Интересные факты о франсуа рабле: Франсуа Рабле — писатель,автор, фото, факты из биографии, события на listim.com

Содержание

Франсуа Рабле - биография, личная жизнь, фото

Франсуа Рабле (предположительно 1494-1553) – французский писатель, редактор, врач. Один из величайших французских сатириков, автор произведения «Гаргантюа и Пантагрюэль». Литературовед Михаил Бахтин, называет его одним из основоположников современной европейской литературы.

В биографии Рабле есть много интересных фактов, о которых мы расскажем в данной статье.

Итак, перед вами краткая биография Франсуа Рабле.

Биография Рабле

Франсуа Рабле родился вероятно в 1494 г. (по другим данным в 1483) в провинциальном французском городке Шиноне. Он рос и воспитывался в семье адвоката. Еще ребенком его отдали послушником во францисканский монастырь.

Здесь Рабле изучал древнегреческий и латинский языки, естествознание, филологию и правоведение. Его любознательность, эрудиция и высокий интеллект помогли ему обрести авторитет в обществе-гуманистов.

Однако изыскания Франсуа вызывали у представителей Ордена недовольства. В частности, им не нравилось, что он изучал греческие книги, которые могли развить в нем свободомыслие, поддержку протестантизма и вольную трактовку новозаветных Писаний.

Это привело к тому, что юноша с разрешения Папы Климента VII получил право перейти в бенедиктинский монастырь в Мальезе, где к нему относились более снисходительно. Позже Рабле все же ушел из монастыря, желая получить медицинское образование в университете.

Сохранились сведения, что в процессе этих переходов Франсуа встретил среди сокурсников парня, который стал прообразом для одного из самых известных героев его романа – монаха Жана де Ентомуара.

Литература

В 1532 г. Франсуа Рабле обосновался в Лионе, где совмещал медицинскую и писательскую практику. Он стал автором ряда сатирических памфлетов, в которых высмеивал устоявшиеся традиции и представлял свое понимание настоящей свободы.

Ключевым трудом всей творческой биографии Рабле считается его знаменитый роман «Гаргантюа и Пантагрюэля», в котором в юмористической форме рассказывалось о 2-х великанах-обжорах, отце и сыне.

Этот труд, и другие его части, подверглись резкой критике со стороны Церкви и были запрещены к печати.

Однако, благодаря покровительству высокопоставленной семьи дю Белле, Франсуа получил разрешение монарха Франциска I на продолжение издания своих работ. Во второй половине 1530-х годов он преподавал медицину в Монпелье, был светским священнослужителем и часто путешествовал по крупным городам Италии.

После смерти Франциска правительство снова остановило продажи книг о великанах. В период биографии 1545-1547 гг. Рабле проживал в Меце, найдя здесь укрытие от преследований богословов.

Франсуа написал около 20 трудов на самые разные темы: книги по анатомии, культуре, ботанике, архитектуре, медицине и т.д. Он выдвигал теории о влиянии внешности, личности и поведения доктора на пациента.

Рабле считается одним из выдающихся писателей своего времени. Биографы называют его гуманистом, врачом, правоведом, филологом, археологом и богословом, способным в простой и ироничной форме выражать глубокие мысли.

Главным оружием писателя-сатирика был – смех. Интересен факт, что «страшному общественному недугу, свирепствовавшему везде и всюду, он предписал огромные дозы смеха». Его роман «Гаргантюа и Пантагрюэль» в 5 книгах, высмеивает ряд человеческих пороков, не щадя правительство и Церковь.

В данном труде Рабле с сарказмом отзывается о безграничной власти Церкви, а также о невежестве монахов. Он в яркой форме описывает все недостатки и грехи католического духовенства, вызывавшие массовый протест в разгар Реформации.

Личная жизнь

У мыслителя было двое незаконнорожденных детей, Огюст Франсуа и Жюни, чье происхождение помогли узаконить его покровители. Известно, что у него был еще один внебрачный сын Теодуль от некой Жанны. Мальчик умер еще в раннем детстве.

С 1547 г. Франсуа служил викарием в приходе. Известен случай, когда в молодости ему нужно было выехать из Лиона в Париж, но средств на билет он не имел. В результате, он прибегнул к хитрости.

Рабле оставил в номере гостиницы 3 пакетика с сахаром написав на них, что это яд для монарха, его супруги и дофина. Когда владельцы гостиницы доложили о случившимся правоохранителям, те задержали парня и срочно доставили в Париж.

Там Франсуа встретился с монархом и подробно объяснил ему сложившуюся ситуацию. В качестве подтверждения своих слов, он высыпал содержимое 3-х пакетиков в воду, размешал и выпил, доказав тем самым, что там действительно находился сахар.

Любопытно, что Рабле является автором знаменитого выражения – «Аппетит приходит во время еды».

Смерть

Примерно за год до смерти священнослужитель добровольно оставил приход по причине ухудшающегося здоровья. Франсуа Рабле умер 9 апреля 1553 года. Точная причина его кончины не известна.

Фото Рабле

Если вам понравилась краткая биография Рабле – поделитесь ею в соцсетях. Если же вам нравятся биографии известных людей или интересные истории из их жизни, – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org.

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Интересные факты:

факты из жизни великого писателя и анекдоты о нём.

Часть III. Исторические анекдоты от Старого Ворчуна.

Анекдоты № 920 от 23.04.2018 г.




Однажды Рабле с друзьями сочинили забавную комедию или фарс, взяв за основу одну итальянскую пьесу о врачах, и сыграли в ней все главные роли. Рабле называл эту пьесу нравоучительной комедией о человеке, женившемся на немой, и благодаря нашему герою (и его роману) я могу коротко пересказать содержание этого фарса. Некий горожанин женился на женщине, которая была немой от рождения, и обратился к врачам с просьбой об её излечении от недуга. Лекарь справился с задачей с помощью хирурга, который подрезал женщине какую-то жилку. Едва оправившись от операции, женщина заговорила, да так, что быстро довела мужа до невменяемого состояния, и бедняга опять обратился к лекарю с просьбой, заставить её снова замолчать.
Лекарь разочаровал мужчину:
"В моём распоряжении имеется немало средств, которые могут заставить женщину заговорить, и нет ни одного, которое заставило бы её замолчать. Единственное средство от женской болтовни — это глухота мужа".
Делать было нечего и мужчина согласился: врачи неким образом сумели сделать мужчину глухим. Когда жена обнаружила, что муж её не слышит и совершенно не реагирует на её слова, она просто взбесилась. Одновременно врачи обратились к мужу с требованием оплатить их услуги, но тот заявил, что он их совершенно не слышит и не понимает, о чём они его просят. Тогда лекарь дал незаметно мужу порошок, от которого тот сошёл с ума. Сумасшедший муж и взбесившаяся жена вместе набросились на хирурга и лекаря и избили их до полусмерти.

Эта незатейливая комедия послужила отправным пунктом для двух достаточно хорошо известных во французской литературе произведений.
Мольер в своём “Лекаре поневоле” довольно много позаимствовал у Рабле, а Анатоль Франс в 1908 году издал пьесу, которая называлась почти также как у Рабле: “Комедия о человеке, который женился на немой”.

Жан Батист Поклен (1622-1673) — французский актёр и драматург; известен под театральным псевдонимом Мольер.
Франсуа Анатоль Тибо (1844-1924) — французский писатель, прославился под псевдонимом Анатоль Франс; член Французской академии 1896; NP по литературе 1921.



Ко времени пребывания Рабле в Монпелье относится и рассказ о важной услуге, которую он смог оказать местному университету. Дело в том, что одна из коллегий университета была закрыта в предыдущее царствование, а для ей восстановления следовало обратиться к канцлеру Франции, которым в то время был Дюпра.
Для решения этой деликатной задачи ректор университета выбрал Рабле, который и отправился в Париж для встречи с Дюпра. Однако там Рабле никак не мог добиться встречи с канцлером, и тогда он придумал хитрый трюк.
Одевшись в какой-то невообразимый костюм, Рабле начал прохаживаться перед домом канцлера, и вскоре вокруг него собралась толпа зевак. Посыпались вопросы: кто он такой и что он тут делает? Рабле объяснил, что он приехал драть шкуры с быков, но может содрать её с любого желающего.
Подобные ответы вызвали оживление толпы, и тогда канцлер послал слугу выяснить, что за сборище возле его дома, и кто этот человек в странной одежде. На вопросы слуги Рабле стал отвечать по-латыни. Тогда слуга позвал чиновника, знавшего этот язык, но с тем Рабле заговорил по-гречески; со следующим посланцем он заговорил на древнееврейском, по том по-английски, по-итальянски, по-испански. Так продолжалось до тех пор, пока канцлер не заинтересовался этим странным человеком и не захотел его увидеть.
В приёмной канцлера Рабле скинул свой странный наряд и в длинной речи на изящном французском языке изложил Дюпра просьбу университета Монпелье. Канцлер Дюпра был поражён умом, красноречием и образованностью Рабле и согласился удовлетворить прошение университета.

Антуан Дюпра (1463-1535) — или дю Пра, канцлер Франции с 1515, архиепископ Санса с 1517, кардинал с 1527.



В честь оказанной Рабле услуги совет университета постановил, что при защите докторской диссертации каждый кандидат должен надевать красный плащ, как у Рабле, с круглым воротником и с вышитыми на нём буквами FRC, что являлось сокращением от “Франсуа Рабле из Шинона”.
По слухам, подобный плащ существовал в университете Монплеье ещё в XVIII веке, правда вышитые буквы расшифровывались уже иначе.
Сам Рабле до защиты докторской диссертации не дотерпел в Монпелье и покинул университет, так как ветер странствий погнал его дальше.

Здесь следует отметить, что Франсуа Рабле давно уже питал настоящую ненависть к колоколам и колокольному звону, так как они, во-первых, по-своему выстраивали его распорядок жизни, и, во-вторых, мешали ему читать древних авторов. Кстати, многие учёные люди духовного звания разделяли эту неприязнь.

Рабле стремился попасть в Лион, один из крупнейших книгоиздательских центров Европы того времени, и в ноябре 1532 года он получил должность врача в городской больнице. Подобная работа позволила Рабле заниматься и практической анатомией, в частности, он занимался вскрытием трупов, хотя церковь и осуждала подобную деятельность.
Однажды Рабле даже произвёл в городской больнице публичное вскрытие трупа одного повешенного.

В Лионе Рабле, несмотря на солидную разницу в возрасте, подружился с местным типографом Этьеном Доле (1509-1546), который в свои молодые годы был уже довольно известным филологом. Доле присутствовал на этом публичном вскрытии и посвятил данному событию философское стихотворение.
Сразу же скажу, что позднее Доле был обвинён в ереси, и в 1546 году его сожгли в Париже на площади Мобер.

Однажды во время своих естественнонаучных занятий Рабле наткнулся на маленьких рыбок из семейства анчоусов и стал наводить у древних авторов справки о них. Он с удивлением обнаружил, что эти рыбки служили исходным сырьём для одного из изысканнейших деликатесов древности — рыбного солёного соуса garum.
Рабле стал изучать старинные рецепты приготовления этого соуса, технология оказалась довольно сложной, а время приготовления — не менее трёх месяцев. Рабле долго экспериментировал и в конце концов добился успеха. Он послал запечатанную баночку полученного деликатеса Этьену Доле и сопроводил посылку написанными по случаю латинскими стихами.
Соус garum древние употребляли или с устрицами, или перед едой для возбуждения аппетита, или с нежной рабой.

Работа в больнице вначале не мешала Рабле много времени проводить в книжной лавке типографа и издателя Себастьяна Грифиуса (1493-1556) на улице Мерсьер, где вместо вывески с именем издателя красовалось изображение грифа. Но однажды Франсуа Рабле самовольно покинул территорию больницы и в тот же день он был уволен. Тогда он решил заняться издательской деятельностью: издавать книги в типографии Грифиуса и продавать их в лавке с изображением грифа.

Грифиус и Рабле неплохо сработались вместе. Вначале Рабле подготовил “Медицинские письма Манарди” и посвятил это издание судье Тирако. Затем Рабле издал исправленные им по рукописи “Афоризмы” Гиппократа с подробнейшим комментарием и посвятил это издание епископу Жоффруа д'Эстиссаку.

Джованни Манарди (1462-1536) — итальянский учёный-гуманист, ботаник и естествоиспытатель.



Но на издательском поприще у Рабле сличались и проколы. Так однажды он напечатал два древних документа, завещание некоего Луция Куспидия и какую-то купчую крепость. Это издание он посвятил королевскому советнику Эмери Бушару, но тут произошёл сильный конфуз. Вскоре выяснилось, что завещание было сфабриковано ещё во второй половине XV века, а купчую крепость написал Джованни Понтано, которая была частью вступления к его диалогу “Actius”.

Джованни Понтано (1426-1503) — он же Jovianus Pontanus, итальянский гуманист, писавший стихи и диалоги на латинском языке.



Во время своего пребывания в Лионе Рабле попытался завязать переписку с Эразмом Роттердамским.
Жорж д'Арманьяк, епископ Родеза, познакомился с Рабле, а так как он и сам был большим любителем книжной мудрости, то проникся уважением к столь образованному человеку. Однажды он попросил Рабле переслать Эразму сочинения Иосифа Флавия.
Рабле выполнил просьбу епископа и приложил к посылке письмо, которое сохранилось до наших дней. Правда, сохранившийся экземпляр адресован некоему Бернару де Салиньяку, но все исследователи уверены в том, что подлинным адресатом является Эразм. Во второй половине XVI века во Франции действительно трудился довольно известный математик, которого звали Бернар де Салиньяк, но он был значительно моложе других лиц этой истории, и свои первые труды он опубликовал только через 18 лет после смерти Рабле.

Жорж д'Арманьяк (1501-1585) - гуманист, епископ Родеза с 1529, кардинал с 1544.



Приведу большие выдержки из этого послания Рабле:
"Бернарду Салиньяку (!?) приветствие именем Христа! Жорж д'Арманьяк, достославный епископ Родеза [впоследствии кардинал-архиепископ Тулузы и Авиньона] прислал мне недавно Флавия Иосифа с просьбою во имя нашей старой дружбы переслать его вам, как только я найду достойное доверия лицо, которое будет отправляться в место вашего пребывания...
Я узнал недавно от Иллария Бертульфа, с которым нахожусь в близких отношениях, что вы готовите нечто против клевет Жерома Алеандра, подозревая, будто это он писал против вас под маской лже-Скалигера. Я не могу допустить, чтобы вы благодаря этому подозрению оставались в заблуждении: Скалигер действительно существует, он из Вероны, происходит из семьи сосланных Скалигеров и сам сослан. В настоящее время он занимается медициной в Ажене. Этот клеветник мне хорошо знаком; он имеет некоторые сведения по медицине, но вообще — человек, не заслуживающий никакого уважения и полнейший атеист. Я ещё не видал его книги; в течение стольких месяцев ни один экземпляр не дошел сюда; я думаю, что ваши друзья в Париже изъяли её из обращения".
Жером Алеандр (1480-1542) - Жироламо Алеандро, итальянский гуманист; не путать с кардиналом Жироламо Алеандро (1574-1629).
Жюль Сезар Скалигер (1484-1558) — гуманист, философ, филолог, естествоиспытатель, врач, астролог и поэт.

Дело было в том, что в начале 30-х годов XVI века в свет одно за другим вышли два письма-памфлета, направленные против диалога Эразма под названием “Ciceronianus”, в которых критиковались и другие произведения Эразма, в том числе и “Похвала глупости”. Памфлеты были изданы под именем Скалигера, но Эразм почему-то решил, что это дело рук Алеандра.

В 1532 году в том же Лионе произошли события, которые вскоре привели к созданию романа, обессмертившего имя Франсуа Рабле. Сначала у издателя Франсуа Жюста (1490-1547) вышла в свет народная книга под названием “Великие и неоценимые хроники о великом и огромном великане Гаргантюа”. Книга была составлена из народных преданий и сказаний о похождениях добродушного великана Гаргантюа, и очень хорошо расходилась.
Данное издание натолкнуло Рабле на интересную мысль, и в начале 1533 года он выпустил в свет книгу “Страшные и ужасающие деяния и подвиги преславного Пантагрюэля, короля дипсодов, сына великого великана Гаргантюа”, обозначив автора сочинения как Алкофрабаса Назье, но это имя представляло собой анаграмму имени Франсуа Рабле.
Хотя это был ещё сырой и достаточно слабый вариант будущей второй части знаменитого романа, книга тоже хорошо продавалась, что позволило Рабле немного подзаработать на имени Пантагрюэля. В том же 1533 году Рабле издал “Пантагрюэлическое предсказание (“Pantagrueline Prognostication”), вполне верное и неоспоримое, на 1533-й год, составленное на пользу и поучение людей легкомысленных, ротозеев по природе, господином Алкофрибасом, архитриклином вышеозначенного Пантагрюэля”.
Архитриклин — это шутливое название распорядителя на пиру, образованное по аналогии со словом архиепископ; правильнее — триклиниарх.

Франсуа Рабле: факты из жизни великого писателя и анекдоты о нём. Часть II

(Продолжение следует)

Рабле Франсуа | Знаменитые, великие, гениальные люди. Самое интересное о них!

Выдающийся французский писатель и мыслитель-гуманист, ученый, филолог, врач, естествоиспытатель, один из крупнейших деятелей европейского Возрождения. Автор бессмертного романа «Гаргантюа и Пантагрюэль» в 5-ти книгах.

Один из величайших сатири­ков мировой литературы, мысли­тель-гуманист, блестящий ученый, врач, пользовавшийся доверием высочайших особ своего времени, весельчак и балагур Франсуа Раб­ле как никто другой понимал толк в удовольствиях, не забывая вы­смеивать страсть людей к неуме­ренности. Его мудрая и веселая, одновременно интеллектуальная и «хулиганская» книга о добрых и смешных великанах известна во всем мире. Французский историк Мишле восхищался слав­ным соотечественником и его бессмертным творением: «Рабле более велик, чем Аристофан и Вольтер. Так же велик, как Шекспир... Ни один из наших писателей не дал такой полной картины своего временя... Это энцик­лопедия. Вот почему Рабле превосходит даже Серванте­са». Современному читателю трудно поверить в то, что автором одной из самых веселых книг в мировой литера­туре был католический монах. Но это действительно так М. Горький писал: «Монах Рабле умел смеяться, как ник­то не умел до него... а хороший смех — верный признак духовного здоровья». И по сей день остается в силе на­ставление Франсуа Рабле о том, что «врач с физиономией мрачной, угрюмой, неприветливой и сердитой огорчает больного; врач же с лицом веселым, безмятежным, при­ветливым, открытым радует его». В противовес кладби­щенскому девизу Средневековья «Помни о смерти он выдвинул оптимистический лозунг Возрождения «Помни о жизни».

Жизнеописание самого Рабле достойно того, чтобы стать отдельной книгой, возможно, даже более интерес­ной, чем его славная эпопея о Гаргантюа и Пантагрюэле. Исследователи поражаются его способности балансиро­вать на лезвии ножа — «между костром и плахой». Всю свою жизнь он совершал поступки, за которые любой другой человек был бы подвергнут если не казни, то отлу­чению от церкви. И при этом сохранял уважение со сто­роны первейших лиц своего времени, включая папу Кли­мента III, короля Франции Франциска I и множества персон рангом ниже. О жизни Франсуа Рабле существует много легенд, забавных анекдотов, но достоверных сведе­ний ничтожно мало. В сборнике эпитафий церкви Св. Пав­ла в Париже сказано, что Рабле умер 9 апреля 1553 г. в возрасте семидесяти лет и похоронен на кладбище этой церкви. Дата смерти не вызывает сомнений, а вот дата рождения требует подтверждений. Никаких прямых ука­заний на этот счет нет, а косвенные — противоречат цер­ковной записи. Большинством биографов признано, что Рабле родился в 1494 г. и, значит, в момент смерти ему было около шестидесяти лет. В стародавних списках сту­дентов медицинского факультета университета в Монпелье против его имени обозначено: «Шинонец из Турени». И только. Действительно, Франсуа Рабле родился в Туре­ни, самой благодатной и цветущей части Франции, в до­лине реки Луары, в маленьком городке Шиноне, который и сегодня так же невелик, как и во времена Рабле. Кем был отец Рабле? Легенда говорит разное — трактирщи­ком, аптекарем. Большинство же ученых настаивает на том, что Антуан Рабле был местным адвокатом, владев­шим небольшим поместьем вблизи Шинона, где и родил­ся будущий автор «Гаргантюа и Пантагрюэля». Известно, что мать Франсуа умерла рано. С самого детства мальчик скитался по монастырям. В 1510 г. 16-летний Франсуа оказался во францисканской обители. Остается неясным, в силу каких причин в столь юном возрасте он стал мона­хом. В монастыре Рабле получил начальное образование. Он учился очень хорошо и за время пребывания в монас­тыре в совершенстве овладел несколькими иностранны­ми языками. В 1524 г. в аббатстве Фонтене-Леконт Фран­суа Рабле принял сан священника. Нам трудно объяснить этот его поступок. Образ, который мы создали себе, пред­ставляя Франсуа Рабле, мешает нам это сделать. Неукро­тимый жизнелюб, собрат Эпикура и Лукиана, и вдруг он надел на себя монашескую сутану в самую цветущую пору своей жизни!

В 1525 г. местный епископ Д'Эдиссак, который покро­вительствовал талантливому юноше, предложил ему пе­рейти в бенедиктинское аббатство в Мальезе, что тот и сделал. В это время внимание Рабле все больше и больше обращается к естествознанию и медицине. Франсуа с удо­вольствием изучает латынь, древнегреческий язык, начи­нает переписку с главой французского гуманизма и советником короля Г. Бюде. Все эти далеко не монаше­ские занятия вызывали неудовольствие духовных иерар­хов. В 1528 г. — пока еще с разрешения духовного началь­ства — Рабле отправился в Париж, а оттуда дальше — уже самовольно. В монастырь он больше не вернулся.

Никто не знает, что заставило Рабле снять монаше­скую рясу и сесть на студенческую скамью. Но так или иначе, в 1530 г. он сложил с себя сан и отправился изу­чать медицину в известный университет в Монпелье. В университете до сих пор жива легенда о том, как при­ехавший поступать Франсуа Рабле стал одновременно и студентом, и преподавателем. Его речь на публичной за­щите диссертаций была засчитана не только как вступи­тельный экзамен, но и как экзамен на звание бакалавра. А студент (правда, достаточно почтенного возраста) Раб­ле стал одновременно преподавателем медицины. Два года спустя он получил место врача в городской больнице Лио­на. Франсуа Рабле был не только активно практикующим врачом, но и ученым, немало сделавшим для распростра­нения медицинских знаний. В 1532 г. он опубликовал «Афоризмы» знаменитого античного врачевателя Гиппо­крата. Медики были в восторге от этой книги. Наконец-то в их руках был подлинный текст великого врача древно­сти, без искажений переводчика, к тому же с коммента­риями специалиста. Однако к концу года в типографии Клода Нури была напечатана книга Франсуа Рабле, кото­рая совсем не походила на те ученые трактаты, которые он готовил к печати до сих пор. Первое оригинальное произведение Франсуа Рабле называлось «Ужасающие и устрашающие деяния и подвиги знаменитейшего Пантаг­рюэля». Раньше Рабле смело и, пожалуй, не без гордости ставил свое имя. Теперь же, подписывая произведение, автор указал другое, немножко странное — Алькофрибас Назье. Только очень пристальный читатель сумеет понять, что это псевдоним, образованный из букв настоящего имени автора, произвольно переставленных в виде ана­граммы.

Что же заставило доктора медицины, о котором со­временники писали, что «он честь и слава науки» и «спо­собен отвращать мертвецов от порога могилы и возвра­щать им свет», оставить практическую деятельность в известнейшей больнице Лиона и взяться за перо? В те времена Лион был крупным центром книжной торговли. На ярмарках среди народных книг можно было найти переделки средневековых романов о деяниях великанов и всевозможных чудесах, например «Великие и неоце­нимые хроники о великом и огромном великане Гарган­тюа» неизвестного автора. Возможно, невероятный ус­пех этой истории семейства великанов и побудил Рабле приняться за собственную книгу. А может быть, интерес к литературному труду пробудился в нем благодаря под­держке знаменитого гуманиста Эразма Роттердамского, с которым Рабле состоял в переписке? Так или иначе, первая часть знаменитого «Пантагрюэля» была задумана как продолжение народных «Хроник». Добрые и смеш­ные великаны Грангузье, Галемель, Гаргантюа перекоче­вали из этой нехитрой народной сказки в философский роман Рабле. Произведение Рабле в некоторой степени сохраняло стиль и имитировало наивную эпичность ори­гинала: тот же сюжет, те же великаны, но совершенно иной смысл и совершенное иное настроение. Автор обо­гатил повествование яркими описаниями современной ему французской жизни, едкими замечаниями в адрес корыстолюбивых священников, продажных судей, папы и короля. Кажется, ничто не укрылось от заразительно­го смеха его героев. Смех стал главным оружием Рабле и его визитной карточкой. Средством уничтожения идей­ных врагов и одновременно могучим средством утверж­дения жизни. Рабле — оптимист по мировоззрению, по восприятию мира, а также по способу изображать мир. «Будем же смеяться, ибо смех есть достояние сильных!» Неудивительно, что уже в XVI в. во Франции распрос­транился термин «пантагрюэлизм». Сам писатель пона­чалу так определял значение этого термина: «Жить в мире, в радости, в добром здравии, пить да гулять». Чуть позже он дал ему уже более философское толкование: «Это глубокая и несокрушимая жизнерадостность, перед которой все преходящее бессильно».

Необычайно красочный и пышный стиль Рабле, его великолепный, яркий и сочный язык понравились чита­телям. Сразу же после выхода книга о подвигах великана Пантагрюэля приобрела поистине небывалую популяр­ность. А ее анонимный автор в короткий срок стал изве­стен далеко за пределами Лиона. Мишле писал об этом: «450 лет назад, едва в лионских книжных лавках появи­лась его первая книга, человечеству стало ясно, что ро­дился писатель более великий, чем Аристофан». История о веселом и мудром Пантагрюэле положила начало эпо­пее, написанию которой Рабле посвятит более двадцати лет. Без сомнения, «Гаргантюа и Пантагрюэль» — это книга всей его жизни, как «Божественная комедия» для Данте, как «Фауст» для Гете.

Создатель «Гаргантюа и Пантагрюэля» был выдаю­щимся гуманистом. «Теплое дыхание весны человече­ского разума коснулось его чела», — писал обожавший его А. Франс. Для гуманиста Средневековье — это мрач­ная полоса жизни европейских народов, темное царство «готики» — всеобщее одичание, господство предрассуд­ков, изуверские пытки над телами и душами людей. Гуманисты прокляли это время, и так как более всего «готический порядок вещей» поддер -ивала церковь, лютой ненавистью воспылали прежде всего к ней. Читая Рабле, замечаешь, что больше всего насмешек, колкос­тей и сатирических выпадов достается церковникам. Автор не забывает их ни на минуту, они у него посто­янно под прицелом. После них идут судьи, адвокаты, прокуроры, чиновники суда и ябедники. Каких только уморительных сцен ни рисует автор, чтобы потешить читателя их беспросветной глупостью.

Гуманисты считали себя предвестниками новой эпо­хи. Они хотели возвратить к жизни то, что человечество имело прежде и что по трагическому стечению обстоя­тельств утратило. Поэтому-то их время и назвали «Воз­рождением». Это была весна после долгой хмурой зимы, живительная и благодатная весна всего человечества. Раб­ле был гуманистом, деятелем Возрождения и, следова­тельно, общественным деятелем. Как это ни пафосно звучит, но его волновала судьба человечества, его беды. Он писал, смеясь, но при этом всерьез задумывался о людских пороках и о том, как исправить мир. Потому и стала его книга общечеловеческим достоянием. Миш­ле недаром назвал ее энциклопедией. Это действительно энциклопедия социальной, политической и культурной жизни Франции XVI ст. Но вместе с тем история о мудрых великанах — это и философский, и эстетиче­ский, и нравственный «трактат», который может «делать нас людьми в высоком значении этого слова». Автор справедливо заверяет нас на первой же странице: «...вы можете быть совершенно уверены, что станете от этого чтения и отважнее и умнее».

И все же книга Рабле не историческая хроника и не философский трактат. Прежде всего это произведение искусства, творение художника, которое Флобер поста­вил в один ряд с произведениями Гомера, Шекспира, Гете. Уже современники видели в Рабле выдающееся явление своего века. Он незримо присутствует во всех значительных произведениях французской литературы последних четырех столетий. «Рабле — наш общий учи­тель», — признавался Бальзак. В несравненных по мас­терству «Озорных рассказах» он шел от своего «достой­ного соотечественника, вечной славы Турени — Франсуа Рабле». Грандиозная тень Рабле зрима и в «Острове пингвинов» А. Франса, и в «Кола Брюньоне» Р. Ролла- на. Рабле поистине может почитаться и как один из основателей французского литературного языка. Сенеан, автор исследования «Язык Рабле», писал: «Иностранные обороты, классические языки, языки Возрождения, фран­цузский язык всех времен и всех провинций — все здесь нашло свое место и свою форму, нигде не производя впечатления какой-либо несвязности или несоответствия. Это всегда язык самого Рабле». Рабле любил слово. Наверное, в нем жил не только писатель, но и лингвист. Иногда, увлекаясь, он словно забывал о том, что, соб­ственно, хотел сказать. «Слово уводило его в сторону, он любовался им. Оно сверкало, звенело, открывалось умственному взору все новыми и новыми сторонами». А. Франс восхищался этой влюбленностью писателя в слово: «Он пишет играючи, словно забавы ради. Он любит, он боготворит слова. До чего же чудесно наблю­дать, как он нанизывает их одно на другое! Он не мо­жет, не в силах остановиться».

В 1534 г. Франсуа Рабле побывал в Италии вместе с по­сольством короля Франциска I, в которое входил могу­щественный покровитель писателя епископ Жан дю Бел­ле (Рабле был его личным врачом). Хотя поездка была непродолжительна, она обогатила писателя новыми впе­чатлениями, расширила его кругозор и помогла «создать нечто гораздо более зрелое». Вернувшись на родину, в том же году Рабле издал еще одну часть своей эпопеи — «По­весть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца Пан­тагрюэля». В ней Рабле в иронической форме изложил свои впечатления о поездке в Рим и о пребывании при папском дворе. Хранителями ортодоксальной догмы, в том числе Сорбонной, книга была немедленно осуждена. Не­удивительно, что вскоре после выхода в печать книги Рабле были запрещены французской инквизицией. В это время имя автора уже было широко известно. Он перестал скры­ваться под псевдонимом. Опасаясь преследований, Рабле вновь уехал в Италию и поселился в Риме, где на этот раз провел более трех лет. Формально Рабле числился секре­тарем епископа дю Белле, который к тому времени стал кардиналом. Только благодаря его покровительству пи­сатель сумел избежать преследований инквизиции. Нахо­дясь в Риме, Рабле занимался врачебной практикой, а так­же серьезно увлекся археологией и даже выпустил книгу, посвященную античным памятникам Рима. Кроме того он много времени уделял занятиям ботаникой — изучал неизвестные ему семена плодов и овощей, отсылая их образцы на родину — во Францию. Немало времени ушло и на устройство важного для него личного дела: он до­бился у папы прощения за то, что некогда самовольно покинул монастырь.

В 1537 г. Рабле ненадолго приехал во Францию. В Монпелье он получил степень доктора медицины и теперь практиковал на юге Франции. В 1542 г. обе книги Рабле были выпущены вместе в том логическом порядке, в ка­ком они должны были следовать одна за другой: сначала «Гаргантюа», потом «Пантагрюэль». В 1545 г. писатель получил королевскую привилегию на дальнейшее изда­ние своей эпопеи, что было далеко не лишним, так как инквизиция вновь обратила на «хулигана» Рабле свое вни­мание. В 1546 г. вышла его третья, сравнительно невинная книга. В ней Рабле отказался от глумления над «добрыми богословами» Сорбонны. Единственное, что позволил себе здесь автор — это насмешки над монахами. Однако, как и обе ее предшественницы, третья книга также была осуж­дена Сорбонной. Инквизиция свирепствовала. Вскоре после выхода третьей книги Рабле на парижской площа­ди был сожжен старый друг и соратник писателя Этьен Доле. По совету друзей Рабле решил больше не испыты­вать судьбу и вскоре покинул Францию. На этот раз он нашел пристанище в немецком городе Меце, где стал ра­ботать врачом. Кардинал дю Белле поддерживал писателя материально, а в 1547 г. снова взял его с собой, отправляясь в Италию. Уезжая, Рабле оставил своему лионскому издателю ту часть четвертой книги, которая была у него уже готова.

Всю жизнь Рабле пользовался покровительством вли­ятельных политических деятелей и высокопоставленных либеральных священнослужителей. Вот и теперь благода­ря могущественным покровителям жизнь Рабле наконец обрела стабильность. В 1551 г. он получил место кюре в Медоне, поблизости от Парижа. Должность эта не требо­вала особого усердия в исполнении обязанностей, зато давала неплохие доходы. Все свое время Рабле мог теперь тратить на ученые и литературные занятия. Он спокойно завершил четвертую книгу своей эпопеи, которая была напечатана в 1552 г. Книга эта, как и все предыдущие, имела колоссальный успех и вышла гигантским тиражом. По едкому замечанию одного из современников, произ­ведения Рабле печатали больше, чем Библию. Свою чет­вертую книгу автор писал так, «как если бы он чувство­вал, что с него снята узда». Последствия не замедлили сказаться — автора обвинили в ереси и неуважении к ко­ролю. Рабле грозила тюрьма. Решив в очередной раз не искушать судьбу, писатель предпочел тайно уехать в Лион, распустив слух о том, что он якобы арестован и посажен в тюрьму. Возможно, благодаря этой своевременно пред­принятой уловке ему снова удалось избежать ареста. В те­чение нескольких месяцев Рабле жил в Лионе, потом вновь вернулся в Париж и привез с собой часть пятой, как ока­залось, последней книги. Она вышла в свет уже после того, как в Париже, в апреле 1553 г. Франсуа Рабле умер, предположительно от сердечного недуга.

В Парижской национальной библиотеке хранится ру­кописный текст пятой книги, относящийся к XVI ст. В нау­ке существуют сомнения в том, что пятая книга полнос­тью принадлежит перу Рабле. Полагают, что по тексту «прошлась чья-то посторонняя рука». Трудно судить, на­сколько изменена рукопись Рабле, но, видимо, справед­ливо писал А. Франс: «Я узнаю местами на ее страницах когти льва». Обстоятельства смерти Рабле доподлинно неизвестны. Современники отозвались на его кончину восторженными и насмешливыми, добрыми и язвительны­ми эпитафиями. Иные шутили: «В преисподней теперь ве­село: Рабле и там насмешит». Знаменитый поэт XVI сто­летия Пьер Ронсар, писавший изысканные стихи, посвятил Рабле такой поэтический некролог:

Воспеты были им умело

Кобыла сына Гаргамеллы,

Дубина, коей дрался он,

Шутник Панург, Эпистемон,

Боец и ада посетитель. Брат Жан, лихой зубодробитель,

И папоманская страна.

О путник, с легкою душою,

Закусывая ветчиною,

Бочонок доброго вина

Над гробом сим распей сполна.

(Пер. В.Левика)

Видимо, это была шутка Ронсара в духе самого Рабле. Но скромный пуатевенский врач П. Буланже сказал иное: «Дело потомков допытываться, что это был за человек. Мы же его знали, понимали, и он был нам дорог как ни­кто. Потомки, может быть, подумают, что он был шутом, скоморохом... Напрасно. Он не был ни тем ни другим. Обладая умом глубоким и редким, он высмеивал род люд­ской, его безрассудные прихоти и тщету его надежд...» Думается, нет сомнений в том, что каждыйиз потомков великого Рабле за ликом веселого кюре, зубоскала и лю­бителя приврать видит образ одного из титанов Возрож­дения, выдающегося ученого, врача, филолога, естество­испытателя и, наконец, величайшего писателя.

Доктор Франсуа Рабле: его книги лечат души на протяжении 5 веков | Здоровая жизнь | Здоровье

Что мы знаем о великом писателе, враче, гуманисте XVI?

Юность

Мэтр Рабле родился в 1494 году в Турени, в маленьком городке Шиноне – именно этот городок станет потом прообразом королевства веселого монарха Грангузье, отца Гаргантюа и деда Пантагрюэля. Что касается собственного отца Франсуа, он, видимо, был адвокатом. Однако дом, где жила семья, не сохранился.

Мать Рабле умерла рано, и с десятилетнего возраста Франсуа начал скитаться по монастырям, а в 25 лет постригся в монахи. Факт для современного читателя, безусловно, удивительный: изобретатель папефигов и… монах? Дело в том, что монастыри того времени являлись основным средоточием книг, а значит, потенциальных знаний. Университеты же были платными. Правда, постоянные молитвы и службы отвлекали от изучения греческого, латыни, древних авторов. Но Рабле удалось завести знакомство с настоятелем бенедиктинского аббатства епископом Жофруа д´Эстиссаком, человеком из французской элиты. Франсуа стал секретарем епископа и получил больше свободы для продолжения образования (по свидетельству современников, он знал 12 языков). А возможность путешествовать расширила его кругозор.

Дежурный врач в XVI веке

Примерно в 1527 году Рабле самовольно покинул монастырь и начал странствовать по университетам – постигать жизнь и набираться знаний (по этому же маршруту он отправит потом Пантагрюэля). 17 сентября 1530 года Рабле стал слушателем медицинского факультета в Монпелье, а спустя 2,5 месяца получил ученое звание бакалавра. Тогда для сдачи экзамена требовалось знание трактатов Гиппократа и Галена – непререкаемых авторитетов в средневековой медицине.

В Лионе, куда Рабле перебрался, его приглашают работать госпитальным врачом. Параллельно Рабле штудирует книги греческих, арабских и латинских врачей, не пренебрегает и талмудистами, вникает в каббалу. Обширные познания в медицине принесли Рабле не меньшую славу, чем его остроумные книги.

Сочетая практическую работу с просветительской, в 1532 году Рабле публикует «Афоризмы» Гиппократа, где греческий оригинал печатается параллельно с латинским текстом. Врачи в восторге: наконец-то у них есть подлинный текст, отпечатанный под наблюдением специалиста и без искажений переводчика. Но сам автор бедствует: издатели платят гроши. Впрочем, как и лионский госпиталь – всего 40 ливров в год. И это за кошмарную работу: до 200 больных в палате, порой по нескольку человек на одной койке! Отсутствуют водопровод, канализация, элементарная гигиена, нет оборудования – таковы условия работы дежурного врача в XVI веке.

Франсуа Рабле пишет свою книгу. Фото: www.globallookpress.com

Рождение писателя

Лечение в ту пору сводилось в основном к кровопусканию, применению травяных настоев, молочным диетам, прикладыванию золы, глины, пиявок. Диагноз обычно ставили на основании цвета и запаха мочи. Впрочем, многие врачи, даже дипломированные, нередко скатывались на уровень то ли гадалок, то ли шарлатанов и, пользуясь необразованностью пациентов, широко применяли заговоры и магию. Воскурения, амулеты, молитвы, зубы гадюки, лапки лягушек как методы лечения – все это Рабле потом высмеет в своих книгах.

К концу 1532 года Рабле печатает книгу «Ужасающие и устрашающие деяния и подвиги знаменитейшего Пантагрюэля» (вторая в романе). Автором значится некий Алькофрибас Назье. День выхода книги как бы ознаменовал вступление Франции в зенит эпохи Возрождения.

Естественно, Сорбонна осудила автора «Пантагрюэля» – запахло костром. Но на помощь пришел Жан дю Беллэ, дипломат и архиепископ Парижский, доверенное лицо короля Франции Франциска I. Этот человек, как и его брат Гийом, маршал и дипломат, не раз будет выручать Рабле.

В январе следующего года Рабле в качестве личного врача Жана дю Беллэ поехал с ним в Рим. Там он встречался с учеными, интересовался достижениями в медицине, узнавал о новых лекарствах, изучал итальянскую флору и фауну… Эти впечатления помогут ему пережить тяжелые будни госпитального врача в Лионе, куда он затем вернулся.

К августовской ярмарке 1534 года Рабле издал вторую книгу (первая в романе) «Бесценная жизнь великого Гаргантюа, отца Пантагрюэля». Примечательно, что она расходилась тиражами, превосходившими Библию. Для многих книга стала в прямом смысле настольной: в шутливых рассуждениях, «дураковатых» повествованиях, за которыми угадывалась недюжинная эрудиция Рабле, можно было найти ответы на многие волновавшие общество вопросы – о законах и государственном устройстве, религии и роли церкви, человеческой сути и нравственности, науках и, конечно же, об актуальной во все времена теме здоровья.

Фото: www.globallookpress.com

Доктор медицины и кюре

В 1535 году Рабле вместе со своим патроном Жаном дю Беллэ отправился в Рим. В Ватикане архиепископ дю Беллэ получил кардинальскую шапку. Воспользовавшись этим, Рабле испрашивает у папы Павла III отпущение грехов, но не за книги, а за то, что покинул монастырь. Папа прощает, разрешив заниматься врачебной практикой и вернуться в любой бенедиктинский монастырь по выбору. С этого дня Рабле больше не «беглый инок» и защищен от нападок недругов.

22 мая 1537 года он получает высшее ученое звание доктора медицины. Почти год он отдал университету: участвовал в заседании ученых медицинского факультета, читал лекции, с необычайным успехом провел публичный сеанс анатомии.

Позже Рабле стал личным врачом Гийома дю Беллэ – брата своего патрона – и несколько лет всюду сопровождал его. Их отношения можно назвать дружескими, потому так печальна для Рабле стала смерть Гийома. Умирая на его руках, маршал обязал своих наследников выплачивать Франсуа пожизненную пенсию.

В 1546-м, после 12-летнего перерыва, Рабле решился напечатать третью книгу романа. Однако время оказалось неблагоприятным – в августе того же года был сожжен друг и издатель писателя Этьен Доле. Пламя костра инквизиции подбиралось к Рабле. Он бежит в Мец, тогда за границу.

Последние годы его жизни так же туманны, как и молодые. Несмотря на гонения как со стороны фанатичных католиков, так и протестантов (Кальвин объявил Рабле «безбожником среди псов и свиней»), писатель издал четвертую (незаконченную) книгу, которая моментально разошлась, а позже старый друг кардинал Жан дю Беллэ подыскал ему приход в Турени. Мэтр возвратился на родину и стал кюре. Но обязанности священника он не выполняет, а перед смертью и вовсе отказывается от должности.

Фото: www.globallookpress.com

Энциклопедия жизни

Книги Рабле о добрых исполинах можно смело назвать энциклопедией медицины. Здесь встречается 148 описаний лечения различных болезней. Автор пользуется любым предлогом, чтобы поделиться знаниями, скажем, в анатомии: «…всадил ему вертел чуть повыше пупка, ближе к правому боку, и пропорол третью долю печени, а затем острие пошло вверх и проткнуло диафрагму. Вышло же оно через сердечную сумку в плечевом поясе, между позвоночником и левой лопаткой». Согласитесь, очень похоже на практическое руководство для хирурга. А вот для фармацевта: «Иные растения названы по их свойствам и действию: аристолохия, помогающая при родах; лишайник, излечивающий болезни, носящие то же название; мальва – оттого, что она моллифицирует; каллитрихум, способствующий ращению волос».

Иронизировал Рабле и по поводу невоздержанности, нездорового образа жизни людей: «За обедом Гаргантюа ел, только чтобы заморить червячка, зато ужин бывал обильным, и уж тут он принимал пищу в таком количестве, которое необходимо, дабы подкрепить силы. А в этом и состоит правильный режим питания, предписываемый истинной медициной, меж тем как орава тупоголовых докторишек, у коих от софистической выучки мозги встали набекрень, советуют нечто прямо противоположное». И в другом месте: «Разве я недостаточно упражняюсь? Прежде чем встать, я раз семь перевернусь с боку на бок. Неужели этого мало?».

О самом же Рабле сложено множество анекдотов – он вроде французского Ходжи Насреддина. Лечил ли он смехом? Конечно. Мы все его пациенты, ищущие и больные незнанием.

«Гаргантюа та Пантагрюель» читать онлайн книгу📙 автора Франсуа Рабле на MyBook.ru

Книга написана очень художественным, красивым и насыщенным языком, так, что читается как увлекательное повествование. И однако же Августин, излагая его, преследовал вполне определенные цели. Попробуем привести некоторые из них.

1. Изложить свой путь к христианской вере.
Он описывает свои душевные и интеллектуальные поиски, которые в конце-концов и привели его христианской вере.
Как молодой человек он ищет любви, ищет дружбы, также признания, успеха. Он достигает многого. У него были чувственные отношения сначала с одной женщиной, потом с другой. У него были прекрасные друзья, которых он искренне любил, и обществом которых наслаждался. Он получил блестящее образование и строил карьеру. И однако он исповедует, что не нашел удовлетворение ни в чем из этого. Он стремился к какому-то другому счастью, осознание которого у него откуда-то было, и однако же он его не испытывал и им не обладал. Августин на своем примере показывает, что это счастье обретается только в Боге.
Его эмоциональные или душевные изыскания происходят параллельно с интеллектуальными. Он ищет истину. Счастье обретается в истине. Потому ему так важно знать, как же на самом деле устроен мир, кем является Бог, какое место в мироздании занимает человек? Августин, который родился у матери-христианки, не удовлетворяется простой верой. Он ищет настоящего знания, ищет мудрость. Он обращается к наукам и философским школам, и однако его острый ум не может найти удовлетворения в ответах, которые предлагала ему современная ему греческая философия и околохристианские культы. В конце-концов он обращается к христианским догматам и христианской книге мудрости — Священному Писанию. В его цель входит показать достаточность и необходимость Священного Писания для того, чтобы привести человека к познанию истины.

2. Христианская апологетика.
Хотя книга и написана в очень личностной манере, автор пишет на темы глубоко волнующие его самого, и никак не пытается скрыть этого, однако же среди ее целей есть явно и более широкие, чем просто изложить свой путь. Одной из этих целей является апологетика, или защита христианской веры от нападок нехристианской или околохристианской философии и культов. Августин был не просто искателем истины. Но он был христианским служителем. Он ревновал о христианской вере и отстаивал ее пред лицом нападающих на нее. Потому Августин не просто упоминает о том, что он интересовался той или иной школой и придерживался тех или иных убеждений, но и показывает их несостоятельность, либо же наоборот соответствие христианской вере. А там где они нападали на христианскую веру, Августин приводит возражения, и излагает сами христианские взгляды и их здравость.
Особенное внимание он уделяет полемике с манихеями. Он сам долгое время принадлежал к этой секте, и ею удерживался от обращения к христианской вере. В конце-концов, он нашел ошибочность как их собственных взглядов, так и их нападок на христианскую веру. В «Исповеди» ряд их убеждений критически рассматривается. Манихейская секта была довольно распространенной, при чем на протяжении длительного периода времени. Она нанесла немалый урон христианской церкви. Более того, манихейская секта во многих чертах схожа с гностической ересью, которая преследовала христианскую веру от самых ранних времен. Своим примером Августин дает верующим средства для защиты, утверждает неутвержденных, пытается обратить колеблющихся и вразумить заблуждающихся.

3. Оценка современной ему культуры
Августин пишет и как христианский апологет и как пастырь душ. Он размышляет над ценностью и значимостью современной ему культуры, а также вскрывает опасности, таящиеся в ней, и заблуждения, находящиеся в корне некоторых культурных явлений. Он делает критические замечания о классической литературе, тесно связанной с языческими религиями и культами. В то же время похвально отзывается об изучении грамматики. Критикует злоупотребления риторикой, которая использовалась софистами, жанглирующими словами, для того, чтобы оправдывать виновных и осуждать невинных. Он критикует кровавые и развращенные представления в цирке и в театре и увлечения ими. Одобряет дисциплину и стремление к знаниям студентов, однако же предостерегает их от праздности и разнузданности. Он осуждает незаконные и беспорядочные сексуальные связи.

4. Изложение христианской веры.
Безусловно, Августин раскрывает сущность христианского вероучения на страницах своей «Исповеди». Он делает это как от случая к случаю, затрагивая и поясняя христианские догматы там, где это уместно, описывая свой путь к ним и свое понимание этих догматов. Но также он старается сделать это системно, в конце книги, толкуя первую главу первой Библейской книги Бытие.
Он размышляет о природе Бога, о происхождении и природе зла, о Троице, о природе Христа, Его Личности и Его Труде, о Божьей Церкви и ее задачах, о священном Писании христианской церкви — Библии. Он повествует о христианских исповедниках и о величии подлинно христианской жизни.

Франсуа Рабле - Французский Писатель

Среди туманных замков Луары, в конце 15 века, по одним источникам в 1483, по другим – в 1594 году, в семье либо мелкого дворянина, либо же состоятельного буржуа, имевшего юридическую практику, то ли в доме рядом с городком Шинон (фр. Chinon) на речке Вьенна, уже тогда славившемся своими виноделами, то ли в замке поместья Девинье в Сейе (фр. Seuilly), родился один из самых ярких и неординарных творцов наступающей уже тогда эпохи Ренассанса.

Споры о месте рождения и социальном происхождении Франсуа Рабле не утихают до сих пор, исследователи его творческого наследия и биографы буквально разошлись по баррикадам, отстаивая всеми средствами каждый свою версию детства писателя. Пока ученые умы литературоведов спорят, учебные издания публикуют оба варианта появления Рабле на свет, не вдаваясь в подробности детства и сразу же переходя к его юности и относительно достоверным фактам из жизни.

Биография

В возрасте около 10 лет Франсуа стал послушником в монастыре ордена Святого Франциска, то есть в монастыре францисканцев в Фонтене-ле-Конт. Кстати, этот монастырь сейчас открыт для всех желающих его посетить, внутри есть небольшая экспозиция, посвященная известным деятелям и умам Франции, вышедшим из этих стен, предоставляется возможность осмотреть винные погреба, выстроенные еще в 13 веке.

Но большинство посетителей предпочитают фотографировать территорию и само здание, а не экспонаты.

Краткая биография

Франсуа́ Рабле́

(фр. François Rabelais; предположительно 1494, Шинон — 9 апреля 1553, Париж) — один из величайших французских сатириков, автор романа «Гаргантюа и Пантагрюэль».

По мнению Михаила Бахтина, является одним из авторов, заложивших основы современной европейской литературы.

Место и время рождения Рабле доподлинно неизвестны. Некоторые исследователи называют годом его рождения 1483, другие склоняются к тому, что он родился 4 февраля 1494 года рядом с Шиноном, где его отец работал адвокатом. Местом рождения Франсуа Рабле считается поместье Девинье в Сёйи, где сейчас расположен музей писателя.

В детском возрасте Рабле был отдан послушником в монастырь францисканцев в Фонтене-ле-Конт. Там он изучал древнегреческий и латинский языки, естественные науки, филологию и право, заслужив своими изысканиями известность и уважение среди своих современников-гуманистов, включая Гийома Бюде. Из-за неодобрения орденом его изысканий, Рабле добился разрешения Папы Климента VII перейти в бенедиктинский монастырь в Мальезе, где он встретил более тёплое отношение к себе.

Позднее Рабле покинул монастырь для обучения медицине в университетах Пуатье и Монпелье. В 1532 году он перебрался в Лион, один из культурных центров Франции. Там он совмещал врачебную практику с редактированием латинских трудов для печатника Себастьяна Грифа. Свободное время он посвящал написанию и публикации юмористических памфлетов, критиковавших устоявшиеся порядки и выражавших его понимание свободы личности.

В 1532 году под псевдонимом Алькофрибас Назье (фр. Alcofribas Nasier, анаграмма от его собственного имени без седиля) Рабле опубликовал свою первую книгу — «Пантагрюэль», ставшую потом второй частью обессмертившего его имя «Гаргантюа и Пантагрюэля». В 1534 году последовала её предыстория — «Гаргантюа», где рассказывалось о жизни отца протагониста предыдущей книги. Оба произведения были осуждены богословами Сорбонны и католическими клириками за своё сатирическое содержание. Третья часть, опубликованная Рабле в 1546 году под его настоящим именем, также была запрещена.

Благодаря поддержке влиятельной семьи дю Белле Рабле получил разрешение короля Франциска I на продолжение публикаций. Однако после смерти монарха писатель вновь столкнулся с неодобрением академической элиты, а французский парламент приостановил продажи его четвёртой книги.

Рабле некоторое время — в 1534 и 1539 годах преподавал медицину в Монпелье. Он часто путешествовал в Рим вместе со своим другом кардиналом Жаном дю Белле, также недолгое время (когда пользовался покровительством Франциска I) жил в Турине у его брата Гийома. Семейство дю Белле снова помогло Рабле в 1540 году — в легализации двух его детей (Огюста Франсуа и Жюни).

В 1545—1547 годах Рабле жил в Меце, республиканском имперском вольном городе, где нашёл укрытие от осуждения парижских богословов. В 1547 году он был назначен викарием Сен-Кристоф-дю-Жамбе и Мёдона (отказался от этой должности незадолго до своей смерти в Париже в 1553 году).

Один из замечательнейших писателей своей эпохи, Рабле является, вместе с тем, самым верным и живым отражением её; стоя наряду с величайшими сатириками, он занимает почётное место между философами и педагогами. Рабле — вполне человек своего времени, человек Возрождения по своим симпатиям и привязанностям, по своей страннической, почти бродячей жизни, по разнообразию своих сведений и занятий. Он является гуманистом, медиком, юристом, филологом, археологом, натуралистом, богословом, и во всех этих сферах — «самым доблестным собеседником на пиршестве человеческого ума». Все умственное, нравственное и социальное брожение его эпохи отразилось в двух великих его романах.

Орудие сатиры Рабле — смех, смех исполинский, часто чудовищный, как его герои. «Страшному общественному недугу, свирепствовавшему повсюду, он предписал огромные дозы смеха».

Сатирический роман французского писателя XVI века Франсуа Рабле в пяти книгах о двух добрых великанах-обжорах, отце и сыне. Роман высмеивает многие человеческие пороки, не щадит современные автору государство и церковь. В романе Рабле высмеивает, с одной стороны, многочисленные притязания церкви, а с другой — невежество и лень монахов. Рабле красочно показывает все пороки католического духовенства, которые вызывали массовый протест во время Реформации.

Базовое образование

Находясь в монастырских стенах, юный Франсуа получил прекрасное образование. Кстати, по тем временам францисканские монахи предоставляли наиболее всеобъемлющие и прогрессивные знания, из их рук вышло много математиков, врачей, юристов, философов. Благодаря тому, что монахи вели строгие хроники всего абсолютно, что происходило на территории монастыря, доподлинно известно, что Рабле изучал следующие дисциплины:

  • древнегреческий язык и литературу;
  • латынь;
  • основы римского права;
  • естествознание, в те времена этот предмет включал в себя все существующие естественные науки, включая анатомию, медицину, алхимию и другие;
  • филологию;
  • историю;
  • основы управления хозяйством, этот предмет включал в себя учет и распределение различных продуктов, основы мелиорации и бухгалтерского учета и многое другое.

И, разумеется, все духовные дисциплины, по которым он так же отлично успевал, как и по естественным и гуманитарным наукам.

Взрослея, Рабле стал уделять много времени изысканиям и опытам в области естествознания, даже напечатал ряд монографий в Германии, которые заслужили одобрение многих прогрессивных умов того времени, включая Гийома Бюде, известнейшего филолога, математика, педагога, философа и юриста. Причем Бюде был знаменит не только во Франции, но и во всей Европе, а его труды читал сам папа Климент VII.

Такая деятельность юного Рабле не шла вразрез с принятыми в ордене Святого Франциска правилами и традициями, но направленность и приоритеты образования и научной деятельности францисканского монастыря не могли дать достаточную базу знаний для самого Рабле, даже местная библиотека уже не была в состоянии обеспечить его всем нужным багажом материалов.

С ведома и разрешения Папы Климента VII, Франсуа Рабле меняет церковный орден и переезжает в монастырь в Мальезе, принадлежащий ордену Святого Бенедикта, то есть, завершает свое, так сказать, базовое образование «под крылом» бенедиктинцев.

Кстати, далеко идти Рабле не пришлось, оба аббатства были тогда и являются сейчас соседями. Бенедиктинский монастырь, в котором доучивался великий французский гуманист сегодня также доступен для всех желающих. Причем достаточно любопытен такой парадокс: как в начале 16 века бенедиктинцы были известны более светским, не консервативным подходом ко всему, включая образование, так и в наши дни – в стенах аббатства действует ресторан, небольшой отель и маленький театр, а его газоны периодически забывают подстричь.

Рабле, Франсуа

(1494-1563) французский писатель

Современному читателю трудно поверить в то, что автором одной из самых веселых книг в мировой литературе был католический монах. Вряд ли найдется и книга более популярная, чем сочинение Франсуа Рабле. Только на протяжении двух третей XVI века и в одной только Франции она переиздавалась более 100 раз.

«Гаргантюа и Пантагрюэль» представляет собой своеобразную веселую энциклопедию нравов европейского Ренессанса. И именно благодаря умению автора смеяться ее продолжают читать и перечитывать и в наши дни.

Рабле родился в небольшом французском городке Шиноне в семье известного в тех местах адвоката и землевладельца. Однако точная дата его рождения неизвестна. Исследователи называют и 1494, и 1495, и даже 1483 годы.

Зато точно известно, что он был младшим сыном в большой семье. У него было два старших брата и сестра. Мальчику едва исполнилось девять лет, как отец отдал его во францисканский монастырь. Там Рабле и получил начальное образование. Он учился очень хорошо и за время пребывания в монастыре изучил несколько иностранных языков, а также классические языки — греческий и латинский.

Однако уровень обучения во францисканской школе не удовлетворил Рабле, и местный епископ Д’Эдиссак, который покровительствовал талантливому юноше, предложил ему перейти в бенедиктинский орден, что тот и сделал. Причем разрешение на это дал сам Папа Римский Климент VII. Правда, вскоре Рабле оставляет монастырь и переезжает в дом епископа, чтобы стать его секретарем. В это время он знакомится с известными людьми своего времени — поэтом К. Маро, богословом Ж. Кальвином.

С разрешения архиепископа будущий писатель начал заниматься медициной и вскоре отправился в университет города Монпелье. Там находился древнейший в Европе медицинский факультет. В Монпелье Рабле пробыл два года и покинул университет, получив звание бакалавра медицины.

После этого он переехал в большой французский город Лион, где стал врачом в городской больнице. Там он впервые начинает заниматься литературным творчеством. Возможно, это произошло благодаря поддержке знаменитого гуманиста Эразма Роттердамского, с которым Рабле состоял в переписке. В начале 1532 года Рабле выпустил первую книгу, в которой рассказывал о приключениях великана Гаргантюа.

Она вышла под псевдонимом Алькофрибас Назье, составленным из букв его имени, произвольно переставленных в виде анаграммы. Анонимный автор сразу же становится известным далеко за пределами своего города.

В следующем, 1533 году, выходит продолжение книги, а чуть позже новые и новые главы. Их выпуском автор занимался практически всю оставшуюся жизнь, сочетая литературный труд с занятиями медициной.

По инициативе епископа Жана дю Белле Рабле в составе посольства короля Франциска отправился в Рим. Во время этой поездки он ни на день не прекращал работы и по возвращении в Лион написал еще один том своей эпопеи, где рассказывалось о жизни Пантагрюэля, отца Гаргантюа. В нем Рабле в иронической форме изложил свои впечатления о поездке в Италию и о пребывании при папском дворе.

Не удивительно, что вскоре после выхода книги Рабле были запрещены французской инквизицией. В это время имя автора уже было известно. Он перестал скрываться под псевдонимом.

Опасаясь преследований, Рабле вновь уехал в Италию и поселился в Риме, где на этот раз провел более трех лет. Формально Рабле числился секретарем епископа дю Белле, который к тому времени стал кардиналом. Только благодаря покровительству дю Белле он сумел избежать преследований инквизиции.

Находясь в Риме, Рабле занимался врачебной практикой, а также серьезно увлекся археологией и даже выпустил книгу, посвященную античным памятникам Рима.

В 1537 году он ненадолго приезжает во Францию в свите кардинала дю Белле и наконец получает степень доктора медицины. Тогда же ему удается получить королевскую привилегию на дальнейшее издание своих книг во Франции. В 1542 году выходит самое полное издание сочинений Рабле, в котором не только впервые рассказывается о современной ему Италии, но и высмеивается двор французского короля.

Резкость выпадов Рабле опять привлекает к нему внимание инквизиции, и вопреки королевской привилегии книги писателя вновь сжигают на площади. По совету друзей Рабле решает больше не испытывать судьбу и скоро покидает Францию. На этот раз он нашел пристанище в немецком городе Меце, где тоже устроился работать врачом. Уезжая, Рабле оставил своему лионскому издателю рукопись четвертой книги. Она вышла в свет в 1548 году, когда Рабле вновь приехал в Италию вместе со своим другом кардиналом дю Белле.

Благодаря могущественным покровителям жизнь Рабле наконец обретает стабильность. В январе 1551 года он становится кюре в Медоне, поблизости от Парижа. Подобное назначение было обычным в те времена поощрением за поступки, угодные церкви. Должность не требовала усердия в исполнении обязанностей и давала неплохие доходы. Все свое время Рабле мог теперь тратить на ученые и литературные занятия. Он спокойно завершил еще одну книгу своей эпопеи и напечатал ее в 1552 году.

Влиятельные друзья вновь помогают Рабле, и он получает королевскую привилегию. Книга выходит из печати, и сразу же появляются ее переиздания. По едкому замечанию одного из современников, Рабле печатают больше, чем Библию. Книга, в которой писатель резко критикует политическую деятельность католической церкви, расходится по всей Франции и далеко за ее пределами. Практически сразу же на Рабле посыпались доносы: его обвиняли в вольнодумстве, ереси и неуважении к королю. Друзья в очередной раз посоветовали писателю скрыться, и Рабле тайно уехал в Лион, распустив слух, что он якобы арестован и посажен в тюрьму.

Возможно, благодаря этой своевременно предпринятой уловке писателю опять удалось избежать ареста. В течение нескольких месяцев он жил в Лионе, потом вновь вернулся в Париж и привез с собой пятую, как оказалось, последнюю книгу. Она вышла из печати уже после того, как Рабле*умер в Париже от болезни сердца.

Сюжет для своей книги он взял из народной лубочной литературы: веселые сказки о добрых и смешных великанах читали и любили и в Германии, и в Италии, и во Франции. Но автор обогащает его яркими описаниями современной ему французской жизни, едкими замечаниями в адрес корыстолюбивых священников, продажных судей, ученых-философов, Папы и короля. Кажется, что ничто не укрылось от заразительного смеха его героев. Блестящий переводчик Н. Любимов помог русскому читателю ощутить великолепный, яркий и сочный язык Рабле. Во французской же литературе влияние Рабле на свое творчество признавали Ж. Б. Мольер, Вольтер, О. Бальзак, Р. Роллан, А. Франс и многие другие известные писатели.

Продолжение учебы

Закончив свое начальное образование в аббатстве Святого Бенедикта в Мельезе, Франсуа Рабле сделал выбор в пользу медицины и изучал все входящие в это понятие в то время науки в светских университетах Пуатье и Монпелье. Университет в Пуатье не устроил будущего писателя излишней консервативностью и чопорностью в преподавании медицинских наук, невозможностью свободомыслия и ведения собственных изысканий, включая анатомические, и скудно представленным материалом в области фармацевтики. То есть история повторилась, и Рабле сменил учебное заведение на не такое престижное, но более прогрессивное — на медицинский университет в Монпелье.

Этот университет и сегодня обучает медицине студентов, причем как в корпусах времен обучения в нем Рабле, так и в современных.

В старом корпусе медицины действует небольшой музей, доступный всем желающим, среди его экспонатов есть картины, рисунки и гравюры, изображающие лекции по медицине в начале 16 века, например, изображения лекций по анатомии немецкого врача и профессора фон Меера.

Кстати, занятия немца посещал и Франсуа Рабле. И был одним из лучших его учеников, согласно хроникам из архивов университета. Так что вполне возможно, что будущий гуманист «засветился» на одной из зарисовок среди студентов.

Личная жизнь

Франсуа Рабле занимался литературной деятельностью, совмещая ее со статусом светского священника. Он состоял в близкой дружбе с Жаном дю Булле, занимавшим не последнее место в церковной иерархии. Гийом дю Булле также покровительствовал Рабле. У писателя было двое незаконнорожденных детей, чье происхождение помогли узаконить его друзья, организовав юридический процесс в 1540 году. Огюст Франсуа и Жюни получили фамилию отца.

О личной жизни сатирика известно мало. В 1864 году биографы установили, что в Лионе у писателя также был сын от девицы Жанны, так и не ставшей женой Рабле. Мальчика назвали Теодуль. Он скончался в возрасте 2 лет.

С 1547 года Франсуа Рабле служил викарием на северо-западе Франции, в приходе в Сен-Кристоф-дю-Жамбе и Мёдоне. Церковь, где он принимал прихожан, открыта и сегодня. О биографии великого предшественника спустя столетия с удовольствием рассказывает нынешний викарий. исследователи считают, что Рабле был вынужден принять назначение из-за пошатнувшегося здоровья. Приход на тот момент мечтал получить каждый священнослужитель среднего религиозного чина. Вполне вероятно, что Рабле и здесь не преминул воспользоваться связями.

Интересный факт: будучи шутником на страницах произведений, Рабле отличался лукавством и насмешливостью и в жизни. Вместе с приятелями он часто сочинял анекдоты и смешные истории.

Точно восстановить внешний облик писателя не представляется возможным. Он носил короткую стрижку и усы. Некоторые портреты автора дают возможность предположить, как он выглядел, но изображения разнятся. Чаще всего Рабле представляют пожилым мужчиной с бородой. Единственным наброском автора в молодые годы мир порадовал Анри Матисс. Изображение было сделано в 1951 году, оно не написано с натуры.

Начало взрослой жизни

Закончив университет в 1532 году, Рабле переезжает в Лион, открыв там практику. Выбор Лиона вряд ли был случаен, так как именно этот город в то время был культурным и прогрессивным центром всей Франции. Здесь собрались ведущие печатники, мыслители, врачи, исследователи и так далее.

Вероятно, Франсуа Рабле, биография которого содержит много противоречивых фактов, несколько наскучила медицина и естественные науки, поскольку большую часть времени он уделял не своим немногочисленным пациентам, а написанию фельетонов, сатирических памфлетов, причем как для публикации, так и для местных уличных театров. К слову сказать, этот репертуар всегда добавлял артистам зрителей. А печатные листы моментально раскупались, ведь авторство Алькофрибаса Насье – такой взял себе псевдоним Рабле, составив анаграмму от собственного имени, – означало острую сатиру, насмешки над сложившимся укладом жизни, над пафосом мелких нищих аристократов и обязательного героя-простолюдина, который обводит вокруг пальца надутых вельмож и толстых прелатов.

В то же время Рабле работает редактором и переводчиком всевозможных трудов на латыни у известного на всю Францию печатника Себастьяна Грифа, печатающего заказы для церкви, двора короля, ведущих древних родов аристократов, не разорившихся, разумеется, и для многих местных крупных буржуа, обладающих серьезным капиталом и стремящихся к внешним атрибутам респектабельности, таким, как собственные библиотеки.

В этом месте жизни Рабле биографы также расходятся. Одни объясняют работу в печатной мастерской нуждой в средствах, другие же исключительно интересом и желанием ознакомиться с этой частью жизни. Аргументы есть и у тех и у других.

Как бы там ни было, до момента своей славы, а именно до публикации в том же 1532 году первой книги – «Пантагрюэль», которую потом сам автор сделал второй частью истории о Гаргантюа и Пантагрюэле, трудился он именно там.

Дежурный врач в XVI веке

Примерно в 1527 году Рабле самовольно покинул монастырь и начал странствовать по университетам – постигать жизнь и набираться знаний (по этому же маршруту он отправит потом Пантагрюэля). 17 сентября 1530 года Рабле стал слушателем медицинского факультета в Монпелье, а спустя 2,5 месяца получил ученое звание бакалавра. Тогда для сдачи экзамена требовалось знание трактатов Гиппократа и Галена – непререкаемых авторитетов в средневековой медицине.

В Лионе, куда Рабле перебрался, его приглашают работать госпитальным врачом. Параллельно Рабле штудирует книги греческих, арабских и латинских врачей, не пренебрегает и талмудистами, вникает в каббалу. Обширные познания в медицине принесли Рабле не меньшую славу, чем его остроумные книги.

Сочетая практическую работу с просветительской, в 1532 году Рабле публикует «Афоризмы» Гиппократа, где греческий оригинал печатается параллельно с латинским текстом. Врачи в восторге: наконец-то у них есть подлинный текст, отпечатанный под наблюдением специалиста и без искажений переводчика. Но сам автор бедствует: издатели платят гроши. Впрочем, как и лионский госпиталь – всего 40 ливров в год. И это за кошмарную работу: до 200 больных в палате, порой по нескольку человек на одной койке! Отсутствуют водопровод, канализация, элементарная гигиена, нет оборудования – таковы условия работы дежурного врача в XVI веке.


Франсуа Рабле пишет свою книгу. Фото: www.globallookpress.com

После Лиона

В 1534 году Франсуа Рабле возвращается в университет Монпелье уже преподавателем медицины. И вновь спорный момент – некоторые биографы утверждают, что степень доктора медицины Рабле получил только в 1537 году. Однако, согласно экспозиции музея истории университета и его архивным записям, в том числе журналам посещений и книгам выплат денежного и иного довольствия, а также перечню предоставляемых квартир для преподавателей на территории университета, в 1534 Рабле преподавал на кафедре медицины, и особой популярностью пользовались его лекции по анатомии.

И в этом же 1534 издает книгу «Гаргантюа», в которой рассказывает про жизнь отца протагониста из своей предыдущей книги.

Оба произведения осуждаются на кафедрах богословия в Сорбонне и получают нелестные оценки клириков церкви. В результате чего оказываются среди запрещенных к публикации произведений.

В 1539 году Рабле оставляет кафедру в Монпелье из-за путешествия в Рим в компании друга детства, к тому времени занявшего большой пост в церковной иерархии, — Жана дю Булле. А по возвращении пользуется гостеприимством его брата, Гийома дю Булле и живет у него в Турине. В 1540 году семья дю Булле помогает Рабле в процессе юридического узаконивания рождения двух его детей — Огюста Франсуа и Жюни.

В 1545 году Рабле переезжает в Мец, славившийся своим свободомыслием культурный центр того времени, так называемый имперский вольный город, в котором он пишет третью часть серии о Гаргантюа и Пантагрюэле. Книга издается в 1546 году под настоящим именем, но так же сталкивается с осуждением и запретом.

Благодаря «дружбе» Жана дю Булле с Франциском I, Рабле получает личное разрешение монарха на продолжение публикаций. Но после смерти короля французское правительство вновь приостанавливает продажи его на тот момент четырех книг.

Франсуа РаблеFrançois Rabelais

Французский Писатель. Один из крупнейших писателей Ренессанса. Известен как автор романа «Гаргантюа и Пантагрюэль». Заложил основы современной европейской литературы.

Франсуа Рабле родился 4 февраля 1494 года в городе Шинон, Франция. Отец мальчика работал адвокатом. В детском возрасте отдан послушником в монастырь францисканцев в Фонтене-ле-Конт, где изучал естественные науки, филологию и право, заслужив уважение среди своих современников-гуманистов. Из-за неодобрения орденом его изысканий, добился разрешения Папы Климента VII перейти в бенедиктинский монастырь в городе Мальезе.

Вскоре Рабле покинул монастырь для обучения медицине в университетах городов Пуатье и Монпелье. В 1532 году переехал в Лион, один из культурных центров Франции, где совмещал врачебную практику с редактированием латинских трудов для печатника Себастьяна Грифа. Свободное время посвящал написанию и публикации юмористических памфлетов, критиковавших устоявшиеся порядки и выражавших его понимание свободы личности.

В 1532 году, под псевдонимом Алькофрибас Назье, Рабле опубликовал свою первую книгу «Пантагрюэль», ставшую потом второй частью обессмертившего его имя «Гаргантюа и Пантагрюэля». Через два года последовала ее предыстория «Гаргантюа», где рассказывалось о жизни отца протагониста предыдущей книги. Оба произведения оказались осуждены богословами Сорбонны и католическими клириками за свое сатирическое содержание. Третья часть, опубликованная в 1546 году под его настоящим именем, также находилась под запретом.

Благодаря поддержке влиятельной семьи дю Белле Рабле получил разрешение короля Франциска I на продолжение публикаций. Однако после смерти монарха писатель вновь столкнулся с неодобрением академической элиты, а французский парламент приостановил продажи его четвертой книги. С 1534 по 1539 год преподавал медицину в городе Монпелье. Часто путешествовал в Рим вместе со своим другом кардиналом Жаном дю Белле. Недолгое время жил в Турине у его брата Гийома. Семейство дю Белле помогло Рабле в 1540 году в легализации двух его детей.

С 1545 по 1547 года Рабле проживал в городе Мец, республиканском имперском вольном городе, где нашел укрытие от осуждения парижских богословов. В 1547 году Франсуа назначен викарием Сен-Кристоф-дю-Жамбе и Медона.

Орудие сатиры Рабле: смех, смех исполинский, часто чудовищный, как его герои. Сатирический роман о двух добрых великанах-обжорах, отце и сыне. Роман высмеивает многие человеческие пороки, не щадит современные автору государство и церковь. В романе высмеивает, с одной стороны, притязания церкви, а с другой невежество и лень монахов. Красочно показывает все пороки католического духовенства, которые вызывали массовый протест во время Реформации.

Франсуа Рабле скончался 9 апреля 1553 года в городе Париж, Франция. Похоронен великий писатель и философ столичном соборе Святого Павла.

Интересные Факты о Франсуа Рабле

Интересные Факты о Франсуа Рабле

Однажды, в начале карьеры, Рабле был вынужден поехать из Лиона в Париж, но у него не хватало денег даже на билет. Тогда он пошел на хитрость, оставив в гостиничной комнате три бумажных пакетика с сахаром, на которых написал: «Яд для короля», «Яд для королевы» и «Яд для дофина». Когда пакетики обнаружили, руководство гостиницы немедленно сообщило об этом в правоохранительные органы. Через некоторое время Рабле был схвачен и доставлен в Париж. Там он встретился с королем и объяснил ему ситуацию. Для подтверждения того, что в пакетиках на самом деле был сахар, а не яд он размешал вещество из пакетиков в воде и выпил.

В честь Франсуа Рабле назван астероид Рабле, открытый Л. Г. Карачкиной в Крымской Астрофизической Обсерватории 14 октября 1982 г.

Автор фразы «аппетит приходит во время еды».

В фильме «Интерстеллар» черная дыра названа именем героя его книги Гаргантюа.

09.04.1553

Работа в церкви

В 1547 году про Франсуа Рабле вспоминают церковники, и он получает простой пост викария на северо-западе Франции.

Церковь, в которой служил викарием Рабле, работает до сих пор. Ее двери открыты для прихожан. А нынешний викарий с удовольствием общается с немногочисленными туристами.

Этот момент биографии писателя также спорен. Одни его биографы расценивают работу на церковном посту как вынужденную, другие же говорят, что это своего рода «ссылка», третьи, что здоровье писателя было сильно подорвано, и это стало причиной его отъезда и приема поста викария в небольшом приходе в Сен-Кристоф-дю-Жамбе и Мёдоне.

Однако недостатка в желающих получить приход в те времена, как и сейчас, не было. Скорее всего, либо «подошла очередь», либо же сам Рабле воспользовался своими дружескими связями. Как бы там ни было, Франсуа тут же уезжает и приступает к своим новым обязанностям.

В 1552 году Рабле пишет письмо кардиналу, в котором просит освободить его от прихода по состоянию здоровья. Ему идут навстречу, и в 1553 году, в январе, писатель возвращается в свою маленькую квартиру в Париже, где и умирает в том же 1553 году, 9 апреля. Столичные лекари оказались не в состоянии ему помочь. В 1554 году, поэты Жак Таюро и Пьер де Ронсар публикуют эпитафии, посвященные Рабле.

Похоронен же писатель в Париже, в соборе Святого Павла. Во всяком случае, так принято считать, и эта версия подтверждается соборными учетными книгами, хотя многие биографы утверждают, что место захоронения неизвестно.

Последние годы жизни Рабле

Последние годы жизни Франсуа Рабле покрыты тайной. Нам не известно ничего достоверно и о его смерти, кроме эпитафий таких поэтов, как Пьер де Ронсар и Жак Таюро. Первая из них, кстати, звучит довольно странно и по тону отнюдь не комплиментарна. Обе эти эпитафии были созданы в 1554 году. Исследователи полагают, что в 1553 году умер Франсуа Рабле. Биография его не дает достоверных сведений даже о том, где был похоронен этот писатель. Считается, что его останки покоятся в Париже, на кладбище собора Св. Павла.

Франсуа Рабле. «Гаргантюа и Пантагрюэль»: содержание (краткое)

«Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца Пантагрюэля, некогда сочинённая магистром Алькофрибасом Назье, извлекателем квинтэссенции»…

Книга первая

В этой части Рабле знакомит читателей со своим главным персонажем, рассказывая историю его рождения.

После того как Грангузье женился на Гаргамелле, она понесла и проходила беременной целых 11 месяцев. Родила через левое ухо, а первым словом, которое крикнул ребенок, было – «laper», то есть дословно — «слизывать», но более точно по смыслу подходит русское «лакать». Восторженный отец высказался: «Ke grand chu et!», то есть «Ну и глотка же у тебя!»

После уморительного описания рождения писатель рассказывает, столь же сатирично, о времени обучения Гаргантюа дома, о его отъезде в Париж «за умом», встрече с королем Пикрохолом и жестокой с ним битве, ну и, что закономерно, возвращении в отчий дом.

Книга вторая

В этой части Гаргантюа повзрослел и захотел жениться. Женился он ни много ни мало на Бадбек, которая была дочерью короля Утопии. А когда Гаргантюа исполнилось 24 года, жена принесла ему сына – Пантагрюэля. Пантагрюэль был такой огромный, что его мать при родах «испустила дух».

Пантагрюэль рос-рос и вырос настолько, что Гаргантюа отправил его получать образование. Разумеется, в Париж. В Париже герой не только овладевает науками, но и находит друга, Панурга, и ввязывается в «научный спор» между Пейвино и Лижизадом, разрешив который, получает славу «великого ученого».

В это же время Гаргантюа отправляется в поездку в страну фей, а на Утопию совершается коварное нападение дипсодов. Пантагрюэль и его друзья отправляются на выручку и побеждают коварных врагов, попутно покорив столицу амавротов, находящуюся по соседству.

Книга третья

В этой части рассказывается о восстановлении полностью покоренной Дипсодии, напавшей ранее на Утопию. Для этого Пантагрюэль заселяет ее частью жителей самой Утопии.

В это же время Панург решает жениться. Но происходит что-то непонятное, и герои вынужденно обращаются к богословам, гадалкам, судьям и пророкам.

Толку от их советов нет, так как обтекаемые слова герои трактуют в разные стороны. В завершение придворный шут отправляет друзей к Оракулу Божественной Бутылки.

Книга четвертая

Панург и Пантагрюэль отправляются в морскую поездку к Оракулу Бутылки, по пути встречая разные острова — Папефигов, Макреонов, Воров и разбойников, Папоманов, Руах и многие другие. В пути с ними происходит множество приключений.

Эта часть истории очень напоминает «Одиссею» Гомера, с той разницей, что у Рабле все очень смешно.

Книга пятая

Продолжение рассказа о путешествии к острову Бутылки и испытаниях, выпадающих на долю друзей. Например, чтобы проехать через остров Звонкий, им пришлось поститься четыре дня, что было крайне трудно для героев и предельно смешно для читателей, как в то время, так и сейчас.

После того как герои миновали остров Железных Изделий, они угодили в ловушку на острове Застенок, где еле вырвались из плена населяющих его Пушистых Котов, живущих и процветающих за счет вымогательства взяток.

Предпоследней остановкой стал остров королевы Квитэссенции, Матеотехния, на котором питались исключительно абстрактными категориями.

Герои все же добрались до Оракула Божественной Бутылки. На этом острове их радушно приняли, принцесса Бамбук отвела в часовню к фонтану с Бутылкой Панурга, который исполнил там Песнь Виноградаря. В бутылке раздалось что-то наподобие «тринк!», после чего Бамбук достала из фонтана серебряную книгу, оказавшуюся той самой бутылкой, и велела Панургу ее осушить, так как «тринк» означало: «Пей!»

В самом конце повествования Бамбук передает Пантагрюэлю письмо для Гаргантюа и отправляет друзей назад, домой.

Нужно отметить, что авторство пятой части вызывает споры. Первые 16 глав этой книги увидели свет под названием «Остров Звонкий» в 1562 году, якобы она была составлена учениками и детьми Рабле из его черновиков. Никто из литературоведов не может на сегодняшний день ни опровергнуть авторство французского гуманиста, ни подтвердить его.

Франсуа Рабле веселый доктор, биография сатирика и врача

Нет комм. »Опубликовано в История медицины

Франсуа Рабле хорошо известен как замечательный сатирик, создавший колоритные образы Гаргантюа и его сына Пантагрюэля — великанов-весельчаков. Но мало кто знает, что Рабле обучался медицине, разбирался в лекарственных травах и заботливо лечил больных

Рабле родился во французском городе Шиноне примерно в 1494 году, хотя точная дата неизвестна. Подвергается сомнению и профессия его отца. По одной версии, он был юристом и землевладельцем, согласно другим данным — трактирщиком, аптекарем… Можно утверждать лишь то, что Рабле-старший принадлежал к мелкой городской буржуазии и владел виноградником за чертой города.

Детства у Франсуа практически не было, ибо отец, желая видеть в будущем на плечах сына епископскую мантию, отправил его изучать богословие. Мальчик жил и учился в монастыре Бомет. Надо сказать, что там хорошо заботились об умственном и духовном развитии воспитанников, и это принесло Рабле большую пользу.

Приняв постриг, Рабле перешел во францисканский монастырь. Выбранная стезя не мешала ему тайно изучать астрономию, что церковью не поощрялось. Впрочем, это было не единственное занятие нашего героя, которое мало сочеталось с почтенным саном. Близкий друг и соученик Рабле по монастырю Жофруа д ‘Этиссак вел светскую жизнь, веселую и непринужденную, в которую втянул и Франсуа. Во дворце д’Этиссака желанными гостями были ученые-гуманисты, затевались смелые споры. Будущий писатель завел немало интересных знакомств в светском мире. Он был завсегдатаем философского кружка, поддерживавшего связь с интеллектуалами не только во Франции, но и в Германии и Италии. Об этих связях и научных занятиях Рабле стало известно настоятелю францисканского монастыря. Услышав об увлечениях своего подопечного, тот пришел в бешенство. В келье Рабле был произведен обыск. Его книги на древнегреческом сожгли, а владельца поместили в монастырскую тюрьму. Настоятель назвал Франсуа богохульником и обвинил его в кощунстве. К счастью, Рабле удалось избежать более крупных неприятностей.

Благодаря вмешательству друзей он перешел в другой монастырь, к бенедиктинцам. Но там Франсуа прожил недолго — Жофруа д’Этиссак предложил ему место своего личного секретаря. С новой должностью Рабле получил и полную свободу действий. Он много занимался переводами на французский классических произведений; изучал иврит, итальянский, испанский, английский, серьезно увлекся естественными науками — в основном ботаникой и химией, что привело его на медицинский факультет университета в Монпелье.

Сразу же по прибытии в этот город Рабле отправился в университет, где попал на диспут. Речь шла о лекарственных свойствах растений, и ряд положений показался ему несостоятельным. Рабле поднялся со скамьи и высказал свои соображения, чем привел собравшихся в восторг. В университете Рабле пробыл около двух лет, в течение которых выступал и в качестве лектора. 1 ноября 1530 года он получил звание бакалавра.

В то время чрезвычайно популярным был домашний театр. Однажды Рабле и его друзья по медицинскому факультету поставили спектакль. Франсуа взял за основу итальянскую пьесу и написал собственное произведение, где эскулапы были представлены в комическом свете. Рабле и сам поучаствовал в спектакле, сыграв одну из главных ролей. Рабле очень любил прогулки, во время которых собирал и описывал лекарственные травы. В 1532 году он переехал в Лион, где заинтересовался работой типографий. Здесь он издал несколько серьезных трудов по медицине, археологии и юриспруденции, а также перевел работы двух великих лекарей древности, Гиппократа и Галена.

В том же году в Лионе вышли первые части произведения, которое обессмертило имя Рабле. Это был большой сатирический роман, где Рабле высказал немало смелых мыслей. Более всего досталось духовенству. Основой для романа стали похождения героя средневековых французских сказаний — богатыря Гаргантюа, которого автор заставил совершать новые подвиги. Как сам герой, так и ситуации, в которые он попадает, заставили одних читателей смеяться, а других возмущаться. Книга Рабле стала детищем эпохи Возрождения, стремившейся освободиться от гнета средневековья с его культом аскетизма. Неудивительно, что доктора Сорбонны сочли это произведение оскорбляющим нравственность. И если бы не покровительство влиятельных друзей, Рабле ждали бы неприятности.

Рекомендуем по

Франсуа Рабле: книги

Всего он опубликовал около 20 работ, согласно оценкам его биографов, в том числе и трактаты по анатомии, монографии, посвященные объяснению трудов Гиппократа, ряд публикаций в популярных тогда альманахах, касающихся влияния личности, поведения и внешнего вида врача на больного, ряд трудов по анатомии и другое. Например, в 1540 переиздается его труд, написанный в 1536 (не сохранилось), посвященный античной архитектуре и культуре, в принципе, эта книга является археологической монографией, хотя такой науки в то время и не существовало.

Сегодняшнему читателю доступны все пять книг о великанах Гаргантюа и Пантагрюэле, которые неоднократно переводились на русский язык и издавались в России начиная с 1887 года. Творчество Франсуа Рабле также стало частью школьной программы по мировой литературе.

Литература

Франсуа Рабле был автором просветительских идей. Его библиография состоит из 20 трудов, среди которых книги по анатомии и произведения, комментирующие работы Гиппократа. Рабле публиковался в альманахах, выдвигая теории о влиянии внешности, личности и поведения врача на пациентов. Он также стал автором работ по античной архитектуре и культуре. Биографы называют эти произведения археологической монографией.

Главным литературным достижением в жизни Франсуа Рабле стал роман о великанах по имени Гаргантюа и Пантагрюэль. В цикле из 5 книг автор проявил себя как тонкий сатирик. К созданию величайшего произведения его подтолкнуло знакомство со сказаниями о Гаргантюа. В подражание Рабле решил дописать своеобразное продолжение, дополнив повествование историей о короле дипсодов Пантагрюэле. В 1532 году вышла книга «Пантагрюэль», изданная под псевдонимом Алькофрибас Назье. Ее осудили в Сорбонне, признав непристойной. Публика в противовес ученым умам была в восторге от творчества Рабле.

Спустя 2 года Франсуа написал книгу «Гаргантюа», которая по своей сути предваряла события, описанные в первом произведении, так как Гаргантюа приходился Пантагрюэлю отцом. В 1546 году на свет появилась 3-я книга. Ее автор подписал собственным именем, отказавшись от псевдонима. В издании Сорбонной также была усмотрена ересь. Но осуждение пришло и от других читателей: парламент запретил произведение. История разрешилась благополучно, так как в окружении Рабле было много влиятельных покровителей, чьей поддержкой пользовался гуманист.

За издание 3-й части опуса о Гаргантюа и Пантагрюэле Рабле не получил наказания свыше благодаря приятельским отношениям его друга, Жана дю Булле, с Франциском I. Монарх лично дал разрешение писателю на публикацию продолжения романа. Правда, после смерти короля правительство вновь остановило продажи опубликованных на тот момент книг о великанах.

5-я книга цикла вышла после смерти Рабле. Некоторые литературоведы считают, что ее не следует относить к творчеству писателя, так как финал повествования мог создать кто-то из учеников или последователей автора. Помимо истории о Гаргантюа и Пантагрюэле, Рабле писал сатирические произведения и на другие темы. Публика с радостью встретила его «Энциклопедию смеха». Тонкая ирония, насмешки, сопряженные с узнаваемой народной культурой эпохи 16 столетия, приносили читателю истинное удовольствие.

Поклонники творчества Рабле по достоинству оценили и короткие рассказы писателя. Комизм, к которому прибегал автор, связан с сиюминутными темами и с тем, что вызывает смех читателя в любой исторический период. Франсуа высмеивал физиологию. В своих исследования Михаил Бахтин рассуждал на тему традиции народной смеховой культуры в произведениях Рабле. Исследователь называл манеру писателя амбивалентной. Поэтому шутки Рабле остаются забавными и сейчас, хотя теряют точность в процессе перевода.

Педагогические идеи Франсуа Рабле

Впервые о «педагогических» и иных идеях в творческом наследии Франсуа Рабле заговорили после Французской революции. Новой власти очень была нужна идеология, ведь после того, как бунт низов успокоился, грабить стало нечего, мародерство и убийства аристократии и состоятельных граждан завершились, наступило время растерянности.

И власть удержалась, не только отправив на гильотину вчерашних вождей и героев бунта, но и найдя идеологов в наследии эпохи Ренессанса. Что касается непосредственно Франсуа Рабле, педагогические идеи этого человека впервые были «обнаружены и растолкованы» в труде поэта и публициста революции Женгене «О влиянии Рабле на нынешнюю революцию и на предоставление гражданских прав духовенству», увидевшем свет в 1791 году. Таким образом, Франсуа Рабле стал «предчетей» идей и самой идеологии Французской революции.

Смерть

В 1552 году Франсуа Рабле написал письмо кардиналу, в котором просил отстранить его от прихода по причине проблем со здоровьем. Церковь пошла навстречу. Зимой 1553-го писатель вернулся в Париж. Он жил в скромной квартирке, в которой и скончался в апреле того же года. Местные лекари не оказали необходимой медицинской помощи. Точная причина смерти не была выявлена.


Могила Франсуа Рабле

О последних днях жизни писателя ничего не известно. Биографы даже затрудняются назвать точное место захоронения сатирика. Считается, что его тело нашло последнее пристанище на столичном кладбище при соборе Святого Павла. Информацию подтверждают соборные книги, но имеет место версия о захоронении Рабле в ином месте. Эпитафии на гибель писателя в 1554 году написали Жак Тюаро и Пьер де Ронсар.

В наследие Франсуа Рабле оставил потомкам труды, знаменитый роман, рассказы и цитаты, которые показывают степень прозорливости их автора.

Новаторские идеи

Однако, помимо манипуляций и «притягивания» наследия сатирика 16 века к революционным настроениям, что, кстати, продолжили в своих трудах К. Маркс и Ф. Энгельс, у Рабле действительно существовал ряд идей, касаемых организации процесса обучения, образования в целом и, разумеется, подготовки врачей.

Все эти мысли были изложены в его заметках в альманахах и в монографиях. Касались они организации лекций по анатомии. Рабле настаивал на необходимости наличия при каждой кафедре не только лекций с демонстрациями, но и анатомического театра, в котором каждый студент мог бы практиковаться как в учебные часы, так и самостоятельно. Также много он писал об этике профессии – должном внешнем виде и поведении докторов по отношению к пациентам.

Рабле высказывался за организацию полностью независящего от церковных орденов светского начального образования. Считая неверным, что оно возможно либо под духовным руководством, либо в домашних условиях. По сути, он предлагал что-то наподобие традиционных британских школ–интернатов.

Также Рабле выступал против засилья Сорбонны, не считая этот университет самым передовым и престижным, утверждая, что фундаментальность сорбонского образования давно не выдерживает столкновения с реальностями жизни.

Нужно отметить, что ни борцом, ни тем более революционером Рабле не был. Подобные мысли об организации получения образования беспокоили в то время очень многих профессоров из разных университетов, так же «непререкаемость» Сорбонны вызывала недовольство многих.

Пострадал от властей Рабле только раз – при публикациях историй о Гаргантюа и Пантагрюэле. И то основное недовольство вызвала не политическая подоплека сатиры, а ее острота, даже «низменность» бытовых описаний. По сути, книги пострадали из-за ханжества критиков, они их «смутили» своим цинизмом и непристойностью в содержании, «грубостью» и простотой метафор, «простолюдинством».

Почему Рабле?

В эпоху Возрождения было множество созидательных умов, огромное количество писателей, мыслителей, поэтов… Почему же так привлекательна столько лет сатирическая гротескная история о великанах?

Ответ прост: желая того или нет, Рабле в своих книгах очень живо и остро высмеивает абсолютно все косные и реакционные моменты, вне зависимости от того, где они происходят. Осмеянию подвергаются быт, отжившие свое формы управления, как государственные, так и церковные и многое другое.

Метафоры столь очевидны, что многие писатели не раз заявляли, что нашли вдохновение для своих произведений, прочитав истории про великанов, среди них:

  • Анатоль Франс с книгами «Восстание Ангелов» и «Остров Пингвинов».
  • Ромен Роллан, называемый многими критиками «прямым наследником Рабле», с его книгой «Кола Брюньоне».

Проследить путь литературных приемов. Которые использовал Рабле несложно в творчестве Марка Твена (памфлеты), Салтыкова-Щедрина и многих других авторов, взявших на вооружение сатиру и гротеск.

Наследие Рабле

Так это задумывал сам автор или нет, но основным наследием Франсуа Рабле, краткая биография которого представлена в этой статье, считаются высказанные в его книгах идеи духовного и просветительского прогресса, по пути которых должен идти каждый человек, борясь со встреченными сложностями в виде косности, тугодумия, реакционности, бюрократических препон и всего остального.

Что касается способов этой борьбы, то сам автор рекомендует и использует смех как самое сильное и самое гуманное средство, несущее эмоциональную разрядку и достаточно эффективно действующее на предмет осмеяния.

Франсуа Рабле - Французский Писатель

Французский Писатель. Один из крупнейших писателей Ренессанса. Известен как автор романа «Гаргантюа и Пантагрюэль». Заложил основы современной европейской литературы.


Франсуа Рабле родился 4 февраля 1494 года в городе Шинон, Франция. Отец мальчика работал адвокатом. В детском возрасте отдан послушником в монастырь францисканцев в Фонтене-ле-Конт, где изучал естественные науки, филологию и право, заслужив уважение среди своих современников-гуманистов. Из-за неодобрения орденом его изысканий, добился разрешения Папы Климента VII перейти в бенедиктинский монастырь в городе Мальезе.

Вскоре Рабле покинул монастырь для обучения медицине в университетах городов Пуатье и Монпелье. В 1532 году переехал в Лион, один из культурных центров Франции, где совмещал врачебную практику с редактированием латинских трудов для печатника Себастьяна Грифа. Свободное время посвящал написанию и публикации юмористических памфлетов, критиковавших устоявшиеся порядки и выражавших его понимание свободы личности.

В 1532 году, под псевдонимом Алькофрибас Назье, Рабле опубликовал свою первую книгу «Пантагрюэль», ставшую потом второй частью обессмертившего его имя «Гаргантюа и Пантагрюэля». Через два года последовала ее предыстория «Гаргантюа», где рассказывалось о жизни отца протагониста предыдущей книги. Оба произведения оказались осуждены богословами Сорбонны и католическими клириками за свое сатирическое содержание. Третья часть, опубликованная в 1546 году под его настоящим именем, также находилась под запретом.

Благодаря поддержке влиятельной семьи дю Белле Рабле получил разрешение короля Франциска I на продолжение публикаций. Однако после смерти монарха писатель вновь столкнулся с неодобрением академической элиты, а французский парламент приостановил продажи его четвертой книги. С 1534 по 1539 год преподавал медицину в городе Монпелье. Часто путешествовал в Рим вместе со своим другом кардиналом Жаном дю Белле. Недолгое время жил в Турине у его брата Гийома. Семейство дю Белле помогло Рабле в 1540 году в легализации двух его детей.

С 1545 по 1547 года Рабле проживал в городе Мец, республиканском имперском вольном городе, где нашел укрытие от осуждения парижских богословов. В 1547 году Франсуа назначен викарием Сен-Кристоф-дю-Жамбе и Медона.

Орудие сатиры Рабле: смех, смех исполинский, часто чудовищный, как его герои. Сатирический роман о двух добрых великанах-обжорах, отце и сыне. Роман высмеивает многие человеческие пороки, не щадит современные автору государство и церковь. В романе высмеивает, с одной стороны, притязания церкви, а с другой невежество и лень монахов. Красочно показывает все пороки католического духовенства, которые вызывали массовый протест во время Реформации.

Франсуа Рабле скончался 9 апреля 1553 года в городе Париж, Франция. Похоронен великий писатель и философ столичном соборе Святого Павла. 

Интересные Факты о Франсуа Рабле

Однажды, в начале карьеры, Рабле был вынужден поехать из Лиона в Париж, но у него не хватало денег даже на билет. Тогда он пошел на хитрость, оставив в гостиничной комнате три бумажных пакетика с сахаром, на которых написал: «Яд для короля», «Яд для королевы» и «Яд для дофина». Когда пакетики обнаружили, руководство гостиницы немедленно сообщило об этом в правоохранительные органы. Через некоторое время Рабле был схвачен и доставлен в Париж. Там он встретился с королем и объяснил ему ситуацию. Для подтверждения того, что в пакетиках на самом деле был сахар, а не яд он размешал вещество из пакетиков в воде и выпил.

В честь Франсуа Рабле назван астероид Рабле, открытый Л. Г. Карачкиной в Крымской Астрофизической Обсерватории 14 октября 1982 г.

Автор фразы «аппетит приходит во время еды».

В фильме «Интерстеллар» черная дыра названа именем героя его книги Гаргантюа.

08.04.2018

Франсуа Рабле Факты, рабочие листы, грамотность, карьера, жизнь и образование

Не готовы приобрести подписку? Нажмите, чтобы загрузить бесплатный образец. Загрузить образец

Загрузить этот образец

Этот образец предназначен исключительно для участников KidsKonnect!
Чтобы загрузить этот лист, нажмите кнопку ниже, чтобы зарегистрироваться бесплатно (это займет всего минуту), и вы вернетесь на эту страницу, чтобы начать загрузку!

Зарегистрируйтесь

Уже зарегистрировались? Авторизуйтесь, чтобы скачать.

Франсуа Рабле был французским писателем и священником, который для своих современников был также выдающимся врачом и гуманистом, а для потомков является автором комического шедевра «Гаргантюа и Пантагрюэль». Четыре романа, составляющие это произведение, отличаются богатым использованием французского ренессанса и комедией, которая варьируется от грубого бурлеска до глубокой сатиры.

См. Файл фактов ниже для получения дополнительной информации о Франсуа Рабле или, в качестве альтернативы, вы можете загрузить наш 23-страничный пакет рабочих листов Франсуа Рабле для использования в классе или дома.

Ключевые факты и информация

Ранняя жизнь и образование

  • Мало что известно о ранней жизни Рабле, и даже детали его взрослой жизни скудны и трудны для интерпретации.
  • Считается, что родился в 1494 году в Пуату, Франция, Франсуа Рабле был сыном Антуана, известного юриста и землевладельца в Турене.
  • В молодости Рабле присоединился к францисканцам в 1510 году, изучал богословие и право, часто общался или переписывался с ведущими учеными-гуманистами того времени.
  • К 1521 году он стал священником и приобрел репутацию отличного знатока грековедения и возмутителя спокойствия, поскольку его францисканское начальство конфисковало его греческие книги, потому что греческий язык подозревался гиперортодоксальными католиками как «еретический» язык. это открыло для изучения оригинальный Новый Завет.
  • К началу 1530-х годов Рабле получил временное разрешение от папы Климента VII и был переведен в бенедиктинский дом Сен-Пьер-де-Майлезе.
  • Будучи бенедиктинцем, Рабле изучал медицину в Париже, а затем полностью оставил монашескую жизнь, чтобы продолжить учебу в университете Монпелье при поддержке Жоффруа д'Эстиссака.
  • Получив диплом в течение нескольких недель, он читал лекции по трудам выдающихся древнегреческих врачей и в 1532 году опубликовал свои собственные издания Афоризмов Гиппократа и Ars parva («Искусство воспитания детей») Галена.
    После недолгой практики в Нарбонне Рабле был назначен, а позже стал выдающимся врачом в Лионе, культурной и издательской столице Франции того времени.
  • Там он устроился в больницу, начал переписку с Дезидерием Эразмом и опубликовал несколько медицинских текстов. Именно в этот период он обнаружил свой истинный талант.

Литературная карьера

  • Пантагрюэль
    • Воодушевленный успехом анонимной популярной книги, Les Grandes et inestimables cronicques du grant et énorme géant Gargantua, Рабле опубликовал свой первый роман, Les horribles et épouvantes duits. très renommé Pantagruel, roy des Dipsodes (на английском языке «Ужасные и ужасающие дела и слова прославленного Пантагрюэля, короля дипсодов») в 1532 году под псевдонимом Алькофрибас Насье, анаграмма его настоящего имени.
    • В «Пантагрюэле» Рабле показал свое восхищение словами, свое глубокое чувство комедии самого языка, свое мастерство комических ситуаций, монологов, диалогов и действий, а также свой гений как рассказчика, способного создать мир фантазий. из одних слов.
    • Хотя Сорбонна в Париже осудила Пантагрюэль как непристойный, он пользовался популярностью. За ним в 1533 году последовало «Прогнозирование Пантагрюэлина», пародия на альманахи, астрологические предсказания, которые все сильнее овладевали разумом эпохи Возрождения.
    • В 1534 году Рабле покинул Отель-Дьё и отправился в Рим с епископом Парижа Жаном дю Белле. Он вернулся в Лион в мае того же года и опубликовал издание описания Рима Бартоломео Марлиани, Topographia antiquae Romae.
    • Он вернулся в Hôtel-Dieu, но снова покинул его в феврале 1535 года, после чего руководство лионской больницы назначило на его пост другого человека.
  • Гаргантюа
    • В 1534 году вышел в свет «Неоценимая жизнь Великого Гаргантюа» Рабле («Бесценная жизнь Великого Гаргантюа»), в которой он продолжал издевательски-героически использовать средневековые романсы, рассказывая о рождение, образование и успехи великана Гаргантюа, отца Пантагрюэля.
    • В романе старомодная схоластическая педагогика высмеивается и противопоставляется гуманистическому идеалу Гаргантюа, широко изученному в искусстве, науке и ремеслах и искусному в рыцарской войне.
    • Война между Гаргантюа и его соседом Пикрохолем - отчасти личная сатира на врага отца Рабле, а отчасти насмешка над Карлом V, императором Священной Римской империи, и имперским замыслом завоевания мира.
    • Последний крупный эпизод Гаргантюа посвящен возведению аббатства Телем, монашеского учреждения, отвергающего бедность, целомудрие и послушание.Вместо этого он приветствует богатство и знатных людей, восхваляет аристократическую жизнь и радуется хорошим бракам.

Назад с бенедиктинцами

  • После Гаргантюа Рабле не опубликовал ничего нового в течение 11 лет и продолжал служить врачом Жану дю Белле, который стал кардиналом.
  • В 1535 году Рабле сопровождал кардинала в Рим, где он упорядочил свое положение, апеллируя к папе о своем отступничестве. Затем папа издал заявление, освобождающее Рабле от церковного порицания и позволяющее ему вернуться в бенедиктинский орден.
  • Рабле поступил в бенедиктинский монастырь в Сен-Мор-ле-Фоссе, настоятелем которого был кардинал дю Белле. Шесть месяцев спустя монастырь был секуляризован, и Рабле стал светским священником, уполномоченным заниматься своей медицинской профессией.

Другие произведения

  • После того, как его романы были осуждены Сорбонной и парижским парламентом в 1543 году, Рабле искал защиты у сестры французского короля Маргариты, королевы Наварры, посвятив ее Tiers livre des faits et dits héroïques du noble Пантагрюэль («Третья книга героических подвигов и слов благородного Пантагрюэля»), изданная в 1546 году.
  • Несмотря на королевские привилегии, Сорбонна немедленно осудила книгу за ересь, и Рабле бежал в Мец и оставался там до 1547 года.
  • С 1547 года Рабле снова работал врачом кардинала дю Белле и сопровождал его в Рим через Турин. , Феррара и Болонья.
  • Проезжая через Лион, он дал своему издателю неполный Quart livre («Четвертую книгу»), которая, напечатанная в 1548 году, заканчивается на середине предложения, но содержит некоторые из его самых восхитительных комических историй.
  • В 1552 году, благодаря влиянию нового покровителя, кардинала де Гиза, Рабле смог опубликовать полную Quart livre des faits et dits héroïques du noble Pantagruel («Четвертая книга героических подвигов и слов благородного Пантагрюэля») , его самая длинная книга.
  • «Quart Livre», как и предыдущие тома Рабле, сразу же подверглась нападкам Сорбонны, но благодаря известности автора и связям с цензорами Сорбонна не смогла предотвратить ее публикацию.
  • В 1562 году в Лионе появился островной сонант якобы Рабле.В 1564 году она была расширена до так называемой Cinquiesme et dernier livre («Пятая и последняя книга»).
  • Произведение частично сатирическое, частично аллегорическое, хотя Рабле в его нынешнем виде не может быть. Некоторые ученые считают, что это основано на его утерянных черновиках, в то время как другие отрицают какую-либо подлинность.

Смерть

  • В 1553 году Рабле оставил свои религиозные и монашеские должности. Вскоре после этого он умер и был похоронен в Сен-Поль-де-Шам в Париже.

Рабочие листы Франсуа Рабле

Это фантастический набор, который включает все, что вам нужно знать о Франсуа Рабле, на 23 страницах с подробным описанием. Это готовых к использованию рабочих листов Франсуа Рабле, которые идеально подходят для ознакомления студентов с Франсуа Рабле, французским писателем и священником, который для своих современников также был выдающимся врачом и гуманистом, а для потомков является автором комического шедевра. «Гаргантюа и Пантагрюэль». Четыре романа, составляющие это произведение, отличаются богатым использованием французского ренессанса и комедией, которая варьируется от грубого бурлеска до глубокой сатиры.

Полный список включенных рабочих листов

  • Авторы онлайн
  • Поп-викторина
  • Судить по обложке
  • Anagramazing!
  • По словам Франсуа
  • Участники движения
  • Что в имени?
  • Famous François
  • Un Appel
  • The Big Picture

Ссылка / цитирование этой страницы

Если вы ссылаетесь на какой-либо контент на этой странице на своем собственном веб-сайте, используйте приведенный ниже код, чтобы указать эту страницу как оригинал источник.

Факты и рабочие листы Франсуа Рабле: https://kidskonnect.com - KidsKonnect, 18 марта 2019 г.

Появится ссылка как Франсуа Рабле. Факты и рабочие листы: https://kidskonnect.com - KidsKonnect, 18 марта 2019 г.

Использование с любой учебной программой

Эти рабочие листы были специально разработаны для использования с любой международной учебной программой. Вы можете использовать эти рабочие листы как есть или редактировать их с помощью Google Slides, чтобы сделать их более конкретными в соответствии с вашими уровнями способностей учащихся и стандартами учебной программы.

Биография Франсуа Рабле - Факты, Детство, Семья, История жизни, Достижения, Хронология

Краткая информация

День рождения: 4 февраля 1494 г.

Национальность: француз

Умер в возрасте: 59

Знак Солнца:

Водолей

Страна рождения: Франция

Место рождения: Шинон, Франция

Известен как: Писатель

Поэты Священники

Умер: 9 апреля 1553 г.

место смерти: Париж

Дополнительные факты

Образование: Университет Монпелье (1537 г.), Университет Парижа, Университет Пуатье

Кем был Франсуа Рабле?

Франсуа Рабле был французским писателем, ученым, врачом и литератором XVI века, придавшим французскому языку благородство.Его помнят за его потрясающий дар словесного изобретения, о чем свидетельствуют его вечные пародийные романы «Гаргантюа» и «Пантагрюэль». Странствующий монах и врач под покровительством могущественной семьи Дю Белле, он был современником Франсуа I. первый монарх французского Возрождения. Он пережил раннюю напряженность повсеместного восстания и реформации против церкви и духовенства. Рабле был выдающимся знатоком греческого языка и писателем-гуманистом, пробудившим всеобщее любопытство своим невиданным ранее похабным юмором и сатирой.Первый из великих европейских авторов, его гений доминировал в эпоху Возрождения наряду с такими стойкими, как Монтень. Его литературное наследие настолько велико, что термин «раблезианство» используется и по сей день как описание определенного стиля и определенного жанра художественной литературы.

Кредит изображения

https://en.wikipedia.org/wiki/File:Francois_Rabelais_-_Portrait.jpg

Кредит изображения

https: //commons.wikimedia.org / wiki / Файл: Fran% C3% A7ois_Rabelais._Photogravure._Wellcome_V0004854EL.jpg

Предыдущий Следующий Рекомендованные списки:

Рекомендуемые списки:

Детство и ранняя жизнь

Жизнь Рабле плохо документирована. Большинство свидетельств о его жизни не поддаются проверке. Сам год его рождения остается предметом предположений. Он родился, скорее всего, в 1494 году в долине Луары во Франции, в имении Ла Девиньер недалеко от Шинона, в провинции Турень.

Его отец, Антуан Рабле, был богатым юристом в королевской резиденции в Шиноне. Он был видным представителем класса землевладельцев и состоял в родственниках самых влиятельных семей провинции.

Считается, что когда-то Рабелиас находился во францисканском монастыре Ла Бомет в Анжере. Однако он едва ли обладал темпераментом, подходящим для типичной монашеской жизни. Некоторые предполагают, что он был там только для доступа к древнегреческим текстам.

Позже он стал монахом в монастыре Пюи-Сен-Мартен в Фонтене-ле-Конт, где он погрузился в греческие и другие гуманистические исследования.Однако богословы Сорбонны, в том числе глава его нового монастыря, были настроены враждебно по отношению к грекам. В 1524 году монастырь конфисковал греческие тексты, принадлежащие ему и его ближайшему сподвижнику Пьеру Эми, францисканскому гуманисту.

Благодаря усилиям Жоффруа д'Эстиссака у бенедиктинцев из Майлезайса Рабле был выбран им личным секретарем. Он перевелся и продолжил обучение с большей свободой.

Находясь у бенедиктинцев, он подружился с ритором Жаном Буше из Пуатье и Антуаном Ардийоном, аббатом Фонтене-ле-Конт.Вскоре Рабле открыл для себя новый захватывающий круг ученых, юристов и филологов, состоящий как из священнослужителей, так и из мирян.

В 1527 году он отказался от монашеской жизни и путешествовал по Франции, останавливаясь в нескольких известных университетских городах, таких как Орлеан, Париж и Тулуза.

Читать ниже

Вам может понравиться

Рекомендованных списков:

Рекомендованных списков:

Жизнь

В следующий раз Рабле был замечен в «Университете Монпелье» около 1530 года, где он изучал медицину.Через несколько недель он начал читать публичные лекции о Гиппократе и Галене на основе оригинальных греческих текстов.

В 1532 году он стал врачом в знаменитой больнице Hôtel-Dieu de Lyon. Он обнаружил, что город переполнен литературной деятельностью, и познакомился с Этьеном Доле, Мелленом де Сен-Желе и Жаном Салмоном, помимо переписки с Эразмом, которого он почитал как своего духовного отца.

Летом 1532 года, редактируя греческие медицинские тексты для лионского печатника, Рабелиас наткнулся на «Великие и бесценные хроники великого и огромного гиганта Гаргантюа», которые заставили его написать продолжение «Пантагрюэль», которое он опубликовал. осенью того же года.Он также опубликовал несколько своих брошюр и ироническую публикацию «Pantagruéline Prognostication».

К 1534 году Рабле был личным врачом Жана дю Белле, епископа Парижа, а затем кардиналом. Позже в том же году он опубликовал под покровительством своего могущественного покровителя «Гаргантюа», которая позже была признана первой книгой в его антологии.

Рабле был также великим греческим ученым и преподавателем анатомии. Между созданием томов своего magnum opus он получил докторскую степень по медицине в «Университете Монпелье» в 1537 году.Он оставался очень уважаемым врачом до конца своей жизни.

После десятилетия отвлечений и суматохи в 1543 году автор эпохи Возрождения потерял двух своих спонсоров и близких друзей. Однако ему удалось опубликовать «третью книгу» после 11-летнего перерыва, в 1546 году. Хотя эта книга была менее пренебрежительной, чем его предыдущие две книги, она также была осуждена «Сорбонной».

Во время его третьей поездки в Рим вместе с Жаном Дю Белле он написал «Отношение к праздникам, устроенным по случаю рождения Людовика, герцога Орлеанского».«По возвращении в Лион он напечатал часть« Четвертой книги »(1548 г.), которая в конечном итоге была опубликована полностью в 1552 г. horribles et épouvantables faits et prouesses du très renommé Pantagruel roi des Dipsodes '(' Ужасные и ужасающие дела и слова прославленного Пантагрюэля, короля дипсодов '), изданный в 1532 году, был первым из пяти в' Gargantua and Пантагрюэля, комического шедевра, сделавшего Рабле литературным гигантом, которым он стал в грядущие века.

«La vie inestimable du grand Gargantua» («Неоценимая жизнь Великого Гаргантюа»), опубликованная в 1534 году, была приквелом к ​​первой книге и прародительницей легенды «Гаргантюа».

Читать дальше

«Tiers livre des faits et dits héroïques du noble Pantagruel» («Третья книга героических подвигов и слов благородного Пантагрюэля»), изданная в 1546 году, широко считается самым глубоким произведением Рабле.

«Quart livre des faits et dits héroïques du noble Pantagruel» («Четвертая книга героических подвигов и слов благородного Пантагрюэля»), изданная в 1552 году, была самой длинной из всех пяти книг серии.

Подлинность последней части «Cinquiesme et dernier livre» («Пятая и последняя книга»), опубликованной в 1564 году, всегда подвергалась сомнению. Опубликованный спустя десять лет после смерти Рабле, считается, что он основан на его утерянных черновиках. Однако многие люди описывают это как полную вымысел.

Рекомендованные списки:

Рекомендуемые списки:

Литературное наследие

Литературное влияние Рабле всегда присутствует в европейской литературной традиции и истории. Его литературное мастерство произвело сильное впечатление даже на его критиков, о чем свидетельствует опубликованная ими «контркультурная» литература.Протестантские памфлетисты часто просили его помочь запутать своих оппонентов его словами.

Немногие авторы в истории литературы оказали такое большое влияние на будущих писателей. От Джеймса Джойса до Сервантеса и Шекспира он вдохновлял практически всех писателей, пришедших после него.

«Развратники» следующего столетия тоже не преминули его оценить, поскольку он стал образцом для подражания для нескольких поэтов бурлеска, таких как Сен-Аман, Сарасин и Скаррон. Мольер и Лафонтен многим ему обязаны, и Вольтер тоже религиозно читал его произведения.

Анатоль Франс много читал о нем. Джон Каупер Поуис, Д. Б. Виндхэм-Льюис и Люсьен Февр (основатель французской исторической школы «Анналов») написали о нем книги. Понятия «карнавальное» и «гротескное» Михаил Бахтин якобы заимствовал из произведений Рабле.

Оноре де Бальзак вдохновил Рабле на создание «Les Cent Contes Drolatiques» («Сотня юмористических сказок»). Он воздал ему должное, процитировав его более чем из 20 романов и рассказов «La Comédie Humaine» («Человеческая комедия»).

Рабле доминировал в приветственной речи Кензабуро за его «Нобелевскую премию по литературе» в 1994 году. Жан-Мари Гюстав Ле Клезио назвал его «величайшим писателем французского языка» во время своей «Нобелевской» лекции 2008 года.

Милан Кундера считает его, наряду с Сервантесом, основателем литературного приема, известного как роман.

Потомство

Его предполагаемое место рождения в современном Эндр-и-Луаре, поместье Ла Девиньер, является местом расположения знаменитого «Музея Рабле» («Музей Рабле»).

Астероид «5666 Рабле» был назван в его честь в 1982 году.

В Медоне есть бюст Рабле, где он служил священником. Ему также посвящен памятник в «Ботаническом саду» Монпелье.

Государственный университет Тура во Франции, «Université François Rabelais», назван в его честь.

Выпускники медицинского факультета Университета Монпелье могут быть созваны только после принесения присяги под мантией Рабле. Другая традиционная дань ему в университете включает его «фалуч», студенческий головной убор с четырьмя цветными полосами, исходящими из центра.

Семья и личная жизнь

Во время обучения и практики врача между 1530 и 1532 годами Рабле познакомился с безымянной овдовевшей женщиной, от которой у него было двое детей: Франсуа и Жуни. Оба ребенка получили имя отца от папы Павла IV в 1540 году.

Ничего не известно о причине или обстоятельствах его смерти. Он получил «кюре» за Сен-Мартен де Медон и Сен-Кристоф-дю-Жамбет в Сарте. Позже он имел честь свободно печатать все свои работы по рекомендации кардинала де Шатийона.Однако он оставил обе должности в январе 1553 г. и умер в том же году в Париже.

Франсуа Рабле интересные факты

Франсуа Рабле В статье описаны интересные факты из жизни писателя и мыслителя-гуманиста, ученого, филолога, врача, естествоиспытателя, одной из величайших фигур эпохи Возрождения.

Франсуа Рабле интересные факты

Мать Рабле рано умерла, и с десяти лет Франсуа стал скитаться по монастырям, а в 25 лет стал монахом.

Рабле был полиглотом - знал 12 языков

Рабле легко препарировал трупы и лечил своих пациентов не только лекарствами, но и психоанализом, основанным на методах Гиппократа.

Его одноклассником был будущий врач и провидец Мишель де Нострадамус.

В жизни Рабле однажды случилось, что у него не было денег на поездку в Париж из Леона. Тогда он подошел к решению проблемы очень творчески: в номере отеля, в котором он жил, оставил на виду 3 мешка с такими надписями - «Яд для королевы», «Яд для короля» и «Яд для дофина».Хозяин отеля, увидев сумки, сообщил властям. Они схватили Франсуа и под конвоем доставили в столицу королю Франциску I, чтобы он решил, что делать с писателем. После этого выяснилось, что в пакетиках был обычный сахар. Рабле со смехом запил его водой. Поскольку он и король были друзьями, безденежная ситуация Рабле и ее решение явно позабавили короля.

Писатель всегда иронизировал по поводу несдержанности, нездорового образа жизни, шарлатанства и лженауки.

Первые произведения он подписал своим именем, но позже указал другое имя - Алькофрибас Назиер. На первый взгляд это кажется странным. Но если присмотреться, можно увидеть анаграмму, образованную буквами его настоящего имени.

Его книги включали список запрещенной французской инквизицией литературы.

Считается пионером Возрождения.

Знаменитая фраза « аппетит приходит с едой » принадлежит Рабле.Он впервые использовал ее произведение «Гаргантюа и Пантагрюэль».

Франсуа Рабле Биография | Список работ, учебных пособий и очерков

Факты, касающиеся жизни Франсуа Рабле, не совсем ясны из-за отсутствия, утери или повреждения официальных документов. Исследователи собрали воедино различные факты, изучив документы о собственности, земельные записи, документы об образовании и переписку между Рабле и его друзьями, членами семьи и другими соратниками. На основании всех этих источников эксперты считают, что Рабле родился где-то между 1483 и 1493 годами.Мы также знаем, что он родился в районе Турень, Франция. Имя матери Рабле не установлено, но его отцом был назван Антуан Рабле, который был высокопоставленным юристом в Шиноне и также владел несколькими недвижимостями. Одно из владений Антуана, семейный фермерский дом под названием La Devinière, считается местом рождения Рабле. Рабле - младший из четырех детей. У него есть два старших брата, Антуан и Жаме, и одна старшая сестра Франсуаза.

Считается, что Рабле получил начальное образование в Ла Бометте, монастыре, которым управляли францисканские монахи. Во время своего обучения он также начал процесс становления монахом, который часто называют послушником. Будучи новичком, он прожил бы свою жизнь как францисканский монах, но он бы находился под опекой более опытного монаха. Согласно документам, найденным Артуром Августом Тилли, Рабле завершил свой период монаха-новичка и принял официальные обеты францисканского монаха незадолго до 1519 года.В то время, когда Рабле учился в Ла-Бомете, Тилли цитирует, что многие предположительно греческие эксперты в окрестностях были скорее мошенниками, чем фактами, поэтому Рабле и его собратьям-монахам было бы трудно выучить греческий язык у авторитетных ученых. К счастью, в то же время существовало большое гуманистическое движение, и Тилли отмечает, что такое движение церковных ученых и юристов оказало бы большое влияние на исследования Рабле. К сожалению, преданность Рабле своему образованию, возможно, вызвала вражду между ним и его собратьями-монахами-францисканцами.Тилли сообщает, что были обвинения в ереси в адрес ученых-монахов, включая Рабле. Однако вместо того, чтобы ждать, Рабле написал письма Папе и попросил разрешения отказаться от своих обетов как францисканский монах и принять новые обеты как бенедиктинский монах в соседнем аббатстве. Папа удовлетворил эту просьбу примерно в начале - середине 1520-х годов.

Исследование Дональда М. Фрейма показывает, что во второй половине 1520-х годов Рабле изучал медицину в Париже, и исследования Рабле, скорее всего, финансировались епископом бенедиктинского аббатства Жоффруа д’Эстиссаком.Хотя в Париже Рабле не разрешили жениться, записи Фрейма указывают на то, что Рабле родила двоих детей. Вне брака эти дети были бы признаны незаконнорожденными, но исследование Фрейма показывает, что дети были узаконены в 1535 году по указу Папы Павла III. В начале 1530-х годов Рабле оставался в медицинской школе в Париже, где читал лекции и публиковался. Он даже стал практикующим врачом. Примерно в это же время Фрейм объясняет, что Рабле опубликовал свою первую книгу о Пантагрюэле после того, как анонимная хроника историй о Гаргантюа была так хорошо принята.Другие авторы пытались создать аналогичные версии Pantagruel , но Фрейм предполагает, что это были довольно слабые интерпретации.

Вскоре после этой первой публикации исследование Фрэма показывает, что Рабле поехал в Рим в качестве врача у епископа Жана дю Белле. Однако во время этого первого визита в Рим между королем Франции, католической церковью и реформистами возникла большая неприязнь. Чтобы избежать опасности, Рабле оставил свой пост в Риме, но не уведомил о своем отъезде.Вскоре после бегства Рабле из Рима боевые действия утихли, и епископ дю Белле удостоился чести стать кардиналом. Дю Белле просил Рабле вернуться в качестве своего врача, и Рабле вернулся. Его набожная работа врача снискала ему большую пользу у многих лидеров католической церкви, включая Папу, который не только узаконил детей Рабле, но и простил Рабле за то, что он оставил свой пост. Фрейм заявляет, что в 1536 году Папа разрешил Рабле продолжить его работу в качестве врача Дю Белле, а также Папа сделал Рабле светским священником, что дало Рабле больше свободы для путешествий.

Обладая большей свободой, Рабле продолжил учебу и читал лекции в Монпелье. Однако незадолго до 1540 года записи Фрэма указывают на то, что Рабле снова родил незаконнорожденного ребенка, хотя ребенок умер. Рабле провел раннюю часть 1540-х годов в качестве врача губернатора Турина Гийома, сеньора де Ланже, который оказался братом Дю Белле. Из-за слабого здоровья Ланжи Фрейм предполагает, что Рабле работал с Ланжи не только как врач, но, скорее всего, и как его секретарь, особенно в Турине и во время нескольких поездок обратно во Францию.В 1543 году Рабле в последний раз отправился с Ланжи во Францию, поскольку было ясно, что Ланжи был близок к смерти. Ланжи умер в пути, но умер в пределах Франции. По словам Фрейма, смерть Ланжи сильно повлияла на Рабле. Несколько лет спустя скончался и другой старый друг Рабле, Жоффруа д’Эстиссак.

Поздняя часть 1540-х годов не предвещала ничего хорошего для Рабле, сообщает Frame. В то время многие люди обвиняли церковных ученых в том, что они тайные мусульмане.Законы о цензуре также достигли новых высот, и Рабле опасался, что он не сможет опубликовать ни свои документальные, ни художественные произведения. Несмотря на всю цензуру, Фрейм указывает, что Рабле удалось получить шестилетнюю привилегию публиковаться непосредственно от короля Франции. Возможно, эта привилегия публиковаться сделала Рабле слишком смелым, поскольку он также публиковал под своим именем крамольные публицистические материалы. Результаты этих публикаций вынудили его покинуть Францию, чтобы остаться с друзьями и членами семьи Дю Белле.Рабле также был вынужден просить у Дю Белле денег, поскольку его бегство из Франции и цензура его материалов поставили Рабле в затруднительное политическое положение.

Когда политическая политика во Франции изменилась, Рабле смог ненадолго вернуться в 1547 году. В этот момент он снова получил статус врача Дю Белле, и они вместе отправились в Рим. По пути туда в 1548 году Фрейм указывает, что Рабле доверил рукопись своей четвертой книги другу, Франсуа Жюсту.Рабле какое-то время оставался с Дю Белле, который был одним из его самых верных друзей, даже когда здоровье Дю Белле начало ухудшаться. В 1550 году Рабле снова получил признание королевской семьи. На этот раз новый король Франции Генрих II дал ему королевскую привилегию публиковать все, что он хотел, в течение десяти лет, и его публикации могли включать как предыдущие работы, так и новые. Частью дара этой королевской привилегии было также использование двух владений, одно из которых находилось очень близко к Парижу.Используя эту королевскую привилегию, Фрейм заявляет, что Рабле опубликовал четвертую книгу о приключениях Гаргантюа и Пантагрюэль под своим собственным именем в 1552 году. Вскоре после этого здоровье Рабле начало ухудшаться, и отчеты показывают, что Рабле отказался от своего использование двух владений в начале 1553 года. Согласно исследованию Фрэма, Рабле скончался примерно в апреле 1553 года. Его останки были похоронены на приходском кладбище Сен-Поль в Париже.

Франсуа Рабле

Франсуа Рабле

Год рождения: ок.1494
Место рождения: Шинон, Эндр-и-Луар, Франция
Умер: 9 апреля 1553 г.
Место смерти: Париж, Франция
Причина смерти: не указана

Пол: Мужчина
Религия: Римско-католическая
Раса или этническая принадлежность: Белый
Род занятий: Автор

Национальность: Франция
Краткое содержание: Гаргантюа и Пантагруэль на Вьенне в провинции Турень.Дата его рождения совершенно неизвестна: она была установлена ​​традицией и авторитетами, установленными задолго до его смерти, как 1483, 1490 и 1495 годы. В положительных фактах его жизни нет ничего, что не подходило бы для сносной жизни. любая из этих дат; большинство авторитетов 17-го века приводят самые ранние, и это также лучше всего согласуется с возрастом старшего из братьев Дю Белле, с которым Рабле учился (возможно) в школе. В пользу последнего утверждается, что, если Рабле родился в 1483 году, ему должно было быть сорок семь, когда он прибыл в Монпелье, и пропорционально и неожиданно стар в другие известные периоды его жизни.В пользу средней даты, которая, по мнению недавних авторитетов, имела вес согласия в ее пользу, свидетельство Гая Патена (1601-1672), свидетеля некоторых заслуг и не слишком далекого в отношении время вызывается. Единственный вклад, который необходимо здесь внести в спор, - это указать, что, если Рабле родился в 1483 году, он, должно быть, был стариком, когда умер, и что даже традиция не говорит о нем как о таковом.

Что касается его рождения, отцовства, юности и образования, все зависит от этой традиции, и только после того, как ему исполнилось, согласно одной крайней гипотезе, тридцать шесть лет, а согласно другой крайности - двадцать четыре, у нас есть твердые свидетельства в отношении него. .В 1519 году, 5 апреля, появляется исторический Франсуа Рабле. Монахи из Фонтене-ле-Конт купили некоторую собственность (половину гостиницы в городе), и среди их подписей на акте купли-продажи стоит подпись Франсуа Рабле. До этого все было облаками. Говорят, что у него было четыре брата и не было сестер, что его отец владел загородной собственностью под названием Ла Девинир и был либо аптекарем, либо трактирщиком. Спустя полвека после его смерти Де Тоу упоминает, что дом, в котором он родился, стал таверной, а затем теннисным кортом.Он до сих пор стоит на углу улицы под названием Rue de la Lamproie, и, возможно, традиция верна. Его собственный нечеткий намек был воспринят как означающий, что он был пострижен в детстве в семь или девять лет; и традиция гласит, что он был отправлен в монастырь Сейи. Из Сеуйи в неизвестную дату традиция переносит его либо в университет Анжера, либо в монастырскую школу Ла-Бомет или Ла-Басмет, основанную добрым королем Реном по соседству с анжуйской столицей.Предполагается, что здесь он учился в школе с братьями Дю Белле, с Жоффруа д'Эстиссаком и другими. Следующим этапом в этой (если судить по свидетельствам чисто воображаемой) карьере является монастырь Фонтене-ле-Конт, где, как уже было замечено, он определенно находится в 1519 году, занимая должность, достаточно высокую, чтобы подписывать документы от имени общины, где он, вероятно, в 1511 году, исполнял приказы священника и где он также, несомненно, продолжал изучение письма, особенно греческого, с рвением.С этой даты он становится исторически заметным. Следующие сведения о Рабле, которые мы имеем, носят более непосредственный биографический характер. Письма известного греческого ученого Будая, два из которых адресованы самому Рабле и еще несколько его другу и коллеге-монаху Пьеру Эми, вместе с некоторыми заметками Андре Тирако, ученого юриста, которому Рабле, а не его собственный ученость обеспечила бессмертие, несомненно покажет, какой образ жизни вел в своем монастыре будущий автор « Гаргантюа ».Письма Будая показывают, что главы монастыря или приказ сделали попытку сдержать прилежный пыл этих францисканцев; но он потерпел неудачу, и нет никаких убедительных доказательств чего-либо, похожего на настоящие преследования, поскольку фразы в письмах Будая являются просто обычным преувеличенным цицеронианством эпохи Возрождения. Некоторые книги и бумаги были изъяты как подозрительные, а затем возвращены как невиновные; но Рабле, по всей вероятности, испытывал отвращение к монастырю - в самом деле, его великие работы неопровержимо доказывают это.В 1524 году, в год публикации вышеупомянутой книги Тирако, его друг Жоффруа д'Эстиссак приобрел у папы Климента VII индульта, разрешив сменить порядок и место жительства Рабле. Из францисканца он стал бенедиктинцем, а из Фонтене перебрался в Майлезэ, епископом которого был Жоффруа д'Эстиссак. Но даже это ученое и гостеприимное уединение явно не удовлетворило Рабле. В 1530 году или ранее он покинул Майлезайс, отказался от своей бенедиктинской одежды в пользу одежды светского священника и, как он сам выражает это в своем последующем Supplicatio pro Apostasia Папе Павлу III, per seculum diu vagatus fuit."На время дю Белле предоставили ему жилище недалеко от их собственного замка Ланжи. Его встречают в Монпелье в только что упомянутый год. Он поступил на медицинский факультет там 16 сентября и стал холостяком 1 ноября. , удивительно короткий интервал, который показывает, что думали о его достижениях. В начале 1531 года он публично читал лекции о Галене и Гиппократе, в то время как его более серьезные занятия, похоже, были помешаны действиями в духе , а затем в университете развлечение.Посещение Les d'Hires и состав рыбного соуса в имитации древнего garum , который он послал своему другу Тьенн Доле, не очень точно связаны с его пребыванием в Монпелье, которое, скорее, продолжалось довольно долго. сначала более года, продлевался с интервалом в несколько лет.

Однако в 1532 году он переехал из Монпелье в Лион. Здесь он погрузился в разностороннюю работу, литературную и профессиональную. До начала ноября он был назначен врачом в Htel Dieu с зарплатой в сорок ливров в год и читал лекции по анатомии с демонстрациями на людях.Он редактировал для Себастьяна Грифиуса в одном 1532 году медицинские Послания Джованни Манарди, Афоризмы Гиппократа, Ars Parva Галена и издание двух предполагаемых латинских документов, которые, однако, к несчастью оказались подделками.

В то время Лион был центром и в значительной степени штаб-квартирой необычайно просвещенного общества, и косвенно ясно, что Рабле сблизился с этим обществом.Дистич рукописи, найденный в библиотеке Тулузы, повествует о смерти младенца по имени Тодюль, родиной которого был Лион и его отец Рабле, но мы больше ничего об этом не знаем. Что делает пребывание в Лионе величайшим по-настоящему важным, так это то, что в это время, вероятно, появились зачатки работы, которая должна была сделать Рабле бессмертным. Необходимо сказать «вероятно», потому что странная неуверенность, которая лежит в основе его жизни и сочинений, существует и здесь.Нет сомнений в том, что обе Gargantuala Lgende de Pierre Faifeu имеют имя Гаргантюа с намеком, и в 1532 году (если не раньше) в Лионе появилась les Grandes et inestimables chroniques du grand et norme gant Gargantua . Это небольшая книга о плане более поздних бурлесков и романсов Круглого стола. Артур и Мерлин появляются с Грантгозье, как он здесь пишется, Галемель (Гаргамель), сам Гаргантюа и ужасная кобыла. Но нет никаких следов действия или других персонажей Gargantua , которые должны были быть, равно как и манера пьесы ничуть не достойна Рабле.Никто не предполагает, что он написал ее, хотя предполагалось, что он ее редактировал и что на самом деле она старше 1532 года и может быть прямым предметом упоминания Бордина шестью годами ранее. Что, однако, кажется вероятным, так это то, что первая книга Pantagruel (вторая из всей работы) была составлена ​​с определенным взглядом на эту книгу, а не на существующую первую книгу Gargantua , которая была написана позже, когда Рабле обнаружил популярность своей работы и почувствовал, что она должна иметь более достойную отправную точку, чем Grandes chroniques .Самое раннее известное и датированное издание Pantagruel относится к 1533 году, из Gargantua 1535, хотя само по себе это не является окончательным, тем более что мы действительно располагаем изданиями обоих, которые, хотя и без даты, кажутся более ранними. Но определенное описание Гаргантюа в названии как Pre de Pantagruel отсутствие слов «второй livre» в названии первой книги Pantagruel , в то время как вторая и третья должным образом озаглавлены «ярусы» и «кварт» , замечательный факт, что один из самых важных персонажей, монах Иоанн, отсутствует в книге II, первой из Pantagruel , хотя он появляется в книге I ( Gargantua ), и многие другие доказательства ясно показывают порядок публикации достаточно.Существует также письмо Жана Кальвина, датированное 1533 годом, в котором он говорит о Pantagruel , но не о Gargantua , как о непристойной книге. Кроме того, в 1533 году был опубликован альманах, первый из длинной серии, которая существует только в названиях и отрывках, и забавного Prognostication Pantagrueline (все же, заметим, Pantagrueline, а не Gargantuine). И этот, и сам Pantagruel были опубликованы под анаграмматическим псевдонимом «Alcofribas Nasier», сокращенным до первого слова только в случае Prognostication .

Этот напряженный и интересный период жизни Рабле был завершен, по-видимому, его представлением или повторным знакомством с Жаном дю Белле, который в октябре 1533 года, проезжая через Лион с посольством в Рим, нанял Рабле в качестве врача. Визит длился недолго, но он оставил литературные результаты в издании описания Рима Марлиани, которое Рабле опубликовал в сентябре 1534 года. Также считается, что первое издание Gargantua могло появиться в этом году.

Весной 1535 г. руководство лионской больницы, считая, что Рабле дважды без разрешения отсутствовал, избрали Пьера де Кастеля в его палату; но существующие документы, похоже, не делают вывод о том, что какая-либо вина была возложена на него, и назначение его преемника однажды определенно отложили на случай, если он вернется. В конце 1535 года Рабле снова сопровождал Жана дю Белле, ныне кардинала, в Рим и пробыл там до апреля следующего года.Этот визит содержит некоторые важные биографические документы в виде писем к Жоффруа д'Эстиссаку, уже упомянутого Supplicatio pro Apostasia и буллы отпущения грехов, которая была ответом на него. Этот булл не только освободил Рабле от церковного порицания, но и дал ему право вернуться к ордену св. Бенедикта, когда он пожелает, и заняться медициной. Он воспользовался этим буллом и стал каноником св. Мавра. В 1537 году он получил докторскую степень в Монпелье, читал лекции по греческому тексту Гиппократа, а в следующем году провел публичную анатомическую демонстрацию.В течение этих двух лет он, кажется, жил либо в Монпелье, либо в Лионе. Но в 1539 году он поступил на службу к Гийому дю Белле-Ланжи, старшему брату Жана, и, похоже, был с ним (он был губернатором Пьемонта) до самой его смерти 9 января 1543 года. Рабле написал панегирические мемуары Гийома: который утерян, а годом ранее было опубликовано издание Gargantua и Pantagruel , книга I, вместе (оба неоднократно переиздавались отдельно), в которых были вырезаны некоторые опасные выражения.О его жизни, местонахождении или занятиях вообще ничего не известно до выхода в свет третьей книги, вышедшей в 1546 году, "avec privilge du roi", изданной в сентябре 1545 года.

До этого времени Рабле, несмотря на указанное выше осуждение Сорбонны, не испытывал ничего похожего на преследования или трудности. Даже злобный или предательский поступок Долета, который в 1542 году перепечатал прежнюю форму книг, которую Рабле только что немного изменил, похоже, не причинил ему вреда.Но буря преследований, которая к концу правления Франциска I была фатальной для самого Долета и для Де Приера, в то время как она сослала и фактически убила Маро, угрожала ему. Нет никаких положительных доказательств каких-либо мер или угроз в отношении него; но достоверно известно, что он провел почти весь 1546 год и часть 1547 года в Меце в Лотарингии в качестве местного врача за зарплату в 120 ливров, и Штурм говорит о нем как о «изгнанном из Франции временем» в современное письмо, и говорит, что он сам в другом письме дает печальный отчет о своих финансовых делах и просит помощи.После смерти Франциска 31 марта 1547 года Дю Белле отправился в Рим, и в какой-то момент к нему присоединился Рабле. Он определенно был там в феврале 1549 года, когда из дворца Дю Белле написал небольшой отчет о фестивалях, проводимых в Риме в честь рождения второго сына Генриха II и Екатерины Медичи. Этот счет, Sciomachie , как его называют, сохранился. В том же году монах Фонтевро, Габриэль дю Пюи-Эрбо, сделал в книге под названием Theotimus первое из множества нападок на Рабле.Однако это настолько же расплывчато, насколько и жестоко, и, похоже, не возымело никакого эффекта. Рабле действительно снова сделал себе защитников, которых не могла коснуться никакая ревность клерикалов или сорбонистов. Sciomachie была написана кардиналу Гизу, семья которого была всемогуща при дворе, и Рабле посвятил свою следующую книгу Одет де Шатийон, впоследствии кардинал, очень влиятельный человек. Таким образом, Рабле смог вернуться во Францию ​​и в 1550 году был подарен жителям Медона и Св.Кристоф де Жамбе. Тем не менее, может удивить тех, кто привык слышать, что о нем говорят как о "cur de Meudon", и кто читал о его жизнях, основанных на легендах, обнаружить, что есть очень мало оснований полагать, что он когда-либо служил или проживал там. Он определенно прожил в живых, но два года, оставив его в январе 1552 года вместе со своим другим бенефициаром, и примечательно, что на епископском посещении 1551 года он не присутствовал. К этой предполагаемой резиденции в Медоне и к предыдущему пребыванию в Риме, однако, прилагаются два самых озорных пункта легенды, хотя, к счастью, два из самых легко опровергаемых.Говорят, что Рабле встречался и поссорился с Иоахимом дю Белле, поэтом в Риме, и с Ронсаром в Медоне и в других местах, что это вызвало разрыв между ним и Плиадой, что он высмеивал ее классические тенденции в эпизоде ​​с Лимузенским ученым. и что Ронсар после своей смерти отомстил клеветнической эпитафией. Факты таковы. Ничего не было слышно о ссоре с Дю Белле или о каких-либо встречах с ним, ничего о встречах и ссорах с Ронсаром до 1697 года, когда Бернье рассказывает историю без всякого авторитета.Предполагаемые намеки на Плиаду относятся к временам, когда Ронсар был маленьким мальчиком, и в основном заимствованы у более раннего писателя Джеффруа Тори. Наконец, эпитафия, прочитанная беспристрастно, вовсе не является клеветнической, а просто повторяет начало начальных сцен Гаргантюа со ссылкой на автора Гаргантюа. В самом деле, нет никаких оснований предполагать, что Ронсар или Дю Белле были горячими поклонниками Рабле, поскольку они принадлежали к совершенно другой литературной школе; но нет абсолютно никаких свидетельств какой-либо вражды между ними, и Дю Белле действительно относится к Рабле с восхищением.

Некоторые главы четвертой книги Рабле были опубликованы в 1548 году, но вся книга появилась только в 1552 году. Сорбонна осудила ее, и парламент приостановил продажу, воспользовавшись отсутствием короля в Париже. Но вскоре его сняли с подвески. Говорят, что он умер 9 апреля 1553 года, но настоящая история умалчивает, за исключением того, что его не было в живых в мае следующего года, и легенды о его смертных высказываниях - "La farce est joue" "," Je vais chercher un grand peut-tre "и др.в целом апокрифы. То же самое можно сказать о многочисленных глупых историях, рассказанных о его жизни, например, о том, как он добился бесплатного проезда в Париж, написав на пакетах «Яд для короля» и т. Д.

Через десять лет после публикации четвертой книги и через девять лет после предполагаемой даты смерти автора в Лионе появились шестнадцать глав под названием l'le sonnante par maistre Franois Rabelais , а через два года вся пятая книга была напечатана в таком виде. .В 1567 году это произошло с другими, и с тех пор появляется вместе с ними. Но с начала 17 века не было недостатка в его подлинности. Это противоречие является одним из запутанных, но, поскольку оно также имеет огромное значение в истории литературы, по крайней мере, здесь необходимо указать его основные моменты. Противники книги полагаются (1) на свидетельство некоего Луи Гийона, который в 1604 году заявил, что пятая книга была написана спустя много времени после смерти Рабле знакомым ему автором, который не был врачом, а также на утверждение библиографа Дю Вердье примерно в то же время о том, что это было написано «колие де Валанс»; (2) на том, что антимонашеская и даже антикатолическая полемика в ней гораздо более акцентирована; (3) по аргументам, что части, по-видимому, являются копиями или черновыми набросками отрывков, уже появившихся в четырех более ранних книгах; и (4) что некоторые намеки явно предшествуют даже самой далекой дате, которая может быть назначена для смерти предполагаемого автора.С другой стороны, утверждается, что, хотя Гийон и Дю Вердье были в некотором смысле современниками, они писали спустя много времени после событий, и что показания первого опровергаются не только из-за своей крайней расплывчатости, но и из-за того, что это происходит у пледойера , стремящегося освободить врачей от обвинений в неортодоксальности; что Дю Вердье в другом месте приписывает Pantagrueline Prognostication тому же неизвестному ученику Валенсии, и поэтому, вероятно, запутал и понес понаслышке по этому поводу; что резкий и резкий тон, а также очевидные повторы в достаточной мере объясняются предположением, что Рабле так и не пересмотрел книгу окончательно, что действительно указывает на то, что он не мог этого сделать, поскольку четвертый был окончательно решен только непосредственно перед этим. его смерть; и что вполне вероятно, и даже почти наверняка, что он был подготовлен из его бумаг другой рукой, ответственной за упомянутые выше анахронные намеки.Но самым сильным аргументом, который никогда не подвергался нападкам со стороны властей, действительно компетентных судить, является то, что в книге есть "griffe de l'aigle", и что ни один известный автор того времени, кроме Рабле, не был способен написать отрывок. о Чатах , о , лучшей части истории Королевы Капризов (Ла Квинт) и ее дворе, и заключении, дающем Оракул Бутылки. Мы полагаем, что в отношении этого аргумента, чем более компетентен критик как с точки зрения общей оценки, так и с точки зрения знакомства с современной французской литературой, тем более позитивным будет его согласие.Однако читатель должен остерегаться путать подлинность пятой книги в целом с аутентичностью предполагаемых ранних ее копий - издание 1549 года оказалось недостоверным.

Gargantua и Pantagruel , несмотря на их высокий литературный статус и частоту, с которой некоторые отрывки из того времени цитируются, отчасти из-за архаичности языка, а отчасти из-за крайней вольности, которую позволил себе их автор, так мало читаются. что никакое уведомление о них или о нем не может быть полным без некоторого наброска их содержания.Первая книга, Gargantua , описывает рождение этого героя (великана и сына гигантских родителей), чье рождение знаменует собой рассказ о грандиозном пиршестве. В этом пародийное преувеличение удовольствия от еды и питья, которое является одной из главных внешних нот всей работы, доведено до крайности - крайности, которая привлекла естественное, но, возможно, чрезмерное внимание. Однако очень рано автор серьезно начинает противопоставлять раннее образование своего героя - сатиру на деградировавшие школы средневековья - его последующему и реформированному этапу, в котором отражены все лучшие и благородные идеи народного творчества. Гуманистический ренессанс применительно к педагогике вкладывается с исключительной силой.Гаргантюа вспоминают из Парижа, куда он был отправлен для завершения своего образования из-за войны между его отцом, Грандгозье, и соседним королем Пикрохолем. Эта война описывается очень подробно, главным героем которой является монах, монах Иоанн, весьма неклерикальный священнослужитель, которым Рабле очень нравится. Пикрохол побежден и заключен мир, Гаргантюа основывает аббатство Телемы в другом из самых сложных литературных отрывков Рабле, где все моменты, наиболее неприятные для него в монашеской жизни, обозначены путем присвоения их точных противоположностей этому образцу монастыря.Вторую книгу, которая представляет главного героя всего, Пантагрюэля, сына Гаргантюа, очень трудно объяснить по любой другой гипотезе, кроме той, которая уже предполагалась в ее предыдущем составе, но сама по себе она достаточно понятна. Пантагрюэль проходит через что-то вроде второго (на самом деле первого) издания образовательных опытов своего отца. Как и он, он едет в Париж, где встречается с Панургом, главным триумфом раблезианского рисования персонажей и самым оригинальным и одновременно загадочным персонажем книги.Панург обладает почти всеми интеллектуальными достижениями, но полностью лишен морали: он трус, пьяница, развратник, злобный обманщик, расточитель, но при этом бесконечно забавный. В этой книге, как и в другой, есть война в последней части; Гаргантюа в нем почти не появляется, а монах Иоанн - нет. Самое важное действие начинается не раньше, чем открывается третья книга. Это проистекает из решимости Панурга жениться - решимости, однако, очень нерешительной и заставляющей его консультироваться с огромным количеством авторитетов, каждая из которых дает повод для сатиры более или менее сложной формы.В конце концов решено, что Пантагрюэль и его последователи (монах Иоанн вновь появился в свите принца) отправятся в плавание, чтобы проконсультироваться с оракулом из Dive Bouteille . Книга заканчивается самым темным отрывком из всей книги, тщательно продуманной панегирикой «травяного пантагрюэлиона», который, по всей видимости, является коноплей. Этому были предложены только два возможных объяснения: первое - предвкушение прославления палача Жозефом де Местром, другое - восхвалением труда, поскольку конопля в целом является наиболее пригодным для этой цели овощным продуктом.Четвертая и пятая книги целиком посвящены описанию путешествия. Посещается множество странных мест с незнакомыми именами, некоторые из которых предлагают явную сатиру на человеческие учреждения, другие, за исключением самых надуманных объяснений, сводятся только к чистой феерии. Наконец достигнута Земля Фонарей, позаимствованная у Люциана, и проведен совет с Оракулом Бутылки. Это дает единственное слово «Тринк», которое сопровождающая жрица объявляет самым любезным и понятным, что она когда-либо слышала из него.Панург воспринимает это как разрешение своего брака, и книга резко обрывается. Этот необычный роман разнообразен, или, точнее говоря, он является средством самого ошеломляющего обилия отступлений, бурлескного усиления, скрытой сатиры на политические, социальные и религиозные вещи, разнообразной эрудиции литературного и научного характера. Автор повсюду делает упор на превосходство «пантагрюэлизма», и читатель, который сам является пантагрюэлистом (для любого другого совершенно бесполезно пытаться написать книгу), скоро обнаружит, что это означает.Проще говоря, это юмор. Определение юмора является общепризнанным ключевым моментом , и до тех пор, пока оно не будет определено, определение пантагрюэлизма будет в том же положении. Но то, что оно состоит в проявлении широкой симпатии ко всем человеческим делам вместе с пониманием их тщеславия, можно сказать с такой же уверенностью, как и все остальное. Мрачность и догматизм так же далеки от пантагрюэлизма Рабле, как сентиментальность или дилетантизм. Возможно, главное, чего не хватает в его отношении, - это, во-первых, благоговение, которого, однако, из нескольких отрывков становится ясно, что он ни в коем случае не был полностью лишен, а во-вторых, понимание страсти и поэзии.Кое-где встречаются последние штрихи, как в портрете «Квинтэссенции», но страсть отсутствует повсюду - отсутствие, для которого комическая структура и план книги никоим образом не дают полного объяснения.

Здесь необходимо сделать несколько подробных замечаний по поводу оценки литературного характера Рабле. Необходимо рассмотреть три вопроса. Это - Каков общий дрейф и назначение Gargantua и Pantagruel , если они есть? Какая защита может быть предложена, если какая-либо защита необходима, для чрезвычайной свободы языка и изображений, которую автор позволил себе? Как он относился к важным вопросам религии, философии и политики? Эти вопросы следуют друг за другом в порядке разума, и ответ на каждый помогает решить следующий.

Было несколько более примечательных примеров lues commentatoria , чем работа редакторов Рабле. Кажется, что почти каждый начинал с готового Рабле, сделанного в его голове, и, так сказать, зачитал этого Рабле в книгу. Те, кто этого не сделал, такие как Ле Душа, Мотте и Эсмангарт, как правило, совершали ошибку, мучая себя и своего автора, чтобы найти индивидуальные объяснения персонажей и событий. Расточительность последнего названного комментатора проявляется в видении сложных аллегорий; у некоторых других основное внимание уделяется отождествлению персонажей романа с более или менее известными историческими личностями.Но чаще всего встречается первая ошибка, заключающаяся в формировании общей гипотетической концепции Рабле и последующей корректировке интерпретации произведения под нее. Однако эта концепция сильно изменилась. По мнению некоторых толкователей, в том числе Флери, Рабле - трезвый реформатор, апостол серьезной работы, здорового образования, рациональной, если не догматической религии, который закутывает свою мораль в фарсовую оболочку отчасти для того, чтобы заставить их низвергнуть вульгарную и отчасти для того, чтобы оградить себя от последствий своего реформаторского рвения.По мнению других, выдающимся примером которых в Англии был сэр Вальтер Безант, Рабле был всем этим, но с отличием. Он совсем не религиозен; он более или менее антирелигиозен; и его книга представляет собой более или менее общий протест против любых попыток сверхъестественного объяснения загадки земли. Согласно третьему классу, наиболее выдающимся представителем которого был Поль Лакруа, раблезианская легенда не столько ошибочна в принципе, сколько изобретает фактически. Рабле - воплощение «esprit Gaulois», веселой, беспечной души, не лишенной здравого смысла или даже острой интеллектуальной силы, но прежде всего хорошего парня, предпочитающего широкую шутку остроумной и веселой. по жизни как добродушный студент.Обо всех этих взглядах можно сказать, что те, кто их придерживается, вынуждены закрывать глаза на многие вещи в книге и видеть в ней многие, которых нет. Религиозная часть вопроса будет рассмотрена в ближайшее время; но невозможно думать, что какой-либо беспристрастный судья, читающий Рабле, может придерживаться точки зрения философа-могилы или точки зрения безрассудного доброго товарища без изменений и допущений, которые практически лишают любой ценности. Те, кто отождествляет Рабле с Пантагрюэлем, тщетно пытаются, с любой точки зрения, последовательной в интеллектуальном или морально уважаемом отношении, объяснить огромный океан чистого или нечистого смеха и дурачества, окружающий несколько твердых островков разума и преданности.Те, кто таким же образом отождествляют Рабле с Панургом, никогда не смогут объяснить образовательную схему, торжественное явление Гаргантюа среди фарсовых и фантастических вариаций свадьбы Панурга и многие другие отрывки; в то время как, с другой стороны, те, кто настаивает на определенной пропаганде любого рода, должны оправдывать себя своей собственной способностью видеть вещи, невидимые для простых людей. Но эти капризы не только неоправданны; они совершенно не нужны. Никто, читающий Рабле без parti pris , но с хорошим знанием истории и литературы своего времени и времен, предшествовавших ему, может с большим трудом оценить его книгу.Он, очевидно, во время своего долгого и прилежного пребывания в монастыре (пребывание, которое определенно длилось не менее 25 лет, хотя, возможно, было 35 лет, и прилежание которого основано не на легендах, а на документальных свидетельствах), приобрел обширный запас обучение. Ясно, что он был полностью проникнут инстинктами, надеждами и идеями Возрождения в том виде, в каком оно было во Франции, Англии и Германии - форма не просто гуманистическая, но полная стремлений к социальным и социальным достижениям. политическое улучшение, и прежде всего для радостной, разнообразной и неаскетической жизни.Он полностью убедил себя в злоупотреблениях, которым подвергалось монашество. Наконец, у него был дух живой сатиры и готовности desipere in loco , которая часто сочетается с любовью к книгам. В высшей степени невероятно, чтобы в начале своей великой работы у него была какая-то определенная цель или намерение. Привычка бурлеска romans d'aventures не была новой, и форма легко поддалась двум литературным упражнениям, к которым он был больше всего склонен - ​​уместному и причудливому цитированию и вариациям на классику и сатирической критике жизнь он видел вокруг себя.Огромная популярность первых двух частей побудила его продолжить их, и постепенно (здесь предполагается подлинность пятой книги, во всяком случае в сущности) возможность придать целому что-то вроде последовательной формы и правильного заключения. представился ему. Путешествие, в частности, предоставило самую широкую свободу сатирических намеков, и он воспользовался этой лицензией в самом широком смысле. Кое-где бросаются взгляды на людей, в то время как весь пейзаж его места рождения и его окрестностей причудливо проработан; но по большей части сатира типична, а не индивидуальна, и в целом сатира скорее негативная.Лишь по двум пунктам можно сказать, что Рабле определенно полемизирует. Он определенно ненавидел монашескую систему в том униженном виде, в каком она существовала в его время; он, безусловно, ненавидел грубое невежество, в которое ранние системы образования допускали, чтобы слишком много своих учителей и ученых бросили. В этих двух вещах он никогда не уставал поражать, но в других местах, даже в мрачной сатире Chats fourrs , он скорее сатирик, чем реформатор. В самом отсутствии какой-либо сдерживающей или ограничивающей цели заключаются великие достоинства и ценность книги.Он представляет собой почти идеально ровное и безупречное зеркало нрава раннего Возрождения. У автора нет своего собственного универсального лекарства (кроме пантагрюэлизма), которое он мог бы предложить, и у него нет ни одного другого универсального лекарства, которое можно было бы атаковать. Он свободно перемещается по миру, прикасаясь к смехотворным сторонам вещей с добрым смехом, и то и дело бросая risibile и принимая логику . На самом деле невозможно отрицать, что в Оракуле бутылки, помимо его просто шутливого и фантастического смысла, есть определенное «эхо», как его называли, «заключения проповедника», определенное признание суета вещей.Но в такой книге вряд ли могло бы отсутствовать такое примечание, если бы писатель не был фанатиком, которым он не был, или простым сладострастным, чем он не был, или тупицей, чем он был меньше всего. В конце концов, это не более чем предложение, и оно, конечно, ничем не подкреплено в основной части работы. Короче говоря, Рабле, если его читать непредвзято, юморист чистый и простой, часто чувствующий всерьез, почти всегда думающий в шутку. Он отличается от двух людей, которые одного могут сравниться с ним по характеру труда и объединенной силе гения, - Люциана и Джонатана Свифта, - по очень заметным характеристикам.Он гораздо меньше насмешник, чем Люциан, и совершенно лишен свирепости Свифта, даже когда он имеет дело с монахами или педантами. Он не насмехается и не злится; rire необъятный , который его отличает, в целом добродушен; но он ближе к Люциану, чем к Свифту, и Люциан, возможно, тот автор, которого наиболее необходимо знать, чтобы правильно его понять.

Если эта общая точка зрения верна, она, вероятно, в некоторой степени обусловит ответ на два незначительных вопроса, изложенных выше.Первый связан с большим «недостатком» Gargantua и Pantagrue - их крайней грубостью языка и образов. Довольно любопытно, что некоторые из тех, кто объявляет Рабле врагом сверхъестественного в целом, громче всех осуждали этот «порок», и что некоторые из них весьма неубедительно извинились за него, сказав, что это было средство обернуть его пропаганда и сохранение ее и себя в безопасности от внимания властей, которые были. Это не комплимент Рабле и, за исключением некоторой очень небольшой степени, вряд ли будет правдой.На самом деле его ультраортодоксальные враги обвиняли его в непристойности не меньше, чем в нечестии, и непристойность, не меньшая, чем предполагаемая нечестие, давала им отпор перед такими органами, как Сорбонна и парламенты. Что касается крайней теории антираблезианцев о том, что Рабле был «старым грязным мерзавцем», который любил грязь и погряз в ней по собственному желанию, то это вряд ли нуждается в комментариях. На его ошибки в этом отношении, конечно, смотрят с абсолютной и непростительной точки зрения.Но, если судить относительно, есть несколько, мы не будем говорить отговорок, а их объяснения. Во-первых, сравнительная непристойность Рабле сильно преувеличивается людьми, незнакомыми с ранней французской литературой. Форма его книги была прежде всего популярной, и популярная французская литература средневековья, в отличие от придворной и литературной литературы, которая была исключительно чистой, едва ли может быть превзойдена по грубости. fabliaux , ранние бурлескные романы класса Audigier , фарсы 15 века, равны (допускается гротескная итерация и усиление, что является примечанием для Gargantua и Pantagruel , а иногда и без этого). пособие) грубейшие пассажи Рабле.Более того, в его грубости, какой бы отвратительной она ни была, нет ничего от испорченного утонченного сладострастия и ничего от насмешливой непристойности, которая позорит таких людей, как Александр Поуп, Вольтер и Лоуренс Стерн. Он показывает в своем авторе недостаток почтения, недостаток порядочности в собственном смысле слова, слишком большую готовность снисходить до самого легкого рода нелепых идей, наиболее приемлемых в то время для обычного человечества. Общий вкус с тех пор значительно улучшился, и Рабле отчасти стал почти нечитаемым - худшее наказание за его недостатки.Что касается тех, кто пытался сделать его непристойность аргументом в пользу его небрежности в религиозных принципах, этот аргумент, как и другой, упомянутый ранее, вряд ли нуждается в обсуждении. Это заведомо ложно, как показывает опыт. Рабле не мог бы писать так, как он писал в этом и в других отношениях, если бы он был искренне набожным человеком, внимательным к каждому действию и слову и в равной степени старающимся не обидеть и не нанести оскорбления. Но никому в здравом уме не придет в голову претендовать на такого персонажа для него.

Это подводит нас к последнему пункту - каковы были его религиозные взгляды. Его заявляли как вольнодумца всех оттенков, от ондогматического теизма до атеизма, и как скрытого протестанта. Последнее из этих утверждений в настоящее время в целом отвергается, и действительно, Эразм может столь же обоснованно претендовать на роль сторонника Реформации, как и Рабле. Оба не любили и кричали о наиболее вопиющих оскорблениях своей церкви, и в то время, и с тех пор их недолюбливали и подвергали нападкам со стороны более неосмотрительных сторонников этой церкви.Но Рабле по-своему сопротивлялся Реформации даже более отчетливо, чем Эразм. Обвинение в свободомыслие, если не в прямо антихристианском мышлении, всегда было более распространенным и в последнее время пользуется большой популярностью. Однако примечательно то, что те, кто придерживается этого мнения, никогда не приводят для этого главы и стихи, и можно с уверенностью сказать, что глава и стих не могут быть даны. Приписываемые Рабле высказывания, окрашивающие эту идею (такие как знаменитое «Je vais chercher un grand peut-tre», которое, как говорят, было произнесено на его смертном одре), как уже было сказано, являются чисто апокрифическими.В самой книге ничего подобного нет. Возможно, самый близкий подход к этому - шутка над Сорбонной, выраженная во фразе Полины о «свидетельстве невидимого», которую автор удалил из более поздних изданий. Но непочтительность такого рода, а также частые пародийные цитаты из Библии, похвальные они или нет, были, были, были и являются обычным явлением среди писателей, чья ортодоксальность не подвергается сомнению; и следует помнить, что более позднее Средневековье, которое во многих отношениях Рабле представляет почти больше, чем он представляет собой Возрождение, при всей своей беспрекословной вере было особенно безрассудным и непочтительным в использовании священных слов и образов, которые должны были это самый знакомый из всех образов и слов.С другой стороны, в книге, в описании образования Гаргантюа и Пантагрюэля, в наброске аббатства Телемы, в нескольких отрывках, относящихся к Пантагрюэлю, есть выражения, которые либо означают искреннее и неподдельное благочестие простого вида, либо остальное - выдумки отвратительного лицемерия. Ибо эти проходы не являются, как многие из них, начиная с эпохи Возрождения и до конца 18 века, явными флагами перемирия для прикрытия атак - просто поклоны в доме Риммона для предотвращения пагубных последствий.На щеке нет никаких следов языка. Они всегда написаны в высочайшем авторском стиле, в стиле совершенно красноречиво и непринужденно; они могут быть истолкованы (исходя из гипотезы свободомыслия) как аллегорические с величайшей трудностью и неясностью, и совершенно очевидно, что никто, читающий книгу без тезиса, который нужно доказать, не мечтал бы принять их в неестественном смысле. Нельзя утверждать, что Рабле был человеком, для которого религия была постоянной мыслью, что у него была очень нежная совесть или очень скрупулезная ортодоксальность.Его религиозные чувства не были евангельскими или мистическими, равно как и аскетическими, церемониальными или догматическими. Что касается одного из общепринятых доктрин его собственной церкви, то есть совершенства целомудрия, бедности и тщательного подчинения правилам, он, несомненно, был ярым диссидентом; но свидетельства того, что как христианин он был неортодоксальным, что он был даже еретиком или сторонником широты взглядов в отношении тех доктрин, которые являются общими для различных христианских церквей, не просто слабые, они практически отсутствуют.Встречное свидетельство действительно не очень убедительно и еще менее детально. Но дело не в этом. Достаточно сказать, что под обложками произведений Рабле нет ничего несовместимого с ортодоксией, которая была бы признана достаточной христианским миром в целом, не говоря уже о тех вопросах доктрины и практики, по которым христиане расходятся. Дальше этого не пойдет ни один мудрый человек, и без него вряд ли остановится ни один беспристрастный человек.

Университет: Университет Пуатье, Франция
Университет: Университет Монпелье

Индекс запрещенных книг испанской инквизиции

Автор книг:
Pantagruel (1532)
La vie trs horrifique du grand Gargantua (1534)
Topographiae antiquae Romae Epistola (1534)
Supplicatio

9

Pro Apostasia (1549)

Требуется Flash 7+ и Javascript.

Вы знаете то, чего не знаем мы?
Внесите исправления или оставьте комментарий к этому профилю

Copyright © 2021 Soylent Communications

Биография Франсуа Рабле (1494-1553)

Французский писатель, считается, что Девиньер, Тур, родился и умер в Париже. Это был францисканский монастырь Пюи-Сен-Мартен. Очень хорошо известны греческий и латинский языки, о чем свидетельствует его переписка с Гийомом Буде. Поскольку в 1523 году богословы Сорбонны запретили использование греческого языка после комментариев из греческого текста Евангелия от Лукаса Эразма, Рабле нужно было найти более терпимую, менее закрытую атмосферу, поэтому он перешел в монастырь бенедиктинцев св. -Пьер де Майлезэ, под защитой епископа д'Эстиссака.В 1527 г. путешествовал, посещая разные университеты, пока в 1530 г. не поступил на медицинский факультет в Монпелье, где в 1537 г. получил докторскую степень и приобрел большую репутацию в качестве медика-филолога, опубликовав афоризмы Гиппократа в 1532 г. , с изданием уставов Джованни Манарди. Он / она работал врачом в Лионе, в то время как он / она публиковал ужасные и пугающие факты и подвиги очень известного Пантагрюэля, Короля Дипсод, сына великого гиганта Гаргантюа.Он / она отправились в Рим в 1534-35 гг. С Жаном дю Белле, епископом Парижа, попробовали ром с д'Эстиссаком и рассказали о жизни в Риме. 1534 год - бесценная жизнь великого Гаргантюа, отца работ Пантагрюэля. Вместе с дю Белле, губернатором Пьемонта, оставался с 1539 по 1543 год и опубликовал уловки ... Рыцаря Ланжи, труд, который не сохранился до наших дней. Он переиздал две книги его романа, подвергнутые цензуре Сорбонны, а также третью книгу действий и героических изречений доброго Пантагрюэля 1546 года.В 1547 году, укрывшись в Меце, он / она снова поехал в Рим и опубликовал «Скиомахию». Между 1548 и 1552 годами он / она опубликовал четвертую книгу фактов и героических изречений доброго Пантагрюэля, подвергнутую такой же цензуре и стоившую ему тюрьмы. В последние годы об авторе мало что известно; Похоже, он попросил папского благословения и был назначен приходским священником Медона.

Изображение Рабле

Образ Рабле как большого пьяницы и шута, который дал ему после смерти, не соответствовал его биографии и морали, ни с его великой работой, которую мы можем рассматривать Рабле как одного из великих интеллектуалов. эпохи Возрождения.Их такие качества, как терпимость и гуманизм, а также интерес ко всем наукам, с техническим языком в использовании знаний медицины, сельского хозяйства, торговли, литературы, религии и классических языков, делают Рабле беспрецедентным в литературе рассказчиком.

Гаргантюа и Пантагрюэль

Что касается отправной точки его эпоса «Гаргантюа и Пантагрюэль», то изначально это было популярное издание, в котором главным героем выступал великан Гаргантюа и через него рассказывалось о подвигах его сына.Среди тысячи эпизодов повести знаменита кража колоколов собора Нотр-Дам, где состыкованы комико-фантастические сюжеты с темами яркого описательного реализма. Он критиковал общество своего времени и занимал идеологическую позицию, выступая за возврат к чистой евангелической доктрине. Фрагменты Profanadores чередуются с большой интеллектуальной приверженностью, поскольку это знаменитое письмо Гаргантюа своему сыну, полное гуманизма и евангельского импульса. Третья книга, несмотря на название, отличается от предыдущих; Пантагрюэль - не главный герой, а его верный Панурго; Кажется, что предмет этой книги вызван жесткостью цензуры и страхом обвинить его в ереси, но не избежал осуждения.В четвертой книге Рабле довольствуется воображаемой историей путешествия Пантагрюэля в Китай. Продолжение четвертой книги было опубликовано посмертно в 1562 году под названием La Island dreamer, жестокая аллегория против римской курии. В 1564 году в издании пятой книги Пантагрюэля они возобновили огромную работу; Очевидно, им манипулировал какой-то писатель-гугенот или Тирако, который изменил его порядок.

фактов о франсуа рабеле.

Мало что известно о ранней жизни Рабле; даже год его рождения остается неопределенным.Он родился недалеко от Шинона, в долине Луары, и в своей работе с любовью относится к этому региону. В молодости Рабле присоединился к францисканцам ок. Он стал священником и приобрел репутацию отличного знатока греческого языка и возмутителя спокойствия, поскольку его францисканское начальство конфисковало его греческие книги. К началу XX века, сначала оставив францисканцев ради бенедиктинцев, а затем полностью оставив монашескую жизнь, чтобы стать светским священником, он был видным врачом, жившим в Лионе, культурной и издательской столице Франции того времени.

В статье описаны интересные факты из жизни писателя и мыслителя-гуманиста, ученого, филолога, врача, естествоиспытателя, одной из величайших фигур эпохи Возрождения Франсуа Рабле. Рабле легко рассекал трупы и лечил своих пациентов не только лекарствами, но и психоанализом, основанным на методах Гиппократа. Хозяин отеля, увидев сумки, сообщил властям.Они схватили Франсуа и под конвоем доставили в столицу королю Франциску I, чтобы он решил, что делать с писателем. После этого выяснилось, что в пакетиках был обычный сахар.

Факты о франсуа рабеле. Меню навигации

Четыре романа, составляющие это произведение, представляют собой выдающиеся факты о Франсуа Рабеле, об их богатом использовании французского языка эпохи Возрождения и комедии, которая варьируется от грубого бурлеска до глубокой сатиры. В них используются популярные легенды и романсы, а также классический и итальянский материал, но они были написаны в первую очередь для придворной публики и для ученых.Прилагательное раблезианское в применении к копологическому юмору вводит в заблуждение; Рабле использовал выставку «Беременность и воспитание в индианаполисе» эстетически, а не безвозмездно, в «Фактах об осуждении Франсуа Рабле». Его творческий энтузиазм, красочный и обширный словарный запас и литературное разнообразие по-прежнему обеспечивают его популярность. Очевидно, изучив право, Рабле стал послушником-францисканцем в La Baumette? Возможно, раньше он принял священный сан. Рабле рано приобрел репутацию глубокого гуманиста среди своих современников, но элементы религиозной сатиры и копрологического юмора в его комических романах в конечном итоге сделали его уязвимым для преследований.Рабле был тесно связан с Пьером Эми, либеральным францисканским гуманистом с международной репутацией. Однако ему никогда не нравился его новый порядок, и он позже высмеивал бенедиктинцев, хотя и не обращал внимания на недостатки францисканцев. Как врач он очень полагался на авторитет классиков, поддерживая платоническую школу Гиппократа, но также следуя Галену и Авиценне. В том же году он редактировал медицинские письма Джованни Манарди, современного итальянского врача.

Исторически он считался автором фэнтези, сатиры, гротеска, непристойных шуток и песен.

  • Франсуа Рабле был французским монахом и врачом, написавшим несколько томов огромного романа «Жизнь Гаргантюа и Пантагрюэля», рассказывающего о гиганте и его сыне.
  • Мало что известно о ранней жизни Рабле; даже год его рождения остается неопределенным.
  • Аллитерация Гипербола Метафора Ирония.

Франсуа Рабле был французским монахом и врачом, написавшим несколько томов огромного романа «Жизнь Гаргантюа и Пантагрюэля», рассказывающего о гиганте и его сыне.Сатирический, забавный и чрезмерный, он повлиял на стиль таких писателей, как Джеймс Джойс, Лоуренс Стерн, и почти любого писателя, который пытался сочинять романы или пьесы, содержащие приключения комических персонажей, включая Шекспира. Рабле был первым великим прозаиком. Одна из вещей, которая делает Рабле важным и влиятельным писателем, заключается в том, что в его произведениях мы видим эволюцию гуманистического мышления, которое должно было сделать таких писателей, как Сервантес и Шекспир, такими влиятельными представителями литературы эпохи Возрождения, которые в значительной степени находились под влиянием Рабле. .В истории литературы мало писателей, которые оказали такое влияние на более поздних писателей, как Рабле. Такие вещи, как пороки продажного монашества, обильные судебные тяжбы нечестивых юристов, невежество и обман жадных врачей, являются предметами работы. Рабле был монахом и мог наблюдать монашескую жизнь из первых рук; юристы заставили его отца тратить деньги на долгое дело с соседом по поводу некоторых тривиальных прав на воду, и, как хирург, Рабле вблизи видел, насколько тонка грань между настоящим врачом и шарлатаном.

Никаких записей о его деятельности за длительный период не сохранилось. Несомненно, рожденный в последние годы 15-го века, Рабле, следовательно, пережил период значительного брожения в истории французских институтов и интеллектуальной жизни. Если не разобраться в проблемах и взглядах в этом кризисе, большая часть работ Рабле бессмысленна или может быть неправильно истолкована. Центральными проблемами, с которыми столкнулись современники Рабле, были упадок схоластики и рост гуманистической активности.Гуманист определяется здесь как знаток языка и литературы древних времен, включая библейские исследования. После конструктивных работ св. Фомы Аквинского и Альберта Великого в схоластической философии все больше преобладали номиналисты, которые, проводя различие между царством разума и царством веры, твердо ставили веру за пределы досягаемости разума. Как следствие, схоластическое образование превратилось в бесконечное упражнение по рациональному доказательству, которое вызывало недовольство многих верующих, которые считали, что такое обучение не отвечает духовной стороне человека.Гуманистическое исследование завершило кризис доверия к унаследованным институтам, выявив большое невежество многих схоластов и неточность их работы.

Факты о франсуа рабеле. Позже жизнь

Франсуа Рабле в статье описаны интересные факты из жизни писателя и мыслителя-гуманиста, ученого Факса, врача, естествоиспытателя, Факса, величайших деятелей Возрождения.Рабле легко препарировал трупы и лечил своих пациентов не только фактами о Франсуа Рабеле, но и психоанализом, основанным на методах Гиппократа.

Владелец отеля, видевший сумки, сообщил властям Odagiri joe yae no sakura. Они схватили Франсуа и под конвоем доставили в столицу королю Франциску I, чтобы он решил, что делать с писателем.

После этого выяснилось, что в мешках francois rabelais был обычный сахар.Рабле со смехом запил его водой. Писатель всегда иронично относился к несдержанности, нездоровому образу жизни, шарлатанству и лженауке. Первые произведения он подписал от своего имени, но позже указал другое имя - Алькофрибас Назиер. На первый взгляд это кажется странным.

Но если присмотреться, можно увидеть анаграмму, образованную буквами его настоящего имени. Знаменитая фраза «аппетит приходит во время еды» принадлежит Рабле. Он впервые использовал ее работы «Гаргантюа и Пантагрюэль».Ваш рабелаид не будет опубликован. Текст Sbout будет отображаться после модерации. Добавить комментарий Ответить Отменить Ваш e-mail не будет опубликован.

Франсуа Рабле, французский писатель и священник, который для своих современников был Франсуа Рабле, псевдоним Алькофрибас Насье (родился ок. Quick Facts.

Аллитерация Гипербола Метафора Ирония. Просмотреть все рабочие листы для чтения. Просмотреть все письменные листы. Драматическая ирония какофония анафора. Просмотреть все литературные листы.Просмотреть все листы литературных устройств.

Посмотреть все рабочие листы Американской революции. Просмотреть все рабочие листы по истории США. Просмотреть все рабочие листы по истории древнего мира. Просмотреть все рабочие листы по всемирной истории. Просмотреть все рабочие листы Black History. Просмотреть все рабочие листы "Известная война". Просмотрите все известные рабочие листы с фигурами. Дональд Трамп Франклин Д.

Рузвельт Авраам Линкольн Джордж Вашингтон. Просмотреть все рабочие листы президента. Просмотреть все рабочие листы авторов. Просмотреть все рабочие листы музыкантов. Просмотреть все рабочие листы изобретателя.Просмотреть все рабочие листы спортсменов. Просмотреть все рабочие листы по гражданским правам. Просмотрите все рабочие листы чудес природы. Просмотреть все листы ориентиров. Просмотреть все рабочие листы штата США. Просмотреть все рабочие листы по странам. Samhain Просмотреть все рабочие листы Хэллоуина.

Посмотреть все рабочие листы по млекопитающим. Просмотреть все рабочие листы о морской жизни. Просмотреть все рабочие листы по насекомым. Просмотреть все рабочие листы Bird. Просмотреть все рабочие листы природного мира. Просмотреть все рабочие листы по науке о Земле. Просмотреть все рабочие листы по биологии.

Просмотреть все рабочие листы по пространству. Просмотреть все рабочие листы по науке.Просмотреть все рабочие листы по животным. Просмотреть все дополнительные рабочие листы. Просмотреть все рабочие листы с числами. Просмотреть все денежные листы. Нажмите кнопку ниже, чтобы получить мгновенный доступ к этим рабочим листам для использования в классе или дома.

Эта загрузка предназначена исключительно для участников KidsKonnect Premium! Чтобы загрузить эту таблицу, нажмите кнопку ниже, чтобы зарегистрироваться. Это займет всего минуту, и вы вернетесь на эту страницу, чтобы начать загрузку! Запишите меня. Редактирование ресурсов доступно исключительно для участников KidsKonnect Premium.

Чтобы отредактировать этот рабочий лист, нажмите кнопку ниже, чтобы зарегистрироваться. Это займет всего минуту, и вы вернетесь прямо на эту страницу, чтобы начать редактирование! Зарегистрироваться. Этот рабочий лист могут редактировать члены Premium с помощью бесплатного онлайн-программного обеспечения Google Slides. Нажмите кнопку «Изменить» выше, чтобы начать. Этот образец предназначен исключительно для участников KidsKonnect!

Чтобы загрузить этот рабочий лист, нажмите кнопку ниже, чтобы зарегистрироваться бесплатно, это займет всего минуту, и вы вернетесь прямо на эту страницу, чтобы начать загрузку! Четыре романа, составляющие это произведение, отличаются богатым использованием французского ренессанса и комедией, которая варьируется от грубого бурлеска до глубокой сатиры.Если вы ссылаетесь на какой-либо контент на этой странице на своем собственном веб-сайте, используйте приведенный ниже код, чтобы указать эту страницу как первоисточник. Эти рабочие листы были специально разработаны для использования в любой международной учебной программе.

Вы можете использовать эти рабочие листы как есть или редактировать их с помощью Google Slides, чтобы сделать их более конкретными в соответствии с вашими уровнями способностей учащихся и стандартами учебной программы.

KidsKonnect - это постоянно растущая библиотека высококачественных рабочих листов для печати для учителей и учеников на дому.Перейти к основной навигации Перейти к основному содержанию Перейти к основной боковой панели Перейти к нижнему колонтитулу. Зарегистрируйте меня Уже являетесь участником? Авторизуйтесь, чтобы скачать.

Зарегистрироваться Уже зарегистрировались? Не готовы приобрести подписку? Использование с любой учебной программой Эти рабочие листы были специально разработаны для использования с любой международной учебной программой.

Нижний колонтитул KidsKonnect.

Тилли, представитель.

64 720 78
793 269 80
577 859 832
786 827 301

Считается, что он родился в том же году в Пуату, Франция.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *