Люди войны первой мировой войны: «Забытые герои Первой мировой войны»

Содержание

Первая мировая война: 10 главных мифов

Автор фото, PA

Большая часть того, что мы знаем о военном конфликте 1914-1918 года, не соответствует действительности, пишет историк Дэн Сноу.

Ни одна из войн в истории не становилась причиной возникновения такого количества споров и мифов, как Первая мировая война.

Для участвовавших в сражениях солдат она в каком-то смысле была лучше, чем предыдущие конфликты, а в каком-то хуже.

Если просто навесить на нее ярлык ужасной, можно упустить из виду реалии не только Первой мировой войны, но и войн в целом. Также возникает опасность принизить испытания, через которые прошли военные и мирное население в других бесчисленных конфликтах человеческой истории вплоть до наших дней.

1. Конфликт на тот момент стал самым кровопролитным

Автор фото, Getty

За 50 лет до начала Первой мировой в Китае разразился еще более кровавый конфликт. По самым скромным оценкам, за 14 лет Тайпинского восстания погибло от 20 до 30 млн человек. В Первую мировую войну погибло в общей сложности 17 млн солдат и мирных жителей.

Хотя в абсолютных цифрах Первая мировая война унесла больше жизней британцев, чем любой другой конфликт до или после нее, в процентном соотношении самой кровавой для жителей Британских островов стала гражданская война XVII века. Во время Первой мировой погибло 2% британцев, в гражданской войне доля погибших в Англии и Уэльсе, предположительно, составила 4%, в Шотландии и Ирландии она была еще выше.

2. Большинство солдат погибло

Автор фото, PA

В Великобритании для участия в военных действиях были призваны примерно 6 млн человек. Из них с войны не вернулись 700 тысяч человек. Это составляет примерно 11,5%.

В действительности для британских солдат вероятность гибели была выше во время Крымской войны (1853-1856 год).

3. Солдаты по нескольку лет жили в окопах

Автор фото, PA

Условия жизни в окопах на передовой не позволяли находиться в них долго. Зачастую там было сыро, холодно, никакой защиты от огня в них не было. Солдаты при долгом нахождении в окопах могли быстро утрачивать боевой дух.

В связи с этим британская армия постоянно сменяла солдат в окопах. Во время между крупными сражениями воинское подразделение, как правило, находилось в окопах примерно по 10 дней в месяц, и из них непосредственно на передовой солдаты были не более трех дней. Нередки были случаи, когда солдат не отправляли передовую по целому месяцу.

В острые моменты, например, во время наступления, британские военные могли находиться на передовой по неделе, но гораздо чаще их меняли уже через пару дней.

4. Представители высшего общества легко отделались

Автор фото, Getty

Хотя большинство погибших в Первой мировой войне относились к рабочему классу, представители политической и светской элиты также понесли значительные потери. Их сыновья становились младшими офицерами, которые и должны были вести за собой людей в атаку и тем самым подвергали себя наибольшей опасности.

Около 12% простых солдат погибло во время войны, тогда как для офицеров эта цифра равна 17%. Так, например, из выпускников элитарного Итонского колледжа на полях сражений полегли более тысячи человек, что составило примерно 20% из числа тех, кто отправился на фронт. Тогдашний британский премьер-министр Герберт Асквит потерял на войне сына, а будущий премьер Эндрю Бонар Лоу лишился двух сыновей. Еще один будущий глава правительства Энтони Иден потерял двух братьев, еще один его брат получил серьезное ранение, а дядя оказался в плену.

5. «Львы под командованием ослов»

Автор фото, Getty

Это высказывание приписывается немецким командирам. Оно будто бы относится к храбрым британским солдатам под началом никчемных старых аристократов во французских замках. На самом деле эта фраза выдумана историком Аланом Кларком.

За годы войны более 200 генералов погибли, были ранены или взяты в плен. Большинство выезжали на передовую каждый день. В боях они находились гораздо ближе к центру схватки, чем генералы наших дней.

Естественно, не все генералы справлялись со своими обязанностями, но некоторые были искусными военачальниками, например канадец Артур Керри. Это был выходец из среднего класса, причем в гражданской жизни он не смог добиться особых успехов на поприще страхового агента и девелопера.

Мало когда прежде военачальникам приходилось приспосабливаться к настолько технологически непривычным для них условиям ведения войны.

В британской армии командиров учили вести небольшие колониальные войны. А они оказались втянуты в масштабный индустриальный конфликт, с чем британской армии ранее сталкиваться не приходилось.

Несмотря на это, за три года британцы по существу изобрели тот метод ведения боевых действий, который в общих чертах применяется и сегодня. К лету 1918 года британская армия была на пике своей мощи и один за другим наносила удары по немецкой армии.

6. В Дарданелльской операции участвовали австралийцы и новозеландцы

Автор фото, Getty

Британских солдат на Галлипольском полуострове воевало больше, чем австралийцев и новозеландцев вместе взятых.

Британия потеряла в четыре или в пять раз больше людей в той операции, чем ее австралийские и новозеландские союзники. Французов там погибло тоже больше, чем австралийцев.

Австралийцы и новозеландцы с особенным рвением чтят память погибших в Дарданелльской операции, но это понятно, ведь их потери стали значительной утратой в процентном соотношении как для их вооруженных сил, так и для немногочисленного населения этих стран.

7. Тактика на Западном фронте оставалась неизменной, несмотря на повторявшиеся неудачи

Автор фото, Getty

Никогда прежде тактика и технологии не менялись так радикально за четыре года войны. Это было время выдающихся инноваций. В 1914 году генералы гарцевали по полю боя верхом на коне, а солдаты в фуражках шли в атаку без малейшего огневого прикрытия. Обе стороны были вооружены преимущественно винтовками. Спустя четыре года войска шли в атаку в стальных касках и под прикрытием артиллерийского огня.

Они были вооружены огнеметами, ручными пулеметами и могли стрелять из винтовок гранатами. В 1914 году аэропланы казались чудом техники — к концу же войны они могли вступать в воздушные дуэли. Некоторые самолеты оснащались экспериментальными беспроводными радиопередатчиками и могли вести разведку в режиме реального времени.

Тяжелые артиллерийские орудия могли вести огонь с высокой точностью, основываясь лишь на данных аэрофотографии местности и математических расчетах. Процесс создания танков от чертежной доски до готовых образцов на поле боя занял каких-то два года. Эти машины навсегда изменили ход военных действий.

8. Победителей не было

Автор фото, PA

Обширные территории в Европе оказались обращены в руины, миллионы людей погибли или получили ранения. Выжившие всю оставшуюся жизнь были вынуждены носить в себе тяжелейшую эмоциональную травму. Великобритания разорилась. Странно в такой ситуации говорить о победителях.

Однако с военной точки зрения Британия и ее союзники одержали убедительную победу. Немецкие военные корабли были заблокированы британским королевским флотом, пока среди немецких матросов не начались бунты.

Германская армия была повержена в результате скоординированных ударов союзников, которые сумели пробить, казалось бы, неуязвимую оборону.

К концу сентября 1918 года германский кайзер и его главный военный советник Эрих фон Людендорф признали, что надежды на победу нет и Германии необходимо просить мира. День перемирия 11 ноября 1918 года стал, по сути, капитуляцией Германии.

В отличие от Адольфа Гитлера в 1945 году, германское правительство не стало продолжать бесполезную борьбу до того момента, пока союзники не войдут в Берлин. Благодаря перемирию удалось спасти тысячи жизней, но оно же стало поводом для демагогии о том, что Германия войну не проиграла.

9. Версальский мирный договор был непомерно суров

Автор фото, Getty

Версальский мирный договор отнял у Германии около 10% территории. Но даже при этом Германия осталась крупнейшей и богатейшей страной Европы.

Большая часть германских земель избежала оккупации. Требование о выплате Германией репараций было увязано с ее платежеспособностью и практически не выполнялось.

Условия мира были значительно мягче, чем требования договоров, заключенных как после франко-прусской войны 1870-1871 года, так и после Второй мировой войны. По итогам первой войны к Германии отошли давно принадлежавшие Франции области Эльзас и Лотарингия, где была сосредоточена французская горно-металлургическая промышленность. Франции также пришлось выплатить немалую контрибуцию, причем немедленно.

После Второй мировой войны Германия была оккупирована и разделена на части. Промышленные мощности страны систематически уничтожались или вывозились. Миллионы пленных немцев еще несколько лет после войны оставались в плену и бесплатно работали на победителей. Германия потеряла все земли, приобретенные в межвоенные годы, и еще обширные территории сверх того.

Версальский договор вовсе не был жесток к побежденным – это Гитлер представил его таким. Ему было необходимо создать антиверсальские настроения, чтобы затем использовать их для прихода к власти.

10. Все ненавидели войну

Автор фото, PA

Как и в любой войне, все зависит от везения. Можно стать свидетелем ужасных трагических событий, которые навсегда оставят след в жизни, как психологический, так и физический. А можно выйти из этого без единой царапины. Это может быть лучшее или худшее время в жизни.

Многим солдатам на Первой мировой войне понравилось. При удачном стечении обстоятельств они не попадали в жестокие схватки, и в большинстве случаев их условия жизни на войне были лучше, чем дома.

Британских солдат кормили мясом, что было непозволительной роскошью дома. Их снабжали сигаретами, чаем и ромом. Им полагалась потреблять в день 4 тысячи калорий.

Процент тех, кто находится в отлучке по болезни, был едва выше показателя мирного времени. Он является важным индикатором состояния боевого духа солдат. Многим молодым солдатам нравилось получать гарантированную зарплату, заводить крепкую дружбу, нести ответственность и пользоваться гораздо большей сексуальной свободой, чем в Британии.

Первая мировая война Гумилева, Катаева, Паустовского, Есенина, Кончаловского.

Битва при Ипре — одно из самых известных сражений Первой мировой войны. Тогда химическое оружие впервые было применено в колоссальных масштабах. Вспомним русских писателей и художников, воевавших на этой войне, в том числе пострадавших от нового оружия, вместе с Софьей Багдасаровой.

Франц Рубо. Первая мировая война. 1915

Николай Гумилев пошел на войну добровольцем, несмотря на справку 1907 года о негодности к службе. Попал в уланы, затем стал гусаром, военные мемуары назвал «Записки кавалериста». Его «святой Георгий тронул дважды» (он стал кавалером ордена Святого Георгия 3-й и 4-й степени), также он был награжден орденом Святого Станислава. Пошел на фронт добровольцем и стал гусаром поэт Николай Тихонов («…гвозди бы делать из этих людей»).

Георгиевским кавалером был артиллерист Валентин Катаев. Он тоже отправился в армию вольноопределяющимся, причем еще не окончив гимназию. Дважды раненный и отравленный газами, он получил два Георгиевских креста и орден Святой Анны. Ранен, контужен и награжден Георгиевским крестом был «полутораглазый стрелец» футурист Бенедикт Лившиц, призванный из запаса как ефрейтор пехоты со знаком за отличную стрельбу. Солдатского Георгия получил Василиск Гнедов, который ушел на фронт, несмотря на обострение туберкулеза двумя годами ранее. За храбрость Георгиевской медалью был награжден Демьян Бедный — он был призван фельдшером, так как в юности окончил военно-фельдшерскую школу (теоретически в Российской империи военнообязанными были все).

Юрий Пименов. Инвалиды войны. 1926. Русский музей

Санитаром трудился Константин Паустовский: освобожденный от воинской обязанности, он отправился на фронт добровольно. В санитарном поезде, который курсировал на белорусских землях, он встретил медсестру — будущую жену. После гибели в один день на войне обоих братьев Паустовский демобилизовался.

А вот Сергея Есенина призвали. Он почти год пользовался отсрочкой, а потом все-таки стал служить — санитаром. Впрочем, по протекции он попал в безопасный Полевой Царскосельский военно-санитарный поезд № 143 Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны. По случайности санитаром стал Александр Вертинский: проходя мимо особняка Морозовой, он начал помогать заносить внутрь раненых. Его тонкие пальцы приметил хирург и увлек с собой в качестве помощника — в итоге артист оказался в команде 68-го санитарного поезда М.С. Морозовой Всероссийского союза земств и городов. Осип Цадкин жил в Париже, но с началом войны вернулся в Россию, пошел добровольцем, стал санитаром, сильно пострадал от газов и заработал нервный срыв. Искусствовед Николай Врангель ушел в санитары и умер от воспаления почек. Мобилизован и зачислен в Главное управление Красного Креста был Мстислав Добужинский. При полевом лазарете служил рядовым Саша Черный. В составе санитарно-продовольственного отряда ездил Александр Серафимович.

Наталья Гончарова. Выступление христианского войска. 1914

Студент-медик Михаил Булгаков, без диплома, но со справкой о негодности к службе, добровольно пошел работать в Киевский военный госпиталь. После сдачи экзамена, уже как врач, он был мобилизован и направлен в Каменец-Подольский, затем в Черновцы, а в 1916 году в рамках ротации отослан работать в тыл.

Михаил Пришвин признавался, что надел форму санитара, чтобы трудиться военным корреспондентом. В разгар битвы он все время что-то записывал, пока его не пристыдили. И он стал санитаром по-настоящему — таскал раненых, поил их водой, рассказывал про голубую стрекозу над заводью. Не служили, но ездили на фронт военными корреспондентами Валерий Брюсов, Алексей Толстой, Сергей Городецкий, Илья Зданевич. Еще военным корреспондентом, только на Западном фронте, был «парижанин» Илья Эренбург — во французскую армию его не взяли, и он стал писать для наших «Биржевых ведомостей» и «Утра России». На Кавказском фронте художником-корреспондентом был Евгений Лансере.

Генрих Эмзен. Солдаты, отравленные газом (Мертвые солдаты). 1932. Эрмитаж

Госпиталь в своем доме открыл отставной поручик Александр Куприн. Затем он оказался в действующей армии, где командовал резервной ротой, но спустя полгода по состоянию здоровья его демобилизовали. Офицеров среди писателей вообще было маловато, но вот Михаил Зощенко добровольно пошел в армию, и от юнкера рядового состава дослужился до капитана. Пулеметчик Зощенко был ранен, отравлен газами и награжден пятью орденами — двумя Станиславами, двумя Аннами и Владимиром. Последний орден вместе с капитанским чином он не успел получить из-за революции. Химическая атака обострила его порок сердца, и он был отправлен из госпиталя в резерв. Газами был отравлен Борис Лавренёв, артиллерии поручик.

Поэт-футурист и штабс-капитан Петр Незнамов был контужен, отравлен газами и демобилизован. Это был уникальный участник двух войн — погиб он уже во Вторую мировую, при обороне Москвы. Еще в 1941 году погиб писатель Александр Чачиков, в Первую мировую в чине поручика командовавший ротой кавалеристов на Кавказском фронте. Профессиональным военным был другой поручик — поэт Арсений Несмелов («…каждый хочет любить, и солдат, и моряк»), закончивший кадетский корпус. Он служил в гренадерском Фанагорийском полку, был начальником охраны штаба корпуса, заслужил четыре ордена (три Станислава и одну Анну) и был отправлен в резерв по ранению.

Наталья Гончарова. Братская могила

Прапорщиком инженерных войск был Всеволод Рождественский, прапорщиком артиллерийской бригады — Виталий Бианки, до прапорщика дослужился Гумилев. Прапорщиком был призван из запаса художник Михаил Ларионов (чин он получил, отслужив по призыву еще в 1910–1913 годах). Он попал в Бронницкий пехотный полк и тяжело пострадал в Пруссии («…чуть не без ног, контуженный, лежит дорогой Ларионов», причитал чертежник тыловой автороты Владимир Маяковский), получил воспаление почек и после пяти месяцев в госпитале был комиссован.

В одном из петербургских лазаретов то ли умер, то ли без вести пропал художник Святослав Нагубников. Попал в госпиталь и чудом выжил художник Георгий Якулов, призванный из запаса ветеран Русско-японской войны. Полный армянской удали, он шел в атаку на австрийцев в белых перчатках, поймал пулю в легкие, испортил здоровье и в 1928 году скончался от туберкулеза. Чудом выжил младший унтер-офицер Виктор Шкловский, который в атаку на австрийцев поднял пехотную цепь и поймал пулю в живот навылет. Ему тоже дали Георгия.

Выздоровев от ранения, Шкловский стал инструктором в автомобильной роте Броневого дивизиона в Петербурге. В автомобильную часть попал вольноопределяющийся Вадим Шершеневич — оттого у него и сборник стихов есть «Автомобилья поступь». Посидев в болотах Галиции, про влияние войны на литературу он написал: «красный прыщ событий на поэмах вскочил». Были и флотские — поэт Сергей Нельдихен, художник Федор Богородский — позже он прославится картинами революционных матросов. Богородский успел и в малочисленном Императорском военно-воздушном флоте послужить — редкая птица.

В. Шухаев. Полк на позициях. 1917

К. Петров-Водкин. На линии огня. 1916

М. Авилов. Артиллерийский обстрел неприятельского наблюдательного пункта. 1914-1917

Художник Кузьма Петров-Водкин тоже был мобилизован: его отправили в лейб-гвардию Измайловского полка. Но его берегли писать портреты офицеров элитной части. Для этой работы был послан художник Василий Шухаев, добровольцем ушедший на Рижский фронт. Художник Митрофан Греков служил в составе 19-й Казачьей сотни, затем в Атаманской сотне — это поможет ему потом воспеть тачанку и Первую конную. Ранение он получил знаковое — упал с лошади. В железнодорожной аварии погиб художник Михаил Ле-Дантю, возвращавшийся с фронта.

В тыловом эшелоне в Смоленске служил мобилизованный Казимир Малевич. Мобилизованный Петр Кончаловский был прапорщиком артиллерии. Мобилизованный Николай Милиоти — тоже. Кончаловского контузило один раз, Милиоти дважды. Еще Милиоти воевал на Карпатах, служил адъютантом генерала Радко Дмитриева и был награжден золотым оружием.

В. Маяковский, К. Малевич. Сдал австриец русским Львов. 1914

К. Малевич. Вильгельмова карусель. 1914

Художник Павел Филонов страдал рядовым Балтийской морской дивизии на Румынском фронте. Его картина «Германская война» — это почти русская «Герника». На Румынском фронте выжил поэт Николай Бурлюк. А вот его брат Владимир Бурлюк, художник и один из первых русских культуристов, на Салоникском фронте погиб. В Греции параллельно с войной он занимался археологическими раскопками. (Третий, самый известный из братьев — Давид, был одноглазым и не служил.)

На Румынском фронте попал в плен Иван Аксенов, служивший в инженерном управлении армии. Его пытали, четыре месяца держали в концлагере и в итоге обменяли на румынского офицера. В составе инженерно-строительной дружины строил дороги Анатолий Мариенгоф. В инженерную часть Всероссийского земского союза был направлен писарем Александр Блок. Гумилев про это сказал: «…Посылать такого воина на фронт — все равно что жарить соловьев». Впрочем, так можно было сказать не про одного только Блока.

Сергей Нарышкин: Подвиг героев Первой мировой войны не будет забытым

Возвращая обществу память о Первой мировой войне, историки, политики и организации соотечественников не только исполняют свой моральный долг и укрепляют чувство общности народов, но и борются за сохранение исторической правды во всём мире. Об этом сказал председатель Госдумы Сергей Нарышкин на открытии Конференции соотечественников, проживающих за рубежом.  

Конференция, которая проходит в течение двух дней, приурочена к столетию с начала Первой мировой войны. «Сегодняшняя встреча — это и дань памяти нашим предкам, участникам Первой мировой войны, — сказал Сергей Нарышкин. — Миллионы людей в те далёкие годы отдали свою жизнь, защищая Россию, и их подвиг не должен быть забытым». Долгое время Первую мировую войну называли забытой — историки не уделяли ей должного внимания, а в учебниках отразился предвзятый взгляд на события 1914-1918 годов. «Первой мировой войне была суждена особая роль в российской истории — не только по небывалому ранее числу жертв и масштабу ущерба, но и по трагичности дальнейших событий», — отметил Сергей Нарышкин. После революции радикально изменился политический порядок и общественное устройство, государственные границы и отношения с внешним миром, миллионы людей оказались в изгнании. При этом они сохранили связь с Россией, с её культурой, историей, русским языком. На воспоминания и научные труды, созданные соотечественниками за рубежом, во многом опираются и современные историки.

В этом году по всему миру возводятся памятники и мемориалы героям Первой мировой войны, причём в основном это делается за счёт добровольных пожертвований. К столетию с начала войны приурочен ряд мероприятий и научных проектов, российские режиссёры и писатели стремятся осмыслить события той войны. Начаты проекты оцифровки архивных материалов, чтобы они стали доступными всем желающим. «В новых учебниках истории, концепция которых утверждена и над которыми сейчас работают творческие коллективы, Первая мировая война тоже займёт достойное место», — заверил Сергей Нарышкин. Он подчеркнул, что Год столетия с начала Первой мировой войны совпал с переломными событиями в жизни нашей страны, соседних стран и всего мира. По словам Нарышкина, зарубежные силы, «которые в основном находятся далеко за океаном» и хотят изолировать и ослабить Россию, вовлекли Европу в новый виток напряжённости. «Чтобы лучше понять современную ситуацию, избежать трагедии и восстановить нормальный диалог, крайне востребованы исторические уроки, в том числе основанные на изучении причин и последствий Первой мировой войны», — сказал Сергей Нарышкин.

как Первая мировая война сформировала современный мир :: Мнение :: РБК

В-третьих, иррациональность Великой войны обеспечила подъем столь же иррациональных политических сил и движений. Идеологии фашизма и коммунизма выросли из националистических и социалистических течений буквально за несколько лет, их адепты начали приходить к власти либо на завершающем этапе войны, либо в первые годы после ее окончания. Тоталитаризм как новый метод управления, опирающийся на сплочение большей части народа вокруг вождя и на методичный государственный террор в отношении несогласных, неслучайно появился после нескольких лет войны, радикально повысившей социальный болевой порог, за которым начиналось неприятие насилия. Тоталитаризм в самых разных его проявлениях — идеологическом, националистическом, религиозном — стал важнейшей отличительной чертой ХХ века и пытается воспроизводиться по сей день.

В-четвертых, Великая война случилась в период, когда оказалось полностью закреплено доминирование индустриального мира над глобальной периферией. Такой конфликт не смог бы случиться, если бы на рубеже XIX и ХХ веков передовые страны не превратились в массовые общества, экономически подчиненные предельному рационализму и эффективности. Конец войны и последовавшие затем события доказали значимость технологического прогресса и масштабного индустриального производства не только для успеха, но и для банального выживания обществ. Этот конфликт был последним, в котором технологически отсталые доиндустриальные общества пытались противостоять современным державам. Масштабы территории и запасы сырья, степень развития аграрного сектора и в какой-то степени даже численность населения были девальвированы как факторы великодержавности, каковыми они были в течение нескольких столетий. Технологии стали лицом послевоенного мира, а потребности военных — одним из важнейших факторов обеспечения технологического и промышленного прогресса.

Читайте на РБК Pro

В-пятых, нельзя не отметить, что вполне рациональной, хотя поначалу не слишком успешной реакцией многих политиков на ужасы Великой войны стали попытки создать систему того, что сейчас называется global governance. В 1920 году была учреждена Лига Наций, в 1923-м опубликован манифест Ричарда Куденхове-Калерги об образовании единой Европы, в 1929 году эта идея в достаточно оформленном виде была высказана премьер-министром Франции Аристидом Брианом. Концепция наднациональных институтов берет свое начало именно в первые послевоенные годы, как и представления о гуманитарных интервенциях, внешнем неколониальном управлении, скоординированном ответе на агрессию. Правда, в 1920-е и 1930-е годы эти идеи оставались оторванными от многих экономических и социальных трендов и потому не смогли предотвратить нарастание военной опасности и развязывание новых конфликтов, сама по себе данная линия стала не менее значимой для ХХ века, чем подъем авторитарных и тоталитарных движений.

В-шестых, после завершения войны, как бы это ни противоречило многим традиционным представлениям, были заложены основы современной глобальной экономики. Начал меняться главный вектор международной торговли: от внутриимперской, или колониальной (которая господствовала в годы «первой глобализации» на рубеже веков), на торговлю крупнейших метрополий друг с другом. И хотя первые послевоенные десятилетия не были простыми с экономической точки зрения, именно новый тренд привел к тому, что распад колониальной системы в 1940-е и 1950-е годы практически не помешал быстрому хозяйственному росту в крупнейших экономиках, а начиная с последней четверти ХХ века глобализация стала важнейшим фактором экономического развития, закрепляя новую взаимозависимость мира и стимулируя развитие как передовых, так и периферийных и постколониальных экономик.

Можно и дальше продолжать перечисление тех новых явлений и трендов, которые оказались порождены войной 1914–1918 годов. Обычно говорят, что начало войны стало концом длинного XIX века и ознаменовало собой подлинное начало ХХ. На мой взгляд, с бóльшим основанием можно утверждать, что Великая война открыла ту современность, в которой все мы живем и сегодня: глобальный мир, не гарантированный от тоталитаризма и насилия; реальность, в которой война давно стала экономически контрпродуктивной и подрывающей любые авторитарные правительства даже в случае их кажущейся успешности; планету, экономически все более взаимосвязанную и постепенно превращающуюся в совокупность прочных интеграционных объединений. Сегодня этому миру исполняется сто лет, и это серьезный повод задуматься о нашем месте в нем.

Неудобная современность

Россия, как бы к этому ни относиться, стала одной из провозвестниц современного мира, я бы даже сказал, что советские историки, отсчитывавшие новейшую историю с Октябрьской революции, не слишком-то и ошибались. Она породила и пережила один из самых страшных тоталитарных режимов; на своем опыте ощутила, чем может обернуться новая война; создала настолько индустриализированную экономику, что в ней практически потерялся сам человек; продемонстрировала возможности технологий и даже сформировала глобальную коалицию строивших социализм стран. Однако чем дальше развивается современный мир, тем яснее становится, от чего он уходит и к чему идет: какие появляются технологии и какие отмирают; каким новым содержанием наполняется суверенитет в эпоху интеграции; как совершенно универсальные права человека рождают разнообразие социальных практик и утверждают права меньшинств.

Кажется, что Россия приняла рожденную Великой войной современность как явление, но не смирилась с ней как с процессом, и поэтому сегодня разочаровалась в ней, стремясь вернуться в прошлое, где империи делят зоны влияния и управляют подмандатными территориями; где пространства значат больше, чем люди, а природные ресурсы важнее интеллектуальных; где нет интеграции равных, а есть право сильного; где авторитаризм предпочтительнее демократии. Наверное, этому новому старому тренду можно найти десятки объяснений, но мне кажется, что одним из важнейших является тотальное пренебрежение к памяти закончившейся сто лет назад Великой войны.

Война, определившая будущее России на 100 лет вперёд — Клуб «Валдай»

Если считать наполеоновские войны, то Первая мировая была на самом деле Второй. Целый век после Наполеона предполагалось, что стороны «немножко повоют», а потом зафиксируют результаты за столом переговоров. Война не носила для государств экзистенциального характера, но именно таков был характер Первой мировой войны, как прежде и наполеоновских войн. Наполеон создавал новые государства, менял границы и династии – как бы перекраивал всю Европу заново. И здесь происходило совершенно то же самое. Крах в результате войны четырёх континентальных европейских империй – может быть, самое очевидное подтверждение того, что эта война была тотальной.

7 ноября на площадке дискуссионного клуба «Валдай» состоялась экспертная дискуссия, посвящённая Первой мировой войне и приуроченная к 100-летию со дня её окончания. О том, чем эта война отличалась от всех прошлых войн, как она преобразила нормативное представление о современном государстве и зачем помнить о ней сегодня, ru.valdaiclub.com обсудил в интервью с одним из выступавших на дискуссии экспертов –

Алексеем Миллером, профессором Европейского университета в Санкт-Петербурге.

То, как завершилась Первая мировая, обнаружило вопиющий контраст с концом Наполеоновских войн. Когда на Венском конгрессе только что разгромленная Франция была включена в число пяти держав, решавших ключевые вопросы устройства Европы – это был один способ, эффективность которого подтверждал продолжительный мир в Европе. А когда Германия по итогам Версальского мира была втоптана в грязь и унижена – это был совсем другой подход, который во многом предопределил, что межвоенный период стал лишь антрактом – фактически Вторая мировая была продолжением Первой мировой.

В этой – Первой – войне впервые проявилось то, что проявилось потом и во Второй: стойкость. Главным оказалось то, сколько люди с той и другой стороны готовы терпеть. В этом тоже заключалась новизна, потому что мобилизационные ресурсы всех стран, вступивших в войну, были рассчитаны на полгода, а война неожиданно для всех продлилась три года с лишним. Здесь потребовалась способность мобилизовываться и терпеть, выстаивать. В определённом смысле Россия усвоила этот урок во время Второй мировой войны (войны на стойкость), когда победила именно за счёт терпения и самопожертвования – притом, что шансов оказаться среди победителей в Первой мировой у неё было больше.

Форма анзака дополнила экспозицию в Ратной палате

Посол Австралии в Российской Федерации Петер Теш (Peter Tesch) передал в дар музею-заповеднику «Царское Село» реконструкцию военной формы сержанта лёгкой кавалерии Австралийского и Новозеландского армейского корпуса (АНЗАК) времен Первой мировой войны. Форма будет представлена в экспозиции музея «Россия в Великой войне» в Ратной палате рядом с комплектами полевого обмундирования периода Первой мировой – точными копиями одежды, обуви и амуниции пехотинцев британского и шотландского полков, которые в 2015 году подарил музею знаменитый режиссер сэр Питер Джексон.

– Особенно символично, что мы принимаем этот дар на следующий день после того, как весь мир отметил столетие окончания Первой мировой войны. В Ратной палате действует первый и единственный в современной России музей, посвященный Первой мировой войне. Мы делаем очень многое для того, чтобы рассказать правду об этом трагическом периоде истории, – сказала директор ГМЗ «Царское Село» Ольга Таратынова.

– В Австралии эта война послужила толчком и стимулом к поискам национальной идентичности. Вне зависимости от национальности человек, отслуживший в наших войсках, возвращался с нее австралийцем. Я вижу, как в России в последние годы эволюционирует восприятие Первой мировой войны, люди больше интересуются и узнают о ней. Это происходит, в том числе, благодаря энтузиазму сотрудников музея в Ратной палате, – отметил господин Теш.

В комплект входят мундир, бриджи, ботинки с крагами и амуниция. Характерной деталью, по которой узнавали австралийские части, было загнутое правое поле на форменной шляпе. Кстати, она украшена перьями эму. Специально для этого комплекта изготовили сложноразмерный манекен. Петер Теш лично привез и передал сотрудникам музея недостающую деталь формы – штык.

– В нашей стране история участия контингентов из Азии, Африки и Австралии никогда широко не освещалась. Подаренный комплект позволит подчеркнуть действительно мировой характер войны, – говорит хранитель фонда «Мужской костюм» ГМЗ «Царское Село» Алексей Рогатнев.

АНЗАК – это аббревиатура, первоначально обозначавшая Австралийско-Новозеландский армейский корпус. К 1917 году анзаками стали называть участников боёв в Галлиполи в Турции. В дальнейшем так стали обозначать любого участника Первой мировой, а потом – и любого конфликта или миротворческой операции, в которых участвовали австралийские или новозеландские вооруженные силы.

Австралия вступила в Первую мировую войну вслед за Англией и Германией 4 августа 1914 года. Руководство страны заявило о полной поддержке Англии. Начало войны в Австралии было встречено с большим энтузиазмом.

Для Австралии Первая мировая стала самым тяжелым конфликтом в плане боевых потерь. При численности населения менее 5 миллионов человек 40 процентов мужчин (416 809) добровольно вступили в армию. Из них более 60 тысяч были убиты и 156 тысяч ранены, отправлены газом или взяты в плен.

В 2016 годув Ратной палате проходила выставка «Русские анзаки: нити потерянной истории», организованная Посольством Австралии в Москве и музеем-заповедником «Царское Село».

Русские австралийцы с первого дня высадки на берега полуострова Галлиполи у пролива Дарданеллы 25 апреля 1915 года тоже были частью «легенды анзаков». В составе Австралийского экспедиционного корпуса в Галлиполи участвовали около 150 уроженцев России — представителей многих народов Российской империи: русские, белорусы, украинцы, поляки, евреи, финны, уроженцы Прибалтики, немцы, осетины, англичане и даже один француз. Наибольшая численность уроженцев России наблюдалась в нескольких пехотных батальонах. Впрочем, почти в каждом батальоне, сражавшемся в Галлиполи, было хотя бы по одному россиянину.

На протяжении всей Первой мировой войны не менее четверти мужчин-уроженцев России, проживавших в Австралии, вступили в австралийскую армию. В процентном отношении это было больше, чем среди всего австралийского населения.

Напомним также, что в 2015-м ГМЗ «Царское Село» получил в подарок от Посольства Австралии копии уникальных фотографий, на которых запечатлены русские, воевавшие в годы Первой мировой войны в составе АНЗАКа, а также книгу «Русские Анзаки в австралийской истории» австралийского историка Елены Говор и памятные медали.

Невыученные уроки | Статьи | Известия

Осенью исполняется сто лет с момента окончания Первой мировой войны, навсегда изменившей ход истории. Во многих странах эта годовщина будет отмечаться с большим размахом. В России, потерявшей на фронтах 1,3 млн солдат, память о Первой мировой если не стерлась совсем, то изрядно заслонилась последующими событиями. Однако сейчас под эгидой Минобороны создается база данных по потерям, и эта работа будет завершена в ближайшие годы.

1 августа 1914 года Германия объявила войну Российской империи — Россия вступила в Первую мировую, которая спустя несколько лет перекроит карту Европы. Всего, если считать не только ключевых участников, но и их союзников, а также государства-доминионы, в конфликте приняло участие около 20 стран. Солдаты той войны — в галерее портала iz.ru. На фото: артиллерия российской армии, 1915 год

Фото: Global Look Press

Первая мировая стала первым большим конфликтом, в котором активно применялись отравляющие вещества — после этого их использование было запрещено. На фото: немецкие солдаты и их мул в противогазах

Фото: Global Look Press

Дети-беженцы из Сербии на улицах Ростова-на-Дону, 1915 год

Фото: Global Look Press/Berliner Verlag

Вообще-то Первая мировая стала первым конфликтом, в котором активно применялись танки (и бронированные автомобили) и авиация. Но вот, например, солдаты австрийской армии со служебными голубями — этот способ считался одним из самых надежных, когда речь шла о доставке сообщений от одного горного форта к другому

Фото: Global Look Press/Berliner Verlag

Первым крупным танковым наступлением в мировой истории стала битва при французском Камбре в 1917 году. На фото: немецкое командование на танковой спасательной станции в Камбре

Фото: Global Look Press/Berliner Verlag

Сестры милосердия ухаживают за ранеными солдатами в госпитале в Берлине

Фото: Global Look Press

А так выглядели первые бронеавтомобили — на фото изображена техника британской армии, 1915 год

Фото: Global Look Press/Berliner Verlag

В окопах Первой мировой погибали не только солдаты России, Франции, Великобритании, Германии и ее союзников. Вот, например, австралийские солдаты в 1916 году — Австралия являлась британским доминионом и потому участвовала в войне

Фото: Global Look Press

Британские солдаты, захваченные в плен армией Германской империи, ждут отправки в транзитный лагерь

Фото: Global Look Press

Если на первых порах почти во всех странах новость о вступлении в войну сопровождалась патриотическим ликованием на улицах, то уже спустя пару лет бесплодность затяжного конфликта, который приводил к миллионам убитых, стала очевидна как для большинства солдат Антанты, так и для Германии и ее союзников. На фото: немецкий солдат перевозит почту где-то в полях Румынии

Фото: Global Look Press/hwo

Почему демографические проблемы современной России начались именно тогда? Отчего для нас важна память о войне, которую тогда называли Второй Отечественной? Какие уроки российское общество может извлечь из забытой на многие десятилетия войны? На эти и другие вопросы ответили эксперты на круглом столе «Известий».

«Известия»: Не секрет, что если о Великой Отечественной знают практически все, начиная с младшей школы, то с Первой мировой ситуация намного хуже. Что среднестатистический выпускник современной российской школы вообще знает о ней?

Константин Пахалюк, историк, член Российского военно-исторического общества (РВИО): Судя по соцопросам, среднестатистический житель России не так уж и много знает о Первой мировой. Однако коллективные представления не берутся из «ниоткуда», они всегда опираются на инфраструктуру памяти. За последние несколько лет произошел сдвиг. У нас закрепились две ключевые даты — 1 августа и 11 ноября. 1 августа Россию втянули в войну. Нельзя говорить, что она в нее вступила, — нам войну объявили. 11 ноября — окончание Первой мировой войны. Идея в том, что мы часть общеевропейского пространства и тоже внесли вклад в победу Антанты.

Благодаря тому, что за последние годы по всей России установлено около сотни памятников, памятных бюстов, связанных с Первой мировой войной, она возвращается в национальную, коллективную память. Вклад внесло и Российское военно-историческое общество: около десятка памятников, не только в Москве, но и в регионах и за рубежом. Вот совсем недавно в Ставрополе открыли бюст Римме Ивановой. Чтобы память о войне возродить, надо к ней обращаться регулярно. Ажиотаж 2014-го привел к тому, что до сих пор Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА) ежемесячно получает сотни запросов: «Помогите найти родственников-участников».

«Известия»: В чем причина такого отношения к Первой мировой?

Сергей Волков, писатель-историк: Живая эмоциональная связь, которая нам хорошо известна по Второй мировой войне, поощрялась. Такая же связь с Первой мировой войной, которая вполне могла существовать в 20-е, 30-е и 40-е годы, не только не поощрялась, но и всячески подавлялась. В том числе и потому, что всякое сохранение памяти о российской армии и службе в ней до революции рассматривалось как деяние контрреволюционное.

Это совершенно неудивительно, потому что все эти годы страной управляла партия, которая выступала за поражение в этой войне. Всё, что делали участники войны с российской стороны, было противоположно тому, чего хотела Коммунистическая партия. Поэтому само участие в Первой мировой войне скорее криминализировалось.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Сергей Волков

Факт нахождения наград, погон, полковых реликвий, которые стремилась сохранить часть людей, рассматривался как непосредственный повод к репрессиям, в том числе расстрелу. Люди были склонны скрывать, что их близкие родственники воевали до революции.

В итоге в маленькой Венгрии было установлено более 2 тыс. памятников участникам мировой войны, а в СССР ни одного. В 20–30-е издавалось достаточно много литературы по Первой мировой войне, потому что это была единственная большая война, опыт которой важно было изучать. Но установка была такой, что информация о людях была минимизирована. В тексте мы видим лишь «командир такого-то полка отдал приказ», «начальник такой-то дивизии принял решение», без указания имен. Так было не только потому, что большинство этих людей потом воевали в белых армиях, но и потому, что люди, которые там воевали, с советской точки зрения, не заслуживали памяти. Сколько-то массовый интерес к Первой мировой войне в начале 1990-х был прямо связан с крушением коммунистической идеологии.

Константин Пахалюк: В отношении к Первой мировой в советское время можно выделить два периода. Первый — с 1918-го до середины 30-х. Все помнили о Первой мировой и о страданиях, которые перенесли. Травматичный опыт тогда на официальном уровне загонялся в прогрессивный нарратив: ненужную войну вело царское правительство, а сейчас мы во главе с Коммунистической партией идем к светлому будущему. 1 августа в 1924 и 1929 годах проводились памятные мероприятия (10 и 15 лет с начала войны). Они носили агитационный характер: «Бой войне!», «Нет империалистам!».

В конце 30-х, когда создается идеология государственного патриотизма, начинаются изменения. Уже в Великую Отечественную происходит формирование героического пантеона, в который «от Первой мировой» вошел Брусилов. Пропаганда использует героические примеры прошлого. Были проекты восстановления Георгиевского креста. Вместо него учредили фактически аналогичный орден Славы. Есть много фотографий конца войны, на которых носят Георгиевские кресты рядом с советскими наградами. Это не разрешалось, но и не запрещалось. Самый известный — драматург Всеволод Вишневский. Он в 15 лет сбежал на фронт, попал в лейб-гвардии Егерский полк. На фотографии, которую можно найти в интернете, Вишневский на фоне разрушенного рейхстага с Георгиевским крестом и двумя георгиевскими медалями — а на этой медали портрет Николая II. Несмотря на всю идеологию, героизм того времени ценился, особенно в армейской среде.

«Известия»: Есть ли полные общедоступные базы данных по участникам войны?

Константин Пахалюк: Сейчас под эгидой Минобороны создается база данных по потерям. Там оцифровывают и выкладывают два комплекса источников. Во-первых, фонд 16196 РГВИА, поименные полковые списки потерь: убитые, раненые, пропавшие без вести. Во-вторых, документы из Ялуторовска. Это маленький городок под Тюменью, еще в советское время туда направили картотеку — более 10 млн карточек на раненых. 

Сейчас насчитали 1,2 млн нижних чинов — георгиевских кавалеров. В 1920-е годы их полные списки сдали в макулатуру. Информацию о почти миллионе награжденных восстановил исследователь С. Патрикеев, эти данные доступны в интернете.

«Известия»: Как отличается знание истории Первой мировой, отношение к ней и ее героям в России и других странах?

Павел Куликовский, писатель, почетный член Объединения рода Романовых, праправнук Александра III: В Россию я приехал в 2008 году, много путешествовал, был в маленьких городках, посещал там школы. Очень часто мы говорили о семье Романовых. Естественно, разговор переходил к революции и Первой мировой войне. Мой любимый вопрос к учителям и ученикам: «Кто ваш любимый герой в русской истории?». Никаких знаний о Первой мировой войне мой вопрос не выявил. Первый ответ школьников был всегда: «Ленин, Сталин».

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Павел Куликовский

До 2013 года даже от учителей мы не получали ответов на вопросы о Первой мировой. А если у них нет знаний, их не может быть и у учащихся. Потом произошло важное событие — президент Владимир Путин выступил с инициативой отметить 100-летие начала войны. После этого мы увидели, что Российское историческое общество, Российское военно-историческое общество и «Общество потомков участников Первой мировой войны» взялись за дело: конференции, интервью, издания. Когда 1 августа 2014 года на Поклонной горе открывался памятник работы Андрея Ковальчука, там был президент Владимир Путин. Это принципиально изменило отношение к Первой мировой войне, это был перелом. Сейчас мы путешествуем, говорим с учениками и видим, что они что-то начинают узнавать.

В некоторых других странах ситуация аналогичная — основная тема для дискуссий — Вторая мировая война. Я вырос в Дании, которая не участвовала в Первой мировой войне. Ни героев, ни достижений в Дании не было. Затем я жил и работал в Лондоне. Для Великобритании это большая победа, и каждый год там ее отмечают. На 100-летие заключения Компьенского перемирия 11 ноября 2018 года в 11 часов 11 минут будет грандиозное празднование. Королева должна принять участие в торжествах. В России вряд ли будут отмечать эту дату, потому что она к тому моменту не участвовала в войне.

Сергей Волков: В Германии после Второй мировой войны началась тенденция отрицания отечественной военной истории. Молодежь выходила на демонстрации под лозунгами «Германия — дерьмо, никогда больше Германии!». Выступали за переименование улиц, воевали с названиями, связанными с милитаризмом. А в странах-победительницах вряд ли что-то существенно изменилось. По-прежнему торжественно отмечаются даты, особенно круглые, прежде всего во Франции. Памяти о погибших придается исключительное значение.

Константин Пахалюк: Память о Первой мировой войне имеет очень большое значение для Австралии и Новой Зеландии. Для них это примерно то же самое, что для нас Великая Отечественная. Из других стран особое место память о Первой мировой занимает во Франции, Великобритании, Сербии, меньшее — в США и Италии. Однако в Европе последние 10–15 лет наблюдаются кардинальные изменения: мы не говорим о героизме — мы говорим об общей трагедии и страданиях. Центральный момент — братание, рождественское перемирие 1914 года, а вовсе не то, как мы героически сражались. В 2014 году в Великобритании была широкая дискуссия, какая память о войне нужна: героическая или акцентирующая страдания?

«Известия»: Где-нибудь зафиксировано, когда умер последний ветеран Первой мировой войны в России?

Сергей Волков: Никому в голову не приходила такая задача.

Константин Пахалюк: «Аргументы и факты» в 2014 году пытались выяснить, но не нашли. До 1982 года дожил маршал Баграмян — ветеран Первой мировой.

«Известия»: У ветеранов ПМВ, живших уже в постсоветские времена, были какие-то льготы?

Сергей Волков: Ничего не было. Характерный штрих: в Польше сохранились кладбища, в конце 1990-х годов польские организации обращались к российским ведомствам с предложением о совместной работе. Им ответили: это не наше, у нас есть Великая Отечественная война.

«Известия»: Удалось ли русской эмиграции сохранить реликвии, передать детям знания о Первой мировой, документы, фотографии?

Павел Куликовский: Это интересный вопрос. Многие бы сейчас удивились, но в эмиграцию брали в основном не материальные ценности. Брали свою форму, вывозили то, что у музейных работников называется меморабилии: ордена, оружие. Это передавалось из поколения в поколение.

«Известия»: Сильно ли поменялись в постсоветское время оценки событий 100-летней давности и будут ли они меняться дальше в историографии, школьных учебниках и университетских программах?

Сергей Волков: В постсоветское время оценка перестала быть ругательной, но только в самое последнее время. По инерции школьникам преподавали в большей степени советскую трактовку. Но главное не это.

Официально декларируется, что мы являемся преемниками и Советского Союза, и исторической России. Но до настоящего времени это не оказывало почти никакого влияния на общественное сознание. Я не могу сказать о совсем молодых, но в сознании сорокалетних людей оценки остаются прежними. По блогосфере об этом можно очень хорошо судить. Распространены представления, что Россия потерпела в войне поражение. Если кто-то вообще что-то знает, то разве что про неудачную Восточно-Прусскую операцию. А про удачные Варшавско-Ивангородскую, Лодзинскую, Галицийскую битву не знает никто, а ведь в целом кампанию 1914 года Россия выиграла.

Приходится постоянно слышать мнение, что армия ко времени революции совершенно разложилась, воевать не могла, Россия потерпела поражение и именно потому произошла революция. Дело обстояло противоположным образом: армия разложилась именно потому, что революция произошла.

«Известия»: Как, на ваш взгляд, должна выглядеть пятерка героев, о которых надо рассказывать молодому поколению?

Константин Пахалюк: Лариса Панова, Римма Иванова, Петр Нестеров. Генералы Щербачев, Юденич, Сахаров. Но прежде всего надо подчеркивать коллективный характер подвигов, как во время побед (например, при Гумбиннене), так и при поражениях (как Танненберг).

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Константин Пахалюк

Сергей Волков: Из знаменитых моряков Колчак, Эссен, Китицын. Важно знать хотя бы имена людей, которые командовали крупными воинскими формированиями, как мы знаем Конева или Рокоссовского. Кроме Брусилова, обычно ведь не знают никого.

Павел Куликовский: Конечно, Брусилов, князь Олег Константинович, погибший уже в октябре 1914 года. Это первый из Романовых, который был убит. Ему поставили памятник в Царском Селе в 2015 году.

Когда мы говорим «герой», обычно подразумеваем мужчину, но в Первой мировой принимали участие многие женщины. Моя прабабушка великая княгиня Ольга Александровна получила георгиевскую медаль. Она на собственные деньги создала полевой лазарет, работала там сестрой милосердия, выносила людей с линии огня. Ольга Александровна была очень скромным человеком и говорила об этом чрезвычайно мало.

Генерал от кавалерии Александр Васильевич Самсонов, который возглавлял наступление в Восточной Пруссии. Когда он попал в окружение, продолжал сражаться, стараясь спасти как можно больше солдат, сдаваться не хотел и застрелился. Вот такая офицерская честь.

«Известия»: Почему эта память важна для нашей страны?

Сергей Волков: Это была война за принципиальные интересы российской государственности. По ее итогам ожидалось, что Россия достигнет политических целей, которые она многие десятилетия до того преследовала. Только благодаря тому, что русская армия одерживала победы и к концу 1916 года было очевидно, что война кончится победоносно, был окончательно согласован переход к России Константинополя и проливов — вековечная мечта. Они важны и сейчас. Сталин пытался их заполучить, но не удалось. При ином исходе внутрироссийских событий эта война подвинула бы российскую государственность на более высокую ступень. Это была очень важная война для интересов России. Там реально было за что воевать. Говорят: зачем мы туда влезали… Но нельзя не влезть, когда тебе объявляют войну!

Константин Пахалюк: Мой опыт работы с документами Первой мировой войны подсказывает, что нет лучшего источника, чтобы понять, почему всё развалилось. Возвращение памяти о Первой мировой во многом опиралось на некритическое прочтение работ военных эмигрантов, что приводило к воспроизводству их «идеологий»: монархические или авторитарные воззрения, ностальгия по царской России, ненависть ко всему прогрессистскому. Даже в мемуарах умнейшего генерала Геруа солдаты предстают не более чем массой. Отсюда и однобокая картинка: русская армия успешно сражалась, но из-за «предательства» (союзников, петербургских оппозиционеров или левых) она была лишена победы. Это калька с мифа нацистов и германских националистов о «ноже в спину» в 1918 году. Потому актуален вопрос, зачем нам нужна память о Первой мировой: для обоснования различных авторитарных идеологий или же для строительства демократического общества, основанного на ценностях патриотизма, солидарности и социальной справедливости?

Павел Куликовский: Говорить об этом могу часами, настолько важна эта тема. Мифы ленинско-сталинской идеологии до сих пор живы в обществе. Вот ответ на вопрос, почему важна память о Первой мировой войне. Этот пример должен вдохновлять людей сегодня. Любому обществу нужны герои прошлого, это история предков многих россиян. Люди ищут корни, собственную и семейную идентичность. Возможно, в школьных учебниках и книгах, которые написаны сегодня, они не найдут ответов на вопросы о корнях и идентичности.

Вы подняли очень важный вопрос — пять героев Первой мировой войны, даже разгорелась дискуссия, кого считать героем. Получается, что предки живущих сейчас в России забыты как герои Первой мировой войны. Нужно восстановить справедливость по отношению к этим людям, чтобы они могли быть примером патриотизма и образцом для патриотического воспитания.

Нужно поддерживать баланс в оценке истории. Невозможно постоянно говорить только о Второй мировой. Всё, что сейчас происходит, результат и Первой мировой войны тоже. Первая демографическая яма была в Первую мировую войну, это были огромные потери. Демографические проблемы современной России начались именно тогда, как говорят эксперты Института русской истории РАН. Корни многих сегодняшних проблем — в Первой мировой войне, а не во Второй мировой. Всё, что касается Гражданской войны, противостояния белых и красных, вышло из Первой мировой войны. Называйте, как хотите — монархисты, не монархисты, но все они русские. Многие проблемы современного российского общества, как ни странно, начинаются именно там, мы просто не отдаем себе в этом отчета. Какого-то единства, общей точки зрения по поводу того, что произошло, наверное, невозможно достичь, может быть, и не надо ставить такой задачи. Но по крайней мере надо понять друг друга, а для этого нужно изучать Первую мировую войну.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Американская солдатская газета о Первой мировой войне, 1918-1919 гг. | Цифровые коллекции | Библиотека Конгресса

[Генерал Джон Джозеф Першинг, портрет «голова и плечи», впереди, в форме]. Фотография. c1919. Отдел эстампов и фотографий, Библиотека Конгресса. LC-USZ62-113824.

Первая мировая война была первым случаем в истории Америки, когда Соединенные Штаты отправили солдат за границу для защиты чужой земли.6 апреля 1917 года, когда Соединенные Штаты объявили войну Германии, у нации была постоянная армия из 127 500 офицеров и солдат. К концу войны четыре миллиона человек служили в армии Соединенных Штатов, а еще 800000 человек служили в других родах войск.

После объявления войны армия попыталась очень быстро мобилизовать войска. Усталые британские и французские войска, сражавшиеся с августа 1914 года, остро нуждались в помощи со стороны американских войск.В мае 1917 года генерал Джон Джозеф «Блэк Джек» Першинг был назначен верховным главнокомандующим американской армией во Франции, и были созданы Американские экспедиционные силы (AEF). Першинг и его штаб вскоре осознали, насколько плохо были подготовлены Соединенные Штаты для перевозки большого количества солдат и необходимого оборудования на фронт, где не хватало припасов, пайков, снаряжения и обученных солдат. Поскольку даже транспортных судов, необходимых для переброски американских войск в Европу, было мало, армия задействовала круизные лайнеры, захватила немецкие корабли и одолжила корабли союзников для перевозки американских солдат из Нью-Йорка, Нью-Джерси и Вирджинии.Усилия по мобилизации ограничили возможности американских вооруженных сил и потребовали новых организационных стратегий и командных структур для быстрой и эффективной транспортировки большого количества войск и припасов.

Несмотря на то, что первые американские войска прибыли в Европу в июне 1917 года, AEF не принимали полноценного участия на фронте до октября, когда Первая дивизия, одна из наиболее подготовленных дивизий AEF, вошла в окопы в Нанси, Франция. Першинг хотел, чтобы американские силы могли действовать независимо от других союзников, но его замысел не мог быть реализован до тех пор, пока адекватно подготовленные войска с достаточным запасом не достигли Европы.Учебные заведения в Америке отправляли своих лучших людей на фронт, и Першинг также основал во Франции базы для подготовки новоприбывших к боевым действиям.

В течение 1917 и в 1918 годах американские дивизии обычно использовались для усиления французских и британских частей при защите своих позиций и организации атак на немецкие позиции. Начиная с мая 1918 года, с первой победой Соединенных Штатов при Кантиньи, командиры AEF все чаще берут на себя единоличный контроль над американскими войсками в бою. К июлю 1918 года французские силы часто назначались для поддержки операций AEF.Во время битвы при Сент-Михиле, начавшейся 12 сентября 1918 года, Першинг командовал Первой американской армией, состоящей из семи дивизий и более 500 000 человек, в крупнейшей наступательной операции, когда-либо проводившейся вооруженными силами Соединенных Штатов. За этим успешным наступлением последовала битва при Аргонне, продолжавшаяся с 27 сентября по 6 октября 1918 года, во время которой Першинг командовал более чем одним миллионом американских и французских солдат. В ходе этих двух военных операций союзные войска отвоевали у немецкой армии более двухсот квадратных миль французской территории.

К тому времени, когда Германия подписала перемирие 11 ноября 1918 года, американские экспедиционные силы превратились в современную, испытанную в боях армию, признанную одной из лучших в мире. Соединенные Штаты понесли более 320 000 жертв в Первой мировой войне, в том числе более 53 000 убитых в боях, более 63 000 смертей, не связанных с боевыми действиями, в основном из-за пандемии гриппа 1918 года, и 204 000 раненых. Менее чем за два года Соединенные Штаты создали новые моторизованные и боевые силы, оснастили их всеми типами боеприпасов, включая пулеметы и танки, и создали совершенно новую организацию поддержки, способную своевременно перебрасывать припасы на тысячи миль.Первая мировая война дала Соединенным Штатам ценные стратегические уроки и офицерский корпус, который стал ядром для мобилизации и управления шестнадцатью миллионами американских военнослужащих во Второй мировой войне.


Банкноты

афроамериканцев в армии во время Первой мировой войны

Когда в 1914 году в Европе разразилась война, американцы очень не хотели вмешиваться и оставались нейтральными на протяжении большей части войны. Соединенные Штаты объявили войну только тогда, когда Германия возобновила свои океанические атаки, затронувшие международное судоходство, в апреле 1917 года.Афроамериканцы, которые участвовали в каждом военном конфликте с момента образования Соединенных Штатов, записывались и готовились к участию. Тем не менее, многие из тех, кто зачислен или был призван в армию, оказались в роли поддержки, не связанной с боевыми действиями. Многие афроамериканцы служили в отделе снабжения американских экспедиционных сил. В эту секцию вошли стивидорные, трудовые и инженерно-обслуживающие батальоны и роты. Основная функция этих компаний заключалась в поддержке и предоставлении материалов другим компаниям на передовой.

Заметным исключением были солдаты, воевавшие на передовой в 92-й и 93-й пехотных дивизиях. 369-й пехотный полк, известный как Harlem Hellfighters, был передан французской армии в апреле 1918 года. На этом посту Hellfighters участвовали в боевых действиях, сражаясь во Второй битве на Марне, а также в наступлении Маас-Аргонн. За свои отважные и отважные действия во время Первой мировой войны рядовой Генри Джонсон стал первым американцем, получившим награду «Криокс де Герра», а еще 170 членов 369-го полка были также награждены французской медалью.

370-й пехотный полк, получивший от немцев прозвище «Черные дьяволы», также был закреплен за французской армией. Это было единственное подразделение, которым командовали черные офицеры. Капрал Фредди Стоуэрс был выдающимся солдатом 371-го пехотного полка. Во время наступления Маас-Аргонн Стоуэрс ведет войска через немецкую линию, несмотря на смертельные ранения. Вскоре после смерти он был рекомендован к награждению Почетной медалью, но она не была обработана и награждена до 1991 года.

Искать в каталоге записи, касающиеся чернокожих в армии

Избранные фотографии

ресурсов

Введение — Как началась война

Первая мировая война началась в августе 1914 года.Это продлится более четырех лет и убьет около девяти миллионов человек в военной форме. В тот же период война и другие насильственные конфликты унесут жизни около двадцати миллионов мирных жителей. Мир никогда не будет прежним.

Напряженность в Европе

Крупные державы Европы годами готовились к войне. Перед войной ситуация была настолько напряженной, что многие называли Европу пороховой бочкой, ожидающей взрыва. Ключевые факторы подготовки к войне включали:

  • Гонки вооружений для создания более крупных и мощных армий и флотов;
  • Растущие споры из-за торговли и земли;
  • Недовольство балансом сил в Европе;
  • Обида на наследие прошлых обид.

Разделение альянсов и договоров на Европу

Сложные военные союзы и договоры между европейскими державами разделили большую часть Европы. Последствия этих союзов и договоров означали, что если одна страна или один блок держав вступит в войну, другие, вероятно, тоже начнут войну. Двумя противоборствующими сторонами в Европе были:

Центральные державы:

  • Германия
  • Австро-Венгрия
  • Османская империя (Турция)

Тройственная Антанта или союзники:

  • Франция
  • Россия
  • Великобритания

Италия, изначально являвшаяся союзником Центральных держав, отказалась участвовать в том, что она считала их агрессивной войной.В мае 1915 года Италия присоединилась к Антанте в надежде получить территорию у Австро-Венгрии и новые колониальные владения, в основном в Африке.

Более мелкие европейские державы выбрали сторону во время войны, доминионы и колонии предоставили солдат своим метрополиям, а могущественные неевропейские державы, такие как Япония и Соединенные Штаты, позже вступили в войну на стороне союзников.

Война искр убийства

Убийство австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда 28 июня 1914 года положило начало цепочке событий, которые привели к войне в начале августа 1914 года.

  • Убийство было приписано сербской экстремистской группировке, которая хотела усилить сербское влияние на Балканах, разрушив Австро-Венгерскую империю.
  • Австро-Венгерская империя в ответ напала на Сербию.
  • Германия поддержала Австро-Венгрию, а Россия встала на сторону своего традиционного союзника Сербию.
  • Когда Россия в конце июля мобилизовала свои вооруженные силы, Германия стремилась избежать войны на два фронта путем быстрого вторжения во Францию, главного союзника России.
  • немецких войск двинулись на Францию, вторгшись в Бельгию, страну, которая была нейтральной в течение почти ста лет, 3 августа. Великобритания, выполняя свои обязательства по поддержке бельгийского нейтралитета, объявила войну на следующий день.
  • 4 августа 1914 года Канада, как член Британской империи, находилась в состоянии войны.

Продолжайте изучать эти темы:

Как Америка спасла день в Первой мировой войне

Сто лет назад, 26 сентября, произошла величайшая артиллерийская бомбардировка U.Южная история — за несколько часов было выпущено больше снарядов, чем было выпущено за всю гражданскую войну в США — замолчали, и 350 000 американских солдат поднялись на ноги и начали продвигаться через нейтральную полосу к немецким окопам в Маас-Аргонн. . Поскольку французы и британцы застопорились в своих секторах, Doughboys стремились перерезать основную линию снабжения немецкой армии на Западном фронте и положить конец Первой мировой войне.

Роль Америки в Первой мировой войне — одна из величайших историй Америки. Век, и все же он в значительной степени исчез из поля зрения.Большинство историков говорят нам, что армия США прибыла на Западный фронт слишком поздно, чтобы повлиять на исход войны, исход которой был определен упорством союзников, лучшей тактикой, британской блокадой немецких портов и, в конечном итоге, немецким истощением и революцией.

Следует прямо заявить: Германия выиграла бы Первую мировую войну, если бы армия США не вмешалась во Францию ​​в 1918 году .В 1918 году французы и британцы едва удержались. К концу 1917 года Франция потеряла в войне 3 миллиона человек, а Великобритания — 2 миллиона. Французская армия фактически взбунтовалась в 1917 году, половина ее деморализованных боевых дивизий отказалась атаковать немцев. В 1917 году дела британцев были немного лучше, потеряв 800 000 человек в течение года, кульминацией которого стал пресловутый трехмесячный штурм грязных высот Пасшенделе, где 300 000 британских пехотинцев упали, заняв лишь две мили земли.

К 1918 году французские резервы новобранцев военного возраста были буквально государственной тайной; их так мало осталось в живых. Франция сохранила свои 110 дивизий в 1918 году не за счет пополнения их новыми кадрами — их не было — а за счет сокращения числа полков во французской дивизии с четырех до трех. Британцы, едва удерживая 62 дивизии на Западном фронте, планировали в течение 1918 года — если бы американцы не появились — сократить свои дивизии до тридцати или меньше и по существу отказаться от наземной войны в Европе.

1918 год, который со временем был отмечен как «Год Победы» союзников, поначалу казался немцам гораздо более многообещающим. Французская армия хромала в течение года, фактически оставшись без людей и восставшая против своих офицеров; Британские дивизии, численность которых была на 25 процентов ниже их нормальной численности из-за ужасных потерь при Пассендейле, не получила подкреплений. Премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж отказался послать замену армии фельдмаршала Дугласа Хейга на Западном фронте, настолько неоднозначными были потери Хейга.Ллойд Джордж опасался социальной революции в Британии, если жертвы продолжат расти, и сетовал на то, что Хейг «задушил армию грязью и кровью».

Ослабление французов и британцев в 1917 году не могло произойти в худший момент, когда немцы разгромили русских и итальянцев и начали перебрасывать 100 свежих дивизий на Западный фронт для успешного наступления в 1918 году: 3,5 миллиона Немцы с абсолютным артиллерийским превосходством против 2,5 миллионов деморализованных англичан и французов.

Что спасло положение? Американцы. Соединенные Штаты объявили войну Германии в апреле 1917 года, в последующие месяцы сформировали миллионную армию (A.E.F.) и поспешно перебросили ее во Францию ​​зимой 1917-18 годов. В июне 1918 года немцы отбросили пятьдесят французских дивизий и прорвались к реке Марна, всего в пятидесяти милях от Парижа.

Маршируя по пыльным дорогам мимо полчищ бегущих французских беженцев и солдат — « La guerre est finie !» — Долговечные бойцы и морские пехотинцы вступили в бой у Шато-Тьерри и Белло Вуд и остановили натиск немцев на Марне.Когда Хейг потерпел поражение во Фландрии, фактически предупредив Лондон в апреле 1918 года о том, что британцы «прижаты к стене», американские войска — численность личного состава, эквивалентная более чем 100 французским или британским дивизиям — позволили Фошу перебросить незаменимые французские войска к британцам. сектор, где ошеломленный Томми, нюхавший запах морского воздуха над зловонием поля битвы и известивший, что Хейг говорил о британцах спиной к стене, ответил, взглянув на Ла-Манш: «Что за кровавая стена?»

Весной и летом американцы спасли Англию и Францию, а осенью уничтожили немецкую армию.Большинство историков утверждают, что война была выиграна благодаря знаменитому Стодневному наступлению маршала Фердинанда Фоша — скоординированному англо-французско-американскому охвату немецкой армии на Западном фронте — и большинство подчеркивают действия британцев и французов и говорят об американских сражениях. в Сен-Миль и в Маас-Аргонн в качестве интермедий.

Они были совсем не такими. После оглушительного успеха в августе и сентябре наступление англичан и французов застопорилось. В 1918 году Хейг пострадал почти на полмиллиона человек, и французы тоже.Они израсходовали свои истощенные силы, прорывая линию Гинденбурга, и им оставалось немногое до линий Мааса, Мозеля или Рейна, где немцы должны были стоять прочно. Военный кабинет Ллойд Джорджа предупредил Хейга, что сокращающаяся армия, которую он медленно направлял на восток, была «последней армией Британии», и она продвигалась быстро. По мере приближения зимы и ослабления союзников все зависело от надвигающегося американского удара на север от Сен-Михеля и Вердена к Седану, нацеленного на жизненно важный центр всей немецкой позиции к западу от Рейна.

Верден всегда был занозой для немцев, заставляя германский фронт во Франции резко огибать его — сжимая жизненно важные железные дороги Гинденбурга в узкое пространство — и предлагая союзникам большие возможности, если бы у них была рабочая сила, для нанесения удара. вверх от Вердена, чтобы перерезать знаменитую четырехколейную железнодорожную ветку через Седан и Мезьер, по которой перебрасывалась большая часть солдат, материальных средств и припасов немецкой армии.

Американское сражение на реке Маас-Аргонн с 26 сентября по 11 ноября 1918 года, преодолело самый грозный участок линии Гинденбурга, достигло Седана на обоих берегах Мааса, лишив немцев возможности использовать реку как защитный щит, и перерезал там жизненно важную четырехколейную железную дорогу, по которой ежедневно ходили 250 немецких поездов. С его помощью немцы каждые два дня перебрасывали пять дивизий в любую точку Западного фронта; без него они едва ли могли переместить ни одну дивизию за один и тот же промежуток времени.Американское наступление, заключил британский военный корреспондент, было «ударом матадора в корриде». Он перерезал немецкому горло.

Doughboys выиграли войну, заманив немецкую армию в ловушку во Франции и Бельгии и перерезав ей путь жизни. Взглянув на 1918 год таким новым взглядом, вернув огромное влияние вооруженных сил США до его должного масштаба и значения, можно достичь двух важных вещей. Во-первых, он коренным образом пересматривает историю Первой мировой войны. Во-вторых, он вызывает волнующую тревогу 1918 года, когда судьба мира висела на волоске, а возрождающая сила американцев спасла союзников, победила Германию и сделала Соединенные Штаты величайшей из великих держав.

Подпишитесь на Inside TIME. Будьте первым, кто увидит новую обложку TIME, и наши самые интересные истории будут доставлены прямо на ваш почтовый ящик.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Свяжитесь с нами по [email protected]

женщин в Первой мировой войне | Национальный музей и мемориал Первой мировой войны

Во время Первой мировой войны большинству женщин было запрещено голосовать или участвовать в боевых действиях.Многие видели в войне возможность не только служить своей стране, но и обрести больше прав и независимости. Поскольку миллионы мужчин были вдали от дома, женщины занимали производственные и сельскохозяйственные должности в тылу. Другие оказывали поддержку на передовой в виде медсестер, врачей, водителей скорой помощи, переводчиков и, в редких случаях, на поле боя.

Один наблюдатель написал, что американские женщины «делают все, что им дано; что их часы долгие; что их задача трудна; что для них есть небольшая надежда на медали, награды и блестящие парады возвращения домой.”


В тылу

Воюющие страны мобилизовали все свое население. Сторона, которая могла бы производить больше оружия и поставлять больше войск, в конце концов одержала бы победу. Женщины взяли на себя новые роли в рабочей силе, особенно в военном производстве и сельском хозяйстве.

В 1914 году немецкий производитель вооружений Krupp почти не принимал на работу женщин. К 1917 году женщины составляли почти 30 процентов из 175 000 рабочих, а в целом по стране около 1,4 миллиона немецких женщин были заняты на войне.Великобритания также увеличила производство оружия за счет расширения занятости женщин. В июле 1914 года в Великобритании на оплачиваемой работе работали 3,3 миллиона женщин. К июлю 1917 года это сделали 4,7 миллиона человек. Британские женщины также служили в военной форме в Королевском флоте и Королевских военно-воздушных силах. Фактически, последним известным выжившим ветераном Первой мировой войны была Флоренс Грин из Королевских ВВС, которая умерла в 2012 году.


Француженка, работающая авиамехаником.
Щелкните изображение для получения дополнительной информации.

Поскольку женщины занимали в Соединенных Штатах традиционные мужские рабочие места, афроамериканские женщины смогли сделать свой первый серьезный переход от работы по дому к работе в офисах и на фабриках.Недавние исследования также показывают, что ограниченное число афроамериканок служили за границей волонтерами в YMCA.


«Женщины работали испытателями боеприпасов, операторами распределительных щитов, складскими учетчиками. Они побывали на всех фабриках по производству военных материалов, от самых опасных постов на военных заводах до тонкого шитья на авиазаводах ».
— Элис Данбар Нельсон, американский поэт и активист за гражданские права, об усилиях афроамериканских женщин во время войны, 1918 г.

Но даже женщины, выполнявшие более традиционные роли, внесли свой вклад в военные действия.Каждую домохозяйку в США попросили подписать карточку залога, в которой говорилось, что она «будет выполнять указания и советы администратора по продовольствию в ведении моей семьи, насколько позволяют мои обстоятельства». Это означало консервирование продуктов для будущего использования, выращивание овощей на заднем дворе и ограничение потребления мяса, пшеницы и жиров. Больше всего ожидалось, что женщины будут поддерживать моральный дух своих семей дома и близких за границей.


американских плаката времен войны, призывающих к сохранению продуктов питания.Щелкните изображения для получения дополнительной информации.

Врачи, медсестры и водители скорой помощи

Армия Спасения, Красный Крест и многие другие организации зависели от тысяч женщин-добровольцев. Американский Красный Крест руководил больницами для оказания помощи раненым на войне, в которых работали медсестры, сотни из которых погибли во время войны. Тысячи женщин также служили в Корпусе медсестер армии США и Корпус медсестер ВМС США. Пока американские экспедиционные войска готовились к отправке за границу, У.Санитарные медсестры были отправлены вперед и приписаны к британскому экспедиционному корпусу. К июню 1918 года в более чем 750 британских больницах во Франции работало более 3000 американских медсестер.


Узнайте о жизни и смерти британской медсестры, которая помогала солдатам бежать из оккупированной немцами Бельгии.

В то время как медсестер принимали на фронт, женщины-врачи сталкивались с препятствиями, применяя на практике свои с трудом заработанные навыки. Когда этим женщинам отказали от службы в У.В Медицинском корпусе армии США многие искали другие возможности для участия в войне: в качестве гражданских хирургов, работающих по контракту, с Красным Крестом или другими организациями по оказанию гуманитарной помощи и даже во французской армии. Национальная ассоциация женщин-медиков, например, собрала деньги для отправки своих врачей за границу для работы в больницах, находящихся в ведении Красного Креста Америки. К концу войны около 80 женщин-врачей из этой организации работали в опустошенных регионах Европы, заботясь о гражданских лицах и солдатах, а также лечили такие болезни, как грипп и брюшной тиф.

Во время последнего наступления союзников летом и осенью 1918 года многие женщины-врачи, медсестры и помощники работали недалеко от линии фронта, оказывая медицинскую помощь солдатам, раненным в бою.


«Я только что сделал этому бедному мальчику анестезию, когда взорвалась бомба. Мы должны были упасть на пол, но он отсутствовал и не знал, что происходит. Я взял поднос и накрыл нам головы. Не потому, что я был храбрым. Мне просто было страшно ».
— Медицинский анестезиолог Софи Гран.Гран была одной из первых женщин-анестезиологов с A.E.F. во Франции и единственная женщина-анестезиолог в передвижном госпитале №1. В 1931 году она стала первым президентом Калифорнийской ассоциации медсестер-анестезиологов.

Медсестра, помогающая врачу с операцией. Щелкните изображение для получения дополнительной информации.

Эпоха автомобилей только начиналась в Первую мировую войну, и автомобили скорой помощи стали ключом к лечению на поле боя. Многие женщины, которые умели водить машину, вызвались поехать за границу в качестве водителей скорой помощи, водителей грузовиков или механиков.Они доставляли медикаменты, доставляли пациентов в больницы и преодолевали артиллерийский огонь, чтобы вытащить раненых.

Многие женщины-водители Автослужбы Красного Креста и других групп скорой помощи использовали свои автомобили, в том числе Мария Кюри. Кюри изобрела передвижную рентгеновскую установку, радиологические машины по прозвищу «Маленькие Кюри», и в конечном итоге обучила 150 женщин работать рентгенологами на передовой, одной из которых была сама Кюри — действие, которое, по ее мнению, способствовало ее более поздней смерти от радиационное воздействие.


Женский йомен

Несмотря на тысячи новобранцев, в начале Первой мировой войны военно-морской флот США был в дефиците , унтер-офицеры. Около 12 000 женщин поступили на военно-морской флот под названием «Йомен (ж)». Большинство женщин-йоменов служили в США на военно-морских базах, заменяя мужчин, которые были отправлены в Европу. Хотя многие женщины-новобранцы выполняли канцелярские обязанности, некоторые работали водителями грузовиков, механиками, радистами, телефонистами, переводчиками, мастерами камуфляжа и боеприпасами.У них были те же обязанности, что и у их коллег-мужчин, и они получали такую ​​же зарплату в размере 28,75 долларов в месяц.


Телефонисты на передовой, Франция. Щелкните изображение для получения дополнительной информации.

«Привет, девчонки»

Стремясь улучшить связь на Западном фронте между союзными войсками, генерал Джон Дж. Першинг призвал к созданию подразделения телефонных операторов женского корпуса связи. Подразделение набирало женщин, говорящих на французском и английском языках, чтобы они работали на телефонных коммутаторах на Западном фронте.Женщины прошли физическую подготовку, соблюдали строгий военный протокол, носили удостоверения личности и работали в непосредственной близости от линии фронта. Этих женщин-новобранцев прозвали «Привет, девчонки» (термин, которым некоторые из них пренебрегали своими усилиями), и они стали известны своей храбростью и целеустремленностью под давлением. Однако по возвращении в Соединенные Штаты после окончания войны «Hello Girls» не получили статуса ветеранов или льгот. Лишь в 1977 году, когда президент Джимми Картер подписал закон, несколько выживших женщин-телефонисток получили признание своего статуса ветеранов.

Узнайте больше о женщинах-телефонистках Главного оператора связи Корпуса связи США.


Женщины-солдаты

Хотя прошли годы, прежде чем многие другие страны позволили женщинам-солдатам, в России, Болгарии, Румынии и Сербии женщины действительно служили в боевых частях. Самой известной из этих солдат была Мария Бочкарева, основательница российского «Женского батальона смерти». Бочкарева, первая женщина, возглавившая российскую военную часть, дошла до того, что в 1914 году обратилась к царю с петицией о разрешении вступить в российскую императорскую армию и получила разрешение на вступление.Изначально преследуемая и подвергавшаяся остракизму, Бочкарева упорствовала, преодолевая боевые травмы и становясь награжденным солдатом и командиром.

Ее полностью женский дивизион ударных войск, 1-й русский женский батальон смерти, был создан в 1917 году, чтобы заставить мужчин продолжать борьбу. Хотя их подготовка была поспешной, батальон был отправлен на западный фронт России для участия в наступлении Керенского в июле 1917 года. Другие женские подразделения также были сформированы из-за их пропагандистской ценности, но немногие участвовали в боях за пределами подразделения Бочкаревой и 1-го петроградского женского батальона. , который помог защитить Зимний дворец во время Октябрьской революции.В конечном итоге Россия прекратила свое участие в Первой мировой войне 3 марта 1918 года Брест-Литовским миром.

Узнайте больше о борьбе за право голоса.

Жертвы Первой мировой войны

В таблице ниже приведены оценки количества солдат, убитых, раненых и пропавших без вести во время Первой мировой войны. Точные цифры часто оспариваются, и их практически невозможно определить по ряду причин. В разных странах использовались разные методы подсчета погибших и раненых, и одни методы были более надежными, чем другие.Рекорды некоторых стран были уничтожены во время войны и после нее. Кроме того, некоторые страны могли изменить количество жертв в своих официальных отчетах по политическим причинам. Еще труднее оценить количество мирных жителей каждой страны, погибших во время войны. Цифры в таблице отражают оценки, сделанные сегодня большинством историков.

Страна Всего мобилизованных сил Убит или умер 1 Раненые Заключенные или пропавшие без вести Всего пострадавших
Союзные державы:
Россия 12 000 000 1,700,000 4 950 000 2 500 000 9 150 000
Британская империя 8, 904 467 908 371 2,090,212 191 652 3,190,235
Франция 2 8 410 000 1,357,800 4 266 000 537 000 6,160,800
Италия 5 615 000 650 000 947 000 600 000 2,197,000
США 4 734 991 116 516 204 002 —— 320,518
Япония 800 000 300 907 3 1210
Румыния 750 000 335 706 120 000 80 000 535 706
Сербия 707 343 90 241 45 000 133,148 152,958 331,106

Канада 3

424 000

59 694

172 000

3,800 4

235 494

Бельгия 267 000 13 716 44 686 34 659 93 061
Греция 230 000 5 000 21 000 1 000 90 241 27 000
Португалия 100 000 7 222 90 241 13,751 12 318 33 291
Черногория 50 000 3 000 10 000 7 000 20 000

ИТОГО

42 612 810

5 211 809

13 003 004

4,124,890

22 165 291

Центральные органы власти:
Германия 11 000 000 1,773,700 4 216 058 1,152,800 7 142 558
Австро-Венгрия 7 800 000 1,200,000 3 620 000 2 200 000 90 241 7 020 000
Турция 2,850,000 325 000 400 000 250 000 975 000
Болгария 1,200,000 87 500 152,390 27 029 266 919
ИТОГО 22 850 000 3 386 200 8,388,448 3 629 829 15 404 477

ИТОГО

65 462 810

8,598,009

21 391 452

7,754,719

37 569 768

Источник: «Таблицы потерь и смертности в Первой мировой войне», первоначально опубликованные на веб-сайте PBS.Статистические данные также доступны на веб-сайте Британской энциклопедии.

Великие заблуждения Первой мировой войны

Эрцгерцог не пользовался популярностью в Австрии, но, тем не менее, тот факт, что он был убит, очень расстроил людей. Это, в конце концов, тоже было нападением на монархию и государство Габсбургов, поэтому вызвало огромный шок. В то же время его предсмертные слова жене о детях пары вызвали у него много сочувствия.

По иронии судьбы, Франц Фердинанд был одним из самых ярых сторонников мира на Балканах и планировал уволить Конрада фон Хетцендорфа, воинственного начальника генерального штаба.Убив эрцгерцога, убийцы устранили одну из лучших возможностей для мира и сохранили у власти самого влиятельного сторонника войны.

Некоторые люди утверждают, что война все равно была на карте, но это основано на чрезмерно детерминированном взгляде на систему альянсов, действовавшую в то время в Европе. Это было гораздо более неустойчиво и открыто, чем мы думаем сегодня. Уровни недоверия в альянсах были очень высоки, и мы знаем, что, например, летом 1914 года британцы играли с идеей отбросить Россию и искать взаимопонимания с Берлином.Итак, если бы Европе удалось пережить эти месяцы, Антанта могла бы разойтись, и результат мог бы быть совсем другим.

Кристофер Кларк — профессор истории Кембриджского университета. Он является автором книги «Лунатики: как Европа вступила в войну в 1914 году» (Penguin, 2012).


2

Англичане наивно увлекались войной 1914 года

Неправильно, говорит Катриона Пеннелл

Одно из самых распространенных заблуждений о Первой мировой войне состоит в том, что британское население с неослабевающим энтузиазмом отреагировало на войну в августе 1914 года.Представьте себе черно-белые фотографии толпы, радостно машущей у ворот Букингемского дворца, или ухмыляющиеся лица мужчин, стоящих в очереди перед военкоматами. Существует ленивое признание того, что эти изображения приравниваются к радостной реакции на начало войны без допроса, проверки или контекстуализации.

Истоки этого мифа лежат в послевоенном и межвоенном периоде, в частности, в опубликованных мемуарах военных политиков, таких как Дэвид Ллойд Джордж, министр финансов в 1914 году.Спустя два десятилетия после начала войны он описал сцены дикого энтузиазма, которые, по его мнению, были беспрецедентными; довольно заявление, учитывая, что он был в возрасте, чтобы вспомнить бурные празднования, которые ознаменовали окончание осады Мафекинга (во время Второй англо-бурской войны) в 1900 году. В его сознании именно эти восторженные массы требовали войны против Германии, в то время как британские государственные деятели делали все возможное, чтобы страна оставалась нейтральной.

Однако важно помнить, что история, написанная в ретроспективе, живет вперед.Как историки, мы должны попытаться восстановить то, что было известно в начале войны, как можно точнее, а не навязывать предположения в свете того, что произошло позже.

Мое исследование местных, региональных и национальных мер реагирования на начало войны показывает, что слишком упрощенно описывать реакцию более 40 миллионов человек в Соединенном Королевстве Великобритании и Ирландии (как это было в то время) с помощью одного прилагательное: восторженный.

Не было единой эмоциональной реакции на начало войны.Вместо этого ответы были неоднозначными и сложными и со временем менялись. Начало войны 4 августа было встречено с чувством шока и удивления. За этим последовали две недели хаоса и беспорядка, когда люди пытались разобраться в своей новой пугающей ситуации.

К началу сентября люди были твердо «внутри войны», которой они не видели конца. Хотя они согласились с тем, что Британия должна сражаться, это не было равносильно слепо восторженной жажде войны.

Д-р Катриона Пеннелл — автор книги «Объединенное королевство: популярные ответы на вспышку Первой мировой войны в Великобритании и Ирландии» (OUP, 2012).


3

Россия тайно мобилизовала за несколько дней до того, как объявила об этом

Неправильно, говорит Энтони Хейвуд

31 июля 1914 года (18 июля по юлианскому календарю, тогда действовавшему в России) Российская империя объявила всеобщую мобилизацию на войну. Это было через три дня после того, как Австро-Венгрия объявила войну Сербии, и за день до того, как Германия объявила войну России.

Однако, начиная с межвоенного периода, ряд историков говорят, что на самом деле всеобщая мобилизация России началась тайно несколькими днями ранее.Если это правда, это будет иметь серьезные последствия для дебатов о виновности в войне, потому что, если бы Россия приступила к полной мобилизации на этом этапе, у Германии не было бы другого выбора, кроме как ответить. Тогда Германия не могла нести основную ответственность за войну.

Но действительно ли это произошло? Я исследовал российские архивы, и совершенно ясно, что до 31 июля не было тайной всеобщей мобилизации.Происходило то, что русские назвали «периодом подготовки к войне». Это относилось к набору секретных мер, которые были разработаны для облегчения мобилизации.

Например, закончились летние лагеря, мобилизационные транспортные планы разосланы в армейские части, усилена подготовка. Но эти меры не означали мобилизацию как таковую, и они не означали автоматически, что Россия движется к войне. Важно отметить, что они не включали крупномасштабные межрайонные перемещения войск и не переводили железные дороги на военную основу.Российские архивы показывают, что ни один из этих основных элементов всеобщей мобилизации не произошел до 31 июля.

Французские, немецкие и другие иностранные граждане в России, которые видели передвижение войск, возможно, неверно истолковали рассредоточение летних лагерей как мобилизацию. Однако с тех пор, как это заблуждение впервые возникло, оно распространялось теми, кто пытался оправдать немецких лидеров 1914 года. Учитывая доказательства, которые теперь доступны из российских архивов, этот аргумент больше не может быть поддержан.

Энтони Хейвуд — заведующий кафедрой истории Абердинского университета, специализируется на России и Советском Союзе.


4

Британские и немецкие войска сыграли в футбол на линии фронта

Неправильно, говорит Дэн Сноу

Идея о том, что британские и немецкие войска играли в организованный футбол на линии фронта во время Рождественского перемирия 1914 года, была настолько распространенной, потому что это замечательная история: люди могут заниматься спортом на поле битвы, которое всего за день до этого было покрыт осколочно-фугасными и пулеметными пулями.К сожалению, практически нет доказательств того, что такой организованный матч имеет место.

Что действительно произошло, так это то, что было много разговоров об организации футбольного матча, если перемирие продлится дольше — и за линиями солдат пинали мячи, но не между британцами и немцы. И все же идея международного матча настолько сильна, потому что может показаться подтверждением того, что у нас общего, нашей общей человечности.

Футбол — это еще и игра рабочего человека, игра войск на передовой, поэтому он стал символом особого мифа Первой мировой войны: идеи эксплуатации рабочего правящей элитой.

На самом деле, история Рождественского перемирия намного шире, чем один футбольный матч. Конечно, было братание: происходили всевозможные чудесные вещи, всевозможные подтверждения нашей общей человечности.

Я прочитал отличную статью, в которой утверждалось, что, если бы у нас были социальные сети в 1914 году, Первая мировая война прекратилась бы, потому что все знали бы, что все остальные перемирились. Проблема заключалась в том, что все думали, что это только они, и думали: «Ой, это немного непослушно».Если бы они знали, что это происходит на всем фронте, то они бы поняли, что являются частью чего-то гораздо большего и более глубокого. Возможно, даже революционно.

Я думаю, что масштабы перемирия и волнение этой проблески света в то, что могло быть этим необычайным революционным моментом, действительно захватывают. Так что не сосредотачивайтесь на футбольном матче; сосредоточить внимание на том факте, что сотни и тысячи людей вылезли из своих окопов и выразили братство со своими противниками.Это был необычный момент в истории.

Дэн Сноу — историк и телеведущий. Он представил множество документальных фильмов по истории для BBC и подготовил контент для онлайн-центра BBC о Первой мировой войне bbc.co.uk/ww1.


5

Первая мировая война была самой неприятной войной

Неправильно, говорит Макс Гастингс

Одна из вещей, которую мы должны стремиться сделать в этот столетний год, — это вернуть себе представление о Первой мировой войне.В количественном отношении это правда, что Британия потеряла больше людей, чем в любой другой войне, но это миф, что это было худшее сражение в истории. Любой, кто пережил Тридцатилетнюю войну в 17 веке или последовал за Наполеоном в его катастрофической русской кампании 1812 года, посмеялся бы над мыслью, что Сомма или Пасшендаль представляют собой худшее, что люди могут сделать друг с другом.

И, если уж на то пошло, во время Второй мировой войны случились гораздо худшие вещи, но они произошли с Советами на восточном фронте, и поэтому мы не воспринимаем их так серьезно.

На этот миф огромное влияние оказали поэты, писавшие о Первой мировой войне. Что было необычным в этом конфликте, так это то, что в нем участвовало новое поколение солдат-граждан, которые раньше не участвовали в боях и были ошеломлены и потрясены страданиями поля битвы.

В предыдущих войнах у вас были профессиональные воины, которые считали своим долгом осветить то, что им пришлось пережить в своих мемуарах, даже если они — как в наполеоновских войнах — участвовали в более 30 битвах, требуя от них выстоять и выстоять. сталкиваются с противоборствующими армиями на расстоянии 50 ярдов и стреляют залпами друг в друга.

Я, конечно, не пытаюсь утверждать, что Первая мировая война была чем-то иным, кроме невыразимого, но это не было худшим, что люди делали друг с другом во время войн или чего-то подобного.

Сэр Макс Гастингс — автор книги «Катастрофа: Европа идет на войну, 1914» (Уильям Коллинз, 2013).


6

Пулеметы были самым смертоносным оружием на западном фронте

Неправильно, говорит Дэвид Олусога

В Великобритании, когда мы думаем о Первой мировой войне, возможно, самый сильный образ, который приходит на ум, — это массовые шеренги пехоты, идущие «через верх», чтобы встретить смертоносные немецкие пулеметы.Резня в результате этих плановых наступательных операций поставила пулемет в центр нашего видения войны. И все же это не был самый крупный убийца на западном фронте; эта сомнительная честь досталась артиллерии.

Почти во всех войнах современной эпохи подавляющее большинство убитых солдат были жертвами стрелкового оружия — винтовок, пистолетов, а до них — мушкетов. Это было ключом к наземной войне, и появление пулемета, казалось, сделало преобладание пули над снарядом еще больше.Однако на западном фронте между 1915 и 1918 годами королем была артиллерия. Семь из десяти британцев, пострадавших от артиллерийских снарядов, были аналогичными для французов.

Ни одна из армий 1914 года не вступила в войну, ожидая конфликта, в котором преобладает артиллерия; все они планировали войну маневра и передвижения. Но как только в конце 1914 года западный фронт стабилизировался, важность артиллерии и фугасных снарядов чрезвычайно возросла. Гаубицы и минометы, которые когда-то считались специальными осадными орудиями, производились в огромных количествах, и с каждым наступлением количество и калибр орудий увеличивались.

Так почему же возникло это заблуждение? Я думаю, что это отчасти потому, что многие из тех, кто был убит из пулемета, пали в трагических, но драматических наступлениях, бедствиях, таких как первый день Соммы, когда сам масштаб кровопролития был настолько шокирующим, что события проникли в наше национальное сознание. .

Число погибших от артиллерии, напротив, было постоянной частью повседневной жизни. Необязательно быть в атаке, чтобы попасть под снаряд, можно позавтракать глубоко в окопе.Вы можете быть на много миль позади линии, но все еще в зоне поражения.

Черчилль выразился лучше всех. Во время парламентских дебатов в мае 1916 года он сказал: «Что происходит, когда мы сидим здесь, идем обедать или дома, чтобы спать? Каждые 24 часа почти тысячу человек — англичан, британцев, людей нашей расы — превращают в связки окровавленных тряпок ».

Дэвид Олусога в этом месяце представляет на BBC Two «Мировую войну». Сопроводительная одноименная книга будет издана Head of Zeus в начале августа.


7

Контузных солдат обычно расстреливали за трусость во время Первой мировой войны

Неправильно, говорит Фиона Рид

Идея о молодых, напуганных, контуженных мужчинах предстает перед военным трибуналом, объявляется трусами, а затем расстреляна своими товарищами, кажется, суммирует жестокую тщетность Первой мировой войны. Но правда ли это?

Конечно, мужчин приговаривали к смерти на войне. Смертная казнь была законной в Великобритании, и во время конфликта 3080 человек предстали перед военным трибуналом и были приговорены к казни: 346 из этих казней были приведены в исполнение, 266 из них за дезертирство и 18 за трусость.

Мы не можем сказать, что случилось с контуженными мужчинами с такой точностью или краткостью. После битвы при Монсе в сентябре 1914 года военные врачи признали, что солдаты страдали нервными расстройствами в результате ожесточенных промышленных боев. Помня о стигме, которую обычно связывают с проблемами психического здоровья, военное министерство настаивало на том, что с этими людьми «не следует обращаться как с обычными сумасшедшими».

Следовательно, контуженные мужчины обычно проходили комплексную медицинскую помощь, иногда недалеко от линии огня, иногда в больницах дома.Некоторых, несмотря на обязательства военного министерства, отправили в психиатрические лечебницы. В целом, было зарегистрировано около 80 000 случаев психологических травм среди британских солдат во время войны, а к 1921 году 65 000 мужчин получали пенсии от контузии и неврастении (нервной слабости).

Очевидно, что большинство контуженных мужчин не были расстреляны, как свидетельствуют цифры. Но можно ли предположить, что все казненные были контужены? Не исключено, что некоторые из них были, как признавали современники. Однако мы не можем предположить, что все те, кого называли трусами или дезертирами, были психически больными.

Мужчин, получивших тяжелые травмы, вывели из окопов по медицинским показаниям, поскольку они были непригодны и плохи по моральному состоянию. Однако тех мужчин, которые проявили храбрость в прошлом — тех, кто «сделал свое дело», — считали сочувственно и с большей вероятностью относились к медицинской помощи, чем к наказанию.

Настоящая трагедия истории о контузии состоит не в том, что мужчин регулярно казнили, а в том, что психически раненые люди жили в реальном страхе перед отправкой в ​​«приют для бедняков», и что многие из них провели послевоенные годы, пытаясь жить на скудные пенсии. с нерегулярным и неадекватным медицинским обслуживанием.

Доктор Фиона Рид является автором книги «Сломленные люди: контузный шок, лечение и восстановление в Великобритании, 1914–1930 годы» (Continuum, 2010).


8

Первая мировая война принесла мало жертв среди гражданского населения

Неправильно, говорит Хизер Джонс

Вера в то, что Первая мировая война была войной солдат с небольшими жертвами среди гражданского населения, проистекает из того факта, что жизни солдат ценились больше, чем жизни мирных жителей. Солдаты могли сражаться и поэтому были ценным ресурсом; они также были готовы пожертвовать собой ради своей страны, и они были мужчинами в мире, который ценил мужчин выше женщин — особенно в Центральной и Восточной Европе, где произошло большинство жертв среди гражданского населения войны.

Мы до сих пор не знаем, сколько всего мирных жителей погибло в Первой мировой войне. В результате конфликта, по оценкам, из-за недоедания в Германии погибло около 500 000 гражданских лиц, а Османская империя депортировала на смерть более 1 миллиона мирных жителей Армении. Немецкая армия застрелила 6500 мирных жителей во время вторжения в Бельгию и север Франции в 1914 году, включая женщин и детей. Российское государство депортировало еврейское население со своих окраин, что вызвало неисчислимые трудности.

В ходе войны центральные державы также повсеместно казнили мирных жителей оккупированной Сербии, а также голодали мирные жители Османской империи из-за блокады Средиземноморья союзниками.Были оккупированы крупные города: Варшава, Брюссель, Белград, Бухарест, Багдад и даже Тбилиси в Грузии. Гражданские лица, обвиненные в актах гражданского сопротивления, были казнены в оккупированной Бельгии.

Война на море также привела к многочисленным жертвам среди гражданского населения — наиболее известными из которых являются 1200 человек, утонувших на «Лузитании», но по мере того как война продолжалась, такие потопления становились относительно частыми. Потом была война в воздухе. Кто сегодня помнит детей из Поплара, восточного Лондона, погибших в результате бомбардировки их школы с воздуха, или детей в Карлсруэ, убитых в результате бомбардировки цирк-шапито самолетом?

Первая мировая война унесла жизни бесчисленных мирных жителей, и их память должна иметь такое же значение, как и солдаты.

Доктор Хизер Джонс — адъюнкт-профессор международной истории Лондонской школы экономики и автор книги «Насилие против военнопленных в Первой мировой войне: Великобритания, Франция и Германия, 1914–1920 годы» (Cambridge University Press, 2011).


9

Американцы вмешались слишком поздно

Неправильно, говорит Ник Ллойд

евроцентрических отчетов о войне склонны пренебрегать американским вкладом в победу.Говорят, американцы опоздали. Им потребовалось до лета 1918 года, чтобы вывести на поле боя значительную армию, но даже тогда это не имело решающего значения.

Их войска были неопытными, плохо обученными и им не хватало необходимой материально-технической поддержки. Когда они, наконец, атаковали в сентябре 1918 года, в двух крупных наступлениях на Сен-Михель и Маас-Аргонн, наступление характеризовалось плохой тактикой, тяжелыми потерями и упущенными возможностями — в резком контрасте с начавшимся эффективным «общевойсковым» сотрудничеством. британскими войсками.Таков вердикт истории причастности США к Первой мировой войне.

Тем не менее, по правде говоря, решение президента Вудро Вильсона вступить в войну в качестве объединенной державы в апреле 1917 года в ответ на объявление Германией неограниченной подводной войны имело огромные последствия.

Промышленная мощь Америки поддерживала военные усилия союзников в течение трех лет, но полное участие военной и военно-морской мощи США не только гарантировало, что союзники не рухнут, но и означало, что они также смогли отбросить немецкие армии в конце лета. и осень 1918 года.

Американским силам, возможно, не хватало опыта и огневой мощи англичан и французов, но они продемонстрировали впечатляющую способность учиться на скорости. Это заставило немецкое командование осознать, что они должны как можно скорее просить о мире, зная, что, если война будет продолжаться намного дольше, боевая мощь Америки будет подавляющей.

Без участия США война могла бы даже закончиться победой Германии в 1917 или 1918 году.

Ник Ллойд — автор книги «Сто дней: конец Великой войны» (Viking, 2013).


10

Поражение Германии в войне было неизбежно

Неправильно, говорит Дэвид Стивенсон

Недавно было выдвинуто предположение, что экономические преимущества союзной стороны были настолько огромны, что не было никаких шансов, что Центральные державы могли бы выиграть войну.

Однако я думаю, что немцы — если бы они, возможно, не были способны выиграть войну сразу — могли бы добиться какого-то компромисса, при котором союзники не достигли бы многих из своих целей.

В конце концов, в 1917 году союзники были в полном беспорядке. Русские были в эпицентре революции, которая вывела их из войны. А провал массированного французского наступления в апреле 1917 года вызвал массовые мятежи в армии.

Что касается британцев, они переживали серьезный финансовый кризис в начале 1917 года и не знали, как долго они смогут продолжать финансирование импорта из США. Адмиралтейство не имело ответа на вопрос о количестве судов, затопленных немецкими подводными лодками — к 1917 году у немцев было в два раза больше подводных лодок, чем весной 1916 года — и было крайне обеспокоено.

Что лишило Берлин возможности извлечь выгоду из этих слабостей союзников, так это его решение провести в 1917 году кампанию так называемой неограниченной подводной войны.

Неограниченная подводная война, по сути, означала торпедирование торговых судов и пассажирских лайнеров, независимо от того, были они союзными или нейтральными, без предупреждения. Немцы пробовали это и раньше, но это противоречило толкованиям международного права большинством людей, и они были вынуждены отказаться от этого в обоих случаях из-за протестов американцев.

Но в 1917 году его снова ввели. Это решение должно было иметь огромные последствия, поскольку оно ускорило вступление Америки в конфликт. Вскоре американцы отправили 35 своих эсминцев для переброски судов через Атлантику — и для немцев возможность воспользоваться уязвимостью Британии и потенциально изменить исход войны исчезла.

Дэвид Стивенсон — автор книги «Спиной к стене: Победа и поражение в 1918 году» (Penguin, 2012).


11

«Солдаты-поэты» — высшие толкователи Первой мировой войны

Неправильно, говорит Дэвид Рейнольдс

Сочинения солдат, таких как Зигфрид Сассун и Уилфред Оуэн (на фото ниже), являются основными в школьной программе. Оуэна называют наиболее изученным автором английской литературы после Шекспира. Из них мы получили представление о 1914-1918 годах как о бессмысленной окопной бойне, руководимой тупоголовыми генералами.

Тем не менее, более 2200 человек из Великобритании опубликовали в той или иной форме стихи о Первой мировой войне 1914–18 годов. Из них четверть составляли женщины, а четверо из пяти — гражданские лица; так что «поэтов-солдат» определенно было меньшинство. Более того, такие писатели, как Сассун и Оуэн, были нетипичными солдатами — молодыми, неженатыми офицерами, часто комплексованными по поводу своей сексуальности и храбрости.

Именно поэтические антологии 1960-х годов, проникнутые антивоенным и антиядерным духом того времени, сделали некоторых из этих солдат-поэтов истинными толкователями войны.Только за последние 30 лет мы разработали более широкую концепцию поэзии Великой войны.

И, как это бывает, солдаты-поэты не были однозначно антивоенными. Оуэн, например, знал как экстаз, так и агонию битвы. Он получил свой Военный крест за то, что косил немцев из пулемета: момент, который его брат Гарольд пытался скрыть, публикуя биографию Уилфреда.

Собственные сочинения Оуэна свидетельствуют о его амбивалентности. Его знаменитый черновик предисловия к будущему сборнику стихов обычно вспоминают такими фразами: «Моя тема — война и жалость к войне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *