Лягушки аристофан краткое содержание: Краткое содержание Аристофан Лягушки для читательского дневника

Содержание

Краткое содержание Аристофан Лягушки для читательского дневника

Дионис, бог-покровитель театра в Афинах, как-то начал беспокоиться о судьбе своего детища – давно не было великих драматургов. Он решает спуститься в подземное царство и вывести оттуда Еврипида, автора великих трагедийных пьес. Однако как спуститься в Аид, он не знает и обращается за советом к Гераклу, который ходил туда за трехголовым псом. Геракл советует ему удушиться, удавиться или разбиться, но ни один из вариантом Дионису не нравится. Тогда Геракл рассказывает, как дойти до Харона и тот перевезет путника в царство мертвых. Бог следует совету и попадает в Аид.

Однако к замку попасть не так просто, на входе встречает странника судья Эак. Дионис накидает на себя львиную шкуру и объявляет, будто он Геракл и ему надо к Аиду. Но Эак все еще сердится на героя за свою собаку и поэтому бежит звать адских гончих, чтобы напустить их на пришельца.

Дионис пугается и накидает шкуру на раба. В это время приходит служанка царицы и объявляет, что та заждалась уже Геракла и просит во дворец. Дионис ругается с рабом и забирает шкуру. Но в это время появляется Эак с гончими, однако теперь он не понимает кто хозяин — кто раб. Он отсылает обоих к Аиду, чтобы тот разобрался сам.

В это время во дворце происходит состязание между Еврипидом и Эсхилом – еще одним великим автором трагедий. Судьей назначают Диониса. Поэты соревнуются в сочинении стихов. Эсхил обвиняет противника в том, что у того пьесы не учат ничему хорошему, а Еврипид – что у Эсхила тяжелый язык и все время поет хор. Дионис не может выбрать. Тогда он спрашивает их о политике, но оба отвечают мудро. В конце концов, бог выбирает Эсхила.

Дионис с великим драматургом уходят, получив напутствия от Аида передать некоторым деятелям, что им пора избавить мир от своих персон. 

Название комедии от того, что хор переодет лягушками из подземной реки Ахерон.

Основная идея произведения в том, что только великие произведения, которые воспитывают доблесть и дух, могут жить вечно.

Оцените произведение: Голосов: 59

Читать краткое содержание Лягушки. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Аристофан. Краткие содержания произведений

Картинка или рисунок Лягушки

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

  • Краткое содержание Дед Мазай и зайцы Некрасова

    С наступлением ранней весны, происходит таяние снега и поднимается вода, что всё плывёт. Автор сравнивает это событие с Венецией. Живущий в этом крае Мазай, не может без него жить

  • Краткое содержание Бунин Сверчок

    Рассказ начинается с того, что писатель нам представляет главного героя деревенского шорника Сверчка, который трудился в имении помещика Ремера. Его хозяин получил в наследство от деда огромную усадьбу, и еще не знал никого поблизости

  • Краткое содержание Поющие в терновнике Маккалоу

    С момента публикации красивый роман-эпопея Колин Маккалоу «Поющие в терновнике» был тепло воспринят как критиками, так и читателями и несколько лет лидировал в списках бестселлеров.

  • Краткое содержание Пушкин Скупой рыцарь

    Альбер — еще рыцарь хочет посетить турнир, поэтому приказывает своему слуге принести шлем. Головной убор попорчен — есть дырки с предыдущего поединка. Такой шлем надеть нельзя, но покорный слуга пытается утешить тем

  • Краткое содержание Пушкин Повести Белкина

    Среди многочисленных произведений А.С.Пушкина есть небольшой цикл под общим названием «повести Белкина». Белкин — вымышленный персонаж, умерший в 1828 году, по замыслу Александра Сергеевича, является автором данных 5 повестей

Краткое содержание Лягушки Аристофана за 2 минуты пересказ сюжета

  • Краткие содержания
  • Аристофан
  • Лягушки

В Афинах было три главных сочинителя трагедий — Эсхил, Софокл и Еврипид. Старший был могучий и великий, средний ясный умом, Еврипид же отличался особой напряженностью и парадоксальностью. Эсхил скончался самый первый, а младшие товарищи спустя полвека. После смерти авторов среди народа начались споры о том, кто же был лучший. Размышляя над этим вопросом, Аристофан приступил к написанию комедии «Лягушки»,

Особенность комедии состояла в том, что хор был в костюмах лягушки, а песня они произносят благодаря квакающим строчкам.

Главным в сюжете «Лягушек» был бог вина и театра — Дионис. Он обеспокоен смертью великих трагиков и поэтому отправляется в подземное царство, дабы найти там Еврипида и доставить его на землю. Автор показал Диониса как труса и хвастуна. В подземелье он спускается со своим рабом. Через время они добираются до ворот Аида, где их уже ждет судья Эак. Дионис переодевается, чтобы быть похожим на Геракла. Их встречает служанка и зовет якобы «Геракла» на трапезу. Раб и Дионис часто переодевались, чем очень путали Эака.

Дабы выяснить, кто есть кто, Эак решил устроить пытку розгами, но и это не помогло. Диониса и раба отправляют к Аиду. В это время во дворце проходят соревнования среди поэтов. Сначала первенство было у Эсхил. Дионис становится судьей спора. Эсхил говорит, что работы Еврипида слишком просты и не носят никакого смысла, а Еврипид в свою очередь обвиняет Эсхила в скучных и непонятных пьесах.

В итоге долгих споров Дионис отдает победу Эсхилу. Еврипид был настроен, что выберут и заберут именно его. Дионис забирает Эсхила, и они собираются в путь.

Работы Аристофана богаты на остроумие, имеют гениальный замысел и смелость. Комедии имеют четкие описания, характеристики, написаны красивым языком.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Предыстория

Имеет некоторое отношения к древнегреческой истории комедия, что написал Аристофан. «Лягушки» (краткое содержание представим ниже) поэтому стоит читать после небольшого пояснения.

В Афинах жило трое известных на всю Грецию сочинителей трагедий: старшим из них был Эсхил, средним – Софокл и младшим — Еврипид. При этом Эсхила считали величавым и могучим, Софокла – гармоничным и ясным, а Еврипида — парадоксальным и напряженным. Ко времени написания комедии все драматурги были уже мертвы, а между современниками не утихали споры о том, кто же был из них лучшим. Свое мнение по этому поводу решил высказать в пьесе Аристофан («Лягушки»). Краткое содержание, с которым можно ознакомиться ниже, даст понять, кто же, по мнению комедиографа, лучший.

Рецензии

Выше мы изложили краткое содержание комедии Аристофана «Лягушки», отзывы же представим здесь. Итак, несмотря на время, которое прошло с момента написания пьесы, ее до сих пор читают и смеются. Юмор Аристофана по большей части понятен и теперь. Конечно, читатели отмечают, что недостаток знания истории и литературы Древней Греции может вызвать некоторое недопонимание, но в целом это совершенно не мешает наслаждаться произведением.

Лягушки (Batrachoi) — Комедия (405 до н. э.)

Знаменитых сочинителей трагедий в Афинах было трое: старший — Эсхил, средний — Софокл и младший — Еврипид. Эсхил был могуч и величав, Софокл ясен и гармоничен, Еврипид напряжен и парадоксален. Один раз посмотрев, афинские зрители долго не могли забыть, как его Федра терзается страстью к пасынку, а его Медея с хором ратует за права женщин. Старики смотрели и ругались, а молодые восхищались.

Эсхил умер давно, еще в середине столетия, а Софокл и Еврипид скончались полвека спустя, в 406 г.

Почти одновременно. Сразу пошли споры между любителями: кто из троих был лучше? И в ответ на такие споры драматург Аристофан поставил об этом комедию «Лягушки».

«Лягушки» — это значит, что хор в комедии одет лягушками и песни свои начинает квакающими строчками: «Брекекекекс, коакс, коакс! / Брекекекекс, коакс, коакс! / Болотных вод дети мы, / Затянем гимн, дружный хор, / Протяжный стон, звонкую нашу песню!»

Но лягушки эти — не простые: они живут и квакают не где-нибудь, а в адской реке Ахероне, через которую старый косматый лодочник Харон перевозит покойников на тот свет. Почему в этой комедии понадобился тот свет, Ахерон и лягушки, на то есть свои причины.

Театр в Афинах был под покровительством Диониса, бога вина и земной растительности; изображался Дионис (по крайней мере, иногда) безбородым нежным юношей. Вот этот Дионис, забеспокоившись о судьбе своего театра, подумал: «Спущусь-ка я в загробное царство и выведу-ка обратно на свет Еврипида, чтобы не совсем опустела афинская сцена!» Но как попасть на тот свет? Дионис расспрашивает об этом Геракла — ведь Геракл, богаты….

Комедия Аристофана «Лягушки», краткое содержание которой приведено в этой статье, — одно из знаменитейших произведений древнегреческого драматурга. Впервые она была поставлена на сцене во время праздника Ленеи самим автором. Это произошло в 405 году до нашей эры. Она получила первую награду, имела громкий успех, вскоре ее представили второй раз, уже во время Великих Дионисий.

Аристофан, «Лягушки»: краткое содержание. Завязка

В Афинах богом-покровителем театра являлся Дионис. И вот он говорит о том, что в городе не осталось хороших трагиков. В беспокойстве о судьбе своего театра он решает спуститься в Аид и вывести оттуда Еврипида.

Дионис не знает, как попасть в Аид, поэтому обращается за советом к Гераклу, который там уже был. Тот говорит, что переправиться поможет Харон, вот только всю поклажу придется оставить на берегу. Но Дионис не может бросить свои вещи. Тогда сам бог садится в лодку и переправляется на другую сторону сцены, а его слуга с вещами бежит по краю. На другом берегу они встречаются.

Дионисий заботится о театре

По традиции в Афинах театр находился под покровительством бога всей земной растительности и вина по имени Дионис. На полотнах мастеров он всегда изображался молодым юношей с нежным безбородым лицом.

Когда знаменитые трагики умерли, бог Дионис забеспокоился о судьбе театра. Поэтому он решил спуститься в загробный мир, чтобы вывести оттуда Еврипида. Без него, как ему казалось, афинская сцена окончательно опустеет. Правда, Дионис совершенно не представлял, как оказаться на том свете.

В комедии «Лягушки» Аристофана (краткое содержание произведения сейчас перед вами), что традиционно для драматургии того времени, участвует большое количество богов и героических персонажей. Поэтому неудивительно, что Дионис обращается за советом к Гераклу. Ведь этот героический богатырь уже спускался в царство Аида, чтобы сразиться с жутким трехглавым псом Кербером.

Геракл отвечает, что для этого нет ничего проще. Можно отравиться, удавиться или броситься со сцены. Но ни один из этих вариантов Дионису не подходит, он просит Геракла рассказать, как тот сам оказался в загробном мире.

Тогда прославленный герой признается ему, что есть лодочник Харон, который перевезет, куда нужно.

Ворота в Аид

В основе своей имеет ярко выраженную мифологическую основу комедия Аристофана «Лягушки» (краткое содержание является тому доказательством).

Вот Дионис оказывается перед дворцом Аида, перед которыми сидит Эак. В мифах он предстает судьей подземного царства, а в пьесе изображен рабом-привратником. Дионис стучит в ворота. Эак спрашивает, кто пришел. Бог, накинув львиную шкуру, отвечает, что Геракл. Привратник грозит спустить на него чудищ за то, что герой отнял у него Кербера.

Дионис в ужасе переодевается в женское платье, а шкуру отдает рабу. Но тут появляются служанки царицы Аида и зовут Геракла в покои госпожи. Дионис и его слуга в спешке вновь переодеваются.

Возвращается со стражей Эак. Он смотрит на гостей и не может понять, кто из них раб, а кто хозяин. Он решает стегать розгами обоих – тот, кто первым закричит, и есть раб. Но из этой затеи ничего не выходит. Тогда Эак решает отвезти нежданных гостей к Аиду, бог подземного мира разберется, кто есть кто.

«Сотките мне ковер»

Собирались уже домой отправляться сыновья, как услышали новый указ отца:

— Но не только готовить должна уметь жена царевича! Посмотрим, как у них с рукоделием. Пусть возьмут у ткачих моих все необходимые материалы и к утру соткут мне ковер.

Старший и средний сыновья вернулись к женам своим и передали приказ батюшки. Прибегли к нечестным методам тогда девушки-красавицы: попросили матушек своих да тетушек соткать им ковер. И принялись девушки со всего царства помогать неумехам.

А Иванушка вновь вернулся домой печальным и хмурым.

— Ква-ква, что случилось, Иван? Лица на тебе нет, батюшка отругал что ли?

— Не могу я веселиться! Отец приказал к утру соткать ему ковер красивый, расшит чтоб был золотом-серебром!

— Незачем так волноваться, укладывайся скорее спать, утро вечера мудренее!

Уложила лягушка Иванушку спать, а сама в мгновение избавила себя от зеленой шкуры превратилась в Василису Премудрую и стала ковер ткать.

Петухов не было слышно, а ковер лежал готовый на полу.

С самого утра стояли перед отцом братья, у каждого в руках ковер. Сначала царь взял работу боярской дочери:

— Таким ковром даже лошадей в дождливую погоду укрывать не хочется!

Дальше был ковер дочери купца:

— Холопам отдадим!

Настала очередь Иванушки.

— Возле трона моего постелим на большой пир!

Соревнование поэтов

Краткое содержание («Лягушки») тут принимает непривычный вид для современного читателя, так как действие пьесы прерывается хором, который в песенной форме высказывается на злободневные темы. После этого развитие сюжета продолжается.

Выясняется, что в подземном мире существуют соревнования между поэтами. До недавнего времени лучшим был Эсхил, но теперь его титул оспаривает Еврипид. И вот Аид назначает судьей этих соревнований Диониса. Начинается состязание.

Первым выступает Еврипид, он обвиняет Эсхила в том, что его пьесы скучны, слова непонятные. У самого же Еврипида все просто и ясно, как в жизни. Эсхил возражает оппоненту, что предназначение поэта в том, чтобы учить людей правде и добру, а герои Еврипида развратны и порочны, чему они могут хорошему научить зрителя? Что же касается слов, то высокой мысли подобает и высокий язык.

Чтение стихов

Необходимы хорошие знания мифологии, чтобы понять произведение, что написал Аристофан («Лягушки»). Краткое содержание, презентация или анализ поэтому не обойдутся без небольшого экскурса в древнегреческие мифы.

Начинается следующая часть соревнований – поэты читают свои стихи. Первым выступает Эсхил. Еврипид делает ему замечания, что вот, например, Орест у могилы отца молит того «услышать и внять», но ведь это же одно и то же. Его успокаивает Дионис – Орест обращается к мертвому, а тому хоть сколько повторяй – не откликнется.

Затем читает свои творения Еврипид, и тут придирается уже Эсхил – почему все драмы начинаются с родословных. Завязывается нешуточный спор, который едва не доходит до драки. Но вовремя вмешивается Дионис. Бог решает, что пусть поэты произносят по одной строфе стихов, а он на весах будет измерять, какая из них «тяжелее». Начинает Еврипид, но его творение оказывается громоздким и неуклюжим. Продолжает Эсхил и произносит благозвучную и певучую строку. Неожиданно Дионис кричит, что «у Эсхила тяжелее».

Авторы трагедий

В центре комедии Аристофана «Лягушки», краткое содержание которой вы сейчас читаете, оказываются трое популярных авторов трагедий из Афин. Самый старший из них — Эсхил, за ним следует Софокл, затем младший — Еврипид. У каждого в творчестве были свои особенности. Например, произведения Эсхила отличались величавостью, Софокл писал гармонично и ясно, а Еврипид — парадоксально, до последней сцены держа зрителя в напряжении.

Афинские зрители подолгу вспоминали их сюжеты: Федру, которая разрывается от низменной страсти к своему пасынку, Медею, которая громогласно выступает за права женщин.

В 456 году ушел из жизни Эсхил. Спустя примерно полвека практически одновременно скончались Софокл и Еврипид. После этого между любителями древнегреческой трагедии сразу же пошли бесконечные споры о том, кто из них был лучше остальных. Комедия Аристофана «Лягушки», краткое содержание которой поможет вам быстро вспомнить сюжет, как раз ставит точку в этих спорах.

Развязка

На следующем этапе соревнований поэты должны поделиться своим мнением относительно политического положения в Афинах. Однако и тут поэты оказываются равны. Дионис в замешательстве: кого же забрать из Аида с собой. Неожиданно он принимает решение и объявляет победителем Эсхила. Еврипид возмущен: обещал же бог забрать его. В ответ Дионис отвечает его же стихами – «Не я, язык мой обещал». Поэт продолжает возражать, а бог отвечает цитатами из его же произведений. В итоге Еврипид умолкает.

Дионис и Эсхил собираются в обратный путь. Аид просит их передать различным известным мудрецам и политикам, что он их уже заждался. Хор воспевает Афины и Эсхила, непревзойденного мастера слова.

Так оканчивается комедия, что написал Аристофан («Лягушки»). Краткое содержание для читательского дневника можно значительно сократить, не описывать подробно споры с привратником и перепалку поэтов.

Суд Диониса

Дионис понимает, что разобраться в этом противостоянии ему будет непросто. Поэтому приказывает каждому читать по одной строчке, а он с весами в руках будет определять, в какой из них больше веса.

У Еврипида стихи громоздкие и неуклюжие, а у Эсхила — благозвучные и плавные. Бог виноделия считает, что «тяжелее» стихи Эсхила, но только потому, что он их подмочил своим потоком.

В следующем раунде поэтов спрашивают о политической обстановке в Афинах. Но и тут определить лучшего сложно. Каждый отвечает мудро. Дионис никак не может решить, кого из них вывести из загробного мира.

В итоге он делает выбор в пользу Эсхила. Напоследок Аид напутствует их, прося передать, кому из поэтов и политиков скоро следует прибыть к нему. Хор провожает героев, желая им поскорее освободить мир от этих поэтов и политиков.

Анализ

Комедия была впервые поставлена в 405 году до н. э. и была хорошо встречена афинской публикой. По сути, эта пьеса является отражением литературных взглядов самого автора. Комедия явно направлена против Еврипида, которой предстает изнеженным, сентиментальным и антипатриотичным. В противовес ему выступает Эсхил – высокий поэт, чьи стихи пропитаны героической маралью, глубоки, серьезны и патриотичны.

В произведении очень много предвзятых суждений, в которых видится сам Аристофан. «Лягушки» (краткое содержание представлено в этой статье) были написаны автором после ряда политических и военных неудач Афин. Одну из причин поражения Аристофан видит в новом строе – демократии, которую и олицетворяет Еврипид. В то время как Эсхил является отражением прежнего строя. Несмотря на политическую направленность нисколько не снижается пародийность в произведении. Комедия остается выдержана в традиционном балаганном и шутовском стиле.

Комедия аристофана лягушки краткое содержание. Аристофан «Лягушки» – анализ

Поговорим про одну конкретную , чтобы смешное так или иначе проявилось в конкретном тексте. Это комедия «Лягушки», одна из самых знаменитых комедий Аристофана.

Знаменита она, в частности, потому, что это редчайший случай, когда одна и та же комедия ставилась два раза. Не следует забывать, что все великие произведения античной литературы, которые читают уже две с половиной тысячи лет, вообще-то предназначались для однократной постановки: они происходили здесь и сейчас. Это касается и , и, в первую очередь, комедий. А комедия «Лягушки» ставилась два раза — потому что первый раз она была поставлена с таким невероятным успехом, что сам город решил поставить ее еще раз, причем очень быстро. Второй раз ее поставили чуть ли не в том же году или на следующий год на другом .

Почему? Прежде всего, как обычно считается, благодаря ее политическому сообщению: комедия не только смешила, но и несла некоторые политические идеи. Аристофан пишет ее в 405 году до нашей эры. Это конец Пелопонесской войны между Афинами и Спартой, которую Афины все время проигрывали, но незадолго перед постановкой этой комедии одержали морскую победу — и появились некоторые надежды на успех.

Именно с этим связано важное политическое сообщение комедии. По тексту бог театра Дионис отправляется в подземное царство, чтобы вернуть в город трагика: все великие трагики умерли, а чтобы город победил в войне, нужен великий поэт. В подземном царстве два великих трагика — Эсхил и Еврипид, и выбор определяется тем, кто из них даст лучший совет городу. И хотя Дионис изначально отправился в подземное царство за Еврипидом, обратно он приводит Эсхила, потому что тот дает самый замечательный совет: с одной стороны, вернуть изгнанников в город, а с другой — уповать на флот.

Это вызывает большое одобрение в обществе, и нам объясняют, что именно политическая составляющая комедии является залогом ее успеха. Парадокс, правда, заключается в том, что второй раз эта комедия, главная идея которой — уповать на флот, была поставлена, по всей видимости, после того, как афин-ский флот потерпел сокрушительное поражение в битве при Эгоспотамах, после чего Пелопонесская война закончилась. Политическая идея комедии оказалась абсолютно неправильной — и тем не менее пьеса ставится второй раз. Этого никто никак не может объяснить.

Одно из возможных объяснений заключается в том, что эта политическая идея правильная, потому что она соответствует тому, что думает народ. И ее окон-чательная неправильность не является упреком комедии. В комедии все было сказано хорошо, а то, что получилось на деле, — ну, не получилось. К комедии это не имеет прямого отношения. Политика в комедии присутствует, но, по всей видимости, главное — не само ее наличие, а то, как она вплетена в общую структуру. Оказывается, что политическое содержание имело сиюминутный смысл, но «Лягушки» ценны для нас и, судя по этой второй постановке, для афинской аудитории не только и не столько этим.

Чем же? По всей видимости, тем, что в этом произведении разные уровни, разные смыслы комедии были сплетены, быть может, самым замечательным образом. И это как раз к вопросу о том, над чем смеялись и как смеялись в афинской комедии.

Смеяться зритель начинал, прямо когда герои выходили на . В первой сцене бог Дионис появляется вместе со своим рабом и они разговаривают друг с другом. Раб говорит Дионису: «Вот шуточка отличная!» Дионис отвечает: «Скажи смелей! Не говори лишь одного». — «Чего еще?» — «Что, но́шу перекладывая, треснешь ты». — «А это: издыхаю я под тяжестью. Снимите, а не то в штаны…» — «Прошу тебя, не продолжай! Давно уже тошнит меня».

С нашей точки зрения, это что-то странное. Афинские же зрители, по всей видимости, в этот момент заливались смехом: здесь содержится намек на традиционную для начала комедии сцену, когда появляется раб, который что-то тащит и говорит, как ему плохо, плачет, даже исполняет жалобную песнь. Соответственно, существуют слова, которые обязательно надо в этой сцене употреблять.

Аристофан запрещает рабу это говорить, потому что он — Аристофан, это не простая комедия. Тем не менее раб, как вы понимаете, все равно это произносит. И все страшно довольны. Это означает, что в комедии существовали узнаваемые сцены, в которых зритель заранее знал, что здесь надо смеяться, — почти как если бы поднимали табличку со словом «Смех». В дальнейшем комедия будет развиваться именно по этим сценам — сюжет и все сцены уже начиная с IV века до нашей эры будут стандартными. И все равно все будут смеяться — смеяться узнаванию смешного. И это уже само по себе интересно и показательно.

Дальше комедия идет своим чередом, и всю ее первую часть бог Дионис предстает чрезвычайно трусливым, постоянно врущим безобразным богом. В конце же он судит о том, кто лучший трагический поэт. Замечательно, что вопрос о том, кто лучший поэт трагедии, решает бог в комической ипостаси, бог как комический актер. Оказывается, что комичный бог — это то, каким он и должен быть.

Эта комедия уникальна еще и потому, что в ней два .

Название «Лягушки» — это название одного из них. Дионис переправляется в , как и положено, в лодке Харона по страшной реке Стикс, которая в комедии превращается в болото или в озеро, и в нем квакают лягушки. Это замечательное сценическое действо: квакал красивый хор, видимо, выряженный в лягушек. Благодаря этому мы примерно знаем, как, с точки зрения греков, квакали лягушки. Это кваканье изображается как поэтическая песнь, и оно тоже чрезвычайно смешное.

До своего путешествия в подземное царство Дионис встречается с другим хором — хором мистов, людей, посвященных в афинский культ , праздника в честь Деметры и Персефоны — богинь плодородия — и Диониса. Этот хор мистов тоже присутствует на сцене.

Вообще, одна из главных проблем с интерпретацией этой комедии — было там фактически два хора или один? То есть были ли там разные актеры в разных костюмах или одни и те же актеры переодевались за сценой? Это вопрос не только сценографический, но и экономический, потому что два хора тренировать было очень дорого, и в конце Пелопонесской войны на это, по всей видимости, не было денег.

Элевсинские мистерии — это тайный культ Афин, который нельзя было разглашать. Обвинение в разглашении культа Элевсинских мистерий было одним из самых страшных, наряду с изменой родине. Оно предъявлялось многим известным людям. И тем не менее этот неразглашаемый культ присутствует на сцене, причем в самом комическом образе. Например, говорится, что хористы одеты в чрезвычайную рванину, и это всячески обыгрывается. С одной стороны, это просто смешно. С другой стороны — это один из способов решения экономической проблемы: просто у них были плохие, дешевые костюмы. И с третьей стороны — это шутка над тем, что в действительности одежды, в которых посвящались в Элевсинские мистерии, потом надо было носить, не снимая. Говорили, что люди посвящались в самой рванине, чтобы она поскорее пришла в полную негодность — и ее все-таки можно было снять. То есть это шутки над самым святым — что само по себе чрезвычайно показательно. Кроме того, это еще и радость узнавания самого тайного, в том числе и в смешной форме.

Ну и наконец, это комедия литературная. Она говорит о статусе, который литература имела в Афинах: для спасения города нужен поэт. Вся вторая часть комедии — это соревнование между Эсхилом и Еврипидом. В ходе соревно-вания видно, что Еврипид как поэт гораздо лучше. Но он проигрывает. И это замечательно сделано комедийно, чисто технически: на сцену вывозятся огромные весы, на которых взвешиваются стихи. Это одновременно пародия на один из самых важных текстов, на «Илиаду» Гомера, в которой взвеши-вается жребий героев, в частности Ахилла и Гектора. Тот герой, чей жребий перевесил, погибает. В комедии все наоборот: чьи стихи перевесили, то есть чья чаша пошла вниз, тот и побеждает. Вниз идут стихи Эсхила. Почему? Потому что у Еврипида легкие, изящные стихи, а Эсхил пишет про серьезное, и поэтому его стихи тяжелее. То есть получается, что поэт-то он хуже, но пишет про серьезное, а раз нам нужно про серьезное, выигрывает он — а не Еврипид, которого так любит Дионис. Все снова переворачивается с ног на голову.

Главная сцена, которая всех чрезвычайно занимает, для нас, может быть, не до конца понятна, зато является замечательной демонстрацией всего механизма комедии. В ней Еврипид читает свои стихи, а Эсхил все время туда вставляет фразу «Потерял бутылочку».

Ну, например: «Эней однажды, сноп колосьев жертвенных c земли поднявши…» — читает Еврипид. И Эсхил добавляет: «Потерял бутылочку». Фраза становится идиотической. И таких фраз там очень много.

В чем смысл? Самое простое объяснение — что у Еврипида однообразные стихи, в которые всюду можно поставить «Потерял бутылочку». Это, безусловно, правда. Замечательно, что Дионис прерывает процесс, когда Еврипид наконец читает стихи, в которые невозможно вставить «Потерял бутылочку». Дионис говорит Еврипиду: остановись, потому что Эсхил снова скажет: «Потерял бутылочку».

С другой стороны, бутылочка носит очевидный сексуальный, даже похабный характер, потому что это не просто бутылочка, а — такой сосудик с узким горлышком и широким туловищем. Это обсценный символ: «потерял бутылочку» означает «потерял мужскую силу». Это страшно смешно. И одновременно оказывается, что Еврипид лишается самого главного, что есть в комедии, — силы плодородия и потому проигрывает.

Наконец, из того, как дальше обыгрывался этот литературный текст, мы узнаем про третье измерение этой шутки. Эта бутылочка, такая дутая, большая, пухлая, означала возвышенный, раздутый стиль (в хорошем смысле слова). Благодаря этому стилю побеждает Эсхил, потому что сейчас нужна возвышенность и раздутость.

Тем самым оказывается, что даже одно слово в комедии несет сразу несколько смыслов. Смысл сексуальный, исконный для комедии; смысл буквального, нарочитого юмора; смысл литературный; смысл игровой — и одновременно яркий, наглядный, чисто сценический образ, потому что бутылочка, возможно, в этой сцене физически присутствовала, Эсхил ее отбрасывал.

Вот в этом соединении в одном слове различных уровней — от политического до религиозного, комического, поэтического, сексуального — и есть главный смысл смеха античной комедии.

Знаменитых сочинителей трагедий в Афинах было трое: старший — Эсхил, средний — Софокл и младший — Еврипид. Эсхил был могуч и величав, Софокл ясен и гармоничен, Еврипид напряжён и парадоксален. Один раз посмотрев, афинские зрители долго не могли забыть, как его Федра терзается страстью к пасынку, а его Медея с хором ратует за права женщин. Старики смотрели и ругались, а молодые восхищались.

Эсхил умер давно, ещё в середине столетия, а Софокл и Еврипид скончались полвека спустя, в 406 г., почти одновременно. Сразу пошли споры между любителями: кто из троих был лучше? И в ответ на такие споры драматург Аристофан поставил об этом комедию «Лягушки».

«Лягушки» — это значит, что хор в комедии одет лягушками и песни свои начинает квакающими строчками: «Брекекекекс, коакс, коакс! / Брекекекекс, коакс, коакс! / Болотных вод дети мы, / Затянем гимн, дружный хор, / Протяжный стон, звонкую нашу песню!»

Но лягушки эти — не простые: они живут и квакают не где-нибудь, а в адской реке Ахероне, через которую старый косматый лодочник Харон перевозит покойников на тот свет. Почему в этой комедии понадобился тот свет, Ахерон и лягушки, на то есть свои причины.

Театр в Афинах был под покровительством Диониса, бога вина и земной растительности; изображался Дионис (по крайней мере, иногда) безбородым нежным юношей. Вот этот Дионис, забеспокоившись о судьбе своего театра, подумал: «Спущусь-ка я в загробное царство и выведу-ка обратно на свет Еврипида, чтобы не совсем опустела афинская сцена!» Но как попасть на тот свет? Дионис расспрашивает об этом Геракла — ведь Геракл, богатырь в львиной шкуре, спускался туда за страшным трёхглавым адским псом Кербером. «Легче лёгкого, — говорит Геракл, — удавись, отравись или бросься со стены». — «Слишком душно, слишком невкусно, слишком круто; покажи лучше, как сам ты шёл». — «Вот загробный лодочник Харон перевезёт тебя через сцену, а там сам найдёшь». Но Дионис не один, при нем раб с поклажей; нельзя ли переслать ее с попутчиком? Вот как раз идёт похоронная процессия. «Эй, покойничек, захвати с собою наш тючок!» Покойничек с готовностью приподымается на носилках: «Две драхмы дашь?» — «Нипочём!» — «Эй, могильщики, несите меня дальше!» — «Ну скинь хоть полдрахмы!» Покойник негодует: «Чтоб мне вновь ожить!» Делать нечего, Дионис с Хароном гребут посуху через сцену, а раб с поклажей бежит вокруг. Дионис грести непривычен, кряхтит и ругается, а хор лягушек издевается над ним: «Брекекекекс, коакс, коакс!» Встречаются на другом конце сцены, обмениваются загробными впечатлениями: «А видел ты здешних грешников, и воров, и лжесвидетелей, и взяточников?» — «Конечно, видел, и сейчас вижу», — и актёр показывает на ряды зрителей. Зрители хохочут.

Вот и дворец подземного царя Аида, у ворот сидит Эак. В мифах это величавый судья грехов человеческих, а здесь — крикливый раб-привратник. Дионис накидывает львиную шкуру, стучит. «Кто там?» — «Геракл опять пришёл!» — «Ах, злодей, ах, негодяй, это ты у меня давеча увёл Кербера, милую мою собачку! Постой же, вот я напущу на тебя всех адских чудищ!» Эак уходит, Дионис в ужасе; отдаёт рабу Гераклову шкуру, сам надевает его платье. Подходят вновь к воротам, а в них служанка подземной царицы: «Геракл, дорогой наш, хозяйка так уж о тебе помнит, такое уж тебе угощенье приготовила, иди к нам!» Раб радёхонек, но Дионис его хватает за плащ, и они, переругиваясь, переодеваются опять. Возвращается Эак с адской стражей и совсем понять не может, кто тут хозяин, кто тут раб. Решают: он будет их стегать по очереди розгами, — кто первый закричит, тот, стало быть, не бог, а раб. Бьёт. «Ой-ой!» — «Ага!» — «Нет, это я подумал: когда же война кончится?» — «Ой-ой!» — «Ага!» — «Нет, это у меня заноза в пятке… Ой-ой!… Нет, это мне стихи плохие вспомнились… Ой-ой!… Нет, это я Еврипида процитировал». — «Не разобраться мне, пусть уж бог Аид сам разбирается». И Дионис с рабом входят во дворец.

Оказывается, на том свете тоже есть свои соревнования поэтов, и до сих пор лучшим слыл Эсхил, а теперь у него эту славу оспаривает новоумерший Еврипид. Сейчас будет суд, а Дионис будет судьёй; сейчас будут поэзию «локтями мерить и гирями взвешивать». Правда, Эсхил недоволен: «Моя поэзия не умерла со мной, а Еврипидова умерла и под рукой у него». Но его унимают: начинается суд. Вокруг судящихся уже новый хор — квакающие лягушки остались далеко в Ахероне. Новый хор — это души праведников: в эту пору греки считали, что те, кто ведёт праведную жизнь и принял посвящение в таинства Деметры, Персефоны и Иакха, будут на том свете не бесчувственными, а блаженными. Иакх — это одно из имён самого Диониса, поэтому такой хор здесь вполне уместен.

Еврипид обвиняет Эсхила: «Пьесы у тебя скучные: герой стоит, а хор поёт, герой скажет два-три слова, тут пьесе и конец. Слова у тебя старинные, громоздкие, непонятные. А у меня все ясно, все как в жизни, и люди, и мысли, и слова». Эсхил возражает: «Поэт должен учить добру и правде. Гомер тем и славен, что показывает всем примеры доблести, а какой пример могут подать твои развратные героини? Высоким мыслям подобает и высокий язык, а тонкие речи твоих героев могут научить граждан лишь не слушаться начальников».

Эсхил читает свои стихи — Еврипид придирается к каждому слову: «Вот у тебя Орест над могилою отца молит его „услышать, внять…“, а ведь „услышать“ и „внять“ — это повторение!» («Чудак, — успокаивает его Дионис, — Орест ведь к мёртвому обращается, а тут, сколько ни повторяй, не докличешься!») Еврипид читает свои стихи — Эсхил придирается к каждой строчке: «Все драмы у тебя начинаются родословными: «Герой Пелоп, который был мне прадедом. ..», «Геракл, который…», «Тот Кадм, который…», «Тот Зевс, который…». Дионис их разнимает: пусть говорят по одной строчке, а он, Дионис, с весами в руках будет судить, в какой больше весу. Еврипид произносит стих неуклюжий и громоздкий: «О, если б бег ладья остановила свой…»; Эсхил — плавный и благозвучный: «Речной поток, через луга лиющийся…» Дионис неожиданно кричит: «У Эсхила тяжелей!» — «Да почему?» — «Он своим потоком подмочил стихи, вот они и тянут больше».

Наконец стихи отложены в сторону. Дионис спрашивает у поэтов их мнение о политических делах в Афинах и опять разводит руками: «Один ответил мудро, а другой — мудрей». Кто же из двух лучше, кого вывести из преисподней? «Эсхила!» — объявляет Дионис. «А обещал меня!» — возмущается Еврипид. «Не я — язык мой обещал», — отвечает Дионис еврипидовским же стихом (из «Ипполита»). «Виноват и не стыдишься?» — «Там нет вины, где никто не видит», — отвечает Дионис другой цитатой. «Надо мною над мёртвым смеёшься?» — «Кто знает, жизнь и смерть не одно ль и то же?» — отвечает Дионис третьей цитатой, и Еврипид смолкает.

Дионис с Эсхилом собираются в путь, а подземный бог их напутствует: «Такому-то политику, и такому-то мироеду, и такому-то стихоплёту скажи, что давно уж им пора ко мне…» Хор провожает Эсхила славословием и поэту и Афинам: чтобы им поскорей одержать победу и избавиться и от таких-то политиков, и от таких-то мироедов, и от таких-то стихоплётов.

Комедия Аристофана «Лягушки», краткое содержание которой приведено в этой статье, — одно из знаменитейших произведений древнегреческого драматурга. Впервые она была поставлена на сцене во время праздника Ленеи самим автором. Это произошло в 405 году до нашей эры. Она получила первую награду, имела громкий успех, вскоре ее представили второй раз, уже во время Великих Дионисий.

Авторы трагедий

В центре комедии Аристофана «Лягушки», краткое содержание которой вы сейчас читаете, оказываются трое популярных авторов трагедий из Афин. Самый старший из них — Эсхил, за ним следует Софокл, затем младший — Еврипид. У каждого в творчестве были свои особенности. Например, произведения Эсхила отличались величавостью, Софокл писал гармонично и ясно, а Еврипид — парадоксально, до последней сцены держа зрителя в напряжении.

Афинские зрители подолгу вспоминали их сюжеты: Федру, которая разрывается от низменной страсти к своему пасынку, Медею, которая громогласно выступает за права женщин.

В 456 году ушел из жизни Эсхил. Спустя примерно полвека практически одновременно скончались Софокл и Еврипид. После этого между любителями древнегреческой трагедии сразу же пошли бесконечные споры о том, кто из них был лучше остальных. Комедия Аристофана «Лягушки», краткое содержание которой поможет вам быстро вспомнить сюжет, как раз ставит точку в этих спорах.

Почему комедия называется «Лягушки»?

Обязательным атрибутом любой древнегреческой постановки был хор. В комедии Аристофана «Лягушки», краткое содержание которой перед вами, все участники хора были одеты в костюмы лягушек, а свои песни заканчивали характерным кваканьем.

Но не все так просто у древнегреческого комика. Вскоре зрители понимают, что лягушки эти не простые. Они обитают, питаются и квакают не в каком-то абстрактном водоеме, а в Ахероне. Это адская река, через которую мрачный лодочник Харон перевозит покойников на тот свет за один обол. Сразу появляется вопрос: зачем автору в комедии понадобилось вводить загробное царство? И на это у Аристофана есть своя причина.

Дионисий заботится о театре

По традиции в Афинах театр находился под покровительством бога всей земной растительности и вина по имени Дионис. На полотнах мастеров он всегда изображался молодым юношей с нежным безбородым лицом.

Когда знаменитые трагики умерли, бог Дионис забеспокоился о судьбе театра. Поэтому он решил спуститься в загробный мир, чтобы вывести оттуда Еврипида. Без него, как ему казалось, афинская сцена окончательно опустеет. Правда, Дионис совершенно не представлял, как оказаться на том свете.

В комедии «Лягушки» Аристофана (краткое содержание произведения сейчас перед вами), что традиционно для драматургии того времени, участвует большое количество богов и героических персонажей. Поэтому неудивительно, что Дионис обращается за советом к Гераклу. Ведь этот героический богатырь уже спускался в царство Аида, чтобы сразиться с жутким трехглавым псом Кербером.

Геракл отвечает, что для этого нет ничего проще. Можно отравиться, удавиться или броситься со сцены. Но ни один из этих вариантов Дионису не подходит, он просит Геракла рассказать, как тот сам оказался в загробном мире.

Тогда прославленный герой признается ему, что есть лодочник Харон, который перевезет, куда нужно.

Путешествие в загробный мир

В комедии «Лягушки» Аристофана, содержание которой очень увлекательное, бог Дионис не собирается отправляться в такой далекий путь в одиночку. При нем раб и поклажа. Он решает отправить ее вперед себя вместе с попутчиком, мимо как раз проходит похоронная процессия.

Когда Дионис обращается с этой просьбой к мертвецу, тот охотно поднимается из гроба и просит за эту услугу две драхмы. Бог не соглашается, начинает торговаться, в итоге покойник отправляется дальше налегке.

Дионис отправляется в лодке с Хароном по сцене, а раб с поклажей бежит около них. Богу виноделия непривычно грести, поэтому он ругается и кряхтит, а лягушки в реке над ним потешаются. Оказавшись на другом конце сцены, он спрашивает, видел ли тот здесь воров, взяточников и лжесвидетелей. Харон с охотой указывает на зрителей.

Дворец Аида

Перед дворцом Аида Дионис встречает Эака. В мифах это судья, который оценивает человеческие грехи, а в комедии «Лягушки» Аристофана — обычный скандальный раб-привратник. Дионис набрасывает на плечи львиную шкуру и пытается прикинуться Гераклом. Но эта затея оказывается неудачной, потому что Эак начинает браниться за то, что тот увел у него Кербера и обещает в этот раз спустить на него всех адских чудищ. Как только привратник уходит, Дионис быстро переодевается в одежду своего раба.

Когда они второй раз подходят к воротам, то встречают уже служанку подземной царицы, которая сообщает, что хозяйка будет рада принять Геракла и уже приготовила богатое угощение. Раб с радостью готов идти, но Дионис отбирает у него облачение героя обратно. Они переодеваются, постоянно ругаясь.

В это время Эак возвращается с адской стражей. Он запутался, кто из них хозяин, а кто слуга, поэтому решает стегать каждого по очереди. А кто закричит первым, тот точно не бог. Но и это ему не помогает, тогда Эак пропускает их к Аиду.

Поэтические соревнования

Из комедии «Лягушки» Аристофана зрители узнают, что на том свете тоже проводятся поэтические соревнования. До недавнего времени лучшим был Эсхил, а теперь первенство оспаривает недавно умерший Еврипид.

На очередном конкурсе судьей выбирают Диониса. Вокруг участников появляется новый хор. Уже не лягушки из Ахерона, а души праведников. В то время греки считали, что те, кто живет по чести, после смерти становятся блаженными и не лишаются своих чувств.

Соперничество начинается с того, что Еврипид обвиняет Эсхила в том, что его пьесы скучные, тексты громоздкие и устаревшие, у него самого же все живо и ярко. Эсхил парирует, оправдываясь тем, что каждый поэт должен учить правде и добру, демонстрировать примеры истинной доблести, как это делал Гомер. Развратные же персонажи Еврипида на такое не способны.

Суд Диониса

Дионис понимает, что разобраться в этом противостоянии ему будет непросто. Поэтому приказывает каждому читать по одной строчке, а он с весами в руках будет определять, в какой из них больше веса.

У Еврипида стихи громоздкие и неуклюжие, а у Эсхила — благозвучные и плавные. Бог виноделия считает, что «тяжелее» стихи Эсхила, но только потому, что он их подмочил своим потоком.

В следующем раунде поэтов спрашивают о политической обстановке в Афинах. Но и тут определить лучшего сложно. Каждый отвечает мудро. Дионис никак не может решить, кого из них вывести из загробного мира.

В итоге он делает выбор в пользу Эсхила. Напоследок Аид напутствует их, прося передать, кому из поэтов и политиков скоро следует прибыть к нему. Хор провожает героев, желая им поскорее освободить мир от этих поэтов и политиков.

Анализ комедии

Анализ «Лягушек» Аристофана следует делать, помня, что они создавались вскоре после политических и военных неудач в Афинах, что нашло отражение в комедии. Закончилась бесславная эпоха Пелопонесской войны. Поэтому автор сознательно становится на путь литературной критики.

Борьба между Еврипидом и Эсхилом носит ярко выраженный политический характер. Аристофан выступает за старый крепкий политический строй Афин, осуждая современную зыбкую демократию. В ней, по мнению автора, слишком много пустых декламаций и страстей.

Комическое в «Лягушках» Аристофана проявляется в бытовом шутовстве, большом количестве забавных, но бессмысленных танцевальных номеров, в которых можно услышать различные музыкальные инструменты того времени.

Примечательна яркая зарисовка, посвященная отношениям между Дионисом и его рабом перед воротами дворца Аида. Она свидетельствует о зарождении нового стиля древнегреческой комедии, в котором натурализм приходит на смену строгой идейности.

Знаменитых сочинителей трагедий в Афинах было трое: старший — Эсхил, средний — Софокл и младший — Еврипид. Эсхил был могуч и величав, Софокл ясен и гармоничен, Еврипид напряжен и парадоксален. Один раз посмотрев, афинские зрители долго не могли забыть, как его Федра терзается страстью к пасынку, а его Медея с хором ратует за права женщин. Старики смотрели и ругались, а молодые восхищались.

Эсхил умер давно, еще в середине столетия, а Софокл и Еврипид скончались полвека спустя, в 406 г., почти одновременно. Сразу пошли споры между любителями: кто из троих был лучше? И в ответ на такие споры драматург Аристофан поставил об этом комедию «Лягушки».

«Лягушки» — это значит, что хор в комедии одет лягушками и песни свои начинает квакающими строчками: «Брекекекекс, коакс, коакс! / Брекекекекс, коакс, коакс! / Болотных вод дети мы, / Затянем гимн, дружный хор, / Протяжный стон, звонкую нашу песню!»

Но лягушки эти — не простые: они живут и квакают не где-нибудь, а в адской реке Ахероне, через которую старый косматый лодочник Харон перевозит покойников на тот свет. Почему в этой комедии понадобился тот свет, Ахерон и лягушки, на то есть свои причины.

Театр в Афинах был под покровительством Диониса, бога вина и земной растительности; изображался Дионис (по крайней мере, иногда) безбородым нежным юношей. Вот этот Дионис, забеспокоившись о судьбе своего театра, подумал: «Спущусь-ка я в загробное царство и выведу-ка обратно на свет Еврипида, чтобы не совсем опустела афинская сцена!» Но как попасть на тот свет? Дионис расспрашивает об этом Геракла — ведь Геракл, богатырь в львиной шкуре, спускался туда за страшным трехглавым адским псом Кербером. «Легче легкого, — говорит Геракл, — удавись, отравись или бросься со стены». — «Слишком душно, слишком невкусно, слишком круто;

покажи лучше, как сам ты шел«. — «Вот загробный лодочник Харон перевезет тебя через сцену, а там сам найдешь». Но Дионис не один, при нем раб с поклажей; нельзя ли переслать ее с попутчиком? Вот как раз идет похоронная процессия. «Эй, покойничек, захвати с собою наш тючок!» Покойничек с готовностью приподымается на носилках: «Две драхмы дашь?» — «Нипочем!» — «Эй, могильщики, несите меня дальше!» — «Ну скинь хоть полдрахмы!» Покойник негодует: «Чтоб мне вновь ожить!» Делать нечего, Дионис с Хароном гребут посуху через сцену, а раб с поклажей бежит вокруг. Дионис грести непривычен, кряхтит и ругается, а хор лягушек издевается над ним: «Брекекекекс, коакс, коакс!» Встречаются на другом конце сцены, обмениваются загробными впечатлениями: «А видел ты здешних грешников, и воров, и лжесвидетелей, и взяточников?» — «Конечно, видел, и сейчас вижу», — и актер показывает на ряды зрителей. Зрители хохочут.

Вот и дворец подземного царя Аида, у ворот сидит Эак. В мифах это величавый судья грехов человеческих, а здесь — крикливый раб-привратник. Дионис накидывает львиную шкуру, стучит. «Кто там?» — «Геракл опять пришел!» — «Ах, злодей, ах, негодяй, это ты у меня давеча увел Кербера, милую мою собачку! Постой же, вот я напущу на тебя всех адских чудищ!» Эак уходит, Дионис в ужасе; отдает рабу Гераклову шкуру, сам надевает его платье. Подходят вновь к воротам, а в них служанка подземной царицы: «Геракл, дорогой наш, хозяйка так уж о тебе помнит, такое уж тебе угощенье приготовила, иди к нам!» Раб радехонек, но Дионис его хватает за плащ, и они, переругиваясь, переодеваются опять. Возвращается Эак с адской стражей и совсем понять не может, кто тут хозяин, кто тут раб. Решают: он будет их стегать по очереди розгами, — кто первый закричит, тот, стало быть, не бог, а раб. Бьет. «Ой-ой!» — «Ага!» — «Нет, это я подумал: когда же война кончится?» — «Ой-ой!» — «Ага!» — «Нет, это у меня заноза в пятке… Ой-ой!.. Нет, это мне стихи плохие вспомнились… Ой-ой!.. Нет, это я Еврипида процитировал». — «Не разобраться мне, пусть уж бог Аид сам разбирается». И Дионис с рабом входят во дворец.

Оказывается, на том свете тоже есть свои соревнования поэтов, и до сих пор лучшим слыл Эсхил, а теперь у него эту славу оспаривает новоумерший Еврипид. Сейчас будет суд, а Дионис будет судьей; сейчас будут поэзию «локтями мерить и гирями взвешивать». Правда, Эсхил недоволен: «Моя поэзия не умерла со мной, а Еврипидова умерла и под рукой у него». Но его унимают: начинается суд. Вокруг судящихся уже новый хор — квакающие лягушки остались далеко в Ахероне. Новый хор — это души праведников: в эту пору греки считали, что те, кто ведет праведную жизнь и принял посвящение в таинства Деметры, Персефоны и Иакха, будут на том свете не бесчувственными, а блаженными. Иакх — это одно из имен самого Диониса, поэтому такой хор здесь вполне уместен.

Еврипид обвиняет Эсхила: «Пьесы у тебя скучные: герой стоит, а хор поет, герой скажет два-три слова, тут пьесе и конец. Слова у тебя старинные, громоздкие, непонятные. А у меня все ясно, все как в жизни, и люди, и мысли, и слова». Эсхил возражает: «Поэт должен учить добру и правде. Гомер тем и славен, что показывает всем примеры доблести, а какой пример могут подать твои развратные героини? Высоким мыслям подобает и высокий язык, а тонкие речи твоих героев могут научить граждан лишь не слушаться начальников».

Эсхил читает свои стихи — Еврипид придирается к каждому слову: «Вот у тебя Орест над могилою отца молит его „услышать, внять…“, а ведь „услышать“ и „внять“ — это повторение!» («Чудак, — успокаивает его Дионис, — Орест ведь к мертвому обращается, а тут, сколько ни повторяй, не докличешься!») Еврипид читает свои стихи — Эсхил придирается к каждой строчке: «Все драмы у тебя начинаются родословными: «Герой Пелоп, который был мне прадедом…», «Геракл, который…», «Тот Кадм, который…», «Тот Зевс, который…». Дионис их разнимает: пусть говорят по одной строчке, а он, Дионис, с весами в руках будет судить, в какой больше весу. Еврипид произносит стих неуклюжий и громоздкий: «О, если б бег ладья остановила свой…»; Эсхил — плавный и благозвучный: «Речной поток, через луга лиющийся…» Дионис неожиданно кричит: «У Эсхила тяжелей!» — «Да почему?» — «Он своим потоком подмочил стихи, вот они и тянут больше».

Наконец стихи отложены в сторону. Дионис спрашивает у поэтов их мнение о политических делах в Афинах и опять разводит руками: «Один ответил мудро, а другой — мудрей». Кто же из двух лучше, кого вывести из преисподней? «Эсхила!» — объявляет Дионис. «А обещал меня!» — возмущается Еврипид. «Не я — язык мой обещал», — отвечает Дионис еврипидовским же стихом (из «Ипполита»). «Виноват и не стыдишься?» — «Там нет вины, где никто не видит», — отвечает Дионис другой цитатой. «Надо мною над мертвым смеешься?» — «Кто знает, жизнь и смерть не одно ль и то же?» — отвечает Дионис третьей цитатой, и Еврипид смолкает.

Дионис с Эсхилом собираются в путь, а подземный бог их напутствует: «Такому-то политику, и такому-то мироеду, и такому-то стихоплету скажи, что давно уж им пора ко мне…» Хор провожает Эсхила славословием и поэту и Афинам: чтобы им поскорей одержать победу и избавиться и от таких-то политиков, и от таких-то мироедов, и от таких-то стихоплетов.

Аристофан — самый известный древнегреческий комедиограф, его прозвали вполне заслуженно «отцом комедии». В этой статье мы поговорим об одной из самых известных его пьес — «Лягушки». Рассмотрим ее анализ и представим отзывы прочитавших.

Предыстория

Имеет некоторое отношения к древнегреческой истории комедия, что написал Аристофан. «Лягушки» (краткое содержание представим ниже) поэтому стоит читать после небольшого пояснения.

В Афинах жило трое известных на всю Грецию сочинителей трагедий: старшим из них был Эсхил, средним — Софокл и младшим — Еврипид. При этом Эсхила считали величавым и могучим, Софокла — гармоничным и ясным, а Еврипида — парадоксальным и напряженным. Ко времени написания комедии все драматурги были уже мертвы, а между современниками не утихали споры о том, кто же был из них лучшим. Свое мнение по этому поводу решил высказать в пьесе Аристофан («Лягушки»). Краткое содержание, с которым можно ознакомиться ниже, даст понять, кто же, по мнению комедиографа, лучший.

Смысл названия

Откуда же взялось столь странное название у пьесы, посвященной драматургам? Дело в том, что хор этой комедии, по задумке Аристофана, должен был быть одет в и все их песни имели квакающие строчки.

Но лягушки эти не так просты, они обитают в реке мертвых Стикс, по которой переправляет души умерших на своей лодке Харон.

Аристофан, «Лягушки»: краткое содержание. Завязка

В Афинах богом-покровителем театра являлся Дионис. И вот он говорит о том, что в городе не осталось хороших трагиков. В беспокойстве о судьбе своего театра он решает спуститься в Аид и вывести оттуда Еврипида.

Дионис не знает, как попасть в Аид, поэтому обращается за советом к Гераклу, который там уже был. Тот говорит, что переправиться поможет Харон, вот только всю поклажу придется оставить на берегу. Но Дионис не может бросить свои вещи. Тогда сам бог садится в лодку и переправляется на другую сторону сцены, а его слуга с вещами бежит по краю. На другом берегу они встречаются.

Ворота в Аид

В основе своей имеет ярко выраженную мифологическую основу комедия Аристофана «Лягушки» (краткое содержание является тому доказательством).

Вот Дионис оказывается перед дворцом Аида, перед которыми сидит Эак. В мифах он предстает судьей подземного царства, а в пьесе изображен рабом-привратником. Дионис стучит в ворота. Эак спрашивает, кто пришел. Бог, накинув львиную шкуру, отвечает, что Геракл. Привратник грозит спустить на него чудищ за то, что герой отнял у него Кербера.

Дионис в ужасе переодевается в женское платье, а шкуру отдает рабу. Но тут появляются служанки царицы Аида и зовут Геракла в покои госпожи. Дионис и его слуга в спешке вновь переодеваются.

Возвращается со стражей Эак. Он смотрит на гостей и не может понять, кто из них раб, а кто хозяин. Он решает стегать розгами обоих — тот, кто первым закричит, и есть раб. Но из этой затеи ничего не выходит. Тогда Эак решает отвезти нежданных гостей к подземного мира разберется, кто есть кто.

Соревнование поэтов

Выясняется, что в подземном мире существуют соревнования между поэтами. До недавнего времени лучшим был Эсхил, но теперь его титул оспаривает Еврипид. И вот Аид назначает судьей этих соревнований Диониса. Начинается состязание.

Первым выступает Еврипид, он обвиняет Эсхила в том, что его пьесы скучны, слова непонятные. У самого же Еврипида все просто и ясно, как в жизни. Эсхил возражает оппоненту, что предназначение поэта в том, чтобы учить людей правде и добру, а герои Еврипида развратны и порочны, чему они могут хорошему научить зрителя? Что же касается слов, то высокой мысли подобает и высокий язык.

Чтение стихов

Необходимы хорошие знания мифологии, чтобы понять произведение, что написал Аристофан («Лягушки»). Краткое содержание, презентация или анализ поэтому не обойдутся без небольшого экскурса в древнегреческие мифы.

Начинается следующая часть соревнований — поэты читают свои стихи. Первым выступает Эсхил. Еврипид делает ему замечания, что вот, например, Орест у могилы отца молит того «услышать и внять», но ведь это же одно и то же. Его успокаивает Дионис — Орест обращается к мертвому, а тому хоть сколько повторяй — не откликнется.

Затем читает свои творения Еврипид, и тут придирается уже Эсхил — почему все драмы начинаются с родословных. Завязывается нешуточный спор, который едва не доходит до драки. Но вовремя вмешивается Дионис. Бог решает, что пусть поэты произносят по одной строфе стихов, а он на весах будет измерять, какая из них «тяжелее». Начинает Еврипид, но его творение оказывается громоздким и неуклюжим. Продолжает Эсхил и произносит благозвучную и певучую строку. Неожиданно Дионис кричит, что «у Эсхила тяжелее».

Развязка

Дионис и Эсхил собираются в обратный путь. Аид просит их передать различным известным мудрецам и политикам, что он их уже заждался. Хор воспевает Афины и Эсхила, непревзойденного мастера слова.

Так оканчивается комедия, что написал Аристофан («Лягушки»). Краткое содержание для читательского дневника можно значительно сократить, не описывать подробно споры с привратником и перепалку поэтов.

Анализ

Комедия была впервые поставлена в 405 году до н. э. и была хорошо встречена афинской публикой. По сути, эта пьеса является отражением литературных взглядов самого автора. Комедия явно направлена против Еврипида, которой предстает изнеженным, сентиментальным и антипатриотичным. В противовес ему выступает Эсхил — высокий поэт, чьи стихи пропитаны героической маралью, глубоки, серьезны и патриотичны.

В произведении очень много предвзятых суждений, в которых видится сам Аристофан. «Лягушки» (краткое содержание представлено в этой статье) были написаны автором после ряда политических и военных неудач Афин. Одну из причин поражения Аристофан видит в новом строе — демократии, которую и олицетворяет Еврипид. В то время как Эсхил является отражением прежнего строя. Несмотря на политическую направленность нисколько не снижается пародийность в произведении. Комедия остается выдержана в традиционном балаганном и шутовском стиле.

Рецензии

Выше мы изложили краткое содержание комедии Аристофана «Лягушки», отзывы же представим здесь. Итак, несмотря на время, которое прошло с момента написания пьесы, ее до сих пор читают и смеются. Юмор Аристофана по большей части понятен и теперь. Конечно, читатели отмечают, что недостаток знания истории и литературы Древней Греции может вызвать некоторое недопонимание, но в целом это совершенно не мешает наслаждаться произведением.

Аристофан — Лягушки читать онлайн

Аристофан

Лягушки

Действующие лица

Дионис бог театра

Ксанфий его слуга

Геракл

Покойник

Харон перевозчик в царство мертвых

Плутон бог преисподней

Эсхил трагический поэт

Еврипид трагический поэт

Эак слуга Плутона

Служанка Персефоны

Первая торговка

Вторая торговка

Хор лягушек

Хор из двадцати четырех мистов

Без речей:

Музыканты

Могильщик

Стража

Флейтистка

Кифаристка

Комическая танцовщица

Пустая орхестра. В глубине постройка – «Храм Геракла». Дионис, наряженный в шкуру льва, с палицей в руке, и Ксанфий с поклажей, верхом на бутафорском осле, выходят на орхестру.

Ксанфий

Сказать ли, сударь, шуточку привычную
Из тех, что вечно потешают зрителей?

Дионис

Скажи! Не говори лишь: задыхаюсь я!
Уж это – шутка чрезвычайно старая.

Ксанфий

Так что ж сказать?

Дионис

Не говори: ой, лопаюсь!

Ксанфий

Вот шуточка отличная!

Дионис

Скажи смелей!
Не говори лишь одного.

Ксанфий

Дионис

Что, ношу перекладывая, треснешь ты.

Ксанфий

А это: издыхаю я под тяжестью.
Снимите, а не то в штаны…

Дионис

Прошу тебя,
Не продолжай! Давно уже тошнит меня.

Ксанфий

Зачем же я поклажу на себе тащу,
Когда и пошутить нельзя, как водится
У Фриниха, у Ликида с Амипсием?[1]
У них рабы таскают груз в комедиях.

Дионис

Не надо лучше! Всякий раз, как вижу я
В театре эти штучки знаменитые,
Иду домой, на целый год состарившись.

Ксанфий

Чтоб ты свернулась, шея злополучная!
Вся в синяках, а пошутить не велено.

Дионис

А разве не нахальство, не разврат сплошной:
Я как-никак, а Дионис, Бочонка сын,
Тружусь пешком, а этого – верхом везу,
Чтоб не устал он и не нес бы тяжестей!

Ксанфий

Я разве не несу?

Дионис

Ничуть, ведь едешь ты!

Ксанфий

Дионис

Ксанфий

Дионис

Да ведь не ты поклажу, а осел везет.

Ксанфий

Я и везу, я и несу, свидетель Зевс!

Дионис

Да как несешь, ведь самого другой несет?

Ксанфий

Не знаю, но плечо совсем раздавлено.

Дионис

Раз никакой нет пользы от осла тебе,
Слезай живее, на себе тащи осла!

Шуточная потасовка.

Ксанфий

Ай-ой, зачем я не сражался на море![2]
Тогда б – шалишь! – плевать я на тебя хотел!

Дионис

Слезай, негодный! Вот уже добрались мы
До двери. Здесь нам остановка первая.

Они останавливаются в глубине орхестры перед дверью храма.

Дионис

(стучит в дверь)

Эй, мальчик! Эй, скорее! Открывай, эй-эй!

В дверях показывается Геракл.

Геракл

Кто в дверь стучит? Что за кентавры ломятся?[3]
Да что это такое? Говори, ты кто?

Дионис в ужасе спрятался за Ксанфия.

Дионис

(шепчет)

Ксанфий

Дионис

Ты не заметил?

Ксанфий

Дионис

Как испугался он меня?

Ксанфий

Геракл

(громко хохочет)

От смеха удержаться не могу никак,
Кусаю губы, а смеюсь. Хо-хо-хо-хо!

(Продолжает хохотать раскатисто.)

Дионис

Чудак, послушай, подойди! Ты нужен мне.

Геракл

Да не могу отделаться от хохота.
На женской рубашонке шкура львиная![4]
Вот вздор! В чем дело? Туфельки и палица!
Куда собрался?

Дионис

Воевал с Клисфеном я.

Геракл

И на море сразился?

Дионис

И пустил ко дну
Двенадцать или двадцать суден вражеских.

Геракл

Дионис

Да, Зевс свидетель!

Ксанфий

(в сторону, с ужимкой)

Тут проснулся я!

Дионис

На корабле я перечел трагедию,
Творенье Еврипида «Андромеду».

(Очень торжественно.)

Тут
Желанье прямо в сердце мне ударило.

Геракл

Дионис

Ростом с великана Молона.[5]

Геракл

Читать дальше

Лягушки краткое содержание. Эстетические взгляды Аристофана («Лягушки»). Дионисий заботится о театре

400 0

Знаменитых сочинителей трагедий в Афинах было трое: старший — Эсхил, средний — Софокли младший — Еврипид. Эсхил был могуч и величав, Софокл ясен и гармоничен, Еврипид напряжени парадоксален. Один раз посмотрев, афинские зрители долго не могли забыть, как его Федратерзается страстью к пасынку, а его Медея с хором ратует за права женщин. Старикисмотрели и ругались, а молодые восхищались.Эсхил умер давно, еще в середине столетия, а Софокл и Еврипид скончались полвека спустя,
в 406 г., почти одновременно. Сразу пошли споры между любителями: кто из троих был лучше?И в ответ на такие споры драматург Аристофан поставил об этом комедию «Лягушки». «Лягушки» — это значит, что хор в комедии одет лягушками и песни свои начинаетквакающими строчками: «Брекекекекс, коакс, коакс! / Брекекекекс, коакс, коакс! / Болотных вод детимы, / Затянем гимн, дружный хор, / Протяжный стон, звонкую нашу песню!»Но лягушки эти — не простые: они живут и квакают не где-нибудь, а в адскойреке Ахероне, через которую старый косматый лодочник Харон перевозит покойников на тот свет.
Почему в этой комедии понадобился тот свет, Ахерон и лягушки, на то есть свои причины.Театр в Афинах был под покровительством Диониса, бога вина и земной растительности;
изображался Дионис (по крайней мере, иногда) безбородым нежным юношей. Вот этот Дионис,
забеспокоившись о судьбе своего театра, подумал: «Спущусь-ка я в загробное царствои выведу-ка обратно на свет Еврипида, чтобы не совсем опустела афинская сцена!»Но как попасть на тот свет? Дионис расспрашивает об этом Геракла — ведь Геракл,
богатырь в львиной шкуре, спускался туда за страшным трехглавым адским псом Кербером. «Легчелегкого, — говорит Геракл, — удавись, отравись или бросься со стены». — «Слишком душно,
слишком невкусно, слишком круто; покажи лучше, как сам ты шел». — «Вот загробный лодочник Харонперевезет тебя через сцену, а там сам найдешь». Но Дионис не один, при нем рабс поклажей; нельзя ли переслать ее с попутчиком? Вот как раз идет похоронная процессия.
«Эй, покойничек, захвати с собою наш тючок!» Покойничек с готовностью приподымаетсяна носилках: «Две драхмы дашь?» — «Нипочем!» — «Эй, могильщики, несите меня дальше!» — «Ну скиньхоть полдрахмы!» Покойник негодует: «Чтоб мне вновь ожить!» Делать нечего, Дионис с Харономгребут посуху через сцену, а раб с поклажей бежит вокруг. Дионис грести непривычен,
кряхтит и ругается, а хор лягушек издевается над ним: «Брекекекекс, коакс, коакс!»Встречаются на другом конце сцены, обмениваются загробными впечатлениями: «А видел тыздешних грешников, и воров, и лжесвидетелей, и взяточников?» — «Конечно, видел, и сейчасвижу», — и актер показывает на ряды зрителей. Зрители хохочут.Вот и дворец подземного царя Аида, у ворот сидит Эак. В мифах это величавый судья греховчеловеческих, а здесь — крикливый раб-привратник. Дионис накидывает львиную шкуру,
стучит. «Кто там?» — «Геракл опять пришел!» — «Ах, злодей, ах, негодяй, это ты у меня давеча увелКербера, милую мою собачку! Постой же, вот я напущу на тебя всех адских чудищ!» Эак уходит,
Дионис в ужасе; отдает рабу Гераклову шкуру, сам надевает его платье. Подходят вновьк воротам, а в них служанка подземной царицы: «Геракл, дорогой наш, хозяйка такуж о тебе помнит, такое уж тебе угощенье приготовила, иди к нам!» Раб радехонек,
но Дионис его хватает за плащ, и они, переругиваясь, переодеваются опять. Возвращается Эакс адской стражей и совсем понять не может, кто тут хозяин, кто тут раб. Решают: он будетих стегать по очереди розгами, — кто первый закричит, тот, стало быть, не бог, а раб. Бьет.
«Ой-ой!» — «Ага!» — «Нет, это я подумал: когда же война кончится?» — «Ой-ой!» -«Ага!» — «Нет, это у меня заноза в пятке… Ой-ой!… Нет, это мне стихи плохиевспомнились… Ой-ой!… Нет, это я Еврипида процитировал». — «Не разобраться мне, пустьуж бог Аид сам разбирается». И Дионис с рабом входят во дворец.Оказывается, на том свете тоже есть свои соревнования поэтов, и до сих пор лучшим слылЭсхил, а теперь у него эту славу оспаривает новоумерший Еврипид. Сейчас будет суд, а Дионисбудет судьей; сейчас будут поэзию «локтями мерить и гирями взвешивать». Правда, Эсхилнедоволен: «Моя поэзия не умерла со мной, а Еврипидова умерла и под рукой у него».
Но его унимают: начинается суд. Вокруг судящихся уже новый хор — квакающие лягушки осталисьдалеко в Ахероне. Новый хор — это души праведников: в эту пору греки считали, что те, ктоведет праведную жизнь и принял посвящение в таинства Деметры, Персефоны и Иакха, будутна том свете не бесчувственными, а блаженными. Иакх — это одно из имен самого Диониса,
поэтому такой хор здесь вполне уместен.Еврипид обвиняет Эсхила: «Пьесы у тебя скучные: герой стоит, а хор поет, герой скажетдва-три слова, тут пьесе и конец. Слова у тебя старинные, громоздкие, непонятные.
А у меня все ясно, все как в жизни, и люди, и мысли, и слова». Эсхил возражает:
«Поэт должен учить добру и правде. Гомер тем и славен, что показывает всем примерыдоблести, а какой пример могут подать твои развратные героини? Высоким мыслям подобаети высокий язык, а тонкие речи твоих героев могут научить граждан лишь не слушатьсяначальников».Эсхил читает свои стихи — Еврипид придирается к каждому слову: «Вот у тебя Орестнад могилою отца молит его „услышать, внять…“, а ведь „услышать“ и „внять“ — этоповторение!» («Чудак, — успокаивает его Дионис, — Орест ведь к мертвому обращается, а тут,
сколько ни повторяй, не докличешься!») Еврипид читает свои стихи — Эсхил придираетсяк каждой строчке: «Все драмы у тебя начинаются родословными: «Герой Пелоп, который был мнепрадедом…», «Геракл, который…», «Тот Кадм, который…», «Тот Зевс, который…». Дионисих разнимает: пусть говорят по одной строчке, а он, Дионис, с весами в руках будетсудить, в какой больше весу. Еврипид произносит стих неуклюжий и громоздкий: «О, если б бегладья остановила свой…»; Эсхил — плавный и благозвучный: «Речной поток, через луга лиющийся…»Дионис неожиданно кричит: «У Эсхила тяжелей!» — «Да почему?» — «Он своим потоком подмочилстихи, вот они и тянут больше». Наконец стихи отложены в сторону. Дионис спрашивает у поэтов их мнение о политическихделах в Афинах и опять разводит руками: «Один ответил мудро, а другой — мудрей». Кто жеиз двух лучше, кого вывести из преисподней? «Эсхила!» — объявляет Дионис. «А обещал меня!»- возмущается Еврипид. «Не я — язык мой обещал», — отвечает Дионис еврипидовским жестихом (из «Ипполита»). «Виноват и не стыдишься?» — «Там нет вины, где никто не видит»,
— отвечает Дионис другой цитатой. «Надо мною над мертвым смеешься?» — «Кто знает, жизньи смерть не одно ль и то же?» — отвечает Дионис третьей цитатой, и Еврипидсмолкает.Дионис с Эсхилом собираются в путь, а подземный бог их напутствует: «Такому-тополитику, и такому-то мироеду, и такому-то стихоплету скажи, что давноуж им пора ко мне…» Хор провожает Эсхила славословием и поэту и Афинам: чтобы импоскорей одержать победу и избавиться и от таких-то политиков,
и от таких-то мироедов, и от таких-то стихоплетов.

Аристофан — самый известный древнегреческий комедиограф, его прозвали вполне заслуженно «отцом комедии». В этой статье мы поговорим об одной из самых известных его пьес — «Лягушки». Рассмотрим ее анализ и представим отзывы прочитавших.

Предыстория

Имеет некоторое отношения к древнегреческой истории комедия, что написал Аристофан. «Лягушки» (краткое содержание представим ниже) поэтому стоит читать после небольшого пояснения.

В Афинах жило трое известных на всю Грецию сочинителей трагедий: старшим из них был Эсхил, средним — Софокл и младшим — Еврипид. При этом Эсхила считали величавым и могучим, Софокла — гармоничным и ясным, а Еврипида — парадоксальным и напряженным. Ко времени написания комедии все драматурги были уже мертвы, а между современниками не утихали споры о том, кто же был из них лучшим. Свое мнение по этому поводу решил высказать в пьесе Аристофан («Лягушки»). Краткое содержание, с которым можно ознакомиться ниже, даст понять, кто же, по мнению комедиографа, лучший.

Смысл названия

Откуда же взялось столь странное название у пьесы, посвященной драматургам? Дело в том, что хор этой комедии, по задумке Аристофана, должен был быть одет в и все их песни имели квакающие строчки.

Но лягушки эти не так просты, они обитают в реке мертвых Стикс, по которой переправляет души умерших на своей лодке Харон.

Аристофан, «Лягушки»: краткое содержание. Завязка

В Афинах богом-покровителем театра являлся Дионис. И вот он говорит о том, что в городе не осталось хороших трагиков. В беспокойстве о судьбе своего театра он решает спуститься в Аид и вывести оттуда Еврипида.

Дионис не знает, как попасть в Аид, поэтому обращается за советом к Гераклу, который там уже был. Тот говорит, что переправиться поможет Харон, вот только всю поклажу придется оставить на берегу. Но Дионис не может бросить свои вещи. Тогда сам бог садится в лодку и переправляется на другую сторону сцены, а его слуга с вещами бежит по краю. На другом берегу они встречаются.

Ворота в Аид

В основе своей имеет ярко выраженную мифологическую основу комедия Аристофана «Лягушки» (краткое содержание является тому доказательством).

Вот Дионис оказывается перед дворцом Аида, перед которыми сидит Эак. В мифах он предстает судьей подземного царства, а в пьесе изображен рабом-привратником. Дионис стучит в ворота. Эак спрашивает, кто пришел. Бог, накинув львиную шкуру, отвечает, что Геракл. Привратник грозит спустить на него чудищ за то, что герой отнял у него Кербера.

Дионис в ужасе переодевается в женское платье, а шкуру отдает рабу. Но тут появляются служанки царицы Аида и зовут Геракла в покои госпожи. Дионис и его слуга в спешке вновь переодеваются.

Возвращается со стражей Эак. Он смотрит на гостей и не может понять, кто из них раб, а кто хозяин. Он решает стегать розгами обоих — тот, кто первым закричит, и есть раб. Но из этой затеи ничего не выходит. Тогда Эак решает отвезти нежданных гостей к подземного мира разберется, кто есть кто.

Соревнование поэтов

Выясняется, что в подземном мире существуют соревнования между поэтами. До недавнего времени лучшим был Эсхил, но теперь его титул оспаривает Еврипид. И вот Аид назначает судьей этих соревнований Диониса. Начинается состязание.

Первым выступает Еврипид, он обвиняет Эсхила в том, что его пьесы скучны, слова непонятные. У самого же Еврипида все просто и ясно, как в жизни. Эсхил возражает оппоненту, что предназначение поэта в том, чтобы учить людей правде и добру, а герои Еврипида развратны и порочны, чему они могут хорошему научить зрителя? Что же касается слов, то высокой мысли подобает и высокий язык.

Чтение стихов

Необходимы хорошие знания мифологии, чтобы понять произведение, что написал Аристофан («Лягушки»). Краткое содержание, презентация или анализ поэтому не обойдутся без небольшого экскурса в древнегреческие мифы.

Начинается следующая часть соревнований — поэты читают свои стихи. Первым выступает Эсхил. Еврипид делает ему замечания, что вот, например, Орест у могилы отца молит того «услышать и внять», но ведь это же одно и то же. Его успокаивает Дионис — Орест обращается к мертвому, а тому хоть сколько повторяй — не откликнется.

Затем читает свои творения Еврипид, и тут придирается уже Эсхил — почему все драмы начинаются с родословных. Завязывается нешуточный спор, который едва не доходит до драки. Но вовремя вмешивается Дионис. Бог решает, что пусть поэты произносят по одной строфе стихов, а он на весах будет измерять, какая из них «тяжелее». Начинает Еврипид, но его творение оказывается громоздким и неуклюжим. Продолжает Эсхил и произносит благозвучную и певучую строку. Неожиданно Дионис кричит, что «у Эсхила тяжелее».

Развязка

Дионис и Эсхил собираются в обратный путь. Аид просит их передать различным известным мудрецам и политикам, что он их уже заждался. Хор воспевает Афины и Эсхила, непревзойденного мастера слова.

Так оканчивается комедия, что написал Аристофан («Лягушки»). Краткое содержание для читательского дневника можно значительно сократить, не описывать подробно споры с привратником и перепалку поэтов.

Анализ

Комедия была впервые поставлена в 405 году до н. э. и была хорошо встречена афинской публикой. По сути, эта пьеса является отражением литературных взглядов самого автора. Комедия явно направлена против Еврипида, которой предстает изнеженным, сентиментальным и антипатриотичным. В противовес ему выступает Эсхил — высокий поэт, чьи стихи пропитаны героической маралью, глубоки, серьезны и патриотичны.

В произведении очень много предвзятых суждений, в которых видится сам Аристофан. «Лягушки» (краткое содержание представлено в этой статье) были написаны автором после ряда политических и военных неудач Афин. Одну из причин поражения Аристофан видит в новом строе — демократии, которую и олицетворяет Еврипид. В то время как Эсхил является отражением прежнего строя. Несмотря на политическую направленность нисколько не снижается пародийность в произведении. Комедия остается выдержана в традиционном балаганном и шутовском стиле.

Рецензии

Выше мы изложили краткое содержание комедии Аристофана «Лягушки», отзывы же представим здесь. Итак, несмотря на время, которое прошло с момента написания пьесы, ее до сих пор читают и смеются. Юмор Аристофана по большей части понятен и теперь. Конечно, читатели отмечают, что недостаток знания истории и литературы Древней Греции может вызвать некоторое недопонимание, но в целом это совершенно не мешает наслаждаться произведением.

Знаменитых сочинителей трагедий в Афинах было трое: старший — Эсхил, средний — Софокл и младший — Еврипид. Эсхил был могуч и величав, Софокл ясен и гармоничен, Еврипид напряжен и парадоксален. Один раз посмотрев, афинские зрители долго не могли забыть, как его Федра терзается страстью к пасынку, а его Медея с хором ратует за права женщин. Старики смотрели и ругались, а молодые восхищались. Эсхил умер давно, еще в середине столетия, а Софокл и Еврипид скончались полвека спустя, в 406 г., почти одновременно. Сразу пошли споры между любителями: кто из троих был лучше? И в ответ на такие споры драматург Аристофан поставил об этом комедию «Лягушки». «Лягушки» — это значит, что хор в комедии одет лягушками и песни свои начинает квакающими строчками: «Брекекекекс, коакс, коакс! / Брекекекекс, коакс, коакс! / Болотных вод дети мы, / Затянем гимн, дружный хор, / Протяжный стон, звонкую нашу песню!» Но лягушки эти — не простые: они живут и квакают не где-нибудь, а в адской реке Ахероне, через которую старый косматый лодочник Харон перевозит покойников на тот свет. Почему в этой комедии понадобился тот свет, Ахерон и лягушки, на то есть свои причины. Театр в Афинах был под покровительством Диониса, бога вина и земной растительности; изображался Дионис (по крайней мере, иногда) безбородым нежным юношей. Вот этот Дионис, забеспокоившись о судьбе своего театра, подумал: «Спущусь-ка я в загробное царство и выведу-ка обратно на свет Еврипида, чтобы не совсем опустела афинская сцена!» Но как попасть на тот свет? Дионис расспрашивает об этом Геракла — ведь Геракл, богатырь в львиной шкуре, спускался туда за страшным трехглавым адским псом Кербером. «Легче легкого, — говорит Геракл, — удавись, отравись или бросься со стены». — «Слишком душно, слишком невкусно, слишком круто; покажи лучше, как сам ты шел«. — «Вот загробный лодочник Харон перевезет тебя через сцену, а там сам найдешь». Но Дионис не один, при нем раб с поклажей; нельзя ли переслать ее с попутчиком? Вот как раз идет похоронная процессия. «Эй, покойничек, захвати с собою наш тючок!» Покойничек с готовностью приподымается на носилках: «Две драхмы дашь?» — «Нипочем!» — «Эй, могильщики, несите меня дальше!» — «Ну скинь хоть полдрахмы!» Покойник негодует: «Чтоб мне вновь ожить!» Делать нечего, Дионис с Хароном гребут посуху через сцену, а раб с поклажей бежит вокруг. Дионис грести непривычен, кряхтит и ругается, а хор лягушек издевается над ним: «Брекекекекс, коакс, коакс!» Встречаются на другом конце сцены, обмениваются загробными впечатлениями: «А видел ты здешних грешников, и воров, и лжесвидетелей, и взяточников?» — «Конечно, видел, и сейчас вижу», — и актер показывает на ряды зрителей. Зрители хохочут. Вот и дворец подземного царя Аида, у ворот сидит Эак. В мифах это величавый судья грехов человеческих, а здесь — крикливый раб-привратник. Дионис накидывает львиную шкуру, стучит. «Кто там?» — «Геракл опять пришел!» — «Ах, злодей, ах, негодяй, это ты у меня давеча увел Кербера, милую мою собачку! Постой же, вот я напущу на тебя всех адских чудищ!» Эак уходит, Дионис в ужасе; отдает рабу Гераклову шкуру, сам надевает его платье. Подходят вновь к воротам, а в них служанка подземной царицы: «Геракл, дорогой наш, хозяйка так уж о тебе помнит, такое уж тебе угощенье приготовила, иди к нам!» Раб радехонек, но Дионис его хватает за плащ, и они, переругиваясь, переодеваются опять. Возвращается Эак с адской стражей и совсем понять не может, кто тут хозяин, кто тут раб. Решают: он будет их стегать по очереди розгами, — кто первый закричит, тот, стало быть, не бог, а раб. Бьет. «Ой-ой!» — «Ага!» — «Нет, это я подумал: когда же война кончится?» — «Ой-ой!» — «Ага!» — «Нет, это у меня заноза в пятке… Ой-ой!.. Нет, это мне стихи плохие вспомнились… Ой-ой!.. Нет, это я Еврипида процитировал». — «Не разобраться мне, пусть уж бог Аид сам разбирается». И Дионис с рабом входят во дворец. Оказывается, на том свете тоже есть свои соревнования поэтов, и до сих пор лучшим слыл Эсхил, а теперь у него эту славу оспаривает новоумерший Еврипид. Сейчас будет суд, а Дионис будет судьей; сейчас будут поэзию «локтями мерить и гирями взвешивать». Правда, Эсхил недоволен: «Моя поэзия не умерла со мной, а Еврипидова умерла и под рукой у него». Но его унимают: начинается суд. Вокруг судящихся уже новый хор — квакающие лягушки остались далеко в Ахероне. Новый хор — это души праведников: в эту пору греки считали, что те, кто ведет праведную жизнь и принял посвящение в таинства Деметры, Персефоны и Иакха, будут на том свете не бесчувственными, а блаженными. Иакх — это одно из имен самого Диониса, поэтому такой хор здесь вполне уместен. Еврипид обвиняет Эсхила: «Пьесы у тебя скучные: герой стоит, а хор поет, герой скажет два-три слова, тут пьесе и конец. Слова у тебя старинные, громоздкие, непонятные. А у меня все ясно, все как в жизни, и люди, и мысли, и слова». Эсхил возражает: «Поэт должен учить добру и правде. Гомер тем и славен, что показывает всем примеры доблести, а какой пример могут подать твои развратные героини? Высоким мыслям подобает и высокий язык, а тонкие речи твоих героев могут научить граждан лишь не слушаться начальников». Эсхил читает свои стихи — Еврипид придирается к каждому слову: «Вот у тебя Орест над могилою отца молит его „услышать, внять…“, а ведь „услышать“ и „внять“ — это повторение!» («Чудак, — успокаивает его Дионис, — Орест ведь к мертвому обращается, а тут, сколько ни повторяй, не докличешься!») Еврипид читает свои стихи — Эсхил придирается к каждой строчке: «Все драмы у тебя начинаются родословными: «Герой Пелоп, который был мне прадедом…», «Геракл, который…», «Тот Кадм, который…», «Тот Зевс, который…». Дионис их разнимает: пусть говорят по одной строчке, а он, Дионис, с весами в руках будет судить, в какой больше весу. Еврипид произносит стих неуклюжий и громоздкий: «О, если б бег ладья остановила свой…»; Эсхил — плавный и благозвучный: «Речной поток, через луга лиющийся…» Дионис неожиданно кричит: «У Эсхила тяжелей!» — «Да почему?» — «Он своим потоком подмочил стихи, вот они и тянут больше». Наконец стихи отложены в сторону. Дионис спрашивает у поэтов их мнение о политических делах в Афинах и опять разводит руками: «Один ответил мудро, а другой — мудрей». Кто же из двух лучше, кого вывести из преисподней? «Эсхила!» — объявляет Дионис. «А обещал меня!» — возмущается Еврипид. «Не я — язык мой обещал», — отвечает Дионис еврипидовским же стихом (из «Ипполита»). «Виноват и не стыдишься?» — «Там нет вины, где никто не видит», — отвечает Дионис другой цитатой. «Надо мною над мертвым смеешься?» — «Кто знает, жизнь и смерть не одно ль и то же?» — отвечает Дионис третьей цитатой, и Еврипид смолкает. Дионис с Эсхилом собираются в путь, а подземный бог их напутствует: «Такому-то политику, и такому-то мироеду, и такому-то стихоплету скажи, что давно уж им пора ко мне…» Хор провожает Эсхила славословием и поэту и Афинам: чтобы им поскорей одержать победу и избавиться и от таких-то политиков, и от таких-то мироедов, и от таких-то стихоплетов.

«Лягушки» — комедия Аристофана. Поставлена в 405 г. до н.э., принесла автору победу на комедийных состязаниях. Особый интерес ее определяется конкретно-литературной направленностью: в центр комедии помещено состязание (агон) двух великих трагиков — Эсхила и Еврипида, соревнующихся в подземном царстве перед лицом бога Диониса, решившего вернуть на землю лучшего из них.

Образ Еврипида нередко становился объектом осмеяния и в других пьесах Аристофана, например, в «Ахарнянах» (425 г. до н.э.) и «Женщинах на празднике Фесмофорий» (411 г. до н.э.), что дало исследователям повод говорить о неприятии консервативно настроенным Аристофаном драматургических и содержательных новаций Еврипида, проникнутого духом «новой образованности» — софистики. Действительно, в «Лягушках» Еврипид выставлен поэтом, снизившим высокий пафос Эсхиловой трагедии, сделавшим ее героев жалкими, выведшим на сцену женщин, одержимых низменной похотью и т.д. Все эти упреки Аристофан вкладывает в уста Эсхила, но следует заметить, что одновременно Еврипид предстает в комедии как гораздо лучший поэт, чей стиль и стихи намного изящнее тяжеловесного Эсхила. Более того, изначально Дионис отправляется в Аид, чтобы вызволить именно Еврипида, ибо после смерти того никто не может написать подобных искусных стихов. Еврипид неизмеримо выше формой своих произведений, но Эсхил величественнее содержанием: это противопоставление очевидно в замечательной сцене «взвешивания стихов», когда оба поэта кладут на чаши весов строки из своих трагедий (обычная для Аристофана материализация метафоры), и стихи Эсхила перевешивают именно благодаря «существенности» своего предмета, в то время как Еврипид произносит «легкие, оперенные» стихи.

На конечный выбор Диониса влияет заявленная им цель — «чтоб город был спасен»: для улучшения нравов нужен «моральный» поэт, и потому побеждает Эсхил. В этом контексте высмеивание Еврипида оказывается отнюдь не однозначным, ведь его собственно поэтическое первенство сомнению не подвергается (самого Аристофана его соперники дразнили «Евристофаном», намекая на его склонность к языку и стилю Еврипида). Примечательно, что окончательный приговор Еврипиду Дионис выносит словами самого трагика: на сетования Еврипида, что бог обещал вернуть на землю его, — Дионис отвечает цитатой из еврипидовского «Ипполита»: «Не я, язык поклялся» — которого сам он в начале комедии вспоминает как непревзойденный образец трагического стиха. Эта словесная игра вводит осмеяние Еврипида в более широкий контекст пародии на трагедию вообще, постоянно присутствующей в «Лягушках» Аристофана. Не случайно, что у большинства персонажей трагическая лексика контрастно соседствует с комедийной руганью и похабщиной; наконец, своего рода персонификацией этой пародии становится фигура Диониса, покровителя трагедии, в шутовском обличии нисходящего в подземное царство. Этот персонаж переводит пародию в область мифа как такового: на протяжении всего пути в Аид Дионис представляет собой не только сниженный вариант собственного образа, но и своеобразную комедийную изнанку мифа о Геракле. Недаром сам Дионис спрашивает у Геракла дорогу, путешествует в его «костюме» (в львиной шкуре и с палицей), который становится причиной многих неурядиц по дороге, когда Диониса принимают за Геракла и винят в поступках, совершенных героем во время «прежнего» путешествия. Комический эффект многократно усиливается постоянными переодеваниями Диониса и его слуги, с которым он меняется одеждой, причем всякий раз так, что слуга оказывается в итоге в выигрышном положении. Этот прием, с одной стороны, открывает череду комедийных qui pro quo последующей литературы, а с другой, вероятно, восходит к ритуальным корням комедии, представлявшей исходно некое «переворачивание мира» (слуга оказывается господином и наоборот). Снижение мифа видно и во многих дополнительных чертах «загробного» путешествия: так, путь Диониса лежит через болота, что в мифологической перспективе напоминает о связи мира мертвых с водой (прежде всего, стоячей) и тем самым о роли самого Диониса как бога мертвых (в Афинах стоял храм Диониса Болотного). Но в комедии «Лягушки» Аристофана стоячая вода — это именно болото, в котором квакают лягушки, и именно их хор дает заглавие комедии. Показательно, что в произведении у лягушек есть своего рода «парный» хор — мистов, посвященных в таинства культа мертвых, и это замечательное соотнесение как нельзя лучше отвечает общему пародийному стилю комедии. Он затрагивает, помимо мифа и трагедии, все высокие жанры. Так, сцена «взвешивания стихов» несомненно напоминает взвешивание Зевсом жребиев героев в «Илиаде», но если там речь идет о смерти, то здесь о комическом возрождении, если там тот, чей жребий перевесит, умрет, то в «Лягушках» «перевесивший» Эсхил вернется на землю.

Таким образом, «Лягушки» Аристофана представляют собой как достаточно развернутый вариант литературной рефлексии (в частности, отражающей реально существовавшую в V веке до н.э. полемику эстетического и этического подходов к литературе), так и замечательную пародию на всю совокупность высоких жанров и сюжетов, отражающую саму специфику становления и функционирования комедии внутри древнегреческой словесности.

Аристофан — самый известный древнегреческий комедиограф, его прозвали вполне заслуженно «отцом комедии». В этой статье мы поговорим об одной из самых известных его пьес — «Лягушки». Рассмотрим ее краткое содержание, краткий анализ и представим отзывы прочитавших.

Предыстория

Имеет некоторое отношения к древнегреческой истории комедия, что написал Аристофан. «Лягушки» (краткое содержание представим ниже) поэтому стоит читать после небольшого пояснения.

В Афинах жило трое известных на всю Грецию сочинителей трагедий: старшим из них был Эсхил, средним — Софокл и младшим — Еврипид. При этом Эсхила считали величавым и могучим, Софокла — гармоничным и ясным, а Еврипида — парадоксальным и напряженным. Ко времени написания комедии все драматурги были уже мертвы, а между современниками не утихали споры о том, кто же был из них лучшим. Свое мнение по этому поводу решил высказать в пьесе Аристофан («Лягушки»). Краткое содержание, с которым можно ознакомиться ниже, даст понять, кто же, по мнению комедиографа, лучший.

Смысл названия

Откуда же взялось столь странное название у пьесы, посвященной драматургам? Дело в том, что хор этой комедии, по задумке Аристофана, должен был быть одет в костюмы лягушек и все их песни имели квакающие строчки.

Но лягушки эти не так просты, они обитают в реке мертвых Стикс, по которой переправляет души умерших на своей лодке Харон.

Аристофан, «Лягушки»: краткое содержание. Завязка

В Афинах богом-покровителем театра являлся Дионис. И вот он говорит о том, что в городе не осталось хороших трагиков. В беспокойстве о судьбе своего театра он решает спуститься в Аид и вывести оттуда Еврипида.

Дионис не знает, как попасть в Аид, поэтому обращается за советом к Гераклу, который там уже был. Тот говорит, что переправиться поможет Харон, вот только всю поклажу придется оставить на берегу. Но Дионис не может бросить свои вещи. Тогда сам бог садится в лодку и переправляется на другую сторону сцены, а его слуга с вещами бежит по краю. На другом берегу они встречаются.

Ворота в Аид

В основе своей имеет ярко выраженную мифологическую основу комедия Аристофана «Лягушки» (краткое содержание является тому доказательством).

Вот Дионис оказывается перед дворцом Аида, перед которыми сидит Эак. В мифах он предстает судьей подземного царства, а в пьесе изображен рабом-привратником. Дионис стучит в ворота. Эак спрашивает, кто пришел. Бог, накинув львиную шкуру, отвечает, что Геракл. Привратник грозит спустить на него чудищ за то, что герой отнял у него Кербера.

Дионис в ужасе переодевается в женское платье, а шкуру отдает рабу. Но тут появляются служанки царицы Аида и зовут Геракла в покои госпожи. Дионис и его слуга в спешке вновь переодеваются.

Возвращается со стражей Эак. Он смотрит на гостей и не может понять, кто из них раб, а кто хозяин. Он решает стегать розгами обоих — тот, кто первым закричит, и есть раб. Но из этой затеи ничего не выходит. Тогда Эак решает отвезти нежданных гостей к Аиду, бог подземного мира разберется, кто есть кто.

Соревнование поэтов

Выясняется, что в подземном мире существуют соревнования между поэтами. До недавнего времени лучшим был Эсхил, но теперь его титул оспаривает Еврипид. И вот Аид назначает судьей этих соревнований Диониса. Начинается состязание.

Первым выступает Еврипид, он обвиняет Эсхила в том, что его пьесы скучны, слова непонятные. У самого же Еврипида все просто и ясно, как в жизни. Эсхил возражает оппоненту, что предназначение поэта в том, чтобы учить людей правде и добру, а герои Еврипида развратны и порочны, чему они могут хорошему научить зрителя? Что же касается слов, то высокой мысли подобает и высокий язык.

Чтение стихов

Необходимы хорошие знания мифологии, чтобы понять произведение, что написал Аристофан («Лягушки»). Краткое содержание, презентация или анализ поэтому не обойдутся без небольшого экскурса в древнегреческие мифы.

Начинается следующая часть соревнований — поэты читают свои стихи. Первым выступает Эсхил. Еврипид делает ему замечания, что вот, например, Орест у могилы отца молит того «услышать и внять», но ведь это же одно и то же. Его успокаивает Дионис — Орест обращается к мертвому, а тому хоть сколько повторяй — не откликнется.

Затем читает свои творения Еврипид, и тут придирается уже Эсхил — почему все драмы начинаются с родословных. Завязывается нешуточный спор, который едва не доходит до драки. Но вовремя вмешивается Дионис. Бог решает, что пусть поэты произносят по одной строфе стихов, а он на весах будет измерять, какая из них «тяжелее». Начинает Еврипид, но его творение оказывается громоздким и неуклюжим. Продолжает Эсхил и произносит благозвучную и певучую строку. Неожиданно Дионис кричит, что «у Эсхила тяжелее».

Развязка

Дионис и Эсхил собираются в обратный путь. Аид просит их передать различным известным мудрецам и политикам, что он их уже заждался. Хор воспевает Афины и Эсхила, непревзойденного мастера слова.

Так оканчивается комедия, что написал Аристофан («Лягушки»). Краткое содержание для читательского дневника можно значительно сократить, не описывать подробно споры с привратником и перепалку поэтов.

Анализ

Комедия была впервые поставлена в 405 году до н. э. и была хорошо встречена афинской публикой. По сути, эта пьеса является отражением литературных взглядов самого автора. Комедия явно направлена против Еврипида, которой предстает изнеженным, сентиментальным и антипатриотичным. В противовес ему выступает Эсхил — высокий поэт, чьи стихи пропитаны героической маралью, глубоки, серьезны и патриотичны.

В произведении очень много предвзятых суждений, в которых видится сам Аристофан. «Лягушки» (краткое содержание представлено в этой статье) были написаны автором после ряда политических и военных неудач Афин. Одну из причин поражения Аристофан видит в новом строе — демократии, которую и олицетворяет Еврипид. В то время как Эсхил является отражением прежнего строя. Несмотря на политическую направленность нисколько не снижается пародийность в произведении. Комедия остается выдержана в традиционном балаганном и шутовском стиле.

Рецензии

Выше мы изложили краткое содержание комедии Аристофана «Лягушки», отзывы же представим здесь. Итак, несмотря на время, которое прошло с момента написания пьесы, ее до сих пор читают и смеются. Юмор Аристофана по большей части понятен и теперь. Конечно, читатели отмечают, что недостаток знания истории и литературы Древней Греции может вызвать некоторое недопонимание, но в целом это совершенно не мешает наслаждаться произведением.

Аристофан ★ Лягушки читать книгу онлайн бесплатно

Аристофан

Лягушки

Действующие лица

Дионисбог театра

Ксанфийего слуга

Геракл

Покойник

Харонперевозчик в царство мертвых

Плутонбог преисподней

Эсхилтрагический поэт

Еврипидтрагический поэт

Эакслуга Плутона

Служанка Персефоны

Первая торговка

Вторая торговка

Хор лягушек

Хор из двадцати четырех мистов

Без речей:

Музыканты

Могильщик

Стража

Флейтистка

Кифаристка

Комическая танцовщица

Пустая орхестра. В глубине постройка – «Храм Геракла». Дионис, наряженный в шкуру льва, с палицей в руке, и Ксанфий с поклажей, верхом на бутафорском осле, выходят на орхестру.

Ксанфий

Сказать ли, сударь, шуточку привычную
Из тех, что вечно потешают зрителей?

Дионис

Скажи! Не говори лишь: задыхаюсь я!
Уж это – шутка чрезвычайно старая.

Ксанфий

Так что ж сказать?

Дионис

Не говори: ой, лопаюсь!

Ксанфий

Вот шуточка отличная!

Дионис

Скажи смелей!
Не говори лишь одного.

Ксанфий

Дионис

Что, ношу перекладывая, треснешь ты.

Ксанфий

А это: издыхаю я под тяжестью.
Снимите, а не то в штаны…

Дионис

Прошу тебя,
Не продолжай! Давно уже тошнит меня.

Ксанфий

Зачем же я поклажу на себе тащу,
Когда и пошутить нельзя, как водится
У Фриниха, у Ликида с Амипсием?[1]
У них рабы таскают груз в комедиях.

Дионис

Не надо лучше! Всякий раз, как вижу я
В театре эти штучки знаменитые,
Иду домой, на целый год состарившись.

Ксанфий

Чтоб ты свернулась, шея злополучная!
Вся в синяках, а пошутить не велено.

Дионис

А разве не нахальство, не разврат сплошной:
Я как-никак, а Дионис, Бочонка сын,
Тружусь пешком, а этого – верхом везу,
Чтоб не устал он и не нес бы тяжестей!

Ксанфий

Я разве не несу?

Дионис

Ничуть, ведь едешь ты!

Ксанфий

Дионис

Ксанфий

Дионис

Да ведь не ты поклажу, а осел везет.

Ксанфий

Я и везу, я и несу, свидетель Зевс!

Дионис

Да как несешь, ведь самого другой несет?

Ксанфий

Не знаю, но плечо совсем раздавлено.

Дионис

Раз никакой нет пользы от осла тебе,
Слезай живее, на себе тащи осла!

Шуточная потасовка.

Ксанфий

Ай-ой, зачем я не сражался на море![2]
Тогда б – шалишь! – плевать я на тебя хотел!

Дионис

Слезай, негодный! Вот уже добрались мы
До двери. Здесь нам остановка первая.

Они останавливаются в глубине орхестры перед дверью храма.

Дионис

(стучит в дверь)

Эй, мальчик! Эй, скорее! Открывай, эй-эй!

В дверях показывается Геракл.

Читать дальше

Аристофан мир краткое содержание для читательского дневника. Аристофан краткая биография. Главные черты творчества Аристофана

Аристофан биография и творчество древнегреческого комедиографа и драматурга изложены в этой статье.

Аристофан краткая биография

Аристофан – это древнегреческий комедиограф и драматург, который появился на свет в Аттике. Его называли «отцом комедии». Точная дата появления его на свет, неизвестна, равно как и дата смерти. Ученые приблизительно указывают дату 445 год до нашей эры. Семья драматурга была обеспеченной – его отец владел земельным участком на острове Эгина. Свое образование он получил в афинском деме Кидафина.

Аристофан проявил свои способности к творчеству достаточно рано – в 17 лет он уже сочинял музыку и стихи.

Свою первую комедию он написал в 427 году до нашей эры, и называлась она «Пирующие». Дальше были «Вавилоняне» (426 год до нашей эры), «Ахарняне» (425 год до нашей эры) и «Всадники» (424 год но нашей эры).

Интересно, что свои произведения он подписывал именем своего хорошего друга Каллистрата. Считается, что перу Аристофана принадлежит всего 44 комедий, но до нашего времени в полном виде сохранилось лишь 11 произведений, среди них — «Всадники», «Ахарняне», «Осы», «Облака», «Лисистрата», «Женщины на празднике Фесмофорий», «Лягушки» . Также сохранилось около 900 отрывков из его других произведений, дающих некоторое представление о творчестве комедианта.

др.-греч. Ἀριστοφάνης

древнегреческий драматург и поэт-комедиограф, прозванный «отцом комедии»

444 — между 387 и 380 до н. э.

Краткая биография

Древнегреческий драматург, комедиограф, за которым закрепился статус «отца комедии», появился на свет в Аттике. Точная дата его появления на свет, равно как и дата смерти, неизвестна и указывается приблизительно — 445 г. до н. э. (в ряде источников указывается 448 г. до н. э.). Биография Аристофана довольно скудна, но зато он является единственным представителем аттической комедии, чьи произведения, хоть и далеко не все, дошли до нашего времени целиком, а не только в виде отрывков. Их семья была довольно обеспеченной; ее главе, отцу Аристофана Филиппу, принадлежал на правах колониста земельный участок на о. Эгина. Именно этим обстоятельством объяснялся отказ многих современников драматурга считать его гражданином Афин, несмотря на то, что его род брал свое начало в афинском деме Кидафина. В этом же городе будущий отец комедии получал образование.

Способности к творчеству проявились рано: 17-летним юношей он уже сочинял стихи и музыку. В молодом возрасте начался и его путь комедиографа: первая комедия, «Пирующие», была написана в 427 г. до н. э., затем последовали «Вавилоняне» (426) и «Ахарняне» (425). Эти пьесы были подписаны именем его друга Каллистрата: сам Аристофан был слишком молод и безвестен, и кроме того, у него не было денег на хор. Из-за сатирического содержания представленных на Великих Дионисиях «Вавилонян», осмеяния героя, в котором явственно угадывался влиятельный демагог Клеон, был привлечен последним к суду. Детали судебного заседания затерялись в толще веков, однако известно, что серьезных последствий для обвиняемого не было. Более того — в очередной комедии, «Всадники» (424), образ героя, для которого Клеон послужил прототипом, был выписан настолько критически, что Аристофану пришлось играть его самому: актеры отказались, опасаясь мести влиятельного политика.

Таким же смелым, беспощадным, бескомпромиссным, язвительным драматург оставался практически во всех своих произведениях, и особенно в относящихся к периоду раннего творчества. Считается, что всего его перу принадлежит 44 комедий, из которых до нашего времени сохранилось в полном виде лишь 11, среди которых «Ахарняне», «Всадники», «Облака», «Осы», «Женщины на празднике Фесмофорий», «Лисистрата», «Лягушки» и др. Сохранилось и примерно 900 отрывков из других произведений, дающих представление о его творчестве.

Постепенно Аристофан отводил политике, изобличению пороков сильных мира сего все меньше и меньше места, но его комедии не переставали приниматься на ура публикой, которая называла его Комиком (как Гомера – Поэтом). Они служили отражением взглядов состоятельных крестьян, страдающих от затяжных военных действий (в то время шла долгая Пелопонесская война) и политики правящих кругов, с уважением относившихся к старым традициям, с настороженностью – ко всему новому, модным веяниям, не терпевшим пустой болтовни вместо конкретных дел. Именно с подачи Аристофана слово «демагог», означавшее нейтральное «предводитель народа», приобрело значение, в котором мы употребляем его сейчас.

Известно, что у Аристофана было как минимум два сына – Арар и Филипп, также избравшие поприще сочинения комических произведений. Именно Арар под своим именем представил публике две последние комедии отца — «Эолосикон» и «Кокал», который приблизительно в 385 г. до н. э. скончался в Афинах. Во втором произведении были использованы сюжетные линии, положившие начало комедии нового образца.

Сегодня сложно по достоинству оценить творчество отца комедии, блистательность его сатиры, поскольку многие параллели, намеки, описания были понятны только современникам. Читателей более позднего времени смущали неблагопристойность, фривольность, грубость языка комедий Аристофана, но это всего лишь отражение нравов эпохи. Однако публицистического запала его произведений, полета фантазии, живого юмора, стройности художественной формы хватило для того, чтобы до сих пор не сходить с европейских театральных подмостков. Такие признанные мастера слова, как Рабле, Расин , Гейне , Филдинг, Шелли, Гёте, Фейхтвангер, Маяковский, испытали на себе влияние творчества древнегреческого драматурга.

Биография из Википедии

Первую свою комедию Аристофан поставил в 427 г до н.э, но ещё под чужим именем. Когда год спустя (426) он осмеял в своих «Вавилонянах» могущественного демагога Клеона, назвав кожевником, последний обвинил его перед советом в том, что он в присутствии уполномоченных от союзных государств порицал и выставил в смешном виде политику Афин. Позднее Клеон поднял против него довольно обычное в Афинах обвинение в незаконном присвоении звания афинского гражданина. Аристофан, как говорят, защищался перед судом стихами Гомера:

Мать уверяет, что сын я ему, но сам я не знаю:
Ведать о том, кто отец наш, наверное, нам невозможно.

Аристофан отомстил Клеону, жестоко напав на него в комедии «Всадники». Влияние этого демагога было столь велико, что никто не согласился делать маску для Пафлагонца, напоминающую Клеона, а образ Пафлагонца был рисован настолько отталкивающим, что эту роль вынужден был играть сам Аристофан. Нападки на Клеона появляются и в последующих комедиях. Вот почти всё, что известно о жизни Аристофана; древние называли его попросту Комиком, подобно тому, как Гомер был известен у них под именем Поэта.

Литературное наследие

Из 44 комедий, написанных Аристофаном, до нас дошли только 11:

  • «Ахарняне»,
  • «Всадники»,
  • «Облака» (в позднейшей неоконченной поэтом переработке),
  • «Осы»,
  • «Мир»,
  • «Птицы»,
  • «Лисистрата»,
  • «Женщины на празднике Фесмофорий»,
  • «Лягушки»,
  • «Женщины в народном собрании»
  • «Плутос» (тоже во второй, но оконченной переработке, в которой она была поставлена на сцену).

Все эти комедии, несомненно, принадлежат к лучшим произведениям античной сцены. Чтобы понять их, нужно быть близко знакомым с жизнью и событиями того времени; только тогда читатель будет в состоянии достойно оценить остроумные намёки, тонкий сарказм, мастерство и глубину замысла и исполнения, равно как другие красоты формы, доставившие Аристофану великую славу художника слова. Его остроумие и шутливость столько же неиссякаемы, сколько безгранична его смелость. Греки были очарованы прелестью и обаятельностью его пьес. Приписываемая Платону эпиграмма говорит: «музы устроили себе в нём приют». Гёте отзывается о нём несколько иначе, называя комедиографа «неблаговоспитанным любимцем муз», и с точки зрения европейского читателя это совершенно верно. Остроты Аристофана часто казались читателям Нового времени грубыми и неблагопристойными, его выражения слишком обнажены и нечистоплотны, чтобы образованные люди некоторых последующих эпох, с их чувством изящного, не подкупленные красотою языка, могли находить в них художественное наслаждение. Правда, эта грубость принадлежала не лично Аристофану, а всей тогдашней эпохе, привыкшей называть вещи их настоящим именем, ничего не стесняясь. Но таким образом комедии Аристофана дают неоценимый материал для изучения современной ему жизни.

По своим политическим и нравственным убеждениям Аристофан был приверженцем старины, суровым защитником старых верований, старых обычаев, науки и искусства. Отсюда его язвительные насмешки над Сократом или, вернее, над умствованиями софистов в «Облаках», его беспощадные нападки на Еврипида в «Лягушках» и других комедиях. Свобода древней комедии давала широкий простор личной сатире, а смелость и фантазия Аристофана сделала такое безграничное применение из этой свободы, что он ни перед чем не останавливался, если предмет заслуживал осмеяния. Он не щадил даже афинский демос, смело бросал ему в лицо обвинения в малодушии, легкомыслии, в падкости до льстивых речей, глупой доверчивости, заставляющей его вечно питать надежды и вечно разочаровываться. Эта безграничная свобода слова составляла вообще характеристическую черту древней комедии, в которой долгое время видели один из оплотов демократии; но уже во время Пелопоннесской войны на неё были наложены некоторые стеснения. Около 415 г. был проведён закон, несколько ограничивавший необузданную свободу осмеяния личности. Драматические произведения Аристофана служат верным зеркалом внутреннего быта тогдашней Аттики, хотя выводимые в них фигуры и положения часто представлены в извращённом, карикатурном виде. В первом периоде своей деятельности он преимущественно изображал общественную жизнь и её представителей, тогда как в более поздних его комедиях политика отступает на задний план. Под конец жизни он поставил (под именем своего сына) пьесу «Кокалос» (Κώκαλος), в которой молодой человек соблазняет девушку, но затем женится на ней, узнав кто она родом. Этой пьесой, как признавали уже древние, Аристофан положил начало новой комедии. Как и во всём, что касалось формы, Аристофан был мастером стихосложения; его именем назван особый вид анапеста (каталектический тетраметр, metrum Aristophanium ). Этот стих употребляется в страстной, возбуждённой речи.

Дионис, бог-покровитель театра в Афинах, как-то начал беспокоиться о судьбе своего детища – давно не было великих драматургов. Он решает спуститься в подземное царство и вывести оттуда Еврипида, автора великих трагедийных пьес. Однако как спуститься в Аид, он не знает и обращается за советом к Гераклу, который ходил туда за трехголовым псом. Геракл советует ему удушиться, удавиться или разбиться, но ни один из вариантом Дионису не нравится. Тогда Геракл рассказывает, как дойти до Харона и тот перевезет путника в царство мертвых. Бог следует совету и попадает в Аид.

Однако к замку попасть не так просто, на входе встречает странника судья Эак. Дионис накидает на себя львиную шкуру и объявляет, будто он Геракл и ему надо к Аиду. Но Эак все еще сердится на героя за свою собаку и поэтому бежит звать адских гончих, чтобы напустить их на пришельца. Дионис пугается и накидает шкуру на раба. В это время приходит служанка царицы и объявляет, что та заждалась уже Геракла и просит во дворец. Дионис ругается с рабом и забирает шкуру. Но в это время появляется Эак с гончими, однако теперь он не понимает кто хозяин — кто раб. Он отсылает обоих к Аиду, чтобы тот разобрался сам.

В это время во дворце происходит состязание между Еврипидом и Эсхилом – еще одним великим автором трагедий. Судьей назначают Диониса. Поэты соревнуются в сочинении стихов. Эсхил обвиняет противника в том, что у того пьесы не учат ничему хорошему, а Еврипид – что у Эсхила тяжелый язык и все время поет хор. Дионис не может выбрать. Тогда он спрашивает их о политике, но оба отвечают мудро. В конце концов, бог выбирает Эсхила.

Дионис с великим драматургом уходят, получив напутствия от Аида передать некоторым деятелям, что им пора избавить мир от своих персон.

Название комедии от того, что хор переодет лягушками из подземной реки Ахерон.

Основная идея произведения в том, что только великие произведения, которые воспитывают доблесть и дух, могут жить вечно.

Картинка или рисунок Лягушки

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

  • Краткое содержание Открытие Америки Аверченко

    Свидетели ситуации, внушили обществу, что первооткрывателем Америки был Колумб. Его ценили в период жизни, как находчивого, не теряющегося в различных неординарных ситуациях человека

  • Краткое содержание Страна негодяев Есенин

    Действие поэмы «Страна негодяев» описывает события, происходившие на Урале в 1919 году. Главным героем поэмы является бунтарь Номах, в котором Есенин подразумевает батьку Махно.

  • Краткое содержание Эсхил Персы

    Ксеркс — сын Дария, собрал все свое имеющееся войско великой Азии, чтобы пойти воевать с Грецией.

  • Краткое содержание Грин Победитель

    В центре внимания жизненная история скульптора, который дает большие надежды в искусстве. Однажды ему предстояло выставить свою лучшую работу на конкурс, который проводился в городе. Лучшая работа по итогам конкурса должна была украшать стены университета

  • Краткое содержание Гайдар Тимур и его команда

    Детско-юношеская повесть «Тимур и его команда» была написана советским писателем Аркадием Гайдаром в 1940 году. До великой отечественной войны еще пять лет, советский народ еще не знает о том, какие испытания выпадут на долю страны.

(ок. 444–387 до Р. X.)

Происхождение Аристофана

События жизни Аристофана нам мало известны, так как в дошедших до нас древних биографиях находятся лишь весьма скудные показания, мало дополняемые сведениями, которые встречаются у других писателей. Ни год его рождения, ни год смерти с достоверностью не известны. Мы можем предположить, что Аристофан родился в середине 440-х годов до Р. X., а умер, вероятно, вскоре после представления (388 г.) своей последней комедии. Особенною славою он пользовался во время Пелопоннесской войны (431–404).

Аристофан. Бюст

Отец Аристофана, Филипп, был природный афинянин , из кидафинейского дема, входившего в состав пандионийской филы. Следовательно, и сын его, Аристофан, был афинский гражданин; некоторые же писатели уверяют, будто Аристофан был родосец из Линда или Камира, или египтянин из Навкратиса, и что афиняне даровали ему права гражданства. По всей вероятности, отец его Филипп, как человек торговый, долгое время жил вне Аттики – на острове Родосе или в египетском торговом городе Навкратисе, и Аристофан родился в одном из этих мест. На основании этого Эвполис мог, имея в виду своего соперника Аристофана, жаловаться, что афинская публика отдает чужеземцам предпочтение перед своими согражданами. Демагог Клеон, желая отомстить Аристофану за его публичные насмешки, привлек его к суду по обвинению в том, что он, будучи чужеземцем, присвоил себе права гражданства. По показанию одного биографа, Клеон даже три раза возбуждал это обвинение, а Аристофан защищался словами Телемака у Гомера (Одиссея I, 215): «Мать уверяет, что сын я ему, но сам я не знаю; ведать о том, кто отец наш наверное нам невозможно». Следовательно, Клеон, вероятно, утверждал, что Аристофан – сын не афинянина Филиппа, а какого-нибудь чужеземца. Но Аристофан всякий раз выигрывал этот процесс; следовательно, нельзя отрицать его прав на афинское гражданство. Еще менее можно утверждать, как это делали многие, по словам Свиды, что Аристофан родился в рабстве.

В древних биографиях Аристофана говорится также, что его отец был родом из Эгины. «Некоторые, – говорит Свида, – называют Аристофана эгинетом, на том основании, что он долгое время жил там или что у него было там имение».– «Он получил в Эгине по жребию участок земли». Летом 431 г. афиняне выгнали эгинетов, с их женами и детьми, с острова, за то, что эгинеты были главными виновниками Пелопоннесской войны, и потом послали на остров своих колонистов, которым земли эгинетов были розданы по жребию. В числе этих колонистов находился, вероятно, и Аристофан, или отец его. К этому событию относится одно место в комедии Аристофана «Ахарняне», представленной в 425 г. В парабасисе этой комедии (ст. 629 и сл.) Аристофан называет себя отличным поэтом, обращающим на себя всеобщее внимание. «Когда граждане союзных городов приезжают в Афины платить дань, они, как вам известно, жаждут увидеть благороднейшего из всех поэтов, который осмелился говорить вам, народу афинскому, правду в глаза. Слава этого поэта распространилась уже так далеко, что персидский царь недавно расспрашивал о нем спартанское посольство и уверял, что те, которым этот поэт высказывает правду – самые лучшие люди и должны всегда быть победителями в войне. Вот причина, вследствие которой спартанцы теперь желают мира и требуют от вас уступки им Эгины; поверьте мне, – не в Эгине тут дело; нет, им хочется только оттягать у вас вашего поэта. Только вы не уступайте его, а он за это и на будущее время станет вас осмеивать и поучать», и т. д. Впрочем, Аристофан поставил «Ахарнян» не под своим именем, а под именем Каллистрата; но все-таки он, как комический поэт, был уже настолько известен, что в приведенном отрывке под словом «поэт» следует понимать, конечно, Аристофана, а не Каллистрата.

Начало театральной деятельности Аристофана

По показанию древних, Аристофан написал 54 комедии, или, по более вероятным сведениям, 44, из которых 4 считались ему не принадлежащими. Из этого числа до нас дошло только 11 комедий: «Ахарняне», «Всадники», «Облака», «Мир», «Осы», «Птицы»; «Лисистрата», «Женщины на празднике Фесмофорий» (Φεσμοθοριάζουσαι), «Лягушки», «Женщины в народном собрании» (Έκκλεςιάζουσαι) и «Богатство» (Πλούτος). «Все его произведения, – говорит древний биограф, – были написаны весьма талантливо и остроумно. Еще в молодых годах Аристофан приобрел своими комедиями такую славу, что превзошел всех, бывших до него, и всех своих современников; да и после него никто с ним не сравнялся. Даже завистники удивлялись ему». Молодой поэт начал свою деятельность очень осторожно и ставил свои комедии на сцену через других лиц. Первая его комедия Δαιταλεϊς (Бражники) была поставлена в 427 г. до Р. X. Каллистратом или Филонидом; вторая (Вавилоняне, 426) и третья (Ахарняне, 425) – Каллистратом, и только одержав этой последней комедией победу над Кратином и Эвполисом, Аристофан решился в следующем (424) году поставить «Всадников» под своим именем. Филонид и Каллистрат, которым Аристофан сначала передавал свои комедии, были начальники хора, актеры и, вероятно, тоже комические поэты. Если в позднейших комедиях говорится, что они были исполнены при посредстве Филонида или Каллистрата, то это значит, что они брали на себя главные роли; по древним известиям, Аристофан в комедиях более частного или литературного характера, (например, в «Лягушках») давал главную роль Филониду, а в комедиях политических – Каллистрату.

Так как Аристофан, при начале своей поэтической деятельности, передавал свои комедии другим, а сам оставался в стороне, то его товарищи нередко смеялись над ним, применяя к нему поговорку, которая применялась и к Гераклу , – что он родился 4 числа, т. е. что он работает только на других. В парабасисах последних комедий Аристофан сам нередко говорит об этом. В «Облаках» он говорит о своей комедии «Бражники», которая была принята публикой очень хорошо, что он отдал это свое детище в чужие руки, потому что сам был тогда еще девушкою и не смел родить. Причиною такой скромности был не закон, который, по словам древних схолиастов, запрещал комическим поэтам ставить свои произведения ранее 40 или 30 лет от роду, а господствовавший тогда обычай, который не одобрял слишком ранних дебютов, и недостаток опытности, необходимой для постановки пьес на сцену. В «Осах» Аристофан говорит о себе, что сначала он являлся перед народом не публично, но за спиною других поэтов, следуя примеру чревовещателя Эврикла и тайно помещая свой голос в чреве других. Во «Всадниках» – первой комедии, которую Аристофан поставил под своим именем, хор обращается к публике с такими словами: «Так как многие из вас с изумлением спрашивают его, зачем он с самого начала не сам распоряжался хором, то мы вам это объясним. Именно, он уверяет, что оставался в стороне не по глупости, а по основательным причинам. Постановку комедии он считает самым тягостным трудом, так как этим делом занимались очень многие, а вознаградило оно лишь очень немногих. Далее, он давно уже видел, что ваше одобрение непрочно и что вы всегда отворачиваетесь от поэтов, когда они состарятся». В пример Аристофан указывает на Магнеса и Кратеса, в особенности же на Кратина:

«Припомните-ка о Кратине, который, среди нескончаемых рукоплесканий разливался здесь, как река по широкому полю и как река, вырывающая, во время наводнения, с корнем крепкие дубы и вязы, с корнем уничтожал славу своих противников. А теперь вы смотрите на него равнодушно, он никого из вас не привлекает, как старая лира, у которой сломалась кобылка и которая уже потеряла всякий звук и растрескалась, и печально ходит старик, с поблекшим венком, томимый грустью. А между тем ведь он за свои прежние успехи стоит того, чтобы обедать на общественный счет в Пританее и стоять высоко во мнении публики. Так вот, подобные-то причины и заставляли автора настоящей комедии беспокоиться; при этом он помнит также и пословицу, что прежде чем сделаться кормчим, надо ещё побыть на месте гребца, а затем уже можно сделаться и капитаном корабля и изучить направление ветра, наконец – и хозяином. По всем вышеизложенным соображениям, автор только теперь решается почтительнейше представиться вам со своей комедией – и в награду за свою долговременную скромность слышит гром рукоплесканий живого моря и возгласы одобрения. И зато он возвратится сегодня домой, высоко подняв голову, в сознании своего успеха, с глазами, сияющими от удовольствия».

К этим последним словам талантливый переводчик Аристофана, Дройзен, сделал следующее примечание: «Отсюда, по-видимому, можно заключать, что Аристофан постоянно принимал все более и более значительное участие в исполнении своих комедий, а именно, что сперва он участвовал в хоре или играл какую-нибудь второстепенную роль, а затем в «Ахарнянах», комедии, представленной от лица Каллистрата, явился «капитаном», чтобы «изучить направление ветра», т. е. отношение к нему публики».

Главные черты творчества Аристофана

Одна из сцен «Ахарнян» интересна живым изображением вакхической процессии – того самого празднества, от которого и идёт генеалогия античной комедии. Аристофан изображает, как Дикеополис на деревенском празднике в честь Диониса со всеми своими домочадцами, приносит этому богу жертву и молится, чтобы Дионис позволил ему спокойно и весело отпраздновать этот день. Затем устраивается праздничная процессия. Дочь Дикеополиса, в качестве канефоры, несет корзинку; за нею идут слуги, один из них несет фаллос – символ производительной силы природы, постоянный атрибут вакхических торжеств. За ними следует сам хозяин, а жена его смотрит на процессию с крыши своего дома. Дикеополис затягивает песню в честь фаллоса, в которой обращается к «любезному товарищу Вакха», Фалесу:

«О Фалес, товарищ Вакха, веселый кутила, полуночник, гоняющийся за женщинами и мальчиками! Шестой год уже приветствую я тебя, спокойно возвращаясь к себе в деревню, не заботясь о войне и бедствиях, о ссорщиках и спорщиках. Если хочешь с нами пображничать, так поутру, когда проспишься, дадим тебе опохмелиться нашим мирным вином».

Аристофан – «Всадники» (краткое содержание)

«Ахарняне» получили первую награду. Это ободрило молодого поэта, так что он решился ставить свои комедии лично. Первою из этих комедий была – «Всадники», за которую Аристофан также получил первую награду в 424 г. Эта комедия была направлена в особенности против Клеона, которому поэт еще в «Ахарнянах» заявил, что он изрежет его на подошвы для всадников. Политические стремления Клеона подверглись в этой комедии самым смелым и раздражительным нападкам со всех сторон. Чрезвычайная смелость Аристофана в этом отношении тем более должна удивлять нас, что Клеон именно в это время, после счастливого похода в Пилос, стоял на высоте своего могущества и влияния. Если верить показанию самого Аристофана, никто не решался сделать для его комедии маску Клеона, опасаясь этого сильного и влиятельного временщика; роль Клеона пришлось играть самому Аристофану, так как никто не хотел браться за её исполнение. Желая свергнуть Клеона, они выставляют против него грубого и совершенно необразованного колбасника, который начинает с ним соперничать, и благодаря своему превосходству в крике и ругани, в дерзости и бесстыдстве, побеждает его и занимает его место.

Действие этой пьесы Аристофана немногосложно: всё значение её основано на политической тенденции. Упрямый старик Демос (афинский народ) совершенно подчинился влиянию наглого плута Пафлагонца (Клеона), одного из своих рабов; потому два другие раба Демоса, Демосфен и Никий, считают невозможным долее служить ему и хотят убежать от него. Но в бумагах заснувшего Пафлагонца они находят пророчество оракула, что торговец сосисками Агоракрит предназначен судьбою низвергнуть Пафлагонца и сделаться любимцем Демоса. Демосфен и Никий выставляют против него грубого и совершенно необразованного Агоракрита и устраивают на Пниксе в присутствии Демоса состязание между Пафлагонцем и Агоракритом, которого поддерживают всадники, представители честных и почтенных граждан, образующие хор. Агоракрит, грубый простолюдин, умеет самохвальствовать, ругаться и льстит Демосу так хорошо, что побеждает Пафлагонца в этом мастерстве. Благодаря своему превосходству в крике и ругани, в дерзости и бесстыдстве он берёт верх над Пафлагонцем. Демос перестает слушаться Пафлагонца и, поняв, что был одурачен им, становится снова человеком молодым и разумным.

По некоторым известиям, в обработке «Всадников» помогал нашему поэту комик Эвполис, который был несколько годами старше Аристофана и находился с ним в дружеских отношениях. Однако впоследствии между обоими поэтами началось соперничество, они стали враждовать между собою и упрекать друг друга в различных поэтических и нравственных недостатках. В «Облаках» (ст. 553) Аристофан упрекает Эвполиса в том, что его комедия «Марик»,– в которой демагог Гипербол играет такую же роль, как у Аристофана Клеон, – заимствована из «Всадников», но испорчена плохими дополнениями: «Когда Эвполис выкроил для вас своего «Марика», вышли те же «Всадники», только глупо переделаны глупцом». Эвполис защищался от этого обвинения в другой своей комедии, представленной в 415 г., где говорит, что «Всадники» написаны им вместе с «лысым» (Аристофаном).

Аристофан – «Облака» (краткое содержание)

(Более полно оно изложено в отдельной статье — Аристофан «Облака» краткое содержание)

В следующем, 423 г., Аристофан выступил с новой комедией «Облака», направленной против нового софистического воспитания и образования. Он осмеивает в ней софистов , представителем которых у него является Сократ ; он доказывает, что софистика имеет гибельное влияние на нравы, разрушает религию, нравственность, семейную жизнь, вообще внушает своим учениками вредные понятия; нападая на софистов, он превозносит простоту и строгость старинных нравов. В этой комедии Аристофан смешивает Сократа с софистами и выставляет его развратителем юношества. Эта ошибка, происходившая от непонимания Сократа, разделялась в то время многими из сограждан Аристофана.

План «Облаков» очень прост. Старик Стрепсиад, запутавшись в долгах, хочет избавиться от обязанности платить их. Софисты учат людей тонкостям юриспруденции и ораторского искусства, какие нужны для этого; но сам Стрепсиад не находит себя способным понять новую науку и посылает учиться ей своего избалованного сына, Фидиппида, который своим мотовством и ввел отца в долги (полагают, что в лице Фидиппида Аристофан изобразил Алкивиада). Сын очень быстро и хорошо понимает новомодную премудрость и поступает с отцом так, как следует по этому учению, не признающему ничего святого. Он бьет отца и доказывает ему, что имеет право бить и его и мать; отец, в ужасе от мудрости сына, зажигает ту мастерскую, в которой учитель его сына, Сократ, носясь по воздуху, преподает свои нелепые выдумки.

Аристофан не хотел принимать в соображение разницу между диалектикою Сократа и софистикой. Сократ у него является представителем новой философии софистов, хотя на самом деле был, как мы увидим, самым решительным противником её. Впрочем, Аристофан осмеивает не столько самого Сократа, с которым был лично знаком, сколько увлечения афинян новыми идеями; чтобы сделать Сократа олицетворением смешного мудреца, он перенес на него черты, которые подмечал в других философах, главным образом в софистах. Хор образуют облака, служащие олицетворением тумана, который наводит на умы Сократ, – мысль очень остроумная; пустота и туманность облаков вполне соответствуют характеру учения, на которое нападает Аристофан. Конечно, комик впал в ошибку, выбрав представителем софистики и выставив в карикатурном виде почтенного гражданина, который незадолго перед тем в битве при Делии выказал патриотизм и мужество; но «Облака» дают ряд очень остроумных, истинно комических положений и сцен.

Несмотря на то, что «Облака» были богаты отдельными остроумными сценами, Аристофан получил за них только третью награду. Первая досталась старику Кратину, вторая – Амипсию. Год тому назад в своих «Всадниках», Аристофан посмеялся над старым Кратином, любившим выпить, и сказал, что этот поэт сделался туп и что его лира рассохлась. Подобные же насмешки над Кратином позволяли себе и другие. Раздраженный поэт незадолго до своей смерти написал пьесу «Фляжка», в которой еще раз выступил перед публикой во всей своей силе. В этой пьесе Кратин сам подсмеивается над своей склонностью к выпивке. «Комедия» является здесь женою поэта, которую в молодости он очень любил; теперь же она горько жалуется на своего мужа и упрекает его в том, что он ухаживает за другой женщиной, за «Фляжкой». «Комедия» является к архонту и требует развода, если муж её не возвратится к своим обязанностям. В сердце поэта снова пробуждается прежняя любовь к комедии, и он снова начинает писать с такою силою, что грозят «все затопить потоком своих слов» –

«О Аполлон! какой поток слов исходит из уст его (поэта)! Ведь это настоящая Иппокрена или река Илисс, пробивающаяся среди скал: просто не знаю, как это и назвать! Ведь если кто-нибудь не заткнет ему рта, то, клянусь Аполлоном, он в какой-нибудь час затопит своей поэзией всю почтеннейшую публику».

Впоследствии Аристофан, поставив на сцену свою комедию «Лягушки» (405 г.), почтил давно уже умершего Кратина, как героя комического искусства.

Аристофан, находивший в прежние годы такой лестный прием, был огорчен неуспехом своих «Облаков» и был уверен, что судьи поступили с ним несправедливо. В следующем году, в комедии «Осы», он говорит:

«Вы знаете, что он (Аристофан) отвращает опасность и изгоняет из родины чудовищ; а между тем в прошлом году вы не обратили на него внимания; он сеял в ваши сердца семена новых познаний, но семена эти не взошли, так как вы его, в сущности, вовсе не поняли. А между тем, я клянусь Дионисом, и снова клянусь, что никто и никогда не слыхал лучшей комедии, чем та».

Вследствие этого Аристофан издал «Облака» в том виде, в каком они были представлены. Впоследствии он принялся за переработку этой комедии, чтобы снова поставить ее на сцену, но это ему не удалось. В этом-то переработанном виде и дошли до нас «Облака».

Аристофан – «Осы» (краткое содержание)

В комедии «Осы», представленной в 422 году, вновь осмеиваются демагоги, близкие к Клеону, и страсть афинских граждан к судам. Для народного суда или суда присяжных в Афинах избиралось ежегодно 6000 граждан, которые, разделившись по группам, творили суд и расправу по важнейшим делам, произнося приговоры окончательные и безапелляционные. С тех пор, как Перикл назначил этим судьям в вознаграждение за потерю времени жалованье, судейская должность сделалась особенно привлекательною для беднейших и необразованных классов населения, между тем как более состоятельные граждане стали уклоняться от неё. Вследствие этого в судах к возмущению благомыслящих людей и Аристофана стали господствовать люди необразованные, так что даже самый невинный человек не мог быть вполне спокоен за исход дела. Судьи решали дела не по совести и не по правде, а большею частью по личным своим соображениям и по впечатлению минуты, по приязни или неприязни к тяжущимся. Особенно богатым и знатным людям приходилось много терпеть от бедняков-судей, чувствовавших свою силу и налагавших на богачей тяжелые денежные штрафы и конфискации; вследствие этого обогащалась государственная казна, от которой судьи получали свое содержание.

Во времена Пелопоннесской войны судьями были большею частью старики, так как молодые люди уходили на войну, эти старики были народ грубый и сердитый, вроде роя ос. Поэтому в комедии Аристофана является хор судей в виде ос, вооруженных длинными жалами.

Главные лица в «Осах» – старик Филоклеон («приверженец Клеона») и его сын Бделиклеон («гнушающийся Клеоном»). Старик страстно любит быть гелиастом; любовь к должности судья доходит у него до мании. Чтоб исцелить отца от этой болезни, сын запирает его, как сумасшедшего. Друзья старика, тоже судьи, приходят за ним. Сын начинает спор с ними, доказывает, что быть гелиастом – не особенное счастье и не особенная честь, потому что гелиаст – игрушка в руках хитрых юристов и демагогов. Этот спор Бделиклеона с гелиастами имеет форму судебных прений. Сыну удается наконец излечить отца от страсти уходить в суд: он устраивает дома у себя маленький трибунал, где отец должен быть судьею, и обещает старику ввести его в круг знатной молодежи, где ему будет очень весело.

Аристофан вставил в эту комедию пародию на процесс между Клеоном и стратегом Лахесом, составлявший тогда предмет толков в городе. Эта пародия превосходно осмеивает афинское судопроизводство. Бделиклеон устраивает для отца в собственном доме судилище, где старик может сколько угодно судить своих домашних. В этом судилище происходит потешный процесс собак, представляющий пародию на недавний процесс полководца Лахеса. Клеон, который, сидя дома, охотно делился добычею с другими, обвинил храброго Лахеса в том, что он во время своего похода в Сицилию позволял себе незаконные притеснения. В «Осах» собака Громколай (Клеон) обвиняет Хватайку в том, что последняя стащила с кухни кусок сицилианского сыру. При помощи грубого обмана суровый судья оправдывает обвиняемого, к своему собственному неудовольствию.

Но если в «Облаках» старик Стрепсиад подвергается беде от того, что сын быстро понял практические выводы из ненавистной Аристофану новой мудрости софистов, то в «Осах», напротив, сын вскоре видит, что отец слишком хорошо научился веселиться. На пирушке молодых людей светского тона Филоклеон забывает уроки приличия, преподанные ему сыном, держит себя так, что молодые люди негодуют на него и грозят отдать его под суд. Пьяный, взяв под руку флейтистку, он уходит, качаясь, смеется над упрекающим его сыном, как над педантом, и кончает старинной пляской на орхестре.

«Осы» принадлежат к лучшим комедиям Аристофана; однако и за эту комедию автор получил только вторую награду.

Аристофан – «Мир» (краткое содержание)

Комедия «Мир», также удостоенная второй награды, была представлена во время больших Дионисий 421 года, почти полгода спустя после смерти Клеона и Брасида (оба они пали в битве при Амфиполе). В это время уже все страстно желали мира, который несколько недель спустя действительно был заключен Никием. Комедия Аристофана является, до некоторой степени, провозвестницею этого мира.

Аттический поселянин Тригей, верхом на большом навозном жуке (пародия на Пегаса, который у Еврипида служит Беллерофонту), едет на Олимп, где живет бог войны, освобождает находящуюся в плену у него богиню мира и привозит ее в Афины. В честь её возвращения афиняне устраивают праздники и благодарственное жертвоприношение. Идиллические сцены мирного счастья заключают в комедии «Мир» много прекрасных мест, но слишком растянуты.

Аристофан – «Птицы» (краткое содержание)

Следующая дошедшая до нас комедия относится к 414 г. Это – «Птицы», пьеса, которая считается лучшим произведением музы Аристофана. В то время Афины достигли высшей степени могущества и процветания. Удары, нанесенные городу десятилетней войною, окончившейся в 421 г., были теперь уже забыты. Союз врагов распался, город имел в своем распоряжении новые и значительные денежные средства, вследствие возвышения размеров союзнической дани; большая часть восточного моря находилась во власти афинян. Походом в Сицилию, предпринятым в 415 г., афиняне надеялись распространить свое господство и на западную часть Средиземного моря; все мечтали о покорении Сицилии, о завоевании Карфагена; для народа, почувствовавшего всю силу своей власти, ничто не казалось неисполнимым.

В это время, когда афиняне безрассудно занимались построением самых блестящих воздушных замков, явилась комедия «Птицы», представляющая сама по себе также блестящий, фантастический воздушный замок, в котором отразилось общественное настроение того времени. С удивительным блеском остроумия Аристофан осмеивает безумно гордые замыслы своих сограждан, изображая, как два афинянина, прожектер Писфетер (Мастер убеждать) и Эвелпид (Легковерный), выселившись из «противных» Афин, строят себе, с помощью птиц, заоблачный город на воздухе, Облачно-Кукушко-Град (Νεφελοκοκκυγία) и основывают там птичье царство. Вследствие этого прямое сообщение между землею и небом прекращается, люди начинают поклоняться только птицам и перестают приносить жертвы олимпийским богам. Проголодавшиеся боги оказываются вынужденными вступить в переговоры с птицами и их представителем, Писфетером, и заключают с ними договор, в силу которого Зевс уступает Писфетеру господство над миром. Комедия заключается торжественным шествием: Писфетер, вместе с уступленною ему Зевсом невестою – Василией (Господством), в сопровождении целого роя птиц и с молниею Зевса в руке, вступает, как царь птиц, в свой золотой дворец. В этой комедии искусство Аристофана проявилось во всем своем блеске; но несмотря на это, он получил только вторую награду.

Но изображая своим согражданам фантастическое государство на воздухе, Аристофан напоминает им о дурных сторонах действительной их жизни. Из нового государства на воздухе исключены все те люди, которые своими интригами поднимали тогда смуты в Афинах: доносчики, прорицатели, демагоги, руководившие процессом о разрушении гермов, предлагавшие по поводу этого дела новые законы и разные полицейские меры. Политические намеки прикрыты аллегориею и сделаны осторожным тоном, потому что незадолго перед тем, по предложению Сиракосия, было запрещено изображать в комедиях политические события. Туманность политических намеков в этой пьесе Аристофана так велика, что комментаторы её построили множество разноречащих объяснений. Но почти все они согласны в том, что она имеет политическую тенденцию, осмеивает разные нелепости общественной и частной жизни, между прочим страсть к процессам, и должна считаться пародией на фантастические надежды, с какими афиняне начали войну в уверенности покорить Сиракузы и овладеть всею Сицилиею. В «Птицах» Аристофана есть насмешки и над современными поэтами, особенно над драматургами. С осмеянием нелепостей соединены серьезные советы афинянам возвратиться к старым обычаям.

«Птицы» заключают собою первую группу дошедших до нас комедий Аристофана. Пьесы этого периода, в продолжение которого поэзия Аристофана достигла своего высшего развития, имеют, большею частью, политический характер. Более ранние из них проникнуты великими идеями и отличаются страстностью, резкостью и раздражительностью; в позднейших комедиях эта раздражительность мало-помалу смягчается и уступает место тихой веселости и добродушному юмору.

Аристофан – «Лисистрата» (краткое содержание)

Следующая за тем группа комедий Аристофана заключает в себе три пьесы («Лисистрата», «Женщины на празднике Фесмофорий» и «Лягушки»), относящиеся к последним годам Пелопоннесской войны, от 411 до 405 г. После того богатого надеждами времени, когда были написаны «Птицы», Афины постигла несчастная катастрофа. Войско, отправленное в Сицилию, было в 413 г. совершенно уничтожено. Государство потеряло значительную долю своей власти; спартанцы, заняв Декелею, укрепились в центре Аттики и угрожали Афинам. Аристократические и олигархические стремления снова вошли в силу и угрожали демократическому правлению, которое действительно вскоре (в 411 г.) должно было (хотя и ненадолго) уступить свое место господству Четырехсот. В это мрачное и неспокойное время комическая поэзия была лишена своей настоящей почвы, и если Аристофан и не потерял своей прежней веселости и юмора, то все-таки у него уже не стало прежнего юмористического взгляда на политические дела.

Аристофан снова выступил проповедником мира в своей комедии «Лисистрата» («Женщина, распускающая войско», 411 г.). Из всей Греции сходятся в Афины женщины, чтобы восстановить мир; они овладевают Акрополем; афинское правительство не в силах выгнать их оттуда. Они объявляют, что не хотят жить с мужьями, пока мужья не примирятся между собою; мужья вынуждены примириться. Тон этой комедии очень нескромный, в ней много неприличного.

Аристофан – «Женщины на празднике Фесмофорий» (краткое содержание)

В «Лисистрате» мало политической сатиры, в комедии «Женщины на празднике Фесмофорий», данной в том же году, вовсе нет её; при тогдашнем раздражении партий она была, вероятно, опасна. Новая комедия Аристофана была построена на почве литературной критики и направлена в особенности против Еврипида. Здесь осмеивается нелюбовь Еврипида к женщинам, но так, что женщинам достается от комика едва ли не больше, чем от трагика.

Женщины, собравшиеся на празднике Фесмофорий, решают, что надо наказать Еврипида за множество обид, которые нанес он в своих трагедиях женщинам, и осуждают его на смерть. Еврипид присылает в их собрание защитника, переодетого в женское платье; он выбирает для этой роли своего изнеженного друга-литератора Агатона. Агатон робеет идти в собрание женщин и передает свой женский костюм Мнесилоху, родственнику и другу Еврипида. Аристофан описывает, как нарядившись женщиной, Мнесилох превосходно исполняет свое поручение: он говорит о женщинах еще гораздо хуже, чем Еврипид. Это возбуждает в его слушательницах подозрение. Женоподобный, безбородый Клисфен слышал о придуманной Еврипидом хитрости; при его помощи женщины уличают Мнесилоха и отдают под стражу тюремщику, скифу. Еврипид хочет смягчить тюремщика, декламируя отрывки из своих трагедий; но это не действует на скифа. Тогда Еврипид подсылает к нему флейтистку, она уводит его; женщины примиряются с Еврипидом.

ᐅ ЛЯГУШКИ — АРИСТОФАН

Введение | Сводка | анализ | Ресурсы

« Лягушки » (Гр: « Батрахой » ) — комедия древнегреческого драматурга Аристофана . Он получил первый приз на драматическом фестивале в Лене в 405 г. до н.э. и был настолько успешным, что в том же году был поставлен во второй раз на фестивале Дионисий. В нем рассказывается история бога Диониса (также известного грекам как Бахус ), который, отчаявшись в нынешнем состоянии афинских трагиков, отправляется в Аид со своим рабом Ксантиасом , чтобы вернуть Еврипида из мертвых.

Dramatis Personae — персонажи



Dionysus
Dionysus
Heroon
Corpse
Charon
AeaCus
a Moid Servant of Perfone
Hostess, Хранитель Курортный магазин
Plathane, ее партнер
EURIPIDES
Aeschylus
Pluto
хор лягушек
хор благословенной мистики

Play открывается как Dionysus и Xanthias (технически его раб, но явно умнее, сильнее, разумнее, благоразумнее и смелее Диониса) спорят о том, какими жалобами может воспользоваться Ксанфий, чтобы комически начать пьесу.

Подавленный состоянием современной афинской трагедии, Дионис планирует отправиться в Аид, чтобы воскресить из мертвых великого драматурга-трагика Еврипида . Одетый в львиную шкуру в стиле Геракла и неся дубинку в стиле Геракла, он идет посоветоваться со своим сводным братом Гераклом (который посетил Аида, когда он отправился за Цербером) о том, как лучше всего туда добраться. Ошеломленный зрелищем женоподобного Диониса, Геракл может только предложить варианты: повеситься, выпить яд или спрыгнуть с башни.В конце концов, Дионис выбирает более длительное путешествие через озеро, по тому же маршруту, которым когда-то шел сам Геракл.

Они прибывают в Ахерон, и перевозчик Харон переправляет Диониса через реку, хотя Дионис должен помочь с греблей (Ксанфий, будучи рабом, должен ходить пешком). На переходе к ним присоединяется хор квакающих лягушек (лягушки из названия пьесы), и Дионис поет вместе с ними. Он снова встречается с Ксантиасом на дальнем берегу, и почти сразу же им противостоит Эак, один из судей мертвых, который все еще зол на Геракла, похитившего Цербера. Приняв Диониса за Геракла из-за его одежды, Эак угрожает натравить на него нескольких монстров в отместку, а трусливый Дионис быстро обменивается одеждой с Ксантиасом.

Затем прибывает прекрасная дева Персефоны, счастливая видеть Геракла (на самом деле Ксантия), и она приглашает его на пир с девственными танцующими девушками, в котором Ксанфия более чем счастлив угодить. Дионис, однако, теперь хочет обменять одежду, но как только он снова переодевается в львиную шкуру Геракла, он встречает больше людей, разгневанных на Геракла, и быстро заставляет Ксантиаса торговать в третий раз.Когда Эак снова возвращается, Ксанфий предлагает пытать Диониса, чтобы узнать правду, предлагая несколько жестоких вариантов. Напуганный Дионис сразу же раскрывает правду о том, что он бог, и ему разрешено действовать после хорошей порки.

Когда Дионис наконец находит Еврипида (который совсем недавно умер), он бросает вызов великому Эсхилу на место «Лучшего трагического поэта» за обеденным столом Аида, и Дионис назначается судьей конкурса между ними. Два драматурга по очереди цитируют стихи из своих пьес и высмеивают друг друга. Еврипид утверждает, что персонажи в его пьесах лучше, потому что они более правдивы и логичны, тогда как Эсхил считает, что его идеализированные персонажи лучше, поскольку они героичны и являются образцом добродетели. Эсхил показывает, что Еврипид ‘стих предсказуем и шаблонен, в то время как Еврипид возражает, устанавливая Эсхил ‘четырехстопный ямбический лирический стих на музыку флейты.

Наконец, в попытке положить конец зашедшей в тупик дискуссии, был установлен баланс, и двум трагикам было приказано добавить к нему несколько своих самых весомых строк, чтобы увидеть, в чью пользу склонится чаша весов. Эсхил легко побеждает, но Дионис так и не может решить, кого он оживит.

В конце концов он решает взять поэта, который дает лучший совет о том, как спасти город Афины. Еврипид дает умно сформулированные, но по существу бессмысленные ответы, в то время как Эсхил дает более практические советы, а Дионис решает забрать Эсхила вместо Еврипида .Перед уходом Эсхил объявляет, что недавно умерший Софокл должен занять свое место за обеденным столом, пока его нет, а не Еврипид .

Основополагающая тема «Лягушки» , по сути, состоит в том, что «старые пути хорошие, новые пути плохие», и что Афины должны вернуться к людям известной честности, которые были воспитаны в стиле знатных и богатых семей, обычный рефрен в пьесах Аристофана ‘.

С точки зрения политики «Лягушки» обычно не считают одной из «мирных пьес» Аристофана (несколько его ранних пьес призывают к прекращению Пелопоннесской войны почти любой ценой), и действительно совет Эсхила ‘персонаж ближе к концу пьесы излагает план победы, а не предлагает капитуляцию. Парабазис к пьесе также советует вернуть гражданские права тем, кто участвовал в олигархической революции в 411 г. до н. э., утверждая, что они были введены в заблуждение уловками Фриниха (Фриних был лидером олигархической революции, убит к всеобщему удовлетворению в 411 г. до н.э.), идея, которая позднее была претворена в жизнь афинским правительством. Некоторые отрывки в пьесе также, кажется, пробуждают воспоминания о вернувшемся афинском полководце Алкивиаде после его недавнего побега.

Однако, несмотря на озабоченность Аристофаном ‘ деликатным состоянием афинской политики в то время (которая время от времени всплывает на поверхность), пьеса не носит ярко выраженного политического характера, и ее главная тема в основном литературная, а именно бедняки. состояние современной трагедии в Афинах.

Аристофан начал сочинять «Лягушек» вскоре после смерти Еврипида ‘, около 406 г. до н. поэтов, который составляет агонию или главный спор пьесы. Однако, как оказалось, Софокл также умер в том же году, и это, возможно, вынудило Аристофана пересмотреть и скорректировать некоторые детали пьесы (которая, вероятно, уже находилась на поздних стадиях разработки), и это вполне может объяснить за упоминание Софокла в конце сохранившейся версии произведения.

Аристофан без колебаний нападает и насмехается над Дионисом, богом-хранителем своего искусства и в честь которого была выставлена ​​сама пьеса, уверенный в том, что боги понимают веселье не хуже, если не лучше, чем люди .Таким образом, Дионис изображается трусливым женоподобным дилетантом, фарсово одетым в львиную шкуру героя с дубинкой и вынужденным грести через озеро в Аид. К его сводному брату, герою Гераклу, тоже относятся несколько непочтительно, изображая его неотесанным зверем. Ксанфий, раб Диониса, изображается умнее и рассудительнее любого из них.

Сводка по лягушкам | GradeSaver

Лягушки , или Лягушки , является одной из величайших комедий Аристофана и по праву прославилась своим остроумием и проницательным комментарием к афинской политике и обществу. Это последнее сохранившееся произведение старой комедии, и поэтому оно также примечательно тем, что знаменует собой уходящую эру литературы. Хотя это комедия, это также острая политическая сатира, выражающая взгляды Аристофана на афинскую демократию, ценность поэзии. Пьеса начинается с Диониса, переодетого Гераклом, и его слуги Ксантия, едущего верхом на осле в дом Геракла. . Геракла забавляет костюм Диониса. Дионис спрашивает его, как они могут попасть в подземный мир, чтобы привести поэта Еврипида в Афины, и с какими препятствиями они могут столкнуться.Геракл сообщает им информацию, и путешественники уходят.

Харон переправляет Диониса через озеро, но Ксанфию приходится путешествовать, потому что он раб. Во время этого путешествия хор лягушек начинает петь, раздражая Диониса. Однако затем бог присоединяется к их шумной песне.

Дионис и Ксантиас встречаются на другом берегу озера, но прежде чем они успевают уйти далеко, они встречают чудовище Эмпузу. Дионис очень напуган и пачкает свою одежду. Хор посвященных, часть Элевсинских мистерий, входит и поет песню Иакху, Деметре и ее дочери Персефоне.

Придя к дому Плутона, Дионис и Ксанфий стучат в дверь. Думая, что он Геракл, швейцар Эак проклинает его. Дионис говорит Ксантиасу переодеться, но просит вернуть его, как только красивая женщина выходит на улицу и приглашает «Геракла» на банкет с другими дамами. Хозяин гостиницы и Платейн выходят и критикуют предполагаемого Геракла, что побуждает Диониса еще раз вернуть костюм Ксантиасу.

Эак возвращается и приказывает арестовать Геракла за его прошлые плохие дела. Ксанфий-как-Геракл говорит, что Эак должен пытать своего раба (Диониса), чтобы доказать свою невиновность. В конце концов оба заявляют, что они боги, и Эак мучает обоих, чтобы убедиться, что это правда. И Ксанфий, и Дионис чувствуют боль, но делают вид, что не чувствуют, поскольку обычно боги не должны чувствовать телесной боли. Наконец, Эак говорит, что посмотрит, подтвердят ли Плутон и Персефона свою божественность.

Внутри Эак беседует с Ксантиасом о том, как Эсхил и Еврипид спорят о том, кто из них является самым совершенным трагическим поэтом.Эсхил уже владеет креслом, но Еврипид бросает ему вызов. Плутон объявляет состязание, и судьей становится Дионис. Оба поэта критикуют друг друга, а затем молятся своим богам. Соревнование начинается.

В серии конкурсов Эсхил и Еврипид обсуждают, кто лучше пишет прологи, лирику и делает свою аудиторию лучшими гражданами. Еврипид утверждает, что облегчил трагедию ее тяжеловесности и сделал ее более доступной для простого человека.Он также говорит, что Эсхил многословен. Эсхил, со своей стороны, критикует размер произведения Еврипида и утверждает, что его стихи бессмысленны.

Дионис, кажется, не может прийти к выводу, поэтому он приказывает взвесить стихи двух поэтов. Поскольку он говорит о высоких вещах, таких как смерть и реки, Эсхил выигрывает взвешивание.

Наконец, двух поэтов просят прокомментировать, как афиняне должны поступать с государственным деятелем Алкивиадом. Дионис решает, что Эсхил является абсолютным победителем, и он, поэт и Плутон возвращаются в дом Плутона на банкет.Эсхил говорит Плутону отдать свое кресло Сократу, как только он отправится в верхний мир. Хор восхваляет Эсхила и заявляет, что надеется, что он поможет Афинам дельным советом.

Краткий обзор и анализ сцены I с лягушками

Сцена I

Входят Дионис и Ксанфий. Дионис переодевается Гераклом, а Ксанфий едет на осле с багажом. Ксанфий предлагает Дионису сказать что-нибудь забавное, чтобы рассмешить публику, и они шутят о Ксантиасе, перекладывающем багаж, чтобы он мог облегчиться.Ксанфий жалуется, что хочет делать то, что могут делать другие, такие как драматурги Ликис, Амеипсий и Фриних, — взваливать на себя багаж.

Дионис ругает Ксантиаса за жалобы, и они шутят о том, действительно ли осел или Ксантиас несут груз багажа.

Они подходят к двери. Дионис велит Ксантиасу слезть и стучит. Геракл открывает ее, недоумевая, кто это так громко стучит. Он видит Диониса и начинает смеяться, забавляясь одеждой из львиной шкуры, которую носит Дионис.Он спрашивает Диониса, где он был, и последний говорит, что служил наверху с Клисфеном (последнего часто дразнили за гомосексуальность). Он говорит, что у него тогда появилась тоска. Геракл дразнит его по этому поводу, но Дионис говорит ему не шутить.

Он говорит, что тоскует по Еврипиду, даже несмотря на то, что он мертв, и заявляет, что «никто на земле не может убедить меня не / идти за ним». Он планирует спуститься в Аид, потому что ему нужен талантливый поэт; нет никого, кто живет хорошо. Он отвергает Иофена, потому что тот неуверен, а Софокл слишком мягок.Агафон, Ксенокл и Пифангел тоже неадекватны.

Тем временем Ксантиас продолжает жаловаться на свое плечо. Геракл спрашивает, есть ли здесь другие поэты, которых может быть достаточно, но Дионис отвергает их как «отверженных и пустую болтовню» (28). Не осталось «сильных» поэтов (28).

После небольшого подкола Дионис говорит Гераклу, что пришел выяснить, как найти своих друзей в тот раз, когда он отправился за Цербером, и все места, где можно остановиться по пути. Несмотря на возражения Геракла против его плана, Дионис настаивает. Геракл начинает предлагать варианты смерти, предлагая повесить и отравить и спрыгнуть со здания. Дионис отвергает все это и говорит, что собирается пойти тем же путем, что и Геракл.

Геракл рассказывает ему, как это сделать. Сначала он подойдет к большому озеру, и его переправит моряк. Затем он увидит бесчисленных ужасных зверей, затем реку текущих экскрементов, затем людей, виновных во всевозможных ужасных вещах.Тогда он услышит трубы и увидит солнечный свет, и там будут мужчины и женщины. Они посвященные и расскажут ему все, что ему нужно знать.

Довольный, Дионис велит Ксантиасу снова взять багаж и приготовиться к отъезду. Входят гроб и труп. Дионис спрашивает, хотят ли они тащить сумки в Аид, и один спрашивает, сколько им заплатят. Они не могут договориться о сумме, и Дионис проклинает его.

Харон гребет на своей лодке, и он и Дионис приветствуют друг друга. Харон спрашивает, куда они идут, и Дионис отвечает: «К канюкам!» (34). Харон отказывается взять Ксантиаса, потому что он раб, поэтому он выбирает альтернативный маршрут и планирует встретиться с Дионисом у Иссушающего Камня.

Харон велит Дионису помочь грести и сообщает ему, что скоро они услышат песни лебедей-лягушек.

Состязание с лягушками

Входит хор лягушек и прыгает вокруг лодки, распевая бессмысленные слова, похожие на кваканье. Это была песня, которую когда-то пели для Диониса, или Нисейского сына Зевса. Дионис, все еще замаскированный под Геракла, издевается над ними.Они отвечают, что их лелеют музы, Пан и Аполлон. Дионис говорит, что у него болит задница, и он хочет, чтобы они прекратили петь, но они поют громче о прыжках и плавании.

Дионис, наконец, ревет вместе с ними в духе соревнования. Когда лягушки уходят, он кричит, что они никогда не будут бить его по «коаксу» (квакающее слово), и он их победит.

Анализ

Так начинается Лягушки , одна из величайших комедий Аристофана и образец старой аттической комедии. В этой первой сцене уже присутствуют некоторые темы произведения — ценность поэзии и неэффективность, по мнению Аристофана, нынешних поэтов; архетип путешествия; шутливые, но соперничающие отношения между Ксантиасом и Дионисом. Однако было бы ошибкой интерпретировать пьесу в современных терминах — т. Е. Развитие персонажей, узнаваемые драматические элементы и т. Д., — Потому что это произведение древней поэзии и, следовательно, продукт времени, очень отличного от нашего. Кроме того, то, что задумали драматурги, чего ожидала публика, а также общие культурные и исторические реалии современности, также были совершенно разными и потребовали от ученых больших усилий, когда они пытались идентифицировать их и перевести на язык для современной аудитории.Часть критически важной работы и этого учебного пособия по Лягушкам рассматривает условности греческой драмы и то, как пьеса могла быть вдохновлена, поставлена ​​​​и рассмотрена.

Аристофан был проницательным наблюдателем и комментатором событий своего времени, что требует раскрытия некоторых ссылок на людей и события в Лягушках . Во-первых, действие пьесы было написано во время Пелопоннесской войны между Афинами и Спартой; тема проблем и упадка Афин присутствует на протяжении всей пьесы.Битва при Аргинусах произошла в 413 году, и, хотя технически это была победа афинян, она стоила огромных денег. Рабам была обещана свобода, если они ступят в ряд на корабли после того, как вся остальная живая сила будет исчерпана, но это не помешало Афинам потерять двадцать пять кораблей и пять тысяч человек. Восемь полководцев были приговорены к смертной казни, но вскоре афиняне переложили свою вину на двух человек, отдавших приговор, Ферамена и Фрасибула. В этой первой сцене Ксантиас ссылается на битву, оплакивая: «К черту мою удачу, почему я не участвовал в морском сражении? / Тогда я бы сказал , что ты , иди к черту!» (24).

Двое других мужчин, связанных с ситуацией в Афинах, упоминаются на протяжении всей пьесы и имеют более длинную идентификацию. Алкивиад был флотоводцем во время войны с 411 г., но в 407 г. ушел в добровольное изгнание; обсуждение его отзыва важно в споре между Эсхилом и Еврипидом в конце пьесы. Другой человек, Клеофонт, был демагогом, убедившим афинян отвергнуть мирное предложение Спарты. Хор очерняет его действия.

Аристофан также ссылается на произведения известных трагиков и комиков, таких как Еврипид, Агафон (успешный в своем дебюте драматург, недавно покинувший Афины со своей возлюбленной), Ксенокл (сын трагического поэта Карцина, чье драматическое произведение победило Еврипида в 415 г.) , и Морсимус (сын трагического поэта Филокла, которого раскритиковали за то, что он плохой поэт).Харон, не говоря уже о Дионисе и Геракле, несомненно, знаком тем, кто изучает творчество Вергилия и общий пантеон греческих богов и богинь, а также сопутствующий им свод мифов и историй.

Бурная военная ситуация была явно ужасной, но, как отмечают ученые, так же был и статус великой трагедии. Джеффри Хендерсон пишет: «Аристофан считал ситуацию на трагической сцене сопоставимой с военной ситуацией», поскольку Еврипид недавно умер, а Эсхил умер около сорока лет назад. Убеждение Аристофана в том, что Афинам нужен был поэт, проявляется в строках Диониса (в которых он цитирует Еврипида Ойнея ): «Мне нужен талантливый поэт, / «ибо некоторые ушли, а те, что лгут, плохи»» (27) и « Но если вы ищете сильного поэта, такого, который мог бы произнести / барскую фразу, вы не найдете левого… сильного, как в том, / который может дать голос чему-то авантюрному» (28). Это желание поэта, сначала Еврипида, затем Эсхила, связывает воедино две части пьесы, путешествие в Аид и состязание.

В литературе отмечается состязание с лягушками (см. «О лягушках»). Остаются вопросы о его постановке; некоторые критики предполагают, что на сцене были люди, одетые как лягушки, в то время как другие считают, что были слышны только их голоса. Другое предположение состоит в том, что, чтобы имитировать антифонное кваканье настоящих лягушек, одна группа пела «brekekekex», а другая в ответ пела «koax koax». Лягушки привносят юмор в сцену, характеризующуюся фарсом. По мере продолжения пьеса становится все более серьезной, но первые сцены представляют собой образцы комедии.

Лягушки Аристофана: Резюме, темы и анализ

Краткое изложение сюжета

Главный герой истории — Дионис , греческий бог вина, театра и танцев. Он один из многих сыновей Зевса. В мифологии он наиболее известен своим отсутствием условностей, чужеродностью и большим количеством последователей женского пола.

Обеспокоенный текущим состоянием литературы, Дионис решает отправиться в Аид , подземный мир, чтобы найти великого поэта Еврипида , который умер за год до написания этой пьесы.Дионис утверждает: «Мне нужен настоящий поэт, «Ибо некоторые не таковы, а те, которые есть, плохи». »’

Путешествие

Дионис отправляется в путешествие в сопровождении своего слуги Ксантия . Ксанфия — персонаж, который используется в нескольких произведениях Аристофана для обозначения рабов. Ксантиас имеет решающее значение для путешествия, поскольку он намного умнее Диониса, но не получает признания и с ним плохо обращаются.

Дионис спрашивает своего сводного брата, Геракла (Геркулес в римской мифологии), о направлении к Аиду.Геракл изображен в греческой мифологии как чрезвычайно сильный и страдающий приступами ярости. Убив свою жену и детей, он был вынужден совершить 12 подвигов, последним из которых было возвращение Цербера, трехголового пса, охраняющего врата Аида.

Геракл видит Диониса и смеется над его женственной внешностью, говоря: «О Деметра, я не могу не смеяться. Кусание губ меня не остановит. Ха! ха! ха!» Геракл предлагает Дионису добраться до Аида, убив себя, но Дионис решает пойти долгим путем.

Харон — мифологический водитель парома, который перевозит только что умерших через реки Стикс в Аид. Он соглашается взять Диониса, но не Ксантиаса, так как рабов в лодку не пускают. Когда Дионис помогает грести в лодке, его раздражает звук лягушек, насмехающихся над ним своим пением. Ксантиас ходит по воде и встречает его на другом берегу.

Вскоре они встречают Эака , который, согласно мифологии, является еще одним сыном Зевса, который становится судьей в Аиде. Эак ошибочно принимает Диониса за Геракла, на которого он все еще злится за кражу Цербера. Опасаясь, что Эак натравит на него монстров, Дионис призывает Ксантиаса обменяться с ним одеждой, но быстро возвращается, когда служанка приглашает Ксантиаса на пир с танцующими девственницами.

Вызов

Служанка рассказывает им о вызове между Еврипидом и Эсхилом, в котором они будут соревноваться за звание лучшего поэта-трагика в Аиде. Дионис служит судьей, поскольку Еврипид и Эсхил обмениваются стихами, пытаясь победить другого.

Эсхил признан победителем, потому что его стихи о смерти тяжелее. Дионис решает вернуть Эсхила с собой в Афины. Когда они уходят, Еврипид занимает кресло Эсхила как великого поэта, но очевидно, что большинство считает, что кресло теперь принадлежит Софоклу, который умер, когда Аристофан писал «Лягушек».

Темы и анализ

Спектакль «Лягушки», отмеченный наградами на театральном конкурсе в честь Диониса в Афинах, отдает дань уважения великим литераторам, которые недавно ушли из жизни во время написания этой комедии. Послание автора состоит в том, что раньше литература была лучше, чем сегодня, однако пьеса, кажется, выходит за рамки этого.

На более глубоком уровне это говорит о том, что в последние годы все Афины пришли в упадок, поскольку некоторые конфликты в пьесе кажутся параллельными Пелопоннесской войне между Афинами и Спартой. В пьесе предполагается, что поэзия и комедия могут представлять собой развлекательную ценность, но, что более важно, могут дать понимание, руководство и утешение в трудные времена.

Тема идентичности исследуется по мере того, как персонажи идентифицируются и ошибочно идентифицируются с помощью костюмов.Геракл смеется над женоподобным стилем Диониса, который характеризует их обоих. Когда быть таким самобытным неудобно, Дионис пытается спрятаться, меняя костюмы, но вскоре обнаруживает, что пользуется преимуществами того, чтобы быть самим собой.

Краткое содержание урока

«Лягушки» — это комедийная пьеса, в которой рассказывается о греческой мифологии, а также о трех величайших писателях той эпохи. Она была написана в 405 г. до н. э., то есть в разгар Пелопоннесской войны, вскоре после смерти поэтов и драматургов Еврипида, Эсхила и Софокла.

Дионис , греческий бог театра, оплакивает потерю великой литературы, поэтому он решает отправиться в Аид, чтобы оживить Еврипида. Ксантиас , его умный, но плохо обращающийся раб, путешествует с ним.

По пути они встречают некоторых сводных братьев Диониса, Геракла , который высмеивает Диониса за его женоподобность, и Эака , судью Аида, который принимает Диониса за Геракла и хочет наказать его за кражу Цербера. .

Название рассказа происходит от лягушек, которые поют и насмехаются над Дионисом, когда Харон переправляет его в Аид. В Аиде Дионис судит состязание между Еврипидом и Эсхилом и определяет, что Эсхил является лучшим поэтом и должен быть возвращен в Афины.

Еврипид считает себя теперь лучшим поэтом в Аиде, но Софокл, недавно умерший, оказывается его конкурентом. В этой пьесе исследуются темы, связанные с верой в то, что старые традиции (даже помимо письменности) лучше новых. Это предполагает, что поэзия и комедия могут представлять ценность для развлечения, но, что более важно, могут дать понимание, руководство и утешение в трудные времена.

Тема идентичности исследуется по мере того, как персонажи идентифицируются и ошибочно идентифицируются через костюмы.

лягушек Аристофана

лягушек Аристофана

Предыстория и предварительная подготовка

  • КОМЕДИЯ, поставленная в 405 г. до н.э., непосредственно после смерти Еврипида. и Софокл в 406 г. до н.э.
  • г.
    • занял первое место среди конкурса комиксов
  • Краткое содержание вступления к спектаклю
    • Лягушки — это (комический) рассказ о том, как Дионис пытается спасти трагедию. отправившись в подземный мир
      • Поскольку Еврипид умер в 405 г. до н. э., а Софокл умер почти сразу после него, будущее трагедии казалось бесперспективным, в лучшем случае
      • Так Дионис, бог театра, решает спуститься в Аид, чтобы освободить Еврипида (своего любимого трагического поэта) и вернуть его в Афины
    • Переодетый Гераклом (который успешно отправился в подземный мир, чтобы принести спиной Цербера), Дионис со своим рабом и приятелем Ксантиасом спускаются в мир ниже
      • Со многими комическими неудачами им удается пересечь реку Стикс в миссии Харона. паром
      • Переправляясь через реку, они встречают хор лягушек
      • .
      • С хором Лягушек поют и танцуют брек-ке-ке-кек ко-акс ко-акс (что говорят греческие лягушки)
    • В «Аиде» оказывается, что Еврипид в своей обычной напористой манере сумел захватить кафедру поэзии у Эсхила (который был поэтом-лауреатом Преисподней с момента его смерти в 456/455 г. до н.э.)
      • Некоторые призраки возражают и настаивают на честном испытании Еврипида. конкуренция
      • (Софокл из уважения к Эсхилу отказывается вмешиваться, пока Эсхил не побежден Еврипидом)
    • Когда появляется Дионис, Еврипид и Эсхил собираются начинают свои публичные соревнования перед дворцом Плутона; когда это обнаружено что эта фигура, похожая на Геракла, на самом деле является богом театра Дионисом. назначается судьей конкурса
    • (Наш отрывок начинается здесь)

Краткое изложение лягушек — это последнее сохранившееся произведение Старой комедии, поэтому оно также примечательно

Краткое изложение

Лягушки, или Лягушки, — одна из величайших комедий Аристофана,

справедливо прославленная своим остроумием. и острый комментарий к афинской политике и

обществу.Это последнее сохранившееся произведение старой комедии, и поэтому оно также примечательно тем, что

знаменует собой уходящую эру литературы. Несмотря на то, что это комедия, это также

острая политическая сатира, выражающая взгляды Аристофана на

афинскую демократию, ценность поэзии. Пьеса начинается с Диониса, одетого

как Геракл, и его слуги Ксантия, едущего на осле. , отправляясь в

Дом Геракла. Геракла забавляет костюм Диониса. Дионис спрашивает

его, как они могут добраться до подземного мира, чтобы привести поэта Еврипида для

Афин, и с какими препятствиями они могут столкнуться.

Геракл сообщает им информацию, и путешественники уходят.

Харон переправляет Диониса через озеро, но Ксантиасу приходится путешествовать

по кругу, потому что он раб. Во время этого путешествия хор лягушек

начинает петь, раздражая Диониса. Однако затем бог присоединяется к их

шумной песне.

Дионис и Ксантиас встречаются на другом берегу озера, но прежде чем

они могут уйти очень далеко, они встречают монстра Эмпузу.Дионис

очень напуган и пачкает свою одежду. Хор посвященных, часть

Элевсинских мистерий, входит и поет песню Иакху, Деметре и

ее дочери Персефоне.

Подойдя к дому Плутона, Дионис и Ксанфий стучат в дверь.

Думая, что он Геракл, швейцар Эак проклинает его. Дионис говорит

Ксантиасу надеть его маскировку, но просит вернуть ее, как только красивая женщина

выходит на улицу и приглашает «Геракла» на банкет с другими дамами.Хозяин таверны

и Платейн выходят и критикуют предполагаемого Геракла как

, что побуждает Диониса еще раз вернуть костюм Ксантиасу.

Эак возвращается и приказывает арестовать Геракла за его прошлые плохие дела.

Ксантиас-как-Геракл говорит, что Эаку следует пытать своего раба (Диониса), чтобы

доказать свою невиновность. В конце концов оба заявляют, что они боги, и Эакус

мучает обоих, чтобы убедиться, что это правда. И Ксанфий, и Дионис чувствуют боль

, но делают вид, что не чувствуют, поскольку обычно боги не должны чувствовать телесной боли.

Наконец, Эак говорит, что он увидит, поручятся ли Плутон и Персефона за свою

божественность.

Внутри Эак беседует с Ксантиасом о том, как Эсхил и Еврипид

борются за то, кто является наиболее опытным трагическим поэтом. Эсхил уже

владеет креслом, но Еврипид бросает ему вызов. Плутон объявляет конкурс

, и судьей становится Дионис. Оба поэта критикуют друг друга,

, а затем молятся своим богам.Соревнование начинается.

В серии конкурсов Эсхил и Еврипид обсуждают, кто лучше

прологов, текстов песен и делает свою аудиторию лучшими гражданами. Еврипид

утверждает, что

уменьшил трагедию из ее тяжеловесности и сделал ее

более доступной для простого человека. Он также говорит, что Эсхил многословен.

Эсхил, со своей стороны, критикует размер произведения Еврипида и утверждает

, что его стихи бессмысленны.

Лягушки — Энциклопедия всемирной истории

Лягушки — комедия Аристофана (ок.445 — ок. 385 г. до н.э.), самый известный из комических драматургов Древней Греции. Названный в честь существ, сочинивших припев к пьесе, он получил первый приз на драматическом фестивале в Ленее в 405 г. до н. э. и, оказавшись успешным, позже был исполнен на фестивале Dionysia в Афинах.

Пьеса представляет собой последнее произведение драматурга, написанное в бурную эпоху Пелопоннесской войны между Афинами и Спартой. Хотя он подвергся судебному преследованию за продолжающиеся нападки на политика Клеона, Лягушки принесли Аристофану общественные почести за продвижение афинского единства.В пьесе рассказывается история Диониса, божества-покровителя театра, который жалуется на плачевное состояние афинской драмы. Пытаясь спасти трагедию от поколения бедных писателей, Дионис, переодетый богом Гераклом, и его раб Ксанфий спускаются в Аид, чтобы воскресить Еврипида из мертвых — трагик умер годом ранее. Однако, прежде чем Дионис сможет покинуть Аид и вернуться в Афины, его уговаривают стать судьей в суде Аида в споре между Еврипидом и Эсхилом о том, кто был величайшим афинским трагическим поэтом.

Аристофан

Аристофан был одним из лучших образцов «изящества, обаяния и размаха» старой аттической комедии. К сожалению, известно, что существуют только его произведения этого периода — сохранились только одиннадцать его пьес. Мало что известно о его молодости, даже дата его рождения неясна. Сын Филиппа, он был уроженцем Афин, но владел недвижимостью на греческом острове Эгина. У него было два сына, один из которых, Арозес, написал несколько небольших комедий. Классик Эдит Гамильтон в своей книге «Греческий путь » писала, что Аристофан носил ореол Греции: «Афины Аристофана по большей части населены самой дурной толпой людей, настолько неплатонических, насколько это возможно» (101).В его пьесах можно было увидеть всю афинскую жизнь: ее политику, политиков, жалующихся налогоплательщиков, фискальные реформы и общее отвращение города к продолжающейся войне между Афинами и Спартой. «Все было пищей для его насмешек» ( там же ). Афины были городом беспорядков. Жители были прикованы к городу, так как поблизости маячили спартанские армии. Люди были возмущены их неэффективным руководством как в городском управлении, так и на поле боя. Все это послужило амуницией для пьес Аристофана.

Пьесы Аристофана ценились за богатую фантазию, а также за непристойность, веселье и сатиру.

Ко времени, когда Аристофан начал писать, греческая драматургия находилась в серьезном упадке. Еврипид был мертв, а Софокл умрет до того, как пьеса будет закончена. Однако, как и в трагедии, большая часть представления пьесы осталась прежней: было три или четыре актера (иногда больше), которые носили гротескные маски и костюмы, а также хор из 24 человек — даже хор носил маски.В отличие от трагедии, цель комедии состояла в том, чтобы представить красиво написанную поэзию и вызвать смех. Хотя Аристофана иногда осуждают за то, что он низвел трагедию с высокого уровня Эсхила, его пьесы, при всей их простоте и вульгарности, были признаны и оценены за богатую фантазию, а также похабщину, веселье и сатиру. Его комедия представляла собой искусную смесь рискованного остроумия и изобретательности. Согласно Норману Кантору в его книге « Античность », его пьесы отражали консервативные взгляды афинского народа, ценившего не только старую простоту общества, но и его нравственность.

Греческая мраморная комедийная маска

Марк Картрайт (CC BY-NC-SA)

Аристофан был наблюдателем афинского общества. Дэвид Барретт в своем переводе Аристофана сказал, что напряженность между старым и новым в Афинах заметно проявляется в 90 152. пьесы. Поскольку его комедии часто содержали тему мира, многие поверили, что он пацифист.Наблюдения Аристофана за своими собратьями-афинянами и плохим руководством города сделали его стойким противником войны. В целом его пьесы использовались для высмеивания политиков, а также философов: государственный деятель Клеон был любимым адресатом его сатиры, а Сократ изображался предателем. Мифология и теология также не избежали его презрения — боги часто изображались одновременно глупыми и бесхребетными.

символов

Лягушки имеют довольно большой набор персонажей:

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

  • Дионис
  • Ксантиас
  • Геркулес
  • Еврипид
  • Эсхил
  • Аид
  • Харон (перевозчик мертвых)
  • Эак (привратник Аида)
  • две хозяйки
  • горничная
  • раб
  • и два хора — посвященных и лягушек.

Участок

Встреча с Гераклом

Пьеса начинается с того, что Дионис и его слуга Ксанфий прибывают в дом Геракла. В тщетной попытке замаскироваться под Геракла Дионис одет в желтую мантию, покрытую львиной шкурой. Геракл открывает дверь и начинает смеяться над одеждой Диониса.

Извини, друг, я ничего не мог с собой поделать. Львиная шкура поверх желтого неглиже! Что происходит? Почему туфли на высоком каблуке? Почему клуб? Какой у вас полк? (Барретт, 135)

Они спрашивают Геракла, как он попал в Аид, и объясняют, что надеялись воскресить Еврипида из мертвых. Дионис объясняет: «Мне нужен поэт, который действительно умеет писать. В наше время кажется, что многих уже нет, а те, что живут, плохие». (136). Геракл в ответ называет несколько способных молодых поэтов (Иофонт и Агафон), но Дионис утверждает, что ни один из них не является подлинным. «…незначительные пищалки, чирикающие, как хор ласточек. Позор для их призвания». (137). Он добавляет: «Я бросаю вызов вам, чтобы найти настоящего поэта среди всего их множества, того, кто может выдумать памятную строку» (137). Чтобы восстановить афинскую трагедию, он должен отправиться в Аид и вернуть Еврипида.Итак, как лучше туда добраться? Пытаясь напугать божество, Геракл рассказывает ему о возможных ужасах: змеях, диких зверях, Великой трясине грязи и Вечном потоке навоза. Однако его предупреждения малоэффективны.

Статуэтка Аида

Кэрол Раддато (CC BY-SA)

Путешествие в Аид

Дионис уходит и прибывает к большому озеру, где Харон, перевозчик, сопровождает его в Аид. Ксантиас прибывает другим, более длинным путем.Находясь в лодке, Дионис, которому приходилось помогать грести, постоянно жалуется на «больное дно» и волдыри. Он вступает в жаркий спор с хором лягушек — поющих лягушек, которые отказываются замолчать: «Ну, слушайте, лирические сволочи, мне наплевать на ваши отрыжки» (144).

Когда они удаляются от озера, к ним приближается поющий и танцующий хор посвященных, распевающих гимны Деметре, Персефоне и Иакху. Два путешественника решают присоединиться к танцу, но в конце концов прерывают, чтобы спросить и получить указания, как добраться до дома Аида.У дверей дворца Аида их (Диониса, все еще переодетого Гераклом) встречает Эак, привратник. В страхе Дионис обменивается одеждой с Ксантиасом. После ссоры с хозяйкой из-за того, кто есть кто, привратник решает позволить Аиду и Персефоне определить, кто бог, а кто слуга.

Еврипид против Эсхила

Позже Ксантиас и раб начинают разговаривать. Они слышат крики, доносящиеся из дома Аида. Раб говорит ему, что в Аиде беда:

Ну, здесь есть обычай, относящийся ко всем изящным искусствам и ремесленным профессиям: кто лучший в каждой дисциплине, тот имеет право на обед в Большом зале со своим почетным креслом? (164).

Ксанфий узнает, что стул был у Эсхила, но теперь Еврипид бросил ему вызов. Кажется, он обратился за поддержкой ко всем головорезам и убийцам. Итак, Аид решил устроить состязание между Еврипидом и Эсхилом — Софокл отказался от любых претензий. Вскоре приносят весы: «…. Это все надо мерить как следует, и линейками, и аршинами, и циркулем, и клиньями, и бог знает чем еще» (165). Когда Ксанфий спросил о судье состязания, раб сказал, что в Аиде будет трудно найти кого-то достаточно умного, а Эсхил не сходился во взглядах ни с одним афинянином.

Эсхил

Кэрол Раддато (CC BY-SA)

Состязание начинается со словесных нападок Еврипида на Эсхила:

Я видел его насквозь много лет назад, Все это грубое величие — оно все такое необработанное и необузданное. Ни какой тонкости. Просто поток словоблудия… (166)

Эсхил отвечает, что его пьесы жили, а Еврипид умер вместе с ним. На протяжении всего конкурса два поэта ссылаются на свои пьесы.Еврипид говорит: «Я писал о повседневных вещах, о вещах, о которых публика знает и за которые может взяться, если понадобится. Я не пытался забить их на покорность длинными словами» (171). Он считал, что добавил логики в свою драму. Эсхил говорит, что ему было больно отвечать на словесные нападки, но в отчаянии он, наконец, спрашивает Еврипида, какие качества нужно искать в хорошем поэте. Ответ: учить людей быть лучшими гражданами. Эсхил ответил:

Мои герои не были похожи на этих рыночных бездельников, преступников и жуликов, о которых сейчас пишут.Это были настоящие герои, дышащие копьями и копьями… (172)

Эсхил Победитель

Наконец, Эсхил устает от состязания и просит испытать весы. Дионис смотрит на обоих мужчин:

Я пришел сюда за поэтом. Зачем? Конечно, чтобы спасти город! Иначе не будет больше драматических фестивалей — и тогда где я буду?.. Я буду судить между вами только на этот счет. Я выберу мужчину, которого желает моя душа. (188)

В конце концов Дионис выбирает Эсхила.Конечно, чувствуя себя преданным, Еврипид называет его предателем: «Ты оставляешь меня здесь умирать» (189). Когда они покидают дворец, Аид прощается с Эсхилом и советует ему «воспитать дураков» (189). Эсхил уходит, говоря Аиду, чтобы он не пускал этого лживого сквернословящего мошенника со стула.

Наследие

Аристофан был последним из великих драматургов Старой Аттической Комедии. Его едкое остроумие можно увидеть даже в платоновском «Симпозиуме », где он обсуждает происхождение человеческого вида.Один уникальный аспект Лягушки касается трагика Софокла, который умер во время написания пьесы. Аристофан был вынужден внести несколько быстрых изменений. Как и его современники, Аристофан использовал свои пьесы для критики афинского общества: его политических волнений и участия в войне против Спарты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *