели в последний раз? Милые руки, милые губы, царские лики — неужели я вас не пощажу? Отец украл ваше счастье, отец лишает вас матери; пожалею я вас — посмеются мои враги; не бывать этому! Гордость во мне сильна, а гнев сильнее меня; решено!».

Хор поёт: «О, лучше не родить детей, не вести дома, жить мыслью с Музами — разве женщины умом слабее мужчин?»

Третья забота — о разлучнице. Вбегает вестник: «Спасайся, Медея: погибли и царевна и царь от твоего яда!» — «Рассказывай, рассказывай, чем подробнее, тем слаще!» Дети вошли во дворец, все на них любуются, царевна радуется уборам, Ясон просит ее быть доброй мачехой для малюток.

Она обещает, она надевает наряд, она красуется перед зеркалом; вдруг краска сбегает с лица, на губах выступает пена, пламя охватывает ей кудри, жжёное мясо сжимается на костях, отравленная кровь сочится, как смола из коры.

Старый отец с криком припадает к ее телу, мёртвое тело обвивает его, как плющ; он силится стряхнуть его, но мертвеет сам, и оба, обугленные, лежат, мертвы.

«Да, наша жизнь — лишь тень, — заключает вестник, — и нет для людей счастья, а есть удачи и неудачи».

Теперь обратного пути нет; если Медея не убьёт детей сама — их убьют другие. «Не медли, сердце: колеблется только трус. Молчите, воспоминанья: сейчас я не мать им, плакать я буду завтра». Медея уходит за сцену, хор в ужасе поёт: «Солнце-предок и вышний Зевс! удержите её руку, не дайте множить убийство убийством!» Слышатся два детских стона, и все кончено.

Врывается Ясон:

«Где она? на земле, в преисподней, в небе? Пусть ее растерзают, мне только бы спасти детей!»

— «Поздно, Ясон», — говорит ему хор.

Распахивается дворец, над дворцом — Медея на Солнцевой колеснице с мёртвыми детьми на руках.

«Ты львица, а не жена! — кричит Ясон. — Ты демон, которым боги меня поразили!»

— «Зови, как хочешь, но я ранила твоё сердце». — «И собственное!» — «Легка мне моя боль, когда вижу я твою».

— «Твоя рука их убила!» — «А прежде того — твой грех». — «Так пусть казнят тебя боги!» — «Боги не слышат клятвопреступников».

  1. Медея исчезает, Ясон тщетно взывает к Зевсу.
  2. Хор кончает трагедию словами:
  3. «Не сбывается то, что ты верным считал,
  4. И нежданному боги находят пути —
  5. Таково пережитое нами» …

Это интересно: Роман «Американская трагедия» Теодор Драйзер впервые опубликован в 1925 году. В основе сюжета – убийство в 1906 году Ч. Джилеттом своей девушки Грейс Браун и схожий случай с К. Харрисом. Для подготовки к уроку литературы рекомендуем прочитать краткое содержание «Американской трагедии» для читательского дневника.

Заключение:

Произведение учит тому, что обман никого не делает счастливым. Нельзя быть таким жестоким, не щадить родных и близких ради цели. Если человек идет на предательство, он должен быть готов, что ему отплатят тем же.

Источник: https://litfest.ru/shortwork/soderzhanie-medeya.html

Opera Сегодня: CHERUBINI: Medea

Музыка Луиджи Керубини. Либретто Франсуа-Бенуа Хоффман. Итальянская версия Карло Зангарини.

Первое представление: 13 марта 1797 года, Театр Фейдо, Париж.

Основные символы:
Джейсон [Джиасон], лидер аргонавтов Тенор
Медея [Médée], его жена Сопрано
Нерис [Нерис], ее наперсница Меццо-Сопрано
Креонт [Креон, Креонт], король Коринфа Бас
Дирсе [Dircé, Glauce], его дочь Сопрано
Дежурный Сопрано
Второй дежурный Меццо-Сопрано

Окружение: Дворец Креонта.

Справка:

Закон I

Приближается свадьба Ясона и Дирсе, дочери Креонты. В галерея в королевском дворце Креонта будущую невесту мучает тревога опасаясь возможного возвращения чародейки Медеи, которая отказывается принять что Джейсон, которому она подарила двоих детей, бросил ее. Хор и доверенные лица Дирсе пытаются утешить ее, как и Джейсон, и Creonte.

Внезапное появление Медеи стало ужасным потрясением для Дирсе и Джейсон должен увести колдунью.Медея пытается подчиниться воле Ясона, в надежде отговорить его от решения снова жениться. Но контраст между ними приводит к ожесточенной ненависти Медеи, которая вызывает Колхос и его самые мрачные ужасы, чтобы помешать свадьбе и отомстить за отказ Джейсона выслушать ее мольбы.

Закон II

В флигеле дворца возле храма Юноны, Медеи, заброшенной и разъяренная жена, призывает грозного Эвменида пролить кровь и принести ужас для Креонта и его дочери Дирсе.В сопровождении ее служанки Нерис, Медея получает разрешение Креонта провести еще один день в Коринфе. Король умоляет ее успокоить свой гнев, в то время как она с помощью Нерис успокаивается. ищет мести, чтобы соответствовать обиду и страданиям, которые она знала.

При следующей встрече Медеи с Джейсоном она проявляет снисходительное отношение, поскольку она просит бывшего мужа вернуть ей двоих детей. Так расстроен она, что она готова попытаться завоевать жалость Джейсона, но Джейсон не будет быть перемещенным.Медея обижена и оскорблена. События подтверждают ее желание искать месть, которую она планировала. Она признается Нерис, говоря ей, что она намеревается подарить будущей невесте Дирсе ее платье, корону и ее личные эффекты все отравлены. Во время свадебного шествия Медея произносит жестокие слова. пожелания паре.

Закон III

Шторм, скрывающий сцену, является идеальным фоном для появления Медея выходит вперед, одетая в черную вуаль. Она ждет детей о ее браке с Джейсоном, чтобы завершить ее преступные планы.Нерис подталкивает детей в объятия матери. Медея тронута, когда видит их, но не будет отвлекаться от ее плана убить их. Они ее дети, но самое главное, что Джейсон - их отец, и через детей он должен заплатить за преступление, которое он совершил.

Крики из дворца сообщают нам, что Дирсе мертв. Джейсон пожалел и боясь за своих детей, умоляет Медею привести их к нему: это тоже поздно, их уже убили. Джейсон сокрушен своей печалью.Медея кричит ему, что она будет ждать его на берегу Стикса и затем поджигает храм.

По мере того, как толпа убегает от пламени, пламя распространяется и охватывает оба храм и дворец; молнии усиливают ужас; гора и обрушение храма. Разрушение и пламя разрушают сцену. Медея исчезает среди горящих останков.

[Сводка Источник: Opera Italiana]

Щелкните здесь, чтобы увидеть полное либретто.

Медея | Характеристики, семья и пьесы

Медея , в греческой мифологии, чародейка, которая помогла Ясону, лидеру аргонавтов, получить Золотое руно от своего отца, царя Колхиды Ээтеса. Она имела божественное происхождение и обладала даром пророчества. Она вышла замуж за Джейсона и использовала свои магические силы и советы, чтобы помочь ему. В одной из версий истории, когда они убегают и преследуются Ээтом, Ясон в сговоре с Медеей разрезает ее брата Апсирта на куски и бросает его в море, чтобы задержать преследование.

Британская викторина

Исследование греческой и римской мифологии

Кто вел аргонавтов на поиски золотого руна? Кто является римским эквивалентом греческого бога Ареса? От фруктов до крылатых сандалий - проверьте свои знания в этом исследовании греческой и римской мифологии.

Медея Еврипида рассказывает об истории позже, после того, как Ясон и Медея бежали из Колхиды с руном и были изгнаны из Иолкоса из-за мести, нанесенной Медеей королю Пелию из Иолкоса (который послал Ясона к принеси флис).Действие пьесы происходит в то время, когда пара живет в Коринфе, когда Ясон покидает Медею ради дочери коринфского короля Креонта; в отместку Медея убивает двух своих сыновей от Ясона, а также Креонта и его дочь. Она находит убежище у царя Афин Эгея после побега из Коринфа в телеге, запряженной драконами, посланной ее дедом Гелиосом. Медея становится женой Эгея, но позже он прогоняет ее после того, как она безуспешно пытается отравить его сына Тесея. Греческий историк Геродот рассказал, что из Афин Медея отправилась в область Азии, впоследствии названную Мидией, жители которой после этого изменили свое имя на Мидийцы.

Медея также является героиней романа Сенеки « Медея », трагедии, основанной на драме Еврипида и ряда современных постановок, в том числе пьес австрийского драматурга 19 века Франца Грилпарцера и французского драматурга 20 века Жана Ануиля и опер. итальянско-французского композитора Луиджи Керубини (1797) и французского композитора Дариуса Мийо (1939).

OPERA - исторически важные гибридные версии


Сводка

Исполнительский материал к этой работе можно взять напрокат.

Персонажи
Говорящая часть Медеи
Говорящая часть Джейсона
Говорящая часть Хофмейстерин
Говорящая часть господина Кнабе
Говорящая часть Юнгерера Кнабе
Говорящая часть Гефолжа

ОРКЕСТР
2 флейты, 2 скрипки гобоола, 2 баса Альты, басы
Сценическая музыка: 2 гобоя, 2 валторны, фагот

Либретто Готтерса Медея , что характерно для произведений жанра мелодрамы, сводит сценическое действие к внутренней драме.Готтер прослеживает миф о Медее, уделяя особое внимание трагедиям Еврипида и Сенеки, продолжая сюжет позже: Медея уже была изгнана из Коринфа. Уехав из города без детей, она снова возвращается. Все остальные части мифа о Медее, события в Колхиде, Иолвусе и Коринфе, рассматриваются как предшествующие события, с которыми, как предполагается, публика знакома.
Таким образом, Медея в последний раз возвращается в Коринф: после увертюры, в средней части ре-мажора, которая объявляет о прибытии Медея, как о прибытии королевы, она спускается со своей летающей колесницы, запряженной драконом.Колесницы, парящие среди облаков, часто изображаются на картинах Медеи и являются частью иконографической традиции, связанной с мифом со времен Андреа Скьявоне. Еще до того, как она произнесла свое первое предложение, сверхъестественные силы Медея явно символизируются музыкальными и сценическими средствами. Затем она переходит к монологу, раскрывающему ее дилемму: оказывается, что она разрывается между горько-сладкими воспоминаниями о счастье, которое когда-то было, и желанием отомстить Джейсону за предательство их любви.Помолившись Юноне, она становится свидетелем свадебного марша Ясона и Креусы по сцене, прячась за колонной. Ее фантазии о мести раздуваются, вызывая мысли об убийстве ее детей. Это только усугубляет ее дилемму, особенно когда она видит своих детей и экономку во плоти на пути к храму Юноны. Медея теперь обнаруживает, что она чередует материнскую любовь и желание мести. Тщетно искав альтернативу, она все-таки решает убить своих детей.Призывая Гекату, богиню дверных проемов и перекрестков, включая те, которые отделяют мир живых от мира мертвых, Медея вызывает сильную грозу и покидает сцену. Пока оркестр играет грозовую симфонию, он за кулисами убивает ее детей. Затем она возвращается на сцену, запыхавшись, онемевшая, бледная и с рваными волосами (как сказано в либретто) и призывает Эриньи завершить свой акт мести. Джейсона приводят к Медее, она показывает ему тела, и он убивает себя.



Медея Введение | Шмооп

Медея Введение

Еврипид (480-406 до н.э.) был непонятым гением. Его классика Medea в свое время была полностью отвергнута. Он занял третье место на ежегодном афинском конкурсе пьес в Театре Диониса. «Третье место, - скажете вы, - это не так уж плохо». Да, за исключением того, что, как обычно, соревновались только два других драматурга. Еврипид был побежден своим давним соперником Софоклом и Эйфорионом, сыном Эсхила.

Бронзовая медаль Медеи , вероятно, не стала неожиданностью для Еврипида. Говорят, что он является автором около 92 пьес, но он выигрывал конкурс только пять раз. Еврипиду даже не удалось насладиться финальной победой. Премия (за The Bacchae ) была вручена после его смерти. Чтобы усугубить рану, Еврипид умер, разорванный на части стаей диких македонских собак. Некоторые ученые говорят, что эта история его смерти полностью выдумана. Надеемся, они правы.

Бедный Еврипид всегда был объектом нападок.Аристофан безжалостно высмеивал его. Комический драматург высмеивал использование языка Еврипидом и склонность его персонажей излагать новомодные философии Сократа. Как и его приятель Сократ, идеи Еврипида было трудно проглотить господствующим Афинам. Отчасти это было связано с его прогрессивными идеями. Этот парень был антивоенным, симпатизировал рабам и женщинам и так критиковал традиционную религию, что многие считали его атеистом. Афины просто не были готовы к этим «либеральным» идеям.

Еврипид слыл одиночкой. Большую часть времени он писал в пещере на острове Саламин. В конце концов, отсутствие признательности и отвращение к афинской политике (особенно разрушительной Пелопоннесской войне) вполне могло быть тем, что заставило Еврипида покинуть Афины. Он провел последние месяцы своей жизни при дворе короля Македонии, где доказал, что все они неправы, написав свою неоспоримую классику « Вакханки », и, возможно, встретил стаю собак со вкусом драматургов.

В книге «Поэтика » Аристотель оценивает Еврипида как меньшего трагика, чем Софокл, указывая на его случайные сюжеты и негероических героев. Эти критические замечания верны (оба верны в отношении Medea ), но мы задаемся вопросом, останавливался ли когда-нибудь Аристотель, чтобы думать, что у Еврипида вообще была другая повестка дня. В то время как его соперник Софокл придерживался традиционной линии, Еврипид был занят изобретением совершенно новых жанров. Оглядываясь назад, мы можем увидеть, что Еврипид вовсе не обязательно не умел писать традиционные трагедии; он просто был совершенно недоволен формой.

Смешивая комические элементы с трагедией, Еврипид в основном создал жанр трагикомедии. Его слабо сюжетные пьесы со счастливым концом создали жанр романса. И, конечно же, есть Medea , которая произвела революцию в Revenge Tragedies, избавив свою героиню от крючка. Вдобавок ко всему, внимание Еврипида к эмоциональной жизни его персонажей, наряду с его сравнительно естественно звучащими диалогами, на тысячи лет предвещало создание современного реализма.

История подтвердила Еврипида.Сохранилось больше его пьес, чем у любого другого древнегреческого драматурга. Medea теперь признана вечной классикой, а две пьесы, которые превзошли ее в оригинальном конкурсе, даже больше не существуют. Еврипид теперь известен как один из величайших и самых новаторских драматургов, когда-либо ходивших по Земле. Мы рады, что этот человек, наконец, получил должное - он, по сути, произвел драматическую революцию одного человека.

Что такое Медея и почему мне это нужно?

Безжалостный главный герой Медеи стал больше, чем просто персонажем.Она стала вневременным символом женского бунта. Медея провела довольно много времени в Греции, где преобладают мужчины. Как женщина у нее нет прав. Это усугубляется тем фактом, что она иностранка. Люди очень подозрительно относятся к ней, потому что она умнее всех. Когда муж Медеи, Ясон, бросает ее ради другой женщины, это последняя капля. Медея отвечает насилием, вплоть до убийства собственных сыновей.

Кто-то может возразить, что у современных женщин не так много места для жалоб, как в Древней Греции.Несомненно, что движения за права женщин во всем мире добились невероятных успехов за последние десятилетия. Конечно, во многих странах мира женщины живут еще хуже, чем во времена Медеи. В некоторых местах женщин все еще покупают и продают, как скот, и полностью контролируют мужчин.

Кровавый финал пьесы сегодня такой же шокирующий, как и в Древней Греции. Когда Медея убивает своих невинных детей, чтобы отомстить мужу, мы вынуждены подвергать сомнению мораль ее действий, а также действий ее угнетателей-мужчин.Вместо того, чтобы дать нам одномерную героиню с чистым сердцем, Еврипид дает нам ужасно несовершенного персонажа. Когда Медея сходит с рук своими убийственными действиями без каких-либо последствий, пьеса становится еще более тревожной. Medea Сложность и противоречия до сих пор вызывают споры. Его радикальный посыл остается столь же острым сегодня, как и в день его первого выступления.

Ресурсы Medea

Веб-сайты

Аристотель
На этой странице представлен хороший обзор мыслей Аристотеля о трагедии.Интересно рассмотреть, как Medea подходит, а также нарушает аристотелевское определение трагедии.

Биография Еврипида
Отличная биография Еврипида с TheatreHistory.com.

Movie or TV Productions

Medea , 2005
Модернизированная версия для телевидения.

Медея , 1988
Режиссер-революционер Ларс фон Триер для телевидения.

Медея (1983)
Телевизионная версия с известной Зои Колдуэлл в главной роли.

Медея , 1969
В главной роли оперная звезда Мария Каллас.

Исторические документы

Полный текст пьесы
Вот ссылка на перевод пьесы. Это не тот, который мы использовали, но может быть интересно сравнить.

Аристотель Поэтика
Прочтите, что Аристотель сказал о трагедии.

Видео

Джудит Андерсон
Посмотрите на Джудит Андерсон в роли Медеи.

Зои Колдуэлл
Вот Зои Колдуэлл в главной роли.

Мария Каллас
Звезда оперы играет замученную Медею. Полный фильм доступен на YouTube в 12 частях.

Изображений

Классический портрет
Вот знаменитая картина Медеи.

Современная интерпретация
Посмотрите на эту жуткую современную картину Медеи.

Недавнее возрождение
Вот фотография известной Фионы Шоу, играющей Медею.

Изображение Медеи: сказка о мифической убийце

Мучительная фигура Медеи является предметом картины Фредерика Сэндиса 1868 года. Чародейка рвет свое бисерное ожерелье, придумывая ядовитое зелье, с помощью которого она будет совершать убийство. .

Медея 1868

Фредерик Сэндис (1829–1904)

Бирмингемский музейный фонд

Художник, связанный с прерафаэлитами, Сэндис представил свои работы Королевской академии для показа на Летней выставке того же года.Несмотря на то, что картина была признана качественной, в конечном итоге картина была отклонена, что вызвало споры.

После его принятия в следующем году один критик, писавший для Art Journal , утверждал, что «либо по достоинствам, либо по недостаткам, [он] определенно стоит особняком ...» Он предсказал, что Медеей «либо будут восхищаться, либо в высшей степени ненавидеть». '

Остается неясным, был ли отказ Сэндиса вызван внутренней политикой, или тем, что его предмет - колдунья, известная тем, что убила своих собственных детей - считался плачевным для членов Академии.Однако двойственные отзывы о картине Сэндис отражают историческую разобщенность характера Медеи - женщины, настолько разгневанной своим лживым мужем, что она совершает немыслимое. Она - высшее воплощение женской мести и архетип роковой женщины .

Рассказ Медеи побудил художников задуматься над следующими вопросами: убила ли она своих детей в приступе страстной ярости или убила хладнокровно? Должны ли мы рассматривать ее как злое чудовище? Или ее следует очеловечить, как обиженную женщину, доведенную до безумия?

Следуя легенде о Золотом руне с персонажами Ясона и Медеи, пьеса « Медея » была написана греческим писателем Еврипидом и впервые исполнена в Афинах в 431 году до нашей эры.Римский философ Сенека позже адаптировал трагедию в 50 году нашей эры.

Медея была принцессой варварского королевства Колхида и женой Ясона, вождя аргонавтов. Поскольку Медея была потомком бога Солнца Гелиоса, она была не просто смертной, но обладала магическими и пророческими способностями. Когда она влюбилась в Джейсона, она помогла ему получить Золотое руно от своего отца, короля Ээтеса, предав при этом свою семью (она убила своего брата).

Медея жила в изгнании с Ясоном и их детьми в Коринфе, пока Ясон не предал ее, женившись на принцессе Глаусе, дочери Креонта, короля Коринфа.Он ушел от Медеи, опозорившейся этим делом. Неутолимое желание Медеи отомстить мужу привело ее к созданию предательского заговора. Она лукаво притворилась, что поддерживает брак Ясона, снискав расположение к нему, прежде чем убить короля Креонта и его дочь. Она также зарезала своих детей Джейсоном и, согласно версии Сенеки, бросила тела своих сыновей на крышу дворца, прежде чем покинуть Коринф на колеснице, запряженной драконами.

В семнадцатом и восемнадцатом веках история Медеи пережила особое возрождение в литературе и драматическом искусстве, хотя уже в 1556 году балет Этьена Жоделя « Аргонавты » представил образ Медеи двору Екатерины Медичи.Французский драматург Пьер Корнель инсценировал ее сказку в 1635 году под влиянием текстов Еврипида и Сенеки. После этого последовали многие музыкальные и оперные постановки, в том числе адаптации Франческо Кавалли (1649), Марка-Антуана Шарпантье (1693), Антонио Кальдара (1711) и, в частности, Генделя, чья опера Teseo (1713) сосредоточилась на мстительном характере Медея.

В период французской революции было по крайней мере девять опер, основанных на Медее, в том числе Керубини 1797 года.Было высказано предположение, что Медея была метафорой духа самой Французской революции. В немецкоязычном мире эта сказка вдохновила бесчисленное количество драматургов, в том числе австрийца Франца Грилпарцера, который, по мнению историков, использовал Медею для «серьезного исследования виктимизации как женственности, так и аутсайдера». Медея Гриллпарцера совершает детоубийство не из мести, а чтобы не дать своим детям встретить обреченную судьбу.

Среди художников Медея была популярным мифологическим персонажем в семнадцатом и восемнадцатом веках, в течение которых она обычно представлялась аллегорической женственной соблазнительницей, хотя и в самых разных обличьях.

Около 1600 года Питер Пауль Рубенс (1577–1640) создал свой рисунок тушью Полет Медеи (в «Гетти»), за ним последовала Артемизия Джентилески (1593–1654), которая в 1620 году радикально изобразила Медею в момент убийства. ее сын (работа сейчас в частной коллекции).

Медея, или Брак Ясона и Креусы

1648 г., офорт Рембрандта ван Рейна (1606–1669) на японской бумаге с использованием сухого наконечника

В 1648 году Рембрандт (1606–1669) создал офорт «Медея», или «Бракосочетание Ясона и Креусы» .

Вскоре художники Генри Фергюсон (1655–1730), Коррадо Джакинто (1703–1765) и Джованни Антонио Пеллегрини (1675–1741) также нарисовали мифическую чародейку.

В 1715 году Чарльз Антуан Койпель создал это поразительное исследование лица Медеи пастелью, которое сейчас находится в Метрополитен-музее в Нью-Йорке.Последняя картина была представлена ​​в Королевскую академию в 1715 году и изображала кульминационный момент рассказа Медеи, когда она убивает своих детей и избегает гнева Джейсона. Вполне вероятно, что инсценировки повествования повлияли на версию Койпеля, явно имеющую драматическое чутье.

Медея

Около 1715 г., рисунок пастелью на бумаге Шарля Антуана Койпеля (1694–1752)

К девятнадцатому веку изображения Медеи широко появлялись по всей Европе, и в изображениях она амбивалентно подчеркивала ее как презираемую колдунью или обиженную жену и мать.

Самое известное изображение Эжена Делакруа 1838 года под названием Медея собирается убить своих детей предлагает сексуализированный рендеринг. Медея, кажется, колеблется между ролью матери и убийцы - она ​​осторожно держит кинжал рядом со своими сыновьями, которые пытаются вырваться из ее лап.

Медея собирается убить своих детей (Medée furieuse)

1838, холст, масло. Эжен Делакруа (1798–1863)

Немецкий художник Ансельм Фейербах (1829–1880) изобразил Медею в 1870 году (ныне в Мюнхенской Новой пинакотеке), затем Валентин Принсеп (1838–1904) в 1888 году и Эвелин де Морган (1855–1919) в 1889 году.

В изображении Принсепа Медея спокойно собирает ядовитые грибы с лесной подстилки, которые позже она использует, чтобы отравить Глаус (новую невесту Джейсона) и своего отца. В правой руке она держит кинжал, указывая на свое детоубийство.

В изображении Де Моргана Медея удивляется мраморным залам Древней Греции, замышляя отомстить Ясону. Она держит пузырек с пурпурным зельем. Когда Де Морган впервые выставила эту картину в Новой галерее в 1890 году, она сопроводила работу стихотворением Уильяма Морриса под названием Жизнь Джейсона .

'День за днем ​​она видела, как счастливое время быстро исчезает,
И когда она выпадала из этого счастья,
Снова она стала волшебницей,
Работницей ужасных вещей, как когда-то она была'.

В отличие от других изображений, Де Морган предлагает более сочувственную интерпретацию Медеи, представляя ее как скорбящую и обиженную женщину, реагирующую на собственное несчастье.

Медея

Эвелин Де Морган (1855–1919)

Художественная галерея и музей Уильямсона

В 1907 году Джон Уильям Уотерхаус (1849–1917) представил Медее создание волшебного зелья, которое позволит Ясону выполнить задания, поставленные перед ним ее отцом королем Ээтесом.Уотерхаус представляет Медею в стиле прерафаэлитов. Художники, связанные с движением прерафаэлитов, разделяли озабоченность теннисонскими фигурами, часто с участием сильных женщин-ведьм и чародейок, каждая из которых опасно контролирует свою сексуальность.

Ясон и Медея

1907, холст, масло, Джон Уильям Уотерхаус (1849–1917)

Историки продолжают бороться с возрождением интереса к Медее в девятнадцатом веке.Некоторые заметили, что представление Медеи в культуре совпало с публичными дебатами о законах о разводе и предоставлении женщинам избирательных прав в Англии. В 1857 году был принят Закон о разводе и браке, который разрешал раздельное проживание на основании супружеской измены, жестокости или дезертирства.

Кажется правдоподобным, что Медея использовалась для политических и прото-феминистских целей, как средство говорить о социальной и политической эмансипации женщин. Например, в 1856 году Эрнест Легруве открыл свою театральную версию Медеи парижской публике, человек, который был известен своей поддержкой женского движения и публикацией очерков о положении женщин во Франции.В 1868 году писательница и защитница избирательного права женщин Августа Вебстер (1837–1894) перевела « Медея » Еврипида в попытке продвинуть сказку британской публике.

Медея также бросила вызов предвзятым представлениям о женской сексуальности. Кристин Сатфин утверждает, что мифологические фигуры, такие как Цирцея и Медея, противоречили викторианскому представлению о женской «асексуальности». Вопреки концепции Ковентри Патмора об «Ангеле в доме» - покорной и самоотверженной жене, послушно оправдывающей ожидания своего мужа, - Медея олицетворяла трансгрессивный и девиантный символ «женственности», который контрастировал с викторианским чистым идеалом. .

К двадцатому веку архетип Медеи расширился за пределы символа женского самовыражения, хотя она продолжала представлять дискурсы, связанные с полом. Известные режиссеры, от Пьера Паоло Пазолини до Ларса фон Триера, адаптировали ее рассказ для своих собственных кинематографических целей. В «Марксистском» исполнении Пазолини Medea (1969) оперная певица Мария Каллас играет могущественную чародейку (хотя она не поет).

История Медеи, прочный и мощный символ женской ярости, выдержала испытание временем - она ​​была адаптирована и вооружена в соответствии с определяющими социально-политическими характеристиками каждого столетия.Последовательно, эта история служит предупреждением против предательства, напоминая нам о его развращающей природе, и точно сформулирована в драме Еврипида:

«Я слишком хорошо понимаю ужасный поступок, который собираюсь совершить, но мои суждения не могут сдержать мой гнев, а это подстрекает к величайшему злу, которое совершают люди».

Лидия Файджес, редактор контента Art UK

Дополнительная литература

Мария Бербара, '15 Визуальных репрезентаций гнева Медеи в период раннего Нового времени: Рембрандт и Рубенс ', Дискурсы гнева в период раннего Нового времени , 2015

Дебора Бодекер, Медея: Очерки Медеи в мифах, литературе, философии и искусстве, Princeton University Press.стр.127–148

Эдит Холл, Фиона Макинтош и Оливер Таплин, Медея в исполнении 1500–2000, Оксфордский университет, 2000

Мэдисон Скай Лаубер, «Мать-убийца: создание и разрушение Медеи в древнегреческих изображениях и текстах», Бард-колледж, 2018

Бетин ван Зил Смит, «Феминистка Медея» Acta Classica , Vol. 45, 2002, pp.101–122

Обзор | Граммофон

Пуристы семнадцатого века ненавидели Giasone за то, что он играл быстро и свободно с мифом о Золотом руне и сочетал высокие и низкие, комические и серьезные персонажи.Для знатных людей опера Кавалли, премьера которой состоялась в Венеции в 1649 году, стала символом морального и эстетического упадка La Serenissima. Все это помогло сделать оперу «Джазоне » самой исполняемой оперой во всем 17 веке. Его аморальное смешение непристойного фарса и почти трагедии напоминает L’incoronazione di Poppea (к которому Кавалли, возможно, приложил руку), хотя и без жестокости. В пересказе либреттистом Джачинто Андреа Чиконьини истории Ясона и аргонавтов никого не покалечили или убили, несмотря на несколько попыток.Разные комические слуги и приближенные приходят и уходят. Джейсон - единственный классический герой, родивший близнецов от двух разных женщин - бросил свою невесту, Гипсипилу, королеву Лемноса, чтобы захватить Золотое руно. По пути он попал в ловушку чародейки Медеи, ему наскучил ее лунный любовник король Эгей. После неудачных убийственных заговоров все заканчивается благополучно: Медея и Эгей примирились после того, как он спас ее от утопления, а Джейсон смягчился страстным плачем Гипсипил.

Кавалли управляет почти шекспировскими сдвигами тона либретто с театральным чутьем, воплощая в жизнь разнообразных персонажей в музыкальной текстуре, в которой выразительный речитатив чередуется с короткими танцевальными ариями, часто в ритме сарабанды.Речитатив и ариозо переплетаются в двух наиболее вдохновляющих сценах оперы: зловещем воззвании Медеи к духам подземного мира в конце первого акта и заключительном причитании Гипсипилы с его пронзительными противоречивыми столкновениями.

В кратком интервью к "бонусному" треку продюсер Мариам Клеман указывает на нелогичность сюжета и необходимость подчеркивания элемента фантазии. В результате получается сюрреалистическая смесь древнего и современного, декорации которой смутно напоминают трущобы посреди городских пустырей.Медея шикарно-гламурная, Гипсипила, постоянно кормит своих близнецов грудью, измученная цыганка. Геракл представлен в образе мускулистого американского футболиста с ушами мистера Спока, а комическая медсестра Дельфа - забавное выступление баритонального контртенора Янива д’Ора - выглядит как уборщица в головном уборе XIV века. Вы уловили картину. В конце Купидон весело заталкивает всех персонажей в что-то вроде промышленного контейнера.

Если убогая минималистская постановка Клемана избегает захватывающих дух преобразований, предусмотренных Кавалли и Чиконьини, она, безусловно, обеспечивает хорошее развлечение, не в последнюю очередь в сценах с участием Демо, искалеченного (когда ему это удобно), заикающегося слуги-шута.Используя текст с привкусом итальянца, Филиппо Адами умудряется оставаться забавным на каждом из своих последующих выступлений. Хотя ни у кого из певцов нет голосов «старинной музыки», все они характеризуются с энтузиазмом. В постановке Клемана подчеркивается негероический аспект чрезмерно сексуального Джейсона, воплощенный в одежде его лагерного матроса во втором акте. С его ласковым, довольно женственно звучащим контртенором и выразительной декламацией Кристоф Дюмо убеждает как в любовной манере, так и в своей сцене сонного раскаяния в спектакле. заключительный акт.Два звучных бас-баритона, Йозеф Вагнер и Эндрю Эшвин, оставляют свой след в своих двойных ролях, в то время как Эмилио Понс с итальянским звучанием в своем тоне движется в мольбе Эгея к Медее в первом акте. Обе героини вокально сильны. , если изредка немного пошалить под давлением. Обаятельная Медея Катарины Брадич, которая в свою очередь стала сексуальным котенком и грозной доминатрикс, обладает необходимой глубиной меццо для этой роли, в то время как американское сопрано Робин Йоханнсен в роли Гипсипилы - единственного персонажа, полностью свободного от насмешек - заставляет ее оплакивать момент глубокого сожаления. эмоциональная правда.

Хотя струны могут казаться немного тощими, оркестр фламандской оперы играет с большим количеством ритмических ноток. Федерико Мария Сарделли хорошо шагает по опере (красочно разнообразный континуо оживлен, без суеты) и обеспечивает инструментальные ритурнели, отсутствующие в источниках, оживленные магнитофонами и / или бубном. Предположительно, они используют музыку из других опер Кавалли, хотя в буклете здесь ничего не говорится. Сарделли также сочинил, вероятно, сцену во втором акте для Эола, Купидона, Юпитера и хора, для которой не сохранилось ни одной оригинальной музыки.

Я настоятельно рекомендую этот живой и убедительный в музыкальном плане DVD с оперным шедевром Кавалли, а не компакт-диски, где слух неизбежно больше сосредотачивается на моментах вокальной и инструментальной грубости. Однако наиболее важным является криминальное отсутствие либретто и перевода в буклете компакт-диска. Все, что мы получаем, - это плохо переведенный синопсис. Даже для говорящих по-итальянски комические сцены практически бессмысленны, в то время как вздохи, вздохи и вздохи во вступительной сцене Медеи, раздражающие, как чистый звук, по крайней мере, имеют смысл, когда мы видим оргазмические извивающиеся колдуньи.

Дом Генделя - Оперы Генделя: Teseo

Акт I
Опера начинается с «воинственной симфонии» и звука закулисной битвы, в которой иностранный принц Тесео сражается от имени короля Афин Эгео. (На самом деле Тесео - сын Эгео, которого в детстве отправили в Трезен, но теперь он вернулся в афинский двор в переодетом виде.)

Агилея любит Тесео и рассказывает своей наперснице, Клиции, о своих опасениях относительно судьбы героя после его ухода в битву в качестве главнокомандующего афинскими армиями

Аркейн любит Клицию, которая обещает ему, что вскоре вознаградит его за его постоянство, но ее просьба узнать, что случилось с Тесео, вызывает ревность Аркейна.

Исход битвы оказывается благоприятным для афинян. Король Эгео, ранее обещавший жениться на чародейке Медее, объявляет, что вместо этого его королевой станет Агилея. Оставшись одна, Агилея в отчаянии раскрывает свою любовь к Тесео и заявляет о своем презрении к королевской судьбе.

Акт II
Во дворце Медея оплакивает свое несчастье: это бог любви навсегда лишает ее душевного покоя. Входит Эгео со своей свитой. Он говорит Медее, что, долго откладывая день их свадьбы, теперь решил выдать ее замуж за своего сына.Медея, которая хорошо знает причины изменения взглядов Эгео, не впечатлена. Она утверждает, что если он не женится на ней, ее достоин будет только Тесео.

Аркан предупреждает короля остерегаться Тесео, который, облаченный в военную славу, вполне может завидовать ему его трон. Победоносный герой готовится к аудиенции у своего государя. Медея настораживает его: Эгео, говорит она ему, подозревает его в предательстве; она одна может усмирить короля. Тесео попадает в руки колдуньи, которая, оставшись одна, поет о своей ревности и ненависти.

Акт III
Аркейн намерен попросить у короля руки Клизии. Слуга Агилеи сообщает ее хозяйке о скором прибытии Тесео. Герой входит и поет о своем счастье воссоединения с возлюбленной. Но за ним по пятам приходит Аркейн с новостями о короле: Агилея и Тесео скоро поженятся. Внезапно врывается Медея и угрожает молодой женщине, бормоча заклинания и превращая сцену в ужасную пустыню, населенную только свирепыми монстрами, которые продолжают похищать Агилею.

Акт IV
Аркейн сообщает королю о магических заклинаниях Медеи. Эгео клянется отомстить. Медея умоляет девушку выйти замуж за Эгео, но Агилея скорее умрет, чем откажется от своей любви. Затем волшебница вызывает в воображении спящую форму Тесео, который входит в сопровождении призраков. Медея предпочитает приговорить героя к смерти, а не видеть, как он женится на ее сопернице. Agilea смягчается; она выйдет замуж за короля, чтобы пощадить жизнь своего возлюбленного. Медея распускает свои адские полчища и превращает сцену в заколдованный остров.По взмаху волшебной палочки Тесео слышит голос Агилеи, говорящей ему, что она больше не любит его. Но ее слезы противоречат ее словам. Вновь появляется Медея: ее сжалило трогательное зрелище любви Тесео к Аджилеи, и теперь она решает ничего не мешать счастью человека, которого она все еще любит. Тесео и Агилеа вместе воспевают свое счастье.

Акт V
Измученная ревностью, Медея готовится к мести: она все-таки решила убить Тесео и протягивает Эгео отравленную чашу.

Входят Тезео и Агилеа в сопровождении свадебного кортежа. Эгео предлагает им забыть о прежних ссорах и выпить за вновь обретенное согласие. Тесео обнажает меч и, прежде чем поднести чашу к губам, дает клятву верности своему сюзерену. Ошеломленный король признает меч, который он однажды дал своему сыну, как знак, чтобы иметь возможность узнать его. Эгео выбивает чашу из рук героя и сознается в преступлении, которое он собирался совершить. Медея убегает.Король скрепляет союз Тезео и Агилеи, а также Клизии и Аркейна. Медея появляется в последний раз на колеснице, запряженной драконами, и пытается поджечь дворец. Только вмешательство Минервы спасает собранную компанию от огня. В финальном припеве все поют о своей новообретенной гармонии.

Сводка воспроизведена с любезного разрешения Warner Classics & Jazz.

***

Тезео уникален в оперном репертуаре Генделя, потому что это его единственная сценическая работа, имеющая пятиактную структуру.Это отражает происхождение произведения во французской оперной традиции, основанной на либретто, написанном Филиппом Кино и установленном великим французским оперным композитором Жаном-Батизом Люлли в 1674 году. Между итальянской и французской оперными традициями существуют значительные стилистические различия, и Тезео является попытка (не всегда удачная) смешать эти традиции. Хотя по-прежнему основывается на разделении речитатива и арии, центральная «ария выхода» в итальянском стиле в значительной степени отсутствует, и персонажи часто остаются на сцене, чтобы продолжить сцену после своих больших сольных номеров.Есть также целые последовательности последовательных арий и дуэтов без каких-либо промежуточных речитативов. Это эксперимент, который Гендель не хотел повторять.

Вернувшись к героическому и зрелищному формату Ринальдо после провала мягко пасторального пастора Фидо, Тесео добился умеренного успеха. Но дела у спектаклей не ладились. После второй ночи директор театра Оуэн МакСвини исчез с кассовыми сборами, оставив композитора, музыкантов и певцов без оплаты.В «Оперном реестре» Колмана от 15 января 1713 года говорится: «Певцы были в некотором замешательстве, но в конце концов решили продолжать оперы на свой счет и поделить прибыль между ними». дальнейший инцидент. В ночь на среду, 21 января, сложный механизм, который контролировал смену сцены и огненных драконов Медеи, сломался, в результате чего актеры опубликовали следующее сообщение в Daily Courant от 24 января: «В эту субботу… Опера Тесея мистера Ф.Хендель будет представлен в своем совершенстве, то есть со всеми сценами, украшениями, полетами и машинами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *