Меч андрея боголюбского – Меч Кладенец реликвия России | Тайны мира и человека

Содержание

Меч Кладенец реликвия России | Тайны мира и человека

6 375

В русских былинах и преданиях зовётся он меч-кладенец или меч-самосек. А выковал его Агрик — сын царя Ирода, жестокого тирана, известного по библейским текстам и трудам римского историка Иосифа Флавия.

По преданию, меч этот испускал во тьме голубоватое свечение и имел сверхъестественные свойства: рубил в шепки любые воинские доспехи. В бой с богатырём, вооружённым мечом Агрика, враги даже не вступали, поворачивали вспять. Как меч оказался на Руси?

На этот вопрос нет ответа. В былинах есть только рассказы о том, как меч-кладенец богатыри получают из рук Святогора или находят его в глубокой пещере. Но вот что интересно. Летописи свидетельствуют, что одним из самых бесстрашных полководцев Древней Руси был князь Андрей Боголюбский (род. около 1109 г.). В 1149 году «обеступленный» (окружённый) врагами, на раненом коне, князь выхватил меч и, просто высоко держа его над головой, сумел прорваться к своим. Очевидно, это был тот самый момент, когда для устрашения врага достаточно было лишь продемонстрировать чудо-оружие.

В Крестовоздвиженском храме князю Петру является отрок и показывает Агриков меч, лежащий в расщелине алтарной стены

Так при каких же обстоятельствах у Андрея Боголюбского появился заветный меч? А вот при каких. Отцом Андрея был Юрий Владимирович Долгорукий, князь Ростовско-Суздальской земли. До 1149 года летописные источники о жизни молодого князя ничего не говорят. Исследователи А. Рыбалка и А. Синельников в книге «Тайны русских соборов» делают предположение о том, что после смерти жены-половчанки Юрий Долгорукий отправил свадебное посольство во главе со своим сыном-отроком Андреем в Византию, к Елене Комнин.

Сватовство прошло успешно, и невеста увезла на Русь в качестве приданого, кроме прочего, икону Богородицы «Умиление», написанную самим Лукой Евангелистом, прославившуюся впоследствии как икона Владимирской Божией Матери.

Но как после этого сложилась судьба самого Андрея Боголюбского, «основоположника обустроенной русской государственности» (так назвал его известный русский историк СМ. Соловьёв)? По мнению вышеназванных исследователей, Боголюбский принял участие в крестовых походах и вступил в орден тамплиеров.

В подтверждение своей точки зрения эти авторы приводят следующие строки из старообрядского «Жития Андрея Боголюбского»: «Многая леты в Святая Земли Иерушаломе Граде бываху у Святого Гроба в посте и молитве, служа присно дево Марии Богородице вправду и без корысти, премногая мудрости наповняхусь, яко бе Шоло-мон царь, во храме его Святая Святых пребывахом». Нелишним при этом будет напомнить, что полное название ордена тамплиеров звучит так: «Братство бедных слуг Христовых, всадников Девы Марии, Иерусалимской Богородицы Соломонова храма».

Известно, что тамплиеры вели раскопки на месте храма Соломона, и, по некоторым данным, с большим успехом. Орден стал владельцем чаши Грааля, плащаницы, названной позднее Туринской, и Агрикова меча. Когда же Андрею Боголюбскому пришло время возвратиться на Русь, тамплиеры преподнесли ему в качестве вознаграждения за заслуги заветное оружие. Ну а после убийства князя, с началом усобицы, во время которой любимый князем Андреем град Владимир переходил из рук в руки, меч спрятали в одном из монастырей города Мурома.

«Будет мне смерть от Петрова плеча»

Через несколько десятков лет судьба меча переплелась с судьбами муромского князя Петра и его жены Февронии (конец XII — начало XIII вв.). Содержание «Повести о Петре и Февронии», принадлежащей перу церковного писателя Ермолая-Еразма, известно читателям. Зачин её, основанный на муромских преданиях и легендах, содержит упоминание об Агриковом мече.

Началось всё в Муроме в годы правления князя Павла, старшего брата Петра. У Павла была красавица жена, к которой в отсутствие мужа повадился прилетать крылатый змей, принимавший его облик. Княгиня обо всём поведала мужу. Князь долго думал, как извести «врага рода человеческого», и придумал.

«Выведай у змея, — сказал он супруге, — какой смертью суждено ему умереть». Хотя задача была очень трудной, княгиня сумела выведать тайну. «Будет мне смерть от Петрова плеча, от Агрикова меча», — признался змей. Младший брат Павла Пётр слышал об Агриковом мече, но не знал, где его искать. Решив уповать на помощь Бога, пошёл молодой князь в церковь и стал в уединении молиться. И явился ему ангел в образе отрока и сказал: «Я укажу тебе, где скрыт Агриков меч, иди за мной».

Он повёл Петра в алтарь, где в щели между камнями алтарной стены лежал этот меч. Поговорив с Павлом в его покоях и показав ему меч. Пётр пошёл навестить княгиню. И что же он видит? Рядом с княгиней сидит его брат, которого он только что оставил в дальних покоях. Удостоверившись, что в покоях княгини оборотень, Пётр поразил его Агриковым мечом. Но в предсмертных судорогах змей забрызгал князя своей кровью, и тот покрылся гноящимися язвами. Ну а дальше — рассказ о выздоровлении князя благодаря врачеванию девы Февронии.

Что же скрыто за этой легендой? Может, в «заповедных и дремучих, страшных муромских лесах» действительно водились крылатые змеи, принимавшие человеческий облик? А может, скрыты в ней вполне земные дела? Мог ведь какой-то недруг Павла втереться в княжеское окружение, попытаться соблазнить княгиню, чтобы выведать, где хранится заветный меч. Не получилось. Но на «последнем издыхании» мог этот оборотень, к примеру, плеснуть в лицо князя Петра какой-нибудь яд…

И сошлись Хостоврул с Евпатием

Ясно, что драгоценную реликвию стали беречь пуще прежнего. Правда, лежать мечу «без движения» пришлось недолго. Зимой 1237 года к пределам Руси подошли 140 тысяч монгольских конников во главе с Батыем (многие исследователи называют и другую цифру — 300 тысяч человек). Муромо-Рязанское княжество отчаянно сопротивлялось. И всё же 21 декабря Рязань пала.

Но вскоре один из воевод рязанского князя Юрия Игоревича — Евпатий Коловрат, бывший в долгой отлучке, собрал дружину в 1700 человек, и 15 января 1238 года пять тысяч монгольских воинов под предводительством шурина Батыя Хостоврула сошлись в битве с дружинниками Евпатия. Летопись сообщает: «И съехался Хостоврул с Евпатием. Евпатий же был исполнен силою и рассёк Хостоврула на полы (на две половины. — А.О.) до седла. И стал сечь силу вражью, и многих тут знаменитых богатырей Батыевых побил, одних пополам рассёк, а других до седла разрубил».

В быстротечной схватке отряд Хостоврула был практически весь уничтожен, что озадачило Батыя. Даже если признать, что Евпатий Коловрат был богатырём из богатырей, всё равно как он мог один расправиться с десятками хорошо вооружённых врагов? Может, у Коловрата в руках был Агриков меч? Может, за ним и отлучался он из Рязани, когда узнал о надвигающейся угрозе?

Столкнувшись с невиданным доселе сопротивлением, Батый решил окружить стоянку отряда Коловрата, у которого в живых остались лишь четыреста дружинников, многотысячным войском и подвезти «пороки» (метательные орудия). Не вступая в открытую схватку, монголы забросали отважных русичей камнями. А потом по приказу Батыя воины принесли к нему тело Евпатия Коловрата. В «Повести о разорении Рязани Батыем» говорится: «И сказал царь Батый, глядя на тело Евпатьево: «О, Коловрат Евпатий! Хорошо ты меня попотчевал с малою своею дружиною, и многих богатырей сильной орды моей побил, и много полков разбил. Если бы такой вот служил у меня, держал бы его у самого сердца своего». И отдал тело Евпатия оставшимся людям его дружины, которых похватали на побоище. И велел царь Батый отпустить их и ничем не вредить им».

Директива Гитлера

Знал ли Батый о существовании Агрикова меча? Трудно сказать. По крайней мере, приведённые слова из «Повести о разорении Рязани» внушают надежду, что чудо-меч был вынесен с поля боя оставшимися в живых русскими воинами.

Подтверждением того, что пределов Руси меч не покидал, являются события, случившиеся более чем через семьсот лет после той битвы.

По некоторым данным (материалы засекреченной организации «Аненербе», действовавшей в составе СС), в декабре 1941 года фельдмаршал фон Бок получил директиву Гитлера о запрете обстрелов и бомбёжек пятикилометровой зоны вдоль Оки, от Рязани до Мурома. В эти места была десантирована группа коммандос из «Аненербе», занимавшейся самыми секретными делами рейха: от создания «техно-магических» дисколётов и другого Wunderwaffe («чудо-оружия») до поиска чаши Грааля и Агрикова меча. Декабрь, конечно, не самый подходящий месяц для поисков и раскопок, тем более в условиях боевых действий.

Но, по всей видимости, гитлеровцы располагали достоверными сведениями о нахождении на Рязанщине чудо-меча. Некоторые исследователи считают, что почерпнуть такие сведения они могли из российского летописного свода, перекочевавшего за границу во время революции 1917 года и гражданской войны. Действительно, «научные сотрудники» из «Аненербе» прошерстили все оккупированные страны Европы, пытаясь найти указанные артефакты или свидетельства о них. Зачем было нужно Гитлеру оружие давно минувших дней? Оно что, могло составить конкуренцию «Катюше» или «Т-34»?

Надо знать, что идеология фашизма произрастала из оккультно-мистических корней, питаемых всем, чем угодно: от теории превосходства «нордической расы» до «откровений» германских языческих жрецов. Находилось в ней место и артефактам, которые Гитлер хотел «поставить рядом с собой для ощущения вселенской силы и могущества».

Что касается гитлеровских коммандос, засланных в муромские леса, то, говорят, выбраться за линию фронта смогли только двое из них, с обмороженными и пустыми руками.

источник

taynikrus.ru

Андрей Боголюбский – первый русский царь — Великий Устюг

Содержание

  1. Введение
  2. Жизнеописание
  3. Владимирская икона Божьей Матери
  4. Боголюбская икона Божьей Матери
  5. Кучково поле
  6. Зодчество
  7. Сретенский монастырь
  8. Иван Грозный
  9. Николай II

Андрей Боголюбский (1111–1174 гг.) – один из самых уникальных правителей Древней Руси:

• Сын Юрия Долгорукого – основателя Москвы и половецкой княжны, дочери хана Аепы Осекевича.

• Объединил под своей властью русские земли, основав в XII веке Владимиро-Суздальское княжество, давшее в XIV веке начало Московской Руси, которая в XVIII веке стала империей, а в XX веке – Советским Союзом.

• В 1155 году привез во Владимир икону Вышгородской Божьей Матери, получившую в последствии название Владимирской и ставшей палладиумом России.

• Родоначальник русского белокаменного зодчества, архитектурные памятники которого до сих пор восхищают мировое сообщество и включены в список UNESCO.

• Боголюбово – любимая резиденция Андрея Боголюбского, по названию которой он и получил прозвище. При князе Андрее была построена знаменитая Церковь Покрова на Нерли недалеко от Боголюбово.

• В 1169 году разгромил Киев, где был ранее отравлен его отец и перенес столицу Русской земли во Владимир, тем самым закончив век Киевской Руси, основанной Вещим Олегом в IX веке.

• По инициативе князя были учреждены новые для Руси праздники – Спаса (14 августа, Медовый Спас) и Покрова пресвятой Богородицы (14 октября).

• В его правление Великий Устюг стал северо-восточным форпостом Владимиро-Суздальское княжества, боровшегося за северные земли с Великим Новгородом.

• Убит в 1174 году группой заговорщиков, похоронен в Успенском соборе во Владимире.

• Канонизирован Русской Православной церковью в XVIII веке.

II. Жизнеописание

Андрей Боголюбский, реконструкция М. М. Герасимова

Андрей Боголюбский (1111–1174) – сын Юрия Долгорукого и половецкой княжны, внук Владимира Мономаха, дедом которого, в свою очередь, был Ярослав Мудрый – сын киевского князя Владимира – Крестителя Руси, известного в русском фольклоре как Красное Солнышко.

Об Андрее Боголюбском можно смело сказать, что он был выдающимся и мудрым государственным деятелем. Как воина и полководца, его всегда отличали храбрость и мужество, он оставил глубокий след в Русской истории. За успешное объединение русских земель под своей властью, его беспощадную борьбу против феодальной раздробленности государства на удельные княжества, его называют первым, но не венчанным на царство, царем Руси. Впервые в истории Руси обычай венчаться на царство официально ввел Иван Грозный в 1547 году.

Андрей принимал активное участие в боевых походах своего отца Юрия Долгорукого – основателя Москвы, ровесником которой является Великий Устюг (1147). Видя начало распада русской земли на самостоятельные княжества и жестокие междоусобные войны, в 1155 году Андрей уходит из Киева (Вышгорода) в любимые им Суздальские земли. Андрей отдавал все свои силы их укреплению.

В 1169 году он разгромил Киев и перенес столицу Русского государства во Владимир. Владимир становится политическим центром Руси, а Андрей Боголюбский – первым русским великим князем. Отдавая дань Владимиру, как первой русской столице, в нем неоднократно бывали позднее многие русские самодержцы, включая Ивана Грозного и Петра I.

P. S. В XVI веке, в период правления Ивана Грозного Владимирский Рождественский монастырь, бывший главной духовной обителью страны уступает это место Троице-Сергееву монастырю (г. Сергиев Посад). В 1724 году по приказу Петра I из Владимирского Рождественского монастыря в основанную им на Нильском меридиане новую столицу – Санкт-Петербург переносятся в Александро-Невскую Лавру мощи князя Александра Невского, разгромившего в 1240 году в устье реки Ижора (при впадении в Неву) шведов (за что получил титул «Невский») и ставший небесным покровителем города на Неве.

Святой благоверный князь Андрей Боголюбский (икона)

В период правления Андрея Боголюбского растет значение Северо-Восточной Руси, укрепляется могущество Владимиро-Суздальского княжества, оно становится сильнейшим на Руси. Для дальнейшего возвышения новой столицы князь Андрей решил иметь самостоятельного епископа и даже Митрополита. Из Ростова сюда переносится кафедра епископа. Это вызвало сильное возмущение Ростовской знати и духовенства. Усиление княжеской власти и конфликт с видными боярами, усиление и расширение Владимира, политика объединения раздробленных русских земель – все эти действия Андрея Боголюбского породили против него боярский заговор, в котором (согласно Жития) участвовали также его собственная жена и ее родные братья.

В июне 1174 года заговорщики предательски проникли в покои Андрея и убили его. Позже, после народного бунта, Андрея захоронили в каменной гробнице построенного им во Владимире Успенского собора. Позднее он был канонизирован Русской Православной Церковью.

Один из сыновей Андрея Боголюбского – князь Юрий (Георгий в крещении) был женат на грузинской царице Тамаре.

Владимирская Икона Божьей Матери (Третьяковская галерея)

Андрей Боголюбский напрямую связан с Владимирской иконой Божьей Матери, в честь встречи которой в Москве построен Сретенский монастырь. По преданию, образ Владимирской иконы Божьей Матери написан Евангелистом Лукой на доске от стола, за которым трапезничали сам Иисус Христос со своей матерью Марией и отцом Иосифом.

В V веке из Иерусалима икона попала в Константинополь. В XII веке, во времена правления Юрия Долгорукого, Константинопольский патриарх Хрисоверг посылает ее в дар на Русь. Икона была поставлена в Девичьем монастыре Вышгорода (10 км. от Киева), отданного Юрием Долгоруким своему сыну Андрею Боголюбскому в удельное правление в 1155 году, после окончательно утверждения в Киеве. В истории Вышгород известен тем, что ранее являлся удельным городом великой княгини Ольги – бабушки Владимира Крестителя Руси, принявшей христианство в Константинополе.

Успенский собор во Владимире

Устав от бесполезных междоусобных войн, Андрей Боголюбский в 1155 году покидает Вышгород и направляется в так любимую им Суздальскую землю. Он берет с собою данную икону и во Владимире – своей новой столице, помещает ее в воздвигнутом им знаменитом Успенском соборе, поражавшем всех богатством и благолепием. С того времени икона получила именование Владимирской. Во время переноса этой иконы из Вышгорода во Владимир, Андрею Боголюбскому было явление Божьей Матери. Вскоре город Владимир (владеющий миром) стал столицей Северо-Восточной Руси, а затем и всей Русской земли. Так скрепились духовные узы Византии и Руси – через Киев, Владимир и Москву.

В 1395 году икону впервые принесли в Москву, что, по преданию, спасло столицу от разорения Самаркандским правителем Тимуром. Также, считается, что молитвами Владимирской иконе в 1430 году был остановлен хан Золотой Орды Ахмат с его огромными полчищами, двигавшийся на Русь (знаменитое стояние на Угре). Русским войсками командовал великий князь Иван III (1462-1505) – дед Ивана Грозного, муж Софьи Палеолог – племянницы последнего императора Византии Константина.  Считается, что через нее из Византии пришли на Русь двуглавый орел и другие атрибуты византийских императоров. Как женщина и тонкий политик, своим умом и опытом она оказала огромное влияние на централизацию русских земель, продолженную после Андрея Боголюбского, хоть и с перерывом в более чем 300 лет, Иваном III, а далее его сыном Василием III и внуком Иваном Грозным.

IV. Боголюбская икона Божьей Матери

Боголюбская икона Божьей матери

Явление Божией Матери князю Андрею Боголюбскому

Боголюбская икона Божьей Матери, написанная в XII в. по заказу Андрея Боголюбского – одна из древнейших чудотворных икон в России. История ее появления напрямую связана с ним и Владимирской иконой Божьей Матери.

По преданию, в 1155 году Андрей Боголюбский уезжает из Вышгорода (Киева) в Суздальские земли и берет с собою тамошнюю святыню – чудотворную икону Божьей Матери, ставшей впоследствии Владимирской.

Легенда гласит, что в невдалеке от Владимира, на берегу Нерли лошади, везшие киот с чудотворной иконой, остановились и не могли тронуться с места. Князь расположился здесь на ночлег. И ему приснился сон, в котором Богородица указала Андрею

Церковь Рождества Богородицы (справа)

на Владимир как на новый центр Руси, повелев установить перевозимую Вышгородскую икону в нем, а на месте ночлега советовала поставить церковь.

Боголюбовский монастырь

На месте явления Божьей Матери, князь Андрей построил церковь Рождества Богородицы и создал свою резиденцию, названную Боголюбовом – место Богом любимое (ныне пос. Боголюбово). Здесь же вырос Боголюбовский монастырь – один из самых древних монастырей на территории России. Главной святыней монастыря была Боголюбская икона Богоматери, та самая, которую заказал князь Андрей Боголюбский после чудесного знамения у берегов Нерли, как она ему явилась: во весь рост, со свитком в правой руке и ликом, обращенным к Иисусу Христу.

V. Кучково поле

Боголюбский монастырь: Башня бывшего дворца с покоями Андрея Боголюбского (слева), в которой в 1174 был убит Андрей Боголюбский. Церковь Рождества Богородицы (справа), построенная князем на месте явления ему Божьей матери.

Кучково поле – местность на севере центральной части Москвы, между современными Лубянской площадью и Сретенскими воротами (по другой версии, между Сретенскими воротами и Чистыми прудами). Название известно с XIV в., связано с именем полулегендарного богатого боярина С. И. Кучки, владевшего в середине XII в. землями на территории будущей Москвы. В 1397 на Кучковом поле построен Сретенский монастырь. В XII—XV вв. через Кучково поле проходила дорога на Владимир (позднее улица Большая Лубянка). Название «Кучково поле» исчезает в XVI—XVII вв.

Боярин Кучка и поле, названное по его имени, связан с Юрием Долгоруким и его сыном Андреем Боголюбским. По некоторым источникам, боярин Кучка был насильно лишен своих владений основателем Москвы Юрием Долгоруким, а его сыновья за свои проступки, подверглись преследованию Андреем Боголюбским. По одной из версий, женой Андрея Боголюбского была дочь боярина Кучки Ульяна, которая вместе со своими братьями – сыновьями Кучки входила в группу заговорщиков (хотя сегодня появляются и другие версии).

В летнюю ночь 1174 года заговорщики численностью порядка двадцати человек, пробралась к дворцу Андрея в Боголюбово, перебили малочисленную охрану и вломились в спальню безоружного князя. Меч, висевший над его постелью, был предательски похищен в ту ночь подкупленным слугою. Сильный Боголюбский долго сопротивлялся. Князь успел повергнуть на пол первого из нападавших, которого сообщники тут же по ошибке пронзили мечами. Но вскоре они поняли свою ошибку – копьем был пробит сбоку лоб Андрея, все остальные удары трусливые убийцы наносили сзади. Когда князь, израненный и окровавленный под ударами убийц, наконец, упал, они бросились вон из его покоев, захватив убитого сообщника.

Но Боголюбский был еще жив. Последним усилием он спустился по дворцовой лестнице, надеясь позвать охрану, но его стоны были услышаны убийцами и в ужасе они повернули обратно. Князь сумел укрыться в нише под лестницей и разминуться с ними. Заговорщики вбежали в спальню и не нашли там князя. В страхе они зажгли свечи и по кровавому следу нашли и добили обессилившего князя. Позже Андрей Боголюбский был причислен Русского Православной Церковью к лику святых.

VI. Зодчество

Во время правления Андрея Боголюбского по-настоящему широко разворачивается белокаменное строительство во Владимире. На месте древней деревянной церкви Успения Пресвятой Богородицы в 1158 году началось строительство белокаменного Успенского собора. По замыслу князя он возводился не только как храм Владимирского княжества, но и как главный Храм всей Руси.

За время своего правления с 1157 по 1174 гг., Андрей Боголюбский построил много монастырей и храмов, в частности во Владимире он построил Успенский собор (1158–1160 гг.), Золотые Врата (1158–1164 гг.), загородный дворец в Боголюбове (1158–1165 гг.), удивительную по красоте церковь Покрова на Нерли (1165 г.).

Успенский собор (1158–1160 гг.)

В 1158 году Андрей Боголюбский делает своей столицей город Владимир, в этом же году на высокой горе над рекой Клязьмой он начинает строить Успенский собор – главный храм своего княжества, ставший главным храмом Северо-Восточной или «Залесской» Руси. Собор стал крупнейшей постройкой новой столицы, центром ее архитектурного ансамбля. Андрей Боголюбский задумывал свой храм не только как главный собор Владимирской епископии, но и как оплот новой, независимой от Киева митрополии. Успенский собор построен, вероятно, артелью европейских мастеров романской архитектуры, присланной императором Фридрихом Барбароссой. По летописному сообщению, «Бог привел мастеров со всех земель».

Андрей Боголюбский, как и Владимир Красное Солнышко, считающийся основателем города Владимира, выделил Успенскому собору крупные земельные владения и десятую часть своих доходов. Слева от царских врат собора была помещена икона Владимирской Богоматери, вывезенная князем Андреем из Вышгорода. Сегодня икона хранится в Третьяковской галлерее, в храме Николы в Толмачах.

Архитектура Владимирского Успенского собора определила развитие зодчества Северо-Восточной Руси на несколько столетий вперед. Из нее выросла и вся архитектура Московского государства. От стен Успенского собора берет свое начало и знаменитая белокаменная резьба древнерусских храмов. Во Владимирском Успенском соборе были погребены князь Андрей Боголюбский, его сыновья Глеб и Изяслав, младший брат – великий князь владимирский Всеволод Большое Гнездо и другие сподвижники Северо-Восточной Руси.

Зимой 1383 года во Владимирском Успенском соборе, по воле великого князя Дмитрия Донского, митрополитом Пименом был рукоположен в епископский сан Стефан Пермский – величайший просветитель, миссионер и государственный деятель Древней Руси, близкий друг Сергия Радонежского.

Золотые Врата (1158–1164 гг.)

Это редчайший памятник русской военно-оборонительной архитектуры времен правления Андрея Боголюбского. Они построены в 1164 году, когда было завершено сооружение грандиозной линии валов Нового города и явились главными, каменными воротами его деревянных укреплений. По красоте и величию они превосходили Киевские Золотые Врата. Они были парадным въездом в город и мощным оборонительным сооружением.

Но возведение Золотых ворот имело еще и другой, особый смысл – это символ нового столичного статуса Владимира, ведь Золотые Врата были также в Царьграде (Константинополе, сейчас – Стамбул), в Иерусалиме, в Киеве, т. е. в главных христианских городах, и центрах политической и военной власти своего времени.

Золотые Врата в Иерусалиме знамениты тем, что в них входил перед Пасхой Иисус. По пророчеству, в эти Золотые Врата Иисус войдет перед концом света.

Золотые Врата в Иерусалиме Золотые Врата в Стамбуле Золотые Врата в Киеве

Покрова на Нерли (1165 г.)

Храм Покрова на Нерли – это настоящий шедевр мировой архитектуры. Правы те, кто говорят, что увидевший этот храм хоть раз, уже не может сказать, что в его жизни не было счастливых минут…

Место для постройки было указано Андреем Боголюбским. Храм является монументом памяти о победоносном походе Андрея Боголюбского на волжских булгар. По легенде, камень для постройки возили из Булгарии. Одновременно он стал памятником сыну Андрея Изяславу, погибшему в этом походе. Храм посвящен празднику Покрова Богородицы, установленному Андреем Боголюбским и ставшим одним из самых любимых на Руси.

VII. Сретенский монастырь и Тимур

Собор Сретения иконы Владимирской Божьей матери Сретенского монастыря

Сретенский монастырь стоит на седьмом (из семи) холмов Москвы.  Монастырь напрямую связан с принесенной на Русь Андреем Боголюбским иконой Божьей Матери, получившей название Владимирской. Он был основан в 1397 году Великим князем Василием, сыном Дмитрия Донского на Кучковом поле, на месте встречи (сретения) в 1395 москвичами иконы Владимирской Богоматери, перенесённой из Владимира в Москву в ожидании нашествия Тимура.

Куликовская битва 1380 года принесла победу над темником Мамаем, захватившим на тот момент власть в Золотой Орде. В 1382 году, после захвата власти в Орде Тохтамышем и взятия им Москвы (Дмитрий Донской укрылся тогда в Костроме), Русь возобновила выплату дани.

В 1391 году, под Самарой, на реке Кондурча (с. Старый Буян) Тимур в первый раз разбил войска Тохтамыша, существенно подорвав могущество Золотой Орды.

Второй и полный разгром Тимуром хана Золотой Орды Тохтамыша произошел снова на территории современной России, на Северном Кавказе (на реке Малка) в 1395 году. Т. к. в то время Русь еще была данником (вассалом) Золотой Орды, отступление Тохтамыша проходило через русские земли. Непобедимая армия Тимура шла по его следам. Понимая неминуемую гибель столицы, москвичам оставалось уповать только на помощь русской заступницы – Божьей Матери. С этой целью из Москвы во Владимир была направлена делегация, чтобы принести в новую столицу Руси чудотворную Владимирскую икону, стоявшую у истоков русской государственности.

Согласно летописям, в тот день, когда делегация принесла на руках икону в Москву из Владимира, Тимур, достигший со своей армией Елец, увидел сон, в котором Божья Мать потребовала от него покинуть пределы Руси. Не проиграв ни одной битвы, и будучи человеком с высокоразвитой интуицией, Тимур правильно истолковал явление и повернул свои войска домой, в Самарканд.

Сретенский монастырь относился к так называемой «северной оборонительной линии», позволяя контролировать дорогу на Ярославль. В 1552 году у его стен москвичи встречали русское войско, возвращавшееся после взятия Казани Иваном Грозным.

После Октябрьской революции 1917 года монастырь был упразднен, в 1928-1930 годах большая часть его построек была снесена. При этом были полностью уничтожены два храма из трех, находившихся на территории монастыря. Сохранились лишь собор Сретения иконы Владимирской Божьей матери, построенный в 1679 году, и кельи монастыря, относящиеся к XVII-XVIII векам. В начале 1991 года Сретенский монастырь был передан Русской Православной Церкви.

Россия многим обязана Самаркандскому правителю Тимуру, окончательно разбившему в 1395 году Золотую Орду, и с чьим именем связан Сретенский монастырь – один из самых известных и древних монастырей Москвы.  Журнал «Мировой Ченнелинг» дает информацию о превращении завоевателя Тимура в Тамерлана (Тот, кто знает Мерлина).

Вкратце, Тимур сделал возможным для Руси:

• Стать самостоятельным государством в XV веке, прекратив выплату дани в Орду.

• В течение XVI века собрать под свою руку бывшие земли Золотой Орды – Казанское, Астраханское, Сибирское ханства и т. д.

• В XVIII веке стать империей.

• В XX веке стать Советским Союзом.

VIII. Иван Грозный

Андрей Боголюбский и Иван Грозный видели узость взглядов и алчность бояр, раздиравших русские земли на удельные княжества. Оба правителя стремились к укреплению самодержавной власти как способу усиления военной мощи государства и морального духа народа.

Андрей Боголюбский начал борьбу с родовитыми боярами, отменив систему уделов и окружая себя новыми служивыми людьми для укрепления государственного аппарата. Иван Грозный окончательно ликвидировал удельные княжества, последним из них было Старицкое.

Храм Покрова на Рву (Василия Блаженного)

Андрея Боголюбского называют первым, но не венчанным на царство, русским царем, в то время как первым правителем в истории России, венчавшимся на царство стал в 1547 году Иван Грозный – другой знаменитый Рюрикович. Взятием Казани он завершил начатое Андреем Боголюбским дело: Волга – главный водный путь страны – стала русской рекой. Возвращаясь после покорения Казани, Ивану Грозному недалеко от Владимира гонцы сообщили о рождении у него первенца – царевича Дмитрия.

В 1165 году, по приказу Андрея Боголюбского, близ Владимира талантливейшие зодчие возводят Храм Покрова на Нерли – памятник победы русских воинов в походе князя Андрея на Волжскую Булгарию (современный Татарстан) и погибшему сыну, ставший шедевром мировой архитектуры.

Собор Успения Божьей Матери в Старицком Успенском монастыре

Через 387 лет в Москве Барма и Постник, по приказу Ивана Грозного, создали невиданный по красоте Храм Покрова на Рву (или Собор Василия Блаженного) в честь взятия Казани.

Название «Покрова» для Московского Храма было выбрано не случайно – в день Покрова Богородицы (14 октября – по новому стилю) начался решительный штурм города Казани.

Известно, Иван Грозный любил посещать Владимир – столицу княжества Андрея Боголюбского и Старицу, где Иван прожил часть своей жизни и любил молиться в Успенском Соборе Старицкого Успенского монастыря, освященного в 70-х годах XII столетия в присутствии князя Андрея Боголюбского.

P. S. Со Старицей связана и знаменитая Либерия – библиотека Ивана Грозного. Известно, что в ней были собраны уникальнейшие книги, проливающие свет на многие исторические события древности.

Мироточивая икона царя Иоанна Васильевича из алтаря Крестовоздвиженского храма с. Дарна, Истринского района

Схимник Иона (Иван Грозный) во вратах Свято-Троицкого храма во  Владимире (ул. Музейная)

Андрей Боголюбский и Иван Грозный были очень образованными для своего времени людьми, и оказали значительное влияние на составление ряда литературных памятников. Оба обладали богословской эрудицией. Иван Грозный стал автором музыки и текста службы праздника Владимирской Богоматери, которую во Владимир привез из Вышгорода Андрей Боголюбский.

Перед смертью Иван Грозный принял схиму с именем Иона.  Библейский пророк Иона проповедовал христианство в столице другого царя-библиотекаря Ашшурбанапала.  Имя Иона означает «стонущий голубь».  В Великом Новгороде голубь украшает крест храма святой Софии (греч. Премудрость Божия).

Как бы не относилась к Ивану Грозному официальная история, в храмах Московской и Владимирской областей имеются мироточивые иконы с его изображением.

Даже после революции 1917 года люди приходили к гробнице Ивана Грозного в московском Архангельском Соборе и молились о заступничестве. В российских тюрьмах до сих пор живет традиция молиться схимнику Ионе, которым стал Иван Грозный незадолго до своей смерти в 1584 году. Знаменитая Владимирская тюрьма – Владимирский Централ – не исключение.

Икона из Грановитой палаты Московского Кремля, 1882 год,

Текст иконы гласит:

Именно в Грановитой палате, 8 ноября 1552 года, Иван Грозный давал «стол» в честь покорения Казани. День 8 ноября был избран не случайно – это день Архангела Михаила (букв. «кто как Бог»). Архистратиг Сил Небесных, победитель Сатаны, «Грозный Небесного Царя воевода» предводитель Небесного воинства был особенно любим и почитаем Иваном Грозным, который лично составил ему Канон (Приложение 1).

У нас проходила большая программа по реабилитации Ивана Грозного и в связи с этой программой мы шли по его следам в свою первую поездку в Казань и Свияжск. В статье «Лотос, распустившийся в России» целая глава посвящена Ивану Грозному.

IX. Николай II

Лик царя-мученника Николая II в храме Боголюбской иконы Божьей Матери

Андрей Боголюбский был первым, хотя и некоронованным русским царем, а волею судеб Николай II стал последним. Хотя они жили в разные эпохи, между ними много общего. 17 июля является днем памяти великого князя Андрея Боголюбского, предательски убитого в 1174 году в своем замке в Боголюбово. Через 744 года, в тот же день, в ночь на 17 июля в Ипатьевском доме в Екатеринбурге был убит последний русский царь Николай II, и этот день стал днем памяти царских страстотерпцев, установленный Русской Православной Церковью.

В Боголюбове, в XII веке, началась русская царская власть в лице Андрея Боголюбского. В 1997 году в главном храме Боголюбского монастыря в центральной части свода главного алтаря на месте забеленной известью фрески, изображающей Иисуса Христа, проявился лик царя-мученника Николая II. Это чудо было использовано, в числе остальных, при рассмотрении вопроса о канонизации царской семьи в 2000 году.

В 2002 году, после проведения на месте явления лика реставрационных работ открылось изображение Иисуса Христа в царском облачении со скипетром и державою.

Посещение Серафима царем Александром I

Николай II в Боголюбово

В 1913 году – в год 300-летия Дома Романовых на царство, царь Николай II посетил Боголюбово – место гибели Андрея Боголюбского – первого некоронованного царя. Николай II попросил оставить его одного, он долго молился на месте убиения первого русского царя – через 5 лет Николай II стал последним русским царем, а через 87 лет его, как и Андрея, причислили к лику святых.

Икона Божией Матери, именуемая «Державная», обретенная в 1917 в Коломенском

Николай II уже тогда знал ожидавшую его учесть, предсказанную еще задолго до его рождения в 1824 году, в Саровской Пустыни, Серафимом Саровским Александру I Благословенному – победителю Наполеона: «Будет некогда Царь, который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого Царя и Самодержавия, но Бог Царя возвеличит». Действительно, в январе 1903 года при личном участии Николая II Святейший Синод причислил Серафима Саровского к лику святых. Торжественное прославление святого было совершено 19 июля 1903 года в присутствии Царя и его семьи, которые специально прибыли в Саров.

Церковь Вознесения в Коломенском (1532 год), построенная в честь рождения Ивана Грозного, в которой в 1917 году была обретена чудотворная икона Державной Божией Матери

Интересно, что в XVIII веке Серафима Саровского, тогда курского юношу Прохора Мошнина, направил в Саров со словами: «Место сие да будет тебе во спасение…» настоятель Китаевой пустыни, основанной Андреем Боголюбским под Киевом в XII веке. В 1991 году при переносе мощей Серафима Саровского из Санкт-Петербурга в Саров, была сделана остановка в Боголюбово. Молебен служил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

Царь-мученик Николай II. Причислен к лику Святых Русской Православной Церковью на Юбилейном Архиерейском Соборе 20 августа 2000 года

В день вынужденного отречения от престола Николая II в марте 1917 года была обретена в Коломенском в Церкви Вознесения, построенной в 1532 году в честь рождения Ивана Грозного, Икона Божией Матери, именуемая «Державная». Это было понято как символ предстоящих всей стране испытаний и пробуждения духовной стороны в людях.

Николай II родился (19 мая 1868) в день памяти Иовы Многострадального, являвшегося по преданию, племянником праотца Авраама и прошедшим с доблестью через все посланные ему испытания – гибель всех детей и потеря всего имущества на 78-м году жизни, тяжелая болезнь в полном одиночестве и т. д.

Перенесение останков царской семьи. Первый российский президент Борис Ельцин и его супруга почтили память последнего русского царя

По распоряжению Политбюро ЦК КПСС, в сентябре 1977 года Ипатьевский дом был стерт с лица земли, Борис Ельцин в это время был первым секретарем Свердловского обкома КПСС.

Николай II с детьми в Тобольске

При Иване Грозном Ермак покоряет Сибирь, заняв ее столицу – Кашлык – ныне Тобольск, где с августа 1917 года до апреля 1918 года живет семья Романовых, перед тем как взойти на Уральскую голгофу в ночь на 17 июля 1918 г. – день памяти великого князя Андрея Боголюбского – первого некоронованного русского царя.

Приложение 1: Канон, составленный Иваном Грозным Архангелу Михаилу – небесному покровителю Святой Руси

Песнь 1

Припев: Святый Ангеле, Грозный воевода, моли Бога о нас.

Прежде страшнаго и грознаго твоего, Ангеле, пришествия умоли о мне грешнем о рабе твоем имрек. Возвести ми конец мой, да покаюся дел своих злых, да отрину от себе бремя греховное. Далече ми с тобою путешествати. Страшный и грозный Ангеле, не устраши мене маломощнаго. Дай ми, Ангеле, смиренное свое пришествие и красное хождение, и велми ся тебе возрадую. Напой мя, Ангеле, чашею спасения.

Слава: Святый Ангеле, да мя напоиши чашею спасения и весело теку во след твоему хождению и молюся — не остави мене сира.

Песнь 3

Припев: Святый Ангеле, грозный Воевода, моли Бога о нас.

Святый Ангеле Христов, грозный воевода, помилуй мя грешнаго раба своего имрек. Егда приидет время твоего прихода, свитый Ангеле, по мене грешнаго имрек разлучити мою душу от убогаго ми телеси, — вниди с тихостию, да с радостию усрящу тя честно.

Припев: Святый Ангеле, грозный воевода, моли Бога о нас.

Молю Ти ся, святый Ангеле, яви ми Свой светлый зрак и весело возри на мя окаяннаго, да не устрашит мене приход Твой святый, да уготоваюся на сретение Тебе честно.

Слава: Святый Ангеле, посланиче Божий, дажь ми, Ангеле, час покаятися согрешении и отринути от себе бремя тяшкое. Далече ми тещи во след Тебе.

Песнь 5

Припев: Святый Ангеле, Грозный Воевода, моли Бога о нас.

О друзи мои любезнии, егда видите мене от вас разлученна и земли предаема, — помолитеся о мне грешнем ко Святому Ангелу, да проводит душу мою вся двадесят мытарств и измет от всех погибелей.

Слава: Людие Божий, благочестнии и вся племена земьстии, егда видите смертоное* (* Смертоносное или мое (вар.)) тело на земли повержено и вонею объято — помолитеся ко Ангелу смертоносному о мне, да ведет душу мою в тихое пристанище.

Песнь 7

Припев: Святый Ангеле, Грозный Воевода, моли Бога о нас.

Великий, Мудрый Хитрец, никто не может твоея хитрости разумети, дабы скрылся от Твоея нещадности. Святый Ангеле, умилися о мне грешнем и окаяннем.

Припев: Святый Ангеле, Грозный Воевода, моли Бога о нас.

Мудрый Ангеле и Светлый, просвети ми мрачную мою душу Своим светлым пришествием, да во свете теку во след Тебе.

Слава: Святый Ангеле, радуюся душою и трепещу рукою и показуя людем час разлучения души моей грешней от убогаго ми телеси. Святый Аньгеле, помолися о мне грешнем.

Приложение 2: Генеалогия Рюриковичей

Цифры слева – номера колен (поколений) от Рюрика

Русские князья IX-XVI вв.

Суздальская ветвь (от Юрия Долгорукова) Мономаховичей с конца XII века приобрела преобладающее значение между князьями всей Руси, из нее происходят великие князья Владимирские, впоследствии великие князья и цари московские. Со смертью Федора Иоанновича (1598) правление княжеского рода Рюриковичей прекратилась, хотя отдельные княжеские фамилии продолжали существовать.

Фёдор Иоаннович (1557-1598) был 2-м (из не умерших в младенчестве) сыном Ивана Грозного и Анастасии Романовны Захарьиной-Юрьевой – прапраправнучки Прокопия Праведного. Родной брат царицы Никита Романович стал боярином царя Ивана Грозного и опекуном его сына – царя Федора Иоанновича, вместе с шурином которого, Борисом Годуновым, он управлял государством, после смерти Ивана Грозного в 1584 г. В этот же год младший брат Федора – Дмитрий (сын Ивана Грозного и Марии Нагой) был выслан в Углич, где в 1591 году в возрасте 9 лет был убит. Не имея детей, Федор стал последним представителем Рюриковичей на русском троне.

В 1613 году Земский собор избирает на царство шестнадцатилетнего Михаила Романова – внучатого племенника Ивана Грозного через его жену Анастасию – родную сестру своего деда Никиты Захарьина-Юрьева – боярина при Грозном царе. Так, в Костроме, на родине Сабуровых началась эпоха новой царской династии Романовых.

veligrad.ru

Благоверный князь Андре́й Боголюбский

Краткое житие благоверного великого князя Андрея Боголюбского

Свя­той бла­го­вер­ный ве­ли­кий князь Ан­дрей был сы­ном ве­ли­ко­го кня­зя Юрия Дол­го­ру­ко­го и вну­ком Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха. С дет­ства от­ли­чал­ся лю­бо­вью к цер­ков­ным служ­бам, раз­да­вал ще­д­рую ми­ло­сты­ню. В 1155 го­ду, не спро­сясь от­ца, князь Ан­дрей от­пра­вил­ся во Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­скую зем­лю, ку­да пе­ре­нес из Вы­ш­го­ро­да Вла­ди­мир­скую ико­ну Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Здесь ему яви­лась са­ма Пре­чи­стая Де­ва, по­велев ос­но­вать мо­на­стырь в честь Ее Рож­де­ства. Князь рас­по­ря­дил­ся на­пи­сать ико­ну в том ви­де. как ему пред­ста­ла Ма­терь Бо­жия. Ико­ну на­зва­ли Бо­го­люб­ской, как и воз­ник­ший здесь мо­на­стырь. Бу­дучи из­бран­ным на ве­че на кня­же­ние, князь Ан­дрей впер­вые на Ру­си уста­но­вил еди­но­вла­стие, за­бо­тясь о за­щи­те и укреп­ле­нии сво­ей зем­ли. При нем Суз­даль­ское кня­же­ство рас­ши­ри­лось и ста­ло но­вым цен­тром рус­ских зе­мель, а князь Ан­дрей стал пер­вым ве­ли­ко­рус­ским кня­зем. По­стро­ил мно­го мо­на­сты­рей и хра­мов. Был убит в ре­зуль­та­те за­го­во­ра ца­ре­двор­цев в 1174 го­ду.

Полное житие благоверного великого князя Андрея Боголюбского 

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ан­дрей Бо­го­люб­ский (1110–1174), внук ве­ли­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха, сын кня­зя Юрия Дол­го­ру­ко­го и по­ло­вец­кой княж­ны (во Свя­том Кре­ще­нии Ма­рии), ро­дил­ся в 1110 го­ду и 35 лет жиз­ни про­вел в Ро­сто­во-Суз­даль­ской зем­ле, ко­то­рую по­лу­чил в удел его отец. Но в мо­ло­дые го­ды жил в Ки­е­ве, где его отец был ве­ли­ким кня­зем. От де­да Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха внук уна­сле­до­вал ве­ли­кую ду­хов­ную со­сре­до­то­чен­ность, лю­бовь к сло­ву Бо­жию и при­выч­ку об­ра­щать­ся к Пи­са­нию во всех слу­ча­ях жиз­ни. «От юна­го бо воз­рас­та, от мла­дых ног­тей от мир­ских су­е­мудрий от­вра­ти се­бе, – го­во­рит опи­са­тель его жи­тия. – Гла­сы Бо­же­ствен­ны­ми все­гда огла­со­ва­ше уше­са своя, свя­тых книг по­уче­ний слад­це по­слу­ша­ю­щи, от­ню­ду­же при­тя­жа се­бе за­ча­ло пре­муд­ро­сти – страх Бо­жий и пре­муд­рость ра­зу­ма от Пи­са­ний Свя­тых». Лю­бил князь цер­ков­ное пе­ние и цер­ков­ные служ­бы, хо­ро­шо знал устав цер­ков­ный и пре­крас­но пом­нил, па­мять ка­ко­го свя­то­го и в ка­кой день со­вер­ша­ет­ся. Лю­бил он тай­ные ноч­ные мо­лит­вы и ча­сто но­чью, тай­ком от всех, хо­дил в храм, за­жи­гал све­чи и мо­лил­ся.

Вме­сте с глу­бо­ким бла­го­че­сти­ем свя­той князь Ан­дрей сов­ме­щал рат­ные по­дви­ги. Храб­рый и ис­кус­ный во­ин, Ан­дрей от­ли­чал­ся осо­бой на­ход­чи­во­стью и сно­ров­кой, «му­же­ство и ум в нем жи­ли, прав­да и ис­ти­на в нем хо­ди­ли, вто­рым муд­рым Со­ло­мо­ном был он», – пи­сал ле­то­пи­сец. Участ­ник мно­гих по­хо­дов сво­е­го во­ин­ствен­но­го от­ца, князь Ан­дрей не раз в сра­же­ни­ях был бли­зок к смер­ти. Под Луц­ком (1150 г.) он гнал непри­я­те­лей и был окру­жен ими на мо­сту – был спа­сен от ко­пья немец­ко­го на­ем­ни­ка мо­лит­ва­ми к ве­ли­ко­му­че­ни­ку Фе­о­до­ру Стра­ти­ла­ту, чья па­мять со­вер­ша­лась в тот день (8/21 фев­ра­ля). Бро­сясь на дру­гую сто­ро­ну ре­ки, он гнал стрел­ков непри­я­тель­ских к го­ро­ду, но был остав­лен сво­и­ми; один из его дру­жи­ны, схва­тив за уз­ду ко­ня Ан­дре­ева, дер­жал его и тем спас от пле­на, ес­ли не от смер­ти. В 1152 го­ду в жар­кой бит­ве при р. Ру­те князь Ан­дрей силь­ным уда­ром из­ло­мал свое ко­пье, шлем сле­тел с го­ло­вы его и щит упал на зем­лю, но и на этот раз Про­мысл Бо­жий незри­мо спас кня­зя-мо­лит­вен­ни­ка.

Уме­лый во­ин, юный князь вме­сте с тем «не ве­ли­чав был на рат­ный чин». Ле­то­пис­цы осо­бо от­ме­ча­ют ми­ро­твор­че­ский дар свя­то­го Ан­дрея, ред­кий в кня­зьях и пол­ко­вод­цах то­го су­ро­во­го вре­ме­ни. Со­че­та­ние во­ин­ской доб­ле­сти с ми­ро­лю­би­ем и ми­ло­сер­ди­ем, ве­ли­ко­го сми­ре­ния с неукро­ти­мой рев­но­стью о Церк­ви бы­ло в выс­шей сте­пе­ни при­су­ще кня­зю Ан­дрею. Он лю­бил ни­щих и убо­гих и да­вал ми­ло­сты­ню, го­во­ря: «Се есть Хри­стос, при­ше­дый ис­ку­сить ме­ня».

Князь Ан­дрей, рож­ден­ный и вос­пи­тан­ный на се­ве­ре, лю­бил свою ро­ди­ну – Суз­даль­скую зем­лю – и уме­ло управ­лял ею, на­саж­дая чи­сто­ту нра­вов и бла­го­че­стие. Вме­сте с от­цом сво­им, кня­зем Юри­ем Дол­го­ру­ким, стро­ил в 1147 г. Моск­ву, в 1152 г. – Юрьев Поль­ский, го­род во Вла­ди­мир­ской зем­ле, в 1154 г. – Дмит­ров и укра­шал хра­ма­ми Ро­стов, Суз­даль, Вла­ди­мир.

В это вре­мя на се­ве­ро-во­сточ­ные окра­и­ны Ки­ев­ско­го го­су­дар­ства, где бы­ло рас­по­ло­же­но кня­же­ство свя­то­го Ан­дрея, ши­ро­ким по­то­ком дви­ну­лись боль­шие мас­сы пе­ре­се­лен­цев из юж­ных пре­де­лов Ру­си. Это бы­ли лю­ди, из­му­чен­ные по­сто­ян­ны­ми меж­до­усо­би­ца­ми удель­ных кня­зей, та­тар­ски­ми на­бе­га­ми, стра­дав­шие от раз­гу­ла и бес­чинств свое­воль­ных кня­же­ских дру­жин. Они рев­но­ва­ли о чи­сто­те пра­во­сла­вия и ис­ка­ли прав­ды и бла­го­че­сти­вой жиз­ни в све­те Хрис­то­ва Еван­ге­лия. С ве­ли­кой лю­бо­вью встре­чал свя­той князь по­се­лен­цев и, как доб­рый хо­зя­ин, вся­че­ски по­мо­гал им устра­и­вать­ся на но­вом ме­сте: рас­чи­ща­лись ле­са, за­се­и­ва­лась хле­бом дев­ствен­ные зем­ли; лю­ди ста­ли за­ни­мать­ся зем­ле­де­ли­ем, пче­ло­вод­ством, ры­бо­лов­ством, охо­той. Огром­ные ре­ки Вол­га и Ока с при­то­ка­ми от­кры­ва­ли вод­ные пу­ти. Устраи­ва­лись до­ро­ги, мо­сты, раз­ви­ва­лись ре­мес­ла, про­цве­та­ла тор­гов­ля. Воз­ни­ка­ли го­ро­да Тверь, Га­лич, Псков, Ста­ро­дуб, Зве­ни­го­род.

Ко­гда в 1154 го­ду Юрий Дол­го­ру­кий стал ве­ли­ким кня­зем Ки­ев­ским, он дал сы­ну в удел Вы­ш­го­род под Ки­е­вом, чтобы в его храб­ро­сти иметь близ­кую се­бе опо­ру. Но не по ду­ше бы­ло бла­го­че­сти­во­му Ан­дрею на юге Ру­си. С глу­бо­кой скор­бью вос­при­ни­мал он меж­до­усоб­ные рас­при кня­зей, бес­чин­ства их дру­жин, без­за­щит­ность на­се­ле­ния и стре­мил­ся в Суз­даль­ские зем­ли, где в про­ти­во­вес шум­но­му, бес­по­кой­но­му югу бы­ли ти­ши­на, по­кой и бла­го­че­стие. И в серд­це его все бо­лее и бо­лее воз­го­ра­лась му­же­ствен­ная и ре­ши­тель­ная мысль – ос­но­вать еди­ную силь­ную кня­же­скую дер­жа­ву на се­ве­ре Ру­си с еди­ной пра­во­слав­ной ве­рой. «Нече­го нам здесь, ба­тюш­ка, де­лать, – го­во­рил он от­цу, – уй­дем-ка от­сю­да за­теп­ло».

А неза­дол­го до это­го Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх Лу­ка Хри­зо­верг по вну­ше­нию Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы по­слал в Ки­ев кня­зю Юрию Дол­го­ру­ко­му ве­ли­кую свя­ты­ню – чу­до­твор­ную ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри, на­пи­сан­ную еще еван­ге­ли­стом Лу­кой. Око­ло 1130–1131 гг. вме­сте с ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри «Пи­ро­го­ща» обе свя­ты­ни бы­ли пе­ре­не­се­ны на Русь. Здесь им ока­за­ли до­стой­ную встре­чу: для ико­ны Бо­го­ма­те­ри «Пи­ро­го­ща» по­стро­и­ли цер­ковь, а ико­ну, впос­лед­ствии на­зван­ную Вла­ди­мир­ской, по­ме­сти­ли в ро­до­вом име­нии св. рав­ноап­ос­толь­ной Оль­ги в Вы­ш­го­ро­де в быв­шем там жен­ском мо­на­сты­ре. Это бы­ло зна­ком осо­бой ми­ло­сти Бо­жи­ей и ве­ли­ко­го бла­го­сло­ве­ния для Рос­сий­ской зем­ли.

«Ви­дя чу­дес мно­же­ство» от при­не­сен­ной в Вы­ш­го­род свя­той ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, бла­го­вер­ный князь Ан­дрей «воз­го­ре­ся ду­хом и умо­ля­ше Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу, да ска­жет свя­тую во­лю Свою» и да бла­го­сло­вит его. Со сле­за­ми и лю­бо­вью рас­кры­вал он свое серд­це в го­ря­чей мо­лит­ве пе­ред чу­до­твор­ной ико­ной Пре­бла­го­сло­вен­ной Вла­ды­чи­цы: «О, Пре­чи­стая Гос­по­же, Де­во Бо­го­ро­ди­це, Ма­ти Хри­ста Бо­га на­ше­го! Аще хо­ще­ши, мо­же­ши мне По­мощ­ни­ца бы­ти в Ро­стов­ской зем­ле, иде­же тщим­ся ше­ство­ва­ти, и та­мо по­се­ти нас, Вла­ды­чи­це!» – так ча­сто и уми­лен­но взы­вал князь.

И Ма­терь Бо­га на­ше­го услы­ша­ла немолч­ный вопль Сво­е­го из­бран­ни­ка и бла­гос­ло­ви­ла его бла­гое на­чи­на­ние. Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, «от ико­ны Сво­ей ми­ло­сти нам ис­то­ча­ю­щая», ви­ди­мым зна­ме­ни­ем ука­за­ла во­лю Свою. В Выш­го­ро­де ико­на ино­гда воз­вы­ша­лась, под­ни­ма­лась, сто­я­ла на воз­ду­хе, ино­гда в хра­ме «но­ша­ше­ся сю­ду и сю­ду», об­на­ру­жи­вая стрем­ле­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри по­ки­нуть это ме­сто. То­гда бла­го­вер­ный князь Ан­дрей, «улу­чив же­ла­е­мое» и взяв свя­тую ико­ну, как ве­ли­кое со­к­ро­ви­ще и бла­го­сло­ве­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри, «идя­ше в путь свой, ра­ду­я­ся и поя Бо­гу» (ака­фист). Тай­но от всех мо­ло­дой князь со свя­щен­ни­ком Ми­ку­ли­цею (Ни­ко­ла­ем), диа­ко­ном Несто­ром и их се­мей­ства­ми вес­ной 1155 го­да вы­ехал из Ки­е­ва. Бла­го­че­сти­вое пре­да­ние, за­пи­сан­ное позд­ней­ши­ми ле­то­пис­ца­ми, со­об­ща­ет, что бла­го­дать Бо­жия бы­ла с ним. Ед­ва пут­ни­ки всту­пи­ли в пре­де­лы Ро­сто­во-Суз­даль­ско­го кня­же­ства, как от ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри на­ча­ли со­вер­шать­ся чу­де­са, впо­след­ствии за­пи­сан­ные ду­хов­ни­ком кня­зя Ан­дрея «по­пом Ми­ку­ли­цей» в «Ска­за­нии о чу­де­сах Вла­ди­мир­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри».

В пре­де­лах Моск­вы, то­гда еще со­всем юно­го го­ро­да, по мо­лит­ве кня­зя пред ико­ной был чу­дес­но спа­сен от по­топ­ле­ния в ре­ке Яу­зе один из его слуг; за­тем на Ро­гож­ских по­лях конь сбил же­ну свя­щен­ни­ка Ми­ку­ли­цы и за­топ­тал ее но­га­ми, но по мо­лит­ве пред ико­ной по­стра­дав­шая оста­лась невре­ди­мой. Осо­бая же бла­го­дать Ма­те­ри Бо­жи­ей от­кры­лась непо­да­ле­ку от Вла­ди­ми­ра, вер­стах в де­ся­ти вниз по те­че­нию ре­ки Клязь­мы. Свя­той князь Ан­дрей на­ме­ре­вал­ся по­ста­вить ико­ну в Ро­сто­ве, но по дей­ствию си­лы Бо­жи­ей обоз оста­но­вил­ся. Ло­ша­ди ни­как не шли даль­ше. То­гда ло­ша­дей пе­ре­ме­ни­ли, но и но­вые не мог­ли по­дви­нуть­ся с ме­ста. Бла­го­вер­ный князь Ан­дрей счел это за тай­ное из­ве­ще­ние Бо­жие, «и зде бла­гую во­лю Твою, Вла­ды­чи­це, позна». От­слу­жи­ли мо­ле­бен пе­ред чу­до­твор­ной ико­ной. Князь и все при­сут­ству­ю­щие на ко­ле­нях мо­ли­лись со сле­за­ми. И ко­гда на­ста­ла ночь, бы­ло чуд­ное ви­де­ние. Пре­свя­тая Де­ва яви­лась с хар­ти­ей и ска­за­ла бла­го­вер­но­му кня­зю Ан­дрею: «Не хо­чу, чтобы ты нес об­раз Мой в Ро­стов. По­ставь его во Вла­ди­ми­ре, а на сем ме­сте возд­виг­ни цер­ковь ка­мен­ную во имя Рож­де­ства Мо­е­го и устрой оби­тель ино­кам».

Бла­го­че­сти­вый князь немед­лен­но за­ло­жил храм и, при­звав ис­кус­ных ико­но­пис­цев, ве­лел на­пи­сать им ико­ну Бо­го­ро­ди­цы в том мо­лит­вен­ном ви­де, в ка­ком Она яви­лась ему. Бо­го­лю­би­вая ико­на бы­ла на­пи­са­на гре­че­ским пись­мом. На ней Бо­го­ро­ди­ца изо­бра­же­на во весь рост, со свит­ком в пра­вой ру­ке, ле­вая об­ра­ще­на в мо­лит­ве ко Спа­си­те­лю, сам же князь изо­бра­жен на ней в мо­лит­вен­ном пред­сто­я­нии. Ико­на про­сла­ви­лась мно­ги­ми чу­де­са­ми. Она ста­ла на­зы­вать­ся Бо­го­лю­би­вой, а оби­тель и го­род – Бо­го­лю­бо­во, сам князь – Бо­го­люб­ским. В бла­го­дар­ность Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це в 1155 го­ду бла­го­вер­ный князь по­ве­лел укра­сить свя­тую ико­ну дра­го­цен­ным ок­ла­дом, а в па­мять чу­дес­но­го яв­ле­ния Ее в 1157 го­ду уста­но­вил еже­год­ное празд­но­ва­ние в честь ико­ны 18 июля.

Го­род Бо­го­лю­бо­во и его окрест­но­сти по ме­сто­по­ло­же­нию на вы­со­ком бе­ре­гу Клязь­мы, а так­же рас­сто­я­нию от Вла­ди­ми­ра (один­на­дцать верст) во всем на­по­ми­нал Вы­ш­го­род, на­хо­див­ший­ся на вы­со­ком бе­ре­гу Дне­пра и на та­ком же рас­сто­я­нии от Ки­е­ва, как и Бо­го­лю­бо­во от Вла­ди­ми­ра.

15 мая 1157 го­да ве­ли­кий князь Ки­ев­ский Юрий Дол­го­ру­кий умер, и свя­той бла­го­вер­ный князь Ан­дрей был из­бран и утвер­жден на Ро­сто­во-Суз­даль­ский кня­же­ский стол, «зане бе лю­бим все­ми за пре­мно­гую его доб­ро­де­тель, иже имя­ше преж­де к Бо­гу и ко всем су­щим под Ним».

Де­я­тель­ность свя­то­го Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го как са­мо­сто­я­тель­но­го кня­зя Ро­сто­во-Суз­даль­ской зем­ли весь­ма важ­на в ис­то­ри­че­ском от­но­ше­нии: здесь он яв­ля­ет­ся на­чи­на­те­лем но­во­го го­судар­ствен­но­го по­ряд­ка, сто­ит у ис­то­ков Рус­ско­го цен­тра­ли­зо­ван­но­го го­су­дар­ства.

Но из­бран­ник стар­ших го­ро­дов, Ро­сто­ва и Суз­да­ля, свя­той Ан­дрей не жил ни в том, ни в дру­гом, по­то­му что здесь кня­же­ская власть ослаб­ля­лась зна­че­ни­ем ве­ча и бо­яр. И столь­ным го­ро­дом по вну­ше­нию Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы он из­брал при­го­род – Вла­ди­мир на Клязь­ме. Князь Ан­дрей же­лал не толь­ко воз­вы­сить Вла­ди­мир над ста­ры­ми го­ро­да­ми сво­е­го кня­же­ства, но и со­здать из него вто­рой Ки­ев. Бы­ли на­сы­па­ны ва­лы, рас­ши­рен го­род и устро­е­ны сте­ны, и но­вая сто­ли­ца за­си­я­ла бо­гат­ством и бла­го­ле­пи­ем. С за­пад­ной сто­ро­ны бы­ли по­стро­е­ны по при­ме­ру Ки­е­ва и Кон­стан­ти­но­по­ля Зо­ло­тые во­ро­та, с во­сточ­ной – Се­реб­ря­ные, с се­вер­ной – Мед­ные, с юж­ной – Волж­ские.

И в 1153 го­ду в по­хва­лу и честь Пре­свя­та­го име­ни Бо­го­ро­ди­цы был за­ло­жен во Вла­ди­ми­ре Успен­ский со­бор по об­ра­зу чу­дес­но­го ки­ев­ско­го хра­ма. Бла­го­вер­ный князь ре­шил по­стро­ить та­кой храм, «ка­ких ни­ко­гда не бы­ло на Ру­си и ни­ко­гда не бу­дет», чтобы все бы­ли по­ра­же­ны этим ве­ли­че­ствен­ным се­ле­ни­ем сла­вы Бо­га хри­сти­ан­ско­го и Его Пре­чи­стой Ма­те­ри. Ка­мень для стен хра­ма при­во­зи­ли вод­ным пу­тем из Волж­ской Бол­га­рии и вы­гру­жа­ли на бе­ре­гу ре­ки Нер­ли, при впа­де­нии ее в ре­ку Клязь­му, при этом де­ся­тую часть кам­ня остав­ля­ли для по­стро­е­ния впо­след­ствии зна­ме­ни­то­го По­кров­ско­го хра­ма. Со всех зе­мель Ру­си «при­во­де Бог ма­сте­ры», чтобы по­стро­ить «свят храм Свой и ди­вен в прав­де». И через два го­да ве­ли­ко­леп­но укра­шен­ный храм был со­ору­жен и освя­щен.

Успен­ский со­бор го­рел и бли­стал зо­ло­том. Вер­ха – в зо­ло­те, две­ри цер­ков­ные – в зо­ло­те, па­ни­ка­ди­ла – зо­ло­тые, се­реб­ро, жем­чуг; он пред­став­лял из се­бя «свет­лость некую зре­ти». Он был жи­вой про­по­ве­дью о ве­ли­чии и сла­ве Ис­тин­но­го в Тро­и­це сла­ви­мо­го Бо­га. В этом ве­ли­ко­леп­ном хра­ме бла­го­вер­ный князь Ан­дрей по­ста­вил и глав­ную свя­ты­ню свою, став­шую от­ныне свя­ты­ней всей Се­вер­ной Ру­си, – чу­до­твор­ную ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри, и ста­ла она на­зы­вать­ся Вла­ди­мир­ской. А на ме­сте встре­чи при пе­ре­не­се­нии ико­ны из Бо­го­лю­бо­ва на бе­ре­гу ре­ки бы­ла по­стро­е­на цер­ковь во имя Сре­те­ния ико­ны Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Вла­ди­мир­ской.

В день по­став­ле­ния ико­ны Бо­го­ма­те­ри в со­бо­ре князь Ан­дрей объ­явил се­бя еди­но­дер­жав­ным ве­ли­ким кня­зем всея зем­ли Рус­ской, го­род Вла­ди­мир про­воз­гла­сил пре­столь­ным го­ро­дом, а Успен­ский со­бор стал глав­ным хра­мом во всей Рус­ской зем­ле. На со­дер­жа­ние хра­ма свя­той Ан­дрей дал от стад и тор­го­вых по­шлин, ода­рил се­ла­ми.

Так, «име­я­ше в се­бе бла­го­дат­ное со­кро­ви­ще, ико­ну Твою Вла­ди­мир­скую, пре­успе­ва­ше от си­лы в си­лу оте­че­ство на­ше». Вла­ди­мир­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри ста­ла ве­ли­кой на­цио­наль­ной свя­ты­ней на Ру­си, а свя­той Ан­дрей Бо­го­люб­ский явил­ся ос­но­ва­те­лем но­во­го го­су­дар­ства.

И Ма­терь Бо­жия вну­ши­ла бла­го­че­сти­во­му кня­зю стро­ить мо­на­сты­ри, хра­мы и го­ро­да как ос­но­ву кре­по­сти, мо­щи, един­ства Ру­си. На­ча­лось про­све­ще­ние Се­вер­ной Ру­си. Там, где рань­ше по­лу­ди­кие пле­ме­на за­ни­ма­лись охо­той и ры­бо­лов­ством да по­кло­ня­лись без­душ­ным ис­ту­ка­нам, вос­си­ял свет Хри­стов, бла­го­ве­стие о Хри­сте Иису­се раз­ру­ши­ло тьму язы­че­ско­го нече­стия. По­яви­лось ико­но­пи­са­ние, от­кры­ва­лись шко­лы, при этом со­хра­ня­лись древ­ние бла­го­че­сти­вые тра­ди­ции Ви­зан­тии, Ки­ев­ской Ру­си и устои пра­во­слав­но­го бы­тия.

Трид­цать хра­мов бы­ло со­зда­но свя­тым кня­зем Ан­дре­ем. Толь­ко за шесть пер­вых лет сво­е­го кня­же­ния он по­стро­ил во­семь ка­мен­ных хра­мов: Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы в Бо­го­лю­бо­ве (1159 г.), Вла­ди­мир­ский Успен­ский со­бор (1158–1160 гг.), Успе­ния Бо­го­ро­ди­цы в Ро­сто­ве (1162 г.), По­ло­же­ния ри­зы Бо­го­ма­те­ри на Зо­ло­тых во­ро­тах во Вла­ди­ми­ре (1164 г.), цер­ковь Спа­са во Вла­ди­ми­ре (1164 г.), По­кро­ва Бо­го­ро­ди­цы при устье Нер­ли, близ Бо­го­лю­бо­ва (1165 г.), свя­то­го му­че­ни­ка Леон­тия в Бо­го­лю­бо­ве, свя­то­го Ан­дрея Стра­ти­ла­та в Бо­го­лю­бо­ве.

О се­бе он пи­сал: «Я Бе­лую Русь го­ро­да­ми и се­ла­ми за­стро­ил и мно­го­люд­ною со­де­лал». Он укре­пил и объ­еди­нил Рус­скую зем­лю, ос­но­вал но­вый ду­хов­ный центр. Рас­про­стра­няя хри­сти­ан­ство, он кре­стил мно­гих бол­гар-языч­ни­ков. Он, по ска­за­нию ле­то­пис­ца, имел обык­но­ве­ние во­дить в свои хра­мы всех языч­ни­ков, сво­их и при­ез­жав­ших, а ча­ще все­го куп­цов из раз­ных стран «от ла­ты­нян и от всей по­га­ни» и по­ка­зы­вать им «ис­тин­ное хри­сти­ан­ство». «Языч­ни­ки, бол­га­ре, жи­до­ве и вся по­гань» по­ра­жа­лись ве­ли­чи­ем и кра­со­той цер­ков­но­го бла­го­ле­пия, где по­ис­ти­не небо со­еди­ня­ет­ся с зем­лей, бла­го­дать Бо­жия ка­са­лась их сер­дец, и мно­гие при­ни­ма­ли Свя­тое Кре­ще­ние. Та­ко­вы бы­ли по­след­ствия впе­чат­ле­ний от со­здан­ных св. Ан­дре­ем Бо­го­люб­ским ве­ли­че­ствен­ных хра­мов.

По бла­го­дат­но­му за­ступ­ле­нию и по­мо­щи Слав­ной Вла­ды­чи­цы Бо­го­ро­ди­цы и за­бо­та­ми свя­то­го кня­зя рас­про­стра­ня­лась и креп­ла пра­во­слав­ная ве­ра – ве­ли­кая си­ла Хри­сто­ва, и раз­роз­нен­ное язы­че­ство в этих свя­тых кра­ях объ­еди­ни­лось пла­ме­нем об­щей мо­лит­вы в еди­ную ве­ли­ко­рус­скую на­род­ность – Пра­во­слав­ную Русь. «По­се­щая ве­ли­ко­леп­ные хри­сти­ан­ские хра­мы, Се­вер­ная Русь под по­кро­вом еди­ной ре­ли­гии на­ча­ла чув­ство­вать свое един­ство, и со­здав­ша­я­ся на­род­ность ве­ли­ко­рус­ская здесь, в этих хра­мах, при­об­ре­ла твер­дое и непо­ко­ле­би­мое убеж­де­ние, что без Пра­во­сла­вия не мо­жет быть и Ру­си» (В. Ге­ор­ги­ев­ский).

В 1160 го­ду со­вер­ши­лось со­бы­тие, ко­то­рое ока­за­ло важ­ное вли­я­ние на раз­ви­тие и укреп­ле­ние хри­сти­ан­ства в Ро­сто­во-Суз­даль­ской зем­ле, – это об­ре­те­ние мо­щей свв. Леон­тия и Ис­а­ии, про­све­ти­те­лей Ро­стов­ских. Бла­го­вер­ный князь Ан­дрей Бо­го­люб­ский устро­ил для свя­тых мо­щей ве­ли­ко­леп­ные гроб­ни­цы. Это нетле­ние свя­тых остан­ков и чу­де­са, со­вер­шав­ши­е­ся при мо­щах пер­вых про­све­ти­те­лей Ро­стов­ских, бы­ли убе­ди­тель­ным зна­ме­ни­ем для языч­ни­ков ве­ли­чия хри­сти­ан­ской ве­ры.

Бла­го­вер­ный князь Ан­дрей не рас­ста­вал­ся с Вла­ди­мир­ской ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри, осо­бен­но во вре­мя по­хо­дов на вра­гов. Так, в 1164 го­ду он со­вер­шил доб­лест­ный по­ход на Волж­скую Бол­га­рию, рас­по­ло­жен­ную на Ве­ли­ком Волж­ском пу­ти и пред­став­ляв­шую се­рьез­ную опас­ность для Рус­ско­го го­су­дар­ства. Свя­той Ан­дрей брал с со­бой в этот по­ход Вла­ди­мир­скую ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри и дву­сто­рон­нюю ико­ну, на ко­то­рой бы­ли изо­бра­же­ны Спас Неру­ко­тво­рен­ный на од­ной сто­роне и «По­кло­не­ние Кре­сту» — на дру­гой. (В на­сто­я­щее вре­мя обе ико­ны в Го­судар­ствен­ной Тре­тья­ков­ской га­ле­рее.) Князь и все вой­ско при­час­ти­лись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин и со сле­за­ми мо­ли­лись пред ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри, про­ся Ее по­мо­щи. И ве­ли­кое чу­до бы­ло яв­ле­но от свя­тых икон в день ре­ша­ю­щей по­бе­ды над бол­га­ра­ми 1 ав­гу­ста 1164 го­да. По­сле раз­гро­ма бол­гар­ско­го вой­ска бра­тья (Ан­дрей, его брат Яро­слав, сын Изя­с­лав и др.) вер­ну­лись к «пе­шцам» (пе­хо­те), сто­яв­шим под кня­же­ски­ми стя­га­ми у Вла­ди­мир­ской ико­ны, и по­кло­ни­лись иконе, «хва­лы и пес­ни воз­да­ва­ю­ще ей». И то­гда все уви­де­ли, что от икон Спа­си­те­ля, Бо­го­ма­те­ри и Кре­ста ис­хо­ди­ли ог­нен­ные лу­чи, свет, оза­рив­ший всю мест­ность, и бла­го­уха­ние. И бла­го­вер­ный князь, чтобы уве­ко­ве­чить эту все­силь­ную по­мощь в па­мя­ти на­род­ной, с бла­го­сло­ве­ния Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха учре­дил каж­до­год­нее празд­не­ство 1 ав­гу­ста в па­мять это­го со­бы­тия, ко­то­рое озна­ме­но­ва­ло яв­ный по­кров Бо­жи­ей Ма­те­ри над Рос­си­ей. Од­новре­мен­но в 1164 го­ду ви­зан­тий­ско­му им­пе­ра­то­ру Ма­ну­и­лу († 1180) бы­ло яв­ле­но зна­ме­ние от ико­ны Спа­си­те­ля во вре­мя его по­бед­но­го сра­же­ния с са­ра­ци­на­ми. Изум­лен­ные од­новре­мен­но­стью чу­дес­ных зна­ме­ний пол­ко­вод­цы уста­но­ви­ли по по­чи­ну бла­го­вер­но­го кня­зя Ан­дрея празд­но­ва­ние 1 ав­гу­ста – Все­ми­ло­сти­во­му Спа­су и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це.

А 1 ок­тяб­ря был уста­нов­лен празд­ник По­кро­ва Бо­жи­ей Ма­те­ри над Русью. По­кров есть празд­ник на­цио­наль­но­го тор­же­ства, ве­ли­кой ра­до­сти при­ня­тия Бо­го­ро­ди­цей под Свой омо­фор Свя­той Ру­си. И хо­тя он был ос­но­ван на со­бы­тии, имев­шем ме­сто в Ви­зан­тии, та­ко­го празд­ни­ка нет ни на ла­тин­ском За­па­де, ни на гре­че­ском Во­сто­ке, и уста­нав­ли­вал­ся он как знак имен­но рус­ско­го Пра­во­сла­вия для про­слав­ле­ния За­ступ­ни­цы но­во­го Ее уде­ла – Ру­си За­лес­ской. Празд­ник По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы бли­зок для нас осо­бым вы­ра­же­ни­ем на­деж­ды на ско­рое за­ступ­ни­че­ство и ми­ло­сер­дие Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Свя­тым Ан­дре­ем был по­стро­ен пер­вый храм, по­свя­щен­ный но­во­му празд­ни­ку, – зна­ме­ни­тый По­кров на Нер­ли. Он воз­двиг его в 1165 го­ду как при­но­ше­ние по­хва­лы Бо­гу за по­бе­ду над вра­га­ми и про­слав­ле­ние Бо­го­ма­те­ри, при­яв­шей под Свой по­кров Русь Пра­во­слав­ную. Храм был по­стро­ен в устье ре­ки Нер­ли, при впа­де­нии ее в ре­ку Клязь­му. По во­ле кня­зя из при­во­зи­мо­го бе­ло­го кам­ня для стро­и­тель­ства Успен­ско­го со­бо­ра во Вла­ди­ми­ре от­кла­ды­ва­лась де­ся­тая часть для По­кров­ской церк­ви. Здесь зод­чие и ма­сте­ра сде­ла­ли бу­лыж­ное ос­но­ва­ние ис­кус­ствен­но­го хол­ма, по­верх­ность его об­ли­це­вав бе­ло­ка­мен­ны­ми пли­та­ми. Вар­ва­ры Ба­тыя не тро­ну­ли хра­ма, и еже­год­ный раз­лив двух рек в те­че­ние се­ми ве­ков не под­мы­вал его ос­но­ва­ния. Бы­ли неко­то­рые по­пыт­ки ра­зо­рить, раз­ру­шить этот храм – ше­девр ми­ро­вой ар­хи­тек­ту­ры, но си­ла Бо­жия со­хра­ни­

azbyka.ru

Убит заговорщиками Князь Андрей Боголюбский :: Издательство Русская Идея

29.06.1174 (12.07). - Убит заговорщиками Князь Андрей Боголюбский

Андрей Юрьевич Боголюбский (ок. 1110–1174) – внук Владиміра Мономаха, второй сын князя Юрия Владиміровича Долгорукого и половецкой княжны, дочери хана Аепы Осекевича. Великий Князь Владимірский в 1169-1175 гг., до того княжил в Вышгороде, участвовал в боевых походах отца и храбро принимал участие в боях, рискуя жизнью.

«Когда умер его дед, Андрею было около пятнадцати лет, и он, несмотря на то что жил большей частью в Ростово-Суздальских краях, вполне мог слышать наставления Мономаха или читать их. Отношение к власти как к личной религиозной обязанности утверждалось трудно, взламывая многовековую привычку князей глядеть на Русскую землю как на совместное владение всего княжеского рода Рюриковичей.

При таком порядке старший в роде одновременно являлся Великим Князем и сидел на старшем – Киевском – столе. Остальные владели княжествами менее значительными в зависимости от степени своего старшинства. Внутри княжеского рода при этом не было места государственным отношениям – они принимали чисто семейный характер. Князь никак не был связан со своими временными подданными. Он знал: умрет Киевский Великий князь – его достоинство вместе с престолом перейдет к следующему за ним по старшинству члену рода, и это вызовет перемещение остальных князей в те уделы, которые теперь соответствуют степени их старшинства. Новое положение будет сохраняться до тех пор, пока жив новый глава рода. Затем – новая передвижка. Такой порядок был неудобен и сложен из-за вечных споров по поводу старшинства и попыток не в очередь занять тот или иной стол...

Св. Андрей Боголюбский видел настоятельную необходимость сломать, упразднить этот родовой строй с тем, чтобы расчистить место единому Русскому государству. Смолоду известный набожностью, умом и боевой удалью, он на собственном опыте убедился в гибельности родственных княжеских споров и несогласий. Не желая участвовать в междоусобице родичей, в 1155 г. князь Андрей ушел на север, где ростовцы и суздальцы признали его своим князем. Там он основал новое великое княжение Владимірское, которому Промысл Божий предназначил стать почти на два столетия сердцем Русского государства.

На великокняжеском столе св. Андрей вел себя не как старший родич, но как полновластный государь, дающий ответ в своих попечениях о стране и народе единому Богу. Его княжение было ознаменовано многочисленными чудесами, память о которых доселе сохраняется Церковью в празднестве Всемилостивому Спасу (1 августа), благословившему князя на его державное служение. Тогда же был установлен и праздник в честь Покрова Божией Матери, ставший любимым церковным праздником русского народа.

Чувствуя, что Россия гибнет от разделения власти, св. Андрей в своих стараниях ввести единодержавие особо рассчитывал на покров и заступление Пресвятой Богородицы. Уходя в северные земли, он взял с собой [из Вышгородского женского монастыря] чудотворную икону, писанную, по преданию, святым евангелистом Лукой на доске стола, за которым трапезовал в дни своей юности Сам Спаситель со Своей Матерью и св. Иосифом Обручником; увидев эту икону, Пресвятая Богородица сказала: «Отныне ублажат Мя вси роди. Благодать Рождшегося от Меня и Моя да будет с сей иконой!». [Эту икону назовут вскоре по месту ее пребывания Владимiрской и она станет главной святыней на Руси. – Ред.].

Дважды утром икону находили сошедшей со своего места в Вышгородском соборе и стоящей на воздухе, как бы приглашая князя в путь, благословение на который он испрашивал у Пречистой в своих усердных молитвах.

Когда св. Андрей миновал Владимір, бывший в то время незначительным ремесленным городком, то кони, везшие икону, остановились и не могли сдвинуться с места. [В житиях указывается, что по дороге Князю явилась Божия Матерь. На месте Ее чудесного явления, по Ее повелению, Князь Андрей основал обитель с селением, названным Боголюбово. По просьбе Князя была написана икона Владычицы в том, виде, как Она ему явилась (1157), названная Боголюбской. – Ред.] Князь назвал это место Боголюбовом, потому что в происшедшем усмотрел знамение Божие, а Владимір сделал столицей княжества. [1 августа 1164 г., когда Андрей был в походе против волжских булгар, от Владимирской иконы воссиял дивный свет, который озарил весь княжеский полк. Память об этом чуде сохраняется и сейчас в праздновании 1/14 августа. – Ред.]

Многочисленные чудеса, явленные впоследствии Пресвятой Богородицей, побудили князя установить церковное празднование Покрова Божией Матери, явленного над Россией во всем течении ее истории. Праздник этот чтится в России не менее двунадесятых. Показательно, что только Русская Церковь столь торжественно отмечает его, несмотря на то, что событие, вспоминаемое в этот день (видение покрова над собором молящихся), произошло в Византии.

Столь ревностное стремление к объединению народа не могло остаться без противления со стороны антиправославных сил. Знаменательна, с этой точки зрения, мученическая кончина князя в 1174 г. Летопись недвусмысленно подчеркивает религиозный характер кончины св. Андрея. Главное лицо среди “начальников убийства” – ключник Анбал Ясин – иудей [при участии еще одного: Ефрема Моизича. – Ред.]. Совет злоумышленников летописец уподобляет совещанию "Иуды с жидами" перед предательством Спасителя.

Летопись приводит и непосредственную причину преступления – это активная просветительская деятельность князя среди иноверных купцов, в результате которой увеличилось число иудеев, принимавших Православие. Оплакивая своего господина, верный слуга Кузьма говорит: «Бывало, придет гость какой из Царьграда... или латынин... даже поганин какой если придет, князь сейчас скажет: поведите его в церковь, в ризницу, пусть видят истинное христианство и крестятся; так и случалось: болгары и жиды и всякая погань, видя славу Божию и украшение церковное, крестились и теперь горько плачут по тебе...» Согласно воззрениям Талмуда, гой, "совративший" еврея в христианство, заслуживает безусловной смерти.

Узнав об убийстве князя, владимірцы взбунтовались, и лишь крестные ходы по улицам города с чудотворной иконой Богоматери Владимірской предотвратили дальнейшие кровопролития. Церковь, свидетельствуя богоугодность трудов великого князя, прославила его святым. В памяти потомков он остался русским властителем, почувствовавшим себя не владельцем земли, а Божьим слугой, попытавшимся воплотить в жизнь идеал христианской государственности».

Митрополит Иоанн (Снычев)
http://www.hrono.info/biograf/bogolyub.html

+ + +

Как был убит Великий князь. Однажды Андрей казнил одного из ближайших родственников своей жены, Кучковича. Тогда брат казненного Яким Кучкович вместе с зятем своим Петром и некоторыми другими княжескими слугами решил избавиться от своего господина. К заговору вскоре пристали домашние слуги князя – некий яс (осетин) по имени Анбал и еще жид по имени Ефрем Моизич.

В ночь с 29 на 30 июня 1174 г. они для храбрости напились вина и, пьяные, пошли к княжеской спальне и выломали двери. Андрей вскочил, хотел схватить меч, который был всегда при нем (тот меч принадлежал прежде св. Борису), но меча не было. Ключник Анбал украл его днем из спальни. В то время, когда Андрей искал меч, двое убийц вскочили в спальню и бросились на него, но Андрей был силен и уже успел одного повалить, как вбежали остальные и бросились на Андрея; тот долго отбивался, несмотря на то, что со всех сторон секли его мечами, саблями, кололи копьями. «Нечестивцы, – кричал он им. – Зачем хотите сделать то же, что Горясер [убийца св. Глеба]? Какое я вам зло сделал? Если прольете кровь мою на земле, то Бог отметит вам за мой хлеб». Наконец Андрей упал под ударами; убийцы, думая, что дело кончено, взяли своего раненого и пошли вон из спальни, дрожа всем телом, но, как скоро они вышли, Андрей поднялся на ноги и пошел под сени, громко стеная; убийцы услыхали стоны и возвратились назад, нашли князя по кровавому следу и прикончили его.

4 июля состоялось погребение Князя в построенном им Успенском соборе во Владиміре. Открытие св. мощей Князя Андрея произошло в 1702 году.

Церковь отмечает память его в день погребения 4 (17) июля.

Боголюбово. Лестничная башня, место убийства князя

Использован материал: http://www.hrono.info/biograf/bogolyub.html

+ + +

Чтобы охарактеризовать личные качества этого выдающегося государственного деятеля, лучше всего процитировать Льва Александровича Тихомирова: «Одарённый огромными способностями, он в то же время отличался превосходными нравственными качествами. Его память не запятнана никакими пороками, никакими низкими поступками, никакими даже случайными преступлениями. Его благочестие, его искренняя вера, молитвы и посты, его широкая благотворительность – несомненны. При редкой храбрости и военных талантах, он приобрёл много военной славы, но не дорожил ею и не любил войны. Точно так же, при огромных трудах на пользу своей земли, он совершенно не дорожил популярностью. Всей своей жизнью он представляет человека идеи, который только ею дорожил, был готов для неё всё сделать, всем пожертвовать и всем рискнуть».

В чём же заключалась идея, овладевшая сыном Юрия Долгорукого и внуком Владиміра Мономаха?.. Она родилась в его сознании как результат напряжённых размышлений, материал для которых предоставляла ему его широкая образованность. Как отмечают летописцы, он был человеком "книжным", учёным. Это был мыслитель, и мыслитель незаурядный, сумевший опередить своё время и заглянуть в будущее Русской земли, понять ее историческое предназначение, угадать Божий о ней Замысел. Родившаяся и окрепшая в нем идея была идеей Руси как православного царства.

Какую роль сыграло здесь то обстоятельство, что его прапрадед был император Константин Мономах, сказать трудно, но идея эта, безусловно, византийская. Можно сказать и больше: в ней заключался зародыш будущей идеи "Третьего Рима". Андрей Боголюбский предвосхитил её за целых триста лет до того, как она прозвучала в послании инока Спасо-Елеазаровского монастыря московскому Великому Князю Василию Третьему. Андрей будто предвидел, что Константинополю стоять осталось не так уж долго, и положил делом своей жизни готовить ему замену.

Он начал с установления единовластия в своей суздальской земле. Вскоре она стала являть собой разительный контраст по отношению к остальной Руси: всюду происходили раздоры и усобицы, а здесь царили порядок и спокойствие. Однако Боголюбский не собирался ограничивать поле своей деятельности собственным уделом и ждал только удобного момента, чтобы распространить её на всю Русь... «С Андрея, – пишет Соловьев, – впервые высказывается возможность перехода от родовых отношений к государственным».

Другой поступок Андрея Боголюбского можно назвать классическим для правителей, приучающих подданных к своему самовластию. Он сделал то же самое, что делали три других великих теоретика и практика этой формы правления – Эхнатон, Иван Грозный и Петр Великий [а также Император Константин Великий], – перенёс столицу в новое место (во Владимір), как бы начиная историю России с нуля...

Владимір не прижился в новой роли, как и вся программа Андрея Боголюбского создания русского царства. Она была выдвинута преждевременно... Князя, в конце концов, убили свои же. Русь вернулась к феодальной раздробленности, которую удалось преодолеть лишь к 1448 г. [научением от обратного: в итоге попущения более чем двухвекового ордынского ига по нашим грехам. – Ред.], когда Василий Темный покончил с последним смутьяном Шемякой и стал де-факто первым русским царем, а наша Церковь обрела автокефалию.

Но подвиг Великого князя Андрея не пропал даром: если бы не было первой, неудачной, попытки создать Российскую православную империю, не было бы и второй, удачной. Учитывая огромное историческое значение этого подвига, а также праведность жизни Андрея Боголюбского, его горячую веру и мученическую кончину, наша Церковь причислила его к лику святых. Думается, совсем не случайно то обстоятельство, что его память отмечается в тот самый день, когда был убит, также предательским образом, последний российский Император Николай II – 4 июля по юлианскому календарю. Сам Господь устроил так, что обоих великих страстотерпцев мы поминаем в храмах одновременно.

В.Н. Тростников
http://www.russdom.ru/2004/200407i/20040712.html


Поделиться новостью в соцсетях

 

 

rusidea.org

Полянский меч. - Деяния русов. Потерянные царства Европы. — LiveJournal

Обратить внимание на довольно странные упоминания о мече или скорее о Мече, меня заставила книга Льва Прозорова "Святослав Хоробре. Русский Бог Войны". В ней он описывает историю о прибытии к Святославу византийского посольства, которые подарили князю загадочный меч, после чего он сразу согласился на перемирие и даже радостно благодарил императора Иоанна Цимисхия за подарок, хотя до того отвергал все дары и золото. Тот же рассказ приводится и в "Повести Временных Лет", но акцент сделан не на мече, а на "лютости" Святослава, который отказался от золота и принял в дар оружие, чем изрядно напугал хитрых греков. Прозоров справедливо сравнил это событие - заключение мира на пороге победы в обмен на меч - с аналогичным случаем, имевшим место за несколько лет до греко-русской войны: император Никифор Фока обменял захваченный им меч пророка Мухаммеда - святыню Ислама, на пленных, томящихся в плену у египетского эмира. Что особенного было в мече, подаренном Святославу?

Этому случаю предшествовал странный поединок одного из греческих полководцев с неким "предводителем" русов, якобы исполином, которого грек разрубил его НА ПОПАЛАМ! Прозоров вполне обосновано предположил, что предводитель русов едва ли был могучим исполином, подобным богатырю Икмору, а скорее всего был юношей, старшим сыном Святослава, памяти о котором не сохранили поздние русские летописи, которые к слову забыли многих Святославичей, например Сфенга. Далее, Прозоров закономерно предположил, что сей меч как раз и принадлежал наследнику русского престола! Но вот был ли он так ценен только тем, что Святослав подарил его своему сыну? Задавшись этим вопросом, я стал искать другие известия о знаменитых русских мечах.
Таковых оказалось совсем немного и все они были связаны с именем святого князя Бориса Владимировича, того самого брата Глеба, которого убили то ли вышгородцы по приказу Святополка Окаянного, то ли варяги-скандинавы по приказу Ярослава Мудрого. Меч этот попал каким-то образом (вероятно так же как и икона Владимирской Божьей матери был экспроприирован из вышгородской церкви Бориса и Глеба) у Андрея Боголюбского, но в ночь коварного убийства его был выкраден княжеским ключником Анбалом и после этого следы меча теряются. Особенность этого меча в том, что это единственное оружее, которому уделено такое внимание и несомненно он почитался как родовая святыня, подобно Щербцу, родовому мечу польских Пястов, который принадлежал Болеславу Храброму. Второе упоминание, точнее изображение, Борисова меча мы находим на миниатюрах Радзивилловской летописи. Как известно, эти миниатюры сами по себе являются весьма ценным историческим источником, иногда более точным, чем сама летопись. На одной из миниатюр изображен святой Борис накануне убийства, молящийся на висящий на столбе шатра Меч, обряд скорее языческий, нежели христианский! О возможном вероотступничестве Бориса кстати сообщается и в "Пряди об Эймунде", где рассказывается об убийстве скандинавскими наемниками "конунга Бурицлейва"! Вполне логично предположить, что это тот самый клинок, которым завладел потом Андрей Боголюбский. Почему у знаменитого меча не было других хозяев вполне понятно - он был захоронен вместе с Борисом. Весьма значимо, что именно Борис был хозяином этого клинка - он был любимым сыном Владимира Крестителя и именно ему тот скорее всего завещал после себя киевский престол, чем и обязан был Борис ненависти старших братьев. Все это заставляет думать, что Борисов меч - это тот самый Меч, который стоил рокового для Святослава перемирия с греками. Да и сам Меч был поистине Роковым каждый его хозяин умирал насильственной смертью - предположительный наследник Святослава в Болгарии, сам Святослав, после его смерти меч скорее всего был передан Свенгельдом Ярополку, унаследовавшему русский престол - Ярополк был коварно убит, Борис, которому меч передал убийца Ярополка Владимир, Андрей Боголюбский... Едва ли не эта дурная слава заставила Ярослава похоронить Меч вместе с братом...
По началу я пошел на поводу у своей фантазии в поисках происхождения этого клинка. Вся эта мистическая история удивительно напоминает легенды о проклятых мечах в Скандинавии, причем там один из Мечей - Тюрфинг - связан именно с русами! Тогда я задумался, а не могли ли все эти мечи - Грам Вельсунгов, Тюрфинг русских конунгов и Борисов меч - быть одним Мечом?! У всех трех клинков общее проклятие - они приносят смерть своим обладателям. Меч Грам был даром Вельсунгам Бога войны Одина, Тюрфинг (Тюр - имя другого Бога войны) - тоже описывается как Меч войны, хотя по легенде (Сага о Хервер) его первый владелец конунг Гардарики Свафрлами (или его отец Сигрлами) получил меч от карлика - цверга. Еще один подобный меч был зафиксирован не легендой, но историей! Однажды, пастух-гунн обнаружил торчащий из земли меч, который сразу же отнес в дар своему господину - вождю Аттиле. Это был Меч Бога Войны, о котором было предсказание гуннам (Игорь Коломийцев предположил, что меч нашли в Причерноморье и что это был один из тех акинаков, которые скифы устанавливали в святилищах Бога Войны). Получив чудо-клинок Аттила бросился покорять Европу. Весьма любопытно, что Вельсунгов, владельцев Грама, саги называют также правителями гуннов и по хронологии саг их правление предшествовало правлению Аттилы! Сигрлами, "сын Одина" и брат Ингви (предка шведских и норвежских Инглингов) и Скьельда (предка датских Скьельдунгов), скорее всего герульских вождей 5-6 века, приведших свой народ в Скандинавию после смерти Аттилы и Меч Войны вполне могли они прихватить с собой. Потом владельцами Тюрфинга сага называет викинга Арнгрима, убийцу Свафрлами и мужа его дочери, их сына Ангантюра, вождя готов, его дочь Хервер и ее любимого сына Хейдрика, его сына Ангантюра III, якобы предка Ивара Широкие Объятия, объединившего примерно в конце 7 века королевства Вендельской культуры в Скандинавии и Дании. После Ангантюра, сына Хейдрика не очень понятно, но похоже, что Ивар в итоге был владельцем Тюрфинга. Сей конунг погиб, то ли в бою, то ли утонул во время шторма, в походе против русского конунга Радбарда, которого я считаю отцом легендарного Боривоя и предком Бравлина и Гостомысла. Вполне могло быть, что после гибели Ивара меч достался снова русам, а Бравлин перенес его в будущую Киевскую Русь!
Однако, потом я несколько пересмотрел свои фантастические гипотезы. В ПВЛ упоминается еще один загадочный меч, причем задолго до появления русов в Киеве. В легенде о хазарской дани рассказывается, что на требование хазар, поляне, посовещавшись, передали в качестве дани ОДИН МЕЧ! Надо полагать, что меч был очень дорогим и хранился как святыня много веков, быть может полянским князьям он достался от их русских предков (поляне возводили род своих древних князей к Кию, осноателю Киева-на-Дунае, который согласно былинам был столицей Ругиланда, таким образом и сам Кий и предания о нем восходили к русам, также летописец выводил полян-русь из Норика, где и располагался Ругиланд!). В свою очередь в Хазарии появление меча вызвало нешуточный переполох, так как с ним было связано предсказание о том, что поляне будут собирать дань с хазар (проклятый меч!)! За сим хазары предпочли избавиться от опасных данников - в это самое время к хазарскому кагану обратились русы с просьбой дать им землю для поселения (в это самое время русы переживали тяжелую войну с неким противником (скорее всего с Дунайской Болгарией), о чем свидетельствует посольство в Византию и Германию 839 года, и им нужно было место, куда отступать в случае поражения) (согласно летописи вождями русов были Дир и Оскольд, Бравлина, разорявшего черноморское побережье за 40 лет до того русские (точнее полянорусские) летописи не знают). Хазары подарили новым союзникам Полянскую землю (о русско-хазарском союзе при Дире и Оскольде свидетельствует свободное прохождение русских купцов через Хазарию в Арабский халифат). Самое забавное в этой истории то, что на момент появления хазар, поляне находлись в глубочайшем кризисе, "обижаемые" древлянами и уличами. Их положение было бедственным настолько, что кроме как главной быть может святыни княжеского рода им было просто нечем выплатить дань Хазарии! В результате же их земля стала центром одного из сильнейших государств Средневековья, а их потомки действительно собирали дань с хазар! Вполне вероятно, что в результате походов Святослава (до него как мы помним о Мече не было слышно) Полянский меч вернулся в Киев и князь-воин мог подарить его своему наследнику, погибшему в Болгарии, а потом вместе со Свенгельдом передать Ярополку...
Здесь снова приходиться вспомнить скандинавские легенды... точнее лишь одну - "Сагу о Хервер", где рассказывается о кровожадном мече Тюрфинге. Дело в том, что собственно сюжет первой части саги никак не связан со Скандинавией. Герои саги - Ангантюр, сын Арнгрима, Хервер и ее сыновья - живут в стране готов, их столица зовется Данпарстадир, то есть город на Днепре, место битвы готов и гуннов - Дунахейд! Лишь позднее "Хервер-сага" была искусственно соединена с преданиями о Скьельдунгах, к которым принадлежал Ивар Широкие Объятья. Таким образом, получается, что Тюрфинг совершал свои подвиги на берегах Днепра?!
Это подтверждается и тем косвенным обстоятельством, что в "Хервер-саге" мы видим две разных Руси - Сигрлами и Свафрлами правят в Гардарике, а Радбард, с которым воюет Ивар - в Хольмгарде (Остров-крепость, также германские хронисты называют Рюген, а арабы "Остров русов"!), то есть на Балтике. Тогда Гардарика, которая находится по соседству с готским Данпарстадиром на Днепре - это Дунайский Ругиланд! Вот где был выкован Меч Войны! По мнению исследователей в "Хервер" описаны в легендарно-сказочной форме события 4 века в Причерноморье. Кто знает, может быть именно этот меч искал Аттила, может именно об этом мече рассказывали конунгам северные сказители, может быть перед Тюрфингом склоняли головы короли темных веков и может каким-то образом этот меч снова вернулся на Днепр, вместе с полянами, пути истории неисповедимы...

ortnit.livejournal.com

Андрей Боголюбский. Люди — Путеводитель по Золотому кольцу России

Андрей Юрьевич Боголюбский (около 1111 г. — 9 июня 1174 г.) — князь Вышгородский в 1149 г., 1156 г. Князь Туровский, Пинский и Дорогобужский в 1150—51 г. Великий князь Владимирский в 1157—74 г.

В 1149 г. участвовал в походе против Владимиро-Волынского князя Изяслава II Мстиславича (1096-54), проявил удивительную доблесть при штурме Луцка, где затворился брат Изяславов Владимир.

Вопреки воле отца в 1155 г. покинул Вышгород и обосновался во Владимире. Из Вышгородского женского монастыря увёз с собой икону Богородицы, которая впоследствии стала почитаться как величайшая русская святыня. По дороге в Ростов, ночью во сне князю явилась Богородица и велела оставить икону во Владимире. Андрей так и поступил, а на месте видения построил село Боголюбово, которое со временем стало его любимым местопребыванием. Содействуя развитию феодальных отношений, опирался на дружину, а также на владимирских горожан; был связан с торгово-ремесленными кругами Ростова и Суздаля.

После смерти отца (1157 г.) стал князем Владимирским, Ростовским и Суздальским. Прежде незначительный молодой городок Владимир сделал стольным городом Ростово-Суздальского княжества. С 1159 г. упорно боролся за подчинение Новгорода своей власти и вёл сложную военную и дипломатическую игру в Южной Руси.

В 1159 г. захватил город Волок Ламский, основанный новгородскими купцами (ныне Волоколамск Московской области). Андрей Боголюбский праздновал здесь свадьбу своей дочери Ростиславы с князем Вщижским Святославом Владимировичем, племянником великого князя Киевского, Изяслава Мстиславича. Основал на одном из волоколамских холмов монастырь (ныне Покровская церковь).

Около 1160 г. предпринял неудачную попытку разделить русскую церковь на две митрополии. В 1162 г. выгнал из княжества свою мачеху, греческую царевну Ольгу, вторую жену великого князя Юрия Владимировича Долгорукого, вместе с её детьми Мстиславом, Васильком и восьмилетним Всеволодом. В 1164 г. с сыном Изяславом, братом Ярославом и муромским князем Юрием совершил победоносный поход на волжских булгар, перебил у них много народу и взял знамёна. Взял болгарский город Бряхимов и пожёг три других города.

Зимой 1169 г. организовал поход на Новгород во главе со своим сыном Мстиславом. Окрестности Новгорода были страшно опустошены, а сам город сдался из-за начавшегося голода.

Князь Боголюбский, ведая о том, что вследствие ожесточённой гражданской войны, начавшейся сразу после крещения Руси, к 1000 г. население страны сократилось с 12 млн. до 3 млн. человек, а сама она раскололась на множество враждующих между собой княжеств, сделал свой отчаянный шаг для освобождения России от византийской зависимости. В 1169 г. организовал поход против великого князя Киевского Мстислава II Изяславича. Отправил своего сына Мстислава с ростовскими, суздальскими и владимирскими полками. К этому ополчению присоединилось ещё 10 князей. Так образовалась коалиция 11 князей, войска которых захватили и разграбили Киев, разгромили и сожгли дотла северный оплот Византии на Руси – Киев. После трёхдневной осады войско ворвалось в Киев и впервые в истории взяло его «на щит»: два дня победители грабили город, не щадя никого и ничего: жгли церкви и грабили жителей, одних били, других хватали, жён разлучали с мужьями и уводили в плен. Андрей достиг своей цели – древний Киев утратил своё вековое старейшинство; был ограблен, сожжён, лишён значительного числа жителей, перебитых или уведённых в неволю, поруган и посрамлён от других русских земель.

Прозвище «Боголюбский» получил по названию княжеского замка Боголюбово под Владимиром, своей любимой резиденции.

Изменения в политическом строе Русской земли

Андрей Юрьевич впервые за историю Киевской Руси изменил традицию престолонаследия.

«До сих пор звание старшего великого князя нераздельно соединено было с обладанием старшим киевским столом. Князь, признанный старшим среди родичей, обыкновенно садился в Киеве; князь, сидевший в Киеве, обыкновенно признавался старшим среди родичей: таков был порядок, считавшийся правильным. Андрей впервые отделил старшинство от места: заставив признать себя великим князем всей Русской земли, он не покинул своей Суздальской волости и не поехал в Киев сесть на стол отца и деда. (…) Таким образом, княжеское старшинство, оторвавшись от места, получило личное значение, и как будто мелькнула мысль придать ему авторитет верховной власти.

Вместе с этим изменилось и положение Суздальской области среди других областей Русской земли, и её князь стал в небывалое к ней отношение. До сих пор князь, который достигал старшинства и садился на киевском столе, обыкновенно покидал свою прежнюю волость, передавая её по очереди другому владельцу. Каждая княжеская волость была временным, очередным владением известного князя, оставаясь родовым, не личным достоянием. Андрей, став великим князем, не покинул своей Суздальской области, которая вследствие того утратила родовое значение, получив характер личного неотъемлемого достояния одного князя, и таким образом вышла из круга русских областей, владеемых по очереди старшинства.» В. О. Ключевский.

В своём княжестве Андрей Боголюбский пытался уйти от практики вечевых сходок. В Ростовской земле было два старших вечевых города — Ростов и Суздаль. Андрей не любил ни того, ни другого города и жил в маленьком Владимире на Клязьме, где не были в обычае вечевые сходки. Желая править единолично, Андрей погнал из Ростовской земли вслед за своими братьями и племянниками и «передних мужей» отца своего, то есть больших отцовых бояр.

Деятельность Андрея по отношению к Южной Руси оценивается большинством историков как попытка «произвести переворот в политическом строе Русской земли».

Ссора между внуками Мстислава Великого дала повод Андрею вмешаться в дела Южной Руси. В 1168 г. Мстислав Изяславич из Владимира Волынского занял Киев и посадил в Новгороде своего сына Романа. Он претендовал на «старейшинство» среди князей. Но его домогательствам воспротивились двоюродные братья Ростиславичи из Смоленска. В помощь Ростиславичам Андрей Боголюбский послал с войсками своего сына — Мстислава. Всего, таким образом, было до 11-ти князей с их дружинами и ратью. Союзники призвали половцев и 12 марта 1169 г. взяли «копьем» (приступом) Киев. Два дня суздальцы, смоляне и половцы грабили и жгли «мати русских городов». Множество киевлян были уведены в плен. В монастырях и церквах воины забирали не только драгоценности, но и всю святость: иконы, кресты, колокола и ризы. Половцы подожгли Печерский монастырь. «Митрополия» Софийский собор был разграблен наравне с другими храмами. «И бысть в Киеве на всих человецах стенание и туга, и скорбь неутишимая», после чего отдал Киев в удел своему брату Глебу, а сам, поселившись во Владимире принял титул «великого князя».

Подчинив себе Киев, Андрей последовательно хотел завладеть и Новгород. Зимой 1170 г. явилась грозная рать под Новгородом — суздальцы, смольняне, рязанцы, муромцы и полочане. Князь Роман Мстиславич к вечеру 25 февраля с новгородцами победил суздальцев и их союзников. Враги бежали. Новгородцы наловили так много суздальцев, что продавали их за бесценок (по 2 нагаты).

Он также привёз в Суздальскую землю икону Вышгородской Божьей Матери, получившую впоследствии название Владимирской. Вот как это описано у Н. И. Костомарова:

«Была в Вышгороде в женском монастыре икона Св. Богородицы, привезённая из Цареграда, писанная, как гласит предание, Св. евангелистом Лукою. Рассказывали о ней чудеса, говорили, между прочим, что, будучи поставлена у стены, она ночью сама отходила от стены и становилась посреди церкви, показывая как будто вид, что желает уйти в другое место. Взять её явно было невозможно, потому что жители не позволили бы этого. Андрей задумал похитить её, перенести в суздальскую землю, даровать таким образом этой земле святыню, уважаемую на Руси, и тем показать, что над этою землёю почиет особое благословение Божие. Подговоривши священника женского монастыря Николая и диякона Нестора, Андрей ночью унёс чудотворную икону из монастыря и вместе с княгинею и соумышленниками тотчас после того убежал в суздальскую землю».

Князь Андрей пытался распоряжаться киевскими князьями как своими подручниками, что вызвало резкий протест Ростиславичей. Тогда Андрей послал в Киев мечника Михно с надменным посланием. Он приказал киевскому князю убираться в Смоленск, а двум его братьям не велел «в Русской земле быти». Не стерпев обиды, младший из Ростиславичей, Мстислав Храбрый передал князю Андрею, что прежде Ростиславичи держали его как отца «по любви», но не допустят, чтобы с ними обращались, как с «подручниками».

Большое ополчение Суздальской земли — ростовцы, суздальцы, владимирцы, переяславцы, белозерцы, муромцы и рязанцы, под главным начальством сына Андрея Юрия и боярина Жидиславича, пошло в путь. К ним пристали новгородцы и смоляне, а также дружины туровских, пинских и городенских князей, подчиненных Полоцку. Рюрик заперся в Белгороде, Мстислав в Вышгороде, а Давида послали в Галич просить помощи у Ярослава Осмомысла. Все ополчение главным образом напирало на Вышгород, чтобы взять Мстислава, как приказал Андрей. 9 недель стояло это ополчение. На помощь Мстиславу прибыли войска из Владимира-Волынского.

Войско Андрея Боголюбского потерпело полное поражение и бежало в таком беспорядке, что многие, переправляясь через Днепр, утонули. «Так-то, — говорит летописец, — князь Андрей какой был умник во всех делах, а погубил смысл свой невоздержанием: распалился гневом, возгородился и напрасно похвалился; а похвалу и гордость дьявол вселяет в сердце человеку».

Ростово-суздальские бояре отказались принять нового князя из Киева и выбрали правителем Андрея Юрьевича, надеявшись таким образом обособиться от Киева.

Развитие города Владимир

Став «самовластцем всей Суздальской земли», Андрей Боголюбский перенёс столицу княжества во Владимир, укрепил его, построил великолепный Успенский собор и другие церкви и монастыри. В это же время под Владимиром вырос укреплённый княжеский замок Боголюбово — любимая резиденция Андрея Боголюбского, по названию которой он и получил прозвище. При князе Андрее была построена знаменитая Церковь Покрова на Нерли недалеко от Боголюбова.

В 1158—64 гг. Андреем Боголюбским была построена земляная крепость с башнями из белого камня. До наших дней из пяти внешних ворот крепости уцелели одни — Золотые Ворота, которые были окованы золочёной медью.

В правление Андрея Боголюбского Владимиро-Суздальское княжество достигло значительного могущества и было сильнейшим на Руси. В будущем став ядром современного Российского государства.

Смерть Андрея Боголюбского

Поражение 1173 г. и конфликт с видными боярами вызвали заговор против Андрея Боголюбского, в результате которого он в ночь с 28 на 29 июня 1174 г. был убит. Легенда гласит, что заговорщики (бояре Кучковичи) сначала спустились в винные погреба, где основательно нагрузились спиртным.

Потом заговорщики подошли к спальне князя. Один из них постучал. «Кто там?» — спросил Андрей. «Прокопий!» — отвечал стучавший (это был один из его любимых слуг). «Нет, это не Прокопий!» — сказал Андрей, хорошо знавший голос своего слуги. Дверь он не отпер и бросился к мечу, но заговорщики заранее убрали меч. Меч святого Бориса, постоянно висевший над княжеской постелью был вероломно похищен в ту ночь ключником Анбалом. Выломав дверь, они бросились на князя. Сильный Боголюбский долго сопротивлялся. Наконец, израненный и окровавленный, он упал под ударами убийц. Злодеи подумали, что он мёртв, и ушли — опять спустились в винные погреба.

Князь очнулся и попытался скрыться. Его отыскали по кровавому следу. Увидев убийц, Андрей произнёс: «Если, Боже, в этом мне суждён конец — принимаю его я». Убийцы довершили своё дело. Тело князя лежало на улице пока люд грабил княжеские хоромы. По легенде, хоронить князя остался лишь его придворный киевлянин Кузьмище Киянин.

Похоронен Андрей Боголюбский в Успенском соборе во Владимире. Антрополог М. М. Герасимов создал по черепу Андрея скульптурный портрет.

golden-ring.drugiegoroda.ru

Заговор и убийство великого государя Андрея Боголюбского » Военное обозрение

Поход на Новгород

После похода на Киев, Андрею Боголюбскому необходимо было также наказать и усмирить Новгород. Та же армия, что и разгромила Киев, под началом Мстислава Андреевича пошла на север. В составе армии были владимиро-суздальские, смоленские, полоцкие, рязанские и муромские полки. Поводом для войны стал спор за «Двинскую пошлину», которую Новгород получал от финно-угорских племен и которую с 1169 года двинцы стали платить Суздалю.


Большая рать вошла в новгородские земли и стала опустошать их. Мстислав Андреевич несколько раз предлагал новгородцам вступить в переговоры, но те отказывались. Князь Роман Мстиславич и посадник Якун вооружили народ и готовились к обороне. Осенью 1169 года союзники подступили к стенам самого Великого Новгорода. Четыре раза воеводы водили полки на штурм, но каждый раз новгородцы отбивали их натиск. Новгородцы знали о судьбе Киева, поэтому сопротивлялись яростно. К тому же сказывалось отсутствие единоначалия в осаждающей армии, начались свары, раздоры. Многие осаждающие пришли пограбить богатый Новгород, а не умирать в жестоких боях. Штурмы прекратились, начался голод, падёж лошадей. Мстислав Андреевич отдал приказ отступать. Новгородцы воодушевились и бросились в погоню, разбили несколько отрядов. Захватили много пленных.

Однако это была только тактическая победа Новгорода. Стратегическую победу одержал Андрей Боголюбский – новгородцы подсчитали убытки от войны, крепко подумали и направили во Владимир послов, просить у великого государя прощения. Князя Романа Мстиславича, который отстоял город, выставили вон и пригласили на новгородский стол Рюрика Ростиславича (его предложил Боголюбский, Святослав Ростиславич в это время уже умер). Однако Рюрик не сошёлся с горожанами и уехал на юг - в 1171 году его брат Роман, заняв Киев, дал ему Белгород. Новгородский стол занял младший сын Андрея Боголюбского – Юрий (Георгий). В результате огромная и богатая Новгородская земля была поставлена под контроль царя Андрея Боголюбского, по всем важным вопросам новгородский посадник и архиепископ ездили во Владимир.


Битва новгородцев и суздальцев в 1170 году, фрагмент иконы 1460 года.

Продолжение смуты в Киеве

Назначение Глеба Переяславского киевским князем не принесло мира Южной Руси. Мстислав Изяславич не смирился с потерей киевского стола, его притязания поддерживала Византия, Рим и Польша. К тому же он имел и сильную поддержку в самом Киеве. Киевская знать не желала мириться с новыми порядками. Мстислав собрал рать и в марте 1170 года с луцкими, галицкими, туровскими и городенскими полками вошёл в Киевскую землю, занял Поросье и вступил в Киев, жители которого без боя отдали ему город.

Глеб, в свою очередь, собрал силы друзей и родственников, позвал союзных половцев и двинулся на Киев. Тем временем союзники Мстислава, начиная с галичан, струсили и начали уходить, или вступили в переговоры с более сильной стороной. Мстислав, потеряв большую часть войск, не решился вступать в битву и снова бросил Киев. Он отправился на Волынь формировать новую рать, но в августе заболел и умер.

Поход на Волжскую Булгарию 1172 года

Владимирским и муромским землям снова досаждали булгары. Андрей Боголюбский решил предпринять ещё один большой карательный поход. Войска было решено отправить не летом, а зимой, чтобы нагрянуть внезапно. Руководить войсками был поставлен Мстислав Андреевич, который уже себя зарекомендовал как лучший военачальник Боголюбского, его ближайшим помощником был воевода Борис Жидославич. К походу присоединились сыновья муромского и рязанского князей.

Однако с самого в самом начале похода посыпались неприятности. Дружины и полки князей соединились при впадении Оки в Волгу и стали ждать отряды бояр, но те идучи не идяху (отговаривались тем, что мол воевать зимой не время). Пришлось выступать без боярских дружин, что серьёзно ослабило рать. Затем начались морозы и повалили снегопады. Несмотря на это войско Мстислава успешно ворвалось в земли Волжской Булгарии, захватило их столицу – Биляр. Были захвачены богатые трофеи, пленные. На другие города не пошли, передвигаться зимой было сложно, многие ратники обморозились. К тому же булгары собирали ополчение, и складывалось неблагоприятное соотношение сил.

Мстислав начал отводить войска. Рязанцы и муромцы разошлись по своим землям. Пехотные полки были отправлены налегке в авангарде. Сам князь с дружиной остался прикрывать обозы. Войско булгар настигло русский арьергард. Мстислав был вынужден принять бой в невыгодных условиях. Русские дружинники отстреливались, рубились отбрасывая одну вражескую атаку за другой, обоз медленно продвигался к своим. Изматывающее сражение длилось несколько дней, русская дружина отступала, не имея возможности нормально отдохнуть и поесть. Однако русские воины смогли выйти к устью Оки, где их ждали главные силы. Булгары отступили. В этом походе Мстислав сильно заболел и в 1173 году умер. Так Боголюбский потерял ещё одного сына и ближайшего помощника, главную свою опору.

Смерть Глеба Юрьевича и новая смута. Осада Вышгорода

Немного раньше, Боголюбский лишился ещё одной опоры – брата Глеба, который был самым верным сподвижником в Южной Руси. Глеб был надёжным наместником на юге. По свидетельству летописи, князь Глеб был «братолюбец, свято соблюдал крестное целование, отличался кротостью и благонравием, любил монастыри, почитал иноческий чин, щедро подавал милостыню нищим». 20 января 1171 г. Глеб Юрьевич неожиданно скончался.

В Поднепровье у Андрея оставалось ещё два брата – Михаил и Всеволод (в будущем прославится как Большое Гнездо). Надо сказать, что Всеволод вместе с матерью и братом был изгнан Андреем и уехал в Константинополь, будучи 8-летним мальчиком. Однако, несмотря на науку матери, тяга к Руси оказалась сильнее, и он в один прекрасный день вместе с русскими слугами сбежал. Оставил мать и огречившегося Василька, путешествовал по Европе, был при дворах чешского короля и германского императора. Странствующим рыцарем прибыл на Русь и присоединился к братьям, Глебу и Михаилу. Собрал небольшую дружину и поддерживал братьев. Андрей не решился назначить одного из них своим наместником – они были ещё молодыми, нужного веса не имели – одному было 20, другому неполных 18 лет. Заменить Глеба они ещё не могли.

Вокруг киевского стола снова завертелась интрига. Заявил о себе клан Ростиславичей. Из потомков Ростислава Набожного, только старший сын – Роман Смоленский, по нраву напоминал отца. Рюрик Овручский был человеком недалеким, но амбициозным и жадным. Давыд Вышегородский и Мстислав отличались храбростью, и считали, что они сами могут контролировать уделы Киевского великого княжества, без участия Андрея Боголюбского. При покровительстве Боголюбского они усилии свои позиции, и теперь хотели избавиться от попечения. Киевская знать поддерживала их, мечтая восстановить прежнее положение Киева, избавиться от власти Андрея.

Ростиславичи, без согласия Андрея Боголюбского, решили занять Киев и передать дяде – Владимиру Мстиславичу (правда, он вскоре умер). Великий князь выразил своё недовольство, но до конфликта дело доводить не захотел и отдал Киев Ростиславичам – определив на престол главу семьи, Романа.

Ситуация стабилизировалась, но неожиданно события вновь приняли негативный оборот. До царя Андрея дошла весть, что Глеб умер не своей смертью. Доброжелатели из Киева сообщили, что его брата отравили, как и отца. Злодеяние совершил боярин Григорий Хотович. Андрей потребовал провести расследование и выдать ему подозреваемых в отравлении. Ростиславичи забеспокоились, боярин Хотович был одним их тех, кто помогал им занять киевский стол. Могло возникнуть подозрение, что они были участниками убийства Глеба. Ростиславичи отказались выполнять требования владимирского государя.

Андрей разгневался, Ростиславичи бросили вызов делу всей его жизни – единению Руси. Отказывались выдать убийц брата, выказали открытое неповиновение. Боголюбский приказал Ростиславичам уехать в свои уделы, а киевский стол отдать его брату Михаилу. Прямодушный Роман Ростиславич выполнил волю великого князя и уехал к себе в Смоленск. Но Рюрик, Давыд и Мстислав решили сопротивляться. Они, при помощи киевских бояр, проникли в Киев, где находился Всеволод Юрьевич (брат задержался в крепости Торческ). Всеволода бросили в темницу, а великим князем киевским провозгласили Рюрика. Попытались захватить и Торческ, но эта пограничная крепость была крепким орешком и осада успеха не принесла. Михаилу предложили мир, брата и Переяславль, в обмен за отказ от Киева. Михаил согласился.

Однако Боголюбский не принял этого соглашения. Речь шла о принципиальном деле – прежняя смута и своеволие князей, бояр или единая, могучая Русь. Действия Ростиславичей были расценены как мятеж. Андрей прислал к ним своего мечника Михна и объявил приговор: Ростиславичи лишались своих уделов (кроме Романа), Рюрик должен был выехать в Смоленск, под руку брата, а Давыд и Мстислав изгонялись из пределов Русской земли. Такое сообщение взбесило князей, они ответили: «Мы тебя до сих пор имели по любви как отца, а ты с такими речами прислал не как к князю, а как к подручнику и простому человеку…». Послу великого князя обстригли бороду и голову, нанеся тем самым страшное оскорбление великому государю и всей Владимирской Руси.

Ответ был очевиден – владимиро-суздальские полки в 1173 году повёл князь Юрий Андреевич и воевода Борис Жидославич. Владимирский государь поднял дружины и полки других князей, причём разослал приказ выступать всем без исключения, как своим подданным. Ослушаться не посмели, выступила даже дружина Романа Ростиславича. Собралось больше двадцати князей и 50 тыс. войско. Такой рати на Руси давно не видели.

Ростиславичи не думали защищать Киев, они разбежались по своим уделам. Рюрик заперся в Белгороде, Мстислав в Вышгороде со своим полком и полком Давыда, а сам Давыд поехал в Галич просить помощи у Ярослава Осмомысла. Всё войско осадило Вышгород, чтобы захватить в плен Мстислава, как приказал Андрей. Проблема была в том, что это не была единая армия, с общим командованием, жесткой организацией и дисциплиной. В результате повторилась осада Великого Новгорода, причём ещё в большей степени. Пытались взять руководство на себя Юрий Андреевич, Всеволод Юрьевич, старший из князей Святослав Черниговский, но ничего хорошего не получилось.

Надо отметить, что это был весьма грозный признак. Уже в недалеком будущем такое отсутствие единства приведёт к катастрофе на реке Калка, а затем поражению русских князей от войск Батыя.

Многие князья были вынуждены сражаться «неволей», они не хотели защищать интересы Боголюбского. В результате многие держались пассивно, или привычно изменяли. Так, луцкий князь Ярослав Изяславич снесся с Ростиславичами, и договорился, что те поддержат его в претензиях на Киев. В тайные переговоры также вступил Святослав Черниговский – он соглашался поддержать Ярослава, за дополнительный удел. В результате была проведена прекрасная операция по ликвидации сил противника. Оба князя внезапно сняли свои полки и увели прочь. Войско было дезорганизовано. Пошли слухи, что идёт князь Давыд с волынско-галицкими войсками. Началась паника, осаждающие стали беспорядочно отступать. Мстислав, увидев со стен Вышгорода общий переполох, мгновенно отреагировал. Он вывел свою дружину и ударил по отступающим войскам. Вылазка была успешной, бегущие толпы почти не сопротивлялись, многие воины, переправляясь через Днепр в спешке, потонули.

Интересен тот факт, что, несмотря на новое военное поражение, великий князь Андрей снова выиграл в стратегическом отношении (как и во время конфликта с Новгородом). Киевским князем стал Ярослав Изяславич, но он не выполнил обещания отдать удел в Киевском княжестве Святославу Всеволодовичу Черниговскому. Владыка Чернигова двинул войска на Киев, Ярослав бежал в Луцк, оставив в руках победителя свою жену, сына и казну. Однако в это время в черниговские земли вторгся князь новгород-северский Олег Святославич. Святослав ушёл из Киева. Ярослав, получив сообщение, что Киев пустует, вернулся назад и беспрепятственно вошёл в город. Приехав в Киев, князь Ярослав, в отмщение за то, что киевляне не защитили его жену и сына и для того, чтобы собрать выкуп, стал грабить город, не щадя духовенства и монастырей. В этой сваре Ростиславичи крепко подумали и решили восстановить добрые отношения с Андреем. Они попросили прощение за свои действия и признали старшинство владимирского князя. Предполагалось совместными усилиями остановить смуту и посадить в Киеве Романа Ростиславича.

Заговор и убийство великого государя

Проблемой великого государя были не только свары князей и происки Византии, но и элитарные амбиции боярства. Мощное ростово-суздальское боярство с интересом смотрело на новгородские порядки и мечтало установить такие же во Владимиро-Суздальской земле. Их не волновали проблемы единства Руси и общего блага.

Изменить окружающих людей, заставить их мыслить более высокими категориями Андрей не мог. Он строил великую державу, нужную всем русским вместе и каждому в отдельности. Бояре думали только о личной выгоде. До поры до времени враги Боголюбского затаились, выжидая удобного момента. А в это время Боголюбский лишался главных своих опор – умерли старшие сыновья Изяслав и Мстислав, был убит священник Фёдор, отравили брата Глеба Юрьевича. В 1174 году умер брат Святослав, мирно правивший в Юрьеве-Польском, он во всём поддерживал владимирского князя. Круг тех, на кого мог полностью опереться Андрей, постоянно сужался. У него оставалось два сына – Юрий (Георгий), князь Новгородский, и Глеб. Но Глеб, которого отец после смерти Мстислава, попытался приучить к государственным делам, был человеком Веры, больше интересовался строительством храмов и монастырей, делами благотворительности и молитвами. С двенадцатилетнего возраста проводил уединенную духовную жизнь, особенно любил чтение церковных книги и несмотря на юный возраст, княжич избрал для себя подвиг строгого поста и молитвенного бдения. В 1174 году (по другим данным, 1175 г.) он отошёл в мир иной, впоследствии был признан святым.

По сути, Андрей столкнулся с той проблемой, с которой сталкивается любой глава Руси-России, созидающий великую державу. Её решают создание репрессивного аппарата, который время от времени проводит «чистку» элиты, что ведёт к её обновлению и благоразумию. Однако Андрей не смог решить эту задачу. Он не желал лишних конфликтов ни с кем, ни со знатью, ни с греческой церковью. Он даже в итоге принял епископа Леона, другого-то не было.

Совершил Андрей и ещё одну важную ошибку – он решил, что принятие на службу крещённых инородцев: булгар, евреев и выходцев с Кавказа, укрепит его положение. Он искренне полагал, что они, полностью обязанные своим положение великому князю, будут его надёжной опорой. Но многие инородцы крестились только ради получения возможности обогащения и карьерного роста. В первую очередь они думали о наживе. Назначенные наместниками и тиунами (управляющими), они воровали, хищничали. Естественно, что таких людей можно было использовать для организации убийства.

Враждебные политике государя бояре стали группироваться вокруг епископа Леона. К врагам Андрея присоединился и князь Глеб Рязанский. Ситуация складывалась удобная – возле владимирского государя не осталось никого, кто мог бы поддержать его в трудную минуту, или заменить царя. Сын Юрий был в Новгороде, братья Михаил и Всеволод – отменные воины, соратники государя и возможные наследники, были далеко. Заговорщикам надо было спешить, пока Боголюбский не призвал Михаила и Всеволода, как преемников. Глеб Рязанский пересылался с ростовским боярством, обещал военную поддержку. В заговор вошли бояре, придворные, главный воевода Борис Жидославич и даже жена – болгарка. Она изменяла мужу и боялась наказания.

Боголюбский получал тревожные «сигналы», но долго отмахивался от них, не верил. Многие хорошие люди не верят до последнего, что окружающие способны на низкий поступок, меряя их по своим категориям. Он знал, что ростово-суздальские бояре его не любят, злословят, но насильно мил не будешь. Разговоры это одно, а убийство великого князя это совсем другое. Только к лету 1174 года страшный заговор вскрылся. Добросовестные слуги смогли раскрыть измену, которая зрела среди самых высокопоставленных сановников. Среди придворных были сторонники заговора, которые предупредили злодеев, поэтому Борис Жидославич и ещё ряд предателей сбежали в Рязань. Только теперь Андрей окончательно поверил в существование заговора. Он предпринял некоторые меры предосторожности – стал запирать дверь в спальню, положил около кровати меч.

Следствие вскрыло имя одного из заговорщиков – одного из бояр Кучковичей (братьев первой жены великого князя). Он велел казнить предателя. Но князь совершил большую ошибку – он получил доказательства предательства всех Кучковичей, но он их не тронул, они даже остались при дворе. Этим князь подписал себе смертный приговор. Заговорщики решили нанести удар первыми, пока расследование не выявило новых деталей. Был собран отряд из 20 человек, в него вошли Яким Кучкович, зять Кучковичей Пётр, жидовин Ефрем, ключник осетин Анбал и др.

В ночь с 28 на 29 июня 1174 года заговорщики решили убить великого князя. Для начала, чтобы побороть страх, они отправились в погреб и напились. Несколько стражников, которые были в покоях князя, знали предателей, как высоких начальников и подпустили их к себе, не подняв тревогу. Их перерезали без шума. Подкравшись к спальне князя, они постучались. «Кто там?» — спросил Андрей. «Прокопий!» — отвечал стучавший (назвав имя одного из любимых слуг князя). «Нет, это не Прокопий!» — сказал государь, хорошо знавший голос своего доверенного слуги. Андрей стал искать меч, но его заранее вынес один из заговорщиков – Анбал. Убийцы выбили дверь. Началась схватка в кромешной темноте. Князю было 63 года, но это был настоящий воин, он дрался как попавший в ловушку тигр. Опрокинул первых нападающих, одного из них приняли за князя и ранили. Дрался он долго, но его рубили и кололи, он потерял много крови и упал.

Злодеи решили, что он умер, и снова ушли в винные погреба. В это время князь очнулся, он обладал действительно богатырским здоровьем. Андрей смог спуститься по лестнице и попытался спрятаться. Убийцы услышали шум и решили проверить, что там. Не нашли тело князя в спальне и пришли в полный ужас – если князь успеет поднять народ, их разорвут. Отбросив осторожность, они запалили свечи и стали искать князя по кровавому следу. Когда они нашли князя, тот читал молитву, они его добили. После этого злодеи прошлись по дворцу, убивая верных слуг князя и стали обчищать казну. Для простых людей открыли винные подвалы и кладовые, чтобы замести следы убийства во всеобщем хаосе.

Труп убитого государя валялся на улице. По легенде, забрать тело князя решился лишь Кузьмище Киянин, пришедший из Киева печерский монах. Ему угрожали, но он не дрогнул и заставил убийц уступить. Убийство князя привело к беспорядкам. В одних местах убивали сторонников Андрея. В некоторых селениях местах убивали тиунов, которые грабили народ, громили их дворы. В третьих селах и во Владимире народ был разъярен убийством их любимого князя – начались погромы домов знати. Убийцы благоразумно не стали ждать пока очередь дойдёт до них, нагрузив длинный обоз добычей, уехали в Ростов. Их там осуждать не думали, в Ростове на их стороне был даже епископ Леон. Он своё отношение к убийству показал очень хорошо – тело князя 9 дней лежало без погребения. Священник Микула вынес из храма икону Владимирской Божьей Матери и устроил крестный ход. Это отрезвило горожан, буйства постепенно прекратились. Русские священники организовали народ, и траурное шествие отправилось в Боголюбово. Взяли гроб с телом князя и несли его на руках. Князя Андрея отнесли в построенный им город и положили в Успенском соборе.

Непосредственных убийц великого государя смог через некоторое время покарать брат Андрея – Всеволод Большое Гнездо. Кучковичи, неверная жена и прочие были казнены жестокой смертью. Убийцам переломали кости и повесили, а жену-предательницу утопили.

Источники:

Византия и Русь. М., 1989.
Воронин Н. Н. Андрей Боголюбский. М., 2007.
Карпов А. Ю. Юрий Долгорукий. М., 2006.
Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях главнейших ее деятелей. М., 2007.
Лимонов Ю. А. Владимиро-Суздальская Русь: Очерки социально-политической истории. — Л., 1987.
Рыбаков Б.А. Рождение Руси. М., 2003.
Татищев В. Н. История Российская (в 3-х томах). Т. 2. М., 2003.
Успенский Ф. И. История Византийской империи. В 5 кн. М. 2002.
Шамбаров В. От Киева до Москвы: история княжеской Руси. М., 2010.

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *