Лука и платон каратаев: Заочная полемика толстовца и православного христианина

Содержание

Заочная полемика толстовца и православного христианина

От редакции

Предмет нашей не совсем обычной публикации — замечания будущего священника М. В. Шика на мысли анонимного толстовца. Нам представляется важным не только то, что Михаил Владимирович внимательно читал эту брошюрку и делал свои заметки, но, пожалуй, в первую очередь то, как он это делал. Никаких закорючек, значков на полях, не говоря уже об отсутствии тех резких замечаний, которые так режут глаз в библиотечных книгах; все заметки написаны на отдельных листах. Обращают на себя внимание и метод и стиль полемики: никакого “цепляния” к словам, делающего диалог невозможным, доброжелательное по настрою и глубокое вникание в суть написанного, никакой предвязтости, никаких обличительных ноток. И при этом абсолютно точное (точечное!) проникновение в суть расхождений толстовской этики как безблагодатной и истин христианства. Человек, который десятилетиями размышляет над проблемой добра и зла и их проявлений в жизни, заслуживает некоторого уважения — и он его получает.

Но ошибочность его рассуждений при этом отнюдь не замалчивается.

В сущности, можно было бы дать к данной публикации подзаголовок “Памятник полемической культуры”.

От публикатора

В нашей домашней библиотекев Малоярославце недавно обнаружилась небольшая брошюрка с заголовком “Из передуманного” — серия коротких очерков-размышлений на тему “об отношении людей друг к другу и к самим себе” (как формулирует сам автор, обозначенный только инициалами “М. М.”). Видимо, заметки эти не оставили моего отца — М. В. Шика — равнодушным, так как в брошюрку оказались вложенными его карандашные записи с ответными размышлениями по поводу каждого очерка из первой половины брошюрки. Размышления М. В., вероятно, относятся к тому же 1920 году, когда была напечатана брошюрка М. М. “Из передуманного”, — через два года после крещения отца.

Ласка как огонек в душе

Мне думается, что, как ни хорошо чувствовать дружеское, любовное отношение ксебе со стороны других людей, однако, еще лучше, радостнее и важ­нее самому любовно относиться к другим. Ласка <…> пре­жде всего согревает того, в ком зародилась, а потом уже тех, на кого направляются ее лучи <…> Гораздо печальнее жить тому, кто ни к кому не отно­сится любовно, хотя бы его и любили другие, чем тому, в ком живет ласковое чувство к другим, хотя бы оно оставалось без ответа. Это лишний раз по­казывает, до какой степени зародыши счастья все­гда скрыты в самом человеке и как мало значат внешние обстоятельства для того, кто сумеет эти зародыши в себе найти и вырастить. 17/ХII–18 г.

Комментарий М. В. Есть скептическая гносеологическая доктрина — силлогизм: “только со­держание моего сознания достоверно; все прочее — лишь проекция моего со­знания”. Существует душевный уклад, ничего общего с этой доктриной не имеющий, но в духовной области с нею сближающийся. Такой уклад я бы назвал эгоцентризмом. “Только мое сознание существует”, — говорит солипсист. “Мой душевный мир, мои чувства и мысли — та яркая точка, вокруг которой вращаются туманные образы внешнего мира” — так чувствует эгоцентрик.

Оба — первый теоретически, а второй, что еще хуже, практически — лишены возможности питаться теми живительными токами, какими насыщен мир, среди которого живет человек.

То, что сказано в отрывке о ласке, сказано верно и точно. Но то, что это сказано, выдает в авторе эгоцентрика, слишком слабо связанного с миром. — Ибо и чужая любовь порой греет не меньше, чем своя.

О добрых людях

Может быть, можно сказать, что добрые люди бывают двух типов. Одни — это непосредственно добрые, лично жалеющие тех, с кем встречаются, и старающиеся всячески им помочь. Такие люди иногда могут теоретически делать самые жестокие утвер­ждения: считать необходимыми тяжелые наказания, одобрять войну и смертную казнь. Но, встречаясь с человеком, который страдает, они всегда поры­ваются облегчить его горе и нередко относятся к чужому, как к близкому и родному.

Другие — это те,кто любит не столько отдельных людей, которым делает доброе, сколько самую добро­ту. Такими были Платон Каратаев из “Войны и мира” и странник Лука из “На дне”. Платон Каратаев ровно, мягко и любовно относился ко всем и ко всему: и к Пьеру, и кфранцузским солдатам, и к своей лиловой собачке. Но Пьер знал, что, если бы с ним, с Пьером, случилось бы несчастье, Платон Каратаев почти не огорчился бы: лично к нему Каратаев относился в сущности безразлично. И это сознание делало отношения с Каратаевым особенно легкими и приятными.

Странник Лука тоже каждому делает хорошее и так же, как Каратаев, который смягченным голосом рассказывает о том, что “Бог правду видит, да не скоро скажет”, вспоминает о беглых, которые у него зимовали в Сибири, — по настроению эти рассказы одинаковы. Но, когда приближается развязка, и люди, с которыми он жил, начинают биться в безысходной боли, Лукауходит. И все поминают его добрым словом. В сущности он тоже не был лично привязан к тем, кого жалел — он помогал им потому, что был проникнут всегда одинаково покойным и ласковым ко всему отношением — любил доброту, а не попадавшихся ему на дороге людей.

Мне кажется, что стать добрым человеком пер­вого типа не всякий может — это доброта от рожде­ния, доброта “милостью Божией”. А добрым человеком второго типа можно сделаться путем дол­гого духовного опыта, страдания, размышления и постепенного взращивания тех хороших ростков, ко­торые есть в душе каждого. Если человек это вовре­мя поймет, минута, когда пришла ему эта мысль, оста­нется для него навсегда значительной. 23/VII–16 г.

Комментарий М. В. Я не понимаю, что значит “любить доброту”, или вернее — я понимаю это в духе Платона, но не Каратаева, а автора “Пира”. Платон учил, что любить доброту — значит любить то, что лежит в основе доброты, то, что к ней приводит, сущность, идею, или прообраз добра, то есть Бога.

Платон Каратаев именно так любит доброту, потому что он добрый человек “милостию Божией”. Он добрый человек, потому что имеет Бога в сердце, но не сентиментального, а космического склада. Судьба отдельного человека для него тонет в общей мировой гармонии. То же и Лука, только у того не гармония мира звучит в душе, а чувство Рока, перед которым так слабы и ничтожны люди. Ваше противоположение двух типов добрых людей верно в основе, но линия разделения, мне кажется, проходит не там, где Вы ее проводите. — Платон Каратаев в то же время и добрый человек по Вашей терминологии (вспомните лиловую собачку, его светло-любовное отношение к Пьеру, французам и всем, кто его окружал), и любит доброту. Если позволить себе грубоватость терминов, я бы сказал, что есть существенно добрые люди — Каратаев — и добряки, в которых доброта может уживаться с противоречащими ей побуждениями и бывает реакцией нервов, а не души.

О злом чувстве

Люди, осуждая те или иные поступки других, в большинстве случаев обращают внимание на то, что является формой, а не внутренней природой сде­ланного.

При этом они принимают в расчет то впечатле­ние, которое на них произвел этот поступок, те мысли и настроения, которые у них явились, когда они узнали о нем или непосредственно от него пострадали, представляют себе состояние тех, на ком он мог отразиться, и все это кладут в основание своего решения.

Те из них, кто склонен сурово относиться к другим, обыкновенно составляют свой приговор на основании только этих соображений.

Люди добрые часто этим не ограничиваются. Они ставят себя не только наместо того, кто обижен, но и то­го, кто обидел, стараются найти смягчающие вину обсто­ятельства и, если после этого видят, что они сами все-та­ки никогда бы не могли так поступить, что подобное де­ло противоречит всей их нравственной природе, они осуждают не только обиду, но и обидевшего.

Меньше всего на их снисхождение могут рассчитывать те, кто приносит вред другим не с корыст­ной целью — вора, грабителя гуманный человек может оправдать как жертву общественного порядка, но клеветника, брюзгу, язвительного и жестокого че­ловека вряд ли простит. В их поступках он видит как будто воплощение зла в его чистой, ничемне смягчаемой форме, и потому к ним готов особен­но строго относиться. Чем сильнее добрый чело­век чувствует, что он не способен на такие дела, тем более строго он осуждает тех, кто их со­вершает.

Между тем, если не только ставить себя на место таких людей, но и постараться проникнуться их настроением, то можно прийти к совсем другому выводу: именно те нехорошие поступки, которые осно­ваны на чистой злобе, может быть, скорее все­го следует простить.

Злое чувство — вовсе не приятное чувство: желая уязвить другого, “ковырнуть” его, человек вместе с тем обычно “ковы­ря­ет” и самого себя. В злом чувстве всегда или почти всегда скрыто страдание и, если иногда оно вместе с тем и приятно, то по боль­шей части потому, что и самоистязание тоже может доставлять удовольствие.

Иногда бывает чрезвычайно приятно отодрать ко­росту, которой покрылась царапина, хотя эта короста совсем нам не мешает, и, чем сильнее боль, тем больше хочется сорвать возможно больший кусок, и тем больше удовольствие, которое сопровождает боль.

Удовольствию этому никто не будет завидовать, каждый готов признать его извращением, но оно все же достаточно, чтобы объяснить самый посту­пок. И никому, кто поймет это чувство, не придет мысль жестоко осуждать такого человека за это са­моистязание.

Мне кажется, что очень часто и те, кто при­носит боль другим, переживают такой же процесс, и иногда сами страдают не меньше тех, кого оскорбляют.

Кроме того, не надо забывать, что чаще всего именно те склонны находить удовольствие в чув­стве зла, кто сам много испытал тяжелого. В обы­денной жизни хорошо известно, что “на радости” прощают, а оскорбляет других тот, кого “укусила ка­кая-то муха”, но это знание обычно не обобщают. Оно редко находит такое отчетливое выражение, как в словах народного сказания о том:

Што людская злоба не от роду,

От печали человеческой да заботы.

Об этом по большей части не помнят и, осу­ждая, осуждают не только обиду, но и обидевшего.

_____

Как это ни странно, наиболее приятное и цель­ное злое чувство, которое доставляет несомненное удовольствие, и само по себе почти не приносит страдание тому, кем овладевает, хотя в то же время может повлечь самые тяжелые последствия, — сильный гнев — легче всего извиняется в общежитии.

Говорят, что ему трудно не поддаться, что он затемняет сознание.

А откуда известно, что со злобой, с желанием причинить другому боль, бороться легче? 2–5/VII–14 г.

Комментарий М. В. Тонкая и поистине добрая мысль вложена в этот отрывок. Добрая тем, что освобождена от ригористической жестокости морализирования. Ибо нет более жестоких в отношении ближнего людей, нежели те, кто следует (или считает, что следует, эти особенно опасны) велениям безусловного “нравственного закона”.

Обличение

Мне кажется, что обличать человека можно лишь тогда, когда ему не только указывается путь исправле­ния, но вместе с тем и подаются силы для того, чтобы этим путем идти.

Обличение допустимо лишь тогда, когда в то же вре­мя благодаря тону беседы, личному влиянию или содержанию упреков у обличаемого пробуждается и растет желание изменить свое поведение, и продолжать обличение можно лишь до тех пор, пока есть уве­ренность, что человек, если не на словах, то по крайней мере внутренне идет навстречу тому, кто его порицает.

В противном случае у обличаемого, во-первых, является лишь бесплодное раздражение против со­беседника, которое только увеличивает рознь между людьми и ослабляет возможное в будущем нравственное воздействие, и, во-вторых, не имея сил бо­роться со своими дурными склонностями, но осознав их, человек часто легче с ними примиряется, чем если бы они не были ему показаны.

— Ну, хорошо, я эгоист, — соглашается он. — Ста­ло быть, мне так и полагается себя вести.

И когда он делает такое неожиданное заклю­чение, возражать ему очень трудно. Разве только если начать разубеждать его в том, что он эгоист, и, следовательно, — опровергать свои собственные упреки. 10/XII–14 г.

Комментарий М. В. По поводу этой мысли хочется сказать то же, что и о предыдущей: в ней есть доброта и свобода от внешней морали. Ведь тот, кто принял на себя роль Исайи, не упустит обличить всякого и при всяком случае, и почтет грехом умолчать о замеченном им грехе ближнего.

За скобку обоих этих отрывков выводится одно общее для них заключение: из закона, будь это закон юридический или закон нравственный, неизбежно происходит жестокость. С нравственным законом это случается, конечно, лишь тогда, когда он понимается по-законнически. А последнее почти неотвратимо, если нравственность опирается только на закон, а не на благодать Божию.

О безобидной шутке

Нового, незнакомого человека особенно приближает к людям, с которыми он встретился впервые, шут­ка — не блестящая и остроумная, а просто милая и безобидная, вызывающая не смех, а улыбку.

Такая шутка сразу рождает доверие к челове­ку и устанавливает дружбу, — может быть, незамет­ную, не поддающуюся учету, но хорошую и крепкую. 13/VIII–16 г.

Комментарий М. В. Все мысли, собранные в этой книжечке, связаны между собой тем, что все касаются отношений людей друг к другу и самому себе. Кроме этой связанности по теме они связаны еще внутренне общим тоном тех отношений, которые в них преобладают. Лирика, и при том приправленная грустью, меланхолическая лирика, чеховская нотка — вот преобладающий тон отмеченных здесь человеческих отношений. Это грустная и добрая, снисходительная и сочувственная к человеческой немощи, тихо радующаяся искорке Божиего света в людских душах, я сказал бы — старческая улыбка автора особенно приятна в этом отрывке, говорящем о сближающей силе улыбки, следующей за безобидной шуткой.

О том, чтобы быть всегда самим собою

Мне кажется, что одним из самых незаметных и вместе с тем вредных соблазнов является стремле­ние казаться чем-то большим, нежели это есть в действительности. Желая показаться другому или самому себе глубокомысленным, образованным или очень остроумным, человек направляет свое внимание на достижение соответствующего эффекта. И потому в нем замирает то внутреннее чутье, которое дает ему возможность схватить самое существенное в тех явлениях, о которых он говорит, и беседа теряет творческий характер.

Вместе с тем в тех случаях, когда человек достигает при этом того, чего хочет, он часто теряет нечто гораздо более ценное. Его считают филосо­фом, ученым, остроумцем, относятся к нему с боль­шим почтением, но уже не видят в нем просто человека, с которым можно непринужденно говорить о чем угодно и как угодно.

Поэтому те люди, которые не понимают, как хорошо быть всегда самим собою, и стараются чем-то казаться, представляются мне иногда очень жалкими. 21/VII–14 г.

Комментарий М. В. Несомненно, что одним из существеннейших условий для достижения свободы является способность быть всегда самим собою, ибо одна из тягчайших зависимостей человека — это его зависимость от того, чем ему хочется казаться самому себе и другим людям. Хотеть казаться — это подлинное рабство, из которого проистекает много очень губительных последствий: неискренность в отношении себя, ложь внешняя и, наконец, самое тяжелое, какая-то степень раздвоения личности, связанная с этою внутреннею и внешнею неискренностью. Все это ведет к жестокому разладу с самим собою, то есть к нравственному распаду.

Все это верно. Но не сказано в этом отрывочке, что быть всегда самим собою не только необходимо, но и чрезвычайно трудно, и чтобы достигнуть этого, нужна большая духовная работа.

Подлинная гордость

Думается, что подлинная гордость проявляется тогда, когда человек не считает возможным скрывать все, что могло бы повредить ему во мнении других.

Тот, кто прямо признается в своей неосведомленности в той или иной области и в неумении достигнуть той или иной цели — не боится осуждения других, не считается с тем, как они на это по­смотрят и что скажут. Таким образом, он без всякой нарочитости осуществляет свою независимость и твердость, а в этом-то и заключается истинная гор­дость.

Если в детстве и отрочестве самолюбие заставляет иногда говорить неправду, то взрослого оно же долж­но побуждать всегда и во всем быть правдивым. Это не легко, но с годами работы над собою должно прийти, и тогда будет вознагражден сторицей тот труд, который придется положить на борьбу с лож­ным самолюбием.

Такое поведение даст подлинную свободу, так как действительно свободен лишь тот, кто ни пе­ред кем не трусит и не пасует. Оно обеспечит даже то, с чем как будто человек не собирается считаться — уважение людей, потому что ничто так не импонирует людям, как уверенная в себе ис­кренность. 10/III–15 г.

Комментарий М. В. По поводу Вашей мысли о подлинной гордости мне хочется высказать заключение, к которому я недавно пришел, размышляя о том же предмете. — Гордость может быть подлинной лишь в сочетании с подлинным смирением. Если не смирением, то чем одолеть ложное самолюбие, про которое Вы говорите? Разве что презрением к людскому мнению, то есть презрением к людям. Но тогда как бы “подлинная гордость” не стала горше ложной.

Вы говорите, что с годами духовной работы должно придти к человеку то истинное самолюбие, которое побуждает всегда и во всем быть правдивым, как того требует подлинная гордость. Но Вы не указываете, в чем состоит эта духовная работа. Я думаю, что содержание ее — приобретение подлинного смирения.

О стремлении к власти

Может быть, можно сказать, что присущее людям стремление к влиятельному положению и видному месту должно быть обратно пропорционально со­знанию нравственной ценности своего поведения. Те, кто стремится приобрести известность и влияние, делают это нередко отчасти для того, чтобы под­крепить таким образом свое уважение к самому себе, а тот, кто старается жить сообразно велениям своего внутреннего голоса, не нуждается для этого в какой-либо внешней опоре. 20/III–15 г.

Комментарий М. В. Вы правы, что стремление к видному социальному положению нередко вырастает из неуверенности в собственной нравственной ценности, которая нуждается в апробации и санкции “общественного мнения”. Но таким побуждением объясняется, на мой взгляд, не специфическое стремление к власти, а стремление вылезти на авансцену общественной жизни независимо от того, связано ли такое положение с приобретением именно власти. Сказанное побуждение вполне может удовлетвориться просто известностью, пониманием, что “не затерялся в серой массе”. Другое дело — специфическое стремление к власти. Если для первого стремления нужно иметь мало уважения к себе, то для второго — большое неуважение к другим.

О прямых людях

Еще несколько месяцев тому назад мне пришлось думать о том, что я, кажется, всегда радостно готов был пойти навстречу всякому порядочному человеку, который прямо и искренне высказал бы мне свое мнение о моем поведении в том или ином отно­шении и даже спросил бы у меня отчет.

Мне кажется, что в таком вмешательстве как будто кроется настоящее большое уважение к дру­гому: ведь если мы недостаточно считаемся с чело­веком, нам в сущности все равно, как он поступает, и очень легко оказаться настолько тактичным, что­бы не спрашивать о мотивах его поведения.

Вероятно, вследствие этого эгоистического чув­ствования я склонен особенно ценить того, кто го­ворил бы мне то, что он о мне думает, так, как он думает, и не лгал бы ни словом, ни умолчанием, даже по той причине, по которой иногда говорят не­правду как раз самые хорошие люди—из ложной деликатности. Но мне кажется, что такие люди в высшей степени редки; найти или по крайней мере выдумать такого человека и затем его потерять бы­ло бы тяжелой утратой.

Конечно, надо, чтобы такой человек говорил на том же языке, как и тот, к кому он обращается. В противном случае, разумеется, тоже следует дать ему прямой и искренний ответ, хотя бы из благо­дарности, но вряд ли возможна настоящая связь. 13/IX–16 г.

Комментарий М. В. Есть налет гордости в том, как свою мысль о прямых людях Вы связали с своей готовностью выслушать замечания прямого человека. И гордость эта, пожалуй, не из раздела “подлинной гордости”. Позвольте Вам высказать это прямо.

Воспоминания о хороших людях

Воспоминания охороших людях очень помогают жить. Сами же хорошие люди, как и все люди, по большей части, мало кому умеют и могут помочь.11/Х–16 г.

Комментарий М. В. Я говорил на одной из предыдущих страничек об уклоне в умонастроениях Ваших, который роднит их кое в чем с солипсизмом. Вот мысль, которая имеет уклон почти в ту же сторону — к иллюзионизму.

Пусть Вы почти правы, — я не спорю, что о хороших людях еще лучше думать, чем быть с ними. Я намеренно подчеркнул “еще”, потому что не станете же Вы спорить, что непосредственное общение с хорошими людьми тоже дает многое, ободряющее, утешающее и помогающее жить. Так вот — пропуск этого “еще” в Вашей мысли, заостренность ее формулирования и острый привкус сочетания меланхолии с сарказмом, — все это как бы хочет внушить такую мысль: как ни хороши хорошие люди, хороши-то они лишь тем, как во мне отражаются. Ценное — лишь внутри меня, а внешнее, даже наилучшее — иллюзорно.

Такое обесценение мира не только мне чуждо, — оно, по-моему, крайне губительно для душевной жизни; это своего рода атрофия тех органов, которые вводят в духовное питание жизненные соки извне. И тогда душевному организму грозит опасность отравления собственными соками.

Постоянный и оборотный капиталы

Юный Юлий Цезарь сокрушался: “мне двадцать лет, а ничего не сделано для бессмертия”. Он по­лагал, что должен сделать что-нибудь такое, что закрепило бы его имя в памяти людей и существовало бы даже тогда, когда самим Цезарем, по старой шутке, уже замазывали бы окна.

Эту уверенность люди по большей части разде­ляют и до сих пор: многие склонны считать, что только тот человек жил не даром, который оставил после себя книгу, новую, никем не высказанную рань­ше идею или реформу в той или иной области чело­веческой деятельности. Говоря образно, можно ска­зать, что ценность человеческой жизни люди склонны измерять величиной оставшегося после человека по­стоянного капитала.

Я не хочу уменьшать значение этого постоян­ного капитала и не хочу забывать о том, что дей­ствительно конкретные произведения человеческого творчества обладают наиболее длительной действен­ной силой, но мне кажется, что напрасно иногда забывают о другом капитале, который я, в противо­положность “постоянному”, назвал бы “оборотным”.

Человек делает не только то или иное дело — он создает самого себя. Каждое слово, шутка, улыбка — это детали того произведения, которое на­зывается нашим “я”, и заботливая, вдумчивая, чут­кая работа над ним — наша главная и непосредственная обязанность. Оно существует лишь пока мы живем, а затем исчезает, и после него остаются только частичные следы, которые я назвал постоянным ка­питалом. Но пока наше “я” существует, оно непре­рывно проявляется: все время, за исключением сна, мы думаем, чувствуем, разговариваем, действу­ем, и все эти проявления нашего “я” составляют тот оборотный капитал, о котором я говорю.

Мы передаем его тем людям, которые с нами со­прикасаются, они, переработав по-своему или оста­вив неизмененным (шутку, удачное сравнение и т. д.), передают дальше, в свою очередь таким же обра­зом знакомят нас со своим оборотным капиталом, и так протекает процесс, который называется нашей жизнью. Поэтому создание возможно большего ко­личества ценностей, хотя бы и текучих — добрых поступков, хороших мыслей и настроений, — есть дело первенствующей важности, совершенно неза­висимо от того, закрепятся ли они в памяти людей или нет.21/III–15 г.

Комментарий М. В. И эта мысль грешит тем же — и она исподтишка нашептывает о малоценности внешнего мира перед внутренним, ибо противоположение “постоянного” и “оборот­ного” капиталов в Вашем смысле основано на противопоставлении объективированного (внешнего) произведения человека той личной субъективной (внутренней, душевной) атмосфере, которая окружает всякую личность. Я же думаю, что лучшее и ценнейшее из объективных проявлений человека, и при том самое вечное и неисчезающее — это он сам во всей своей субъективной неповторяемости. Этот капитал — по Вашей терминологии “обо­ротный” — может быть, гораздо более заслуживает названия “постоянный”, чем другой, ибо он гораздо более его причастен к жизни будущего века.

Наше разногласие не только терминологическое. Вы говорите: оборотный капитал эфемерен, но особенно ценен (втайне же вместо “но” Вы ставите знак функциональной связи). Я же говорю: он не только особенно ценен — он и особенно прочен. Но так как здесь мы ценим одно и то же — я готов отпустить Вам Ваше иллюзионистское прегрешение.

Смерть и связь между людьми

Говорят, что вера в загробную жизнь нужна хотя бы в силу утилитарных соображений: люди, не верящие в воздаяние каждому по заслугам, ко­торое, по учению церкви, ждет человека за гробом, могут решить, что “все позволено”, и не остано­вятся ни перед чем, чтобы пожить в свое удоволь­ствие,

Может быть, в этих опасениях и есть некоторая частица истины, но лишь потому, что только не­многие могут продумывать и прочувствовать до конца то, что приходит им на ум: громадное большинство людей скользит по поверхности, готовой формулой или готовым рецептом отделываясь там, где надо вникнуть и прислушаться к самому себе. Иначе они должны бы были ощутить весь ужас полного уни­чтожения, исчезновения, превращения в ничто — этот провал в пустоту, потерю своего лица, своего “я”.

И у того, кто смог бы это прочувствовать вполне, должно бы было появиться настроение, похожее на то, которое испытывают люди, несущиеся к верной гибели, например, рыбаки на льдине, — желание при­жаться друг к другу и не вздорить друг с другом, если смерть все равно приведет все к одному зна­менателю.

Моя мать, которая умела видеть в смерти другого нечто большее, чем простое происшествие, сказала мне как-то, что, по ее мнению, мерилом правильности наших отношений к людям должно быть такое по­ложение: держи себя с человеком так, что, если бы он умер в любой момент, тебе не в чем было бы себя упрекнуть, когда будешь думать о нем.

Мне кажется, она не верила в загробную жизнь, но обидеть человека, который рано или поздно должен умереть, ей казалось столь же возмутительным, сколь обывателю представляется возмутительной вся­кая несправедливость по отношению к человеку, при­говоренному к смертной казни. 25/VIII–15 г.

Комментарий М. В. Когда Вы размышляете о смерти и конечной гибели человека, не решаясь даровать ему бессмертие, Вы думаете о том чувстве общей немощности и взаимо-жалости, которое должно овладевать при таком сознании людскими душами, — и в этом находите источник нравственного утешения и даже основу нравственного поведения. В начале гибели Вы хотите, как Ницше, найти зерно творческого духовного возрождения. Я же, когда осваиваю себе такое сознание конечной гибели, ощущаю леденящее дуновение, подтачивающее всякую возможность нравственного творчества и духовного возрождения. И Ваш способ одоления чувства гибели представляется мне обреченной на бесплодие попыткой “творчества из ничего”, маревом утверждения человека на самом себе, — в последнем истоке — человекобожеством.

Суд над собою инад другими

Если я не ошибаюсь, Батюшков после 1812 года говорил, что война поссорила его с человечеством.

Эти слова часто мне теперь приходят на ум: может быть, никогда еще с такой подавляющей от­четливостью не выяснялось, как легко целым об­ществом овладевают пароксизмы глупости, ослепляю­щей даже очень умных людей, как ложь, вольная и невольная, беспрепятственно попадает даже на стра­ницы самых честных газет, наконец, как много между порядочными людьми таких, у которых карманная совесть.

В одних случаях они складывают совесть, как носовой платок, и прячут ее в карман, в других — развертывают ее напоказ и, если имэто нужно, даже завертываются в нее, как в плащ. И при этом как будто никто не испытывает никакого неудобства: ни они сами, ни их совесть.

Тот, кто переживет войну и не сумеет закрыть глаза на все это, должен будет испытать тяжелое чувство — упадок уважения к людям. Это чувство опас­но во многих отношениях. Оно должно делать труд­ной работу для людей и еще труднее — работу с людьми. Оно может облегчить приход духа уныния, который больше подрывает душевные силы человека, чем что бы то ни было другое. Наконец, оно может позволить мысленно отгородиться от других и на­чать собою любоваться, а это дает одно бесплодное самомнение.

Мне кажется, что надо попытаться найти противоядие против этого чувства или, по крайней мере, против его последствий. Может быть, против одного из этих последствий, против самолюбования, могло бы помочь такое рассуждение. Мне кажется обще­признанным, что людей, стоящих на разном уровне развития, надо судить по-разному. Какому-нибудь готтентоту, может быть, следует поставить в большую заслугу то, что он не берет чужие вещи, но было бы странно, однако, если бы то же самое мы бы сочли очень лестным для действительно куль­турного человека. К нему мы должны предъявлять требования более строгие и высокие.

Не то ли же самое можно сказать, производя оценку себе и другим людям?

Если большинство оказывается на таком низком уровне, что даже очень элементарные требования не может осуществить, то все же тот, кто их осу­ществляет, не должен этим гордиться. Очевидно, он стоит на иной ступени, и ему надо судить себя на основании тех законов, которые можно прилагать к людям, на этой ступени стоящим. Ведь этические правила не есть что-то строго зафиксированное и ограниченное, нет предела, достигнув которого, мож­но было бы сказать, что дальше некуда идти.

Тот, кто берет взятку, конечно, поступает дурно, он заслуживает порицания, а если бы избавился от этого соблазна, то заслужил бы похвалу. Но было бы очень странно, если бы идейный человек стал бы хвалить себя за то, что не берет взяток. Для него в этом нет никакой заслуги. Но за нарушение иных правил, которые он признает для себя обя­зательными и которые даже нельзя предъявлять то­му, кто берет взятки, он должен так же строго себя осуждать, как осуждает берущего взятки.

Очевидно, если начать судить себя и других, все окажутся равными, хотя и совершают, может быть, совсем не равные поступки. 20/XII–16 г.

Комментарий М. В. Мне не по душе те разные мерки, какие Вы хотите применять, судя себя и других. То, что Вы предлагаете судить себя строже, чем других, нисколько не одолевает гордости и самолюбования, а напротив, потворствует им. Посмотрите, что пишет о суде над другими авва Дорофей. Там исход для совести более прямой и очищающий.

Люди как артисты

Где-то я прочитал афоризм Шамфора, смысл ко­торого можно передать приблизительно так:

— Люди, как артисты на сцене, играют разные роли: один играет короля, другой — ученого, третий — солдата или монаха. И, как артисты, все они равны: несмотря на костюмы, которые на них надеты, и словa, которые они говорят, все они лишь бедные профес­сионалы с одинаковыми желаниями, надеждами, ра­достями и огорчениями. И тот, кто изображает ко­роля, мечтает о тех же благах, которые хочет по­лучить и тот, кто изображает лавочника.

Мне кажется, что к этому рассуждению можно добавить одно: мы должны себя держать, как пола­гается хорошим артистам, и возможно лучше исполнять свою роль. Но было бы странно, если бы мы настолько забывались, чтобы не помнить о том, что те, которые играют на одной сцене с нами, такие же люди, как и мы. Если по ходу действия один артист обязан сделать выговор другому, ему следует, конечно, это выполнить, но было бы стран­но, если бы он при этом возненавидел того, кому делает выговор.

Номожет явиться вопрос, не бывает ли таких положений, когда артист на сцене должен не только делать другому выговор, но и ощущать к нему на­стоящую личную злобу, так как только тогда он хорошо выполнит свою роль. Что касается меня, то, хорошо помня, что все мы одинаково только артисты, я выбрал бы себе лишь такую роль, которая не обя­зывала бы к живой и острой личной ненависти для того, чтобы вести ее хорошо. Мне думается, что для каждого нашлись бы подобные роли, или, по крайней мере, он мог бы их создать. 19/IV–15 г.

Комментарий М. В. Разве Вы не замечаете, что принимая слишком …lalettre (фр. ‘буквально’ — Ред.) сопоставление роли человека в жизни с ролью актера на сцене, Вы неминуемо впадаете в раздвоение сознания и личности: я играю свою роль в жизни не в последнем серьезе; настоящее же и вполне серьезное храню про себя.

Опять замыкается над Вами заклятие иллюзионизма.

Одиночество

Если бы у меня явилось желание придумывать парадоксы, я бы мог записать: тот, кто не хочет чувствовать себя одиноким, должен стараться все­гда жить один. 20/III–17 г.

Комментарий М. В. Этот отрывок в немногих словах и изящной форме заключает очень большую мысль и острое переживание. Эта мысль представляется мне во многом очень верной. Но да простит мне автор, поставивший на обложке своей книжечки фирму Общества в память Толстого, что его парадокс невольно приводит мне на память афоризм Екатерины II, который любил повторять Ключевский: “Чем больше я узнаю людей, тем больше начинаю любить собак”.

Молитва о других

Мне кажется, что всякое доброе дело можно рассматривать с двух сторон: во-первых, можно иметь в виду пользу, приносимую другому, во-вторых, то хорошее чувство, которое испытывает сам делаю­щий добро.

В этом отношении в исключительно счастливом положении находятся люди верующие: у них есть возможность молиться за других. Можно сомневать­ся в том, что их молитва принесет пользу тем, за кого они молятся, но сами они переживают дей­ствительно очень хорошее и чистое чувство.

Они могут всегда найти выход стремлению сде­лать доброе человеку и при том так, что в этом примет участие вся их душа, все их “я”. Внутренне сосредоточившись в молитве за другого, они хотя бы несколько минут живут для него в полном смысле этого слова.

Это не может пройти бесследно: прежде всего останется ощущение глубокого удовлетворения, так как удалось дать выход хорошему чувству. Вместе с тем почувствуется большая близость к тому, за кого молился, большая к нему ласка, как это почти всегда бывает, когда человек делает что-нибудь для другого от всего сердца.

Добрый же поступок далеко не всегда воз­можно сделать, хотя бы уже потому, что другой может не нуждаться ни в чем конкретном, а если даже возможно, то почти всегда приходится делать его открыто, и это, конечно, во много раз умень­шает его ценность, тем более что почти всегда при­мешиваются посторонние мотивы: надежда на бла­годарность и проч. Верующим людям положительно иногда прихо­дится завидовать: им не только живется менее труд­но, чем остальным, но и стать хорошими легче. 14/X–16 г.

Комментарий М. В. Я очень рад, что Вы отмечаете спасительную силу молитвы. Но не говоря о том, что Вы отмечаете ее односторонне — (Вы признаете ее благодатную силу только для самого молящегося) — есть у Вас оттенок снисхождения, взгляда сверху вниз на верующего человека, которому так легко, по Вашим словам, стать или почувствовать себя хорошим. Вы закрываете глаза на то, что молитва требует большого душевного напряжения и предварительного долгого пути и духовной работы, чтобы научиться ей. И потому молитва, может быть, вовсе не такая уж легкая вещь, а на способного молиться человека, пожалуй, нет основания смотреть с сознанием такого своего превосходства: я-де, иду путем более трудным и тернистым.

Зеленый попик

У Блока есть одно стихотворение, которое я помню не вполне отчетливо, хотя оно показалось мне одним из самых хороших стихотворений той книжки, где оно напечатано.

Вечером на болотной кочке сидит маленький зе­леный болотный попик и приветливо кланяется ка­ждому ползущему или идущему мимоболотному оби­тателю. К нему подходит лягушка с порезанной лап­кой, он делает ей перевязку травою и говорит:

Душа моя рада

Всякому зверю,

О всякой вере.

Как это ни странно на первый взгляд, зеленый попик вспоминается мне иногда, когда я думаю о житейских отношениях.

Если начать судить людей, может показаться, что и царь Давид был слишком мягок в своем ко­ротком приговоре: всяк человек есть ложь.

Не судить и создавать себе иллюзии тоже не всегда возможно: внутреннее чувство иногда заста­вляет нас производить оценку себе и другим и не позволяет спасовать перед болью, которую при этом придется пережить.

Но судя и даже осуждая, надо помнить о том равенстве в неравном падении, о котором я уже однажды думал. Однако мало об этом знать: одно знание бессильно смягчить всю горечь, раздраже­ние и жажду воздаяния, которая охватывает душу в иные минуты. Нужно не знание, а настроение, надо, как зеленый попик, радоваться “всякому зве­рю о всякой вере”. 14/I–17 г.

Комментарий М. В. Об этом попике мне нечего сказать. Ваша мысль звучит здесь согласно с моей. Действительно — какое же может быть лучшее отношение к людям, чем радоваться “вся­кому зверю о всякой вере”. Это много лучше даже, чем помнить о “равенстве в неравном падении”.

Дружба с подростками

Может быть, самые хорошие и задушевные вос­поминания у меня связаны с теми детьми-подростками, с которыми мне несколько раз удавалось за­вязать дружбу. И как это ни странно на первый взгляд, я всегда ценил эти отношения больше, чем знакомство с некоторыми, казалось бы, гораздо бо­лее интересными и более подходящими ко мне по возрасту людьми.

Я думаю, это надо объяснить тем, что я взял с детьми правильный тон: несмотря на разницу в летах, я относился к ним с такой же серьезностью и с таким же уважением, как если бы они были моими ровесниками.

Я старался говорить с ними о том, что меня действительно интересовало, только, может быть, упрощал иногда вопрос, стараясь сделать его более близ­ким тем, с кем я говорил, и, конечно, избегая употреблять иностранные термины, которые могли бы быть непонятны. И так как в таких разговорах не было никакой нарочитости — я не старался не­пременно их затевать и избегал подделываться к собеседникам, “сюсюкать”, — то и выходило это про­сто и хорошо.

Эти разговоры были для меня особенно ценны, потому что я должен был до конца уяснять себе те мысли, которыми делился, стараясь передать их суть и, главным образом, то переживание, которое их породило и которое, может быть, знакомо и под­ростку, хотя бы о предметах этих он и мало ду­мал. И всегда мне платили тем же.

Помню, как мне приятно было, когда одна де­вочка-подросток рассказала мне о том, как она, когда ей было семь лет, додумалась до мысли, что Бог один у всех, и тот Бог, которому молится ее ба­бушка еврейка, тот же самый, которому молится рус­ская кухарка.

Это было для нее настоящее открытие — первое отвлеченное умозаключение, которое она вывела, но она никому об этом тогда не сказала. Как и огром­ное большинство детей, она росла в таких условиях, что с самыми задушевными мыслями ей не к кому было обратиться. Мне пришла тогда мысль, что эта девочка после того, как с тех пор прошло уже 6–7 лет, может быть, мне первому рассказала об этой значительной в ее жизни минуте, и я почувство­вал такую радость, и гордость, какую никогда бы не породила во мне ни одна награда.

Кажется, тогда же я подумал, что то хорошее волнение, которое мы испытываем, когда, читая под­линно художественное произведение, знакомимся с чужой душою, мало значит по сравнению с той ценностью, которую дает непосредственное сближе­ние с другими. 5/Х–15 г.

Комментарий М. В. И эта мысль вызывает только сочувственный отклик. Хочется лишь расширить ее, сказавши, что если подойти серьезно, уважительно и вдумчиво не только к подростку, но ко всякому человеку, хорошему и дурному, интересному или “серому” — во всяком обретешь живую человеческую душу, и это впечатление на всю жизнь оставит радостный след воспоминания о собственном открытии.

О росте идейных движений

Мне часто приходит мысль, которая может показаться совершенно парадоксальной и которая все-таки заключает в себе зерно истины: книгопечатание способствует распространению идей и мешает углублению идейных движений.

Теперь человек, которому пришла та или иная идея, спешит развить ее в книге или в брошюре, и когда ему удается это сделать, он уже по большей части считает, что выполнил все, что мог выполнить, и на том успокаивается. Книгу эту прочтут сотни людей, из которых, может быть, несколько десятков заинтересуются этой идеей и посочувствуют автору, но и в их сознании эта идея скоро будет оттеснена на второй план каким-нибудь другим книжным впечатлением. То, что легко воспринимается, обыкновенно легко и забывается.

К тому же читатели эти остаются совершенно в стороне и от автора, и друг от друга. Узнавая идею из книги, они не могут завязать личную и непосредственную связь с тем, у кого зародилась эта идея, и воспринять ее во всей ее полноте. И потому нередко, казалось бы, важные и значительные мысли, высказанные в книге, не получают действенной силы, и трудно сказать, имели ли они то или иное влияние на жизнь.

В прежнее время было иначе. Человек, у которого было что сказать людям, должен был делать это путем личного с ними общения. При этом для того, чтобы действительно суметь убедить тех, с кем ему приходилось говорить, он должен был продумать и пережить свою мысль до конца. Только при этом условии он мог добиться того, что люди за ним пойдут, и чем больше он думал над этой мыслью, тем больше он становился верующим в ее значение и ценность. Таким образом то обстоятельство, что мысль свою нельзя было так легко высказать и так просто сбыть ее с рук, как это можно сделать при книгопечатании, делало ее более действенной не только в душе тех, кто ее воспринимал, но и в душе того, кто ее вынашивал.

Далее, благодаря тому же личному и непосредственному общению с теми, кому нужно было передать эту мысль, происходил особый человеческий отбор. Из тех десятков людей, с которыми говорил тот, кто хотел распространить эту идею, находилось несколько самых лучших, твердых и последовательных, которые сплачивались вокруг него, придавая этим новые силы и ему, и друг другу. И каждый из них в свою очередь передавал эту идею десяткам других, из которых тоже несколько лучших присоединялось к тем, кто уверовал раньше. Таким образом получалась та среда, в которой эта идея могла расти и развиваться, создавалась община нравственно сильных, отборных людей, которая не давала ей умереть.

При известных условиях идея могла распространяться путем такой передачи даже шире, чем посредством печати. Если бы тот, кто начал ее проповедывать, сперва убеждал хотя бы всего двух людей, каждый из этих двух — еще двух, каждый из этих четырех — опять двух, каждый из этих восьми — тоже двух и так далее, то получилась бы та самая геометрическая прогрессия, свойства которой, по преданию, принял во внимание изобретатель шахмат, попросивший у царя, чтобы ему дали столько зерен, сколько можно было бы уложить на квадратиках шахматной доски, если бы количество зерен увеличивать в такой пропорции.

И действительно, все религиозные движения, захватывавшие многие миллионы людей, создавались путем такого личного непосредственного отбора людей, продолжавшегося иногда многие десятилетия, причем в это время самые идеи все развивались и усложнялись. И наоборот, сомнительно, чтобы могло создаться, например, христианство, если бы Евангелие сразу в один прекрасный день появилось из-под печатного станка и вместе с грудой прочих книг было бы разослано хотя бы по сотням книжных магазинов.

Мне думается, что этими причинами отчасти объясняется то, что за последнее время почти не возникают значительные духовные движения. Книжные идеи могут в лучшем случае способствовать зарождению той или иной партии или общества, но не имеют той действенной силы, под влиянием которой тысячи людей преображаются внутренне и начинают совместно строить заново свою жизнь. 9/III–19 г.

Комментарий М. В. Есть зерно истины в Вашем утверждении, что книгопечатание, почитаемое за одно из сильнейших орудий “прогресса”, имеет и очень сильные обратные стороны — в том числе ту, что часто мешает углублению идейных движений.

* * *

На этом записи М. В. Шика обрываются. Неизвестно, читал ли их “М. М.”, или они остались “заметками для себя”. — Е. М. Шик.

Публикация Е. Шик

Новости — Новосибирская открытая образовательная сеть

В этом году на заключительный этап олимпиады по литературе, который проходил в подмосковных Химках, приехали 235 школьников из 79 регионов. Организаторы решили сделать состязание максимально прозрачным. Еще до апелляции всем участникам разрешили посмотреть свои работы и прочитать рецензии жюри.

Обычно олимпиадные работы показывают участникам только при подаче апелляции. Но в этом году еще до апелляции всем школьникам разрешили посмотреть свои работы и прочитать рецензии жюри. А если у кого-то были вопросы, то и лично задать их педагогам.
В зал, где шел просмотр работ, выстроилась очередь. Выяснилось, что почти все школьники хотят поговорить с членами жюри. Например, одна из участниц, когда писала последнее задание, начала выполнять его с новой страницы. А проверяющий страничку не перевернул. «Это наша техническая ошибка», – соглашается эксперт. В итоге школьница получила плюс семь с половиной баллов к своей оценке. За соседним столом участнику объясняют: «А здесь у вас написано «небольшое количество времени». Это канцеляризм. Согласны? За это баллы и снизили».
Если раньше олимпиадные работы проверяли в основном московские преподаватели, то в этом году впервые в жюри пригласили учителей из регионов – Омска, Новосибирска, Твери, Челябинска.
Максимальный балл по литературе – 150 – не набрал ни один школьник.
«Мы договорились с членами жюри, что каждая рецензия должна быть понятной и обоснованной, без эмоциональных оценок типа «Молодец» или «Плохо», – рассказывает председатель жюри, декан филологического факультета ВШЭ Елена Пенская. – Орфографические ошибки учитывались, но не были решающими».
Среди заданий были и такие, которые предполагают, как на ЕГЭ, выбор ответа. Допустим, соотнести русских писателей и названия мест: «Блок, Шукшин, Шолохов, Цветаева, Горький» и – «Вешенская, Казань, Шахматово, Сростки, Елабуга». Или правильно указать профессии писателей: вспомнить, что Грибоедов был дипломатом, а Чехов – врачом.
Это, конечно, не самые сложные вопросы. Гораздо труднее было написать литературоведческую статью для сайта об аллюзии или прообразе. Или представить себе, какой диалог могли бы вести Молчалин и Чичиков или Лука и Платон Каратаев.
«Олимпиадные задания рассчитаны на то, что текст – перед глазами у учеников. Все авторы есть в школьной программе, но не обязательно в школе изучают именно те произведения, которые мы дали на заключительном туре», – пояснила Елена Пенская.
По ее словам, среди работ были «невежественные» и такие, в которых «чувствуется след подготовки к ЕГЭ». В регионах иногда по-разному оценивают работы, есть трудности в подготовке участников.
«Может быть, настало время поменять тип заданий, изменить критерии оценки работ, – считает Елена Пенская. – Они размыты и часто загоняют в ловушку проверяющего».
Изменить содержательную часть олимпиад – задача сложная, а вот сделать эти состязания прозрачными, показывать всем школьникам их ответы, выкладывать в Интернете хотя бы работы победителей и призеров можно и нужно. Тогда упреков в адрес олимпиад и льготников будет гораздо меньше.

По информации «Российской газеты»
Фотоиллюстрация из архива отдела информации ОблЦИТ

Подготовила Ирина Воронцова, отдел информации ОблЦИТ


Всероссийскую олимпиаду по литературе сделали прозрачной — Российская газета

Во Всероссийской олимпиаде школьников ежегодно участвует до 8 миллионов человек.

На заключительный, очный этап попадает не больше пяти тысяч. Половина, как правило, становятся победителями и призерами.

В этом году на заключительный этап олимпиады по литературе, который проходил в подмосковных Химках, приехали 235 школьников из 79 регионов. Олимпиаду по литературе проводила ВШЭ, и организаторы решили сделать состязание максимально прозрачной.

Обычно олимпиадные работы показывают участникам только при подаче апелляции. Но в этом году еще до апелляции всем школьникам разрешили посмотреть свои работы и прочитать рецензии жюри. А если у кого-то были вопросы, то и лично задать их педагогам.

В зал, где идет просмотр работ, выстроилась очередь. Кто-то плачет, кто-то кричит по телефону: «У меня 100 баллов! Попался Чехов!». «Мама, был Шукшин и Исаковский!»

Выяснилось, что почти все школьники хотят поговорить с членами жюри. Дарья Булдакова приехала из Кирова. Когда писала последнее задание, начала выполнять его с новой страницы. А проверяющий страничку не перевернул.

— Вот третий вопрос написан! Я же помню, что все сделала! — горячится девушка.

— Это наша техническая ошибка, — соглашается с ней эксперт Галина Обернихина.

В итоге Дарья получила плюс семь с половиной баллов к своей оценке. Буквально на наших глазах еще одной участнице повысили оценку на балл.

За соседним столом оживленно спорят:

… — А здесь у вас написано » небольшое количество времени». Это канцеляризм. Согласны? За это баллы и снизили.

В итоге самую высокую оценку на олимпиаде получил десятиклассник из Москвы Михаил Кипнис, который набрал 133,5 балла из 150 возможных. Второй стала Екатерина Харлампиева из Вологодской области со 133 баллами, а третьим — москвич Петр Озерский. У него 131 балл.

Если раньше олимпиадные работы проверяли в основном московские преподаватели, то в этом году впервые в жюри пригласили учителей из регионов — Омска, Новосибирска, Твери, Челябинска.

Максимальный балл по литературе не набрал ни один школьник

— Мы договорились с членами жюри, что каждая рецензия должна быть понятной и обоснованной, без эмоциональных оценок типа «Молодец» или «Плохо» — рассказала «РГ» председатель жюри декан филологического факультета ВШЭ Елена Пенская. — Орфографические ошибки учитывались, но не были решающими.

Среди заданий были и такие, которые предполагают, как на ЕГЭ, выбор ответа. Допустим, соотнести русских писателей и названия мест: «Блок, Шукшин, Шолохов, Цветаева, Горький». И — «Вешенская, Казань, Шахматово, Сростки, Елабуга». Или правильно указать профессии писателей. Вспомнить, что Грибоедов был дипломатом, а Чехов — врачом.

Это, конечно, не самые сложные вопросы. Гораздо труднее было написать литературоведческую статью для сайта об аллюзии или прообразе. Или представить себе, какой диалог могли бы вести Молчалин и Чичиков или Лука и Платон Каратаев?

— Олимпиадные задания рассчитаны на то, что текст — перед глазами у учеников. Все авторы есть в школьной программе, но не обязательно в школе изучают именно те произведения, которые мы дали на заключительном туре, — пояснила Елена Пенская.

По словам Пенской, среди работ были «невежественные» и такие, в которых «чувствуется след подготовки к ЕГЭ». Непонятно, как вообще такие участники смогли приехать на заключительный этап.

— Но это отдельный вопрос, в котором нужно серьезно разбираться, — считает она.

Олимпиада — это пирамида, и чтобы дойти до заключительного тура надо перешагнуть через несколько туров. В регионах иногда по-разному оценивают работы, есть трудности в подготовке участников.

— Может быть, настало время поменять тип заданий, изменить критерии оценки работ. — продолжает Елена Пенская. — Они размыты и часто загоняют в ловушку проверяющего.

Изменить содержательную часть олимпиад — задача сложная, а вот сделать эти состязания прозрачными, показывать всем школьникам их ответы, выкладывать в Интернете хотя бы работы победителей и призеров можно и нужно. Тогда упреков в адрес олимпиад и льготников будет гораздо меньше.

Стали известны имена победителей и призеров Олимпиады «Ломоносов» по международным отношениям и глобалистике. Эту Олимпиаду вместе с МГУ проводил один из ведущих вузов страны МГИМО в партнерстве с «Российской газетой». Все задания заочного этапа были размещены на нашем сайте, тут же мы объявили и имена тех, кто был допущен к очному этапу.

Полный список победителей и призеров, которые получат льготы при поступлении вузы, есть на сайте «РГ». В «Золотую сотню» входят пять победителей и 96 призеров. 39 призеров получили диплом 2-й степени, 57 — диплом 3-й степени. И победители, и призеры могут рассчитывать на льготы при поступлении в ведущие вузы, в том числе МГУ и МГИМО.

 

М. Горький. Как изменилась жизнь ночлежников с появлением Луки в пьесе. Появление Луки в ночлежке. (Анализ сцены первого акта пьесы М. Горького «На дне») Зачем появляется лука в ночлежке

Если б завтра земли нашей путь

Осветить наше солнце забыло,

Завтра ж целый бы мир осветила

Мысль безумца какого-нибудь.

Тьмы низких истин нам дороже

Нас возвышающий обман.

А. С. Пушкин

Первоначальное название пьесы М. Горького «На дне» — «Без солнца». Солнце забыло осветить мрачный подвал, похожий на пещеру, где обитают грешники, утратившие своё человеческое достоинство, честь, совесть, надежду, веру. Утратили способность к сочувствию и состраданию. Они не могут найти выход со дна жизни.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Как стать экспертом?

Их души исчерпаны до дна – нет в них любви и милосердия, только отчаяние, ожесточение и озлобленность. Кто же поможет им найти в мире дорогу « правде святой», кто навеет им «сон золотой», заставит поверить в себя, возвысит над пошлостью мира?

Завязка действия начинается с появления Луки. Имя этого «странного старичка», странника символично и имеет двоякое значение. С одной стороны, Лука – «свет», с другой – «лукавый», так называют дьявола, склоняющего человека на грехи. Имя «Лука» носит один из апостолов Христа, написавший Евангелие. Лука соблазнил ночлежников надеждой на новую жизнь, но покинул их в самый трудный момент, не укрепив в них веру в себя. С образом Луки связана центральная проблема пьесы: что лучше – истина или сострадание?

Первая реплика Луки: «Доброго здоровья, народ честной!» — говорит о его приветливости и доброжелательности. На слова Буднова: «Был честной, да позапрошлой весной», — Лука отвечает: «Мне – всё равно! Я и жуликов уважаю, по-моему, ни одна блоха – не плоха: все чёрненькие, все – прыгают…» В этих словах Луки выражено христианское отношение к грешникам: не осуждать, ибо все во грехе. Фраза, обращённая к Наташе: «Где тут, милая, приспособиться мне?» — имеет скрытый смысл. Луке – везде место, «где тепло, там и родина». Он, как толстовский Платон Каратаев, ни к чему в жизни не привязывается сильно, со всем мирится, ко всему может приспособиться. Речь Луки, пересыпанная пословицами и поговорками, тоже напоминает речь «круглого» Платона Каратаева.

В сцене появления Луки лейтмотивными можно считать слова Бубнова, которые он повторяет дважды: «А ниточки – то гнилые…» Эти слова подчёркивают разорванность человеческих связей, разобщённость людей. Песня Луки: «Середь ночи…путь – дорогу не видать…» — имеет глубокий подтекст. «Ночь» — это внутреннее состояние людей «дна». Онисбились с пути и не видят своей дороги. Вспоминается стихотворение А. С. Пушкина «Бесы»:

Сбились мы, пути не видно…

Центральное место в этой сцене занимает разговор о человеке. Глубоко символичны слова Луки о том, что мнение человека о себе и окружающих о нём часто не совпадают и даже бывают противоположными. «Всё слиняло, один голый человек остался», — говорит Бубнов, а Лука обобщает:» Все, значит, равны». «Бывшие люди» равны в своей судьбе, все они оказались на дне, вне общества, но не понимают друг друга, не поддерживают собратьев по несчастью. Лука понимает, что в жизни людей нет порядка и чистоты. Порядок – это гармония, согласие, единение людей. Никто не хочет навести в ночлежке порядок и чистоту, подмести полы. И Лука, вопрошая: «Что с вами будет?» — берёт метлу и начинает мести. Путь из этого ада наверх, в счастливую райсткую жизнь, идёт через чистилище. Люди должны нравственно очиститься, навести порядок в своей душе. Символичен образ Алёшки с его жизненным кредо: «ничего не хочу, ничего не желаю!» и слова полицейского Медведева о нём «Очень любит беспорядок».

Лука один позаботился о больной Анне и помог ей дойти до своей постели. В его словах утверждается ценность человека вообще: «…а разве можно человека эдак бросать? Он – каков ни есть – а всегда своей цены стоит…»

Заканчивается 1 действие самохарактеристикой Луки: «Мяли много, оттого и мягок…»

Страдание очистило душу Луки, сделало её восприимчивой к чужой боли. По словам Сатина, Лука «проквасил сожителей»». «подействовал … как кислота на старую и грязную монету..» Сможет ли Луки вывести бывших людей на новую дорогу? Ответ мы получим, прочитав пьесу до конца.

(Анализ сцены первого акта пьесы М. Горького «На дне»)

Более 100 лет не сходят с отечественной сцены спектакли по пьесе М. Горького «На дне». Обошла она и крупнейшие театры мира. А интерес не слабеет! Чем же объясняется феноменальный успех пьесы, почему она и сегодня, спустя 100 лет после ее создания, продолжает волновать умы человечества? Видимо, потому что она устремлена к самым существенным для человека вопросам жизни. В центре её – не столько человеческие судьбы, сколько столкновение идей, спор о человеке, о смысле жизни. Ядром

Этого спора является проблема правды и лжи, восприятия жизни такой, какова она есть на самом деле, со всей безысходностью и правдой для персонажей – людей «дна», или жизнь с иллюзиями, в каких бы разнообразных и причудливых формах они ни представали. Этот спор начинается задолго до появления Луки и продолжается после его ухода.

Завязка пьесы «На дне» – появление Луки. Изображая вопиющие условия ночлежки Костылева, где голод, грязь, болезни, пьянство, озлобление стали обычными явлениями, Горький показывает, что в обитателях дна просыпается надежда, живет желание изменить жизнь к лучшему. Уже в самом начале

Пьесы Квашня тешит себя надеждами, что она свободная женщина, а Настя – мечтами о великом чувстве, заимствуя его из книги «Роковая любовь». Клещ сохраняет в себе мечту – вырваться из подвала и добиться благополучия честным трудом. Но те, кто никаких иллюзий не питает, пытаются разрушить розовые мечты у любого, кто смеет ещё на что-то надеяться. И вот в среде этих ожесточенных жизнью людей появляется странник Лука. Уже одно его появление вносит в напряженную атмосферу быта ночлежников что-то успокаивающее и умиротворяющее: «Доброго здоровья, народ честной!.. Где тут, милая, приспособиться мне? Старику – где тепло, там и родина…» Он легко и быстро находит общий язык с каждым из ночлежников, не обижается на замечание Пепла прекратить напевать песню. Обращаясь к Барону, он говорит: «Графа видал я, и князя видал… а барона – первый раз встречаю, да и то испорченного…» Тяжелый жизненный опыт, бесприютные искания Луки обусловили основные черты его психологии. Среди них – острый интерес к людям. «Понять хочется дела человеческие», – определяет свое главное желание Лука. Он находит слова сочувствия для каждого и для всех: «Эхе-хе! Погляжу я на вас, братцы, – житье ваше – «О-ой!», «…Я и жуликов уважаю, по-моему, ни одна блоха – не плоха: все – черненькие, все прыгают… так-то», «…а разве можно человека эдак бросать? Он – каков ни есть – а всегда своей цены стоит…». Внимательно присматриваясь к окружающим, Лука видит, как тяжело Анне, и находит для неё слова утешения, поддерживает ее, помогает дойти из кухни: «Ну вот и доползли… эх ты! И разве можно в таком слабом составе одной ходить?» В то же время Лука может дать отпор Василисе. Когда та сурово допрашивает его, требует паспорт, называет проходимцем, он спокойно возражает ей: «Проходящий… странствующий…» Лука не торопится давать ей характеристику, а тактично замечает: «Ах, и неласкова ты, мать… Сурьезная бабочка». Так же достойно он держит себя и в присутствии полицейского Медведева. На его слова, что он должен всех знать в участке, а его не знает, Лука отвечает: «Это оттого, дядя, что земля-то не вся в твоем участке поместилась… осталось маленько и опричь его…»

Лука вызывает к себе разное отношение со стороны ночлежников. Для Барона он «кикимора и шельма», для больной Анны – чуткий и отзывчивый человек: «Гляжу я на тебя… на отца ты похож моего… на батюшку… такой же ласковый… мягкий…» На что Лука резонно отвечает: «Мяли много, оттого и мягок…» В этих словах сразу предстает вся жизнь Луки: многое пришлось повидать ему, пережить тяжелых минут, прежде чем он стал жалеть людей и понимать их.

Второе действие пьесы заканчивается сценой избиения Василисой Наташи. Услышав крики, доносившиеся с кухни, Лука спрашивает, что там происходит: «Кто дерется там?.. Чего делят?»

Личность Луки, с ее сложностью и противоречиями, отображается в его речевой характеристике, речевом его портрете. Выходец из народной среды, он преимущественно использует просторечную лексику: «али», «дескать», «кажись», «ишь». Встречаются в его речи слова, используемые в крестьянской лексике: «не сумневайся», «осердился», «упреждаю», «окроме», «спокой» и др. Много слов в его речи с уменьшительно-ласкательными суффиксами: «маленько», «хлебца», «хлебушка» – что отражает его отношение к окружающим. Бросается в глаза особая красочность речи Луки. Он использует много афоризмов: «Как ни притворяйся, как ни вихляйся, а человеком родился, человеком и помрешь…», «живут – все хуже, а хотят – все лучше…» и т.д.

С конца первого до развязки третьего действия находится Лука на сцене. Он выглядит вездесущим: успевает побеседовать почти с каждым, появляется там, где речь заходит о важных жизненных проблемах, без устали «утешает» страждущих. И хотя в ночлежке идет привычная жизнь: пьянствуют, играют в карты, ругаются, скрипит напильником Клещ, кашляет и стонет Анна, внешний план существования все более пронизывается нарастающим душевным волнением тех, кого Лука вдохновляет на новый путь.

Сам Горький считал Луку «отрицательным типом». Он писал: «Основной вопрос, который я хотел поставить, это – что лучше истина или сострадание? Что нужнее? Нужно ли доводить сострадание до того, чтобы пользоваться ложью, как Лука?» Вопросы, поставленные Горьким, тревожили многие поколения актеров, представляющих Луку на сцене. Один из лучших исполнителей этой роли, артист И. Москвин, во МХАТе в 1902 году создал образ такого Луки, который позволил театральным критикам признать его «выразителем высшей правды». Современный зритель найдет какие-то новые интерпретации известного горьковского героя и сможет с позиции человека XXI века определить, насколько верно воплощен этот образ на сцене.

В знаменитой пьесе «На дне» М. Горькому все таки удалось соединить символику и быт того общества, а также истинные философские понятия и людские черты характера. Основные действующие герои рукописи — опустившиеся люди, которые были поставлены в крайне грубые и ужасные условия. Все действующие персонажи — жалкие и очень убогие создания, которые живут в грязной дыре, они одеты в лохмотья, сильно больны, часто недоедают. Когда у них появляются деньги, то в ночлежке зачастую устраиваются праздники. Кроме того, ссоры, скандалы и интриги, происходящие между этими людьми — явление постоянное и неотъемлемое. Таким образом, герои пьесы пытаются заглушить в себе боль, которая становится невыносимой, они стараются забыться и не вспоминать о том ужасном положении, в котором им приходится находится, кстати, по собственной же вине. Но жизнь героев произведения на время координально меняется, и связано это изменение с появлением неоднозначного человека — странника Луки. Интересно кто же такой этот Лука? И почему же его появление так отразилось на всех героях этой пьесы «На дне?»

М. Горький дает своему персонажу неоднозначное имя евангелиста, которое говорит нам о порядочном и честном отношении автора к своему персонажу и как показывает творчество писателя . Вторая же сторона критики показывает точку зрения в которой указано, что имя персонажа было выбрано не случайно, потому что оно происходит от распространенного слова «лукавый».

Итак, появление Луки — завязка пьесы, о которой так хорошо пишут Русские писатели . До этого момента все обитатели ночлежки даже ни разу не задумались, у каждого свои потаенные мысли и неосуществимые мечты, для реализации которых они ничего не предпринимают. Так, например, падшая девушка Настя просто не может жить без мысли о настоящей любви, дерзкая торговка Квашня хвастается мнимой свободой. Каждый герой пытается унизить своего сожителя и нанести ему удар по самому живому месту. Именно в такой обстановке и появляется загадочный Лука. Примечательно также, что этот персонаж появляется в месте, которое не имеет достаточного количества света, оно как бы пронизано душной и грязной атмосферой, оттуда хочется бежать и никогда не возвращаться, но тем не менее Лука остается здесь и завязывает общение с жителями ночлежки. Для начала стоит обратить внимание на личность странника, а также на его поведение. Вид у старца самый обыкновенный, герои и читатели также практически сразу же понимают, что этот человек — странник. Это можно узнать по некоторым деталям его имиджа: «С палкой в руке, с котомкой за плечами…» Это все крайне помогает Луке и он начинает вить нити отношений с героями ночлежки. Он как будто бы пытается втереться в доверие к этим несчастным людям, не оскорбляя и непереча им. Лука в процессе общения использует только ласковые и добрые слова, которые действуют на персонажей, словно бальзам на душу. Пожалуй, никто из них давно не слышал, а тем более не употреблял таких выражений. Лука не лезет в душу постояльцев ночлежки, он старается присмотреться, притереться, а также со всеми соглашается и не делает поспешных выводов. Таким образом, пожалуй, многие персонажи, а также и читатели начинают питать симпатию к этому новому человеку и хотят узнать побольше о личности этого странника.

Но откуда же появился Лука — этот вопрос не дает покоя некоторым обитателям ночлежки. Мы же, в свою очередь, только лишь догадываемся о крестьянском происхождении этого человека. Также мы знаем, что Лука очень много повидал в своей жизни, много горя и утрат выпало на его долю. Об этом мы узнаем из его высказывания: «Мяли много, оттого и мягок». Кроме того, Лука без труда может определить сущность человеческой натуры. Например, пьяному сапожнику Алешке странник говорит: «Запутался ты…», а Василисе делает точную характеристику ее внутренней личности: «Ах, и неласкова ты, мать…» Итак, сопоставив все сведения, можно с уверенностью сказать о том, что появление странника Луки в пьесе отнюдь не случайно. Чего же еще необходимо истерзанной и измученной душе, которая не ведает чувства покоя? Конечно же, немного добра, сочувствия, а также веры в прекрасное будущее. Даже самого последнему неудачнику и пропащему человеку хочется, чтобы его кто-либо ободрил, пригрел, наконец, протянул руку помощи. Именно за этим и поэтому пришел в ночлежку странник Лука.

Главная сцена появления хитрого и очень обоятельного Луки в пьесе носит стиль и определенную художественную нотку. Важно и необходимо отметить особенность речь которую произносят персонажи как они это делают. Ведь именно в них особенностей отражается судьба, происхождение, культурное представление героев произведения. Например, когда Василиса просит принести Луку «пачпорт», то сам Лука произносит это слова также. А вот Барон, напротив, требует от Луки, чтобы тот показал ему свой паспорт. М. горький мастерски вводит подобную игру слов и умело вводит эти слова в речь персонажей. Стоит отметить, что речь Луки зачастую носит афористический характер, то есть странник в буквальном смысле говорит истину, которая, к сожалению, доступна немногим. Вот, например, следующие изречения Луки: «Где тепло — там и родина», «.. ни одна блоха не плоха; все — черненькие, все — прыгают..» Конечно же, данный эпизод играет очень важную роль в контексте всего произведения. С появлением таинственного странника Луки у обитателей произведения появилась вера в светлую жизнь. Лука дал им своеобразную точку отсчета, вокруг которой каждый герой построил свой идеальный мир. Странник как будто бы говорит своим сожителям, что, если ты не можешь жить в настоящем мире, то создай свой собственный, в котором будешь чувствовать себя привольно. Например, Лука дал понять умирающей Анне, что существует новый мир, который называется раем, что там очень хорошо и спокойно, там она будет чувствовать себя спокойно. Анна верит ему и умирает со спокойной душой. Таким образом, лука старается «разбудить» все хорошие и светлые чувства, которые еще, наверное, остались в душах этих опустившихся людей.

Примечателен и тот факт, который трактует образ Луки как яркий «луч света.. в темном царстве», но это было ошибочным мнением, потому что впоследствии трактовку образа Луки восприняли как «ложь во спасении». В связи с этим мнением хочется узнать: Появление Луки все-таки навредило или помогло обитателям ночлежки? Пожалуй, что все-таки появление странника помогла этим несчастным людям. Он был призван для того, чтобы пожалеть и приласкать этих людей, когда они стали никому ненужными и отвергнутыми асоциальными личностями. Но Лука ни в коем случае не побрезговал ими, не проявил к ним отвращение, а помог этим людям в какой-то степени. Лука, наконец, возрождает веру, которая была давным-давно потеряна. Так или иначе этот загадочный странник помог каждому обитателю, который стоял на пороге жизни и смерти. Нет вины в том, что благим намерениям Луки не суждено было сбыться. Он говорил от чистого сердца, искренне и готов был помочь всем. В заключении хочется сказать, что сцена появления загадочного странника Луки — это знак свыше. Если бы он не пришел в эту богом забытую ночлежку, то все могло бы закончится гораздо хуже: эти опустившиеся люди никогда бы не узнали, что в мире есть доброе слово, что кто-то может им помочь, что существуют еще те люди, которые готовы поддержать и приободрить.

К сожалению, в настоящее время таких «странников» становится все меньше и меньше, сейчас к асоциальным людям боятся приблизиться, потому что считают их заразными, агрессивными и так далее, но, может быть, если бы нашелся среди нас такой Лука, то все бы изменилось к лучшему и среди нас не было бы «заброшенных и забытых» людей, которые никому не нужны. Пусть их минуты будут читаны, но мы же можем сделать их счастливее и заставить поверить их в светлое будущее, не так ли?

В пьесе «На дне» Горькому удалось соединить бытовую конкретность и символы, реальные человеческие характеры и отвлеченные философские категории.
Что касается действующих лиц, то, по воспоминаниям автора, их состав определился не сразу. Какие-то лишние образы автор убрал, и тогда-то появился «благородный» старичок Лука. Что же в пьесе предшествует его появлению?
Поднимается занавес, и сразу же нищенская, вымороченная жизнь: грязь, голод, болезни, озлобление. Идет обычное существование ночлежки, это даже и жизнью-то назвать нельзя. Скорее, это неминуемая гибель людей в условиях «дна». И разговоры у них под стать: о смерти, драках, пьянке. И в этой атмосфере общей злобы и ненависти вдруг как-то незаметно появляется такой «старичок-домовичок». Никто из обитателей ночлежки не мог и предположить, что с его приходом начнутся острые внутренние смещения в их, казалось бы, незыблемой среде.
Вид у Луки самый обычный, вид странника: «С палкой в руке, с котомкой за плечами, котелком и чайником у пояса». Но все же есть нечто, что отличает его от остальных «босяков». Как-то постепенно, ненавязчиво, не переча никому, Лука потихоньку начинает строить отношения с обитателями ночлежки. И слова у него ласковые, проникновенные: «милая», «доброго здоровья», «спасибо»… Лука принимает «любой вариант» жизни: «Мне все равно, я и жуликов уважаю». Он не лезет в душу, а просто как бы присматривается, прислушивается, поддакивает и со всеми соглашается.
Первое действие пьесы «На дне» — это как бы прелюдия к философии Луки.
Можно сказать, что у обитателей ночлежки только появляются росточки заинтересованности к этому человеку. Пепел так и говорит: «Какого занятного старичишку-то привели…».
И для зрителя Лука пока непонятен, лишь речь выдает его крестьянское происхождение: «давеча», «всяко» и т.д.
Откуда же появился этот загадочный человек? На вопрос Барона Лука отвечает уклончиво: «Все мы на земле странники…»
Оставаясь для всех пока загадкой, он «перекидывает мостики» к новым знакомым. Да, Лука много пожил, повидал. И сущность человека он определяет сразу. Пьяному сапожнику Алешке он говорит: «Запутался ты…» И Василисе дает точную характеристику: «Ах, и неласкова ты, мать…»
А еще можно сказать, что Лука как бы настроен на добро: подметает полы, помогает Анне.
Да, появление Луки в пьесе Горького не случайно. Что нужно истерзанной, измученной душе? Чего хочет обездоленный, никому не нужный, живущий без надежды на будущее человек? Хоть капли сочувствия, доброго взгляда, ласкового слова, капельку участия. И вот уже отогрелась душа, распахнулась навстречу этому крохотному росточку добра, затеплилась в сердце надежда… Вот потому и пришел в ночлежный дом «странник» Лука.
Сцена появления Луки в ночлежке несет и определенную художественную нагрузку в пьесе. Во-первых, следует отметить особенность речевого стиля каждого персонажа. Ведь именно в ней отразилась судьба, происхождение, социальные связи, степень культуры героев пьесы. Вот, к примеру, Василиса требует, чтобы Лука принес ей «пачпорт», и сам Лука так же произносит это слово. А вот Барон, принимая строгий вид, спрашивает у Луки, есть ли у него паспорт. Горький использует двоякое значение слова и мастерски вводит его в речь персонажей. Слово «накинут» меняется в зависимости от контекста.
Костылев: Надо будет на тебя накинуть полтинничек…
Клещ: Ты петлю на меня накинь…
Лука в ответ на ласковые слова Анны подменяет слово «мягкий» словом «мягок».
Анна: Гляжу я на тебя… на отца ты похож моего… на батюшку… такой же ласковый, мягкий…
Лука: Мяли много, оттого и мягок…
Речь Луки афористична: «Где тепло – там и родина», «Порядка в жизни нет, чистоты», «…ни одна блоха не плоха: все – черненькие, все – прыгают…».
Сценическое воплощение образа Луки имеет свою историю. Поначалу, когда спектакль этот был впервые поставлен в художественном театре Станиславским, первый исполнитель роли Луки, великолепный русский актер И. Москвин, понял доброе начало горьковской драмы как луч света в темном царстве ночлежки.
Однако впоследствии трактовка характера Луки претерпела самые решительные изменения и в критической литературе, и в сценическом истолковании этого образа. Луку стали понимать как олицетворение толстовского «непротивления злу насилием», как ложь во спасение.
Мое мнение таково, что именно в первом действии этот сценический персонаж воспринимается исключительно с душевной симпатией, его человечность и оптимизм заставляют звучать светлые струны в душе человека, а это уже немало.

    В недавнем прошлом Сатин, «представитель истинного гуманизма», противопоставлялся Луке, которому отводилась роль сторонника «ложного гуманизма», хотя еще Луначарский в статье «М.Горький» сближал проповеди Луки и Сатина….

    Пьеса Горького «На дне» была написана в 1902 году для труппы Московского Художественного общедоступного театра. Горький долгое время не мог подобрать точного названия пьесе. Первоначально она называлась «Ночлежка», затем — «Без солнца», и, наконец, -…

    Образ Сатина оставляет двойственное ощущение, ощущение контраста между высокими помыслами, благородными стремлениями и общим пассивным существованием героя. Он выше всех по уму и по силе характера, но все же чувствует себя уютно в костылевской ночлежке.

    Драматургия Горького очень интересна своей проблематикой, силой философских размышлений. Определенного совершенства в этом плане достигла пьеса «На дне», представляющая совокупность социально-философских воззрений писателя. В экспозиции с помощью обширной…

  1. Новое!

    Долгое время бытовало упрощенное толкование горьковской пьесы как пьесы социально-критической. Разумеется, драме не отказывали в философском содержании, но разговор о нем часто ограничивался ритуальным указанием на спор с «утешительством» Луки да цитированием…

  2. Новое!

    «Я мыслю, следовательно, существую». Декарт Л. Н. Толстому драма «На дне» не понравилась: она была неправдой, потому что её персонажи говорили чистейшим литературным языком, а не пользовались ни го­родским просторечием, ни крестьянским говором….

В чем заключается внутренняя драма героев пьесы. М

Для выполнения задания выберите только ОДНУ из четырёх предложенных тем сочинений (17.1-17.4). Напишите сочинение на эту тему в объёме не менее 200 слов (при объёме менее 150 слов сочинение оценивается 0 баллов).

Раскрывайте тему сочинения полно и многоаспектно.

Аргументируйте свои тезисы анализом элементов текста произведения (в сочинении по лирике необходимо проанализировать не менее трёх стихотворений).

Выявляйте роль художественных средств, важную для раскрытия темы сочинения.

Продумывайте композицию сочинения.

Избегайте фактических, логических, речевых ошибок.

Сочинение пишите чётко и разборчиво, соблюдая нормы письменной речи.

С17.2. Какое место в ро­ма­не Л. Н. Тол­сто­го «Война и мир» за­ни­ма­ет образ Пла­то­на Каратаева?

С17.3. В чём за­клю­ча­ет­ся внут­рен­няя драма ге­ро­ев пьесы М. Горь­ко­го «На дне»?

Пояснение.

Комментарии к сочинениям

С17.1. Ка­ко­во от­но­ше­ние ав­то­ра «Слова о полку Игореве» к опи­сы­ва­е­мым им событиям?

Существует мно­же­ство пред­по­ло­же­ний о том, кто был ав­то­ром «Слова о полку Игореве». Им мог быть монах, так как в то время са­мы­ми об­ра­зо­ван­ны­ми лю­дь­ми были монахи, или при­бли­жен­ным князя. Ав­то­ром мог быть храб­рый дружинник, по­то­му что так ярко и точно может опи­сать сра­же­ния толь­ко тот, кто сам при­ни­мал уча­стие на них. С тон­ким зна­ни­ем дела опи­сы­ва­ет он кар­ти­ны сражений, ярко ри­су­ет об­ра­зы кня­зей и дружинников, но с не мень­шей силой и сим­па­ти­ей рас­ска­зы­ва­ет он о том, как во вре­ме­на кня­же­ских меж­до­усо­биц «ретко ра­та­е­ве кикахуть», вот по­че­му нель­зя не от­ме­тить едва ли не самую важ­ную черту ав­то­ра «Слова» -патриотизм, не­под­дель­ную обес­по­ко­ен­ность судь­бой своей Родины. Кроме того, автор пред­ста­ет перед нами как тон­кий психолог: он точно пе­ре­да­ет пе­ре­жи­ва­ния лю­бя­щей жены в плаче Ярославны, со­мне­ния князя Игоря перед побегом. С уве­рен­но­стью можно утвер­ждать лишь одно: кем бы ни был автор «Слова о полку Игореве», мо­на­хом или сме­лым воином, он, безусловно, яв­лял­ся вы­да­ю­щим­ся че­ло­ве­ком сво­е­го времени.

C17.2. Какое место в ро­ма­не Л. Н. Тол­сто­го «Война и мир» за­ни­ма­ет образ Пла­то­на Каратаева?

В об­ра­зе Пла­то­на Ка­ра­та­е­ва Тол­стой изоб­ра­зил мирное, доброе, ду­хов­ное начало, пре­дель­но усилил, укре­пил в нем черты про­сто­го рус­ско­го человека, сде­лал его оли­це­тво­ре­ни­ем всего доброго, русского, круглого. В Пла­то­не Ка­ра­та­е­ве мы видим гар­мо­нию внут­рен­ней жизни, ко­то­рая да­ет­ся без­гра­нич­ной верой в волю Бога на все про­ис­хо­дя­щее на Земле, верой в то, что все равно в конце кон­цов по­бе­дят добро и справедливость, от­сю­да его не­про­тив­ле­ние злу на­си­ли­ем и при­ня­тие всего, что бы ни происходило. Важно еще то, что «жизнь его, как он сам смот­рел на нее, не имела смыс­ла как от­дель­ная жизнь. Она имела смысл толь­ко как ча­сти­ца целого, ко­то­рое он по­сто­ян­но чувствовал». Пла­тон Ка­ра­та­ев во­пло­ща­ет собой тот ми­ро­вой закон, к по­сти­же­нию ко­то­ро­го стре­мят­ся лю­би­мые герои Толстого. Не­смот­ря на то, что в огром­ном романе-эпопее этот герой за­ни­ма­ет срав­ни­тель­но не­мно­го места, зна­че­ние его очень велико. Он важен нам и сам по себе, и осо­бен­но по той роли, ко­то­рую он сыг­рал в судь­бе Пьера Безухова. Пла­тон Ка­ра­та­ев помог ему по­нять смысл жизни, об­ре­сти со­гла­сие и мир с самим собой и людьми.

C17.3. В чём за­клю­ча­ет­ся внут­рен­няя драма ге­ро­ев пьесы М. Горь­ко­го «На дне»?

В пьесе «На дне» Горь­кий по­ка­зы­ва­ет людей, слом­лен­ных жизнью, об­ре­чен­ных на гибель. Про­бле­ма­ти­ка про­из­ве­де­ния рас­кры­ва­ет­ся не столь­ко в дей­ствии (мир ноч­леж­ки как бы застыл, со­бы­тий про­ис­хо­дит не так уж много), сколь­ко в раз­го­во­рах персонажей. Ос­нов­ной фи­ло­соф­ской про­бле­мой яв­ля­ет­ся спор о правде. Эти споры ве­дут­ся между оби­та­те­ля­ми ноч­леж­ки на про­тя­же­нии всей пьесы и, пре­жде всего, между Лукой и Сатиным. На­пря­мую Лука и Сатин не сталкиваются, но всей ло­ги­кой раз­ви­тия сю­же­та стал­ки­ва­ют­ся их мировоззрения. Фи­ло­со­фия Луки ос­но­ва­на на том, что вера может и часто долж­на за­ме­нить ре­аль­ную правду, так как по­мо­га­ет че­ло­ве­ку уйти от страш­ной ре­аль­но­сти в мир пре­крас­ных иллюзий. Вроде бы, ис­ти­на на его стороне, и про­бле­ма решена: лучше ро­зо­вые очки, чем страш­ная реальность. Но в самый важ­ный мо­мент для оби­та­те­лей ночлежки, когда у мно­гих за­ро­ди­лась вера во что-то лучшее, ста­рик исчезает. Раз­бу­жен­ные Лукой люди всту­па­ют в кон­фликт с внеш­ним миром и из­ме­нить свое пла­чев­ное по­ло­же­ние не могут: Актер — повесился, Пепел — в тюрьме, Анна — умерла.

Этим тра­гич­ным фи­на­лом Горь­кий показывает, что Лука был не прав. Ро­зо­вые очки раз­би­ва­ют­ся при встре­че со страш­ной реальностью, и та ка­жет­ся еще страшнее, по­сколь­ку ухо­дит вера. Фи­ло­со­фию Луки от­вер­га­ет Сатин: «Ложь — ре­ли­гия рабов и хозяев. Прав­да — бог сво­бод­но­го человека!» В одном Сатин со­гла­сен со странником: «Человек — вот правда!» Но не при­ем­лет его жалости, по­сколь­ку та уни­жа­ет личность. Рас­суж­дая о зна­че­нии человека, герой утверждает, что судь­ба — дело рук и мозга каждого.

Трагедия не­сбы­точ­но­сти на­дежд от­ра­же­на в каж­дом герое. Бремя об­ще­го бес­си­лия тащит «на дно» всех пер­со­на­жей Горького. Про­бле­ма су­ро­вой прав­ды и спа­си­тель­ной лжи в про­из­ве­де­нии не решена, она лишь поставлена, как это свой­ствен­но мно­гим про­из­ве­де­ни­ям рус­ской литературы, ста­вя­щей во­про­сы и пред­ла­га­ю­щей чи­та­те­лям самим ис­кать ответы.

С17.4. Нравы чиновничества на страницах русской литературы (на примере двух-трёх произведений).

В русской литературе и XIX и XX века чиновничество предстаёт не в самом выгодном для себя цвете, являя в своих рядах образцы подлости, лицемерия, чинопоклонства.

О нравах в России начала 30-х годов прошлого века пишет Н. В. Гоголь в комедии «Ревизор». Всевозможные злоупотребления властью, казнокрадство и взяточничество, произвол и пренебрежительное отношение к народу были характерными, укоренившимися чертами тогдашнего чиновничества. Именно такими Гоголь и показывает в своей комедии правителей уездного города.

Все чиновники нарисованы Гоголем, как живые, каждый из них своеобразен. Но в то же время все они создают суммарный облик чиновничества, управляющего страной, раскрывают гнилостность общественно-политического строя крепостнической России.

Очень похожи на чиновников из «Ревизора» чиновники гоголевских «Мёртвых душ», чиновники из «Горя от ума» Грибоедова, «слуги народа» советской эпохи из романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Чиновники из романа «Мастер и Маргарита» — существа в высшей степени бессовестные, погрязшие в собственнических интересах. Степан Лиходеев — опустившийся тип, пьёт, гуляет, не задумываясь, пускает в варьете сомнительных артистов. «Чиновники от литературы», являясь властью для «рядовых» писателей, истинных художников, творцов, подчиняются директивам сверху и одним росчерком пера запрещают творить, не задумываясь, что, лишая возможности писать, они лишают настоящего мастера жизни.

Социально-философская драма “На дне”, написанная М. Горьким в начале ХХ века, затронула важнейшие проблемы общества, показала жизнь самых низких слоев населения России.

Герои пьесы – отчаявшиеся люди, ставшие завсегдатаями похожей на пещеру ночлежки. Это место является для них приютом и вместе с тем – тюрьмой, поскольку каждый знает, что уже не выберется с этого “дна”. Постояльцы осознают бедственное положение, между ними и миром лежит пропасть, оборваны все связи: семейные, духовные, социальные.

У каждого имеется собственная

Жизненная драма, ставшая причиной падения.

Обитателям ночлежки не чужды обычные чувства, они любят и ненавидят, мечтают, разочаровываются и главное – мыслят.

Нередко они делают интересные умозаключения, отражающие внутренние переживания. К примеру, Барон видит утешение в том, что “все уже было! Прошло-кончено!”, он больше ничего не ждет от жизни.

Для картузника Бубнова смысл нынешнего бытия заключен в горькой: “Вот я выпил – и рад”. Но истинным философским талантом обладает бывший телеграфный служащий Сатин, рассуждающий о предназначении человека. Фраза героя “Человек – это звучит гордо!” стала общеизвестной.

Действующие лица живут грезами и воспоминаниями, но абсолютно ничего не предпринимают к изменению ситуации. Причины попадания на “дно” у всех разные, но внутреннее состояние схоже. Проведенные в ночлежке годы наложили отпечаток на характеры обитателей: сердца ожесточились, души огрубели.

Они успели смириться с обстоятельствами и стали равнодушны к своим судьбам.

Привычная жизнь меняется с появлением в ночлежке странника Луки. Этот персонаж успокаивает каждого, дает ложную надежду на лучшую жизнь. Однако вместе с исчезновением Луки пропадает и позитивный настрой ночлежников.

Таким образом, автор раскрывает перед читателем настоящую социальную трагедию. Он показывает, что живущие прошлым люди, не готовые проявлять твердость и меняться, обречены на прозябание. В отсутствии внутреннего стержня и постоянных думах о былом и заключена внутренняя драма обездоленных героев пьесы.

(No Ratings Yet)


Related posts:

  1. Пьеса Максима Горького “На дне” – социально-философская драма. “Дно” – это прообраз всей России, ведь герои пьесы выходцы из различных сословий. Бубнов в прошлом владел красильной мастерской, Барон – разорившийся барин, Медведев – полицейский, Васька Пепел – “вор, сын вора”, Лука – странник. Главный мысль произведения – каждый должен сделать свой выбор, но если выбор […]…
  2. Максиму Горькому пришлось раздумывать над заглавием для своей социальной пьесы. Изначально у него было несколько вариантов: “Ночлежка”, “Без солнца”, “Дно”, “На дне жизни” и все же автор выбрал самое меткое – “На дне”. Если предыдущие версии оттеняли тяжелое положение бедноты, то последнее название обладало многозначительностью. “На дне” можно воспринимать довольно широко – от жизненных реалий […]…
  3. Над пьесой “На дне” Максим Горький работал в 1902 году. Начало ХХ века было сложным для России временем: повсюду царили бедность, бесправие и безысходность, человеческая жизнь потеряла ценность. Именно эту действительность показал автор в своей философско-публицистической драме. Сюжет пьесы развивается в городской ночлежке, где постоянно слышна ругань, обитатели предаются пьянству, проявляют жестокость. Но в этом […]…
  4. Спор о возможностях человека и о смысле его жизни лежит в основе пьесы “На дне” Максима Горького. Действие пьесы происходит в месте, оторванном от мира людей – ночлежке Костылевых. Почти все обитатели ночлежки прекрасно осознают, что их положение нельзя назвать нормальным, ведь между ними и остальным обществом оборваны все важнейшие связи (духовные, социальные, профессиональные, семейные). […]…
  5. Появившись в ночлежке, старец Лука по-своему творит “добрые” дела: он помогает несчастным приспособиться к сложившимся жизненным обстоятельствам. Диалоги Луки с обитателями ночлежки повторяются и переплетаются между собой, создавая в пьесе внутреннее напряжение: растут призрачные надежды босяков. Затем начинается крушение созданных старцем иллюзий. Происходит ряд трагедий: Василиса калечит Наташу, Пепел убивает Костылева, затем следует арест убийцы. […]…
  6. Пьеса “На дне” была написана М. Горьким в 1902 году. Она имела большой успех и была поставлена на сценах многих театров, российских и зарубежных, – настолько достоверно и ярко автор изобразил жизнь людей “дна”. Героев произведения связывает власть мрачного круговорота конфликтов. Все развивающиеся действия сходятся в безысходном стоне, обнаруживая пороки обитателей “дна” как роковую цепь, […]…
  7. ­Опыт и ошибки Пьеса Максима Горького “На дне” была написана в непростое для России время, в так называемый переходный период. Первоначально автор называл ее “Ночлежка”, “На дне жизни”, а затем остановился на более лаконичном варианте и не ошибся. Это произведение принесло ему заслуженный успех, так как сразу же вышло постановкой в МХТ и впоследствии пользовалось […]…
  8. В данном произведении Горький описывает людей достигших самого низа, “люди дна”. Каждый из героев в прошлом имел свое положение в жизни, социальный статус, но по некоторым обстоятельствам этого лишился. Человек “на дне” есть у Гоголя Н. В. в произведении “Мертвые души”. Плюшкин – богатый помещик, который потерял все свое имение после смерти жены. Он ожесточился, […]…
  9. ­Можно ли преодолеть самого себя Социально-философская драма М. Горького “На дне” была написана в 1901 году и сразу же заняла достойную нишу в списке русской классики. Более тысячи раз ее ставили на сцене МХТ, и всегда она проходила с успехом. Место действия пьесы – ночлежный дом Костылевых, а главные действующие лица – его постояльцы. Каждый […]…
  10. ­Человек – это звучит гордо Максим Горький считается одним из лучших драматургов XX века. В своей пьесе “На дне” он затронул неизведанную ранее тему надежды и радости для людей, находящихся на дне. Все герои произведения по тем или иным причинам оказались в бедной, убогой ночлежке, где спали на нарах, питались плохо, при этом много пили, […]…
  11. В пьесе “На дне” автор ставит много риторических вопросов. Произведение раскрывает не только трагедию постепенной моральной гибели людей, попавших в жестокие социальные условия, но и авторский взгляд на различные проблемы общественности. Безусловно, одной из основных тем пьесы является Человек. Кажется странным, что обитатели ночлежки могут иметь какие-то свои позиции по поводу этой проблемы. Но это […]…
  12. На первый взгляд, Лука и Сатин – противостоящие фигуры в пьесе Горького “На дне”. Лука – сторонник “ложного гуманизма”, так называемой, лжи ради спасения. Сатин проповедует “гуманизм истинный”, оправдывает аморальность, презирает нравственные ценности и доводит до крайности понятие “свободный человек”. Действительно, с этой точки зрения, убеждения Луки и Сатина – совершенно противоположные. Лука всех жалеет, […]…
  13. Пьеса “На дне” была написана более восьмидесяти лет тому назад. Все это время вокруг нее не прекращали возникать споры и разногласия. Объяснить это можно огромным количеством проблем, поставленных автором, которые на различных этапах исторического развития общества приобретают новую актуальность. К тому же, сама позиция автора в этом произведении весьма противоречива и неоднозначна. Кроме того, на […]…
  14. В социально-философской драме Горького “На дне” основной философской проблемой является понимание правды героями. Они рассматривают свою правду с разных позиций. Особенно выделяются здесь мировоззрения Сатина и Луки, которые имеют различия и взаимодействуют между собой в развитии действия пьесы. Лука с первого момента появления в ночлежке начинает говорить людям о своих взглядах. Его отношение к людям […]…
  15. В пьесе М. Горького “На дне” поднимается тема социального-нравственного характера взаимоотношений между людьми, оказавшимися отвергнутыми обществом. обитателями ночлежки относятся к друг другу с проявлением грубости, нежелании помогать, безразличии и угнетении. Отношение у каждого разное. Их можно разделить на две группы: Актер, Пепел, Наташа, Сатин, Клещь и Лука. И Анна Барон, Бубнов Настя. Лука верил в […]…
  16. ­Кто прав в споре о правде Драма “На дне” является одним из ключевых произведений Максима Горького. Она была написана в 1901-1902 гг. и с большим успехом прошла в Московском Художественном театре. Центральными персонажами пьесы были, в основном, люди из низших слоев населения по разным причинам опустившиеся “на дно”. Став постояльцами убогой ночлежки, многие из них […]…
  17. С произведением Горького я познакомилась в 11 классе на уроке литературы. Драма сразу же заинтересовала меня, поэтому была прочитана мною на одном дыхании. В центре всего произведения люди, опустившиеся на дно жизни, которые попадают в ночлежку. Это последнее и единственное пристанище для них. В ночлежке проживают все слои общества. Возраст ночлежников различный – здесь находятся […]. ..
  18. Странник Лука лишь на некоторое время появляется в ночлежке, но этому персонажу отведена одна из ключевых ролей. Пожилой человек имеет богатый жизненный опыт, что подтверждается словами: “Мяли много, вот и мягок”. Лука не видит в человеке личности, он всех считает жалкими, не способными к отстаиванию своих прав, а потому нуждающимися в утешении. Для каждого ночлежника […]…
  19. В пьесе “На дне” Горький поднимает одни из самых важных вопросов, которыми должен задаваться человек. Что же такое правда? Каково назначение человека на земле? И в чем смысл жизни? В своем произведении автор показывает мир полной нищеты и страдания, мир людей. Поставленных в предельно бесчеловечные условия жизни. Именно здесь сталкиваются три правды: Луки, Бубнова и […]…
  20. В каждом своем произведении Максим Горький обращается к сложной нравственной проблематике. Особенно остро она стоит в пьесе “На дне”, где автор объединил целый ряд теорией, предположений и раздумий. Действующие лица пьесы – сломленные судьбой люди, обреченные на гибель. Обитатели городской ночлежки находятся на самом мне социальной и нравственной жизни. Проблематика раскрывается не столько в действиях […]…
  21. Правда и ложь Пьеса “На дне” появилась в начале XX века в канун революционных событий в России. В ней изображена вся неприглядная правда жизни людей того времени, опустившихся на самое “дно”. Постояльцы ночлежки, в которой разворачиваются события, потеряли всяческую надежду на нормальное существование. Когда среди них появляется странник Лука, встает вопрос о жестокой правде и […]…
  22. Написанная в 1902 году социальная пьеса “На дне” была новаторским произведением. Максим Горький показал в ней не только сломанные судьбы людей, но и борьбу идей, споры о смысле жизни. Центральным сюжетом пьесы является проблема правды и лжи, восприятие жизни без прикрас, со всей безысходностью для героев. Горький впервые открыл читателям неизведанный для них мир отверженных […]…
  23. Пьеса Горького “На дне” вышла в 1902 году. Жанр ее можно назвать новаторским: с одной стороны нам представлена пьеса, а с другой – мы можем видеть социально-филосовскую драму. Произведение насыщенно большим количеством персонажей, при этом навряд ли можно назвать кого-то из них второстепенным героем – все выполняют важную роль. Несомненно, произведение “На дне” было очень […]…
  24. Что такое истина? Этот вопрос занимает умы философов, писателей, иногда мы тоже задумываемся над этим вопросом. Для меня истина, это не просто, правда, истина одна единственная, с ней не поспоришь. Не зависимо от человека, его убеждений и взглядов на жизнь, истина остается единой для всех. Истина не может быть плохой или хорошей, она просто есть, […]…
  25. Пьеса Горького “На дне” была написана в 1902 году и вскоре принесла автору мировую известность. В этом произведении были затронуты самые злободневные проблемы современности, поэтому пьеса сразу привлекла к себе внимание русской общественности. Этой пьесой Горький завершил цикл произведений о “босяках”. Наблюдение за миром “бывших людей”, оказывало влияние на формирование социального сознания самого автора. В […]…
  26. Вопрос о лжи и честности далеко не однозначен. Именно поэтому все мыслители человечества на протяжении многих веков бьются над ним. Эти два совершенно противоположных понятия, так же как и добро со злом, всегда находятся рядом, и не могут существовать по отдельности. Многие литературные деятели в своих произведениях ставили перед обществом и самим собой эти вопросы. […]…
  27. ­Честь и бесчестие В 1902 году Максим Горький создал новую разновидность социальной драмы, в которой показал сознание людей, оказавшихся “на дне”. Пьеса сразу же вышла на сцену МХТ, и каждый раз проходила с успехом. Главные действующие лица – это люди по тем или иным причинам оказавшиеся в убогой ночлежке. Одни лишились постоянной работы, другие положения […]…
  28. Произведения Горького очень интересны своей проблематикой и глубиной философских рассуждений. Пьеса “На дне”, в этом плане, достигла определенного совершенства, поскольку представляет собой совокупность социально-философских воззрений самого автора. С помощью развернутой авторской ремарки и высказываний самих персонажей пьесы, Горький очень выразительно изображает место действия – ночлежку, которая больше похожа на пещеру. Здесь живут, дерутся и умирают […]…
  29. Произведения М. Горького занимают совершенно особое место в истории русской драматургии. Писатель обратился к театру в самом начале XX века и стал настоящим продолжателем традиций русской драмы XIX столетия. Горький считал, что основной целью драмы является изображение “человека и народа”, отражение влияния судьбы на развитие и формирование человеческой личности. Кроме того, в произведениях Горького присутствуют […]…
  30. ­Разум и чувства Имя Максима Горького (А. М. Пешкова) занимает достойное место в русской культуре и во всемирной. Многие его произведения были не раз экранизированы, ставились на сцене театра, получали награды. Одним из наиболее известных работ автора является драматическая пьеса “На дне”, написанная в самом начале XX века и знаменующая очень непростой переходный период в […]…
  31. ­Каждый сам себе судьба Пьеса М. Горького “На дне” была написана в переходный период, в самом начале 20-го века. Автор по-разному называл свое произведение, но в итоге остановился на названии “На дне”, которое наиболее полно отражало содержание пьесы. Действие картины происходит в ночлежке для неимущих, хозяевами которой являются 54-летний Костылев и его молодая, но злая […]…
  32. Во все времена человек стремился к познанию своего “Я”. Раскрытие этой тайны является одной из главных целей писателей. Проблему добра и зла, силы и слабости, поиска себя пытались разрешить великие умы, в том числе и Максим Горький. В стенах ночлежки оказались самые разные люди. Каждый из них наделен своими индивидуальными чертами. Но всех их объединяет […]…
  33. В мировой литературе Достоевскому принадлежит честь открытия неисчерпаемости и многомерности человеческой души. Писатель показал возможность сочетания в одном человеке низкого и высокого, ничтожного и великого, подлого и благородного. Человек – это тайна, в особенности русский человек. “Русские люди вообще широкие люди… широкие, как их земля, и чрезвычайно склонны к фанатическому, к беспорядочному; но беда быть […]…
  34. В пьесе показаны “униженные и оскорбленные”, выброшенные на дно жизни. Каждый из них имеет свою биографию, свою историю, свою мечту. Эти в прошлом достойные люди – жертвы царящих в обществе условий, где никому нет дела до другого, где действуют волчьи законы. Судьба каждого из них трагична, так как подняться со дна ни спившийся актер, ни […]…
  35. Пьеса “На дне” – достаточно сложное, но очень интересное произведение Горького. Автору удалось соединить в нем бытовую конкретику и обобщенные символы, реальные человеческие образы и отвлеченную философию. Мастерство Горького особенно проявилось в описании, таких непохожих друг на друга, обитателей ночлежки. Важную роль в произведении играют женские образы. Наташа, Василиса, Настя, Анна, Квашня – очень интересные […]…
  36. Пьеса Горького “На Дне” написана в тысяча девятьсот втором году. В эти предреволюционные годы писателя особенно волнует вопрос о Человеке. С одной стороны, Горький осознает, какие обстоятельства заставляют людей опускаться на “дно жизни”, с другой – он старается подробно изучить эту проблему и, возможно, найти ее решение. В драме разворачиваются два конфликта. Первый, социальный – […]…
  37. Судьба дворянской интеллигенции – предмет постоянных и сосредоточенных размышлений Тургенева. В новых общественно-политических условиях ни переосмысливает идейно-психологический облик пушкинского Героя, создавая целую вереницу “лишних людей”, представляющих вариацию созданного Пушкиным типа. Как бы продолжая критику “безнадежного эгоизма” интеллектуального героя из дворянской среды, Тургенев развенчивает его индивидуалистическую настроенность, подмечает вместе с тем в нем тревогу нравственного чувства […]…
  38. Центром споров персонажей о правде и лжи становится странник Лука. Сначала он говорит Актеру: “От пьянства нынче лечат, слышь! Бесплатно, браток, лечат…такая уж лечебница устроена для пьяниц…чтобы, значит, даром их лечить…” Этой ложью он вселяет веру человека в то, что жизнь можно изменить. Ложь Луки служит утешением для героев, она является как бы способом выражения […]…
  39. В мировой литературе Достоевскому принадлежит честь описания неисчерпаемости и многомерности человеческой души. Писатель показал возможность сочетания в одном человеке низкого и высокого, подлого и благородного. Человек – это тайна, в особенности русский человек. В этом заключается ключ к постижению характера Раскольникова. Сама фамилия героя указывает на двойственность, внутреннюю неоднозначность образа. Мучительная внутренняя борьба ни на […]…
  40. 1. Система персонажей пьесы М. Горького “На дне”. 2. Своеобразие конфликта и композиции пьесы М. Горького “На дне”. 3. Что лучше: истина или сострадание? (По пьесе М. Горького “На дне”.) 4. Человек и правда в пьесе М. Горького “На дне”. 5. Пьеса М. Горького “На дне” как социально-философская драма. 6. Проблематика добра и правды […]…
В чем заключается внутренняя драма героев по пьесе На дне (Горький А. М.)

Характеристика героев «На дне» помогает составить общий портрет людей, находящихся на «дне жизни»: бездействие, смиренность, нежелание и неспособность изменить собственную жизнь.

Костылевы

Владелец ночлежки, в которой проживают главные герои пьесы «На дне», и его жена Василиса — злые и порочные люди. Данные персонажи «На дне» считали себя «хозяевами жизни», не понимая, что нравственно они оказываются хуже тех, кому не повезло в жизни.

Актер

Это бывший актер, организм которого теперь «отравлен алкоголем». М. Горький не наделяет своего героя даже именем, чтобы показать нахождение его на «дне жизни», его безволие и бездействие.

Сатин

Сатин попал в ночлежку после тюремного заключения за убийство человека. Герой понимал, что его жизнь кончена, поэтому он не старался изменить ее. Сатин является своеобразным философом, который рассуждает на многие вечные вопросы. М. Горький особое внимание уделяет описанию данного образа, так как он во многом выражает авторскую позицию.

Настя

Это молодая девушка, которая мечтает об искренней любви, несмотря на то что сама она является девушкой легкого поведения.

Васька Пепел

Васька является вором, который мечтает о честной жизни в Сибири рядом со своей возлюбленной Наташей. Однако мечтам Пепла не суждено сбыться: желая защитить Наташу, он убивает Костылева и оказывается в тюрьме.

Наташа

Это сестра Василисы, которая вечно терпит издевательства и даже побои от Костылевых.

Лука

Это пожилой странник, взгляды которого воздействуют на жителей ночлежки. Лука сострадает окружающим людям, утешает их, считая, что ложь во спасение способна замотивировать человека на конкретные действия.

Роль Луки в жизни жителей ночлежки велика, однако помощь героя неоднозначна, что отражает следующая таблица:

Клещ

По профессии Клещ является слесарем. Он честно и упорно работает, чтобы выбраться из ночлежки. Постепенно его старания прекращаются, так как он понимает, что он ничем не отличается от находящихся рядом с ним людей, которых ранее он презирал. Клещ злится на собственную судьбу, уже прекратив стараться изменить жизнь к лучшему.

Анна

Жена Клеща, которая находится при смерти. Она понимает, что абсолютно никому не нужна, даже собственному мужу, который считает, что ее смерть пойдет на пользу им обоим.

Бубнов

Раньше герой владел красильной мастерской, но окружающая среда сломала Бубнова, когда его жена сбежала от него к мастеру. Находясь на «дне жизни», Бубнов не стремится к улучшению жизни, он фактически плывет по течению, не думая о будущем.

Барон

Барон является человеком, который не думает о хорошем будущем, он живет в прошлом, которое для него было хорошим.

Квашня

Героиня произведения является торговкой пельменями. Это сильная женщина, которая привыкла зарабатывать на жизнь собственным трудом. Жизнь не озлобила ее, она привыкла помогать другим людям.

Медведев

Это полицейский, который посещает ночлежку для сохранения порядка. На протяжении всего повествования ухаживает за Квашней, в итоге женщина соглашается на отношения с ним.

Алешка

Это молодой сапожник, пьянство которого привело его на «дно жизни». Он не стремится исправить себя, сделаться лучше, он доволен тем, что имеет.

Татарин

Татарин является ключником, считавшим, что каждый человек должен жить честной жизнью, несмотря на различные обстоятельства.

Кривой Зоб

Это еще один ключник, который оправдывал свой нечестный образ жизни тем, что честные люди не смогут выжить в этом мире.

Данная статья, которая поможет написать сочинение «Характеристика героев «На дне»», даст краткие сведения о персонажах пьесы М. Горького.

Тест по произведению

Социально-философская драма “На дне”, написанная М. Горьким в начале ХХ века, затронула важнейшие проблемы общества, показала жизнь самых низких слоев населения России.

Герои пьесы – отчаявшиеся люди, ставшие завсегдатаями похожей на пещеру ночлежки. Это место является для них приютом и вместе с тем – тюрьмой, поскольку каждый знает, что уже не выберется с этого “дна”. Постояльцы осознают бедственное положение, между ними и миром лежит пропасть, оборваны все связи: семейные, духовные, социальные. У каждого имеется собственная жизненная драма, ставшая причиной падения.

Обитателям ночлежки не чужды обычные чувства, они любят и ненавидят, мечтают, разочаровываются и главное – мыслят.

Нередко они делают интересные умозаключения, отражающие внутренние переживания. К примеру, Барон видит утешение в том, что “все уже было! Прошло-кончено!”, он больше ничего не ждет от жизни. Для картузника Бубнова смысл нынешнего бытия заключен в горькой: “Вот я выпил – и рад”. Но истинным философским талантом обладает бывший телеграфный служащий Сатин, рассуждающий

о предназначении человека. Фраза героя “Человек – это звучит гордо!” стала общеизвестной.

Действующие лица живут грезами и воспоминаниями, но абсолютно ничего не предпринимают к изменению ситуации. Причины попадания на “дно” у всех разные, но внутреннее состояние схоже. Проведенные в ночлежке годы наложили отпечаток на характеры обитателей: сердца ожесточились, души огрубели. Они успели смириться с обстоятельствами и стали равнодушны к своим судьбам.

Привычная жизнь меняется с появлением в ночлежке странника Луки. Этот персонаж успокаивает каждого, дает ложную надежду на лучшую жизнь. Однако вместе с исчезновением Луки пропадает и позитивный настрой ночлежников.

Таким образом, автор раскрывает перед читателем настоящую социальную трагедию. Он показывает, что живущие прошлым люди, не готовые проявлять твердость и меняться, обречены на прозябание. В отсутствии внутреннего стержня и постоянных думах о былом и заключена внутренняя драма обездоленных героев пьесы.


Другие работы по этой теме:

  1. Пьеса Максима Горького “На дне” – социально-философская драма. “Дно” – это прообраз всей России, ведь герои пьесы выходцы из различных сословий. Бубнов в прошлом владел…
  2. Над пьесой “На дне” Максим Горький работал в 1902 году. Начало ХХ века было сложным для России временем: повсюду царили бедность, бесправие и безысходность, человеческая…
  3. Максиму Горькому пришлось раздумывать над заглавием для своей социальной пьесы. Изначально у него было несколько вариантов: “Ночлежка”, “Без солнца”, “Дно”, “На дне жизни” и все…
  4. ­Мое отношение к Луке Социально-философское произведение “На дне” Максима Горького является одним из лучших его творений. Написанное в 1901-1902 гг., оно блестяще отражало переходный период…
  5. Спор о возможностях человека и о смысле его жизни лежит в основе пьесы “На дне” Максима Горького. Действие пьесы происходит в месте, оторванном от мира…
  6. ­Опыт и ошибки Пьеса Максима Горького “На дне” была написана в непростое для России время, в так называемый переходный период. Первоначально автор называл ее “Ночлежка”,…
  7. Пьеса “На дне” была написана М. Горьким в 1902 году. Она имела большой успех и была поставлена на сценах многих театров, российских и зарубежных, –…

Пьеса «На дне» была задумана Горьким как одна из четырех пьес цикла, показывающего жизнь и мировоззрение людей из разных слоев общества. Это — одна из двух целей создания произведения. Глубинный смысл, который заложил в него автор — попытка ответить на главные вопросы человеческого существования: что есть человек и сохранит ли он свою личность, опустившись «на дно» нравственного и социального бытия.

История создания пьесы

Первые свидетельства о работе над пьесой относятся к 1900 году, когда Горький в разговоре со Станиславским упоминает о желании написать сцены из жизни ночлежки. Некоторые наброски появились в конце 1901 года. В письме к издателю К. П. Пятницкому, которому и посвятил произведение автор, Горький писал, что в задуманной пьесе для него ясны все персонажи, идея, мотивы действий, и «это будет страшно». Окончательный вариант произведения был готов 25 июля 1902 года, издан в Мюнхене и уже в конце года поступил в продажу.

Не так радужно обстояли дела с постановкой пьесы на сценах российских театров — она практически запрещена. Исключение сделано только для МХАТа, остальные театры должны были получать особое разрешение на постановку.

Название пьесы в процессе работы менялось, по крайней мере, четыре раза, а жанр автором так и не был определен — в издании значилось «На дне жизни: сцены». Укороченное и всем сегодня знакомое название впервые появилось в театральной афише при первой постановке в МХАТ.

Первыми исполнителями стал звездный состав Московского художественного академического театра: в роли Сатина выступил К. Станиславский, Барона — В. Качалов, Луки — И. Москвин, Насти — О. Книппер, Наташи — М. Андреева.

Основной сюжет произведения

Сюжет пьесы завязан на отношениях героев и в обстановке всеобщей ненависти, которая царит в ночлежке. Это — внешняя канва произведения. Параллельное действие исследует глубину падения человека «на дно», меру ничтожества социально и духовно опустившегося индивидуума.

Действие пьесы начинается и заканчивается сюжетной линией взаимоотношений двух персонажей: вора Васьки Пепла и жены владельца ночлежки Василисы. Пепел любит ее младшую сестру Наташу. Василиса ревнует, постоянно избивает сестру. Есть у нее и еще один интерес к любовнику — она хочет освободиться от мужа и подталкивает Пепла к убийству. В ходе пьесы Пепел действительно в ссоре убивает Костылева. В последнем же акте пьесы постояльцы ночлежки говорят, что Ваське придется идти на каторгу, а Василиса все равно «выкрутиться». Таким образом, действие закольцовывается судьбами двух героев, но далеко не ограничивается ими.

Временной промежуток пьесы — несколько недель ранней весны. Время года — важная составляющая пьесы. Одно из первых названий, данных автором произведению, «Без солнца». Действительно, вокруг весна, море солнечного света, а в ночлежке и в душах ее обитателей — мрак. Лучом солнца для ночлежников стал Лука, бродяга, которого в один из дней приводит Наташа. Лука приносит надежду на счастливый исход в сердца опустившихся и утративших веру в лучшее людей. Однако в конце пьесы Лука исчезает из ночлежки. Доверившиеся ему персонажи теряют веру в лучшее. Пьеса заканчивается самоубийством одного из них — Актера.

Анализ пьесы

Пьеса описывает жизнь московской ночлежки. Главными героями, соответственно, стали ее обитатели и хозяева заведения. Также в ней появляются лица, имеющие отношение к жизни заведения: полицейский, он же дядя хозяйки ночлежки, торговка пельменями, грузчики.

Сатин и Лука

Шулер, бывший каторжник Сатин и бродяга, странник Лука — носители двух противоборствующих идей: необходимости сострадания к человеку, спасительной лжи из любви к нему, и необходимости знать правду, как доказательство величия человека, как знак доверия к его силе духа. Для того, чтобы доказать ложность первого мировоззрения и истинность второго автором и выстроено действо пьесы.

Другие персонажи

Все остальные персонажи составляют фон для этой битвы идей. Кроме того, они призваны показать, измерить глубину падения, до которой способен опуститься человек. Пьяница Актер и смертельно больная Анна, люди, совершенно потерявшие веру в свои силы, подпадают под власть чудесной сказки, в которую уводит их Лука. Они наиболее зависимы от него. С его уходом они физически не могут жить и умирают. Остальные обитатели ночлежки воспринимают появление и уход Луки, как игру солнечного весеннего луча — появился и исчез.

Настя, продающая свое тело «на бульваре», верит в то, что есть светлая любовь, и она была в ее жизни. Клещ, муж умирающей Анны, верит, что он поднимется со дна и вновь станет зарабатывать на жизнь трудом. Ниточкой, которая связывает его с рабочим прошлым, остается ящик с инструментами. В конце пьесы он вынужден их продать, чтобы похоронить жену. Наташа надеется, что Василиса изменится и перестанет ее мучить. После очередных побоев, выйдя из больницы, она больше не появится в ночлежке. Васька Пепел стремится остаться с Натальей, но не может выпутаться из сетей властной Василисы. Последняя, в свою очередь, ждет, что смерть мужа развяжет ей руки и даст долгожданную свободу. Барон живет своим аристократическим прошлым. Картежник Бубнов, разрушитель «иллюзий», идеолог человеконенавистничества, считает, что «все люди лишние».

Произведение создавалось в условиях, когда после экономического кризиса 90-х годов XIX века в России встали заводы, население стремительно беднело, многие оказались на нижней ступени социальной лестницы, в подвале. Каждый из героев пьесы в прошлом пережили падение «на дно», социальное и нравственное. Сейчас они живут воспоминанием об этом, но подняться «на свет» не могут: не умеют, нет сил, стыдятся своего ничтожества.

Главные герои

Светом для некоторых стал Лука. Горький дал Луке «говорящее» имя. Оно отсылает и к образу святого Луки, и к понятию «лукавство». Очевидно, что автор стремится показать несостоятельность идей Луки о благотворной ценности Веры для человека. Горький практически низводит сострадательный гуманизм Луки к понятию предательства — по сюжету пьесы бродяга уходит из ночлежки как раз тогда, когда те, которые ему доверились, нуждаются в его поддержке.

Сатин — фигура, призванная озвучить мировоззрение автора. Как писал Горький, Сатин не совсем подходящий для этого персонаж, но другого со столь же мощной харизмой в пьесе просто нет. Сатин является идейным антиподом Луки: он ни во что не верит, видит безжалостную суть жизни и того положения, в котором оказался он и остальные обитатели ночлежки. Верит ли Сатин в Человека и его силу над властью обстоятельств и совершенных ошибок? Страстный монолог, который он произносит, заочно споря с ушедшим Лукой, оставляет сильное, но противоречивое впечатление.

Есть в произведении и носитель «третьей» правды — Бубнов. Этот герой, как и Сатин, «стоит за истину», только она у него как-то очень страшна. Он человеконенавистник, но, по сути, убийца. Только гибнут не от ножа в его руках, а от ненависти, которую питает он к каждому.

Драматизм пьесы возрастает от акта к акту. Связующей канвой становятся утешительные разговоры Луки со страждущими его сострадания и редкие реплики Сатина, говорящие о том, что он внимательно слушает речи бродяги. Кульминация пьесы — монолог Сатина, произнесенный после ухода-бегства Луки. Фразы из него часто цитируют, поскольку они имеют вид афоризмов; «Все в человеке — все для человека!», «Ложь — религия рабов и хозяев… Правда — бог свободного человека!», «Человек — это звучит гордо!».

Заключение

Горьким итогом пьесы становится торжество свободы падшего человека погибнуть, исчезнуть, уйти, не оставив после себя ни следа, ни воспоминаний. Обитатели ночлежки свободны от общества, норм морали, от семьи и средств к существованию. По большому счету, они свободны от жизни.

Пьеса «На дне» живет уже более века и продолжает оставаться одним из наиболее сильных произведений русской классики. Пьеса заставляет задуматься о месте веры и любви в жизни человека, о природе правды и лжи, о способности человека противостоять нравственному и социальному падению.

описание, герои, анализ пьесы. В чём заключается внутренняя драма героев пьесы М. Горького «На дне»? (Горький Максим) Главный герой драмы на дне

Поднимая социальные проблемы, драма “На дне” одновременно ставит и решает философские вопросы: что есть правда? нужна ли она людям? можно ли обрести счастье в реальной жизни? В пьесе можно обнаружить два конфликта. Первый — социальный: между хозяевами ночлежки и босяками, второй — философский, затрагивающий основные вопросы бытия, — разворачивается между обитателями ночлежки. Он-то и является основным.

Мир ночлежки — это мир “бывших людей”. Раньше они принадлежали к разным слоям общества: здесь и барон, и проститутка, и слесарь, и актер, и картузник, и торговка, и вор. Они примеряют к себе различные ситуации, пытаясь “всплыть” на поверхность. Каждый из них хочет вернуться в мир “настоящих людей”. Герои полны иллюзий о временности своего положения. И лишь Бубнов и Сатин понимают, что выхода “со дна” нет — это удел лишь сильных. Слабым же людям нужен самообман. И все равно в этом страшном мире отверженных эти люди ведут поиск истины, стараются решать вечные проблемы. Как вынести тяжесть жизни? Что противопоставить страшной силе обстоятельств — открытый бунт, терпение, основанное на сладкой лжи, или смириться? Вот это три основные позиции, которых придерживаются персонажи пьесы.

Самый мрачный мыслитель в ночлежке — Бубнов. Он неприятен Горькому, потому что в его репликах отражена циничная правда факта. Жизнь в оценке Бубнова лишена всякого смысла. Она однообразна и течет по законам, которые человек не может изменить. “Все так: родятся, поживут, умирают. И я помру, и ты. Чего жалеть?” Мечты для него — стремление человека казаться лучше или, как сказал Барон, “у всех людей — души серенькие, все подрумяниться желают”. Философия Бубнова — философия безысходности, царящей “на дне”.

С появлением Луки атмосфера в ночлежке меняется. Странник Лука, по-моему, самый сложный и интересный персонаж в пьесе. Старик с каждым находит верный тон: Анну утешает небесным счастьем после смерти, толкует, что в загробной жизни она обретет покой, которого не чувствовала до сих пор. Ваську Пепла уговаривает уехать в Сибирь: там найдется место для сильных и целеустремленных людей. Настю успокаивает, притворяясь, будто верит в ее рассказы о неземной любви. Актеру обещает исцеление от алкоголизма в некой специальной клинике. Самое поразительное во всем этом то, что Лука лжет бескорыстно. Он жалеет людей, старается дать им надежду как стимул к жизни. Изначально его идеи основаны на неверии в возможности человека: для него все люди слабы, мелки, а потому нуждаются в сострадании и утешении. Лука полагает, что правда может быть “обухом” для слабого. Иногда лучше обмануть человека вымыслом и вселить в него веру в будущее. Но это философия рабской покорности, недаром Сатин называет ложь “религией рабов и хозяев”: “одних она поддерживает, другие — прикрываются ею”.

Советы странника никому не помогли: Васька убивает Костылева и попадает в тюрьму, актер кончает жизнь самоубийством. Прямой вины Луки в этом, конечно, нет, просто обстоятельства оказались сильнее людей. Но косвенно он виноват, точнее, не он, а его идеи: они внесли изменения в жизнь ночлежников и в их мировоззрения, после которых поверившие ему уже не могли нормально продолжать жить. Против этой вредоносной лжи выступает Сатин. В его финальном монологе звучит требование свободы и гуманного отношения к человеку: “Надо уважать человека! Не жалеть, не унижать его жалостью… уважать надо!” Герой убежден в следующем: необходимо не примирить человека с действительностью, а заставить эту действительность работать на человека. “Все — в человеке, все — для человека”. Сатин, несомненно, симпатичен автору. В отличие от большинства ночлежников он в прошлом совершил решительный поступок, за что и поплатился: четыре года провел в тюрьме. Но он не жалеет об этом: “Человек — свободен, он за все платит сам”. Таким образом, писатель утверждает, что человек способен изменить обстоятельства, а не подстраиваться под них.

Кажется, устами Сатина автор осуждает Луку, опровергает соглашательскую философию странника. Но Горький не так прост и прямолинеен; он дает возможность читателям и зрителям самим решить: нужны ли подобные “примиряющие” философы в реальной жизни или они несут зло. Поразительно, как с годами менялось отношение общества к этому персонажу. Если в период создания пьесы “На дне” Лука с его безграничной жалостливостью к людям был почти отрицательным героем, поскольку “потакал” их слабости, то в наше жестокое время, когда человек чувствует свое одиночество и ненужность окружающим, странник получил “вторую жизнь” и воспринимается как истинно добрый персонаж. Он жалеет живущих рядом людей, пусть машинально, не тратя на это все свои душевные силы, но находит время выслушать страждущих, вселяет в них надежду, а это уже немало. Пьеса “На дне” относится к тем произведениям, которые не стареют, и каждое поколение открывает в них мысли, созвучные своему времени, взглядам, жизненным ситуациям. В этом великая сила дарования драматурга, его умение заглянуть в будущее.

Для выполнения задания выберите только ОДНУ из четырёх предложенных тем сочинений (17.1-17.4). Напишите сочинение на эту тему в объёме не менее 200 слов (при объёме менее 150 слов сочинение оценивается 0 баллов).

Раскрывайте тему сочинения полно и многоаспектно.

Аргументируйте свои тезисы анализом элементов текста произведения (в сочинении по лирике необходимо проанализировать не менее трёх стихотворений).

Выявляйте роль художественных средств, важную для раскрытия темы сочинения.

Продумывайте композицию сочинения.

Избегайте фактических, логических, речевых ошибок.

Сочинение пишите чётко и разборчиво, соблюдая нормы письменной речи.

С17.2. Какое место в ро­ма­не Л. Н. Тол­сто­го «Война и мир» за­ни­ма­ет образ Пла­то­на Каратаева?

С17.3. В чём за­клю­ча­ет­ся внут­рен­няя драма ге­ро­ев пьесы М. Горь­ко­го «На дне»?

Пояснение.

Комментарии к сочинениям

С17.1. Ка­ко­во от­но­ше­ние ав­то­ра «Слова о полку Игореве» к опи­сы­ва­е­мым им событиям?

Существует мно­же­ство пред­по­ло­же­ний о том, кто был ав­то­ром «Слова о полку Игореве». Им мог быть монах, так как в то время са­мы­ми об­ра­зо­ван­ны­ми лю­дь­ми были монахи, или при­бли­жен­ным князя. Ав­то­ром мог быть храб­рый дружинник, по­то­му что так ярко и точно может опи­сать сра­же­ния толь­ко тот, кто сам при­ни­мал уча­стие на них. С тон­ким зна­ни­ем дела опи­сы­ва­ет он кар­ти­ны сражений, ярко ри­су­ет об­ра­зы кня­зей и дружинников, но с не мень­шей силой и сим­па­ти­ей рас­ска­зы­ва­ет он о том, как во вре­ме­на кня­же­ских меж­до­усо­биц «ретко ра­та­е­ве кикахуть», вот по­че­му нель­зя не от­ме­тить едва ли не самую важ­ную черту ав­то­ра «Слова» -патриотизм, не­под­дель­ную обес­по­ко­ен­ность судь­бой своей Родины. Кроме того, автор пред­ста­ет перед нами как тон­кий психолог: он точно пе­ре­да­ет пе­ре­жи­ва­ния лю­бя­щей жены в плаче Ярославны, со­мне­ния князя Игоря перед побегом. С уве­рен­но­стью можно утвер­ждать лишь одно: кем бы ни был автор «Слова о полку Игореве», мо­на­хом или сме­лым воином, он, безусловно, яв­лял­ся вы­да­ю­щим­ся че­ло­ве­ком сво­е­го времени.

C17.2. Какое место в ро­ма­не Л. Н. Тол­сто­го «Война и мир» за­ни­ма­ет образ Пла­то­на Каратаева?

В об­ра­зе Пла­то­на Ка­ра­та­е­ва Тол­стой изоб­ра­зил мирное, доброе, ду­хов­ное начало, пре­дель­но усилил, укре­пил в нем черты про­сто­го рус­ско­го человека, сде­лал его оли­це­тво­ре­ни­ем всего доброго, русского, круглого. В Пла­то­не Ка­ра­та­е­ве мы видим гар­мо­нию внут­рен­ней жизни, ко­то­рая да­ет­ся без­гра­нич­ной верой в волю Бога на все про­ис­хо­дя­щее на Земле, верой в то, что все равно в конце кон­цов по­бе­дят добро и справедливость, от­сю­да его не­про­тив­ле­ние злу на­си­ли­ем и при­ня­тие всего, что бы ни происходило. Важно еще то, что «жизнь его, как он сам смот­рел на нее, не имела смыс­ла как от­дель­ная жизнь. Она имела смысл толь­ко как ча­сти­ца целого, ко­то­рое он по­сто­ян­но чувствовал». Пла­тон Ка­ра­та­ев во­пло­ща­ет собой тот ми­ро­вой закон, к по­сти­же­нию ко­то­ро­го стре­мят­ся лю­би­мые герои Толстого. Не­смот­ря на то, что в огром­ном романе-эпопее этот герой за­ни­ма­ет срав­ни­тель­но не­мно­го места, зна­че­ние его очень велико. Он важен нам и сам по себе, и осо­бен­но по той роли, ко­то­рую он сыг­рал в судь­бе Пьера Безухова. Пла­тон Ка­ра­та­ев помог ему по­нять смысл жизни, об­ре­сти со­гла­сие и мир с самим собой и людьми.

C17.3. В чём за­клю­ча­ет­ся внут­рен­няя драма ге­ро­ев пьесы М. Горь­ко­го «На дне»?

В пьесе «На дне» Горь­кий по­ка­зы­ва­ет людей, слом­лен­ных жизнью, об­ре­чен­ных на гибель. Про­бле­ма­ти­ка про­из­ве­де­ния рас­кры­ва­ет­ся не столь­ко в дей­ствии (мир ноч­леж­ки как бы застыл, со­бы­тий про­ис­хо­дит не так уж много), сколь­ко в раз­го­во­рах персонажей. Ос­нов­ной фи­ло­соф­ской про­бле­мой яв­ля­ет­ся спор о правде. Эти споры ве­дут­ся между оби­та­те­ля­ми ноч­леж­ки на про­тя­же­нии всей пьесы и, пре­жде всего, между Лукой и Сатиным. На­пря­мую Лука и Сатин не сталкиваются, но всей ло­ги­кой раз­ви­тия сю­же­та стал­ки­ва­ют­ся их мировоззрения. Фи­ло­со­фия Луки ос­но­ва­на на том, что вера может и часто долж­на за­ме­нить ре­аль­ную правду, так как по­мо­га­ет че­ло­ве­ку уйти от страш­ной ре­аль­но­сти в мир пре­крас­ных иллюзий. Вроде бы, ис­ти­на на его стороне, и про­бле­ма решена: лучше ро­зо­вые очки, чем страш­ная реальность. Но в самый важ­ный мо­мент для оби­та­те­лей ночлежки, когда у мно­гих за­ро­ди­лась вера во что-то лучшее, ста­рик исчезает. Раз­бу­жен­ные Лукой люди всту­па­ют в кон­фликт с внеш­ним миром и из­ме­нить свое пла­чев­ное по­ло­же­ние не могут: Актер — повесился, Пепел — в тюрьме, Анна — умерла.

Этим тра­гич­ным фи­на­лом Горь­кий показывает, что Лука был не прав. Ро­зо­вые очки раз­би­ва­ют­ся при встре­че со страш­ной реальностью, и та ка­жет­ся еще страшнее, по­сколь­ку ухо­дит вера. Фи­ло­со­фию Луки от­вер­га­ет Сатин: «Ложь — ре­ли­гия рабов и хозяев. Прав­да — бог сво­бод­но­го человека!» В одном Сатин со­гла­сен со странником: «Человек — вот правда!» Но не при­ем­лет его жалости, по­сколь­ку та уни­жа­ет личность. Рас­суж­дая о зна­че­нии человека, герой утверждает, что судь­ба — дело рук и мозга каждого.

Трагедия не­сбы­точ­но­сти на­дежд от­ра­же­на в каж­дом герое. Бремя об­ще­го бес­си­лия тащит «на дно» всех пер­со­на­жей Горького. Про­бле­ма су­ро­вой прав­ды и спа­си­тель­ной лжи в про­из­ве­де­нии не решена, она лишь поставлена, как это свой­ствен­но мно­гим про­из­ве­де­ни­ям рус­ской литературы, ста­вя­щей во­про­сы и пред­ла­га­ю­щей чи­та­те­лям самим ис­кать ответы.

С17.4. Нравы чиновничества на страницах русской литературы (на примере двух-трёх произведений).

В русской литературе и XIX и XX века чиновничество предстаёт не в самом выгодном для себя цвете, являя в своих рядах образцы подлости, лицемерия, чинопоклонства.

О нравах в России начала 30-х годов прошлого века пишет Н. В. Гоголь в комедии «Ревизор». Всевозможные злоупотребления властью, казнокрадство и взяточничество, произвол и пренебрежительное отношение к народу были характерными, укоренившимися чертами тогдашнего чиновничества. Именно такими Гоголь и показывает в своей комедии правителей уездного города.

Все чиновники нарисованы Гоголем, как живые, каждый из них своеобразен. Но в то же время все они создают суммарный облик чиновничества, управляющего страной, раскрывают гнилостность общественно-политического строя крепостнической России.

Очень похожи на чиновников из «Ревизора» чиновники гоголевских «Мёртвых душ», чиновники из «Горя от ума» Грибоедова, «слуги народа» советской эпохи из романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Чиновники из романа «Мастер и Маргарита» — существа в высшей степени бессовестные, погрязшие в собственнических интересах. Степан Лиходеев — опустившийся тип, пьёт, гуляет, не задумываясь, пускает в варьете сомнительных артистов. «Чиновники от литературы», являясь властью для «рядовых» писателей, истинных художников, творцов, подчиняются директивам сверху и одним росчерком пера запрещают творить, не задумываясь, что, лишая возможности писать, они лишают настоящего мастера жизни.

Социально-философская драма “На дне”, написанная М. Горьким в начале ХХ века, затронула важнейшие проблемы общества, показала жизнь самых низких слоев населения России.

Герои пьесы – отчаявшиеся люди, ставшие завсегдатаями похожей на пещеру ночлежки. Это место является для них приютом и вместе с тем – тюрьмой, поскольку каждый знает, что уже не выберется с этого “дна”. Постояльцы осознают бедственное положение, между ними и миром лежит пропасть, оборваны все связи: семейные, духовные, социальные.

У каждого имеется собственная

Жизненная драма, ставшая причиной падения.

Обитателям ночлежки не чужды обычные чувства, они любят и ненавидят, мечтают, разочаровываются и главное – мыслят.

Нередко они делают интересные умозаключения, отражающие внутренние переживания. К примеру, Барон видит утешение в том, что “все уже было! Прошло-кончено!”, он больше ничего не ждет от жизни.

Для картузника Бубнова смысл нынешнего бытия заключен в горькой: “Вот я выпил – и рад”. Но истинным философским талантом обладает бывший телеграфный служащий Сатин, рассуждающий о предназначении человека. Фраза героя “Человек – это звучит гордо!” стала общеизвестной.

Действующие лица живут грезами и воспоминаниями, но абсолютно ничего не предпринимают к изменению ситуации. Причины попадания на “дно” у всех разные, но внутреннее состояние схоже. Проведенные в ночлежке годы наложили отпечаток на характеры обитателей: сердца ожесточились, души огрубели.

Они успели смириться с обстоятельствами и стали равнодушны к своим судьбам.

Привычная жизнь меняется с появлением в ночлежке странника Луки. Этот персонаж успокаивает каждого, дает ложную надежду на лучшую жизнь. Однако вместе с исчезновением Луки пропадает и позитивный настрой ночлежников.

Таким образом, автор раскрывает перед читателем настоящую социальную трагедию. Он показывает, что живущие прошлым люди, не готовые проявлять твердость и меняться, обречены на прозябание. В отсутствии внутреннего стержня и постоянных думах о былом и заключена внутренняя драма обездоленных героев пьесы.

(No Ratings Yet)


Related posts:

  1. Пьеса Максима Горького “На дне” – социально-философская драма. “Дно” – это прообраз всей России, ведь герои пьесы выходцы из различных сословий. Бубнов в прошлом владел красильной мастерской, Барон – разорившийся барин, Медведев – полицейский, Васька Пепел – “вор, сын вора”, Лука – странник. Главный мысль произведения – каждый должен сделать свой выбор, но если выбор […]…
  2. Максиму Горькому пришлось раздумывать над заглавием для своей социальной пьесы. Изначально у него было несколько вариантов: “Ночлежка”, “Без солнца”, “Дно”, “На дне жизни” и все же автор выбрал самое меткое – “На дне”. Если предыдущие версии оттеняли тяжелое положение бедноты, то последнее название обладало многозначительностью. “На дне” можно воспринимать довольно широко – от жизненных реалий […]…
  3. Над пьесой “На дне” Максим Горький работал в 1902 году. Начало ХХ века было сложным для России временем: повсюду царили бедность, бесправие и безысходность, человеческая жизнь потеряла ценность. Именно эту действительность показал автор в своей философско-публицистической драме. Сюжет пьесы развивается в городской ночлежке, где постоянно слышна ругань, обитатели предаются пьянству, проявляют жестокость. Но в этом […]…
  4. Спор о возможностях человека и о смысле его жизни лежит в основе пьесы “На дне” Максима Горького. Действие пьесы происходит в месте, оторванном от мира людей – ночлежке Костылевых. Почти все обитатели ночлежки прекрасно осознают, что их положение нельзя назвать нормальным, ведь между ними и остальным обществом оборваны все важнейшие связи (духовные, социальные, профессиональные, семейные). […]…
  5. Появившись в ночлежке, старец Лука по-своему творит “добрые” дела: он помогает несчастным приспособиться к сложившимся жизненным обстоятельствам. Диалоги Луки с обитателями ночлежки повторяются и переплетаются между собой, создавая в пьесе внутреннее напряжение: растут призрачные надежды босяков. Затем начинается крушение созданных старцем иллюзий. Происходит ряд трагедий: Василиса калечит Наташу, Пепел убивает Костылева, затем следует арест убийцы. […]…
  6. Пьеса “На дне” была написана М. Горьким в 1902 году. Она имела большой успех и была поставлена на сценах многих театров, российских и зарубежных, – настолько достоверно и ярко автор изобразил жизнь людей “дна”. Героев произведения связывает власть мрачного круговорота конфликтов. Все развивающиеся действия сходятся в безысходном стоне, обнаруживая пороки обитателей “дна” как роковую цепь, […]…
  7. ­Опыт и ошибки Пьеса Максима Горького “На дне” была написана в непростое для России время, в так называемый переходный период. Первоначально автор называл ее “Ночлежка”, “На дне жизни”, а затем остановился на более лаконичном варианте и не ошибся. Это произведение принесло ему заслуженный успех, так как сразу же вышло постановкой в МХТ и впоследствии пользовалось […]…
  8. В данном произведении Горький описывает людей достигших самого низа, “люди дна”. Каждый из героев в прошлом имел свое положение в жизни, социальный статус, но по некоторым обстоятельствам этого лишился. Человек “на дне” есть у Гоголя Н. В. в произведении “Мертвые души”. Плюшкин – богатый помещик, который потерял все свое имение после смерти жены. Он ожесточился, […]…
  9. ­Можно ли преодолеть самого себя Социально-философская драма М. Горького “На дне” была написана в 1901 году и сразу же заняла достойную нишу в списке русской классики. Более тысячи раз ее ставили на сцене МХТ, и всегда она проходила с успехом. Место действия пьесы – ночлежный дом Костылевых, а главные действующие лица – его постояльцы. Каждый […]…
  10. ­Человек – это звучит гордо Максим Горький считается одним из лучших драматургов XX века. В своей пьесе “На дне” он затронул неизведанную ранее тему надежды и радости для людей, находящихся на дне. Все герои произведения по тем или иным причинам оказались в бедной, убогой ночлежке, где спали на нарах, питались плохо, при этом много пили, […]…
  11. В пьесе “На дне” автор ставит много риторических вопросов. Произведение раскрывает не только трагедию постепенной моральной гибели людей, попавших в жестокие социальные условия, но и авторский взгляд на различные проблемы общественности. Безусловно, одной из основных тем пьесы является Человек. Кажется странным, что обитатели ночлежки могут иметь какие-то свои позиции по поводу этой проблемы. Но это […]…
  12. На первый взгляд, Лука и Сатин – противостоящие фигуры в пьесе Горького “На дне”. Лука – сторонник “ложного гуманизма”, так называемой, лжи ради спасения. Сатин проповедует “гуманизм истинный”, оправдывает аморальность, презирает нравственные ценности и доводит до крайности понятие “свободный человек”. Действительно, с этой точки зрения, убеждения Луки и Сатина – совершенно противоположные. Лука всех жалеет, […]…
  13. Пьеса “На дне” была написана более восьмидесяти лет тому назад. Все это время вокруг нее не прекращали возникать споры и разногласия. Объяснить это можно огромным количеством проблем, поставленных автором, которые на различных этапах исторического развития общества приобретают новую актуальность. К тому же, сама позиция автора в этом произведении весьма противоречива и неоднозначна. Кроме того, на […]…
  14. В социально-философской драме Горького “На дне” основной философской проблемой является понимание правды героями. Они рассматривают свою правду с разных позиций. Особенно выделяются здесь мировоззрения Сатина и Луки, которые имеют различия и взаимодействуют между собой в развитии действия пьесы. Лука с первого момента появления в ночлежке начинает говорить людям о своих взглядах. Его отношение к людям […]…
  15. В пьесе М. Горького “На дне” поднимается тема социального-нравственного характера взаимоотношений между людьми, оказавшимися отвергнутыми обществом. обитателями ночлежки относятся к друг другу с проявлением грубости, нежелании помогать, безразличии и угнетении. Отношение у каждого разное. Их можно разделить на две группы: Актер, Пепел, Наташа, Сатин, Клещь и Лука. И Анна Барон, Бубнов Настя. Лука верил в […]…
  16. ­Кто прав в споре о правде Драма “На дне” является одним из ключевых произведений Максима Горького. Она была написана в 1901-1902 гг. и с большим успехом прошла в Московском Художественном театре. Центральными персонажами пьесы были, в основном, люди из низших слоев населения по разным причинам опустившиеся “на дно”. Став постояльцами убогой ночлежки, многие из них […]…
  17. С произведением Горького я познакомилась в 11 классе на уроке литературы. Драма сразу же заинтересовала меня, поэтому была прочитана мною на одном дыхании. В центре всего произведения люди, опустившиеся на дно жизни, которые попадают в ночлежку. Это последнее и единственное пристанище для них. В ночлежке проживают все слои общества. Возраст ночлежников различный – здесь находятся […]…
  18. Странник Лука лишь на некоторое время появляется в ночлежке, но этому персонажу отведена одна из ключевых ролей. Пожилой человек имеет богатый жизненный опыт, что подтверждается словами: “Мяли много, вот и мягок”. Лука не видит в человеке личности, он всех считает жалкими, не способными к отстаиванию своих прав, а потому нуждающимися в утешении. Для каждого ночлежника […]…
  19. В пьесе “На дне” Горький поднимает одни из самых важных вопросов, которыми должен задаваться человек. Что же такое правда? Каково назначение человека на земле? И в чем смысл жизни? В своем произведении автор показывает мир полной нищеты и страдания, мир людей. Поставленных в предельно бесчеловечные условия жизни. Именно здесь сталкиваются три правды: Луки, Бубнова и […]…
  20. В каждом своем произведении Максим Горький обращается к сложной нравственной проблематике. Особенно остро она стоит в пьесе “На дне”, где автор объединил целый ряд теорией, предположений и раздумий. Действующие лица пьесы – сломленные судьбой люди, обреченные на гибель. Обитатели городской ночлежки находятся на самом мне социальной и нравственной жизни. Проблематика раскрывается не столько в действиях […]…
  21. Правда и ложь Пьеса “На дне” появилась в начале XX века в канун революционных событий в России. В ней изображена вся неприглядная правда жизни людей того времени, опустившихся на самое “дно”. Постояльцы ночлежки, в которой разворачиваются события, потеряли всяческую надежду на нормальное существование. Когда среди них появляется странник Лука, встает вопрос о жестокой правде и […]…
  22. Написанная в 1902 году социальная пьеса “На дне” была новаторским произведением. Максим Горький показал в ней не только сломанные судьбы людей, но и борьбу идей, споры о смысле жизни. Центральным сюжетом пьесы является проблема правды и лжи, восприятие жизни без прикрас, со всей безысходностью для героев. Горький впервые открыл читателям неизведанный для них мир отверженных […]…
  23. Пьеса Горького “На дне” вышла в 1902 году. Жанр ее можно назвать новаторским: с одной стороны нам представлена пьеса, а с другой – мы можем видеть социально-филосовскую драму. Произведение насыщенно большим количеством персонажей, при этом навряд ли можно назвать кого-то из них второстепенным героем – все выполняют важную роль. Несомненно, произведение “На дне” было очень […]…
  24. Что такое истина? Этот вопрос занимает умы философов, писателей, иногда мы тоже задумываемся над этим вопросом. Для меня истина, это не просто, правда, истина одна единственная, с ней не поспоришь. Не зависимо от человека, его убеждений и взглядов на жизнь, истина остается единой для всех. Истина не может быть плохой или хорошей, она просто есть, […]…
  25. Пьеса Горького “На дне” была написана в 1902 году и вскоре принесла автору мировую известность. В этом произведении были затронуты самые злободневные проблемы современности, поэтому пьеса сразу привлекла к себе внимание русской общественности. Этой пьесой Горький завершил цикл произведений о “босяках”. Наблюдение за миром “бывших людей”, оказывало влияние на формирование социального сознания самого автора. В […]…
  26. Вопрос о лжи и честности далеко не однозначен. Именно поэтому все мыслители человечества на протяжении многих веков бьются над ним. Эти два совершенно противоположных понятия, так же как и добро со злом, всегда находятся рядом, и не могут существовать по отдельности. Многие литературные деятели в своих произведениях ставили перед обществом и самим собой эти вопросы. […]…
  27. ­Честь и бесчестие В 1902 году Максим Горький создал новую разновидность социальной драмы, в которой показал сознание людей, оказавшихся “на дне”. Пьеса сразу же вышла на сцену МХТ, и каждый раз проходила с успехом. Главные действующие лица – это люди по тем или иным причинам оказавшиеся в убогой ночлежке. Одни лишились постоянной работы, другие положения […]…
  28. Произведения Горького очень интересны своей проблематикой и глубиной философских рассуждений. Пьеса “На дне”, в этом плане, достигла определенного совершенства, поскольку представляет собой совокупность социально-философских воззрений самого автора. С помощью развернутой авторской ремарки и высказываний самих персонажей пьесы, Горький очень выразительно изображает место действия – ночлежку, которая больше похожа на пещеру. Здесь живут, дерутся и умирают […]…
  29. Произведения М. Горького занимают совершенно особое место в истории русской драматургии. Писатель обратился к театру в самом начале XX века и стал настоящим продолжателем традиций русской драмы XIX столетия. Горький считал, что основной целью драмы является изображение “человека и народа”, отражение влияния судьбы на развитие и формирование человеческой личности. Кроме того, в произведениях Горького присутствуют […]…
  30. ­Разум и чувства Имя Максима Горького (А. М. Пешкова) занимает достойное место в русской культуре и во всемирной. Многие его произведения были не раз экранизированы, ставились на сцене театра, получали награды. Одним из наиболее известных работ автора является драматическая пьеса “На дне”, написанная в самом начале XX века и знаменующая очень непростой переходный период в […]…
  31. ­Каждый сам себе судьба Пьеса М. Горького “На дне” была написана в переходный период, в самом начале 20-го века. Автор по-разному называл свое произведение, но в итоге остановился на названии “На дне”, которое наиболее полно отражало содержание пьесы. Действие картины происходит в ночлежке для неимущих, хозяевами которой являются 54-летний Костылев и его молодая, но злая […]…
  32. Во все времена человек стремился к познанию своего “Я”. Раскрытие этой тайны является одной из главных целей писателей. Проблему добра и зла, силы и слабости, поиска себя пытались разрешить великие умы, в том числе и Максим Горький. В стенах ночлежки оказались самые разные люди. Каждый из них наделен своими индивидуальными чертами. Но всех их объединяет […]…
  33. В мировой литературе Достоевскому принадлежит честь открытия неисчерпаемости и многомерности человеческой души. Писатель показал возможность сочетания в одном человеке низкого и высокого, ничтожного и великого, подлого и благородного. Человек – это тайна, в особенности русский человек. “Русские люди вообще широкие люди… широкие, как их земля, и чрезвычайно склонны к фанатическому, к беспорядочному; но беда быть […]…
  34. В пьесе показаны “униженные и оскорбленные”, выброшенные на дно жизни. Каждый из них имеет свою биографию, свою историю, свою мечту. Эти в прошлом достойные люди – жертвы царящих в обществе условий, где никому нет дела до другого, где действуют волчьи законы. Судьба каждого из них трагична, так как подняться со дна ни спившийся актер, ни […]…
  35. Пьеса “На дне” – достаточно сложное, но очень интересное произведение Горького. Автору удалось соединить в нем бытовую конкретику и обобщенные символы, реальные человеческие образы и отвлеченную философию. Мастерство Горького особенно проявилось в описании, таких непохожих друг на друга, обитателей ночлежки. Важную роль в произведении играют женские образы. Наташа, Василиса, Настя, Анна, Квашня – очень интересные […]…
  36. Пьеса Горького “На Дне” написана в тысяча девятьсот втором году. В эти предреволюционные годы писателя особенно волнует вопрос о Человеке. С одной стороны, Горький осознает, какие обстоятельства заставляют людей опускаться на “дно жизни”, с другой – он старается подробно изучить эту проблему и, возможно, найти ее решение. В драме разворачиваются два конфликта. Первый, социальный – […]…
  37. Судьба дворянской интеллигенции – предмет постоянных и сосредоточенных размышлений Тургенева. В новых общественно-политических условиях ни переосмысливает идейно-психологический облик пушкинского Героя, создавая целую вереницу “лишних людей”, представляющих вариацию созданного Пушкиным типа. Как бы продолжая критику “безнадежного эгоизма” интеллектуального героя из дворянской среды, Тургенев развенчивает его индивидуалистическую настроенность, подмечает вместе с тем в нем тревогу нравственного чувства […]…
  38. Центром споров персонажей о правде и лжи становится странник Лука. Сначала он говорит Актеру: “От пьянства нынче лечат, слышь! Бесплатно, браток, лечат…такая уж лечебница устроена для пьяниц…чтобы, значит, даром их лечить…” Этой ложью он вселяет веру человека в то, что жизнь можно изменить. Ложь Луки служит утешением для героев, она является как бы способом выражения […]…
  39. В мировой литературе Достоевскому принадлежит честь описания неисчерпаемости и многомерности человеческой души. Писатель показал возможность сочетания в одном человеке низкого и высокого, подлого и благородного. Человек – это тайна, в особенности русский человек. В этом заключается ключ к постижению характера Раскольникова. Сама фамилия героя указывает на двойственность, внутреннюю неоднозначность образа. Мучительная внутренняя борьба ни на […]…
  40. 1. Система персонажей пьесы М. Горького “На дне”. 2. Своеобразие конфликта и композиции пьесы М. Горького “На дне”. 3. Что лучше: истина или сострадание? (По пьесе М. Горького “На дне”.) 4. Человек и правда в пьесе М. Горького “На дне”. 5. Пьеса М. Горького “На дне” как социально-философская драма. 6. Проблематика добра и правды […]…
В чем заключается внутренняя драма героев по пьесе На дне (Горький А. М.)

Внутренняя драма заключается в том, что все герои очень одинокие отчаявшиеся люди, живущие в ночлежке. Ее Обители осознают свое бедственное положение, но они всё равно остались обычными людьми, которые могут страдать, мечтать, любить, мыслить. Часто герои пьесы говорят фразы, которые отражают их внутреннюю драму. Например, Сатин имел истинный талант к философствованию. Он рассуждал о назначении человека и своей собственной трагедии, говорил, что человек – это звучит гордо. Бубнов говорил о том, что выпил и рад. Барон находил утешение в том, что ничего не ждал. Лука считал, что человек всё сможет, если захочет. Настя и Актёр тешили себя мечтами. Актёр говорил, что яма ему это будет могилой. Клещ — рабочий человек. Он живет в ночлежке всего полгода, но ему уже кажется, что 6 лет. Говорит, что он человек рабочий, сможет заработать. Но все деньги уходят на похороны. Внутренняя драма Пепла заключается в том, что он хочет вырваться, но не может. Пепел с детства получил прозвище «сын вора». Был влюблен в Наташу, хотел с ней уехать в Сибирь и начать новую жизнь. Но во время драки с случайно убил человека, и его посадили в тюрьму в Сибири. Судьба Насти тоже трагична. Девушка мечтает о том, что когда-нибудь за ней придет такой же герой, о котором она читает в книгах. В этом и заключается ее драма: в другую жизнь она не может вырваться. Внутренняя драма актёры заключается в том, что он хотел вылечиться и продолжить свою карьеру. Лука рассказала ему про больницу с мраморным полом, но не сказал адрес. Актер повесился. У него не было другой цели в жизни. Больно читать о судьбе Анны. Она рассказывала Луке, что в своей жизни тряслась за каждый кусочек хлеба, ей было очень тяжело жить. Лука успокаивал, что она умрет и всё будет хорошо. Но Анна говорила, что раз ей так будет хорошо, то пусть еще немного поживет в этом жестоком мире. Все герои пьесы за время, которое они провели ночлежки, очерствели. Грубо разговаривают друг с другом, не слышат никого, кроме себя. Никто им не нужен. Это всё можно увидеть у мужа Анны. Он не заботится о своей больной жене. О ней вообще никто не заботится, кроме Актёра. Таким образом, автор раскрывает перед читателем настоящую социальную трагедию. Он показывает, что живущие прошлым люди, не готовые проявлять твердость и меняться, обречены на прозябание. В отсутствии внутреннего стержня и постоянных думах о былом и заключена внутренняя драма обездоленных героев пьесы.

24.1. В чём заключается внутренняя драма героев (Горький Максим) Социально-философская драма «На дне», написанная М.Горьким в начале ХХ века, затронула важнейшие проблемы общества, показала жизнь самых низких слоев населения России. Герои пьесы – отчаявшиеся люди, ставшие завсегдатаями похожей на пещеру ночлежки. Это место является для них приютом и вместе с тем – тюрьмой, поскольку каждый знает, что уже не выберется с этого «дна». Постояльцы осознают бедственное положение, между ними и миром лежит пропасть, оборваны все связи: семейные, духовные, социальные. У каждого имеется собственная жизненная драма, ставшая причиной падения. Обитателям ночлежки не чужды обычные чувства, они любят и ненавидят, мечтают, разочаровываются и главное – мыслят. Нередко они делают интересные умозаключения, отражающие внутренние переживания. К примеру, Барон видит утешение в том, что «все уже было! Прошло-кончено!», он больше ничего не ждет от жизни. Для картузника Бубнова смысл нынешнего бытия заключен в горькой: «Вот я выпил – и рад». Но истинным философским талантом обладает бывший телеграфный служащий Сатин, рассуждающий о предназначении человека. Фраза героя «Человек – это звучит гордо!» стала общеизвестной. Действующие лица живут грезами и воспоминаниями, но абсолютно ничего не предпринимают к изменению ситуации. Причины попадания на «дно» у всех разные, но внутреннее состояние схоже. Проведенные в ночлежке годы наложили отпечаток на характеры обитателей: сердца ожесточились, души огрубели. Они успели смириться с обстоятельствами и стали равнодушны к своим судьбам. Привычная жизнь меняется с появлением в ночлежке странника Луки. Этот персонаж успокаивает каждого, дает ложную надежду на лучшую жизнь. Однако вместе с исчезновением Луки пропадает и позитивный настрой ночлежников. Таким образом, автор раскрывает перед читателем настоящую социальную трагедию. Он показывает, что живущие прошлым люди, не готовые проявлять твердость и меняться, обречены на прозябание. В отсутствии внутреннего стержня и постоянных думах о былом и заключена внутренняя драма обездоленных героев пьесы.

Драма «На дне» является этапным произведением в творческой биографии Горького. Описание героев будет представлено в этой статье.

Произведение это было написано в переломное время для страны. В России в 90-х годах XIX века разразился серьезный Массы обнищавших, разорившихся крестьян после каждого неурожая уходили в поисках заработка из деревень. Закрывались заводы и фабрики. Без средств к существованию и крова оказались тысячи людей. Это привело к тому, что появилось большое число «босяков», опустившихся на дно жизни.

Кто жил в ночлежках?

Предприимчивые владельцы трущоб, пользуясь тем, что люди оказались в безвыходном положении, нашли, как извлечь из зловонных подвалов пользу. Они превратили их в ночлежки, в которых жили нищие, безработные, воры, бродяги и другие представители «дна». Это произведение было написано в 1902 году. Герои пьесы «На дне» — именно такие люди.

Максима Горького на протяжении всего творческого пути интересовала личность, человек, тайны его Чувства и мысли, мечты и надежды, слабость и сила — это все находит отражение в произведении. Герои пьесы «На дне» — люди, жившие в начале XX века, когда рушился старый мир, и возникала новая жизнь. Однако они от остальных отличаются тем, что отвержены обществом. Это люди «дна», изгои. Неприглядно и страшно место, в котором живут Васька Пепел, Бубнов, Актер, Сатин и другие. По описанию Горького, это подвал, похожий на пещеру. Потолок его — каменные своды с обвалившейся штукатуркой, закопченные. Почему же «на дне» жизни оказались обитатели ночлежки, что их сюда привело?

Герои пьесы «На дне»: таблица

герой как оказался на «дне» характеристика героя мечты
Бубнов

Владел в прошлом красильной мастерской. Однако уйти его заставили обстоятельства. Жена Бубнова сошлась с мастером.

Считает, что человек не в силах изменить судьбу. Поэтому Бубнов лишь плывет по течению. Проявляет часто скептицизм, жестокость, отсутствие положительных качеств.

Трудно определить, учитывая негативное отношение ко всему миру этого героя.

Настя

Жизнь заставила эту героиню стать проституткой. А это и есть социальное дно.

Романтичная и мечтательная особа, живущая любовными романами.

Мечтает долгое время о чистой и большой любви, продолжая заниматься своей профессией.

Барон

Был в прошлом настоящим бароном, но утратил богатство.

Насмешки обитателей ночлежки не воспринимает, продолжая жить прошлым.

Хочет вернуть свое прежнее положение, вновь став состоятельным человеком.

Алешка

Веселый и вечно пьяный сапожник, не пытавшийся никогда подняться со дна, куда его привела легкомысленность.

Как сам говорит, ничего не хочет. О себе сообщает, что он «хороший» и «веселый».

Всем всегда доволен, сложно сказать о его нуждах. Мечтает, скорее всего, о «теплом ветерке» и «вечном солнце».

Васька Пепел

Это потомственный вор, сидевший дважды в тюрьме.

Слабохарактерный, влюбленный человек.

Мечтает уехать в Сибирь с Натальей и стать добропорядочным гражданином, начав новую жизнь.

Актер

Опустился на дно из-за пьянства.

Цитирует часто

Мечтает найти работу, вылечиться от алкоголизма и выбраться из ночлежки.

Лука Это загадочный странник. О нем известно не много. Учит сочувствию, доброте, утешает героев, направляет их. Мечтает помочь всем нуждающимся.
Сатин Убил человека, в результате чего попал на 5 лет в тюрьму. Считает, что человеку необходимо не утешение, а уважение. Мечтает донести до людей свою философию.

Что погубило жизни этих людей?

Пристрастие к алкоголю погубило Актера. По его собственному признанию, раньше у него была хорошая память. Сейчас Актер считает, что все для него кончено. Васька Пепел — представитель «воровской династии». Этому герою не оставалось ничего другого, как продолжить отцовское дело. Он говорит, что даже когда был маленьким, уже тогда его звали вором. Бывший скорняк Бубнов мастерскую оставил из-за измены жены, а также из страха перед любовником своей супруги. Он разорился, после чего отправился служить в одну «казенную палату», в которой совершил растрату. Одна из наиболее колоритных фигур в произведении — это Сатин. Он в прошлом был телеграфистом, а в тюрьму попал за убийство человека, оскорбившего его сестру.

Кого винят обитатели ночлежки?

Практически все герои пьесы «На дне» склонны винить в теперешней ситуации не себя, а жизненные обстоятельства. Возможно, если бы они сложились иначе, ничего существенно бы не изменилось, и все равно ночлежников постигла бы эта же участь. Фраза, которую произнес Бубнов, подтверждает это. Он признался, что на самом деле пропил мастерскую.

Видимо, причиной падения всех этих людей является отсутствие у них нравственного стержня, который составляет личность человека. Можно привести слова Актера в качестве примера: «А почему погиб? Веры у меня не было…»

Существовал ли шанс жить другой жизнью?

Создавая образы героев пьесы «На дне», автор предоставил каждому из них возможность жить другой жизнью. То есть выбор у них был. Однако у каждого первое испытание закончилось крахом жизни. Барон, например, мог свои дела поправить не с помощью кражи казенных средств, а вкладывая деньги в выгодные дела, имеющиеся у него.

Сатин проучить обидчика мог бы другим способом. Что касается Васьки Пепла, неужели на земле нашлось бы мало мест, где о нем самом и о его прошлом никто бы ничего не знал? То же самое можно сказать о многих обитателях ночлежки. Будущего у них нет, но в прошлом у них имелся шанс сюда не попасть. Однако герои пьесы «На дне» не воспользовались им.

Чем утешают себя герои?

Им остается теперь лишь жить несбыточными надеждами и иллюзиями. Барон, Бубнов и Актер живут Мечтами о настоящей любви тешится проститутка Настя. При этом характеристика героев пьесы «На дне» дополняется тем, что эти люди, отвергнутые обществом, униженные, ведут бесконечные споры о нравственных и духовных проблемах. Хотя логичнее было бы рассуждать о поскольку они живут впроголодь. Авторская характеристика героев пьесы «На дне» говорит о том, что их занимают такие вопросы, как свобода, правда, равенство, труд, любовь, счастье, закон, талант, честность, гордость, сострадание, совесть, жалость, терпение, смерть, покой и многое другое. Волнует их также еще более важная проблема. Они рассуждают о том, что такое человек, зачем он рождается, в чем состоит истинный смысл бытия. Философами ночлежки можно назвать Луку, Сатина, Бубнова.

За исключением Бубнова, все герои произведения «ночлежный» образ жизни отвергают. Они надеются на удачный поворот фортуны, который их со «дна» вынесет на поверхность. Клещ, например, говорит о том, что он работает с малых лет (этот герой -слесарь), поэтому выберется отсюда непременно. «Вот, погоди… умрет жена…» -говорит он. Актер, этот хронический пьяница, надеется найти роскошную лечебницу, в которой чудесным образом к нему вернутся здоровье, сила, талант, память и аплодисменты зрителей. Анна, несчастная страдалица, мечтает о блаженстве и покое в которой ей воздастся, наконец, за муки и терпение. Васька Пепел, этот отчаянный герой, убивает Костылева, хозяина ночлежки, поскольку считает последнего воплощением зла. Мечта его — уехать в Сибирь, где он начнет вместе с любимой девушкой новую жизнь.

Роль Луки в произведении

Поддерживает эти иллюзии Лука, странник. Он владеет мастерством утешителя и проповедника. Максим Горький этого героя изображает как врача, который считает неизлечимо больными всех людей и свое призвание видит в том, чтобы смягчить их боль и скрыть от них это. Однако на каждом шагу жизнь опровергает позицию данного героя. Анна, которой он обещает на небесах божественное воздаяние, хочет вдруг «еще немножко… пожить». Поверив сначала в излечение от алкоголизма, Актер сводит в конце пьесы счеты с жизнью. Васька Пепел определяет истинную ценность всем этим утешениям Луки. Он утверждает, что тот «сказки говорит» приятно, ведь так мало на свете хорошего.

Мнение Сатина

Искренней жалости к обитателям ночлежки полон Лука, однако не может ничего изменить, помочь людям зажить другой жизнью. В своем монологе Сатин отвергает такое отношение, поскольку считает его унизительным, предполагающим несостоятельность и убогость тех, на кого направлена эта жалость. Главные герои пьесы «На дне» Сатин и Лука выражают противоположные мнения. Сатин говорит о том, что необходимо уважать человека и не унижать его жалостью. В этих словах, вероятно, выражается позиция автора: «Человек!.. Это звучит… гордо!»

Дальнейшая судьба героев

Что же станет в дальнейшем со всеми этими людьми, смогут ли что-то изменить герои пьесы «На дне» Горького? Нетрудно представить их дальнейшую судьбу. Например, Клещ. Он пытается в начале произведения выбраться со «дна». Он думает, что когда его жена умрет, все изменится волшебным образом к лучшему. Однако после смерти супруги Клещ остается без инструментов и денег и мрачно поет вместе с другими: «Я и так не убегу». На самом деле, он не убежит, как и другие обитатели ночлежки.

В чем заключается спасение?

Существуют ли вообще пути спасения со «дна», и каковы они? Решительный выход, возможно, намечается из этого непростого положения в речи Сатина, когда он говорит о правде. Он считает, что назначение сильного человека — искоренять зло, а не утешать страдающих, подобно Луке. Это одно из наиболее твердых убеждений самого Максима Горького. «Со дна» могут подняться люди, лишь научившись себя уважать, обретя чувство собственного достоинства. Тогда они смогут носить гордое звание Человека. Его еще нужно заслужить, по мнению Горького.

Заявляя о своей вере в творческие силы, способности и разум свободного человека, Максим Горький утверждал идеи гуманизма. Автор понимал, что в устах Сатина, спившегося босяка, слова о свободном и гордом человеке звучат искусственно. Однако они в пьесе должны были звучать, выражая идеалы самого писателя. Эту речь некому было сказать, кроме Сатина.

Горький в произведении опроверг главные принципы идеализма. Это идеи смирения, всепрощения, непротивления. Он дал понять, за какими убеждениями будущее. Это доказывают судьбы героев пьесы «На дне». Верой в человека проникнуто все произведение.

В чем заключается внутренняя драма героев пьесы. Характеристика героев “На дне”

Социально-философская драма “На дне”, написанная М. Горьким в начале ХХ века, затронула важнейшие проблемы общества, показала жизнь самых низких слоев населения России.

Герои пьесы – отчаявшиеся люди, ставшие завсегдатаями похожей на пещеру ночлежки. Это место является для них приютом и вместе с тем – тюрьмой, поскольку каждый знает, что уже не выберется с этого “дна”. Постояльцы осознают бедственное положение, между ними и миром лежит пропасть, оборваны все связи: семейные, духовные, социальные. У каждого имеется собственная жизненная драма, ставшая причиной падения.

Обитателям ночлежки не чужды обычные чувства, они любят и ненавидят, мечтают, разочаровываются и главное – мыслят.

Нередко они делают интересные умозаключения, отражающие внутренние переживания. К примеру, Барон видит утешение в том, что “все уже было! Прошло-кончено!”, он больше ничего не ждет от жизни. Для картузника Бубнова смысл нынешнего бытия заключен в горькой: “Вот я выпил – и рад”. Но истинным философским талантом обладает бывший телеграфный служащий Сатин, рассуждающий

о предназначении человека. Фраза героя “Человек – это звучит гордо!” стала общеизвестной.

Действующие лица живут грезами и воспоминаниями, но абсолютно ничего не предпринимают к изменению ситуации. Причины попадания на “дно” у всех разные, но внутреннее состояние схоже. Проведенные в ночлежке годы наложили отпечаток на характеры обитателей: сердца ожесточились, души огрубели. Они успели смириться с обстоятельствами и стали равнодушны к своим судьбам.

Привычная жизнь меняется с появлением в ночлежке странника Луки. Этот персонаж успокаивает каждого, дает ложную надежду на лучшую жизнь. Однако вместе с исчезновением Луки пропадает и позитивный настрой ночлежников.

Таким образом, автор раскрывает перед читателем настоящую социальную трагедию. Он показывает, что живущие прошлым люди, не готовые проявлять твердость и меняться, обречены на прозябание. В отсутствии внутреннего стержня и постоянных думах о былом и заключена внутренняя драма обездоленных героев пьесы.


Другие работы по этой теме:

  1. Пьеса Максима Горького “На дне” – социально-философская драма. “Дно” – это прообраз всей России, ведь герои пьесы выходцы из различных сословий. Бубнов в прошлом владел…
  2. Над пьесой “На дне” Максим Горький работал в 1902 году. Начало ХХ века было сложным для России временем: повсюду царили бедность, бесправие и безысходность, человеческая…
  3. Максиму Горькому пришлось раздумывать над заглавием для своей социальной пьесы. Изначально у него было несколько вариантов: “Ночлежка”, “Без солнца”, “Дно”, “На дне жизни” и все…
  4. ­Мое отношение к Луке Социально-философское произведение “На дне” Максима Горького является одним из лучших его творений. Написанное в 1901-1902 гг., оно блестяще отражало переходный период…
  5. Спор о возможностях человека и о смысле его жизни лежит в основе пьесы “На дне” Максима Горького. Действие пьесы происходит в месте, оторванном от мира…
  6. ­Опыт и ошибки Пьеса Максима Горького “На дне” была написана в непростое для России время, в так называемый переходный период. Первоначально автор называл ее “Ночлежка”,…
  7. Пьеса “На дне” была написана М. Горьким в 1902 году. Она имела большой успех и была поставлена на сценах многих театров, российских и зарубежных, –…

Поднимая социальные проблемы, драма “На дне” одновременно ставит и решает философские вопросы: что есть правда? нужна ли она людям? можно ли обрести счастье в реальной жизни? В пьесе можно обнаружить два конфликта. Первый — социальный: между хозяевами ночлежки и босяками, второй — философский, затрагивающий основные вопросы бытия, — разворачивается между обитателями ночлежки. Он-то и является основным.

Мир ночлежки — это мир “бывших людей”. Раньше они принадлежали к разным слоям общества: здесь и барон, и проститутка, и слесарь, и актер, и картузник, и торговка, и вор. Они примеряют к себе различные ситуации, пытаясь “всплыть” на поверхность. Каждый из них хочет вернуться в мир “настоящих людей”. Герои полны иллюзий о временности своего положения. И лишь Бубнов и Сатин понимают, что выхода “со дна” нет — это удел лишь сильных. Слабым же людям нужен самообман. И все равно в этом страшном мире отверженных эти люди ведут поиск истины, стараются решать вечные проблемы. Как вынести тяжесть жизни? Что противопоставить страшной силе обстоятельств — открытый бунт, терпение, основанное на сладкой лжи, или смириться? Вот это три основные позиции, которых придерживаются персонажи пьесы.

Самый мрачный мыслитель в ночлежке — Бубнов. Он неприятен Горькому, потому что в его репликах отражена циничная правда факта. Жизнь в оценке Бубнова лишена всякого смысла. Она однообразна и течет по законам, которые человек не может изменить. “Все так: родятся, поживут, умирают. И я помру, и ты. Чего жалеть?” Мечты для него — стремление человека казаться лучше или, как сказал Барон, “у всех людей — души серенькие, все подрумяниться желают”. Философия Бубнова — философия безысходности, царящей “на дне”.

С появлением Луки атмосфера в ночлежке меняется. Странник Лука, по-моему, самый сложный и интересный персонаж в пьесе. Старик с каждым находит верный тон: Анну утешает небесным счастьем после смерти, толкует, что в загробной жизни она обретет покой, которого не чувствовала до сих пор. Ваську Пепла уговаривает уехать в Сибирь: там найдется место для сильных и целеустремленных людей. Настю успокаивает, притворяясь, будто верит в ее рассказы о неземной любви. Актеру обещает исцеление от алкоголизма в некой специальной клинике. Самое поразительное во всем этом то, что Лука лжет бескорыстно. Он жалеет людей, старается дать им надежду как стимул к жизни. Изначально его идеи основаны на неверии в возможности человека: для него все люди слабы, мелки, а потому нуждаются в сострадании и утешении. Лука полагает, что правда может быть “обухом” для слабого. Иногда лучше обмануть человека вымыслом и вселить в него веру в будущее. Но это философия рабской покорности, недаром Сатин называет ложь “религией рабов и хозяев”: “одних она поддерживает, другие — прикрываются ею”.

Советы странника никому не помогли: Васька убивает Костылева и попадает в тюрьму, актер кончает жизнь самоубийством. Прямой вины Луки в этом, конечно, нет, просто обстоятельства оказались сильнее людей. Но косвенно он виноват, точнее, не он, а его идеи: они внесли изменения в жизнь ночлежников и в их мировоззрения, после которых поверившие ему уже не могли нормально продолжать жить. Против этой вредоносной лжи выступает Сатин. В его финальном монологе звучит требование свободы и гуманного отношения к человеку: “Надо уважать человека! Не жалеть, не унижать его жалостью… уважать надо!” Герой убежден в следующем: необходимо не примирить человека с действительностью, а заставить эту действительность работать на человека. “Все — в человеке, все — для человека”. Сатин, несомненно, симпатичен автору. В отличие от большинства ночлежников он в прошлом совершил решительный поступок, за что и поплатился: четыре года провел в тюрьме. Но он не жалеет об этом: “Человек — свободен, он за все платит сам”. Таким образом, писатель утверждает, что человек способен изменить обстоятельства, а не подстраиваться под них.

Кажется, устами Сатина автор осуждает Луку, опровергает соглашательскую философию странника. Но Горький не так прост и прямолинеен; он дает возможность читателям и зрителям самим решить: нужны ли подобные “примиряющие” философы в реальной жизни или они несут зло. Поразительно, как с годами менялось отношение общества к этому персонажу. Если в период создания пьесы “На дне” Лука с его безграничной жалостливостью к людям был почти отрицательным героем, поскольку “потакал” их слабости, то в наше жестокое время, когда человек чувствует свое одиночество и ненужность окружающим, странник получил “вторую жизнь” и воспринимается как истинно добрый персонаж. Он жалеет живущих рядом людей, пусть машинально, не тратя на это все свои душевные силы, но находит время выслушать страждущих, вселяет в них надежду, а это уже немало. Пьеса “На дне” относится к тем произведениям, которые не стареют, и каждое поколение открывает в них мысли, созвучные своему времени, взглядам, жизненным ситуациям. В этом великая сила дарования драматурга, его умение заглянуть в будущее.

Драма «На дне» является этапным произведением в творческой биографии Горького. Описание героев будет представлено в этой статье.

Произведение это было написано в переломное время для страны. В России в 90-х годах XIX века разразился серьезный Массы обнищавших, разорившихся крестьян после каждого неурожая уходили в поисках заработка из деревень. Закрывались заводы и фабрики. Без средств к существованию и крова оказались тысячи людей. Это привело к тому, что появилось большое число «босяков», опустившихся на дно жизни.

Кто жил в ночлежках?

Предприимчивые владельцы трущоб, пользуясь тем, что люди оказались в безвыходном положении, нашли, как извлечь из зловонных подвалов пользу. Они превратили их в ночлежки, в которых жили нищие, безработные, воры, бродяги и другие представители «дна». Это произведение было написано в 1902 году. Герои пьесы «На дне» — именно такие люди.

Максима Горького на протяжении всего творческого пути интересовала личность, человек, тайны его Чувства и мысли, мечты и надежды, слабость и сила — это все находит отражение в произведении. Герои пьесы «На дне» — люди, жившие в начале XX века, когда рушился старый мир, и возникала новая жизнь. Однако они от остальных отличаются тем, что отвержены обществом. Это люди «дна», изгои. Неприглядно и страшно место, в котором живут Васька Пепел, Бубнов, Актер, Сатин и другие. По описанию Горького, это подвал, похожий на пещеру. Потолок его — каменные своды с обвалившейся штукатуркой, закопченные. Почему же «на дне» жизни оказались обитатели ночлежки, что их сюда привело?

Герои пьесы «На дне»: таблица

герой как оказался на «дне» характеристика героя мечты
Бубнов

Владел в прошлом красильной мастерской. Однако уйти его заставили обстоятельства. Жена Бубнова сошлась с мастером.

Считает, что человек не в силах изменить судьбу. Поэтому Бубнов лишь плывет по течению. Проявляет часто скептицизм, жестокость, отсутствие положительных качеств.

Трудно определить, учитывая негативное отношение ко всему миру этого героя.

Настя

Жизнь заставила эту героиню стать проституткой. А это и есть социальное дно.

Романтичная и мечтательная особа, живущая любовными романами.

Мечтает долгое время о чистой и большой любви, продолжая заниматься своей профессией.

Барон

Был в прошлом настоящим бароном, но утратил богатство.

Насмешки обитателей ночлежки не воспринимает, продолжая жить прошлым.

Хочет вернуть свое прежнее положение, вновь став состоятельным человеком.

Алешка

Веселый и вечно пьяный сапожник, не пытавшийся никогда подняться со дна, куда его привела легкомысленность.

Как сам говорит, ничего не хочет. О себе сообщает, что он «хороший» и «веселый».

Всем всегда доволен, сложно сказать о его нуждах. Мечтает, скорее всего, о «теплом ветерке» и «вечном солнце».

Васька Пепел

Это потомственный вор, сидевший дважды в тюрьме.

Слабохарактерный, влюбленный человек.

Мечтает уехать в Сибирь с Натальей и стать добропорядочным гражданином, начав новую жизнь.

Актер

Опустился на дно из-за пьянства.

Цитирует часто

Мечтает найти работу, вылечиться от алкоголизма и выбраться из ночлежки.

Лука Это загадочный странник. О нем известно не много. Учит сочувствию, доброте, утешает героев, направляет их. Мечтает помочь всем нуждающимся.
Сатин Убил человека, в результате чего попал на 5 лет в тюрьму. Считает, что человеку необходимо не утешение, а уважение. Мечтает донести до людей свою философию.

Что погубило жизни этих людей?

Пристрастие к алкоголю погубило Актера. По его собственному признанию, раньше у него была хорошая память. Сейчас Актер считает, что все для него кончено. Васька Пепел — представитель «воровской династии». Этому герою не оставалось ничего другого, как продолжить отцовское дело. Он говорит, что даже когда был маленьким, уже тогда его звали вором. Бывший скорняк Бубнов мастерскую оставил из-за измены жены, а также из страха перед любовником своей супруги. Он разорился, после чего отправился служить в одну «казенную палату», в которой совершил растрату. Одна из наиболее колоритных фигур в произведении — это Сатин. Он в прошлом был телеграфистом, а в тюрьму попал за убийство человека, оскорбившего его сестру.

Кого винят обитатели ночлежки?

Практически все герои пьесы «На дне» склонны винить в теперешней ситуации не себя, а жизненные обстоятельства. Возможно, если бы они сложились иначе, ничего существенно бы не изменилось, и все равно ночлежников постигла бы эта же участь. Фраза, которую произнес Бубнов, подтверждает это. Он признался, что на самом деле пропил мастерскую.

Видимо, причиной падения всех этих людей является отсутствие у них нравственного стержня, который составляет личность человека. Можно привести слова Актера в качестве примера: «А почему погиб? Веры у меня не было…»

Существовал ли шанс жить другой жизнью?

Создавая образы героев пьесы «На дне», автор предоставил каждому из них возможность жить другой жизнью. То есть выбор у них был. Однако у каждого первое испытание закончилось крахом жизни. Барон, например, мог свои дела поправить не с помощью кражи казенных средств, а вкладывая деньги в выгодные дела, имеющиеся у него.

Сатин проучить обидчика мог бы другим способом. Что касается Васьки Пепла, неужели на земле нашлось бы мало мест, где о нем самом и о его прошлом никто бы ничего не знал? То же самое можно сказать о многих обитателях ночлежки. Будущего у них нет, но в прошлом у них имелся шанс сюда не попасть. Однако герои пьесы «На дне» не воспользовались им.

Чем утешают себя герои?

Им остается теперь лишь жить несбыточными надеждами и иллюзиями. Барон, Бубнов и Актер живут Мечтами о настоящей любви тешится проститутка Настя. При этом характеристика героев пьесы «На дне» дополняется тем, что эти люди, отвергнутые обществом, униженные, ведут бесконечные споры о нравственных и духовных проблемах. Хотя логичнее было бы рассуждать о поскольку они живут впроголодь. Авторская характеристика героев пьесы «На дне» говорит о том, что их занимают такие вопросы, как свобода, правда, равенство, труд, любовь, счастье, закон, талант, честность, гордость, сострадание, совесть, жалость, терпение, смерть, покой и многое другое. Волнует их также еще более важная проблема. Они рассуждают о том, что такое человек, зачем он рождается, в чем состоит истинный смысл бытия. Философами ночлежки можно назвать Луку, Сатина, Бубнова.

За исключением Бубнова, все герои произведения «ночлежный» образ жизни отвергают. Они надеются на удачный поворот фортуны, который их со «дна» вынесет на поверхность. Клещ, например, говорит о том, что он работает с малых лет (этот герой -слесарь), поэтому выберется отсюда непременно. «Вот, погоди… умрет жена…» -говорит он. Актер, этот хронический пьяница, надеется найти роскошную лечебницу, в которой чудесным образом к нему вернутся здоровье, сила, талант, память и аплодисменты зрителей. Анна, несчастная страдалица, мечтает о блаженстве и покое в которой ей воздастся, наконец, за муки и терпение. Васька Пепел, этот отчаянный герой, убивает Костылева, хозяина ночлежки, поскольку считает последнего воплощением зла. Мечта его — уехать в Сибирь, где он начнет вместе с любимой девушкой новую жизнь.

Роль Луки в произведении

Поддерживает эти иллюзии Лука, странник. Он владеет мастерством утешителя и проповедника. Максим Горький этого героя изображает как врача, который считает неизлечимо больными всех людей и свое призвание видит в том, чтобы смягчить их боль и скрыть от них это. Однако на каждом шагу жизнь опровергает позицию данного героя. Анна, которой он обещает на небесах божественное воздаяние, хочет вдруг «еще немножко… пожить». Поверив сначала в излечение от алкоголизма, Актер сводит в конце пьесы счеты с жизнью. Васька Пепел определяет истинную ценность всем этим утешениям Луки. Он утверждает, что тот «сказки говорит» приятно, ведь так мало на свете хорошего.

Мнение Сатина

Искренней жалости к обитателям ночлежки полон Лука, однако не может ничего изменить, помочь людям зажить другой жизнью. В своем монологе Сатин отвергает такое отношение, поскольку считает его унизительным, предполагающим несостоятельность и убогость тех, на кого направлена эта жалость. Главные герои пьесы «На дне» Сатин и Лука выражают противоположные мнения. Сатин говорит о том, что необходимо уважать человека и не унижать его жалостью. В этих словах, вероятно, выражается позиция автора: «Человек!.. Это звучит… гордо!»

Дальнейшая судьба героев

Что же станет в дальнейшем со всеми этими людьми, смогут ли что-то изменить герои пьесы «На дне» Горького? Нетрудно представить их дальнейшую судьбу. Например, Клещ. Он пытается в начале произведения выбраться со «дна». Он думает, что когда его жена умрет, все изменится волшебным образом к лучшему. Однако после смерти супруги Клещ остается без инструментов и денег и мрачно поет вместе с другими: «Я и так не убегу». На самом деле, он не убежит, как и другие обитатели ночлежки.

В чем заключается спасение?

Существуют ли вообще пути спасения со «дна», и каковы они? Решительный выход, возможно, намечается из этого непростого положения в речи Сатина, когда он говорит о правде. Он считает, что назначение сильного человека — искоренять зло, а не утешать страдающих, подобно Луке. Это одно из наиболее твердых убеждений самого Максима Горького. «Со дна» могут подняться люди, лишь научившись себя уважать, обретя чувство собственного достоинства. Тогда они смогут носить гордое звание Человека. Его еще нужно заслужить, по мнению Горького.

Заявляя о своей вере в творческие силы, способности и разум свободного человека, Максим Горький утверждал идеи гуманизма. Автор понимал, что в устах Сатина, спившегося босяка, слова о свободном и гордом человеке звучат искусственно. Однако они в пьесе должны были звучать, выражая идеалы самого писателя. Эту речь некому было сказать, кроме Сатина.

Горький в произведении опроверг главные принципы идеализма. Это идеи смирения, всепрощения, непротивления. Он дал понять, за какими убеждениями будущее. Это доказывают судьбы героев пьесы «На дне». Верой в человека проникнуто все произведение.

Для выполнения задания выберите только ОДНУ из четырёх предложенных тем сочинений (17.1-17.4). Напишите сочинение на эту тему в объёме не менее 200 слов (при объёме менее 150 слов сочинение оценивается 0 баллов).

Раскрывайте тему сочинения полно и многоаспектно.

Аргументируйте свои тезисы анализом элементов текста произведения (в сочинении по лирике необходимо проанализировать не менее трёх стихотворений).

Выявляйте роль художественных средств, важную для раскрытия темы сочинения.

Продумывайте композицию сочинения.

Избегайте фактических, логических, речевых ошибок.

Сочинение пишите чётко и разборчиво, соблюдая нормы письменной речи.

С17.2. Какое место в ро­ма­не Л. Н. Тол­сто­го «Война и мир» за­ни­ма­ет образ Пла­то­на Каратаева?

С17.3. В чём за­клю­ча­ет­ся внут­рен­няя драма ге­ро­ев пьесы М. Горь­ко­го «На дне»?

Пояснение.

Комментарии к сочинениям

С17.1. Ка­ко­во от­но­ше­ние ав­то­ра «Слова о полку Игореве» к опи­сы­ва­е­мым им событиям?

Существует мно­же­ство пред­по­ло­же­ний о том, кто был ав­то­ром «Слова о полку Игореве». Им мог быть монах, так как в то время са­мы­ми об­ра­зо­ван­ны­ми лю­дь­ми были монахи, или при­бли­жен­ным князя. Ав­то­ром мог быть храб­рый дружинник, по­то­му что так ярко и точно может опи­сать сра­же­ния толь­ко тот, кто сам при­ни­мал уча­стие на них. С тон­ким зна­ни­ем дела опи­сы­ва­ет он кар­ти­ны сражений, ярко ри­су­ет об­ра­зы кня­зей и дружинников, но с не мень­шей силой и сим­па­ти­ей рас­ска­зы­ва­ет он о том, как во вре­ме­на кня­же­ских меж­до­усо­биц «ретко ра­та­е­ве кикахуть», вот по­че­му нель­зя не от­ме­тить едва ли не самую важ­ную черту ав­то­ра «Слова» -патриотизм, не­под­дель­ную обес­по­ко­ен­ность судь­бой своей Родины. Кроме того, автор пред­ста­ет перед нами как тон­кий психолог: он точно пе­ре­да­ет пе­ре­жи­ва­ния лю­бя­щей жены в плаче Ярославны, со­мне­ния князя Игоря перед побегом. С уве­рен­но­стью можно утвер­ждать лишь одно: кем бы ни был автор «Слова о полку Игореве», мо­на­хом или сме­лым воином, он, безусловно, яв­лял­ся вы­да­ю­щим­ся че­ло­ве­ком сво­е­го времени.

C17.2. Какое место в ро­ма­не Л. Н. Тол­сто­го «Война и мир» за­ни­ма­ет образ Пла­то­на Каратаева?

В об­ра­зе Пла­то­на Ка­ра­та­е­ва Тол­стой изоб­ра­зил мирное, доброе, ду­хов­ное начало, пре­дель­но усилил, укре­пил в нем черты про­сто­го рус­ско­го человека, сде­лал его оли­це­тво­ре­ни­ем всего доброго, русского, круглого. В Пла­то­не Ка­ра­та­е­ве мы видим гар­мо­нию внут­рен­ней жизни, ко­то­рая да­ет­ся без­гра­нич­ной верой в волю Бога на все про­ис­хо­дя­щее на Земле, верой в то, что все равно в конце кон­цов по­бе­дят добро и справедливость, от­сю­да его не­про­тив­ле­ние злу на­си­ли­ем и при­ня­тие всего, что бы ни происходило. Важно еще то, что «жизнь его, как он сам смот­рел на нее, не имела смыс­ла как от­дель­ная жизнь. Она имела смысл толь­ко как ча­сти­ца целого, ко­то­рое он по­сто­ян­но чувствовал». Пла­тон Ка­ра­та­ев во­пло­ща­ет собой тот ми­ро­вой закон, к по­сти­же­нию ко­то­ро­го стре­мят­ся лю­би­мые герои Толстого. Не­смот­ря на то, что в огром­ном романе-эпопее этот герой за­ни­ма­ет срав­ни­тель­но не­мно­го места, зна­че­ние его очень велико. Он важен нам и сам по себе, и осо­бен­но по той роли, ко­то­рую он сыг­рал в судь­бе Пьера Безухова. Пла­тон Ка­ра­та­ев помог ему по­нять смысл жизни, об­ре­сти со­гла­сие и мир с самим собой и людьми.

C17.3. В чём за­клю­ча­ет­ся внут­рен­няя драма ге­ро­ев пьесы М. Горь­ко­го «На дне»?

В пьесе «На дне» Горь­кий по­ка­зы­ва­ет людей, слом­лен­ных жизнью, об­ре­чен­ных на гибель. Про­бле­ма­ти­ка про­из­ве­де­ния рас­кры­ва­ет­ся не столь­ко в дей­ствии (мир ноч­леж­ки как бы застыл, со­бы­тий про­ис­хо­дит не так уж много), сколь­ко в раз­го­во­рах персонажей. Ос­нов­ной фи­ло­соф­ской про­бле­мой яв­ля­ет­ся спор о правде. Эти споры ве­дут­ся между оби­та­те­ля­ми ноч­леж­ки на про­тя­же­нии всей пьесы и, пре­жде всего, между Лукой и Сатиным. На­пря­мую Лука и Сатин не сталкиваются, но всей ло­ги­кой раз­ви­тия сю­же­та стал­ки­ва­ют­ся их мировоззрения. Фи­ло­со­фия Луки ос­но­ва­на на том, что вера может и часто долж­на за­ме­нить ре­аль­ную правду, так как по­мо­га­ет че­ло­ве­ку уйти от страш­ной ре­аль­но­сти в мир пре­крас­ных иллюзий. Вроде бы, ис­ти­на на его стороне, и про­бле­ма решена: лучше ро­зо­вые очки, чем страш­ная реальность. Но в самый важ­ный мо­мент для оби­та­те­лей ночлежки, когда у мно­гих за­ро­ди­лась вера во что-то лучшее, ста­рик исчезает. Раз­бу­жен­ные Лукой люди всту­па­ют в кон­фликт с внеш­ним миром и из­ме­нить свое пла­чев­ное по­ло­же­ние не могут: Актер — повесился, Пепел — в тюрьме, Анна — умерла.

Этим тра­гич­ным фи­на­лом Горь­кий показывает, что Лука был не прав. Ро­зо­вые очки раз­би­ва­ют­ся при встре­че со страш­ной реальностью, и та ка­жет­ся еще страшнее, по­сколь­ку ухо­дит вера. Фи­ло­со­фию Луки от­вер­га­ет Сатин: «Ложь — ре­ли­гия рабов и хозяев. Прав­да — бог сво­бод­но­го человека!» В одном Сатин со­гла­сен со странником: «Человек — вот правда!» Но не при­ем­лет его жалости, по­сколь­ку та уни­жа­ет личность. Рас­суж­дая о зна­че­нии человека, герой утверждает, что судь­ба — дело рук и мозга каждого.

Трагедия не­сбы­точ­но­сти на­дежд от­ра­же­на в каж­дом герое. Бремя об­ще­го бес­си­лия тащит «на дно» всех пер­со­на­жей Горького. Про­бле­ма су­ро­вой прав­ды и спа­си­тель­ной лжи в про­из­ве­де­нии не решена, она лишь поставлена, как это свой­ствен­но мно­гим про­из­ве­де­ни­ям рус­ской литературы, ста­вя­щей во­про­сы и пред­ла­га­ю­щей чи­та­те­лям самим ис­кать ответы.

С17.4. Нравы чиновничества на страницах русской литературы (на примере двух-трёх произведений).

В русской литературе и XIX и XX века чиновничество предстаёт не в самом выгодном для себя цвете, являя в своих рядах образцы подлости, лицемерия, чинопоклонства.

О нравах в России начала 30-х годов прошлого века пишет Н. В. Гоголь в комедии «Ревизор». Всевозможные злоупотребления властью, казнокрадство и взяточничество, произвол и пренебрежительное отношение к народу были характерными, укоренившимися чертами тогдашнего чиновничества. Именно такими Гоголь и показывает в своей комедии правителей уездного города.

Все чиновники нарисованы Гоголем, как живые, каждый из них своеобразен. Но в то же время все они создают суммарный облик чиновничества, управляющего страной, раскрывают гнилостность общественно-политического строя крепостнической России.

Очень похожи на чиновников из «Ревизора» чиновники гоголевских «Мёртвых душ», чиновники из «Горя от ума» Грибоедова, «слуги народа» советской эпохи из романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Чиновники из романа «Мастер и Маргарита» — существа в высшей степени бессовестные, погрязшие в собственнических интересах. Степан Лиходеев — опустившийся тип, пьёт, гуляет, не задумываясь, пускает в варьете сомнительных артистов. «Чиновники от литературы», являясь властью для «рядовых» писателей, истинных художников, творцов, подчиняются директивам сверху и одним росчерком пера запрещают творить, не задумываясь, что, лишая возможности писать, они лишают настоящего мастера жизни.

ВФМУ: Shrunken Planet с Джеффри Дэвисоном: Плейлист с 27 апреля 2019 г.

Комментарии слушателей!

6:01 утра спамони: Доброе утро Джеффри и все
6:01 утра Сем: Привет и доброе утро, Джеффри, из дикой и влажной Новой Шотландии. Привет, спамони.
6:01 утра герцог: Привет всем. Эта планета сокращается или я становлюсь больше?
6:02 утра спамони: Привет Сем, герцог
6:03 утра Энни: ну, я был в оцепенении…слушать вчерашнее шоу Моники и мечтает о поездке на левый берег: на машине или поезде? хммм … надо рассмотреть все возможности .. ххмм..ох !! всем привет!
6:04 утра Сем: Энни: я бы выбрала поезд. Пересек Канаду из Ванкувера, 5 дней, незабываемая поездка.
6:04 утра Кларк: хорошо mawnin ‘ya’ll !!
6:05 утра Кларк: анни — я тоже голосую за поезд.поезд умирает ИСКУССТВО
6:05 утра Кевин_Рингвуд_ Великобритания: Доброе утро, Джеффри и слушатели, наконец суббота!
6:06 утра Энни: да, я склоняюсь в том направлении .. это было дорого? я всегда любил путешествовать на поезде
6:07 утра Кларк: Кроме того, Энни, я только что проехал через район Эшвилля, снова, но на этот раз я играл в кассах, Северная Каролина, а не в Эшвилле
6:07 утра Сем: Давным-давно, Энни.Билет стоил 100 канадских долларов, еще сотня — за рулетку.
6:08 утра Кларк: также попал в колыбель кошки в Каррборо, Северная Каролина. поезд Дорогой — не должен быть, но он сверхдорогой. но оно того стоит.
6:10 утра Джеффри Дэвисон: добрый день спамони, Сем, герцог, Энни, Кларк, Кевин_Рингвуд_ЮК
6:11 утра Энни: это классно, Кларк … здесь так красиво..эти горы какие-то особенные.
6:11 утра Сем: Энни, я использовал этот сайт как основную информацию о недавних поездках на поезде в Великобританию. Путешественник может рассказать о поездах в США: www.seat61.com …
6:11 утра Кларк: Я так рада, что ты СЕЙЧАС ЗДЕСЬ, Джеффри !! возможно, я смогу снова заснуть (положительный комментарий !!) Я проснулся посреди ночи, и предыдущий диджей НЕ был моим чаем !!
6:13 утра Энни: спасибо сем; Моя первая задача — присоединиться к ААА..
6:14 утра Кларк: ЭТО КЛАССНАЯ ссылка SEM! спасибо за публикацию !!
@annie: зачем тебе присоединяться к AAA, если у тебя нет машины? для скидок, я думаю ??
6:14 утра тестирование с огнем: Доброе утро, Джеффри и Шранкенфолк!
6:16 утра Дэвид в Лондоне: Привет, Джеффри и все вы, Shrunken groovers.
6:17 утра Кларк: annie-Way, я был удивлен тем, что когда я проезжал через западную часть Северной Каролины на прошлой неделе, деревья в горах все еще были голыми, почти сразу после того, как я пересек границу штата Теннесси!
6:19 утра Кларк: Благодаря другу я смог разбиться в его коттедже на склоне горы в Сапфире, Северная Каролина — деревья все еще были совершенно голыми.Я предполагаю, что, возможно, это изменилось за неделю, хотя.
6:20 утра EG_Astro: всем доброе утро. дождь прекратился!
6:20 утра Кларк: классная аранжировка — очень приглушенная и со вкусом !!!
6:21 утра Кларк: EG — дождь еще НЕ прекратился на мысе трески, но, по крайней мере, я знаю, что приближается перерыв !!
6:22 утра Нулш: Доброе утро, друзья!
6:22 утра Кевин_Рингвуд_ Великобритания: Первые три трека находятся на Bandcamp, о которых я узнал только на этой неделе.Я собираюсь потратить немного денег, я думаю
6:23 утра Энни: да, они предлагают специальные предложения поездов .. и да, мы все зеленые и цветочные, некоторые из возвышенностей все еще зимние .. надо любить эти холмы!
6:24 утра Кларк: да = я думаю, что однажды я окажусь в этом районе
6:27 утра Кларк: Я тоже очень хотел бы осенью проехать по трансканадским железным дорогам.еще одна несбыточная мечта, ха-ха
6:30 утра LiXiviated жизнь: В другой день.
Еще одно заблуждение.
6:32 утра Джон из Флорхэм-парка: Привет, слушатели усохшей планеты
6:33 утра Дэвид в Лондоне: Привет, Джон.
6:35 утра Кларк: мне очень понравилось, что Кристофер Скай
6:39 утра Джон из Флорхэм-парка: Привет Дэйв
6:42 утра Кевин_Рингвуд_ Великобритания: Это прекрасно.Намакаи из Норвича, недалеко от того места, где я жил несколько лет в детстве. Прекрасное место
6:44 утра Джеффри Дэвисон: добро пожаловать testingwithfire
герцог: на ваш вопрос … если вы похожи на меня и едите слишком много, возможно, вы становитесь больше, а не сокращается планета.
6:45 утра Джеффри Дэвисон: приветствую Дэвида в Лондоне, EG_Astro, Nulsh, Lixiviated Life
6:47 утра Pablexa ™: Джей Би здесь? В противном случае доброе утро, ребята
6:47 утра Pablexa ™: Привет, Кевин Рингвуд — Брамми здесь
6:47 утра Эндрю из Этобико: Доброе утро, Джеффри и все остальные авиаторы.
6:51 утра Кох, Джон: Субботние приветствия, мои товарищи-летчики. Как всегда, Джеффри, спасибо за pacific sountrack
, с которого я начал.
6:52 утра Кевин_Рингвуд_ Великобритания: Привет, Pablexa
6:56 утра WillCrete: Наслаждаюсь всеми сегодняшними звуками, особенно толчком, звоном и шлифованием на Winslow «White Oak». Спасибо.
7:00 утра Zoot: Воспоминание о Фриско 1969
7:07 утра ignatatus666: Этот Элкхорн сделал поездку с работы домой приятной.
7:07 утра Адриан в mpls: Всем доброго утра!
7:13 утра TDK60: Утро.
7:16 утра Фредерикс: Я все время слышу, как плывёт «Луна урожая» Нила Янга.
7:20 утра Джеффри Дэвисон: Фредерикс: Да! Я не мог определить это, но это выглядело так, как будто песня Нила Янга могла вырваться наружу в любой момент … ха!
7:21 утра TDK60: .. мой бюджет позволит мне сегодня на rekkid faire только около одного LP. Может быть, посмотреть на Гори, сходить в кино.
7:22 утра Джеффри Дэвисон: добро пожаловать, Pablexa, Andrew в Etobicoke, Cooh John, WillCrete, Zoot, Ignatius666, Adrian in mpls, TDK60
7:26 утра Джон из Флорхэм-парка: @ TDK60 собираешься смотреть финал мстителей?
7:31 утра ignatatus666: Доброе утро Джефф
7:32 утра Джон из Флорхэм-парка: @ Игги утро
7:32 утра TDK60: Morning JohnfFP: Не знаю об этом.Подумал о фильме про Щели.
7:34 утра Джон из Флорхэм-парка: @ TDK60 gotcha все равно будет ждать финала мстителей, который выйдет на dvd в библиотеке
7:56 утра Будда из пригорода: Джеффри Дэвисон, последняя звучала как что-то, что можно было бы использовать для музыки к фильму. Я знаю, что говорю это часто, но задумывались ли вы когда-нибудь о том, чтобы стать автором музыки для фильмов?
8:05 утра Марли Догг: Удачных выходных с рекордной ярмаркой !!!!
8:10 утра ignatatus666: Утро Джон Флорхэм
TDK60
8:10 утра ignatatus666: Утренний Будда
8:12 утра Джеффри Дэвисон: Будда: ДА! Где мне зарегистрироваться? добро пожаловать, Марли Догг
8:13 утра TDK60: ..morning ignatatus666, Будда.
8:14 утра Будда из пригорода: Доброе утро, Игнататус666!
8:15 утра Марли Догг: Будда — как прошла вчера ярмарка рекордов?
8:18 утра Будда из пригорода: Утро TDK60. Марли Догг, я не пошел. Шел сильный дождь, и я потерял импульс. Я живу в КТ, практически в Массачусетсе.
8:20 утра Джон из Флорхэм-парка: @Buddha, я вижу, ты живешь в стране редсокс, доброе утро тебе
8:20 утра Марли Догг: Ого, да это далеко
8:22 утра Джон из Флорхэм-парка: @Marley, да, это так далеко
8:23 утра Будда из пригорода: Джон из Флорхэма, но я фанат Метца.
8:28 утра Джон из Флорхэм-парка: @Buddha, я помню, должно быть трудно со всеми этими фанатами Redsox!
8:31 утра Джон из Флорхэм-парка: @ Джеффри хороший мелодия сегодня
8:34 утра Эндрю из Этобико: Этот Норгрен великолепен.
Спасибо, Джеффри.
8:35 утра Джеффри Дэвисон: JfFP и AiE: спасибо, господа.
8:39 утра Док роджерсон: Привет, Джеффри, это отличное субботнее утро. Узнал много новой музыки, спасибо!
8:40 утра Будда из пригорода: Джон из Флорхэм-парка, все в порядке. Это хорошая команда, поэтому я бы не стал отказываться от мест, если бы у меня был тикс. Мне лучше идти. Надо работать. Мех. Всем хорошего дня! Пока, Джеффри! Отличное шоу.
8:41 утра Джон из Флорхэм-парка: @Buddha хорошего дня на работе, и я встретил много хороших фанатов Redsox, которые извиняют меня за то, что я фанат Yankees 🙂
8:45 утра Будда из пригорода: LOL, вы извините.Пока!
8:47 утра Джеффри Дэвисон: Док роджерсон: спасибо. Там так много хороших вещей. Удивительный.
8:47 утра Джон из Флорхэм-парка: @Buddha спасибо (G)
8:53 утра спамони: Что ж, Джеффри, сегодня отличное шоу! После моего последнего визита в больницу, среда, это именно то, что доктор прописал !!
8:55 утра TDK60: ..nice Kitchen C. / Привет, Спамони. Спасибо, Джеффри.
8:56 утра Джеффри Дэвисон: Спасибо всем…
8:57 утра Джон из Флорхэм-парка: Добро пожаловать, Джефф
8:59 утра слушательница моника: также фанат кухонных циников
9:00 утра герцог: Замечательное зрелище. Спасибо

Kortárs Online — «A nem tudás katarzisáig jut el» — Платон Каратаев-interjú

Балла Гергё:

Az Ódry Színpadon láttam Attilát.Az előadás is fantasztikus is volt, de Attila erős jelenléte teljesen letaglózott. Akkoriban jogot hallgattam, el voltam veszve az életben, de ez az előadás olyan erős megtapasztalása volt a szellemi munka erejének, hogy rájöttem: én is ezt kerestem. Аз alkotás iránti vágy motoszkált bennem, és mivel korábban már gitározgattam, úgy éreztem, én dalszerzésben élhetem ki azt.

Seb, neked is volt hasonló élményed?

Чако-Куралы Себастьен:

Édesapám [Czakó Sándor gitáros — S.T.] VHK egyik alapítója volt, és ez tudat alatt biztos hatott ram is. Nekem mégis az volt hasonló élmény, amikor 2011 körül iszonyúan megtetszett egy Kristóf Norbi-szám, és egy koncertje után odamentem hozzá, hogy én is írogatok dalokat. Norbi hatalmas bátorítást adott, meghallgatta, és azt mondta, adjam ki ket. Ennek hatására kezdtem el szólóban játszani. Majd újra felvettük Gergővel a kapcsolatot — kiskorunkban együtt fociztunk -, és rájöttünk, hogy hasonló a lelkivilágunk és a zenei érdeklődésünk.Úgy döntöttük, összerakjuk, amink van, és ebből lett a Platon.

Több helyen is beszéltek arról, hogy az Atoms mindennek a megkérdőjelezéséről szól. Mi indított el titeket ezen az úton, és mit takar ez a minden: énfeltárást, istenkeresést?

Б.Г .:

Ahogy az ember egyre mélyebben jár a húszas éveiben, úgy tudja egyre jobban lehántani magáról azokat a rétegeket, amelyek az idők során akár a szülői nevelésökáránökárázél, hanészas éveiben.Számomra ez a lemez annak a keresése, hogy mi az, ami legbelül én vagyok. Ennek intenzív része az istenkeresés is, mert végső soron minden kérdés onnan fakad, és arra redukálható.

Mégsem szoktak gyakran huszonéves zenészek lemezt írni az istenkeresésükről.

Б.Г .:

Mindketten vallásos családból jövünk. Édesapám convertátus lelkész, ezért mindig is része volt az életemnek a transzcendenssel való kapcsolat. Huszonévesen azt kezdtem el keresni, hogy mi az, amit én gondolok erről a kérdésről.Нем арроль ван со, хоги нем értünk egyet édesapámmal, hanem máshogy beszélünk ugyanarról. Aki Istent keresi, аз ум egy irányba néz, de ahány ember, annyi út van erre.

Cz.-K. С .:

Az elmúlt évtizedekben egy eltoló mechanizmus alakult ki a könnyűzenében. Érezd jól magad negyven percig, gondolj a szerelmedre vagy a balatoni estékre, de ne foglalkozz a komoly kérdésekkel. A Platon zenei és szövegvilága talán abban más, hogy mi nem besöpörni akarjuk a kérdéseket a szőnyeg alá, hanem feltenni azokat.

Б.Г .:

A zenénkben próbálunk szembenézni a szorongásainkkal, mert így tudjuk kicsit feloldani azokat. Az Atoms készítése közben jöttünk ra, hogy a szavakon túli tartományt keressük. Oda szeretnénk lemerülni, de ha már fel akarjuk hozni, amit ott találunk, az torzulni fog. Ha dalszöveget írunk róla, még tovább torzul.

Arra törekszünk, hogy úgy fogalmazzuk, megfogalmazhatatlant, hogy a lehető legkevesebb réteg rakódjon ra, lehető legkevésbé torzuljon.

A VHK szintén arra törekedett, hogy elzenéljék magukat a létezés magjáig.

Cz.-K. С .:

Érdekes, én csak akkor realizáltam a hasonlóságot, amikor Kertai Csenger táltosként hivatkozott rank egy cikkében, ahogy régen a VHK-t is emlegették. А táltosozást a Platon kapcsán túlzónak érzem, de tényleg van párhuzam, még ha a VHK másképp próbált — это eljutni oda, ahová mi is igyekszünk. Ők eksztatikus implvizációkban, hatalmas hangerőben, közönséget bevonva keresték, hova vezeti őket a kollektív tudattalan lélek.Mi ennél zárkózottabbak vagyunk.

Платон Каратаев,
Фото: Czirják Pál

Erős íve van a lemeznek. Аз én értelmezémben аз emberi magánytól annak a megnyugtató tudatáig ível, hogy mégsem vagyunk egyedül a létezésben. Onnan indulunk, hogy apró atomok vagyunk, akik vakon kúsznak egymás felé, és Kányádi Sándor Versénél lyukadunk ki, amely arról biztosít, hogy jár valaki a fák hegyensájt, a nemcenter is a fák hegyensán, a nemcenter is a fák hegyensánés eloltja a csillagokat, az Arra érdemeseket csillagként továbbélteti, másokat sötét maggá összenyom.

Б.Г .:

Az első szám, az Ex Nihilo az alkotás nyers erejérl szól, az Atoms t jól mondtad, az utána következő Wide Eyes , Ocean , 9055 azalger. Aphelion находится в центре внимания, amikor önmagunktól vagyunk távol, a Wolf Throats szal visszakanyarodunk и transzcendens felé, a Litmus Heart , чтобы просмотреть педалей.Igazán fontos szám a Bitter Steps — Pilinszky szavaival: a kései, keserű léptek -, mert abban fogalmazzuk meg, hogy mi csak a kérdéseket tudjuk feltenni, válaszokat nem adhatunk. A kérdésfeltevés egy végtelen, semmibe történő zuhanás, ami mély és szorongató erővel húz magával, является lemez végül a nem tudás katarzisáig jut el. A Bitter Steps a megérkezés, Kányádi-vers pedig az adalék, ami körülöleli és összefoglalja az albumot.

Hogyan zajlik nálatok az alkotás?

Б.Г.:

Az Atoms például úgy született, hogy épp indultam valahová, és lehajoltam, hogy bekössem a cipőfűzőmet, amikor valahonnan bekerült az elmémbe az a mondat, ckb. És ebből az egy sorból kibomlott a dal. Van Kundera-idézet — это szövegben, és édesanyám, Hegedűs Gyöngyi költő több sora is hatott ra. Ha valamit nem tudunk olyan jól megfogalmazni, de mások előttünk már igen, azokhoz nyúlunk, ezt soha nem titkoltuk.

Cz.-K. С .:

A közös pont, hogy mindegyik dal egy sötét hálószobából indul. Gergővel kitaláljuk a dal gerincét, majd levisszük a probaterembe Sallai Lacihoz (basszusgitár) és Bradák Somához (доб), hogy összerakjuk zenekarként.

Mennyire érzitek a dalszerzést transzcendens aktusnak? Bele tudnátok bonyolódni egy nagymonológba arról, hogy ti csak csatornái vagytok a valahonnan fentről jövő zenének?

Cz.-K. С .:

Én pont azért nem szeretek erről beszélni, mert erről csak pátoszos hülyeségnek hangzó dolgokat lehet mondani.Érzem, hogy melyik dal a kreativitásom teljesítménye, és melyiknél történt valami, amit nem tudok megmagyarázni. De hogy e milyen gondolatiságot teszünk, abba nem bonyolódnék bele. Az biztos, hogy a zenében van valami a kreativitáson túl есть.

Б.Г .:

Én sem tudom a választ, de ezt is kutatjuk a zenéléssel.

A dalszerzés mindig vitetés-élmény. Ilyenkor elveszítjük a tudatos kontrollt — kvázi-transzcendens élmény.

Az Ocean például úgy született, hogy három héten át szövegeket írtam egy szinte állandó módosult tudatállapotban.Amikor véget ért ez az időszak, visszanéztem a szövegeket, és rájöttem, hogy végig az Ocean t írtam, csak le kellett vagdosni az oda nem illő részeket. A dal második fele pedig úgy jött, hogy szilveszter után Zsámbékra mentem a rokonokhoz, és az utolsó pillanatban felkaptam a gitárt, hogy ha lesz pár percem, pötyögök rajtartésévés és a rokonokhoz.

Ha máskor kapod fel, mást írtál volna?

Б.Г .:

Нем тудом.Ezek banális dolgok, látszólag véletlenek, de az is lehet, csak ez az egy út vezetett ehhez a dalhoz.

Melyik dal áll hozzátok most a legközelebb?

Cz.-K. С .:

Minden héten más. Ma épp a Псалом .

Б.Г .:

Hozzám az Ex Nihilo , самый большой это egy nagyon kreatív időszakban vagyunk, és azt a nyers, őszinte alkotóerőt probálom bekebelezni, amiről a dal is szól.

Платон Каратаев,
Фото: Czirják Pál

Vagyis készül a hazardik lemez, amin lesznek már magyar nyelvű dalok is.De lehettek volna akár az Atoms on is, hiszen először magyarul írtad meg a szövegeket, és úgy sem volt gyengébb, mint angolul. Sőt.

Б.Г .:

Az angol szöveg részben önvédelem. Nekünk nem természetes, hogy kiálljunk a színpadra és szerepeljünk, raadásul annyira személyes dolgokról éneklünk, hogy ezzel kicsit távolítottuk magunkvegeket a szönk.

Cz.-K. С .:

A prozódiától is féltünk. Úgy éreztük, vannak stílusok, amikre csak nyögvenyelősen lehetne egy magyar szöveget raénekelni.

Б.Г .:

AZ Angol Nyelv — Egy Plusz Réteg, Es Ha Allandóan Arról Beszélünk, Hogy Hogyan Tudjuk Lehántani Ezebet A Rétegeket Zenénkről, Akkor A Következő Lépés Az, Hogy Magyarul Énekeljünk. Ez kell ahhoz, hogy önazonos maradjon a zenekar.

Mivel nem készültünk arra, hogy zenészek leszünk, azt érzem, hogy még mindig nagyon az elején járunk annak az útnak, amit a dalszerzésben bejárhatunk. Várnak még rank nagy felfedezések.

Надь lehetőségek vannak előttetek külföldön есть.Платон Каратаев jelenleg аз egyik legexportképesebb magyar zenekar, amiben szerepet játszott az is, hogy sikeretek van a Spotifyon: van olyan számotok, ami majdnem kétmillió lejátszásnál tart. Hogy értétek ezt el?

Б.Г .:

Eleinte sok blognak, újságnak, de még random felhasználóknak is elküldtem a számainkat, és az Elevator felkerült egy playlistre, amin elért ötezer streamet. Алгоритм Spotify alapján működik, ami észrevette, hogy az 5000 streamből nagy arányban mentették le és hallgatták újra az emberek, ezért berakta automatikusan nagyobb playlistekre.Ezeken megint csak jól szerepelt, és ez lavinaszerűen göngyölítette előre a lejátszásokat. De ez csak az Elevator rel és a The Season of Sing gel történt meg, a többi dalunknak mind organikus elérése van, ami azért is jó, mert ez mutat valós képet arról, hányan a hallgatjákáj.

Az elmúlt években rendszeresen jártatok Showcase fesztiválokra, ahol a nemzetközi zeneipari szereplőknek tudtátok megmutatni magatokat.Hol tartotok most a külföldi befutásban?

Б.Г .:

Egypt kelet-európai zenekar nem nulláról, hanem mínusz ötről indul kint, és mi egyelőre odáig jutottunk el, hogy nullán vagyunk. És már ez is nagy meló volt.

Balla Gergő
Фото: Czirják Pál

Miért indul mínusz ötről egy magyar zenekar?

Б.Г .:

Mert nincs meg az a kapcsolati tőke is anyagi háttér, mint egy nyugat-európai zenekar esetében. Magyar akcentus — это nehezíti a helyzetet.Ha van egy jó leedsi zenekar, az egy bő év után a Reading Festivalon játszik nagyszínpadon tele sátornak, mi pedig örültünk, ha kaptunk egy kis színpadot a Kolorádón. Magyarországon teljesen más a lépték. De ezzel nincs baj — már az is felfoghatatlan, hogy idáig eljutottunk. Ваннак Альмайнк, долгожанк értük, де нем hajkurásszuk őket görcsösen.

Alkotó emberekként szeretnénk kiteljesedni, és kíváncsian várjuk, hogy ennek milyen hozadékai lesznek.

Külföldi befutás örök délibábja a magyar könnyűzenének.Huszonévesen szinte mindegyik angolul énekl zenekar megpróbálja, elér kisebb-nagyobb sikereket, aztán tíz-tizenöt év múlva feladja, mert nem jut már ids pélkereket, mert nem jut már ids pélkereket. Szerintetek mi kell ahhoz, hogy egy magyar zenekar hosszú távon érvényesüljön Európában?

Б.Г .:

Az, hogy a produkció is a dalok megüssék az ottani szintet, is a résztvevők rengeteg áldozatot hozzanak pénzben, időben és kitartásban. Дезинфекция — это аз одассанас мэг миндиг, чсак öт зазалека аз эгесзнек, мерт эз эльсорбан зенеипари кердес: менни пенц ван аз адотт продукт могетт? Megvannak azok a zenekarok a Middlemist Redtől a Fran Palermóig, amelyek nagy sikersztorik lehetnének, de amíg nincs itthon teljes összefogás ebben a kérdésben, addig nem lesz áttörés.

Программа Hangfoglaló — это HOTS évek óta támogatja a magyar zenekarok külföldi bemutatkozását. Ez még nem elég összefogás?

Б.Г .:

HOTS nagyon sokat tett azért, hogy felzárkózzunk, és jó irányba halad ez a folyamat, de a magyar zeneipar még így is évekkel le van maradva a Nyugattól. N úgy látom, hogy kicsinyeskedés, könyöklés folyik itthon, mindenki a kis szemétdombján kapirgál, és irigykedve nézi a másikat. Vannak kivételek, de ez a jellemző.Iszonyú nagy érvágás például, hogy a Petőfi Rádió nem játszik exportképes zenekarokat, mert ha egy országos rádió rotál egy zenekart, az ad egy egzisztenciát: rébísójöken jogdés, Abból, hogy Budapesten népszerű a zenekar, még nem lesz külföldi turné. Ez csak akkor jöhet össze, ha országos, állami szinten — это van egy közös akarat és egy irányba nézés. Йо пельда Изланд: kicsi ország, mégis több felső polcos zenész jön onnan, mert megteremtették azt a hátteret, amely ki tudja lökni a már létező jó zenekarokat a világba.

Платон Каратаев
FOTO: Czirják Пал

Nyitott kapukat döngettek: а hetekben szivárgott ки Деметра Szilárd tervezete, amelyben Ot év alatt huszonötmilliárd forintot szán könnyűzene támogatására, ÉS понт példálózott Platon Karataevvel, hogy milyen подземный sikertörténeteket Кене támogatni és eljuttatni külföldre. Mit szóltatok hozzá?

Cz.-K. С .:

Meglepődtünk rajta. Mint minden új rendszertől, ettől — это tartunk kicsit, de reménykedünk, hogy jó irányba haladnak a dolgok.

Б.Г .:

Pozitív csalódás volt a tervezet, remélem, tényleg meg is valósul. Én hiszem azt, hogy a könnyűzenei támogatásnak pártpolitikán felül kell állnia. Ваннак олян платформок, ахол аз эмберек нем азт незик, хоги эз джобб- ваги балолдал. Ha a Mindenki Oscart nyer, örül az ország, vagy ha a fociválogatott kijut az Eb-re, nem közlekedik a villamos az Oktogonon. Зене — это платформа ilyen közös, ahol a sikereknek örülni tudnak az emberek. Minden országnak presztízs, hogy mit tud kulturálisan felmutatni a világnak.

Nagyon tudatosan építitek a zenekart. A koronavírus mennyire tett keresztbe a terveiteknek?

Cz.-K. С .:

Külföldön sok lehetőségtől elestünk, és el kellett tolni az Atoms lemezbemutató koncertjét is, ami így már nem lemezbemutató lesz, de márzen neggódunk eggódunk. Idővel bepótolunk mindent. Jövőre lesz francia és lengyel turnénk, játszunk Hollandiában, Ausztriában, Szlovákiában. Tervezünk akusztikus feldolgozásokat, remixlemezt, újragondoljuk egy régi dalunkat, és érkezik még két клип az Atoms hoz.Ha minden jól megy, jövőre már kiadunk egy-két magyar nyelvű single-t, és leghamarabb 2021, végén megjelenhet, хармадик lemezünk есть.

Толстая дубина отрывок из народной войны. Композиция из изображения «дубины народной войны» в романе «Война и мир

».

Величайшее произведение Л.Н. Толстой по праву является эпическим романом «Война и мир». Одна из тем романа ясна уже из названия — военная.Толстой всегда считал войну «ужасным делом», а участие в этом деле — одновременно и большое преступление, и вынужденная самооборона. Отечественная война 1812 года также стала самообороной России. Однако интересна сама природа этой войны — она ​​была популярной. В нем приняли участие не только войска, но и весь народ.

Крестьяне вместе с дворянами несли военную службу, купцы часть доходов отдавали на нужды армии, большая часть крестьян уходила в партизаны.В то же время роль партизанского движения была поистине масштабной.

Крестьянские отряды объединились с благородной целью — защитить свою Родину. Прообразами вождей крестьянского движения были партизанка Василиса Кожина — в романе старшая Василиса, генерал-лейтенант Денис Давыдов. Помимо вышеупомянутых героев, в романе присутствуют и другие лица, прототипами которых являются реальные исторические личности. Самый колоритный персонаж среди партизан, без сомнения, Тихон Щербатый.Он проявил себя необычайно храбрым разведчиком, но в нем нет показного героизма. Он активен, весел и готов на любой подвиг, не считая его подвигом, а лишь выполнением своего долга. Он собирательный образ всего русского народа.

Таких было много и в других частях.

Платон Каратаев — еще один народный герой, противоположный активному, постоянно двигающемуся Тихону Щербатому. В образе этого героя нет ничего воинственного, его внешний вид настолько умиротворен, что автор подчеркивает его «округлостью».У него простой и добрый характер, он никого не ненавидит, даже французов. Но сколько народной мудрости мы слышим из его уст!

Оба персонажа — Тихон Щербатый и Платон Каратаев — показаны схематично. В них показаны разные ипостаси русского народа, но, тем не менее, оба эти изображения символичны. Они не созданы для войны, как не создан ни один русский человек для нее. Но поскольку Родине грозит опасность, они оба готовы броситься на ее защиту.

Главным вождем народной войны, под руководством которой были отброшены французские войска, был уже не молодой опытный полководец М.И. Кутузов. Волею народа он занял свой пост и сам был близок к народу.

Изображая народную войну, автор противопоставляет офицеров, которые заботятся о солдате, дорожат и дорожат его жизнью, и офицеров, которые заинтересованы только в собственной безопасности и продвижении по службе. Первый тип офицеров, несомненно, это Тушин, который остался с небольшим отрядом и лишь парочкой орудий для отстрела наступающего врага, а Жерков, трусливый, не отдал приказ об отступлении капитану.

Автор изображает русский народ, готовый любой ценой защитить родную землю от захватчиков. Достаточно вспомнить купца Ферапонтова, который поджег свои амбары, чтобы его товары не пошли к врагу. Люди идут на врага с простым оружием — дубиной. И этот клуб становится настоящим символом народно-освободительного движения против наполеоновской армии. «… Дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой, не спрашивая чьи-либо вкусы и правила, с глупой простотой, но с целесообразностью, ничего не разбирая, прибивая французов, пока не прекратилось все вторжение.«Наполеон со своей армией был слишком слаб по сравнению с могучим духом простых русских людей, сражавшихся за освобождение своего великого Отечества.

Французские историки, описывая положение французской армии перед отъездом из Москвы, утверждают, что в Великой армии все было в порядке, кроме кавалерии, артиллерии и телег, и не было корма для лошадей и скота. Ничто не могло помочь этой катастрофе, потому что окрестные крестьяне сжигали сено и не отдавали его французам.

Выигранная битва не принесла обычных результатов, потому что крестьяне Карп и Влас, которые после французского спектакля приехали в Москву с телегами грабить город и вообще не проявили героических чувств лично, и всего бесчисленного количества таких крестьяне не привозили сено в Москву за хорошие деньги, которые предлагали, а сожгли его.

Представим себе двух человек, вышедших на дуэль на шпагах по всем правилам искусства фехтования: фехтование продолжалось довольно долго; вдруг один из противников, почувствовав себя раненым — понимая, что это не шутка, а касается его жизни, метнул свой меч и, взяв первую попавшуюся ему дубину, стал его переворачивать.Но представим себе, что противник, который так разумно использовал самые лучшие и простые средства для достижения цели, в то же время вдохновленный рыцарскими легендами, хотел бы скрыть суть дела и настаивать на том, чтобы он, по общему мнению, правила искусства, выигранные на мечах. Можно представить, какая путаница и двусмысленность возникнут из такого описания произошедшего боя.

Фехтовальщик, потребовавший драки по правилам этого искусства, был французом; его противник, бросивший меч и поднявший дубину, были русскими; Люди, пытающиеся объяснить все по правилам фехтования, — это историки, писавшие об этом событии.

С пожара Смоленска началась война, не укладывающаяся ни в какие предыдущие легенды войн. Сожжение городов и деревень, отступление после сражений, удар Бородина и снова отступление, оставление и пожар Москвы, поимка мародеров, переброска обозов, партизанская война — все это были отклонения от правил. .

Наполеон это почувствовал, и с того самого момента, когда он остановился в Москве в правильной позиции фехтовальщика и вместо вражеской шпаги увидел поднятую над ним дубину, он не переставал жаловаться Кутузову и императору Александру, что идет война. вопреки всем правилам (как будто существуют какие-то правила убийства людей).Несмотря на жалобы французов на несоблюдение правил, несмотря на то, что россияне, люди более высокого ранга, почему-то казались стыдными драться дубинкой, но хотели по всем правилам стать в позиция en четверть или en tierce [четвертый, третий], чтобы искусно попасть в прайм [первый] и т. д., — дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая чьи-либо вкусы и правила , с глупой простотой, но целесообразно, ничего не исследуя, он поднимался, пока все вторжение не прекратилось.

И благословение народу, не похожему на французов в 1813 году, отсалютовав по всем правилам искусства и перевернув меч рукоятью, изящно и учтиво передает его великодушному победителю, но благословение народу который в момент испытания, не спрашивая, как они действовали в соответствии с правилами других в таких случаях, с простотой и легкостью, берет первую попавшуюся дубину и прибивает ее, пока в его душе не сменяется чувство оскорбления и мести презрением и жалостью.

Одно из наиболее ощутимых и полезных отклонений от так называемых правил войны — это действие разрозненных людей против людей, сбившихся в кучу. Такого рода действия всегда проявляются в войне, которая принимает всенародный характер. Эти действия заключаются в том, что вместо того, чтобы становиться толпой против толпы, люди расходятся, атакуют один за другим и немедленно бегут, когда на них нападают большие силы, а затем снова атакуют, когда представляется возможность. Это сделали партизаны в Испании; это сделали горцы на Кавказе; русские сделали это в 1812 году.

Войну такого рода называли партизанской, и считалось, что, называя ее так, они объясняли ее смысл. Между тем, такая война не только не укладывается в какие-либо правила, но прямо противоположна общеизвестному и признанному непогрешимым тактическим правилом. Это правило гласит, что атакующий должен сконцентрировать свои войска, чтобы быть сильнее противника в момент боя.

Партизанская война (всегда успешная, как показывает история) прямо противоречит этому правилу.

Это противоречие возникает из-за того, что военная наука предполагает, что численность войск совпадает с их количеством. Военная наука говорит, что чем больше войск, тем больше силы. Les gros bataillons ont toujours raison. [Правые всегда на стороне больших армий. ]

Сказав это, военная наука подобна той механике, которая, основываясь на рассмотрении сил только по отношению к их массам, сказала бы, что силы равны или не равны друг другу, потому что их массы равны или не равны.

Сила (импульс) — произведение массы и скорости.

В военном деле сила армии также является продуктом масс для чего-то подобного, для какого-то неизвестного x.

Военная наука, видя в истории бесчисленные примеры того, что масса войск не совпадает с численностью, что небольшие отряды побеждают большие, смутно допускает существование этого неизвестного фактора и пытается найти его либо в геометрической структуре, либо в оружии, или — самое обычное — в гении генералов.Но замена всех этих значений множителя не дает результатов, согласующихся с историческими фактами.

Между тем стоит только ради героев отказаться от устоявшегося ложного представления о реальности приказов высших властей во время войны, чтобы найти этот неизвестный x.

Это дух армии, то есть большее или меньшее желание сражаться и подвергаться опасности всех людей, составляющих армию, совершенно независимо от того, воюют люди под командованием гениев или нет. , в три или две строчки, дубинками или винтовками, которые стреляют тридцать раз в минуту.Люди, у которых есть величайшее желание сражаться, всегда будут ставить себя в самые благоприятные условия для борьбы.

Дух армии — это умножитель массы, который дает продукт силы. Задача науки — определить и выразить значение духа армии, этого неизвестного фактора.

Эта задача возможна только тогда, когда мы перестанем произвольно подставлять вместо значения всего неизвестного X те условия, при которых проявляется сила, такие как: приказы командира, оружие и т. Д., принимая их за значение множителя, и мы распознаем это неизвестное во всей его целостности, то есть как большее или меньшее желание бороться и подвергать себя опасности. Тогда только выражая известные исторические факты уравнениями, сравнивая относительную значимость этого неизвестного, можно надеяться определить само неизвестное.

Десять человек, батальоны или дивизии, сражаясь с пятнадцатью людьми, батальонами или дивизиями, победили пятнадцать, то есть они убили и взяли в плен всех без остатка, а сами потеряли четырех; Таким образом, четыре были уничтожены с одной стороны, а пятнадцать — с другой.Следовательно, четыре были равны пятнадцати, а значит, 4a: = 15y. Следовательно, x: r / = 15: 4. Это уравнение не дает значения неизвестного, но дает соотношение между двумя неизвестными. И из суммирования уравнений различных исторических единиц (сражений, кампаний, периодов войн) под такими уравнениями будет получен ряд чисел, в которых должны существовать законы и которые могут быть обнаружены.

Тактическое правило, что необходимо действовать массами во время наступления и отдельно во время отступления, бессознательно подтверждает только ту истину, что сила армии зависит от ее духа.Чтобы вести людей под пушечные ядра, требуется больше дисциплины, достигаемой только движением среди масс, чем для того, чтобы отбиваться от нападающих. Но это правило, при котором дух армии упускается из виду, постоянно оказывается неверным и, в частности, разительно противоречит действительности там, где наблюдается сильный подъем или упадок духа армии — во всех народных войнах.

Французы, отступавшие в 1812 году, хотя с точки зрения тактики им приходилось защищаться по отдельности, сбились в кучу, потому что дух армии упал так, что только массы держат армию вместе.Русские же, напротив, в тактике должны были атаковать в больших количествах, на самом деле они раздроблены, потому что дух поднимается так, чтобы отдельные лица били без приказа французов и не нуждались в принуждении, чтобы подвергать себя труду и труду. опасности.

Так называемая партизанская война началась с вступлением врага в Смоленск.

До того, как партизанская война была официально принята нашим правительством, уже тысячи человек вражеской армии — отсталых мародеров, фуражиров — истреблялись казаками и крестьянами, которые били этих людей так же бессознательно, как собаки бессознательно грызут бегущую бешеную собаку.Денис Давыдов с его русским чутьем первым понял значение той ужасной дубинки, которая, не задавая правил военного искусства, уничтожила французов, и ему принадлежит слава первого шага к узакониванию этого метода. войны.

24 августа был создан первый партизанский отряд Давыдова, а после его отряда начали формироваться другие. Чем дальше продвигалась кампания, тем больше увеличивалось количество этих единиц.

Партизаны уничтожили Великую Армию по частям.Они подбирали те опавшие листья, которые сами собой упали с засохшего дерева — французская армия, а иногда и это дерево трясли. В октябре, когда французы бежали в Смоленск, таких группировок разного размера и характера были сотни. Были партии, которые переняли все методы армии, с пехотой, артиллерией, штабом и удобствами для жизни; были только казаки, кавалерия; были небольшие сборные, пешие и конные, были крестьяне и помещики, никому не известные.Он был старостой партии и брал по несколько сотен пленных в месяц. Была старшая Василиса, избившая сотни французов.

Последние дни октября были самым разгаром партизанской войны. Тот первый период этой войны, в течение которого партизаны, сами поражаясь своей дерзости, каждую минуту боялись, что их поймают и окружат французы, и, не седлаясь и почти не слезая с лошадей, прятались в лесу, ожидая каждую минуту погони, уже прошло.Теперь эта война была уже определена, всем стало ясно, что можно сделать с французами, а что нельзя. Теперь только те начальники отрядов, которые по правилам ушли от французов со штабом, считали гораздо более невозможным. Мелкие партизаны, давно начавшие свое дело и внимательно присматривавшиеся к французам, считали возможным то, о чем не решались думать руководители крупных отрядов. Казаки и крестьяне, вставшие между французами, считали, что теперь все возможно.

22 октября Денисов, один из партизан, находился со своей партией в разгар партизанской страсти. Утром он был в пути со своей группой. В течение дня через леса, прилегающие к главной дороге, он наблюдал, как большой французский транспорт с кавалерийскими вещами и русскими пленными, отделенный от других войск и под надежным прикрытием, как было известно от разведчиков и пленных, направлялся в Смоленск. Об этом транспорте знали не только Денисов и Долохов (тоже партизан с небольшим отрядом), которые шли рядом с Денисовым, но и начальники крупных отрядов со штабом: об этом транспорте знали все и, как сказал Денисов, точили. их зубы на нем.Два командира этих больших отрядов — поляк и немец — почти одновременно послали Денисову приглашение присоединиться каждому к его отряду, чтобы атаковать транспорт.

«Дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой, и, не спрашивая чьи-либо вкусы и правила, она поднималась, падала и прибивала французов до тех пор, пока все вторжение не прекратилось», — каждый, кто прочитает «Войну и мир», не будет забудьте эти слова Льва Толстого.

Poet Guerrilla

Француз радовался недолго.В сентябре оккупанты правили в Белокаменной, а в октябре уже не знали, как бежать — и партизаны сыграли в этом значительную роль. После первых известий о победах, об отступлении врага Россия наконец вздохнула с облегчением.

Все началось с послания князю Багратиону, в котором отважный гусар и гениальный поэт Денис Васильевич Давыдов предложил снарядить отряд для партизанской войны. Партизанская война — единственный способ победить Наполеона, остановить его и сделать невыносимым существование «великой армии» в России.Багратион одобрил планы Давыдова. Слово было за нового главкома Кутузова.

Накануне Бородинского сражения Кутузов принимает план Давыдова и Багратиона. Денис Васильевич, имея в своем распоряжении несколько десятков гусар и казаков, немедленно начал «поиски» во французском тылу. Поэтому он не примет участия в Бородинском сражении. Но Бородино было почти родным для Давыдова … Отец купил его сразу после отставки.

На Бородинском поле ранены в ногу брата Дениса Васильевича — кавалерийского караула, капитана Евдокима Давыдова.Но Денис Васильевич занимался не менее важным делом, чем герои Бородина. В дни подхода Наполеона к Москве, в дни великой битвы Давыдов уже потревожил французский тыл, отбивал русских пленных, уничтожал обозы.

Многие считали летный отряд Давыдова обреченным и провожали его как смерть. Но для Дениса Васильевича партизанская война оказалась родной стихией. После первой победы над французским отрядом на Смоленской дороге он передает крестьянам захваченное у врага оружие.Как много он сделал для того, чтобы «дубина народной войны» еще больнее поразила врага!

Первый отряд Давыдова — всего пятьдесят гусар и восемьдесят казаков — двинулся в тыл «великой армии» накануне Бородина. И сразу чуть не попал в плен … русские партизаны! Да-да, это не пустой анекдот, крестьяне действительно приняли гусар за французов. Давыдову пришлось отпустить бороду и надеть русский кафтан. И он умел разговаривать с крестьянами — он никогда не был галломаном.Сам Денис Васильевич рассказывает о тех днях: «Сколько раз я спрашивал жителей после заключения между нами мира:« Почему вы думали, что мы французы? Каждый раз они мне отвечали: «Да, милый (показывает на моего гусара), это они похожи на одежду. «-» Но разве я не говорю по-русски? «-« Да ведь люди у них разные! «Ее и в обычаях, и в одежде. Надела мужской кафтан, стала отпускать бороду, вместо ордена Святой Анны повесила изображение св.Николай и заговорил с ними на языке народа. «Да, слово« чернь »режет нам уши. Но в те времена и даже в устах Давыдова оно не имело уничижительного оттенка. В двадцатом веке мы переросли это слово, устранив классовые предрассудки. Как бы то ни было, как теперь в нашу жизнь вернулось худшее из далекого прошлого … В первые недели рейда по французскому тылу Давыдов взял в плен в три-четыре раза больше, чем было солдат в его отряде. Эти успехи произвели впечатление на Кутузова, майора Давыдова. получил подкрепление.Пополнился отряд и крестьяне — народные мстители. Вскоре на счету Давыдова было уже четыре тысячи заключенных. И он получает звание полковника.

Наполеон не только приговорил Давыдова к смертной казни, но и был вынужден сформировать конный отряд из двух тысяч сабель, которому было поручено уничтожить Давыдова. Однако русские партизаны заманили французскую конницу в ловушку. По России распространились слухи о непобедимости Давыдова, о чудесных победах… Голод во французской армии — тоже во многом заслуга Давыдова, захватившего множество тележек с продуктами.

Крупнейшие победы летающего отряда произошли 28 октября у Ляхова и 9 ноября у Копыса. Под Ляховым на бригаду Ожеро атаковали четыре русских отряда: помимо Давыдова, партизанские отряды Сеславина, Фигнера и Орлова-Денисова. Авангардом командовал инициатор операции Давыдов. Им удалось разбить превосходящие силы французов, и полторы тысячи человек, включая генерала, сдались.Это один из самых ярких эпизодов операции, которая останется в истории как изгнание «великой армии» из России. «Настала ночь; усилился мороз; Ляхово пылало; наши войска на конях стояли по обе стороны дороги, по которой шли разоруженные французские войска, освещенные отражением огня», — так Давыдов описал окончание сражения.

Не только пехотинец, но и талантливый военный писатель, Давыдов стал теоретиком партизанской войны и историком войны 1812 года.Конечно, были противники, считавшие, что Денис Васильевич преувеличивал свою роль в партизанском движении. Но давайте вспомним, что национальным героем он стал уже в 1812 году. Ходили слухи, что его имя подхватили, а популярные типографии воспроизвели изображение. У самого Вальтера Скотта был гравированный портрет Дениса Давыдова из серии портретов русских героев 1812 года, опубликованный художником Дейтоном.

На гравюре Дайтоны Денис Давыдов изображен в образе могучего воина, с черной кудрявой бородой и шапкой из волос, в шубе, накинутой на плечи и застегнутой пряжкой на воротнике, вместо шарфа. пояса и сабли в руке.Подпись гласила: «Денис Давыдов. Черный капитан». На портретное сходство некогда, но Давыдов будет польщен, узнав об этом из переписки с английским классиком.

И все же — народ-победитель!

В последнее время стало модным «развеивать мифы» о великом прошлом. Нам говорят: партизанское движение не пользовалось популярностью. Просто офицеры — представители аристократии — выполняли секретные задания, профессионально проводили диверсии в тылу врага.А крестьяне даже слова «патриотизм» не знали! Вернулись репрезентации времен некоего Дмитрия Рунича, который утверждал: «Русский человек не защищал свои политические права. Он боролся, чтобы истребить« хищных зверей », пришедших пожрать его овец и кур, опустошить его поля. и зернохранилище «. Джентльмены не верили, что «плебеи» способны на высокие порывы, думать о чем-либо, кроме своего хлеба насущного. Даже в наше время понятие «народ» не в почете, оно считается атавизмом советской риторики.Однажды Суворов попытался доказать Потемкину: «Разрешите, Его Высочество князь, передать: есть герои и в нижнем звании». Примерно в то же время Карамзин открыл просвещенной публике тайну за семью печатями: «А бабы-бабы умеют любить». В «Записках охотника» Тургенев показал крестьянскую щедрость и человечность. И вдруг в 21 веке о русских крестьянах и солдатах 1812 года стали писать как о животных! ..

Такие времена уже наступили, каждый возомнил себя героем-одиночкой и презирает «подавляющее большинство».«В течение многих лет« властители мыслей »навязывали нам скептические представления о« народе »: если масса, то явно серые. Возник новый рост« интеллектуалов ». В старые времена идеология и смысл существования интеллигенции был в служении народу:

Люди! Люди!

Я люблю вас, я пою ваши страдания

Но где тот герой, который выведет вас из тьмы на свет? ..

Современные снобы высмеивают эту позицию.На пути самоутверждения сгорает все. Они ненавидят Толстое понимание исторической драмы 1812 года. Кстати, Л.Н. Толстого, можно найти рассуждения о «беспилотном населении армии» — о тех офицерах, которые думали только о почестях. А у Дениса Давыдова принципиальный спор с салонными русофобами:

Каждый маменькин сынок, Каждый грабил, Модный бред дурак, Обслуживает либерала.

«…» А вы видите: наш Мирабо Старый Гаврило За ​​мятую оборку Шлепает в усы и в морду.

А вы посмотрите: наш Лафайет, Брут или Фабрис Мужикс кладет

Вместе со свеклой.

Это стихотворение называется «Современная песня». Беда в том, что даже сейчас он снова современный! В сегодняшних разговорчивых кругах презрение к «народу» (или вообще отрицание такого понятия) уже воспринимается как доблесть.

Партизанская слава

Но вернемся от Давыдова-поэта к Давыдову-партизану. Он видел, что командиры не готовы к общему сражению: слишком велик риск, можно потерять армию, а вместе с ней и Россию.Я также увидел слабость позиций «Великой армии»: Наполеон прошел 1200 километров от Нямунаса до Москвы. Военная история того времени не знала столь протяженных коммуникаций. В этом уязвимость победителей лета 1812 года. Крестьяне, солдаты, отставшие от армии, присоединялись к войскам Давыдова, а иногда Кутузов посылал подкрепления. Но массовая поддержка сопротивления — это не история!

Крестьяне Бронницкого уезда Московской губернии, крестьяне села Никола-Погорелое близ Вязьмы, Бежецкого, Дорогобужского, Серпуховского районов постоянно поддерживали партизан, пополняли летные отряды.Нередко отряды крестьян выслеживали отдельные вражеские отряды, уничтожали французских фуражиров и мародеров. О милосердии не было и речи. Крестьяне жестоко наказывали.

В советское время в Москве появилась улица Василисы Кожиной. Кто она — легендарная партизанка-крестьянка? Говорят, ее муж был убит оккупантами, а она поклялась отомстить. О ней ходили разные истории. Примерно так: «Староста села Сычевского уезда Смоленской губернии привел в город отряд пленных, взятых крестьянами.В его отсутствие сельчане поймали еще нескольких французов и немедленно доставили их старосте Василисе, чтобы они отправили туда, куда им нужно. Это последний, не желая отвлекать взрослых от основных занятий по избиению и поимке негодяев, собрал небольшой конвой ребят и, сев на коня, отправился в образе вожака провожать самих французов … В этом намерении, объезжая пленных, она властным голосом крикнула им: «Ну, негодяи французские! Вперед! Выстраивайтесь! Идите, маршируйте!» Один из пленных офицеров, раздраженный тем, что простой женщина взяла в голову командовать ими, не повиновалась ей., закричал: «Все вы, воры, собаки, будете такими же, кто только посмеет пошевелить! Я уже оторвал головы таким озорным людям! Марш в город!» И кто после этого усомнится, что узники признали власть старшей Василисы над собой ».

Популярная серия популярных гравюр была посвящена суровому конвою заключенных Василисе Кожиной. До сих пор вспоминается А.Г. Венецианов 1813« Французы — голодные крысы в ​​команде » старосты Василисы »с надписью« Иллюстрация эпизода в Сычевском районе, где жена сельского главы Василиса, набрав бригаду женщин, вооруженных косами и дронами, прогнала перед собой нескольких пленных врагов, одна из которых за за неповиновение он был убит ею.«

Знаменитый портрет простой крестьянки — дело невиданное! — писал художник Александр Смирнов. Под картиной стоит подпись:« Партизанка 1812 года. Она оказала России большую услугу. Награждена медалью и денежной премией в 500 рублей. «Да, дело не в премии, а в подвигах! О том, что захватчикам не удалось сломить свободолюбивый дух русского народа. женщина не подчиняется вооруженному захватчику? »И рассказы о Василисе, пожалуй, были важнее ее храбрых поступков.В войне побеждают не только солдаты и ружья, но и книги, песни, правильно сформулированные лозунги.

Игра со смертью

Александр Фигнер стал энергичным организатором партизанского движения, начав войну в звании капитана. Помните Долохова Толстого? Фигнер — один из его прототипов. Отчаянный храбрый человек, он горел ненавистью к врагу, мечтал (как и все партизаны) захватить Бонапарта. Когда противник занял Москву, он направился в оккупированный город.Прирожденный разведчик, актер, он сменил одежду, притворился то французом, то ли немцем (остзейское происхождение разрешено!). Как известно, пленить Наполеона ему не удалось. Но Фигнеру удалось получить важную информацию из французского лагеря, и, покинув Москву, он собрал небольшой отряд добровольцев.

Молодые офицеры восхищались безрассудной дерзостью Фигнера. Он играл со смертью как брат. Но не только ради славы и уж тем более не ради личной выгоды.

Защищал Отечество.

Легенды о находчивости Фигнера вдохновляли армию. Однажды французам удалось вытеснить партизанский отряд на непроходимые болота. Врагов — семь тысяч, бесовских — горстка. Ситуация безвыходная! Ночью французы глаз не закрывали, охраняли партизан в ловушку, чтобы утром расправиться с ними. Но когда рассвело, оказалось, что заболоченный лес пуст. Русские ушли. Какое чудесное спасение? Чуда не было, просто снова сработала военная уловка.В темноте Фигнер, рискуя жизнью, пересек болото по кочкам. В двух милях от болота была тихая деревня. Фигнер собрал крестьян, рассказал им, что к чему, и вместе они нашли выход. В мгновение ока (на счету каждая минута!) На берег были доставлены доски и солома, по болоту расстелилась дорога. Командир первым проверил прочность настила и вернулся в отряд. Он приказал осторожно переместить лошадей в безопасное место — французские часовые не слышали подозрительных звуков.Потом по цепочке пошли люди. Последние сняли доски позади себя и пропустили вперед. Даже раненым удалось выбраться из ловушки, а от дороги не осталось и следа.

Есть ли в этой истории преувеличение? В боевой биографии Фигнера, Давыдова, Сеславина было много невероятных эпизодов — такого не может придумать ни один мечтатель. Сам Фигнер (как и Долохов) любил эффектные позы, умел, как говорится, произвести впечатление. В одном из отчетов он признался:

«Вчера я узнал, что вы беспокоитесь о том, чтобы узнать о силах и движении противника, поэтому вчера я был с французами один, а сегодня я посетил их с вооруженной рукой. .После чего я снова провел с ними переговоры.

Капитан Алексеев, которого я послал к вам, лучше расскажет вам обо всем, что произошло, потому что я боюсь хвастаться.

Он понимал, что буйная популярность помогает в бою, вселяет мужество в сердца добровольцев. Стоит обратить внимание на изящный стиль репортажей Фигнера. Яркий человек сообразителен во всем! невероятно храбрый человек …

В другой раз партизаны попали в окружение.Французская кавалерия готовилась к бою, Фигнер разделил свой отряд на две группы. Первая, в которую входили кавалеристы польского полка Улан, одетые в форму, очень похожую на французскую, выскочила из леса и бросилась на своих товарищей, русских партизан. Устраивала перестрелку и даже рукопашный бой. Французские наблюдатели решили, что Фигнер потерпел поражение. Пока они собирались с мыслями, партизаны исчезли. Но Наполеон был готов дорого заплатить за голову Фигнера.Неуловимый партизан наводил ужас на врага!

Он не прекращал боевых вылетов даже тогда, когда опытным партизанам требовалась передышка: «Фигнер, своеобразный во всем, часто маскировался под простого рабочего или крестьянина, а вместо палки вооружался духовым ружьем и брал St. Георгиевский крест в кармане, чтобы в случае необходимости показать его казакам, с которыми он мог встретиться и тем самым подтвердить свою личность, отправился в одиночку на разведку, пока все отдыхали ».

Легенды о его подвигах распространились и по Европе.Даже в Германии он не переставал тайно проникать в города, оккупированные французами. В своей заграничной кампании Фигнер сформировал «Легион возмездия» из немцев, русских, итальянцев — тех, кто был готов сражаться с Наполеоном. Он по-прежнему воевал в партизанском стиле, с честью носил звание русского полковника. Войска маршала Нея прижали смельчаков к Эльбе. На берегу осталась только сабля храброго полковника. Воды немецкой реки сомкнулись над раненым героем.

Но главное ему удалось сделать: враг был изгнан из России!

Поэт-гусар, фронтовик (отмечу попутно: самый маститый долгожитель в классической русской литературе — прожил почти 94 года) Федор Глинка посвятил герою прекрасные стихи:

Эх, Фигнер был великий воин, И не обычный… он был колдуном! ..

При нем француз всегда был беспокойным …

Как человек-невидимка, как летчик,

Повсюду непризнанный разведчик

Потом вдруг он попутчик по французам,

Это их гость : как немец, как поляк;

Идет вечером на французский бивуак И козыряет ими, Поет и пьет … и прощается, Как будто с родными братьями …

Но усталый на застолье все равно сдержится сном, И он тихо, с бдительной командой, выскользнул из леса под холм, Как там! .. «Прости!» Им нет прощения:

И, не потратив ни одного патрона, Забирает две трети эскадрильи …

(«Смерть Фигнера»).

Сеславин

Партизанский лидер, отличавшийся благородством и мудростью, сражался бок о бок с разъяренным и отважным Фигнером.

Один из героев Бородинского сражения полковник Александр Никитич Сеславин осенью 1812 года получил командование отдельным летным отрядом. Именно его солдаты первыми заметили отступление Наполеона из Москвы.Отряд Сеславина преследовал французов до границ России, устраивал засады и брал в плен. Он не дал противнику опомниться, навязал французам круглосуточную партизанскую войну, семь дней в неделю.

Если бы не своевременное донесение Сеславина генералу Д.С.Дохтурову, Наполеон мог бы занять плодородные южные провинции и весной 1813 года начать новую кампанию, пополнив армию. Но в Малоярославце русские помешали «Великой армии» достичь спасения.Им пришлось отступить по старой Смоленской дороге, сулившей только голод и встречи с партизанами. В последний период войны Сеславины тысячами захватили деморализованных французов. В бою под Вильно лихой отряд первым прорвался в город, а Сеславин был ранен в руку с переломом костей — не первый и не последний в его боевой биографии. В лазарете он пробыл недолго и принял участие во всех основных сражениях европейской кампании 1813 и 1814 годов, вплоть до битвы за Париж.В Московском Кремле у Арсенала можно увидеть много трофейных пушек, захваченных у врага чудотворными героями Сеславина.

Слава «тем людям, которые в момент испытания, не спрашивая, как другие действовали по правилам в таких случаях, с простотой и легкостью берут первую попавшуюся им дубинку и прибивают ее до тех пор, пока в их душах не чувство обиды и мести сменяется презрением. и жалостью »- это слова LN Толстого. Мы считаем, что наши люди не утратили этих качеств.

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ.

Открытый урок русской литературы. 10 класс.

Тема: «Дубина народной войны поднялась со всей своей угрожающей … силой». (Лев Толстой)

(Партизанская война. Платон Каратаев и Тихон Щербатый).

Федорова Анастасия Семеновна, учитель

Русский язык и литература.

Тема урока: «Клуб народной войны поднялся со всей своей угрозой… сила ». (Лев Толстой). (Партизанская война. Платон Каратаев и Тихон Щербатый).

Голы: расширить представления студентов о народной войне 1812 года, узнать, какое значение сыграло партизанское движение на войне, рассказать о судьбах главных героев

(в 4 томе).

Техника: портрет писателя, иллюстрации к роману, тексты для пересказа.

Во время занятий.

1.Организационная часть / тема, цель занятия /.

2. Вступительное слово преподавателя.

В 1812 году французы одержали победу под Москвой, Москва была взята, и после этого без новых сражений перестала существовать не Россия, а 600-тысячная армия, затем армия Наполеона.

Война 1812 года была величайшей войной из когда-либо известных. В четвертом томе романа Толстой изображает развитие народной войны. Главы этого тома посвящены сильному и мощному партизанскому движению.

«После пожара Смоленска началась война, не укладывающаяся ни в какие предыдущие легенды войн. Сожжение городов и деревень, отступление после сражений, удар Бородина и снова отступление, оставление и пожар Москвы, поимка мародеров и т. Д. — все это были отклонения от правил. Партизаны уничтожали великую армию по частям. Они подбирали те опавшие листья, которые сами были сняты с засохшего дерева — французской армии, а затем трясли это дерево », — пишет Толстой.

3.Работа над текстом (4 том романа «Война и мир»).

Вопросы и задания: 1. О каких партизанских отрядах пишет писатель?

Партизанская война началась с вступлением врага в Смоленск (т. 4, ч. 3, гл. 3) 24 августа, был сформирован первый партизанский отряд Давыдова. После его отряда начали создаваться другие. В октябре, когда французы бежали в Смоленск, таких группировок разного размера и характера были сотни.Были партии, которые переняли все методы армии, с пехотой, артиллерией, штабом, с бытовыми удобствами, были казаки, конница, были небольшие сборные, пешие и конные, были крестьяне и помещики, неизвестные никому. кто-нибудь.

Он был старостой партии, брал по несколько сотен пленных в месяц. Была старшая Василиса, избившая сотни французов. На более крупном кадре автор изображает партизанские отряды Денисова и Долохова.

Сообщение от 1 студента.

Денисов — один из партизан. У него 200 человек. Он военный гусарский офицер, игрок, азартный шумный человечек с красным лицом, блестящими черными глазами, черными растрепанными усами и волосами.

Денисов — командир и друг Н. Ростова, человека, для которого честь полка, в котором он служит, выше по жизни. Он храбр, способен на смелые и необдуманные поступки, как в случае захвата продовольственного транспорта, участвует во всех ротах, командуя в 1812 году партизанским отрядом, освобождавшим пленных, включая Пьера.Прототипом Денисова стал во многом герой войны 1812 года Д.В. Давыдов также упоминается в романе как историческая личность.

Пост 2 студент.

Долохов Федор — «Семеновский офицер» …

4. Выразительное чтение не отрывок из романа «Война и мир».

(глава 3, глава 4, стр. 149)

Диалог «Денисов и Петя Ростов (В это время Денисов разговаривал с есаулом…).

Студенческое сообщение «Крестьянин-партизан Тихон Щербатый» — «самый полезный и храбрый человек» в отряде Денисова (т. 4, ч. 3, гл. 5-6).

Тихон Щербатый — прообраз народа. В нем живет любовь к земле русской, дух бунта, все самое красивое и мужественное, что Толстой наблюдал в крепостных.

Выводы: Тихон Щербатом воплощает в себе лучшие черты характера крестьянина-мстителя, сильного, мужественного, энергичного и смекалистого.Любимое оружие Тихона — топор, которым он «владеет, как волк зубами». Для него французы — враги, которых необходимо уничтожить. И он охотится на французов днем ​​и ночью.

Неистребимое чувство юмора, умение шутить при любых обстоятельствах, находчивость и смелость выделяют Тихона Щербатого среди партизан.

5. Слово учителя: «Я люблю народную мысль, возникшую в результате войны 1812 года», — писал Толстой. Отношение «к народной мысли» — важный критерий писателя.Путь нравственных поисков любимых героев (Пьера, Наташи, Болконского) так или иначе привел этих героев к сближению с народом. Пьер сближается с Платоном Каратаевым — источником народной мудрости и жизненной философии, носителем идей патриархального крестьянства.

Чтение серии «Встреча Пьера с П. Каратаевым» (t 4, h 1, ch 12, page 151) по ролям.

Вопросы: 1 Какие детали внешности, манеры речи Толстой отличает от П.Каратаев?

2. Обратим внимание на язык П.Каратаева. Какие изобразительные и выразительные средства использует крестьянин? (эпитеты, сравнения, пословицы, просторечие)

6. Студенческое сообщение о Платоне Каратаеве.

Каратаев П. — солдат Апшеронского полка, встретивший в плену П. Безухова. По прозвищу Соколик на службе. При первой встрече с этим маленьким, нежным и добродушным человеком Пьера поражает ощущение чего-то круглого и спокойного, исходящее от Каратаева.Он привлекает всех своим спокойствием, уверенностью, добротой и улыбкой своего круглого лица. Ослабев от лихорадки, Каратаев начинает отставать на переходах, его расстреливают охранники — французы. После смерти Каратаева, благодаря его мудрости и народной жизненной философии, бессознательно выраженной во всем его поведении, Пьер приходит к пониманию смысла жизни.

Заключение: Каратаев кроткий, добрый, проповедует идею прощения, чего не знает Тихон Щербатый.Тихон и Платон — две стороны русской души. Каратаев любит всех людей, даже врагов. Он терпелив и покорен судьбе. Для Толстого русский национальный характер ассоциировался с образом Каратаева, олицетворявшего патриархат, доброту и смирение русского крестьянина. Таким образом, люди являются носителями лучших человеческих качеств. Сыграл ведущую роль в войне 1812 года.

7. Вопрос: Что пишет Л. Толстой о значении партизанской войны в общей победе русских в 1812 году?

Ответ: Партизанская война против французов приобрела массовый характер.Она принесла с собой новые методы борьбы, «опрокинувшие агрессивную стратегию Наполеона». «Дубинка народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая чьи-либо вкусы и правила, с глупой простотой … Толстой пишет о роли партизанской войны в общей победе русских в 1812 году. Словом, гордость Толстого и его преклонение перед властью народа, которую он любил именно как стихийную силу

8.Общие выводы.

Вопросы: Что вы узнали сегодня? Как это сработало для вас? Что тебе понравилось? Какой этап урока запомнился?

9. Домашнее задание: 1. Прочтите т. 4, часть 3, глава 7, стр. 163–165, глава 9, стр. 166–168, глава 11. «Место гибели Пети Ростова». Ответьте на 4 вопроса. Правда о войне в романе Льва Толстого.

Дубина народной войны
Из романа «Война и мир» (т. IV, ч. 3, гл.1) Л. Н. Толстого (1828-1910): «Представьте себе двух людей, вышедших с мечами на дуэль по всем правилам фехтования … внезапно один из противников, чувствуя себя раненым, осознавая что это не шутка … бросил саблю и, взяв первую попавшуюся ему дубину, стал ее переворачивать … Фехто-
вальщик, потребовавший драки по всем правилам искусства, был Французский; его противником, который метнул меч и поднял дубину, были русские.. Несмотря на все жалобы французов на несоблюдение правил … дубинка народной войны поднималась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая чьи-либо вкусы и правила, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока все вторжение не прекратилось. «
Аллегорически: о великих возможностях народной войны.

  • — Литейный и пушечный мастер 17 века. Его работы скрипели: 6-фунтовый «Волк» и 50-фунтовый «Троил» в Москве, у Оружейной палаты, на Кремлевской площади…

    Энциклопедический словарь Брокгауза и Евфрона

  • — Образовано из дуба с суффиксом. Поначалу значение этого существительного — всего лишь «дубовая дубовая палка» …

    Этимологический словарь русского языка Крылов

  • — кто Глупый, непонятный; дурак, идиот. Это означает, что человек — это человек с очень ограниченными умственными способностями, абсолютно неспособный постичь простейшие ситуации, глупый. С пренебрежением говорят …

    Фразеологический словарь русского языка

  • — Примерно просто.Отруби. Глупый, дурак, дурак. Миша хлопнул себя по лбу, как если бы он убил комара — собирался ставить сетку, да, когда он меня увидел, то забыл обо всем, что-то вроде дубины без головы …

    Фразеологический словарь русского языка литературный язык

  • -; пл. dubi / us, R ….

    Орфографический словарь русского языка

  • — ДУБЕН, -й. 1. женщины Толстая и тяжелая палка. 2. муж. и женщины., пер. Глупый, глупый человек. | ласкать.клуб, -и, жены. …

    Толковый словарь Ожегова

  • — ДУБИНА, клубы, муж. и жены. 1. женщины Толстая деревянная палка. Ударьте дубинкой по голове. 2. муж. || жены Плохо восприимчивый, глупый человек. Я не хочу разговаривать с таким клубом. Дубина …

    Толковый словарь Ушакова

  • Толковый словарь Ефремовой

  • — дубин I Толстая и тяжелая палка. II м. И ф. 1. разрушение Глупый, глупый человек.2. Используется как укор или нецензурное слово …

    Толковый словарь Ефремовой

  • — дуб »…

    Орфографический словарь русского языка

  • — тупой, упрямый человек Дубоватый — тупой, тупой ср. Dumm wie ein Stock. Ср. Багас — дурак. Ср. Ut bagas constitisti глуп, как палка. См. Журнал …

    Толковый фразеологический словарь Михельсона

  • — глупый, упрямый человек. Дубовый — тупой, тупой. Ср. Dumm wie ein Stock. Ср. Багас — дурак.Ср. Ut bagas constitisti — глупый, как палка. См. Журнал! …

    Толковый фразеологический словарь Майкельсона (оригинальный орф.)

  • — Дубина ХХ века. Жарг. шк. Челночный утюг. Bytic, 1991–2000. Стереосовая клуб. Простой. Отруби. О крайне глупом, глупом человеке. ФСРЯ, 146; BMS 1998, 170; БТС, 1271; ZS 1996, 246; Мокиенко 1990, 106, 112; Арбатский, 105 …

    Большой словарь русских поговорок

  • — ДУБИНА, -й, м. И ф., ДУБИНКА, -и, ф. Полицейский, часовой …

    Словарь русского языка argo

  • — 1. dubin, dubin, dubin, dubin, dubin, dubin, dubin, dubin, dubin, dubin, dubin, dubin, dubin 2 …

    Формы слова

  • — См. Дерево, палка …..

    Словарь синонимов

«Дубина Народной войны» в книгах

«Дубина Щербакова …»

Из книги Нежнее неба. Сборник стихов автора Минаев Николай Николаевич.

«Дубина Щербакова… »Дубина Щербаков — подлец дураков, Орязина Степанов — подлец дураков. 1954 15 декабря.

Из книги История Московской войны автора Мархоцкий Николай

Начало народной войны против интервентов в 1609 году

автор Гречена Евсей

Глава одиннадцатая Дубинка народной войны Переходя к этой теме, мы должны признать, что нам рассказывают слишком много басен о так называемой «дубине народной войны». На самом деле изрядное количество жителей Российской империи в 1812 году составляло

человек.

Глава II.Шведское вторжение в Россию. Битва при Лесной. Начало народной войны против шведов

Из книги Великая Северная война и шведское вторжение в Россию автора Тарле Евгений Викторович

Глава II. Шведское вторжение в Россию. Битва при Лесной. Начало народной войны против

г.

ДУБ ОПРИЧНАЯ

автор.

ОПРИЧНАЯ ДУБИНА Осенью 1567 года по решению Собора был объявлен новый поход на Ливонию.Когда войска были стянуты в Оршанский район, сам отправившийся в поход царь спешно вернулся в Москву, куда его вызвали по более важным делам, чем война с Литвой или

г.

Клуб опричнины

Из книги Россия при Иване Грозном автора Зимин Александр Александрович

Опричная дубина 1 Новые известия о России времен Ивана Грозного, с.

Л.Е. Кизя, кандидат исторических наук В.И. Клоков, Герой Советского Союза УКРАИНА В ОГНЕ НАРОДНОЙ ВОЙНЫ

Из книги Советские партизаны автора Кизя Лука Егорович

Л.Е. Кизя, кандидат исторических наук В.И. Клоков, Герой Советского Союза УКРАИНА В ПЛАМЕНИ НАРОДНОЙ ВОЙНЫ Героическая история Украины знает немало примеров самоотверженной борьбы ее сыновей и дочерей за свободу и независимость своей Родины. Но никогда раньше украинский

Взошла дубина народной войны

Из книги За нами Москва автора Белов Павел Алексеевич

Глава II УГОЛОВНЫЕ ЦЕЛИ ФАШИЗМА. НАЧАЛО НАРОДНОЙ ВОЙНЫ В ЗАДАЧЕ ИМПЕРИИ НА ТЕРРИТОРИИ УКРАИНЫ

Из книги История Украинской ССР в десяти томах.Том восьмой автор Коллектив авторов

Глава II УГОЛОВНЫЕ ЦЕЛИ ФАШИЗМА. НАЧАЛО НАРОДНОЙ ВОЙНЫ В БОЧКАХ ВРАГА НА ТЕРРИТОРИИ УКРАИНЫ Задолго до Второй мировой войны германский империализм вынашивал свои грабительские планы против России, а затем и против Советского Союза. Начало их практической реализации

Дубина Народной войны

Из книги Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений автора Серов Вадим Васильевич

Дубинка народной войны Из романа «Война и мир» (т.IV, часть 3, гл. 1) Л.Н. Толстого (1828-1910): «Представьте себе двух людей, вышедших с мечами на дуэль по всем правилам фехтования … вдруг один из противников, почувствовав себя раненым, понимает, что это не шутка …

Агарков В.М., участник Великой Отечественной войны, ветеран ВС СССР МОЯ СУДЬБА В СУДЬБАХ НАРОДА Записки танкиста

Из книги Каменный пояс, 1980 автора Филиппов Александр Геннадьевич

Агарков В.М., ветеран Великой Отечественной войны, ветеран Вооруженных Сил СССР МОЯ СУДЬБА В СУДЬБАХ НАРОДА Записки танкиста Я начинаю писать в конце жизни.Даже лесная всеведущая кукушка не ответит на вопрос, сколько жить. Но главное не в том, что

Глава 7 Мифы о так называемой «дубине народной войны»

Из книги 1812 года. Не было такого! автора Суданов Георгий

Глава 7 Мифы о так называемой «дубине народной войны» Малая война, партизанская война, народная война … С сожалением вынуждены признать, что в нашей стране выдумано слишком много мифов о так называемой «дубине». народной войны.«Например, мы уже много раз цитировали

Из выступления 1-й армии из лагеря под Дриссой к объявлению войны народа

Из книги Описание Отечественной войны 1812 года автора Михайловский-Данилевский Александр Иванович

Из выступления 1-й армии от лагеря под Дриссой до объявления войны

Глава одиннадцатая Дубинка народной войны

Из книги Рублевая война 1812 года, предательства, скандалы автора Гречена Евсей

Глава одиннадцатая Дубинка народной войны Переходя к этой теме, мы должны признать, что нам рассказывают слишком много басен о так называемой «дубине народной войны».На самом деле изрядное количество жителей Российской империи в 1812 году составляло

человек.

XVIII Монархия как власть нравственного идеала. — Значение религии и христианства. — Независимость монархии от воли народа. — Подчинение монархии народным верованиям

Из книги «Руководящие идеи русской жизни» автора Тихомиров Лев.

XVIII Монархия как власть нравственного идеала. — Значение религии и христианства. — Независимость монархии от воли народа.- Подчинение монархии народной вере Итак, чтобы единоличная власть приобрела значение Всевышнего, то есть чтобы она могла

просмотры

Index — Kultúr — Csak a zenement meg a keserűségtől

Megjelent a Platon Karataev zenekar első nagylemeze, amit a Stenken lehet először meghallgatni. Мадьярский инди-фолк zenekar tavaly sszel szintén nálunk mutatta be első EP-jét, sőt, az Index dalversenyén — это sikerült bekerülniük a továbbjutók közé.Самый большой альбумпремьер меллетт его új, анимасиос клипет — это bemutatnak, ami az Orange Nights című dalukhoz készült.

Balla Gergely, Czakó-Kuraly Sebestyén (также известный как Cz.K. Seb), Jáky András, és Bradák Soma a zenekaruk nevét Lev Tolsztoj hősétől kölcsönözték,, .

For Her című, első nagylemezüket három részletben hozták ki, ennek utolsó dalai, az Orange Nights, a Rust, a Lady Macbeth is az old Enough for Love debütálnak most a Stenken.

Az egész lemez egy történetet mesél el, ami egy szerelmi kapcsolatot követ végig. Продюсер Zwickl Ábel Volt, акитул и зенекар тагджай саджат бевалласук szerint nagyon sokat tanultak és hasznos tapasztalatokat tudtak levonni a közös mixelések után. Az eddigi visszajelzések pozitívak, különösen örülnek annak, hogy az eddigi single-jeik bekerültek több nagyobb Spotify lejátszási listába есть.

Az Orange Nights, aminek klipjét Verhóczki Ádám és Molnár Luca Anna készítették, már a szakítás érzését igyekszik átadni, keserédes hangulatával. Ez a kiszámíthatatlanság lehetőségeket — это tartogat az ember számára, miközben a pesti utcákon próbál valahogyan továbblépni.

Maga a клип a hagyományos értelemben nem lett megrendezve, inkább azt a hangulatot próbálták megragadni, ami leginkább kifejezi ezt a szakítás utáni állapotot.

30 ноября — на Kuplungban tartják majd a lemezbemutató koncertet, ahol fallép a Felső Tízezer is, akik szintén részt vettek az idei Dalversenyben.

Ne maradjon le semmiről!

Бездомные в мире: война, повествование и историческое сознание у Эйлин Чанг, Дьердь Лукач и Льва Толстого.

Страница / Ссылка:

URL страницы: HTML-ссылка:

Во сне Пьера швейцарский наставник преподносит ему волшебный земной шар, который вместо того, чтобы отражать континенты, вместо этого отражает Бога в вся Его бесконечная величина. Но пока Пьер мечтает о блаженной сфере реальный мир переживает пожар. Капли воды, которые органично соединяются на земном шаре, образно трансмутируют вторжение и грабеж, происходящие в реальном мире, в безобидный эстетическое чудо.Международный конфликт и сопутствующие ему ужасы довольно часто на переднем плане в романе космическое превосходство; в исторический мир, захваченный насилием, внезапно охвачен больший космос, который вызывает прозрение. Лукач, среди прочих, напоминает нам о том знаменитом моменте в битве при Аустерлице, когда Андрей, раненый на хаотичном поле боя, вдруг замечает мир все еще растет, и посреди катастрофического насилия находит утверждение самой жизни.(4)

Может ли славный мир во сне примириться с миром разорванным? кроме войны? Или такие миры вечно идут асимптотически параллельно? друг к другу, никогда не касаясь? Возможно парадоксальная связь между два, между миром снов и реальностью, являются симптомами неспособность мира смириться с самим собой. Неспособность держаться за имманентно стабильный и безопасный мир также находит свое параллель с неспособностью художественного повествования привести к окончательному чувство закрытия.Война и мир, несмотря на все его усилия по наведению повествовательная панорама, охватывающая всю совокупность человеческого опыта, является сам по себе сопровождался множеством фальстартов и шатких концовок. Тот Толстой должен опираться на пространственную фигуру глобального единства, чтобы инкапсулировать и разрешить загадки бесконечного повествования и хронологического развитие, кажется, предполагает неспособность повествования когда-либо достичь удовлетворительное закрытие.

Подобные миры снов из романа Толстого и Олимпийские игры в Пекине указывают на невозможность реализации этих утопических аллегорические формы в реальность.Представляя идеально круглый мир без границ, без различий, по которым люди могут плавно скользить туда и сюда, эти миры грез сами по себе являются формальными проявлениями монументальная и меланхолическая утрата, ироническое напоминание о том, что нет будущее, которое придет и спасет всех нас. Реакции Лукача и Чанга Толстому также сообщают эти опасения по поводу возможности представление такого мира через повествование во времена глобального кризиса. Более того, что связывает размышления Лукача и Чанга о нарратив, война и мир — это ироническая логика глобального капитала; на с одной стороны, динамичный, транснациональный и трансимперский капитал мобильность позволяет мыслить представления о едином мире, но, с другой стороны, глубокие нарушения, которые он оставляет после себя, указывают на то, как капитал истощает мир в то же самое время, когда капитал приводит его в существование.Время, как повествовательное, так и историческое, становится загадкой, функция травматической пространственности, которая отмечает мир появление. Именно в резком и быстром расщеплении стольких пространств. (личный, социальный, национальный и общий) в «единый мир», возникает глубокая несинхронность местного интимного опыта (Блох 1977, 29). (5) Это как если бы мы все и всегда находились в оцепенение после смены часовых поясов, которое мы можем спутать с прозрением.

Округлость и тотальность: война и мир у Дьердя Лукача

Ранние работы Дьердя Лукача, философа, очень вдохновляющего Толстого выделяет понятие мира, возникающего в фон кризиса.Однако у Лукача часто кажется, что мир это место, где человека нет, а не то, где он находится. Его ранняя теория Романа, написанного зимой 1915 года, была вдохновлена начало Первой мировой войны. В этом трактате Лукач (1971a) проводит различие между древними греками, которые прибегали к эпические произведения для конечного мира, «круга, замкнутость которого была трансцендентной сущности своей жизни «против современных субъектов, которые жить в мире, форма которого по сути «сломана» (33).Лукач часто ссылается на удобства этого мира. утраченная округлость, которая, кажется, превратилась в острый край современности. Он классно описывает этот опыт перемещения как «запредельная бездомность»; быть в мире есть, по сути, быть вдали от дома, заставляя вечно искать путь назад. Написание романов — это попытка воссоздать в эстетическом форма, мир, который уже был потерян. Лукач противопоставляет современный роман письмо к древнему эпосу, где имманентность мира еще вдали от настоящего, все еще достаточно близко, чтобы его мог заметить эпический поэт.Для Лукача из теории романа Толстой — уникальный писатель, который ближе всего подошел к усвоению этого эпического прозрения в новеллистическое повествование. Но Лукач указывает на то, что Толстой художественная литература также предполагает невозможность примирения романистических повествование с эпическим прозрением.

Лукач найдет ответ на вопрос, почему мир затерялся в современности после его обращения в марксизм в начале 1920-х годов, и большинство важно то, что при разработке концепций овеществления и тотальность в истории и классовом сознании.Там он простирается Аргумент Маркса о товарном фетишизме на формирование само сознание. Он рассказывает, как сознание под чарами капиталистическое овеществление фрагментирует мир на отдельные, несвязанные монады, метаболизируемые уже овеществленными категориями сознания. Таким образом, буржуазное сознание заявляет, что открывает для себя мир, который у него уже есть. priori создано (Лукач 1971b, 128). (6) Чтобы вырваться из ложность этой «второй натуры», Лукач защищает повторное открытие диалектических отношений между этими овеществленными объектами поэтому они составляют универсальную целостность; эта критика может быть только осуществляется с точки зрения пролетариата, всемирно-исторический «субъект-объект» капитализма, сразу эксплуатируемый товар, а также критический агент, который может опрокинуть власть капитала над телами и душами.

Исторический роман Лукача 1937 г., написанный в Москве после того, как он бежал от преследований нацистов в относительное убежище сталинского Террор помещает рождение одноименного жанра прямо во французском языке. Революция и наполеоновские войны, в результате которых история становится «массой». опыт «, который привлекает миллионы людей непосредственно в исторический процесс, и порождает новую форму исторического сознания (Лукач 1983, 23). Лукач подчеркивает важность этих войн. в воспитании национализма среди народов Европы он также напоминает нам что эта национальная борьба имела место в глобальном масштабе.По его словам «вся Европа становится ареной войны», и обычные люди осознал «связь между национальным и мировым история »(Lukacs 1983, 24-25). История, таким образом, разворачивается во все более обширной геополитические рамки космоса. «Мир», затерянный в Теория романа как бы вновь обретена в Историческом романе. всегда был перед нами, но скрыт от глаз нашей собственной материализованной сознание.

Лукач много времени уделяет своим очеркам 1930-х годов. настаивая на международной репутации Толстого как непревзойденного реалист, тот, кто возродил состояние режима против того, что Лукач рассматривался упадочный, натуралистический поворот в западноевропейском реализме. после 1848 г.Толстой, таким образом, представлял собой вмешательство России в все более умирающий западноевропейский реализм, который не только омолодили режим, но также изменили его географические параметры. В резкость полемики Лукача и их чувство исторической актуальности были частично основаны в тяжелые времена, когда Лукач как Венгерско-еврейский изгнанник, спасшийся от нацизма, пережитый во время написание этих очерков. Его «Толстой и западноевропейские Литература », которая пытается представить первую как образец мировая литература, как сообщает глубоко прочувствованный смысл Лукача (2002). что он жил в «мировом катаклизме» (261).Его комментарий Толстого на фоне новой мировой войны наводит на мысль что правильное прочтение Толстого способствует осмыслению глобального ситуация. Таким образом, Толстой может помочь критическому читателю во времена глобальный катастрофический кризис, не только интерпретируйте мир, но и идите один шагнуть дальше и, возможно, даже изменить это.

Полемика Лукача против модернистов 1930-х годов может только быть по-настоящему оцененным, принимая в контекст его чувство необъятного вовлечены глобальные ставки.Некоторые ученые оценили работу Лукача о реализме как знак отхода от радикальных философских позиций истории и классового сознания (Надаль-Мелсио 2004, 62). Атакован Сталинисты за свою теорию «вмененного сознания», его очерки о реализме часто воспринимаются как капитуляция перед сталинскими политическая ортодоксальность и устаревшие литературные догмы. (7) Reified сознание и его решение, революционное сознание пролетариат, кажется, выпадает из поля зрения.Но такие ученые, как Фредрик Джеймсон (2010, 205-7) и Сара Надаль-Мелсио (2004, 70) побудить нас читать сочинения Лукача о реализме как продолжение, а не отказ от тем истории и класса Сознание. Однако это не просто продолжение того же самого; вместо этого эссе о реализме знаменуют поворот к эстетике как возможный рельеф для разборки овеществления. В роли Надаля-Мелсио (2004) отмечает, что защиту реализма Лукачем не следует рассматривать как догматическую нормативное суждение, которое постулировало реализм как всегда «лучше» чем модернизм, но вместо этого как часть строгой полемики в фон литературной и культурной ситуации 1930-х годов (64).

Рассматривая траекторию произведений Лукача от От Первой мировой войны до Второй, я предлагаю посмотреть, как он обращается с «мир» как герменевтическое упражнение, развивающееся из медитация на «утрату» мира и сопутствующих ей бездомность в начале работы, к анализу в истории и классе Сознание того, как капитализм создает это чувство отчуждения, и наконец, к восстановлению конкретного исторического мира через литература.Его представление о тотальности не может быть отделено от все более глобальное пространство, в котором разворачивается такая совокупность. Однако для Лукач, тотальность — это не замкнутая конечная система, а скорее процесс одновременно онтологический и герменевтический — обозначает диалектическая связь между всеми социальными явлениями, опутанная постоянное усилие сознания установить этот процесс. Неудивительно, тогда это повествование в его временном режиме развертывания и становления является эстетическая форма, на которую опирается Лукач, предлагая целостность как оба онтологический и гносеологический процесс.Таким образом, мир стоит как пространственная фигура, подразумевающая этот процесс — с другой стороны, само конечность такой фигуры рискует значительно уменьшиться в ракурсе. бессрочный процесс. Мы можем спросить, каким образом размышления Лукача о тотальность стала критическим следствием мечты Пьера о водянистой земного шара, утопической герменевтики, стремящейся вырвать смысл из глобальных катаклизм, поиски восстановления «округлости» мира.

В полемике Лукача с Эрнстом Блохом в 1938 г., Лукач (1977) подтверждает, что литература может дать такое исчерпывающее понимание социальные отношения: «Мы никогда не достигнем [знания в целом] полностью, но настойчивость на всесторонних знаниях убережет нас от ошибок и негибкость »(33).Лукач объединяет две формы мирского пространство в одно в рамках его концепции тотальности — метафизическое пространство как эстетическая форма и абсолютное геополитическое пространство, монопольный контроль по которому оспаривается капиталистическими державами. (8) Таким образом, его постконверсионная концепция мира постоянно колеблется между более конкретная историческая концепция и более идеалистическая, утопическая итерация. Это колебание в некотором смысле необходимо для создания мира. тот, который диалектически превосходит как чистую эстетическую форму, так и границы исторической действительности в условиях капиталистической господство.Колебание между идеальной формой и исторической почвой в Концепция мира Лукача заключается в его признании признать реальность такой, какая она есть при капиталистических социальных отношениях (таким образом, абсолютные пространство), но также стремятся диалектически преодолеть его (отсюда и движение к идеальному пространству).

Параллель между заметками Лукача об увеличении резонанс между повествованием и глобальной историей и его собственной все более странствующий статус буквально бездомного изгнанника, пересекающего границы и через империи показывает, как война оказала прямое влияние на его взгляды на литература.Хотя причинно-следственную связь между личный опыт и теоретическое понимание, муки Лукача как объект гораздо более великих исторических сил, ударяемый взад и вперед между народами, по всей вероятности, оказали глубокое влияние на его понимание трансцендентной бездомности. Интересно, если как интеллектуал, чье собственное существование напрямую зависело от капризов геополитических конфликтов, Лукач получил определенную долю мирских на виду.Для Лукача это понимание проявляется в форме Теории как действительно глобальный мастер-код, который может разгадывать загадки полиглотов современное мирское существование. Таким образом, теория становится прозрачным бриллиантом. который может прорезать иллюзорные проявления овеществленного мира, и раскрывают сущность целостной социальной целостности. Теория прозрачность предлагает не только пространственное ощущение имманентной целостности, но и также временное ощущение предельной синхронности — теория, таким образом, имеет способность перемещать несинхронные шкалы времени обратно в их собственное состояние, универсальная мера.

Точно так же, как Лукач определил трансцендентный, эпический качества в романах Толстого, трудно не почувствовать подобный эпос качество в его развивающейся теории литературы. Эстетика Лукача теория — это одна из эпических масштабов, раскрытие тотальности через литературное критика, направленная на то, чтобы вызвать чувство эпистемического рабства. Критики Лукача высмеивали его приверженность литературному укладу, который, по сравнению с модернистскими творениями он казался совершенно ностальгическим.Но Приверженность Лукача реалистической эстетике была основана на убежденность в том, что интерес реализма к повествовательной форме уникален способный выявить в противном случае скрытые опосредования сложной социальной тотальность, посредничества, которые были затемнены или отвергнуты капиталистическими идеология и модернистская абстракция. Непоколебимая вера Лукача в способность реалистического текста раскрывать и освещать подходы к экстатический пыл, близкий к религиозной герменевтике.

Пределы теории: Эйлин Чанг и ее отказ от тотальности

Знаменитая работа Эйлин Чанг, большая часть которой написана во время лет японской оккупации, является контрпримером Лукача представления о мировосприятии литературой.Чанг писания побуждают нас задуматься о тех самых контекстах, в которых мы находим мы стремимся к миру, который можно спасти, даже во времена глубокий кризис. Чанг напоминает нам, что думать о «мире» всегда танцевать на острие бритвы между диалектическими освещение, а с другой — бойкий клише.

Место действия ранней фантастики Чанга, Шанхай и Гонконг начала 1940-х отделены от толстовской военного времени Европы несколько поколений.И все же ее геополитический мир был прямо под влиянием исторических преобразований, изображенных в «Войне и мире». О поражении Британии Франции возвещает Э.Дж. Хобсбаума (1975) словами, «устранение (иона) их главного конкурента на пути к достигнув тотального преобладания торговли на европейских рынках, полный контроль над колониальными и зарубежными рынками, которые, в свою очередь, подразумевали контроль над открытым морем »(83). Британская имперская господство разрушит китайские «Великие стены» препятствовало свободной торговле, что привело к опиумным войнам, которые привели к уступке Гонконга как колонии короны, и открытие Шанхая как международный порт, два «края империй» занимает видное место в творчестве Чанга.Британская гегемония, достигнутая в начало девятнадцатого века предвещало насильственные запрос в новый экономический мировой порядок. По следам экономических к глобализации пришла культурная интеграция, в результате чего китайцы, стремясь ответы на их суверенное затруднительное положение, исследовали все грани западного культура и наука; литература составляла большую часть этого исследования, и к концу периода Цин многие интеллектуалы уже были знаком с богатством западной романистической традиции.Оба портовые города Шанхай и Гонконг, продукция Китая насильственное столкновение с западным капитализмом, каждый, в свою очередь, был бы схвачен Японской империей, утверждающей свою роль имперского гегемона в Азии.

Чанг, сверхъестественно одаренная писательница лет двадцати с небольшим, была катапультировался в литературную славу (и полемику) после публикация сборника рассказов «Романсы» [ТЕКСТ НЕ Воспроизводится в кодировке ASCII] (Chuanqi, 1944), ближе к концу Китайско-японская война.Как следует из названия, ее рассказы были сосредоточены на обычно романтические муки ее героинь и искали литературные вдохновение не только из западноевропейских романов, но и из местные формы народного романа также. Однако ее популярность в отличие от политически приверженных, социально сознательных писаний Движение за новую культуру четвертого мая. Домашний, популярный Чанг литература вызвала бурную реакцию со стороны тех, кто считал ее работу банально и несерьезно.Что ее первый муж оказался коллаборационистка с японцами не помогла ей после войны, и вскоре она оказалась изгнанной в Гонконг и, наконец, в Соединенные Штаты. Штаты, где она проживет остаток своей жизни в относительной безвестность, умирающая одна в своей квартире в Лос-Анджелесе в 1995 году. Лукач, Чанг был изгнанником большую часть своей жизни, ее существование было предметом к капризам как Второй мировой войны, так и холодной войны. В то время как Лукач провел свои последние дни как ненадежный интеллектуал в советской сателлитом, Чанг оставался почти забытым изгнанником в «свободном Мир.»

В эссе Чанга 1944 года «Написание собственного сочинения», она упоминает «Войну и мир» в своих произведениях. Чанг был отвечая на критику Фу Лэй ее работы, опубликованную в майском Выпуск Wanxiang 1944 года [ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМАЕТСЯ В ASCII] (Панорама). Фу Лей [ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИВАЕТСЯ В ASCII], литературный и художественный критик, был также окончательный переводчик романов Бальзака (он работал над Пере Горио ближе к концу того же года). (9) Приветствуя Изысканный артистизм повествования Чанга, Фу Лэй, тем не менее, чувствовал, что ее таланты были еще незрелыми и выдавали чрезмерное использование уловок.Он утверждал, что отсутствие как интеллектуальной, так и жизненной зрелости может помешать писатель, пытающийся осмыслить мир во времена кризиса, и приводит к потворству фантазии. Социологи, Фу Лэй (1998), отмечали: используйте силу логики, чтобы выявить, как кажущиеся «случайные события» фактически являются результатом длительного брожения »(173). (10) Для Fu Лей, если не руководствоваться теорией, последствия ужасны:

  [ТЕКСТ НЕВОСПРОИЗВОДИМО В ASCII]

([Один] всегда будет думать, что мир находится под чарами чего-то
сродни волшебной палочке [moshu bang [ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМЫЙ В ASCII], что
каждая новая беда, кажется, сходит с небес, и это счастье
и трагедии до некоторой степени находятся вне нашего контроля.) (Фу 1998, 173)
 

Чтобы писатели получили ясное представление о мире, они Как рассказываю, они должны пройти долгое ученичество:

[ТЕКСТ НЕВОСПРОИЗВОДИМО В ASCII] (Независимо от «-изма» (чжуи
[ТЕКСТ НЕВОСПРОИЗВОДИМО В ASCII]) следует, если у него нет
глубокое понимание жизни, реальный жизненный опыт, проницательный и
острая наблюдательность, отточенная техника письма и жизненно важный
и богатое воображение, то нельзя создать даже сносное произведение.Более того, нужно пройти долгий период сложной практики. Война и
Мир прошел через семь проектов; мы все знаем, что такое выдающийся писатель
Толстой был (хотя это чудо граничило с чрезмерным).)
(Fu 1998, 174)
 

Одобряя чистый литературный талант Чана, Фу Лэй утверждал, что что ее отсутствие литературного ученичества вкупе с соответствующим отсутствие аналитической проницательности, что привело к созданию повествовательного мира, пронизанного суеверие и банальность.

Чанг открыла свой ответ на обвинения Фу Лея, отметив место теории литературы наряду с литературным творчеством. За Чанг, хотя теория иногда была полезной, она бледнеет по сравнению с конкретная специфика самой литературы. Для нее теория литературы никогда не мог опередить литературное творчество. По ее словам, «Теория это не водитель, сидящий на высоте и размахивающий кнутом »(Chang 2005, 16). Хотя Чанг признает роль теории, по большей части она чисто технический.В то время как Фу Лэй обвиняет Чанга в использовании волшебной палочки чтобы вызвать в воображении невероятный и нелогичный мир, Чанг возражает что для Фу Лея «теория» — властная движущая сила. Чанг читает Фу Лэй как представление о литературном произведении как о простом представлении большей теоретической истины. Тесно формулируя «теорию» под эгидой литературной техники она не только отрицает роль великих теорий в разгадывании загадок реальности, но также устанавливает эстетику как пространство ощущений и переживаний, которое невосприимчив к познавательному и рациональному объяснению.

Ее отнесение теории к второстепенной, второстепенной роли отражено унаследованный ответ на идею Фу Лея о том, что война и мир были символическими зрелого, теоретически достоверного повествования, выкованного путем повторения редакция:

[ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМЫЙ В ASCII] (Возьмем, к примеру, «Войну и мир».
Первоначально Толстой задумал свой рассказ вращать вокруг религиозных
и коллективистские жизненные философии, которые были популярны в то время,
но, как оказалось, разворачивание самой истории со временем
победил его предопределенную тему.Это произведение было переписано
семь раз, и с каждой ревизией заданная тема
утратил еще больше. В конце концов, то, что осталось от темы, было
немного больше, чем в стороне, став фактически самым неудобным разделом
роман, и не было новой основной темы, которая могла бы его заменить. Вот почему
Толстой почувствовал себя несколько растерянным после того, как закончил
Роман. По сравнению с Воскресением основная тема Войны и Мира.
действительно кажется довольно расплывчатым, но это остается гораздо большей работой.Четное
теперь каждый дюйм текста оживает, когда мы читаем.) (Zhang 2006, 16;
Чанг 2005, 19-20)
 

Чанг переворачивает цитирование Фу Лэем Толстого с ног на голову: семь черновиков не были доказательством растущей зрелости его романа. Напротив, каждый черновик подтверждал возрастающую интуицию повествования, до такой степени, что основная тема сделалась нечеткой, потерянной в обширное повествование о сложных деталях повседневной жизни. Она утверждает, что «Война и мир» пытались придумать своего рода повествование. закрытие, но провалилось, и все же роман торжествует именно благодаря этому отказ.Таким образом, великое откровение Войны и мира не касается серьезные проблемы, которые однозначно отмечены; вместо этого роман раскрывает несокрушимая сила случайности и неопределенности, постоянно движущая сила, которую Чанг приравнивает к самой жизни. Процесс его Чанг предполагает, что творение продемонстрировало саму истину, раскрытую в содержание романа. Это резко контрастирует с гораздо более дидактический более поздний роман «Воскресение», который Чанг считает эстетически уменьшилось, даже если тематически более связно и сфокусировано.Чанг вызывает Толстого, но полностью игнорирует проблему войны или мира, и воздерживается от признания связи между Трактовка Толстого о мировых делах и ее собственные работы. Как она отмечает в более ранний момент эссе «все, о чем я действительно пишу, это некоторые тривиальные вещи, которые происходят между мужчинами и женщинами. Там есть ни войны, ни революции в моих работах »(Chang 2005, 18). В отрывке, упомянутом выше, война появляется как метафора, отмечающая триумф литературного над теоретическим: «разворачивание истории сам в конце концов победил его предопределенную тему «([ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМАЯ В ASCII] выделено мной).Таким образом, единственная битва Чанг желает заниматься — это защита автономии эстетики от мирские заботы. Чанг, будучи пессимистом, не верит, что все может спасти мир, не говоря уже об искусстве; искусство, однако, может обеспечить нужно утешение.

Современная критика Чангом Герберта Уэллса проливает еще больше свет на ее глобальный пессимизм. В эссе с подробным описанием ее собственного опыта пережив битву за Гонконг, Чанг утверждает, что исторические реальность слишком изобилует случайными обстоятельствами и внезапными изменениями что нет смысла пытаться найти четкую повествовательную нить.это именно эта вынужденная согласованность приводит ее к выводу, что «Очерк истории» Уэллса «не может считаться правильным история […] это слишком рационализировано, ведя хронику борьба между индивидуумом и группой от начала до конец »(Чанг 2005, 40). Очерк истории Уэллса, мировая мировая история человечества начинается с истоков Вселенной и заканчивается утопическим описанием будущего единого «мировое государство», в результате которого национальные границы исчезнут, и все человечества будет править как один.Во введении Уэллс указывает на разрушение Первой мировой войны как то, что побудило его предпринять такую ​​всемирную историю:

Потребность в общих знаниях общих фактов истории человечества
во всем мире стало очевидным во время трагических
события последних лет [...] Война становится всеобщей
катастрофа, слепая и чудовищно разрушительная; он бомбит ребенка в своем
колыбели и топит корабли с продовольствием, которые обслуживают нестроевых и
нейтральный.Мы понимаем, что сейчас не может быть мира, но общий мир
во всем мире [...] (Wells 1920, vi)
 

Желание Уэллса перейти от исторической катастрофы к глобальная эпистемологическая ясность представляет собой концептуальный скачок, который Чанг не желает брать. В то время как Уэллс стремился спастись от хаоса Первая мировая война — эпистемологическое понимание того, каким может быть мир. снова исправить для дела «общего мира и процветания «, Чанг демонстрирует мощный когнитивный скептицизм, если таковой имеется такое спасительное знание можно получить.Для Чанга современная геополитическая катаклизмы оказывают такое давление на само сознание, что никакое эпистемическое восстановление невозможно.

Отрицание войны и революции Чангом, однако, необходимо прочитать. против того факта, что в ее произведениях есть повествовательный пейзаж неизгладимо сформированный силами войны, революции, империализма и капитал. Но Чанг настаивает на сознательном отказе признать эти вещи как таковые, самоограничение собственно исторического сознания.Отказ Чанга против такого сознания и как это может усложняют наше понимание лукачевской тотальности на примере ее рассказ «Любовь в падшем городе» [ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМАЕТ ASCII], сначала сериализованный в Zazbi [ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМО В ASCII] в 1943 г., повествующий о вторжении Японии в Гонконг в 1941 г., представляет собой пример того, как Чанг усложнил отношения. между литературой и мировой историей.

«Любовь в падшем городе» начинается как светская новелла. прежде, чем он претерпит радикальный общий поворот, в конце концов, с его изображение битвы за Гонконг.Бай Люсю [ТЕКСТ НЕВоспроизводится IN ASCII], разведенная женщина, около тридцати лет, из приходящей в упадок дворянства. семья в Шанхае отчаянно пытается спастись от своего выродка. родственников через успешный повторный брак, прежде чем она будет приговорена к остаться в семейном доме навсегда, как старая старая дева. Она собирает вверх то, что Фу Лэй (1998) проницательно назвал «ее самым последним магазином капитал »(181), чтобы привлечь внимание Фань Лююань [ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМЫЙ В ASCII], грабли, получившие образование на Западе, чей отец заработал состояние на девелопменте в Южной Азии. Британские колонии Цейлон и Малая.В игре как предпринимательские и романтичная, она направляется в Гонконг в последней отчаянной попытке обеспечить замуж и победить Фань Лююань. Эротика Бай Люзу столичные поединки против гораздо более внушительного финансового капитал. Люсу сначала не удается завоевать расположение Лююаня, и отправляется обратно в Шанхай, где она становится посмешищем для ее ужасная семья. Наконец, Лююань напоминает Люзу обратно в Гонконг, и Люзу, теперь превращенный в сексуальный товар, отправляемый туда и обратно между империи, в отчаянии решает подчиниться воле Лююаня и стать его содержанка.Демонстрируя свою абсолютную власть над Люзу, Лююань быстро спит Люзу по прибытии, а затем объявляет, что он уходит в Лондоне на год, оставив Люзу в одиночестве (Chang 2006, 151-55).

Однако Люсю одерживает неожиданную «победу» над Лююанем. когда японцы атакуют Гонконг. Повествование, которое ограничилось к параметрам довольно простой романтической комедии внезапно масштабируется в значительно более крупную пространственную структуру: глобальное поле битвы империалистических военное дело.Лююань, неспособный покинуть Гонконг, возвращается в Люзу ​​- более того, кризис разорвал его связи с зарубежным банком. счета, что сделало его внезапно лишенным его капитала. Как В результате этого внезапного поворота повествования Люзу удалось добиться замужества. Лююань и таким образом зарабатывает «победу»:

[ТЕКСТ НЕВОСПРОИЗВОДИМО В ASCII]
(Поражение Гонконга принесло Люзу победу. Но в этом необоснованном
мир, кто может отличить причину от следствия? Кто знает, что есть что?
Неужели великий город пал, чтобы ее оправдали? Бесчисленное множество
тысячи людей мертвы, бесчисленные тысячи людей страдают,
после этого произошла потрясающая революция...Лиусу не чувствовал, что
что-нибудь тонкое о ее месте в истории. Она встала, улыбаясь, и
пнула под стол кастрюлю с благовониями от комаров.

Те легендарные красавицы, которые разрушали города и королевства, вероятно, были
всем так.) (Чжан 2003, 63; Чанг 2006, 167)
 

Здесь мы видим классические чанг-трюизмы, отраженные в этом отрывке — идея мира, которым управляет неразум, не скрепляемый никакими последовательная логика и приверженность насильственным прихотям непредвиденных обстоятельств; в экзистенциальная ирония в том, что счастье, или в данном случае, «Победа» достигается через страдания других, ирония, продемонстрированная триумфальным ударом Люзу по кастрюля для благовоний.Что вызывает иронический поворот, согласно которому «поражение» превращается в «победу», это не столько вопрос переворот повествования, поскольку это парадоксальный продукт столкновения между разными рамками родового и социального пространства. Какой был бой между двумя влюбленными, владеющими своими запасами довольно мелкого капитала, бой ограничен расстоянием между Шанхаем и Гонконгом, внезапно превращается в мировое поле битвы между борющимися империями над мировым хранилищем богатства и власти.Чтобы перепрофилировать марксистскую (1990) фраза: «между равными правами решает сила» (344), за исключением того, что здесь сила не принадлежит ни Люзу, ни Лююаню, а сам мировой катаклизм, который воспроизводит последовательность причин и действие недействительно. В этом смысле мы можем прочитать «победа» и его значение для известных Китайские придворные женщины, которые по иронии судьбы «свергали королевства», за Люзу ​​фактически ничего не делает. Однако, возможно, Чанг имеет в виду что вопреки исторической и экономической неизбежности литература и повествование в их случайных переворотах, требующих победа над законами мира.

Сильное материалистическое прочтение истории Чанга привело бы к заключению что ее настойчивость против попыток объяснить мир объясняется тем, что тот факт, что персонажи Чанг, как и она сама, в конечном итоге настолько овеществленными и атомизированными, что они не могут превзойти их статус как объективированных товаров, путешествующих по миру. (11) Для Толстого, однако, именно тогда, когда его персонажи застревают в наиболее компрометирующие из исторических ситуаций, которые они понимают и духовная свобода.В то время как ветры истории пронизывают континентах, они остаются искателями смысла. Персонажи Чанга, путешествуя по глобальным кругам как товар для людей, не достигают такое понимание условий их существования. Возможно они это не нужно.

Ее ироническая позиция показывает опасность слишком полагаться на стенография тотальности, настаивание на мире как фигуре, которая рискует делая это клише. Нам постоянно напоминают в рассказе о явная нестабильность мира, который трудно представить.После бомбежка Гонконга, когда Лююань и Люзу держались друг за друга комфорт, рассказчик отражает чувства Люзу в том же самом месте: «Здесь, в этом неопределенном мире, деньги, собственность, постоянное вещи — все они ненадежны. Единственное, на что она могла положиться было дыхание в ее легких, и этот человек, который спал рядом ее »(Чанг 2006, 164).

Чанг настаивает на необоснованном и необоснованном мире. нелогичный, случайный и капризный, его нельзя просто читать как мелкобуржуазная мистификация более широких системных сил, которые ковка этого мира.Ее отказ, вопреки Лукачу, выйти из опыт катастрофы к восстановлению мира через процесс постижения основывается на утверждении, что такое фигуральное ракурс приглушает сложное переживание боли и недоумения что вызывают такие глобальные катастрофы. Когда Чанг описывает битву Гонконг в своем рассказе она сначала отмечает дату (8 декабря 1941 г.), принимая исторический голос. Однако отзвуки воздуха атака «переодрала нервы.Голубое небо разорвалось на полосы, плывущие на зимнем ветру. Бесчисленные клочки нервов тоже плавает «(Chang 2006, 158). Катахрезическое описание Чанга изрезанных нервов, плавающих в атмосфере, говорят о сознании оказываются полностью уничтоженными и вывернутыми наизнанку, для которых исторические даты и временная последовательность, которую они индексируют, не имеют значения.

Работа Чанга, таким образом, предполагает понимание, сделанное доступным именно через беспорядочное, загроможденное, «плохое» сознание, за роль незнания, которое лежит между катастрофой и понимание.В ответ на предписание Фу Лэй, что она должна писать больше как Толстой и стремиться анализировать логику мира, Чанг утверждал, что то, что мы получаем от Толстого, не является программным повествование, но само повествовательное выражение самой случайности, одно это, однако, пульсирует «жизнью». Отречение Чанга войны и революции в ее творчестве была не политическая наивность, а отказ верить, что тотальность может быть очень полезна в муках стихийное бедствие. Этот отказ основан на ее убеждении, что, как она написала в своем критика Уэллса, «жесткие и непоколебимые мировоззрения, будь то политические или философские, не могут не вызывать антипатию другие »(Чанг 2005, 40).

Дрейф континентов: извержения мировой истории

Цель мышления Лукача и Чанга эстетические ответы на глобальный кризис двадцатого века и опосредованные их разные взгляды на Толстого, значит видеть их обоих как лицевых, но дополнительные мыслители о современном мире. Оба могут быть легко карикатурный; Лукач как тот, кто навязывает жесткую систему тотальности истории, а Чанг как тот, кто слишком сильно настаивает на мире случайность и случайность, делающие существование бессмысленным.И все еще это два полюса, между которыми повествование, и в более широком смысле, история, постоянно колеблется — в формулировке Толстого в Второй эпилог к ​​войне и миру это полюса необходимости и Свобода. Несмотря на их разные взгляды, остается неоспоримым то, как размышления всех трех писателей о мире бесспорно опосредовано через процесс глобальной исторической интеграции, в результате чего разрозненные пространства Европы, России и Азии расслаиваются вместе, часто катастрофически, на общую почву, которая делает все локальные время и пространство внезапно рассыпались, глобальная синхронность, которая оказывает влияние на бесчисленное множество мелких несинхронизмов.

Толстой в своем втором эпилоге утверждает, что одна из центральных задач современной истории состоит в том, чтобы объяснить массовое перемещение людей через континенты. В самом деле, какие силы могут подстегнуть целые народы? пересекать границы, открывать для себя ландшафт мира и тем самым оказываются преобразованными этим движением? В частности в случае с его романом история представляет собой массовое движение людей из Из Парижа в Москву, а затем обратно в Париж, в течение двух десятилетий, охватывающих Французская революция и наполеоновские войны.(12) Как известно, роман так и осталась незаконченной история декабристов, радикально настроенных своим опытом французского республиканизма во время наполеоновских войн, и который завершился переходом в изгнание дальше на восток от Москвы. и Санкт-Петербург в азиатскую Сибирь. (13) Толстой сосредоточен на геополитическое, имперское движение ярко выражено в своем беспрецедентном обширность:

В 1789 году в Париже возникает брожение; он растет, распространяется и выражает
сам по себе в движении людей с запада на восток.Несколько раз это
движение, направленное на восток, сталкивается с
встречное движение с востока на запад; в двенадцатый год он достигает своего
крайний предел - Москва; и, с удивительной симметрией,
завершено противодействие с востока на запад, втягивая в
Сама, как и первое движение, народы центра. В
противодействие достигает отправной точки на западе - в Париже - и
утихает. (Толстой 2007, 1179-80)
 

Начиная с всемирно-исторического события Французской революции, Толстой рисует обходное движение, по которому перемещаются народы. континентов, а затем обратно, вписывая в такое движение перипатетическая петля, изображающая травмирующее сближение Мир.В то время как Толстой выражает озабоченность, которую он выказывает В следующих разделах описывается природа власти в ее способности принуждать все население через границы, можно также найти поразительные параллели между этим историческим движением и постоянно динамичным движением капитал, поскольку он вписывает весь земной шар в замкнутый цикл. Два описанные здесь движения, одно историческое (население в движении), другие экономические (движущийся капитал) связаны в той степени, в которой современная политическая экономия соединяет производство стоимости с самим трудом трудящиеся массы, будь то пролетарии, крестьяне или рабы.Эти же массы призываются в солдаты, защищающие империалистическое капиталистическое накопление.

Лукач и Чанг были писателями, попавшими в эпическую континентальную эпоху. дрейфует, траекторию которого так намечал Толстой, дрейфует, продолжаются по сей день. Поскольку землетрясения могут порождать волны, прогресс в бесчисленном множестве различных направлений, как и Лукач и Чанг противостоять отражениям глобальных катаклизмов Второй Мировой Война, охватившая их по-разному.Их мысли, их жизнь, и их тексты продолжают служить свидетельством того, как литература одновременно могут и не могут понять мир в кризисе. Возможно все три авторы могут предложить некоторую мудрость и утешение, поскольку история продолжает дрейфовать на.

Список литературы

Блох, Эрнест. 1977. «Несинхронизм и обязанность его Диалектика ». Перевод Марка Риттера, New German Critique 11: 22-38.

Бак-Морсс, Сьюзен. 2009. Гегель, Гаити и всемирная история.Питтсбург: Университет Питтсбурга Press.

Чанг, Эйлин [ТЕКСТ НЕ ВОСПРИНИМАЕТСЯ В ASCII]. 2005. Написано на Воды. Перевод Эндрю Ф. Джонса. Нью-Йорк: Колумбия.

-. 2006. «Любовь в падшем городе». Влюбленный в падшего Город. Перевод Карен Кингсбери и Эйлин Чанг. Нью-Йорк: NYREV.

Чари, Анита. 2015. Политическая экономия чувств: Неолиберализм, овеществление, критика. Нью-Йорк: Колумбийский университет Нажмите.

Фойер, Кэтрин. 1996. Толстой и генезис войны и мира. Под редакцией Робина Фейера Миллера и Донны Тюссинг Орвин. Итака: Корнелл University Press.

Fu, Lei [ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМАЕТСЯ В ASCII]. 1998. «Чжан Айлин» de xiaoshuo «[ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМЫЙ В ASCII]. В Wenxueji: Вэньсюэцзюань [ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМЫЙ В ASCII] Хэфэй [ТЕКСТ НЕВОСПРОИЗВОДИМО IN ASCII]: Anhui wenyi chubanshe [ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМЫЙ В ASCII].

Фредрик, Джеймсон.2010. Валентности диалектики. Лондон: Verso.

Харви, Дэвид. 2006. Пределы капитала. Лондон: Verso.

Хобсбаум, Эрик Дж. 1975. Эпоха революции: Европа 1789-1848 гг. Лондон: Вайденфельд и Николсон.

Лукач, Дьердь. 1971a. Теория романа: A Историко-философский очерк форм великой эпической литературы. Перевод Анны Босток. Кембридж: MIT Press.

-. 1971b. История и классовое сознание: исследования марксизма Диалектика.Перевод Родни Ливингстона. Кембридж: MIT Press.

-. 1977. «Реализм на весах». В эстетике и Политика: ключевые тексты классических дебатов в немецком марксизме, 28-59. Лондон: Verso.

-. 1983. Исторический роман. Перевод Ханна и Стэнли Митчелл. Линкольн: Университет Небраски Press.

-. 2002. Исследования в области европейского реализма. Перевод Эдит Боун. Нью-Йорк: Говард Фертиг.

Люксембург, Роза.2003. Накопление капитала. Переведено Анджела Шварцшильд. Лондон: Рутледж.

Маркс, Карл и Фридрих Энгельс. 1998. Коммунистический манифест: A Современное издание. Лондон: Verso.

Маркс, Карл. 1990. Capital, vol 1. Перевод Бена Фаукса. Лондон: Пингвин.

Надаль-Мелсио, Сара. 2004. «Георг Лукач: Маг Реализм? »Диакритики 34 (2): 62-84.

Рам, Харша. 2006. Imperial Sublime: Российская поэтика. Империя.Мэдисон: Висконсинский университет Press.

Рис, Джон. 2000. «Введение». В защиту истории и классовое сознание: тайлизм и диалектика. Георг Лукач, перевод Эстер Лесли, 26-32. Лондон: Verso.

Толстой, Лев. 1996. Война и мир. Самара: Самарский Дом печати.

-. 2007. Война и мир. Перевод Ричарда Пивира и Ларисы Волохонский. Нью-Йорк: Кнопф.

Уэллс, Х.Г. 1920. Очерк истории: быть простой историей Жизнь и человечество.Нью-Йорк: Макмиллан.

Чжан, Больной [ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМО В ASCII]. 2003. Чуаньци [ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМО В ASCII]. Пекин [ТЕКСТ НЕ ВОСПРИНИМАЕТСЯ В ASCII]: Цзинцзи рибао чубанше [ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМАЕТСЯ В ASCII].

-. 2006. Люян [ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИВАЕТСЯ В ASCII]. Пекин: Пекин шиюэ вэньи чубанше [ТЕКСТ НЕ ВОСПРОИЗВОДИМАЕТСЯ В ASCII].

Zou, Lin. 2011. «Коммерциализация эмоций в Чжане. Художественная литература Эйлинга ». Журнал азиатских исследований 70 (1): 29-51.

Рой Бинг Чан

Кафедра восточноазиатских языков и литературы Университет г. Орегон

(1) Я хотел бы поблагодарить аудиторию Гарвардского университета, Калифорнийский университет в Беркли, Вашингтонский университет и Университету Гонконга за их комментарии и отзывы. Эндрю Ф. Джонс, Ирина Паперно, Россен Джагалов, Кристоф Ван ден Троост и Лукас Кляйн предоставил ценные идеи и идеи. Илья Клигер осторожен чтение и поддержка убедили меня не отказываться от этого проекта.В анонимные читатели Журнала современной литературы на китайском языке оказали поддержку и потребовали критических комментариев, которые улучшили эссе.

(2) Для обсуждения визуального представления китайских масс в как церемонии открытия Олимпийских игр, так и современные китайские фильмы, см. МакГрат (2013, 51-79).

(3) Я консультировался с этим русским изданием: Толстой (1996).

(4) Толстой (2007, 281). Сьюзан Бак-Морсс (2009) утверждает, что это именно моменты исторического «разрыва», которые позволяют заглянуть в глобальное человечество: «(H) универсальность человека возникает в историческое событие в точке разрыва.Это в разрывах истории, что люди, чья культура была напряжена до предела точка выражает человечество, выходящее за рамки культурного пределы »(133).

(5) Блох (1977) приписывает несинхронность Германии (Ungleichzeitigkeit) и влечение нацизма к неравномерному развитие капиталистических общественных отношений внутри страны несмотря на факт, что Германия была империалистической державой. Таким образом, огромные пласты население по-прежнему оставалось в пределах «устаревшего», отстающего социальных форм, и их привлекала мифическая ностальгия по нацистам а не перспективы пролетарского движения (24-31).

(6) Недавнее обсуждение Аниты Чари (2015) истории и Классовое сознание дает наиболее ясное объяснение теории Лукача. аргумент. Пока она не занимается литературным творчеством Лукача. критики, ее книга также стремится обратиться к эстетике как месту, где реификация может быть отменена в неолиберальные времена (114–128).

(7) Даже находясь в Москве под бдительным присмотром Сталинская власть, Лукач продолжал спокойно отстаивать позиции История и классовое сознание.См. Книгу Джона Риса (2000). введение в Лукач (26-32).

(8) Дэвид Харви (2006) отмечает, что капитализм «влечет за собой абсолютная концепция пространства, одно из важнейших свойств который является принципом индивидуации, установленным через исключительность занятие определенной части пространства — никакие два человека не могут занимать точно такое же место в этом пространстве и считаться двумя отдельными человек »(339)

(9) Несмотря на его добросовестность как главного проводника западного реализма в Китай, он подвергся преследованиям в эпоху Мао, наконец покончил жизнь самоубийством с женой во время Культурной революции.

(10) Все переводы Fu (1998) принадлежат мне.

(11) Более того, Линь Цзоу (2011) утверждал, что в фантастика, частные эмоции воплощаются как объекты рынка. обмен (29-51).

(12) Здесь призыв Сьюзен Бак-Морсс (2009) к нам платить внимание к «всемирной истории», то есть к «временной разворачивание коллективной, человеческой жизни … в глобальном контексте » поучительно (109).

(13) Кэтрин Фейер (1996) обсуждает взаимосвязь между четыре главы «Декабристов» Толстой написал перед тем, как обратиться к войне и Мир.См. Feuer (39-53).

АВТОРСКИЕ ПРАВА 2017 Центр гуманитарных исследований, Университет Лингнань
Никакая часть этой статьи не может быть воспроизведена без письменного разрешения правообладателя.

Авторские права 2017 Gale, Cengage Learning. Все права защищены.


2017 KULTklipjei (ТОП 10) — KULTer.hu

Miután eldöntöttem, hogy elkészítem ezt a listát, hamar rájöttem, félre kéne tennem a műfajnácizmusomat, является мегопромышленным и зенетом, созданным с помощью валового изображения, полученного за последнее время.Aztán persze kiderült, hogy ez nemcsak lehetetlen, de talán szükségtelen is, így inkább ideömlesztek (a teljesség igénye nélkül) mindent, amiért 2017 videoklipjeire még évekenzát h. Мерт Фоганк.

10. Королевы каменного века — Как вы делали раньше (место встречи: Вольф Хейли)

Oké, bevallom, valahogy mindenáron meg akartam emlékezni az új QOTSA-albumról, és hál ’istennek csináltak is egy új klipet, ami tökéletes apropóul szolgált.A videóban nem történik semmi extra azon kívül, hogy Josh Homme különböző helyszíneken, különböző öltözékekben és különböző társaságban tombol, azonban et al. Zavarkeltés végett persze ide — это besempésztek pár olyan indokolatlan elemet, mint a halott balerina, meg a sátánizmusra hajazó jelképek, de ez mit sem számít, szeretjük őket, как мы привыкли делать.

9. Десерт для динозавров — Пожалуйста, не прекращайте играть со мной (имя: Büki Dániel)

A Пожалуйста, не прекращайте играть со мной legfőbb érdekessége, hogy egy nem létező zenekar nem létez klipje, ami hosszú éveken át csak a fiktív lemezkiadó, a WannévantázinekkАзонбан Ködöböcz Gábor és Sallai Laci fejében egy szép napon kigyulladt a kis villanykörte, és eldöntötték, hogy életre keltik azt, amit Rumi Zsófi, egykésélékésélékélégálégés. Ez a klip valódi léleksimogató, legzívesebben most rögtön visszabújnék a gyerekszobám bungijába, hogy kajaállatokat vágjak ki palacsintából.

8. Beck — Up All Night (место встречи: Канада)

Egypt fergeteges, alkoholmámorban átbulizott éjszakán bármi megtörténhet.Értsd: bármi. Még akár az is, hogy egy lány szuperhőssé változik, majd minden valószerű és valószerűtlen körülménnyel dacolva kiütött barátja megmentésére indul. Аз itt látható hősnőt semmi sem rettenti el: legyen szó orgiává változott házibuliról vagy egy csapat amerikai focistáról, fiatalabb kiadlotású Wonder Women karjaiban hozzázátói karjaiban hozzától ki. Valószínűleg többségünk mindkét szereppel könnyen azonosul.

7. Jay-Z — История О.J. (место встречи: Марк Романек и Джей-Зи)

Idén kifejezetten termékeny volt a rapszíntér, többek között Tyler, The Creator és Jay-Z — это előrukkolt olyan videóval, amit még évekig emlegetni fogunk. A 4:44 lemezének előfutárában, История О. Дж.-Бена Джайбо, Джей-Зи-Зубсув (és egyben hasonmása) New York füstös jazzklubjait és betondzsungelét járja, miközben leltártzpi. Fekete-fehér mesefilm nem csak (sajnos) örök érvényű társadalmi beidegződéseket feszeget, de a korabeli, előítéletekkel tűzdelt Disney-alkotásokat is kritizálja.

6. Ricsárdgír — Mindenki Boldog (место: Хорват Виктор)

Nem a Ricsárdgír az els zenekar, amely keményen beszól a kormánynak, azonban kevesen tették azt olyan egyszerűen és mégis frappánsan, mint a «Húszévretitkosítva-stáb». Ha esetleg a dalszövegből nem jönne át egyértelműen az üzenet, видеобан narancssárga aláírásgyűjtő-pultokkal rohangálnak a tagok, és még Orbán Viktor egyrd.Vajon ő mit gondolt volna huszonévesen mostani politikájáról? Ez sajnos nem derül ki, de Márton Daniék véleménye igen. A dal kissé kilóg a banda munkásságából — eddig olyan jellegű kérdésekkel foglalkoztak csak, mint hogy léteznek-e sárkányok, vagy épp hova tűnt Ördög Nóra az X- történésekre.

5. alt-J — Deadcrush (Rendező: Young Replicant)

Az alt-J az a zenekar, amelytől sosem fogunk szimpla koncertfelvételt látni «официальное видео» címen feelöltve, és olyan koncepciózusan készítenek el mindent, hogy még zene kémperjezik is a a.Иден кет — Pleader — это Deadcrush -hoz készült — videóval rukkoltak elő, utóbbi sci-fije arra keresi a választ, vajon milyen lehet megidézni elhresunyt. A föld alatt gyülekező, szektaszerű kortárstáncosok posztapokaliptikus kriptavilágukban keltik életre Sylvia Plath-t, Lee Millert és Boleyn Annát, hogy aztán közösen halojárhassássássáss. Видео Дарси Уоллес корейская, более важная.

4.Платон Каратаев — Orange Nights (место встречи: Verhóczki Ádám & Molnár Luca)

A Platon Karatev első nagylemezéhez készült videoklip az énekes, Balla Gergely szakítás utáni vallomásait rögzítette: szerinte Budapest egy egészen új arcát mutatja, amikor. Ильенкор аз egész várost átjárja a keserédes melankólia, ami narancssárga fényeivel, üres buszaival és kihalt tereivel adja tudomásunkra, hogy ő megérti, mit érzünk.Az efféle éjjeli bolyongások és magányos lerészegedések különös világát ábrázolta a két magyar grafikus, akik bebizonyították, hogy a legminimálisabb eszközönykel.

3. Tommy Cash — Surf (имя: Tommy Cash)

Minden, amit Tommy Cash csinál, olyannyira túlmegy az ízléstelenség határán, hogy egyszerűen csak imádni lehet. Valójában bármelyik klipjét kiemelhetném, Surf pedig szerencsére még kapóra is jön, mert idei.Nem tudom, hány fős stáb ötletel a videóin (lehet, hogy csak az előadó), de ennyi helyszínen, ennyi szereplővel, ilyen vizuális technikákkal és kreatív szimbolikéol Persze lehet szeretni vagy nem szeretni, az mindenesetre garantált, hogy a te széked — это baromira kényelmetlen lesz a videó végére. Египетский сокайг фельтем, Хоги Томми Кэш чсак а клиппейвел йегйютт üt hatalmasat, азонбан иден szerencsére bebizonyította Magyarországon is, hogy videó nélkül ugyanúgy viszi a bulit.

2. Бонобо — Нет причины (место встречи: Оскар Хадсон)

A Bonobo ötödik albumának előfutára, a No Reason az a fajta alkotás, amiben minden újabb megtekintéskor találsz olyan részletet, amit korábban nem szúrtál kymerebb, ünys énys. Stábot egy japán társadalmi jelenség, hikikomori inspirálta, amit az olyan útkereső fiataloknál figyeltek meg, akik az ket érő nyomástól bezárkóznak, és hajátákon nekapok.Ahogy az ember izolálódik, a tér szűkül, a környezet a belső világ metaforájává válik. Külön kiemelendő, hogy az alkotók 3D-számítógépes grafika és utómunka nélkül készítették el a videót, то есть 18 номеров и saját kezükkel hozták léták.

1. Кендрик Ламар — ХАМБЛ. (имя: Дэйв Мейерс)

Itt aztán van minden: Lamar pápaként, Lamar Jézusként az Utolsó Vacsorá n, Lamar profi golfjátékosként, Lamar kozmetikában.Ez a video mindent megkérdőjelez, amivel egy comptoni gettó szülötte találkozhat élete folyamán, kétszavas választ адва аз összes társadalmi problémára: «légy alázatos!» Lamar egy interjújában elárulta, hogy direkt ellentmondásokra építette fel a video: amit látunk, megtévesztő lehet, azonban új értelmezést kap a szöveg ismeretében. Элегантный рэппер-фургон, végre kiosztja az agyonphotoshopolt lányokat, a magukat megjátszó, felszínes embereket. Az összes képkocka többszörös jelentéstartalommal bír, видео sokismeretlenes egyenletként kell megfejteni.

Borítófotó: Кендрик Ламар HUMBLE.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *