Кто такой карамзин н м: Н. М. Карамзин (1766–1826) | Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина

Н. М. Карамзин (1766–1826) | Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина

Коллекция приурочена к 250-летию со дня рождения знаменитого русского историка, писателя, публициста Н. М. Карамзина. В нее вошли исследования, очерки и архивные документы, посвященные жизни и деятельности Карамзина, его собственные труды по истории Российского государства, а также отдельные письма.

Деятельность Н. М. Карамзина охватывала многие сферы жизни. Он вошёл в историю как реформатор русского языка, так как первым использовал букву «ё» и обогатил язык большим количеством неологизмов. Литературное творчество Карамзина дало начало новому направлению – сентиментализму, основы которого он утверждал в своих критических статьях.

Замечательна издательская деятельность Н. М. Карамзина. Он был редактором «Московского журнала», «Вестника Европы», издавал первые русские альманахи — «Аглая» и «Аониды». В своих политических статьях издатель обращался с рекомендациями к правительству, указывая на роль просвещения в жизни общества.

Основу самобытности русской культуры Н. М. Карамзин видел в изучении истории. В 1804 году, в должности придворного историографа, он приступил к созданию «Истории государства Российского», над которой работал до конца дней. В первое издание 1816-1817 годов вошли восемь томов «Истории». В 1821, в составе второго издания сочинения, вышел 9-й том, посвященный царствованию Иоанна Грозного, в 1824 — 10-й и 11-й, о Федоре Иоанновиче и Борисе Годунове. Работа над 12-м томом не была завершена.

Всего в коллекции представлено 134 единицы.

Для подготовки коллекции были использованы материалы из фондов Российского государственного исторического архива, Государственного архива Российской Федерации, Российской государственной библиотеки, Московской областной государственной научной библиотека им. Н. К. Крупской, Государственной публичной исторической библиотеки, Научной библиотеки им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета, Центральной военно-морской библиотеки, Фундаментальной библиотеки Российского государственного педагогического университета им.

А. И. Герцена, Свердловской областной библиотеки для детей и юношества, Тульской областной универсальной научной библиотеки, Владимирской областной универсальной научной библиотеки, Тамбовской областной универсальной научной библиотеки им. А. С. Пушкина, Федеральной службы охраны Российской Федерации, Детского музея открытки.

«Последний летописец Руси » : цикл выставок к 250-летию Н. М. Карамзина

“Последний летописец Руси!”.

 Представленный  Цикл виртуальных выставок “Последний летописец Руси” посвящен 250-летию Николая Михайловича Карамзина. Он познакомит читателей с публикациями  произведений Н. М. Карамзина, хранящимися в фонде Научной библиотеки МПГУ, а так же с научными трудами, посвященными жизни, творческой и исследовательской деятельности  литератора и  историка, который  внес неоценимый вклад в российскую историографию.

«Карамзин есть первый наш историк и последний летописец» – такое определение дал ему А. С. Пушкин.

Учёные-историки и литераторы и по сей день подчёркивают мысль о современности Карамзина. Карамзин продолжает жить и действовать в настоящее время среди нас и в нас самих. Вот что писал журнал «Вестник Европы» к 100-летнему юбилею Карамзина: «Всякий современный труд и в науке и в литературе сделался возможным теперь потому, что сто лет назад родился Карамзин, с тем, чтобы много потрудиться за нас и для нас».

Основная цель представленных выставок –  расширить знания читателей о значении исторического и литературного наследия Н. М. Карамзина для современной России. Время не властно над именем Карамзина. Причина этого необычайного общественно­культурного феномена заключается в огромной силе духовного воздействия на людей его научного и художественного таланта. Его труд — это работа живой души. Ключ  к пониманию личности ученого в природных наклонностях и талантах, в обстоятельствах его жизни, в том, как формировался его характер, в семейных и общественных отношениях.

   В 20 веке  выдающийся исследователь и знаток русской культуры Ю. М. Лотман мудро заметил: «Критики… напрасно упрекали Карамзина в том, что он не видел в движении событий глубокой идеи. Карамзин был проникнут мыслью, что история имеет смысл. Но смысл этот — замысел Провидения — скрыт от людей и не может быть предметом исторического описания. Историк описывает деяния человеческие, те поступки людей, за которые они несут моральную ответственность»

В цикл вошли три выставки:

“Исторические работы Н. М. Карамзина”.

  • «Литературное наследие Н. М. Карамзина» расскажет о книжных изданиях художественных произведений и электронных версиях, доступных читателям. Отдельный раздел выставки представляет научные исследования, посвященные творчеству писателя. На выставке представлены электронные ресурсы, книги и диссертации опубликованные в 1950-2012 гг.

В его «Истории…» — изящность, простота

 

Карамзин Н. М. История государства Российского. В 6 книгах. — М. : Книжный сад, 1993.

«История государства Российского», над которой Карамзин работал свыше двух десятилетий (1804—1826), вошла в русскую культуру и как выдающееся историческое исследование, содержащее ценнейшие сведения о прошлом Русской земли, и как замечательное художественное произведение. Чрезвычайная занимательность, живость повествования, яркость картин, рельефность образов в сочетании с обстоятельностью изложения и смелостью выводов и обобщений сделали «Историю» Карамзина настольной книгой современников и сохраняющим свое значение для потомков литературным памятником.

 

 

Карамзин Н.М. Избранное. — М. : Детская литература, 1990.

Творческое наследие Н. М. Карамзина столь обширно, что не позволяет вместить себя в одном тоне. Поэтому приоритетное место на страницах настоящего издания получили, прежде всего работы, связанные с отношением Карамзина к отечественной истории и памятникам истории и культуры.

 

 

Карамзин Н. М. Полное собрание стихотворений. — М. : Советский писатель, 1966.

Н. М. Карамзин — не только замечательный прозаик, но и крупный поэт; он внес в стихи новые темы, реформировал литературный язык. Именно в его творчестве были намечены те принципы лиризма, которые разрабатывались в дальнейшем Жуковским, Батюшко-вым и другими поэтами 19 века.

Настоящее издание приурочено к 200-летию со дня рождения Н. М. Карамзина

 

 

Карамзин Н.М. Бедная Лиза: повести. — М. : ЭКСМО, 2005

Книгу составили известные повести Н. М. Карамзина «Бедная Лиза», «Марфа-посадница» и др., а также сборник очерков «Письма русского путешественника»

 

 

Карамзин Н. М. Марфа-посадница, или Покорение Новгорода. — М. : Художественная       литература, 1989. — (Классики и современники)

Книга Н. М. Карамзина содержит повести, созданные писателем на историческом материале, а также главы из «Истории государства Российского», освещающие русскую историю с IX до начала XVII века.

 

Карамзин Н. М. Письма русского путешественника. — М. : Советская Россия, 1983.

Произведения Н. М. Карамзина сыграли значительную роль в общественно-политической жизни России XVIII века. Во время путешествия автор посетил Германию, Швейцарию, Англию, Францию, где наблюдал деятельность революционного правительства, бывал на заседании Учредительного собрания. В письмах написан «портрет души автора» и, по его признанию, жизнь «наций Европы, их нравы, обычаи и те мельчайшие черты характера, которые складываются под влиянием климата, степени цивилизации и, главное, государственного устройства».

 

 

Карамзин Н. М. Предания веков : сказания, легенды, рассказы из «Истории государства Российского». — М. : Правда, 1988.

В книгу вошли избранные главы из «Истории государства Российского». Писатель в этом произведении показал различные важные события политической, гражданской и культурной жизни России, происходившие на протяжении семи веков, создал галерею характеров русских людей

                    

Лотман Ю. М. Сотворение Карамзина. — М. : Книга, 1987.

Эта книга — не исследование творчества Карамзина в целом и не биография в смысле перечня внешних фактов его жизни. Это биография души, попытка раскрыть внутренний пафос исканий писателя, который всю жизнь выковывал себя. Название книги «Сотворение Карамзина» взято у П. Я. Чаадаева, который подчеркнул в 1830-х гг. в письме к А. И. Тургеневу, что Карамзин — талантливый человек, который «сотворил себя писателем».

 

Эйдельман Н. Я. Последний летописец.

— М. : Книга, 1983

Книга посвящена известному русскому писателю, историку и общественному деятелю Н. М. Карамзину и его главному труду «Истории государства Российского». Живо воссоздана эпоха Карамзина, его личность, истоки его труда, трудности и противоре-чия, друзья и враги, помощники и читатели. Показана многообразная борьба мнений вокруг его «Истории…», ее необычная роль для русского общества, новый интерес к ней в наши дни. Привлечены малоизвестные и новые архивные материалы

 

Осетров Е. И. Три жизни Карамзина. — М. : Современник, 1985.

Книга посвящена «Коломбу российской истории» Карамзину Н.М. Его фигура рисуется на широком культурном фоне отечественной и западноевропейской истории : среди героев книги — современники писателя : Новиков, Радищев, Державин, Жуковский, Пушкин, Кант, Виланд, Гете и др. В книге широко используется эпистолярное наследие Н.

М. Карамзина, архивные документы, свидетельства современников.

Н.М. Карамзин, ГБОУ Школа им. Н.М. Карамзина, Москва

По приглашению Государственного музея-усадьбы Остафьево — «Русский Парнас» представители нашего комплекса выступили со своими докладами на мероприятие, посвященное Н.М. Карамзину. Традиции продолжаются.

подробнее

обновлено: 03.12.2020

Мушкарина Варвара 9в класс Кандарюк Алеся 9в класс Консультант: зав. библиотекой Каткова С.В. подробнее

обновлено: 01.12.2020

12 декабря 1766 года родился великий писатель, историк, реформатор литературного языка, гражданин и патриот земли русской — Николай Михайлович Карамзин.

подробнее

обновлено: 12.12.2019

материал предоставлен ГБОУ Городским методическим центром

подробнее

обновлено: 05. 12.2016

Автографы Н. М. Карамзина в Российской национальной библиотеке

Произведения Н. М. Карамзина

В фонде Карамзина есть лишь один автограф его художественного произведения — «Москва с окрестностями. Записка, сочиненная для Ея Императорского величества, государыни императрицы Марии Федоровны». Это беловой автограф записки в картонном переплете, вероятно, предназначенный для поднесения кому-то в дар. Известна по меньшей мере, еще одна подобная рукопись.

В «Записке» вкратце пересказывается история Москвы от первого упоминания ее в летописи в 1147 г. и рассказывается о памятных зданиях, храмах, монастырях и особняках города.

Один из наиболее интересных автографов, сохранившихся в Отделе рукописей – стихотворение в прозе «О дружбе» 1811 г. — находится в составе Собрания отдельных поступлений и представляет собой запись в альбоме друга Карамзина поэта Ивана Ивановича Дмитриева. Кроме карамзинского, в альбоме есть автографы Василия Андреевича Жуковского, Дениса Давыдова, Петра Андреевича Вяземского, рисунки. Альбом был приобретен библиотекой в 1958 г. Главный труд Николая Михайловича Карамзина – его «История государства Российского». Писатель работал над ней на протяжении более чем двадцати лет, с 1804 г. и до самой смерти. Последний, незаконченный 12-й том Истории был напечатан уже после его смерти. В Отделе рукописей хранятся два отрывка черновых рукописей «Истории государства Российского»: в собрании историка и коллекционера Михаила Петровича Погодина и в архиве издателя Андрея Александровича Краевского.

В процессе работы над «Историей государства Российского» Карамзиным был проделан колоссальный труд по изучению русских летописей и других исторических источников. Историк работал в Архиве Коллегии иностранных дел, в Патриаршей библиотеке, библиотеке Академии Наук, в Оружейной палате, в Троице-Сергиевой лавры и других местах. Он пользовался услугами крупнейших частных собраний русских коллекционеров А. И. Мусина-Пушкина, Ф. А. Толстого, А. И. Тургенева, Д. М. Голицына, Н. П. Румянцева и многих других. Карамзин сам имел собрание редких книг и рукописей. Единственная часть наследия Н. М. Карамзина, поступившая в Императорскую публичную библиотеку в более или менее целостном виде – это собрание рукописей историка. Собрание рукописей Н. М. Карамзина было пожертвовано Императорской Публичной библиотеке его сыновьями Александром и Владимиром в 1867 г. Часть рукописей находилась в ведении Археографической комиссии и была передана в Библиотеку в 1878 г. Многие рукописи этого собрания являются списками конца XVIII – начала XIX вв., сделанными с более древних рукописей специально для Карамзина. На рукописях имеются пометы и примечания историка, следы его работы над ними. В настоящий момент рукописи из этого собрания хранятся в составе Основного собрания рукописной книги (ОСРК).

Как пример можно привести рукопись «Истории о великом князе московском царе Иоанне Васильевиче Грозном, Сочинение князя Андрея Курбского», список 1802 г. , с пометами Н. М. Карамзина.

Карамзин первым открыл и опубликовал многие памятники русской историографии. В частности, именно он впервые нашел «Хождение за три моря» Афанасия Никитина в рукописи XVI века и опубликовал его в 1821 году. В собрании Карамзина сохранился список «Хождения» на бумаге 1807 г.


«Москва с окрестностями. Записка, сочиненная для Ея Императорского величества, государыни императрицы Марии Федоровны». 1816 – 1817 гг.
Ф. 336, Карамзин Н. М., № 1, л. 1–3.

Карамзин Н. М. «О дружбе». 12 сентября 1811. Москва.
Ф. 1000, Собр. отд. поступлений, оп. 5, 1958.207.

Карамзин Н. М. «История государства Российского». Черновики. Ф. 588, Погодинские автографы, № 252, л. 1, 2об.

Карамзин Н. М. «История государства Российского». Черновики. Ф. 391, Краевский А. А., № 912, л. 1, 1об.

История о великом князе московском царе Иоанне Васильевиче Грозном. Сочинение князя Андрея Курбского. Список 1802 г. С пометами Н. М. Карамзина. ОСРК, F.IV.337, л. 1, 63об., 64.

Путешествие в Индию Афанасия Никитина. Список ок. 1807 г. Пометы и примечания Н. М. Карамзина.ОСРК, F.IV.328, л. 1, 1об., 2.

Карамзин Николай Михайлович (к 250 — летию со дня рождения)

Рекомендательный список литературы «Карамзин Николай Михайлович – первый историк и последний летописец»

12 декабря 2016 годаисполняется 250 лет со дня рождения Николая Михайловича Карамзина, русского литератора, поэта, издателя, историка, внесшего вклад в развитие русской культуры.

Николай Михайлович известен и как реформатор русского языка: им переработан синтаксис, пересмотрен лексический состав литературной речи, выработаны образцы новой фразеологии. Благодаря стараниям литературный язык обрел легкость, свободу выражения и гибкость.

Представляем рекомендательный список литературы, в котором отражены издания Н. М.Карамзина и книги о жизни и творчестве писателя.

Произведения Н.М.Карамзина


Благослави, поэт: антология поэзии пушкинской поры: кн. 1 / сост., вступ. ст., ст. о поэтах и примеч. В. Муравьева. — Москва: Советская Россия, 1983. – 272 с.

В содерж.: Карамзин Николай Михайлович. — С. 112

Места хранения: библиотеки №№ 7, 9, 12 ,13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20.

Карамзин, Н. М. Полное собрание сочинений / Н. М. Карамзин; вступ. ст., подгот. текста и примеч. Ю. М. Лотмана. — Москва; Ленинград: Советский писатель, 1966. — 424 с.: ил. — (Библиотека поэта) (Большая серия; 2-е изд.)

Места хранения: Центральная городская библиотека (Сектор периодики и электронных ресурсов), библиотека №6.

Карамзин, Н. М. Сочинения: в 2 т. / Н. М. Карамзин. — Ленинград: Художественная литература, 1984 — Т. 1: Автобиография. Письма русского путешественника. Повести / сост., вступ. ст. и коммент. Г. П. Макогоненко; коммент. Ю. М. Лотман. — 1984. — 672 с.: портр.

Содержание:

Автобиография. — С. 51
Письма русского путешественника. — С. 55
Бедная Лиза: повесть. — С. 506
Остров Борнгольм. — С. 519
Сиерра-Морена: повесть. — С. 530
Моя исповедь: письмо к издателю журнала. — С. 534
Марфа-посадница, или Покорение Новагорода: историческая повесть. — С. 543
Рыцарь нашего времени: повесть. — С. 584
Чувствительный и холодный: повесть. — С. 621

Места хранения: Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов; сектор обслуживания взрослых пользователей), библиотеки №№ 16 ,17.

Карамзин, Н. М. Избранные сочинения: в 2 т. / Н. М. Карамзин. — Москва: Художественная литература; Ленинград: Художественная литература, 1964 — (в пер.). Т. 1 / вступ. ст.: П. Берков, Г. П. Макогоненко; подгот. текста и примеч. П. Берков. — 809 с.: портр.

Содержание:
Письма русского путешественника. — С. 79
Бедная Лиза: повесть. — С. 605
Наталья, боярская дочь. — С. 622
Остров Борнгольм. — С. 661
Сиерра-Морена. — С. 674
Марфа-посадница, или Покорение Новагорода: ист. повесть. — С. 680
Моя исповедь: письма к издателю журнала. — С. 739
Чувствительный и холодный. — С. 740
Рыцарь нашего времени. — С. 755

Место хранения: Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов) 

Карамзин, Н. М. Бедная Лиза: повесть / Н. М. Карамзин; вступ. ст. и примеч. В. Муравьева. — Москва: Детская литература, 1981. — 94 с.: ил.

Места хранения: Центральная детская библиотека, библиотеки №№ 1, 2 ,5, 7, 8, 10, 11, 16.

Карамзин, Н. М. Записки старого московского жителя: избранная проза / Н. М. Карамзин; сост., вступ. ст. и примеч. В. Муравьев. — Москва: Московский рабочий, 1986. — 527 с. — (Литературная летопись Москвы).

Места хранения: Центральная городская библиотека, библиотеки №№ 1, 2, 4, 6, 7, 8, 9, 12, 13, 14, 17, 20.

Карамзин, Н. М. История государства Российского / Н. М. Карамзин. — Москва: Эксмо, 2003. — 1022 с.: ил.

Место хранения: библиотека №4

Карамзин, Н. М. Письма русского путешественника; Повести / Н. М. Карамзин; сост. Н. Н. Акопова; авт. предисл. Г. П. Макогоненко; авт. примеч. М. В. Иванов. — Москва: Правда, 1982. — 608 с.: ил.

Содержание:
Макагоненко, Г. П. Николай Карамзин и его «Письма русского путешественника» / Г.П. Макагоненко. — С. 3
Письма русского путешественника. — С. 25
Бедная Лиза: повесть. — С. 531
Остров Борнгольм: повесть. — С. 547

Места хранения: Центральная городская библиотека (сектор обслуживания взрослых пользователей), библиотеки № 1, 2, 3, 4, 6, 7, 8, 9, 10, 12, 13, 14, 16, 17, 20.

Карамзин, Н. М. Избранные статьи и письма / Н. М. Карамзин; вступ. ст. и коммент. А. Ф. Смирнов. — Москва: Современник, 1982. — 351 с.: портр. — (Библиотека «Любителям российской словесности». Из литературного наследия)

Места хранения: Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов), библиотеки №№ 2, 4, 6, 8, 9,13, 20.

Русская романтическая повесть (первая треть XIX в.) / сост., общ. ред., вступ. ст. и коммент. В. А. Грихина. — Москва: Изд-во Московского Университета, 1983. — 480. — (Университетская библиотека)

В содержании:
Карамзин, Н. М.ОстровБорнгольм / Н. М. Карамзин

Места хранения: Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов), Центральная детская библиотека, библиотеки №№ 1, 2, 4, 6, 7, 8, 9, 12, 13, 14, 16, 17, 20.  

Книги и статьи о Н.М.Карамзине  


Балдин, А. Протяжение точки: литературные путешествия. Карамзин и Пушкин / А. Балдин. — Москва: Эксмо, 2009. — 576 с.: ил. — (Лауреаты литературных премий).

Места хранения: Центральная городская библиотека (сектор обслуживания взрослых пользователей), Центральная детская библиотека, библиотеки №№ 1, 2, 4, 6, 7, 8, 15, 16.

Безелянский, Ю. Н. «Чародейство» Николая Карамзина: статья / Ю. Н. Безелянский // 69 этюдов о русских писателях: сборник статей. — Москва: Эксмо, 2008. — С. 71-76.

Места хранения: Центральная городская библиотека (сектор обслуживания взрослых пользователей), Центральная детская библиотека, библиотеки №№ 2, 8, 19.

Гулыга, А. Экскурт третий — в историографию. Подвиг Карамзина: в мастерского историка / А. В. Гулыга // Искусство истории. — Москва: Современник, 1980. — С. 155-194.

Места хранения: Центральная детская библиотека.

Даранова, О. Н. «Карамзинские вечера» в Дворянском собрании / О. Н. Даранова // Библиотечное дело. — 2012. — № 24. — С. 41-44: ил.

Места хранения: Центральная городская библиотека.

Дойков, Ю. В. Самые знаменитые историки России / Ю. В. Дойков. — Москва: ООО «Издательский дом «Вече», 2004. — С. 42-52. — («Самые знаменитые»)

Места хранения: Центральная детская библиотека.

Карамзин. Пушкин. Гоголь. Аксаковы. Достоевский: биографические очерки / сост., общ. ред. и послесл. Н. Ф. Болдырева. — Челябинск: Урал, 1994. — 480 с.: 8 л. ил. — (Жизнь замечательных людей. Биографическая библиотека Ф. Павленкова; Т. 2)

Места хранения: Центральная детская библиотека, Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов; сектор обслуживания взрослых пользователей), библиотеки №№ 1, 2, 4, 6, 7, 8, 9, 12, 15, 14, 16, 17, 20.

Ключевский, В. О. Исторические портреты. Деятели исторической мысли [о Карамзине] / В. О. Ключевский; сост., вступ. ст. и примеч. В. А. Александров. — Москва: Правда, 1991. — 624 с.

Места хранения: Центральная детская библиотека, Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов), библиотеки №№ 1, 2, 4, 6, 7, 8, 9, 10, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 20.

Лотман, Ю. М. Сотворение Карамзина / Ю. М. Лотман; авт. предисл. Б. Ф. Егоров. — Москва: Книга, 1987. — 336 с.: ил. — (Писатели о писателях)

Места хранения: Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов; сектор обслуживания взрослых пользователей), библиотеки №№ 6, 10, 14, 15, 20.

Макогоненко, Г. П. Избранные работы: О Пушкине, его предшественниках и наследниках [Н. М. Карамзин]/ Г. П. Макогоненко. — Ленинград: Художественная литература, 1987. — 640 с.

Места хранения: Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов; сектор обслуживания взрослых пользователей), библиотеки №№ 9, 16.

Муравьев, В. Николай Карамзин / В. Муравьев. — Москва: Эксмо. — [Б. м.]: Изограф, 2005. — 608 с.: ил. — (Русские биографии)

Места хранения: Центральная городская библиотека (сектор обслуживания взрослых пользователей).

Наш девятнадцатый век: кн. для чтения: в 2 т. Т. 1 / авт.-сост.: В. И. Коровин, В. Я. Коровина; худож. В. А. Пузанков. — Москва: Центр, 1995. — 464 с. : ил.

В содерж.: Карамзин Н. М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. — С. 5.

Места хранения: Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов), библиотеки №№ 4, 9, 14, 16.

Никонов, В. Карамзин как респектабельный консерватор / Вячеслав Никонов // Родина. — 2012. — № 2. — С. 2-5: портр.

Место хранения: Информационно-библиотечный центр для молодёжи.

Осетров Е. Три жизни Карамзина / Е. Осетров. — Москва: Современник, 1985. — 302с. — (Б-ка «Любителям российской словесности»)

Места хранения: Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов; сектор обслуживания взрослых пользователей), библиотеки №№ 4, 6, 10, 16.

Романов, А. Первый историк и последний летописец / Александр Романов // История. – 2006. — Ноябр. (№ 21). — С. 10-21: порт. – (Анфас и профиль)

Места хранения: Центральная детская библиотека, Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов; сектор обслуживания взрослых пользователей), библиотека №7.

Русские поэты XIX века: хрестоматия / сост. Н. М. Гайденков. — 3-е изд., доп. и перераб. – Москва: Просвещение, 1964. — 1039 с.: порт.

В содерж: Н. М. Карамзин. — С. 47.

Места хранения: Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов), библиотеки №№ 6, 7, 20.

Сахаров, А. Н. «Бессмертный историограф» (Николай Михайлович Карамзин) / А. Н. Сахаров, В. Д. Назаров, А. Н. Боханов // Подвижники России: исторические очерки. — Москва: Русское слово, 1998. — С. 351-368. — (История в лицах)

Места хранения: библиотека №16.

Соколов, Н. Песочные часы Николая Карамзина / Никита Соколов // История. — 2008. — Апр. (№ 7). — С. 26-31: ил. — (Педагогика и история) 

Места хранения: Центральная детская библиотека, Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов), библиотека №7.

Сухих, И. Н. Николай Михайлович Карамзин / И. Н. Сухих // Русская литература для всех. От «Слова о полку Игореве» до Лермонтова. — Санкт-Петербург: Лениздат, 2013. — С. 199-215

Место хранения: библиотека №20.

Шеваров, Д. Пророк в своем Отечестве / Д. Шеваров // Российская газета. — 2016. — Февр. (№ 29). — С. 8. — (Параллели).

Места хранения: Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов).

Эйдельман, Н. Я. Последний летописец / Н. Я. Эйдельман. — Москва: Книга, 1983. — 176 с.

Места хранения: Центральная детская библиотека, Центральная городская библиотека (сектор периодики и электронных ресурсов; сектор обслуживания взрослых пользователей), библиотеки №№ 1, 2, 4, 6, 7, 8, 9, 10, 12, 14, 16, 17, 20.

Юрьев, О. Неизвестное письмо писателя Я. М. Р. Ленца Николаю Михайловичу Карамзину / Олег Юрьев // Звезда. -2013. — № 9. — С. 7-29.

Место хранения: Информационно-библиотечный центр для молодежи

 

Составитель: Н.В.Боталова, главный библиограф отдела библиографической деятельности Центральной городской библиотеки 

Дата публикации: 21 сентября 2016 года

«Карамзинские адреса» нашего края | МБУК ЦБС Ульяновска

Главный юбиляр уходящего года – Николай Михайлович Карамзин, чьё значение в литературе, культуре, науке, общественной мысли Российского государства переоценить невозможно. Мы гордимся великим земляком, но многие ли, проходя мимо памятника историографу, видя его портреты на улицах, могут чётко сказать, в чём заслуги Николая Михайловича перед Отечеством, каковы связи Карамзиных с нашим краем? Предлагаем совершить «путешествие» по «Карамзинским адресам» Ульяновска и области.

Карамзинка, Знаменское тож

Вдали от больших дорог, на берегу речки Космынки в Майнском районе затерялось село Карамзинка. «Знаменское тож», – добавляли ранее, памятуя о церкви, давшей второе название. Вокруг до горизонта – луга, холмы, поля… Здесь, в имении отца, Михаила Егоровича, 1 декабря 1766 г. родился Николай Михайлович Карамзин. По семейным преданиям, первым владельцем земель в Симбирской провинции был прадед историографа Пётр Васильевич. Когда он основал Карамзинку, доподлинно неизвестно.

С 1795 г. и до кончины в 1827 г. имением владел старший из братьев Карамзиных – Василий Михайлович. Он не был официально женат, но от экономки имел четырёх детей (их именовали воспитанниками): Николая, Михаила, Ольгу и Анастасию. Любимой дочери Ольге, вышедшей замуж за штабс-капитана Дмитрия Михайловича Ниротморцева, старик завещал землю в Карамзинке (прочих детей «наделил деньгами»). Николай Михайлович Карамзин знал о воле брата и в письме 4 мая 1822 г. полностью его поддерживал: «[…] Вы, конечно, не можете во мне сумневаться; воля Ваша для меня священна; могу смело отвечать и за братьев наших; они не поступят ни против совести, ни против чести; к тому же Вы имеете законное право располагать движимым и недвижимым имением, [.]; беззаконие было бы на стороне того, кто вздумал бы оспоривать это право; что бы Вы не сделали, любезный братец, всё для меня свято и нерушимо; будьте спокойны». Но младший из братьев, Александр Михайлович Карамзин попытался оспорить завещание. Дело разбиралось в различных инстанциях с 1829 по 1836 гг. Наконец Государственный Совет окончательно закрепил земли за Ниротморцевыми, а Николай I собственноручно написал на документе: «Быть по сему».

В 1908 г. губернское земство выкупило усадьбу, для устройства «школы в память нашего славного согражданина», но осуществить проект не успело. С 1960-х гг., когда при реорганизации закрыли отделение совхоза и школу, село медленно умирает. В 1995 г. сруб церкви, а также могилу В.М. Карамзина и О.В. Ниротморцевой перенесли в Ульяновск. Храм установили на улице Шолмова, а останки упокоились на территории бывшего Покровского некрополя (сквер им. И.Н. Ульянова). 29 мая 2016 г. в Карамзинке открыли памятный знак в честь 250-летия историографа. Впишет XXI век новую страницу в историю Карамзинки или поставит крест на существовании этого населённого пункта – вопрос открытый.

Дом Карамзиных

Василий Михайлович Карамзин имел в центре Симбирска двухэтажный каменный дом. Усадьба располагалась на углу современных бульвара Пластова и улицы Пролетарской. Из окон открывался вид на «реку, священнейшую в мире», как именовал Волгу Н.М. Карамзин. А в письме брату Василию Михайловичу 6 июля 1808 г. он писал: «Воображаю привольно моего любезнейшего брата, сидящего под окном прекрасного домика и смотрящего на величественную Волгу, столь знакомую мне с детства. Симбирские виды уступают в красоте не многим в Европе».

В Российском государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге хранится «Опись дома со всеми к нему принадлежностями коллежского асессора В.М. Карамзина». Благодаря этому уникальному документу мы можем представить обстановку, в которой жил Василий Михайлович Карамзин: 8 комнат в нижнем этаже и 7 – в верхнем. В зале стояла печь – «сделана под мрамор», потолок украшали «две люстры бронзовые о пяти подсвечниках». Парадной гостиной великолепие придавали «два трюмо о трёх стёклах и два подстолья с серыми мраморными досками, и два жерондона, люстра бронзовая о шести подсвечниках».

В 1805 г. казна купила дом у Василия Михайловича под резиденцию симбирского вице-губернатора. 15 сентября 1833 г. бывший дом Карамзиных зарисовал во время посещения Симбирска А.С. Пушкин. А с 1840-х гг. здание занимали различные арестные и тюремные помещения. В 1950-е гг. его снесли при строительстве общежития педагогического института. В 1992 г. под руководством архитектора-краеведа Бориса Васильевича Аржанцева была подготовлена проектная документация для восстановления дома Карамзиных. Будем надеяться, что когда-нибудь на уцелевших остатках фундамента вновь будет смотреть окнами на Волгу «прекрасный домик».

Памятник Н.М. Карамзину

В Государственном архиве Ульяновской области хранится «Записка из дела о сооружении памятника историографу Карамзину», начинающаяся словами: «15-го февраля 1833-го года многие из Дворян Симбирской Губернии, числом 39-ть человек, вошли с просьбою [.] об исходатайствовании Высочайшего соизволения на открытие подписки для составления денежной суммы, потребной на сооружение предполагаемого в Г. Симбирске Памятника уроженцу Симбирской Губернии Историографу Карамзину».

На том, что памятником должна быть статуя, а не здание, настоял глава МВД, друг Н.М. Карамзина Дмитрий Николаевич Блудов. Он же выбрал место и предложил темы рельефов. За основу взяли эскиз Александра Андревича Тона, но дальнейшую работу поручили Самуилу Ивановичу Гальбергу. Лично Николай I из двух вариантов: Карамзин или Клио на постаменте, выбрал последний. Модель памятника является украшением экспозиции Государственного Русского музея. Во время работ С.И. Гальберг умер, и воплощать его замысел в бронзе пришлось четырём ученикам.

Памятник торжественно открыли 23 августа 1845 г. Присутствовали сыновья историографа Андрей и Александр. А академик Михаил Петрович Погодин произнёс «Историческое похвальное слово Карамзину», где лучше всех сформулировал, за что увековечен Николай Михайлович: «Да, – Карамзин не решал судьбы сражений, но решал мудреные задачи нашего Государственного бытия, кои важнее всех возможных побед в мире.

Да, – Карамзин не распространял пределов Империи, но распространил пределы Русского языка, в коем хранятся основы могущества, самые твердые, залоги славы, самой блистательной.

Он не открывал новых источников доходов, но открыл новые источники наслаждений в сердце, чистых, прекрасных, человеческих, которых нельзя заменить, нельзя купить никакими сокровищами древнего и нового света.

Он не сочинял законов, но внушал к ним уважение, и учил жить так, чтобы никаких законов людям не было нужно».

Вокруг памятника возвели ограду, позднее разбили сквер. В 1931 г. один учитель-пенсионер предлагал горсовету: «Статуя должна быть снята и употреблена на подшипники». Но власти прислушались к мнению директора краеведческого музея Павла Яковлевича Гречкина и архитектора Феофана Евтихиевича Вольсова, и монумент уцелел (в Казани памятник Г.Р. Державину по проекту того же С.И. Гальберга снесли). Шедевр классицизма – памятник Н.М. Карамзину давно стал одним из символов нашего города.

Карамзинская общественная библиотека

18 апреля 1848 г. неподалёку от памятника Н.М. Карамзину, в здании Дворянского собрания была торжественно открыта Карамзинская общественная библиотека. В письме первому председателю Комитета библиотеки Петру Михайловичу Языкову один из авторов её устава князь Михаил Петрович Баратаев отмечал, что открытием библиотеки симбиряне «воздали знаменитому соотечественнику своему достойную дань уважения своего – воздвижением, можно сказать, живого и многовекового Памятника, отличающего его достоинствам».

Библиотека сильно пострадала при пожаре 1864 г., но возродилась, благодаря многочисленным пожертвованиям денег и книг со всей России. В 1881 г. председатель Комитета библиотеки Александр Петрович Языков писал: «[…] Известный наш писатель, И.А. Гончаров, при жизни своей, пожелал подарить нас, хотя не очень большой, но отлично составленной библиотекой, которую мы на днях ожидаем в Симбирске. […] Пожертвование И.А. Гончарова займёт видное место и украсит библиотеку таким приятным вниманием одного из лучших наших писателей».

В 1924 г. Карамзинская библиотека вошла в состав Дворца книги. Ныне в ней сохраняется мемориальная обстановка. Осенью 2013 г. на фасаде здания появилась памятная доска в честь Н.М. Карамзина, а на площадке парадной лестницы – бюст историографа.

Другие «Карамзинские адреса»

Вкратце назовём ещё несколько «Карамзинских адресов», связанных с увековечением памяти Н.М. Карамзина.

В районе нынешней площади 30-летия Победы и спуска к Волге находился другой дом В.М. Карамзина.

Симбирская классическая гимназия – в 1868 г. при ней была учреждена стипендия «имени историографа Карамзина», присуждавшаяся «отличному по успехам и поведению ученику» младших классов.

Посёлок им. Н.М. Карамзина на южной окраине Ульяновска – на средства, завещанные сыном историографа, Владимиром Николаевичем Карамзиным, там была в 1898 г. открыта Карамзинская колония душевнобольных Симбирского земства. В главном корпусе, согласно завещанию Карамзина-младшего – мраморная доска с надписью: «В воспоминание Александры Ильиничны Карамзиной сооружено памяти Николая Михайловича Карамзина» (В.Н. Карамзин увековечил отца и супругу).

В Железнодорожном районе есть небольшая Карамзинская улица, возникшая ещё в 1900 г., а в самом центре города, мимо Карамзинского сквера и Дворца книги проходит переулок Карамзина. До 2011 г. он носил название улица Коммунистическая, а до 1918 г. – Дворянский переулок.

В 2013 г. имя Н.М. Карамзина было присвоено Ульяновскому аэропорту. Экспозиции и отдельные экспонаты, посвящённые великому земляку, есть во многих музеях Ульяновска. В канун юбилея их становится всё больше Список «Карамзинских адресов» всё пополняется…

Антон Шабалкин, архивист

Подводя итоги.

От первого лица: директор МБУК ЦБС О.М. Слепова

Темой юбилейной даты Н.М. Карамзина мы начали заниматься еще в 2012 году. Приоритетной целью стала актуализация биографии и творчества великого земляка, демонстрация его неразрывного влияния и связи исторической памяти с своременностью.

В течение 2016 года в городских библиотеках, в парках и на открытых площадках проходили публичные лекции «Карамзинские чтения» с приглашением ульяновских краеведов Антона Шабалкина, Константина Новенькова, Ивана Сивопляса, Любови Сапченко.

Совместно с интернет-агенством «1ТЕСН.дгоир» созадана виртуальная реконструкция «Дом Карамзиных на Венце», которая является уникальным краеведческим ресурсом для изучения истории, архитектуры и городского быта XIX века.

На сайте библиотеки № 1 «Мир искусств» аккумулирована вся информация о Н.М. Карамзине: биография, творчество, полные тексты стихов, прозы, а также 12 томов «Истории государства Российского».

По программе «22 урока с Н.М. Карамзиным», направленной на изучение, сохранение, и продвижение наследия Карамзина проведено 569 занятий для 13 134 учащихся.

В мае 2016 года был издан «Иллюстрированный каталог книг конца XIX века и начала ХХ столетия» из фондов городской библиотеки № 1.

Была разработана линейка познавательной полиграфии «В историю с Карамзиным», состоящая из 3-х наименований: альбом «Я и история» для младшего школьного возраста, рабочая тетрадь «История в лицах. Н. М. Карамзин» для среднего школьного возраста, ежедневник для юношества.

12 июня 2016 года, в День России, в сквере Н.М. Карамзина была проведена акция «Пишем биографию Карамзина».

Н. М. Карамзин

Frontmatter
Свободный доступ PDF PDF
1
Предисловие
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
7
СОДЕРЖАНИЕ
Свободный доступ PDF PDF
11
Я.Москва: Ученичество
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
13
II.Москва и Санкт-Петербург
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
36
III.Предромантические события до Карамзина
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
50
IV.Предромантические события до Карамзина (продолжение)
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
68
В.Поэзия: Теория
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
84
VI.Поэзия: практика
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
98
VII.Проза: «Бедная Лиза», Язык
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
117
VIII.Проза: Исторические, нравственные и романтические сказки
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
132
IX.Письма русского путешественника
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
154
Заключение
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
171
Приложения
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
177
Библиография
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
180
Индекс
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
185
Backmatter
Доступ ограничен
Контент доступен PDF PDF
191

«Письма русского путешественника» Н.М. Карамзин о культурном и социальном развитии стран Западной Европы и России

12 июня 2019

Белые Годы

В статье рассматриваются «Письма русского путешественника» Н.М. Карамзина », в которых отражено культурное и социальное развитие стран Западной Европы и России в конце XVIII века. В «Письмах» Н.М. Карамзин сравнивает культурное и социальное развитие отдельных стран Западной Европы, оценивает уровень подобного развития России, характеризует личность Путешественника.Автор статьи показывает значение «Букв» как источника для определения уровня культуры и социальных отношений стран западного мира и России. В статье показаны особенности современной русской литературы, посвященной «Письмам» Н.М. Карамзина, и место этого произведения в творчестве знатного историка. Автор статьи обращает внимание на актуальность темы, связанной, с одной стороны, с сохранением и дальнейшим развитием общих традиций культурного и социального развития Западной Европы и России, а с другой — с четким видение их отличительных черт.Особое внимание в статье уделяется рассмотрению тех писем, которые посвящены Французской революции, оказавшей большое влияние не только на Францию, но и на другие страны Запада, а также на Россию. Автор статьи оценивает ценность личностных качеств русского путешественника, в которых можно увидеть Н.М.Карамзина, и определяет его вклад в формирование литературного русского языка и в целом в развитие культуры.Он подчеркивает, что изучение «Письма русского путешественника» позволяет лучше понять особенности научных взглядов Н.М. Карамзина и их место в исторической науке, а также в культуре России в целом.

Источник: Игорь Сучков (2019). «Письма русского путешественника» Н.М. Карамзина о культурном и социальном развитии стран Западной Европы и России. Быстрые Годы. Vol. 52. Ис. 2: 559-567

Исходный сайт: http: // ejournal52.com / journals_n / 1559216081.pdf

Количество просмотров: 522

Карамзин и Деньги

  • 1 Поддержка Leverhulme Trust (грант CARVOMO R‑ 357. «Создание европеизированной элиты в России (…)
  • 2 Константин Ключкин, «Сентиментальная коммерция:« Письма Русского путешественника »Н.М. Карамз (…)

1Эта статья1 посвящена обращению с деньгами в произведении Карамзина « Письма русского путешественника». Наш подход сочетает в себе биографические исследования с новым пониманием текста, чтобы пролить свет на печально известный вопрос об источнике финансирования Карамзина во время его заграничного путешествия в 1789-1790 гг., А также понять его отношение к денежным операциям, раскрытое в Путешествие. Это, в свою очередь, позволяет нам заняться спорным вопросом о статусе Карамзина как «литературного профессионала». Эти вопросы неоднократно обсуждались (Ключкин, Клейн, Панофский, не говоря уже о последних публикациях).2 В существующих исследованиях, однако, избегается анализ чисел и выполнение расчетов, даже если большинство поставленных ими вопросов нельзя было убедительно решить без обращения к количественным данным. Излишне говорить, что доступная нам информация не является исчерпывающей, и во многих случаях нам приходится полагаться на оценки, предположения и приближения. Однако даже такой уровень точности позволяет нам более полно понять многие важные аспекты биографии и литературного положения Карамзина, а также развитие его экономической мысли.

  • 3 Я.Л. Барсков, Переписка московских масонов XVIII века [«Переписка Москвы XVIII века (…)

2 Первым, кто открыто выразил свою заинтересованность в источниках финансирования поездки Карамзина за границу, был московский генерал-губернатор князь Александр Прозоровский, который собирал компрометирующую информацию о масонах и деятельности Дружественного научного общества, созданного ими в Москве.В феврале 1791 года Иван Лопухин, один из лидеров ордена розенкрейцеров, написал своему другу Алексею Кутузову, изучавшему высшую масонскую мудрость в Берлине, что Прозоровский ошибочно полагал, что «Карамзин был учеником Новикова и был отправлен за границу. расходы. » В этом письме Лопухин утверждал, что «никто больше не пытался отговорить Карамзина от этого бесполезного и финансово разорительного путешествия, чем Новиков и его друзья» 3.

3Лопухин знал, что его письма перехватывала тайная полиция, и, возможно, он не был полностью откровенен.И он, и его адресат знали, что Карамзин на самом деле был учеником Новикова и принадлежал к ордену по крайней мере до его отъезда из России. Неудивительно, что эти опровержения не убедили Прозоровского. После ареста Новикова в апреле 1792 года ему выпало допросить других подозреваемых с помощью анкеты, составленной самой императрицей. В список не вошел Карамзин; Тем не менее, Прозоровский задал вопрос о Карамзине Николаю Трубецкому. Трубецкой заверил Прозоровского, что поездка Карамзина шла на самофинансирование.Прозоровский тогда отказался от этого направления расследования, хотя Лопухин и Иван Тургенев, которых он допросил позже, были значительно ближе к Карамзину, чем Трубецкой.

  • 4 г. Шторм, Новое о Пушкине и Карамзине, Известия А (…)
  • 5 Н.П. Погодин, Николай Михайлович Карамзин по его сочинениям, письмам и отзывам современников [«Н (…)

4 Тот же вопрос задавали Карамзину несколько мемуаристов. Его ответы были непоследовательными. Федор Глинка напомнил, что Карамзин сказал ему, что потратил часть суточных, выданных ему Дружественным образованным обществом, на книги4. Однако Михаил Погодин писал, что Карамзин потратил на поездку 1800 рублей, которые он взял в качестве аванса для выплаты. будущий доход от его имущества. Погодин не назвал источник этих доказательств, но вполне вероятно, что он полагался на сведения о предварительных договоренностях Карамзина с московскими масонами, предоставленные Николаем Гречем.5 У нас нет веских оснований подозревать двух заслуживающих доверия мемуаристов, симпатизирующих Карамзину, в выдумывании деталей. Да и сам Карамзин, насколько нам известно, не был склонен ко лжи, а был большим мастером осторожной полуправды и стратегической двусмысленности. По нашему мнению, любая правдоподобная реконструкция должна учитывать все доступные свидетельства и пытаться согласовать их, когда это возможно.

  • 6 Клейн, «Между Аполлоном и Фортуной…», 195.
  • 7 Panofsky ‑ Sörgel, Николай Михайлович Карамзин в Германии , 65.

5 В 2008 году Иоахим Клейн писал, что «мы, к сожалению, не знаем точной суммы доходов Карамзина от его села, но под умелым руководством его брата Василия село в любом случае давало достаточно дохода, чтобы Карамзин потратил на него 1800 рублей. путешествие ».6 Ссылаясь на эту оценку, Герда Панофски отметила, что« можно считать само собой разумеющимся, что как дворянин Карамзин имел возможность покрывать дорожные расходы из собственного кармана », даже если 1800 рублей он Упомянутое Погодину, не покрыло всех расходов во время его поездки.7 К счастью, нам не нужно принимать что-либо как должное. Мы можем получить оценки как стоимости его поездки, так и суммы денег, которую он мог собрать со своей земли и своих крестьян, из уже доступной информации.

  • 8 Н.М. Карамзин, Письма русского путешественника (Oxford: Voltaire Foundation, 2003), 456.
  • 9 См .: Ключкин «Сентиментальная коммерция…»
  • 10 См .: Жан Брейяр, «Карамзин и Франция», Слово , 16 (1995‑96): 65‑95.

6Карамзин любил писать о деньгах. В Письмах русского путешественника , он упоминает более двухсот раз, то есть примерно на каждой второй странице книги. В последней записи он перечисляет «сокровища», которые он привез домой из путешествия, и упоминает свои финансовые счета сразу после заметок, которые он делал в пути, и перед всеми другими памятными вещами.8 Денежные операции служили для него лучшими следами впечатлений, которые он и эмоции, которые он испытал во время своего путешествия.9 Карамзин также хотел, чтобы его книга стала чем-то вроде Бедекера для будущих русских путешественников и обеспечила их не только спутником по памятным литературным местам Европы, но и практическим руководством относительно затрат10. , во время английской части путешествия) указываются как в рублях, так и в местной валюте, чтобы читатель мог получить базовые знания об обменных курсах. Ниже мы предлагаем таблицу расходов, явно указанных в тексте и рассчитанных в рублях.

7Конечно, некоторые из этих расходов регистрируются более регулярно, чем другие, но в целом можно оценить общую сумму путем экстраполяции заявленных затрат. Точный маршрут путешественника и количество дней, которые он провел в разных местах, позволяют легко оценить оставшиеся цифры. Неудивительно, что для журнала путешествий Letters содержат очень подробные ссылки на транспорт, питание и проживание. Карамзин включает около 65% своих расходов на питание, около 80% транспортных расходов и почти все расходы на проживание.Можно подсчитать, что Карамзину пришлось заплатить около 400 рублей за вагоны, около 450 рублей за питание и около 130 рублей за проживание. Карамзин также упоминает 350 рублей, которые он потратил на осмотр достопримечательностей Женевы и Цюриха во время швейцарской части поездки. Как и в других случаях, реальная стоимость таких путешествий может быть несколько больше. Таким образом, эти базовые потребности путешественника составляли от 1500 до 1600 рублей.

График 1: Расходы Карамзина во время поездки в рублях (подробнее см. Таблицы 1 и 2 в Приложении)

Agrandir Original (jpeg, 108k)

Источники: Карамзин, Письма Русского путешественника (Л., 1948). Наши расчеты.

  • 11 Н.М. Карамзин, Письма русского путешественника (Л.: Наука, 1984) (…)
  • 12 См .: Родольф Боден, «Portrait du Voyageur en mangeur sensible: nourriture et pratique de consom» (…)

8 Прочие расходы учитываются менее систематически и могут быть реконструированы только приблизительно.Например, когда он останавливался в городе, Карамзин нанимал прислугу. Он говорит, что в Берлине и Париже ему приходилось платить им полрубля в день11. Если предположить, что в небольших городах прислуга была дешевле и что он нанимал их на половину своего пути, затраты на наемную помощь составили бы более сотни. руб. Точно так же путешественник выпивает значительное количество кофе и вина, которое не учитывается в его расчетах расходов на питание. Кофе может добавить к общей сумме несколько десятков рублей, так как цена чашки, которую он упоминает только один раз в путевых заметках, составляла 15 копеек.Стоимость вина была значительно выше. По санитарным причинам пить вино во время путешествий было необходимостью, а не роскошью. Карамзин употреблял вино как минимум из расчета полбутылки в день. Поскольку цена бутылки сильно различается в разных странах, невозможно подсчитать точную сумму. Однако даже если принять дешевую среднюю 40 копеек за бутылку, сумма приблизится к сотне рублей. Он также мог пить пиво, о чем он не упомянул, за исключением того времени, когда он находился в Англии, причина молчания, вероятно, связана с социальными представлениями; хотя он не стесняется упоминать «баваруаз», модный, но дешевый напиток, предлагаемый некоторыми современными авторами в качестве замены еды для людей со средним достатком.12

9 Карамзин также писал, что Париж был настолько грязным, что для передвижения по нему приходилось использовать карету или фиакр. Путешествие по городу кажется ежедневным расходом в Париже (а также в Берлине и Лондоне), но цена поездки может варьироваться от пятидесяти копеек до четырех рублей за поездку, поэтому диапазон возможных расходов широк. В любом случае они должны существенно сократить бюджет путешественника. По самым скромным подсчетам, сумма этих затрат составляет более трехсот рублей.

10Как можно судить по письмам, Карамзин был заядлым театралом. В Париже он, кажется, ежедневно ходит в театры, и у нас есть сведения о том, что он посещал спектакли в Берлине, Франкфурте, Страсбурге, Лондоне и других местах. Цена билета в Париже варьировалась от двух до трех рублей; в Германии это могло быть дешевле; в Лондоне путешественник заплатил более шести рублей, чтобы послушать «Мессию » Генделя в Вестминстерском аббатстве. У экскурсии тоже была своя цена — в одни места требовались экскурсии, в другие были билеты или входные билеты, иногда доходившие до десяти рублей.Затраты, которые упоминает Карамзин, составляют в сумме 35 рублей, но должны были быть значительно выше, а общая стоимость потребления продуктов высокой культуры составила более двухсот рублей (опять же, по заниженной оценке).

11 Путешественнику также приходилось иметь дело с регулярными расходами, стоимость которых раскрывается лишь изредка. Мы знаем, например, что он заплатил более шести рублей парикмахеру в Лондоне, где пробыл примерно четыре недели. Английские парикмахеры могли стать дорогими.Карамзин особо отмечает, что парижане были дешевле, но ему требовалось, чтобы эта услуга выполнялась почти каждый день его путешествия. Точно так же одна ванна, которую он принимал в Париже, стоила пятьдесят копеек, а другая, «русская», — два рубля. Мы не знаем, как часто он посещал бани и сколько платил, но это, несомненно, была еще одна регулярная необходимость. Также постоянно возникали мелкие и непредвиденные расходы: путешественнику приходилось платить таможенные пошлины и давать взятки таможенникам; он платил штрафы привратникам в городах, подавал милостыню нищим и покупал лимонад и мороженое в кофейнях.

  • 13 Он упомянул и другие покупки, но без точных цен. Карамзина, Письма Русского путешествия (…)

12Все эти виды расходов обсуждаются в тексте, но были и другие, о которых он вообще не упомянул. Карамзин избегал говорить о личных приобретениях, не имеющих практического значения для потенциальных читателей. Например, он ничего не говорит о покупке книг, за исключением того, что он приобрел у автора две рукописи Лафатера.13 Даже без показаний Глинки не было бы никаких сомнений в том, что такой страстный библиофил, как Карамзин, максимально воспользуется такой уникальной возможностью, чтобы пополнить свою библиотеку. В нескольких эпизодах своих Letters , путешественник изображает себя ищущим места, которые имеют особое значение для любителя литературы, и посещает их с соответствующими книгами в руках или в карманах. Скорее всего, купил их на месте. Также немыслимо, чтобы Карамзин более года путешествовал без покупки и ремонта предметов одежды, обуви, нижнего белья или средств личной гигиены.Ему также пришлось приобрести небольшие подарки для домов, которые он посетил во время путешествия. Мы, конечно, никогда не сможем подсчитать все расходы, которые Карамзин должен был понести и которые оставил незарегистрированными в книге.

13 Тем не менее, имеющаяся информация позволяет сделать некоторые предварительные и приблизительные расчеты. Можно утверждать, что Панофский был прав, и указанной Погодиным суммы в 1800 рублей было бы недостаточно. При этом общая стоимость поездки не была непомерной.По нашим оценкам, он находился в диапазоне от 2300 до 2700 рублей.

  • 14 Н.М. Карамзин, Письма к И.И. Дмитриеву [Письма И.И. Дмитриев] (СПб., 1866), 53.

14 Годовой доход Карамзина можно реконструировать с более высокой точностью. В марте 1795 года он продал свое имение трем братьям за 16 000 рублей. В письме своему другу Ивану Дмитриеву Карамзин признался, что не уверен, было ли решение о продаже удачным.14 Согласно последующим письмам Карамзина его старшему брату Василию, двое братьев, Василий и Александр, должны были заплатить ему по 5 500 рублей каждый за свою долю в имении. Остальные 5 000 причитал третий брат Федор.

  • 15 В.Э. Вацуро, «Письма Н.М. Карамзина к В.М. Карамзину [Письма Н.М. Карамзина В.М. Карамзин] , »(…)
  • 16 И.А.Булыгин, Положение крестьян и товарное производство в России, вторая половина XVIIIвека: (…)
  • 17 Этот принцип оценки использовался, когда дворянские поместья были приняты во владение (…)

15Карамзин предположил, что вместо того, чтобы полностью выплатить долг, братья могли отправлять ему 10 процентов процентов ежегодно, обеспечивая ему «надежный и беззаботный доход» 15. В противном случае он был готов принять платеж полностью и вложить средства в Москва.Процент от частных заемщиков, который он мог бы надеяться получить от этих инвестиций, составил бы те же 10 процентов16. Учитывая эту огромную разницу, неудивительно, что дворянство предпочитало частный банкинг. Годовой доход, который Карамзин планировал получить, будет примерно равен тому, который он получал до продажи от земли и крестьян. Традиционно стоимость имения рассчитывалась на основе оценки совокупного дохода за десятилетний период17. Таким образом, доход Карамзина за 1795 г. должен был составить, по его собственной оценке, около 1600 рублей.

  • 18 B.N. Миронов, Благосостояние населения и революции в имперской России: XVIII — начало XXвека (…)
  • 19 Б.Н. Миронова, Хлебные цены в России за две страны (XVIII — XIXвв) [Цены на хлеб в России за (…)
  • 20 Там же.

16Однако, если мы пытаемся восстановить номинальный доход Карамзина в 1789 году, когда он начинал свой путь, нам нужно дисконтировать его, используя индекс инфляции за эти шесть лет: примерно 14 процентов.18 Это означает, что чистая прибыль составляет около 1400 рублей. Кроме того, с 1769 года в России были две разные валюты с изменяющимся обменным курсом — серебряные рубли и ассигнации (бумажные рубли). Во время путешествий Карамзину приходилось пользоваться серебряными рублями — вывозить ассигнации за границу было незаконно, их нельзя было обменять на иностранную валюту. В то же время из-за серьезного дефицита серебра внутренние операции обычно проводились с использованием бумажных денег (если не указано иное) .19 Цена на рожь, которая была основным продуктом продаж на рынке, также учитывалась в бронзовых монетах. привязаны к стоимости ассигнаций.В то время как серебряный рубль был относительно стабильным, стоимость бумажных денег постепенно снижалась. В 1789 году, когда Карамзин уехал за границу, один бумажный рубль стоил 89 серебряных копеек, в 1795 году, когда он продал свою деревню, — 70,5 копеек20. Если перевести 1400 бумажных рублей в серебряные по курсу 1789 года, мы получим сумму от 1250 руб. Можно с некоторой уверенностью сказать, что доход Карамзина на момент выезда за границу составлял где-то от 1250 до 1350 рублей серебром.

  • 21 РГАДА, ф.(…)
  • 22 Аркадий Кахан, «Цена« вестернизации »в России: дворянство и экономика в восьмидесятых (…)
  • 23 См. Аркадий Кахан.

17Мы можем использовать другой метод, чтобы проверить этот расчет. После раздела отцовского имения Карамзин унаследовал треть села Знаменское или Карамзино и все село Ключевка. Согласно «Экономическим запискам » конца восемнадцатого века, основанным на переписи 1796 года, в первой деревне было 243 мужских крепостных («души»), а во второй — 141 крепостной.Число крепостных могло увеличиться за семь лет с 1789 г. из-за естественного прироста населения или уменьшиться из-за призыва в армию или эпидемий, но эти изменения не были бы существенными. Нетрудно подсчитать, что у Николая было около 220 крестьян-мужчин. Все крепостные в имениях Карамзина имели барщину ( на изделию ) 21, а средний доход от оброка в этом регионе составлял четыре рубля в год на крепостных мужчин в 1780-х годах и пять рублей в 1790-е годы22. помещики из барщины и оброка обычно были похожи, и мы можем экстраполировать имеющуюся информацию на поместья Карамзина.Этот тип экстраполяции традиционно используется историками экономики23

  • 24 Панофски ошибочно предполагает, что Карамзин продал своих крестьян, но не землю (Panofsky-Sörgel, N (…)

18 Если учесть 4,5 рубля дохода с одного крепостного мужчины на 1789 год, то общая сумма составит 1000 бумажных рублей. К этому следует добавить около 100 рублей годового дохода от мельницы, также принадлежавшей Карамзину, и неизвестную сумму от сдачи в аренду значительной площади незаселенной земли крестьянам, которые делили половину своей прибыли с помещиком.24 Было бы разумно ожидать, что этот источник дохода составлял от десяти до двадцати пяти процентов от общей суммы: меньше, чем это, сделало бы сумму незначительной и все предприятие по сдаче земли в аренду невыгодным; значительно большая сумма поставила бы под сомнение всю крепостную экономику. Полученная таким образом оценка годового дохода Карамзина составляет от 1250 до 1400 рублей серебром, что согласуется с предыдущей оценкой.

  • 25 Вацуро, «Письма Н.М.Карамзина к В.М. Карамзину , ”81.
  • Карамзина 26, Письма к И.И. Дмитриеву , 79.
  • Барсков 27, Переписка московских масонов XVIIIвека , 3.

19 Конечно, все эти реконструкции являются приблизительными и предварительными, часто основанными на средних оценках и приблизительных оценках. Однако они позволяют нам определить категории доходов, к которым принадлежал Карамзин, и сравнить их с его финансовым положением за рубежом.Для неработающего дворянина, живущего в Москве, где он не мог полагаться на продукцию своей земли и услуги, предоставляемые его крепостными, было дорого, особенно с учетом того, что Карамзин обязался поддерживать семью Плещеева, с которой он установил более близкие эмоциональные отношения. связь, чем с его братьями. В 1795 году Карамзин написал Василию с просьбой срочно прислать ему 2 000 рублей долга, чтобы дать ему возможность одолжить деньги Александру Плещееву. По словам нескольких мемуаристов, Карамзин никогда не просил денег обратно и не получал их.Позже он написал Дмитриеву, что был бы счастлив отдать все, что у него было, и работать день и ночь, чтобы прокормиться, если бы это могло помочь Плещеевым выпутаться из своих долгов26. Это был не первый такой случай. В июле 1790 года в письме, отправленном в Лондон, жена Плещеева Анастасия обвинила Карамзина в намеренном сокрытии своего адреса, чтобы лишить их возможности вернуть заемные деньги27. чтобы получить аванс в счет своего будущего дохода перед отъездом из России, кажется очевидным, что он не смог накопить достаточную сумму денег для своего путешествия.

20 Таким образом, цифра, данная Погодиным, выглядит правдоподобной. В распоряжении Карамзина могла быть сумма в 1800 рублей. Чтобы получить его, ему пришлось бы либо занять сумму, примерно равную его доходу за полтора года, либо — что кажется более вероятным — дополнить свой годовой доход несколькими сотнями рублей из своих сбережений. Однако, по нашим подсчетам, ему не хватило от 600 до 900 рублей. Этот пробел позволяет нам интерпретировать свидетельства Глинки таким образом, чтобы не противоречить информации, данной другими мемуаристами.Карамзин оплачивал примерно от 60 до 75 процентов своих расходов из кармана, но по-прежнему нуждался в скромной субсидии или ссуде. Он стремился написать путеводитель в форме личного рассказа о путешествиях. Поскольку грандиозное путешествие, которое он предпринял, было доступно в основном тем, чьи средства были выше, чем те, которые были у него в распоряжении, ему, скорее всего, требовалось больше денег для своего путешествия, чем он мог вложить в него.

21 Стоит отметить, что Карамзин на самом деле не сказал Глинке, что его путешествие финансировалось масонами, а только то, что Дружественное образованное общество предоставило ему суточные на трехразовое питание.Сумма, которую он потратил на еду во время путешествия, составила около 450 рублей, и его пребывание за границей изначально планировалось на более длительный период, чем оно длилось на самом деле, поэтому необходимая субсидия могла покрыть именно такие расходы.

  • 28 Там же.
  • 29 E.K. Рыкова, Творчество вторичных писателей Екатерининской эпохи: Иван Петрович Тургенев, (…)

22 Еще одна деталь из рассказа Глинки требует пояснения.К тому времени, когда Карамзин уехал из России, Дружественное образованное общество обанкротилось, а его лидеры вступили в ряд конфликтов друг с другом, граничащих с откровенной враждебностью28. Однако общество продолжало отправлять пенсионеров за границу, в основном за счет частных благотворителей действует от имени Общества. Новиков профинансировал поездки Михаила Багрянского, Лопухина Максима Невзорова и Василия Колокольникова. Если мы будем придерживаться этого мнения, наиболее вероятным кандидатом на спонсорство Карамзина был бы Иван Тургенев.Тургенев происходил из той же области, что и Карамзин (Симбирск), и был покровителем Карамзина. Он привез молодого человека из Симбирска в Москву и познакомил с членами кружка розенкрейцеров. Он также был давним корреспондентом и другом Лафатера. Карамзин переписывался с Лафатером, планировал нанести ему визит с самого начала своего путешествия и виделся со швейцарским мыслителем почти ежедневно во время его пребывания в Цюрихе. С помощью Лафатера Карамзину удалось найти подходящего швейцарского наставника для старших сыновей Тургенева.29 Позже Карамзин навестил Тургенева в ссылке в селе Симбирск.

23 Этот вид благотворительности был характерен и для Тургенева. В начале XIX века Тургенев спонсировал исследования Андрея Кайсарова в Геттингенском университете. По понятным причинам Карамзин мог не захотеть называть Тургенева по имени во время разговора с Глинкой, а вместо этого решил обратиться к ученому обществу в целом, не слишком искажая правду.Он также мог искренне заявить, что его путешествие было самофинансированным, тем более что вполне возможно, что он действительно выплатил ссуду по возвращении. В то же время он мог гордиться бережливостью, которая позволила ему приобрести библиотеку.

  • 30 Зорин А.Л., Появление героя (М.: НЛО, 2016).

24 Письма русского путешественника должны были служить не только книгой практических советов.Что еще более важно, автор имел в виду, что это универсальное руководство по установкам и чувствам30. В своих письмах , , , рассказчик говорит о конкретном воплощении духа финансов — путешествиях или дорогах, деньгах. Этот аспект проблемы не так тривиален, как может показаться на первый взгляд, поскольку он помогает объяснить особое внимание Карамзина к финансовым операциям. Прежде всего, путешественник постоянно рискует столкнуться с проблемой безденежья, что особенно остро стоит вдали от дома.Кроме того, он должен охранять деньги, которые берет с собой, сохранять их во время путешествий, носить их с собой и обменивать на местную валюту. Интенсивность, с которой Карамзин упоминает деньги, колеблется в соответствии с определенной закономерностью: например, в Швейцарии, где он остается на одном месте в течение длительного периода, она резко падает.

  • 31 Panofsky ‑ Sörgel, Николай Михайлович Карамзин в Германии , 66.
  • 32 Карамзина, Письма Русского путешественника , 396, et passim .
  • 33 Там же, 61.
  • 34 Панофский ссылается на заявление Карамзина о том, что он опасался ограбления в Пруссии, поскольку у него были все его (…)

25 По словам Герды Панофски, «какими бы средствами Карамзин ни располагал во время поездки, он, по всей видимости, нес всю сумму при себе.31 Это, конечно, не так. Помимо очевидных соображений безопасности, ношение металлических монет привело к значительным физическим ограничениям на количество денег, которое путешественник мог взять с собой — по весу и по размеру.32 Более того, Карамзин прямо заявляет, что в Лейпциге он встретил г-на Мелли, молодого женевца. для которого он получил письмо из Петербурга от английского купца Ш. Мистер Мелли пообещал путешественнику обналичить один из его «переводных векселей» и обменять другой. У Карамзина был голландский вексель, и ему был нужен французский.33 Путешественник, очевидно, положил свои деньги в Москве английскому купцу, который открыл ему кредитную линию. Карамзин упоминает о посещении банкиров с той же целью также во Франкфурте и Лондоне. Когда он говорит о французском «переводном векселе», вполне вероятно, что он использовал или, по крайней мере, планировал использовать ту же услугу в Страсбурге или Париже. 34

  • 35 Ключкин, «Сентиментальная коммерция…»

26 Перцептивный анализ отношения Карамзина к коммерческой деятельности был предложен Константином Ключкиным в статье «Сентиментальная коммерция.По словам Ключкина, Карамзину удалось установить денежный эквивалент пережитым эмоциям. Однако этот аргумент подрывается тем, что Ключкин настаивает на том, что экономическая мысль Карамзина должна быть связана с меркантилистской теорией35. На самом деле восхищение Карамзина торговлей и коммерцией во всех отношениях противоположно меркантилизму с его упором на протекционистскую политику, подразумевающую, что Правительство должно попытаться накопить огромные резервы золота и серебра, поощряя экспорт и препятствуя импорту, ограничивая потребление с помощью нетарифных барьеров и запрещая экспорт драгоценных металлов.Напротив, экономическая философия русского путешественника значительно ближе к защите свободной торговли, сформулированной Адамом Смитом в Богатство народов .

  • 36 Ричард Пайпс, «Предпосылки и развитие политических идей Карамзина вплоть до 1810 года», в Н. М. Кара (…)
  • 37 Карамзин, Воспоминания о Древней и современной Руси , 243.

27В предисловии к публикации Карамзина «Воспоминания о древней и современной России» в 1959 году Ричард Пайпс показал, что экономические взгляды Карамзина «были заимствованы западными либеральными экономистами, идеи которых получили широкое распространение в России при Екатерине II.36 В 1811 году Карамзин в своих «Воспоминаниях» нанес сокрушительную атаку на финансовую политику Сперанского именно потому, что она имела привкус меркантилизма. Столкнувшись с растущим бюджетным дефицитом и безудержной инфляцией бумажных денег, Сперанский убедил Александра провозгласить в манифесте от 2 февраля 1810 года, что ассигнования не являются деньгами, а представляют собой форму внутреннего долга государства37. это рассуждение свидетельствует о полном непонимании основных принципов финансов:

Стоимость самого золота гораздо более мнимая, чем внутренняя.Кто променял бы зимой теплую рубашку на золотые бусы, если бы последние ценились целиком за их полезность? Но я отказываюсь от рубашки и принимаю бусы, когда могу обойтись без рубашки и использовать бусы, чтобы купить пальто. Если я смогу достать пальто и за листок бумаги, тогда бумага и бусинки для меня равноценны. Ассигнаты теряют в стоимости, потому что их много, равно как и золото и серебро38

28Карамзин здесь строго следует линии атаки Смита против меркантилистов, придававших металлу особое значение.Как и Смит, Карамзин на самом деле предпочитает бумагу — лист бумаги, подписанный английским купцом в Москве, определяет стоимость труда крепостных в Симбирской губернии и конвертирует ее в серебряные монеты, выплачиваемые гребцам, перевозящим путешественника из Лондона в Гринвич. В заключительной части писем русского путешественника , посвященной Англии, содержится особая песнь о силе и полезности обменных векселей:

  • 39 Карамзин, Письма русского путешественника , 413.

Смотрим, смотрим вокруг. Мы думаем и восхваляем чудесное изобретение денег, которое творит столько чудес в мире и дает столько преимуществ в жизни. Кусок золота, нет, даже лучше: листок бумаги, отправленный из Москвы в Лондон, — как некий волшебный талисман, дающий нам власть над людьми и вещами: мне нужно только желать, и мое желание исполняется; Я говорю: «Сделай это», и дело сделано; все вроде как ждет моего заказа39

29 Разные валюты служат не только волшебными инструментами, связывающими страны вместе, но и важными проявлениями национальных культур.В сборнике Letters , включенных в статью «Lettre au Spectateur sur la littérature russe», опубликованную в 1797 году в гамбургском франкоязычном журнале Le Spectateur du Nord , Карамзин писал:

  • 40 Карамзина, Письма Русского путешественника , 462.

J’ai vu les premières nation de l’Europe, leurs mœurs, leurs usages et ces nuances de caractère, qui résultent du climat, des différents degrés de civilization et surtout de la forme du gouvernement; je l’ai vu et j’ai appris à être plus réservé dans mes jugements sur le mérite et le démérite des peuples entiers.40

  • 41 Андреас Шенле, Подлинность и вымысел в русской литературной поездке 1800–1840 (Кембридж, Массачусетс (…)

30 Европа концептуализируется здесь как континуум национальной политики тела, наделенной их собственными характерами, нравами и обычаями, сформированными географическими, культурными и политическими факторами. Это восприятие придавало особое значение как границам между народами, так и процессу их пересечения.41 Самобытные национальные персонажи, столь ценимые Карамзином, не могли существовать без путешественников-космополитов, способных перемещаться между разными странами и сравнивать их. Обмен валюты стал механизмом, который сделал возможным такое движение.

  • 42 Карамзина, Письма русского путешественника , 27.
  • 43 Там же, 28.

31Карамзин пересек свою первую культурную границу, прежде чем перешел политическую.Две части одного исторического города Нарвы, разделенные рекой, принадлежали двум разным культурным мирам: одна была «немецкого характера», другая, «правильнее называвшаяся Ивангородом», — русской. «Раньше здесь была наша граница. «О, Петр, Петр!» 42 Интонация рассказчика здесь отмечена характерной двусмысленностью Карамзина. Невозможно сказать, восхищается ли он гением Петра, расширившего имперские границы, или осуждает аннексию чужих территорий, нарушившую этнокультурное единство политического тела.Возможно, он выразил обе эти эмоции одновременно. В Риге Карамзин отмечал неоднозначный характер города: «Куда бы вы ни пошли, вы слышите немецкий, иногда русский, и везде востребованы талеры, а не рубли» 43. Язык и валюта в равной мере дают понять путешественник, в какую часть мира он на самом деле вошел.

32 Такой подход к финансовым операциям мог быть, по крайней мере, частично ответственен за филосемитизм Карамзина, столь нехарактерный для русской знати того периода.В Letters он дает весьма нетрадиционный портрет еврейского меновщика, который, помимо французских талеров, страстно восхваляет Мендельсона, «Сократа и Платона наших дней». Карамзин также сочувственно рассказал о финансовых рычагах, которыми пользовалась еврейская община во Франкфурте, где им удалось убедить директора театра исключить из репертуара шекспировского Венецианского купца после первого спектакля, пригрозив ему бойкотом. театр.

  • 44 Джеймс Оттесон, Рынок жизни Адама Смита (Cambridge UP, 2002).

33 С этой точки зрения мы можем увидеть логику «обмена денег на эмоции и эмоции на деньги», столь исчерпывающе продемонстрированную Константином Ключкиным. Карамзин, кажется, один из очень немногих читателей Адама Смита, которым удалось проследить связь между двумя основными работами Смита. В «Теории нравственных чувств» Смит определяет всеобщее сочувствие среди людей как источник морального суждения, а в «Богатстве народов » описывает индивидуальный поиск прибыли как самый мощный двигатель всеобщего процветания.В течение двух столетий ученые рассматривали эти две модели как очевидное противоречие, известное как «проблема Адама Смита». Лишь недавно интеллектуальная история начала серьезно заниматься этим в надежде установить логическую связь между двумя основными работами шотландского мыслителя44.

34 Согласно Джеймсу Оттесону, предложившему наиболее убедительное решение «проблемы Смита» в Теории моральных чувств Смит

показывает, как система моральных стандартов развивается как непреднамеренный результат бесчисленных свободных обменов людьми друг с другом своими суждениями о мотивах и действиях друг друга.[…] Смит считает, что эта рыночная модель применима к человеческим институтам в целом, будь то языки, моральные стандарты или рынки. Все они представляют собой системы порядка, непреднамеренно являющиеся результатом желаний, решений и действий отдельных лиц45.

.

35 Ученый прямо говорит о «валютах» таких рыночных обменов: в морали это «личные чувства и моральные суждения», в экономике — «частные товары и услуги», на языках — «слова, идеи и желания».”46

36 Кажется, что Карамзину удалось понять эту связь с самого начала, и в « Письмах русского путешественника » приводится тематическое исследование взаимосвязи между моральными чувствами и финансовыми операциями.

  • 47 Ю.М. Лотман, О Карамзине [О Карамзине] (СПб., «Искусство», 1997), 189.
  • 48 Клейн, «Между Аполлоном и Фортуной…», 199.

37 Эта перспектива позволяет нам заняться еще одним важным вопросом биографии Карамзина, а также истории русской литературы в целом. Несколько авторов, в том числе такие ведущие исследователи русской литературы XVIII века, как Григорий Гуковский и Юрий Лотман, утверждали, что Карамзин был одним из первых, если не первым, профессиональным писателем в истории русской письменности, сделавшим «письменность главным источником письменности». Его жизнь »47. Эта точка зрения была решительно опровергнута Иоахимом Кляйном, который утверждал, что такой профессионализм« был невозможен, поскольку в то время не существовало литературного рынка », и ситуация начала постепенно меняться только в начале XIX века.48 И снова обе стороны излагают свои позиции без обсуждения реальных цифр, что подрывает обоснованность их оценок. Также важно отметить, что этот вопрос имеет два взаимосвязанных, но не идентичных аспекта: фактическая структура доходов Карамзина, с одной стороны, и, с другой стороны, его собственное восприятие своего статуса как писателя и важности литературной деятельности. работать на его финансовое благополучие.

38 В предыдущем разделе мы установили, что годовой доход Карамзина от его имения находился в диапазоне 1250–1350 серебряных рублей, что в то время составляло около 1400-1500 бумажных рублей и, скорее всего, было ближе к нижнему значению в этом диапазоне. .К сожалению, в отличие от периода его путешествий, мы не можем дать даже приблизительную оценку его расходов в России. В 1790-е годы Карамзин несколько раз останавливался у Плещеевых на длительные периоды, и мы не знаем, каковы были их финансовые дела. Тем не менее, кажется невероятным, что Карамзин не будет вносить вклад в семейный бюджет, а вместо этого будет полагаться на своих хозяев в вопросах питания и жилья, тем более, что положение Плещеевых было довольно шатким. Информация о гонорарах Карамзина за его литературную работу также недоступна, но мы можем попытаться реконструировать, основываясь на сопоставимых случаях и косвенных доказательствах.

39Карамзин начал свою литературную карьеру в качестве соредактора Детское чтение — журнала для детей, издаваемого Новиковым. Уже после отъезда в Европу Карамзин представлял себе журнал, который он мог бы начать издавать сам после возвращения. Планируя эту публикацию, он также рассматривал вероятность ее коммерческого успеха. В августе 1789 года он составил служебную записку для Лафатера, который был заинтересован в изучении возможностей распространения книг в России.В этом документе Карамзин пригласил известного швейцарского мыслителя внести свой вклад в будущее периодическое издание:

  • 49 Карамзина, Письма Русского путешественника , 495‑496.

Мы можем сделать это так, как мне кажется лучше и прибыльнее. Сразу по возвращении в Москву начну выпускать периодическое издание. У меня есть основания полагать, что недостатка в подписчиках не будет.Что бы вы сказали, если бы я опубликовал ваши отрывки, как вы присылаете их мне, в ежемесячном журнале. […] Я буду отправлять в Цюрих ежегодно определенную сумму в зависимости от роста или уменьшения количества подписчиков; Первое кажется мне гораздо более вероятным. Таким образом, вы окажете гораздо большее влияние на развитие русских умов, поскольку ваши работы в ежемесячном журнале дойдут до большего числа рук и будут более читаемы, чем если бы они были опубликованы в отдельной книге49.

40Карамзин понимал, что Лаватер в первую очередь заинтересован в оказании морального влияния, но считал, что прибыльность является важным вопросом, и надеялся увеличить тираж своего журнала, публикуя в нем труды одного из самых известных европейских мыслителей.Некоторые мемуаристы утверждали, что он видел в своей будущей публикации шанс улучшить свое материальное положение. Сначала его успех в этом начинании был в лучшем случае условным, но постепенно он завоевал литературную репутацию, которая была важна не только для его статуса, но и для его кармана.

41 Стандартное финансовое соглашение для публикации периодического издания в конце восемнадцатого века включало годовой контракт между владельцем или менеджером типографии и редактором.Согласно этому контракту, издатель выплачивал ежегодный гонорар редактору, который, в свою очередь, гарантировал ему определенное количество текста через регулярные и определенные промежутки времени. Сумма денег, выплачиваемая редактору, зависела от предполагаемого количества подписчиков, а также от стоимости подписки. В конце года контракт может быть пересмотрен в зависимости от успеха публикации.

  • 50 Карамзина, Письма к И.И. Дмитриеву , 30.
  • 51 А. Неустроев, Историческое разыскание о русских повторяющихся изданиях и сборниках на 1703‑180 (…)

42 Разумно предположить, что Карамзин придерживался аналогичной схемы при публикации своего Московского журнала . Летом 1792 года он написал своему другу Дмитриеву, что «подписчики вынудили его» покинуть деревню и лично предстать перед Окороковым и работниками его типографии.50 Василий Окороков руководил университетской типографией, в которой издавался журнал Карамзина, с момента прекращения аренды Новикова в 1789 году. Видно, что он вызвал редактора, чтобы обеспечить выполнение обязательств перед подписчиками. К тому времени Карамзин уже чувствовал, что журнал — это обуза. Октябрьский и ноябрьский выпуски этого года были опубликованы под одной обложкой, а в декабрьском выпуске, который появился только после 1793 года, Карамзин сообщил читателям, что издание журнала будет остановлено, сказав: «Мои обязательства выполнены. .Я свободен ».51

  • 52 Лист принтера ( печатный список ) — стандартная единица измерения, обычно используемая в течение восьми (…)
  • 53 A.T. Болотов, Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанный самим для своих потомков [Лиф (…)
  • 54 А.Ю. Самарин, Читатель в России во второй половине XVIIIвека …)
  • 55 Болотова, 859.

43 Двенадцатью годами ранее Кристиан Ридигер, арендовавший университетскую типографию в 1770-х годах, предложил двести рублей в год совершенно неизвестному провинциальному дворянину Андрею Болотову за журнал Сельский житель . Болотов должен был еженедельно предоставлять печатный лист 52 и платить 3,5 рубля за подписку. Проект не сработал по плану, так как исходное количество подписчиков составляло всего восемьдесят53 и никогда не превышало сотни.54 Публикация прекратилась через год, вероятно, также из-за передачи аренды типографии от Ридигера к Новикову. Новиков, однако, очень заинтересовался этим предприятием и пообещал Болотову платить ему вдвое больше, чем «немецкий ( nemtchina ) Ридигер», но также попросил редактора удвоить количество публикуемых материалов до двух листов в неделю. 55

  • 56 Самарин, Читатель в России во второй половине XVIIIвека , 220.
  • 57 Неустроев, Историческое разыскание о русских повторяющихся изданиях , 693.

44Болотов с готовностью согласился на это предложение, и новый Экономический журнал оказался огромным успехом. Новикову удалось мобилизовать свою масонскую сеть и на начальном этапе привлечь почти четыреста подписчиков56; число продолжило расти после запуска публикации. Экономический журнал продолжал печататься в течение десяти лет, с дополнительными тиражами некоторых из более ранних выпусков.Каждый год Болотов выпускал ровно 104 листа текста. Эта сумма обычно считалась стандартной для журнала. Редакция журнала «Чтение для вкуса, разума у ​​чувств, » объяснила читателям, что они иногда публикуют очень длинные тексты, потому что нелегко найти материал для чтения объемом 104 листа, который был как хорошие, так и короткие каждый год 57

  • 58 Там же., 700.
  • 59 Карамзина, Письма Русского путешественника , 609.
  • 60 Миронов, Хлебные цены в России за две столицы , 37.

45Карамзин обещал чуть меньше. Он рекламировал ежемесячную публикацию более 100 страниц в октаво58, что составило бы примерно семь печатных листов в месяц или 84 листа в год. Однако он выпустил 88 листов в первый год Московского журнала и 93 во второй, последний год.В отличие от Болотова, Карамзин не был неизвестной фигурой в мире журналистики. Он был молодым, но опытным редактором с историей успеха с предыдущей публикацией ( Детское чтение, ), , — рассказом о личных поездках за границу в ожидании публикации и обязательством внести свой вклад в его журнал со стороны ведущих поэтов того времени, таких как Державин и Херасков. Окороков, руководитель типографии, был близок к Новикову59 и, безусловно, знал о потенциале Карамзина как начинающего редактора.Учитывая уровень инфляции, который составлял примерно 17% в период с 1779 по 1791 год60, было бы разумно предположить, что Карамзину предлагали по крайней мере не меньше, чем Болотову двенадцатью годами ранее.

  • 61 Неустроев, Историческое разыскание о русских повторяющихся изданиях , 702.

46 Первоначальный успех Карамзина был в лучшем случае смешанным.Он надеялся иметь 500 подписчиков, 61, но сумел привлечь , только 258 за первый год и 297 за второй. Москвичам платили пять рублей за годовую подписку, абоненты за пределами Москвы платили семь. Два дополнительных рубля, скорее всего, отражали средние транспортные расходы. Валовая выручка Окорокова за первый год составила бы более 1300 рублей, за второй — более 1500 (некоторые читатели могли приобретать номера журнала по частям в книжном магазине типографии, без подписки).Косвенные свидетельства также позволяют нам очень грубо оценить расходы на публикацию.

  • 62 А.Ю. Самарин, Типографщики и книги [Типографы и читатели] (М.: Пашков дом, 2015 (…)
  • 63 Там же, 153.

47 В недавней монографии Александр Самарин проанализировал издательскую историю «Всемирный путешественник » [ The Global Traveler ] — 27-томного перевода очень популярного Le voyageur François Джозефа де ла Порта. Якова Булгакова.Стоимость одного печатного листа в томах 4-11 этого издания, опубликованного между 1779 и 1782 годами, составляла примерно одиннадцать рублей, причем три из них покрывали расходы на бумагу.62 Global Traveler выходил тиражом в тысячу экземпляров, причем около четырех процентов из них напечатаны на очень дорогой бумаге. Для сравнения: стоимость публикации «Описание российского императорского города Санкт-Петербурга » Иоганна Георгия, появившегося в 1794 году, составила 642,86 рубля за 1162 копии 791 страницы в октаво, т.е.е. 50 листов для принтера.63 Если для сравнения мы посчитаем стоимость 1000 копий, она составит примерно 12 рублей за лист принтера. Оба выпуска вышли в Санкт-Петербурге.

  • 64 Карамзин, Письма к И.И. Дмитриеву , 23‑24.

48Цены в Москве могли быть немного ниже, а при количестве подписчиков менее 300 Карамзину нужно было в три-четыре раза меньше бумаги, чем Булгакову или Георгию.Бумага, которую он использовал для Московский журнал , была более или менее того же качества, что и бумага, используемая для более дешевой версии The Global Traveler или Georgi Description , так что оценка расходов на публикацию в пределах 10 ‑11 рублей за лист было бы вполне реально. Когда мы учитываем гонорар редактора, мы видим, что общие расходы Окорокова могут позволить ему выйти на уровень безубыточности или получить маржинальную прибыль или маржинальные убытки от выпуска Московского журнала .Эта оценка подтверждается первоначальным нежеланием Окорокова продлевать контракт с Карамзиным еще на год. Переписка Карамзина с Дмитриевым показывает, что решение о том, что Московский журнал продолжит выходить в 1792 году, было принято только в ноябре 1791 года64. Маловероятно, что издатель рассмотрит вопрос о прекращении прибыльного предприятия или что он решит поторопиться с деньгами. потеря публикации.

49 Если наша реконструкция верна, сумма в 350–400 рублей, полученных Карамзиным за редактирование Московский журнал , с добавлением примерно 1300–1400 рублей, внесенных его имением, составит от 20 до 25 процентов его стоимости. общий бюджет.Это немалая доля от общего дохода, но не та, которая могла бы квалифицировать Карамзина как профессионального литератора и, возможно, не тот результат, которого он надеялся достичь. Однако эта почти неудача не помешала молодому автору преследовать свои цели.

50Как мы можем судить из процитированного выше письма к Лаватеру, с самых ранних этапов его литературной карьеры, возможно, начиная с его работы над Детское чтение , Карамзин считал коммерческий успех важным аспектом профессиональной литературной деятельности . В девятнадцатом веке он повторил это видение в своей знаменитой статье «О книжной торговле и любви к чтению в России», опубликованной в последнем редактируемом им журнале Вестник Европы [ Вестник Европы ]. Его письма своему другу, поэту Ивану Дмитриеву, написанные в 1790-х годах, изобилуют замечаниями о необходимости писать, редактировать и переводить, чтобы быть экономически жизнеспособными. Эти заявления можно даже назвать декларациями литературного профессионализма.

  • 65 Там же., 29.
  • 66 Там же, 31.
  • 67 Там же, 63.

51 В 1792 году, когда Дмитриев решил издать сборник песен, Карамзин написал ему: «Какая странная идея […] Кому ты хочешь служить? Если это ваш карман, это хорошо; но правильно ли вы так думаете? »65 Однако уже в следующем письме он сообщил своему корреспонденту, что посылает ему« для пополнения своего кошелька »песни Юрия Нелединского-Мельцкого, самого популярного русского писателя-работника. в этом жанре.Карамзин посоветовал Дмитриеву «издать сборник и собрать деньги у публики» 66. В декабре 1795 года Карамзин рассказал своему другу о плане издавать ежегодный сборник лучших русских стихов и сообщил, что несколько ныне живущих поэтов были очень довольны этим планом. . «Менеджеры типографии, — добавил он, описывая коммерческий потенциал проекта, — тоже довольны». 67

52 В августе 1797 года Карамзин написал Дмитриеву, что все его имущество арестовано, потому что десятью годами ранее он согласился выступить поручителем по долгам Новикова:

Можете ли вы поверить, что меня это не беспокоило? Если бы только Плещеевы могли освободиться от долгов, я бы согласился работать день и ночь, чтобы прокормиться.68

  • 69 Там же, 84.
  • 70 Там же, 93.
  • 71 Там же, 99.

53 Очевидно, он имел в виду литературное произведение. В декабре того же года он жаловался, что его отвлекали, когда ему приходилось «работать, чтобы держать казну полной, переводить и собирать материалы для учебников» 69. В марте 1798 года он снова повторил, что ему нужно «переводить, чтобы сохранить казну». полный »и описал своему другу« потрясающий план »для« Пантеона иностранной литературы »70, который, как он объяснил позже, публиковался« не для университета, а для общественности.71 Однажды, разочарованный цензурой и общей ситуацией в русской литературе времен Павла I, Карамзин пожаловался, что

, если бы личные обстоятельства не заставили его иметь дело с типографиями, он бы положил руку на алтарь муз и дал бы горькую клятву никогда не служить им ни оригинальными произведениями, ни переводами.72

Мы могли бы привести больше доказательств, соответствующих этой схеме.

54 Чтобы опровергнуть утверждения о том, что Карамзин был профессиональным литератором, Клейн цитирует свое письмо Дмитриеву от 3 июня 1798 г .:

Я смеялся над твоей мыслью жить переводами! Русская литература идет попрошайничеством с сумкой и тростью: от этого мало пользы! Не возражайте против того, что я боюсь обзавестись в вас соперником; Как опытный переводчик, могу вам сказать, вы мне не помешаете.Публикую Пантеон ; вы можете опубликовать Polytheon . Каждый из нас может пройти свой маленький путь. Проблема в том, что издатели со своими типографиями не становятся богаче, поэтому они недовольны переводчиками.73

  • 74 Клейн, «Между Аполлоном и Фортуной…», 198.

55По словам Кляйна, это письмо позволяет нам «с уверенностью установить, что деятельность Карамзина как переводчика не была прибыльной.74 Это утверждение, однако, основано на недоразумении. В то время Дмитриев занимал должность главы департамента Сената. Он разочаровался в своей карьере на государственной службе и собирался выйти на пенсию. Карамзин считал своим долгом отговорить своего друга отказаться от выдающегося положения, которое обеспечивало ему надежный источник дохода в непонятной судьбе профессионального литератора. Он также хотел заверить Дмитриева, что его совет не был вызван страхом конкуренции.В то же время сам факт того, что Дмитриев рассматривал такой вариант возможной смены карьеры, ясно указывает на то, что он считал путь профессионального литератора экономически жизнеспособным и считал карьеру своего друга Карамзина в этой области историей успеха. Нет никаких сомнений в том, что эта оценка была точной.

  • 75 Там же, 197.
  • 76 Карамзина, Письма к И.И.Дмитриеву , 56‑57.
  • 77 Там же, 59.
  • 78 Там же, 70.

56 В своей переписке Карамзин четко формулирует свою личность как an homme de lettres , но это не обязательно доказывает, что он был таковым. Как указывает Кляйн, автор не предоставил информации о фактическом коммерческом успехе своих книг75. Однако опять же сопоставимые данные позволяют нам сделать предварительные расчеты.В отличие от редакторов журналов, которые обычно получали фиксированные годовые выплаты от издателей, авторы и переводчики книг получали вознаграждение на основе фактических доходов от продаж. В июле 1795 года Карамзин сказал Дмитриеву, что его книга « И мои бездельки » издается, и пообещал, что расплатится с издателями, а затем пришлет деньги своему другу. Уже в августе Карамзин написал, что весь тираж книги разошелся, и Дмитриев получит четыреста рублей.76 Тираж обошелся Дмитриеву в 120 рублей, 77, что означает, что его прибыль составила 280 рублей. Стоит отметить, что за вышеупомянутый сборник песен Дмитриев получил 200 рублей78

  • 79 Самарин, Типографщики и книги , 59.

57Дмитриев имел репутацию поэта. Его стихотворение 1791 года «Модная жена», которое Карамзин опубликовал в журнале « Московский журнал», , вызвало даже незначительную сенсацию.Однако его литературная популярность значительно отставала от растущей известности его друга, о чем свидетельствует несоответствие в частоте переиздания произведений каждого человека. Сам Дмитриев это прекрасно понимал: он назвал свою книгу и мелочи мои после того, как Карамзин выпустил двухтомник под названием мелочи мои . Можно с высокой степенью уверенности заявить, что вознаграждение Карамзина за книги сопоставимого размера будет, по крайней мере, незначительно выше, чем у Дмитриева, и, скорее всего, значительно выше.Стоит добавить, что каждое переиздание стоило существенно меньше оригинальной копии, что приводило к большей прибыли, а переводы обычно ценились выше, чем оригинальные работы. В 1778 году Новиков предложил Булгакову двести рублей двадцать пять бесплатных экземпляров за перевод одного тома The Global Traveler . Если публикация окажется успешной, Новиков был готов разделить половину прибыли с переводчиком, но Булгаков счел такие условия несправедливыми и отклонил предложение.79 Эти предположения дают нам представление о доходах Карамзина от его литературных произведений.

* * *

  • 80 Карамзин, Письма к И.И. Дмитриеву , 38-41.
  • 81 Н.В. Губерти, Историко-литературные и библиографические материалы [Историко-литературные и библиографические (…)

58 В течение года после прекращения выпуска Московского журнала , в конце 1792 года Карамзин не публиковал никаких новых произведений.У него не было намерения отказываться от своих литературных занятий, но он вырабатывал стратегию, гарантирующую, что его новое предприятие в области литературы увенчается большим успехом. В июне 1793 года он выразил заинтересованность в покупке металлических типов у типографа Иоганна Шнорра, но к концу июля решил отложить приобретение80. В январе 1794 года он опубликовал первую часть альманаха, Aglaia , за которой последовали два тома . Мои мелочи и первая часть перевода рассказов Мармонтеля : всего четыре основных тома за один год.«Писатель, новый, но любимый всеми нами, наконец появился снова после года мучений публики, заставляя ее с нетерпением ждать», — отметил Болотов81.

  • 82 С.Н. Пономарев, Материалы для библиографии литературы о Карамзине, к столетию его литературной дей (…)

59 Дальнейшую карьеру Карамзина как писателя можно условно разделить на два периода: один с 1794 по 1800 год, другой с 1801 по 1803 год или 1804 год, когда он был назначен на должность официального историографа и начал работать над своим великим произведением.В 1794–1800 гг. Он издал, в том числе переиздания, двадцать основных томов литературных альманахов, сборники своих произведений и переводов, а также восемь томов отдельных сочинений и начало второго тиража « Детское чтение, », которое не было завершено до 1803.82 г. Карамзин не был единственным правообладателем журнала, но его доля в прибыли должна была быть значительной: существовавший русский детский журнал продолжал пользоваться большим спросом и снова переиздавался в 1819–1820 гг.

  • 83 Карамзин, Письма к И.И. Дмитриеву , 51.
  • 84 Губерти, Историко-литературные и библиографические материалы , 23.
  • 85 Карамзин, Письма к И.И. Дмитриеву, , 102. См. Также Клейн, Между Аполлоном и Фортуной…, 197.

60 Весь 1795 год Карамзин, как он выразился, тоже «работал на Ридигера.83 Кристиан Ридигер, восстановивший контроль над университетской типографией, нанял писателя для редактирования колонки «Разное» в газете « Московские ведомости», , которая в то время выходила дважды в неделю. Карамзин опубликовал 169 статей для всех 102 номеров газеты. По словам Болотова, «книготорговец Ридигер решил привлечь более широкую читательскую аудиторию, приложив к каждому номеру несколько небольших статей под названием« Miscellania », и убедил молодого писателя Карамзина, который, однако, к тому времени уже прославился, взять на себя эту книгу. проект закупки материалов для него.84 Учитывая, что тираж Московских ведомостей составил более 4 000 экземпляров, гонорар Карамзину должен был быть значительным. В 1797 году Карамзин подготовил к печати и отредактировал редакцию стихов Державина. Мы не знаем, получал ли он вознаграждение за эту работу или выполнял ее на общественных началах из уважения к великому поэту, но вполне вероятно, что он также мог использовать свои навыки редактирования в качестве дополнительного источника дохода. Заявление Карамзина в письме Дмитриеву о том, что он «старается держать казну полной, но волочит ноги» 85, не следует принимать за чистую монету.

  • 86 Пономарев, Материалы для библиографии литературы о Карамзине .
  • 87 Погодин, Николай Михайлович Карамзин по его сочинениям , I, 321.

61 Однако все достижения Карамзина в восемнадцатом веке бледнеют по сравнению с поразительным количеством публикаций, появившихся в первые годы девятнадцатого века, отчасти из-за ослабления режима цензуры при новом монархе, но в первую очередь благодаря непрекращающимся усилиям Карамзина. на предпринимательском и художественном фронтах — и его постоянно растущая слава.За три-четыре года Карамзин издал четырнадцать основных томов сборников, учебников и переводов, шесть отдельных сочинений и переводов и восьмитомное издание Сочинений Карамзина . В эти же годы было завершено второе и начало третьего переиздания Детское чтение , , а также второй тираж Московского журнала .86 Стихи Карамзина о вступлении Александра во власть и приезде в Москву были щедрыми. награжден новым императором.87

62 Однако важнейшим направлением литературной деятельности Карамзина в эти годы был новый журнал Вестник Европы . Мы не знаем первоначальных условий его контракта с этим журналом, но на второй год издатель Иван Попов предложил ему 6000 рублей.88 Заплатив редактору непомерную сумму, неслыханную в анналах русской литературы, Попов был конечно, не из благотворительности.Этот гонорар также дает нам некоторое ретроспективное представление о доходах Карамзина от литературы за предыдущие годы. У Дмитриева были веские причины завидовать.

63 Напомним, что Карамзин продал свое имение в 1795 году за 16000 рублей, и наиболее выгодное вложение этой суммы могло принести ему годовой доход в размере 10%, то есть 1600 рублей. Карамзин отдал Плещеевым 2000 рублей от продажи и, скорее всего, так и не получил ссуду, что уменьшило его потенциальный годовой доход на 200 рублей.Другими словами, простые подсчеты показывают, что в период с 1794 по 1800 годы литературная деятельность Карамзина привела к тому, что его доходы как минимум удвоились. В 1801–1803 годах его прибыль как писателя превышала процент на его капитал в четыре или пять раз (по самой консервативной оценке). Изменение его финансового положения также отразилось на постепенном улучшении его жилищных условий.

  • 89 Карамзин, Письма к И.И.Дмитриеву , 52, 54.
  • 90 Там же, 117.
  • 91 Погодин, Николай Михайлович Карамзин по его сочинениям , I, 323.

64 В феврале 1795 года Карамзин окончательно выехал из дома Плещеевых и снял скромное жилище в доме Федора Киселева на Тверской улице.89 В июне 1800 года, скорее всего, после заключения нескольких контрактов на следующий год, он снова переехал. и снял большую квартиру в доме Шмидта на Никольской улице.90 Это был дом, куда весной следующего года он привел свою первую жену, Елизавету Протасову, младшую сестру Анастасии Плещевой. У Карамзина были все основания писать брату с гордостью о будущем финансовом благополучии его семьи: «У нее [его жены — AZ ] всего 150 душ, но я могу надеяться, что с моим доходом мы потратим год в комфорте и без лишений ». 91

  • 92 ЦГА Москвы, ф.4, о (…)

65 Однако Карамзин предпочел променять обретенное благополучие на должность государственного историографа со скромной зарплатой в 2000 рублей в год. Делая этот выбор, писатель имел в виду несколько соображений. Наконец-то он смог представить себе жизнь в условиях финансовой стабильности. После смерти первой жены при родах в 1802 г. Карамзин женился на Екатерине Колывановой в январе 1804 г. Колыванова, внебрачная дочь князя Вяземского, привезла с собой огромное приданое и место для проживания — имение Вяземских в Остафьево.В реестре московских помещиков за 1812 год дочь Карамзина от первой жены числится как владелица 130 душ (несомненно, наследство по материнской линии), а его вторая жена указана как владелица 973 душ с доходом в 10 000 человек. 92 руб. Сам Карамзин в реестре вообще не фигурирует, так как его имение было продано годами ранее.

  • 93 Карамзин, Письма к И.И. Дмитриеву , 116.
  • 94 Погодина, Николай Михайлович Карамзин по его сочинениям , II, 17.
  • 95 Там же, 18.

66 Написать историю России было давней мечтой Карамзина. «Я по уши в истории России и вижу во сне Никона и Нестора», — писал он Дмитриеву в мае 1800 г.93. В письме к Михаилу Муравьеву с просьбой обеспечить ему должность государственного историографа Карамзин писал, что он планировал заработать за пять или шесть лет журналистской работы достаточно денег, чтобы иметь возможность сконцентрироваться на написании истории, которая «занимала всю его душу».94 В то же время ученые обычно не обращают внимания на явную веру Карамзина в коммерческий потенциал его начинаний. Он почувствовал изменение вкусов публики и надеялся поддержать свою семью своим изданием History . В том же письме Муравьеву Карамзин говорит, что по завершении работы он сможет отказаться от пенсии, «поскольку записанная История гарантирует, что он никогда не будет обременен нуждами» 95.

67 Сделаем несколько выводов.Вряд ли можно сомневаться в том, что Карамзин был профессиональным писателем во всех возможных значениях этого слова. Его первая работа с Московский журнал была лишь частичным успехом, но позволила молодому автору получить признание имени, которое оказалось решающим для всех его будущих достижений. Как писал сам Карамзин в своей статье «О книжной торговле и любви к чтению в России», рынок литературной продукции действительно существовал в России в 1790-1918 годах. Однако это был еще только зарождающийся рынок.Чтобы ориентироваться в ней так же успешно, как это делал Карамзин, требовался не только литературный талант, но и исключительная коммерческая интуиция, сила воли, решительность, дисциплина и настойчивость.

Таблица 1: Заявленные и оценочные расходы Карамзина во время его поездки в рублях (местная валюта конвертирована в рубли по обменным курсам, указанным в Таблице 3)

Заявленные расходы

Сметные расходы

Курляндия

Германия

Швейцария

Франция

Англия

Всего

транспорт

39.00

100,95

60,55

100,00

11,25

311.75

400,00

продукты питания

2,80

29,05

110.08

65,00

75,00

281,93

450,00

поездок

349.10

349,10

400,00

жилье

18.00

7,20

50,00

38,50

14,70

128.40

130,00

театр

1,00

100.00

7,35

108,35

250,00

экскурсия

9.10

3,82

0,40

13,32

100,00

прислуга, парикмахеры, бани

4.65

21,60

6,52

32,77

120,00

на случай непредвиденных обстоятельств

0.32

1,49

3,02

4,83

10,00

вино

4.00

4,00

100,00

таможня

1,10

1.10

2,20

10,00

городские путешествия

0,40

4.00

4,40

100,00

книг

100.00

Всего

59,80

153,77

569,73

334.41

123,34

1241,05

2180,00

Таблица 2: Курсы валют, 1789‑1790

Валюта

рублей

Список литературы

немецкий

1 грош

0.05

Карамзин, Письма русского путешественника Путешественник, 140

1 талер

1,20

Там же., 142

Французский

1 новый французский талер

2,00

Там же, 229

1 луидор

7.70

Там же, 276

1 ливр

0,36

1 ЭБУ

1.91

1 су

0,02

Там же, 336

Британский

1 фунт

7.00

Н.К. Бржеский, Государственные долги России: Историко-статистическое исследование, . Историко-статистическое исследование] (М.: Книга по требованиям, 2015). Таблица 5.

1 шиллинг

0.35

1 гвинея

7,35

1 пенни

0.03

Влияние Н.М. Карамзина на историческую концепцию А.С. Пушкина — Брайтонский университет

@inproceedings {c98749934a2742b591bda5995d0c5614,

title = «Влияние Н.М. Карамзина на историю А.С. представляет собой исследование концепции истории и исторического конфликта А.С. Пушкина в его трагедии «Борис Годунов» (1825) и в его текстах «Олег» в сочетании с его адаптацией и синтезом русской лингвистической и литературной традиции XVIII века.Исследуется степень приверженности поэта {\ textquoteright} историческим источникам, таким как монолитная «История государства Российского» (1816-26) Н. М. Карамзина, шекспировская трагедия и Ломоносовская ода XVIII века. Этот анализ историко-философского и морального конфликта у Бориса Годунова — также рассматриваемый в связи с лирической поэмой Пушкина «Медный всадник» (1833), демонстрирует параллельный лингвистический конфликт, происходящий из русской литературной традиции восемнадцатого века.Как ни парадоксально, это ускоряет серьезную структурную адаптацию и синтез изначально несходных языковых цепей. Использование Пушкиным одических и церковнославянских элементов, исторически стилизованной терминологии и разговорных выражений обсуждается как средство иллюстрации его растущих успехов в достижении синтеза различных языковых элементов в соответствии с тематическим и семантическим диктатом. Пушкин раскрывает противоречивую, неразрешимую природу конфликта власти — с его идеологическим, историческим, лингвистическим и литературным измерениями — воспринимаемым как в светском, так и в духовном плане в терминах поляризации сил порядка и беспорядка, рационального и иррационального.Эти динамические столкновения рассматриваются как особенность исторических событий и сил природы. «,

keywords =» A. С. Пушкин, исторический конфликт, Борис Годунов, тексты Олега, Мадный всадник, Медный всадник, История государства российского, История государства Российского, Н. М. Карамзин, Уильям Шекспир, Ломоносов, ода, церковнославянский язык, русская литература, история России и Русская историческая лингвистика, рациональное и иррациональное, порядок и беспорядок. «,

author =» Nigel Foxcroft «,

год =» 1990 «,

месяц = ​​июл,

день =» 21 «,

language =» English »,

isbn =« 165386569 »,

pages =« 0–0 »,

booktitle =« IV Всемирный конгресс советских и восточноевропейских исследований »,

note =« IV Всемирный конгресс для Советского Союза и Востока. Европейские исследования; Дата конференции: 21-07-1990 »,

}

Исследование сходства и влияния

Название: J.Г. Гердер и Н. М. Карамзин: Исследование сходства и влияния
Автор (ы): Льюис, Сэмюэл Марк
Председатель (-а) докторской комиссии: Маршан, Джеймс У.
Кафедра / программа: Германские языки и литературы
Дисциплина: Германские языки и литературы
Учреждение, присваивающее ученые степени: Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн
Ученая степень: Ph.Д.
Жанр: Диссертация
Тема (и): Литература, сравнительная
Литература, германская
Литература, славянская и восточноевропейская
Abstract: Исследователи литературы, философии и истории, считавшие Иоганна Готфрида Гердера духовным подстрекателем «Штурма и натиска» и предшественником романтизма, постоянно обращают внимание на разнообразные аспекты современной мысли, которые каким-то образом происходят от этого новаторского представителя иррационализма.
Поэтому неудивительно, что многочисленные исследования были посвящены отношениям между Гердером и теми художниками и мыслителями, которые обязаны ему своими оригинальными принципами и теориями. Одна фигура из русской литературы, которую многие связывали с Гердером, — это Н. М. Карамзин, известный русский переводчик, поэт, автор сентименталистской прозы и историк конца восемнадцатого — начала девятнадцатого веков. До сих пор вопрос о подлинной связи между Гердером и Карамзиным рассматривался лишь смутно, а гипотеза о влиянии первого на второго не исследована в достаточной степени.
Помимо подчеркивания сходства, существующего между Гердером и Карамзиным, настоящее исследование в равной степени освещает значительное влияние первого на второго. Чтобы провести различие между случаями простого сходства и случаями подлинного влияния, я обращаюсь к определенным критериям в книге Горана Хермерена «Влияние на искусство и литературу». К существенным областям сходства относятся: представления об эстетике; вклады на уровне стиля и языка; восхваление Гомера, Шекспира, Оссиана и Клопстока; популяризация национальных народных литератур; и защита историзма.Примечательно, что влияние Гердера на Карамзина в разной степени прослеживается во всех пяти из этих областей.
Наконец, через увеличительное стекло Гердериана, примененное здесь, настойчивый интерес Карамзина к истории становится его наиболее насущной и обоснованной заботой как литературной личности, так и как историографа. Действительно, этот аспект вклада Карамзина в русскую литературу дает новые и стимулирующие идеи для оценки его влияния на будущие поколения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.