Ленин кто: Ленин, Владимир Ильич — ПЕРСОНА ТАСС

Содержание

Какого Ленина скрывали в СССР | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

22 апреля - день рождения Владимира Ильича Ульянова-Ленина, вождя мирового пролетариата, организатора большевистской революции, продолжателя идей Маркса-Энгельса и прочая, и прочая, и прочая. В свое время на уроках истории и обществоведения в школе и позже в вузах все поголовно изучали ленинские работы, входившие в обязательную программу, конспектируя и заучивая наизусть цитаты вождя.

В собрании сочинений, в так называемых "Ленинских сборниках" и двадцатитомной "Биографической хронике" были опубликованы 24 тысячи документов, к которым приложил свою руку и мозг Ильич. Но, оказывается, были и такие, которые в советские времена никогда (или почти никогда) не публиковались.

"Непременно повесить"

Их около 400: статей, писем, других документов, написанных Лениным, которые партия, называвшая себя ленинской, долгие десятилетия прятала в архивах и запрещала публиковать. Многие из них стали известны относительно недавно.

Кажется немыслимым, что какие-то вещи, написанные Лениным, каждая строчка которого обожествлялась, скрывали в спецхранах. Почему? Причин несколько. Неловко было, например, показывать кровожадность вождя, о доброте которого, гуманности и любви к народу сочинялись песни и романы. Самый человечный человек - и вдруг такое...

Вот и прятали, скажем, ленинскую телеграмму, направленную в Пензенскую губернию 11 августа 1918 года. Здесь особенно жестоко проводилась продразверстка. Хлеб отнимали у крестьян вооруженные отряды красной гвардии, присланные из Петрограда. В конце концов в одном из пензенских сел вспыхнуло крестьянское восстание. Оно мгновенно охватило несколько волостей. Когда об этом узнал Ленин, он послал руководителям губернии и "другим пензенским коммунистам" такую телеграмму:

"Товарищи! Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению...
Первое. Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше ста заведомых кулаков, богатеев, кровопийц.
Второе. Опубликовать их имена.
Третье. Отнять у них весь хлеб.
Четвертое. Назначить заложников... Сделать так, чтобы на сотни верст народ видел, трепетал, знал..."

Ленин говорил и писал о "концлагерях". В мае 1919 года он наставлял в телефонограмме Зиновьева, который занимался эвакуацией Кронштадта в связи с начавшимся наступлением "белых":

"Товарищу Зиновьеву.
...Отправляйте неблагонадежных в концентрационные лагеря".

В одном из "Ленинских сборников" текст этой довольно длинной телефонограммы был опубликован, но не полностью. "Концентрационные лагеря" вымарали. Так что вождя тоже подвергали цензуре.

Нередко жестокость Ленина оправдывали (причем не только советские пропагандисты) жестокостью времени. Дескать, шла война не на жизнь, а на смерть, красный террор был ответом на белый террор и так далее. Но Ильич воевал не только с белыми армиями и Антантой. В одном из писем (1 августа 1919 года) он так и пишет: "Надо надзирать за всеми".

Указует путь

Впрочем, приоритеты у него, конечно, тоже были. Именно Ленин возглавил поход против "альтернативных", как сказали бы сегодня, очагов духовной жизни, прежде всего - против интеллигенции и церкви. После того, как в городе Шуя верующие воспротивились изъятию церковных ценностей и были расстреляны красноармейцами, Ленин пишет большое письмо, адресованное всем членам Политбюро. На нем гриф: "Строго секретно. Ни в коем случае копий не снимать". В этом письме, в частности, говорится:

"...Политбюро дает детальную устную директиву судебным властям, чтобы процесс против шуйских мятежников (...) был проведен с максимальной быстротой и закончился не иначе как расстрелом очень большого числа самых влиятельных и опасных черносотенцев города Шуи, а, по возможности, также не только этого города, но и Москвы, и нескольких других духовных центров...

Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать".

Обратите внимание на слова "Политбюро дает директиву судебным властям". Приговор был предопределен партийным начальством. Этот завет Ильича успешно претворили в жизнь его наследники, которые, уже не стесняясь, культивировали "телефонное право".

Человек без слабостей

Но не только ленинская жестокость становилась причиной засекречивания его писем. Порой дело было совершенно в другом, а именно - в ленинских слабостях. Так, никогда не публиковалось подавляющее большинство писем вождя к Инессе Арманд, с которой Ильича связывали, скажем так, близкие отношения. 13 ноября 1916 года он писал ей, например, из Люцерна, в котором отдыхал от революционных баталий:

"Дорогой друг!
...Захотелось мне сказать Вам несколько дружеских слов и крепко-крепко пожать Вашу руку. Вы пишете, что у Вас даже руки и ноги пухнут от холоду. Это, ей-ей, ужасно. У Вас ведь и без того руки всегда были зябки...
Ваш".

Как будто вполне безобидное письмо. Минимум интима. Но человеческих слабостей (за исключением разве что любви к "Аппассионате") вождю не дозволялось иметь, тем более что речь шла не о законной жене. И письма к Инессе Арманд исчезли в секретных архивах. Там же были спрятаны и некоторые документы чисто бытового содержания. Скажем, описание доходов Ильича, сделанное им собственноручно. Среди прочего там говорится:

"Натурой получалась квартира в начале года в Смольном (Петроград), затем, со времени переезда правительства в Москву, - в Кремле. Размером четыре комнаты, кухня, комната для прислуги. Семья - три человека плюс одна прислуга".

По нынешним масштабам это, конечно, кажется ерундой. Но не будем забывать о том, что в ту эпоху эксплуататорами со всеми вытекающими отсюда последствиями (лишение продуктовых карточек, избирательных прав, конфискация имущества, ссылка и так далее) считались даже те граждане молодой республики, кто брал на работу членов семьи, своих собственных сыновей. А уж буржуев с прислугой только что на штыки не поднимали (каких-то и поднимали). И вдруг выясняется, что Владимир Ильич имел прислугу. Нехорошо.

На написание статьи автора вдохновила книга "В.И. Ленин. Неизвестные документы. 1891—1922" / Федер. архив. агентство, Рос. гос. архив соц.-полит. истории. М.: Политическая энциклопедия (РОССПЭН).

Смотрите также:

  • Фотогалерея: Украинская декоммунизация в действии

    Село Деревки

  • Фотогалерея: Украинская декоммунизация в действии

    Село Ингулец, Херсонская область

  • Фотогалерея: Украинская декоммунизация в действии

    Поселок Широкое

  • Фотогалерея: Украинская декоммунизация в действии

    Село Доброволье

  • Фотогалерея: Украинская декоммунизация в действии

    Город Малая Виска, Кировоградская область

  • Фотогалерея: Украинская декоммунизация в действии

    Село Дорожнянка, Гуляйпольский район

  • Фотогалерея: Украинская декоммунизация в действии

    Село Райгород, Винницкая область

  • Фотогалерея: Украинская декоммунизация в действии

    Село Ксаверовка, Васильковский район

  • Фотогалерея: Украинская декоммунизация в действии

    Поселок Краснокутск, Харьковская область

  • Фотогалерея: Украинская декоммунизация в действии

    Двухнедельную поездку по Украине русско-украинский художник Алеша, уже около 20 лет живущий на Западе, совершил в октябре 2015 года. По его наблюдениям, к тому моменту в стране было снесено уже около 800 памятников Ленину.

    Автор: Екатерина Крыжановская


Ленин: каким он был | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Мнения и оценки исторической роли Владимира Ульянова (Ленина) отличаются крайней полярностью. Вне зависимости от положительной или отрицательной оценки его деятельности, множество исследователей считают его одним из самых значительных революционных государственных деятелей в мировой истории. О том, каким он был политиком, в интервью DW рассказал немецкий историк, доктор наук, профессор Хельмут Альтрихтер (Helmut Altrichter).

Доктор исторических наук, профессор Хельмут Альтрихтер

DW: Как же все-таки так получилось, что к власти в России в 1917 году пришли именно большевики?

Хельмут Альтрихтер: Большевики поначалу ничего особенного из себя не представляли: мелкая политическая группировка, лидер которой, Ленин, находился за рубежом. Вообще ведущие деятели фракции к началу Февральской революции были либо в заключении, либо в ссылке, либо в эмиграции. Если бы кто-то в начале 1917 года высказал предположение, что эти люди осенью придут к власти, этого человека просто подняли бы на смех.

Однако в апреле 1917 года Ленин вернулся в Россию и провозгласил программу партии, которая шокировала как противников Ленина, так и их сторонников. Более того, она шокировала и самих большевиков! Ленин призывал отказать Временному правительству в поддержке и отказаться от парламентской демократии. Он выступал за создание советской республики и за новую революцию: социалистическую. Ленин выступал за национализацию банков и их объединение в единый государственный банк, за то, чтобы контроль над фабриками перешел к рабочим, а землю отдали крестьянам. Кроме того, он призывал к немедленному прекращению военных действий и заключению мира.

- Каков был эффект?

- Эти требования произвели эффект разорвавшейся бомбы. До той поры в партийной программе большевиков они не значились. "Апрельские тезисы" Ленина имели решающее значение в ходе революционных событий 1917 года. Большинство членов партии поначалу выступили против предложений Ленина, однако потом поддержали. Что особенно важно: "апрельские тезисы" получили поддержку в народе. Потому что Ленин фактически пообещал ВСЕМ ВСЁ: солдатам - мир, крестьянам - землю, рабочим - фабрики, всем вместе - лучшую жизнь.

И эти новые требования превратили большевиков в популистов, а их партию - в "пристанище" всех обиженных и обделенных: солдат, крестьян, рабочих, интересы которых не были, по их мнению, учтены в ходе Февральской революции. Эти требования не обеспечили Ленину стопроцентной поддержки в стране, но те социальные группы, на которые он собирался опереться в процессе прихода к власти, были им учтены.

Большевики с Лениным во главе умело использовали в своих интересах ошибки Временного правительства и борьбу различных политических группировок. Основная ошибка Временного правительства - продолжение войны. Поскольку новые власти не смогли привести Россию к победе и прекратить, наконец, военные действия, они фактически унаследовали все те проблемы, которые привели к свержению самодержавия.

- Какие черты Ленина как политика привели его к власти?

- Сила Ленина состояла в том, что он не стал "цепляться" за партию, а показал себя гибким прагматиком, способным балансировать между интересами самых разных слоев населения и учитывать ситуацию в стране. При этом нужно отметить, что Ленин не был ни пролетарием, ни крестьянином, ни военным. Он был юристом, представителем городской интеллигенции. Отец Ленина был госслужащим и дослужился до чина действительного статского советника, который давал право на потомственное дворянство. Фактически Ленин был дворянином, понимавшим, однако, чего в тот момент не хватало основной массе населения страны.

Он не был, так сказать, "последовательным марксистом". Когда нужно, он принимал прагматичные, даже иногда циничные решения, не всегда в "духе марксизма". Вступать в партию он зазывал в 1917 году всех подряд, что потом и привело к чисткам в рядах большевиков.

- А как быть с образом "доброго дедушки"?

- Я когда-то был на экскурсии в советском детском саду и видел, что на полках там стояли книжки про "дедушку Ленина": "Как Ильич научил меня кататься на коньках" и так далее. Эти книжки рисовали образ человека пожилого, исключительно доброго, лично заботившегося о благе каждого отдельно взятого советского гражданина. К созданию этого образа приложил руку Сталин, "выдававший" себя за самого преданного ученика и последователя Ленина.

Ленин верил в идеи марксизма, был убежденным социалистом. Главной его целью была победа мировой революции, и то, что путь к этой победе будет полон жертв, он прекрасно понимал. Реальный Ленин, конечно, ничего общего не имел с образом "милого дедушки" из детских книжек. Во время Гражданской войны он проявлял жестокость, редкую даже по тем временам. Спектр его "врагов" был весьма широк. В ходе Гражданской войны погибло намного больше людей, чем во время Первой мировой. И гибли они не только на фронтах. Люди умирали от голода и болезней, в результате погромов, в ходе массовых расстрелов, чисток.

- История не терпит сослагательного наклонения, но что было бы, если бы Ленин не умер в 1924 году?

- Сложно делать какие-либо предположения. Политика, проводимая Лениным, не отличалась последовательностью. Скорее - скачкообразностью. Он менял курс в зависимости от настроений в стране, от экономических условий. Возможно, если бы он не умер в 1924 году, НЭП так быстро не свернули бы, а страна развивалась бы иначе. Но это - лишь предположение.

Смотрите также:

  • Женщины и революция

    Начнем с "бабушки"

    Екатерину Брешко-Брешковскую называют "бабушкой русской революции". Дворянка, родилась в 1844 году. Одна из создателей и лидеров партии эсеров, а также ее боевой организации. Провела не один год в заключении и на каторге. Поддерживала Временное правительство в 1917 году, а советскую власть не приняла, покинув страну.

  • Женщины и революция

    Женщина-врач

    Анна Шабанова - дворянка, выпускница первых в России женских врачебных курсов (закончила в 1877 г.). Стала признанным специалистом в области педиатрии - впервые в истории России. Одна из организаторов и председатель первой официально признанной в России женской общественной организации - "Русское женское взаимно-благотворительное общество". Стала одним из первых "героев труда" в Советском Союзе.

  • Женщины и революция

    Женщина-командир

    Мария Бочкарева - одна из первых русских женщин-офицеров. Отправилась на фронт после начала Первой мировой войны. В 1917 году создала первый в истории России женский батальон, где практиковала железную дисциплину.

  • Женщины и революция

    Красная графиня

    Софья Панина - графиня, крупная землевладелица. Деньги тратила на благотворительность. Весной 1917 года была избрана депутатом Петроградской городской думы. Вошла в ЦК партии кадетов. В мае 1917 года стала заместителем министра государственного призрения Временного правительства, в августе - заместителем министра народного просвещения. Покинула Россию в 1918 году.

  • Женщины и революция

    Товарищ Надя

    Надежда Крупская - супруга и соратница Ленина, долгие годы фактически исполнявшая роль его личного секретаря. Занималась организацией пролетарского юношеского движения, стояла у истоков комсомола и пионерской организации. Стала одним из создателей советской системы народного образования. Ее прах покоится в Кремлевской стене.

  • Женщины и революция

    Несостоявшийся убийца

    Фанни Каплан - участница российского революционного движения. Была обвинена в попытке застрелить Ленина летом 1918 года. На допросах заявляла, что крайне отрицательно отнеслась к октябрьскому перевороту, выступает за созыв Учредительного собрания, считает Ленина предателем революции, уверена, что его действия не совместимы с идеями социализма.

  • Женщины и революция

    Главная эсерка

    Мария Спиридонова - российская революционерка, одна из руководителей партии левых эсеров. В 1906 году смертельно ранила советника тамбовского губернатора Луженовского. Отбывала наказание на каторге. Выступила вместе с товарищами по партии против большевиков летом 1918 года. Несколько лет жила в ссылке, была снова арестована в 1937 г. и расстреляна в 1941 г.

  • Женщины и революция

    Министр и дипломат

    Александра Коллонтай - революционерка, государственный деятель, дипломат. Была наркомом государственного призрения в первом советском правительстве. Бросила мужа и сына ради революционной деятельности, при этом, будучи министром, занялась проблемами охраны материнства и младенчества. С 1922 года состояла на дипломатической службе.

  • Женщины и революция

    Паллада революции

    Лариса Рейснер - революционерка, журналистка, писательница, поэтесса. В Гражданскую войну сделала карьеру военного политика. Троцкий писал о ней: "Ослепив многих, эта прекрасная молодая женщина пронеслась горячим метеором на фоне революции...она плавала на военных кораблях и принимала участие в сражениях. Она посвятила гражданской войне очерки, которые останутся в литературе".

    Автор: Дарья Брянцева


Ленин на периферии. Почему в России до сих пор борются с вождем революции

  • Александр Кан
  • обозреватель по вопросам культуры

Автор фото, Hulton-Deutsch Collection/CORBIS/Corbis via Getty

150-летний юбилей Владимира Ленина 22 апреля 2020 года проходит тихо и незаметно - полная противоположность тому пышному и грандиозному празднеству, в которое был погружен в связи со 100-летием полвека назад весь огромный СССР.

О Ленине - так и оставшемся во многом неразгаданным человеке и политическом деятеле - мы беседуем со Львом Данилкиным, автором опубликованной в 2017 году монументальной биографии "Ленин: Пантократор солнечных пылинок".

Автор фото, Молодая гвардия

Книга вызвала широкий резонанс в России и получила главную российскую литературную премию "Большая книга".

Ее притягательность - свежий, неидеологизированный взгляд на, казалось, вдоль и поперек исследованную биографию, современный подход к изучению личности Ленина и очень современный язык.

О своем видении Ленина Лев Данилкин рассказывает Би-би-си.

Самая известная неизвестность

Нет, наверное, другого человека в истории, про которого написано столько, сколько написано про Ленина. Существует созданная еще в советские годы 12-томная "Биохроника Ленина", где жизнь его расписана до мельчайших подробностей, день за днем, чуть ли не час за часом.

Однако, несмотря на эту доскональную исследованность жизни Ленина, в обществе по-прежнему нет консенсуса и понимания, что такое Ленин и в чем значение его деятельности.

Выйдите на улицу и спросите прохожих - кто такой Ленин? Вам начнут говорить, что он был немецкий шпион или кровавый палач, вспомнят, что он был гриб, и так далее. Несмотря на пропаганду, несмотря на контрпропаганду последних трех десятилетий, общество так и не смогло понять, что такое Ленин.

Детство Ленина

К известному нам по бесчисленным апокрифам - биографии Марии Прилежаевой, рассказам Бонч-Бруевича, Зощенко - детству Ленина невозможно относиться без иронии.

Автор фото, FPG/Archive Photos/Getty Images)

Подпись к фото,

Ленин-гимназист. 1880-е годы

Но насколько всерьез мы можем искать в детстве того или иного исторического персонажа ключ к его будущей деятельности? Можно ли искать связь между поведением Ленина 24 октября 1917 года и его детством? Есть люди, чье детство может стать хорошим ключом к личности для биографа. Но в случае с Лениным, мне кажется, эта связь заведомо сомнительна.

Точно так же мне не кажется ключом к пониманию Ленина и травма, полученная им в связи с казнью брата. Это было важным событием в его жизни, но я не стал бы квалифицировать всю его последующую деятельность как невроз, связанный с этой травмой.

Западник или славянофил. Национальный вопрос

Марксизм в России был, конечно, вестернизаторской идеологической программой, и, как и все марксисты, Ленин был, безусловно, западник. Его политический модернизм, желание переустроить Россию в соответствии с научной программой - а именно так, как науку, он понимал марксизм - было чистым западничеством.

России предстояло совершить то, что потом стали называть "догоняющей модернизацией". Из периферийной страны, которая не могла конкурировать на равных с большими европейскими державами и которая, если бы не революция, была бы ими колонизирована в конечном счете (как это произошло с Китаем), марксисты хотели модернизировать Россию по западным образцам - ускорить развитие капитализма и создать условия для будущего социализма.

Что же касается его пестрого этнического происхождения - дед-еврей, отец - чуваш-калмык, то я не думаю, что это было для него важно. Сам он, видимо, и не знал о своих еврейских корнях, и не сильно, я думаю, его это занимало.

Да, малые народы его интересовали, но по другой причине. В какой-то момент, особенно после 1914 года, он осознал, что главным антагонистом империализма, который устроил Первую мировую войну, являются не столько марксисты, перешедшие на сторону национальных буржуазий и сдавшие марксизм летом 1914 года, а те самые малые народы.

Именно их неприятие империалистического гнета, полагал Ленин, превращало их в революционных субъектов. Национально-освободительные движения должны были войти в резонанс с марксистскими, даже там, где не было никакого пролетариата, и поэтому Ленин был одержим защитой малых, угнетаемых наций.

Отсюда и его внимание к ним - а не потому, что в его крови был какой-то процент чувашской, калмыцкой или еврейской крови.

Продукт географий

Изначально я хотел написать эту книгу как литературный критик, прочитав все 55 томов полного собрания сочинений Ленина и составив по его текстам представление о человеке. Как человек литературоцентричный, я думал, что через тексты найду ключ и к личности их автора. Но через год после довольно унылого чтения 55-томника я понял, что так Ленина голыми руками не возьмешь.

И я стал ездить по всем этим "ленинским местам", потому что мне пришло в голову, что Ленин сам - продукт определенных географий, тех мест, которые его формировали, генерировали; как вот Маркс говорил, что философы не вырастают как грибы из земли - они продукт своего времени, своего народа, и тот же мировой дух, который строит железные дороги руками рабочих, строит философские системы в мозгу философов.

Одновременно эти несколько комичные попытки угнаться за проявлениями мирового духа превратились еще и в ревизию того, как выглядят ленинские идеи сегодня - что такое Ленин сегодня на Капри или в Шушенском, или что такое Ленин в современной Москве, в которой тоже "низы не хотят" - но где еще в 1989 году произошла контрреволюция, которая разными способами стала отторгать Ленина - демонизировать, смещать на периферию, маргинализировать.

Автор фото, DIMITRI BORKO/AFP via Getty

Подпись к фото,

Произошедшая в СССР на рубеже 1980-90 годов контрреволюция отторгла Ленина. На снимке - свергнутый памятник вождю в центре столицы Таджикистана Душанбе. 28 августа 1991 г.

Спортсмен и авантюрист

Проведя год в обществе сочинений Ленина, я понял, что у меня не получается найти какого-то одного, "главного", "абсолютного", "химически-чистого" Ленина, что мне все время нужны еще какие-то другие ключи к нему, я стал тыркаться в одну сторону, в другую.

Например, мне казалось, что спортивно-физкультурные, так сказать, аспекты его жизни были для него очень важны, я отслеживал его маршруты и пытался пройти ими - чтобы почувствовать, как далеко простирался его бытовой авантюризм и связан ли он с его политическим поведением.

Но проблема в том, что в жизни - да, Ленин был большим авантюристом, чем большинство из нас, тогда как в политике я бы не назвал Ленина авантюристом.

Частная жизнь: Крупская и Инесса Арманд

Все "доказательства" любовной связи между Лениным и Арманд основываются на слухах, зафиксированных в мемуарах 20-30-х годов, на том, что на похоронах Арманд Ленин шел за гробом и глотал слезы, и на их переписке - а она опубликована в полном объеме, и писем этих довольно много, из них можно составить целый том, причем в основном это письма его, Ленина, ей. Так вот, на основании этой переписки нельзя сделать точный вывод о степени их близости.

Автор фото, Sovfoto/Universal Images Group via Getty Images

Подпись к фото,

Инесса Арманд, 1910 г.

Я уже не говорю о том, что вообще-то он, судя по всему, был немножко "не про то". Даже когда он пишет ей что-то такое, что может быть задним числом квалифицировано как, условно говоря, нечто романтическое, все равно тут же, абзацем ниже, он съезжает в рассуждения о нюансах отношений в среде бельгийских социалистов, которые он предлагает ей так или иначе осмыслить.

И ни в коем случае не следует забывать - если вдруг мы захотели сунуть нос в эти отношения - еще один важнейший фактор для этой пары друзей, Крупскую.

Во-первых, сама она была совершенно самостоятельной личностью, а не тумбочкой при его кровати. А во-вторых, очень многих людей, которые крутились вокруг Ленина, а ей по тем или иным причинам приходились не по нраву, она просто вышвыривала из его жизни. Она, когда считала это нужным, контролировала его отношения с ближайшим окружением.

Втроем, да, они проводили довольно много времени, но Крупская вообще не похожа на человека, который согласился бы рядом со своим мужем терпеть его любовницу.

Потерпел ли Ленин поражение?

Автор фото, Slava Katamidze Collection/Getty Images

Подпись к фото,

Последние дни Ленина были омрачены тяжелой болезнью и полной утратой физической и интеллектуальной работоспособности. Слева - Мария Ильинична Ульянова, справа - лечащий врач Ленина. Горки, 1923 г.

Физическая амортизация Ленина в последние месяцы, мне кажется, не подразумевает ощущения им интеллектуальной деградации, тем более политического поражения. Он прекрасно понимал, что делать с советским государством, которое сложилось к 1922 году и которое вызывало у него адское раздражение.

С окончанием гражданской войны и введением НЭПа он вновь вернулся к тем своим идеям, с которыми он приехал в Россию в апреле 1917 года, к идеям, высказанным в работе "Государство и революция". Идея эта - выстраивание государства, главная функция которого состояла бы в создании условий для собственного отмирания, для построения общества, в котором нет классов, и, раз так, нет машины насилия, которая позволяет одним классам обеспечивать гегемонию над другими.

Это важнейшая из выработанных Лениным творческих идей. Обычно в коллективном сознании он предстает прежде всего как автор "Что делать?" - книги о создании партии, гибкого политического инструмента, который способен перехватить власть в кризисных условиях.

Но на самом деле, приехав в апреле 1917 года в Россию, он привез с собой не "Что делать?", а "Государство и революцию" - работу, в которой описывается общество, избавившееся от государства. Для Ленина государство - машина насилия.

И конечный итог революции для него - никакая не диктатура пролетариата, а как раз общество, в котором машина насилия не нужна. Отсюда и знаменитая подслушанная им история финской крестьянки, испугавшейся встреченного ею в лесу солдата. Вместо того, чтобы стрелять в нее за то, что она полезла за чужой собственностью, тот помог ей нести вязанку с хворостом.

То есть смысл политической деятельности Ленина состоял в том, чтобы построить такое общество, в котором "не нужно бояться человека с ружьем". А человек с ружьем - это и есть государство, машина насилия.

К концу жизни Ленин, как мне кажется, вовсе не переживал поражение, а вернулся к реализации своей программы отмирающего государства.

"Политическое завещание"

Тот комплекс текстов, которому задним числом было приписано название "Политическое завещание" ["Политическим завещанием" Ленина принято называть ряд статей и писем, продиктованных им в период с декабря 1922 по март 1923 года, когда ухудшение самочувствия сделало невозможным его участие в съезде партии. Все эти работы ("О придании законодательных функций Госплану", "К вопросу о национальностях или об "автономизации", "О нашей революции", "Как нам реорганизовать Рабкрин") были адресованы XII съезду партии, состоявшемуся в апреле 1923 года, и содержали его мысли по важнейшим вопросам текущего момента. Самой знаменитой частью "завещания" является "Письмо к съезду", лишь зачитанное (но не опубликованное) на XIII съезде в мае 1924 года, уже после смерти его автора - Би-би-си], на самом есть всего лишь корпус разрозненных текстов, заметок о текущем политическом положении, которое было не хуже и не лучше того, в котором ленинская Россия находилась и предыдущие пять лет.

Думая о Ленине последних лет жизни, мы, как мне кажется, экстраполируем на него наши сегодняшние реалии: Путин, ищущий преемника, Ельцин, ищущий преемника. Большевистский бюрократический аппарат не был монархической структурой, которая полностью зависела от правильно избранного преемника.

У Ленина была огромная скамейка запасных: Преображенский, Осинский, Крестинский, Троцкий, Сталин, Рыков. Это все были невероятно талантливые люди, о каждом из которых можно написать отдельную книгу. Поэтому сводить дилемму Ленина к выбору между Троцким и Сталиным - упрощение, искажение правды.

Безусловно, Ленин несет ответственность за Сталина, за террор. Это длинный разговор, там много нюансов важных, но это бесспорно. Ленин разрешал ему, по разным причинам, делать это в Царицыне еще в 1918-м, хотя, по большому счету, Сталина следовало судить уже тогда.

Автор фото, Universal History Archive/Getty Images

Подпись к фото,

Сводить дилемму Ленина к выбору между Троцким и Сталиным - упрощение

Ошибка Ленина, и довольно существенная, в 1922-23 году состояла в том, что в той странной ситуации, когда баланс власти все более и более ощутимо сдвигался от Советов к партии, именно Ленин был тем человеком, который следил за соблюдением этого равновесия - не очень успешно, но все же следил.

И как только его не стало, баланс мгновенно нарушился, и Советский Союз из советского государства превратился на самом деле в партийное, в "политбюрошное".

Что осталось ценного от Ленина

В первую очередь, он был хорошим экономистом и хорошим социологом. И если вы хотите понять, почему крестьянство - главная часть населения России, при этом класс "мелкобуржуазный" - действительно поддержало как бы "чужую", пролетарскую революцию, то вы не можете обойтись без ленинского анализа, который, на примере Толстого, объяснил, что крестьянство боялось капитализма, не хотело его - и ровно поэтому оказалось, странным для классического марксизма образом, союзником пролетариата.

Во-вторых, это анализ Лениным того, как работает капитализм в своей "высшей стадии" - империализма. Как он неизбежно, в силу самой своей природы, ведет к мировой войне.

И даже нынешние войны в Сирии и в Донбассе прекрасно объясняются и точно описываются в терминах, разработанных Лениным в книге "Империализм как высшая стадия капитализма". Собственно, как и любая империалистическая война.

"Государство и революция"

Но самое существенное, на мой взгляд, заключено в его труде "Государство и революция". И чем дальше, тем существеннее для современной России звучит эта вещь.

Принято считать, что современная Россия - антагонист России большевистской вообще, как революция и контрреволюция.

На самом деле это не совсем так. Современная Россия, с ее фетишистским культом государства, очень похожа на ленинское государство образца 1918-19 и начала 1920 года. Та машина насилия очень похожа на нынешнюю. И, наоборот, очень не похожа на Советскую Россию конца 1917-начала 1918 года; и вот именно такая Россия - антагонист нынешней, именно она вызывает аллергию у сегодняшних идеологов контрреволюции.

Очень важно вновь подчеркнуть, что долгосрочный проект Ленина был не вечная диктатура пролетариата, а создание бесклассового, не нуждающегося в государстве, общества.

Это не широко распространенное представление. Обычно "Государство и революцию" воспринимают как некое странное отклонение от основной линии. На самом деле, особенно сейчас, это основная его вещь, учебник того, как может выглядеть общество без государства. Это невероятно ценная вещь для сегодняшней, фетишизировавшей государство России.

Эта книга - антидот от бесконечной пропаганды государства, от навязываемого обществу убеждения, будто только государство может обеспечить отсутствие конфликта между разными социальными группами, что только у государства есть монополия на историю страны, и так далее.

Ленин показывает, что есть другая версия, другой способ обращения с этим государством.

Надежда Крупская - "божий одуванчик" или умелый манипулятор?

Человеком, проследившим провенанс того, что впоследствии стало называться "политическим завещанием", был историк Валентин Сахаров [в книге "Политическое завещание" Ленина. Реальность истории и мифы политики". Изд-во Московского университета, 2003 - Би-би-си].

Он историк настоящий, не литератор, как я, не автор ЖЗЛ, и поэтому он не называет фамилию человека из ленинского окружения, который мог фальсифицировать и в дальнейшем подбрасывать, вводить в оборот эти документы. Я назвал это имя - Надежда Крупская. Она единственный человек, который имел такие возможности и не побоялся бы это сделать.

Автор фото, Apic/Getty Images

Подпись к фото,

Надежда Крупская была рядом с Лениным всю его жизнь, в том числе и в последние годы, когда он был тяжело болен. Горки, август 1922 г.

Признаюсь, я чувствовал себя несколько неловко, вторгаясь так нагло на территорию патентованных историков с такими скандальными предположениями. Но потом, задним числом, когда моя книга уже была сдана в печать, я прочел великую биографию Сталина Стивена Коткина (Stephen Kotkin "Stalin: Volume I: Paradoxes of Power, 1878-1928". Penguin Press, 2014), и там удивительным образом эта версия, которая в России считается чрезвычайно сомнительной, про подделанное Крупской завещание Ленина, принимается Коткиным полностью, безоговорочно. А Коткин - крупнейший историк, и нет причин сомневаться в его компетентности.

То есть, хотя в России пока считается дурным тоном даже говорить об этом, глобальный консенсус научного сообщества все-таки состоит в том, что ленинское завещание было подделано, и существенную роль в этом сыграла Крупская.

Когда вы знаете, что она могла это сделать - и, по-видимому, сделала, - вы совершенно по-другому читаете ее собственные воспоминания - на самом деле, важнейший и главнейший источник знаний о частной жизни Ленина.

Даже при том, что издавались они в сталинское время в условиях бесцеремонной цензуры, эти воспоминания, тем не менее, очень откровенный и очень ценный документ, дающий прекрасный ключ к психологии и личности Ленина.

Поэтому, когда меня спрашивают, что прочитать про Ленина, я говорю, что если вы хотите одну главную книгу, то эта книга - мемуары Крупской, как ни странно это может звучать.

Человек-загадка

За последние три-четыре года мне приходилось бесчисленное количество раз выступать с лекциями о Ленине, и ни разу в процессе подготовки я не смог написать себе внятный конспект - так, чтобы слушатели за час поняли, что такое Ленин.

То есть, я могу сколько угодно рассказывать о разных аспектах жизни и деятельности Ленина, но объяснить его "в двух словах", не зачитывая заново всю свою книгу, целиком, хоть ты тресни, у меня не получается. Как так?

И я понял в конце концов, что "Лениных" на самом деле много, они все разные, по-своему любопытные, и пытаться выстроить краткую "непротиворечивую" версию, выбрав одного из них и подогнав под него "других", заведомо неправильно.

И просто нанизывать, коллекционировать разные идентичности Ленина, тоже ничего не даст. Не надо рассказывать про всех существующих Лениных - потому что ни к какому выводу, кроме того, что он был "противоречивой фигурой", вы не придете. Вы должны говорить о "сегодняшнем Ленине", сфокусироваться на том Ленине, который здесь и сейчас представляет идею актуальности революции.

Актуален сегодня тот Ленин, который является антагонистом сегодняшнему обществу. Это Ленин "Государства и революции", Ленин - марксист-анархист, который объяснил, что государство - не столько преимущество, сколько, в долгосрочной перспективе, проблема. Ленин, размахивающий "Государством и революцией", - это самая важная его на сегодняшний день ипостась.

Как сегодняшнее российское государство борется с Лениным

Идентичность безумного фанатика, кровавого палача навязывается Ленину не только на Западе, но и в России. В том числе и потому, что Ленин со своим "Государством и революцией" - абсолютный антагонист путинской России.

И самая успешная стратегия борьбы с ним - либо прямая демонизация, либо окарикатуривание и смещение на периферию.

Хорошая иллюстрация того, как нынешнее государство обходится с Лениным - назначенное было на день его 150-летия, 22 апреля, голосование по пресловутым поправкам в Конституцию.

В ленинскую дату заливается новое содержание, позволяющее людям не зацикливаться на классовых противоречиях и тревожных воспоминаниях о революционном прошлом. Пусть лучше они сфокусируются на тех благах, которые им предлагает сегодняшнее государство - выходной день, пособия и т. п.

Это "новое содержание" может быть очень разнообразным - знаете, например, как зовут лидера группы Little Big, которая должна была поехать от России на "Евровидение"? "Ильич". И это тоже, мне кажется, не случайно, это все тот же процесс вытеснения Ленина, намеренного замещения всей окололенинской повестки разными феноменами поп-культуры.

То есть власть пока еще не запрещает Ленина напрямую - но она выводит Ленина из области политического и делегирует распространение контрреволюционных представлений о Ленине поп-культуре.

Отсюда и эти сериалы о Ленине, в которых нам мягко намекают на то, что он - немецкий шпион и кровавый палач.

Дело не в России, на нее, господа хорошие, мне наплевать — Российская газета

Статистика знает: больше, чем о Ленине, написано только о Христе. Но вот что меня постоянно угнетало в чтении о Владимире Ильиче. Живого Ленина там почти нет. Понятно только, что фигура невероятного размаха и необъяснимых масштабов как бы скрыта завесой, мутным стеклом. Даже те, кто знал Ленина очень близко (ведь были же у него жена, сестры, брат), вспоминая о нем, не отважились опуститься до житейской мелочи. А сам он в этом смысле поразил меня лишь однажды. Как-то, рассуждая о диалектическом идеале полезности и красоты, идеалом таким назвал Владимир Ильич женскую грудь.

На такого, живого Ленина мне захотелось посмотреть...


Откровения вчерашних соратников

При чтении разного рода сочинений о вожде не раз приходилось поражаться характеристике "примитивный". Бердяеву представлялась примитивной его духовная суть. Богданов именно этим словом определил суть философских изысканий Ильича. Плеханов так выразился о его социализме. Куприн назвал примитивным человеческое содержание. Петр Струве вообще считал, что Ленин - это не более чем "мыслящая гильотина"...

В этой статье будут и другие свидетельства недругов Ленина. Может показаться, что их мнения не слишком убедительны для объективного исследования. Но ведь друзей у него не было. Об этом свидетельствуют близко стоявшие к Ленину люди. Вот что пишет, например, Георгий Соломон, видный участник социал-демократического движения в России и один из первых (1923 г.) советских невозвращенцев:

"У Ленина не было близких, закадычных, интимных друзей. У него были товарищи, были поклонники - их была масса, боготворившие его чуть не по-институтски и все ему прощавшие. Их кадры состояли из людей, главным образом духовно и умственно слабых, заражавшихся "ленинским" духом до потери своего собственного лица".

"Ленину нужны были соучастники, а не соратники и друзья, - свидетельствует Анжелика Балабанова, участница российского и итальянского социалистического движения, активный член партии большевиков. - Верность означала для него абсолютную уверенность в том, что человек выполнит все приказы, даже те, которые находятся в противоречии с человеческой совестью..."

"Ленин был жестоко упрям во всех случаях жизни, - дополнит ее известная революционная деятельница Т.И. Алексинская, хорошо знавшая заграничную жизнь вождя, - не переносил чужих мнений, по поводу чего бы они ни высказывались, а не в одной политике. Завистливый до исступления, он не мог допустить, чтобы кто-нибудь, кроме него, остался победителем. Жестокое и злое проступало в нем как в любом споре, так и в игре в крокет или в шахматы, когда он проигрывал. Проявить независимость, поспорить с ним о чем угодно или обыграть его в крокет - значило раз и навсегда приобрести себе врага в лице Ленина..."

Яростные недруги лжесвидетельствуют? Но все эти люди - одного с ним лагеря и даже одних убеждений, только отшатнувшиеся. Их записки и появились только потому, что вчерашние соратники пытаются понять: как попали они под обаяние Ильича. Как прельстились безжалостными видениями...

А первым предостерегающую фразу о Ленине произнес его "крестный отец" в марксизме Георгий Плеханов. Когда ленинцы победили в жестоком споре в Лондоне относительно структуры и смысла партии, Плеханов оторопело сказал о только что выпеченном вожде большевизма: "Из того же теста, что и Робеспьер".


Счастье по-ленински - это власть

Никто при жизни Ленина не задал ему главного вопроса, ответ на который избавил бы исследователей от многих трудов.

Что ему нужно было для полного счастья?

Сам он громогласно заявил об этом в апреле 1917 года.

Вот группа отчаянных эмигрантов уже подъезжает к Финляндскому вокзалу, а Ленин все паникует - не прямо ли в Петропавловскую крепость ведет этот путь. Страшно волнуясь, он спрашивает ежеминутно попутчиков: "Не арестуют ли нас сразу же по приезде?"

В одиннадцать часов десять минут вечера он неуверенно ступит на питерский перрон. А уже полчаса спустя понесется на броневике через весь Петроград, ошарашивая встречных неслыханным: "Да здравствует мировая социалистическая революция!"

Броский лозунг политика? Или выстраданная мечта?

"Лозунг мировой революции, брошенный им тогда, буквально ошпарил делегатов Исполнительного комитета и другие соглашательские элементы", - выразится будущий нарком труда в первом Советском правительстве Александр Шляпников. А Плеханов назовет эту речь бредовой. Она показалась таковой и многим куда менее политически подкованным слушателям.

Никто не понял тогда, что говорил он о новой революции, которая даст беспримерную, неслыханную власть именно ему. Та, уже случившаяся революция, была ему чужой, при ней он бы всегда чувствовал себя бедным родственником, прихлебателем. Ленин говорил о революции, которая не закончится, пока не даст результата, нужного именно ему.

Да, идею бессрочной (перманентной) революции придумал не он. Но высказал с такой страстью именно Ленин. Вчитайтесь в эту умопомрачительную смесь фантазий, иллюзий, сладострастных амбиций и вожделений:

"Грабительская империалистская война есть начало войны гражданской во всей Европе... Недалек час, когда по призыву нашего товарища Карла Либкнехта народы обратят оружие против своих эксплуататоров-капиталистов... Заря всемирной социалистической революции уже занялась... В Германии все кипит... Не нынче завтра, каждый день может разразиться крах всего европейского империализма. Русская революция, совершенная вами, положила ему начало и открыла новую эпоху. Но надо идти дальше и до конца. Да здравствует всемирная социалистическая революция!.."

И это то, чего не хватало Ленину для полного счастья. Такого счастья, о котором говорил Куприн: "Люди без воображения не могут не только представить себе, но и поверить на слово, что есть другой соблазн, сильнейший, чем все вещественные соблазны мира, - соблазн власти. Ради власти совершались самые ужасные преступления, и это о власти сказано, что она подобна морской воде: чем больше ее пить, тем больше хочется пить. Вот приманка, достойная Ленина".

"Ну, хорошо, - спрашивали Ленина, - а каким же станет в этом непрерывном переустройстве мира окончательное место России?" Об этом - его разговор с уже цитировавшимся Георгием Соломоном:

" - Скажите мне, Владимир Ильич, как старому товарищу, - сказал я, - что тут делается? Неужели это ставка на социализм, на остров "Утопия", только в колоссальном размере? Я ничего не понимаю...

- Никакого острова "Утопия" здесь нет, - резко ответил он тоном очень властным. - Дело идет о создании социалистического государства... Отныне Россия будет первым государством с осуществленным в ней социалистическим строем... А... вы пожимаете плечами! Ну, так вот, удивляйтесь еще больше! Дело не в России, на нее, господа хорошие, мне наплевать, - это только этап, через который мы проходим к мировой революции..."

Обладание Россией было ничтожной частью того, что ему грезилось. Его представление о счастье было гораздо обширнее...


"Смотрели как на полубога..."

Можно предположить, что короткое время Ленин был счастлив. Вот портрет человека, достигшего вожделенной власти. Оставил его старый большевик А.Д. Нагловский, отлично изучивший Ленина, много работавший с ним. Именно Нагловскому в первом своем правительстве Ильич доверил должность торгпреда в Италии.

"У стены, смежной с кабинетом Ленина, стоял простой канцелярский стол, за которым сидел Ленин... На скамейках, стоявших перед столом Ленина, как ученики за партами, сидели народные комиссары и вызванные на заседание видные партийцы. Такие же скамейки стояли у стен... На них так же тихо и скромно сидели наркомы. Замнаркомы... В общем, это был класс с учителем довольно-таки нетерпимым и подчас свирепым, осаждавшим "учеников" невероятными по грубости окриками... Ни по одному серьезному вопросу никто никогда не осмеливался выступить "против Ильича"... Самодержавие Ленина было абсолютным...

Обычно во время общих прений Ленин вел себя в достаточной степени бесцеремонно. Прений никогда не слушал. Во время прений ходил. Уходил. Приходил. Подсаживался к кому-нибудь и, не стесняясь, громко разговаривал. И только к концу прений занимал свое обычное место и коротко говорил: "Стало быть, товарищи, я полагаю, что этот вопрос надо решить так!" Далее следовало часто совершенно не связанное с прениями "ленинское" решение вопроса. Оно всегда тут же без возражений принималось. "Свободы мнений" в Совнаркоме у Ленина было не больше, чем в совете министров у Муссолини и Гитлера".

О том же - английский дипломат и журналист Брюс Роберт Г. Локкарт, с 1918 года возглавлявший британскую специальную миссию при Советском правительстве:

"...Не было комиссара, который не смотрел бы на Ленина как на полубога, решения которого принимаются без возражений. Ссоры, нередко происходившие между комиссарами, никогда не касались Ленина. Я вспоминаю, как Чичерин описывал мне заседание Совета комиссаров. Троцкий выдвигает предложение. Другие комиссары горячо оспаривают его. Следует бесконечная дискуссия, во время которой Ленин делает заметки у себя на колене, сосредоточивая все внимание на какой-нибудь своей работе. Наконец кто-нибудь говорит: "Пусть решает Владимир Ильич". Ленин подымает глаза от работы, дает в одной фразе свое решение, и все успокаиваются".

И вот что любопытно. Только очень немногим такое поведение большевистского вождя казалось неестественным или отталкивающим. Высокопоставленный эсер Виктор Чернов, у которого не было ни малейшего повода испытывать симпатию к Ленину, писал об этих проявлениях его натуры едва ли не с восхищением:

"Ленина охотно считали честолюбцем и властолюбцем; но он был лишь естественно, органично властен, он не мог не навязать своей воли, потому что был сам "заряжен двойным зарядом" ее и потому что подчинять себе других для него было столь же естественно, как центральному светилу естественно притягивать в свою орбиту и заставлять вращаться вокруг себя меньшие по размеру планеты - и, как им, естественно светить не своим светом, а отраженным солнечным".

Сразу после смерти Ленина один из вдумчивых его неприятелей выразился так: "Я думаю, что в лице Ленина сошел в могилу самый крупный характер из выдвинутых русской революцией". Великая драма Ленина заключается в том, что он, достигши почти всего, не смог, не успел этим воспользоваться. Его жестокая неудача заключается в том, что он в единый момент выронил из рук все, что с великим упорством и тяжкими стараниями собирал долгие годы.


Постскриптум от Джека Лондона

За три дня до смерти, 18 января 1924 года, Ленин попросил Крупскую прочитать ему рассказ Джека Лондона "Любовь к жизни". Содержание рассказа известно всем. Через снежную пустыню, куда нога человеческая еще не ступала, ползет к берегам спасительной реки обессилевший, умирающий от голода человек. А по следам его ползет тоже почти убитый голодом волк. Между человеком и злобным зверем идет борьба не на жизнь, а на смерть. Человек побеждает, полумертвый, обезумевший, он доползает до цели.

Ленин все еще думал о победе...

Симбирск – родина Ленина | Администрация города Ульяновска

Исторический портрет города   | Официальные символы

 

История Симбирска  |  Симбирск - родина Ленина

 

Симбирск — родина Ленина

Во времена СССР отношение к Ульяновску было особым: здесь родился и прожил первые 17 лет своей жизни Владимир Ильич Ульянов-Ленин.

16 апреля 1970 г. состоялось торжественное открытие Ленинского мемориала — памятника истории, культуры, архитектуры, возведенного в ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина. Совместное расположение Музея-мемориала В. И. Ленина, Общественно-политического центра, Большого концертного зала в одном архитектурном объеме позволяет комплексно использовать огромное сооружение Мемориала.

В состав Мемориала В. И. Ленина входят три музея, в том числе и Дом, в котором родился Володя Ульянов. Со дня открытия в Мемориале побывало более 17 миллионов человек. Состоялось более 70 выставок, 375 массовых мероприятий, ведется активная издательская и публицистическая работа. Музей активно участвовал в фестивале «Ульяновск — культурная столица Приволжского федерального округа 2001 года» и в марафоне «Культурнаястолица-2002», прошедшем в Кирове. Состоялось три музейных фестиваля «От Симбирска до Ульяновска».

 

 

Большой зал Мемориала на 1300 мест предназначен для общественных и культурных мероприятий. Современное оборудование озвучивания, звукоусиления и синхронного перевода на 4 языка создает условия для широкого использования зала. Сценическое оборудование дает возможность проводить концерты симфонической, камерной и инструментальной музыки, вокалистов и хоровых ансамблей, выступления балетных и танцевальных коллективов, театральные представления и эстрадные программы. На сцене Большого зала выступали мастера из 50 стран мира, ведущие коллективы и солисты России, звезды зарубежной и российской эстрады. На экране Большого зала демонстрируются широкоформатные, стереофонические, широкоэкранные и обычные кинофильмы.

Конференц-зал общественно-политического центра на 450 мест оборудован удобными креслами, небольшой сценой с кафедрой, радиоузлом, киноустановкой. Здесь же имеется малый лекционный зал на 110 мест, аудитории, библиотека с читальным залом.

Природа как будто специально создала естественный пьедестал для величественного здания Ленинского мемориала на высоком берегу Волги. Немногим архитектурным сооружениям выпала честь стать эмблемами, символами городов. Ленинский мемориал стал таким символом.

 

150 лет назад родился будущий вождь мирового пролетариата Владимир Ленин

Подробности
Категория: События
Опубликовано: 22 апреля 2020

Ровно 150 лет назад – 22 апреля 1870 года в Симбирске, переименованном позднее в его честь, родился Владимир Ульянов. Будущий вождь мирового пролетариата, взявший себе псевдоним Ленин, появился на свет в семье инспектора народных училищ Симбирской губернии Ильи Николаевича Ульянова.

Тот был сыном бывшего крепостного крестьянина, но сам дослужился до чина действительного статского советника, что давало право на потомственное дворянство. Детство Ленина было счастливым: большая любящая семья (всего у Ульяновых было шестеро детей), игры и, конечно, книги – в пять лет Володя Ульянов уже бегло читал. Поступив в Симбирскую гимназию, во всём, что касалось учёбы, был неизменно на голову выше сверстников.

Вот что пишет одноклассник Володи Ульянова А. Н. Наумов, будущий министр царского правительства:

«Способности он имел совершенно исключительные, обладал огромной памятью, отличался ненасытной научной любознательностью и необычайной работоспособностью… Воистину, это была ходячая энциклопедия… Он пользовался среди всех его товарищей большим уважением и деловым авторитетом, но… нельзя сказать, чтобы его любили, скорее – ценили… В классе ощущалось его умственное и трудовое превосходство… хотя… сам Ульянов никогда его не выказывал и не подчёркивал».

Ирония судьбы: директором гимназии, в которой учился молодой Ульянов, был Ф. М. Керенский – отец будущего непримиримого оппонента Ленина. Именно он рекомендовал прилежного Володю Ульянова для поступления в Казанский университет.

«Ни в гимназии, ни вне её, – писал Керенский, – не было замечено за Ульяновым ни одного случая, когда бы он словом или делом вызвал в начальствующих и преподавателях… непохвальное о себе мнение».

Все прочили Владимиру Ульянову блестящее будущее на государственной службе. Никаких определенных политических убеждений у него тогда ещё не было. В 1887 году он поступает на юридический факультет, однако спустя несколько месяцев его отчисляют за участие в студенческих беспорядках. Причиной столь резкого поворота стала казнь родного брата Александра, осуждённого за подготовку покушения на царя. Для всей семьи это был, говоря современным языком, шок: никто до последнего не знал о революционных взглядах старшего брат, мать – Мария Александровна – писала прошение императору с просьбой о помиловании. Но приговор привели в исполнение в мае того же года.

Сам Владимир Ульянов с тех пор тоже под надзором полиции. Он всё больше проникается революционными идеями, несколько лет после отчисления штудирует «прогрессивные» журналы и труды Чернышевского – они оказали на него решающее влияние. Впрочем, скоро жизнь, казалось бы, вернулась в привычное русло: в 1891 году Ульянов экстерном окончил юридический факультет Петербургского университета, потом работал в Самаре помощником присяжного поверенного. А в 1893 году переехал в Санкт-Петербург, где вступил в марксистский кружок студентов Технологического института.

Спустя два года, в мае 1895-го Владимир Ульянов впервые отправился за границу, где встретился с крупнейшими деятелями международного рабочего движения. По возвращении он объединил существовавшие на тот момент разрозненные марксистские кружки в «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», главной целью которого стало свержение самодержавия. И хотя деятельность «Союза…» вскоре была прервана (в том же году Владимир Ульянов вместе Надеждой Крупской отправляется в ссылку в Енисейскую губернию), но именно с того момента начался путь к революции 1917 года.

Кстати, Глеб Кржижановский так писал о Крупской:

«Владимир Ильич мог найти красивее женщину, вот и моя Зина была красивая, но умнее, чем Надежда Константиновна, преданнее делу, чем она, у нас не было…»

В начале XX века революционная активность набирает обороты, хотя сам Ульянов после ссылки уезжает за границу. Чтобы наладить связи между социал-демократическими кружками, решено было выпускать политическую рабочую общероссийскую газету. Однако в России это было невозможно. В 1901 году «Искра» начала печататься в Швейцарии. В её редакцию входили Георгий Плеханов, Павел Аксельрод, Вера Засулич, Владимир Ульянов (взявший примерно тогда же псевдоним Ленин), Юлий Мартов и Александр Потресов.

В 1905 – 1907 годах Ленин находился в Швейцарии, но продолжал активно сотрудничать с русскими революционерами. На короткий срок он нелегально возвратился в Петербург, чтобы руководить революционным движением, однако вскоре вновь уехал за границу.

В начале Первой мировой войны, находясь на территории Австро-Венгрии, Ленин был арестован по подозрению в шпионаже в пользу Российского правительства. Впрочем, вскоре был освобожден – благодаря участию австрийских социал-демократов. После этого он уехал в Швейцарию, где выдвинул лозунг о превращении грабительской империалистической войны в войну гражданскую.

В следующий раз Ленин возвратился в Россию уже после Февральской революции. На следующий день после прибытия в Петроград он выступил со своими знаменитыми «Апрельскими тезисами», в которых изложил программу перехода от буржуазно-демократической революции к социалистической, а также призвал к свержению Временного правительства.

«Приехав только 3 апреля ночью в Петроград, я мог, конечно, лишь от своего имени и с оговорками относительно недостаточной подготовленности выступить на собрании 4 апреля с докладом о задачах революционного пролетариата,

– говорил Ленин на собрании партий большевиков, меньшевиков и демократов в Таврическом дворце.

В октябре 1917 года, после государственного переворота и свержения самодержавия, власть в стране полностью перешла к Советам. В ходе последовавшей Гражданской войны Ленин стал главным идеологом политики «военного коммунизма»: он одобрил создание Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). Ленин активно проводил политику красного террора, массовые расстрелы и ссылки любых «неблагонадежных» стали нормой борьбы за укрепление власти. Любые восстания жестоко подавлялись.

Этот курс был прекращен лишь тогда, когда стало очевидно: победу одержали красные. В 1921 году «военный коммунизм» был отменен, а продовольственная разверстка была заменена продовольственным налогом. Ленин провозгласил так называемую новую экономическую политику (НЭП), которая разрешила частную свободную торговлю. Одновременно шла работа по электрификации страны.

В 1922 году здоровье Ленина пошатнулось. В мае и декабре 1922 года вождь перенес два инсульта. Впрочем, он успел сделать главное – официально создать новую страну – Союз Советских социалистических республик. 29 декабря 1922 года на конференции делегаций от съездов Советов РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР был подписан Договор об образовании СССР. Этот документ был утвержден днем позже – 30 декабря 1922 года на I Всесоюзном съезде Советов.

Третий инсульт, который Ленин перенес уже спустя несколько месяцев, сделал его фактически недееспособным. Примерно через год он скончался в своей резиденции в Горках.

27 января 1924 года, после пятидневного прощания, гроб с забальзамированным телом Ленина перенесли в Мавзолей на Красную площадь.

Текст: Анна Хрусталёва

Подробности
Просмотров: 8615

кого Ленин готовил себе в преемники – Москва 24, 22.04.2014

22 апреля исполняется 144 года со дня рождения Владимира Ленина. Обозреватель сетевого издания M24.ru Алексей Байков рассказывает о том, кого Ленин готовил в преемники и о чем Ильич писал в своем "завещании".

"Мы строили, строили и наконец построили"

Когда семь лет терзавший страну цикл войн и революций завершился, у большевиков появилось немного времени на то, чтобы стереть пот со лба и посмотреть на то, что у них получилось. То, что они увидели, мягко говоря, не внушало поводов для оптимизма.

Нет, речь не о разрухе в экономике – это дело поправимое. Благо уже ввели НЭП и начался пусть плохонький и спекулятивный, но хоть какой-то товарообмен вместо продотрядов и крестьянских восстаний.

И нет, мы говорим не про разрыв отношений практически со всем окружающим миром, это тоже можно было исправить, в конце концов, "капиталисты нам сами продадут веревку, на которой мы их повесим". А что не получилось экспортировать революцию в Европу наскоком – так Маркс и не обещал легких путей.

Гораздо страшнее было то, что за это время в руины успели превратиться не только заводы и города, но и само российское общество.

В.И.Ленин среди членов "Союза борьбы за освобождение рабочего класса", 1897 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Старая аристократия вместе с реликтовыми помещиками была либо вырезана под ноль во время "черного передела" земли, либо погибла на фронтах Гражданской. Те, кто уцелел, уже с год как обживали Стамбул и Париж.

Буржуазию в целом постигла та же участь, хотя некоторые все же остались, решив склонить голову под ярмо, пойти на службу к новой власти и попробовать дождаться лучших времен. Интеллигенции повезло чуть больше - многие ее представители оказались востребованными "спецами", а кто-то действительно всем сердцем принял революцию.

Крестьянство выжило и укрепилось. Этот класс всю жизнь был инертным, тяжелым на подъем и консервативным, но при этом крайне живучим при любых социальных неурядицах. Война сумела пробудить его от вековой спячки, нарядив миллионы в серые шинели и погнав умирать за Босфор и Дарданеллы, а революционеры соблазнили его перспективой дележа земли.

Крестьянин с удовольствием отнял землю у помещика, немного пограбил "своего" кулака, помог большевикам в городах, повоевал на всех фронтах… и успокоился. Вернее вернулся к своей сохе, полностью выключившись из любых общественных процессов.

Отныне агитаторы под красным кумачом могли сколько угодно заклинать "союз рабочих и крестьян", но мужика интересовал только один вопрос – когда из города подвезут ситец и "карасин" в обмен на хлеб. Да и сами большевики пока не считали нужным лишний раз шевелить мужика, поскольку при мысли о возможной социальной активности крестьянства перед их глазами отчетливо вставал призрак "Чапанной войны" во всероссийском масштабе.

Рабочий класс практически перестал существовать. И это было, пожалуй, самой страшной из постигших Россию социальных катастроф. Для РКП(б) пролетариат был альфой и омегой, партия всегда действовала прежде всего от его имени.

Формально в октябре 17 года именно рабочие Советы, а не партии вырвали власть из ослабевших рук Временного правительства. В годы Гражданской войны от имени пролетариата осуществлялась диктатура и политика военного коммунизма. А теперь не стало самого пролетариата.

Наиболее сознательная его часть, то есть высококвалифицированные и, как следствие, образованные рабочие, составлявшие "золотой запас", основу кадрового резерва большевиков, были мобилизованы практически поголовно.

Многие из них попали в ряды Красной Гвардии и остались лежать на полях Гражданской войны. Другие, став управленцами и комиссарами, давно уже забыли, с какой стороны подходить к станку, а о породившем их классе вспоминали, только когда требовалось заполнить графу "социальное происхождение" в очередной анкете.

Всего за 7 лет, прошедших с начала Первой мировой войны, численность заводских рабочих в России сократилась в два раза - с 2 миллионов 400 тысяч в 1913 году до 1 миллиона 270 тысяч в 1920 году.

Пытаясь сохранить хотя бы остатки класса, правительство выдавало пайки только за то, чтобы рабочие оставались на остановившихся заводах. Но пайков не хватало, а деньги стоили дешевле той бумаги, на которой их печатали, так что выживать оставшимся приходилось за счет воровства на предприятиях или участия в экспедициях продотрядов.

Миграция из голодного города в деревню была значительной, тем более что накануне войны часть рабочих и без того составляли вчерашние крестьяне, которые с удовольствием вернулись к привычному для себя типу труда.

Но если рабочий класс исчез, то от чьего имени в таком случае Советы регулярно выписывают правительству Ленина мандат на власть? Не превратилась ли партия большевиков в коллективного узурпатора, за которым не стоит ничего, кроме военной силы? Неужели лидер самопровозглашенной "рабочей оппозиции" Шляпников был прав, когда издевательски ответил Ленину на XI Съезде РКП(б): "Разрешите вас поздравить с тем, что вы являетесь авангардом несуществующего класса"?

Диктатура пролетариата или диктатура партии?

Надо сказать, что руководство большевиков прекрасно осознавало эту проблему и мучительно искало выход. Но выхода как такового в общем-то не было, поскольку уже нельзя было просто так взять и вернуть демократию обратно.

Сразу же вставал логичный вопрос: "А какая это будет демократия?" Если советская, то кого теперь представляют Советы, если пролетарская, то скажите на милость, где этот самый пролетариат?

В 17 году большевики брали власть не в одиночку, а вместе с левыми эсерами, анархистами и частью меньшевиков. Вот он, казалось бы, готовый материал для строительства "социал-парламентаризма" в ожидании того светлого дня, когда пролетариат все-таки вернется и скажет свое веское слово. Но все эти партии за время гражданской войны по разным причинам был сброшены с советского корабля.

И вроде как все логично: левые эсеры в 18 году подняли мятеж и поставили страну на грань новой войны с Германией – не усиленными же пайками их следовало за это награждать? С анархистами тоже не могло получиться конструктивного сотрудничества, слишком уж различались у них с большевиками взгляды на основные принципы государственного устройства. И даже бывший поначалу верным союзником Махно в итоге все равно стал врагом советской власти.

И что теперь - создавать новые партии с нуля? А чьи интересы они будут выражать? НЭПманов? Но не для того делалась Октябрьская революция, чтобы снова, спустя четыре года войны, голода и лишений вручить буржуазии хотя бы малую толику власти. Пассивного крестьянства, от имени которого будет говорить непонятно кто? Спасибо, с эсерами уже попробовали. Временно отсутствующего пролетариата? Но большевики сами считали себя единственно возможными выразителями его политической воли и эту привилегию уж точно не собирались никому отдавать.

Л. Д. Троцкий выступает перед красноармейцами, 1918 год. Фото: ИТАР-ТАСС

В итоге получилось ровно то, о чем Троцкий предупреждал Ленина еще в 1904 году, когда говорил, что его партия стремится "подменить пролетариат собой". Он-то тогда думал, что полемизировал, а оказалось, что пророчествовал.

Так что пресловутая однопартийная система не возникла благодаря злой воле Ленина, Троцкого или Сталина, а сложилась сама собой. Действуя в интересах "пролетарской демократии", РКП(б) в конечном итоге пришла к ее отрицанию, потеряв "свой" класс.

"Мы правим в интересах пролетариата, но поскольку пролетариат не может нам сказать, в чем именно заключаются его интересы, то мы сформулируем их за него". И это не могло не отразиться на самой партии. Если в те времена, когда большевикам приходилось конкурировать с другими партиями, внутри самой РКП(б) шла напряженная идейная работа. Какой-нибудь начитанный и речистый рабочий мог запросто оспорить и даже осадить любого из "вождей", его предложение могло попасть на повестку ячейки и пройти на съезд, а партии приходилось считаться с голосом рядового актива.

Однопартийная система подобных кунштюков уже не позволяла. Оказавшись в одиночестве, партия перестает быть собственно партией, а становится скорее "орденом меченосцев", системой по обеспечению лояльности всех слоев населения по отношению к существующему порядку. Как-то незаметно сложился порядок, при котором, для того чтобы занять ту или иную высокую должность, претендент был обязан иметь в кармане партбилет.

К началу Февральской революции списочная численность РКП(б) составляла 23 тысяч человек. В период "От Февраля к Октябрю" она выросла примерно в 4 раза. В 1919 году в партии состояло уже 250 тысяч человек, в 1922 году – 700 тысяч. Сколько среди них было тех, кого сами большевики презрительно называли "попутчиками", сколько – примазавшихся карьеристов и беглецов из разгромленных ими партий? На эти вопросы уже никто не мог дать ответа.

Если в 17 году от вступавшего в партию рабочего требовалось хотя бы согласие с программой и минимальная политическая активность (хотя уже тогда многие вступали не в партию большевиков, а в партию Ленина), то на фронтах Гражданской в ряды принимали в качестве награды за личную храбрость или просто для лучшей мотивации. А в 21-22 годах других партий уже не осталось, и членами РКП(б) становились те, кто при иных обстоятельствах пришел бы к меньшевикам или анархистам.

В таких условиях "демократический централизм", на котором ленинская партия держалась со дня IV "Объединительного" Съезда, становился уже непозволительной роскошью.

На X Съезде помимо решений, положивших начало НЭПу, была принята резолюция, запрещавшая создание группировок и фракций внутри партии. Но уже на следующем съезде Зиновьев вынужден был констатировать, что внутри РКП(б) де-факто существуют в зародыше несколько потенциальных партий, состоящих из тех, кто искренне заблуждается, считая себя большевиками.

Приходилось принимать все новые и новые постановления для затыкания ртов, и курс на силовое подавление любой возможной оппозиции стал практически неотвратимым.

"Гвардия не сдается"

Партийное "ирландское рагу" пытались разгребать с помощью регулярных чисток. Но эти лихорадочные мероприятия помогли как мертвому припарка. Формально исключенные не несли никакого наказания, но на деле лишение партбилета означало для большинства вычищенных конец карьеры.

Конечно же, такой удобный механизм для устранения конкурентов просто не мог не стать орудием в руках любителей пройти по головам. А так как принципы чистки был непонятны для большинства рядовых партийцев, в партии возникло и стало укрепляться то самое "молчаливое большинство", которое всегда бездумно поддерживает начальство. Получалось болото, а не "связанный одной целью" авангард рабочего класса.

Х Всероссийский съезд Советов, 1922 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Но опираться на столь вязкое основание было невозможно, требовался хоть какой-то стержень. Ленин видел его в "старой партийной гвардии", в нескольких тысячах большевиков, вступивших в ряды РКП(б) до Февраля или во время "Февральско-Октябрьского" периода. Именно ее авторитет и ее слава "паладинов революции" должны были на время подменить собой отсутствующий пролетариат.

Однако очень скоро выяснилось, что "старая гвардия" и стала главным носителем гена оппозиции. Многие "гвардейцы" не желали признавать проводимый ленинским правительством курс на углубление и расширение НЭПа, считая эту политику явной капитуляцией перед буржуазией.

В какие формы постепенно отливалась Советская власть? Формально она создавалась по демократическим чертежам. Существовала исполнительная власть в лице Совнаркома и входивших в его состав наркоматов и комитетов и законодательная в лице Съезда Советов и действовавшего в промежутках между его созывами ВЦИКа.

Судебная власть пока толком не оформилась: есть только Верховный трибунал при ВЦИК, но уже в 1922 году появится Верховный Суд РСФСР, хотя большая часть контролирующих функций все равно останется за Исполнительным комитетом. И была еще одна ветвь власти, нигде и никак не конституированная, но имевшая в своем распоряжении больше рычагов управления, чем остальные три вместе взятые, – партийная.

Если утвердился порядок, при котором для получения должности в административных органах, в промышленности или в профсоюзах необходимо было состоять в партии, то это означало, что отныне каждый винтик бюрократической машины будет отвечать не только перед своим непосредственным начальником, но и перед партийной ячейкой. А кто у нас в таком случае главный в партии?

Верховным органом, принимавшим все основные решения, являлся, согласно уставу, Съезд партии. Когда съезд не собирался, политикой ведал ЦК, вернее его "надстройка" - Политбюро. В то же время при ЦК существовали два чисто технических органа, предназначенных для контроля за документооборотом ЦК и съездов: Оргбюро и Секретариат, функции которых дублировали друг друга. В итоге основная работа легла на Секретариат.

Работа его была именно секретарской: исходящие-входящие плюс подготовка повестки для заседаний ЦК и партийных съездов. Должность Ответственного (позднее - Генерального) секретаря считалась в партии наименее престижной: скромный и незаметный человек сидит и руководит бесконечной переборкой бумажек. По сути главный партийный менеджер. И занимал этот пост с весны 1922 года один из самых скромных и незаметных представителей "старой гвардии" - некий И.Сталин.

Административная революция по-большевистски

Любой, кому приходилось вести переговоры с крупной фирмой или с административной структурой, знает, что путь к нужным решениям всегда начинается со стола секретарши начальника. Секретарша знает, какой бумаге дать ход, а какую засунуть в дальнюю папку, какой звонок срочно принять, а на какой ответить: "Он занят, на совещании". Хорошая секретарша – это не просто "девочка, свари-ка нам кофейку и тому - с сахаром", хорошая секретарша – это глаза и уши своего босса. И руки, кстати, тоже.

Структура партии на местах копировала устройство ее руководящих органов. В каждом городе и на каждом крупном заводе есть местный комитет, при каждом комитете – свой секретарь, а в крупных районах уже сидят целые секретариаты. Вся система управления страной была завязана на "орден меченосцев", каждое управленческое решение оценивалось на партсобрании. А повестку к партсобранию готовит секретариат…

Восьмой съезд РКП (б). В центре (слева направо): Иосиф Сталин, Владимир Ленин и Михаил Калинин среди делегатов съезда, 1919 год. Фото: ИТАР-ТАСС

"Перебирая бумажки", Сталин постепенно, всеми правдами и неправдами начал продвигать на места секретарей местных партийных организаций, лично преданных ему людей. Через "свои" секретариаты он уже получил возможность влиять на решения комитетов на местах, а значит, и на всю систему кадровых назначений в стране. Именно это и имел в виду Ленин, когда говорил, что Сталин "сосредоточил в своих руках необъятную власть".

До Секретариата ЦК Сталин возглавлял один из наркоматов – Рабкрин (Рабоче-Крестьянскую Инспекцию). По изначальному замыслу сей орган должен был стать "наркоматом наркоматов", способным проверить деятельность любого ведомства и выработать свои рекомендации по ее улучшению. Фактически он превратился в партийную полицию внутри системы исполнительной власти, при этом преданную лично Сталину. В результате Ленину пришлось писать статью "Как нам реорганизовать Рабкрин".

Усиление влияния Секретариата разожгло конфликт между Сталиным и Троцким. Именно из-за него (а вовсе не из-за отсутствия желания заниматься хозяйством, как думают многие) последний отказался принять из рук Ленина пост заместителя председателя Совнаркома, или - в переводе на нашу систему - "вице-премьера по экономике".

Троцкий полагал, что Политбюро и Секретариат ЦК не должны вмешиваться в работу советского правительства, Рабкрин следует упразднить, а основные контрольные функции должны перейти к Госплану.

Но Ленин на такой шаг пойти не мог. С началом НЭПа в бюрократический аппарат, а вместе с ним и в партию излился яд, всегда сопутствующий товарно-денежным отношениям, – коррупция. И отказаться от системы партийного контроля было невозможно.

Троцкий настаивал на всеобъемлющем планировании и скорейшей трансформации нэпманского "недорынка" в описанное еще у Маркса социалистическое "государство-завод". Ленин его всячески тормозил и одергивал, а впоследствии был вынужден согласиться с его критикой Рабкрина и Секретариата. Позднее Сталин по сути взял программу Троцкого на вооружение и осуществил ее, уничтожив при этом самого Троцкого.

"Грузинский инцидент"

Вопрос о государственном устройстве будущего СССР встал ребром еще до того, как были сделаны первые наброски к проекту союзной конституции в январе 1922 года, когда понадобилось срочно решать, по какому принципу будет формироваться советская делегация на международной конференции в Генуе.

Конференция эта была крайне важна, ведь на ней предполагалось побороться за выход советской власти из загончика для политических маргиналов Европы и добиться хоть какого-то международного признания. Но имеет ли право дипломатия РСФСР говорить от имени всех остальных социалистических республик, или им следует послать в Геную собственные делегации - вот в чем вопрос…

Сталин считал, что не просто имеет право, а именно этот принцип и следует положить в основу государственного устройства Союза.

Согласно его плану "автономизации", республики перед вхождением в состав СССР должны были ликвидировать собственную государственность и трансформироваться в национально-территориальные автономии в составе РСФСР.

Заседание Совнаркома во главе с В.И. Лениным, 1918 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Фактически это означало, что хотя бы по вопросам экономики Сталин был уже тогда внутренне согласен с Троцким. "Государство-завод", хозяйство которого будет управляться из кабинетов единого органа планирования, гораздо удобнее строить на базе автономий, а не формально "независимых" республик, с правительствами которых Центру в любом случае придется согласовывать свои решения.

Ленин возражал: а как же быть с теми государствами, где еще не произошла революция, но которые в перспективе тоже могли бы присоединиться к СССР? До середины 1920-х годов объединение с социалистической Германией или Индией казалось вполне реальным вариантом развития событий. Но Индия и Германия – это не Россия, и никогда ею не станут. И как же их в таком случае соединять в одной упряжке с автономиями? Пришлось менять основную формулировку на "формальное объединение вместе с РСФСР в союз советских республик Европы и Азии", что автоматически хоронило любую "автономизацию"

Ленин пытался лавировать и искать компромиссы, но тут произошел случай, который мгновенно сделал его горячим сторонником "независимости", а заодно и привел к практически открытой конфронтации со Сталиным. Случилось это вот как: Грузия, Азербайджан и Армения собирались идти в Союз не "вместе и наравне", а объединившись в свой собственным маленький квази-РСФСР – Закавказскую советскую федеративную социалистическую республику.

Такой вариант не устраивал коммунистов Грузии, желавших общаться с союзным Центром напрямую, а не через еще одну ступень. К тому же они настаивали на сохранении в Грузии советской многопартийности и отказывались запрещать деятельность меньшевиков, позиции которых были традиционно сильны в республике.

Положение усугублялось и тем, что пост Первого секретаря ЦК ЗФСР занимал Серго Орджоникидзе, человек с довольно-таки тяжелым характером. Когда лидеры грузинской партии попытались развернуть с ним дискуссию, на следующий день он объявил части из них о снятии с постов. Член ЦК КП(б)Г Кабахидзе вспылил и обозвал Орджоникидзе "сталинским ишаком". В ответ тот ударил грузинского большевика кулаком в лицо.
ЦК КП(б)Г подал в отставку чуть ли не в полном составе. Конфликт пришлось разбирать Москве.

Изначально Ленин не хотел вмешиваться в конфликт, предоставив решать этот вопрос Сталину - благо тот как-никак сам был грузином, да еще и наркомом по делам национальностей. Сталин, в свою очередь, назначил в Грузию комиссию во главе с Дзержинским, которая, разумеется, сделала выводы в пользу его протеже Серго. Тут надо отметить, что не было в те времена в партии больших сторонников доминирования России в СССР, чем грузин Сталин и поляк Дзержинский. К I Cъезду Советов СССР Сталин подготовил торжественную речь, в которой пел осанну "России…, превратившей красный стяг из знамени партийного в знамя государственное и собравшей вокруг этого знамени народы советских республик для того, чтобы объединить их в одно государство, в Союз Советских Социалистических Республик, прообраз грядущей Мировой Советской Социалистической Республики".

Ленин и тогда промолчал, но внутренне встал на дыбы и потихоньку начал диктовать Крупской статью "К вопросу о национальностях или об "автономизации", где буквально асфальтовым катком проехался по Сталину, обозвав его "великорусским шовинистом" и "держимордой". Эта статья вошла в корпус документов, известных нам сегодня как "завещание Ленина".

Козырь в рукаве Ленина

Ленин скорее всего понимал, что, даже если он и сумеет победить болезнь и справиться с последствиями ядовитых пуль Каплан, он вряд ли сможет вернуться к прежнему ритму работы. Он планировал остаться высшим идеологом и верховным авторитетом партии, но дела собирался предоставить кому-то другому.

Для партийных масс Троцкий казался наиболее подходящим кандидатом на роль преемника. Пламенный оратор, организатор революции, военный нарком во время Гражданской войны и создатель Красной Армии. Белая пропаганда, к примеру, считала именно его, а не Ленина, "большевиком №1", если судить по воззваниям и плакатам.

Но Троцкий в это время активно конфликтовал с Лениным, требовал сворачивания НЭПа и скорейшего индустриального развития на основе централизованного планирования, критиковал систему партийного контроля и отказывался принимать высшие государственные посты, не видя в них смысла.

Ленин В.И., Троцкий Л. Д. и Каменев Л.Б., 1920 год. Фото: ИТАР-ТАСС

На другой чаше весов был Сталин со своей "необъятной властью", и если закатить шар хоть в чью-то лузу, то противостояние этих двух лидеров запросто могло привести к расколу в самой партии. Ленин явно опасался такого исхода и поначалу сделал осторожную ставку на Сталина как на человека, способного удержать партийную махину в узде.

Но тут случился "грузинский инцидент", и стало ясно, что именно благодаря смотревшей Сталину в рот новой бюрократии, советская власть постепенно стала возвращаться в накатанную колею великодержавия. Превращения первого в мире пролетарского государства во второе издание Российской империи под красным флагом Ленин хотел еще меньше, чем партийного раскола.

К тому же Ленин уже успел почувствовать авторитарный стиль управления в буквальном смысле на себе. Сталин стал "распорядителем режима" при постели тяжело больного вождя революции и активно конфликтовал с Крупской. После одного из таких конфликтов Ленин дополнил свое знаменитое "Письмо к съезду" абзацем, в котором обвинял Сталина в грубости и предлагал переместить его куда-нибудь с поста генсека.

Теперь Ленин страстно желал "свалить" Сталина. Именно Троцкого он видел своим главным союзником в этом деле.

Сталин в свою очередь прекрасно представлял опасность для себя от такого альянса и вступил в союз с Зиновьевым и Каменевым. Это объединение имело две цели: а) используя все свое влияние, формировать мнение и повестку Политбюро в отсутствие Ленина, б) любыми средствами оттереть Троцкого от реальных рычагов власти.

В октябре 1923 года Троцкий перешел в наступление. Он написал письмо в Политбюро, в котором подверг безжалостному разбору все те язвы сложившегося советского порядка, о которых мы говорили выше: бюрократизм, "диктатуру секретарей", подбор кадров по принципу лояльности вместо компетентности, отсутствие внутрипартийной демократии.

У триумвирата уже был готов ответ: "Троцкий фактически поставил себя перед партией в такое положение, что или партия должна предоставить товарищу Троцкому диктатуру в области хозяйственного и военного дела, или он фактически отказывается от работы в области хозяйства, оставляя за собою лишь право систематической дезорганизации ЦК".

Это обвинение - в стремлении уничтожить единство в партии и дезорганизовать ЦК - в дальнейшем стало главным козырем триумвиров и их основным ответом в борьбе против Троцкого, к слову сказать, автора той самой "антифракционной" резолюции X Съезда.

4 марта Ленин попросил Троцкого поддержать грузинских товарищей при новом разборе инцидента с Орджоникидзе. Он собирался "заложить на съезде бомбу против Сталина" и уговаривал своего союзника не идти ни на какие "гнилые компромиссы" ни с генеральным секретарем, ни с его триумвиратом. Троцкий согласился, даже послал грузинам свое приветствие… и промолчал на Съезде. Более того – согласился на тот самый "гнилой компромисс", чем фактически спас Сталина.

Ленин намеревался руками Троцкого провести решение о понижении (по итогам второго разбора "грузинского инцидента") Сталина и Дзержинского и исключении Орджоникидзе из партии на два года. Но в ЦК Троцкий говорит Каменеву о том, что лично он против столь суровых мер и предлагает триумвирату компромисс: Сталин осуждает на съезде великорусский шовинизм и извиняется перед Крупской, а он в ответ не будет зачитывать статью Ленина на Политбюро и на XII Съезде.

У Сталина появилась возможность изобразить капитуляцию и временно отступить, что он и сделал. Но зато триумвиры в полной мере использовали кулуары съезда для того, чтобы запугать его делегатов призраком "диктатуры Троцкого", противопоставляя ему "коллективное руководство" главных наследников дела Ленина в лице… понятно, кого.

Выступление Троцкого по проблемам экономического развития еще больше обескураживает партийное "болото": он обрушивается с безжалостной критикой на партбюрократию, говорит о необходимости сворачивать НЭП, о переходе к планированию и начале процесса "социалистического накопления" перед индустриальным рывком.

"Болото" поняло из его тезисов только одно: Троцкий собирается рывком вернуться к "военному коммунизму", разрушить все и ограбить рабочих и крестьян. Правда, директивной индустриализации план Троцкого как раз не предполагал, но именно этого почему-то никто не услышал.

И хоть Троцкому рукоплескали, а тезисы его доклада легли в основу резолюции XII Съезда "О промышленности", это был лишь кажущийся триумф. Отказавшись поддержать грузин (вместо него их защитником выступил Сталин) и оглашать ленинское письмо, он сам выкопал себе яму.

Могло ли "Завещание" стать бомбой?

Обнародование "Письма" и тезисов по национальной политике на XII Съезде могло бы нанести по Сталину страшный удар. Но не смертельный: остальных триумвиров ленинский гнев не касался, а значит, и для Сталина "Письмо" могло стать вовсе не концом карьеры, а временной ее паузой. Зиновьев и Каменев со временем помогли бы ему подняться обратно на вершины партийного Олимпа. К тому же никуда не девалась и прослойка генеральных секретарей на местах, которые были обязаны Сталину своим назначением.

С другой стороны, из текста "Письма" складывается впечатление, что Ленин не вполне понимал, что будет, после того как Сталина уберут. Во главе страны так или иначе встал бы Троцкий, но в том же тексте в его адрес звучит вполне сталинское обвинение в "борьбе против ЦК". Зиновьеву и Каменеву Ленин не доверял еще с тех пор, когда они выдали план Октябрьского восстания. Главного идеолога партии - Бухарина - он считал "не вполне марксистом".

Так кем же тогда уравновешивать Троцкого?

Владимир Ильич Ленин, 1922 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Ленин выдвинул на сей счет довольно странное предложение: увеличить ЦК, введя в его состав рабочих.

Ну что же, "триумвиры" с удовольствием выполнили данный пункт его завещания, а после того, как тело вождя революции на руках отнесли в мавзолей, еще и объявили "ленинский призыв", пополнив партийные ряды аж 240 тысячами рабочих.

И пожали плоды в виде того самого "болота" в ЦК и низовом активе, которое инстинктивно поддерживало Ленина при жизни и готово было голосовать за точку зрения большинства.

Политбюро после его смерти

Возможно, правы те историки, которые считают, что "Письмо" на самом деле не являлось никаким завещанием. Напротив, оно было попыткой "переформатировать" политическую сцену перед формальной отставкой Ленина и его переходом к роли верховного арбитра Политбюро и прикованного к постели, но при этом действующего главного идеолога партии.

Ленин планировал нанести удар вовсе не по Сталину, а по всей системе коллективного руководства. А затем осторожно, при помощи вовремя написанных статей и личного авторитета, попробовать начать все сначала с другими кандидатурами.

Он просто не успел.

Алексей Байков

Ленин: героический провидец или жестокий тиран? | Русская революция в цвете

Ленин был основателем Советского Союза, нации, печально известной своим подавлением личных свобод и бесчисленными убийствами, имевшими место при Сталине. Но насколько виноват во всем этом сам Ленин? Ответ менее очевиден, чем думают некоторые яростные антикоммунистические критики.

Рассмотрим человека Ленина. В истинности его страсти никто не сомневается.Он не цинично использовал ситуацию в России 1917 года для удовлетворения своей жажды власти. Революция, свергнувшая царя, а затем установившая коммунистический режим, была не просто путем к лидерству ради лидерства. Что бы ни думали о Ленине, мы не можем отрицать его искренность. Он искренне верил, что Россия может достичь коммунистической утопии и что он станет первым шагом на пути к спасению нации.

Как выразился великий философ Бертран Рассел, Ленин имел «непоколебимую веру - религиозную веру в марксистское евангелие».И, в отличие от любого диктатора, о котором вы можете подумать, Ленин имел скромные, почти монашеские вкусы. Вместо того чтобы жить в роскоши, он оставался сосредоточенным на своей миссии. Как говорит известный историк Ричард Пайпс, Ленин был «чрезвычайно скромен в своих личных потребностях» и вел «строгий, почти аскетический образ жизни».

Это актуально, потому что дает нам представление о его мышлении и целостности. Да, когда дело доходило до него, он мог быть сильным и безжалостным лидером. Но все, что он делал, действительно служило тому, что он считал высшим благом.Садизм, паранойя и фанатизм, которые мы ассоциировали с такими, как Гитлер, Сталин и Пол Пот, отсутствовали.

Кстати о его безжалостности ... Да, Ленин развязал насилие над своими врагами. Но имейте в виду, это были годы гражданской войны и огромной нестабильности. Как говорит писатель Гэри Юнг, Ленина сейчас критикуют за «диктаторские тенденции, как если бы он правил установившейся демократией в мирное время, а не разоренной страной, выходящей из автократии, воюющей сначала с самим собой, а затем с иностранными державами.«

А вот еще один ключевой момент в защиту Ленина. В последние дни Ленин осознавал опасность Сталина и пытался остановить его приход к власти. Он написал знаменитое завещание, в котором раскритиковал «товарища Сталина» за то, что «в его руках сосредоточена неограниченная власть, и я не уверен, всегда ли он сможет использовать эту власть с достаточной осторожностью».

Ленин, конечно, был правее, чем он мог предполагать. Сталин, которого Ленин также назвал «грубым» и «невыносимым», действительно пошел бы на предательство идеалов революции и преследование своего собственного народа.Это было ужасное преступление, но его нельзя возложить к ногам Ленина.

Сталин был плохим. Но вот отвратительная правда: Ленин был таким же. Без Ленина не могло быть Сталина, и не только потому, что последний был основателем СССР. Нет: Ленин построил сам аппарат полицейского государства и просто передал Сталину эстафету жестокости.

Давайте рассмотрим слова Джеймса Райана, автора книги «Террор Ленина: идеологические истоки насилия со стороны государства в раннем Советском Союзе».Ленин, по словам Райана, был «первым и наиболее значительным теоретиком марксизма, который резко повысил роль насилия как революционного инструмента». При Ленине КАЖДЫЙ ГОД совершалось 28000 казней. Задумайтесь на мгновение об этом числе.

Как говорит Ричард Пайпс, Ленин испытывал «полное пренебрежение к человеческой жизни, за исключением того, что касалось его собственной семьи и ближайших соратников». Именно Ленин спровоцировал «красный террор», повлекший за собой массовые аресты и казни по всей стране.Цель террора, по описанию одного из пехотинцев Ленина, заключалась в том, чтобы «убить наших врагов десятками сотен ... За кровь Ленина ... пусть будут потоки крови буржуазии - больше крови, столько же насколько возможно ".

Ленин приказал создать ЧК, тайную полицейскую организацию, которая была образцом для гитлеровского гестапо. ЧК несет ответственность за невыразимые жестокости - их методы заключались в том, чтобы увенчать жертв колючей проволокой, забросать их камнями до смерти, окунуть людей в кипящую воду и снять с них скальп.Орландо Файджес, автор книги «Народная трагедия», резюмирует их насилие как «сопоставимое только с испанской инквизицией».

Сам Ленин открыто и гордо заявлял, что их целью был «террор». Любой, кто ставил под сомнение революцию, был честной игрой. Он призвал бастующих рабочих «массово казнить» и послал печально известную телеграмму с приказом публично повесить крестьян, чтобы показать пример другим.

Пусть не будет двусмысленности: у Ленина, возможно, не было безвкусных вкусов типичного диктатора, но он, несомненно, обладал жестокостью и кровожадностью.Единственная причина, по которой его не так презирают, состоит в том, что он умер в относительно молодом возрасте. Если бы он этого не сделал, мы бы сейчас не стали хлопать по Сталину. Потому что Ленин стал бы Сталиным.

Даже без COVID-19 Россия намерена пренебречь основателем Советского Союза

МОСКВА - Когда в 1970 году исполнилось 100 лет со дня рождения Владимира Ленина, Советский Союз сделал все возможное, чтобы отметить это событие. Отпечатано памятных марок ; Отчеканено монета; Отчеканено медалей. Огромное новое крыло открылось в музее Ленина в Ульяновске, городе на Волге, где он родился и вырос. В Курганской области была посажена обширная роща деревьев , чтобы обозначить «Ленина 100», живой памятник, который можно увидеть из космоса 50 лет спустя.

Страна и весь советский блок в этом отношении завершили два года подготовки собранием коммунистической партии в Кремле, на котором выступил генеральный секретарь Леонид Брежнев. Открыл мероприятие Председатель Президиума Верховного Совета Николай Подгорный: «То, что Ленин делал за свою яркую жизнь, - это не 100 лет, а века, тысячелетия.”

Тем не менее, в полувековую годовщину Ленина, 22 апреля, созданная им страна больше не существует, а ее государство-преемник - Россия - явно не заинтересовано отмечать 150-летие со дня его рождения. Еще до пандемии коронавируса только самые стойкие коммунисты, оставшиеся в России, казалось, даже заметили годовщину. По сравнению с прошлым тишина кажется оглушительной.

В современной России при президенте Владимире Путине память о Ленине зажата между тем, что аналитики называют двумя основными идеологическими течениями правящей элиты: линизацией советского диктатора Иосифа Сталина, которого Ленин назвал «слишком грубым» в своем последнем политическом завещании. , призывая к смещению Сталина с поста генерального секретаря - и ностальгии по досоветскому царскому прошлому России, которое Ленин презирал и стремился уничтожить.

«Те, кто более симпатизирует советскому прошлому, продолжают поклоняться или, по крайней мере, повторять алгоритмы Сталина», - сказал историк и профессор Константин Морозов из Московской Высшей школы социальных и экономических наук. «Эта часть элиты поддерживает все советское, включая, конечно, Ленина, выглядывающего из-за спины Сталина».

«Другая часть элиты пытается связать себя с царской, имперской Россией», - сказал Морозов RFE / RL.

Когда российское государственное телевидение провело в 2008 году конкурс «Имя России», чтобы определить, кого россияне считают самой заметной личностью в российской истории, Ленин занял шестое место, уступив, среди прочего, Сталину и покойному царскому премьер-министру Петру Столыпину.

Путин временами отражал обе эти современные тенденции, восхваляя Сталина как «эффективного менеджера», а в 2016 году заявляя, что Ленин «заложил атомную бомбу под зданием под названием Россия, а позже оно взорвалось».

Сейчас пренебрегают Лениным, сказал Морозов, по той же причине, по которой 100-летие большевистского переворота 1917 года, которым руководил Ленин, прошло три года назад «без помпезности и помпезности».

Для Путина, который подавлял инакомыслие более 20 лет на посту президента или премьер-министра и неоднократно говорил, что стабильность имеет решающее значение, проблема Ленина в том, что он был революционером.

Ссылаясь на большевистскую революцию в своем ежегодном обращении к нации в конце 2016 года, Путин сказал, что перевороты неизменно приводят к «человеческим жертвам, жертвам, экономическому спаду и нищете».

«Реки крови»

Образ Ленина также пострадал в результате «архивной революции», которая произошла до и после распада Советского Союза в 1991 году, сказал историк Никита Соколов, председатель независимого Вольного исторического общества.

«Начиная с перестройки, все о Ленине публиковалось», - сказал Соколов, имея в виду реформы, начатые последним советским лидером Михаилом Горбачевым. «Он, несомненно, был преступником. Было задокументировано и доказано, что на его совести были реки крови ».

«Но архивы КГБ и специальные дела ЦК, где хранилось все о Сталине, до сих пор остаются секретными», - добавил Соколов. «Историки до сих пор спорят о том, подписал ли он протоколы по Катыни [казни во время Второй мировой войны тысяч польских офицеров тайной полицией Сталина] или нет.Это одна из причин, по которой отношение к этим цифрам так различается ».

Эффект от открытия архивов был усилен тем фактом, что на протяжении десятилетий Ленин, умерший в 1924 году, был превращен в советскую «икону поп-культуры», - сказал немецкий писатель Томас Мартин.

«Еще до распада Советского Союза он был чем-то вроде дружелюбного зомби, покойным дедушкой Союза, возившимся вокруг мавзолея - судьба, которую Сталин так и не перенес после своей смерти», - сказал Мартин RFE / RL.

Ориентированное на Запад интернационалистское мировоззрение Ленина также противоречит преобладающим течениям в современной России. Было бы неуместно, если бы правительство, стремящееся подавить «цветные революции», где бы они ни происходили, слишком высоко ценило репутацию человека, который в целом поддерживал национальное самоопределение и предвосхищал мировую революцию.

Абсолютно беспринципный

Но историк Морозов видит более глубокое значение в неприязни правительства Путина к Ленину.Он утверждает, что Ленин был оппортунистом, который никогда не придерживался последовательного политического видения, а вместо этого постоянно маневрировал, чтобы увеличить свою собственную власть.

«С этой точки зрения, главное в ленинизме, которое сохранилось до сих пор… - это неуважение к своему народу и склонность рассматривать себя как субъекта истории. Не люди или общество, а мы сами. В этом нет ничего нового - это видно на протяжении всей истории авторитаризма - отчуждения от людей и тенденции рассматривать людей как глину или материал для своих собственных творений.В этом отношении нам еще нужно избавиться от ленинизма ».

ЧАСЫ: Россия 1917 год - революция, которая потрясла мир

Путин, называя себя «вашим покорным слугой» и заявляя, что в первую очередь заботится об интересах российских граждан, высказал замечания по демографическим и другим вопросам, которые заставили критиков сказать, что он видит в людях средство для достижения цели. .

Ленин «был абсолютно беспринципным человеком», - сказал Соколов. «Циничный, абсолютно политический, оппортунист, для которого не существовало никаких принципов.Он был готов оправдать любое действие, если оно могло быть полезно для него в конкретный момент ».

Для Ленина, утверждал историк, существует только одна последовательная позиция.

«Он был убежденным сторонником насилия как решения любой проблемы», - сказал Соколов. «Мы видим это на каждом этапе его развития, начиная с самого начала, которое я изучал, когда писал свою диссертацию о голоде 1891 года. Ленин, которому было 20 лет, выступал против оказания благотворительной помощи крестьянам и разрушал работу общества. Самарский благотворительный комитет, утверждая, что нельзя улучшать свою жизнь », а вместо этого позволяет им« стать зверем и развязать чудовищное насилие ».”

«Мы видим то же самое позднее в роспуске Учредительного собрания и введении красного террора», - сказал он, имея в виду два ключевых события раннего послереволюционного периода, когда большевики насильственно разогнали орган, созданный для создания новая конституция России и принята политика политического насилия, репрессий и террора во время Гражданской войны 1918-1922 годов.

Написано старшим корреспондентом РСЕ / РС Робертом Колсоном на основе репортажа из Москвы корреспондента Русской службы РСЕ / РС Сергея Медведева

Первый тоталитаризм - The New York Times

Куда шла система, разбивая все «надежды и мечты о свободе в условиях революции», стало жестоко очевидно еще в 1921 году, когда моряки подняли восстание на Кронштадтской военно-морской базе.Сначала они требовали больших пайков, повторяя мятеж 1905 года - первоначальную русскую революцию, увековеченную в «Броненосце Потемкин» Эйзенштейна. Затем она обострилась, хотя и мирно. На массовом митинге был составлен список политических требований: свободные выборы, свободные профсоюзы, свободная пресса и отмена ЧК - тайной полиции, пришедшей на смену царской охране.

«Их нельзя пощадить», - прогремел Ленин. Он направил 20 000 солдат под командованием Троцкого, который спровоцировал «ад», по словам Михаила Тухачевского, который впоследствии стал Маршалом Советского Союза.Себастьен справедливо называет резню поворотным моментом. «После жестокости… мало кто будет питать иллюзии, что Ленин выдержит серьезное сопротивление».

Террор был системным, а не созданием Сталина. Как заметил Достоевский в «Доме мертвых», «Тирания - это привычка. У него своя собственная органическая жизнь; в конце концов он перерастает в болезнь. … Кровь и сила опьяняют ». Максим Горький, один из первых сторонников, который вскоре назовет Ленина «хладнокровным обманщиком», согласился: бывшие рабы «станут необузданными деспотами, как только у них появится такая возможность.«Таким образом, радикализация была вопросом не личности, а судьбы.

Ленин хорошо использовал свой шанс. «С первых часов своего пребывания на посту лидера России он заложил основы террора», - пишет Себастьен. На второй день он начал цензуру прессы. 7 декабря 1917 года он создал ЧК для борьбы с «контрреволюцией, спекуляциями и саботажем». Он отменил правовую систему в пользу «революционной справедливости», которая узаконивала любое извращение закона. «Нам, - проповедовал Ленин, - все дозволено.… Кровь? Да будет кровь ». Ибо победа невозможна «без жесточайшего революционного террора».

Ученый Роберт Сервис в своей знаменитой книге «История современной России» вкратце описывает все это: «Трудовые лагеря, однопартийное государство ... запрет свободных и всенародных выборов, запрет внутрипартийных инакомыслие: ни один из них не должен был быть изобретен Сталиным. … Не зря Сталин называл себя учеником Ленина ». Но почему обвиняют только Ленина и Сталина? Как подчеркивает Себастьен: «Структура полицейского государства была создана при Николае I в 1820-х годах.

Разница между царизмом и ленинизмом - это разница между абсолютизмом и тоталитаризмом. В обеих системах действует единоличное правление, но важнейшим элементом является целостное государство - то, что нацисты навязали как Gleichschaltung - ликвидация гражданского общества сверху донизу: партий, союзов, СМИ, церквей, гильдий и ассоциаций.

Когда вернулся Ленин - Атлантика

Эдвард Крэнкшоу, английский писатель и историк, впервые посетил Советскую Россию в качестве члена британской военной миссии в Москве во время войны; он снова вернулся в 1947 году в качестве писателя для London Observer , и именно в ходе этих двух служебных команд он сделал наблюдения и сделал выводы, которые привели к его двум авторитетным книгам Россия и русские и Трещины в Кремлевской стене. Когда г-на Крэнкшоу попросили определить самый решающий момент в карьере Ленина, он без колебаний выбрал те первые несколько дней, когда после долгого изгнания Ленин вернулся, чтобы взять в свои руки руководство Революцией.

Ленин сказал бы, что в его жизни нет поворотного момента; он бы сказал, что неуклонно следовал прямой линии от зарождения своего политического сознания до момента своей смерти. И это было правдой. Поворотного момента не было, потому что в момент величайшего кризиса Ленин, находясь под непреодолимым давлением, продолжил свою прямую линию, но не был сломлен.

Русский народ хотел революции. Это должно было произойти. Под революцией они подразумевали свержение неумелой и удушающей тирании и ее замену какой-то более либеральной системой. Временное правительство, если бы оно немедленно потребовало мира с Германией и проявило большую активность в вопросе перераспределения земель, могло бы остаться у власти, что привело бы Россию к некой демократической системе. Но потому что он держался за войну как обязанность; потому что он знал, что в будущем это будет зависеть от благосклонности Антанты; и поскольку он был патриотическим, он не мог облегчить страдания людей, сильно усугубленных войной.Именно этим несчастьем Ленин намеренно воспользовался.

Он не был и никогда не притворялся оригинальным мыслителем. С момента открытия Маркса в Казанском университете его путь был ясен. В России должна была быть революция. В этом он был заодно со всей русской интеллигенцией. Единственным подходящим способом осуществить революцию был марксистский путь. Революция в России должна была быть произведена городским пролетариатом и сельским пролетариатом беднейших крестьян во главе с профессиональными революционерами, которые понимали, что происходит.Все это было общим для всех марксистских партий. Да и искать секрет ленинизма в какой-то конкретной теории бесполезно.

Весь его вклад заключался в практике. Маркс для него был планом, руководством к действию. Основным пунктом была диктатура пролетариата. Врагом был либеральный реформизм. Пролетариат должен был получить образование и политически подняться до уровня горстки профессиональных революционеров, которые в одиночку не могли произвести революцию.Все, что хоть как-то ослабляло силу профессионального жесткого ядра, было анафемой. И ослабили не теорию, а ошибочную стратегию и тактику. Слово «ошибка» было компромиссом. Таким образом, критика теоретических противоречий Ленина упускает из виду главное. Он был непоследователен. Он апеллировал к Марксу, как фундаменталисты апеллируют к Библии. У него была одна животрепещущая идея: принести марксистскую революцию миру и России. Его подход к этой проблеме был подходом не революционного теоретика, такого как Троцкий, как меньшевики, как большинство его коллег-большевиков, а самодельного практического государственного деятеля.Его политическое чутье нашло правильную тактику и стратегию. Его знание Маркса затем нашло текст, подтверждающий его действия. Его воля и личность поддерживали его. Его ссоры с ближайшими коллегами по Социал-демократической партии всегда были спорами из-за тактики и стратегии, а не из-за теории: как лучше всего способствовать марксистской революции, диктатуре пролетариата в кратчайшие сроки. Он нашел путь. Но другие, как Троцкий, как Мартовская печь, были более правильными марксистами.

За ним Ленин выстроился в огромную и примитивную страну с 150 миллионами душ. Те, кто устоял против качелей, были сломлены. Это был уникальный в мировой истории сольный спектакль. Кризис, когда, по всем возможным подсчетам, Ленин должен был уступить дорогу или сломаться, начался поздно ночью 16 апреля 1917 года. Он пошел рысью, явно не подозревая, что делает что-то необычное.

Он понял это рысью буквально. В течение восьми дней взаперти с группой товарищей в изгнании он путешествовал по Европе в знаменитом запломбированном поезде из Цюриха.Для кого бы то ни было, кроме Ленина, те дни были бы торжественны с самооценкой; Профессиональный революционер, обученный и самодисциплинированный, годами посвятивший себя моменту действия, брошенный и неустанно трудящийся в убожестве иностранной ссылки, чтобы держать своих товарищей на должном уровне, собирался домой, чтобы претворить свои идеи в жизнь. Долгая фантастическая поездка на поезде, организованная немецким правительством, которая увидела в этом безвестном фанатике еще одну бациллу, которая пустила в ход пошатнувшуюся и измученную Россию для распространения инфекции, была возможностью для самого тщательного подведения итогов.Но для Ленина это был просто медленный и утомительный способ продолжить работу.

Он работал на этой работе много лет. Он находился под давлением в течение многих лет. В течение многих лет его задачей было не проповедовать революцию, а держать проповедников революции на должном уровне, чтобы, когда настанет день, они знали, что делать. В течение многих лет он работал в изгнании, потому что полиция не позволяла ему работать в России. Теперь, когда появилась возможность вернуться в Россию, возникли трудности с переходом через вражескую территорию.Он обдумывал все мыслимые средства и должен был отказываться от плана за планом, пока шведский социал-демократ не убедил правительство Германии посадить его на поезд.

Он не чувствовал благодарности. С тех пор, как первые известия о революции достигли его в его мрачном жилище в Цюрихе, он прожил этот день, который чудесным образом настал. Другой мужчина был бы предан, чтобы выразить эмоции при первом снятии напряжения. Но не Ленин. Никто не знает, что он чувствовал в своем сердце, но он ничего не выдал.Он принял предложение Германии как свое право: они делали это не из любви к нему, а из чистого корыстного интереса - как они могли бы, учитывая, что он возвращается в Россию, чтобы положить конец войне! И пока они об этом говорили, он требовал от них соблюдения определенных условий, если он собирался почтить их память, путешествуя на их поезде. Он поставил условия, как победитель; и они были приняты.

Итак, он отправился в путь вместе с тридцатью пятью товарищами-революционерами, что было самым естественным явлением в мире.Поездка на поезде была просто перерывом в его работе. Он был вполне уверен, что будет арестован, как только ступит в Россию; и он потратил некоторое время на подготовку речи в свою защиту, которую он обсудил со своими товарищами.

О личных переживаниях Ленина нам ничего не известно. Действительно, чем глубже мы углубляемся в существующие рассказы о его жизни, тем более вопиющим становится почти полное отсутствие какой-либо информации, которая проливает свет на его душевное состояние в любой момент времени.

Заманчиво сделать вывод, что у него не было эмоциональной жизни; но это было бы неправдой.Надежда Константинова Крупская, его жена, спутница его жизни, его товарищ-революционер, рассказывает нам то немногое, что мы знаем; и этого достаточно, чтобы показать, что он не был автоматом. Время от времени в ее воспоминаниях мы узнаем, что Ильич был замкнутым, угрюмым, подавленным или в приподнятом настроении. Время от времени они вдвоем, обычно ради здоровья Крупской, уходили в горы, чтобы побыть наедине с природой, которую любил Ильич. Ему нравилась охота в Сибири, и однажды он позволил лисе, которую он должен был застрелить, невредимой, «потому что это было так красиво».«Он слушал музыку, и больше всего ему нравилась Аппассионатная соната Бетховена.

Он читал и другие вещи, помимо революционной философии и синих книг. Особенно в последние дни швейцарского изгнания, когда мир вокруг него находился в состоянии войны, он уделяла больше времени любимым романам; Крупская говорит, что в это время он «смягчился». Об этом никто ничего не знал. Много позже она с удивлением обнаружила (удивление характерно), что на самом деле его читали в классике так же хорошо, как и ее саму.Он перечитал их все еще раз в Сибири. Но мир не знал.

Мир практически ничего не знал. В детстве он уважал и восхищался своим братом Александром, повешенным за участие в покушении на царя. Это уважение и восхищение были взаимными, но, по словам Александра, «мы не понимаем друг друга». Учителя его тоже не понимали. Директор его школы, не кто иной, как отец Керенского, которого однажды Ленин должен был свергнуть, старался изо всех сил для мальчика, но жаловался на его чрезмерную сдержанность и нелюдимость.У него были «отстраненные манеры даже с людьми, которых он знал, и даже с самыми лучшими из его одноклассников».

Позже он стал чрезвычайно общительным. Но это была общительность великого директора, по выражению Эдмунда Уилсона. Нет никаких записей ни о каких разговорах с Лениным, которые не касались бы грядущей революции, того, как ее добиться и как лучше всего подготовить партию, чтобы она была в хорошей форме и морально подготовлена ​​к борьбе. Так что он продолжал сдерживаться. Возможно, дружба с Максимом Горьким была его единственным предохранительным клапаном.Только с Горьким Ленин позволял преодолевать политические разногласия личной теплотой. Есть еще одна записка Каменеву, написанная, когда Ленин был вынужден скрываться после «июльских дней», когда Временное правительство запретило ему. « Entre nous , - писал он, - если меня выгонят, я прошу вас опубликовать мою маленькую записную книжку Марксизм о государстве (застрял в Стокгольме). В синей обложке ... Есть целая серия. заметок и комментариев. Сформулируйте это. Я думаю, вы могли бы опубликовать это с недельной работой.Думаю, это важно, потому что сошли с пути не только Плеханов и Каутский. Мои условия: все это должно быть абсолютно entre nous ».

В этой небольшой записке, вытесненной из него в чрезвычайной ситуации - поскольку агитация против Ленина как предполагаемого немецкого агента была тогда грозной и опасной, - мы видим прекрасно выраженную знакомый персонаж, хотя на этот раз нам позволено заглянуть в человеческие чувства за обычно безупречной сдержанностью.

«Все сочинения Ленина функциональны; все это направлено на достижение непосредственной цели », - сказал Уилсон.Это относилось ко всему его образу жизни. Ради сиюминутной цели он безжалостно разорвал старые дружеские отношения без малейшего видимого колебания или сожаления; и в своих публичных нападках на людей, которые были его преданными товарищами накануне, он впервые применил эту грубую дикую инвективу, стиль «грабитель-каннибал», который с тех пор стал унылой идиомой коммунистической партии во всем мире. Но Крупская говорит достаточно, чтобы показать, что он часто сожалел. Его периодическая радость, когда Мартов, вождь моншевиков, которого он любил, вернулся на прямой и узкий путь ленинизма (только для того, чтобы снова сбиться с пути), является доказательством этого.В приветствии Ленина есть нечто большее, чем восторг от «Я же вам сказал!» Он знал чувства нежности; чего ему не хватало, так это чувства сомнения. Таким образом, он любил людей совершенно беспристрастно, как собаку или домашнего кролика. Его любовь не разделяла.

Ему никогда и в голову не приходило, что он может быть неправ, а другие правы. Различные современники отмечали крайнюю чувствительность, с которой он входил в чувства других. Но сомнительно, был ли он на это способен.Он был до степени внимателен, когда рассмотрение было политически допустимым. Был большой запас доброты, который он отключал, когда это было политически желательно; но это была доброта извне. Это была доброта человека, который не любит причинять боль животным, но убьет их как можно безболезненно, если они окажутся у него на пути. Это не имеет ничего общего с добротой понимания.

Еще он был в некотором роде романтиком и наивен. Его влечение к Аппассионатной сонате является ключом к этому; так же он прославлял собственный макиавеллизм и убожество существования бедного эмигранта.Он романтизировал собственный аскетизм. Крупская рассказывает, как «Ильич был в восторге», потому что одна из их цюрихских хозяйок в доме, который часто посещали воры и проститутки, давала им кофе в чашках со сломанными ручками. Но ясно, что, что бы ни думала Крупская, Ильич не любил чашки со сломанными ручками. Это для него символизировало отречение от чувствительной и требовательной души. Когда Коллонтай превозносила достоинства свободной любви, она говорила, что сексуальное удовлетворение имеет не больше значения, чем выпить чашку холодной воды.Когда об этом доложили Ленину, он вспыхнул: «Может быть. Но кто хочет пить из чашки, которой пользовались многие другие?»

К моменту отзыва в Россию Ленин был полностью дисциплинирован до безличности, так что это стало его настоящей натурой. Из-за этого я говорю, что он почти не знал, что делал, или что он столкнулся с величайшим кризисом своей жизни. Путешествие в опломбированном поезде оказалось перерывом. Его ответ на вызов революции был немедленным и прямым, как рефлекторное действие.Пока другие с громкими радостными возгласами метались вокруг, Ленин тут же сел и составил телеграмму увещевания петроградским большевикам. В то время как другие стремились к солидарности со всеми революционными элементами, Ленин выкрикивал по всей Европе лозунг абсолютной исключительности. « Никогда больше по образцу II Интернационала! Никогда больше с Каутским!» он написал Коллонтай в Стокгольм. И в его телеграмме: «Наша тактика; полное недоверие; никакой поддержки новому правительству; особенно подозреваем Керенского; единственная гарантия - вооружение пролетариата; немедленные выборы в Петроградскую Думу; нет сближения с другими партиями.«И затем снова, когда он услышал, что Временное правительство, поддерживаемое некоторыми социал-демократами, выступает за продолжение войны,« империалистической войны », и называет ее« оборонительной войной »:« Наша партия навсегда опозорит себя, убить себя политически, если оно принимало участие в таком обмане. . . . Я бы предпочел немедленный разрыв с кем бы то ни было в нашей партии, чем сдаться социал-патриотизму ». вне досягаемости слишком долго.Что Ленин знал о революции? Как он мог понять силу и славу огромного подъема, о котором он теперь просил большевиков хладнокровно? Когда он приедет, он начнет понимать и видеть вещи по-другому. Первой задачей было защитить революцию от всех нападений извне. Тогда они снова смогут подумать.

Но Ленин приезжал, чтобы продолжать говорить то, что он говорил годами, то, что он уже сказал в тех первых письмах и телеграммах.Уже в этих статьях и в статьях для «Правда» он изложил то, что Троцкий назвал «законченным анализом революционной ситуации». Но тем, кто оказался на месте, этот анализ показался неуместным и абсурдным. Любопытно, что из петроградских большевиков только молодой Молотов, которому тогда было около двадцати лет и который был совершенно никому не известен, понял, чего на самом деле хотел Ленин. Когда революция поразила Россию, он редактировал «Правда» и придерживался ленинских принципов. Затем Каменев и Сталин вернулись из ссылки в Сибири и сменили Молотова.Когда в Стокгольме Ленин раздобыл несколько экземпляров «Правды » и прочитал передовицы, он пришел в ужас; действительно пора было вернуться. И когда на границе с Россией его встретили Каменев и Сталин, готовые к трогательному приему, первые слова Ленина были: «Что это вы пишете в « Правде »? ты зачем! " Крупская была так тронута его возвращением домой, что не могла говорить с собравшейся вокруг толпой.Но Ленин без труда заговорил или оборвал свою речь, когда поезд тронулся. «Они собираются нас арестовать, когда доберутся до Петрограда?» он спросил. Приветствующая делегация улыбнулась. Этот вопрос показал, если ничто иное, насколько товарищ Владимир Ильич был вне досягаемости. В течение трех месяцев Ленин скрывался за свою жизнь. Это показало, насколько товарищи были вне связи.

Затем пришло великое прибытие. На Финляндском вокзале революционеры заняли царскую приемную.Там ждали с букетом и речами Ленина. У нас есть эта сцена из Суханова, беспартийного сторонника меньшевиков, которого Ленин не допустил бы на расстояние до своих большевиков, но которого его большевики приняли как друга. Это должно было стать трогательной сценой встречи и примирения - и это должно было поставить Ленина на его место, как уважаемого эмигрантского лидера, оторванного от реалий русской жизни, которому придется заново учиться ходить, прежде чем он мог бежать.Возглавлял комитет приветствия Чхеидзе, один из ведущих меньшевиков, и Ленин рысью подошел к Чхеидзе.

«Ленин вошел или, вернее, вбежал в« Царскую комнату »в котелке, лицо его озябло, а в руках пышный букет. Вбежав в середину комнаты, он остановился перед Чхеидзе. Впрочем, он столкнулся с совершенно неожиданным препятствием. И тогда Чхеидзе, не отказываясь от своей меланхолической позиции, произнес следующую «приветственную речь», тщательно сохраняя не только дух и букву, но и тон морального наставника: «Товарищ Ленин, от имени Петроградского Совета и всей революции мы приветствуем вас в России.. . но мы считаем, что главная задача революционной демократии в настоящее время состоит в том, чтобы защитить нашу революцию от любого нападения как изнутри, так и извне. . . . Мы надеемся, что вы присоединитесь к нам в стремлении к этой цели ». Чхеидзе замолчал. Я был встревожен его неожиданностью. Но Ленин, казалось, знал, как со всем этим справиться. Он стоял там с таким видом, как будто происходящее его нисколько не волновало, переводил взгляд с одной стороны на другую, оглядывал окружающую публику и даже рассматривал потолок `` Царской комнаты '', переставляя букет (что, скорее, гармонировало). плохо всей своей фигурой), и, наконец, полностью отвернувшись от делегатов Исполнительного комитета, он `` ответил '' так: `` Дорогие товарищи солдаты, матросы и рабочие, рад приветствовать вас от имени победоносной русской революции, чтобы приветствовать вас как авангард международной пролетарской армии.. . . Недалек тот час, когда по призыву нашего товарища Карла Либкнехта народ [Германии] обратит свое оружие против своих капиталистических эксплуататоров. . . . Совершенная вами русская революция открыла новую эпоху. Да здравствует всемирная социалистическая революция! »

Это было началом. «Таким образом, - цитируя Троцкого, - Февральская революция, болтливая, дряблая и все же довольно глупая, встретила прибывшего человека с твердой решимостью исправить ее как в мыслях, так и в воле.Эти первые впечатления, десятикратно умножившие принесенную им тревогу, вызвали у Ленина чувство протеста, которое было трудно сдержать. Насколько приятнее закатать рукава! Обращаясь от Чхеидзе к матросам и рабочим, от защиты Отечества до международной революции, от Временного правительства к Либкнехту, Ленин просто провел там короткую репетицию всей своей будущей политики ».

Что это была за политика. ?

Полис пришел на следующий день после дальнейших репетиций.В ту же ночь он произнес небольшую речь перед революционным почетным караулом на перроне, освещенном прожекторами и стоявшими по очереди моряками: «Товарищи моряки! Приветствую вас, еще не зная, верили ли вы во все обещания Временное правительство.Но я убежден, что когда с тобой ласково разговаривают, когда тебе много обещают, они обманывают тебя и весь русский народ. Народу нужен мир, народу нужен хлеб, народу нужна земля.И дают войну, голод, без хлеба - оставить помещиков на земле. . . . Мы должны бороться за социальную революцию, бороться до конца, до полной победы пролетариата. Да здравствует всемирная социальная революция! »

Его посадили в броневик и торжественно отвезли через ликующие толпы к Кшесинскому дворцу, роскошному особняку прима-балерины, бывшей любовницей царя. Крупскую одолела. бурная сцена ». Те, кто не пережил революцию, не могут представить ее грандиозной и торжественной красоты.«Все были охвачены огромным высвобождением примитивной силы, желая увидеть братство и согласие как будущее состояние всех тех, кто помог свергнуть царя. Только Ленин не был побежден. прожекторами на Финляндском вокзале он призывал к новой революции: революции против Временного правительства. И он продолжал звонить. Он говорил из Кшесинского дворца. Толпе он не давал покоя. Они были довольны собой за то, что сделали. .Ленин сказал им, что этого недостаточно. Своим товарищам-революционным лидерам он принес шок от реальности и чувство тревоги.

А на следующий день он произнес официальную речь на встрече во дворце, которая длилась два часа.

«В пути сюда с товарищами я ожидал, что они отвезут нас прямо с вокзала в Петропавловск. Мы, кажется, далеки от этого. Но не будем терять надежду, что это произойдет, что мы не избежит этого ". От дикой иронии, направленной на тех, кто думает, что они могут прийти к компромиссу с либералами и капиталистами во Временном правительстве, он перешел к прямому выражению взглядов, которые, как показалось его аудитории, не имели никакого отношения к тому, что было на самом деле. происходит.Они были довольны своей революцией, как собака с двумя хвостами. Они думали, что поработали на удивление хорошо. И вот Ленин, наблюдавший за всеми из безопасности Швейцарии, бросал это им в зубы - ни слова поздравления или похвалы, а просто резкое презрение, как удары плетью. А на его месте? Здесь снова Суханов: -

«Он отмел аграрные реформы вместе со всей другой политикой Совета. Он потребовал, чтобы крестьяне сами организовались и захватили землю без какого-либо государственного вмешательства.Нам не нужна парламентская республика. Нам не нужна буржуазная демократия. Нам не нужно никакого правительства, кроме Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов ».

Зрители почувствовали, что их ударили по голове. На следующий день вышли знаменитые апрельские тезисы. Республика, вышедшая из Февральской революции, - не наша республика, и война, которую она ведет, - не наша война. Задача большевиков - свергнуть империалистическое правительство.Но это правительство опирается на поддержку эсеров и меньшевиков, которых, в свою очередь, поддерживает доверчивость народных масс. Мы в меньшинстве. В этих условиях не может быть речи о насилии с нашей стороны. Мы должны научить массы не доверять соглашателям и оборонцам. «Мы должны терпеливо объяснять!» Успех этой политики, продиктованной всей существующей ситуацией, гарантирован, и он приведет нас к диктатуре пролетариата, а значит, за пределы буржуазного режима.Мы полностью порвем с капиталом, опубликуем его тайные договоры и призовем рабочих всего мира, чтобы они освободились от буржуазии и положили конец войне. Мы начинаем международную революцию. Только его успех подтвердит наш успех и гарантирует переход к социалистическому режиму ».

Ленин был один. Апрельские тезисы были предложены от его имени. Они взбесили меньшевиков и загнали многих большевиков в лагерь меньшевиков. ума. "Не бойтесь оставаться в меньшинстве.«И он предложил формальный разрыв с меньшевиками. Он больше не будет разделять с ними имя социал-демократа». Лично и, говоря только от себя, я предлагаю изменить название нашей партии, чтобы мы назвали ее Коммунистической. Партия ». Ни один из членов конференции не согласился на окончательный разрыв со Вторым Интернационалом, который выдал себя, когда его члены проголосовали за военные кредиты своему собственному правительству в 1914 году.« Вы боитесь вернуться к своим старым воспоминаниям? "он издевался.«Не цепляйся за старое слово, которое насквозь прогнило. Имей волю построить новую партию ... и все угнетенные придут к тебе».

«Имейте волю к созданию новой партии», - потребовал этот неординарный человек в момент торжества партии. Через полгода дело было совершено, но не раньше, чем сам Ленин был вынужден скрываться от Петра и Павла.

Как это было сделано? О чем все это было?

Октябрьская революция была произведена под воздействием двух различных сил.Один был необъятным, недисциплинированным, нерешенным в отношении цели и массой противоречий; другой - компактный, маневренный и целеустремленный. Один был восставшим народом России, который в марте сверг царя; другим было крайне левое крыло одной революционной партии среди многих, большевистское крыло Российской социал-демократической рабочей партии. В момент кризиса эта партия была сведена практически к одному человеку, Владимиру Ильичу Ленину, урожденному Ульянову, который создал большевизм, поддержал его, сохранил его неприкосновенность, несмотря на все трудности, полностью отождествил ее с собой, и все же накануне его триумфа был на грани того, чтобы уйти из него.Кризисная партия большевиков была ничем иным, как волей Ленина и людьми, которые были готовы ей полностью подчиниться. Если бы Ленин ушел в отставку после своего возвращения в Россию в 1917 году, она потеряла бы свою идентичность, поглощенная меньшевиками и «соглашателями». Ленин создал бы другую партию, но слишком поздно, чтобы выиграть для себя правительство России; не было бы Советского Союза. С другой стороны, если бы Ленин уступил требованиям народа и позволил своим самым доверенным коллегам склонить его к компромиссу, он потерял бы свою индивидуальность, и большевизм потерял бы свое значение; не было бы Советского Союза.Ленин занял невероятную позицию, когда в своем котелке вбежал на Финляндский вокзал и оказался лицом к лицу с Чхеидзе.

Только личность и тактическое мастерство Ленина позволили ему во имя Маркса побудить опытных марксистов следовать за ним против учения Маркса. Он сделал это, в конце концов, способами, изложенными в Апрельских тезисах. В страданиях и смятении революционной России он держался в стороне от тех, кто пытался заставить революцию работать.Он преследовал их и смущал с абсолютной безжалостностью. Он обращался к народу, рабочим, солдатам, крестьянам, ради которых пожертвовали собой поколения революционной интеллигенции, над головами людей, которые наконец помогли народу, рабочим, солдатам и крестьянам, осуществить революцию. Он апеллировал к их самым эгоистичным инстинктам: жажде хлеба, земли, мира. И, в конце концов, он убедил их в достаточной степени на своей стороне, чтобы свергнуть правительство Петрограда.Он заменил это диктатурой пролетариата, что означало, по сути, диктатуру воли Ленина.

Он был человеком бескорыстным и бесцеремонным. Он был абсолютно лишен воображения, . Он любил людей как животных, а не как людей. Он жалел их, но не уважал их. Он был в высшей степени сентименталистом. Он хотел спасти народ от ужасной тирании царей - но своим путем и никак иначе. Его путь содержал семена другой тирании.Он этого не видел. Если бы он смог это увидеть, у него не было бы сверхчеловеческой целеустремленности, которая пронесла его через все годы изоляции в пустыне, осуждая, как второстепенный пророк, всех тех, кого бы возлюбили, кто видел иначе, чем он, рысью отправились на Финляндский вокзал, чтобы объявить войну и поддержать ее до победы против революции, обещавшей дать народу России все, о чем они когда-либо просили. Его непоколебимая вера, его научная база, как он бы это назвал, заключалась в том, что мировая революция, которая одна могла поддержать революцию в России, была близка.Он был не прав.

Ленинское преемство - Семнадцать моментов советской истории

Тексты Изображения Видео

Тематическое эссе: Льюис Сигельбаум

Борьба за преемственность Ленина, которая началась еще до его смерти в январе 1924 года, потрясла Коммунистическую партию до самых основ и имела огромные последствия для ее - и Советского Союза - будущего. Оглядываясь назад, кажется очевидным, что Сталин, назначенный Генеральным секретарем за два месяца до того, как Ленин перенес первый из трех ударов (май 1922 г.), примет его мантию.Но в то время Секретариат не был особо возвышенным учреждением, и, несмотря на всю свою упорную работу, Сталину, казалось, не хватало интеллектуального блеска и риторических навыков, которые были связаны с лидером партии. Более того, в серии заметок, которые Ленин продиктовал своему секретарю в декабре 1922 года, он критиковал Сталина за его «поспешность и административную импульсивность» в урегулировании конфликта по поводу присоединения Грузии к Советскому Союзу, указывая на то, что он удерживал его (и Феликса. Дзержинский) «политически ответственным за эту подлинно великорусскую националистическую кампанию.В приписке, продиктованной в начале января, он добавил, что «Сталин слишком груб, и эта ошибка ... становится невыносимой в офисе генерального секретаря». Таким образом, он выступал за его снятие с этой должности.

С другой стороны, в том, что обычно называют его «Завещанием», Ленин также критиковал других ведущих членов Политбюро, включая Троцкого, который проявлял «чрезмерную самоуверенность» и «чрезмерную озабоченность чисто административной стороной дела». В любом случае, когда в мае 1924 года заметки Ленина были зачитаны Центральному комитету, Сталин, Зиновьев и Каменев сформировали триумвират, по сути союз против Троцкого, и сумели уйти в сторону на XIII съезде партии в конце того же месяца.После съезда высшее руководство партии в выступлениях и статьях в прессе полемизировало о том, кто из ленинцев наиболее лоялен. Троцкий, который неоднократно конфликтовал с Лениным до революции и не присоединялся к большевикам до середины 1917 года, находился в явно невыгодном положении в этих обменах. Но в ноябре 1924 года он нанес ответный удар, напомнив сторонникам партии в эссе под названием «Уроки Октября» о противодействии Зиновьева и Каменева решению Ленина начать октябрьское восстание 1917 года.

Руководители партии на момент смерти Ленина уже были обусловлены борьбой с Рабочей оппозицией за использование идеологических дебатов в качестве инструмента политических амбиций. Пропаганда Сталина «социализма в одной стране» оказалась политически эффективным оружием против Троцкого, который, по контрасту, не верил в самодостаточность Советского Союза. Все это время Сталин приводил доверенных сторонников «линии партии» в центральный аппарат и укреплял свой контроль над провинциальными партийными назначениями.Хотя Троцкий должен был оставаться в Политбюро еще почти три года, в январе 1925 года он был отстранен от одного из своих самых влиятельных постов - президента Реввоенсовета. Когда звезда Троцкого пошла на убыль, триумвират рухнул, и к концу 1925 года Зиновьев и Каменев критиковали претензии Сталина на лидерство. Расплата Сталина с ними наступит в 1926 году, после чего в 1928 году он нападет на «правый уклон» своего бывшего союзника Николая Бухарина.


Эта работа находится под международной лицензией Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0.

Ленин: кто виноват?

Ленин: кто виноват?

Кто несет ответственность?


Опубликовано: Впервые опубликовано в журнале Pravda No. 96 от 14 (1) июля 1917 г. Издается по тексту Правды .
Источник: Ленин Собрание сочинений , г. Издатели Прогресс, 1977 г., Москва, Том 25, страницы 151-152.
Переведено:
Транскрипция \ Разметка: Р. Цымбала
Общественное достояние: Ленинский Интернет-архив. 2002 г. Вы можете свободно копировать, распространять, отображать и выполнять эту работу, а также создавать производные и коммерческие работы. Пожалуйста, укажите «Марксистский Интернет. Архив »в качестве источника. • ПРОЧТИ МЕНЯ


Г-н Н. Ростов цитирует в министерстве Рабочая. Газета несколько выдержек из солдатских писем, подтверждающих до крайнего невежества крестьян.Автор, по мнению по его собственным словам, имеет в своем распоряжении огромную пачку писем направлен в отдел агитации горисполкома Совет рабочих и солдатских депутатов от всех частей страна. Он говорит, что все буквы требуют одного и то же самое: Бумаги, присылайте нам бумажки!

Писатель-меньшевик вдруг испуганно восклицает: «Если бы революция не доходит до них [крестьян] как явный факт большой полезности, они восстанут против революция.... »Крестьяне« невежественны, как Когда-либо".

Меньшевик и министерский чиновник немного опоздали. встревожился из-за своей пачки писем. Более семи прошли недели с 6 мая, когда меньшевики начали служить капиталистам, и все это время буржуазными контрреволюционная ложь и клевета на революцию имеют свободно хлынул в деревню через буржуазные бумаги, которые стали доминирующими, благодаря прямым и косвенные слуги и сторонники капиталистического правительства при поддержке меньшевиков.

Если бы меньшевики и эсеры не были предавая революцию и поддерживая счетчик революционных кадетов, власть была бы в руках Исполком с начала мая. Исполнительный комитет мог немедленно установить государственную монополию на частную рекламу в прессе и, таким образом, могла бы получить десятков миллионов экземпляров газет за бесплатно распространение в сельской местности.Большая печать прессы и запасы газетной бумаги использовались бы Исполнительный комитет просвещать крестьян, а не запутывать их через дюжину буржуазных, контрреволюционных газет, которые фактически захватили ключевую роль в газетный бизнес.

Тогда Исполнительный комитет мог бы распустить Думу и, сэкономив на этом народные деньги - не говоря уже о многое другое - эти деньги можно было потратить на посылая тысячу агитаторов, а то и тысячи из них, в сельская местность.

Во времена революции прокрастинация часто эквивалентна полное предательство революции. Ответственность за задержка с передачей власти рабочим, солдатам и крестьян за промедление с проведением революционных меры по просвещению невежественных крестьян целиком и полностью опираются на Эсеры и меньшевики.

Они предали революцию на этом иметь значение. Они несут вину за то, что рабочие и солдаты вынуждены ограничиваться примитивными средства в борьбе с контрреволюционной буржуазией пресса и агитация, тогда как они могли и должны были по всей стране означает для этой цели.


Банкноты


Сторонников и друзей Владимира Ленина

Ричард Б.Спенс, доктор философии, Университет Айдахо,

Владимир Ленин - одна из самых влиятельных фигур в истории России и даже мира. Он был лидером большевистской революции 1917 года. Но он был не один. Кто были те люди, которые поддержали его в достижении цели создания новой России?

Партия большевиков, возглавляемая Лениным, смогла свергнуть царский режим.
(Изображение: Неизвестный автор / Общественное достояние)

Кто был Ленин?

Владимир Ильич Ульянов был дворянином под революционным псевдонимом Ленин.Тогда для революционеров было принято использовать псевдонимы. Он обладал абсолютной властью в партии и оказал огромное влияние на судьбу большевизма и марксизма-ленинизма.

Его главной целью было стать абсолютной властью в партии, какой бы маленькой она ни была. Фактически, именно Ленин разбил российское социалистическое движение на более мелкие фракции, которые вступали в соперничество и соперничество. В этом смысле считается, что он оказал охранке огромную услугу. Охрана была тайной полицией царской России и заклятым врагом революционеров.Считается, что Ленин был агентом охранки, чтобы заговорить революционеров. Однако нет никаких доказательств того, что он имел какое-либо отношение к охране. Во всяком случае, его амбиции в конечном итоге оказались полезными для того, чего хотела охранка: роспуска революционных сил, чтобы они могли разделять и побеждать.

В последующие годы Ленин проявил себя лучше всех. влиятельные в русской революции и судьбы миллионов людей вокруг мир.

Узнайте больше о Революционной России.

Портрет Ленина в Швейцарии, 1916 г. (Изображение: Вильгельм Пльер / общественное достояние)

Ленина Финансовые спонсоры

Один из финансовых сторонников Ленина. движение был известный писатель и масон Максим Горький. Он не был Большевик, но он использовал свою славу и деньги, чтобы поддержать Ленина. В первый раз, когда Он пришел на помощь Ленину, когда умер один из его видных сторонников.

Этот сторонник был членом пятой по богатству семьи в России по имени Савва Морозов.Он пожертвовал большевикам часть прибыли от своих текстильных фабрик. Любопытно, что он покончил с собой, когда мать заставила его прекратить пожертвования. Согласно другой версии, он не покончил жизнь самоубийством, но был убит одним из братьев Ленина, Леонидом Красиным. Мотив? Большая сумма денег в страховом полисе. Какую роль в этой истории сыграл Горький? Как близкий друг Морозова, он уговорил его выплатить страховку Марии Андреевой. Она была актрисой и гражданской женой Горького.После смерти Морозова 60 000 рублей страховых денег были переданы Ленину.

Он также организовал сбор средств для большевиков. в Америке. Но поскольку он останавливался в отеле со своей девушкой, этот не был встречен благоразумными американцами, и поездка по сбору средств была разрушен.

Но Горький продолжал поддерживать Ленина, когда он вернулся в Европу. Он снял виллу на Капри, Италия. Ленин и его друзья часто навещали его и превратили виллу в школу для революционных тренировок, таких как пропаганда и изготовление бомб.

Это стенограмма из серии видео Реальная история тайных обществ. Смотрите сейчас на Wondrium.

Отношения между Троцким и Лениным

Лев Троцкий изначально был меньшевиком до 1917 года, когда его приняли в качестве большевика. Впервые он был признан революционером в 1905 году, когда он участвовал в неудачном восстании, известном как Революция 1905 года. Его отправили в ссылку, но он бежал в Лондон и до 1916 года оставался в разных странах, таких как Австро-Венгрия и Швейцария.В 1916 году он жил во Франции, но из-за того, что он занимался антицарской деятельностью, он был депортирован в Испанию французским правительством, поскольку они были союзниками царской России.

Он пробыл в Испании недолгое время, прежде чем уехать в Нью-Йорк с семьей. Но кто финансировал поездку? Этот неизвестный сторонник якобы Парвус, который был его давним другом.

В Нью-Йорке он связался с социалистами и антивоенными движениями и оставался там до свержения царя.

Он предположительно был связан с Парвусом, Шиффом и Варбургом. Кто были эти люди? Парвус был немецким агентом. Джейкоб Шифф был американским банкиром, евреем и масоном. Из-за своей давней обиды на антисемитский царский режим он финансово поддержал революцию 1905 года. Революция 1917 года также была для него еще одной возможностью финансировать революционеров. Шифф имел тесные связи с немецким Варбургским банком. Банк также был связан с правительством кайзера.Британская разведка определила Макса Варбурга - главу банка - как «главного немецкого агента в России».

Ходили слухи, что Троцкий вернулся в Россию с 10 тысячами долларов и американским паспортом. Хотя это не было подтверждено, его связи со всеми этими людьми вызывают серьезные вопросы по поводу этих утверждений.

Узнайте больше о творчестве Ленина.

Владимир Ленин, Лев Каменев и Лев Троцкий (Изображение: Неизвестный автор / Общественное достояние)

Ленин Принимает Троцкого как большевика

Хотя Троцкий и Ленин не были на хорошем счету условий ранее, и Ленин называл Троцкого «Иудой», он наконец признал его как большевик.Это стало неожиданностью для других большевиков, учитывая их история и различия идей.

Троцкому была дана миссия по организации Октябрьская революция Ленина. Но почему Ленин возлагал такую ​​огромную ответственность Иуде? На то есть несколько причин. Одна из причин - финансовые поддержку Троцкий устроил в Нью-Йорке. Другая причина в том, что они оба понял, что главный путь к власти - это революционные советы. Поэтому они решили объединить свои силы для достижения своей конечной цели.

Общие вопросы о сторонниках Ленина

Q: Ленин и Троцкий работали вместе?

Будучи бывшими соперниками, Ленин и Троцкий наконец объединились, чтобы осуществить русскую революцию. Они наконец нашли путь к власти через революционные Советы.

В: Что Ленин думал о Троцком?

До русской революции они были соперниками и имели противоположные мнения о политических изменениях. Ленин называл Троцкого «Иудой». Они принадлежали к двум противоположным партиям, меньшевикам и большевикам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *