Ленин биография на английском языке: Vladimir lenin — Simple English Wikipedia, the free encyclopedia

Содержание

Урок 58. Lenin’s Birthday — Текст про день рождения Ленина на английском языке. They Joined the Young Pioneers — Текст про вступление в пионеры. Lenin — Небольшой стишок про Ленина.

Когда-то давно я обещала, что после того, как выложу всю информацию по учебнику за пятый класс, я также размещу здесь пару текстов про Ленина, вырезанных в учебнике 1992 года выпуска. И вот учебник за 5 класс закончен, остались только тексты по домашнему чтению, которые мы начнем рассматривать в следующей статье. А сегодня ностальгические тексты о Ленине и пионерах:)

Lenin’s Birthday


Last summer Lena Stogova went to a Pioneer camp. The Young Pioneers lived near the river, and in the evening they had a camp-fire. Lena liked to sit at the fire, listen to interesting stories and sing songs.
One evening Lena and the other Young Pioneers were sitting round the camp-fire listening to Victor, the Pioneer organizer. He said to them:
“Today I want to tell you about Vladimir Ilyich Lenin, the leader of all the working people. Many years ago the Ulyanovs lived in Simbirsk (now Ulyanovsk) on the great Russian river Volga. The family was large, Volodya was one of six children in the family. Volodya learned very well at school and went up from one form to the next with very good marks in all subjects every year. He was also a very good comrade and helped the other pupils when they asked him to. When Vladimir was 17, he left school and went to Kazan University. He began his revolutionary work in Kazan, when he was studying at the university.”
Then Victor told the Young Pioneers how Lenin organized the Communist Party, how the Communist Party and the working people with Lenin at their head prepared the Great October Socialist Revolution and how they worked to build Socialism in our country.
“Lenin,” said Victor, “gave all his life to the people. He worked to make their life happy. Now we are building Communism in our country and we must always remember the great man, Vladimir Ilyich Lenin, for all he has done for our country and all the working people. Lenin’s life is a great example for us all. April the 22nd is Vladimir Ilyich Lenin’s birthday, and we celebrate his birthday as a great holiday.”
After Victor’s story, there was a concert at the camp-fire. The Young Pioneers sang songs about Lenin, the Communist Party and our Soviet country.

Переведем с английского:

День рождения Ленина


Прошлым летом Лина Стогова ездила в пионерский лагерь. Пионеры жили возле речки и вечером у них был лагерный костер. Лине нравилось сидеть возле костра, слушать интересные рассказы и петь песни.
Однажды вечером Лина и другие пионеры сидели у костра, слушая Виктора, пионервожатого. Он сказал им:
«Сегодня я хочу рассказать вам о Владимире Ильиче Ленине, вожде всех рабочих людей. Много лет назад Ульяновы жили в Симбирске (сейчас Ульяновск) на великой русской реке Волге. Семья была большая, Володя был одним из шести детей в семье. Володя очень хорошо учился в школе и переходил из одного класса в следующий с очень хорошими оценками по всем предметам каждый год. Он также был очень хорошим товарищем и помогал другим ученикам, когда они просили его. Когда Владимиру было 17 лет, он окончил школу и пошел в Казанский университет. Она начал свою революционную работу в Казани, когда учился в университете».
Потом Виктор рассказал пионерам, как Ленин организовал коммунистическую партию, как коммунистическая партия и рабочие люди с Лениным во главе готовили великую октябрьскую социалистическую революцию и как они работали, чтобы построить социализм в нашей стране.
«Ленин,» — сказал Виктор, — «отдал всю свою жизнь людям. Он работал, чтобы сделать их жизнь счастливой. Сейчас мы строим коммунизм в нашей стране и мы должны всегда помнить великого человека, Владимира Ильича Ленина, он сделал все для нашей страны и для всех рабочих людей. Жизнь Ленина — это великий пример для всех нас. 22 Апреля день рождения Владимира Ильича Ленина, и мы отмечаем его день рождения, как великий праздник».
После рассказа Виктора был концерт возле лагерного костра. Пионеры пели песни о Ленине, коммунистической партии и о нашей советской стране.

Теперь небольшой текст о вступлении в пионеры на английском языке:

They Joined the Young Pioneers



The 22nd of April was a great holiday in our country. It was Vladimir Ilyich Lenin’s birthday, and all the people celebrated that day.
It was a holiday for the pupils of the third form of our school too. On that day they joined the Young Pioneers.
The 22nd of April was a wonderful day. The weather was fine, it was very warm. The girls put white blouses on and the boys white shirts. Some of them brought flowers with them. They all went to the school museum of Vladimir Ilyich Lenin. There the children paraded in front of the portrait of Lenin and the red flag.
They promised to be good pupils and comrades, to help each other, to look after the little ones, to love our country, the Soviet Union.
The Komsomol members of our school put red Pioneer scarves on them. After that the Pioneer organizer saluted them and said, “Be ready!” They gave the Pioneer salute and answered, “Always ready!”
The boys and girls were very happy to join the Young Pioneers.

Переведем:

Они вступили в пионеры


22 Апреля был великий праздник в нашей стране. Это был день рождения Владимира Ильича Ленина, и все люди праздновали тот день.
Это также был праздник для учеников третьего класса нашей школы. В тот день они втсупили в пионеры.
22 Апреля был замечательный день. Погода была прекрасная, было очень тепло. Девочки одели белые блузки и мальчики — белые рубашки. Некоторые из них принесли цветы. Они все пошли в школьный музей Владимира Ильича Ленина. Там дети построились перед портретом Ленина и красным флагом.
Они пообещали быть хорошими учениками и товарищами, помогать друг другу, присматривать за малышами, любить нашу страну, Советский Союз.
Члены комсомола нашей школы повязали им красные пионерские галстуки. После этого пионервожатый салютовал им и сказал «Будь готов!» Они отдали пионерский салют и ответили: «Всегда готов!»
Мальчики и девочки были очень счастливы вступить в пионеры.

И напоследок небольшое стихотворение про Ленина, которое лично я помню со школы)))

Lenin


There is a well-known portrait
Upon a classroom wall.
We see the face of Lenin
So dearly loved by all.
His eyes are kind and honest,
With cleverness they burn.
He tells us, Soviet children,
That we must learn and learn.

Переведем на русский язык:

Ленин


Хорошо знакомый портрет
На стене классной комнаты.
Мы видим лицо Ленина
Так сильно любимого всеми.
Его глаза добрые и честные,
Умом они горят.
Он говорит нам, советским детям,
Что мы должны учиться и учиться.

В общем перевод чисто символический. Как по мне, так тут вообще бред сивой кобылы в этом стихотворении. А на сегодня все.

Перевод %d0%9b%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%bd на английский | Glosbe

В случае многорежимной системы CVS калибровочные кривые, построенные для различных диапазонов значений расхода на насосе, должны располагаться приблизительно параллельно, а отрезки (

D0) должны увеличиваться по мере перехода к диапазону меньшими значениями расхода на насосе.

For a CVS system with multiple speeds, the calibration curves generated for the different pump flow ranges shall be approximately parallel, and the intercept values (D0) shall increase as the pump flow range decreases.

UN-2

В отношении рекомендации, содержащейся в пункте 4 h) iii) решения IV/9b, Сторона в своем ответе от 19 февраля 2014 года информировала Комитет о том, что о выполнении этой рекомендации свидетельствует пункт 23 Положения о порядке проведения оценки воздействия на окружающую среду, в котором предусмотрено следующее:

With respect to the recommendation in paragraph 4 (h) (iii) of decision IV/9b, in its response of 19 February 2014, the Party informed the Committee that this recommendation was addressed through section 23 of the Regulations on the Conduct of Environmental Impact Assessment, which states:

UN-2

См. так же аналогичные результаты для Берлина в: Statistisches Jahrbuch der Stadt Berlin, 1897, Bd. 22, S. 468—472.

Cf. also similar results for Berlin in Statistisches Jahrbuch der Stadt Berlin, 1897, 22, 468-72.

Literature

учитывая также решение IV/9 по общим вопросам соблюдения и решения IV/9A, IV/9b, IV/9c/, IV/9d, IV/9e, IV/9f, IV/9g, IV/9h и IV/9i в отношении соблюдения отдельными Сторонами своих обязательств в соответствии с Конвенцией о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды (Орхусская конвенция),

Having regard also to decision IV/9 on general issues of compliance and decisions IV/9a, IV/

9b, IV/9c, IV/9d, IV/9e, IV/9f, IV/9g, IV/9h and IV/9i on compliance by individual Parties with their obligations under the Convention on Access to Information, Public Participation in Decision-making and Access to Justice in Environmental Matters (Aarhus Convention),

UN-2

В данном конкретном случае финансирование обеспечивается не из Целевого фонда BD, а предоставляется Финляндией непосредственно РЦБК в Египте и Южной Африке.

In this case, the funding is provided by Finland directly to BCRCs in Egypt and South Africa and not through the BD Trust Fund.

UN-2

XX Персея (IRC +50052 / HIP 9582 / BD+54 444, англ. XX Persei) — полуправильная переменная звезда, красный сверхгигант в созвездии Персея между Двойным скоплением и границей с созвездием Андромеды.

XX Persei (IRC +50052 / HIP 9582 / BD+54 444) is a semiregular variable red supergiant star in the constellation Perseus, between the Double Cluster and the border with Andromeda.

WikiMatrix

Ср. рецензию в «Historische Zeitschrift* (Bd 83, S. 482) и «Historical Review* (1889, vol. 19, p. 599).

See the review in the Historische Zeitschrift, 63:482, and the Historical Review, Vol. 15 (1889), 19, p. 599.

Literature

D0 и m — соответственно, отрезок, отсекаемый на координатной оси, и наклон ‐ параметры, описывающие линии регрессии.

D0 and m are the intercept and slope, respectively, describing the regression lines.

UN-2

Согласно следствию 1′ п. 17.2.4, существует конечное θ -нормирующее над Y0 множество D0 ⊂ S X * .

By Corollary 1 of Subsection 17.2.4, there exists a finite θ -norming set D0 ⊂ S X ∗ over Y0 .

Literature

Секущая BD пересекает окружность в точках С и D

Secant BD intersects the circle at points C and D.

QED

Полнер – Чигорин Петербург, 1881 Прежде всего черные должны образовать вторую проходную. 1…b5!

Polner-Chigorin St Petersburg 188 1 First o f all, Black should create a second passed pawn. 1 bS!

Literature

при этом D0 [м3/об.] и m [м3/c] — соответственно, отрезок, отсекаемый на координатной оси, и наклон ‐ это параметры, описывающие линию регрессии.

with D0 [m3/rev] and m [m3/s], intercept and slope respectively, describing the regression line.

UN-2

Автор сообщения АССС/С/2009/44 также представил свои замечания относительно прогресса, достигнутого соответствующей Стороной в отношении каждого из подпунктов рекомендации, содержащихся в решении IV/9b, а также рекомендаций Комитета по сообщению АССС/С/2009/44.

The communicant for communication ACCC/C/2009/44 also provided its comments on the Party concerned’s progress with respect to each subparagraph of the recommendations contained in decision IV/9b, as well as the Committee’s recommendations on communication ACCC/C/2009/44.

UN-2

D0, M, А и В − постоянные угловые коэффициенты, описывающие кривые.

D0, M, A and B are the slope-intercept constants describing the lines.

UN-2

под «критическим объектом» подразумевается объект круглой формы диаметром D0 = 0,8 м 2/;

«Critical object» means a circular object with a diameter D0 = 0,8 m 2/.

UN-2

В случае LF и TF поступления Hg были существенно больше, чем в случае BD, что свидетельствует о влиянии задерживающей роли полога.

Hg input by both LF and TF was substantially larger than BD, demonstrating the impact of canopy interception.

UN-2

− расход топлива в литрах на 100 км (в случае бензина (E5/E10), этанола, СНГ, дизельного (B5/B7) или биодизельного топлива), в м3 на 100 км (в случае природного газа и Н2ПГ) либо в кг на 100 км в случае водорода;

the fuel consumption in litre per 100 km (in the case of petrol (E5/E10), ethanol, LPG, diesel (B5/B7) or biodiesel) in m3 per 100 km (in the case of natural gas and h3NG) or in kg per 100 km in the case of hydrogen.

UN-2

Учтем дополнительно соотношение [AC] ∼ = [BD], выведенное из (9.1), и применим теорему 7.1.

Moreover, let’s take into account the relationship [AC] ∼ = [BD] derived from (9.1) and apply the theorem 7.1.

Literature

«По предположению индукции можно считать, что D'(f), D»»(y), D0(y) выражаются формулой (26.4).»

«By the induction assumption, we can suppose that D'(y), D»»(y), and Do(y) are expressed by formula (26.4).»

Literature

МПП, Исполнительный совет, первая очередная сессия [решение 1995/227 Экономического и Социального Совета и резолюция 50/8 Генеральной Ассамблеи],bd

WFP, Executive Board, first regular session [Economic and Social Council decision 1995/227 and General Assembly resolution 50/8]b,d

UN-2

ссылаясь на решения V/9a, V/9b, V/9c, V/9d, V/9e, V/9f, V/9g, V/9h, V/9i, V/9j, V/9k, V/9l, V/9m и V/9n относительно соблюдения Конвенции Австрией, Арменией, Беларусью, Болгарией, Германией, Европейским союзом, Испанией, Казахстаном, Румынией, Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии, Туркменистаном, Украиной, Хорватией и Чешской Республикой, принятые одновременно с настоящим решением и содержащие выводы и рекомендации Совещания, касающиеся конкретных Сторон, которые, как было установлено, не соблюдают Конвенцию, а также в соответствующих случаях на итоги рассмотрения выполнения решений IV/9a, IV/9b, IV/9c, IV/9d, IV/9e, IV/9f, IV/9g, IV/9h и IV/9i,

Recalling decisions V/9a, V/9b, V/9c, V/9d, V/9e, V/9f, V/9g, V/9h, V/9i, V/9j, V/9k, V/9l, V/9m and V/9n concerning compliance by Armenia, Austria, Belarus, Bulgaria, Croatia, the Czech Republic, the European Union (EU), Germany, Kazakhstan, Romania, Spain, Turkmenistan, Ukraine and the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland, adopted in parallel with this decision and containing the findings and recommendations of the Meeting of the Parties concerning specific Parties found to be in non-compliance, as well as the outcome of the review of implementation of decisions IV/9a, IV/9b, IV/9c, IV/9d, IV/9e, IV/9f, IV/9g, IV/9h and IV/9i,

UN-2

Положения о виде на жительство, которые ранее были известны как «распоряжение B9», теперь стали частью главы B8/3 руководящих принципов применения Закона об иностранцах.

The residency arrangements for victims of human trafficking, previously known as the “B9 regulation” is now part of chapter B8/3 of the Aliens Act Implementation Guidelines.

UN-2

при этом D0 [м3/об.] и m [м3/c] − соответственно, отрезок, отсекаемый на координатной оси, и наклон − это параметры, описывающие линию регрессии.

with D0 [m3/rev] and m [m3/s], intercept and slope respectively, describing the regression line.

UN-2

Кроме того, из доказательства следует, что D0 — двусторонний идеал .

Besides, from the proof it follows that Do is a two-sided ideal.

Literature

Если K — набор положительных целых чисел строго между t и v, то схема t BD называется собственной.

If K is a set of positive integers strictly between t and v, then the t BD is proper.

WikiMatrix

«Владимир Ильич умел брать от жизни ее радости» – Власть – Коммерсантъ

45 лет назад, в 1967 году, в канун полувекового юбилея Октябрьской революции ЦК КПСС категорически запретил издание книги, составленной из автобиографических заметок Ленина о себе. Руководитель историко-архивной службы ИД «Коммерсантъ» Евгений Жирнов выяснял, какие откровения Ленина разрушали созданный профессиональными ленинистами образ вождя.

«Не такой он был»

За все время существования СССР вряд ли найдется год, который мог бы сравниться с пятидесятым годом существования советской власти. Год оказался особенным не только и не столько потому, что 7 ноября 1967 года в стране широко и пышно праздновался полувековой юбилей Октябрьской революции. Он стал самым ярким в коротком периоде, который потом именовали эпохой культпросвета,— просвета между культами первых лиц страны.

Культ Сталина остался где-то позади, и воспоминания о нем начали тускнеть. Культ Хрущева, как и его сумбурный способ управления страной, казалось, навсегда канул в Лету. А новый правящий триумвират руководителей — председатель президиума Верховного совета СССР Подгорный, председатель Совета министров Косыгин и генеральный секретарь ЦК КПСС Брежнев вели себя так, будто никакого культа никогда больше не будет.

Судя по документам, в преддверии юбилея руководство страны вполне по-деловому принимало решения, способствовавшие наполнению магазинов товарами. Так что количество писем граждан о недостатках в снабжении впервые за полвека не росло, а уменьшалось. Улучшению жизни советских людей способствовала и косыгинская реформа экономики, начавшаяся в 1965 году. На предприятиях, получивших, пусть и ограниченную, хозяйственную самостоятельность, заметно выросли зарплаты. При этом цены еще не скакнули вверх, а потому многие граждане страны впервые узнали, что покупательная способность не только понятие из курса экономики.

Но главное, наверное, было в другом. Ослабла напряженность в отношениях между людьми, исчезла атмосфера подозрительности и страха. Ведь в хрущевские времена, несмотря на все разговоры об оттепели, за письмо в газету или ЦК с критикой «дорогого Никиты Сергеевича» и существующих порядков могли и посадить. А в эпоху культпросвета откровенно говорили практически обо всем. Причем высшее руководство, еще не испуганное чехословацкой попыткой построить социализм с человеческим лицом и еще не начавшее закручивать идеологические гайки, вполне лояльно относилось к попыткам говорить правду о непростом прошлом страны.

Именно в 1967 году по советскому телевидению показали документальный 50-серийный фильм «Летопись полувека», равного которому по силе и откровенности рассказа о революции, репрессиях, войне не появлялось на экранах вплоть до перестроечных лет. Нужно было видеть, как в час, когда показывали очередную серию, пустели улицы. Что-то подобное происходило потом только раз — при первом показе «Семнадцати мгновений весны».

Во время «культпросвета» издали и довольно большое количество отечественных и переводных книг, описывающих события советского прошлого, остававшиеся неизвестными для большинства людей. Конечно, вокруг таких изданий случались споры и столкновения мнений. Ведь тех, кто считал, что в стране в сталинские времена все делалось правильно, хватало в любую эпоху. Они, пользуясь приобретенными в прежние десятилетия умениями, при поддержке немалого числа своих сторонников в ЦК, умудрялись добиться запрещения выпуска тех или иных книг.

Но документы, обнаруженные мною в архиве, выглядели просто поразительно. В 1967 году группа партийных историков смогла остановить публикацию биографии Ленина, написанную на основе его же писем и заметок о самом себе.

В своем письме в ЦК КПСС они, естественно, критиковали не Ленина, а автора этой своеобразной автобиографии вождя мирового пролетариата — Бориса Яковлева. Объясняли, что он является не историком, а литературоведом, иногда пишущим о Ленине. А потому профессионалы из Института марксизма-ленинизма (ИМЛ) при ЦК КПСС должны досконально изучить книгу, которую в юбилейный год подготовило к печати издательство «Молодая гвардия», и выяснить, с какой целью она написана.

Начавшийся еще при жизни вождя мирового пролетариата процесс создания его светлого образа привел к тому, что каноническое жизнеописание Ленина мало походило на реальное

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Собственно, цель написания книги ни для кого не составляла тайны. Яковлев пытался показать читателю реального Ленина, не такого, каким изображала его партийная пропаганда. Но именно это и вызвало жесткую реакцию авторов канонического образа. Книгу Яковлева изучали в ИМЛ до тех пор, пока не прошел повод для ее публикации — юбилей Октября. В 1968 году произошли чехословацкие события, «культпросвет» закончился, и книга осталась в архиве ИМЛ. В последние годы на рукопись с указанием места ее хранения в архиве ссылались исследователи биографии Ленина. Но вот что интересно: дела с таким номером в архиве больше нет.

Потом выяснилась еще одна крайне интересная деталь: до выхода книги был опубликован ее журнальный вариант. И это было еще более странным. Что же в автобиографии Ленина, собранной Яковлевым, содержалось такого, что потребовалось запрещать и прятать то, о чем все и так уже узнали?

Как оказалось, только то, о чем Надежда Константиновна Крупская писала многими годами ранее, вспоминая о муже:

«Владимира Ильича часто изображают каким-то аскетом, добродетельным филистером-семьянином… Не такой он был. Он был человеком, которому ничто человеческое не чуждо. Любил он жизнь во всей ее многогранности, жадно впитывал ее в себя… Владимир Ильич умел брать от жизни ее радости».

«Распивали бутылку жигулевского пива»

О том, что Ленин был не только самым человечным, но и самым обычным человеком, в книге говорилось с первых же страниц. К примеру, любой советский школьник знал из учебников, что Ленин самостоятельно выучил три иностранных языка. Но Яковлев приводил ответы главы советского правительства из анкеты, которую он заполнил при перерегистрации московских коммунистов в 1920 году. В частности, на вопрос «На каких языках, кроме русского, говорите, читаете, пишете?» Ленин ответил: «французский, немецкий, английский; плохо все 3». И это отнюдь не было проявлением скромности.

«Николай Алексеев,— писал Яковлев,— еще в 1924 году разыскал в «Атенеуме» — еженедельном лондонском «журнале английской и иностранной литературы, науки, изящных искусств, музыки и драмы» — за 27 апреля 1902 года такое объявление: «Русский доктор права (и его жена) желали бы в обмен на уроки русского языка брать уроки английского у английского джентльмена или леди. Письмо адресуйте мистеру Якобу Рихтеру. 30, Холфорд-сквер, Пентонвилл. Западный берег».

Но леди и джентльмены не заинтересовались объявлением Ленина:

Начавшийся еще при жизни вождя мирового пролетариата процесс создания его светлого образа привел к тому, что каноническое жизнеописание Ленина мало походило на реальное

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

«Алексеев вспоминает, что после этого объявления у Владимира Ильича и Надежды Константиновны появилось три учителя-ученика: мистер Реймент, «почтенный старик, внешним обликом напоминавший Дарвина», служащий издательской фирмы «Джордж Белл и сыновья»; клерк Вильямс и рабочий Ионг».

Вряд ли почтенный старик, клерк и рабочий оказались блестящими преподавателями языка.

Похожая история наблюдалась и с немецким. Яковлев приводил свидетельства того, что Ленин, выучивший самостоятельно язык, в Германии довольно долго не понимал разговорную речь.

Однако все эти факты трудно было назвать страшной крамолой. Как не подходили под эту категорию и приводившиеся в книге рассказы о первых годах революционной деятельности Ленина, когда он начал участвовать в подпольных кружках.

Правда, приводившаяся цитата из предисловия к сборнику его работ «За 12 лет» выглядела как руководство к действию для противников советского и любых других режимов:

«В свое время кружки были необходимы и сыграли положительную роль. В самодержавной стране вообще, в тех условиях, которые созданы были всей историей русского революционного движения в особенности, социалистическая рабочая партия не могла развиться иначе, как из кружков. Кружки, т. е. тесные, замкнутые, почти всегда на личной дружбе основанные, сплочения очень малого числа лиц, были необходимым этапом развития социализма и рабочего движения в России».

А высказывания Ленина о голоде 1891 года поневоле заставляли читателя вспомнить о голодных годах советских времен — 1921 и 1932-1933. А также о коллективизации и нещадной эксплуатации колхозного крестьянства.

«Хищническое хозяйство самодержавия,— писал Ленин,— покоилось на чудовищной эксплуатации крестьянства. Это хозяйство предполагало, как неизбежное последствие, повторяющиеся от времени до времени голодовки крестьян той или иной местности. В эти моменты хищник-государство пробовало парадировать перед населением в светлой роли кормильца им же обобранного народа. С 1891 года голодовки стали гигантскими по количеству жертв».

В короткий период «культпросвета» советский народ, несмотря на открывшиеся тайны социалистического прошлого, продолжал верить в коммунистическое будущее страны

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

И еще:

«До массовых жертв голода… хозяевам капиталистического государства так же мало дела, как мало дела паровозу до тех, кого он давит на своем ходу. Мертвые тела тормозят колеса, поезд останавливается, он может даже (при чересчур энергичных машинистах) сойти при этом с рельсов, но он, во всяком случае, продолжает после тех или иных задержек свой путь».

Не оставлял Яковлев и главной темы — описания того, каким же на самом деле был Владимир Ульянов. Сведения о жизни Ленина в Самаре нашлись в воспоминаниях его товарищей того периода. Один из них, Михаил Семенов, рассказывал об одном из самых близких друзей Ленина в то время — Алексее Скляренко:

«В Самаре он нередко затаскивал с собой Владимира Ильича на Жигулевский пивной завод, на берегу Волги, где в беседке над рекой они распивали бутылку жигулевского пива. Владимир Ильич звал его иногда в шутку «доктором пивоведения»».

Другой мемуарист, Беляков, добавлял к картине существенные детали:

«Владимир Ильич очень любил посещать этот павильон, но не ради пива, а, несомненно, ради того многообразного проявления жизни торгово-промышленного города, которое удавалось там наблюдать. А посетители там были необычайно разнообразные, и было что посмотреть: и купец, и хлебный маклер, и крючник, и масленщик, и матрос с парохода, и мелкий торговец, и какой-нибудь служащий земской управы, и ломовой извозчик, и компания чиновников, и разночинец-интеллигент, и самарский хулиган — «горчишник» — бесконечный калейдоскоп разнообразных по своему положению людей, объединившихся под одной кровлей павильона для общей цели — утолить жажду или поразвлечься».

Но увлечение пивом и разговорами завсегдатаев пивных оказалось не единственным, что бросало тень на светлый ленинский образ. Как говорилось в книге, ближайший соратник юных лет Ленина, «доктор пивоведения» Скляренко отошел не только от революционных дел, но и от марксизма и умер от алкоголизма еще до революции.

«Надо просить надзирателя»

В книге Яковлева рассказывалось и об отношениях будущего вождя мирового пролетариата с представителями царской власти. Советские люди свято верили, что после смерти старшего брата Александра, казненного за участие в покушении на императора Александра III, Владимир Ульянов ненавидел и презирал власти и не унижался до каких-либо просьб. Но в книге приводилось его прошение о сдаче экзаменов за курс университета, где совсем не ощущалось боевого настроя:

«В течение двух лет, прошедших по окончании мною курса гимназии, я имел полную возможность убедиться в громадной трудности, если не в невозможности найти занятие человеку, не получившему специального образования. Ввиду этого я, крайне нуждаясь в каком-либо занятии, которое дало бы мне возможность поддерживать своим трудом семью, состоящую из престарелой матери и малолетних брата и сестры, имею честь… просить… разрешить мне держать экзамен на кандидата юридических наук экстерном при каком-либо высшем учебном заведении».

Не укладывались в каноны и свидетельства о том, как Владимир Ульянов сидел под следствием за антиправительственную деятельность. В книге приводилось письмо, которое 12 января 1896 года Ленин написал старшей сестре Анне Ильиничне:

Пивная при Жигулевском пивоваренном заводе стала для Владимира Ульянова не только местом употребления слабоалкогольных напитков, но и лабораторией для исследования всех слоев русского общества

Фото: Росинформ, Коммерсантъ

«Получил вчера припасы от тебя, и как раз перед тобой еще кто-то принес мне всяких снедей, так что у меня собираются целые запасы: чаем, например, с успехом мог бы открыть торговлю, но думаю, что не разрешили бы, потому что при конкуренции с здешней лавочкой победа осталась бы несомненно за мной. Хлеба я ем очень мало, стараясь соблюдать некоторую диету, а ты принесла такое необъятное количество, что его хватит, я думаю, чуть не на неделю… Все необходимое у меня теперь имеется, и даже сверх необходимого (Например, кто-то принес сюртук, жилет и платок. Все это, как лишнее, прямо «проследовало» в цейхгауз.). Здоровье вполне удовлетворительно. Свою минеральную воду я получаю и здесь: мне приносят ее из аптеки в тот же день, как закажу. Сплю я часов по девять в сутки и вижу во сне различные главы будущей книги… Если случится быть еще как-нибудь здесь, принеси мне, пожалуйста, карандаш с графитом, вставляемым в жестяную ручку. Обыкновенные карандаши, обделанные в дерево, здесь неудобны: ножа не полагается. Надо просить надзирателя починить, а они исполняют такие поручения не очень охотно и не без проволочек».

Яковлев приводил свидетельство Анны Ильиничны и товарищей Ленина о том, как ловко он избегал встреч с полицией и уходил от слежки:

«Зрение у него было хорошее, ноги проворные и рассказы его, которые он передавал очень живо, с веселым хохотом были очень забавны… Шпион настойчиво преследовал Владимира Ильича, который никак не хотел привести его на квартиру, куда отправлялся, а отделаться тоже никак не мог. Выслеживая этого нежеланного спутника, Ильич обнаружил его в глубоких воротах питерского дома. Тогда, быстро миновав ворота, он вбежал в подъезд того же дома и наблюдал оттуда с удовольствием, как заметался выскочивший из своей засады и потерявший его преследователь. «Я уселся,— передавал он,— на кресло швейцара, откуда меня не было видно, а через стекло я мог все наблюдать, и потешался, глядя на его затруднительное положение; а какой-то спускавшийся с лестницы человек с удивлением посмотрел на сидящего в кресле швейцара и покатывавшегося со смеха субъекта…» Об этом же пишет и Сильвин, которому Владимир Ильич однажды весело рассказал, как он только что «провел» шпика, быстро завернув за угол и войдя в ближайший подъезд. Он просидел в этом месте с полчаса на стуле для швейцара, пользуясь отсутствием последнего, и видел сквозь стекла двери, как мечется плюгавая фигура, бегая взад и вперед, но, убедившись, что след не отыскать, бросила слежку… Владимир Ильич «настойчиво и непрерывно» предостерегал друзей «от обывательских повадок», от переписки с намеками в ней на подпольную деятельность, аресты товарищей, их выдающиеся черты и личные особенности… Он настаивал на необходимости — заметать следы при посещении рабочих квартир, чаще менять вагоны конок при переездах по городу, пользоваться проходными дворами, остерегаться громких разговоров у себя дома из-за возможности ненадежного соседства, не оставлять нелегальщины на виду у домашней прислуги и квартирных хозяев».

Ленин, как писал Яковлев, потом вспоминал:

«Я по опыту и своему и массы товарищей знаю, что едва ли не самая трудная вещь для революционера — это именно вовремя оставить опасное место. Всегда как раз к тому времени, когда необходимо оставить работу в данном месте, она становится особенно интересной и особенно нужной: всегда, решительно всегда кажется работающему именно так».

Благодаря упорному сопротивлению профессиональных марксистов-ленинцев среди тысяч книг, выпущенных к юбилею Октября, не оказалось автобиографии Ленина, собранной Борисом Яковлевым

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

«Там мы за каждым кустиком следим»

Но самому Ленину удавалось следовать собственным инструкциям далеко не всегда. Его младшая сестра Мария Ильинична писала с его слов:

«Во время одного своего приезда в Москву (по-видимому, это было до его ссылки) Владимир Ильич попросил одну свою старую знакомую (М. П. Голубеву) дать ему квартиру для свидания с двумя товарищами. Попробовав достать такую квартиру в одной знакомой радикальной семье и потерпев неудачу, Мария Петровна решила устроить свидание для Владимира Ильича на квартире своей сестры, которая была замужем за частным приставом. Узнав от сестры, что муж ее в определенный день будет в каком-то наряде, она дала ее адрес Владимиру Ильичу для него и его знакомых, указав время, когда надо прийти. Владимир Ильич пришел раньше, и они с Марией Петровной уединились в маленьком кабинетике и беседовали там в ожидании прихода других. Вдруг неожиданно возвращается пристав, выяснивший, что дело, которое ему было поручено, откладывается и он имеет время, прежде чем идти в наряд, пообедать дома… Пристав с большим гостеприимством пригласил обедать и Марию Петровну. Жена его сказала, что Мария Петровна не одна, а у нее сидит ее знакомый. Но пристав настоял, чтобы к обеду был приглашен и тот. И вот Владимир Ильич пошел с Марией Петровной обедать вместе с приставом. Хозяин, не зная, конечно, с кем он имеет дело, был воплощенной любезностью и, чтобы занять своих гостей, стал рассказывать о том, что он пишет мемуары, которые представляют большой интерес. Владимир Ильич поддакивал ему: «Да, это должно быть очень интересно» — несколько раз в течение обеда. Сказал то же самое и на приглашение пристава прийти как-нибудь к нему вечерком, чтобы послушать чтение этих мемуаров. Во время этой беседы пристав рассказал между прочим, что он сидел в тюрьме месяца три (он сидел за какую-то недостачу денег) и чуть ли не там занимался своими мемуарами. К счастью, два товарища, с которыми Владимир Ильич должен был иметь свидание, пришли позже, когда обед был уже окончен и пристав ушел к исполнению своих обязанностей».

А временами происходило такое, что заставляло читателей задуматься, так ли прозорлив был Ленин, как об этом писали его официальные биографы. В 1900 году, как писал Яковлев, Владимира Ульянова арестовали, причем вина за это лежала на нем самом. Вместе со своим товарищем, а в будущем непримиримым оппонентом Мартовым они с корзиной нелегальной литературы, заграничными паспортами и деньгами, собранными на издание нелегальной газеты, отправились в столицу империи самым неподходящим путем. Анна Ильинична писала:

«Поехали вдвоем с корзиной литературы в Питер и доехали бы, может быть, благополучно, если бы не переконспирировали. А именно… решили для того, чтобы замести следы, пересесть по пути на другую железнодорожную линию, но упустили из виду, что пересели на дорогу, идущую через Царское Село, где жил царь, и слежка была поэтому много строже. В охранке… подтрунили за эту конспирацию. Но все же сразу… не арестовали. Корзину удалось сбыть по приезде, и навестить кое-кого… успели, не приведя хвостов. На ночлег… устроились где-то в Казачьем переулке… Но только что вышли… утром, как были схвачены на улице шпиками… Прямо за оба локтя ухватили, так что не было никакой возможности выбросить что-либо из кармана. И на извозчике двое весь путь за оба локтя держали… Владимир Ильич беспокоился главным образом за химическое письмо Плеханову, написанное на почтовом листке с каким-то счетом.

В этом письме сообщалось о плане общерусской газеты, и оно выдало бы… с головой. Все три недели… не знал, проявлено ли письмо. Всего больше беспокоило… что химические чернила иногда со временем выступают самостоятельно. Но оказалось, с этой стороны благополучно: на листок не обратили внимания и он был в этом же виде возвращен».

Рассказ дополняли воспоминания брата Ленина Дмитрия Ильича:

«Отвели тут же в камеру. Вызывают на допрос: «Зачем приехали? Вам ведь известно, что в столицу вам запрещен въезд… И выбрали путь, нечего сказать! Через Царское Село! Да разве не знаете, что там мы за каждым кустиком следим?» При градоначальстве сидеть было очень скверно, не сравнить с предварилкой. «Инсекты не дают покою ни днем, ни ночью,— рассказывал Владимир Ильич,— и вообще грязь невозможная, а кроме того, ночью шум, ругань; как раз около камеры усаживаются каждую ночь в карты играть городовые, шпики и прочие»».

В Шушенском, бережно сохраняя дом, где отбывал ссылку революционер Ульянов, значительно исказили облик села, не имевшего в ленинские времена растительности и утопавшего в грязи и навозе

Фото: РИА НОВОСТИ

«Окружено село навозом»

В книге Яковлева содержалось и множество других характеризующих Ленина историй. К примеру, о том, что представляло собой сибирское село Шушенское, куда сослали будущего основателя советского государства и которое в пастельных тонах рисовалось в его официальных биографиях.

«О жизни в Шушенском,— писал Яковлев,— повествует около восьмидесяти ленинских писем 1897-1900 годов. Владимир Ильич рассказывает матери и младшей сестре: «Шу-шу-шу — село недурное. Правда, лежит оно на довольно голом месте, но невдалеке (версты 1,5-2) есть лес, хотя и сильно повырубленный. К Енисею прохода нет, но река Шушь течет около самого села, а затем довольно большой приток Енисея недалеко (1-1,5 версты), и там можно будет купаться. На горизонте — Саянские горы или отроги их; некоторые совсем белые, и снег на них едва ли когда-либо стаивает. Значит, и по части художественности кое-что есть, и я недаром сочинял еще в Красноярске стихи: «В Шуше, у подножья Саяна…», но дальше первого стиха ничего, к сожалению, не сочинил!.. Вчера ездил верст за 12 и стрелял и по уткам и по дупелям. Дичи много, но без собаки и притом такому плохому стрелку, как я, охотиться довольно трудно. Есть даже дикие козы, а в горах и в тайге (верст за 30-40, куда ездят иногда охотиться местные крестьяне) есть белка, соболь, медведь, олень… Здесь погода крайне переменчивая. Вот вчера ездил я на охоту; утром была прелестная погода, день совсем жаркий, летний. Вечером вдруг поднялся страшный прехолодный ветер и дождь в придачу. Приехали мы все в грязи и, не будь мехового платья, замерзли бы дорогой»».

Более подробно Ленин описывает Шушенское младшей сестре 19 июля: «Ты просишь, Маняша, описать село Шу-шу-шу… Гм, гм! Да ведь я, кажись, однажды уже описывал его. Село большое, в несколько улиц, довольно грязных, пыльных — все как быть следует. Стоит в степи — садов и вообще растительности нет. Окружено село… навозом, который здесь на поля не вывозят, а бросают прямо за селом, так что для того чтобы выйти из села, надо всегда почти пройти через некоторое количество навоза. У самого села речонка Шушь, теперь совсем обмелевшая. Верстах в 1-1,5 от села (точнее, от меня: село длинное) Шушь впадает в Енисей, который образует здесь массу островов и протоков, так что к главному руслу Енисея подхода нет. Купаюсь я в самом большом протоке, который теперь тоже сильно мелеет. С другой стороны (противоположной реке Шушь), верстах в 1,5 — «бор», как торжественно называют крестьяне, а на самом деле преплохонький, сильно повырубленный лесишко, в котором нет даже настоящей тени (зато много клубники!) и который не имеет ничего общего с сибирской тайгой, о которой я пока только слыхал, но не бывал в ней (она отсюда не менее 30-40 верст). Горы… насчет этих гор я выразился очень неточно, ибо горы отсюда лежат верстах в 50, так что на них можно только глядеть, когда облака не закрывают их… Поэтому и первый (и последний) стих моего стихотворения содержит в себе некую поэтическую гиперболу (есть ведь такая фигура у поэтов!) насчет «подножья»… Поэтому на твой вопрос: «На какие я горы взбирался» — могу ответить лишь: на песчаные холмики, которые есть в так называемом «бору»,— вообще здесь песку достаточно»».

Другой небезынтересной деталью, описанной в книге, стало наличие у закоренелого атеиста Ленина крестницы:

«Еще 24 октября 1893 года в метрической книге царскосельской церкви «лейб-гвардии 1-го стрелкового его величества батальона» в графе |Звание, имя, отчество и фамилия восприемников» было обозначено: «Помощник присяжного поверенного Владимир Ильич Ульянов». В графе «Рукоприкладство свидетелей» сохранился и автограф. «Крестница» Ленина — дочь народовольца Аполлона Шухта. Сына генерала, его за революционную пропаганду среди солдат и офицеров в 1887 году сослали в Сибирь. В девяностых годах Владимир Ильич подружился с Шухтом в Самаре, а осенью 1893 года помог добраться до Петербурга его жене и детям. Добился Ленин и разрешения на «проживание в Царском Селе» для самого ссыльного Шухта, а вскоре стал «крестным отцом» младшей дочери Шухтов Анны — в будущем выдающейся скрипачки. Примечательна судьба и двух других дочерей из фамилии крестницы. Старшей из них — Евгении — Ленин 4 декабря 1918 года дал рекомендацию, адресованную Хамовническому райкому РКП Москвы: «Рекомендую подательницу товарища Шухт в члены партии коммунистов (большевиков). В. Ульянов (Ленин)». Вступил в большевистскую партию и сам Аполлон Шухт, а третья его дочь — Юлия — вышла замуж за основателя Итальянской Коммунистической партии Антонио Грамши».

Вообще-то подобную семейственность — дачу рекомендации в партию сестре крестницы — обычно именовали кумовством. А сам Ленин, если верить его официальным биографам, отчаянно с ним боролся. Так что и в этом пункте книга Яковлева наносила ущерб светлому образу.

Однако самым замечательным эпизодом книги оказались свидетельства того, что вождь большевиков, звавших народ в коммуны, яростно возненавидел эту форму организации бытия, познакомившись с коммуной русских революционных эмигрантов в Лондоне:

«Об «алексеевско-мартовской коммуне» Ленин, «вспоминая жизнь в Лондоне», рассказывает зимой 1904 года Сергею Гусеву: «Нельзя жить в доме, где все окна и двери никогда не запираются, постоянно открыты на улицу и всякий проходящий считает нужным посмотреть, что вы делаете. Я бы с ума сошел, если бы пришлось жить в коммуне, вроде той, что в 1902 году Мартов, Засулич и Алексеев организовали в Лондоне. Это больше, чем дом с открытыми окнами, это проходной двор. Чернышевский правильно заметил: у каждого есть уголок жизни, куда никто никогда не должен залезать, и каждый должен иметь «особую комнату» только для себя одного. За интеллигентскую безалаберность, царившую в незадачливой лондонской «коммуне», Владимир Ильич шутливо прозвал ее вертепом».

Конечно, все эти факты, как и многие другие приведенные в книге, влияли на восприятие образа вождя мировой революции массами. Но было ли это влияние отрицательным? Наоборот, он становился ближе и понятнее советским людям. Так что запрещать книгу, да еще и вышедшую в журнальном варианте, вряд ли имело особый смысл.

Можно предположить, что во многом преследование Яковлева было данью традициям. Ведь засекретили же воспоминания Марии Ильиничны Ульяновой (см. «Владимиру Ильичу уже успели впрыснуть морфий» «Власть» N27, 2012 г. и «Это они меня за дурака считают» «Власть» N28, 2012 г.). Но не менее вероятен и другой вариант. Яковлев получил немалый гонорар за продолжавшуюся в течение года журнальную публикацию, напечатал какие-то отрывки из книги в Грузии и мог получить еще весьма солидные деньги за отдельную книгу, изданную «Молодой гвардией». Поэтому за историей с запретом могла стоять самая обыкновенная зависть. Ведь ничто человеческое не было чуждо ни Ленину, ни создателям мифов и легенд о нем.

Нереволюционный Ленин: велосипедист, турист, англоман

Автор фото, Tass/Archive

Подробности нереволюционной жизни лидера большевиков Владимира Ленина известны немногим: а ведь он был страстным путешественником, фанатом велосипедных прогулок и большим поклонником Англии.

В год столетия революции автор новой биографии Ленина писатель Лев Данилкин рассказал Русской службе Би-би-си о малоизвестных фактах из жизни вождя мирового пролетариата и о современном отношении к личности Ленина.

С Данилкиным беседовал корреспондент bbcrussian.com Алексей Ильин.

Би-би-си:На сегодняшний день написано очень много книг о Ленине. Почему Вы решили написать еще одну его биографию?

Лев Данилкин: Действительно, в истории человечества вряд ли был какой-то человек, о котором написано больше книг, чем о Ленине. Пожалуй, даже про Иисуса Христа написано меньше. Ленину посвящены целые сектора в библиотеках. Но парадокс состоит в том, что при всей кажущейся исчерпанности этой темы в обществе до сих пор не существует консенсуса по поводу личности Ленина.

Одни говорят, что это какой-то немецкий шпион, другие повторяют, что он живее всех живых, многие считают, что нужно вынести его тело из мавзолея, и тогда все наладится. И на сегодняшний день еще нет такой книги, из которой возникло бы понимание, что такое Ленин, что он значит для мировой истории. Кроме того, 100-летие Октябрьской революции — хороший повод задуматься над этим.

Би-би-си: Может ли быть какой-то консенсус по поводу личности Ленина и его наследия, учитывая, что споры о нем и о революции сегодня продолжаются с особой ожесточенностью?

Л.Д.: Конечно, можно. С одной стороны, революцию можно расценивать как мистическое событие, некое извержение вулкана. Для нынешней элиты, пришедшей к власти после 1990-х годов, революция — это некий заговор: вот привезли немцы какого-то Ленина, как Дракулу, и он каким-то образом укусил прекрасную Россию так, что она взбесилась и на 70 лет стала бешеной. Это не совсем так.

Дело в том, что Россия всегда пыталась догнать страны Запада. К концу XIX века Россия была плохо конкурентоспособна, ей тяжело было соперничать с Англией, Америкой, Японией. Должно было произойти какое-то историческое обновление. Оно могло произойти эволюционным путем, но этот шанс был упущен, и в итоге за один год произошло две революции.

Би-би-си: Теория о том, что Ленин был германским шпионом, очень популярна в России. Что в ней правда, а что — вымысел?

Л.Д.: В 1917 году Ленин оказался запертым в Швейцарии, он не мог попасть в Россию через Англию или Францию, поскольку они считали его пораженцем и сторонником выхода России из Первой мировой войны. Так что ему пришлось проехать через Германию.

Конечно, Временному правительству, а также Англии и Франции было выгодно объявить Ленина немецким шпионом. Однако на самом деле нет никакой веской причины, по которой Ленину следовало бы брать деньги у немцев. К тому же, об этом практически нет четких доказательных документов.

Это действительно очень удобная теория, потому что она многое объясняет. Но в любом случае, деятельность Ленина не исчерпывается тем вопросом, брал ли он деньги у немцев или нет.

Би-би-си: Перед революцией Ленин жил в нескольких европейских странах, в том числе в Британии. Как повлияла на него жизнь в этой стране?

Л.Д.: Да, Ленин довольно продолжительное время прожил в Англии, он раз 14 пересекал Ла-Манш. Лев Троцкий говорил, что в какой-то момент на Трафальгарской площади в Лондоне будут воздвигнуты колонны с Марксом и с Лениным.

Перед революцией все шло к тому, что коммунизм должен был победить в Англии, так как там образовался сознательный пролетариат, который должен был стать могильщиком буржуазии, однако что-то пошло не так. В Англии так и не возникло внятной социалистической партии, и в итоге у нее выработался некий иммунитет от коммунизма.

Автор фото, Getty/Hulton Archive

Подпись к фото,

В 1942 году в Лондоне появился памятник Ленину, но через год его убрали

Важно отметить, что три важнейших съезда РСДРП прошли в Лондоне. В городе есть небольшой пятачок — 500 квадратных метров, — где в разное время жили Маркс, Энгельс и Ленин. Кстати, Ленин хорошо говорил по-английски и даже перевел две книги с английского языка на русский. С Инессой Арманд он довольно часто переписывался и разговаривал по-английски.

Би-би-си: То есть его можно назвать в какой-то мере англоманом?

Л.Д.: Да, безусловно. Например, он знал, где в Лондоне можно купить хорошую шляпу, он вообще хорошо знал Лондон и его окрестности. В отличие от своих друзей-социалистов, Ленин был одержим туризмом, особенно пешим туризмом, который так популярен в Англии.

Судя по всему, это была та страна, где ему было удобнее всего работать. Ему очень нравилось, что в библиотеке Британского музея у каждого читателя был отдельный стол, в отличие от швейцарских библиотек, где все сидят за одним столом и толкают друг друга локтями.

Ему было там комфортно, но какие-то коллективные дела по разным причинам постоянно выманивали его оттуда. Может быть, если бы не случилось революции, то он бы дожил свой век именно в Англии, как Маркс и Энгельс. В Лондоне немало мест, так или иначе связанных с Лениным. Это ленинский город.

Би-би-си: Каковы были отношения Ленина с его женой Надеждой Крупской? Была ли это настоящая любовь или скорее деловое сотрудничество? Какова была его связь с Инессой Арманд?

Л.Д.: Если вы посмотрите на фотографии молодой Крупской, то увидите, что это очень красивая и интересная женщина, а совсем не та старуха, которую изображали на советских марках. Пожалуй, из ближайшего окружения Ленина это была самая интересная личность.

По сути, все биографии, в которых идет речь о Ленине как о личности, так или иначе базируются на мемуарах Крупской. В ее воспоминаниях Ленин предстает не в привычном образе революционера, а как забавный и смешной человек, который мог внезапно начать драку или совершить какой-нибудь другой экстравагантный поступок.

Автор фото, Getty/Hulton Archive

Подпись к фото,

Владимир Ленин и Надежда Крупская познакомились в 1894 году

Она была не только переписчицей его трудов, но и его соавтором. Степень этого соавторства довольно сложно установить, поскольку она долгое время была его секретарем. Возможно, какие-то классические тексты, которые мы знаем как ленинские, на самом деле принадлежат ее перу. Крупская не была какой-то тенью Ленина или дуэньей, которая его стерегла, это абсолютно самостоятельная фигура.

Что касается Арманд, то у них были какие-то отношения, но они были довольно странными и, скорее, дружескими. Мы знаем о них исключительно по его письмам, которые она хранила, и по ее черновикам. Там есть упоминания о неких романтических отношениях, но, по сути, они очень редко оказывались вдвоем.

Би-би-си: Ленин рано умер от тяжелой болезни. Многие связывают это с тем, что он был невероятно работоспособным человеком, трудоголиком, и эта страсть к работе пагубно повлияла на его здоровье. Насколько верны эти теории?

Л.Д.: Он и правда был трудоголиком, но при этом интересно то, что он много времени проводил в отпуске. Хотя Ленин воспринимается, как человек, постоянно сидящий за работой, не вылезающий из библиотек или с броневика, на самом деле он проводил недели и месяцы на даче, в походах по горам. Туризм занимал в его жизни важную часть.

Что касается его ранней смерти, то он умер ровно в том же возрасте, что и его отец и примерно от той же болезни. По-видимому, это был наследственный атеросклероз. Но до болезни его организм был очень крепок. В 47-летнем возрасте он мог не спать несколько ночей подряд, он выдержал колоссальную гонку 1917-го -1920-го годов.

Но к 1921 году многие большевики надорвались и отправились в санатории, в том числе и Ленин. Мало кто знает, что он отдыхал не только в Горках, но и в деревне Костино под Москвой. В эмиграции Ленин любил гулять по горам Швейцарии, где они с Крупской однажды прошли 400 километров.

Автор фото, Tass/Archive

Подпись к фото,

Ленин очень много работал, но любил и хорошо отдохнуть

Кстати, Ленин был одержим поездками на велосипеде. Он был в числе первых людей, кто освоил этот вид транспорта, и в течение 20 лет почти не слезал с велосипеда. Иногда его можно было увидеть на партийном съезде с синяками, полученными в результате аварий или падения с велосипеда.

Есть рассказы о том, что однажды он проехал 100 километров из Польши в Венгрию за бутылкой вина. Сегодня Ленина легко представить себе лежащим в мавзолее или в виде памятника, но мало кто представляет его сидящим на велосипеде.

Би-би-си: Каковы были отношения Ленина со Сталиным? Многие историки пишут, что в конце жизни Ленин жалел, что допустил Сталина до вершины власти.

Л.Д.: Как ни странно, об отношениях Ленина и Сталина известно очень мало. Многое можно почерпнуть из воспоминаний Троцкого, но это небеспристрастный свидетель, зарубленный по приказу Сталина. Большинство сохранившихся документов, по сути, не регистрируют длительного конфликта Ленина и Сталина.

Известен эпизод, когда Сталин накричал на Крупскую, после чего его отношения с Лениным якобы окончательно испортились, однако достоверность этого эпизода остается под вопросом. Концепция 1960-х — 1980-х годов о плохом Сталине и хорошем Ленине, который раскусил его в последние годы, не является бесспорной.

Автор фото, Getty/Hulton Archive

Подпись к фото,

Об отношении Ленина к Сталину известно не так много

Вся деятельность Сталина, по сути, полностью вписывается в ту ситуацию, в ту логику, которая была оставлена ему в наследство. А знаменитое письмо Ленина к съезду (так называемое «Завещание Ленина« от 1922 года, в котором содержалась критика Сталина — прим. Би-би-си) было написано уже в тот момент, когда Ленин был тяжело болен и не контролировал ситуацию. Многие письма тогда писались от его имени, и по поводу авторства этого письма существуют разные теории.

Би-би-си: Ленин, в отличие от Сталина, не стремился создать культ личности?

Л.Д.: Да, Ленин не стремился, чтобы в его честь при жизни называли заводы или населенные пункты, но он понимал, что это нужно с политической точки зрения, чтобы люди поняли, что мир вокруг них изменился. Сам он никогда не инициировал такие переименования. При этом он прекрасно знал цену монументальной пропаганды и понимал, что новые памятники и символы заставят людей понять, что страна изменилась.

Би-би-си: Как бы вы охарактеризовали образ Ленина в современной массовой культуре? В современном искусстве?

Л.Д.: Ленин все-таки вызывает очень много раздражения, и не только в России. Например, в Польше пытались сделать рекламу с изображением Ленина, но это не увенчалось успехом. При этом в той же Польше есть хостелы, названные в честь Ленина. Наверное, Ленин мог бы стать эдаким гротескным современным поп-символом в стиле Энди Уорхолла, но фактически этого так и не произошло.

%d0%bb%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%bd — со всех языков на все языки

Все языкиАбхазскийАдыгейскийАфрикаансАйнский языкАканАлтайскийАрагонскийАрабскийАстурийскийАймараАзербайджанскийБашкирскийБагобоБелорусскийБолгарскийТибетскийБурятскийКаталанскийЧеченскийШорскийЧерокиШайенскогоКриЧешскийКрымскотатарскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧувашскийВаллийскийДатскийНемецкийДолганскийГреческийАнглийскийЭсперантоИспанскийЭстонскийБаскскийЭвенкийскийПерсидскийФинскийФарерскийФранцузскийИрландскийГэльскийГуараниКлингонскийЭльзасскийИвритХиндиХорватскийВерхнелужицкийГаитянскийВенгерскийАрмянскийИндонезийскийИнупиакИнгушскийИсландскийИтальянскийЯпонскийГрузинскийКарачаевскийЧеркесскийКазахскийКхмерскийКорейскийКумыкскийКурдскийКомиКиргизскийЛатинскийЛюксембургскийСефардскийЛингалаЛитовскийЛатышскийМаньчжурскийМикенскийМокшанскийМаориМарийскийМакедонскийКомиМонгольскийМалайскийМайяЭрзянскийНидерландскийНорвежскийНауатльОрокскийНогайскийОсетинскийОсманскийПенджабскийПалиПольскийПапьяментоДревнерусский языкПортугальскийКечуаКвеньяРумынский, МолдавскийАрумынскийРусскийСанскритСеверносаамскийЯкутскийСловацкийСловенскийАлбанскийСербскийШведскийСуахилиШумерскийСилезскийТофаларскийТаджикскийТайскийТуркменскийТагальскийТурецкийТатарскийТувинскийТвиУдмурдскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийУзбекскийВьетнамскийВепсскийВарайскийЮпийскийИдишЙорубаКитайский

 

Все языкиАбхазскийАдыгейскийАфрикаансАйнский языкАлтайскийАрабскийАварскийАймараАзербайджанскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийКаталанскийЧеченскийЧаморроШорскийЧерокиЧешскийКрымскотатарскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧувашскийДатскийНемецкийГреческийАнглийскийЭсперантоИспанскийЭстонскийБаскскийЭвенкийскийПерсидскийФинскийФарерскийФранцузскийИрландскийГалисийскийКлингонскийЭльзасскийИвритХиндиХорватскийГаитянскийВенгерскийАрмянскийИндонезийскийИнгушскийИсландскийИтальянскийИжорскийЯпонскийЛожбанГрузинскийКарачаевскийКазахскийКхмерскийКорейскийКумыкскийКурдскийЛатинскийЛингалаЛитовскийЛатышскийМокшанскийМаориМарийскийМакедонскийМонгольскийМалайскийМальтийскийМайяЭрзянскийНидерландскийНорвежскийОсетинскийПенджабскийПалиПольскийПапьяментоДревнерусский языкПуштуПортугальскийКечуаКвеньяРумынский, МолдавскийРусскийЯкутскийСловацкийСловенскийАлбанскийСербскийШведскийСуахилиТамильскийТаджикскийТайскийТуркменскийТагальскийТурецкийТатарскийУдмурдскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийУзбекскийВодскийВьетнамскийВепсскийИдишЙорубаКитайский

Ленин — плохой товарищ

Опубликовано:

Английский историк Роберт Сервис рисует другой, отличный от канонического, портрет отца Октябрьской революции. Ленин показан избалованным вечным ребенком, авторитарным и холерическим – комментирует еженедельник «Экспресс».

Биография Ленина Роберта Сервиса, опубликованная в Англии двенадцать лет назад, наконец, переведена на французский язык. Разрешение, данное в 1990-е годы Горбачевым, а потом Ельциным использовать архивные документы заседаний Политбюро и Центрального комитета компартии, а также воспоминания и корреспонденция близких отца Октябрьской революции, позволили оксфордскому профессору Роберту Сервису показать Владимира Ильича Ульянова как личность контрастную и противоречивую.

Ульянов-Ленин Сервиса даже близко не похож на психопата, каким его представил Ричард Пайпс или политика, далекого от русской традиции, каким его видел Александр Солженицын.

Так кто же такой этот новый Ленин?

Избалованный ребенок из привилегированной среды. Подросток, зачарованный аграрным социализмом и терроризмом. Человек, эксплуатировавший женщин, в том числе мать и сестер. Ипохондрик. Комок нервов на грани взрыва. Брат, на котором казнь старшего брата оставила неизгладимый след. (Александр был казнен в 1887 году за участие в покушении на царя.)

Все эти «отклонения» не обратили бы на себя внимание, если бы Ленин был ординарным человеком. Но он посредственностью не был. Ленин был «человеком выдающимся». Ленин стоял у истоков нового порядка – коммунизма. Английский историк считает, что Ленина, человек как личность и революционера надо рассматривать вместе. Ленин в двух ипостасях пересек в пломбированном вагоне российскую границу в 1917 году. Цель у человека и профессионального революционера Владимира Ульянова-Ленина была одна – возглавить революционное восстание в Петрограде в 1917 году.

Долгожданный день – 27 марта 1917 года – наступил. Ленин и его соратники вышли из гостиницы Zähringerhof и направились на вокзал Цюриха, чтобы сесть в поезд, отправлявшийся в Schaffhouse. Здесь их уже ожидал немецкий поезд. Путешествие было тщательно подготовлено. Два немецких офицера должны были находиться в задней части вагона, чтобы не оказаться за чертой, разделявшей «немецкую» и «российскую» территории…

Ленин всегда пребывал в возбужденном состоянии, даже тогда, когда повода для волнений не было, был раздражен поведением своих соратников. Надя и он разместились в отдельных купе, чтобы не мешать Ленину писать. Однако занимавший соседнее с ним купе Радек, Григорий Сафаров, его молодая жена Ольга Равич и Инесса Арманд не давали Ленину спокойно мыслить. Когда они не занимались хоровым пением, они громко смеялись рассказам Радека. Находясь на грани нервного срыва, Ленин ворвался в купе Ольги, где находилась вся компания, и набросился на жену Сарафаро. Это был первый случай несправедливости в среде большевиков – возмутителем спокойствия была не Ольга Равич, а Радек.

Вместо того, чтобы извиниться перед Ольгой, на защиту которой встали все находившися в купе, Ленин озлобился. Он не привык уступать и отступать…
Радек и другие курильщики зажигали сигарету в купе, но выкуривали ее в туалете. Длинная очередь в туалет раздражала Ленина, и он взял на себя инициативу регламентировать пользование туалетом.

Он взял лист бумаги, разделил его на два вида билетиков, которые он выдавал сам: один билетик выдавался для пользования туалетом по назначению, второй – для тех, кто использовал место общего пользования для того, чтобы сделать несколько затяжек.

Роберт Сервис приводит эти два эпизода не случайно. Английский историк считает, что еще до победы большевистской революции Ленин пробовал на своих соратниках меры, которые впоследствии были введены на территории огромной страны…

Поезд с вождем Октябрьской революции прибыл на Финляндский вокзал Петрограда 3 апреля 1917 года незадолго до полуночи. Ленин – по воспоминаниям сопровождавших его лиц – был полон сил для борьбы с Временным правительством.

Книга британского историка Роберта Сервиса «Ленин. Биография» на русском языке вышла в свет в 2002 году в издательстве Попурри.

 

Человек, пытавшийся арестовать Ленина — Российская газета

Репрессии 1937 года неотделимы от имени того, кто дирижировал знаменитыми «открытыми процессами» в Москве. Генерального прокурора Андрея Януарьевича Вышинского знал тогда весь мир, при том, что прошлое этого человека было окружено густым туманом. И он не рассеялся до сих пор.

«Единственный образованный человек…»

В разгар перестройки вышла книга Аркадия Ваксберга о Вышинском, по сей день единственная на русском языке. Будучи молодым юристом, автор сам видел своего героя: «Низкого роста, плотно сбитый, благоухающая красивая проседь, почти слившаяся с мундиром мышиного цвета и погонами цвета надраенной стали. Тогда этот странный наряд казался верхом вкуса и элегантности. Щеточка тонких усов, очки в изящной оправе, за стеклами цепкий, колючий, пронзающий взгляд. Чуть прищуренные глаза, тоже стальные». Характеристика неприязненная, но уважительная, о чем говорит и другая цитата:

«Вышинский был единственным образованным человеком во всем сталинском руководстве. Там мало кто знал как следует даже русский. А Вышинский говорил не только на языке матери (русском) и отца (польском), но и на очень хорошем французском, усвоенном в первоклассной царской гимназии. Он знал хуже, но тоже неплохо, еще и английский, и немецкий».

Ему не исполнилось и пяти лет, когда аптека в Одессе, где служил Вышинский-старший, разорилась, и семья отправилась в поисках счастья на Кавказ. Там Януарий Феликсович стал агентом по закупках медикаментов, а потом открыл собственную аптеку в самом центре Баку, на набережной Александра II (ныне проспект Нефтяников). Поступив в гимназию, Андрей быстро сделался первым учеником. При этом он не был хилым «ботаником»; его одноклассник, бакинский адвокат Мелик-Шахназаров, вспоминал, что будущий прокурор «особенно отличался своими бицепсами, так что небезопасно было вступать с ним в единоборство».

Он охотно музицировал и танцевал на гимназических балах, а на одном из них познакомился с красивой девушкой Капой Михайловой. У нее было много поклонников, но она выбрала Андрея; в 20 лет они поженились и дружно прожили всю жизнь. Капитолина Исидоровна пережила мужа на 19 лет, ни с кем не делясь воспоминаниями о нем. Неразговорчивой была и их дочь Зинаида, ставшая, как и отец, юристом.

Красотой пошедшая в мать, она так и не вышла замуж — женихов отпугивала фамилия ее отца.


Ошибка комиссара милиции

Но это будет потом, а пока в жизни Андрея появилась вторая, после Капы, любовь — революция. Еще в гимназии он устраивал сходки под лозунгом «Долой самодержавие!» В Киевском университете, куда отправился учиться на юриста, принял участие в студенческой забастовке и был исключен. Вернувшись в Баку, устроился бухгалтером в магазин тканей. Попутно вступил в партию меньшевиков, а с началом революции 1905 года активно включился в нелегальную работу. Из рабочих местных фабрик сколотил боевую дружину, участники которой охраняли митинги, добывали для партии деньги и оружие, а также (о чем умалчивалось в советские годы) убивали провокаторов.

Бойцы дружины вспоминали, как «товарищ Андрюша» бесстрашно шел во главе демонстраций и произносил перед рабочими пламенные речи. Поражение революции привело его в Баиловскую тюрьму, где он оказался в одной камере с невысоким рябым грузином по кличке Коба. Вышинский спорил с ним о политике, но щедро делился домашними продуктами, и Сталин это запомнил.

Пригодится и знакомство с известным московским адвокатом Павлом Малянтовичем, у которого Вышинский работал помощником. В сентябре 1917 года Малянтович получил должность министра юстиции и вскоре издал приказ об аресте «государственного преступника» Ульянова-Ленина. Вышинский, к тому времени комиссар милиции Якиманского района, спеша угодить шефу, расклеил этот приказ на всех московских столбах. Много лет спустя это приведет Малянтовича на Лубянку, откуда он будет писать слезные письма бывшему подчиненному.

Результат окажется обратным — 70-летнего бывшего министра расстреляли в январе 1940 года, Большой террор унес жизни двух из трех его сыновей…

Сам же Вышинский свою ошибку понял уже через месяц после Октябрьской революции. Старый бакинский знакомый, видный большевик Артемий Халатов помог ему устроиться на должность в Наркомате продовольствия — буквально «хлебную» в голодающем Петрограде. При этом Вышинский не брезговал и практической работой: ходил в облавы на спекулянтов, рыл окопы против наступающих деникинцев, ездил на заготовку дров и воодушевлял товарищей «заражающей бодростью, энергией, веселостью и пением песен».

Заслужив доверие, в 1920 году смог вступить в большевистскую партию — и тут же попросил найти ему место «по юридической части». Он выступал обвинителем на процессах казнокрадов и взяточников, неизменно требуя для них расстрела, параллельно читал лекции в МГУ, в 1925 году стал ректором университета, а потом и заместителем наркома просвещения Анатолия Луначарского.

Но Вышинскому хотелось большего — блистать на политических процессах, приблизиться к власти, которую возглавил его давний знакомый Коба.


Расстрельный список на двоих

Первым судебным оратором тогда считался председатель Верховного трибунала Николай Крыленко, но Вышинский не без оснований считал, что он, юрист-профессионал, справится с обличением «врагов народа» куда лучше. Доказать это он смог в 1928 году, когда его назначили главой Специального присутствия Верховного суда РСФСР по «Шахтинскому делу». Суду были преданы 53 работника угольной отрасли, которых без веских доказательств обвинили во вредительстве и саботаже. Андрей Януарьевич требовал расстрелять 11 подсудимых, но суд одобрил только пять смертных приговоров.

Искусные речи обвинителя убедили руководство партии в его полезности. Вскоре он сменил Крыленко в должности прокурора РСФСР, в 1935 году стал Генеральным прокурором СССР, попутно отличившись в расследовании убийства Кирова. Вышинский всячески старался обвинить в преступлении бывших оппозиционеров Каменева и Зиновьева, открытый процесс над ними в августе 1936 года сделал прокурора знаменитым, а два последующих упрочили эту славу. Газеты всего мира печатали речи Вышинского, где он называл подсудимых — ветеранов революции, недавних вождей партии, — «бешеными собаками», «презренными насекомыми», «проклятой помесью лисицы и свиньи». Хорошо поставленным голосом, с театральными паузами, он обвинял их в самых страшных преступлениях — шпионаже, диверсиях, попытке убить Сталина и его соратников. И подводил итог: «Вся наша страна, от малого до старого, ждет и требует одного: изменников и шпионов, продавших врагу нашу Родину, расстрелять как поганых псов!»

Наркома внутренних дел Ежова он заверил, что ни судьи, ни прокуроры не будут слушать жалоб заключенных на истязания. А в своих речах проводил принцип средневековых инквизиторов о признании как «царице доказательств». Сознался — значит, виновен. С этой нехитрой мыслью спорили его давний соперник Крыленко и видный юрист, директор Института права Евгений Пашуканис, но после их ареста и расстрела желающих вести с Вышинским теоретические дискуссии больше не нашлось.

Именно Вышинскому принадлежала одобренная Сталиным идея создания на местах «троек», выносивших без лишней возни приговоры по политическим делам. Сам он вместе с Ежовым составил «двойку», которая в 1937-1938 годах подписала смертные приговоры многим тысячам «врагов народа». Только за один день, 29 декабря 1937 года, рассмотрев списки 1000 членов «латышской контрреволюционной организации», они приговорили к расстрелу 992 человека.

Следующий день у Генерального прокурора был выходным, и он с чувством выполненного долга отправился с женой в театр.


Крючок из прошлого

Впрочем, выходные случались редко: маховик террора продолжал раскручиваться, пока не стал угрожать полным параличом власти. Сигналом его остановки стала отставка Ежова, замененного Берией 25 ноября 1938 года, а потом и казнь «железного наркома». Но Вышинский был непотопляем. Причина лежала на поверхности: почти карикатурное заискивание перед сильными мира сего. Об этом вспоминал сталинский переводчик Валентин Бережков:

«Вышинский перед высшим начальством держался подобострастно, угодливо. Даже в приемную наркома он входил как воплощение скромности. Видимо, из-за своего меньшевистского прошлого Вышинский особенно боялся Берии и Деканозова, последний даже при людях называл его не иначе как «этот меньшевик»… Тем больший страх испытывал Вышинский в присутствии Сталина и Молотова. Когда те его вызывали, он входил к ним пригнувшись, как-то бочком, с заискивающей ухмылкой, топорщившей его рыжеватые усики». При этом с подчиненными он был груб и нетерпим, хотя при случае мог и помочь, проявить участие. Его «культик», сложившийся в Генпрокуратуре, был подхвачен прессой, прозвавшей Вышинского (как прежде Крыленко) «карающим мечом партии».

Характер не исправишь: дипломат Владимир Ерофеев (отец известного писателя Виктора) вспоминал: «Даже будучи министром иностранных дел СССР в 1949-1953 годах, Вышинский продолжал лебезить перед Молотовым, за которым Сталин оставил общее наблюдение за деятельностью МИДа с поста заместителя председателя Совета министров. Молотов не любил Вышинского, но старался скрывать это, хотя иногда, когда был министром, срывался. Я бывал свидетелем того, как заикающийся от волнения Молотов кричал на Вышинского: «Меньшевик! Саботажник!», а тот в ответ, красный и с топорщившимися усами, пытался отвечать: «Вы не имеете права! Буду жаловаться в ЦК». После подобных сцен проходило немного времени, и Вышинский с деланной улыбкой прокрадывался через наш секретариат в кабинет Молотова с пачкой документов под мышкой и готовностью угодить начальству».

По утверждению А. Ваксберга, после смерти Андрея Януарьевича в его сейфе было найдено письмо старого большевика Дмитрия Мануильского Сталину, где говорилось: в Баку Вышинский работал на охранку, выдал ей многих большевиков. Человек он беспринципный и готов служить любому руководителю, при этом втайне ненавидя его…

Ирония судьбы: одним из организаторов Большого террора стал человек, который должен был стать его жертвой. Но попытка арестовать Ленина в революционном 1917-м, как ни странно, не погубила Вышинского. Может быть, потому, что прошлое держало его на крючке, заставляя истово выполнять волю партии и ее вождя.


P.S. Вечером 21 ноября 1954 года Вышинский после приема у Генерального секретаря ООН Хаммаршельда поехал в свою квартиру в центре Нью-Йорка, чтобы подготовиться к выступлению. Допоздна диктовал речь стенографистке Валентине Карасевой. Посреди диктовки ему стало плохо, вызвали жену и дочь. Зинаида Андреевна, войдя в кабинет, сразу закричала: «Его убили!» Значит, о такой вероятности в семье Вышинских все-таки думали…

В советских газетах появился некролог «верному сыну Коммунистической партии», в ООН объявили траур. Тело Вышинского перевезли в Москву и похоронили у Кремлевской стены. А вскоре его юридические труды были исключены из вузовской программы…

Ленина Виктора Себастьена: 9781101974308

Похвала

«Себастьену удалось создать первоклассный триллер, подробно описав цинизм и кровавые амбиции основателя Советского Союза».
The New York Times Book Review, «100 выдающихся книг 2017 года»

«Доступная, честная и прекрасно написанная биография… Для всех, кто интересуется знакомством с величайшим революционером мира, основанным на последних исследованиях, г-н. .Себастьен Ленин будет местом для начала ».
–Дуглас Смит, The Wall Street Journal

«Может ли первоклассная история читаться как триллер? С Ленин: Человек, диктатор и властитель террора, журналист Виктор Себастьен совершил этот редчайший подвиг. . . Как он это сделал? Начните с русской версии «Карточного домика» и вот, Владимир Ильич Ленин опередил цинизм и убийственные амбиции Фрэнка Андервуда на 100 лет.Добавьте к этому кропотливое исследование, покопавшись в советских архивах, в том числе в закрытых до недавнего времени. Вспомните 9,5 миллионов слов «Собрание сочинений» Ленина. Наконец, примените умение сценариста к драматургии и интриге, которые не нуждаются в нелепых захватывающих духах, чтобы увлечь любителей истории и профессионалов ».
— Йозеф Иоффе, The New York Times Book Review

«Интригует»
— Карл Уве Кнаусгаард, The New York Times

«Отсутствие постсоветской биографии Ленина было наконец исправлено этим блестящим и убедительный портрет основателя советского государства … Себастьен описывает Ленина как частного лица, а также как мыслителя и революционера … [эта] превосходная биография представляет собой комментарий того, как даже при самых лучших намерениях принятие революционной идеологии может привести к сущий ад.
–Рональд Радош, The National Review

« Ленин — лучшая биография, которую я читал за последние годы. Виктору Себастьену требуется менее пяти страниц, чтобы выполнить самый сложный из всех литературных трюков: заставить человека, о котором он пишет, казаться знакомым человеком ».
— Боб Блейсделл, The Christian Science Monitor

«Новая яркая биография холодного и расчетливого правителя, по образцу которого последующее советское государство создавало себя. . . Себастьен умело запечатлел человека, «демагога такого рода, знакомого нам по западным демократиям.«Убедительный, ясный портрет диктатора, политика которого сегодня, к сожалению, не актуальна».
—Киркус Обзоры (помеченный обзор)

«Проницательный. . . Убедительный портрет эпохальной фигуры. . . Читатели исследуют сложности личности [Ленина]: изощренный интеллектуал и бесстыдный демагог, логик и эмоциональный бешеный, чуткий любитель музыки и бездушный убийца. Но никакие сложности не увлекут читателей больше, чем те, которые характеризуют запутанные отношения Ленина с женщинами, которые на него повлияли.Глубоко погружая читателей в брак, который предыдущие биографы считали просто функциональным, Себастьен освещает моменты настоящей нежности — и болезненного напряжения — когда Ленин уступает очарованию красивой эмигрантки, которую он делает своей любовницей, не бросая жену ».
—Список книг (обзор со звездами)

«[Превосходный, оригинальный и убедительный портрет Ленина как человека и лидера».
—Симон Себаг Монтефиоре, автор книги Романовы

«Свежий, мощный портрет Ленина, и как раз в нужное время: по мере того, как большевистские идеи и тактика возвращаются в мировую политику, Виктор Себастьен сосредотачивает наше внимание на человеке, который их придумал. .
—Энн Эпплбаум, автор книги « Красный голод: Сталинская война на Украине»

«Яркое и законченное изображение Ленина-человека. Серьезный и глубоко замкнутый, у великого революционера было мало друзей, но он любил по крайней мере двух женщин одновременно. О жизни Ленина уже рассказывали, но Себастьен привносит в задачу дар повествования и описания своих богатых персонажей ».
—Margaret MacMillan, The Oldie (UK)

«Занимательное чтение.. . Себастьен пишет в ярком журналистском стиле и умеет подбирать запоминающиеся анекдоты и цитаты. . . Он оживляет Ленина как человека и убедительно показывает, что «им двигали не только идеология, но и эмоции».
— Орландо Файджес, The Sunday Times (Великобритания)

«Хорошо читается. . . Себастьен полностью отдает должное удивительной, похожей на триллер истории о возвращении [Ленина] в Россию для организации Октябрьского восстания. . . Ленин повсюду видел врагов. Обвиняя крестьян-фермеров в нехватке продуктов питания, он приказал властям провинции собрать их и повесить.Даже Иосифа Сталина упрекали в том, что он недостаточно «беспощаден». . . Увлекательная, но ужасающая история ».
— The Mail on Sunday (Великобритания)

«Себастьен воплощает в жизнь сложности Ленина, уравновешивая личность с политикой в ​​сжатой и читаемой прозе, [и] особенно остро описывает, как этот безжалостный, властный, часто порочный мужчина зависел от женщин. поддерживай его. «
—Дэвид Рейнольдс, The New Statesman (Великобритания)

« Себастьен, семья которого бежала из Венгрии в детстве, возрождает стиль истории, знакомый по холодной войне, в которой ведущие большевики выглядят как паршивые овцы. в несчастной семейной истории восточного блока.Как и историк польского происхождения Ричард Пайпс, его труд полон язвительных отступлений, звездочек и кинжалов, ведущих в червоточины коммунистических преданий. Его хорошо составленный рассказ кажется, будто он десятилетиями оттачивался вокруг кухонных столов, прежде чем он сел писать его ».
—Роланд Эллиотт Браун, The Spectator (Великобритания)

: человек, диктатор, властитель террора | Публичная библиотека Квинса

Книга

Ленин: человек, диктатор и властитель террора

Автор Себастьен Виктор, 1956 — авт.

(на основе рейтингов Goodreads)

Жанровые биографии.

Опубликовано в 2017 г. издательством Pantheon Books, Нью-Йорк

ISBN 9781101871638

Номер нагрудника 2132905

Edition Первое издание для США.

Описание xix, 569 страниц, 16 ненумерованных страниц табличек: иллюстрации; 25 см

«С момента зарождения Советской России Владимир Ленин считался противоречивой фигурой, почитаемой и осужденной за его жесткие политические идеалы. Он продолжает очаровывать как человек, который вошел в историю и создал первое коммунистическое государство, модель, которая позже им подражают почти половина стран мира.Опираясь на новые исследования, включая дневники, мемуары и личные письма Ленина и его друзей, биография Виктора Себастьена — первая на английском языке почти за два года. десятилетия — это не только политическая экспертиза одной из важнейших исторических фигур ХХ века, но и портрет Ленина-человека. Ленин был человеком, любившим природу, охоту, рыбалку и умевшим определять сотни видов растений, деспотическим правителем, чьи самые тесные связи и дружба были связаны с женщинами.Давно замалчиваемая история сложного любовного треугольника Ленина с женой, любовницей и товарищем раскрывает другой характер холодно-одномерной фигуры легенды. Себастьен также показывает Ленина как безжалостного и целеустремленного деспота и «продукт своего времени и места: жестокую, тираническую и коррумпированную Россию». Он захватил власть в результате переворота, пообещал революцию, социалистическую утопию для народа, предложил простые решения сложных вопросов и постоянно лгал; на самом деле то, что он создал, было скорее «зеркальным отражением самодержавия Романовых».«Он санкционировал смерть тысяч людей и создал систему, основанную на идее, что политический террор против противников оправдан для достижения большего идеала. Один из его старых товарищей, который когда-то восхищался им, сказал, что он «желал добра … но создал зло». И это включало бы его изобретение Сталина, который поднял ленинскую систему ГУЛАГа и тайной полиции на новую высоту »- …
Посмотреть больше

Посмотреть больше деталей

Ленин: человек, диктатор и властитель террора

Тип Новый
Формат Мягкая обложка
ISBN 9781101974308

Увлекательная биография Владимира Ильича Ленина Виктором Себастьеном — первая крупная биография на английском языке почти за два десятилетия — это не только политический анализ одной из самых важных исторических фигур двадцатого века, но и захватывающий портрет Ленина-человека.Выросший в комфорте и со страстью к охоте и рыбалке, шахматам и английской классике, Ленин радикализовался после казни своего брата в 1887 году. Себастьен ведет историю с ранних лет Ленина до его долгого изгнания в Европе и его возвращения в Петроград. в 1917 году возглавил первую в истории коммунистическую революцию. Уникальным образом Себастьен обнаружил, что на протяжении всей жизни Ленина его самые близкие отношения были с матерью, сестрами, женой и любовницей. Давно замалчиваемая история, рассказанная здесь о любовном треугольнике Ленина с его женой Надеждой Крупской и его красивой замужней любовницей и товарищем Инессой Арманд, раскрывает более сложный характер, чем у хладнокровного одномерного лидера большевиков. Революция.Имея в наличии личные документы Ленина и других ведущих политических деятелей, Себастьен дает новые подробности, которые оживляют драматическую и захватывающую историю о том, как Ленин захватил власть в результате переворота и управлял своим революционным государством. Продукт жестокой, тиранической и коррумпированной России, он хладнокровно санкционировал гибель тысяч людей и создал систему, основанную на идее, что политический террор против оппонентов оправдан для достижения большего идеала. Старый товарищ, который когда-то восхищался им, сказал, что Ленин «желал добра.. . но создал зло ». Это включало его изобретение Сталина, который поднял ленинскую систему ГУЛАГа и тайной полиции на ужасающие новые высоты. Виктор Себастьен в« Ленине »написал блестящий портрет этого диктатора как сложной и безжалостной фигуры, и он также раскрывает важные новые открытия о русской революции, ключевой точке современной истории (с 16 страницами черно-белых фотографий).

«Ленин был бы сейчас очень успешен в политике, светите в Твиттере»

Он превратил теорию в жизнеспособную политическую программу, привел ее к власти через революцию и заложил основу могущественного идеологического государства, сыгравшего ключевую роль на протяжении ХХ века.Но имеет ли Ленин какое-то значение сейчас, после распада Советского Союза и «дискредитации» коммунизма?

Определенно да, и «сейчас он будет процветать». считает британский журналист и писатель Виктор Себастьен.

Ленин был не только создателем или, по крайней мере, пионером «политики постправды», которую мы наблюдаем сегодня — где такие, как бывший главный стратег Дональда Трампа Стив Бэннон, считают его влиянием, он бы хорошо приспособился к современной жизни. формы политического охвата, такие как Twitter, говорит Себастьен.

На вопрос, что могло бы сделать Ленина подходящим для современного политического миллиё, автор, последняя работа которого, «Ленин-диктатор: интимный портрет», представляет собой исчерпывающую биографию Ленина — первую на английском языке за более чем два десятилетия — перечислила несколько ключевых черт.

Говоря о системе репрессий, присущей Советскому Союзу, Себастьен говорит, что Ленин действительно несет ответственность за организацию террора и создание системы, усовершенствованной его преемником Сталиным, но не был лично жесток, как он, или как Гитлер или Мао.

«Он обещал народу все, лгал без стыда и предлагал простые решения сложных проблем … Он определил козлов отпущения и оправдал себя политической победой … он бы сиял в Твиттере», — утверждает Себастьен.

Ленин был «крестным отцом пост-трастовой политики» с такими сторонниками, как Бэннон, который назвал себя ленинцем с той же целью — разрушить государство, добавил он.

«Ленин внес огромный вклад в прекращение империализма и колониализма.Он оказал большее влияние в Азии, где его влияние сохраняется — в Китае и Северной Корее, — чем в Европе. Но его наследие также живет по-настоящему », — говорит Себастьен.

«Он был бы очень узнаваем в политике сейчас … в сегодняшнюю идеологически управляемую эпоху. Я считаю нынешнюю эпоху революционной, когда массы не примут нынешних традиций и лидеров … Ленин преуспел бы в этом », — сказал в интервью IANS Себастьен, который недавно был в Индии на литературном фестивале.

О том, что вдохновило его на написание Ленина-диктатора, Себастьен говорит, что он был очарован великим русским революционером еще до того, как подумал о написании книги.«Я хотел сосредоточиться на Ленине как человеке, а не на идее или пропаганде», — говорит он, добавляя, что большинство биографий Ленина однобокие, либо восхваляющее, либо осуждающее.

Себастьен сказал, что был впечатлен тем, что он обнаружил о Ленине, «который полностью отличался от его репутации», поскольку он не всегда был леденящим или логичным, но довольно эмоциональным, склонным к ярости и довольно безжалостным. Он был идеологическим лишь до определенной степени, после чего он стал прагматичным человеком действия.

В книге много малоизвестных фактов о Ленине.Например, всем известно, что он ненавидел царскую систему после казни своего старшего брата, но почему он ненавидел либералов? Кроме того, он любил природу, особенно горы.

Другой важный факт, который выясняется, это то, что все важные отношения Ленина были с женщинами — его матерью, его сестрами, его женой Надеждой, его свекровью. У него также был роман с большевиком Инессой Арманд, который его жена не возражала, но он был подвергнут цензуре его советскими преемниками.

«Ленин не был феминистом в современном понимании, но он серьезно относился к женщинам», — сказал Себастьен, утверждая, что советский лидер всегда видел в мужчинах потенциальных соперников или ссорился с ними из-за политики, в результате чего у него не осталось близких мужчин. друзья.

Что касается системы репрессий, которая использовалась в Советском Союзе, он говорит, что Ленин действительно несет ответственность за организацию террора и создание системы, усовершенствованной его преемником Сталиным, но не был лично жесток, как он, или как Гитлер или Мао. «Он считал смерти теоретическими и никогда не искал и не наслаждался подробностями».

Семья Себастьяна бежала из Венгрии, когда он был младенцем после восстания 1956 года. Он написал об этом в своей книге «Двенадцать дней: история Венгерской революции 1956 года» (2006) и осветил падение коммунизма в Восточной Европе в другой книге «Революция 1989 года: падение Советской империи» (2009).

Нынешняя политическая ситуация, по словам Себастьяна, «глубоко угнетает и тревожит». «Режимы в Польше и Венгрии, которые инициировали изменения в 1989 году, являются глубоко авторитарными с неприятными корнями … они не фашистские, но, похоже, они приближаются. Национализм, расизм так привлекательны для ленивых демагогов, и люди влюбляются в него … по фразе Ленина, это «ложное сознание», — говорит он.

Следуйте @htlifeandstyle, чтобы узнать больше

Тарик Али спрашивает «Почему Ленин?»

В Дилеммы Ленина Тарик Али дает проницательный портрет самых глубоких забот Ленина и подчеркивает ясность и силу его теоретических и политических формулировок.В этом эксклюзивном отрывке из Введения он объясняет, что без Ленина не было бы социалистической революции в России в 1917 году.

Почему Ленин? Во-первых, потому что это год столетия последней великой революции в Европе. В отличие от своих предшественников, Октябрьская революция 1917 года изменила мировую политику и, в процессе, изменила двадцатый век, нанеся фронтальную атаку капитализму и его империям, ускорив деколониализацию. Во-вторых, доминирующая сегодня идеология и структуры власти, которые она защищает, настолько враждебны социальной и освободительной борьбе прошлого века, что восстановление как можно большего количества исторической и политической памяти становится актом сопротивления.В эти плохие времена даже предлагаемый антикапитализм ограничен. Это аполитично и антиисторично. Целью современной борьбы должно быть не повторение или копирование прошлого, а усвоение уроков, как отрицательных, так и положительных, которые оно предлагает. Невозможно добиться этого, игнорируя предмет данного исследования. Долгое время в прошлом веке те, кто чтил Ленина, по большей части игнорировали его. Они освятили его, но редко читают его произведения. Чаще всего, и на всех континентах, Ленин неверно истолковывался и использовался в инструменталистских целях с его собственной стороны: партии и секты, большие и малые, претендовавшие на его мантию.

Культ Ленина, который он ненавидел даже в самой зарождающейся его форме, был катастрофой для его мысли. Его тексты, никогда не предназначенные и не написанные как катехизис, были мумифицированы, что затрудняло понимание его политического строя. Это явление должно быть расположено на стыке двух исторических процессов. Ленин был продуктом русской истории и европейского рабочего движения. Оба ставили вопросы о классе и партии, об агентстве и инструменте. Таким образом, синтез, разработанный Лениным, определялся смешением двух очень разных течений, которые можно охарактеризовать, в широком смысле, как анархизм и марксизм.Он сыграл решающую роль в победе последнего.

Вот почему, прежде чем перейти к обсуждению некоторых конкретных проблем, стоящих перед Лениным и большевиками, я подробно объясню историю и предысторию обоих течений. Без этих раскопок нелегко понять дилеммы, стоявшие перед Лениным.

Требуется воображение, чтобы неверно истолковать Ленина и Троцкого или представить их как либералов под маской. Что бы о них ни думали, ясность их прозы не оставляет места для политического неверного толкования.Как недавно напомнил нам Перри Андерсон, судьба Грамши, третьего крупного мыслителя, порожденного коммунистической традицией Третьего Интернационала, была несколько иной и по особым причинам, связанным с его заключением в тюрьму итальянскими фашистами.

Обо всем по порядку. Без Ленина в 1917 году не было бы социалистической революции. В этом мы можем быть уверены. Свежие исследования событий только укрепили это мнение. Фракция, а затем и партия, которую он кропотливо создавал с 1903 года, просто не справлялись с задачей разжигания революции в решающие месяцы с февраля по октябрь 1917 года, самого свободного периода в истории России.Подавляющее большинство ее руководства до возвращения Ленина было готово к компромиссу по многим ключевым вопросам. Урок здесь в том, что даже политическая партия — специально обученная и образованная с единственной целью — произвести революцию — может споткнуться, споткнуться и упасть в критический момент.

Это то место, куда большевики как партия возглавляли стратегически и тактически до апреля 1917 года. Ни одна партия не может быть всегда права. Не может и политический лидер, даже если он обладает исключительными качествами и силой воли.Однако в данном конкретном случае Ленин понимал, что, если момент не будет использован, реакция снова восторжествует. События благоприятствовали ему. Он утащил за собой сопротивляющееся партийное руководство, заручившись поддержкой рядовых большевиков и, что более важно, солдат, полностью отчужденных от войны. Для последних это были лозунги передовых большевистских агитаторов, которые сформулировали то, о чем они сами думали и шептались друг другу в окопах или как они участвовали в массовых дезертирствах.История преподнесла Ленину подарок в виде Первой мировой войны. Он схватил его обеими руками и использовал для поднятия мятежа. Историю делают революции. На другой стороне находятся всевозможные либералы, за редким исключением.

Первая мировая война была первоначальной дилеммой Ленина. Больше всего он восхищался и считал своим наставником немецкого социалиста Карла Каутского. Ленина потрясла капитуляция последнего перед военной лихорадкой в ​​Германии. Он думал, что понимание Маркса было достаточной вакциной против большинства интеллектуальных язв, особенно энтузиазма по поводу империалистических войн.Он решил проблему путем гневного публичного разрыва с Немецкой социалистической партией, согласившись с определением ее Розой Люксембург как «вонючего трупа». Это, увы, оказалось не так. Этот «труп» и по сей день тяжело давит на немецких рабочих.

Следующая дилемма, с которой он столкнулся, касалась пути к революции. После февраля 1917 года это уже не был абстрактный вопрос. Ленин выбрал социалистическую революцию, создав хаос внутри своей партии. В какой-то момент он назвал старых большевиков «консерваторами», погрязшими в центристском болоте.Он отыграл их только после того, как они поняли, что петроградские рабочие политически опережают их.

О роли личности в истории ведутся долгие споры. Представление восемнадцатого века о том, что история создается сознательными людьми, столкнулось с серьезным вызовом в следующем столетии и со стороны многих выдающихся домарксистских историков, для которых серьезное обсуждение истории было невозможно без анализа социальных и экономических условий. Представление о том, что социальные и материальные силы создают условия, в которых люди трансформируются и действуют таким образом, который был бы невозможен при различных обстоятельствах, был систематизирован Марксом и Энгельсом и был общепринятым на протяжении большей части двадцатого века.Это касается людей всех мастей: Наполеона и Бисмарка, а также Ленина, Мао Цзэдуна, Хо Ши Мина и Фиделя Кастро.

Если бы английская революция была отложена, Оливер Кромвель и его семья пересекли бы Атлантику и поселились в оплоте инакомыслящих в Новой Англии. Если бы французская революция не произошла, Бонапарт покинул бы Францию, как он планировал сделать, и стал бы искать работу в Российской Императорской Армии. Как писал Кропоткин в своей классической «Истории Французской революции», книге, ставшей частью общего наследия русского революционного движения, контекст определял все:

Вот почему Французская революция, как и английская революция предыдущего столетия, произошла в тот момент, когда средние классы, глубоко напившись истоками современной философии, осознали свои права и разработали новую схему политической организации. .Обладая глубокими познаниями и жаждой решения этой задачи, они чувствовали себя вполне способными захватить правительство, вырвав его у дворцовой аристократии, которая своей неспособностью, легкомыслием и распутством доводила королевство до полного разорения. Но средний и образованный класс ничего не смог бы сделать в одиночку, если бы в результате целой цепочки обстоятельств крестьянские массы также не были взбудоражены и серией постоянных восстаний, продолжавшихся в течение четырех лет, не были отданы в руки крестьян. неудовлетворен среди среднего класса возможностью борьбы как с королем, так и со двором, нарушения старых институтов и изменения политической конституции королевства.

Без Первой мировой войны и февраля 1917 года Ленин умер бы в изгнании, один из многих русских революционеров, которым суждено было избежать падения самодержавия. Троцкий легко мог бы стать русским писателем в классической традиции. Однако даже когда условия благоприятствуют революционным потрясениям, редко встречаются организации, способные ими воспользоваться. Неудачные восстания, восстания и революции замусорили историю нашего мира. Почему проиграл Спартак? Почему победил Туссен Лувертюр? Каждый ответ — это история тех эпох, в которых они жили.Точно так же Ленин.

Это был Железный канцлер вновь созданной Германии, который настаивал на недооценке своей роли, аргументируя разумную консервативную позицию в обращении к Рейхстагу Северной Германии в 1869 г .:

Господа, мы не можем ни игнорировать историю прошлого, ни создавать будущее. Я хотел бы предостеречь вас от ошибки, из-за которой люди переводят стрелки часов, думая, что тем самым ускоряют ход времени. Мое влияние на события, которыми я воспользовался, обычно преувеличено; но никому и в голову не пришло бы потребовать, чтобы я вошел в историю.Я не мог этого сделать даже вместе с вами, хотя вместе мы могли противостоять всему миру. Мы не можем творить историю: мы должны ждать, пока она будет твориться. Мы не сделаем так, чтобы фрукты созревали быстрее, подвергая их воздействию тепла лампы; и если мы сорвем плод до того, как он созреет, мы только предотвратим его рост и испортим его.

Наследники Бисмарка, а точнее, огонь немецкой артиллерии преждевременно созрели свои плоды в России. Ленин был уверен, что, как только фруктовые деревья Германии и России будут соединены вместе, остальная часть континента, за исключением Великобритании, станет гнилой для революции.Как бы то ни было, он не стеснялся творить историю, сжимать опыт десятилетия в один день. События разворачивались не совсем так, как он ожидал в остальной Европе, а скорее по случайным причинам, чем по объективным условиям.

Эта книга представляет собой контекстуализацию, без которой история русской революции непостижима.

Например, террористическая фаза XIX века, которой была привержена значительная часть либеральной интеллигенции, подошла к концу, когда руководство Народной воли единогласно проголосовало за единственный пункт повестки дня: казнить Александра II без дальнейшая задержка.Казнь была успешно проведена под командованием Софии Перовской; в ходе последовавших репрессий небольшие группы, которые уцелели, были разгромлены. Нельзя недооценивать влияние этих событий на все российские политические партии, возникшие в первое десятилетие двадцатого века.

Принятие желаемого за действительное со стороны либеральных историков и идеологов помогло поддержать точку зрения, согласно которой, если бы не большевистская «аберрация», курс российской демократии плавно протекал бы и утек в западноевропейское болото.Какая демократия когда-либо текла гладко? Этого не произошло в 1991 году, как и в 1917 году. В действительности, учитывая соотношение сил и продолжающуюся войну, наиболее вероятным исходом было бы приход к власти жесткой военной диктатуры посредством массовых погромов и погромов. широкомасштабные репрессии при поддержке Антанты, направленные на удержание России в войне.

Февральская революция создала слабое правительство, неспособное справиться с кризисом и приверженное войне.Было только две силы, которые могли заполнить вакуум: большевики после того, как они прошли интенсивный курс перевоспитания от Ленина, и генералы Корнилов, Деникин, Колчак, Врангель и когорта Врангеля, которые руководили белыми во время гражданской войны, последовавшей за революцией. .

Когда нет революционной партии или партии, которая была побеждена и обезглавлена, побеждает реакция, а не реформа. Эта закономерность оставалась неизменной от Кавеньяка и Луи-Наполеона до Гренера, Носке, Муссолини и Гитлера, от Сухарто до Пиночета и в работе практически каждого американского президента.

Почему Россия пошла бы по другому пути, если бы не революция или Красная Армия проиграла гражданскую войну? Либеральные и консервативные историки часто называют события октября 1917 г. «переворотом». Это был не тот случай. Да, городской пролетариат, на котором основывалась революция, составлял меньшинство населения, в котором доминировало крестьянство, которое усеивало большие сельские районы страны и поддерживало большевистские указы о собственности на землю сразу после Октября.Без этой растущей поддержки крестьянской бедноты большевики не смогли бы выиграть гражданскую войну. Изречение Ленина о том, что стратегическое большинство, необходимое для успеха, должно иметь решающий перевес силы на решающем месте в решающий момент, имело относительно ограниченное значение в России.

И только после того, как большевики завоевали большинство в советах, они назначили дату восстания. Ленина можно осудить за то, что он опирался исключительно на рабочих, но здесь он следовал указаниям старейшин-основателей движения, Маркса и Энгельса.Это было также причиной того, что он распустил Учредительное собрание в ноябре 1917 года. Здесь большевики утверждали, что советы были высшей формой демократии и что они не собирались тратить время на споры с эсерами в захваченном зале. революцией. Однако голосование большевиков на этих выборах действительно означало огромную поддержку в городах. Из 37,5 миллионов поданных голосов 16 миллионов (в основном в сельской местности) проголосовали за эсеров, 10 миллионов (в основном в городах) за большевиков и 1.3 миллиона (из них 570 000 на Кавказе) для меньшевиков.

Революционные периоды неизменно сопровождаются огромными колебаниями политического сознания, которые никогда не могут быть точно зафиксированы никаким референдумом. Тот факт, что гарнизоны в Петрограде и Москве так быстро перешли на сторону большевиков, связан с ускорением бедствий на фронте. Крестьяне в военной форме, политически радикализованные войной, просто не хотели больше воевать за режим, который не интересовался ни ими, ни их семьями, ни их благополучием, ни условиями, в которых они сражались.Содержательный лозунг Ленина, олицетворяющий большевистскую переходную программу — «Земля, мир и хлеб» — был блестящим (что вынуждены были признать даже его многочисленные враги). За каждым словом стоит набор идей, охватывающих большевистскую стратегию.

Ни одна революционная авангардная партия не может победить сама по себе. Вот почему те, кто пристрастился к слову «переворот», плохо понимают революцию. Увидим ли мы его снова (другой вопрос и другой разговор), пролетарская революция в понимании Маркса и Ленина — это гигантское пробуждение миллионов эксплуатируемых, которые верят в свою способность к эмансипации.

Расколы в государстве, разногласия в правящем классе и нерешительность со стороны промежуточных классов открывают путь двоевластию, которое в России привело к созданию новых институтов, а позже в Китае, Вьетнаме и на Кубе положило конец. о революционных армиях с различным классовым составом, которые сражались против своих государственных машин.

В случае России Ленин сформулировал это с обычной ясностью за несколько недель до Октябрьской революции:

Чтобы быть успешным, восстание должно опираться не на заговор и не на партию, а на передовой класс.Это первое. Восстание должно опираться на революционный подъем народа. Это второй момент. Восстание должно опираться на тот поворотный момент в истории нарастающей революции, когда активность передовых слоев народа находится на пике, а колебания в рядах врага и в рядах слабых уменьшаются. Сердечные и нерешительные друзья революции — самые сильные. Это третий пункт. Эти три условия постановки вопроса о восстании отличают марксизм от бланкизма.Однако при наличии таких условий отказываться рассматривать восстание как искусство — это предательство марксизма и революции.

После разгрома июльских дней, когда массы попытались возглавить партию в незрелой ситуации, большевистская пресса была запрещена, некоторые из ее лидеров были заключены в тюрьму, а Ленин выслан в Финляндию. Именно оттуда он отправлял самые срочные политические письма в революционной истории, умоляя, объясняя, аргументируя это тем, что июль был временной неудачей, что массы снова восстанут и партия должна быть подготовлена.Он точно указал, что именно Маркс «обобщил уроки всех революций в отношении вооруженных восстаний словами Дантона, величайшего из когда-либо известных мастеров революционной политики: de l’audace, de l’audace, toujours de l’audace ». В более резком настроении он провоцировал меньшевистских и большевистских критиков, цитируя Наполеона:« Сначала займись, потом смотри ».

Два ключевых члена ЦК большевиков — Каменев и Зиновьев — не были убеждены и решительно выступили против восстания, опубликовав дату восстания в газете Горького.На самом деле вряд ли было секретом, что большевики планировали революцию. Ленин сказал это, когда прибыл на Финляндский вокзал. Его гнев, когда большевистские версии Розенкранца и Гильденстерна в ЦК раскрыли дату запланированного восстания, понятен — элемент внезапности имеет решающее значение во всех войнах, включая социальные и политические конфликты, — но в конце концов, это не имело значения. вообще. Восстание все еще имело место, доказывая, что правящий класс в полном замешательстве беспомощен против масс, которые рвутся двигаться вперед, даже когда его члены знают дату революции.

Почему восстание — это искусство? Потому что вооруженное восстание против капиталистического государства или оккупирующих империалистических армий должно быть тщательно спланировано, особенно на его заключительных этапах. Для достижения победы необходимо слаженно руководить вооруженными отрядами рабочих и солдат. Окончательное решение оставалось за Военно-революционным комитетом Совета, который возглавлял новый большевик Лев Троцкий и имел большевистское большинство. И о победе тоже доложили Совету, тогда на заседании в Смольном в Петрограде.

У каждого переворота есть свои особенности, но между революциями есть много общего. Все три великие революции в европейской истории прошли через две отдельные фазы, каждая из которых приняла более радикальный поворот во втором и последнем акте. Чистка полковником Томасом Прайдом палаты общин 6 декабря 1648 года была предвестником суда и казни Чарльза Стюарта, ключевой разделительной линии в английской революции, сделавшей невозможным дальнейший компромисс. Приход якобинцев к власти во Французской ассамблее (или их приход к власти, учитывая место их пребывания) в 1793 году сыграл аналогичную роль в ускорении революционного процесса с публичной казнью Луи Капе и Марии Антуанетты в октябре того же года.Апрельские тезисы Ленина открыли дорогу революции в октябре 1917 года.

Разница между этими революциями заключалась в следующем: в то время как события подтолкнули Кромвеля и Робеспьера вперед, в России именно Ленин сознательно использовал события — в его случае распад русского самодержавия в результате Первой мировой войны — чтобы подтолкнуть рабочих и солдат Петрограда и Москвы к успешному восстанию. Когда Ленин ссылался на Кромвеля и Робеспьера, это было не по идеологическим причинам — пуритане руководствовались «словом Божьим», якобинцы — метафизической добродетелью, — а потому, что оба были мастерами стратегии.Оба были лидерами буржуазных революций, и у обоих были свои разногласия с соответствующими денежными классами. И, что более важно, оба должны были пробудить йоменов, ремесленников, плебеев и санкюлотов, чтобы двигаться вперед. Как и они, Ленин понимал, что для закрепления достижимого нужно стремиться к недостижимому, штурмовать рай, взобраться на вершину непобедимой горы.

Каждая из трех революций столкнулась с необходимостью создания совершенно новых армий для ведения гражданских войн и защиты революционного государства.Повышение в этих армиях происходило на основе заслуг, а не класса. Новую модель армии английской революции сформировал патриций генерал Фэйрфакс; Однако он вступил в свои права, когда аристократия была оттеснена в сторону, а Эссекс, Манчестер и Уоллер были заменены вторыми сыновьями, йоменами и так далее. Полковник Прайд, опустошивший логово, бывшее палатой общин, от коррупции и классовых привилегий, был сыном пивовара. К этим примерам можно добавить возвращение группы изгнанников из Новой Англии, которые вернулись, чтобы укрепить и Айронсайдов, и революцию.Кромвель ясно понимал, что было необходимо: «У меня был скорее простой капитан в рыжеватой мантии, который знает, за что он борется и любит то, что знает, чем тот, кого вы называете джентльменом, и ничто иное». Флитвуд, Окей, Ламберт, Видмерпул, Харрисон, Дисборо, Иретон, Рейнсборо, Гофф, Уэйли и Джойс — все подходили под все требования.

Примерно столетие спустя французская революционная армия была построена по аналогичной схеме. Наиболее способные генералы были взяты из рядов или с улиц и быстро продвинуты, чтобы заменить военную знать.В 1789 году некоторые из самых известных и уважаемых офицеров революционной, а затем и наполеоновской армий занимали низкие должности. Даву, Дезе, Мармон и Макдональд были подчиненными; Бернадотт (который позже основал шведскую монархию) был фельдфебелем; Гош, Марсо, Лефебр, Пичегрю, Ней, Массена, Мюрат и Сульт были унтер-офицерами; Ожеро был мастером фехтования; Ланн был красильщиком; Гувион Сен-Сир был актером; Журден был разносчиком; Бессьер был парикмахером; Брюн был композитором; Жубер и Жюно были студентами-юристами; Клебер был архитектором; Марриер не видел военной службы до революции.

То же самое и с Красной Армией, созданной после революции и объединенной в боевую силу Львом Троцким, одним из немногих примеров в истории военизированного интеллектуала. Его знаменитый призыв к созданию Красной кавалерии («Пролетарии на коне») указывал на состав новой армии. Фактически, проблема заключалась в нехватке офицеров, имеющих опыт базовой военной техники; ряд царских офицеров был направлен на службу под бдительным взором политических комиссаров (эквивалент агитаторов в армии нового образца).Один из них, служивший в имперской армии, был самоучкой и гениальным военачальником, история которого, давно забытая, требует краткого пересказа, не в последнюю очередь потому, что Ленин и Троцкий считали его важной третьей рукой, необходимой для продолжения политики другими. средства. Это был Михаил Тухачевский. Его роль в гражданской войне продемонстрировала его поразительные военные способности.

Разница между Лениным и его революционными предшественниками заключалась в следующем: и Кромвель, и Робеспьер приняли революцию, когда они столкнулись с ее действительностью.Это было бы и без них. Ленин начал работать на революцию за двадцать пять лет до 1917 года. Двадцать четыре из этих лет он работал в подполье, в тюрьме, в ссылке. Он сделал это, даже не подозревая, что увидит такую ​​при жизни. В январе 1917 года, все еще находясь в изгнании, он признался швейцарской аудитории, что он и его поколение, возможно, никогда не добьются успеха. Они боролись за будущее. Мильтон заявил, что лояльные королю англичане не являются свободными людьми, что роялизм — это форма морального рабства.Для Ленина то же самое было и с верующими в капитализм, империи и самодержавие. Надо было столкнуться с гораздо большим врагом, чем английская монархия, и победить его во всем мире. Он, если не его партия, был полностью подготовлен к тому, что нужно было сделать, в соответствии с его точкой зрения, что всегда нужно «aussprechen, was ist»: говорить о том, что есть, и избегать превращения желаемого за действительное в истину. Твердый революционный реализм, утверждал Ленин на протяжении всей своей политической жизни, имел решающее значение во времена победы, поражения и переходного периода.Именно эта проницательность объясняет многие решения, которые он принял при жизни. Он никогда не осознавал огромности своего собственного вклада как теоретика, но венгерский философ Дьёрдь Лукач осознал это. В эмоционально заряженном эссе, написанном всего через несколько недель после смерти Ленина в 1924 году, он описал его «в мировом историческом смысле [как] единственного теоретика, равного Марксу, но созданного борьбой за освобождение пролетариата».

Ленин имел решающее значение не только в обеспечении успеха революции против большинства в Центральном Комитете, но и в защите молодой республики, сделав все необходимые уступки немцам в Брест-Литовске, которые серьезно подрезали бы революционную Россию.И снова он был в меньшинстве в ЦК. Он снова сопротивлялся. Его противники внутри и вне партии обвиняли его в предательстве. Он признал, что это был «позорный» мир, но был убежден, что необходимо обеспечить передышку революции. Левая фракция, в которую входили Бухарин и Коллонтай, требовала революционной войны против Германии; Троцкий аргументировал свое мастерство бездействием, которое он назвал «ни войной, ни миром»; Ленин поддерживал принятие территориальных требований кайзера.Это будет лишь временное отступление, поскольку немецкий рейх вскоре будет свергнут немецкими рабочими. В любом случае было бы невозможно бороться с немецкими армиями и русской реакцией одновременно. Брестский мир был необходимым средством. Немецкое верховное командование уже было крайне раздражено тем фактом, что большевистскую делегацию возглавляли наглые евреи, которые по прибытии разрешили распространение подрывных листовок, призывающих немецких солдат к мятежу. В очередной раз история отказалась полностью противоречить Ленину.Германия проиграла войну и была близка к революции, но так и не пошла дальше избавления от своей монархии.

В течение пяти критических лет с 1917 по 1922 Ленин оставался у руля государства. Военный коммунизм был необходим для победы в гражданской войне. Непростое достижение. Белые армии распались, но спад революционного рвения был слишком заметен. Неудачи в Венгрии, Польше и Германии сопровождались временной восстановлением капитализма в 1921 году. Мартовское восстание в центральной Германии в том году было катастрофической, отчаянной и безответственной последней попыткой Зиновьева и Белы Кун разбудить немецкие массы.Проведенный с санкции Коммунистического Интернационала, он полностью неверно оценил ситуацию и подорвал и без того слабую Коммунистическую партию Германии. Границы Советского государства были решены. Революция в Европе отступила. Сливки русского рабочего класса были либо мертвы, либо истощены. Революционная политика находилась на самом низком уровне.

Это потребовало нового плана. Результатом стала новая экономическая политика (НЭП), возрождение мелкого капитализма под контролем государства.НЭП был задуман как переходная мера по возрождению экономики, в чем она преуспела, улучшив снабжение продовольствием и сети распределения. Но пока вступал в силу НЭП, на страну обрушился ряд стихийных бедствий, в том числе засухи, песчаные метели и нашествие саранчи в южных провинциях. Голод, унесший жизни миллионов людей. Вместе с этим рос черный рынок, убогий, как всегда, но на данный момент неприкасаемый. Многие рабочие бежали в свои деревни. Пролетариат разошелся.Революционная диктатура теперь действительно функционировала в вакууме. Этот факт сделал характер и способности отдельных лидеров гораздо более важными, чем такие институты, как партия и совет. Большевики в этом отношении походили на якобинцев. Постепенно социально-экономическая ситуация улучшалась, но к тому времени партия, создавшая революцию, с каждым днем ​​все больше напоминала бюрократию. Некоторые считали, что альтернативы нет. Не Ленин.

Последняя дилемма, с которой ему пришлось столкнуться, также была самой сложной.После инсульта ему было приказано отдохнуть как физически, так и политически, и он был вынужден отказаться от наблюдения и руководства повседневной жизнью нового государства. Ленин был плохим пациентом. Он отказался перестать читать газеты и думать о политике. Посещая последний партийный съезд в апреле 1922 года, он чувствовал себя отчужденным от курса государства. Он принял свою долю ответственности и, признавая роль материальных причин в установке партии на этот путь, был потрясен тем, насколько далеко зашла партия, и обеспокоен субъективным фактором, а именно партией и ее руководством.«Могущественные силы», — писал он, — «свернули советское государство с его« правильного пути »». Последние произведения Ленина были смелой попыткой изменить курс партии. Он вспомнил исторические примеры поражения нации, когда побежденные сумели навязать свою культуру победителям, побеждая их духом. Он чувствовал, что старая царская бюрократия сумела победить его коллег, которые легко переняли старые методы управления, если не культурные обычаи, своих прошлых угнетателей.Да, он писал обо всем этом, о чем я подробно расскажу в заключительных главах этой книги. И он извинился: «Кажется, я сильно виноват перед рабочими России». Это было почти так, как если бы он перечитывал эссе Энгельса «Крестьянская война в Германии»:

Худшее, что может случиться с лидером крайней партии, — это быть принужденным к приходу к власти в эпоху, когда движение еще не созрело для господства класса, который он представляет, и для реализации мер, которые это господство подразумевало бы.То, что он может сделать, зависит не от его воли, а от остроты столкновения интересов между различными классами, а также от степени развития материальных средств существования, производственных отношений и средств коммуникации, из-за которых происходит столкновение интересов. классов базируется каждый раз. То, что он должен делать, чего требует от него его партия, опять же, зависит не от него, не от степени развития классовой борьбы и ее условий. Он привязан к своим доктринам и выдвинутым до сих пор требованиям, которые исходят не из взаимоотношений социальных классов в данный момент или из более или менее случайного уровня производственных отношений и средств коммуникации, а из его более или менее проникновение в общий результат общественного и политического движения.Таким образом, он неизбежно оказывается перед дилеммой. То, что он может сделать, противоречит всем его действиям, которые практиковались до сих пор, всем его принципам и нынешним интересам его партии; то, что он должен делать, не может быть достигнуто. Одним словом, он вынужден представлять не свою партию или свой класс, а класс, для которого созрели условия для господства. В интересах самого движения он вынужден защищать интересы чужого класса и кормить свой собственный класс фразами и обещаниями, утверждая, что интересы этого чужого класса являются их собственными интересами.Тот, кто ставит себя в такое неудобное положение, безвозвратно погибает.

Ленин, конечно, никогда не представлял «инородный класс». Но некоторые из его коллег сделали это, и, как было хорошо известно Ленину, другие наблюдения Энгельса были уместными. Некоторые из последних произведений Ленина были скрыты от русского народа тридцать три года. И те, кто их раскрыл, не смогли выполнить предписания. Ленин видел, что случилось с партией, когда она столкнулась с задачей управления страной.Он был удручен той степенью бюрократизации, которая произошла. До революции он подвергался резкой критике со стороны Розы Люксембург и безудержной критики со стороны Льва Троцкого за его концепцию партии как сильно централизованной подпольной организации. Он защищался умело и не прибегая к Марксу, хотя, очевидно, был знаком с этим отрывком из Capital :

Во всех видах работы, где есть сотрудничество многих людей, связь и единство процесса обязательно представлены в воле, которая командует, и в функциях, которые, как для руководителя оркестра, не связаны с частичными усилиями, но коллективная деятельность.

В его знаменитом дополнении к книге «Что делать?» Ленин использовал образ оркестра, чтобы проиллюстрировать, как организовать партию из центрального аппарата:

Для того, чтобы центр мог не только советовать, убеждать и обсуждать с оркестром — как это было до сих пор — но и действительно руководить им, нам нужна подробная информация: кто на какой скрипке играет и где? Какой инструмент осваивается и осваивается и где? Кто играет фальшивую ноту (когда музыка начинает резать ухо) — и где и почему? Кого куда и как переместить, чтобы исправить диссонанс?

Эта концепция предполагает наличие сильной воли, а также взаимодействие равенства, демократии и власти внутри партии и, в более широком смысле, в обществе в целом.Вот почему Ленин считал, что революция в Германии была настолько жизненно важной и что, если бы она была успешной, она помогла бы Советской республике гораздо легче продвигаться вперед как в экономическом, так и в политическом плане. Что касается способности партии работать тайно, это было важно не только для России, но и для движений сопротивления, возглавляемых коммунистами, во Франции, Италии, Китае, Вьетнаме и Югославии на протяжении Второй мировой войны. Лидеры и партии в этих последних трех странах продолжали совершать революции.

В одном из своих последних предписаний Ленин настаивал на том, что если кто-то потерпел политическое поражение из-за комбинации собственных ошибок и обстоятельств, он должен извлечь уроки из поражения, чтобы понять, почему оно произошло, а затем снова начать свою работу. Социализм был приблизительным и не родился полностью сформированным; поэтому социалисты должны открыто признать свои ошибки. Без этого они никогда бы не прогрессировали. Ни у Хрущева, ни у Горбачева не было видения или возможности начать все заново.Если бы Ленин прожил еще пять лет, страна и партия пошли бы вперед иначе. Новая экономическая политика была бы демонтирована с большей осторожностью, и жестокий скачок к индустриализации мог не произойти. Ленин не стал бы уничтожать и большую часть старых большевиков в ЦК и в стране в целом. В какой степени и с какой степенью успеха он осуществил бы изменения, всегда будет предметом споров.

Путинская Россия не будет отмечать столетний юбилей ни в феврале, ни в октябре.«Этих дат нет в нашем календаре», — сказал Путин ведущему издателю и редактору индийской газеты. Другие россияне, включая некоторых оппонентов Путина, даже не признают, что произошла «русская» революция. По их мнению, это все дело рук евреев. Одним из немногих, кто сегодня не подвергается критике, является Сталин, в основном из-за «Великой Отечественной» войны и частично из-за того, что его методам правления сегодня завидуют многие российские националисты. Мумификация Ленина и его идей была прочным «достижением» сталинского периода.Итак, пора похоронить тело Ленина и возродить некоторые из его идей. Будущие поколения в России могут понять, что Ленин еще может предложить немного больше, чем князь Столыпин.

В книге Дилеммы Ленина Али дает проницательный портрет самых глубоких забот Ленина и подчеркивает ясность и силу его теоретических и политических формулировок. Он завершает трогательным рассказом о последних двух годах Ленина, когда он понял, что «мы ничего не знали», и настоял на том, чтобы революцию нужно было возобновить, чтобы она не засохла и не умерла.

Прочтите всю нашу книгу о русской революции здесь.

Ленин: Человек, диктатор и мастер террора (Мягкая обложка)

Описание


Захватывающая биография Виктора Себастьена Владимира Ильича Ленина — первая крупная биография на английском языке почти за два десятилетия — представляет собой не только политический анализ одной из самых важных исторических фигур двадцатого века, но и захватывающий портрет Ленина-человека.

Выросший в комфорте и со страстью к охоте и рыбалке, шахматам и английской классике, Ленин радикализовался после казни своего брата в 1887 году.Себастьен прослеживает историю с ранних лет Ленина до его длительного изгнания в Европе и возвращения в Петроград в 1917 году, чтобы возглавить первую в истории коммунистическую революцию. Уникальным образом Себастьен обнаружил, что на протяжении всей жизни Ленина его самые близкие отношения были с матерью, сестрами, женой и любовницей. Давно замалчиваемая история, рассказанная здесь о любовном треугольнике Ленина с его женой Надеждой Крупской и его красивой замужней любовницей и товарищем Инессой Арманд, раскрывает более сложный характер, чем у хладнокровного одномерного лидера большевиков. Революция.

Имея в наличии личные документы Ленина и других ведущих политических деятелей, Себастьен приводит новые подробности, которые воплощают в жизнь драматическую и захватывающую историю о том, как Ленин захватил власть в результате государственного переворота и управлял своим революционным государством. Продукт жестокой, тиранической и коррумпированной России, он хладнокровно санкционировал гибель тысяч людей и создал систему, основанную на идее, что политический террор против оппонентов оправдан для достижения большего идеала. Старый товарищ, который когда-то восхищался им, сказал, что Ленин «желал добра.. . но создал зло ». Это включало его изобретение Сталина, который поднял ленинскую систему ГУЛАГа и тайной полиции на ужасающие новые высоты.

В Ленин, Виктор Себастьен написал блестящий портрет этого диктатора как сложного и комплексного безжалостная фигура, и он также раскрывает важные новые открытия о русской революции, ключевой точке современной истории.

(с 16 страницами черно-белых фотографий)

Об авторе


ВИКТОР СЕБЕСТЬЕН родился в Будапеште.Он работал журналистом во многих британских газетах, включая The Times , Daily Mail и London Evening Standard, , где он был иностранным редактором и редакционным автором. Он также написал статьи для многих американских изданий, включая The New York Times, и был редактором в Newsweek. Он является автором книг Двенадцать дней: История Венгерской революции 1956 года, Революция 1989 года: Падение Советской Империи, и 1946: Создание современного мира.

Похвала за…


«Себастьену удалось создать первоклассный триллер, подробно описав цинизм и кровавые амбиции основателя Советского Союза».
The New York Times Book Review, «100 выдающихся книг 2017 года»

«Доступная, честная и прекрасно написанная биография… Для всех, кто интересуется знакомством с величайшим революционером мира, основанным на последних исследованиях, г-н Себастьен Ленин было бы местом для начала.
— Дуглас Смит, The Wall Street Journal

«Может ли первоклассная история читаться как триллер? С Ленин: человек, диктатор и мастер террора, журналист Виктор Себастьен совершил этот редчайший подвиг. . . Как он это сделал? Начните с русской версии «Карточного домика» и вот, Владимир Ильич Ленин опередил цинизм и убийственные амбиции Фрэнка Андервуда на 100 лет. Добавьте к этому кропотливое исследование, покопавшись в советских архивах, в том числе в закрытых до недавнего времени.Вспомните 9,5 миллионов слов «Собрание сочинений» Ленина. Наконец, примените умение сценариста к драматургии и интриге, которые не нуждаются в нелепых захватывающих духах, чтобы увлечь любителей истории и профессионалов ».
— Йозеф Иоффе, The New York Times Book Review

«Интригует»
— Карл Уве Кнаусгаард, The New York Times

«Отсутствие постсоветской биографии Ленина было наконец исправлено этим блестящим и неотразимый портрет основателя советского государства … Себастьен описывает Ленина как частного лица, а также мыслителя и революционера … [эта] превосходная биография представляет собой комментарий о том, как даже при самых лучших намерениях принятие революционной идеологии может привести к Сущий ад.
–Рональд Радош, The National Review

« Ленин — лучшая биография, которую я читал за последние годы. Виктору Себастьену требуется менее пяти страниц, чтобы выполнить самый сложный из всех литературных трюков: заставить человека, о котором он пишет, казаться знакомым человеком ».
— Боб Блейсделл, The Christian Science Monitor

«Новая яркая биография холодного, расчетливого правителя, по образцу которого последующее советское государство создавало себя. . . Себастьен умело изображает человека, «демагога такого рода, знакомого нам по западным демократиям.«Убедительный, ясный портрет диктатора, политика которого сегодня, к сожалению, не актуальна».
—Киркус Обзоры (обзор со звездами)

«Проницательный … Убедительный портрет эпохальной фигуры … Читатели исследуют сложности личности [Ленина]: изощренный интеллектуал и бесстыдный демагог, логик и эмоциональный бешеный гнев. , чуткий любитель музыки и бездушный убийца … Но никакие сложности не заинтересуют читателей больше, чем те, которые характеризуют запутанные отношения Ленина с женщинами, оказавшими на него влияние.Глубоко погружая читателей в брак, который предыдущие биографы считали просто функциональным, Себастьен освещает моменты настоящей нежности — и болезненного напряжения — когда Ленин уступает очарованию красивой эмигрантки, которую он делает своей любовницей, не бросая жену ».
—Список книг (обзор со звездами)

«[Превосходный, оригинальный и убедительный портрет Ленина как человека и лидера».
—Симон Себаг Монтефиоре, автор книги «Романовы»

«Свежий, мощный портрет Ленина, и как раз в нужное время: по мере того, как большевистские идеи и тактика возвращаются в мировую политику, Виктор Себастьен сосредотачивает наше внимание на человеке, который их придумал. .
— Энн Эпплбаум, автор книги « Красный голод»: Сталинская война на Украине

«Яркое и разностороннее изображение Ленина-мужчины. Серьезный и глубоко замкнутый, великий революционер имел мало друзей, но глубоко любил по крайней мере двух женщин. , и в то же время. Жизнь Ленина была рассказана и раньше, но Себастьен привносит в задачу дар повествования и описания своих богатых персонажей ».
—Margaret MacMillan, The Oldie (UK)

«Занимательное чтение.. . Себастьен пишет в ярком журналистском стиле и умеет подбирать запоминающиеся анекдоты и цитаты. . . Он оживляет Ленина как человека и убедительно показывает, что «им двигали не только идеология, но и эмоции».
— Орландо Файджес, The Sunday Times (Великобритания)

«Хорошо читаемый … Себастьен делает это». Полная справедливость к удивительной, похожей на триллер истории о возвращении [Ленина] в Россию для организации Октябрьского восстания … Ленин видел врагов повсюду. Обвиняя крестьян-крестьян в нехватке продовольствия, он приказал провинциальным властям собрать их и повесить .Даже Иосифа Сталина упрекали в том, что он недостаточно «беспощаден». . . Увлекательная, но ужасающая история ».
— The Mail on Sunday (Великобритания)

«Себастьен воплощает в жизнь сложности Ленина, уравновешивая личность с политикой в ​​сжатой и читаемой прозе, [и] особенно остро описывает, как этот безжалостный, властный, часто порочный мужчина зависел от женщин. поддержите его ».
— Дэвид Рейнольдс, The New Statesman (Великобритания)

« Себастьен, семья которого бежала из Венгрии в детстве, возрождает стиль истории, знакомый по холодной войне, в которой появляются ведущие большевики. как паршивая овца в несчастной семейной истории восточного блока.Как и историк польского происхождения Ричард Пайпс, его труд полон язвительных отступлений, звездочек и кинжалов, ведущих в червоточины коммунистических преданий. Его хорошо составленный рассказ кажется, будто он десятилетиями оттачивался вокруг кухонных столов, прежде чем он сел писать его ».
—Роланд Эллиотт Браун, Зритель (Великобритания)

Каким человеком был Владимир Ильич Ульянов?

Наше первое знакомство с Владимиром Лениным в классике Джона Рида Десять дней, которые потрясли мир происходит только в пятой главе книги «Погружение вперед».И это не дает нам особенно привлекательной картины первого лидера великой революции:

Невысокая, коренастая фигура, с большой головой, положенной на плечи, лысая и выпуклая. Маленькие глазки, курносый нос, широкий щедрый рот и тяжелый подбородок; чисто выбритый, но уже начинающий ощетиниваться хорошо известной бородой своего прошлого и будущего. Он был одет в потрепанную одежду, его брюки были слишком длинными для него. Невыразительно быть кумиром толпы, любимой и почитаемой, как, возможно, немногие лидеры в истории.Странный популярный лидер — лидер исключительно в силу интеллекта; бесцветный, лишенный юмора, бескомпромиссный и отстраненный, без живописных идиосинкразий — но со способностью объяснять глубокие идеи простыми словами…

Герберт Уэллс тоже был далеко не впечатлен своей первой встречей с Лениным в 1920 году. Русский вождь представился английскому писателю «маленьким человеком: его ноги почти не касаются земли, когда он сидит на краю своего стула … отличный письменный стол в хорошо освещенной комнате ».

Контраст «маленького человека» с «большим столом», за которым он сидел, был, вероятно, продуктом антипатии фабианских социалистов к «доктринерскому марксисту», но нельзя отрицать тот факт, что Ленин не выглядел броской фигурой. даже в глазах отзывчивой души.

Читайте также: Последние недели жизни Валдимира Ленина

Таким образом, Анатолий Луначарский, первый большевистский министр культуры в кабинете Ленина после революции, признается в собственном чувстве разочарования при первой встрече с Лениным в изгнании:

На первый взгляд он произвел на меня не очень хорошее впечатление.Его внешний вид показался мне каким-то слегка бесцветным, и он не сказал ничего определенного, кроме того, что настаивал на моем немедленном отъезде в Женеву.

Даже Горький, чья дань уважения Ленину после его смерти была более житейской, чем он хотел бы признать, вспоминал свои первые впечатления в этих нелестных выражениях:

Я не представлял его таким. Я чувствовал, что ему чего-то не хватает. … Он был слишком прост, в нем не было ничего «вождя».

Простой, бесцветный, отстраненный, лишенный чувства юмора, «маленький человек» — далеко не приятный перечень черт характера для человека, который возглавил одно из самых ярких народных восстаний в истории.Вопрос в том, действительно ли Ленин-человек ответил на такое мрачное описание? И если он этого не сделал — а я буду утверждать, что он действительно не делал — почему первые впечатления о нем вращались вокруг таких негативных настроений?

Ленин обращается к толпе на площади Свердлова, Москва, 1920.

Прежде чем мы перейдем к более важным вопросам, давайте уберем «человечка» Герберта Уэллса с нашего пути. Ленин был ростом 5 футов 5 дюймов — во всяком случае, невысокого роста, но и почти «маленького человека». Практически все, кто встречался с Лениным один на один, в том числе У.Т. Гуд, взявший интервью у Ленина в октябре 1919 года, то есть примерно за год до Уэллса, считал его «человеком среднего роста… активным и сложным».

Как бы невероятно это ни звучало, сам Уэллс был ростом 5 футов 5 дюймов! Если мы все еще не понимаем, почему он нашел Ленина «человечком», мы не можем ничего лучше, чем прочитать разрушительную критику Льва Троцкого (интервью Ленина Уэллсом) для объяснения. «… (То) то, что он (Ленин) выглядел« маленьким человеком », чьи ноги едва доходили до пола», — пишет Троцкий, — «могло быть только впечатлением от Уэллса, который прибыл, чувствуя себя цивилизованным Гулливером в путешествии по земле. северных коммунистов-лилипутов ».

Для удобства Троцкий назвал свой очерк о деле Уэллса Филистимлянин и революционер . По-видимому, Уэллс на протяжении всего интервью с Лениным проявлял довольно покровительственный и даже напыщенный характер. Позже, всякий раз, когда ему вспоминали Уэллса, Ленин качал головой и восклицал: «Какой филистимлянин! Какой ужасный мелкобуржуа! »

Читайте также: Первый год Октябрьской революции, сто лет

г.

Сейчас мы посмотрим на Ленина глазами некоторых из его ближайших соратников и коллег.Но чтобы это не было несколько партийной точкой зрения, давайте сначала рассмотрим взгляды человека, который далеко не полностью сочувствовал Weltanschaung, который представлял Ленин.

Бертран Рассел оставил после себя гораздо более детальную картину Ленина, чем Уэллс. Рассел нашел Ленина «очень дружелюбным и, по-видимому, простым, совершенно без тени высокомерия», но также «интеллектуальным аристократом». Рассел думал, что «никогда не встречал человека, столь лишенного собственной важности», как Ленин, хотя это, в глазах Рассела, не мешало Ленину быть «(г) иктативным, спокойным, неспособным к страху, чрезвычайно лишенным своекорыстия. , воплощенная теория ».

«Он много смеется; сначала его смех кажется просто дружелюбным и веселым, но постепенно я почувствовал его довольно мрачный ».

Владимир, окончивший Симбирскую гимназию с золотой медалью, приехал в Казань и поступил на знаменитый юридический факультет университета. Предоставлено: Wikimedia Commons

.

Сам «нераскаявшийся рационалист», Рассел неодобрительно отзывается о «непоколебимой вере — религиозной вере в марксистское евангелие, которая заменяет надежды христианских мучеников на рай…», но признает, что это была эта вера вместе с его « честность.. (и) мужество », в которой, возможно, исходит сила Ленина. Это увлекательный портрет высокоразвитой, многогранной личности, далекой от бесцветного демагога в идеологической смирительной рубашке.

И Троцкий, и Луначарский работали с Лениным много лет, как до Октябрьской революции, так и после нее. Эти два выдающихся лидера революции были очень непохожи друг на друга по темпераменту и образованности, но оба указывают на один и тот же аспект характера Ленина, как на его определяющее качество.Величайшие дары Ленина, пишет Луначарский,

г.

не принадлежали к трибуну или публицисту, даже не к мыслителю, но даже в те первые дни для меня было очевидно, что доминирующая черта его характера, черта, составлявшая половину его грима, была его чертой. Воля: чрезвычайно твердая, чрезвычайно сильная воля, способная сосредоточиться на самой непосредственной задаче, но никогда не выходящая за пределы радиуса, очерченного его мощным интеллектом и ставившего каждой отдельной проблеме свое место в качестве звена в огромной… цепи.

И Троцкий:

(I) Если бы я попытался кратко определить, что за человек был Ленин, я бы подчеркнул, что все его существо было направлено на одну великую цель. Он обладал напряжением стремления к своей цели . (Курсив Троцкого)

И, обсуждая портрет Ленина Горьким, Троцкий добавляет:

Прав Горький, когда говорит, что Ленин — необыкновенное и совершенное воплощение напряженной воли, стремящейся к цели.Это стремление к цели — основная характеристика Ленина. (Курсив Троцкого)

Теперь должно быть возможно понять, почему Ленин казался стороннему наблюдателю холодным и равнодушным. На все, что он делал, Ленин нес огромную тяжесть своей могучей воли, напряжение устремления к своей цели. У него была необычайная способность концентрировать всю свою энергию и все внимание на поставленной задаче, и он никогда не позволял своему вниманию ослабевать из-за каких-либо других соображений или рассеивать свою энергию по каким-либо другим причинам.

Здесь поучительно вспомнить замечание Веры Засулич, одной из первых российских марксистских революционеров, о разнице в подходах к политическим разногласиям и полемике между Лениным и Георгием Плехановым. Плеханов, которого считали «отцом русского марксизма», был бесспорным лидером российской социал-демократии, а Ленин долгое время был его почтительным учеником.

Читайте также: Дом, в котором жил Владимир Ильич Ульянов до того, как стал Лениным

Но когда предстояло определиться с будущим ходом русской революции, между Лениным и Плехановым завязалась ожесточенная идеологическая борьба.Когда эта борьба приняла драматический оборот, Засулич сказал Ленину:

«Джордж подобен борзой: он встряхнет вас, потрясет и отпустит; ты как бульдог; у тебя смертельная хватка ».

Это была его стальная решимость, его неумолимая настойчивость, которые стали самой сильной стороной Ленина. Это ясно проявилось и в его публичных выступлениях. Луначарский рассказывает о

«Концентрированная энергия, с которой он говорил… его пронзительные глаза, которые становились почти мрачными, когда они, словно буравчик, вонзались в аудиторию… монотонные, но убедительные движения оратора… эта беглая дикция, столь благоухающая силой воли.”

У Ленина не было ни великого ораторского чутья Троцкого, ни той электрической энергии, которую речи Троцкого могли передать своей аудитории. В ленинской дикции было мало или совсем не было литературности, никакой умной игры слов, никакого остроумного выражения фраз. Его речь была прочной, аргументированной, в которой основные моменты сводились к простым, легко усваиваемым повседневным словам и фразам. Это было чрезвычайно эффективно как общение, но его цель была утилитарной, а не эстетической.

Но для тех, кто хорошо знал Ленина, в нем не было ничего мрачного или запретного. Все знали о его несгибаемой воле, его напряженном стремлении к своим целям во все времена. Но это не умаляло его обаяния как личности. Это произошло из-за наличия сильного противодействующего фактора в личности Ленина, и и Луначарский, и Троцкий говорят об этой характеристике с большой теплотой. В этом была поразительная живучесть Ленина.

Жизнь в нем пузырится и искрится. (пишет Луначарский.) Сегодня, когда я пишу эти строки, Ленину уже пятьдесят, а он еще молодой человек, весь тон его жизни молод. Как заразительно, как очаровательно, с какой детской легкостью он смеется, как легко его развлечь, как он склонен к смеху — это выражение победы человека над трудностями!

Троцкий с явным удовольствием вспоминает об инциденте:

Мы проводили собрание в горной деревне Циммервальд (Троцкий имеет в виду Циммервальдскую конференцию в сентябре 1915 года европейских социалистических партий, выступавших против Первой мировой войны) , и нашей комиссии было поручено подготовить манифест.Мы сидели за круглым столом под открытым небом… Работа комиссии приняла удручающий оборот. Разногласия были по разным вопросам, но в основном между Лениным и большинством. В этот момент в сад вошли две великолепные собаки… Должно быть, они принадлежали хозяину дома, потому что начали мирно играть на песке под утренним солнышком. Владимир Ильич вдруг встал и встал из-за стола. Приползая на колени, он начал смеяться и щекотать сначала одну собаку, потом другую, под их ушами, вдоль живота, легко, изящно… В жесте Ленина была непосредственность:… так беззаботно, так по-мальчишески смеялся.Он взглянул на нашу комиссию, как будто хотел пригласить товарищей поучаствовать в этом прекрасном развлечении. Мне показалось, что люди смотрели с некоторым удивлением: всех по-прежнему занимала серьезная дискуссия. Ленин продолжал гладить животных … Затем он вернулся к столу и отказался подписать предложенный текст манифеста. Дискуссия началась заново с новой жестокостью.

Эта очаровательная история пронизана той же радостью жизни, которая проявляется в анекдоте, который Горький рассказывает в своих воспоминаниях о Ленине.Это было на Капри в 1908 году, когда Ленин был в гостях у Горьких на этом великолепном средиземноморском острове.

Раскачиваясь в лодке на волнах, голубых и прозрачных, как небо, Ленин пытался научиться ловить рыбу «на палец», то есть леской, но без удочки. Рыбаки сказали ему схватить леску, как только его палец почувствовал малейшую вибрацию.

«Cosi: дрин-дрин. Capisci? »- сказали они.

В этот момент он поймал рыбу и вытащил ее, крича от восторга ребенка и восторга охотника: «Ага! Дрин-дрин! »

Рыбаки хохотали, как дети, и прозвали Лениным синьором Дрин-Дриным.

Луначарский связывает потрясающую работоспособность Ленина с его безграничной жизненной силой и предполагает, что эта жизненная сила поддерживалась и подпитывалась его способностью расслабляться, когда он хотел.

Ленин с кошкой в ​​деревне Горки под Москвой, 1922 год, на фотографии его сестры Марии. Фото: SCRSS

… Ленин из тех, кто умеет расслабляться. Он отдыхает, как принимает ванну, и когда он это делает, он перестает ни о чем думать; он полностью отдается безделью и, по возможности, любимым забавам и смеху.Таким образом, Ленин выходит из кратчайшего периода отдыха освеженным и снова готовым к схватке … Ленин любит такие забавы, которые непритязательны, прямолинейны, просты и шумны. Его любимцы — дети и кошки; иногда он может часами играть с ними. Ленин также привносит в свою работу такое же полезное, улучшающее жизнь качество. По личному опыту не могу сказать, что Ленин трудолюбив; Так получилось, что я никогда не видел его погруженным в книгу или склонившимся над столом. Он пишет свои статьи без малейших усилий и одним черновиком, без ошибок и исправлений.Он может делать это в любое время дня, обычно утром после пробуждения, но с таким же успехом он может делать это и вечером, когда вернулся после утомительного дня…

Здесь мы встречаем человека, которому ничто человеческое не было чуждо. Ленин, как Троцкий вспоминал его после смерти, «прожил полную жизнь, чудесно богатую жизнь, развивая, расширяя всю свою личность, служа делу, которое он сам свободно выбрал».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.