Массагеты потомки – Массагеты — Википедия

Массагеты — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 22 января 2018; проверки требуют 15 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 22 января 2018; проверки требуют 15 правок. Маскут и массагеты (Massagetae) в начале нашей эры на французской карте «L'Arménie majeure dressée sur les auteurs arméniens et divisée en 16 grandes provinces», 1788.

Массаге́ты[1] (др.-греч. Μασσᾰγέται, лат. Massagetae) — имя используемое античными авторами для обозначения ираноязычного кочевого народа, обитавшего на территории Скифии[2]. Геродот, ссылаясь на современников, писал[3], что по мнению некоторых из них массагеты — это скифское племя.[4]

«В современной науке установилось мнение о скифском (иранском) происхождении массагетов на основании родства их культуры с культурой исседонов, савроматов [о которых писал Геродот и которых, вслед[5] за Плинием, отождествляют с сарматами]

, скифов и саков»[6][7]. Массагеты говорили на одном из иранских языков[8][9][10][11][12].

Связи массагетов с саками не ясны, поэтому можно встретить термин «культуры сако-массагетского круга»[13][14][15]. Продолжением этой версии являются предположения о том, что одними из потомков массагетов являлись хорезмийцы, покорённые Дарием I и упоминаемые в Бехистунской надписи, которые, якобы, входили в некий «массагетский союз племён»[16]. Однако Бехистунской надписью, собственно, массагеты не упоминаются. Геродот не включает массагетов, в отличие от саков, ни в перечень[17] народов, подвластных Ахеменидам при Дарии, н

ru.wikipedia.org

Массагеты - народ, ушедший в историю

Массагеты – название скорее собирательное. Древние вообще жили родами и объединялись для решения тех или иных вопросов. Массагеты воспринимаются современными историками как объединение иранских кочевых племен Средней Азии. О них есть немало описаний у античных авторов. Массагеты были тесно связаны с племенным союзом саков. В археологической науке принято объединять культуру всех этих племен под общим названием «культура сако-массагетского круга».

В языковом и культурном плане массагеты были родственны скифам. Невозможно точно определить территорию кочевок этого племенного объединения в виду его близости с саками, но известно, что главными очагами распространения культур сако-массагетского круга были районы Центрального и Восточного Казахстана, Семиречья, Приаралья и Памира.

Происхождение названия массагеты

Существует несколько версий происхождения названия. Томашек и Маркварт предполагают, что название связано с авестийским masyo = «рыба» (Страбон характеризовал массагетов как «рыбоедов»). Отсюда происходит masyaka ~ masyaga с осетинским суффиксом множественного числа. Есть объяснение его как составного из слов «мас», «сака» и «та» и означающее «большая сакская (скифская) орда». Более обоснованно, что энтноним означал — «великие (большие) геты», что отчасти близко «да (большие) юечжи» древнекитайских летописей.

Античные источники

Согласно античным источникам, массагеты проживали в Закаспии до реки Амударьи. Геродот описывает их как многочисленное племя храбрых воинов. По его словам, вооружены массагеты луками, копьями и секирами; они изготавливают вещи из меди и золота; их основными занятиями являются скотоводство и рыболовство.

Геродот часто сравнивает массагетов со скифами, говорит о том, что они носят схожую одежду и ведут похожий образ жизни. Сражаются массагеты, по его сведениям, на конях и в пешем строю; сообщает Геродот и о том, что в их земле погиб основатель царства Ахеменидов знаменитый Кир II.

Хлеба массагеты не сеют, но живут скотоводством и рыбной ловлей (в реке Аракс чрезвычайное обилие рыбы), а также пьют молоко. Единственный бог, которого они почитают, это – солнце. Солнцу они приносят в жертву коней, полагая смысл этого жертвоприношения в том, что самому быстрому богу нужно приносить в жертву самое быстрое существо на свете.

Массагеты в истории

Они вели войны c величайшими полководцами — Дарием I, Киром, Александром Македонским. Кочевники Средней Азии в III—I вв. до н. э. участвовали в создании Парфянского и Кушанского царств и, может быть, их первые царские династии были связаны с саками или массагетами.

Кушан и Парфия использовали мобильность и воинственность кочевников в войнах против Персии и Индии, постоянно расширяя свои владения. Сами же воины постепенно изменяли свои привычки, смешивались с другими группами населения государств и постепенно растворились в них. Когда в III в. н.э великие среднеазиатские государства распались, о саках и массагетах уже никто не слышал.

Прокопий Кесарийский в VI веке сравнивал образ жизни славян и массагетов: «Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них не очень белый или золотистый и не совсем черный, но все же они темно-красные. Образ жизни у них, как и у массагетов, грубый, безо всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они неплохие люди и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы. И некогда даже имя у славян и антов было одно и то же. В древности оба эти племени называли спорами („рассеянными“), думаю потому, что они жили, занимая страну „спораден“, „рассеянно“, отдельными поселками. Поэтому-то им и земли приходится занимать много».

Сложность проблемы массагетов и саков близка величине проблемы этногенеза скифов, которые не укладываются в одну индоиранскую тенденцию.

источник

Похожие публикации

Поделиться этой записью

xn--e1adcaacuhnujm.xn--p1ai

Загадки истории. Рубрика «Исчезнувшие цивилизации». Потомки воинственных скифов

Есть на северо-востоке Азербайджана и на юге Дагестана историческая область, называемая Маскут (в арабских источниках - Маскат, в позднесредневековых - Мюшкюр, или Мушкур). Она протянулась вдоль западного берега Каспийского моря от Дербента до Сумгаита. Историки утверждают, что свое название она получила по имени населявших ее неукротимых племен массагетов (скифов), именовавшихся на местном наречии маскутами.

Армянский географ VII века Анания Шираками в числе народов Сарматии перечисляет некий народ маскутов. По его словам, они живут «у самого Каспийского моря, куда доходят отроги Кавказа и где воздвигнута Дербентская стена - громадная твердыня в море». Центром этой области был город Чола (в переводе с тюркского означает «дорога», ныне - Дербент). В старинных преданиях и исторической литературе она нередко именуется Страной маскутов, или Маскутским царством.

Первые свидетельства

В сведениях армянских авторов V века Фавстоса Бузанда, Моисея Хоренского и Агатенгехоса тоже упоминается народ маскутов, который они отождествляют с массагетами. Существует даже гипотеза, что этноним «массагеты» связан с народом «маскуты» и означает «большие (великие) лучники». Maz по-ирански - «большой», skudata - «лучники».

В языковом и культурном плане массагеты были родственны скифам. В частности, отец истории Геродот часто сравнивает массагетов со скифами. Говорит, что они носят похожую одежду и ведут почти такой же образ жизни. Он описывает их как многочисленное племя храбрых воинов, которые сражаются на конях и в пешем строю, вооружены луками, копьями и секирами. Массагеты изготавливали вещи из меди и золота, занимались в основном скотоводством и рыбной ловлей. Из античных источников известно также о воинственности и свободолюбии этих кочевников: на их земле погиб основатель царства Ахеменидов Кир II. Они успешно защищали свою независимость, сражаясь с войсками персидского царя Дария I, а позже - с воинами Александра Македонского.

Массагеты поселились на Каспийском побережье во времена существования здесь скифского государства, то есть где-то в середине I тысячелетия до н. э. После падения их царства часть скифов вернулись обратно в Северное Причерноморье, а другие (в том числе и массагеты) остались кочевать на окраинах бывшей державы. Ряд ученых, опираясь на свидетельства римских историков, считают прикаспийских массагетов частью аланского племенного союза. Действительно, древнеримский историк Аммиан Марцелин писал, что аланы прежде назывались масгутами (по Геродоту - массагетами), а автор «Римской истории» Дион Кассий даже открыто утверждал, что «они (аланы) - массагеты». Армянские источники также подтверждают генетическую связь аланов с маскутами-массагетами. В археологической науке даже принято объединять этих кочевников под общим названием «культура сако-массагетского круга».

Маскуты, судя по всему, участвовали в создании Парфянского царства. Не исключена даже связь с ними царской династии. Ведь вожди маскутов возводили себя к Аршакидам (Аршакуни), некогда царствовавшим в Парфии и Армении. Однако все же массагеты были известны истории значительно раньше, чем Аршакиды.

Роковая миссия

Древние историки Агафангел и Мовсес Хоренаци писали, что армянский царь Хосров Великий, правивший в III веке, был убит неким Анаком родом из парфянской династии Аршакидов, свергнутой в Иране. В отместку за это армяне убили Анака и всех его родных. Удалось спастись лишь его сыну Григорию (Григорису), который был тайно увезен к римлянам. На чужбине он принял христианство. А потом, вернувшись на Кавказ, стал просветителем армян и святым Армянской апостольской церкви.

Источники сообщают, что Григорий взял с собой в Албанию частичку с кровью праведного Захарии и отца Иоанна Крестителя, а также частицу мощей великомученика Пантелеймона. Святые мощи мучеников были помещены в церкви, построенной в городе Цри. Оставив там иерея для служения, епископ отправился в страну маскутов.

Представ перед Санесаном (Санатруком), царем маскутов из местной династии Аршакуни, епископ (которому, кстати, на тот момент было всего 15 лет!) начал успешно проповедовать учение Христа. По свидетельству современников, все внимавшие Григорию с радостью уверовали в евангельское слово. Он убеждал не разорять дома, не грабить и не красть, а упорно трудиться и верить в спасение на небесах. Кроме этого, успеху миссии юного Григория способствовало, вероятно, и его родство с маскутскими царями. Согласно легенде он приходился Санесану то ли троюродным братом, то ли двоюродным племянником.

Однако блестящие проповеди убедили далеко не всех. Многие маскуты решили, что «это лукавство армянского царя, чтобы препятствовать опустошать Армению». «Чем же жить нам, если мы не станем грабить?!» - восклицали они. Свою роль сыграли и интриги персидского царя Шапура II, преследовавшего христиан. Вскоре после смерти армянского царя Трдата, который был покровителем Григория, наступила трагическая развязка. Несмотря на родство, Санесан казнил юного епископа. Григория привязали к лошади и пустили по полю. Это произошло около 338 года.

После его казни были убиты и все крещенные им маскуты (в том числе и трое сыновей самого Санесана, не пожелавшие отречься от христианства). Тело Григориса ученики перевезли в город Амарас, где похоронили в церкви близ престола с северной стороны. Место захоронения не было отмечено из-за опасения надругательства со стороны язычников и со временем забылось. Однако о его деятельности до сих пор помнят в Армении.

Утраченная память

Первое появление маскутов на исторической арене относится к началу новой эры. Однако армянские источники противоречивы. В одном случае они говорят о Санесане, царе маскутов, живших за Курой. В другом - о Санатруке, родственнике армянского царя Трдата III, правителе армянской провинции к югу от Куры. Получается, что Санесан и Санатрук - один и тот же человек, который признается царем массагетов.

Аршакидское государство на Восточном Кавказе было основано в стране маскутов, а единственным известным представителем этой ветви династии Аршакидов до сих пор считался царь Санесан (Санатрук). Однако на основе критического анализа источников выяснилось, что основателем царского рода Аршакидов в Албании, скорее всего, был Вачаган I Храбрый.

После гуннского вторжения в Предкавказье обитавшие здесь ираноязычные племена были частично покорены, частично вытеснены на запад, и лишь небольшая их группа сосредоточилась на узкой полосе прикаспийской низменности по реке Самур. Это и были маскуты, численность которых составляла около 200 тысяч человек, а войско было представлено тяжелой и легкой кавалериеи. Один из иранских языков, на котором они говорили, постепенно уступил место тюркскому. Складывался союз маскутов с дагестанскими гуннами. Поэтому не удивительно, что со временем историки стали путать их друг с другом и писать о «масаха-гуннах» или про «гуннов, прежде называвшихся массагетами».

Первоначально в союзе двух народов политическое преобладание принадлежало маскутам, но после поражения и гибели царя Санесана влияние маскутов как наиболее монолитной и боеспособной силы на Восточном Кавказе начало падать. Лидерство перешло к гуннам, которые укрепились в предгорных долинах Дагестана и подчинили себе местное население. Наследники же убитого Санесана покинули район города Чола.

Кроме собственно маскутов, в области начали селиться ираноязычные переселенцы из южных областей Ирана. В 628-630 годах Маскут пережил нашествие хазар, а затем вошел в государство албанского правителя Враз-Трдата и его сына. В 692 году область впервые подверглась нашествию арабов, которые окончательно завоевали и исламизировали ее в 730-е годы.

Последние упоминания о родственниках массагетов относятся к XI-XIII векам.

Ныне же о названии Маскут напоминает лишь современный топоним Мушкур в Азербайджане. А потомками маскутов, некогда населявших эту область, считаются жители пригорода Баку - поселка Маштаги. Название поселка является искаженным вариантом этнонима массагет. Кто знает, возможно, в жилах его жителей действительно до сих пор течет частичка крови неукротимых скифов?

Евгений ЯРОВОЙ

zagadki-istorii.ru

Схватка с массагетами. Скифы. «Непобедимые и легендарные»

Схватка с массагетами

После разгрома, который учинили массагеты персидской армии, а голову царя бросили в наполненный кровью бурдюк, упоминания о них исчезают практически на полтора десятилетия и появляются лишь в связи с походом против них другого персидского царя — Дария I (522–486 до н. э.).

Дарий I, сын Гистаспа, правивший в 522–486 годах до н. э. был одним из величайших персидских монархов. Всем, чего он добился в жизни, а добился он немалого, он был обязан себе лично, и никому другому, — представитель младшей ветви Ахеменидов, он имел прав на престол не больше, чем другие претенденты в то время. После внезапной смерти сына Кира Великого, Камбиза (в апреле 522 года до н. э.), держава Ахеменидов погрузилась в пучину смут и гражданских войн. Дошло до того, что летом этого же года власть в стране захватил мидийский жрец Гаумата, выдававший себя за младшего сына Кира Великого Бардию. В июне он был признан законным царем, но во всем этом был один немаловажный момент — дело в том, что захват власти Гауматой был не чем иным, как реакцией мидян на установление персидского господства при Кире Великом. До этого именно мидяне являлись господствующим народом, а персы были их данниками, и потому нет ничего удивительного в том, что они решили вернуть себе лидирующее положение. Косвенным подтверждением этого является то, что самозванец перенес свою резиденцию из Персиды в Мидию и опирался именно на ее ресурсы. Вся политика Лже-Бардии была направлена на уничтожение привилегированного положения персидской аристократии, а чтобы завоевать популярность у населения, он на три года отменил на территории державы воинскую повинность и налоги. Однако подобная деятельность являлась палкой о двух концах — с одной стороны, Гаумата приобрел громадную популярность на подвластных персам территориях, с другой — возбудил к себе страшную ненависть персидской знати. За что и поплатился.

Представители знатнейших персидских родов составили заговор против самозванца, а во главе его встал молодой аристократ Дарий — в ту пору ему исполнилось всего 28 лет. Их предприятие увенчалось полным успехом, самозванец с братом были убиты в результате переворота, а царем державы был провозглашен Дарий, сын Гистаспа. Мидийский реванш не состоялся, со стороны персов последовали жестокие репрессии, и все вернулось на круги своя — завоеватели из Персиды вновь вернули себе лидирующее положение. Рассказ же Геродота о том, что Дарий стал правителем благодаря хитрости своего конюха — семеро заговорщиков договорились о том, что царем станет тот, чей конь первым заржет на рассвете, — является не более чем сказкой, которые сочинялись в огромном количестве по поводу подобных событий. Достаточно вспомнить, сколько баек было придумано задним числом по поводу рождения Александра Македонского, чтобы убедиться в их несостоятельности. Чтобы окончательно и бесповоротно закрепить трон за собой и своими потомками, Дарий женился на Атоссе — дочери Кира Великого, и таким образом дети от этого брака являлись законными преемниками и наследниками своего легендарного деда.

Занятно, но одно время об этом великом правителе судили по исходу Марафонского сражения — неудачник, как и его сын Ксеркс, который, обладая громадными ресурсами, потерпел в Греции сокрушительное поражение. Но дело в том, что если для эллинов, и афинян в особенности, победа при Марафоне стала событием национального масштаба, то для Дария лично она не имела ровно никакого значения — неудача незначительной карательной операции, с которой не справились его полководцы. Поход Ксеркса совсем другое дело, а тут… То, что царь стал затем планировать грандиозное вторжение на Запад, просто вытекало из всей его внешней политики, в контексте которой стоит рассматривать и его скифское предприятие, произошедшее значительно раньше этих событий. Оно тоже не прибавило ему лавров, но чтобы понять, какой страшный противник противостоял скифам, я посчитал необходимым дать краткий обзор того, как этот человек пришел к власти, а также начала царствования этого великого военного и политического деятеля.

К началу правления Дария вся страна была охвачена огнем восстаний — против персов поднялись Элам и Вавилон, а затем Мидия, Маргиана, Парфия, Армения, Саттагидия, Сагартия, Египет. И что самое страшное, полыхнуло в самой Персиде, где объявился очередной Бардия — правда, на этот раз чистокровный перс. Дарий действует решительно и беспощадно — одни походы он возглавляет лично, другие поручает своим полководцам, но результат не заставляет себя долго ждать — большая часть страны усмирена. Разгромлено второе выступление эламитов против персов и к весне 521 г. до н. э. Дарий уже чувствует себя достаточно уверенно, но затем снова восстает Вавилон и в третий раз поднимается на борьбу с персами Элам. У любого другого могли бы опуститься руки, но только не у Дария — чем больше была опасность, тем энергичнее он действовал. Эламиты были разгромлены в третий раз и к концу 520 г. до н. э. новый царь одержал окончательную победу над врагами. Всего два года — и такой сокрушительный успех, далеко не каждый правитель может похвастаться таким достижением, Дарий практически заново собрал державу Ахеменидов из тех осколков, на которые она разлетелась после смерти Камбиза. Но молодой царь явил себя не только талантливым военачальником, политиком и администратором — он сознательно создал образ жестокого правителя, который карает малейшее покушение на его власть. Дело в том, что Дарий некоторых своих врагов, представлявших, на его взгляд, наибольшую опасность, казнил лично — случай довольно необычный среди царей. Вот как он расправился с предводителем восставших мидян, информация об этом сохранилась в Бехистунской надписи: «Фравартиш был схвачен и приведен ко мне. Я отрезал ему нос, уши и язык и выколол ему один глаз. Его связанным держали у моих ворот, и весь народ видел его». В дальнейшем мидянина посадили на кол, а с его сподвижников содрали кожу — царь решил навсегда похоронить идеи о восстановлении былого величия Мидии, и казнь демонстративно была проведена в ее столице Экбатанах. Железной рукой раздавив мятежи и восстания по всей стране, Дарий обратил свой взор на северные границы восстановленной империи — и вот тут на его политическом горизонте впервые появились скифы, которых персидские источники называют саками.

* * *

О походе Дария I против «азиатских» скифов известно очень немного — Геродот и другие античные авторы о нем не упоминают, и вся дошедшая до нас информация основывается исключительно на данных Бехистунской надписи — важнейшего эпиграфического памятника Древнего мира и записях македонского историка II в. н. э. Полиена. Сама надпись высечена на скале Бехистун, на территории Мидии, над дорогой, которая в древности шла из Вавилона в Экбатаны. На высоте 105 м находится текст, высеченный на трех языках — персидском, эламском и вавилонском, а также барельеф, изображающий Дария и побежденных царем врагов. Вот что сообщает эта надпись о первом походе персидского царя против скифов: «Говорит Дарий-царь: затем я с войском отправился в Саку. Затем саки, которые носят остроконечную шапку, выступили, чтобы дать сражение. Когда я прибыл к водному рубежу, тогда на ту сторону его вместе со всем войском перешел. Потом я наголову разбил одну часть саков, а другую захватил в плен. Вождя их по имени Скунха взяли в плен и привели ко мне. Тогда я другого сделал их вождем, как на то было мое желание. Затем страна стала моей». А дальше царь подводит итог походу: «Говорит Дарий-царь: эти саки были вероломны и не почитали Аурамазду. Я почитал Аурамазду. Милостью Аурамазды я поступил с ними согласно своему желанию».

А вот что сообщает об этом походе Полиен: «Дарий воевал с саками, разделенными на три отряда. Одну часть он победил. Когда 10 000 саков были взяты живыми, то платья, убор и оружие он надел на персов и повел их на вторую часть саков, по закону дружбы спокойно идя. Саки же, обманутые внешним видом платья и оружия, совершенно дружелюбно выйдя навстречу, как своих их приветствовали. Персы же, ибо у них был приказ, всех убили и, отправившись к третьей части саков, без боя их победили, ибо они даже не стали сопротивляться, так как две части ранее уже были побеждены». Вот, собственно, казалось бы, и все, что известно об этом военном предприятии Дария, но у Полиена есть еще один рассказ, который можно смело отнести к этому же походу. И этот рассказ существенно меняет безоблачную картину, которая рисовалась до этого.

Большинство ученых считает датой этого похода 519 г. до н. э. — раньше он не мог произойти потому, что Дарий был занят борьбой с восставшими, а после царь занимался устроением дел в Египте, а в 517 г. до н. э. выступил в поход на Индию. Из текста видно, что против него выступили «саки, которые носят остроконечную шапку» — те самые саки-тиграхауда, воевавшие с Киром Великим и в итоге погрузившие голову царя в наполненный кровью бурдюк. Переход водного рубежа, о котором говорится в надписи, это скорее всего переправа через реку Окс (Амударья), а возвращаясь обратно, персы переходили уже через реку Бактр (Балхаб), о которой пишет Полиен и которая впадает в Окс (Амударью). Об этом же свидетельствует и Страбон, когда описывает данный регион — «Их города были: Бактры, называемые также Зариаспой, через которую протекает одноименная река, впадающая в Окс». Дарий явно шел путем своего великого предшественника Кира, вот только повторения его судьбы не желал и имел свой план, как разгромить неуловимых врагов. Правда, причины похода могли быть несколько другие — скорее всего, в те годы, когда Дарий сражался с повстанцами и наводил порядок в стране, северные границы были оставлены без надлежащего присмотра, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Набеги массагетов на земли державы могли участиться и принять регулярный характер, но пока внутри страны полыхала война, до этого дела никому особо не было. Но стоило Дарию призвать более или менее своих подданных к порядку, как он тут же уделил свое внимание возникшей проблеме. Судя по всему, эти набеги действительно приняли катастрофический характер и стали представлять серьезную опасность — иначе молодой царь никогда не возглавил бы поход лично, что он делал лишь в наиболее кризисных ситуациях. Дальше в надписи сообщается о сражении между персами и массагетами, которое окончилось победой царя: «Потом я наголову разбил одну часть саков, а другую захватил в плен». А это полностью согласуется с известием Полиена, где речь идет сначала о победоносном сражении, а затем о победе персов, добытой с помощью хитрости. Кир Великий тоже сначала добился успеха коварством, и в целом складывается такое впечатление, что успех персам сопутствовал только тогда, когда они измышляли какую-нибудь пакость, словно это была семейная традиция — от Киаксара до Дария. А что касается третьей части войска саков, которая сдалась без боя, то, на мой взгляд, речь идет о женщинах, детях и людях преклонного возраста, которых кочевники оставили в тылу. Ведь в истории ни разу не было примера, чтобы скифы сдавались добровольно врагу, недаром их считали неуловимыми, а если бы такое вдруг произошло, то однозначно нашло бы упоминание в античной традиции и вызвало бы небывалый резонанс. Да и сам поход производит впечатление какой-то незавершенности, словно что-то помешало молодому царю довести его до логического конца — полного военного разгрома массагетов и безоговорочного подчинения их своей воле. А так можно предположить, что развернулась обыкновенная пограничная война и одно из племен было разбито и попало в некоторую зависимость от персов — Дарий просто поменял одного вождя на другого, более лояльного к своему южному соседу, и он явно прихвастнул, когда в Бехистунской надписи указал, что страна массагетов стала принадлежать ему. «Тогда я другого сделал их вождем, как на то было мое желание. Затем страна стала моей». Так что же все-таки произошло дальше и почему персы не сумели развить свой первоначальный успех?

* * *

Это было героическое время, и совершая подвиг, люди не думали, останутся их имена в истории или нет — не думал об этом афинский стратег Мильтиад, когда выводил свою фалангу на Марафонскую равнину, не думал об этом спартанский царь Леонид, когда со своим легендарным отрядом прикрывал отход греческих войск, не думал об этом и массагет Ширак, когда предстал перед грозным взором Великого царя. Буквально накануне он разговаривал с вождями саков и пообещал им уничтожить персидское войско, «если они поклянутся, что детям его и потомкам его дадут жилье и деньги. Они поклялись, он же, вынув кинжал, отрезал себе нос и уши и другие части тела ужасно изувечил и, перебежав к Дарию, сказал, что претерпел это от царей саков. Дарий поверил величине несчастья…» (Полиен). А дальше — предложение провести завоевателей короткой дорогой и постараться их уничтожить с помощью очередной военной хитрости. Как уже отмечалось, персы просто обожали воевать с кочевниками с помощью коварства и разных ухищрений, а потому клюнули на эту приманку и пошли за Шираком. «Он же указывал дорогу, ведя воинов в течение семи дней и заведя их в глубь безводной пустыни, и, когда кончились вода и хлеб, хилиарх Раносбат сказал: «Что тебя заставило обмануть такого великого царя и такое множество персов и завести их в безводную страну, в которой мы не видим ни птицы, ни зверя, и нет возможности ни идти вперед, ни вернуться?» Он же, рукоплеская и громко смеясь, сказал: «Я победил, ведь решив спасти саков, моих сограждан, я жаждой и голодом погубил персов» (Полиен). Понятно, что после такого откровенного издевательства над ними персы расправились с героем, только вряд ли это могло изменить ситуацию к лучшему — армия царя оказалась в смертельной ловушке, и все это прекрасно понимали. Дальнейший рассказ о том, как Дарий, надев царские регалии, залез на холм и молился богам о помощи, а те послали персам дождь, является позднейшим вымыслом, а в реальности было страшное и изматывающее отступление по безводным землям, под палящими лучами солнца. Ширак знал, что делал, когда в течение семи дней заводил врагов в пустыню, и теперь им приходилось сполна расплачиваться за свою доверчивость. Как отмечалось выше, обессиленное войско Дария вышло к реке Бактр, притоку Окса, и в спешке переправилось через него. О продолжении похода не приходилось и думать, потери, понесенные во время блужданий по пустыне, были слишком велики, да и боевой дух войск был надломлен. На коварство персов массагеты ответили своей хитростью, и Дарий, так и не доведя свои планы до конца, был вынужден отступить.

В своей работе «Политическая история Ахеменидской державы» М. А. Дандамаев так подвел итог противостояния персов и саков: «…поход против них не был карательной экспедицией за мятеж. Это видно из следующего. В Бехистунской надписи подчеркивается, что все руководители мятежей против Дария были казнены, притом их казнь зачастую описывается подробно. А о казни Скунхи в надписи нет ни слова. Малые надписи, содержащие пояснительный текст к изображениям самозванцев, указывают их преступления, обвиняя всех их во лжи, в мятежах против Дария. Малая же надпись, являющаяся ярлыком к изображению Скунхи, лаконична: «Это — Скунха, сак». Следует иметь в виду, что в ахеменидских надписях слово «ложь» употребляется с определенным религиозно-политическим оттенком для обозначения мятежа против «законной» власти. Все мятежные цари на Бехистунском рельефе изображены с обнаженными головами, зато всячески подчеркнуты остальные их этнографические особенности. А Скунха, напротив, запечатлен одетым в остроконечную шапку высотой около 80 см, т. е. в половину его собственного роста. Кроме того, саки тиграхауда в Бехистунской надписи ни разу не названы мятежниками в отличие от эламитов, вавилонян и других народов, восставших против Дария. Этим объясняется и тот факт, что Скунха был пощажен, хотя и лишен своего главенствующего положения. Вместо него Дарий назначил вождем саков тиграхауда другого человека из их же среды, поскольку управлять кочевыми племенами на окраинах державы через перса, а не представителя местного населения было бы невозможно… Триумф Дария над саками тиграхауда нашел отражение также на одной печати, которая, судя по стилю, относится ко времени Дария I. На этой печати изображен царь в битве со скифом, который выделяется своей шапкой. Царь хватает его левой рукой, а правой достает короткий меч для удара. Второй скиф уже побежден и лежит на земле». Что касается вождя саков, то он действительно мог попасть в плен во время боя, ведь сражение было, а вот дальнейшая судьба его неизвестна. Но как на это ни посмотри, а результат вырисовывается один — персидскому царю удалось на время замирить северные границы империи и прекратить набеги кочевников.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

МАССАГЕТЫ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

МАССАГЕТЫ - древ­ний на­род, сфор­ми­ро­вав­ший­ся в Азии вос­точ­нее Кас­пий­ско­го моря.

Впер­вые упо­мя­нут и наи­бо­лее под­роб­но опи­сан Ге­ро­до­том.Со­глас­но ему, ве­роят­нее все­го, массагеты вы­тес­ни­ли ски­фов из Азии; бы­ли мно­го­чис­лен­ны и во­ин­ст­вен­ны, за­ни­ма­ли об­шир­ные тер­ри­то­рии к вос­то­ку от Кас­пий­ско­го моряи к се­ве­ру от реки Аракс (ве­ро­ят­но, в дан­ном слу­чае имел­ся в ви­ду Уз­бой). Массагеты бы­ли сход­ны со ски­фа­ми по об­ра­зу жиз­ни и оде­ж­де; воо­ру­же­ны лу­ка­ми, копь­я­ми, се­ки­ра­ми; ору­жие де­ла­ли из «ме­ди» и ук­ра­ша­ли зо­ло­том; вое­ва­ли на ко­нях и пе­ши­ми; в пи­щу упот­реб­ля­ли мя­со овец и ры­бу. Они по­кло­ня­лись солн­цу и при­но­си­ли ему в жерт­ву ло­ша­дей; при на­ли­чии мо­но­га­мии муж­чи­на мог лег­ко всту­пать в связь с др. жен­щи­на­ми; упо­ми­на­ет­ся ри­ту­аль­ный кан­ни­ба­лизм в от­но­ше­нии ста­ри­ков.

По­ход на массагетов персидского ца­ря Ки­ра II в 530 году до н. э. за­кон­чил­ся его ги­белью и раз­гро­мом вой­ска; во гла­ве массагетов в это вре­мя бы­ла вдо­ва ца­ря То­ми­рис, круп­ным от­ря­дом ру­ко­во­дил её сын Спар­га­пис. Бо­лее позд­ние ав­то­ры (Стра­бон, ис­то­ри­ки Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го и др.) в основном да­ют схо­жие све­де­ния; упо­ми­на­ет­ся раз­де­ле­ние массагетов на рав­нин­ных, бо­лот­ных, ост­ров­ных, гор­ных (ве­ро­ят­но, здесь в со­ста­ве массагетов фи­гу­ри­ру­ют и др. груп­пи­ров­ки, под­чи­нён­ные или близ­кие массагетам-ко­чев­ни­кам), со­сед­ст­во массагетов с объ­е­ди­не­ни­ем да­хов (смотрите в статье Пар­фия) и Хо­рез­мом, уча­стие в бит­ве при Гав­га­ме­лах (331 год до н. э.) в со­ста­ве персидской ар­мии. Су­дя по име­нам и ис­то­ри­ко-куль­тур­но­му кон­тек­сту, боль­шин­ст­во учё­ных счи­тают, что массагеты, род­ст­вен­ные им са­ки и др. на­ро­ды бы­ли в чис­ле но­си­те­лей древ­них иран­ских язы­ков. Вы­де­ле­ние ар­хео­ло­гических па­мят­ни­ков массагетов вы­зы­ва­ет спо­ры. Судь­ба массагетов не яс­на, ве­ро­ят­но, они во­шли в со­став но­вых эт­но­по­ли­тических объ­е­ди­не­ний, воз­мож­но, воз­глав­ляе­мых близ­ки­ми им да­ха­ми или др.

Упо­ми­на­ние массагетов на Кав­ка­зе (наи­бо­лее ран­нее - в свя­зи с опи­са­ни­ем по­хо­да римского пол­ко­вод­ца Г. Пом­пея в 66-65 годах до н. э.), ото­жде­ст­в­ле­ние Ам­миа­ном Мар­ци­ли­ном и др. этих массагетов с ала­на­ми и др. дан­ные по­зво­ля­ют ря­ду ис­сле­до­ва­те­лей счи­тать, что ка­кая-то часть массагетов пе­ре­се­ли­лась в Пред­кав­ка­зье. С их по­том­ка­ми ото­жде­ст­в­ля­ют мас­ку­тов, жив­ших на тер­ри­то­рии современного При­мор­ско­го Да­ге­ста­на и упо­ми­нае­мых в свя­зи с со­бы­тия­ми IV-VI веков армянскими и ви­зантийскими ис­то­ри­ка­ми. Часть мас­ку­тов, ве­ро­ят­но, бы­ла по­гло­ще­на др. ко­чев­ни­ка­ми, при­хо­див­ши­ми на Кав­каз. Груп­пы мас­ку­тов бы­ли по­се­ле­ны к югу от Дер­бен­та и со­хра­ня­ли собственного пра­ви­те­ля до 833 года, позд­нее и они бы­ли ас­си­ми­ли­ро­ва­ны.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Лит­вин­ский Б. А. Древ­ние ко­чев­ни­ки «Кры­ши ми­ра». М., 1972
  • Пьян­ков В. И. Мас­са­ге­ты Ге­ро­до­та // Вест­ник древ­ней ис­то­рии. 1975. № 2
  • Гад­ло А. В. Эт­ни­че­ская ис­то­рия Се­вер­но­го Кав­ка­за, IV–X вв. Л., 1979
  • До­ва­тур А. И., Кал­ли­стов Д.П., Ши­шо­ва И. А. На­ро­ды на­шей стра­ны в «Ис­то­рии» Ге­ро­до­та. М., 1982

w.histrf.ru

Хиониты, гунны, массагеты и авары: etymology_ru — LiveJournal

Хиониты, кирмахионы — древний кочевой народ, предположительно говоривший на восточноиранских диалектах. Проживали в Бактрии и Мавераннахре. Впервые упоминаются в четвёртом веке римским историком Аммианом Марцеллином.

В 556 году были разгромлены тюрками. Остатки Хионитов объединились с Аварами.

Cчитается, что самоназвание эфталитов — хиониты. Это народ индоевропейского (иранского происхождения), говорил на одном из восточно-иранских (сакских) диалектов. Несколько хионитских царей носило имя Эфтал, отсюда и возникло название эфталиты. Сходство звучания хион и гунн (собственно hon), якобы, и объясняет тот факт, что византийские историки называют хионитов (эфталитов) белыми гуннами. К началу V в. хиониты (эфталиты) завоевали земледельческие оазисы за Аму-Дарьей и создали могущественную державу на обширных пространствах Средней Азии, Афганистана, северо-западной Индии и части восточного Туркестана. Их основная территория — Тохаристан и восточный Афганистан. Ядро эфталитов составляли воинственные кочевые племена, подвергшиеся влиянию городской культуры.

Согласно Л. Н. Гумилёву, эфталиты — горцы, выходцы из Припамирья.

Судя по надписям на эфталитских монетах, выполненным греческими буквами на бактрийском языке, самоназванием эфталитов было хион (на монетах OIONO). Не исключается также наличие незначительной примеси алтаеязычных народов.

Прокопий Кесарийский, называвший эфталитов «белыми гуннами», чётко отделяет эфталитов от гуннов: 
"Хотя эфталиты народ гуннский и [так] называются, они, однако, не смешиваются и не общаются с теми гуннами, которых мы знаем, так как не имеют с ними пограничной области и не живут вблизи них…, они не кочевники, как прочие гуннские народы, но издавна обосновались на плодородной земле… Они одни из гуннов белы телом и не безобразны видом, не имеют и образа жизни, подобного им, и не живут какой-то звериной жизнью, как те, но управляются одним царем и имеют законную государственность, соблюдая между собой и соседями справедливость ничуть не хуже ромеев и персов" [Прокопий Кесарийский, Война с персами].

На монетах OIONO ~ ионийцы? Потомки Александра Великого?

хиониты (белые гунны) < χιονίζω покрывать снегом.
χιονώδης 1) покрытый снегом, снежный 2) белоснежный

гунны < γύννις "женоподобный мужчина, неженка, «баба»".

Римский историк Аммиан Марцеллин так описывает гуннов:
"…но зато, как бы приросшие к своим выносливым, но безобразным на вид лошадёнкам и иногда сидя на них по-женски, они исполняют все свои обычные дела; на них каждый из этого племени ночует и днюет… ест и пьёт и, пригнувшись к узкой шее своей скотины, погружается в глубокий чуткий сон…"

Приск Панийский об обычаях гуннов:
"Каждый из присутствующих по скифской учтивости вставал и подавал нам полный кубок, затем, обняв и поцеловав выпившего, принимал кубок обратно".

 

Прокопий Кесарийский в VI веке сравнивал образ жизни славян и массагетов: « Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них не очень белый или золотистый и не совсем черный, но все же они темно-красные. Образ жизни у них, как и у массагетов, грубый, безо всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они неплохие люди и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы. И некогда даже имя у славян и антов было одно и то же. В древности оба эти племени называли спорами („рассеянными“(1)), думаю потому, что они жили, занимая страну „спораден“, „рассеянно“, отдельными поселками. Поэтому-то им и земли приходится занимать много».

Из русских писателей Аттилу объявлял славянским князем автор славянофильского толка — А. Ф. Вельтман (1800—1870 гг.).

Обращаясь к сведениям о ношении косы в Восточной Европе, прежде всего необходимо указать на рассказ Феофана о том, как жители Константинополя толпами сбегались смотреть на прибывших в 558 г. аварских послов. Особенно поразили их во внешнем виде невиданных еще варваров волнистые волосы, заплетенные в косу. Иоанн Эдесский знает ужасный народ авар, названный так по своим волосам, и упоминает о бегущих народах славян и о тех с развевающимися волосами, которых называют аварами. Далее, следует отметить сообщение Прокопия, что в его время (VI в.) одна из партий цирка в Константинополе ввела новую моду ношения волос: "Они стали стричь их не так, как другие римляне... Они обрезывали волосы на голове спереди до висков, а сзади оставляли висеть их длинейшими косами без всякой надобности, как это делают массагеты. Эта мода называется поэтому гуннской".

Фактически гунны - это новое название массагетов.

массагеты (Μασσᾰγέται) < μάσσω "мять, поглаживать, ощупывать" + ἡγέομαι дор. ἁγέομαι "верить (в существование), веровать, почитать, чтить" - "почитающие женскую грудь".

μαστός, μασθός  эп.-ион. μαζός, дор. μασδός 1) (женская, реже мужская) грудь или сосец, 2) сосец, вымя.  
  
Геродот:
"Массагеты носят одежду, подобную скифской, и ведут похожий образ жизни. Сражаются они на конях и в пешем строю (и так и этак). Есть у них обычно также луки, копья и боевые секиры. Из золота и меди у них все вещи. Но все металлические части копий, стрел и боевых секир они изготовляют из меди, а головные уборы, пояса и перевязи украшают золотом. Так же и коням они надевают медные панцири, как нагрудники. Уздечки же, удила и нащечники инкрустируют золотом. Железа и серебра у них совсем нет в обиходе, так как этих металлов вовсе не встретишь в этой стране. Зато золота и меди там в изобилии.

Хлеба массагеты не сеют, но живут скотоводством и рыбной ловлей, а также пьют молоко. Единственный бог, которого они почитают, это – солнце.

Массагеты управлялись царицей Томирис. Томирис (приблизительно 570—520 гг. до н. э.) — легендарная царица саков-массагетов, рассказ о войне с которой персидского царя Кира приводит Геродот.

Примерно в 530—529 гг. до н. э. ахеменидский царь Кир, покорив множество стран, отправился в поход на массагетов. По версии Геродота Кир начал поход перейдя Аракс (Амударью) и решающее сражение произошло в Кызылкумах. Согласно другой, он начал поход в сторону Сырдарьи, примерно между Туркестаном и Отраром. Массагетами в то время правила вдова их царя — Томирис. Кир отправил посла к царице с предложением выйти за него замуж и объединить два народа в одно государство без всякого боя. На что массагетская царица ответила отказом.

Первый бой завершился победой массагетов, которых возглавил сын Томирис — Спаргапис. По массагетским обычаям, победа всегда обмывалась, воспользовавшись этим, персы подкинули ночью им сильное вино, в результате чего массагетские воины оказались опьянёнными. Этим воспользовался Кир, захватив в плен одну третью часть войска массагетов и сына царицы — Спаргаписа. В плену тот покончил с собой.

Согласно, поздним легендам, в решающей битве участвовали и женщины, девушки-саки, которые бросились с самой царицей в битву в последний решающий момент. Этот бой Геродот назвал «самым жестоким и великим». Кровавый бой завершился победой массагетов. По Геродоту, все персы погибли на поле боя, среди них был и Кир. Победа была достигнута за счет потери большой части массагетов. Отрубив голову Кира и наполнив кожаный мешок его кровью Томирис при всех воскликнула: «Ты хотел крови, так пей её до дна!», — и бросила его голову в этот мешок.

Царицу Томирис одинаково почитают казахи, каракалпаки, туркмены и узбеки. Среди казахского народа существует много легенд о героизме сакской царицы Томирис. В Казахстане сакская царица почитается как национальная героиня, а имя Томирис популярно.

Ава́ры (греч. Άβαροι, Ουαρχωννιται; лат. Avari; др.-рус. О́бры) — народ в VI веке в Центральной Европе создавший там могущественный Аварский каганат (VI—IX вв.).

В облачении и вооружении воинов каганата нередко прослеживается смешение аварского, германского и византийского стилей, что выглядит вполне логичным ввиду полиэтничности его населения. Опорой аварского могущества являлась прежде всего хорошо организованная латная кавалерия. Само понятие «рыцарства» в Европе восходит именно к этому типу всадников. Авары впервые познакомили Европу с железными стременами и клинками с односторонним лезвием — прообраз позднейших сабель.

Качество ювелирных изделий свидетельствуют о высоком уровне развития ювелирного искусства у аваров. Авары были хорошими резчиками по кости, изготовляли великолепные ковры, вышивки, ткани, занимались художественной обработкой серебра и дерева. По всей Европе пользовались большим спросом знаменитые аварские пояса с богатой металлической гарнитурой. Искусство аваров, во многом, являлось продолжением так называемого «скифского звериного стиля» с его мелкой пластикой и стилизованными изображениями фантастических животных, как правило, в динамичных позах, среди которых часто встречается грифон. Исследователями подмечено определённое византийское влияние на ювелирное искусство у аваров. На успешном развитии ювелирного дела у аваров сказался фактор его востребованности в каганате, так как авары сосредоточили в своих руках огромное количество изделий из благородных металлов, в том числе монет византийской чеканки.

С середины VI в. византийцы выплачивали каганату дань золотом. Общая сумма годовой дани достигала 80 тыс. золотых солидов, а начиная с 599 г. увеличивалась и до 100 тыс. Со временем и эти суммы стали недостаточны. В начале VII в. византийские императоры платили аварам «за мир» ежегодно по 120 тыс. солидов. До 626 г. аварскому кагану было выплачено около 6 млн. солидов, что соответствовало 25 тоннам золота. Это несметное количество монет в оборот не поступало. Вероятно, авары переплавляли их для изготовления украшений, небольшая часть делилась между вождями.

Одно из названий авар в византийских хрониках Ουαρχωννιται, которое состоит собственно из названия племени Ουαρ и слова χωννιται:

χόανος 1) сосуд для плавки, тигель Hom., Hes. 2) литейная форма Anth.
χωνεία "плавка, выплавка, литье" Polyb., Diod.
χωνεύω стяж. Polyb. etc. = χοανεύω

Иоанн Эдесский знает ужасный народ авар, названный так по своим волосам, и упоминает о бегущих народах славян и о тех с развевающимися волосами, которых называют аварами:

 Άβαροι ~  ἁβρῶς 1) изящно, плавно 2) весело, сердечно.

А возможно, что Иоанн Эдесский использовал славянское слово ОБРОСший для авар.

Последние исследования генетиков во Франкфурте, произведенные в марте 2010 года, доказали, что Кавказские авары или же аварцы (аварал, ма’арулал) являются наиболее вероятными прямыми потомками древних аваров(по отцовской линии, Y-DNA), и напрямую с евразийскими аварами в генетическом плане, так исследователи Майер и Маркель выявили наибольший процент принадлежности (94 %).

Ряд исследователей, базируясь на сообщениях византийских историков Фиофилакта Симокатты и Менандора, полагают, что в Европе авары совершили значительные завоевания, которые устрашали своих врагов одним только именем. Об этом свидетельствует и летописи древних славян. В летописях рассказывается о том, что в Европу пришли авары численностью 20 000 всадников, которые были прекрасными наездниками воевали и очень искусно. Кстати именно им Европейцы обязаны военным нововведением — железными стременами. Авары использовали железные стремена, что придавало им большую устойчивость и возможность использовать длинные копья.

Историк Степан Разгуляев в своей книге «Заблуждения и истина истории об Аварах» пишет, что " авары никак не могли являться тюркоязычными и монголоидными племенами, так как исторические факты и оригинальные источники свидетельствуют о том, что авары не были монголоидной внешности, а были светловолосыми, с высокими лицами и большими глазами.

А не являются ли авары (Ουαρ) потомками аорсов (Aorsi)? 

Аорсы — (осет. wors - белый) название одного из кочевых сарматских племён, занимавшего территории между Азовским и Каспийскими морями и по западному берегу Каспийского моря до Кавказа.

Древние авторы сближали аорсов с другим сарматским племенем — сираками.

Аорсы долгое время были наиболее влиятельным племенем среди восточных сарматов.

Страбон свидетельствует, что аор­сы и сираки «простираются на юг до Кавказских гор; они частью кочевники, частью живут в шатрах и за­нимаются земледелием». Далее Страбон дополняет эти скудные све­дения: «Эти аорсы и сираки являются, видимо, изгнанниками племен, живущих выше, а аорсы обитают севернее сираков. Абеак, царь сираков, выставил 20 000 всадников, Спадин же, царь аорсов, даже 200 000; однако верхние аорсы выставили еще больше, так как они занимают более обширную область, владея почти что большей частью побережья Каспийского моря. Поэтому они вели караванную торговлю на верблюдах индийскими и вавилонскими товарами, получая их в обмен от армян и индийцев; вследствие своего благосостояния они носили золотые украшения. Аорсы, впрочем, живут по течению Танаиса, а сираки — по течению Ахардея…»

По Страбону, на рубеже нашей эры аорсы делились на верхних, и нижних. Верхние аорсы, жившие в междуречье Волги и Дона, Северном Прикаспии и Южном Приуралье, ведшие караванную торговлю, были богаче и многочисленнее.

Нижние аорсы, следует полагать, размещались южнее верхних и зани­мали большую часть равнинного Предкавказья восточнее сираков, включая Ставропольскую возвышенность, Северо-Восточный Кавказ и достигали предгорий Кавказского хребта. Если земли верхних аорсов в значитель­ной части представляли сухие аридные степи, то земли нижних аорсов были благоприятнее и в изобилии давали корм для скота.

Позднее главенствующее положение в землях аорсов заняло другое сарматское племя, вероятно родственное аорсам, — аланы, которые, по словам автора IV века Аммиана Марцеллина, «мало-помалу постоянными победами изнурили соседние народы и распространили на них свое имя».

К середине III века н. э. упоминания об аорсах полностью исчезают в летописях, а их владения в римских и китайских источниках обозначаются как «Алания».  
Считается, что на арене мировой истории авары появляются в 555 году как теснимый древними тюрками на запад кочевой народ. Тогда они еще кочевали в степях западного Казахстана. В 557 их кочевья переносятся на западный берег Волги в степи Северного Кавказа, где они вступают в альянс с аланами против савиров и утигуров.

Заметим созвучие названия авар с названием реки Оар у Геродота, которую часто пытаются отождествить с Волгой. Кочевали авары около Волги.

© trueview  
 

etymology-ru.livejournal.com

ПАРФИЯ, ПАРФЯНЕ потомки ИНГУШЕЙ (МАССАГЕТОВ)

ПАРФЯНЕ - *parsava, parsu(a) parni

Массагетой -(от ингушского САГ "человек", Масса "везде"

В античную эпоху в степях Центральной Азии обитали  племена массагетов (саки), скифского происхождения.

Примерно в III веке до н. э. несколько из этих племен объединились в племенной союз под общим названием — Дахи.

В среде этих племен на главенствующую роль вышло племя парны, из которого произошли будущие вожди и основатели Парфии, Аршак и Тиридат.


Язык племени парнов, изгнавших греко-македонских завоевателей, захвативших власть в Иране и основавших Парфянское царство,языки   племен саков и массагетов.

Парфяне были воинственным народом, ловкими наездниками и отличными стрелками из лука. В 256 до н. э. образовали под предводительством Аршакидов самостоятельное государство, со временем превратившееся в крупную империю, включавшую территории между Евфратом и Индом, Каспийским и Аравийским морями. Парфянское царство просуществовало до 226 года н. э., когда его сменила новая персидская империя Сасанидов.

После падения Аршакидов парфяне, тем не менее, сохранили свой привилегированный статус в государстве Сасанидов. Об этом свидетельствует частое упоминание имени парфян в наскальных надписях сасанидской эпохи.

Они сохранили за собой главенствующее положение в войске, а также во многих провинциях империи Сасанидов. Так три крупнейших[2]парфянских рода Михрани’е, Карена' и Сурена' являлись опорой сасанидского престола. Даже спустя три века после падения Аршакидов, парфянское самосознание было живо[3]. Примечательна история Бахрама Чубина, в 6 веке сместившего сасанидского шаха Ормизда IV и провозгласившего воссоздание Парфии. В дальнейшем часть парфян, проживавших во внутренних областях Ирана, слилась с персидским населением, а парфяне, населявшие территорию современного Туркменистана и Центральной Азии, ассимилировались с тюрками, составив один из этнических компонентов туркмен/

Парфянский поход Красса — римско-парфянский военный конфликт, произошедший в 54 — 53 годах до н. э. на территории северо-западной Месопотамии.

катафратакрии то есть тяжелые воины в в закрытых шлемах придумали парфяне

Дахи (Даки) (перс. داها‎, лат. Daoi, Daai и греч. Δάοι, Δάαι) — общее название союза трех кочевых племён саков (массагетов), живших в Центральной Азии в античную эпоху.

В I веке до н. э. Страбон называет Дахае как «Скифская Дахае».

Дахи вместе с остальными сакскими племенами воевали в войске Ахеменидов против македонцев — в частности, участвовали в битве при Гавгамелах.

В III в. до н. э. одно из племен дахов — парны, под главенством их вождя Аршака — возвысилось над остальными племенами. Парны вторглись в область Парфия (Aparthik), которая незадолго до того провозгласила свою независимость от Селевкидов.


Впервые упоминание о дахах встречается в надписи ахеменидского царя Ксеркса — в перечне стран и областей Ахеменидской империи. В этом списке дахи соседствуют с саками.

Massagetoi (Массагеты) (греч. Massagetoi), собирательное название группы племён Закаспия и Приаралья в сочинениях древнегреческих авторов.

Геродот обозначил страну массагетов как Закавказье.

Аршак I — предводитель парнов из племенного союза дахов, близкого массагетам. Возглавил вторжение дахов в Парфию, ошибочно считается основателем Парфянского царства, являясь лишь родоначальником династии Аршакидов[1]. «Человек неизвестного происхождения, но большой доблести» (по свидетельству римского историка Помпея Трога в изложении Юстина). Есть разные мнения относительно его родины[2].

Все последующие цари династии носили первое имя Аршак — например, Аршак XII Фраат.

По версии Страбона-Юстина, заметную роль в формировании парфянского царства играл младший брат Аршака — Тиридат, принявший тронное имя Аршак (Аршак II)[3][4], именно он в действительности и является основателем как парфянского царства, так и основателем правящей династии Аршакидов. Путаница связана с принятой в Парфии традицией принимать тронное имя Аршак, что послужило причиной для устоявшейся ошибки считать основателем правящей династии самого Аршака.





Парфяне носили копья по 5м в длину!

akievgalgei.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о