Медея история: Медея — биография греческой богини, значение имени, мифы, цитаты

Содержание

Медея - биография греческой богини, значение имени, мифы, цитаты

История персонажа

Греческие мифы богаты на описание незаурядных героев. Их персонажи – боги, фантастические существа и простые смертные, чьи жизни и биографии тесно переплетены между собой. Медея входит в число важных женских образов мифологии. Ей посвящено несколько мифов. Художники, скульпторы и кинематографисты вдохновлялись ее историей.

История происхождения

Имя Медея в переводе с греческого языка означает «моя богиня». Значение имени соответствует происхождению героини. Дочь царя Колхиды Эата и океаниды Идии, внучка бога Гелиоса, Медея наделена волшебной силой. Силу дала девушке богиня Геката в виде своеобразной помощи любимцу Афины и Геры – Ясону. Мужчина прибыл в Колхиду в поисках золотого руна и познакомился с девушкой, с которой связал свою жизнь, став ее супругом.

Медея

Мифология отличается наличием хронологических нестыковок, двойственностью сюжета и литературными приемами, которые не всегда верно толкуют историки и исследователи. Возможно, с этим связан тот факт, что сегодня публике известны два персонажа с именем Медея. Девушка упоминается дважды в истории об аргонавтах, но хронологически ее появления не стыкуются, из чего можно сделать вывод, что авторы описывали двух разных героинь. Ключ кроется в ее взаимоотношениях с Тесеем.

Мифы о Ясоне неразрывно связаны с биографией Медеи. Персей, Тесей, Ясон и Геракл – образы, граничащие с полубожественными началами, поэтому им доступны два мира: языческий, в котором силу имеют шаманы, старые божества и матриархат, и новый, в котором боги. Первоначально Медея сравнивалась с греческой богиней, так как умела летать и обладала магическими силами. Кроме того, она была любима народом Колхиды, обладала схожестью с колдуньями из фессалийских сказок и героинями коринфского эпоса.

Ясон

Сюжет, повествующий о Медее и походе аргонавтов под предводительством Ясона, описан в произведении Аполлония Родосского в 3 веке до н. э. В 431 году до н.э. Еврипид посвятил героине одноименную пьесу, в 424 г. до н. э. Овидий написал трагедию «Медея». Над образом знаменитой женщины в своем творчестве работал и Сенека. Софокл использовал ее образ в трагедии «Колхидянки». Множество менее известных авторов Древней Греции посвящали свои труды биографии Медеи, черпая факты о ней из мифов.

Мифы и легенды

Миф о похождениях аргонавтов дошел до современных читателей в разных вариациях, поэтому характеристика Медеи в них преподносится в разном свете. Девушка всегда входит в число главных действующих лиц повествования, ведь подвиг Ясона не состоялся бы без ее помощи. Из мифа о Ясоне образ царицы перешел в легенду о Тесее. Героиня представала перед публикой в разных образах: ее видели убийцей собственных детей, страстной и гибнущей от разочарования женщиной.

Медея и Ясон

Миф о Ясоне гласит, что предводителю аргонавтов Медея помогла завладеть золотым руном благодаря волшебному зелью. Все испытания, подстроенные царем, Ясон преодолел с помощью советов девушки. Он вспахал поле на огнедышащих волах, засеял его драконьими зубами, из которых выросли воины, и смог победить их, стравив друг с другом. Медея усыпила дракона, и Ясон похитил руно. Происхождение чувств между героями сомнительно. Одна версия гласит, что любовь между Ясоном и Медеей стала делом рук его покровительниц – Геры и Афины.

Медея сбежала из дома вместе с Ясоном и аргонавтами, забрав с собой брата, Апсирта. Он стал жертвой девушки, когда корабль их отца начал преследование аргонавтов. Медея расчленила брата, и царю Колхиды пришлось остановить погоню, чтобы подобрать его останки. По альтернативной версии брат возглавлял погоню за Медеей и был убит Ясоном. Молодые люди вступили в брак на острове Схерия. Медея нашла спасение от тяжких грехов у тетки, Цирцеи.

Афина и Гера

Судно аргонавтов направилось в Средиземное море и у Крита столкнулось с бронзовым гигантом Талосом. Воин, созданный Гефестом, обходил остров трижды за день и метал камни в тех, кто грозил атакой. Непрошенные гости становились жертвами огненных потоков, которые Талос направлял на них. Медея помогла расправиться с воином, вытащив гвоздь, затыкавший отверстие в его организме, и ихор, бывший для Талоса живительной жидкостью, вытек. Существуют разные интерпретации этого мифа, но их финал одинаков: Медея способствовала гибели воина.

Добравшись до родины, Ясон передал дяде Пелию золотое руно, которое было условием получения трона. Царь отказался уступать власть. Медея уверила его дочерей, что они могут подарить отцу молодость. Результатом ее уговоров стала смерть Пелия, воскресить которого было невозможно. Герои сбежали в Коринф. Славящаяся магическими способностями, Медея изобрела краску, способную омолаживать. Кроме того, в Коринфе она остановила голод. Медея и Ясон стали правителями города.

Медея помогает Ясону выкрасть Золотое Руно

В альтернативных вариациях в женщину влюбился Зевс, но она отвергла его притязания, за что дети Медеи обрели бессмертие. Ясон узнал об этом и уехал в Иолк. Медея убила своих отпрысков – так описывают это Еврипид и Сенека.

По другой версии царь Коринфа Креонт предложил Ясону в супруги свою дочь. Медея отравила царя и бежала. Так как взять с собой детей она не могла, женщина убила их, чтобы невинные души не были попраны коринфянами.

Медея с детьми

Третья вариация повествует о чувствах, вспыхнувших между Ясоном и молодой дочерью Креонта. В порыве мести Медея сделала волшебное платье, которое в качестве подарка преподнесла сопернице. Наряд загорелся, и девушка сгорела вместе с отцом.

Женщина в гневе убила своих детей, рожденных от Ясона, и сбежала в Фивы. Оттуда ее изгнали горожане, знавшие о совершенном преступлении.

Царь Эгей

Медея стала супругой Эгея в Афинах, но брак рухнул после появления Тесея, которого женщина хотела убить из боязни соперничества за власть. После того как план был раскрыт Эгеем, царице вновь пришлось пуститься в бега. Далее мифы о Медее предлагают несколько вариантов развития событий, в которых женщина вернулась на родину и вернула трон отцу, либо вышла замуж за какого-то царя, либо, уже после смерти, вышла замуж за Ахилла.

Экранизации

Мифы о Медее – классический драматургический материал для театральных постановок. С развитием телевидения стал популярным жанр телеспектакля. В Советском Союзе постановки классики часто транслировались на экранах. В 1967 году вниманию публики представили экранизацию пьесы «Медея», режиссерами которой стали Николай Охлопков, Алексей Кашкин и Александр Шорин. Зрители увидели спектакль театра им. Маяковского в сопровождении симфонического оркестра. В роли Медеи выступила Евгения Козырева.

Кадр из фильма «Медея»

В 1969 году Пьер Паоло Пазолини, вдохновленный пьесой Еврипида, выпустил кинокартину «Медея», где в образе главной героини предстала Мария Каллас. Для оперной певицы эта роль стала единственной в кинематографе.

Датчанин Ларс фон Триер представил интерпретацию мифологического сюжета о преступлении Медеи в 1988 году. В образе главной героини предстала Кирстен Олесен.

МЕДЕЯ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

МЕДЕЯ - в гречечкой мифологии (смотрите в статье Древняя Греция) волшебница, дочь царя Колхиды Ээта и океаниды Идии, внучка Гелиоса, племянница волшебницы Кирки.

Влю­бив­шись в Ясона, пред­во­ди­те­ля ар­го­нав­тов, Медея по­мог­ла ему до­быть зо­ло­тое ру­но, усы­пив вол­шеб­ным зель­ем сто­ро­жив­ше­го ру­но дра­ко­на, и за­тем бе­жа­ла с Ясо­ном в Гре­цию. Ко­гда Ясон за­ду­мал же­нить­ся на до­че­ри ко­ринф­ско­го ца­ря Кре­он­та Глав­ке (ва­ри­ант: Кре­усе), Медея по­гу­би­ла со­пер­ни­цу, по­слав ей про­пи­тан­ный ядом пе­п­лос (одея­ние), на­дев ко­то­рый та сго­ре­ла вме­сте с от­цом, пы­тав­шим­ся спа­сти дочь. По­сле это­го Медея уби­ла сво­их де­тей от Ясо­на и уле­те­ла на кры­ла­той ко­лес­ни­це, по­слан­ной её де­дом Ге­лио­сом.

Об­раз Медеи по­лу­чил от­ра­же­ние в ли­те­ра­ту­ре (Ев­ри­пид, Апол­ло­ний Ро­дос­ский, Се­не­ка, П. Кор­нель, Ф. Гриль­пар­цер, Ж. Ануй и др.), му­зы­ке (опе­ры М. А. Шар­пан­тье, Л. Ке­ру­би­ни, Д. Мийо, ба­лет С. Бар­бе­ра, «дра­ма­ти­че­ский мо­но­лог» Э. Кше­не­ка и др.) и ки­не­ма­то­гра­фе (П. П. Па­зо­ли­ни и др.).

Ико­но­гра­фия

Об­раз Медеи, уби­ваю­щей сво­их де­тей, был ши­ро­ко рас­про­стра­нён в ан­тич­ном искусстве (рос­пись крас­но­фи­гур­ной ам­фо­ры, художник Ик­си­он, около 330 года до н. э., Лувр, Па­риж; зна­ме­ни­тая в древ­но­сти кар­ти­на Ти­мо­ма­ха в тех­ни­ке вос­ко­вой жи­во­пи­си, I век до н. э., не сохранилась; фре­ска из Пом­пей, 62-79 годы, Национальный ар­хео­ло­гический му­зей, Не­аполь, и др.).

В эпо­ху Воз­ро­ж­де­ния Медея изо­бра­жа­лась пре­имущественно в кон­тек­сте ис­то­рии ар­го­нав­тов, в ча­ст­но­сти в сце­не «Встре­ча Ясо­на и Ме­деи» (па­нель кас­со­не Бьяд­жо д’Антонио, 1487 год, Му­зей де­ко­ра­тив­ных ис­кусств, Па­риж; гра­вю­ра немецкого художника Г. Аль­дег­ре­ве­ра, 1529 год).

В искусстве клас­си­циз­ма ин­те­рес к об­ра­зу Медеи ин­спи­ри­ро­вал­ся по­ста­нов­ка­ми тра­ге­дий на сю­жет о Медеи (ри­су­нок Н. Пус­се­на, около 1650 года, Ко­ро­лев­ское со­б­ра­ние, Винд­зор; кар­ти­на «Ясон и Ме­дея» Ш. А. Куа­пе­ля, 1715 год, дво­рец Шар­лот­тен­бург, Бер­лин; «Порт­рет ма­де­муа­зель Кле­рон в об­ра­зе Ме­деи» К. Ван­лоо, 1759 год, дво­рец Сан­су­си, Пот­сдам).

В XIX - начале XX веков дра­ма­ти­зи­ро­ван­ный об­раз Медеи при­вле­кал мас­те­ров ро­ман­тиз­ма («Ме­дея со­би­ра­ет­ся убить сво­их де­тей» Э. Де­лак­руа, 1838 год, Му­зей изо­бра­зительных ис­кусств, Лилль), сим­во­лиз­ма («Ясон и Ме­дея» Г. Мо­ро, 1865 год, Му­зей Ор­се, Па­риж), пре­ра­фа­эли­тов (кар­ти­ны «Ме­дея» Э. де Мор­ган, 1889 год, Му­зей и га­ле­рея ис­кусств Уиль­ям­со­на, Бер­кен­хед, и А. Ф. Сан­ди­са, 1868 год, Городской му­зей и Ху­дожественная га­ле­рея, Бир­мин­гем), мо­дер­на (пла­кат А. Му­хи, 1898 год).

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Медея и Ясон. Великие истории любви. 100 рассказов о большом чувстве

Медея и Ясон

Древняя Греция дала миру такую легенду. Медея была дочерью колхидского царя Ээта, сына бога Гелиоса, и океаниды Идии. Также по отцовской линии она была родной племянницей колдуньи Цирцеи, волшебницей, а также жрицей Гекаты, божества лунного света. Колхида располагалась на восточном побережье Черного моря. Сюда приплыл царь Ясон со своими товарищами-аргонавтами за похищенным из его царства золотым руном. Это золотая шкура барана, посланного Гермесом по приказу Геры, на спине которого дети орхоменского царя Афаманта — Фрикс и Гелла — отправились к берегам Азии, спасаясь от преследований мачехи. По дороге Гелла упала в море, названное после этого Геллеспонт — «море Геллы» (современный пролив Дарданеллы).

Фрикс достиг берега Колхиды (современная Западная Грузия). Здесь он принес барана в жертву Зевсу, а снятое золотое руно подарил царю Колхиды Ээту Золотое руно, ставшее магическим гарантом благоденствия колхов (древнегрузинских племен), охранялось драконом в роще Ареса.

Ээт выставил аргонавтам трудные условия. Но бог любви Эрот по просьбе Афины и Геры вселил в сердце дочери Ээта волшебницы Медеи любовь к герою. Ясон обещал Медее жениться на ней и с ее помощью выполнил все требования Ээта. Затем Медея усыпила охранявшего золотое руно дракона и помогла похитить руно. Медея со своим братом Апсиртом и аргонавтами бежала из Колхиды. Дорогой, чтобы задержать преследователей, Медея убила брата и разбросала куски его тела по морю. Сраженный горем Ээт прекратил погоню, чтобы собрать части тела сына и предать их погребению. Таким образом только с помощью Медеи руно было похищено и увезено в Грецию аргонавтами под предводительством Ясона.

Ясон женился на Медее уже в Колхиде. Когда аргонавты вернулись на родину Ясона, ради трона в которой Ясон добывал золотое руно, там все еще правил его враг Пелий. Он отказался уступить Ясону власть. Дочери Пелия, обманутые Медеей, убили своего отца. После убийства Пелия Ясон и Медея были вынуждены сбежать в Коринф и несколько лет жили там. Когда у Медеи рождались дети, она скрывала их в святилище Геры, думая сделать их бессмертными.

Царь Коринфа Креонт решил выдать за Ясона свою дочь Главку и убедил его оставить Медею. Ясон изменил клятвам, данным Медее тогда, когда он получал от нее помощь; он изменил той, которая шла на все ради него.

Когда Медея узнала об измене Ясона, отчаяние овладело ею. По-прежнему любила она Ясона. Словно обратившись в бездушный камень, сидела Медея, погруженная в печаль. Она не ела, не пила, не слушала слов утешения. Понемногу неистовый гнев овладевал Медеей. Неукротимый дух дикарки Медеи ничем нельзя было смирить. Она не переставала думать о том, за что так жестоко поступил с ней Ясон, с ней, которая спасла его, помогла, усыпив дракона, добыть золотое руно. Медея пыталась найти поддержку у богов, самого великого Зевса и богини правосудия Фемиды, искала у них сочувствия своему горю, просила быть свидетелями того, как несправедливо поступил с ней Ясон. Чем больше она сосредотачивалась на своих несчастьях, тем сильней и сильней становилось решение Медеи любым способом отомстить Ясону.

Престарелый царь Креонт пытался уговорить Медею покинуть Коринф. Медея, чтобы выиграть время, сделала вид, что подчиняется Креонту, что признает его право изгнать ее, но попросила лишь об одном — разрешить ей остаться еще на один день в Коринфе. Ясон пытался внушить своей бывшей супруге Медее, что для ее блага и для блага детей ему надо жениться на царевне этой страны Главке, что сыновья его найдут опору в своих будущих братьях, если пошлют ему боги детей от нового брака. Ослепленная ненавистью Медея не может верить ему. Ясон, которого когда-то она так любила, для которого забыла отца, мать, брата и родину, стал ей ненавистен.

Тем временем Медея договорилась с царем Афин Эгеем, что поможет ему своими чарами, пообещав, что он будет иметь многочисленное потомство, не останется бездетным, как до сих пор, взамен прося убежища в Афинах. Эгей поклялся богиней земли Геей, Гелиосом, дедом Медеи, всеми богами Олимпа не выдавать Медею ее врагам. Тогда Медея начинает задуманную месть. В гневном исступлении она решает погубить не только Креонта и дочь его Главку, но и убить своих детей, детей Ясона. Она решила убить своих детей, чтобы еще сильней заставить страдать Ясона.

Под предлогом того, что она стремится склонить Главку оставить ее детей в новом доме Ясона, Медея послала Главке в подарок драгоценную одежду и золотой венец. Этот дар и был гибельным. Лишь только надела Главка одежду и венец, присланные Медеей, как яд, которым были они покрыты, проник ей в тело; как медный обруч, сжал ей голову венец. Одежда жгла огнем ее тело. В страшных мучениях умерла Главка. Креонт поспешил ей на помощь, он обнимал несчастную дочь, тогда горящая одежда прилипала и к нему. Отрывая эту одежду, с нею вместе он отрывал и куски своего тела. И Креонт погиб от дара Медеи. Их гибель не утолила мести Медеи. Тем более что она понимала, какая участь грозит ее сыновьям, когда родственники Креонта будут мстить им за преступления их матери. Увидав маленьких сыновей, Медея зарыдала, она обнимала и целовала своих детей. Но жажда мести неверному супругу сильнее любви к детям.

Ясон прибежал во дворец, чтобы спасти своих детей. Но он увидел страшную картину. В воздухе на запряженной драконами колеснице, посланной богом Гелиосом, стояла Медея; у ног ее лежали убитые сыновья. Родная мать убила их. Ясон был в ужасе. Он молил Медею оставить ему хотя бы тела его сыновей, чтобы он сам мог похоронить их. Но и этого утешения не дала ему Медея. Она унеслась на колеснице.

Безрадостна была вся дальнейшая жизнь Ясона. Нигде не находил он себе пристанища. Он умер под обломками своего легендарного корабля «Арго», который, вытащенный на берег, пришел в негодность и обрушился на спящего Ясона. 

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Медея убивает детей - Русская историческая библиотека

 

(по трагедии Еврипида «Медея»)

 

Много лет счастливо и согласно жили Ясон с Медеей в Коринфе. Два прекрасных мальчика были плодами их брака. Но когда стала увядать красота Медеи, Ясон охладел к ней. Коварно отрекся он от жены и детей и, ничего не сказав Медее, стал искать руки Главки, юной дочери коринфского царя Креонта. Породнившись с царским домом, надеялся он смягчить для себя жребий изгнанника и достигнуть высоких почестей.

 

Еврипид. Медея. Краткое содержание. Слушать аудиокнигу

 

Увенчались успехом его старания. Охотно обещал ему царь руку дочери, и уже назначен был свадебный пир. От посторонних людей Медея узнала об измене неблагодарного мужа, который был ей так многим обязан, для которого пожертвовала она родиной и семьей, убила брата родного. Гнев и скорбь овладели обиженной, позорно отверженной Медеей; горячая любовь ее к Ясону превратилась в жажду кровавой мести. Могучая, страстная колхидянка была непоколебима в своих решениях; ничем не смущалась она, не отступала ни перед какими ужасами, когда чья-либо несправедливость возбуждала гнев ее. Теперь же, подавленная горем, то лежала Медея, не принимая пищи, не доступная никаким утешениям, никаким увещаниям, то вскакивала со своего ложа и, как разъяренная львица, бросала вокруг гневные взгляды; припоминала она клятвы, которые давал ей когда-то Ясон, жаловалась богам на то, как заплатил ей Ясон, и взывала о мщении; страшными проклятьями и угрозами осыпала она Креонта и дочь его, которые довели мужа ее до измены. Узнав об этом, Креонт пришел в ужас. Боясь, чтобы дому его не причинила какого вреда дикая, неукротимая волшебница, он поспешил к жилищу Медеи и повелел ей вместе с детьми в тот же день оставить Коринфскую область. Медея подавила свой гнев и обратилась к царю с такими словами: "Чего ты боишься, о царь? Не такова я, чтобы погрешить против властителя. Да и зла ты не причинял мне. Безукоризненно ты поступил, выдав дочь за того, кто пришелся тебе по сердцу. Но Ясона я ненавижу; за добро он воздал мне неблагодарностью, он забыл про клятву свою. Пусть, однако, будет так, как он хочет; пусть женится Ясон на твоей дочери и в радости живет с ней; только мне позволь ты остаться в здешней стороне. Хоть я и обижена, но буду молчать и не стану противиться сильным".

Подозревая, что страшная женщина под сладкой речью таит пагубные замыслы, царь не изменил своего решения. Медея бросилась к его ногам и, обнимая его колена, умоляла, чтобы дозволил он ей хоть один день пробыть в Коринфе. "Сжалься над детьми моими: ведь и сам ты отец, и у тебя есть дети! Будь милосерден, как повелевает природа. Не за себя страшусь я бегства; сердце мое разрывается при мысли, что дети пойдут со мной в изгнание". Так говорила Медея, и царь был тронут. "Я не жесток, – сказал он ей, – и не бесчеловечен. Сострадание часто вредило мне; боюсь ошибиться я и на этот раз; но все же исполню твою просьбу. Останься еще на один день, но знай: если завтра луч восходящего солнца застанет тебя в моих владениях, ты умрешь. Сегодня, конечно, ты не успеешь совершить то, чего я опасаюсь".

Так Медея выиграла время, чтобы привести в исполнение страшные замыслы, и этого времени было довольно, чтобы погубить соперницу, жениха ее и отца.

Но какой путь избрать ей для совершения мести? Поджечь царский дворец, поразить мечом ненавистную соперницу? Но прежде чем успеет Медея совершить свое дело, в то время как будет красться она ко дворцу, ее могут схватить. Тогда станет Медея посмешищем для врагов, и гибель ее неизбежна. Нет, Медея изберет путь более верный, Главка погибнет от яда. Между тем Ясон воротился от невесты и стал оправдывать перед Медеей свою измену. "Не из пресыщения твоей любовью, не из желания иметь молодую жену вступаю я в этот новый брачный союз. Нет! Этим браком хочу я принести пользу и тебе, и детям. Породнившись с царем, я доставлю им почетную и обеспеченную жизнь; они воспитаны будут как царские дети. Ты же, неразумно-страстная женщина, в гневе своем не видишь благодеяний, которые тебе оказываются, и сама себе готовишь гибель. Ты должна радоваться, что за угрозы царскому дому ты осуждена только на изгнание. Не укроти я гнев царя, жизнью поплатилась бы ты за свое безумие". Так говорил он; гневом и презрением ответила ему Медея. "Жалкий человек! Ты до того бесстыден, что являешься ко мне на глаза и оправдываешь свою измену. Кто спас тебя, когда ты должен был надеть ярмо на извергавших пламя быков и сеять смертоносные зубы дракона? Кто дал тебе руно? Из любви к тебе предала я отчий дом и родину, ушла с тобой на чужбину за широкое море; за тебя отомстила Пелию самой мучительной смертью. И за все это ты изменяешь мне, берешь другую жену. Клятва и верность забыты. Не думаешь ли ты, что теперь царствуют другие боги, а не те, пред которыми ты обещал мне верность? Скажи же мне, спрашиваю тебя как друга: куда бежать мне? В дом ли отца, которого предала я? Или к дочерям Пелия? Да, дружба твоя приготовила мне завидную участь. В то время как будешь ты праздновать свадьбу свою, твоя покинутая жена с покинутыми детьми, изгнанная из этого царства, убежит в неприязненную чужбину; дети твои, как нищие, будут скитаться в изгнании". Так сказала Медея и с презрением отвернулась от вероломного мужа. Он же остался непоколебим. Холодно предложил он ей в дар деньги и ходатайство у своих знакомых, с которыми водил хлеб-соль. Все это отвергла Медея. "Ступай, празднуй свадьбу свою, – сказала она Ясону, – но, может быть, проклянешь ты когда-нибудь день этой свадьбы!"

Беседа с вероломным супругом еще сильнее взволновала все страсти в груди Медеи и побудила ее поспешить со мщением. Одна лишь мысль беспокоила ее: где найти ей верное убежище по совершении дела? В то время как думала Медея об этом, встретилась она с афинским царем Эгеем, шедшим мимо дома ее. Он был на пути из Дельф и шел в Трезены, чтобы узнать от мудрого Питфея разгадку темного ответа Пифии. Эгей, к которому Медея обратилась с просьбой, обещал ей верное убежище, когда прибудет она к нему в Афины. Едва Эгей удалился, как Медея стала приводить в исполнение свои замыслы. Призвала Ясона для новых переговоров и приняла вид, будто одумалась и простила ему. "Ясон! – сказала она, – прости мне все, что я тебе сказала прежде. Я безрассудно гневалась на тебя, и теперь вижу, что твое решение благоразумно и клонится к нашему благополучию. Я сама, безумная, должна была привести царственную невесту, чтобы через это иметь могущественных родственников и приготовить детям прекрасную будущность. Для пользы детей охотно отказываюсь я от своих прав. Сама пойду в изгнание, как повелел царь и как мне подобает. Малюток-сыновей оставлю здесь: пусть вырастают они под твоим отеческим присмотром. Они не должны подвергаться изгнанию. Попроси царя, чтобы он позволил им быть при тебе, и если он не согласится, пусть склонит его к тому твоя молодая невеста. Я сама постараюсь расположить ее в нашу пользу. С нашими детьми пошлю я ей тонкое, златотканое покрывало и золотой венец, подаренный некогда отцу моему Гелиосом. Сам отведи ты их во дворец царственной невесты твоей".

Ясон поверил словам Медеи и повел детей во дворец. Увидав их, слуги царского дома пришли в великую радость: они полагали, что миновала вражда между Ясоном и Медеей. Кто из них целовал руки малюток, кто – белокурые головки, иные же, полные радости, следовали за ними до самых женских покоев. Когда вместе с детьми Ясон вошел к молодой невесте, она в восторге остановила взор свой на милом, по не заметила детей. Увидев же их, Главка отвернулась: при мысли об их матери пробудилась в ней ревность. Но Ясон успокоил ее и сказал: "Не гневайся более на тех, которые расположены к тебе! Взгляни на них и друзьями считай тех, кого любит супруг твой. Прими дары их и моли своего отца, чтобы сыновей моих не подвергал он изгнанию". Увидав прекрасные дары, Главка не выдержала, обещала все. Едва Ясон с детьми оставил дворец, как она, ничего не подозревая, надела блестящую золотистую ткань и возложила на свои локоны венец. Довольная редким убором, она смотрелась в блестящее зеркало и с детской радостью расхаживала по покоям дворца. Но вот лицо ее бледнеет, члены дрожат, мучимая смертельной болью, она падает. С пеной у рта, с диким, неспокойным взором лежит она и задыхается от боли. Вот вскочила Главка с ужасным воплем: заколдованный венец извергает пожирающее пламя; насыщенная ядом ткань терзает ее нежное тело. Вскочив со своего кресла, она бежит, старается сбросить с головы горящий венец, но золотой обруч еще крепче обхватывает ее. Падает Главка на землю; из головы ее струится кровь, и, когда появился наконец на жалобные крики прислуги Креонт, лицо ее и все тело так изменились, что никто, кроме отца, не мог узнать Главки.

Громко жалуется Креонт на свое горе, бросается к бездыханной дочери, обнимает, целует ее. Но не может уже он подняться. Так плотно пристало к ткани дряхлое тело, что никакими усилиями не может старик освободить его. Измученный, подавленный силой пагубного волшебства, падает он, и жизнь его оставляет. Прибыл наконец и Ясон и увидел лишь страшно изуродованные волшебным пламенем трупы дочери и отца.

Так отомстила разгневанная Медея тем, которые склонили на измену ее супруга. Но этого было ей мало. Чтобы чувствительнее наказать Ясона, она хочет умертвить детей его – как они ей ни дороги. Когда дети возвратились из царского дворца, в сердце Медеи началась страшная борьба. В гневе своем она решилась поразить ненавистного ей супруга самым тяжелым ударом, но так нежно улыбаются ей милые малютки! Нет! Она не в силах наложить на них свою руку, она уведет их с собой из этой страны: чтобы огорчить отца их, ей пришлось бы вынести еще более страшные муки. Они будут живы; Медея забудет о своем намерении… "Но чего же хочу я? Быть посмешищем всего света, оставить ненаказанными врагов моих и бежать? Нет! Я должна отважиться! Не должна трусить, не должна задумываться. Горе мне! Клянусь подземными богами мщения, они должны умереть! Неужели оставить врагам детей моих, чтобы посмеялись они над ними? Они умрут; я, родившая их, сама и убью их. О, подите сюда, дети! Дайте матери руки, она поцелует их!

О милая рука! О дорогие уста, прекрасное личико! Дети, будете вы счастливы, но только не здесь! Отец отнял у вас земное счастье. О, как нежно обнимает меня малютка! Как нежна его щечка, как сладостно дыхание его! Ступайте, ступайте дети! Не в силах я долее смотреть на вас! Горе мое выше сил моих. Чувствую – жестоко мной задуманное дело, но гнев мой сильней сострадания. Пусть же совершится то дело!"

Медея непоколебима. Она готова уже совершить страшное дело и ждет лишь вести о гибели ненавистной царевны и отца ее. Весть пришла. Томимая жаждой мести, как фурия бросается она на детей. Жалобный вопль бедняжек, правда, как нож пронзает ей сердце, но бешенство омрачает ее чувства, придает ей твердости: твердой рукой вонзает Медея меч в грудь малюток. Только что совершилось кровавое дело, страшно взволнованный, спешит к Медее Ясон, чтобы отомстить ей за убийство невесты и Креонта. С ужасом слышит он, что и дети его умерщвлены. Медея торжествует. С наслаждением смотрит она на невыносимые страдания ненавистного ей мужа и холодно смеется над ним. Со всех сторон сходится коринфский народ, чтобы вместе с Ясоном отомстить преступнице, но она улетает на запряженной драконами колеснице, доставшейся ей от предка ее Гелиоса.

Медея на колеснице, запряжённой драконами

 

В Афинах у Эгея нашла она верное убежище. Но впоследствии, когда Медея покусилась на жизнь Эгеева сына, Тесея, она должна была бежать в Колхиду, где снова возвратила престол и могущество своему отцу.

Еще один тяжелый год прожил Ясон в Коринфе: Медея разрушила все его счастье, все его надежды. Часто ходил он на Коринфский перешеек, где в святилище Посейдона стоял "Арго": там с наслаждением вспоминал он о счастливых, славных днях своей юности. Корабль разрушался, дряхлел и Ясон. После славного плавания к отдаленным берегам широкого моря одинокий, почти забытый стоял теперь "Арго", и мало-помалу распадались брусья его и доски. Раз в жаркий полуденный час усталый и утомленный жизнью лежал Ясон в тени его: вдруг распался гордый корабль и под развалинами своими похоронил мужа, искавшего под ним тени.

 

К списку мифов о Походе аргонавтов

 

«Медея» за 9 минут. Краткое содержание трагедии Еврипида

Есть миф о герое Ясоне, вожде аргонавтов. Он был наследным царём города Иолка в Северной Греции, но власть в городе захватил его старший родственник, властный Пелий, и, чтобы вернуть ее, Ясон должен был совершить подвиг: с друзьями-богатырями на корабле «Арго» доплыть до восточного края земли и там, в стране Колхиде, добыть священное золотое руно, охраняемое драконом. Об этом плавании потом Аполлоний Родосский написал поэму «Аргонавтика».

Продолжение после рекламы:

В Колхиде правил могучий царь, сын Солнца; дочь его, царевна-волшебница Медея, полюбила Ясона, они поклялись друг Другу в верности, и она спасла его. Во-первых, она дала ему колдовские снадобья, которые помогли ему сперва выдержать испытательный подвиг — вспахать пашню на огнедышащих быках, — а потом усыпить охранителя дракона. Во-вторых, когда они отплывали из Колхиды, Медея из любви к мужу убила родного брата и разбросала куски его тела по берегу; преследовавшие их колхидяне задержались, погребая его, и не смогли настичь беглецов. В-третьих, когда они вернулись в Иолк, Медея, чтобы спасти Ясона от коварства Пелия, предложила дочерям Пелия зарезать их старого отца, обещав после этого воскресить его юным. И они зарезали отца, но Медея отказалась от своего обещания, и дочери-отцеубийцы скрылись в изгнание. Однако получить Иолкское царство Ясону не удалось: народ возмутился против чужеземной колдуньи, и Ясон с Медеей и двумя маленькими сыновьями бежали в Коринф. Старый коринфский царь, присмотревшись, предложил ему в жены свою дочь и с нею царство, но, конечно, с тем, чтобы он развёлся с колдуньей. Ясон принял предложение: может быть, он сам уже начинал бояться Медеи. Он справил новую свадьбу, а Медее царь послал приказ покинуть Коринф. На солнечной колеснице, запряжённой драконами, она бежала в Афины, а детям своим велела: «Передайте вашей мачехе мой свадебный дар: шитый плащ и златотканую головную повязку». Плащ и повязка были пропитаны огненным ядом: пламя охватило и юную царевну, и старого царя, и царский дворец. Дети бросились искать спасения в храме, но коринфяне в ярости побили их камнями. Что стало с Ясоном, никто точно не знал.

Брифли существует благодаря рекламе:

Коринфянам тяжело было жить с дурной славой детоубийц и нечестивцев. Поэтому, говорит предание, они упросили афинского поэта Еврипида показать в трагедии, что не они убили Ясоновых детей, а сама Медея, их родная мать. Поверить в такой ужас было трудно, но Еврипид заставил в это поверить.

«О, если бы никогда не рушились те сосны, из которых был сколочен тот корабль, на котором отплывал Ясон...» — начинается трагедия. Это говорит старая кормилица Медеи. Ее госпожа только что узнала, что Ясон женится на царевне, но ещё не знает, что царь велит ей покинуть Коринф. За сценой слышны стоны Медеи: она клянёт и Ясона, и себя, и детей. «Береги детей», — говорит кормилица старому воспитателю. Хор коринфских женщин в тревоге: не накликала бы Медея худшей беды! «Ужасна царская гордыня и страсть! лучше мир и мера».

Стоны смолкли, Медея выходит к хору, говорит она твёрдо и мужественно. «Мой муж для меня был все — больше у меня ничего. О жалкая доля женщины! Выдают ее в чужой дом, платят за неё приданое, покупают ей хозяина; рожать ей больно, как в битве, а уйти — позор. Вы — здешние, вы не одинокие, а я — одна». Навстречу ей выступает старый коринфский царь: тотчас, на глазах у всех, пусть колдунья отправляется в изгнание! «Увы! тяжко знать больше других:

Продолжение после рекламы:

от этого страх, от этого ненависть. Дай мне хоть день сроку: решить, куда мне идти». Царь даёт ей день сроку. «Слепец! — говорит она ему вслед. — Не знаю, куда уйду, но знаю, что оставлю вас мёртвыми». Кого — вас? Хор поёт песню о всеобщей неправде: попраны клятвы, реки текут вспять, мужчины коварнее женщин!

Входит Ясон; начинается спор. «Я спасла тебя от быков, от дракона, от Пелия — где твои клятвы? Куда мне идти? В Колхиде — прах брата; в Иолке — прах Пелия; твои друзья — мои враги. О Зевс, почему мы умеем распознавать фальшивое золото, но не фальшивого человека!» Ясон отвечает: «Спасла меня не ты, а любовь, которая двигала тобой. За спасение это я в расчёте: ты не в дикой Колхиде, а в Греции, где умеют петь славу и мне и тебе. Новый брак мой — ради детей: рождённые от тебя, они неполноправны, а в новом моем доме они будут счастливы». — «Не нужно счастья ценой такой обиды!» — «О, зачем не могут люди рождаться без женщин! меньше было бы на свете зла». Хор поёт песню о злой любви.

Медея сделает своё дело, но куда потом уйти? Здесь и появляется молодой афинский царь Эгей: он ходил к оракулу спросить, почему у него нет детей, а оракул ответил непонятно. «Будут у тебя дети, — говорит Медея, — если дашь мне приют в Афинах». Она знает, у Эгея родится сын на чужой стороне — герой Тесей; знает, что этот Тесей выгонит ее из Афин; знает, что потом Эгей погибнет от этого сына — бросится в море при ложной вести о его гибели; но молчит. «Пусть погибну, если позволю выгнать тебя из Афин!» — говорит Эгей, Больше Медее сейчас ничего не нужно. У Эгея будет сын, а у Ясона детей не будет — ни от новой жены, ни от неё, Медеи. «Я вырву с корнем Ясонов род!» — и пусть ужасаются потомки. Хор поёт песню во славу Афин.

Брифли существует благодаря рекламе:

Медея напомнила о прошлом, заручилась будущим, — теперь ее забота — о настоящем. Первая — о муже. Она вызывает Ясона, просит прощения — «таковы уж мы, женщины!» — льстит, велит детям Обнять отца: «Есть у меня плащ и повязка, наследие Солнца, моего предка; позволь им поднести их твоей жене!» — «Конечно, и дай бог им долгой жизни!» Сердце Медеи сжимается, но она запрещает себе жалость. Хор поёт: «Что-то будет!»

Вторая забота — о детях. Они отнесли подарки и вернулись; Медея в последний раз плачет над ними. «Вас я родила, вас я вскормила, вашу улыбку я вижу — неужели в последний раз? Милые руки, милые губы, царские лики — неужели я вас не пощажу? Отец украл ваше счастье, отец лишает вас матери; пожалею я вас — посмеются мои враги; не бывать этому! Гордость во мне сильна, а гнев сильнее меня; решено!» Хор поёт: «О, лучше не родить детей, не вести дома, жить мыслью с Музами — разве женщины умом слабее мужчин?»

Третья забота — о разлучнице. Вбегает вестник: «Спасайся, Медея: погибли и царевна и царь от твоего яда!» — «Рассказывай, рассказывай, чем подробнее, тем слаще!» Дети вошли во дворец, все на них любуются, царевна радуется уборам, Ясон просит ее быть доброй мачехой для малюток. Она обещает, она надевает наряд, она красуется перед зеркалом; вдруг краска сбегает с лица, на губах выступает пена, пламя охватывает ей кудри, жжёное мясо сжимается на костях, отравленная кровь сочится, как смола из коры. Старый отец с криком припадает к ее телу, мёртвое тело обвивает его, как плющ; он силится стряхнуть его, но мертвеет сам, и оба, обугленные, лежат, мертвы. «Да, наша жизнь — лишь тень, — заключает вестник, — и нет для людей счастья, а есть удачи и неудачи».

Теперь обратного пути нет; если Медея не убьёт детей сама — их убьют другие. «Не медли, сердце: колеблется только трус. Молчите, воспоминанья: сейчас я не мать им, плакать я буду завтра». Медея уходит за сцену, хор в ужасе поёт: «Солнце-предок и вышний Зевс! удержите её руку, не дайте множить убийство убийством!» Слышатся два детских стона, и все кончено.

Врывается Ясон: «Где она? на земле, в преисподней, в небе? Пусть ее растерзают, мне только бы спасти детей!» — «Поздно, Ясон», — говорит ему хор. Распахивается дворец, над дворцом — Медея на Солнцевой колеснице с мёртвыми детьми на руках. «Ты львица, а не жена! — кричит Ясон. — Ты демон, которым боги меня поразили!» — «Зови, как хочешь, но я ранила твоё сердце». — «И собственное!» — «Легка мне моя боль, когда вижу я твою». — «Твоя рука их убила!» — «А прежде того — твой грех». — «Так пусть казнят тебя боги!» — «Боги не слышат клятвопреступников». Медея исчезает, Ясон тщетно взывает к Зевсу. Хор кончает трагедию словами:

«Не сбывается то, что ты верным считал, / И нежданному боги находят пути — / Таково пережитое нами»...

«Медея» Пазолини : Daily Culture

Снятая в 1969 году «Медея» Пьера Паоло Пазолини - история обо всем, что нам может дать искусство. Необыкновенно красивая картина гениального и скандального итальянского режиссера, каждый кадр которой можно заключить в рамку, потому что в нем все в высшей степени художественно: цвет, свет, композиция. Послевкусие киношедевра сродни походу в галерею (режиссер был увлечен итальянской живописью) и заключается в бесконечном распутывании нитей смыслов, из которых состоит фильм. Пазолини славится трактовкой и визуализацией классических сюжетов - это и вольное прочтение, и упор на саму их суть. Библейская история ("Евангелие от Матфея"), возрожденческие новеллы ("Декамерон", "Кентерберийские рассказы"), древнегреческие мифы (" Царь Эдип", "Медея"), схваченные объективом великого итальянца, выглядят ново и неожиданно.

"Медея" - это неисчерпаемый сюжет, который Пазолини довел до визуального совершенства. Как и все фильмы режиссера, это его манифест, манифест современности.  
Где искать свои корни, когда ты выброшен волей судьбы на новую землю? Земля пуста, и нет больше ориентиров, по которым можно было найти свое место в мире. Устоявшаяся жизненная позиция утрачена. За что хвататься теперь? Не о нас ли это - о покинутых большой эпохой, утративших ценности, порвавших с традициями? Где искать корни? В мифе. Древняя Греция - колыбель образов, никогда не теряющих актуальность. Вышедшие из первобытных земледельческих культов, мифы трансформировались в сложные многоуровневые системы. 

Диалектика, присущая древнегреческой культуре, сделала их универсальным иллюстративным материалом для философских и культурологических концепций. Здесь можно вспомнить Фрейда, Ницше и прочих авторов. Интерпретируя мифы в духе своего времени, великие всегда находили в них что вечное и что-то сегодняшнее. Уже тогда, в античные времена, первые в мире трагики использовали потенциал мифа для выражения своих взглядов на политику, социальную жизнь полиса и прочие животрепещущие темы. Так случилось и с историей о Медее, которая была поставлена в античном театре в обработке Еврипида - последнего из триады великих древнегреческих драматургов. 

Миф о плавании героической компании на корабле Арго за золотым руном –прототипический приключенческий сюжет. Аргонавты добыли руно, но на этом история не закончилась. В нелегком деле их предводителю Ясону помогла заморская волшебница Медея, внучка самого бога солнца Гелиоса. Получив желаемое, Ясон берет в жены Медею и увозит ее в свой край. Далее следуют рождение детей, измена, ненависть, месть - все по списку.   


Еврипид переводит автоматическое повествование мифа на психологическо-бытовой уровень. Медея у него - ревнивая жена. Она не без труда приходит к мысли о том, что она должна отомстить неверному мужу, но когда она наконец смиряется с этим, то без остатка расходует на Ясона все запасы женского коварства.

Пазолини переосмысливает миф с позиций философии постмодернизма,  приправляя коммуническими и атеистическими идеями. Медея – уже не просто увезенная Ясоном из родных мест подруга сердца, а индивид, оторванный от своих культурных корней и брошенный в новый мир, основания которого шатки и относительны. "Эта земля пуста!" - в исступлении кричит она Ясону. Ясон теряет свою героическую окраску. Он пресмыкающаяся и невыразительная личность, следующая за сиюминутными соблазнами и во всем жаждущая практических результатов.  


Акцент в фигурах аргонавтах поставлен на их "цивилизаторской" деятельности. В Колхиде, где жила Медея, она была включена в магический мир: совершая кровавые жертвоприношения, треща шаманскими погремушками, она сохраняла свое природное естество. Ясон вырвал ее из этого состояния и заключил в рамки бессмысленного существования. 


Пазолини не заботится о воссоздании аутентичной среды для героев. Они действуют не в Греции, а в новом культурном пространстве. Его персонажи реальны, осязаемы, а события естественны. Финальная сцена с трупами детей на колеснице, обозначенная в древнегреческой версии, вырезана за ненадобностью.


Это история в том числе и о предательстве, мести, страстях. А в ленте Пазолини - и о гордом профиле великой оперной певицы Марии Каллас (Медея), реальная трагедия которой перекликается с трагедией ее героини. Это единственная, но блестящая роль Каллас в кино. 
Пазолини надломил миф, чтобы извлечь из него живую искру и смыслы. Что он извлек для вас? Решайте. Думайте. Смотрите. 

Дятлова Мария



синтез древнегреческой классики и актуальной повестки в пластических декорациях мужского хора

История об убийстве соперницы и своих детей ради мести изменнику-мужу

В Казани спектакль показали только один раз на малой сцене Камаловского театра. Спектакль поставлен по мотивам произведений древнегреческого автора Еврипида и немецкого драматурга Хайнера Мюллера. Режиссер-постановщик и автор инсценировки Эдуард Шахов сделал компиляцию текста из этих монументальных работ.

«Медея» – это трагедия, которую Еврипид представил на состязании драматургов в Великих Дионисиях в 431 году до н. э.

Особенностью прочтения Еврепида, стало переосмысление истории о плавании за Золотым руном – в первоначальной версии детей Медеи убивали враги, Еврепид, же изменил историю, поставил в центр повествования Медею.

Медея – главная героиня поэмы античного драматурга о плавании за золотым руном. Еврипид показал внутренний мир и переживания героини во время совершения убийств ради мести Ясону. Он одним из первых внес в аттическую трагедию изображение чувств внутреннего разлада и рассуждения о семье, браке, отцовстве и обуревающих человека страстях.

Пьеса «Медея: Материал» Хайнера Мюллера, а точнее вторая часть триптиха «Погибший берег. Медея: Материал. Ландшафт с аргонавтами», – трагедия Еврипида в современной трактовке. Немецкий драматург написал для Медеи слова на немецком без знаков препинания, с помощью которых она смогла излить всю свою боль, гнев и безумие. Женщину, чью любовь отвергли и растоптали, и мать, убивающую собственными руками сыновей, наряду с хором из восьми мужчин, которые воплощают в себе различные роли – от Ясона и кормилицы до детей Медеи, зрители смогут лицезреть в спектакле «Медея: Материал».

Свою трагедию Еврипид и Мюллер начинают с момента предательства Ясона – герой бросает Медею ради дочери Креонта. Героиня убивает сначала соперницу, а потом двух своих детей, отцом которых является Ясон. Она тем самым пытается жестоко отомстить за предательство и измену.

Экспериментальное искусство от Древней Греции до 21-века

На протяжении всего спектакля «Медея: Материал» идет взаимодействие и взаимодополнение мужского и женского мира. Медея в исполнении Мадины Гайнуллиной – актрисы Альметьевского драмтеатра олицетворяет «Медею» Мюллера, а хор из восьми альметьевских актеров – это дань древнегреческой классике.

Спектакль начинается с сидящей в центре зала внутри высокой конструкции Мадины, облаченной в черное одеяние, в обнимку со скрипкой и смычком. Скрипка и смычок олицетворяют в спектакле сыновей Медеи, так режиссеры спектакля показали любовь главной героини к свои детям. После такого изображения теплых чувств Медеи к сыновьям — финал «Материала» может показаться жестоким, но правдивым.

Декорации альметьевской «Медеи» аскетичны и представляют собой черную высокую конструкцию — в виде короба с резными белыми ножками, отсылающие к античной части спектакля, то есть к Еврипиду. Внутри короба стоит стул для главной героини и два пюпитра для смычка и скрипки, олицетворяющие «колыбели» для детей Медеи. Также на сцене, расположены прямо перед зрителями две скамьи, которые мужской состав спектакля подносят и ставят подле ложа главной героини. На полу расстелен черный линолеум, ведь все актеры хора во время действия спектакля на сцене находятся без обуви. Оголив ноги, легче пластически существовать на сцене, тебя ничего не сковывает и позволяет максимально раскрыть образ героев спектакля.

Чуть позже, когда свет гаснет и загорается вновь, хор уже на сцене, изображая мифологических атлантов, подпирающих ложе, на котором восседает Медея.

«Давно хотела посетить этот спектакль, потому что слышала, что он “скандальный”. “Медея: Материал” оказался сильным спектаклем. Уже изначально по мизансцене и по тому, как Мадина сидит на стуле со скрипкой, поняла, что будет что-то непростое. В принципе я все поняла», – рассказывает Алсу, актриса Атнинского района, зритель.

У спектакля стоит возрастное ограничение 16+. Все из-за полового акта измены Ясона, которое исполняет в пластике мужской хор. Также пара ненормативных слов проскакивает у Медеи из текста, который подарил миру Хайнер Мюллер.

На протяжении всего спектакля хор мужчин, в основном с помощью пластики (элементы движений актеров, с помощью которых они создают сценический образ без помощи слов), претворяет в жизнь образы героев мифов и легенд Древней Греции.

Главной героине, только с помощью слов выражает полноту чувств и душевную боль Медеи. Текст в альметьевской «Медее» составлен полностью на литературном татарском языке. Переведенные тексты произведений Еврипида и Мюллера с древнегреческого и немецкого на русский, директор Альметьевского драмтеатра Фарида Исмагилова переложила на татарский язык.

Как слилась воедино трагедия времен античности и пьеса немецкой театральной сцены

В «Медее» Еврипида изменена часть традиционного повествования древнегреческой поэмы «Аргонавтика». Он сделал виновницей гибели двух своих сыновей саму Медею (в классическом тексте виновными в гибели детей являются коринфяне).

Для Хайнера Мюллера классическое греческое произведение актуализируется в проблемы кризиса современной технической цивилизации («Погибший берег. Медея: комментарий»). Немецкий драматург, режиссер и поэт считается в Европе левым интеллектуалом и крупной фигурой на немецкой сцене после Брехта. К слову, «Мещанская свадьба» Бертольда Брехта входит в репертуар альметьевского драмтеатра. Большинство драм Мюллера – осовремененная трактовка пьес древнегреческих и немецких трагиков, а также Шекспира. При написании «Медеи» автор использовал адаптации мифа о колхидской царевне; Еврипида, Сенеки и Ханса Хенни Яна.

Режиссеры «Медея: Материал» – Эдуард Шахов и Алина Мустаева известны также постановкой драмы «Магазин». Она стала номинантом театральной премии «Золотая маска-2018». Эдуард отвечает за текст и декорации альметьевской «Медеи», а Алина, хореограф-постановщик Альметьевского драмтеатра, проработала пластику для спектакля.

Мужской хор спектакля «Медея: Материал» на 90% существует пластически

Подобный экспериментальный спектакль, с использованием пластики у Альметьевского драмтеатра второй по счету, первым стал «Магазин». В спектакле из нынешнего актерского состава была задействована только Мадина Гайнуллина. Мужской состав был менее подготовлен к подобного рода экспериментам. Режиссерам и актерам приходилось подолгу общаться и разговаривать. В итоге репетиции «Медеи» вобрали в себя, не только физические процессы, но и духовные. Для команды «Медеи: Материал» главным стал результат, который удовлетворил самих постановщиков и актеров.

В спектакле использованы элементы контемпа, народного армянского танца, пластика и немного японской техники буто. Буто – это техника мертвых, когда ты внутренне держишь несколько объектов внимания, одна часть тела делает одно движение, другая совершенно другое и вкупе все движения дополняют друг друга.

«Я очень люблю технику буто, она для меня основополагающая. Она перевернула мое сознание, когда я начала ее изучать», – заявила Мустаева.

Алина употребляет именно термин «пластика», а не «хореография». Ведь хореография подразумевает под собой жестко застроенные танцевальные па. В «Медее» было именно пластическое проживание персонажей, их внутреннее состояние, которое переходит в телесное. Хотя импровизации в спектакле нет, для актеров режиссер включила моменты, где можно было «подышать» пластически.

«Что касается пластики, в спектакле была проделана большая работа, но были моменты, когда я сидела и офигевала. По пластике и как они себя ведут на сцене, все можно понять, характер и жанр произведения. Общее впечатление хорошее», – мнение зрительницы Алсу.


Как оперу Генри Пёрселла адаптировали под «Медею: Материал»

Основную часть музыкального сопровождения составила опера английского композитора Генри Пёрселла — «Дидона и Эней». Алина провела параллель трагической судьбы Дидоны (она решает умереть после того, как ее предал возлюбленный) и судьбу Медеи, которая убила своих детей после предательства Ясона.

«Мы использовали разные части оперы „Дидона и Эней“ и вставили их в спектакль меняя местами и иногда зацикливали», — говорит Алина.

Мелодию для хора режиссеры подбирали вместе с актерами. Команда хотела получить античный греческий хор, и в итоге мелодия родилась сама собой, в процессе репетиций спектакля.

«Мы с ребятами пели на разные тона, нам хотелось показать греческий хор, который поет нараспев, растягивая окончания», – добавила Мустаева.

Также в произведении использованы музыкальные инструменты. Например, образ сыновей Медеи в спектакле олицетворяли смычок и скрипка. Мадине, будучи далекой от игры на музыкальных инструментах, пришлось научится правильно их держать.

«Я даже брала уроки по классу скрипки в музыкальном училище», – говорит Мадина.


Мужской хор как дань античному театру

Альметьевская «Медея: Материал» сохраняет в себе черты античной драмы. Режиссеры провели параллель с древнегреческим театром. В античности драматические пьесы исполнялись актерами и хором, который был существенной частью постановки.

Произведение Мюллера взяли из-за актрисы альметьевского театра Мадины Гайнуллиной. Искали такой материал, который смог бы отразить все грани ее таланта, и выбор пал на сценическое прочтение произведения «Медея: Материал».

«Я хотела бы сказать, что это спектакль для всех. И я буду лукавить, но нам бы хотелось к этому стремиться», – говорит режиссер по пластике Алина Мустаева.

Поставить «Медею» Еврипида Алина мечтала со времен студенчества. Мечта сбылась спустя шесть лет. Античная классика привлекла хореографа темами предательства, мести, насилия, непрощения и прощения. Алина считает эти темы актуальными и злободневными и что о них нужно чаще говорить.

«Когда мы проходили античную классику, я захотела поставить “Медею”. Было бы круто, если бы в театре мне представилась такая возможность поразминать этот материал, и мне повезло», – добавила Алина Мустаева.

Если восемь актеров Альметьевского драмтеатра говорят на языке Еврипида, то актриса драмтеатра Мадина Гайнуллина взяла на себя воплощение на сцене произведения Хайнера Мюллера, а точнее второй части триптиха, «Медея: Материал».

Медея – одна из самых сложных ролей для Мадины. До этой роли ей казался сложным образ Зияш в спектакле «Магазин». Трудность заключается прежде всего в том, что на протяжении всего спектакля Мадине приходиться сидеть на стуле внутри высокой конструкции и лишь через слово у нее есть возможность передать энергию и смысл «Медеи: Материал» зрителям.

«Эта роль очень сложная, я получаю удовольствие и внутреннее удовлетворение от этой роли и люблю ее. 90 процентов актрис, я уверена, мечтали бы сыграть подобную роль женщины в таком тяжелом положении, в котором оказалась Медея», – говорит Мадина.


Сложности перевода, или Как слова становятся символом

Главная героиня говорит на языке произведения немецкого драматурга Хайнера Мюллера. Мадине пришлось придерживаться мелодики немецкой речи. Плюс в тексте немецкого драматурга отсутствует какая-либо пунктуация, однако структурированность немецкого языка позволяет понять и отличить утверждение от восклицания. При подготовке к роли Мадина специально пересматривала старые немецкие фильмы без перевода, чтобы лучше разобраться в интонациях и произношении слов.

«В некоторых местах я даже специально примеряла на себе образ фашиста. Ведь главная героиня Медея повесила собственных детей, для меня это было внутренним переживанием», – добавила Гайнуллина.

МЕДЕЯ:

 Хайнер Мюллер создал для Медеи хлесткий и жесткий текст, который использовали режиссеры альметьевской «Медеи».

Самая тяжелая часть досталась с немецким языком Мюллера, который перевели на татарский литературный язык главной героине «Медеи: Материал».

«Для меня выучить такой текст было будто выучить не татарский, а язык, который я совершенно не знаю», – говорит Гайнуллина.

Для участников хора текст не показался экстраординарным. Они смогли с ним совладать.

«Режиссер ломал слова, ударения и мелодику татарского языка, но, несмотря на это, текст не доставил проблем»,заявил актер из Альметьевска Тагир Рафиков.


Сбрось одежды и обнажи душу, Медея!

На Мадине с начала спектакля надето три костюма, один поверх другого, которые она постепенно с себя сбрасывает.

«На татарском говорят “рухи шәрәләк” – “духовное обнажение”. И вот это своего рода было духовное обнажение», – сказала Мадина.

Медея потеряла человечность и у нее все потеряно. Вопрос в конце, умирает ли главная героиня или остается жить, для зрителя остается открытым.


Почему стоит пойти на «Медею: Материал»?

Этот спектакль стоит увидеть своими глазами, но из-за сложности его редко играют. За полтора года «Медею: Материал» ставили около шести раз. Как признается Алина, такие спектакли нельзя играть часто, потому что они трудные и требуют серьезной подготовки. В следующий раз после премьеры в Казани Альметьевский драмтеатр поставит «Медею: Материал» только в июле на театральном фестивале в Крыму.

«Актеры могут перегореть, потому что спектакль психологически и пластически сложный, много ресурсов задействовано», – сказала Алина.

Фестивальные спектакли тяжело собирают зал. Для зрителей «Медеи: Материал» желательно знать суть произведений и быть морально подготовленными к действу на сцене. По крайней мере, зная произведения Еврипида и Хайнера Мюллера, спектакль будет восприниматься совершенно по-другому.

«Мы разговаривали со зрителями, которые никогда не читали и не знают, кто такой Еврипид и Хайнер Мюллер. Но они говорят, что все равно – попадает. Зрители начинают видеть другие грани, закладывать знаки и метафоры», – добавила Мустаева.

Спектакль альметьевского драмтеатра «Медея: Материал» вошел в лонг-лист национальной театральной премии «Золотая маска» и выиграл в номинации «Яркое воплощение женского образа» на Международном театральном фестивале SAMGAU в Казахстане.

Альметьевский татарский драматический театр уже много лет ездит по фестивалям и критики его знают. Актерскому составу «Медеи: Материал» пришлось не только понять произведение, но проживать и доносить его до каждого человека в зрительном зале.

«Мы хотим научить зрителя трем важным вещам – состраданию, сопереживанию и сочувствию. Эти три качества сегодня теряются в нашем современном мире», – говорит Алина.


Идея | История Медеи

Джейсон (Адам Леви) и Медея (Рэйчел Стерлинг) в Медее. Фото: Мануэль Харлан.

Медея - один из самых интересных и сложных персонажей во всей греческой мифологии. Она главная героиня, злодейка и жертва, в одном лице.

Медея была верховной жрицей, искусной в колдовстве. Ее отец, царь Айтес, правил землей Колхиды. Для греков земля Колхида была странным далеким местом на краю света.

Греческий бог войны Овен поместил золотое руно в рощу в Колхиде и поручил Эиту защищать его. Руно охранял грозный дракон. Овен постановил, что пока руно остается в Колхиде, земля будет процветать, а ее народ будет иметь удачу.

Однажды греческий корабль приземлился на берегу Колхиды. На борту этого корабля «Арго» находился греческий принц по имени Ясон. Увидев Ясона впервые, Медея по уши влюбилась в него.

Когда Ясон прибыл во дворец, он попросил Айтеса дать ему золотое руно. Аитес не собирался отказываться от руно, поэтому поставил перед Джейсоном невыполнимую задачу. Ясон мог бы забрать руно с собой, если бы мог запрячь двух огнедышащих быков к плугу, вспахать поле и засеять его волшебными зубами змеи, которую давным-давно убил другой греческий герой по имени Кадм.

Медея знала, что Ясон не сможет выполнить эти задания в одиночку. Она предложила ему сделку.Если он согласится на ней жениться, она поможет ему выиграть руно. Джейсон согласился. Медея дала Ясону лосьон, чтобы натер его кожу, чтобы защитить его от огненного дыхания быков. С помощью Медеи Ясону удалось запихнуть свирепых быков в плуг и посадить змеиные зубы. Зубы мгновенно превратились в армию мужчин, которые сражались друг с другом, пока каждый из них не был мертв. Когда король Айтес увидел, что Ясон успешно выполнил задание, он пришел в ярость. Он нарушил свое обещание и отказался отдавать золотое руно.Он угрожал сжечь корабль «Джейсона» и убить ее команду.

Медея быстро привела Ясона и его людей в рощу, где висело золотое руно. Она успокаивала грозного дракона своими заклинаниями и зельями. Джейсон отстегнул шерсть с дерева, на котором она висела. Он вернулся на свой корабль с Медеей и ее младшим братом Апсиртом. Вместе они на максимальной скорости отправились в Грецию.

Aeetes, однако, не был готов так легко упустить руно. Он послал свои корабли за Ясоном и Медеей.Корабли Aeetes были быстрее, чем у Джейсона, и вскоре он догнал пару. Медея знала, что ей нужно сделать что-то радикальное, чтобы остановить отца и спасти своего любимого Джейсона. Она схватила своего брата Апсирта и разрубила его на части. Затем она бросила окровавленные части его трупа в море, зная, что ее отец, пораженный горем, должен будет остановиться, чтобы выудить их.

Медея и Ясон поженились на Коркире, устроив грандиозный праздник, и поверх брачного ложа расстелили золотое руно.Вместе они отплыли домой в Грецию.

Когда они прибыли в Иолкус, родной город Ясона, Ясон обнаружил, что король Пелиас убил своих родителей и брата. Разъяренный горем, Джейсон хотел немедленно начать вооруженное нападение на город. У Медеи, однако, была идея получше. Она сказала Джейсону, что может взять город в одиночку. Она проинструктировала команду Джейсона спрятать лодку, пока она отправилась в город одна. Когда Джейсон и его команда увидят, как на крыше дворца развевается факел, они поймут, что ей это удалось, и город станет их владением.

Когда Медея подошла к городским воротам, она превратилась в старуху. Она несла с собой статую богини охоты Артемиды. Достигнув ворот, она объявила, что богиня Артемида пришла наградить Пелиаса за его благочестие. Пелиас был очень старым человеком и не имел детей. Артемида, как сказала ему Медея, сжалилась над ним и снова сделает его молодым, чтобы у него было больше сыновей.

Пелиас был подозрительным человеком. Он не поверил Медее. Поэтому Медея сказала, что докажет ему истинность обещания богини.Она снова превратилась в молодую женщину прямо на глазах у Пелиаса. Затем она взяла старого барана и разрезала его на тринадцать частей. Она бросила куски барана в кипящий котел. Затем она погрузила руку в кипящий котел и вытащила живого ягненка.

Пелиас был убежден. Он лег на кушетку, и Медея очаровала его спать. Она дала его трем дочерям ножи и приказала им разрезать его на тринадцать частей, как барана. Затем она велела трем девушкам поднять факелы на крышу дворца и призвать силу луны, чтобы котел закипел.Когда Ясон и его люди увидели факелы, они ворвались в Иолк и забрали город за свои владения.

Отец Медеи когда-то был царем Коринфа, и именно в Коринф отправились Ясон и Медея. Медея потребовала трон для себя, и жители Коринфа горячо приветствовали Ясона как своего короля. Медея и Ясон решили поселиться там. Медея родила Ясону семь сыновей и семь дочерей, и все они должны были жить долго и счастливо.

Прошло десять лет, и взгляд Джейсона начал блуждать.Он влюбился в Глауце, молодую и красивую дочь царя Фив Креонта. Вместо этого он решил развестись с Медеей и жениться на Глаусе. Медея была в ярости. Она все еще сильно любила Джейсона. Она напомнила Ясону, что трон Коринфа по праву принадлежит ей, а не его. Ясон смеялся над ней, говоря, что люди Коринфа уважали его больше, чем ее, так что он все еще должен быть королем. Медея сделала вид, что уступает Ясону, и согласилась покинуть город, не создавая никаких проблем, но у нее были другие планы.

В день их свадьбы Медея послала невесте Ясона в подарок отравленное платье и отравленную корону. Когда Глаус надела их, они впились ей в кожу. Ее отец Креонт попытался сорвать платье и корону с Глаус, чтобы спасти ее, но он тоже запутался в отравленном платье, и они умерли вместе на руках друг у друга. В качестве второй формы мести Ясону Медея убила всех своих детей. Ясон был в ярости и преследовал Медею. Дед Медеи Гелиус, бог солнца, спас ее.Медея забралась в свою крылатую колесницу и убежала. Джейсон остался бездетным и бездетным.

Медея бежала в Афины. Царь Афин Эгей согласился дать ей убежище, а Медея взамен предложила дать ему сына. Эгей и Медея поженились, и у них родился сын по имени Медус. Однако однажды Медея обнаружила, что у Эгея уже был сын Тесей от другой женщины. Медея хотела, чтобы ее сын Медус был единственным законным наследником Эгея. Она пригласила Тесея на пир и положила в его чашу с вином смертельный яд.Эгей узнал о плане Медеи, и когда Тесей поднял чашу, чтобы произнести тост, Эгей выбросил отравленное вино из его рук.

Медея покинула Афины и отплыла домой в Колхиду. Трон ее отца был отнят у него его братом Персесом. Медея вернула ему трон отца, и они помирились. Некоторые люди говорят, что Ясон затем прибыл в Колхиду и воссоединился с Медеей, однако правда в том, что Ясон был наказан богами за нарушение своего обещания Медее.Он был обречен бездомным скитаться из города в город, ненавидимый всеми. Однажды он наткнулся на свой старый корабль «Арго». Он сел в его тень, чтобы вспомнить свою былую славу и оплакивать все бедствия, которые постигли его. Он был так расстроен, что решил повеситься на носу корабля, но вместо этого нос корабля внезапно отвалился и убил его. Медея не умерла. Она стала бессмертной и ушла жить вечно в счастье Елисейских полей.

Официальный сайт театра на аллее - Миф «Медея»

Миф о Медее: краткое содержание

Роберт Б.Шимко, канд.

Джейсон отвергает Медею,
Джованни Антонио Пеллегрини (1675–1741)

В греческой мифологии Медея была принцессой Колхиды (и внучкой бога солнца Гелиоса), которая глубоко влюбилась в авантюриста Ясона. Ее имя происходит от корня, означающего «хитрость», «планирование» или «сообразительность». Обычно она изображается как колдунья и жрица богини Гекаты. В использовании магии, чтобы помочь и / или повредить фигуру мужского героя, она напоминает свою тетю, чародейку Цирцею.Наиболее известные аспекты ее мифологии сосредоточены вокруг двух событий: 1) как она использовала свои магические силы, чтобы помочь Джейсону и аргонавтам в их поисках Золотого руна, и 2) как после того, как Джейсон предал ее, она жестоко отомстила.

Рассказ Медеи

Основная версия истории Медеи была впервые представлена ​​древнегреческим поэтом Гесиодом, современником Гомера, в его рассказе о Ясоне и аргонавтах в его эпическом произведении Теогни (ок. 700 г. до н. Э.).Однако существует множество других историй, содержащих версии сказки Медеи, включая пьесу Еврипида (431 г. до н.э.). Далее следует попытка сопоставить ключевые элементы мифопоэтической биографии Медеи.

Медея была дочерью царя Ээта и царицы Колхиды Ильдии. Число братьев и сестер Медеи варьируется от версии к версии мифа. Будучи молодой женщиной, Медея впервые встретила Ясона, когда он прибыл во дворец короля в поисках Золотого руна. Ээт не собирался позволять Ясону и его людям забрать Золотое Руно, но он сделал вид, что сделает это, если Джейсон успешно выполнит ряд трудных задач.По некоторым данным, Гера, царица богов, убедила Афродиту, богиню любви, влюбить Медею в юного героя. Согласно другим источникам, Афродита убедила своего сына Эроса пустить любовную стрелу «до перьев» в сердце Медеи.

Ээт предложил Ясону сплотить пару огнедышащих быков, чтобы вспахать поле, затем засеять поле зубами дракона, а затем сразиться с вооруженными воинами, выросшими из посаженных зубов. В обмен на его обещание жениться на ней Медея дала Ясону волшебную мазь, чтобы защитить себя и свое оружие от огненного дыхания быков, и рассказала ему, как сбить с толку воинов, бросив в них камень, чтобы они вместо этого сражались друг с другом.Затем Ээт бросил Джейсону последнюю задачу: он должен был убить вечно бессонного дракона, охранявшего Золотое руно. Еще раз Медея помогла Ясону, дав ему травы, которые убаюкивали дракона, чтобы он мог убить его (в других версиях она вербует Орфея, чтобы тот спел дракона, чтобы он уснул). Таким образом, с помощью Медеи Ясон выполнил последнюю из грандиозных задач.

Ясон наконец захватил руно и, как он и обещал, отплыл с Медеей и аргонавтами. По одной из версий мифа, Ээт послал за ними своего сына Абсирта, и в конце концов Ясон убил его.В другой версии, более тесно связанной с пьесой Еврипида, Медея взяла с собой своего брата Абсирта, когда они бежали с Ясоном, и когда их чуть не настиг ее отец, она убила своего брата, разрезала его тело на части и рассеяла их. Затем Ээт остановился, чтобы собрать осколки тела своего сына, пока Медея и Ясон бежали.

В конце концов аргонавты вернулись в родной город-государство Ясона Иолк, которым тогда правил дядя Ясона Пелиас. Пелиас занял трон, убив отца Ясона, короля Эсона, и отказался отдать его.Медея сговорилась, чтобы его убили дочери Пелия. Она сказала дочерям, что может превратить старого барана в молодого барана, разрезав старого барана и сварив его. Как и предсказывала Медея, из котелка выпрыгнул молодой молодой баран. Взволнованные этим фокусом, девочки разрезали своего отца на куски и бросили их в горшок, ожидая, что он выйдет помолодевшим. Пелиас, конечно, не выжил, к ужасу своих дочерей. В альтернативной версии истории Медея перерезала горло живому отцу Джейсона Эсону, которому все же удается вернуться к жизни гораздо более молодым человеком.Затем дочери Пелиаса перерезали ему горло, пытаясь помочь ему вернуть молодость, но он просто умирает. В обоих рассказах после ужасной смерти Пелиаса разгневанные жители Иолка изгнали Медею и Ясона.

Медея и Ясон в конце концов поженились и поселились в Коринфе, где попытались создать семью. Это счастливое время спокойствия вместе закончилось, когда Креонт, король Коринфа, предложил Ясону свою дочь Глаус в жены. Стремясь угодить королю и повысить свою репутацию, Ясон покинул Медею и приготовился жениться на Глаусе.Медея отомстила, послав Глаусу отравленное свадебное платье, которое сожгло ее заживо. Креонт также был убит, когда бросился спасать Глауце. По некоторым сведениям, в том числе Еврипиду, который, возможно, изобрел этот образ, Медея тогда также убила детей, которых родила Ясону. Совершив свою месть, Медея улетела в Афины на золотой колеснице, запряженной драконами, подарком, посланным ее дедом Гелиосом, богом солнца. В версии Еврипида она усугубляет горе Ясона, забирая с собой тела детей, чтобы он не мог их коснуться.

Афинский царь Эгей согласился защитить Медею, если она согласится выйти за него замуж и удачно родит ему детей. У них родился сын Медус, который стал наследником афинского престола. Однако Эгей не знал, что у него уже был сын Тесей от предыдущего брака. Когда Тесей прибыл в Афины, чтобы претендовать на престол, Медея, надеясь сохранить наследство собственного сына, замышляла заговор против Тесея и планировала убить его чашей отравленного вина. Однако, как только Тесей собирался выпить вино, Эгей признал меч, который носил Тесей, как свой с более раннего времени, понял, что Тесей был его сыном, и спас его в последний момент.Затем Эгей изгнал Медею и Медуса из Афин. В одной из версий мифа о Медее, представленной греческим историком Геродотом, Медея и Медус поселились в Иране и жили среди древних ариев, которые изменили свое имя с ариев на мидийцев.

Медея Резюме | GradeSaver

Греческой публике была бы известна история злополучного брака между Ясоном, героем Золотого руна, и Медеей, варварской ведьмой и принцессой Колхиды. Современный читатель, чтобы полностью понять события Медеи, должен быть знаком с легендами и мифами, на которых основана пьеса.

Медея была из народа на дальнем краю Черного моря; для греков времен Еврипида это был край известного мира. Она была могущественной волшебницей, принцессой Колхиды и внучкой бога солнца Гелиаса. Ясон, великий греческий герой и капитан аргонавтов, привел свою команду в Колхиду на поиски Золотого руна. Король Этес, владыка Колхиды и отец Медеи, держал руно под охраной. Сам колдун, он был грозным противником. Эта легенда имеет место довольно рано в хронологии греческого мифа.История разворачивается после восхождения Зевса, царя богов, но все еще находится в начале его правления; Гелиас, древний бог солнца до пришествия Аполлона, - дед Медеи. Путешествие Ясона с аргонавтами предшествовало Троянской войне и представляет собой первое морское нападение греков на восточный народ.

Ловушки, установленные Aeetes, сделали Золотое Руно практически невозможным. С помощью Медеи Ясон преодолел эти препятствия, а сама Медея убила гигантского змея, охранявшего Руно.Затем, чтобы выиграть время во время их побега, Медея убила своего брата и бросила куски его трупа за «Арго», когда они отплыли в Грецию. Ее отец, убитый горем смертью сына и предательством дочери, был вынужден замедлить погоню за Арго, чтобы собрать части тела сына для захоронения.

Медея и Ясон вернулись в его наследственное царство Иолк. Отец Ясона умер, и его дядя Пелиас без права восседал на троне. Медея, чтобы помочь Ясону, убедила дочерей Пелия, что она знает способ восстановить молодость старого короля.Его нужно было убить, разрезать на части, а затем собрать и вернуть в молодость магией Медеи. Невольные дочери сделали то, о чем просила Медея, но колдунья объяснила, что она действительно не может вернуть Пелиаса к жизни. Вместо того, чтобы завоевать престол Ясона, этот шаг вынудил Ясона, Медею и их детей покинуть страну. В конце концов они поселились в Коринфе, где Ясон в конце концов взял себе новую невесту.

Действие пьесы начинается здесь вскоре после того, как Медея узнает о предательстве Ясона.

Входит медсестра и рассказывает о горестях семьи Медеи. К ней присоединяются наставник и дети; они обсуждают измену Ясоном Медеи. Медсестра опасается за безопасность всех: она знает жестокость сердца Медеи. Воспитатель возвращает детей в дом. Входит Хор коринфских женщин, полный сочувствия к Медее. Они просят медсестру вывести Медею, чтобы они успокоили ее; крики несчастной женщины слышны даже за пределами дома. Медсестра подчиняется.Медея выходит из дома, оплакивая жестокость, с которой судьба обращается с женщинами. Она объявляет о своем намерении отомстить. Она просит Хор, следуя за женщинами, помочь ей и хранить молчание. Хор клянется.

Креонт (не путать с креонтом из фиванского цикла Софокла), король Коринфа и новый тесть Ясона, входит и сообщает Медее, что она изгнана. Она и ее дети должны немедленно покинуть Коринф. Медея умоляет о пощаде, и ей дается отсрочка в один день.Старый король уходит, и Медея говорит хору, что один день - это все, что ей нужно, чтобы отомстить.

Входит Джейсон, снисходительный и самодовольный. Он ругает Медею за ее развязный язык, говоря, что изгнание - это ее собственная вина. Муж и жена горько ссорятся, Медея обвинила Ясона в трусости, напомнила ему обо всем, что она для него сделала, и осудила его за неверность. Джейсон рационализирует все свои действия с помощью аккуратно перечисленных аргументов. Хотя он, кажется, убедил себя, большинству зрителей Джейсон производит впечатление самодовольного и бесхребетного.Он предлагает Медее деньги и помощь в изгнании, но она гордо отказывается. Джейсон уходит.

Входит Эгей, царь Афин и старый друг Медеи. Эгей бездетен. Медея рассказывает ему о своих проблемах и просит убежища в Афинах. Она предлагает помочь ему завести ребенка; она досконально разбирается в лекарствах и лекарствах. Эгей охотно соглашается. Если Медея сможет добраться до Афин, он защитит ее. Медея дает клятву старого царя всеми богами.

Убедившись в безопасности, Медея рассказывает Хор о своих планах.Она убьет новую невесту и тестя Джейсона с помощью отравленных подарков. Чтобы отомстить, она убьет своих детей, чтобы ранить Ясона и защитить их от ответной мести союзников и друзей Креонта. Многие ученые теперь считают, что убийство детей Медеи было дополнением к мифу Еврипида; в более старых версиях дети были убиты друзьями Креонта в отместку за смерть короля и принцессы. Хор умоляет Медею пересмотреть эти планы, но Медея настаивает на том, что ее месть должна быть полной.

Снова входит Ясон, и Медея примирительно отвечает. Она умоляет его разрешить детям остаться в Коринфе. Она также просит детей принести коринфской принцессе подарки. Джейсон доволен такой переменой в сердце.

Наставник вскоре возвращается с детьми и сообщает Медее, что дары получены. Медея с нетерпением ждет новостей из дворца. Она с любовью разговаривает со своими детьми в сцене, которая одновременно и трогает, и пугает, даже когда она напрягается, чтобы убить их.У нее есть момент колебания, но она преодолевает его. Здесь нет места компромиссам.

Приходит посыльный с долгожданными новостями. Отравленное платье и диадема подействовали: принцесса мертва. Когда Креонт увидел труп своей дочери, он обнял ее. Затем яд подействовал против него. Смерти были жестокими и ужасающими. И дочь, и отец умерли от мучительной боли, и тела были едва узнаваемы.

Медея готовится убить своих детей. Она с криком врывается в дом.Мы слышим детские крики изнутри дома; Хор считает вмешательство, но в итоге ничего не делает.

Входит Джейсон с солдатами. Он опасается за безопасность детей, потому что знает, что друзья Креонта будут мстить; он пришел взять детей под стражу. Хор с сожалением сообщает Джейсону, что его дети мертвы. Теперь Джейсон приказывает своим охранникам выломать двери, чтобы он мог отомстить своей жене за эти зверства.

Медея появляется над дворцом в колеснице, запряженной драконами.С ней трупы детей. Она безжалостно издевается над Джейсоном, предсказывая ему позорную смерть; она также отказывается отдавать ему тела. Джейсон в последний раз препирается со своей женой, обвиняя друг друга в случившемся. Джейсон ничего не может сделать; С помощью своей колесницы Медея сбежит в Афины. Хор закрывает спектакль, размышляя об ужасной непредсказуемости судьбы.

Джейсон и Медея - Трагическая история любви

был древнегреческим мифологическим героем и вождем аргонавтов, чьи поиски золотого руна упоминались в греческой литературе.

Он был сыном Эсона, законного царя Иолкоса. Был женат на чародейке Медее. Он также был правнуком бога-посланника Гермеса по материнской линии.

Фон

Ясон был человеческим героем, которого Гера очень любила. Он руководил аргонавтами в их очень важном поиске золотого руна.

Гера была царицей богов, поэтому ее расположение к человеку было довольно необычным и очень важным.

У Ясона было трое детей по именам Тисандр, Алкимен и Фессал.Его воспитал Хирон (кентавр). Гера принимала активное участие в жизни и судьбе Джейсона.

Когда Ясон был совсем младенцем, его дядя завидовал его трону. Он так завидовал, что сверг своего брата и убил всех своих племянниц и племянника, но по ошибке пропустил Джейсона.

Он (Ясон) был отправлен жить с кентавром по имени Хирон. Хирон возвел его в храброго благородного героя.

Когда Ясон подрос, Гера обратила на него внимание, и поэтому, их взаимное презрение к его дяде, она оказала ему благосклонность.Желая поддержать Джейсона, она отправила его на поиски золотого руна.

Ясон и Медея

Ясон встретил Медею во время своего путешествия, чтобы найти золотое руно. Вскоре после этого она влюбляется в него и обещает помочь ему, насколько это возможно, в его очень важной миссии, данной ему греческой богиней Герой.

Гера пришла на помощь с условием, что он должен взять ее с собой в путешествие.

Медея была чародейкой, которая служила многим целям в его команде.Позже она вышла замуж за Джейсона и использовала свои навыки и знания, чтобы помочь ему.

Медея в конце концов обнаружила, что Джейсон предал ее и изменил.

Она была очень убита горем, что в конечном итоге довело ее до крайности, и она немного сошла с ума. Все это привело к тому, что она совершила еще много насильственных действий. Чтобы отомстить, она убила его новую жену.

Чтобы убить Глаус, она зашнуровала свою одежду ядом, поэтому, когда она пошла, чтобы надеть его, она убила ее, а когда ее отец Креонт пришел на помощь, он попытался снять мантию, в результате чего он тоже умер.

Она все еще была так взбешена, что из-за своего гнева тоже убила всех их детей. Поскольку Гера убедила Афродиту заставить Медею влюбиться в Джейсона, она чувствовала ответственность за все ужасные вещи, которые произошли.

Когда Гера услышала, как поступил Ясон и что он сделал, она больше не испытывала к нему благосклонности.

Джейсон умер после очень грустной и несчастной жизни.

Медея Резюме | Шмооп

Медея Краткое содержание

В начале спектакля Медея в тяжелом положении.Во-первых, ее муж Ясон женился на другой женщине, Глауке, дочери Креонта, короля Коринфа. Кроме того, Креонт изгоняет Медею и двух ее сыновей из Коринфа. Однако Медея не из тех женщин, которые терпят такое жестокое обращение лежа. Она клянется кровавой мести и быстро пытается найти способ убить их всех.

Во-первых, она убеждает Креонта позволить ей остаться еще на один день в Коринфе. Это идет вразрез с его здравым смыслом, но он позволяет это из жалости к двум сыновьям Медеи. Это дает Медее достаточно времени, чтобы привести в действие свой заговор.Затем Медея должна обеспечить безопасное место, чтобы отступить, когда она совершит убийство. По невероятно удачному совпадению, Эгей, король Афин, оказывается рядом. Медея обещает вылечить его бесплодие, если он поклянется дать ей убежище. Конечно, она забывает упомянуть, что собирается убить кучу людей.

Теперь, когда у Медеи есть время и безопасное место для отступления, она действительно может приступить к работе. Она заставляет Джейсона поверить в то, что теперь она в порядке с его новым браком. Медея умоляет мужа спросить Глаука, могут ли их два сына остаться в Коринфе.Джейсон тронут и соглашается. Медея дарит Джейсону тонкое платье и золотую корону, чтобы сделать сделку более приятной для Глаука. Джейсон и дети бегут во дворец с надеждой в сердцах. Однако их надежда неуместна, потому что Медея снова забывает упомянуть важную информацию: дары прокляты.

Посланник возвращается и рассказывает Медее о том ужасе, который она устроила. Когда принцесса надела платье и корону, ее ждал довольно неприятный сюрприз. Все ее тело загорелось, и плоть таяла с ее костей.Когда Креонт увидел пылающий труп своей дочери, он был так обезумел, что бросил свое тело на ее и тоже умер. Медея считает, что это здорово. Теперь ей осталось сделать только одно, чтобы оставить Джейсона полностью опустошенным - убить их сыновей.

Убить своих детей Медее нелегко. Она борется со своими материнскими инстинктами, но в конце концов ее месть важнее. Медея затаскивает мальчиков в дом и убивает их мечом. Джейсон прибывает слишком поздно, чтобы спасти своих сыновей.Как только он стучит в дверь, чтобы остановить свою жену, Медея взмывает в небо на колеснице, запряженной драконами. Джейсон проклинает свою жену, и она проклинает его в ответ. Он умоляет забрать тела детей, чтобы похоронить их. Она отказывается от него даже в этом и уносит с собой их трупы, торжествующе улетая.

Медея - Всемирная историческая энциклопедия

Трагедия Медея была написана в 431 г. до н. Э. Еврипидом (ок. 484 - 407 г. до н. Э.). Еврипид является автором не менее 90 пьес, 19 из которых дошли до наших дней.Как и в пьесах Софокла и Эсхила, зрители уже хорошо знали миф, окружающий Ясона и Медею. Однако версия Еврипида немного отличается: она предстает не хладнокровной убийцей, а страдающей матерью, оклеветанной неверным мошенником мужа. Несмотря на то, что Медея была непопулярной на момент первого представления, она оказала влияние как на Сенеку, так и на Овидия, чтобы они создали свои собственные версии мифа.

Еврипид

Мало что известно о ранней жизни Еврипида.Он родился в 480 году до нашей эры на острове Саламин недалеко от Афин в семье потомственных священников. Хотя он предпочитал уединенную жизнь, наедине со своими книгами, он был женат и имел трех сыновей, один из которых стал известным драматургом. В отличие от Софокла, Еврипид мало или совсем не играл роли в афинских политических делах; единственным исключением была короткая дипломатическая миссия на Сицилию. Как и в случае с Софоклом и Эсхилом, его пьесы ставились в открытых театрах и сочинялись для конкурсов на различных ритуалах и фестивалях.Эти представления были предназначены не только для развлечения, но и для обучения гражданина Греции. Наряду с хором певцов, объясняющих действие, было два или три актера (всегда мужчины), которые изображали различных персонажей через маски и костюмы. Поэт дебютировал в Дионисии в 455 г. до н. Э., Одержав свою первую победу только в 441 г. до н. Э. К сожалению, его участие в этих соревнованиях оказалось не очень успешным - всего четыре победы; пятая пришла после его смерти.

Греческий философ Аристотель (384–322 гг. До н. Э.) Назвал Еврипида самым трагическим из греческих поэтов. Классицист Эдит Гамильтон в своей книге «Греческий путь » согласилась с тем, что написала, что он был самым грустным поэтом всего мира. «Он чувствует, как ни один другой писатель, жалость человеческой жизни, как детей, беспомощно страдающих от того, чего они не знают и никогда не смогут понять». (205) С началом Пелопоннесской войны он покинул Афины в 408 г. до н.э., чтобы прожить остаток своей жизни в Македонии.Хотя при жизни его часто неправильно понимали и он так и не получил заслуженного признания, он стал одним из самых уважаемых поэтов спустя долгое время после своей смерти, оказав влияние не только на греческих, но и на римских драматургов.

Главные герои и миф

Вся игра происходит в доме Медеи; Воспоминания информируют аудиторию о ее пребывании в родной Колхиде и ее прибытии в Грецию в качестве иностранца.

Персонажей немного:

  • Медея
  • Джейсон
  • Царь Креонт
  • Король Эгей
  • дети
  • медсестра
  • репетитор
  • посыльный
  • и хор.

Согласно легенде, колхидская принцесса Медея безумно полюбила Ясона аргонавтов и помогла ему получить Золотое руно, используя свои магические силы. Она иммигрировала в Коринф с Ясоном, где родила ему двух сыновей. К сожалению, Ясон решил развестись с Медеей и жениться на более известной дочери Креонта, короля Коринфа. Джейсон утверждал, что имеет моральное право покинуть Медею, поскольку выполнил свой основной долг, родив законных детей.Медея не очень хорошо восприняла эту новость.

В версии Еврипида Медея предстает не хладнокровной убийцей, а страдающей матерью, оклеветанной неверным мошенником мужа.

Креонт подошел к Медее и сообщил ей, что она будет сослана; он считал, что она может навредить его дочери. Заметно расстроенная, она просит еще один день, и ее просьба удовлетворяется. Король был прав. В поисках мести она решила убить не только новую невесту Джейсона, но и своих детей. Тем временем ее царь Эгей предложил ей убежище в Афинах.На следующий день она отравила не только невесту Ясона, но и Креонта. С убийством своих детей она противостоит Джейсону. Паря над ним в небе, она уезжает на колеснице, предоставленной ее дедом Гелиосом, богом солнца, оставив Джейсона стоять одного без невесты и детей. Это была версия Еврипида. В других адаптациях мифа она случайно убивает детей, пытаясь сделать их бессмертными, или жители Коринфа убивают их в храме Геры из-за убийства Медеей принцессы.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Саркофаг Медеи

Кэрол Раддато (CC BY-NC-SA)

Участок

Пьеса начинается где-то после того, как Медея узнает о плане Ясона жениться на дочери короля Креонта. Она находится в своем доме, плачет и оплакивает свое тяжелое положение. На улице детская няня, ее беспокоит душевное состояние своей хозяйки. Она обращается к аудитории:

… теперь правит ненависть, а верная любовь больна, так как Ясон предал мою любовницу и их сыновей, садясь на королевское ложе невесты рядом с дочерью Креонта, монарха этой страны, и поэтому моя бедная Медея вызывает презрение.(Грене, 74)

Медсестра подозревает, что может случиться что-то ужасное, потому что Медея теперь ненавидит детей и не получает удовольствия от их вида. Она опасается, что Медея может даже навредить им. Когда входит наставник детей, они обмениваются небольшими сплетнями о том, что каждый из них подозревает. Он беспокоится о Медее и задается вопросом, перестала ли она горевать. Репетитору велят держать детей подальше от матери, пока она не перестанет горевать.

Сцена меняется на Медею внутри дома:

Страдания, которые я претерпел, претерпел, призывая к горькому плачу вслух! Проклятые дети ненавистной матери, я бы хотел, чтобы с вами покончили с отцом.К черту семью, весь дом. (78)

Она даже умоляет о смерти. Она обращается к богам Артемиде и Фемиде, спрашивая их, видят ли они боль, которую она испытывает. Она умоляет разорвать дворец на части за то, что с ней сделали. Медсестра слышит мольбу Медеи и добавляет, обращаясь к богам, что она опасается за безопасность детей, но просит богов помочь. Медея появляется из дома и обращается к аудитории Джейсона. Обращаясь к женщинам Коринфа о мужчинах в целом, она говорит, что они верят, что женщины наслаждаются жизнью, будучи в безопасности от опасностей, в то время как они сражаются в войнах.Однако она скорее будет сражаться в битвах, чем выносить роды.

Получено из чужой страны, как пиратская добыча… если я найду какие-то средства или какое-то устройство, чтобы заставить моего мужа заплатить штраф, чтобы бросить меня… (81)

Чердачная колонна-Кратер

Питер Роан (CC BY-NC-SA)

Царь Креонт подходит к Медее и сообщает ей, что она должна покинуть Коринф. Она спрашивает, почему он ее выгнал. Креонт отвечает: «Я боюсь тебя - нет смысла скупать слова - я боюсь, что ты нанесешь неизлечимый вред моей дочери» (84).Медея уверяет его, что она ненавидит Джейсона, а не невесту. Несмотря на ее мольбы, Креонт все еще настаивает на том, чтобы ее сослали.

Он даже силой уберет ее, если понадобится. Медея смягчается и просит только еще один день, чтобы устроить ее сыновьям, и Креонт соглашается. После того, как он уходит, она объявляет вслух:

… он позволил мне остаться на этот один день - день, когда я сделаю мертвую пищу всех троих моих врагов: отца, его дочери и моего мужа. (88)

Входит Ясон и подходит к Медее, уверяя ее, что она не останется в бедности.Сначала она называет его крысой-обманщиком, а затем напоминает ему, как она покинула свой дом после того, как помогла ему получить Золотое руно. Джейсон игнорирует ее и говорит, что ей некого винить в изгнании, кроме себя. Он возненавидел ее, но по-прежнему намерен хорошо относиться к ней.

Я готов щедро раздать и разослать жетоны своим друзьям в другом месте, чтобы они хорошо относились к вам. Если ты откажешься от этого, женщина, ты дурак. Откажитесь от приступа гнева, и вам будет намного лучше.(97)

Он оставляет ее стоять одну. Эгей, король Афин, прибывает, чтобы поговорить с Медеей. Он пришел из оракула Аполлона, где спросил, как он может обзавестись детьми в качестве наследников. Он понял, что в Коринфе был пророк, который мог ему помочь. Он спрашивает, почему она плакала. Медея рассказывает о своих проблемах с Джейсоном. Царь сочувствует, и Медея добавляет, что может положить конец его бесплодию. «Я сделаю тебя способным посеять потомство. Я знаю такие зелья. (103) Эгей обещает ей, что, если она сможет сбежать из Коринфа, он даст ей убежище в Афинах.После ухода царя Медея молится Зевсу и говорит, что теперь у нее есть надежда. Выступая перед публикой, она раскрывает свой план. Она сообщит Джейсону, что желает ему всего наилучшего и у нее есть подарок для принцессы - платье из тонкой ткани и плетеный венок из кованого золота. Однако, без ведома кого-либо еще, платье будет отравлено. Что касается судьбы ее детей, она добавляет:

Я скорблю о поступке, который я должен совершить тогда: я должен убить своих сыновей - нет никого, кто может увести их прочь.(106)

Джейсон появляется снова, как она просила, и Медея просит у него прощения. Она зовет своих детей и уверяет их, что больше не злится. Джейсон доволен, потому что ее действия относятся к женщине, которая наконец-то стала разумной. Медея уверяет его, что думала только о детях. Они должны остаться с Джейсоном. Она просит только, чтобы их не высылали. Ясон уходит, и Медея с наставником разговаривают. Принцессе вручены подарки. Обращаясь к своим детям, Медея сообщает им, что ее отправят в ссылку.Говоря про себя, она понимает, что осталось сделать только одно:

…. Я ни за что не оставлю своих мальчиков среди врагов, чтобы они могли жестоко обращаться с ними. (117)

Если они должны умереть, то это должно быть от ее рук. Приходит слуга с новостями; принцесса и ее отец мертвы. Она радуется; это отличная новость.

Мой поступок был решен, друзья - как можно скорее я покончу с жизнью детей и уеду из этой страны.(124)

Медея выходит и входит в дом, говоря: «Я женщина, сделанная из печали». Детей убивают за кулисами. Появляется Джейсон с мечом в руке, убившим его мальчиков. Медея парит над ним в колеснице, держащей тела двух своих сыновей. Джейсон говорит с ней:

Ты ненависть, женщина, отвратительнейшая для богов и меня, и всего человечества. (128)

Ваза с красными фигурками Гелиоса

Британский музей (Авторское право)

Ни один грек никогда бы не сделал то, что она сделала.Медея говорит ему, что Зевс знает, что он натворил. Джейсон скорбит не только о том, что он никогда не разделит брачное ложе, но и о том, что больше не поделится словами со своими двумя детьми. Джейсон называет Медею порочной матерью, но она быстро отвечает, что их убила не ее рука, а его рука. Она говорит ему, что боги знают, кто виноват. Джейсон просит тела своих сыновей, чтобы похоронить их. Нет! Медея отвечает, что они будут похоронены в святыне Геры. Она добавляет, что все, что она делала, было предназначено для его пыток.Медея улетает, оставляя Джейсона стоять в одиночестве - ни жены, ни детей. Взывая к Зевсу, обвиняя бога в том, что это произошло:

... что я пострадал от рук этой оскверненной, пожирающей детей львицы. (133)

Интерпретация

В Медее Еврипид изобразил женщину, уже знакомую публике через миф об аргонавтах и ​​охоте за золотым руном. Некоторые критики считают его женоненавистником из-за того, что он изображает женщин смертоносными и устрашающими; однако на самом деле он испытывал к женщинам глубокое уважение и симпатию.Майкл Грант в своей книге Классические греки заявил, что поэт восхищался женщинами за их жертвы и жалел их за их страдания.

Согласно Джону Дэви во введении к своему переводу пьесы Еврипида, поэт был заинтригован умом Медеи. Он считал, что она не бессердечная женщина, а страдающая. Как иностранка в чужой стране, она представлена ​​жалкой жертвой, измученной матерью. Она убивала не из ненависти, а из страсти.Майкл Грант утверждал, что в пьесе есть новая тема - «сила страсти». Медея была превращена в злодея невыносимым злом. Несмотря на мрачность своих действий, она точно знала, что делает.

Она не изображена убийственной, бессердечной матерью. Она жертва, преданная мужем, который хотел выйти замуж за другого, более известного. Еще при жизни Еврипид видел, как его приемный город страдал от тягот Пелопоннесской войны. Он видел, что война затронула не только мужчин, сражавшихся в битвах, но и женщин, оставшихся дома.Еврипид видел зло за войной. Как писал Гамильтон: «Ни один из поэтов никогда не был так чувствительно настроен, как его, на тихую, грустную музыку человечества…» (205). В некотором смысле Медея олицетворяла это страдание. Хотя Джейсон не воевал, она все еще чувствовала себя преданной и брошенной.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Изображение Медеи: сказка о мифической убийце

Мучительная фигура Медеи является предметом картины Фредерика Сэндиса 1868 года.Чародейка рвет свое бисерное ожерелье, придумывая ядовитое зелье, которым она будет использовать, чтобы совершить убийство.

Медея 1868

Фредерик Сэндис (1829–1904)

Бирмингемский музейный фонд

Художник, связанный с прерафаэлитами, Сэндис представил свои работы Королевской академии для показа на Летней выставке того же года.Несмотря на то, что картина была признана качественной, в конечном итоге картина была отклонена, что вызвало споры.

После его принятия в следующем году один критик, писавший для Art Journal , утверждал, что «либо по достоинствам, либо по недостаткам, [он] определенно стоит особняком ...» Он предсказал, что Медеей «либо будут восхищаться, либо в высшей степени ненавидеть». '

Остается неясным, был ли отказ Сэндиса вызван внутренней политикой, или тем, что его предмет - колдунья, известная тем, что убила своих собственных детей - считался плачевным для членов Академии.Однако двойственные отзывы о картине Сэндис отражают историческую разобщенность характера Медеи - женщины, настолько разгневанной своим лживым мужем, что она совершает немыслимое. Она - высшее воплощение женской мести и архетип роковой женщины .

Рассказ Медеи побудил художников задуматься над следующими вопросами: убила ли она своих детей в приступе страстной ярости или убила хладнокровно? Должны ли мы рассматривать ее как злое чудовище? Или ее следует очеловечить, как обиженную женщину, доведенную до безумия?

Следуя легенде о Золотом руне с персонажами Ясона и Медеи, пьеса Медея была написана греческим писателем Еврипидом и впервые исполнена в Афинах в 431 году до нашей эры.Римский философ Сенека позже адаптировал трагедию в 50 году нашей эры.

Медея была принцессой варварского королевства Колхида и женой Ясона, вождя аргонавтов. Поскольку Медея была потомком бога Солнца Гелиоса, она была не просто смертной, но обладала магическими и пророческими способностями. Когда она влюбилась в Джейсона, она помогла ему получить Золотое руно от своего отца, короля Ээтеса, предав при этом свою семью (она убила своего брата).

Медея жила в изгнании с Ясоном и их детьми в Коринфе, пока Ясон не предал ее, женившись на принцессе Глаусе, дочери Креонта, короля Коринфа.Он ушел от Медеи, опозорившейся этим делом. Неутолимое желание Медеи отомстить мужу привело ее к созданию предательского заговора. Она лукаво притворилась, что поддерживает брак Ясона, снискав расположение к нему, прежде чем убить короля Креонта и его дочь. Она также зарезала своих детей Джейсоном и, согласно версии Сенеки, бросила тела своих сыновей на крышу дворца, прежде чем покинуть Коринф на колеснице, запряженной драконами.

В семнадцатом и восемнадцатом веках история Медеи пережила особое возрождение в литературе и драматическом искусстве, хотя уже в 1556 году балет Этьена Жоделя Аргонавты представил образ Медеи двору Екатерины Медичи.Французский драматург Пьер Корнель инсценировал ее сказку в 1635 году под влиянием текстов Еврипида и Сенеки. За этим последовали многие музыкальные и оперные постановки, в том числе адаптации Франческо Кавалли (1649), Марка-Антуана Шарпантье (1693), Антонио Кальдара (1711) и, в частности, Генделя, чья опера Teseo (1713) сосредоточилась на мстительном характере Медея.

В период французской революции было по крайней мере девять опер по Медее, в том числе Керубини 1797 года.Было высказано предположение, что Медея была метафорой духа самой Французской революции. В немецкоязычном мире сказка вдохновила бесчисленное количество драматургов, в том числе австрийца Франца Грилпарцера, который, по мнению историков, использовал Медею, чтобы начать «серьезное исследование виктимизации как женственности, так и аутсайдера». Медея Гриллпарцера совершает детоубийство не из мести, а чтобы не дать своим детям встретить обреченную судьбу.

Среди художников Медея была популярным мифологическим персонажем в семнадцатом и восемнадцатом веках, в течение которых она обычно представлялась аллегорической женственной соблазнительницей, хотя и в самых разных обличьях.

Около 1600 года Питер Пауль Рубенс (1577–1640) создал свой рисунок тушью Полет Медеи (в «Гетти»), за ним последовала Артемизия Джентилески (1593–1654), которая в 1620 году радикально изобразила Медею в момент убийства. ее сын (работа сейчас в частной коллекции).

Медея, или Брак Ясона и Креусы

1648 г., офорт Рембрандта ван Рейна (1606–1669) на японской бумаге с использованием сухого наконечника

В 1648 году Рембрандт (1606–1669) создал офорт Медея, или Брак Ясона и Креусы .

Вскоре художники Генри Фергюсон (1655–1730), Коррадо Джакинто (1703–1765) и Джованни Антонио Пеллегрини (1675–1741) также нарисовали мифическую чародейку.

В 1715 году Чарльз Антуан Койпель создал это поразительное исследование лица Медеи пастелью, которое сейчас находится в Метрополитен-музее в Нью-Йорке.Последняя картина была представлена ​​в Королевской академии в 1715 году и изображала кульминационный момент рассказа Медеи, когда она убивает своих детей и избегает гнева Джейсона. Вполне вероятно, что инсценировки повествования повлияли на версию Койпеля, явно имеющую драматическое чутье.

Медея

Около 1715 г., рисунок пастелью на бумаге Шарля Антуана Койпеля (1694–1752)

К девятнадцатому веку изображения Медеи широко появлялись по всей Европе, и в изображениях она амбивалентно подчеркивала ее как презираемую колдунью или обиженную жену и мать.

Самое известное изображение Эжена Делакруа 1838 года под названием Медея собирается убить своих детей предлагает сексуализированный рендеринг. Медея, кажется, колеблется между ролью матери и убийцы - она ​​осторожно держит кинжал рядом со своими сыновьями, которые пытаются вырваться из ее лап.

Медея собирается убить своих детей (Medée furieuse)

1838, холст, масло. Эжен Делакруа (1798–1863)

Немецкий художник Ансельм Фейербах (1829–1880) изобразил Медею в 1870 году (ныне в Мюнхенской Новой пинакотеке), затем Валентин Принсеп (1838–1904) в 1888 году и Эвелин де Морган (1855–1919) в 1889 году.

В изображении Принсепа Медея спокойно собирает ядовитые грибы с лесной подстилки, которые позже она использует, чтобы отравить Глаус (новую невесту Джейсона) и своего отца. В правой руке она держит кинжал, указывая на свое детоубийство.

В изображении Де Моргана Медея удивляется мраморным залам Древней Греции, замышляя отомстить Ясону. Она держит пузырек с пурпурным зельем. Когда Де Морган впервые выставила эту картину в Новой галерее в 1890 году, она сопроводила работу стихотворением Уильяма Морриса под названием Жизнь Джейсона .

«День за днем ​​она видела, как счастливое время быстро исчезает,
И когда она выпадала из этого счастья,
Она снова стала волшебницей,
Работницей ужасных вещей, как когда-то».

В отличие от других изображений, Де Морган предлагает более сочувственную интерпретацию Медеи, представляя ее как скорбящую и обиженную женщину, реагирующую на собственное несчастье.

Медея

Эвелин Де Морган (1855–1919)

Художественная галерея и музей Уильямсона

В 1907 году Джон Уильям Уотерхаус (1849–1917) представил Медее создание волшебного зелья, которое позволит Джейсону выполнить задачи, поставленные перед ним ее отцом королем Ээтесом.Уотерхаус представляет Медею в стиле прерафаэлитов. Художники, связанные с движением прерафаэлитов, разделяли озабоченность теннисонскими фигурами, часто с участием сильных женщин-ведьм и волшебниц, каждая из которых опасно контролирует свою сексуальность.

Ясон и Медея

1907, холст, масло, Джон Уильям Уотерхаус (1849–1917)

Историки продолжают бороться с возрождением интереса к Медее в девятнадцатом веке.Некоторые заметили, что представление Медеи в культуре совпало с публичными дебатами о законах о разводе и предоставлении женщинам избирательных прав в Англии. В 1857 году был принят Закон о разводе и семейных отношениях, который разрешал раздельное проживание на основании супружеской измены, жестокости или дезертирства.

Кажется правдоподобным, что Медея использовалась для политических и прото-феминистских целей, как средство говорить о социальной и политической эмансипации женщин. Например, в 1856 году Эрнест Легруве открыл свою театральную версию Медеи парижской публике, человек, который был известен своей поддержкой женского движения и публикацией очерков о положении женщин во Франции.В 1868 году писательница и защитница избирательного права женщин Августа Вебстер (1837–1894) перевела « Медея » Еврипида в попытке продвинуть сказку британской публике.

Медея также бросила вызов предвзятым представлениям о женской сексуальности. Кристин Сатфин утверждает, что мифологические фигуры, такие как Цирцея и Медея, противоречили викторианскому представлению о женской «асексуальности». Вопреки концепции Ковентри Патмора об «Ангеле в доме» - покорной и самоотверженной жене, послушно оправдывающей ожидания своего мужа, - Медея олицетворяла трансгрессивный и девиантный символ «женственности», который контрастировал с викторианским чистым идеалом. .

К двадцатому веку архетип Медеи расширился за пределы символа женского самовыражения, хотя она продолжала представлять дискурсы, связанные с полом. Известные режиссеры, от Пьера Паоло Пазолини до Ларса фон Триера, адаптировали ее рассказ для своих собственных кинематографических целей. В «Марксистской» интерпретации Пазолини Медея (1969) оперная певица Мария Каллас играет могущественную чародейку (хотя она не поет).

История Медеи, непреходящего и мощного символа женского гнева, выдержала испытание временем - она ​​была адаптирована и вооружена в соответствии с определяющими социально-политическими характеристиками каждого столетия.Последовательно, эта история служит предупреждением против предательства, напоминая нам о его развращающей природе, и точно сформулирована в драме Еврипида:

«Я слишком хорошо понимаю ужасный поступок, который собираюсь совершить, но мои суждения не могут сдержать мой гнев, и это подстрекает к величайшему злу, которое совершают люди».

Лидия Файджес, редактор контента Art UK

Дополнительная литература

Мария Бербара, '15 Визуальных репрезентаций гнева Медеи в период раннего Нового времени: Рембрандт и Рубенс ', Дискурсы гнева в период раннего Нового времени , 2015 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *