Кук мореплаватель: Наука: Наука и техника: Lenta.ru

Содержание

Наука: Наука и техника: Lenta.ru

14 февраля 1779 года на острове Гавайи во время неожиданной стычки с туземцами был убит капитан Джеймс Кук (1728-1779) — один из величайших первооткрывателей новых земель, живших в XVIII веке. Никто не знает, что на самом деле произошло в то утро в бухте Кеалакекуа. Известно, впрочем, что Кука гавайцы не ели, вопреки известной песне Высоцкого: у туземцев было принято хоронить особо важных персон специальным способом. Кости закопали в тайном месте, а мясо вернули «родственникам» капитана. Историки спорят, считали ли гавайцы Кука богом (точнее, воплощением божества изобилия и земледелия Лоно) или просто зарвавшимся чужестранцем.

Но речь пойдет о другом: как команда вообще допустила гибель своего капитана? Как зависть, злость, гордость, блатные отношения, трусость и пассивность привели к трагическому стечению обстоятельств? К счастью (и к несчастью), о смерти Кука сохранилось более 40 противоречивых свидетельств: это не дает однозначно выяснить ход событий, зато подробно рассказывает о мотивах и побуждениях команды. О том, как гибель одного капитана взорвала корабельный микрокосмос героических мореплавателей XVIII века, — в историческом расследовании «Ленты.ру».

Предыстория такова: третье кругосветное плавание Кука началось в 1776 году. На кораблях «Резольюшн» и «Дискавери» британцы должны были найти Северо-западный проход: водный путь к северу от Канады, соединяющий Атлантический и Тихий океаны. Обогнув южную Африку, моряки доплыли до Новой Зеландии и оттуда направились на север, открыв по ходу Гавайские острова (в январе 1778 года). Восстановив силы, экспедиция отправилась к Аляске и Чукотке, однако сплошные льды и приближение зимы заставили Кука вернуться к Гавайям на стоянку (декабрь-январь 1779-го).

Гавайцы встретили британских моряков очень радушно. Однако со временем вольное обращение с местными женщинами и чересчур активное пополнение запасов воды и продовольствия вызвало недовольство, и 4 февраля Кук решил благоразумно поднять паруса. Увы, в ту же ночь шторм повредил фок-мачту «Резольюшн», и корабли вернулись в бухту Кеалакекуа. Откровенно враждебные гавайцы украли клещи с одного из кораблей: в отместку англичане угнали каноэ, которое в итоге переговоров вернуть отказались.

«Смерть капитана Кука» (Джон Веббер, 1784 год)

Тогда 14 февраля с «Резольюшн» пропал баркас: и тут Кук вооружился ружьем и вместе с отрядом из десяти морских пехотинцев (во главе с лейтенантом Моулсвортом Филлипсом) потребовал одного из местных вождей прийти на корабль (или в качестве заложника, или, что более вероятно, чтобы провести переговоры в более спокойной обстановке).
Сначала вождь согласился, потом, уступив мольбам жены, отказался идти. Тем временем на берегу собрались тысячи вооруженных гавайцев и оттеснили Кука к берегу. По неясной причине толпа перешла к активным действиям, и в начавшейся суматохе кто-то стукнул Кука палкой по спине. Капитан выстрелил в отместку, но не убил гавайца – и тут туземцы бросились на англичан со всех сторон.

Уже в воде Кука ударили в спину копьем или метательным кинжалом, и капитан (вместе с несколькими моряками) погиб. Тело Кука втащили на берег, а британцы беспорядочно отступили на корабли.

Смерть Кука. Гравюра 1790 года.

После еще одной схватки прошли переговоры, которые завершились миром: гавайцы торжественно вернули тело Кука (в виде кусков мяса), что привело команду в ярость. Ошибка в межкультурной коммуникации (британцы не поняли, что местные жители похоронили капитана с максимальным достоинством) стала причиной карательного рейда: прибрежное поселение сожгли, гавайцев убили, и в итоге островитяне вернули оставшиеся части тела Кука, захороненные в море 21 февраля. Должность начальника экспедиции перешла к капитану «Дискавери» Чарльзу Клерку, а когда он умер от туберкулеза у Камчатки — ко второму помощнику капитана «Резольюшн» Джеймсу Кингу.

Но что же на самом деле произошло в то утро в бухте Кеалакекуа? Как шла схватка, в которой погиб Кук?

Вот что пишет первый помощник Джеймс Берни: «В бинокль мы видели, как капитан Кук получил удар дубиной и упал со скалы в воду». Берни, скорее всего, стоял на палубе «Дискавери». А вот что рассказал о гибели Кука капитан корабля Кларк: «Было ровно 8 часов, когда нас встревожил ружейный залп, данный людьми капитана Кука, и раздались сильные крики индейцев. В подзорную трубу я ясно увидел, что наши люди бегут к шлюпкам, но, кто именно бежал, я не мог разглядеть в спутанной толпе».

Корабли XVIII века не отличались просторностью: Клерк вряд ли находился далеко от Берни, однако не видел отдельных людей. В чем же дело? Участники экспедиции Кука оставили после себя огромное количество текстов: историки насчитывают 45 рукописей дневников, судовых журналов и записок, а также 7 напечатанных еще в XVIII веке книг.

Но и это не все: судовой журнал Джеймса Кинга (автора официальной истории третьей экспедиции) случайно нашли в правительственных архивах в 1970-е годы. И далеко не все тексты писались членами кают-компании: о жизни матросов говорят увлекательные мемуары немца Ганса Циммерманна, а много нового историки узнали из полной плагиата книги студента-недоучки Джона Ледьярда, капрала морских пехотинцев.

Так вот, о событиях утра 14 февраля рассказывают 45 мемуаров, и различия между ними не являются чистой случайностью, итогом пробелов в памяти моряков, пытающихся воссоздать ужасные события. То, что «увидели своими глазами» британцы, диктуется сложными отношениями на корабле: завистью, покровительством и верностью, личными амбициями, слухами и клеветой.

Сами воспоминания писали не только из желания погреться в лучах славы капитана Кука или заработать деньги: тексты членов команды изобилуют инсинуациями, раздраженными намеками на сокрытие правды, и, вообще, не похожи на воспоминания старых друзей о прекрасном путешествии.

Смерть Кука. Полотно англо-немецкого художника Иоганна Цоффани (1795 год).

Изображение: Hohum / Wikipedia

Напряженность в команде копилась давно: это было неизбежно во время долгого плавания на тесных кораблях, изобилия приказов, разумность которых была очевидна только капитану и его ближнему кругу, и ожидания неизбежных лишений во время грядущих поисков Северо-западного прохода в приполярных водах. Однако конфликты вылились в открытую форму один-единственный раз — с участием двух героев будущей драмы в бухте Кеалакекуа: на Таити произошла дуэль между лейтенантом морских пехотинцев Филлипсом и третьим помощником «Резольюшн» Джоном Уильямсоном. О дуэли известно только, что три пули прошли над головами ее участников, не причинив им вреда.

Характер у обоих ирландцев был не сахар. Филлипс, героически пострадавший от гавайского оружия (его ранили при отступлении к шлюпкам), закончил жизнь лондонским бездельником, играя в карты по мелочи и избивая свою жену. Уильямсона же недолюбливали многие офицеры. «Это негодяй, которого ненавидели и боялись подчиненные, не переносили равные и презирали начальники», — записал в своем дневнике один из мичманов.

Но ненависть команды обрушилась на Уильямсона только после смерти Кука: все очевидцы согласны, что в самом начале столкновения капитан подал какой-то сигнал людям Уильямсона, находившимся в шлюпках у берега. Что Кук хотел выразить этим неизвестным жестом, навсегда останется загадкой. Лейтенант заявлял, что понял его как «Спасайтесь, уплывайте!» и отдал соответствующую команду.

Исправленная версия картины Джона Клевели: здесь Кук изображен как миротворец, пытающийся остановить стычку.

К несчастью для него, остальные офицеры были уверены, что Кук отчаянно звал на помощь. Моряки могли бы обеспечить огневую поддержку, втащить капитана в шлюпку или, по крайней мере, отбить у гавайцев труп… Против Уильямсона было с десяток офицеров и морских пехотинцев с обоих кораблей. Филлипс, по воспоминанием Ледьярда, был даже готов пристрелить лейтенанта на месте.

От Кларка (нового капитана) немедленно потребовали провести расследование. Однако основные свидетели (мы не знаем, кто это — скорее всего, начальники на пиннасе и ялике, которые также находились у берега в подчинении Уильямсона) отозвали свои показания и обвинения в адрес третьего помощника. Сделали ли они это искренне, не желая губить офицера, попавшего в сложную и неоднозначную ситуацию? Или на них надавило начальство? Это мы вряд ли узнаем — источники очень скудны. В 1779 году, находясь на смертном одре, капитан Кларк уничтожил все бумаги, связанные с расследованием.

Оригинальное полотно Клевели, написанное еще до того, как сложился миф о «миролюбивом» поведении капитана. Здесь видно, как Кук изо всех сил отбивается от туземцев. Брат художника служил на одном из кораблей экспедиции и, вероятно, рассказал подробности произошедшего.

Налицо лишь факт, что руководители экспедиции (Кинг и Кларк) приняли решение не обвинять Уильямсона в гибели Кука. Тем не менее, на кораблях сразу же пошли слухи о том, что Уильямсон украл документы из шкафчика Кларка после смерти капитана, или же еще раньше выдавал бренди всем морским пехотинцам и морякам, чтобы те молчали о трусости лейтенанта по возвращении в Англию.

Истинность этих слухов подтвердить невозможно: но важно, что ходили они по той причине, что Уильямсон не только избежал трибунала, но и всячески преуспел. Уже в 1779 году его повысили до второго, а потом и до первого помощника капитана. Его успешную карьеру во флоте прервал только инцидент 1797 года: будучи капитаном «Азенкура», в сражении при Кампердауне он еще раз неверно интерпретировал сигнал (на этот раз морской), уклонился от атаки на вражеские корабли и пошел под трибунал за невыполнение служебного долга. Через год он скончался.

В своем же дневнике Кларк описывает происходившее с Куком на берегу со слов Филипса: весь рассказ сводится к злоключениям раненого морского пехотинца, а о поведении других членов команды не говорится ни слова. Джеймс Кинг, также продемонстрировал благосклонность к Уильямсону: в официальной истории плавания жест Кука был описан как дело человеколюбия: капитан-де пытался удержать своих людей от жестокого расстрела несчастных гавайцев. Более того, вину за трагическое столкновение Кинг возлагает на лейтенанта морской пехоты Рикмена, который застрелил гавайца на другом берегу бухты (что и разъярило туземцев).

Казалось бы, все ясно: начальство покрывает явного виновника смерти Кука – по каким-то своим причинам. А потом, пользуясь своими связями, тот делает сногсшибательную карьеру. Однако ситуация не столь однозначна. Любопытно, что команда разделилась на ненавистников и защитников Уильямсона примерно поровну — и состав каждой группы заслуживает пристального внимания.

Офицеров «Резольюшн» и «Дискавери» совершенно не радовало великое научное значение экспедиции: в большинстве своем это были амбициозные молодые люди, вовсе не жаждавшие провести лучшие годы на вторых ролях в тесных каютах. В XVIII веке продвижение по службе давали в основном войны: в начале каждого конфликта возрастал «спрос» на офицеров — помощников повышали до капитанов, мичманов — до помощников. Неудивительно, что члены команды с тоской отплывали из Плимута в 1776 году: буквально на их глазах разгорался конфликт с американскими колонистами, а им предстояло четыре года «гнить» в сомнительных поисках Северо-западного прохода.

Маршрут третьей экспедиции Кука

Британский флот по меркам XVIII столетия был относительно демократическим институтом: служить и подняться до командных высот там могли люди, далекие от власти, богатства и благородных кровей. Чтобы недалеко ходить за примерами, можно вспомнить самого Кука, сына шотландского батрака, начавшего свою морскую биографию юнгой на бриге-угольщике.

Однако не стоит думать, что система автоматически отбирала самых достойных: платой за относительный демократизм «на входе» была главенствующая роль протекции. Все офицеры выстраивали сети поддержки, искали себе верных покровителей в команде и в Адмиралтействе, зарабатывая себе репутацию. Вот почему смерть Кука и Кларка означала, что все контакты и договоренности, достигнутые с капитанами во время плавания, пошли прахом.

Добравшись до Кантона, офицеры узнали, что война с восставшими колониями в самом разгаре, а все корабли уже укомплектованы. Зато до провальной (Северо-западный проход не нашли, Кук погиб) географической экспедиции никому нет особого дела. «Команда чувствовала, сколько она потеряет в чинах и богатстве, еще и лишившись утешения в том, что на родину ее ведет старый командир, чьи известные заслуги могли бы помочь делам последнего плавания быть услышанными и оцененными даже в те беспокойные времена» — пишет Кинг в своем журнале (декабрь 1779 года). В 1780-х до войны с Наполеоном было еще далеко, и повышение получили лишь единицы. Многие же младшие офицеры последовали примеру мичмана Джеймса Тревенена и перешли на службу в российский флот (который, напомним, в 1780-е сражался против шведов и турок).

Корабль «Эндевор» (современная копия) в Сиднее

Фото: Greg Wood / AFP

В этой связи любопытно, что громче всего против Уильямсона выступали мичманы и помощники мастера, которые находились в самом начале своей карьеры во флоте. Они упустили удачу (войну с американскими колониями), и даже одна-единственная вакансия была достаточно ценным призом. Звание Уильямсона (третий помощник) еще не давало ему больших возможностей отомстить обвинителям, а суд над ним создал бы отличную возможность убрать конкурента. В сочетании с личной антипатией к Уильямсону это более чем объясняет, почему его поносили и называли главным негодяем, из-за которого погиб Кук. Меж тем многие старшие члены команды (Берни, хотя он и был близким другом Филлипса, рисовальщик Уильям Эллис, первый помощник «Резольюшн» Джон Гор, мастер «Дискавери» Томас Эдгар) не нашли в поступках Уильямсона ничего предосудительного.

Примерно по тем же причинам (карьерное будущее) в итоге часть вины переложили на Рикмена: он был намного старше большинства членов кают-компании, службу начал аж в 1760 году, «пропустил» начало Семилетней войны и за 16 лет не получил повышения. То есть сильных покровителей во флоте у него не было, а возраст не давал завязаться дружбе с компанией молодых офицеров. В итоге Рикмен оказался едва ли не единственным членом команды, который вообще не получил больше никаких званий.

Кроме того, нападками на Уильямсона многие офицеры, конечно же, пытались избежать неудобных вопросов: утром 14 февраля многие из них находились на острове или в шлюпках и могли бы действовать более инициативно, услышав выстрелы, да и отступление на корабли без попытки отбить тела погибших также выглядит подозрительно. Будущий капитан «Баунти» Уильям Блай (мастер на «Резольюшн») прямо обвинял морских пехотинцев Филлипса в бегстве с поля боя. Факт, что 11 из 17 морпехов с «Резольюшн» подвергались во время плавания телесным наказаниям (по личному приказу Кука) также заставляет задуматься, насколько они были готовы жертвовать жизнью ради капитана.

«Высадка в Танне». Картина Уильяма Ходжеса.

Один из характерных эпизодов контакта британцев с жителями Океании.

Но, так или иначе, точку в разбирательстве поставило начальство: Кинг и Кларк дали понять, что никого не надо отдавать под трибунал. Скорее всего, даже если суд над Уильямсоном не состоялся благодаря влиятельным покровителям амбициозного ирландца (даже его давний недруг Филипс отказался давать против него показания в Адмиралтействе — под надуманным предлогом, что у него-де плохие личные отношения с обвиняемым), капитаны предпочли принять соломоново решение.

Никто из оставшихся в живых членов команды не должен был стать козлом отпущения, виновным в трагической гибели великого капитана: виноваты были обстоятельства, подлые туземцы и (как прочитывается между строк мемуаров) самонадеянность и опрометчивость самого Кука, который понадеялся практически в одиночку увести в заложники местного вождя. «Имеются веские основания, позволяющие предположить, что туземцы не зашли бы так далеко, если бы, к несчастью, капитан Кук не выстрелил по ним: за несколько минут до этого они начали расчищать путь для солдат, чтобы последние могли добраться до того места на берегу, против которого стояли шлюпки (я уже об этом упоминал), таким образом давая капитану Куку возможность уйти от них», — говорится в дневниках Клерка.

Теперь становится понятнее, почему Клерк и Берни увидели столь различные сцены в свои подзорные трубы. Это определялось местом в сложной системе «сдержек и противовесов», статусной иерархии и борьбы за место под солнцем, которая шла на борту кораблей научной экспедиции. Увидеть смерть капитана (или рассказать о ней) Клерку помешала не столько «спутанная толпа», сколько желание офицера оставаться над схваткой и игнорировать свидетельства вины отдельных членов команды (многие из которых были его протеже, а иные — протеже его лондонских начальников).

Кук наблюдает за человеческими жертвоприношениями на Таити (1773 год)

Изображение: Wmpearl / Wikipedia

История — это не просто объективные события, которые случились или не случились. Мы знаем о прошлом только по рассказам участников этих событий, рассказам, которые зачастую отрывочны, запутаны и противоречат друг другу. Однако из этого не стоит делать вывод о принципиальной несовместимости отдельных точек зрения, которые якобы представляют автономные и не стыкующиеся картины мира. Ученые если и не способны авторитетно заявлять, как «оно было на самом деле», то могут находить вероятные причины, общие интересы и другие прочные слои реальности за очевидным хаосом «свидетельских показаний».

Это мы и попытались сделать — немного распутать сеть мотивов, разглядеть элементы системы, которая вынуждала членов команды действовать, видеть и вспоминать именно так, а не иначе.

Личные отношения, карьерные интересы. А ведь есть и еще один слой: национально-этнический уровень. Корабли Кука представляли собой срез имперского общества: там плавали представители народов и, главное, областей, в разной степени удаленных от метрополии (Лондона), в котором решались все главные вопросы и происходил процесс «цивилизирования» британцев. Корнуольцы и шотландцы, уроженцы американских колоний и Вест-Индии, Северной Англии и Ирландии, немцы и валлийцы… Их отношения во время и после плавания, влияние предрассудков и стереотипов на происходящее ученым только предстоит понять.

Но история — это и не следствие по уголовным делам: меньше всего я стремился окончательно выявить виновного в смерти капитана Кука: будь это «трус» Уильямсон, «безынициативные» моряки и морпехи на берегу, «злобные» туземцы или сам «самонадеянный» мореплаватель.

Наивно считать команду Кука отрядом героев науки, «белыми людьми» в одинаковых мундирах. Это сложная система личных и служебных отношений, со своими кризисами и конфликтными ситуациями, страстями и расчетливыми действиями. И случайно данная структура в динамике взрывается событием. Гибель Кука спутала все карты участникам экспедиции, зато заставила их разразиться страстными, эмоциональными записками и мемуарами и, таким образом, пролила свет на отношения и закономерности, которые при более благоприятном исходе плавания остались бы во мраке безвестности.

Но смерть капитана Кука может оказаться полезным уроком и в XXI веке: зачастую только сходные чрезвычайные события (авария, гибель, взрыв, побег, утечка) могут проявить внутреннее устройство и modus operandi секретных (или, по крайней мере, не афиширующих свои принципы) организаций, будь то экипаж подводной лодки или дипломатический корпус.

Кук, Джеймс — История географических открытий. Персоналии.

В

1746–1754 гг. служил на торговых судах, пройдя путь от юнги до помощника штурмана, затем на военных кораблях. В 1759–1764 гг. был лоцманом в канадских водах. В 1764–1767 гг., командуя кораблем, проводил съемку берегов о-ва Ньюфаундленд и п-ова Юкатан.

В 1768–1771 гг. отправился в свое первое кругосветное плавание на корабле «Индевор», организованное Британским адмиралтейством для захвата новых земель в Тихом океане. Обогнув мыс Горн, Кук прибыл на о-в Таити в южной части Тихого океана, открыл и нанес на карту лежащие к северо-западу от него острова, назвав их о-вами Общества. В 1769–1770 гг. обогнул Новую Зеландию, установив ее островное положение, обследовал пролив между ее Северным и Южным о-вами, открыл восточное побережье Австралии, названное им Новый Южный Уэльс, и Большой Барьерный риф. Затем последовал на запад к о-ву Ява и вокруг Африки вернулся в Англию.

Второе кругосветное плавание Кука (1772–1775), на этот раз в восточном направлении, было организовано с целью поиска южного материка и детального обследования Новой Зеландии и др. островов в Южном полушарии. На корабле «Резолюшен» Кук в 1773 г. впервые в истории пересек Южный полярный круг и дошел до 71° 10′ ю. ш. Хотя Кук и полагал, что вблизи Южного полюса может быть материк или большой остров, попытки найти его оказались безуспешными. В ходе этого плавания Кук открыл 2 атолла в архипелаге Туамоту, атолл Херви и о-в Палмерстон в группе о-вов Кука, южную группу о-вов Новые Гебриды, о-ва Новая Каледония, Норфолк, Южная Георгия и Южные Сандвичевы. Экспедицией собраны ценные сведения о флоре и фауне островов Океании, Австралии и Южной Атлантики, о морских течениях.

В 1776 г. Кук возглавил третью кругосветную экспедицию на кораблях «Резольюшен» и «Дискавери» для поисков северо-западного прохода из Атлантического океана в Тихий и присоединения к Великобритании новых земель в северной части Тихого океана. В 1777 г. открыл еще 3 атолла в цепи о-вов Кука, о-ва Хаапай в группе Тонга, о-ва Тубуаи и Рождества в архипелаге Лайн, а в 1778 г. — 5 Гавайских о-вов, в т. ч. Оаху и Кауаи, и юго-восточные Гавайские о-ва — Мауи и Гавайи. В том же году Кук исследовал и нанес на карту северо-западное побережье Америки от 54° до 70° 20′ с. ш. В 1779 г. был убит в стычке с гавайцами.

Именем Кука названо более 20 географических объектов, в том числе гора на о-ве Южный в Новая Зеландии, пролив между Северным и Южным о-вами Новой Зеландии, 2 группы островов в Тихом океане, залив у берегов Аляски.

Морской энциклопедический справочник под ред. Н.Н. Исанина. Л.:1987 г.

Семь фактов об аборигенах, убивших Кука — Российская газета

Знаменитый английский мореплаватель Джеймс Кук — руководитель трех кругосветных экспедиций, «автор» ряда географических открытий, исследователь Австралии, Новой Зеландии и островов Полинезии. Кук первым нанес на карту очертания восточного побережья Австралии, доказал, что Новая Зеландия — два самостоятельных острова, разделенных проливом и первым пересек южный полярный круг. Вопреки известной шуточной песенке Владимира Высоцкого, про австралийских аборигенов, которые «хотели кока, а съели Кука», мореплавателя никто не ел, хотя его действительно убили туземцы во время вооруженной стычки с английскими моряками. Вторая ошибка в песне — это произошло не в Австралии, а на Гавайях, которые также открыл Джеймс Кук.

Сегодня «РГ» рассказывает о семи удивительных фактах, связанных с гавайскими аборигенами и Джеймсом Куком. 

Астрономы на пирогах

Джеймс Кук стал первым европейцем, ступившим на землю Гавайских островов. Это произошло во время третьего кругосветного плавания, главной задачей которого было найти так называемый «Северо-западный проход» — водный путь, пересекающий Североамериканский континент. Британский парламент пообещал команде корабля, который сделает открытие, 20 тысяч фунтов стерлингов — астрономическая сумма по тем временам. 

Кук рассчитывал найти «проход», двигаясь вдоль тихоокеанского побережья Северной Америки, и держал путь от Новой Зеландии и Таити на северо-восток, в северное полушарие, пересекая Тихий океан. 

Гавайские острова Джеймс Кук открыл 18 января 1778 года, назвав их Сэндвичевыми в честь одного из английских лордов. Команда мореплавателя пробыла на Сэндвичевых островах около трех недель, а затем экспедиция двинулась на север. 

Этот, первый визит Джеймса Кука на Гавайи, обошелся без конфликтов с местным населением. Однако каково же было удивление исследователя, когда он обнаружил, что туземцы Сэндвичевых островов говорят на языке аборигенов с Таити! Было очевидно, что они принадлежат к одним и тем же полинезийским племенам. Открытие было шокирующим, ведь между Таити и Гавайскими островами — больше четырех тысяч километров морского пути. А единственным средством передвижения туземцев по морю были пироги. Для дальних путешествий использовались многовесельные пироги, но большое количество гребцов не меняло сути — лодка оставалась лодкой. Однако полинезийцы были прекрасными путешественниками и уверенно ориентировались в океане по звездам, солнцу и луне, не имея никаких астрономических приборов. 

Позднее исследователи подтвердили этнографические выводы Джеймса Кука. Согласно современной теории, первые полинезийцы прибыли на Гавайи около 300 года с Маркизских островов. Вторая волна «колонизации» Гавайев полинезийцами произошла в XIV веке, на этот раз пришельцы были с Таити. Постепенно они совершенно вытеснили коренных жителей островов — племена менехуне (пигмеев), превратив их в своих рабов. Но даже до ХХ века на одном из островов чудом сохранилась деревушка пигмеев, а местном фольклоре присутствуют сказания о племенах и поселениях злобных карликов.

Трудно быть богом

После путешествия по северным широтам, в ходе которого экспедиция вошла даже в Чукотское море (кстати, это именно Кук во время этого плавания назвал пролив между Азией и Северной Америкой именем российского исследователя Витуса Беринга), в ноябре 1778 года Кук вернулся на Гавайи. Требовалось отремонтировать корабли и пополнить припасы. Однако подходящее место для стоянки капитан нашел только к середине января 1779 года. Корабли экспедиции «Резолюшн» и «Дискавери» бросили якоря в бухте Кеалакекуа.

Туземцы приняли англичан, что называется, с распростертыми объятиями. Дело в том, что местные жители приняли Кука за божество Лоно (о-Роно в другой транскрипции). 

По одной из версий, аборигены в первый раз увидели судно ночью, оно проходило вдали от острова, освещенное огнями. Именно так, согласно пророчествам, должно было состояться «второе пришествие» бога Лоно. Несколько разведчиков на пирогах отправились посмотреть на «бога» вблизи. Когда же корабль вошел в бухту и бросил якорь для стоянки, туземцы только укрепились в своем мнении, так как именно в этом месте и должно было произойти триумфальное возвращение божества. 

В своих дневниковых записях Джеймс Кук отмечает, что его встречали несколько тысяч аборигенов. Часть из них вышла в море на пирогах, еще больше ждали его на берегу. «Я никогда не видел в здешних морях такого количества людей, собравшихся в одном месте; кроме множества каноэ, весь берег был покрыт людьми, а сотни их плавали вокруг корабля как стаи рыб», — записал Кук в своем журнале.

С таким приемом Кук без труда подружился с местным вождем Каланиопуу и договорился с ним о поставках на корабль продовольствия и пресной воды. Туземцы воспринимали все это как подношения богу.

Гирлянда для божества

Цветочные гирлянды — леи — один из символов Гавайских островов сегодня. Без этих оригинальных, красочных и ароматных украшений не обходится ни одна вечеринка с участием туристов, кроме того, официально отмечается «лей-дей» — праздник цветочных гирлянд. 

Во времена Джеймса Кука право носить гирлянды из цветов имели только вожди. Причем такое украшение несло в себе скрытый смысл: по «растительному составу» гирлянды, по ее окраске, способу плетения можно было многое сказать о ее хозяине. Можно сказать, что лей нес такую же информацию об украшенном им человеке, как ирокез у североамериканских индейцев или татуировки у австралийских племен. Лей символизировал статус и власть в обществе. У каждого вождя были свои, присущие только ему «цветы и цвета». По особо торжественным поводам вожди украшали себя гирляндами, сплетенными из редких цветов, доставленных из глубины острова. Естественно, украшения из цветов полагались и «богу» — Джеймсу Куку. 

Праздник разврата

«Мы живем в величайшей роскоши, а что касается количества и выбора женщин, то среди нас едва ли найдется такой, кто не сможет состязаться с самим турецким султаном», — писал в своем дневнике судовой врач Дэвид Сэмуэлл. 

Доступностью местных женщин был впечатлен и сам Джеймс Кук. Обычно сдержанный, он записал в журнале: «Нигде в мире я не встречал менее сдержанных и более доступных женщин… у них была только одна цель — вступить в любовную связь с моряками… при этом ничего не требуя взамен… Этот народ достиг высшей степени чувственности. Такого не знал ни один другой народ, нравы которого описаны с начала истории до наших дней. Чувственности, какую даже трудно себе представить».

Подобная развратность вполне объяснима. Дело в том, что Лоно, за которого приняли Джеймса Кука, был богом плодородия, а его символом являлась статуя фаллоса, высеченная в скале, к которой приносились щедрые дары. В честь Лоно устраивались многочисленные праздники, самый большой из которых, Макаики, длился четыре месяца, с ноября до марта. Это было время веселья, песен, пиров, состязания и любовных игрищ, в которых участвовало практически все население острова, независимо от возраста, пола и родственных связей. Во время одной из таких игр мужчины и женщины племени садились друг напротив друга, а ведущий, прохаживаясь между ними, по очереди указывал на них палочкой. Составленные таким образом случайные пары уходили, чтобы провести вместе ночь. 

В подобных играх не участвовали только вожди племени. Неприкосновенны были и их жены. Однако английские моряки, ободренные доступностью женщин после долгих месяцев плавания и не знавшие особенностей местного общества, жестко разделенного на касты, спали с десятками женщин, невзирая на их социальное положение в племени и статус. 

Этот факт послужил началом конфликта между англичанами и туземцами. Во-первых, по представлению местных, богов не должны были интересовать земные женщины. Во-вторых, вождям, вполне естественно, не понравилось покушение пришлых на «честь» их жен. Другой причиной стало воровство туземцев, которые тащили с корабля все, что плохо лежит. 

Нарушенное табу

Именно благодаря дневникам Джеймса Кука в современный язык вошли слова «кенгуру», «бумеранг» и «табу». Понятие «табу» было широко распространено у островитян и накладывалось вождем племени либо жрецами по самым разным причинам. 

После того, как отношения англичан и аборигенов охладели, вождь племени Каланиопуу намекнул Куку, что, мол, пора бы и честь знать. В начале февраля, пробыв на Гавайях около трех недель, экспедиция покинула острова. А вождь наложил на бухту и прилегающую к ней береговую территорию, опустошенную пребыванием англичан и беспрерывными празднествами, табу. Дело в том, что островная культура требовала чрезвычайно бережного обращения с ресурсами, требовалось несколько лет, чтобы истощенная  часть острова восстановилась. В это время жителям запрещалось появляться на этой территории. 

Однако события развивались неблагоприятно для Джеймса Кука. Недалеко от Гавайских островов «Резолюшн» попал в шторм и повредил мачту. Кораблю требовался ремонт. Учитывая, что бухту Кеалакекуа Кук искал больше месяца, выбора не было — англичане вынуждены были вернуться на остров. На этот раз их встретили прохладно, если не сказать враждебно — ведь они нарушили табу!

Дальше конфликт только нарастал. Последней каплей стала кража с борта корабля клещей, а затем и шлюпки. Кук решил вернуть бот, и с вооруженным отрядом в 10 человек отправился на берег. В это время на берегу собралась толпа в несколько тысяч воинов.  Десять человек, даже с огнестрельным оружием, не смогли бы остановить их. 

Есть версия, что Кук решил взять вождя Каланиопуу в заложники (в некоторых источниках говорится, что, несмотря на дружелюбие к туземцам, он проворачивал этот фокус не один раз). Как бы то ни было, Кук и вождь шли к шлюпкам, когда в толпе туземцев началась паника (кто-то выкрикнул, что на другом конце острова англичане убивают местных), и Кука ударили в затылок. Он успел разрядить в туземцев ружье, заряженное дробью, но никого не убил — аборигены окончательно разуверились, что белый — бог. Команда Кука отступила, оставив тело капитана на растерзание племени. 

Бумерангом по голове 

Есть несколько версий насчет оружия, с помощью которого был убит Джеймс Кук. Одни исследователи утверждают, что его ударили копьем в затылок, другие — что треснули обычной дубинкой, а потом добили кинжалами или ножами. И уж точно это не была «палка из бамбука», как у Высоцкого. 

Вторая версия более вероятна, только вместо «обычной дубинки», скорее всего, был невозвратный бумеранг. Бумеранги, как изогнутые (возвратные) так и прямые (невозвратные), были традиционным оружием не только австралийских племен, но и полинезийских. Причем для охоты и для войны, то есть в тех случаях, когда реально требовалось поразить цель и нанести ей урон, применялись именно невозвратные бумеранги, своего рода «палки-металки». Изогнутые бумеранги, по мнению исследователей, применялись только для ритуальных игр и для охоты на птиц, которых бумерангом сгоняли с насиженных мест. 

Ножей и кинжалов как таковых у полинезийских племен не было — они не знали металла. А оружие изготавливали из дерева, в края которого вставлялись акульи зубы. Вполне возможно, что таким «кинжалом» ударили в спину раненного Джеймса Кука. 

Кроме того, этим же фактом можно объяснить и воровство туземцев — больше всего на корабле их привлекали металлические детали и предметы, крепеж. 

Особая честь

Итак, команда Джеймса Кука отступила, оставив тело своего капитана туземцам. Однако после этого англичане не спешили покинуть остров. Капитан второго корабля, «Дискавери», Чарльз Клерк решил добиться выдачи тела Кука. Но после произошедшего мирные переговоры не дали никакого результата. И тогда Клерк под прикрытием пушек с кораблей захватил и сжег прибрежные поселения, отбросив аборигенов в горы. После этого местные вожди доставили на «Резолюшн» то, что осталось от Джеймса Кука. 

Увидев останки капитана, англичане были в шоке. В большой плетеной корзине лежали куски человеческого мяса, а сверху — голова без нижней челюсти. Возможно, после этого и родилась легенда о том, что аборигены «съели Кука», хотя гавайские туземцы не были каннибалами. 

На самом деле, подобная жестокость гавайцев говорила об оказании великой чести умершему. Дело в том, что знатных вождей, подобных в своем величии богам, хоронили особым образом: помещали на 10 дней в неглубокую могилу, а затем сохранившийся скелет с почестями помещали в усыпальницу, после чего вождь объявлялся настоящим богом. На Гавайских островах до сих пор сохранились такие королевские усыпальницы со скелетами. 

Нижнюю челюсть Кука в буквальном смысле «на память» забрал себе вождь Каланиопуу, и это тоже была честь, так как подобное разрешалось только близким родственникам. 

21 февраля 1779 года останки Джеймса Кука, по старинному морскому обычаю, зашили в парусину и захоронили в море. 

Джеймс Кук

Официально:

 

Джеймс Кук. 27 октября 1728 – 14 февраля 1779. Английский исследователь и картограф,  член Королевского общества. Возглавлял три кругосветные экспедиции по исследованию Мирового океана.

 

Неофициально:

 

1. Неподалеку от входа в Сент-Джеймс парк в Лондоне стоит памятник уроженцу Южного Йоркшира, погибшему на Гавайских островах. В первом кругосветном плавании ему очень помогло «Старание», во втором – «Приключение» и «Решимость». А третье оказалось роковым, хотя сопровождалось «Открытием». «Старание» – по-английски «Endeavour», «Приключение» – «Adventure», «Решимость» – «Resolution», а «Открытие» – «Discovery». И это не просто слова, а имена кораблей, на которых плавал Джеймс Кук. Именно он стоит недалеко от Сент-Джеймс парка – такое вот совпадение.

           

2. Школу деревни Грейт-Атон в Южном Йоркшире ныне превратили в музей. Именно в ней юный Джеймс Кук постигал азы науки. Но недолго: лишь 5 лет.

 

3. Сыну бедного шотландского батрака, родившемуся в британской глубинке, на роду было написано работать на земле. А он рвался в море – восемнадцати лет он нанялся юнгой на бриг-угольщик.

 

4. В свободное от вахт время Кук сидел за книжками: учил географию, навигацию, математику, астрономию – все, что могло пригодиться в морских экспедициях, о которых он тоже читал.

 

5. В Семилетнюю войну Джеймс Кук служил на Королевском флоте и отличился при взятии Квебека: именно Куку, тогда уже капитану корабля, поручили нанести на карту фарватер реки Святого Лаврентия и обозначить судоходные участки буями.

 

6. Уверяют, что этот бесценный картографический опыт потом сыграл свою роль. Когда в Адмиралтействе решили снарядить экспедицию в южные широты, то выбрали опытного капитана и картографа – Джеймса Кука.

 

7. Вернувшись из Канады Кук женился на Элизабет Баттс. Молодая семья поселилась в лондонском Ист-Энде и у них родились шестеро детей. Элизабет пережила своего морского бродягу-мужа на 56 лет.

 

8. В середине XVIII века мировые державы ожесточенно сражались за новые колонии. И не слишком афишировали цели этих экспедиций, прикрывая их благовидными предлогами. Так случилось и в 1768 году: настоящей целью первой экспедиции Джеймса Кука были поиски неведомого Южного материка и исследование берегов открытой голландцами Австралии. А ширмой, призванной завуалировать эту настоящую цель, стали астрономические наблюдения: 3 июня 1769 года ожидалось прохождение Венеры перед солнечным диском.

 

9. Венеру на фоне Солнца Джемс Кук наблюдал на Таити. В той же первой кругосветной экспедиции на корабле «Endeavour» Кук в прямом смысле слова наткнулся на Большой Барьерный риф, изучил восточные берега Австралии, именем короля Георга III торжественно провозгласил эту землю владением Великобритании и назвал ее Новым Южным Уэльсом.

 

10. И Ботанический залив тоже поименовал Кук – ботаник из его экспедиции обнаружил там десятки неизвестных науке растений.

 

11. Во втором кругосветном путешествии Южный материк опять не нашелся. Кук проскочил мимо Антарктиды, приняв ее за нагромождение льда. Зато открыл в юго-западной части Тихого океана острова, которые назвал Новой Каледонией. Просто Каледонией в древности именовалась его родина – Шотландия. Кук уговорил жителей Новой Каледонии принять в подарок кабана и свинью – пытался отучить местных жителей есть людей.

 

12. На свою беду во время третьей кругосветки Кук открыл Гавайские острова. Сначала все было хорошо: туземцы посчитали белого Кука богом.

 

13. Неприятности начались когда Кук в третий раз посетил Сэндвичевы, как он их назвал, острова. А там возник конфликт, матросы повздорили с аборигенами из-за угнанной теми шлюпки. Разрешать проблему отправился сам Кук. Удар дубинкой окончил бытие славного путешественника.

 

14. Мирным путем аборигены отдать тело Кука не согласились. Пришлось провести военную операцию: высадившийся под прикрытием пушек десант захватил и сжёг дотла прибрежные поселения и отбросил гавайцев в горы. После этого туземцы доставили на «Resolution» корзину с десятью фунтами мяса и человеческую голову без нижней челюсти.

 

15. Останки похоронили в море – третье кругосветное путешествие капитан Кук не завершил.

 

16. Память путешественника предложил почтить, как ни странно, не его, а наш соотечественник. По предложению Ивана Крузенштерна именем Джеймса Кука назвали архипелаг в Полинезии в южной части Тихого океана. Сам Кук, побывавший на некоторых островах этого архипелага назвал их Островами Херви.

 

17. Не так давно Острова Кука выпустили набор из четырех монет, посвященных  легендарному капитану. Всего было отчеканено 1779 наборов, и это число, разумеется, не случайно. Джеймс Кук был убит на Гавайских островах в 1779 году.

 

18. Помимо географических заслуг за Джеймсом Куком числятся еще и лингвистические. Именно он впервые употребил в отчете о путешествии слово «тату» или «татуировка» и тем самым ввел его в английский язык. На таитянском языке слово «тату» означает «рисунок на человеческой коже».

14 февраля 1779 года. Погиб английский мореплаватель Джеймс Кук

Английский мореплаватель, исследователь и картограф Джеймс Кук совершил два полных кругосветных путешествия, в ходе которых он подробно исследовал побережья Новой Зеландии, Австралии и Новой Гвинеи и открыл еще ряд тихоокеанских островов. Правда, выполнить поставленную Адмиралтейством (Британии) цель и открыть Южный континент — т. е. Антарктиду — Куку так и не удалось.

Цель третьей экспедиции, стартовавшей в 1776 году, была совершенно иной: с двумя кораблями (флагманский «Резолюшн» и «Дискавери») Кук должен был отыскать Северо-Западный проход — водный путь, проходящий севернее Северной Америки и соединяющий Атлантический и Тихий океаны. Экспедиция, однако, не заладилась: после пересечения Атлантики, Индийского и Тихого океанов, Чукотское море корабли пройти не смогли: приближалась зима, и оно уже было сковано льдом. Пришлось возвращаться на только что открытые Гавайи (которые Кук назвал Сандвичевыми островами, в честь одного из лордов Адмиралтейства).

Гавайцы сначала посчитали Кука богом, однако затем отношения разладились: аборигены крали имущество, английские моряки пытались его вернуть. Во время одной из таких вылазок, 14 февраля 1779 года в бухте Кеалакекуа отряд Кука из 10 морских пехотинцев, пытавшийся взять в заложники одного из местных вождей, был окружен несколькими тысячами гавайцев. Началась схватка, в результате которой Кук и еще четверо английских моряков были убиты, остальным удалось отступить на корабли.

Англичане после этого попытались получить тело своего капитана мирным путем, но туземцы им отказали. И только когда с кораблей под прикрытием пушек высадился десант и сжег несколько прибрежных деревень, островитяне доставили на «Резолюшн» корзину с десятью фунтами мяса и человеческую голову без нижней челюсти. Отсюда пошла знаменитая легенда о том, что туземцы якобы съели Кука — хотя скорее всего, это было не так.

В третий раз не стоило – Наука – Коммерсантъ

Джеймс Кук был главным специалистом своего времени по Тихому океану и по его бесчисленным населенным каннибалами островам. За свою карьеру мореплавателя он совершил три кругосветных экспедиции и, составив множество географических карт, но так и не открыв ни одного нового материка или пути, погиб от рук этих самых каннибалов.

Будучи выходцем из бедной семьи и окончив лишь пять классов школы, юный Джеймс начинал юнгой на корабле-углевозе. В свободное время он самостоятельно изучал математику, географию, навигацию и астрономию, в которых преуспел и без школьных учителей. Через несколько лет ему уже предложили стать капитаном торгового судна, что могло бы приносить неплохой доход, но Кук отказался и пошел служить матросом на военный корабль. Этот поступок оказался весьма дальновидным: уже через месяц Джеймс занял место боцмана. В ходе Семилетней войны он отличился в качестве картографа и навигатора в английской экспедиции у берегов Канады. Работая в ночное время под риском обстрела французским флотом, команда Джеймса Кука проложила безопасный фарватер в заливе Св. Лаврения, дав Англии значительное картографическое преимущество. Вскоре после этого молодой капитан Кук возглавляет приоритетное направление британского адмиралтейства — освоение новых территорий. Решено было отправить военно-научную экспедицию с целью выяснить, есть ли полезные земли за Южным полярным кругом — и если они там есть, закрепить их за Британией.

Экспедиция отправилась из Плимута в 1769 году. В целях конспирации она проходила под предлогом астрономических наблюдений ожидаемого прохождения Венеры через солнечный диск. Такое случается раз в 247 лет, а в те времена было одним из очень немногих предсказуемых космических явлений и новой возможностью вычислить расстояние от Земли до Солнца: чем больше точек наблюдения, тем точней расчеты. В том же году множество экспедиций было направлено из разных стран именно с этой целью, даже российская императрица Екатерина II лично наблюдала явление в телескоп. В ходе этой экспедиции был открыт пролив между Северным и Южным островами Новой Зеландии, а также пролив между Австралией и Новой Гвинеей. Официальная задача экспедиции тоже была решена: наблюдения за Венерой были произведены на Таити в дружелюбной атмосфере общения с местным населением, однако Южный Материк так и не был обнаружен.

Через три недели после окончания первого кругосветного путешествия 13 июля 1772 года Кук отправился во вторую, с теми же целями, но выбирая маршрут уже самостоятельно, что говорит об огромном доверии к нему со стороны адмиралтейства. В этой экспедиции и случилось первое страшное событие: восемь человек из команды корабля, отправленных на берег к знакомым и прежде дружелюбным аборигенам, были убиты и съедены. В ходе кругосветки было открыто множество островов и архипелагов в Тихом океане, но стоило зайти за Южный полярный круг, как корабли натыкались на лед и приходилось поворачивать обратно. Адмиралтейство решило, что продолжать поиски в южном направлении больше не имеет смысла, и Антарктида так и не была открыта.

Летом 1776 года Кук отправился в третью кругосветку с целью открыть северный путь из Атлантики в Тихий океан, однако маршрут снова пролегал через южные воды (Кейптаун—Тасмания—Таити, а дальше на север). По пути были открыты те самые Гавайские острова, позже ставшие местом гибели капитана Кука. Сделав несколько остановок для ремонта, корабли с трудом добрались до пролива между Аляской и Чукоткой и вошли в Чукотское море, но, наткнувшись на непроходимые ледяные торосы, повернули назад. Интересно, что 2 октября 1778 года на Алеутских островах экипаж Кука встретил русских промышленников, карты которых (составленные еще экспедицией Витуса Беринга за 40 лет до того) были детальнее и точнее европейских. Кук перерисовал карты, честно обозначив обнаруженный им пролив именем Беринга.

Уже на обратном пути корабли остановились на длительный ремонт у гавайских берегов. Согласно дневниковым записям Кука, ранее дружественные отношения с местными жителями начали постепенно портиться из-за постоянного воровства, которым грешили аборигены. Чтобы не обострять конфликт, команда Кука покинула берег, но, получив повреждения при шторме, вынуждена была вернуться. Враждебность туземцев нарастала, они угнали баркас. Потеряв терпение, Кук с отрядом матросов попытался взять в заложники местного вождя, тот сначала пошел на переговоры, но затем отряд был окружен и в схватке капитан Кук и еще несколько матросов были убиты. Это случилось в день Святого Валентина в 1779 году. Останки великого мореплавателя позже были возвращены англичанам в виде мяса и головы без нижней челюсти и по пути в Англию были похоронены в море.

Сергей Назаров

Кук, Джеймс — это… Что такое Кук, Джеймс?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Кук.

Джеймс Кук (англ. James Cook; 27 октября 1728(17281027), Мартон, Йоркшир, Англия — 14 февраля 1779, острова Гавайи) — английский военный моряк, исследователь, картограф и первооткрыватель, член Королевского общества и капитан Королевских ВМС. Возглавлял три экспедиции по исследованию Мирового океана, все были кругосветными. Во время этих экспедиций совершил ряд географических открытий. Обследовал и нанёс на карту малоизвестные и редко посещаемые до него части Ньюфаундленда и восточного побережья Канады, Австралии, Новой Зеландии, западного побережья Северной Америки, Тихого, Индийского и Атлантического океанов. Благодаря тому вниманию, которое Кук уделял картографии, многие из составленных им карт по своей точности и аккуратности не были превзойдены на протяжении многих десятилетий и служили мореплавателям вплоть до второй половины XIX века.

Кук был известен своим терпимым и дружеским отношением к коренным жителям посещаемых им территорий. Совершил своеобразную революцию в мореплавании, научившись успешно бороться с такой опасной и широко распространённой в то время болезнью, как цинга. Смертность от неё во время его плаваний практически была сведена к нулю. В его плаваниях принимала участие целая плеяда знаменитых мореплавателей и исследователей, таких как Джозеф Банкс, Уильям Блай, Джордж Ванкувер, Джордж Диксон, Иоганн Рейнгольд и Георг Форстер.

Детство и юность

Джеймс Кук родился 27 октября 1728 года в деревне Мартон (Южный Йоркшир). У его отца, бедного шотландского батрака, помимо Джеймса было четыре ребенка. В 1736 году семья переезжает в деревню Грейт Айтон, здесь Кука отдают в местную школу (превращённую ныне в музей). После пяти лет учебы Джеймс Кук начинает работать на ферме под началом своего отца, получившего к тому времени должность управляющего. В возрасте восемнадцати лет он нанимается юнгой на угольщик «Геркулес» Уокеров. Так начинается морская жизнь Джеймса Кука.

Начало карьеры

Кук начал карьеру моряка простым юнгой на торговом бриге-угольщике «Фрилав», принадлежащем судовладельцам Джону и Генри Уокерам, на маршруте Лондон — Ньюкасл. Через два года был переведён на другой корабль Уокеров — «Три брата».

Известно свидетельство друзей Уокеров о том, как много времени Кук проводил за книгами. Свободное от работы время он посвящал изучению географии, навигации, математики, астрономии, также его интересовали описания морских экспедиций. Известно, что Кук оставил Уокеров на два года, которые провел на Балтике и у восточного побережья Англии, однако вернулся по просьбе братьев помощником капитана на «Френдшип».

Через три года, в 1755 году, Уокеры предложили ему принять командование над «Френдшип», однако Кук отказался. Вместо этого 17 июня 1755 года он записался матросом в Королевский военно-морской флот и спустя 8 дней получил назначение на 60-пушечный корабль «Игл». Этот факт в его биографии приводит в недоумение некоторых исследователей — неизвестны причины, по которым Кук предпочел тяжёлый матросский труд капитанской должности в торговом флоте. Но уже через месяц после поступления Кук становится боцманом.

Вскоре началась Семилетняя война (1756 год) «Игл» участвовал в блокаде побережья Франции. Известно также, что в мае 1757 года у острова Уэссан «Игл» вступил в бой с французским кораблем «Герцог Аквитанский» (водоизмещение 1500 тонн, 50 пушек). В ходе преследования и боя, «Герцог Аквитанский» был захвачен. «Игл» в том бою получил повреждения и был вынужден уйти на ремонт в Англию.

По достижении двухлетнего стажа, в 1757 году, Джеймс Кук успешно выдерживает экзамен на мастера (англ. Sailing Master), а 27 октября получает назначение на корабль «Солебей» под командованием капитана Крейга. Куку было в это время двадцать девять лет. С началом Семилетней войны он назначается на 60-пушечный корабль «Пемброк». «Пемброк» участвовал в блокаде Бискайского залива, затем в феврале 1758 года был отправлен к североамериканскому побережью (Канада).

Перед Куком была поставлена важнейшая задача, имевшая ключевое значение для взятия Квебека, — обставить фарватер участка реки Святого Лаврентия, чтобы британские корабли могли пройти до Квебека. Данная задача включала в себя не только нанесение фарватера на карту, но и обозначение судоходных участков реки буями. С одной стороны, в силу чрезвычайной сложности фарватера, объем работы был очень велик, с другой — работать приходилось по ночам, под обстрелом французской артиллерии, отбивая ночные контратаки, восстанавливая буи, которые французы успевали уничтожить. Успешно выполненная работа обогатила Кука картографическим опытом, а также явилась одной из основных причин, по которым Адмиралтейство в конечном итоге остановило свой исторический выбор именно на нем. Квебек был осаждён, затем взят. Кук непосредственно в боевых действиях участия не принимал. После взятия Квебека Кук был переведён мастером на флагманский корабль «Нортумберленд», что можно расценить как профессиональное поощрение. По приказу адмирала Колвилла, Кук продолжал картографирование реки Святого Лаврентия до 1762 года. Карты Кука были рекомендованы адмиралом Колвиллом к публикации и были опубликованы в Североамериканской лоции 1765 года. В Англию Кук вернулся в ноябре 1762 года.

Вскоре после возвращения из Канады, 21 декабря 1762 года, Кук женился на Элизабет Баттс. У них было шестеро детей: Джеймс (1763—1794 гг), Натаниэль (1764—1781 гг), Элизабет (1767—1771 гг), Джозеф (1768—1768 гг), Джордж (1772—1772) и Хью (1776—1793). Семья проживала в лондонском Ист-Энде. О жизни Элизабет после смерти Кука известно мало. Она прожила после его смерти ещё 56 лет и умерла в декабре 1835 года в возрасте 93 лет.

Три экспедиции Джеймса Кука

Под началом Джеймса Кука были совершены три экспедиции, значительно расширившие представления людей о нашем мире.

Первая (красный цвет), вторая (зелёный цвет) и третья (синий цвет) экспедиции Кука

Первое кругосветное плавание (1768—1771 годы)

Цели экспедиции

Официальной целью экспедиции было исследование прохождения Венеры через диск Солнца[1]. Однако в секретных приказах, полученных Куком, ему предписывалось незамедлительно после завершения астрономических наблюдений отправляться в южные широты на поиски так называемого Южного материка[1] (также известен как Terra Incognita). Если учесть, что между мировыми державами шла ожесточённая борьба за новые колонии, очень вероятным является следующее предположение: астрономические наблюдения служили Адмиралтейству ширмой, прикрывающей поиск новых колоний. Также целью экспедиции было установить берега Австралии, особенно её восточное побережье, которое совершенно не было исследовано.

Состав экспедиции

Можно выделить следующие причины, которые повлияли на выбор Адмиралтейства в пользу Кука:

  1. Кук был моряком, и следовательно подчинялся Адмиралтейству, которому в качестве начальника экспедиции нужен был «свой» человек. Именно по этой причине Александр Далримпл, также претендующий на это звание, был невыгоден Адмиралтейству.
  2. Кук был не просто моряком, а моряком опытным.
  3. Даже среди опытных моряков Кук выделялся обширным опытом в картографии и навигации, о чем свидетельствовала успешно проведённая работа по измерению фарватера реки Св. Лаврентия. Опыт этот был подтверждён непосредственно действующим адмиралом (Колвиллом), который, рекомендуя работы Кука к публикации, охарактеризовал Кука следующим образом: «Зная по опыту одарённость мистера Кука и его способности, я считаю его достаточно квалифицированным для работы, которую он выполнил, и для крупнейших предприятий того же рода»[2].

Экспедиции был выделен «Индевор» — небольшое судно, принадлежащее к классу так называемых «угольщиков» (названных так из-за того, что корабли данного класса в основном использовались для перевозки угля), с характерно малой осадкой, переоборудованное специально для экспедиции.

Ботаниками были Карл Соландер и Джозеф Банкс, член Королевского общества и будущий его президент, который был к тому же очень состоятельным человеком. Художники — Александр Бьюкен и Сидни Паркинсон. Астроном Грин должен был вместе с Куком проводить наблюдения. Судовым врачом был доктор Монкгауз.

Первым помощником на «Усердии» был Захари Хикс, вторым помощником — Джон Гор. Команда состояла из сорока матросов и двенадцати морских пехотинцев.

Ход экспедиции

Реконструкция Индевора. Фотография Изображение новозеландской пироги из журнала Кука, 1769 г, автор неизвестен Слева направо: Дэниэль Соландер, Джозеф Банкс, Джеймс Кук, Джон Хоксфорд и лорд Сэндвич. Картина. Автор — Джон Гамильтон Мортимер, 1771

26 августа 1768 года «Индевор» вышел из Плимута и 10 апреля 1769 года достиг берегов Таити. Выполняя приказы Адмиралтейства, предписывающие «всеми средствами поддерживать дружбу с туземцами»[1], Кук установил строгую дисциплину в общении членов экспедиции и команды корабля с аборигенами. Категорически запрещалось вступать в конфликты с местными жителями, применять насилие. Имевшиеся случаи нарушения этого приказа строго карались. Свежие продукты для экспедиции добывались путём обмена на европейские товары. Подобное поведение англичан, пусть и продиктованное сугубо прагматическими соображениями (возбуждать излишнюю ненависть к себе было просто невыгодно), являлось по тем временам нонсенсом — европейцы, как правило, достигали своих целей с применением насилия, грабя и убивая аборигенов (были также случаи беспричинных убийств). Например, Уоллис, соотечественник Кука, побывавший на Таити незадолго до него, в ответ на отказ бесплатно снабжать его корабль продуктами обстрелял таитянские деревни из корабельной артиллерии. Но миролюбивая политика дала плоды — с островитянами удалось установить хорошие отношения, без чего наблюдение за Венерой серьёзно затруднилось бы.

С целью обеспечения контроля над побережьем, где должны были проводиться наблюдения, был сооружён форт, окружённый с трёх сторон валом, местами — частоколом и рвом, защищённый двумя пушками и шестью фальконетами, с гарнизоном из 45 человек. Утром 2 мая обнаружилось, что единственный квадрант, без которого проведение эксперимента было невозможно, был украден. К вечеру того же дня квадрант удалось найти.

С 7 по 9 июня команда была занята кренгованием корабля. 9 июля, незадолго до отплытия, дезертировали солдаты морской пехоты Клемент Уэбб и Сэмюэл Гибсон. Натолкнувшись на нежелание островитян поспособствовать поимке дезертиров, Кук захватил в заложники всех наиболее значимых вождей округи и выдвинул в качестве условия их освобождения возвращение беглецов. Вожди были отпущены, когда при помощи местных жителей солдат удалось вернуть на корабль.

После проведения астрономических наблюдений, Кук направился к берегам Новой Зеландии, взяв с собой местного вождя по имени Тупия, который хорошо знал близлежащие острова и, кроме того, мог служить переводчиком, и его слугу Тиату. С аборигенами Новой Зеландии, несмотря на подчеркнутое миролюбие англичан, не удалось установить хороших отношений. Экспедиции пришлось участвовать в нескольких стычках, в ходе которых новозеландцы понесли некоторые потери.

Продолжая двигаться вдоль западного берега, Кук нашел бухту, очень удобную для якорной стоянки. В этой бухте, названной им заливом Королевы Шарлотты, «Индевор» встал на ремонт: корабль вытащили на берег и заново проконопатили. Здесь же, на берегу залива Королевы Шарлотты, было сделано открытие — поднявшись на возвышенность, Кук разглядел пролив, разделяющий Новую Зеландию на два острова. Этот пролив был назван его именем (пролив Кука или Куков пролив).

Изображение кенгуру, из иллюстраций к журналу плавания на «Индеворе»

В апреле 1770 года Кук подошёл к восточному берегу Австралии. На берегу залива, в водах которого остановился «Индевор», экспедиции удалось найти много неизвестных ранее видов растений, поэтому Кук назвал этот залив Ботаническим. Из Ботанического залива Кук направился на северо-запад вдоль восточного побережья Австралии.

11 июня корабль сел на мель, серьезно повредив обшивку. Благодаря приливу и принятым мерам по облегчению корабля (были выброшены за борт запасные части такелажа, балласт и пушки) «Индевор» удалось снять с мели. Однако через поврежденную бортовую обшивку корабль стало быстро заливать водой. С целью блокирования потока воды под пробоину была подведена парусина, таким образом поступление забортной воды удалось снизить до приемлемого уровня. Тем не менее «Индевор» нуждался в серьезном ремонте, поскольку в нынешнем положении для удержания корабля в плавучем состоянии требовалась бесперебойная работа помповых установок, не говоря уже о том, что продолжать плавание с огромной дырой в борту, едва прикрытой парусом, было просто опасно. И Кук приступает к поиску места, где можно было бы безопасно встать на ремонт. Через 6 дней такое место было найдено. «Индевор» был вытащен на берег, пробоины заделаны. Вскоре выяснилось, что корабль отрезан от моря Большим барьерным рифом, таким образом экспедиция оказалась заперта в узкой полосе воды между австралийским берегом и Рифом, усеянной мелями и подводными скалами.

Огибая Риф, пришлось пройти на север 360 миль. Двигаться приходилось медленно, постоянно бросая лот, из трюма приходилось без остановки откачивать поступающую воду. К тому же на корабле началась цинга. Но Кук продолжал следовать этим путем, игнорируя бреши, время от времени возникающие в сплошной стене Рифа. Дело в том, что побережье, постепенно отдалявшееся от Большого Барьерного Рифа, однажды могло оказаться недоступным для наблюдения из открытого моря, что совершенно не устраивало Кука, желавшего держать австралийский берег перед глазами. Эта настойчивость принесла плоды — продолжая следовать между Рифом и берегом, Кук наткнулся на пролив между Новой Гвинеей и Австралией (в то время не знали, является ли Новая Гвинея островом или частью австралийского материка).

Кук направил корабль через этот пролив в Батавию (старое название Джакарты). В Индонезии на корабль проникла малярия. В Батавии, куда «Индевор» пришел в начале января, болезнь приняла характер эпидемии. Жертвами малярии стали также Тупиа и Тиату. Корабль был немедленно поставлен на ремонт, сразу же по окончании которого Кук покинул Батавию с ее нездоровым климатом. Однако люди продолжали умирать.

На острове Панаитан к малярии добавилась дизентерия, ставшая с этого момента основной причиной смертельных исходов. Когда 14 марта «Индевор» входил в порт Кейптауна, на корабле оставалось 12 человек, способных работать. Потери в личном составе были чрезвычайно велики, только на пути из Батавии до Кейптауна погибло 22 члена команды (главным образом от дизентерии), а также несколько штатских, в числе которых был и астроном Грин. Чтобы сделать возможным дальнейшее плавание, команда была доукомплектована. 12 июля 1771 года экспедиция вернулась в Англию.

Результаты первой экспедиции

Основная заявленная цель — наблюдение прохождения Венеры через диск Солнца — была выполнена, но результаты эксперимента не принесли пользы из-за неточности измерений, вызванной несовершенством оборудования того времени.

Вторая задача — открытие Южного материка — не была выполнена, и, как теперь известно, не могла быть выполненной Куком во время первого плавания. (Южный материк был открыт русскими моряками Ф. Ф. Беллинсгаузеном и М. П. Лазаревым в 1820 году).

Экспедиция также доказала, что Новая Зеландия — это два самостоятельных острова, разделенные узким проливом (проливом Кука), а не часть неизвестного материка, как было принято считать ранее. Удалось занести на карту несколько сотен миль восточного побережья Австралии, до того времени совершенно не исследованного. Был открыт пролив между Австралией и Новой Гвинеей. Ботаники собрали большую коллекцию биологических образцов.

Второе кругосветное плавание (1772—1775 годы)

В 1772 году Адмиралтейство приступило к подготовке ко второй экспедиции в Тихий океан.

Цели экспедиции

Конкретные цели, которые поставило Адмиралтейство перед второй экспедицией Кука, неизвестны. Известно лишь, что в задачи экспедиции входило продолжение исследования южных морей. Совершенно определенно, настойчивые попытки Кука проникнуть как можно дальше на юг имели целью найти Южный материк. Вряд ли Кук действовал подобным образом исходя лишь из личной инициативы, поэтому представляется очень вероятным, что открытие Южного материка было одной из целей экспедиции, хотя о подобных планах Адмиралтейства ничего и не известно.

Вторая экспедиция Д. Кука (1772—1775 гг.) была связана с географическими и политическими проблемами, поставленными в повестку дня на начальном этапе европейской экспансии в моря южного полушария. Организация второй экспедиции Кука, произведенного после возвращения на родину в капитаны, была связана с большой активностью, которую французы в это время проявили в южных морях. По крайней мере четыре французские экспедиции были посланы в конце шестидесятых годов на поиски Южного материка. Они связаны с именами Бугенвиля, Сюрвиля, Мариона дю Френа, Кергелена. У французов поиски Южного материка также не были вызваны научными интересами. Инициатива исходила от купеческой французской Ост-Индской компании, заботившейся, конечно, только о своём обогащении; именно она снарядила экспедицию Сюрвиля так же, как в первой половине XVIII века — экспедицию Буве, о которой упоминает Кук. О результатах этих французских экспедиций (кроме экспедиции Бугенвиля) в Лондоне еще не знали и тем более поэтому тревожились. Решено было послать два корабля (французы посылали по 2—3 корабля вместе) и поставить во главе новой экспедиции капитана Кука, успехи которого произвели огромное впечатление в Англии. Адмиралтейство так спешило с этим делом, что Куку дали после составления им подробного отчета о первом путешествии только три недели отдыха (в декабре 1771 года) — после трехлетнего плавания.

Безусловно, Королевское общество приложило к этому свою руку — оно считалось полуправительственной организацией и представляло собой мощную силу в обществе. Несомненно, позиция самого Кука была далека от пассивной в этом вопросе: подобно всем великим первопроходцам, стоило ему вкусить радости и удовлетворения от проникновения в неведомое, и он бы никогда не успокоился, пока снова не вступил бы на этот путь. Несомненно, что ведущие географы того времени, в особенности Александр Далримпл, который продолжал верить в свою идею Южного материка, стали бы торопить организацию второй экспедиции. Но всем понятно, что реально принимали решения только лорды Адмиралтейства. Они думали о возможности того, что Кук и в самом деле натолкнется на мифический Южный материк, или на какую-нибудь другую страну или остров, не открытые до сих пор, и присоединит их с его обычной оперативностью к Британской короне; интригующе приятная и вовсе не невозможная мысль, поскольку Южные моря оставались в своем большинстве неизведанными. Более вероятно, что они сказали Куку, что он должен отправиться в другое героическое путешествие для открытий — и не важно, в каком направлении он отправится, — которые принесут новое доверие, честь и славу ему и его стране, а заодно и им, лордам Адмиралтейства. В подтверждение подобной точки зрения следует заметить, что при втором путешествии, самом страшном, какие когда-либо предпринимались, Кук не получил специальных инструкций. Можно мимоходом отметить, что никто никогда бы не предпринял такое путешествие еще раз, потому что, когда Кук закончил его, в высоких широтах южного океана мало что осталось открывать. Нет сомнения в том, что Кук получил карт-бланш относительно того, куда он должен был плыть и что он должен был делать.

Сам Кук описывает свои инструкции в собственных дневниках так:

3 июля в Плимутском канале «Резолюшн» встретился с «Эдвенчером». Накануне вечером, мы в водах канала имели встречу с лордом Сандвичем. На яхте «Огаста» в сопровождении фрегата «Глори» и шлюпа «Азард» он совершал объезд адмиралтейских верфей.

Мы салютовали ему семнадцатью выстрелами. Лорд Сандвич и сэр Хью Пеллизер посетили «Резолюшн» и дали новое, на этот раз последнее, доказательство своих забот о нашем благополучном отправлении. Они пожелали лично удостовериться, что корабль снаряжен для дальнего плавания в полном соответствии с моими требованиями.

В Плимуте я получил инструкцию, подписанную 25 июня. Эта инструкция вменяла мне в обязанность принять под свое командование «Эдвенчер», немедленно следовать к острову Мадейре, запастись там вином и продолжать путь к мысу Доброй Надежды. Пополнив там наши запасы всем необходимым для дальнейшего плавания, я должен был отправиться к югу в поисках мыса Сирконсинсьон, который, по данным Буве, был расположен на 54° ю.ш. и 11°20′ в.д.

Обнаружив этот мыс, я обязан был установить, является ли он частью южного материка (о существовании которого издавна вели споры мореплаватели и географы) или же оконечностью сравнительно небольшого острова.

В первом случае новооткрытые земли надлежало обследовать самым детальным образом, имея в виду потребности навигационной практики и торговли и значение подобного рода исследований для науки. Если бы эти земли оказались обитаемыми, я должен был определить численность туземного населения, собрать сведения о характере, нравах и обычаях жителей и вступить с ними в дружественные сношения. Для этой цели необходимо было щедро раздавать подарки и привлекать туземцев к торговым операциям. При всех обстоятельствах следовало относиться к местным жителям заботливо и предупредительно.

Я обязан был приложить все усилия для того, чтобы открыть новые территории на юге, следуя либо в восточном, либо в западном направлении, по моему собственному усмотрению. Нужно было при этом держаться наиболее высоких широт и плыть к южному полюсу до тех пор, пока это позволят наши запасы, состояние здоровья команды и состояние самих кораблей. При любых обстоятельствах необходимо было иметь на борту резервный запас продовольствия, достаточный для благополучного возвращения на родину в Англию.

Во втором случае, если бы мыс Сирконсинсьон оказался только частью острова, я должен был точно определить его положение. Затем, найду я его или не найду, я должен был держать курс на юг, пока еще будут надежды на открытие Южного материка. Тогда я должен был взять курс на восток и обследовать в поисках еще неоткрытых земель неизведанные части южного полушария.

Плавая в высоких широтах, возможно ближе к южному полюсу, я должен был обойти вокруг земного шара, вернуться к мысу Доброй Надежды, а оттуда следовать в Спидхед.

Я мог, если бы плавание на высоких широтах в неблагоприятное время года оказалось опасным, временно возвратиться в заранее избранный пункт, расположенный севернее, чтобы дать отдых людям и ремонтировать суда. Однако инструкция требовала, чтобы из этого пункта корабли при первой же возможности вновь направились к югу. Если бы «Резолюшн» погиб в пути, плавание следовало продолжать на «Эдвенчере».

Копию этой инструкции я дал капитану Фюрно для руководства и неукоснительного исполнения. На случай неожиданного разъединения кораблей я определил пункты для ближайшей и последующих встреч: первая встреча должна была состояться на острове Мадейре, вторая — в Порту-Прайя на острове Сантьягу, третья — на мысе Доброй Надежды, четвертая — у берегов Новой Зеландии.

Во время нашего пребывания в Плимуте, астрономы Уолс и Бейли провели на острове Дрейк наблюдения для сверки корабельных хронометров. Они установили, что остров Дрейк лежит на 50°21’30″ с.ш. и 4°20′ з.д. Гринвичский меридиан был принят нами как исходный, и от него впоследствии отсчитывались долготы как в восточном, так и в западном полушарии, вплоть до 180°.

Состав экспедиции

Главными кандидатами на должность начальника экспедиции были Джеймс Кук и Джозеф Банкс. Известно, что в ходе подготовки к экспедиции между Адмиралтейством и Банксом возникли разногласия, в результате чего Банкс отказался от участия в экспедиции. Руководителем экспедиции вновь стал Джеймс Кук.

Экспедиции выделили два корабля — «Резолюшн» водоизмещением 462 тонны, которому отводилась роль флагмана, и «Эдвенчер», имевший водоизмещение 350 тонн. Капитаном на «Резолюшн» был сам Кук, на «Эдвенчер» — Тобиас Фюрно. Лейтенантами на «Резолюшн» были: Джон Купер, Ричард Пикерсгилл и Чарльз Клерк.

В экспедиции принимали участие натуралисты Иоганн Рейнхольд и Георг Форстеры (отец и сын), астрономы Уильям Уэллс и Уильям Бэйли, художник Уильям Ходжес.

Ход экспедиции

«Резолюшн» и «Эдвенчур» в заливе Матавай (Таити). Картина. Автор: Уильям Ходжес, 1776 «Резолюшн». Картина. Автор — Джон Мюррэй, 1907

13 июля 1772 года корабли вышли из Плимута. В Кейптауне, куда прибыли 30 октября 1772 года, к экспедиции присоединился ботаник Андерс Спаррман. 22 ноября корабли покинули Кейптаун, взяв курс на юг.

В течение двух недель Кук искал так называемый остров Обрезания, — землю, которую увидел впервые Буве, однако не смог точно определить ее координаты. Предположительно остров находился приблизительно в 1700 милях южнее мыса Доброй Надежды. Поиски ничего не дали, и Кук отправился дальше на юг.

17 января 1773 года корабли пересекли (впервые в истории) Южный полярный круг. 8 февраля 1773 года, во время шторма, корабли оказались вне пределов прямой видимости и потеряли друг друга. Действия капитанов после этого были следующими.

  1. Кук в течение трех дней курсировал, пытаясь найти «Эдвенчур». Поиски оказались безрезультатными и Кук повел «Резолюшн» курсом на юго-восток до 60-ой параллели, затем повернул на восток и оставался на этом курсе вплоть до 17 марта. После этого Кук взял курс на Новую Зеландию. 6 недель экспедиция провела на якорной стоянке в заливе Туманный, занимаясь исследованиями этого залива и восстанавливая силы, после чего двинулась в залив Шарлотты — заранее обговоренное на случай потери место встречи.
  2. Фюрно двинулся к восточному побережью острова Тасмания с целью установить, является ли Тасмания частью австралийского материка или самостоятельным островом, однако в этом не преуспел, ошибочно решив, что Тасмания — часть Австралии. Затем Фюрно повел «Эдвенчур» к месту встречи в залив Шарлотты.

7 июня 1773 года корабли вышли из залива Шарлотты и направились на запад. Во время зимних месяцев Кук хотел заняться исследованием малоизученных районов Тихого океана, прилегающих к Новой Зеландии. Однако из-за обострения цинги на «Эдвенчуре», которое было вызвано нарушениями установленного режима питания, пришлось посетить Таити. На Таити в рацион команд было включено большое количество фруктов, таким образом удалось вылечить всех цинготных больных.

После Таити Кук посетил остров Хуахине, на котором ему удалось приобрести около 300 свиней. Несмотря на то, что с островитянами и их вождем были установлены прекрасные отношения, некоторые члены экспедиции подверглись на этом острове нападению злоумышленников. Так, 6 сентября Спарман был ограблен и избит, угрозе нападения подвергся и сам Кук. 7 сентября, перед самым отплытием, к экспедиции присоединился Омай, житель близлежащего острова Ульетеа, куда Кук собирался сразу после Хуахине.

Ульетеа увидели вечером того же дня. На этом острове было куплено столько свиней, что их общее количество, по оценкам Кука, достигло 400 голов. На Ульетеа Кук взял с собой еще одного островитянина по имени Эдидей.

Следующими островами, где побывал Кук, были Эуа и Тонгатабу, жители которых настолько поразили Кука своим дружелюбием и доверием, что Кук назвал эти острова вместе с третьим островом, находящимся неподалеку, островами Дружбы. Это название, утратившее впоследствии статус официального, употребляется до сих пор.

У берегов Новой Зеландии, куда Кук отправился после островов Дружбы, корабли попали в шторм и снова разошлись. Переждав шторм в проливе Кука, «Резолюшн» вернулся в залив Шарлотты, условленное место встречи, однако «Эдвенчура» здесь еще не было. Во время трехнедельного ожидания англичане стали свидетелями сцен каннибализма среди местных жителей.

Так и не дождавшись «Эдвенчура», Кук двинулся на юг, оставив на берегу записку для капитана Фюрно. В ней Кук обозначил места, которые собирался посетить после возвращения из полярных морей, и предложил Фюрно либо попытаться встретиться, либо вернуться в Англию. «Эдвенчур» пришел в залив Шарлотты спустя неделю после отплытия Кука. 17 декабря 1773 года произошло чрезвычайное происшествие — восемь матросов во главе с двумя боцманами, направленные на берег за свежими овощами, были убиты и съедены новозеландцами. Капитан Фюрно принимает решение (возможно, под впечатлением от произошедшего накануне) возвращаться в Англию. На следующий же день (18 декабря) Фюрно покидает Новую Зеландию, и направляется в Кейптаун. Пополнив запас продовольствия и оставив Куку записку, Фюрно возвращается в Англию.

Из залива Шарлотты, так и не дождавшись Фюрно, Кук отправляется в полярные воды и 21 декабря 1773 года второй раз пересекает Южный полярный круг. 30 января 1774 года, когда «Резолюшн» достиг 71° 10′ ю.ш., путь был прегражден сплошным полем пакового льда. Это была самая южная точка, которую удалось достичь Куку за все время его путешествий.

Посетив остров Пасхи (12 марта 1774 года), Маркизские острова (7 апреля 1774 года) «Резолюшн» 22 апреля 1774 года снова подходит к берегам Таити. Здесь Кук становится свидетелем подготовки таитян к войне с жителями соседнего острова Муреа. Особенное впечатление на экспедицию произвёл таитянский военный флот, который описывается в журнале Кука следующим образом:

Флот состоял из 160 военных судов и 150 судов, предназначенных для подвоза съестных припасов. Военные суда имели от 40 до 50 футов в длину. Над носовою их частью расположены платформы, где стояли воины в полном вооружении. Гребцы сидели внизу между столбами, поддерживающими платформы, по одному человеку на каждый столб. Таким образом, эти платформы были приспособлены только для боя. Суда для подвоза съестных припасов гораздо меньше и лишены платформ. На больших судах сидело по сорок человек, а на малых — по восемь. Я высчитал, что всего в таитянском флоте занято 7700 человек, но многие офицеры сочли эту цифру преуменьшенной. Все суда были украшены разноцветными флагами и представляли величественное зрелище, какого мы не ожидали увидеть в этих морях. Впереди шел адмиральский корабль, состоящий из двух больших военных судов, соединенных вместе. На нем ехал командующий флотом адмирал Товга, пожилой человек с красивым, мужественным лицом.

После Таити Кук посетил острова Хуахине и Раиатеа, острова Дружбы. На островах Фиджи экспедиция выдержала несколько стычек с аборигенами. На острове Танна (о-ва Фиджи) были пополнены запасы продовольствия.

3 сентября 1774 года была открыта Новая Каледония. 18 октября 1774 года Кук в третий раз встал на якорь в заливе Шарлотты и пробыл там до 10 ноября.

Посетив Кейптаун, Кук снова — и в последний раз — двинулся в полярные воды. Была открыта Южная Георгия, но и на этот раз достичь Антарктиды не удалось.

21 марта 1775 года Кук возвращается в Кейптаун для ремонта, там же он получает записку, оставленную ему капитаном Фюрно. Из Кейптауна «Резолюшн» направляется прямиком в Англию и 30 июля 1775 года входит в Спитхед.

Третье кругосветное плавание (1776—1779 годы)

Цели экспедиции

Основная цель, поставленная Адмиралтейством перед третьей экспедицией Кука, — открытие так называемого Северо-Западного прохода — водного пути, пересекающего североамериканский континент и соединяющего Атлантический и Тихий океаны и Австралию.

Состав экспедиции

Экспедиции, как и ранее, было выделено два корабля — флагманский «Резолюшн» (водоизмещение 462 тонны, 32 пушки), на котором Кук совершил второе путешествие, и «Дискавери» водоизмещением 350 тонн, имевший 26 пушек. Капитаном на «Резолюшн» был сам Кук, на «Дискавери» — Чарльз Клерк, участвовавший в первых двух экспедициях Кука. Джон Гор, Джеймс Кинг, Джон Уильямсон были на «Резолюшн» соответственно первым, вторым и третьим помощниками капитана. На «Дискавери» первым помощником был Джеймс Берни, вторым — Джон Рикмен.

Ход экспедиции

Статуя Джеймса Кука, Ваимиа, о. Кауаи (Гавайские о-ва) Надпись на обратной стороне мемориала капитана Джеймса Кука, Ваимиа, о. Кауаи (Гавайские о-ва) «Гибель капитана Кука». Картина. Автор — Шон Лайнхэн Обелиск, посвящённый Джеймсу Куку в Карнеле (пригород Сиднея)

Англию корабли покинули порознь: «Резолюшн» вышел из Плимута 12 июля 1776 года, «Дискавери» — 1 августа. По дороге в Кейптаун Кук посетил остров Тенерифе. В Кейптауне, куда Кук прибыл 17 октября, «Резолюшн» был поставлен на ремонт по причине неудовлетворительного состояния бортовой обшивки. «Дискавери», прибывший в Кейптаун 1 ноября, был также отремонтирован.

1 декабря корабли вышли из Кейптауна. 25 декабря был открыт остров Кергелен[источник не указан 960 дней]. 26 января 1777 года корабли подошли к Тасмании, где пополнили запасы воды и дров.

Из Новой Зеландии корабли отправились на Таити, однако из-за встречных ветров Кук был вынужден изменить курс и посетить сначала острова Дружбы. На Таити Кук прибыл 12 августа 1777 года.

7 декабря 1777 года корабли двинулись в Северное полушарие, экватор пересекли 22 декабря. Через два дня, 24 декабря, был открыт остров Рождества. Находясь на этом острове экспедиция наблюдала солнечное затмение.

18 января 1778 года были открыты Гавайские острова, названные Куком Сэндвичевыми островами по имени одного из лордов Адмиралтейства (это название не прижилось).

На Гавайях экспедиция пробыла до 2 февраля, восстанавливая силы и готовясь к плаванию в северных широтах, затем двинулась на северо-восток, к западному побережью Северной Америки. На этом пути корабли попали в шторм и получили частичные повреждения («Резолюшн», в частности, потерял бизань-мачту).

30 марта 1778 года корабли встали на ремонт в протяженном и узком заливе Нутка (англ: Nootka Sound), вдающемся со стороны Тихого океана в остров Ванкувер.

26 апреля, закончив ремонт, они вышли из залива Нутка и направились вдоль североамериканского побережья на север. У берегов Аляски, однако, снова пришлось сделать остановку для ремонта, так как «Резолюшн» сильно протекал.

В начале августа корабли прошли через Берингов пролив, пересекли Северный полярный круг и вошли в Чукотское море. Здесь они натолкнулись на сплошное ледяное поле. Продолжать дорогу на север было невозможно, приближалась зима, поэтому Кук развернул корабли, намереваясь провести зиму в более южных широтах.

2 октября 1778 года Кук достиг Алеутских островов, здесь он встретил русских промышленников, которые предоставили ему свою карту для изучения. Русская карта оказалась значительно полнее карты Кука, она содержала неизвестные Куку острова, а очертания многих земель, нанесённые у Кука только приблизительно, были отображены на ней с высокой степенью детализации и точности. Известно, что Кук перерисовал эту карту и назвал пролив, разделяющий Азию и Америку, именем Беринга.

24 октября 1778 года корабли покинули Алеутские острова и 26 ноября достигли Гавайских островов, однако подходящая стоянка для кораблей была найдена только 16 января 1779 года. Жители островов — гавайцы — сосредоточились вокруг кораблей в большом количестве; Кук в своих записях оценивал их число в несколько тысяч. Позднее стало известно, что высокий интерес и особенное отношение островитян к экспедиции объяснялись тем, что они приняли Кука за одного из своих богов. Хорошие отношения, установившиеся поначалу между членами экспедиции и гавайцами, начали, однако, быстро портиться; с каждым днем количество хищений, совершаемых гавайцами, возрастало, а стычки, возникавшие из-за попыток вернуть украденное, становились всё горячее.

Чувствуя, что обстановка накаляется, Кук 4 февраля покинул залив, однако начавшийся вскоре шторм нанёс серьёзный ущерб такелажу «Резолюшн» и 10 февраля корабли были вынуждены вернуться для ремонта (другой якорной стоянки поблизости не было). Паруса и части такелажа свезли на берег для ремонта. Отношение гавайцев к экспедиции стало тем временем откровенно враждебным. В округе появилось много вооруженных людей. Число краж увеличилось. 13 февраля с палубы «Резолюшн» были украдены клещи. Попытка их вернуть оказалась неудачной и закончилась открытым столкновением.

На следующий день, 14 февраля был украден баркас с «Резолюшн». Для того, чтобы вернуть украденное имущество, Кук решил взять на борт в качестве заложника Каланиопу, одного из местных вождей. Высадившись на берег с группой вооруженных людей, состоявшей из десяти морских пехотинцев во главе с лейтенантом Филипсом, он прошёл к жилищу вождя и пригласил его на корабль. Приняв предложение, Каланиопа последовал за англичанами, однако у самого берега отказался следовать дальше, предположительно поддавшись уговорам жены. Тем временем, на берегу собралось несколько тысяч гавайцев, которые окружили Кука и его людей, оттеснив их к самой воде. Среди них разнёсся слух, что англичане убили нескольких гавайцев (в дневниках капитана Клерка упомянут один туземец, убитый людьми лейтенанта Рикмена незадолго до описываемых событий), и эти слухи, а также не вполне однозначное поведение Кука, подтолкнули толпу к началу враждебных действий. В начавшейся схватке сам Кук и четверо матросов погибли, остальным удалось отступить на корабль. Есть несколько противоречивых свидетельств очевидцев тех событий, и по ним сложно судить о том, что же произошло на самом деле. С достаточной степенью достоверности можно лишь сказать, что среди англичан началась паника, команда стала беспорядочно отступать к шлюпкам, и в этой суматохе Кук был убит гавайцами (предположительно ударом копья в затылок).

Таким образом, вечером 14 февраля 1779 года капитан Джеймс Кук был убит жителями Гавайских островов. Капитан Клерк в своих дневниках подчёркивает: если бы Кук отказался от вызывающего поведения перед лицом многотысячной толпы и не начал расстреливать гавайцев[источник не указан 427 дней], несчастного случая удалось бы избежать. По словам лейтенанта Филипса гавайцы не собирались препятствовать возвращению англичан на корабль и тем более нападать, а многочисленность собравшейся толпы объяснялась их беспокойством за судьбу короля (небезосновательным, если иметь в виду ту цель, с которой Кук приглашал Каланиопу на корабль).

Из дневников капитана Клерка:

Рассматривая все это дело в целом, я твердо уверен, что оно не было бы доведено до крайности туземцами, если бы капитан Кук не предпринял попытку наказать человека, окруженного толпой островитян, всецело полагаясь на то, что в случае необходимости солдаты морской пехоты смогут огнем из мушкетов рассеять туземцев. Подобное мнение, несомненно, основывалось на большом опыте общения с различными индейскими народностями в различных частях света, но злосчастные сегодняшние события показали, что в данном случае это мнение оказалось ошибочным. Имеются веские основания, позволяющие предположить, что туземцы не зашли бы так далеко, если бы, к несчастью, капитан Кук не выстрелил по ним: за несколько минут до этого они начали расчищать путь для солдат, с тем чтобы последние могли добраться до того места на берегу, против которого стояли шлюпки (я уже об этом упоминал), таким образом давая капитану Куку возможность уйти от них.

После смерти Кука должность начальника экспедиции перешла к капитану «Дискавери» Чарльзу Клерку. Клерк пытался добиться выдачи тела Кука мирным путем. Потерпев неудачу, он распорядился провести военную операцию, в ходе которой высадившийся под прикрытием пушек десант захватил и сжег дотла прибрежные поселения и отбросил гавайцев в горы. После этого гавайцы доставили на «Резолюшн» корзину с десятью фунтами мяса и человеческую голову без нижней челюсти. 22 февраля 1779 года останки Кука были захоронены в море. Капитан Клерк погиб от туберкулёза, которым был болен на протяжении всего плавания. В Англию корабли вернулись 7 октября 1780 года

Результаты экспедиции

Основная цель экспедиции — открытие Северо-Западного прохода — не была достигнута. Были открыты Гавайские острова, остров Рождества и некоторые другие острова.

Интересные факты

В честь Индевора, первого корабля, которым командовал Джеймс Кук, был назван Командный Модуль космического корабля Аполлон-15. В ходе его полета была осуществлена четвертая высадка людей на Луну.

Примечания

См. также

Литература

Источники

  • Дневники Джеймса Кука, см. раздел «Путешествия» // сайт «Восточная литература»  (рус.)
  • Маклин Алистер Капитан Кук — М.: Центрполиграф, 2001. ISBN ISBN 5-227-01197-4
  • Чуковский Н. К. Водители фрегатов ISBN 5-274-02158-1
  • Banks, Sir Joseph The Endeavour Journal Of Sir Joseph Banks
  • Beaglehole, James Cawte The Life Of Captain James Cook
  • Beaglehole, James Cawte The Exploration Of The Pacific
  • Cook, James The Journals, см. Cook, James, 1728—1779 // gutenberg.org  (англ.)
  • Fernandez-Armesto, Felipe Pathfinders: A Global History Of Exploration
  • Hough, Richard Capitan James Cook: A Biography
  • Villiers, Alan Captain Cook, The Seamen’s Seaman

Забытая история Тупайи, звездного мореплавателя, который помог Джеймсу Куку добраться до Австралии

В октябре 1769 года маори Аотеароа увидели на горизонте светящееся зрелище.

Необычный корабль, высоко над водой, вспыхнул с моря. Точечные уколы света исходили из небольших квадратов вдоль его тела. Поднялись белые паруса.

Слухи распространились вверх и вниз по восточному побережью Новой Зеландии еще до того, как «Индевор» достиг земли: прибыл вождь в странной одежде, командующий странным кораблем.

Но имя, о котором они говорили, было Тупая.

Сначала некоторые местные жители подумали, что корабль — это гигантская птица или даже остров. (

Иллюстрация: Mat Tait / Прилагается: Оклендский музей

)

Двумя месяцами ранее, увидев июньский транзит Венеры, HMB Endeavour покинул Таити.

Лейтенант Джеймс Кук выполнил свой «особый приказ» — плыть на юг в поисках великого южного континента.

Вместе с командой талантливых английских ученых были Тупайя, полинезийский первосвященник и звездный мореплаватель, и его молодой ученик Тайата.

Ботаник Джозеф Бэнкс занял свое место на корабле.

Во время четырехмесячного пребывания Endeavour на Таити Бэнкс, очарованный островной культурой и церемониями, подружился с Тупайей.

Рисунок Тупайи группы музыкантов с Островов Общества. (

Поставляется: Британский музей

)

Когда пришло время уходить, он убедил Кука, что знания Тупайи об окружающих островах и его авторитет среди своих людей помогут в путешествии.

В качестве подсластителя Бэнкс предложил заплатить полинезийцам за борт на лодке и разделить его каюту.

Народ Тупайи недавно потерпел поражение в войне от соседнего народа Бора-Бора и потерял свою землю.

Он очень хотел получить помощь от британцев, чтобы вернуть себе его родной остров Раиатеа.

«Мы просыпаемся, чтобы увидеть, куда Тупайя приведет нас в следующий раз»

Кук лично убедился в навигационных навыках Тупайи, и практически, как только они покинули Таити 9 августа 1769 года, он позволил полинезийцу пилотировать корабль через Общество. Острова.

Карта Островов Общества Джеймса Кука, скопированная с оригинального документа Тупайей. (

Предоставлено: Британская библиотека

)

Историк Энн Салмонд говорит, что Тупайя хорошо знал острова. Он знал глубину воды и где были рифы.

«Принимая во внимание, что это был единственный корабль Кука в этом путешествии, возможность пилотирования корабля местным жителем была большой проблемой», — говорит дама Энн.

«Итак, его навигационные способности уже вызывали большое доверие.

Историк и заслуженный профессор Джефф Ирвин говорит, что уверен, что Кук обратил внимание на Тупайю.

«Он знал, что такое ветры. Он знал это больше, чем Кук, но он поделился этой информацией с Куком, и Кук смог наблюдать то, что знал Тупайя », — говорит он.

Изображение Тупайи традиционного таитянского длинного дома и людей в каноэ, сделанное в 1769 году. Британский музей

)

Экипажу во время путешествия потребовались припасы, и Тупая проложил путь

Он представил англичан местным вождям и провел с офицерами церемонии, которые позволили им благополучно прибыть на острова.

«Тем, кто находился на борту, должно было быть ясно, что Тупая был выдающимся и выдающимся человеком высокого ранга», — говорит профессор Ирвин.

Тупайя предложил плыть на восток в сторону Тонги, но Куку было приказано искать Terra Australis Incognita — неизвестную южную землю. Они поплыли на юг.

«И сегодня мы просыпаемся, чтобы увидеть, куда нас приведет Тупая», — написал Бэнкс.

Эта навигация была сделана по звездам.

«Звездные пути были важной особенностью полинезийского мореплавания, так же как и течения и птицы», — говорит дама Энн.

Танцующая женщина и костюм таитянского главного скорбящего. (

Иллюстрация: Tupaia, предоставлено: Британская библиотека

)

Основная роль

Следуя закорючке на диаграмме, сделанной Абелем Тасманом в 1642 году, Endeavour прибыл в Новую Зеландию на рассвете в Бухту бедности на территории нынешнего Гисборна.

Англичане думали, что они достигли «неизвестного южного континента», не понимая, что это еще один полинезийский остров.

Они не понимали ни местных жителей, ни их протоколы общения с незнакомцами.В первый день Тупая остался на корабле.

Британцы застрелили молодого вождя маори.

Tupaia сопровождал команду на берег на следующий день. Он смог понять местных маори, а они его.

«Восточно-полинезийские языки родственны, как и романские языки Западной Европы. Для Кука было огромным благом иметь на борту кого-то, кто мог бы общаться с маори», — говорит профессор Ирвин.

Несмотря на улучшение связи, боевые действия продолжались.Было расстреляно еще больше маори.

Маори торгует раками с Джозефом Бэнксом на картине Тупайи. (

Поставляется: Британская библиотека

)

«Для местных маори совершенно очевидно, что Тупая считалась очень важной фигурой. Вероятно, доминирующей фигурой на борту« Индевора », — говорит дама Энн.

«Они думали, что« Индевор »был кораблем Тупайи, потому что он был тем, кто мог с ними разговаривать.

« Он был первосвященником, мореплавателем с родины, и он мог говорить все, что ему нравилось, о своих европейских товарищах.»

Послушайте подкаст

Новые захватывающие истории из Австралии и со всего мира.

Читать дальше

Слухи распространяются вверх и вниз по побережью быстрее, чем корабль. Любознательные местные жители вышли посмотреть на Endeavour.

Куда бы они ни пошли Тупайя слышал, как люди выкрикивали его имя.

Его способность общаться с маори укрепила его статус и навыки культурного посредника.

Это принесло огромные плоды для британцев.

Ботаник Джозеф Бэнкс написал в своем дневнике: «Мы никогда ожидал, что он будет иметь такое большое влияние.«

Кави Четти из Оклендского музея говорит, что команде« Индевора »нужна была еда, вода и безопасная гавань, и все это должно было быть сделано посредством сделок с маори.

« Несколько раз приводился аргумент, что Кук никогда бы не смог. «Австралия, если бы не Тупайя в Новой Зеландии, — говорит Четти. для восточного побережья Австралии.

Посредник маргинализирован

Когда они прибыли в Австралию месяц спустя, это была совершенно другая культура и ландшафт для всех на борту.

Тупая пыталась несколько раз, но не могла связаться с коренными народами. Они нашли его таким же странным, как и европейцы.

Тупая нарисовал эту сцену с изображением трех коренных австралийцев. (

Поставляется: Британская библиотека

)

Его роль культурного посредника, переводчика и дипломата больше не существует.Его статус на борту корабля был маргинализован.

Когда они путешествовали вдоль побережья Австралии, он заболел цингой.

Путешествие Endeavour вокруг Новой Зеландии и вдоль восточного побережья Австралии. (

Предоставлено: Государственная библиотека Нового Южного Уэльса

)

Кук потребовал восточную часть австралийского континента для Британской короны, назвав ее Новым Южным Уэльсом.

Затем они отплыли на север, в Батавию, которая сейчас является Джакартой.

Заинтригованные улицами, домами и людьми, Тупайя и Тайата много времени проводили на открытом воздухе, но в городе были открытые сточные трубы и он был пронизан болезнями.

Почти вся команда «Индевора» заболела, включая Бэнкса. Несмотря на то, что они ели свежие фрукты и исцелялись от цинги, оба полинезийца тоже заболели.

Тайата умер первым. А несколько дней спустя, 11 ноября 1770 года, умерла и убитая горем Тупая.

Тайата изображен на гравюре Р. Б. Годфри по утраченному эскизу Сиднея Паркинсона. (

Поставляется: Попечители Британского музея

)

«Забытая фигура»

Кук и Бэнкс вернулись домой героями, но Тупайя и его работы были упущены из виду, а затем забыты.

«Это было в первоначальных журналах и журналах, но в течение 250 лет Тупайя был забытой фигурой, несмотря на ключевую роль, которую он сыграл в путешествии», — говорит дама Энн.

Она говорит, что то же самое произошло с нашим пониманием того, как исследовался Тихий океан.

«Сам мир воздал должное европейцам, которые пришли намного позже и заявили, что они первооткрыватели и исследователи Тихого океана», — говорит она.

«Это своего рода высокомерие.Но это тоже исторически неверно. «

Г-н Четти говорит, что некоторые люди любят упрощать то, что произошло, отдавая должное Тупайе, а Куку — нет, в то время как другие утверждают, что это все было Куком.

Но он говорит, что ни одна из сторон не оправдывает эту историю.

« Эти ребята [ ] работали вместе, пытались они или нет », — говорит он.

« Это была та смесь навыков, которая, вероятно, сохранила им обоим жизнь и привела Кука туда, где он был ».

RN в вашем почтовом ящике

Получить больше историй, выходящих за рамки новостного цикла, с нашим еженедельным информационным бюллетенем.

BBC — История — Капитан Джеймс Кук

Портрет капитана Джеймса Кука, с картины Джона Уэббера © Кук был исследователем и мореплавателем 18 века, чьи достижения в картографировании Тихого океана, Новой Зеландии и Австралии радикально изменили западные представления о географии мира. Как один из очень немногих людей во флоте 18-го века, поднявшихся по карьерной лестнице, Кук особенно сочувствовал нуждам простых моряков.

Джеймс Кук родился 27 октября 1728 года в небольшой деревне недалеко от Мидлсбро в Йоркшире.Его отец был рабочим на ферме. В 17 лет Кук переехал на побережье, поселился в Уитби и нашел работу у торговца углем. В 1755 году Кук поступил на службу в Королевский флот, служивший в Северной Америке, где он научился исследовать и наносить на карту прибрежные воды.

В 1769 году планета Венера должна была пройти перед Солнцем — редкое событие, видимое только в южном полушарии. Британское правительство решило отправить экспедицию для наблюдения за явлением. Более секретным мотивом были поиски легендарного южного континента.Кук был выбран командиром построенного Уитби HMS Endeavour. На борту находились астроном Чарльз Грин и ботаник Джозеф Бэнкс.

Индевор прибыл на Таити в апреле 1769 года, где Грин смог наблюдать прохождение Венеры. Endeavour продолжил путь в Новую Зеландию, а затем прошел вдоль восточного побережья Австралии, которое раньше никогда не было видно европейцам. Кук утверждал, что это Британия и назвал его Новым Южным Уэльсом. Затем Кук и его команда вернулись домой, прибыв в июле 1771 года.

В 1772 году, не удовлетворенный своими предыдущими подвигами, Кук отправился во второе путешествие на поиски южного континента. Два его корабля плыли недалеко от побережья Антарктики, но из-за холода были вынуждены повернуть назад. Затем они посетили Новую Зеландию и Таити, вернувшись в Англию в 1775 году.

Третье путешествие Кука должно было найти Северо-Западный проход, который, как полагали, соединял Атлантический и Тихий океаны. Не сумев найти легендарный маршрут, Кук взял два своих корабля на юг и исследовал остров Гавайи.Отношения с островитянами испортились после кражи корабельной лодки. 14 февраля Кук попытался взять в заложники местного лидера. Произошла драка, и Кук был убит ножом.

Капитан Кук убит на Гавайях

14 февраля 1779 года капитан Джеймс Кук, великий английский исследователь и мореплаватель, убит уроженцами Гавайев во время его третьего визита на группу островов Тихого океана.

В 1768 году Кук, геодезист Королевского флота, был назначен лейтенантом, командующим кораблем HMS Endeavou r , и возглавил экспедицию, в ходе которой ученые отправились на Таити для определения курса планеты Венера.В 1771 году он вернулся в Англию, исследовав побережье Новой Зеландии и Австралии и совершив кругосветное плавание.

Начиная с 1772 года, он руководил большой миссией в южной части Тихого океана и в течение следующих трех лет исследовал Антарктический регион, нанес на карту Новые Гебриды и открыл Новую Каледонию. В 1776 году Кук снова отплыл из Англии в качестве командира HMS Resolution и Discovery, , а в январе 1778 года он совершил свой первый визит на Гавайские острова.Возможно, он был первым европейцем, когда-либо посетившим группу островов, которую он назвал Сандвичевыми островами в честь одного из своих покровителей, Джона Монтегю, графа Сэндвича.

Кук и его команда были встречены гавайцами, которые были очарованы кораблями европейцев и их использованием железа. Кук снабжал свои корабли припасами, продавая металл, а его моряки обменивали железные гвозди на секс. Затем корабли сделали короткую остановку в Ни’ихау и направились на север, чтобы найти западный конец северо-западного прохода из Северной Атлантики в Тихий океан.Почти год спустя два корабля Кука вернулись на Гавайские острова и нашли безопасную гавань в заливе Кеалакекуа на Гавайях.

Предполагается, что гавайцы придавали религиозное значение первому пребыванию европейцев на своих островах. Во время второго визита Кука об этом явлении речи не шло. Залив Кеалакекуа считался священной гаванью Лоно, бога плодородия гавайцев, и во время прибытия Кука местные жители участвовали в фестивале, посвященном Лоно.Кука и его соотечественников приветствовали как богов, и в течение следующего месяца они использовали добрую волю гавайцев. После того, как один из членов экипажа погиб, выставив европейцев простыми смертными, отношения обострились. 4 февраля 1779 года британские корабли вышли из залива Кеалакекуа, но бурное море повредило фок-мачту Резолюции , , и всего через неделю в море экспедиция была вынуждена вернуться на Гавайи.

Гавайцы приветствовали Кука и его людей швырянием камней; Затем они украли небольшой катер у Discovery .Переговоры с королем Каланиопуу о возвращении катера провалились после того, как более мелкий гавайский вождь был застрелен, и толпа гавайцев напала на группу Кука.

Капитан и его люди открыли огонь по гавайцам, но вскоре они были разбиты, и лишь немногим из них удалось спастись, спасаясь от резолюции . Сам капитан Кук был убит толпой. Несколько дней спустя англичане ответили выстрелом из пушек и мушкетов по берегу, убив около 30 гавайцев.Резолюция и Discovery в конечном итоге вернулись в Англию.

Джеймс Кук | Навигатор и проводник

Джеймс Кук был одним из величайших в мире исследователей и мореплавателей . Он совершил три рейсов , которые привели его к Тихому океану, Австралии, Новой Зеландии, Гавайям, Антарктике и Арктике. Джеймс Кук хорошо разбирался в математике, естественных науках и астрономии .

Кук родился в Англии в 1728 году. В юности он присоединился к британскому флоту и стал матросом . Британцы отправили его в Канаду, где он командовал кораблем во время французско-индийской войны . Там он показал, что он хороший картограф и нанес на карту побережье Ньюфаундленда.

В 1768 году он возглавил научную экспедицию в южную часть Тихого океана. Он получил секретных приказов от британцев, чтобы попытаться найти новый южный континент, о котором никто не знал.После создания карт Новой Зеландии Джеймс Кук достиг юго-восточного побережья Австралии. Он потребовал земель для Великобритании и назвал его Новым Южным Уэльсом.

В 1772 году Кук совершил второе путешествие , снова в поисках таинственного южного континента. Он проплыл на дальше на к югу, чем любой другой человек до него. Он достиг Южного полярного круга , но не долетел до Антарктиды. Кук столкнулся с множеством айсбергов, что заставило его поверить в то, что полярный континент должен существовать.Во время этого плавания он также ступил на многих островов, которые он пропустил во время своего первого плавания, например, Таити, острова Пасхи и острова Кука.

В 1776 году британское правительство разрешило Джеймсу Куку возглавить третью миссию. С двумя кораблями он искал , чтобы найти северный морской путь между Тихим и Атлантическим океанами. Многие исследователей искали такой Северо-Западный проход много лет. По пути на север он открыл Гавайских островов.Кук продолжил свое путешествие вдоль западного побережья Канады и Аляски. Он прошел Берингов пролив и вошел в Северный Ледовитый океан. Там его кораблям пришлось повернуть назад, потому что они только столкнулись со льдом и снегом , но не проходом .

Корабли вернулись на Гавайи. Там Джеймс Кук был убит в споре между ним и коренным населением .

Три путешествия Джеймса Кука: 1-й рейс красным, второй рейс зеленым, третий рейс синим

Связанные темы

слов

  • Южный полярный круг = линия вокруг света на определенном расстоянии от Южного полюса
  • аргумент = ссора
  • астрономия = изучение звезд и планет
  • авторизовать = разрешить кому-то что-то делать
  • Берингов пролив = узкий водный проход, разделяющий Азию и Северную Америку
  • картограф = человек, составляющий карты
  • заявить = сказать, что что-то официально принадлежит вам
  • побережье = там, где земля встречается с морем
  • команда = быть под контролем
  • продолжить = продолжить
  • обнаружить = найти что-то впервые
  • встретить = встретиться, встретиться
  • экспедиция = дальний путь в неизвестность
  • explorer = кто-то, кто путешествует в неизвестную область, чтобы узнать об этом больше
  • дальше = больше, дальше
  • Война между французами и индейцами = война, которая произошла в Северной Америке между французами и британцами в середине 18 века
  • правительство = люди, которые правят страной
  • путешествие = поездка, рейс
  • карта = рисунок, на котором показаны основные особенности страны или области
  • коренное население = люди, которые там жили
  • навигатор = человек на корабле, который планирует путь и прокладывает маршруты
  • проезд = маршрут
  • добраться до = добраться до
  • моряк = человек, который работает на корабле
  • наука = знания о мире и природе, основанные на фактах
  • секрет = то, что не многие знают о
  • искать — искать = искать
  • ступил на = приземлился на
  • рейс = поездка на теплоходе
  • молодежь = ранняя жизнь

Tupaia: Полинезийский навигатор капитана Кука: 9780313387487: Джоан Друетт: Книги

Автор морских историй и морских загадок Wiki Coffin, Друэт воскрешает фигуру, встреченную на Таити британскими исследователями восемнадцатого века Сэмюэлем Уоллисом, Джеймсом Куком и ботаником Джозефом Бэнксом.По имени Тупайя, он был записан в журналах посетителей и на нескольких автопортретах, воспроизведенных в этой книге, источниках, которые Друетт подкрепляет полинезийской устной традицией, чтобы показать, каким человеком он был. Около 40 лет он бежал на Таити после войны между его родным островом Раиатеа и нападавшими с Бора-Бора. Когда Уоллис бросил якорь в 1767 году, он постепенно осознал значительный статус Тупайи в инцидентах, связанных с переговорами между британцами и таитянцами, в которых Тупайя выступил в качестве посредника, переводчика и разъяснителя полинезийского общества.С приездом Кука в 1769 г. о талантах Тупайи вспомнили. Друетт рассказывает о преимуществах, которыми воспользовались британцы, даже взяв Тапайю на борт для продолжения путешествия Кука в Новую Зеландию, Австралию и Яву, где Тупайя умер после болезни. Единственная биография Тупайи, проницательный портрет Друетта, вносит жизненный вклад в анналы исследований и культурных контактов. — Гилберт Тейлор

ПОБЕДИТЕЛЬ НАГРАДЫ НОВОЙ ЗЕЛАНДИИ ЗА НЕФИКТИЧЕСКИЕ КНИГИ — The Bookseller

Я был очарован Тупайей… и увлекательный мир, в котором он жил. — The Martha’s Vineyard Times

… увлекательная и захватывающая история. Настоятельно рекомендуется. — Old Salt Blog

«Захватывающая история об удивительном человеке … сочетает в себе тщательное исследование с шумной скоростью». — Шейн Паркинсон, Goodreads

«… захватывающая фотография Тупайи, который, кажется, был очень крутым парнем». — Роджер Паркинсон, Goodreads

Обзор

«Разворачивая первое большое путешествие Кука с пристальным вниманием к до сих пор второстепенной фигуре Тупайи, Джоан Друетт показывает, как услуги этого таитянского дипломата и мореплавателя повлияли на успех Кука и привели его.История удивительного слияния опыта и знаний двух великих мореплавателей, британцев и полинезийцев, Tupaia заполняет важный и зияющий пробел в истории освоения Тихого океана «.

Кэролайн Александер, автор книги Щедрость и выносливость

Об авторе

Джоан Друэтт, отмеченный множеством наград независимый историк и писатель, живущая в Веллингтоне, Новая Зеландия, является автором книг Island of the Lost, In the Wake of Madness, Hen Frigates и She Captains.

Капитан Джеймс Кук: Навигатор Дэвида Кординли

Дэвид Кордингли — английский военно-морской историк, который считается одним из ведущих специалистов по пиратам. Он занимал должность хранителя картин и руководителя выставок в Национальном морском музее в Гринвиче, Англия, в течение двенадцати лет.

Дэвид Кордингли организовал несколько выставок в Национальном морском музее, в том числе «Капитана Джеймса Кука», «Навигатора» и «Мятеж на награде». Perhap

Дэвид Кордингли — английский военно-морской историк, который считается одним из ведущих авторитетов в области пиратов.Он занимал должность хранителя картин и руководителя выставок в Национальном морском музее в Гринвиче, Англия, в течение двенадцати лет.

Дэвид Кордингли организовал несколько выставок в Национальном морском музее, в том числе «Капитана Джеймса Кука», «Навигатора» и «Мятеж на награде». Возможно, самой заметной из этих выставок была «Пираты: факты и вымысел» [1], которая имела успех у критиков и публики, за ней последовала книга с тем же названием, авторами которой являются Кордингли и Джон Фальконер. Популярность выставки побудила соответственно изучить эту тему в своей книге «Под черным флагом: романтика и реальность жизни среди пиратов».За этим последовала книга «Героини и проститутки: женщины в море в эпоху парусного спорта» (опубликованная в США под названием «Женщины-моряки и матросские женщины: неописуемая морская история»), в которой подробно рассматривается тема, затронутая Кордингли в «Под черным». Флаг в главе, озаглавленной «Женщины-пираты и женщины-пираты».

«Билли Раффиан: Корабль Его Величества Беллерофон и крушение Наполеона», опубликованный в 2003 году, вошел в лонг-лист Премии Вольфсона 2003 года. В нем рассказывается история английского военного корабля HMS Bellerophon, который сыграл важную роль во многих сражениях и удерживал в плену побежденного Наполеона после битвы при Ватерлоо.

Соответственно появляется на DVD-диске «Пираты Карибского моря: Проклятие черной жемчужины» в разделе «Под палубой», виртуальном туре по пиратскому кораблю [2]. Он состоит из нескольких короткометражных документальных фильмов, организованных Кордингли, в которых факты пиратства сравниваются с вымыслом в том же духе, что и «Под черным флагом».

-Википедия

Project MUSE — Жизнь и достижения капитана Джеймса Кука: исследователь, штурман, геодезист и врач хирурга контр-адмирала Джона Р.Мьюир и: Жизнь капитана Кука Хью Кэррингтона (обзор)

ОБЗОРЫ КНИГ 325 это бухгалтерская книга и дневник. Он тоже должен найти публикацию полностью. В мае 1939 года члены Канадской исторической ассоциации были так приятно развлечены в прекрасном месте мистера У. М. Биркса на землях старинного сеньора Монтарвилля и встретили гениального автора этого сообщения. В своем исследовании еврейской истории Канады М. де Мальчелоссе поднимает тему, достойную более полного развития, которой автор вполне мог бы посвятить монографию.Такое исследование превосходно вписывалось бы в отличную работу, которую профессор Киркконнелли делает в отношении расовых и национальных групп на Западе. История восстановления контактов между французской Канадой и Францией важна для Канады. Мы можем надеяться, что г-н Одет продолжит разработку этой истории в более общих терминах, поскольку он нарушил основу этого рассказа о французских представителях в Канаде в девятнадцатом веке. Г-н Массикотт представляет картину раннего поселения в одном из самых известных районов Монреаля, Кгтедес-Нейгес, в то время как г-н Маура рисует интересную картину Сорелина столетие после завоевания.М. П.-Г. Рой составляет увлекательный список ранних обычаев и традиций французского Канады, на основе которого он обращается к нынешним жителям этой местности с призывом не забывать заветные обычаи прошлого. Он обнаруживает, что душа французской Канады воплощена в жителе, и просит молодых людей перестать относиться к нему как к неполноценному существу. М.В. Морин излагает принципы выбора национального флага для Канады в своей статье, а M./E. Фотё напоминает США о долге перед французскими миссионерами, coureurs de bols, исследователями и поселенцами.Наконец, господин Богран Шампань продолжает свои восхитительные исследования ирокезов в статье об общественной организации этих племен. В целом это достойный сборник исследований и эссе. Р. М. САУНДЕРС Университет Торонто. Жизнь и достижения капитана Джеймса Кука: исследователь, штурман, геодезист и врач. Автор SurgeonRear-AdmiralJoan R. MuiR. Лондон: Блэки и сын. 1939. Стр. 310. Жизнь CaptainCook. Автор Huaa CARR • NaTON.London: Сиджвиканд Джексон. 1939. Стр. x, 324. (16 сек.) CAeTa • Жизнь и деятельность NCOOK были полностью раскрыты Кипписом (1788), Безантом (1890), Китсоном (1907), профессором Лоутоном в Национальном биографическом словаре сэра Джозефа Каррутерса (1930) и адмирала Гордона Кэмпбелла (1936).Тем не менее теперь идут эти два объема. Это очень удобочитаемые, легкие повествования об основных событиях в жизни капитана Кука. Но для оправдания их существования необходимо нечто большее: должен быть представлен какой-то новый подход. Последнее слово в подзаголовке адмирала Мьюра дает ключ к его трактовке жизни и достижений капитана Кука. Если посмотреть на эту жизнь глазами врача, он обнаружит величайшее достижение Кука не в дополнение к географическим знаниям, а в просвещенном обращении с его командой, скрупулезной заботе об их здоровье и надзоре за всеми. их диета и условия жизни — строгие, что моряка пороли за отказ есть свежее мясо (стр.100). При этом режиме исчезает цинга, морское проклятие: в 1740 году Ансон погиб от цинги в течение первого года своего путешествия626 из 961 человека; Тридцатью годами позже Кук в «Эндеаруре» во время трехлетнего путешествия с примерно сотней человек на борту не потерял ни одного человека из-за ужасной болезни. Кук Китсона явно, хотя и не по общему признанию, находился у локтя адмирала Мьюра, — писал он. Иногда здесь появляются идентичные ему слова Китсона. Многие из писем (за исключением письма на странице 167, которое появилось в The Mariner’s Mirror, VIII), а также цитаты и заявления на страницах 146-82 взяты из Kiton, pp.207-62 (Нью-Йорк, изд., 1917). Он даже следит за Китсонином, по крайней мере, за одну ошибку, вводя в конце второго путешествия обсуждение внешнего вида Кука. На странице 142 адмирал Мьюир упоминает журнал Бёрни, написанный микроскопическим почерком на тонкой китайской бумаге, чтобы помочь в его сохранении в случае захвата, как один из способов уклонения от приказов Адмиралтейства о доставке всех документов, касающихся путешествий; но Марра, Рикман, Эллис и Циммерман явно не считали его простым и понятным. Не было предпринято никаких попыток перевести имена Кука в Южных морях с точки зрения современной географии, и читатель без помощи остается барахтаться (или опускаться) в лабиринте Полинезии.Автор, кажется, верит в открытие Де Фука пролива, который теперь носит его имя. Кук был прав, несмотря на подразумеваемую критику, в своем отрицании предполагаемого пролива де Фука: пролив де Фука и архипелаг де Фонте были лишь воплощением воображения. Все, что адмирал Мьюир должен был рассказывать, повторялось снова и снова, и даже упор на профилактику цинги, по мнению этого рецензента, не оправдывает объем в 300 страниц. Среди семнадцати пластин у капитана Клерка новинка, но большинство из них знакомо читателям «Путешествий Кука».Г-н Кэррингтон утверждает, что, используя информацию, имеющуюся в больших собраниях, он написал «с глубоким знанием большей части Тихого океана и, в частности, с пользой внимательного изучения полинезийских обычаев и знаний». Хотя он заявляет, что его счет жизни капитана Кука на флоте до конца .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.