Кто такие нормандцы: НОРМАНДЦЫ — это… Что такое НОРМАНДЦЫ?

Содержание

Были норманны – стали нормандцы. Краткая история Средних веков: Эпоха, государства, сражения, люди

Были норманны – стали нормандцы

Одна из самых интересных страниц в истории Средних веков – норманнские завоевания. В X–XII вв. норманны создали прецедент – своего рода микроцивилизацию в западном мире.

Правильнее, впрочем, именовать их нормандцами, ибо они явно отличаются от тех скандинавов, которые совершали набеги на территорию франкского королевства.

Возникновение герцогства Нормандия в 911 г. положило начало новому этносу и его культуре, основанных на смешении скандинавского и франкского элементов. Однако в исторической литературе прочно утвердилось не вполне верное именование норманны, а не нормандцы применительно к отдаленным потомкам викингов-переселенцев.

После передачи Рольфу Пешеходу в феодальное владение огромных территорий Нейстрии, получивших впоследствии название Нормандии, сюда переселилось немало скандинавских семей, разбавивших северной кровью этнический состав этих земель.

Вместе с тем они перенесли с собой более архаичный и свободолюбивый дух Скандинавии, наложивший неизгладимый отпечаток на нормандский тип феодализма.

После столетнего разорения викингами эти территории находились в изрядном запустении, и местами здесь встречались сплошь скандинавы. Рольфу подчинялась не только Нормандия, но и ряд соседних земель – в частности, Бретань.

Получив целую провинцию в неограниченное управление, Рольф и его потомки решили установить здесь порядок. Жесткая центральная власть в герцогстве, такое же законодательство и, самое главное, его строгое соблюдение – все это принесло стабильность и процветание вновь возникшему государству, чего не встречалось нигде в Европе того времени. Центром нового герцогства стал крупнейший город – Руан.

Рольф немало одаривал своих соратников и католическую церковь, создав мощную прослойку лично связанных с ним и лояльных людей, располагавших той или иной властью. Распространение получили браки людей разной национальности.

Сам Рольф женился на 15-летней Гизеле, дочери французского короля; многие викинги также обзавелись франкскими, бретонскими или бургундскими женами. Скандинавские наречия очень быстро вышли из употребления, но самосознание, ощущение исключительности, особости, привилегированности оставались незыблемыми у многих поколений нормандской знати.

Развернул Рольф и бурную законодательную деятельность, возродив порой архаические традиции, чуть ли не времен Салической правды. Позднейшие нормандские хроники сохранили много полулегендарных сведений о справедливости этого законодательства. Рассказывали, что по закону не только вор, но и всякий укрыватель краденого наряду с ним подвергался казни.

Было приказано оставлять на пашнях плуги и тягловый скот, Рольф взял обязательство платить из собственной казны за любой ущерб от разбоя или воровства. Одна крестьянка, сговорившись со своим мужем, решила испытать действенность законов герцогства и украла собственный плуг. Когда дело было расследовано и раскрыто, крестьянина и его жену повесили.

По свидетельству тех же хроник, Рольф велел повесить на ветку дуба в лесу на берегу Сены золотой браслет, который провисел там три года, и никто не пытался его украсть.

Какова бы ни была достоверность этих рассказов, не вызывает сомнения, что порядка в Нормандии было намного больше, чем в любой другой области феодального мира.

Не менее неукоснительно нормандцы блюли свою независимость от французского короля, сохраняя по отношению к нему лишь формальное подчинение. Несколько поколений потомков Рольфа управляли герцогством твердой рукой и сумели не только не растерять, но и приумножить наследие основателя Нормандии.

Характерная для Севера свобода личности повлияла на то, что в Нормандии так никогда и не сформировалась настоящая личная зависимость крестьян от феодалов – общество оставалось весьма демократичным в средневековом понимании этого слова.

Нормандцы даже спустя полтора века после завоевания и внешне, и в поведении отличались от французов. Они не меняли скандинавский тип питания (в частности, незнакомое уже французам употребление пива) и т.  д. Нормандцы оставались отличными мореходами и в X в. построили ряд портовых городов и гаваней: Шербур, Дьепп, Гонфлер, Барфлер и др. Большой популярностью в их среде пользовалась героическая поэзия, саги. Судебные вопросы они решали посредством поединков. Сохранялись и иные черты северного быта эпохи викингов.

С середины XI в., периода великих нормандских завоеваний, дошло описание нравов этих людей. Характеризуя их как хитрых, благоразумных, не выносящих обид и всегда готовых к отмщению, автор того времени также отмечал, что они корыстны, властолюбивы, хотя держатся середины между скупостью и расточительностью, а их государи очень щедры. Говорили, будто нормандцы легко переносят голод и холод, любя при этом роскошь в одеянии и оружии и высоко ценя хороших боевых коней. Современники знали нормандцев как людей своевольных и требующих обуздания законами.

Со вступлением в 987 г. на престол Каролингов попытки французских королей поставить Нормандию под свой контроль прекратились. Предоставленное самому себе герцогство еще более расцветает и становится самым могущественным феодальным владением во Франции. И уже в X в. наступает период нормандских завоеваний.

Вероятно, первый поход нормандцы совершили в 964 г. в Испанию, разорив Галисию. Тогда они захватили 18 городов. В 969 г. набег повторился – в нем участвовало около 100 кораблей. Главной целью стал крупнейший религиозный центр Испании – Компостелла. Однако после повальных грабежей и разорения, учиненных нападавшими, испанское войско прогнало их обратно на корабли.

В начале XI в. внимание нормандцев переключается на Южную Италию. В 1016 г. несколько нормандских паломников прибыли на Апеннины. Их целью был знаменитейший монастырь Михаила Архангела на горе Монте-Гаргано в Апулии. Там они встретились с неким Мелусом – византийским вельможей из Бари, поднявшим восстание против императора. Мелус предложил нормандцам поучаствовать в борьбе с Византией и помочь ему отвоевать греческие земли в Италии. Разумеется, на такое предложение они согласились и отправились за подмогой.

Юг Италии был территорией, где боролись три основные силы – византийцы, лангобарды (ломбардцы) и арабы. Лангобардские князья владели Беневенто, Салерно и Капуей; Апулия, а также Амальфи, Гаэта и Неаполь принадлежали византийцам; на Сицилии хозяйничали арабы, постоянно пытавшиеся расширить свои владения. И ни одна из сторон не имела решающего перевеса в силах. В это самое время сюда и пришли нормандцы.

С 1017 по 1029 г. ограниченный контингент добровольцев (в коих недостатка в самой Нормандии никогда не ощущалось) воевал в Южной Италии как против византийцев, так и в союзе с ними против арабов. Нормандцы сражались за тех, кто оказывался щедрее, всегда преследуя свои корыстные интересы. И в 1029 г. герцог Неаполитанский подарил их вождю Райнульфу цветущую землю между Капуей и Неаполем, где возникло первое нормандское княжество в Италии со столицей во вновь построенной крепости Аверса.

Затем из Нормандии потянулись туда люди, порой целыми семьями. Они шли через Францию и Альпы, приплывали по морю. Этому нашествию способствовал традиционный для нормандцев обычай майората, т. е. наследования земли старшим сыном. Огромное количество самоуверенных и гордых отпрысков нормандских воинов не получали ни клочка и, не имея иных средств к существованию, искали лучшего вне родины.

Показателен пример Танкреда и его семьи из Отвиля. У него было пять сыновей от первого и семь от второго брака. Естественно, отцовское поместье получил старший, а остальным выпал жребий гоняться за удачей. Сыновья Танкреда составили ядро второй волны нормандских завоеваний в Италии. Они многократно побеждали византийские армии, взяли множество городов и разбили византийский флот в морском сражении. Осуществлялись вылазки и на Сицилию. После четырехлетней осады сдался византийский оплот Византии на Апеннинах– город Бари. В результате нормандцам досталась вся Апулия.

Известнейшие среди сыновей Танкреда – Роберт Гвискар (Хитрая Голова), Рожер Сицилийский, Вильгельм Железная Рука, Гумфрид и Дрого.

Папа Лев IX, встревоженный успехами нормандцев, попытался создать против них коалицию, но в конце концов сам выступил во главе немецко-итальянского войска, чтобы пресечь постоянную угрозу. 18 июня 1053 г. под Чивитате произошла битва, в которой нормандцы наголову разгромили намного превосходившие их силы противника. Лев IX был взят в плен; хотя ему целовали ноги и просили прощения, но удерживали около года, пока тот не согласится на мир.

Папа Николай II, рассматривая нормандцев как главную свою опору, даровал Роберту Гвискару титул герцога Калабрии, Апулии и Сицилии. Так нормандцы в Италии стали вассалами Святого престола. Они оказались надежной и верной опорой папской власти, усмирив ее многочисленных противников, а папа – их покровителем.

Захватив Калабрию, взяв Бриндизи, Таренто и Реджио, нормандцы высадились на Сицилии. Там хозяйничали арабы, в очередной раз отбившие ее у византийцев. В 1060 г., узнав о намерении нормандского врага переправиться на Сицилию, они выслали большой флот, чтобы предотвратить нападение.

Однако упоминавшийся выше Рожер всего со 150 всадниками высадился на острове и захватил город Мессину, вызвав на себя атаку всего арабского флота. Пользуясь этим, нормандское войско беспрепятственно переправилось в пункт назначения. Рожер захватил все основные замки и города острова, несмотря на численное превосходство арабов. Получив титул графа Сицилийского, он предпринял рейд на Мальту и занял ее, освободив там всех рабов-христиан.

Вслед за этим нормандцы быстро покорили лангобардские княжества Центральной Италии. Честолюбивый Роберт Гвискар загорелся идеей подчинить ни много ни мало саму Византию и стать императором. В 1081 г. он захватил о. Корфу, высадился в Иллирии и осадил крупнейший торговый город региона Диррахий (Дурраццо). Император Алексей Комнин пытался воспрепятствовать вторгшемуся в его владения агрессору и даже хотел создать общеевропейскую коалицию против нормандцев; его союзники – венецианцы – разбили нормандский флот. И все-таки, несмотря на пятикратное превосходство соперника, Гвискар одолел византийское войско и в 1082 г.

взял Диррахий. Впрочем, развития эта экспансия не получила; в 1085 г. Роберт Гвискар скончался.

Его сын Боэмунд, прозванный Тарентским, продолжил завоевания в Иллирии, а в 1096 г. стал одним из лидеров Первого крестового похода. Ему не досталось солидных владений, соответствующих притязаниям, и он обзавелся в конце концов собственным княжеством в Антиохии.

Сын Рожера I Рожер II вскоре после кончины своего дяди (внука Гвискара), бывшего герцогом Апулии и Калабрии и не оставившего наследников мужского пола, объединил под своей властью все нормандские владения в Италии. От Сицилии до Салерно, Беневенто и Капуи теперь простирались земли, подконтрольные ему. В 1130 г. Рожер получил от папы титул короля – появилось новое королевство Обеих Сицилий, просуществовавшее до середины XIX в. Впоследствии Рожер II присоединил ряд территорий в Африке, в Греции и даже разорил предместья Константинополя. В течение XII–XIII вв. королевство оставалось серьезной и влиятельной силой в регионе, служа своего рода противовесом и папской власти, и в особенности немецким императорам.

Италией нормандские притязания не ограничились. В 1066 г. Англия подверглась последнему в своей истории завоеванию. Оно было осуществлено герцогом Нормандии Вильгельмом Незаконнорожденным, впоследствии известным как Завоеватель.

Классический государь своей эпохи – властолюбивый, беспринципный и агрессивный, Вильгельм проявил полководческий талант, воюя в Анжу, во Фландрии и с королем Франции.

В результате запутанной ситуации с престолонаследием в Англии после смерти Эдуарда Исповедника на троне восседал его ближайший сподвижник Гарольд Годвинсон. На то же претендовали трое: конунг Норвегии Харальд Суровый, брат Гарольда Тости и Вильгельм Незаконнорожденный. Причем последний юридически имел больше прав: Эдуард в свое время завещал корону именно ему.

Высадившись в гавани Певенси 28 сентября 1066 г., Вильгельм 14 октября разгромил в тяжелейшем сражении при Гастингсе ослабленное войско из отборных хускарлов Гарольда. Заняв господствующую позицию на холме, отразив несколько атак тяжелой кавалерии нормандцев, англосаксонская пехота не сдавала позиции. Лишь после седьмого кряду наступления, произошедшего под вечер, когда у англичан дрогнули нервы и они ринулись на равнину, лишившись тактического превосходства, нормандцы сумели переломить ход сражения в свою пользу и победить противника. Англия досталась Вильгельму. Через два месяца он короновался.

Таким образом, в середине—второй половине XI в. потомки викингов, осевшие в Нормандии, завоевали многие территории в Англии, Италии, Испании, Африке, на Балканах, в Сирии и Палестине. Они создали ряд государств западного мира и наложили неизгладимый отпечаток на их культурное развитие. Известно, например, что именно в Нормандии и Южной Италии в регионах контакта народов вызревали зачатки готического стиля архитектуры, складывалась новая литература и прорастало новое мировоззрение. На некоторый период времени норманны (нормандцы) превратились в главную силу цивилизации Запада.

Почему нормандцы вторглись в Англию с юга, если в названии у них «nor» — «север»? | ПОЧЁМ ФУНТ LIHA?

Для начала стоит разобраться, кто такие нормандцы и чем они отличаются от норманнов.

Почему нормандцы вторглись в Англию с юга, если в названии у них «nor» — «север»?

Почему нормандцы вторглись в Англию с юга, если в названии у них «nor» — «север»?

На самом деле норманны это обозначение скандинавов, совершавших набеги на соседние страны. (Но не думайте, что викинги появляются в этой истории в первый и последний раз.)

Нормандия же — это регион на севере современной Франции. И названием он обязан, как несложно догадаться, именно викингам.

🤴 Когда империя Карла Великого (занимавшая примерно территории Франции, Германии, Бенилюкса, Швейцарии, Австрии и Италии, короче ЕС на минималках) начала разваливаться, выходящие к Ла-Маншу земли стали удобным местом для атак скандинавов. Они захватили их в 9 веке, а уже к 10 веку франки прошли стадии отрицания, гнева, торга и депрессии и договорились не трогать осевших здесь викингов и в замен называть их своими вассалами (а их землю в честь самих вассалов Нормандией).

К 1016 году Англия уже была захвачена «оригинальными» викингами (потому что Нормандцы, несмотря на договор, не помогли англичанам😬). В 1042 англичане вернули себе свою землю.

Почему нормандцы вторглись в Англию с юга, если в названии у них «nor» — «север»?

Почему нормандцы вторглись в Англию с юга, если в названии у них «nor» — «север»?

«Зачем?» — спросите вы. А затем, чтобы ровно через 24 года сам герцог Нормандии Вильгельм перешёл через Ла-Манш и тут же, в портовом Гастингсе, выиграл главное сражение всей войны.

☝️Главным оно было не из-за участия всей английской армии, а из-за того, что на него второпях, намного обогнав остальное войско, прибыли немногочисленная элитная кавалерия, тогдашний король Гарольд, и 🤦‍♂️🤦‍♂️ два его брата.

Небыстро и не без труда, но убив всех претендентов на престол, Вильгельм тут же поехал в Вестминстер, короновался и взошёл на английский престол.

Почему нормандцы вторглись в Англию с юга, если в названии у них «nor» — «север»?

Почему нормандцы вторглись в Англию с юга, если в названии у них «nor» — «север»?

И облегчил французам, испанцам, итальянцам и румынам изучение английских существительных и прилагательных, 60% коих в современном инглише «позаимствованы» из французского. Вот такие пироги.

Французский регион Нормандия (Normandie)

Французский регион Нормандия (Normandie) – это историческая область, расположенная на северо-западе Франции, состоящая из двух регионов – Верхней и Нижней Нормандии.

Данная местность известна своими фермами, яблочными плантациями и молочной промышленностью, в первую очередь сырами: Камамбер, Ливаро и Пон-л’Эвек. Общая численность населения составляет примерно 3,2 миллиона человек.

Главными городами региона являются: Кан, Шербур, Эврё, Руан, Гавр и Дьепп. У французов регион Нормандия (Normandie), прежде всего, ассоциируется с морем, живописными деревенскими пейзажами и многовековой историей.

Эта территория северо-западной части Франции в X столетии была завоёвана воинственными викингами – норманнами, – которые до этого в IX веке захватили Восточную Англию, а впоследствии даже добрались до Северной Америки. Так провинция Нормандия, получившая своё нынешнее название от завоевателей, стала неотъемлемой частью англо-нормандской державы.

На протяжении длительного периода времени данная территория являлась главным раздражителем в отношениях между Англией и Францией. И лишь по окончании Столетней войны в XV веке Нормандия окончательно стала французской провинцией.

Французский регион Нормандия (Normandie) располагает несколькими крупными портами: через город Руан, процветающий порт на Сене, пролегает судоходный путь в Париж, а Дьепп, Гавр и Шербур имеют важное трансатлантическое значение. Кроме того, в провинции достаточно хорошо развито сельское хозяйство, так как регион располагается в очень благоприятном для скотоводства климатическом поясе. Также многим туристам будет интересно посетить один из колоритных местных ресторанов, например, в такой области, как Ож.

По периметру всего побережья вокруг Трувиля и Довиля, где последний французский монарх во второй половине XIX столетия создал «Нормандскую Ривьеру», отчётливо чувствуется дух претенциозности. Однако наиболее старые гавани, такие как Онфлёр или Барфлер и по сей день остаются нетронутыми. Что касается местных приморских деревушек, то они немноголюдны, и в них полностью отсутствует городское притворство.

История Нормандии

Примерно в 27 году до нашей эры римский император Октавиан Август провёл масштабную реорганизацию галльских земель, присоединив Caletes и Veliocasses к провинции Лугдунская Галлия, центром которой был город Лугдунум (сегодняшний Лион). Латинизация Нормандии была достигнута при помощи простых для Римской империи методов: возведения римских дорог и активной политики урбанизации.

Французский регион Нормандия (Normandie) являлась частью франкской империи Карла Великого, которая в 10 столетии была передана норманнам (викингам). Таким образом, Нормандия как герцогство была сформирована вождём викингов Роллоном (Робертом Нормандским). Название «Нормандия» отражает происхождение Роллона из викингов, то есть норманнов.

Один из потомков Роллона Вильгельм Завоеватель, герцог нормандский, стал монархом Англии в 1066 году во времена Нормандских Завоеваний после решающего сражения при Гастингсе. После завоевания Англии было осуществлено вторжение норманнов в современный Уэльс и Ирландию. С тех пор прошло немало времени, однако Нормандия и по сей день остаётся предметом споров и пререканий между Англией и Францией.

В 1204 году во время правления английского короля Иоанна Безземельного материковая часть Нормандии была отвоёвана у англичан французскими войсками, которыми командовал лично монарх Франции Филиппа II, островная же часть (Нормандские острова) осталась под контролем имперской Англии. В 1259 году король Англии Генрих III официально признал законность владения Францией Нормандией в соответствии с Парижским договором о прекращении боевых действий.

Однако его преемники неоднократно предпринимали попытки восстановить контроль над континентальной Нормандией. Французская Нормандия была оккупирована в ходе Столетней войны в 1346-1360 годах и в 1415-1450 годах, а 6 июня 1944 года американские, британские и канадские войска начали высадку в Нормандии, чем самым ознаменовали открытие Второго фронта, в рамках Второй мировой войны.

Достопримечательности и кухня Нормандии

Помимо живописной природы Нормандия также славится и своим роскошным многовековым архитектурным наследием. В столице провинции Руане, переполненной шедеврами готической архитектуры, до наших дней сохранились кварталы эпохи средневековья.

Ежегодно сюда приезжают миллионы туристов, дабы увидеть красивейший архитектурный памятник Европы аббатство Сен-Мишель, построенное на скалистом острове. Также большой популярностью пользуются монастыри Жьюмежа и Кана; соборы Байё и Кутанса, ну и, конечно же замок Ричарда Львиное сердце в Лез-Андели, что на Сене.

В соборе Байё размещается удивительный по красоте гобелен, рассказывающий о деяниях Вильгельма Завоевателя. Кроме того стоит отметить сады Моне в Живерни и всемирно известную коллекцию Дюфи, Будена и других импрессионистов в Гавре. Путешествуя на большие расстояния вглубь провинции, следует обратить внимание на выстроившиеся вдоль просёлочных дорог роскошные особняки, созданные наполовину из дерева, наполовину из кирпича.

Большинство военных захоронений и мемориальных памятников Нормандии напоминают о Дне высадки союзных войск, с которого началось стремительное освобождение стран Западной Европы от фашистских захватчиков. Данная страница истории французской провинции Нормандия также отражена и в некоторых местных военных музеях.

Что касается гурманов, то в Нормандии они смогут в полной мере насладиться разнообразием местных сыров (например камамбером), а также попробовать нормандский бренди кальвадос, яблочный сидр, ну и, конечно же, оценить непревзойдённые блюда из морепродуктов.

Кухня Нормандии достаточно разнообразна и основана, прежде всего, на богатствах местной природы, однако главный акцент делается на молочные продукты. Отдельно стоит отметить, что в последние годы по развитой молочной отрасли животноводства Нормандии был нанесён серьезный удар. Введённые Европейским союзом квоты на производство молочной продукции и ужесточение санитарных норм привели к закрытию нескольких крупных молочных ферм и небольших сыроварен.

Как добраться до Нормандии

Проще всего из Парижа до курортов Нормандии добраться на поезде, например, прямые составы курсируют до Довиля и до Байе, также можно доехать с пересадкой в Руане, Кане, Лизье или Шербуре. Из английского Портсмута можно пересечь Ла-Манш на пароме и приплыть в Довиль. Кроме того, от Парижа к Довилю ведёт скоростная автострада. До Трувиля ищите поезд с парижского вокзала Сен-Лазар.

Необычные экскурсии в Нормандии

Больше фотографий достопримечательностей французского региона Нормандия тут: Фотогалерея

археология идеи и современное наследство» (Нижний Новгород, сентябрь 2010 г

%PDF-1.6 % 2 0 obj > /Metadata 5 0 R /Outlines 6 0 R /StructTreeRoot 7 0 R >> endobj 5 0 obj > stream 2013-03-28T22:19:54+04:002012-04-21T13:02:59+04:002012-04-21T13:02:59+04:00Microsoft® Office Word 2007application/pdf

  • Предлагаемый вниманию читателя выпуск журнала «Диалог со временем» основывается на материалах всероссийской научной конференции «Национальный / социальный характер: археология идеи и современное наследство» (Нижний Новгород, сентябрь 2010 г
  • 1
  • uuid:01cc6e1c-0141-4504-a1fa-f76781725c36uuid:679f6a48-009c-46ac-9dc2-237244ec8840Microsoft® Office Word 2007 endstream endobj 56 0 obj > stream 2012-04-20T23:42:35+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-20T23:42:35+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • ИВИ
  • CONTENTS
  • endstream endobj 60 0 obj > stream 2012-04-16T07:28:53+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-16T07:28:53+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • 1
  • Предлагаемый вниманию читателя выпуск журнала «Диалог со временем» основывается на материалах всероссийской научной конференции «Национальный / социальный характер: археология идеи и современное наследство» (Нижний Новгород, сентябрь 2010 г
  • endstream endobj 64 0 obj > stream 2012-04-20T23:19:23+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-20T23:19:23+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • Сергей и Юля
  • ОБРАЗ ДРУГОГО
  • endstream endobj 67 0 obj > stream 2012-04-16T23:25:24+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-16T23:25:24+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • НИ
  • Н
  • endstream endobj 70 0 obj > stream 2012-04-17T08:19:47+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T08:19:47+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • helen
  • Вишленкова Е
  • endstream endobj 73 0 obj > stream 2012-04-17T08:28:09+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T08:28:09+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • Владелец
  • СОКОЛОВ А
  • endstream endobj 76 0 obj > stream 2012-04-17T08:31:20+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T08:31:20+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • Елена Кулакова
  • endstream endobj 79 0 obj > stream 2012-04-17T08:37:10+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T08:37:10+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • Andrew
  • Т
  • endstream endobj 82 0 obj > stream 2012-04-17T09:09:40+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T09:09:40+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • Anna
  • Наука, литература и империя: «африканские» травелоги британцев
  • endstream endobj 85 0 obj > stream 2012-04-17T09:12:11+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T09:12:11+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • 1
  • В дискуссии, завязавшейся на страницах «Московитянина», между М
  • endstream endobj 88 0 obj > stream 2012-04-17T09:14:31+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T09:14:31+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • User
  • Лескинен М
  • endstream endobj 91 0 obj > stream 2012-04-17T09:19:53+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T09:19:53+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • Rodigina N. N.
  • Родигина Н
  • endstream endobj 94 0 obj > stream 2012-04-17T09:23:14+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T09:23:14+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • User
  • endstream endobj 97 0 obj > stream 2012-04-17T09:26:25+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T09:26:25+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • Ольга
  • Ольга Леонтьева
  • endstream endobj 100 0 obj > stream 2012-04-17T09:29:14+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T09:29:14+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • FoM
  • endstream endobj 103 0 obj > stream 2012-04-17T09:30:52+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T09:30:52+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • Anna
  • Наука, литература и империя: «африканские» травелоги британцев
  • endstream endobj 106 0 obj > stream 2012-04-20T22:53:54+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-20T22:53:54+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • Admin
  • Селунская Надежда Андреевна
  • endstream endobj 109 0 obj > stream 2012-04-17T09:35:40+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T09:35:40+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • Женя
  • Национализм – последняя угроза демократии
  • endstream endobj 112 0 obj > stream 2012-04-20T23:35:45+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-20T23:35:45+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • dell
  • endstream endobj 115 0 obj > stream 2012-04-17T10:28:24+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T10:28:24+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • Саша
  • endstream endobj 118 0 obj > stream 2012-04-17T10:31:37+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T10:31:37+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • Admin
  • К вопросу об этнической и социальной самоидентификации нормандской аристократии в Англии (1066-1090-е гг
  • endstream endobj 121 0 obj > stream 2012-04-17T10:33:19+04:00Microsoft® Office Word 20072012-04-17T10:33:19+04:00Microsoft® Office Word 2007
  • Позитроника
  • Образ «врага»: ирландские католики глазами англикан в конце XVII – начале XVIII веков
  • endstream endobj 3 0 obj > stream x\[s6e6[vl8

    ГДЗ история средних веков 6 класс Бойцов, Шукуров Русское Слово Задание: §9 Сколько раз завоёвывали Англию?

    На данной странице представлено детальное решение задания §9. Сколько раз завоёвывали Англию? по истории для учеников 6 классa автор(ы) Бойцов, Шукуров

    §9. Сколько раз завоёвывали Англию?

    Стр. 72. Вспомните

    Почему Британские острова привлекали всё новых завоевателей?

    Британские острова постоянно привлекали завоевателей из-за удобного географического положения. Лишь небольшой пролив отделял их от континента, что позволяло захватчикам легко его преодолевать, используя даже небольшие корабли и лодки.

    Когда появилась страна Англия?

    Англия появилась во время правления короля Альфреда (871–901), в результате объединения семи англосаксонских королевств.

    Как складывались отношения между вновь пришедшими народами и теми, кто уже жил на этой земле?

    Между пришедшими народами и теми, кто уже жил на британской земле, начинались войны. Чаще все они заканчивались тем, что живущие ранее народы уничтожались или были вынуждены отступить на другую территорию (например, в Ирландию или на европейский континент).

    Стр. 79. Документ №1

    1. С какой целью была составлена «Книга Страшного суда»? Как она использовалась в средневековой Англии?

    «Книга Страшного суда» была составлена с целью детальной переписи населения, а также тщательной описи земельных владений. Благодаря этому документу, король Вильгельм I Завоеватель получил точную информацию о количестве его подданных, а также о количестве знати, свободных и несвободных людей. Кроме того, он узнал много сведений о земельных угодьях и их владельцах.

    2. Какое значение имеет этот документ для историков?

    Для историков этот документ имеет огромное значение, поскольку позволяет получить точное представление об Англии по состоянию на 1086 г. В «Книге Страшного суда» есть много сведений о численности всего населения страны и отдельных его сословий. Исследователи также могут узнать о земельных владениях того времени (площади лесов, пашни, пастбищ и лугов), а также о том, кому именно они принадлежали на момент завоевания Англии норманнами и в момент переписи.

    Стр. 79. Вопросы в конце параграфа

    1. Составьте таблицу, показывающую, как изменялось население Британских островов в древности и раннем Средневековье. Какие племена, народы приходили туда?

    І в. до н.э. Кельтские племена бриттов. Римляне. Римляне подчинили себе бриттов. В V в. римляне покинули территорию Британии.
    V–VI вв. Кельтские племена бриттов. Германские племена англов, саксов и ютов. Бритты были вынуждены отступить в Уэльс, Корнуолл, а также в Ирландию и на континент (область Бретань).
    IX–X вв. Англосаксонский народ Норманнские племена данов Со временем датское и англосаксонское население Англии смешалось между собой.
    1066 г. Англосаксонский народ Нормандцы Нормандская знать во главе с Вильгельмом Завоевателем стала управлять Англией. Англосаксонские подданные часто поднимали восстания.

    В древности, а также на протяжении раннего Средневековья на территорию Британии поочередно вторгались римляне, германские племена англов, саксов и ютов, а также норманны с Дании и позже всех – нормандцы (жители французского герцогства Нормандия).

    2. Когда в Англии появились первые королевства? В чём состояло их сходство с варварскими королевствами континентальной Европы?

    Первые королевства в Англии появились в V в., в результате завоевания Британии германскими племенами англов, саксов и ютов. После изгнания и уничтожения бриттов они основали семь королевств. Их сходство с варварскими королевствами континентальной Европы состояло в том, что они тоже были созданы германскими племенами, которые в процессе завоевания фактически разрушили существовавшие ранее римскую культуру и традиции.

    3. Расскажите о битве при Гастингсе по плану: участники и их цели; решающие моменты боя; исход битвы, причины победы нормандцев. Какое место это событие занимает в истории Англии?

    Участники битвы и их цели:

    С одной стороны – нормандское войско, во главе с герцогом Нормандии Вильгельмом, с другой – англосаксонское войско, во главе с королем Гарольдом. Для Вильгельма целью был захват английского престола и установление власти нормандцев над всей Англией. Для короля Гарольда – удержание власти в своих руках.

    Решающие моменты битвы

    Битву при Гастингсе решила военная хитрость герцога Вильгельма. Поскольку англосаксы хорошо закрепились на холме и благодаря этому могли успешно отбивать атаки нормандцев, он решил выманить противников на равнину. Именно на равнине у тяжеловооруженных конных рыцарей было преимущество перед плохо вооруженными англосаксонскими пехотинцами. Вильгельм притворился, что его войско отступает. Ничего не заподозрив, вражеское войско кинулось его преследовать и таким образом сошло с холма, а также расстроило свои ряды. Дождавшись, когда англосаксы спустятся на равнину, нормандцы снова атаковали. Однако в этот раз у Гарольда не было шансов на победу. Его войско было разбито наголову, а он – убит в бою.

    Причины победы нормандцев

    Нормандцы победили не только благодаря военной хитрости своего вождя – герцога Вильгельма. Большую роль сыграл тот факт, что основу нормандского войска составляла тяжеловооруженная рыцарская конница, а англосаксонцы были в основном пешими, к тому же плохо вооруженными. Кроме того, не успело пройти много времени после битвы с Харальдом Суровым и поэтому войско Гарольда просто не успело отдохнуть и как следует восстановиться.

    Битва при Гастингсе 1066 г. занимает важнейшее место в истории Англии. Благодаря ней нормандцы захватили власть в государстве, а их предводитель – Вильгельм Завоеватель занял английский трон. Англосаксонская знать была оттеснена от управления страной, а все ключевые посты заняли нормандцы. Более того, почти половина английских земель досталась нормандским баронам, которые были преданны новому королю.

    4. Охарактеризуйте политику Вильгельма Завоевателя в Англии. Какими мерами он утверждал свою власть?

    Вильгельм Завоеватель с первых дней своего правления старался всячески укрепить свою власть в Англии. С этой целью он опирался на нормандских баронов, а англосаксонской знати – не доверял. Местное население хоть и признало над собой власть нового короля, всё же считало его чужаком и поэтому неоднократно против него восставало. Для окончательного покорения жителей Англии Вильгельм Завоеватель был вынужден действовать жесткими методами. Кроме подавления восставших, он использовал такие меры как раздача английских земель преданной ему нормандской знати, назначение епископов из числа нормандцев, массовое строительство крепких каменных замков и соборов.

    5. Используя помещённые в параграфе иллюстрации и дополнительный текст, объясните, почему ковёр из Байё рассматривается историками как важный исторический источник. В чём заключается его ценность?

    Ковёр из Байё является важным историческим источником потому, что с помощью наглядных иллюстраций он демонстрирует нормандское завоевание Англии в 1066 г. Ценность данного предмета заключается в том, что на нём подробно изображены подготовка и вторжение Вильгельма Завоевателя, а также – битва при Гастингсе. Это сражение вообще передано поэтапно, с максимальной точностью, что позволяет современным людям получить ценную информацию о данном событии. Кроме того, из-за наличия различных подробных сюжетов, ковёр из Байё предоставляет возможность получить дополнительные сведения (например, о вооружении нормандцев и англосаксов).

    6*. Составьте исторический портрет Вильгельма Завоевателя (используйте план-памятку на с. 66).

    а) внешний облик, характер;

    Вильгельм Завоеватель был смелым, решительным и мужественным человеком. Был с одной стороны, осторожным политиком и военачальником, а с другой – умел пойти на риск, если этого требовали обстоятельства.

    б) какие задачи ставил перед собой;

    Вильгельм Завоеватель стремился получить английский престол, поскольку считал себя законным наследником умершего в 1066 г. бездетного короля Эдуарда Исповедника. После завоевания Англии главной задачей стало удержание страны под своим контролем и не допустить восстаний англосаксонского населения.

    в) какими способами их решал;

    Завоевание Англии Вильгельм Завоеватель совершил исключительно военным путём. Получив сокрушительную победу в битве при Гастингсе, он занял английский трон. Став королем, он провел массовую раздачу земельных владений нормандской знати. Аналогично он поступил с должностями епископов. Также Вильгельм Завоеватель инициировал строительство каменных замков и соборов.

    г) важнейшие деяния;

    Важнейшими деяниями Вильгельма Завоевателя следует назвать собственно само завоевание Англии и битву при Гастингсе (1066 г.), а также проведение всеобщей переписи населения и земельных владений, результаты которой были размещены в «Книге Страшного Суда» (1086 г.).

    д) место в истории Англии.

    Вильгельм Завоеватель сыграл огромную роль в истории Англии. Благодаря ему началось массовое переселению нормандских рыцарей и баронов с континента на остров. При этом англосаксонская знать была отстранена от власти. Новый король поощрял внедрение ранее неизвестных в Англии порядков и традиций (например, использование французского языка при дворе, строительство больших каменных замков и т.п.). Также следует отметить, что Вильгельм Завоеватель стал основателем новой королевской династии – нормандской.

    І раздел

    Раннее Средневековье

    Глава 4. На севере и востоке Европы во времена викингов

    Рис. 1. ГДЗ история средних веков 6 класс Бойцов, Шукуров Русское Слово Задание: §9 Сколько раз завоёвывали Англию?

    Проза : Историческая проза : ВАРИАНТ ВИЛЬГЕЛЬМА : Александр Торопцев : читать онлайн

    ВАРИАНТ ВИЛЬГЕЛЬМА

    «То, что другой может отнять силой, следует отдавать самому из политических соображений».

    Артхашастра. Древнеиндийский трактат. IV-II вв. до н. э.

    «Никогда в этом мире ненависть не прекращается ненавистью, но отсутствием ненависти прекращается она».

    Дхаммапада. Древнеиндийский трактат. III-II вв. до н. э.

    Вильгельм находился в Нормандии, когда узнал о восстании саксов в окрестностях Дувра. Не успел он принять какое-либо решение, как к нему пожаловал с повинной граф Булонский Евстафий, который согласился возглавить восстание, неумело руководил войсками при штурме крепости, чудом остался жив, покинул своих людей и саксов и явился в Руан. Король Англии Вильгельм I Победитель пожурил Евстафия, но крепко наказывать его не стал, простил: покорных людей он любил всегда, неплохие это люди в руках победителей.

    В том же 1067 году в Герфордской области организовал сопротивление нормандцам Эдрик. Саксы и бритты Корнваллиса заключили впервые в истории своих взаимоотношений союз. Вильгельм уже был в Англии. Без особого труда взял он город Эксетер, оплот Эдрика, разогнал восставших.

    Год закончился. Англосаксы не сложили оружия. Покидая родные края, они уходили на север от Лондона. В Нортумбрию и Мерсию прибыли, бежав от Вильгельма, Эдвин и Моркар, включились в освободительную борьбу. Они контролировали большую территорию от Оксфорда до Твила, заключили с вождями валлийских племен оборонительный союз. Столицу сопротивления, «Большой стан Независимых», они устроили в городе Йорке. Здесь, однажды вечером, бойцы дали клятву не спать под кровлей до тех пор, пока на Альбионе не останется ни одного норманна.

    Узнав об этом, иноземцы назвали этих людей дикими.

    На север перебрался законный король Англии Эдгар. Почему же бежали от Вильгельма люди? Кто был повинен в том, что содеяли нормандцы на Альбионе в ближайшие три года? Сторонники дюка Нормандии могут обвинить во всем англосаксов, вспомнив и «обещание» Эдуарда Исповедника, и нарушение клятвы Гарольдом, и законную коронацию архиепископом Йорка Альредом победителя Гастингской битве… Логика таких ответов ясна, она – корыстна, и, если принять эту корысть, эту логику, тогда можно, вслед за нормандцами, обвинить в мятежных действиях, в разбое, в бандитизме всех, кто с оружием в руках встал на защиту своей родины, тогда можно и оправдать все злодеяния нормандцев на Альбионе.

    Король Шотландии Малькольм (его еще называли Кенмором) принял Эдгара, юного, безвольного красавца, его сестер, родственников и многочисленных друзей, как законного и настоящего короля, даже женился на его сестре Маргарите, что, естественно, повысило шансы саксов в борьбе против нормандцев… и не об этом ли мечтал коварный Вильгельм, просчитав, как хороший игрок, сложнейшую партию на несколько ходов, на три-четыре года вперед, и не потому ли он содержал Моркара, Эдвина, Эдгара и других знатных пленников в прекрасных условиях, предоставив им возможность свободно передвигаться по городу, доверяя им полностью?!

    Обладая великолепным политическим чутьем, Вильгельм, изучив с помощью Ланфранка историю острова за последние полторы тысячи лет, прекрасно чувствовал, что Альбион можно и нужно завоевать. Именно завоевать остров, а не покорить англов, данов, норвежцев, скоттов, пиктов, ирландцев, как то делали все полководцы, вожди, короли до 1066 года. Для того, чтобы выполнить эту сверхзадачу, вновь коронованному королю короны было мало. Нужна была война. Война на разорение, на порабощение, на уничтожение не только самых сильных и стойких вождей племен и народов, не только духа этих же племен и народов, но и самих этих народов. Ни о каком покорении двух-трех племен не могло быть и речи. Только завоевание всего острова.

    Жадные глаза тех, кто видел привезенные в Нормандию сокровища Альбиона, толпы желающих – и простолюдинов, и представителей знати – готовых пойти за Вильгельмом, говорили о том, что у него появилась прекрасная возможность именно завоевать Альбион, сделать в исторически кратчайшие сроки то, что не удалось еще никому.

    Человек, который опутал Гарольда сына Годвина своей словесной вязью, вынудил его дать страшную клятву… такой человек ничего и никогда не делал на авось. Авось не убегут! Нет! Он должен был знать, он знал, что плененные и покорившиеся вожди обязательно убегут и попытаются организовать борьбу. Именно это ему было нужно. Именно это и случилось.

    Вильгельм не стал ждать, пока враг перейдет к активным действиям, сам пошел в наступление, осадил Оксфорд. Жители сопротивлялись упорно. Несколько дней нормандцы безуспешно штурмовали город. Оксфордцы отражали атаки, кричали со стен обидные слова иноземцам и самому Вильгельму. Тот горячился, посылал людей в бой. Защитники сражались стойко, и вдруг одна из стен не выдержала напряжения битвы и рухнула! Вильгельм злорадно улыбнулся. Его воины сработали прекрасно. Под беспрестанный шум сражения они сделали подкоп под мощную стену, та рухнула, образовав огромный проем, в который ринулись люди с бритыми затылками.

    Из 720 домов в Оксфорде было разрушено около 400. Убитых победители не считали. Считали только богатство. Отшельники монастыря Святого Фридесвинды защищались до последнего. Их всех выгнали. Монастырь ограбили, опозорили.

    Не останавливаясь в Оксфорде, нормандцы взяли город Варвик, Лейчестер, который истребили почти полностью, Дерби, где разрушили (видно, от усталости) «всего» треть домов, Ноттингем. Здесь Вильгельм повелел построить мощную крепость, доверил ее Гильому Певерелю вместе с 55 имениями, разбросанными по ближайшим окрестностям. Гильом построил на вершине скалы замок. Снизу казалось, будто огромная хищная птица зависла в воздухе, высматривая свои жертвы: кто еще хочет сопротивляться?

    Жители Альбиона сопротивлялись, невольно помогая Вильгельму в его коварном и жестоком деле. А разве могли даже самые мудрые из них, понимая, что сопротивляться смертельно опасно, не защищать свои города, дома, семьи, родину? Нет. Они обязаны были драться. Умирать и драться. Потому что народ с полуторатысячелетней историей обязан умирать в бою, если так порешила судьба. Иначе это – не народ. И даже не семья народов.

    Альбионцы дрались с нормандцами за каждый город, за каждый дом.

    Враг ворвался в Линкольн, разрушил 166 домов. На их месте иноземцы поставили крепость. В этом городе обитало много датчан. Вильгельм опасался могучей Дании, взял заложников. Но многим из них удалось сбежать на «историческую родину».

    На подходе к Йорку, в месте слияния двух рек, в жестокой битве король Англии разгромил союзное войско скоттов и англосаксов, погнал побежденных, ворвался на их плечах в город – пощады не было никому. Лишь горстке альбионцев удалось уйти в Шотландию.

    В Йорке моментально была возведена цитадель, где разместилось 500 рыцарей и несколько тысяч пеших воинов. Архиепископ Альред чувствовал себя вне опасности. Он предусмотрительно проявил лояльность к Вильгельму, собственноручно короновал его и мог надеяться на доброе отношение к себе. Он послал в свои владения обоз за хлебом. Нормандцы захватили его. Оскорбленный архиепископ пришел к Вильгельму и сказал во гневе: «Я венчал тебя королем, сейчас за злодеяния твои я проклинаю тебя и твой род!» Рыцари, услышав это, обнажили мечи, но король с наглой улыбкой остановил их: «Не стоит убивать того, кто уже мертв». Эти слова сокрушили могучего старца. Он понял, какую грубейшую ошибку – одну-единственную! – допустил, согласившись короновать на английский престол дюка Нормандии, вернулся домой и стал ждать смерти. Это очень тяжко: «мертвому человеку» ждать смерти. Это худшее из зол. Особенно для старцев. Архиепископ Йоркский долго ждал своего часа, молча ждал, бездумно: мертвым думать не дано. Лишь изредка его могучий дух оживал, успокаивал себя: «Я хотел как лучше!».

    Это был уважаемый всеми на Альбионе архиепископ.

    Однако сопротивление нормандцам не угасло, и даже дерзкий в своих замыслах Вильгельм, осознавая взрывоопасность положения на острове, вынужден был в 1068 году отправить жену Матильду в Нормандию.

    В начале следующего года из Ирландии на Альбион отплыла дружина Эдмунда сына Гарольда на 60 боевых кораблях. Патриоты вошли в устье реки Авон, осадили Бристоль, взять город не смогли: нормандцы убедительно доказали свое превосходство в военном деле. Рыцари Вильгельма прекрасно разбирались в фортификационном искусстве, взять построенные ими крепости было чрезвычайно трудно, особенно «альбионцам», относившимся к возведению крепостных сооружений и цитаделей в своих городах с прохладцей.

    Потерпев неудачу в Бристоле, Эдмунд поплыл вдоль побережья Альбиона в Соммерсетскую область, высадился там, уверенный, что его поддержат в борьбе соотечественники.

    Узнав о новом мятеже (а король Англии иначе не называл попытки коренных жителей выдворить пришельцев с острова), Вильгельм отправил на юго-запад острова войско под руководством опытного военачальника. В авангарде «карателей» шел крупный отряд англосаксов во главе с Эднотом. В жестоком бою погибло много людей Эдмунда и Эднота. Нормандцы лишь поставили точку в сражении, сокрушив обессиленного противника мощным ударом рыцарской конницы. Сын Гарольда отступил в Девонскую область, надеясь на помощь соотечественников, но очень уж напугала обитателей Альбиона жестокость, с которой расправлялся с непокорными враг.

    Преследуя остатки войска побежденного противника, рыцари ворвались в Девонскую область, вынудили Эдмунда покинуть остров (сын Гарольда вновь отбыл в Ирландию) и набросились с жадностью акул на местных жителей. Они убивали здесь всех без разбора, по самому малейшему подозрению в «мятеже». Никогда еще на Альбионе люди не испытывали такого сковывающего душу и волю страха. Даже хвостатая комета, которая совсем недавно пугала их, теперь была забыта – остались только рыцари, эта жадная стая изголодавшихся по крови акул. Но это были не акулы. Это были люди, облаченные в кольчуги, с мечами и копьями в руках, не знавшие ни жалости, ни страха, ни душевных мук. Они губили людей по первому навету, по неосторожному взгляду, по неосторожно брошенному слову. Они потеряли вкус жизни, у них остался лишь вкус смерти. Они полюбили смерть, все мертвое: глаза, застывшие в ужасе, вид мертвой крови, вид холодеющих тел, в немыслимых для жизни ломаных позах, цвет кожи, не спеша покрывающейся налетом серого… Рыцари привыкли ко вкусу смерти, народ привыкнуть к этому вкусу не мог.

    Нормандцы без труда расправились с «дикими людьми», сопротивление на юго-западе Альбиона прекратилось.

    В это время дела англосаксов в Йорке резко ухудшились. Они пытались штурмом взять крепость – не смогли, окружили ее, надеясь длительной осадой победить рыцарей, но Вильгельм был начеку. Он бросился из Лондона в Йорк, разгромил войско осаждавших, не оставил на поле боя в живых ни одного англосакса, заложил еще одну цитадель в городе, вернулся в Лондон.

    Много «альбионцев» погибло под Йорком, но борьбу они не прекратили. Только странно вели они войну против грозного врага! Дождались, когда нормандцы построят вторую цитадель, собрали войско, штурмовали Йорк. Конечно же, была очередная обидная осечка.

    Вильгельм решил нанести удар по Дургаму, крепости северных мятежников, приказал Роберту Комину взять город, расширить владения нормандцев на север. Рыцари неожиданным броском вышли к Дургаму, захватили его без борьбы. Это их не устроило: что за победа без крови? Они ехали на конях тихими улочками, убивали случайных прохожих, мертвая кровь радовала их.

    Расположились нормандцы хозяевами в городе, вечер подоспел. Солнце помаялось недолго над холмами, скрылось за ними, оставило вместо себя сотни огней-костров. Роберту Комину доложили, что в окрестностях Дургама сконцентрировалось большое войско англосаксов и нортумбрийцев, полководец вышел из дома епископа, осмотрелся. На окрестных высотах горели яркие свечи, город оказался в кольце костров. Комин знал, что вслед за его отрядом к Дургаму подходит огромная армия, посланная королем Англии для осуществления крупномасштабного наступления на севере, и был уверен, что противники не рискнут драться. Все же он не дал рыцарям расслабиться, организовал оборону, расставил людей на ключевых позициях. Он сделал это очень вовремя. Под утро в бой пошли англосаксы. Им известны были в городе все «ключевые» и «неключевые» точки. Они ворвались в Дургам с первыми лучами солнца, погнали рыцарей по сонным улочкам. Нормандцы в тяжелых кольчугах и лучшие в Европе лучники с самыми «дальнострельными» луками явно уступали противнику в «городском сражении». Это – «городской бой». Здесь свои законы, свои тактические сложности.

    Альбионцы, впрочем, не думали «об особенностях боевых действий в условиях средневекового английского города», некогда им было думать о теории. Они рыцарей гнали по улицам Дургама – до чего приятно бить врага, какая это замечательная работа: убивать рыцарей!

    Бой проходил при полном преимуществе штурмующих Дургам. Рыцари отступили к дому епископа, заняли оборону, надеясь и моля Бога, что враг не рискнет осквернить жилище епископа. Англосаксам в то утро некогда было думать. В руках у них горели факелы, освещавшие путь к победе, они полетели огненными птицами в дом епископа.

    Рыцари сгорели все до одного. Побоялись они выйти из охваченного огнем, заполненного дымом здания. Побоялись не смерти, а злобы победителей. Почему даже такие сильные люди боятся отвечать за свои поступки? Убивать, насиловать, грабить беззащитных, безоружных они могут. А вот выйти на расправу к тем, чьих родных они еще день назад губили, развлекаясь, не осмелились. Лучше в дыму задохнуться, лучше заживо сгореть, чем выйти на белый свет, на чистый воздух и посмотреть в глаза людям.

    Победа «альбионцев» в Дургаме магически подействовала на нормандцев. Несколько чудом уцелевших рыцарей вырвались из города, прискакали, загнав коней, в лагерь подходившей к Дургаму армии. Здесь все уже знали о случившемся. Слух о поражении отряда Роберта Комина пронесся по Альбиону с быстротой штормового ветра, а рассказ «счастливчиков», прорвавшихся к своим, так напутал рыцарей, что мало кто из них спал в ту ночь. Рассказ действительно был страшный!

    – Англосаксов было так много, как деревьев в лесу! – говорил, тараща глаза, один из рыцарей, и ему верили.

    – Их было больше, чем звезд на небе! – вторил другой, и ему верили.

    – Так много не бывает муравьев в муравейнике! – вздыхал третий рыцарь, и ему верили.

    Утром огромное войско нормандцев должно было выступить в поход, но военачальники не рискнули отдать приказ строиться в походные колонны: армия была деморализована.

    Жители Нортумбрии, а среди них было много данов, воспользовались заминкой в стане врага и отправили послов к королю Свейну. Вильгельм I, в свою очередь, тоже наводил дипломатические мосты с Данией, посылал туда доверенных людей. Король Свейн, три года назад отказался помочь Тости, хотя и выделил ему несколько кораблей. Теперь ситуация изменилась, теперь стало ясно, какую цель преследует на Альбионе Вильгельм Нормандский.

    Это не понравилось ни одному монарху. Королю Дании – в первую очередь. В Нортумбрии, в других областях Альбиона данов было немало, и Свейн еще не забыл о Кнуте Датском, еще мечтал об Англии. Помогать нормандцам завоевывать остров он не мог и не хотел.

    Осенью 1069 года 240 датских кораблей во главе с братом короля Осборном подошли к Дувру, штурмовали крепость. Нормандцы отбросили противника без особых усилий, еще раз доказали, что Вильгельм I подготовился к сложной войне за Альбион очень хорошо.

    Не справившись с Дувром, даны попытались взять Сэндвич – потерпели неудачу; атаковали Норвич – тоже безуспешно, доплыли до залива Гумбера, высадились здесь. Жители прибрежных районов встретили датчан хорошо, собрали ополчение, укрепив там самым армию Осборна. Тот повел союзное войско к Йорку, осадил город. Осада продолжалась семь дней. Нормандцы четко отслеживали действия противника, продуктов у них хватало; казалось, они могли чувствовать себя спокойно. Но рыцари волновались! В чужом городе держать осаду сложно. Нормандцы видели, как смелеют люди на улицах, и страх закрадывался в их души. А страх на выдумки горазд. Кто-то из рыцарей, осматривая глубокий ров перед крепостными стенами, подумал, что йоркцы могут засыпать его обломками своих домов, и доложил об этом своему начальнику.

    – Да, они это сделают, – ответил опытный вояка и отдал глупейший приказ. – Нужно сжечь их дома.

    Дисциплинированные рыцари исполнили повеление перепутанного военачальника, дома несчастных жителей загорелись в один миг. Началась паника. Люди метались по улицам, тушили пожар, резвый ветер трепал красные простыни огня, рвал дымовые мешки, разбрасывал охапками пламя по крышам домов, шумел, выл, пугал и без того перепуганных нормандцев. Опасаясь, как бы огонь не спалил весь город, они покидали крепостные стены, пытались локализовать пожар.

    Осборн дал приказ штурмовать Йорк, воины бросились на стены, ворвались в город, перебили много рыцарей, взяли в плен начальников обеих крепостей.

    Настроение у победителей было великолепное. Они отпустили начальников крепостей, их жен, детей, провозгласили Эдгара королем Англии, сломали – сравняли с землей – неприступные крепости.

    Почему они это сделали? Потому, что не хотели жить и воевать по-нормандски? Может быть, и поэтому. Но ведь Вильгельм I не раз доказывал им, что затраты на строительство окупаются очень быстро, что неприступные цитадели являются опорными точками всей системы обороны страны! «Альбионцы» слушать об этом не хотели. Разрушив крепости, они сплясали на развалинах дикую пляску радости…

    Вильгельм I узнал о неудаче своих воинов и поклялся не выпускать из рук копье до тех пор, пока не перебьет всех йоркцев. Он был очень зол. Нортумбрийцев было много. Они продолжали борьбу, не смирились с нормандцами. Уничтожить их всех до единого: возможно ли это? Несколько минут Вильгельм I носился с копьем в руках по залу построенной специально для него крепости в Лондоне, клялся, грозился погубить жителей Нортумбрии, всех жителей острова, но прошли эти страшные минуты, король успокоился, отдышался, отдохнул от утомительной работы, сел, призвал к себе людей, дал им задание.

    Они отправились на переговоры со Свейном, обещали ему от лица короля большие выгоды, если он уйдет из Нортумбрии. И датский король поверил ему, предал нортумбрийцев. В то же самое время Вильгельм вел переговоры с англо-саксонской знатью, обещая выполнять все требования жителей острова. Разговаривал он с англосаксами так ласково и нежно, что многие из них не нашли никаких контрдоводов. «Ласковое слово и кошке приятно», и англосаксам. Король Англии знал на опыте волшебную силу ласки.

    Нормандское завоевание Нарнии и русские святые: mikhael_mark — LiveJournal

    Заранее прошу прощения у историков-медиевистов за те невольные ошибки, которые могли закрасться в этот мой текст — в Средних веках я небольшой специалист. Вернее — просто никакой. Кое-что помню со школы, кое-что нарыл в «Википедии». Так что заранее буду благодарен всем, кто рискнёт поправить мои ошибки.
    Собственно меня не столько Средние века в данном случае интересуют, сколько классические «Хроники Нарнии» Клайва Льюиса, почитателем которых я вот уже несколько лет являюсь. Но так уж получилось, что некоторые подробности выдуманной истории вымышленной Нарнии не могут не вызывать ассоциаций с тем, что каждому известно со школьной скамьи.
    Речь пойдёт о тельмаринском завоевании Нарнии, которое описывается в четвёртой книге эпопеи — «Принц Каспиан». История этого самого тельмаринского завоевания очень напоминает историю нормандского завоевания Англии.Вспомним: тельмарины вторглись в Нарнию вскоре после того, как страну покинули короли и королевы из династии Пэвенси. В Нарнии начались беспорядки, которыми воспользовались агрессивные соседи. Тельмарины — потомки пиратов, заброшенных штормом на необитаемый остров и оттуда «провалившихся» в мир Нарнии.  И нормандцы, если чуть-чуть вспомнить историю — не «природные» французы (хоть Нормандское герцогство и находилось на тот момент в вассальной зависимости от французских королей), а потомки викингов, высадившихся на севере Франции и обязавшихся служить французской короне в обмен на занятые ими земли. О том, что викинги в большинстве своём жили пиратством, напоминать, думаю, излишне.
    Английский король Вильгельм (Уильям) Завоеватель, первый из нормандской династии


    Как и тельмарины у Льюиса, нормандцы в Англии воспользовались местными неурядицами. Король Гарольд, бывший противником Вильгельма Завоевателя в битве при Гастингсе, отнюдь не был бесспорным претендентом на корону. Его предшественник, Эдуард исповедник, почти 20 лет скрывавшийся от своих врагов в Нормандии, завещал корону Вильгельму. Но англо-саксонская знать этого завещания не признала. Напомню также, что битва при Гастингсе, ознаменовавшая собой окончание нормандского завоевания, была выиграна герцогом Вильгельмом исключительно благодаря тому, что армия англо-саксонского  короля Гарольда была за три дня до того сильно потрепана в битве при Йорке с другим претендентом на английский трон — родным братом короля Тостигом, выступившим в союзе с Норвегией. Норвежцев и Тостига удалось в итоге разгромить, но сил оказать сопротивление Вильгельму у Гарольда уже не оставалось…
    Нравы нормандцев и тельмаринов также схожи. О тельмаринах главный отрицательный персонаж «Принца Каспиана» — король Мираз — говорит так: «Мы, тельмарины, сами берём то, что нам нужно». Тельмаринам ничего не известно об Аслане, они не признают нарнийских традиций, а древние нарнийские предания внушают им суеверный ужас.


    Кадр из фильма «Принц Каспиан», изображающий битву тельмаринов с нарнийцами.


    Нормандцы славились не менее диким нравом. Википедия сообщает, например, что, несмотря на принятие католичества, христианские браки не были распространены в Нормандии. Нормандские феодалы  предпочитали «венчаться»  по языческим обрядам своих предков-викингов, поскольку такой брак, с одной стороны, признавался Церковью де-факто, а с другой — не имел церковного благословения и мог быть в любой момент расторгнут. Не стоит также забывать, что Англия до Нормандского завоевания была страной православной (и это послужило у нормандских хронистов едва ли не главным поводом отвергнуть права Гарольда на трон — дескать, епископ Кентерберийский не был утверждён папой, а стало быть, и не являлся настоящим епископом). Нормандцы же беспощадно насадили в ней католичество (думаю, этот факт религиозной истории Британии нашёл своё отражение в балладах о Робин Гуде, собираюсь ещё написать об этом).
    А дальше как в Нарнии, так и в Англии произошли удивительные вещи. Иноплеменники, вторгшиеся в чужую страну и навязавшие ей своего предводителя в короли в обоих случаях не остались господствующей расой угнетателей и не были изгнаны из страны местным движением Сопротивления. Они соединились с местным населением, признав его равные с собой права и приняв в значительной степени его традиции. Уже Вильгельм Завоеватель под конец жизни начал сближение с англо-саксонской знатью, эта политика в дальнейшем была продолжена при его сыне Генрихе I (восстановившем действие донормандского законодательства) и особенно при Ричарде Львиное Сердце. В конце концов нормандские и французские феодалы полностью ассимилировались на своей новой родине.


    Каспиан


    В Нарнии основы сближения правящей тельмаринской династии с коренными нарнийцами заложил тот самый принц Каспиан, в честь которого и названа сказка. Потеряв отца, ставшего жертвой дворцового переворота, едва не погибнув от рук коварного дяди, узурпировавшего трон, он вынужден спасаться бегством — и волею обстоятельств оказывается в тех местах, где прячутся последние коренные нарнийцы. Именно они помогают юному принцу не только сохранить жизнь, но и восстановить свои права на престол — он же возвращает им их прежние вольности. Примечательно, что среди простых тельмаринов предания старой Нарнии оказались живы, и многие из них, встретив живых нарнийцев — говорящих зверей и всевозможных фантастических существ — не захотели с ними расставаться, но присоединились к ним.


    Каспиан в окружении коренных нарнийцев


    И уже в следующей части «Хроник Нарнии», где описывается время правления Каспиана, нарнийцы и тельмарины сообща отправляются в дальнее путешествие, чтобы отыскать семерых тельмаринских лордов, отправленных в ссылку коварным Миразом и пропавших без вести. И тот самый мышиный рыцарь Рипичип, который столь храбро сражался с завоевателями в битве при Беруне, описанной в четвёртой книге, в пятой грозится отомстить за гибель «нарнийских лордов».


    Однако, мне представляется, что дело у Льюиса намного глубже, чем просто отсылка к подробностям английской истории. Здесь — ненавязчивый рассказ о промысле Божием, о том, как неисповедимы пути Господни. Захватчики-тельмарины, повторюсь, НИЧЕГО не знают и не хотят знать об Аслане. Но чудо, явленное в битве при Беруне, открывает им глаза на истину. Тысячелетние страдания народа Нарнии неожиданно оборачиваются тем, что к числу почитателей Аслана присоединяется новый народ. Не правда, ли, нечто подобное нередко случалось и в отечественной истории. Завоеватели, вторгавшиеся в наши пределы, нередко оставляли на Руси не только руины, могилы и плачущих вдов. Но и новых русских святых из своего числа.

    Наиболее яркий пример здесь, пожалуй, — святой Пётр, царевич Ордынский. Открытая православная энциклопедия «Древо» (http://drevo-info.ru/articles/15483.html) сообщает: «В 1253 году святитель Кирилл, епископ Ростовский ходил в Орду для ходатайства о церковных нуждах своей епархии и рассказывал хану о чудесах, совершавшихся при мощах святителя Леонтия Ростовского. В числе слушателей был и юный племянник хана, на которого рассказ святителя произвел очень сильное впечатление. Через некоторое время у Беркая заболел сын. Вспомнив рассказ русского епископа об исцелениях, он вызвал святителя Кирилла. Тот перед отъездом из Ростова отпел молебен у раки святого Леонтия и, освятив воду, взял ее с собой в Орду. Окропив святой водой ханского сына и прочтя молитву, епископ, обратившись к хану, сказал: «Выживет твой сын и станет таким же сильным, как ты». Хан богато одарил святителя Кирилла и отпустил в епархию. Ребенок выздоровел, а Беркай с той поры распорядился, чтобы вся дань, собираемая с Ростова, шла в Ростовский Успенский собор.

    Св. прп. Пётр, царевич Ордынский. Икона.
    Свидетелем чудесного исцеления двоюродного брата стал племянник хана, который буквально по пятам ходил за епископом во время его визита в Орду; он внимательно следил за всем происходящим и часто слушал беседы своего дяди с епископом Кириллом. После певого отъезда владыки Кирилла мальчик стал часто искать одиночества. Уединяясь, он размышлял о вопросах веры. От людей, сопровождавших епископа Кирилла, он слышал о прекрасных храмах и чудесных иконах и о том, как красиво звучат православные молитвы, и ему сильно захотелось самому убедиться в этом. Раздав своё имение нищим, после второго посещения святителем Кириллом Орды, юноша догнал епископа в пути и умолил взять его с собой в Ростов.
    Молодой человек, придя в Ростов, вошел в храм Успения Богоматери. И именно тут сердце юноши наполнилось верой, и, как писал о нем летописец, «новая луна взошла в сердце царевича», взамен той которой он ранее был научен поклоняться как божеству. Юноша попросил епископа Кирилла окрестить его. Но сделать это сразу епископ не мог: он боялся мести хана Беркая русскому народу. Когда хан умер и в Орде прекратились разговоры о пропавшем царевиче, епископ окрестил его. При крещении царевич Ордынский получил имя Петр.
    Владетельный князь Ростовский и епископ, почитая блаженного Петра, и боясь, как бы он не возвратился в свое отечество, принудили его, по многом увещании, сочетаться законным браком. Венчание Петра на дочери ордынского вельможи, поселившегося в Ростове, было совершено в Ростовской соборной церкви. Супруги имели многочисленное потомство. Петр Ордынский навсегда остался в России и до самой смерти находился в Ростове, пережив и святителя Игнатия, и князя Ростовского Бориса Васильевича, с которым он побратался.
    Только в глубокой старости Петр, после кончины супруги, он принял постриг в монастыре, который сам когда-то основал на берегу Неро. Скончался преподобный Петр в глубокой старости в 1290 году.»
    И таких примеров, думаю, русская история знает немало.

    BBC — История — Британская история в глубине: английское и нормандское общество

    Германская система

    Англо-саксонский Хускарл © На это была наложена старая германская система господства и домашнего очага, но она была изменена почти до неузнаваемости требованиями предыдущих двух столетий.

    Военная служба по-прежнему технически основывалась на земле, «взятой в долг» у лорда в обмен на службу. Тем не менее, к 10 веку эта земля часто отдавалась в дар в виде «книжной страны», которая была вечным королевским подарком лояльному слуге. Альфред и его преемники решили эту проблему, учредив фирду, и военная обязанность измерялась шкурами.

    По сути, англосаксонские короли обошли проблему господства, наложив пошлины на саму землю. От крупных землевладельцев теперь ожидалось, что они приведут с собой свиту тэнов, исходя из укрытия их земель, и само определение тэна означало, что тот мог позволить себе вооружиться как воин на доходы от своей земли. Сами более могущественные тэны имели свиты хускарлов, старых военных вассалов, которые служили в надежде получить книжный статус и статус тэна в обмен на их лояльность.

    Нормандская система

    Напротив, нормандская система была гораздо более простой. Выражаясь саксонскими терминами, норманны были иммигрантами во втором или третьем поколении Северной Франции. Согласно их собственному мифу об основании, земля Нормандия была пожалована их основателю Ролло около 911 года, и он и его преемники управляли ею как «марширующие» лорды границы от имени франкского короля. Таким образом, нормандская система была окрашена франкской практикой и по-прежнему прочно укоренилась в familia — домашнем очаге лорда.

    Хотя формально нормандский герцог имел право объявлять общий сбор (как и фирд), он обычно полагался на свою военную семью, представлявшую собой сложный набор семейных уз и преданности, которые он установил с великими магнатами, которые занимали его земля. Ко времени Вильгельма эти отношения превратились из взаимности, в которой нормандская знать были фиделисами (верными людьми), в отношения господства, в которых герцог был доминусом (лордом). Сам Уильям имел непосредственное отношение к этому изменению.Именно эта семья помогала управлять страной и была верна герцогу.

    Хотя нормандские герцоги контролировали чеканку монет в своих владениях, со времен деда Уильяма новых монет не чеканили. Герцог по-прежнему призывал свою знать предоставить армию, когда он хотел пойти на войну, и они согласились, ожидая своей доли в завоеванных трофеях.

    Regia Anglorum — Краткая история норманнов

    Regia Anglorum — Краткая история норманнов
    Маловероятный кандидат в Норман

    По с.900 г. викинги разорили северную Францию ​​до такой степени, что там было мало добычи, которую можно было найти вдоль рек, которые сформировали их основные проспект атаки. По иронии судьбы это была датская армия (под командованием Хрольфа или Рольф в некоторых хрониках), прибывший в 911 г., чтобы разграбить нижнюю часть Сены. Долина, которая оказала единственное продолжительное влияние викингов на Западную Европу.

    Хрольф безуспешно пытался осадить Шатр, но его армия была такой сильной. угроза долине Сены, что Карл, король франков, заключил договор в Санкт-ПетербургеКлер-сюр-Эпт. По этому договору вся земля, ограниченная реками Брестле, Эпте, Авре и Дайвс были пожалованы датчанам; фактически земля они уже под контролем. К 924 году франки были вынуждены предоставить датчанам округов Байе, Эксмес и Зе, а в 933 г. — Котенин и Авранчин.

    Хрольф крестился в 912 году и стал известен как Ролло. В течение двух поколений он и его последователи приняли язык франков, религию, законы, обычаи, политическая организация и методы ведения войны.Они стали франками во всех но имя, потому что теперь они были известны как норманны, люди Нормандии — земли нордманны или северяне.

    Любовь норманнов к морю и их динамизм привели к коммерческому процветанию. К середине XI века Нормандия была одним из самых могущественных государств. в христианском мире. Желание завоеваний в сочетании с ограниченной доступной землей побудил многих норманнов преследовать военные цели за границей: в Испанию для борьбы с маврами; в Византию для борьбы с турками; в Сицилию в 1061 году для борьбы с сарацинами; и конечно в Англию в 1066 году.

    В Нормандии Вильгельм «Ублюдок» унаследовал герцогство в возрасте семи лет. или восемь. В течение следующих двенадцати лет его несовершеннолетия герцогство находилось в постоянном состояние анархии. Восстание баронов достигло апогея в 1047 г., когда вся Нижняя Нормандия восстала против него. С помощью своего феодального повелителя Генрих I из Франции, Вильгельм, в возрасте двадцати лет, подавил восстание на поле боя. Дюны долины, недалеко от Кана. Замки мятежных баронов были разрушены и дворяне больше никогда не бросали вызов власти герцога.

    Действительно ли норманны уважали свое происхождение викингов?

    Норманнские отношения с англосаксонской Англией были несложными. Как норманны стали христианами и приняли французский язык, так что их герцоги нашли общий заинтересованность правителей южной Британии в закрытии Ла-Манша флотам викингов. Этот союз распался, когда норманны поддержали Эдуарда и Дом Уэссекса против Кнута из Дании в их борьбе за англичан трон.Когда Эдуард Исповедник вернулся из ссылки в Нормандии, чтобы взять В английской короне 1042 г. он, по понятным причинам, был про-нормандским. Наверное, потому что из этих про-нормандских симпатий, что претензии Вильгельма на престол имели хоть какое-то доверие.

    Страх норманских герцогов перед скандинавским вмешательством способствовал союз с Фландрией в 1066 году. Другими жертвами набегов викингов был пролив Ла-Манш. Острова или Нормандские острова. Эти острова не входили в состав герцогства Нормандия. в 1066 г .; вместо этого они были личной зависимостью от герцога Уильяма, как и Графства Бретань и Мэн.Все эти области предоставили людям и судам «великая экспедиция» 1066 года.

    Многие нормандские воины, администраторы и церковники служили в Англии при Эдуард Исповедник. Некоторые были ответственны за реорганизацию английской защиты вдоль валлийских границ около 1055 г., хотя их попытки ввести норманно-французские кавалерийская тактика англичанам окончательно провалилась.


    Щелкните здесь, чтобы вернуться в деревню.

    Щелкните здесь, чтобы вернуться в поместье Дренгем.


    Известных норманнов


    Норманны были потомками викингов, поселившихся на севере Франции в 10 веке. После создания цитадели в Нормандии норманны начали распространяться по разным частям Европы, используя свою военную мощь, которой они были известны.

    Первоначально служившие наемниками для различных европейских монархов, норманны со временем создали множество собственных королевств. Они основали Сицилийское королевство, завоевали Англию в 1066 году, распространили свой контроль и влияние на Шотландию, Ирландию и Уэльс и основали Антиохийское княжество в Леванте.

    Уильям Железная рука

    Уильям Айрон Арм был сыном знаменитого норманнского лидера Танкреда Отвильского. В первой половине 11 века Вильгельм прославился как умелый и доблестный наемник, сражаясь на Сицилии вместе с лангобардами в византийской кампании против сарацинов.

    Именно здесь в знак признания его боевой доблести он получил прозвище «Железная рука».После захвата Сицилии у сарацинов крупное восстание норманнов вынудило византийцев отказаться от острова. Вильгельм, как один из главных нормандских лидеров восстания, сыграл важную роль в успехе нормандского дела.

    Впоследствии Вильгельм стал лордом Асколи и предпринял попытку завоевания Калабрии в 1044 году. Его успешные военные подвиги легли в основу состояния семьи Отвиль, которая оставалась у власти в разных частях Европы более века.

    Роберт де Жюмежес

    Роберт Джумьежский был первым архиепископом Кентерберийским, выходцем из Нормандии. Он был назначен архиепископом в 1051 году, когда англосаксонская Англия начала нормироваться под властью Эдуарда Исповедника.

    Его назначение было главной причиной недовольства между Эдуардом и его англосаксонскими баронами, что в конечном итоге привело к изгнанию графа Уэссекса Годвина. После того, как Годвин вернулся из ссылки в 1052 году и вынудил Эдварда пойти на компромисс, Роберт бежал из Англии, чувствуя, что его жизнь в опасности.

    Его обращение со стороны англосаксонской знати было известным предлогом, который Вильгельм Завоеватель использовал для своего завоевания Англии в 1066 году.

    Одо, граф Кент

    Одо был одной из самых известных личностей, участвовавших в вторжении норманнов в Англию в 1066 году. Норманнский дворянин, Одо был сводным братом Вильгельму Завоевателю, который сделал его епископом Байе в 1049 году.

    Одо был одним из самых важных советников Уильяма во время завоевания Англии и вместе с Уильямом активно участвовал в военных подвигах на Британских островах.Впоследствии он был назначен графом Кентским в 1067 году и стал самым влиятельным человеком в Англии после самого короля.

    В 1076 году его судили за незаконное присвоение из королевской казны, и ему пришлось отказаться от многих вещей. В 1082 году Вильгельм заключил Одо в тюрьму из-за его планов отправиться в Италию с военной экспедицией. После смерти Вильгельма в 1087 году Одо снова стал политически активным.

    В 1097 году он решил участвовать в Первом крестовом походе и умер в пути.Одо считался одним из самых амбициозных норманнов своего времени.

    Узнайте больше об известных нормандских людях в Википедии


    Newman Reader — норманны и норманны в Англии и Ирландии

    Раздел 1

    2.

    {288} IT было бы интересной работой, чтобы проследить причины и ход цивилизации, в случае отдельных наций по сравнению с Другая.Некоторые народы были цивилизованы завоеванием, другие — быть побежденным. Моральное и социальное развитие Испании, Галлии и Южная Британия под римским игом является примером последнего. процесс; но чаще побеждающий народ был учеником, не учителем, и добровольно поставила себя к ногам те, кого она начала, наступая на свои собственные. Это видно из суть дела: наиболее благоприятные страны земли естественные очаги цивилизации; и это самые объекты алчность северных или восточных рас, которые одновременно более воинственны и менее изысканный.Соответственно, грубый воин выходит из скованного льдом. скалы, его пустынные степи или его раскаленные пески, для солнечных холмов или хорошо обводненные луга умеренного пояса; и когда у него есть прочно обосновался в своем новом жилище, что послужило стимулом для его завоевание становится инструментом его воспитания. Так получилось, что Готы и лангобарды отбросили свою национальную жестокость; таким образом это было что фанатичный араб превратился в отполированного рыцаря Севильи или Гранада: и, таким образом, северянин смягчил и свое имя, и свое имя. природы и его характерных качеств — жестокости, хитрость и романтическое честолюбие своего варварства — отбросили фантастические одежда христианского рыцарства.

    Обычный курс варварское нашествие выглядит следующим образом: — Некоторые племена находятся в впереди остальных, {289} будучи авангардом большого войска или беглецы неудачной войны; они приходят в страну, которая будет их добычей в последовательных экспедициях; как падающие волны один над другим, они пронизывают его; тогда, как волны, они уходят на пенсию, а затем снова, после некоторого перерыва, возвращаются. Далее они точные взносы, которые снова и снова покупаются. Далее либо насильственным путем или по договору они завладевают некоторыми территории и занимают свое место помещиков среди старых арендаторы и учреждения земли. Это оказывается более политическая взятка, чем золото; это подарок раз и навсегда; это ставит их под обучение, и возлагает на них обязанности. Через некоторое время они оказались под счастливым влиянием цивилизации, будь то более великой или меньше, в которое они засунули себя.Они подражают обычаям и манеры их новой страны; они приобретают моральное восприятие и стандарт суждения, к которому раньше они были совершенно чужды; Oни отказаться от своего старого идолопоклонства. Они торгуют и зарабатывают деньги; Они растут консервативный; они учатся стыдиться диких привычек своих праотцы; они объединяются со старыми жителями в отражая новые вторжения своих собратьев. Возможно, они даже проявить к последним благотворительность, посылая им миссионеров, или возвращение пленных или заложников, которых они взяли, чтобы научить им более чистая вера и искусство жизни.

    Эти последовательные шаги в ход цивилизации приобрел самостоятельный характер в замечательном расы, чья история так глубоко повлияла на два острова Север; и как мы уже говорили об ужасных и отвратительных черты скандинавского характера, поэтому наша цель — говорят об исключительных облегчениях, с которыми были его чудовищны, поскольку {290} время шло, сопровождаемое, пока оно не превратилось в рыцарское Норман.Хотя северяне были из той же породы, что и саксы, они были одаренный более героической душой. Возможно, это было своеобразным пейзаж и климат их родных домов, которые подсказали им такие возвышенные устремления и такая восторженная любовь к опасностям и невзгодам. Тишина пустыни может наполнить свирепого араба восторженным наслаждение [Примечание 1], и бесконечные леса Великобритании или Германии могут дышать глубоко тайна; но ледяные горы и хриплые гулкие волны Выращенные на Севере воины королевского достоинства, как умом, так и телом, подобает будущим обитателям европейских престолов. В колыбели волна и шторм, они были избавлены от соблазна праздности и роскошь: они не поклонялись животворным силам природы с грека, ни сабея не целовали руку яркому звезды небесные; но, в то время как они дали личное присутствие и волю страшным или прекрасным духам, населявшим горы или попали в засаду в тумане, они на собственном опыте поняли, что добро не может быть получено простым желанием, и они сделали это первым статья в их кредо, что их награда — будущее, и что их настоящее должно быть тяжелым трудом.

    2.

    Свет и мрак, благородство, суровость и причудливость северянина Персонажи превосходно изображены в романтических сказках Фуку. В однажды он представляет нам любящего честь Фрода, друга скальды, которых учили в книге {291} ученого Исландец, как леди Аслауга сто и более лет назад в ее золотой вуали распущенных волос завоевала любовь короля Рагнара Лодброга, и кто, влюбленный в нее, видел время от времени внезапный появление его яркой королевы в облачном осеннем небе, оживляющее его на великие и воинственные подвиги. В другой раз это леди Миннетрост, добрая Друда, далеко на берегу Балтики, на ее высоком залитая лунным светом башня, подняв длинный белый палец вверх и указывая на звездное небо. Опять же, у нас есть высокая стройная форма прекрасная Сигрид, с большими голубыми глазами, воспевающая свое очарование, собирает колдовские травы и варит колдовское зелье, которое делает герои непобедимы в бою, а на банкете работает черным таинственное горе.Тогда у нас есть гигантские формы людей на островах озера, с массивными нагрудниками и огромными медными щитками, и алебарды были так высоки, что походили на мачты судов. А потом в поле зрения появляется судно, готовое для использования морскими рыцарями в их пиратские экспедиции; и прочь они переходят граничащие волны, на их ужасные миссии крови и огня, чтобы обрести бессмертную славу причинение невыразимой боли. И вдруг появляется один из них на свадьбе пир в Нормандии, морской король Аринбьёрн; один из тех воинов в страна с высоким побережьем, которой на материке мало или совсем ничего, но которые плывут по земле своим легким лаем в компании храбрых и преданные последователи, проходящие с одной стороны мыса Нордкап, нет, даже из далекой Исландии, вплоть до имперского Константинополя, или побережье цветущей Азии или горящей Африки, где почти все другие моряки виноваты. А в другой раз нам показывают призраки раскаяния, смерти и осуждения, а также живые формы гордость, страсть и искушение в истории беспокойного ребенка свирепого воина {292} Дронтхейма; и, с другой стороны, узор рыцарь и его дама яркая возвращаются в свою старую страну с равнин Франкланда и представляя диким северным гоняться за тем идеалом, к которому они смутно стремились, но не могли adumbrate; и бледный темноволосый Синтрам, успокоенный и побежденный голос и лютня прекрасной Габриель.

    Это, конечно, романтика; но если это можно считать предвкушением того, во что превратились северяне. норманны, их потомки, это подскажет нам, что там определенно существовал между последними людьми и церковью средний возраст — почва для сочувствия и взаимного уважения, которой нет, по крайней мере в той же степени, между ее великими понтификами и Англо-саксонские или кельтские новообращенные. Проповедники мира и вестники войны, хотя и противоположны жизни и смерти, тем не менее связаны узами привязанности и единства в безупречной простоте цель, с которой они бесстрашно разрабатывали свои объекты.Норманнский рыцарь не признавал ни земного стандарта, ни земного вознаграждение; его конец мог быть причудливым и эксцентричным, но он был идеальным; это может быть честь, слава, благородство, возвышенное, но, по крайней мере, это было бескорыстный; и до сих пор это напоминало христианство. Первая сделка между этим странным народом и Папой был значительный знакомство с отношениями, в которых они стояли по отношению друг к другу в последующие времена. Святой Лев IX.привел силу против их; они сразились с ним, выиграли битву, взяли его в плен, а затем, ниц к его ногам, просили у него прощения и его благословение [Примечание 2]. Он согласился, и сделал их своими союзниками. Не прошло и много лет, как они были защита великого Хильдебранда от Императора. Тот великодушный {293} Папа и его современник Вильгельм Завоеватель, могут быть приняты как типы соответственно их противоположных задач; и они явно стеснялись друг друга.Это величайший комплимент что светский историк может заплатить Уильяму, что Хильдебранд держал удаленность от него; это величайший комплимент, что историк может заплатить Хильдебранду, чтобы сказать, что Уильям хотел получить его апробация.

    3.

    Однако такие разные первый взгляд, это нормандец одиннадцатого века из дикаря пират, разоривший Англию и Ирландию в девятом и десятом, что он имеет важное значение в истории цивилизации, чтобы иметь возможность проследить некоторые точки связи между их национальными характеристики.В определенной степени мы можем добиться этого; и мы считаем, что в заявлении о способности обнаруживать от первых зародышей рыцаря рыцарства и отмечая даты их постепенного формирования и развития, в хроники дикой скандинавии. Например, как мы уже предположил отличительную черту варвара Севера, поскольку в отличие от других варваров, его восприятие и стремление к pulchrum , его вера в существование некоторого совершенства более чем обычное, его поклонение какому-то непостижимому, непередаваемому совершенство, которое возбуждало в нем восторженную страсть и требовало для его достижения сверхчеловеческое усилие.Это отличное качество ума проявил себя как в грубом норманне, так и в норманне, и как что касается меньших вещей, то стала притворством редких и необычный, который мы впоследствии находим в истории как знакомый атрибут последних людей. В качестве примера мы можем указать значение, которое он установил на умение выполнять физические упражнения. Подвиги {294} силы, действительно, почитаются всеми народами, варварскими или нет; но Скандинавская направленность не только на мышечную энергию, но и на умение который имеет интеллектуальный характер, — объединенная сила на ловкость, разносторонний в своем проявлении и готовый к появлению. Олаф, сын Триггвы, в беззаконии своих деяний и романтики из своего состояния был настоящим морским королем. Родился без отца, на маленьком остров, куда сбежала его мать, спасая свою жизнь, захвачен и продан в Россию, убегая и превращаясь в пирата, облетая побережья Шотландия, Ирландия, Уэльс, Франция, Фландрия и Фрисландия, обращенные в христианство к христианству на островах Силли, женившись или, вернее, женившись на принцессой Дублина и, наконец, королем Норвегии, — кажется, достаточно описать его характер в этом простом наброске его истории и не обещать в лучшем случае ничего, кроме решимости, смелости, и стойкость пиратского авантюриста.Но у него были достижения тоже [Примечание 3]. Что он должен иметь смог взобраться на пропасти и снова спуститься по ним с тяжелым грузом с добычей, — это действительно был талант, подходящий и необходимый для грабитель; но вряд ли мы должны были ожидать от такого грубого персонажа что он практиковался в определенных гимнастических искусствах, что он мог бегать на веслах, пока гребцы тянули, что он мог бросить сразу два дротика на свои метки, или чтобы он мог сыграть в поочередно подбрасывать мечи и ловить их на манер индийский жонглер. Идеальное владение конечностями, умение, аккуратность и изящества в их упражнении, были почитаемы северянином в такой же мере, как и с рыцарями турнира. Он мог управлять своим судном как охотно, как лошадь; он мог бороться, плавать, кататься на коньках, грести и, хотя морской король, он мог ездить верхом. {295}

    Персонаж, как мы уже сказали, проявляется в мелочах: ​​именно по этой причине в связи с этим отметим, кстати, что точность и изысканность Скандинав также проявился в его выборе еды и одежды.Пока англосаксы носили бороды, норманны брили; теперь при этом они они только следовали обычаям старой страны, которую они покинули. Таким образом Гарольд, воевавший с пиратами, отрастил волосы, как своего рода покаяние, пока он не добьется успеха в своем предприятии; когда он стал королем Норвегии, он подчинился тому, что его отец отрезал его. Предки привередливых норманнов стригли и причесывались. даже в Скандинавии; они часто купались, красиво одевались, и украшали свои военные корабли.Они были хороши в еде; и, как мы заметили на предыдущей странице, презрение к вину как простому стимулу к праздничности, были умеренными в его использовании.

    Эти, однако, меньшие имеет значение; наиболее очевидная и заметная черта характера, общая для норманны и норманны — в этом особенность их воинственного героизма. Война была их жизнью; это было почти их summum bonum ; хорош в сама, хотя ничего из этого не вышло.Стремительность нормандца облегчился в расточительности и вызывает улыбку с самого его интенсивность; в одно время становясь религиозным фанатизмом, в другое время фантастический странствующий рыцарь. Само его поклонение заключалось в том, чтобы сражаться; его обряд жертвоприношения было разносом оружия. Он направил копье, чтобы решить вопрос в том, что его дама была самой красивой женщиной в творчество; он обнажил меч на богохульника, чтобы убедить его в святость Евангелия; и он резко перешел от сноса церквей и горящих городов во имя спасения Гроба Господня от нечистый неверный. У северян тоже эта гордость разрушения был {296} их жизненным весельем. Они уничтожили ради разрушения, потому что было хорошо разрушать; это была демонстрация силы и мощи сделал их богами. Казалось, что ими одержимы какие-то внутренние мучения, которые нуждались в выходе и которые низводили их до безумие собственных берсерков в отсутствие какого-нибудь более благородного удовлетворение. Их пугающая деятельность была их способом поиска что-то великое, они не знали что, идея чего преследовала их.Это подтолкнуло их к этим внезапным спускам и стремительным карьерам на страна, о которой мы уже говорили; и который даже в современном раз вспыхнул в характерной энергии Густава и Карл XII. Швеции. Следовательно, также, когда они продвинулись на несколько шагов на пути цивилизации, из-за этого характера или привычки к беспокойству они не могли терпеть нейтралитета; они активно вмешивались в дело правильного, пропорционально тому, как они отказались от практики зла. Когда они начали выяснять, что пиратство является преступлением, вместо того, чтобы прибегая к мирным занятиям, они нашли занятие, родственное само пиратство в подавлении пиратства. Короли, действительно, естественно предпринять такую ​​миссию, поскольку пиратство помешало их суверенным власть и не умрет сама по себе; не было замечательно, что Гарольд, Хако Добрый и Святой Олаф должны повесить пиратов и уничтожить их сосуды; но суть нашего замечания в том, что они преследовали преступников с тем же яростным рвением, с которым они до этого сами совершили такое же преступление.это иногда говорят, что исправившийся распутник — самый суровый из моралисты; и эти северные луноходы, после их обращения, совершили покаяние за собственное пиратство путем беспощадного преследования пиратов. Они стали странствующими рыцарями на воде, посвятив себя трудностям и опасность в {297} защите мирного торговца. Под Canute Дании было образовано братство с этим объектом [Примечание 4]. Его члены обычно начинали с захвата судов, не свои собственные для его преследования, а также обязательные ссуды на богатого торговца за их одежду, хотя они и утверждали, что возместят их владельцы из добычи в конечном итоге обеспечены.Прежде, чем они пошли доска, они общались; жили трезво и сурово, ограничивая как можно меньшему количеству последователей. Когда они нашли Христиане на захваченных кораблях, они выпустили их на свободу, одели их, и отправил их домой. Таким образом, целых восемьсот пиратов суда были уничтожены.

    Иногда, несмотря на Реформации, они по-прежнему занимались пиратским промыслом; но это был модифицированное пиратство.Они подчиняются законам, исполняя его, и вёл войну против тех, кто их не соблюдал. Эти объекты их враждебность вызывала то, что Тернер называет «неразборчивыми» пиратами. «Их своеобразной и выбранной им самим задачей, — говорит он, — была защита беззащитный штурман, и искать и атаковать неизбирательный грабитель. Постепенно пирата стали преследовать как генерала. враг человечества ». Далее он упоминает некоторые законы Ялмар наложил на себя и других проницательных пиратов, чтобы эффект, что они будут защищать торговлю и сельское хозяйство, что они не заставлял женщин садиться на свои корабли против их воли, и что они не ели сырого мяса.

    Итак, в том, чем мы были вытягивания, достаточно, чтобы показать как элементарное сходство характера, и все же огромное фактическое несходство между Скандинав и норманн. Достаточно сходства, чтобы показать, что непохожесть — это изменение : когда {298} нет сходства вообще между первым и вторым состоянием, мы не считаем это изменение, но это одно было заменено другим. Здесь, однако это перемена, и огромная перемена; а потом вопрос следует, как это произошло? На картинке достаточно, чтобы показать, что рыцарь рыцарства, возможно, был сделан из варварский морской король; но недостаточно, чтобы предположить, с другой стороны, как варварский морской король когда-либо стал рыцарем рыцарство. Конечно, чтобы ответить в общих чертах, это был один из много побед христианства.Хрольф, или Ролло, покинул Север беззаконный мародер, изгнанный реформаторской энергией короля Гарольд со светлыми волосами; и когда он приехал во Францию, все было в порядке причинить ему войны, которые его сородичи вели Англия и Ирландия. Не упустил он и свою ужасную миссию: опустошив Англию вместе со своими соотечественниками, он высадился на французская провинция, которую с тех пор называли Нормандией, разграблена Камбре, угрожал Руану, осадил Париж, взял Байе, опустошил окрестности Сенса и сравняли с землей ул. Ло на землю. Эти образцы удачных безобразий, которые Ролло совершил на безобидная страна; но каким-то образом они закончились его крещением, получив крупный грант территории и, наконец, заняв его место среди землевладельцев и знати Франции. И он не был первым из его дикие соотечественники, которые в той же самой Франции подчинились Церкви, и были натурализованы, при условии защиты земли против свежих вторжений с севера.И политика, и компакт были совершенно успешными. В течение ста пятидесяти лет раса достигла таких успехов в искусстве жизни, что устояла в первую очередь в цивилизации того времени, чтобы быть образцами особого {299} вида доработки, и быть в состоянии представлять религию и учить манерам даже христианское население историческое название и древняя вера.

    4.

    А теперь мы подошли к вопрос, ради которого мы ввели это удлиненное уведомление о северянах и их французской колонии. Почему это было похоже процесс с подобной проблемой не происходил в Англии и Ирландии, когда среди них поселились варвары? Почему датчане в обоих острова поддаются влиянию, которое было столь мощным и столь успешным на другом континенте? Один и тот же свирепый противник исходит из Север, и распространяет свои опустошения по обе стороны от англичан и Георгиевские каналы; он настолько идентичен, что у него такое же лидеры, которые иногда проводят рейды в одной стране, иногда в другой.Рагнар не только опустошил Англию и Ирландию, но и разорил проникал со своими бандами к стенам Парижа. Гастинг грозный противник Альфреда, разграбленный на Сене. Ролло, как мы сказал, совершил спуск в Англию, прежде чем он приехал во Францию. Это нуждается в объяснении, как случилось, что эта же раса, будучи поселился в то время в двух странах, сделал такие очень неравный прогресс цивилизации в одном и в другом.

    Мы воспринимаем факты как мы их заявили; период датского поселения в обеих странах безусловно, современна, и прогресс цивилизации так же конечно неравно. Страна выше Хамбера была во владении датских князей от н.э. 870 г. до Нормандского завоевания; Восточная Англия была колонизирована датчанами с 878 г. н.э. Датчане основали или перестроили Дублин, {300} Уэксфорд, Уотерфорд, Корк и Лимерик, около 850 года; и держали их еще в 1171 году, во времена того, что мы должны назвать «нормандским Завоевание »Ирландии [Примечание 5].Ролло, с другой стороны, завоевал Нормандию около 912 года. а интимное сношение — необходимое условие воздействия, улучшение и изменение варварской расы, как англосаксов, так и ирландцев имел возможность такого общения с датчанами более полно, чем франки с норманнами. И все же датчане не получили такого извлекает выгоду из своего поселения в Англии и Ирландии, поскольку норманны пожали от своего французского наследства. Это второй пункт на которую мы обращаем внимание читателя.

    Можно ответить, что Англичане и ирландцы обратили их в христианство, а то и в высшее. благословения и больших перемен они не могли сыграть важную роль. Это верно: это обращение было делом святых и ревностных священников; и что такие были, несомненно, и что их усилия были преуспевают, несомненно, как и следовало ожидать от их рвения и их святость.Но мы говорим здесь не о простом подчинении Церкви. и вера в ее слово, что обычно бывает у проповедника. эффект в случае невежественных варваров; но этой формации и возвышение характера, это единство и общность мыслей, которые держат и применение религиозных принципов, это самоуправление, которое социальный прогресс, который мы обычно подразумеваем под словом «цивилизация». Цивилизация, как и варварство, — это социальный, а не просто этический термин; это атрибут народа. Людей цивилизованными не называют, как таковые, но как члены политического тела, а политическое тело не цивилизованным простым действием евангелиста или миссионера. Что для этой цели необходимо {301} влияние пасторов, правителей и учителей, или наличие или соседство рас цивилизованных уже. Это выгода, которую Франция даровала Норманны — не то чтобы их цивилизация была идеальной, но по сути цивилизация.Норманны научились жить в мире с их соседи; когда они воевали, это было согласно правилу; Oни почитаемый закон; они могли управлять и ими управлять: они могли принять курс политики; и у них были изысканные манеры. «Устойчивое правосудие в его собственное поведение, — говорит Тернер, говоря о Ролло, — непреклонная строгость ко всем правонарушителям, и к благотворным результатам, которые каждый испытанный этими положениями, постепенно произвел любовь к справедливости и подчинение закону среди своего народа. Под его администрация Нормандии заявляет, что воров не было, грабителей, ни частных подстрекательств ». И после цитирования отрывка из Глабер Родулфус, свидетельствующий о том, что норманны жили «как одна большая семья родственников «заботиться о бедных и огорченные и незнакомые люди, и к их религиозной щедрости, Тернер продолжает говорить об их любви к славе, их зарождающейся любви к литературе, их общем приличии и непоколебимой моральной устойчивости персонаж.Это был эффект контакта с французским цивилизации, а не от какой-либо естественной внутренней силы в норманнах сама колония, кажется неоспоримой не только из той идентичности, на которой мы уже жили, норманнов Франкземелья с датчанами Англии, и от того факта, что свежие и свежие северяне были постоянно присоединяясь и беспокоя, если бы это было возможно, Норманнское политическое тело, но, с другой стороны, из того, что говорит история нам о быстрой и полной ассимиляции нормандского народа Французского, даже до принятия французского {302} языка и их полное отчуждение от своей родины. «Северяне, которые поселились в Нейстрии, — говорит Лаппенберг, — постепенно затерялись среди французский. Французы и иностранцы посетили Нормандию в поисках некоторые следы старых скандинавских колоний; но напрасно они искал исконных северян в исконных жителях; с За исключением некоторого отдаленного сходства, Норск они ни с чем не встретились ». «Все воспоминания об их национальной поэзии, — говорит он теперь, — были такими же полностью вычеркнуты из потомства северян, словно в пересекая океан, они напились воды Леты.» [Примечание 6] К концу X века «языковая разница» говорит Тьерри, «который сначала обозначил линию разделения между дворянами и людьми Нормандии почти перестали существует; и именно по его генеалогии норманн из Скандинавии происхождение отличалось от галло-франков ». [Примечание 7] И, «когда использование lingua romana стало повсеместным по всей Нормандии скандинавы перестали смотреть на норманнов как их естественные союзники по родству; они даже перестали их называть имя норманнов, но называли их французами, римлянами и вельсками или Велчи, их имена для всего населения Галлии. «Лаппенберг говорит то же самое: «Если бы жители Нормандии мало заботились о свою северную родину, жители севера, на их часть, чуть не забыли своих беглых сородичей, которые нажились за себе другой дом ».

    5.

    Таково удивительное и быстрые изменения, которые имели место {303} у северян, когда они проживали в Франция; не то чтобы нормандский персонаж стал французским, но он перестал быть варваром и стал христианином; это было большим изменением.Теперь позвольте нам в отличие от него государство датчан, или северян, или остменов, как в Англии и Ирландии их называют по-разному. Автор последний цитируемый является самым безупречным свидетелем, потому что его склонность против норманнов и Святого Престола; как если бы англосаксы восстановили свое прежнее состояние и сами управляли своими делами лучше, если бы их оставили в покое. Теперь он говорит, говоря о «колониях. викингов «» на побережье Ирландии они владели Дублином, Уотерфорд, Лимерик и Корк.В Дублине проживал главный король северяне; У Уотерфорда были также свои короли. Эти колонии, которые иногда воевали друг с другом, а иногда вместе против ирландцев или англичан, сохранили свой воинственный дух который, хотя и имеет всего несколько портов и небольшую часть интерьер, они могли поддерживать себя в течение нескольких столетий. Христианство окружало их со всех сторон; а в одиннадцатом века они приняли его сами.» [Примечание 8] Итак, здесь скандинавская колония намного меньше, или, по крайней мере, более рассредоточенный, чем в Нормандии, фактически окруженный Христианское население и население гораздо более раннего христианства чем франки, и действовали с их стороны до такой степени, что их религия, но так мало подавленная христианским влиянием, что о них больше нечего записать, кроме того, на что они воевали друг друга и своих ирландских соседей. И заметно, что, учитывая, что во всех их ирландских поселениях был один король, по крайней мере до начала одиннадцатого века эти войны Между собой датчане {304} должны были быть гражданскими войны. Ланиган говорит о том же самом. Сказав, что датчане Дублина были первыми представителями своей нации в Ирландии, которые стали Он добавляет, что христиане, «что, однако, не помешало им впоследствии практикуя разрушительные действия так же, как их предшественники сделали.»[Примечание 9] Заметим, он не говорит просто об их войне, что, увы, могут делать самые цивилизованные и христианские народы, но продолжая жестокие набеги своих предков.

    Следует добавить, что тогда как норманны были обращены уже в день их прихода, Датчане, даже в Дублине, не обратились в христианство до конца сотни лет. лет от их поселения там, и в других ирландских городах много позже. В начале одиннадцатого века, около двух столетий после их прибытия, хотя и «с определенным прогрессом», тот же писатель говорит: «было сделано датчанами в благочестии и религиозных обрядах, но мы находите их время от времени, даже в этот период, совершая грабежи в религиозных местах ». [Примечание 10] Как сильно контрастирует пресловутая преданность норманнов! Несмотря на все недостатки последних людей, их жестокость и их распущенность, они были образцовыми в сохранении религиозное поклонение.«Они стали причиной», — говорит Лаппенберг [Примечание. 11], «предстоит построить невероятное количество церквей и часовен». Они так сильно изменились именно в этом, то есть в их языческие обычаи, которые привели их к разрушению церквей, и в которых Датчане-христиане Ирландии все еще потакали, «что в Франция, которая так рьяно строила церкви и монастыри, как они. Они даже основали братства-перевозчики для возведения церквей. Люди приняли причастие, примирились с {305} своим врагов, и объединились для этой цели, выбрав вождя или короля под в чьем направлении они тянули телеги, нагруженные всякими строениями материалы. Наверное, были и масонские братства ». Ирландия, напротив, так далека от старых христианских жителей. ведя своих датских неофитов к строительству церквей, датчане учили Ирландцев грабить и уничтожать их, как явствует из отрывка из Ланиган, которого мы цитировали в предыдущей части этого обсуждения.Нет, Примечательно, что сами скандинавские страны получили Христианство в то время, когда основная масса эмигрантов из те, которые два века жили в христианской стране; и, опять же, норвежские и датские христиане на своей земле были больше изменилось их обращением, чем их родственники на ирландском языке. «Эти люди, — говорит современник, говоря о норвежцах, — научились любить покой и более мягкие манеры. Другой говорит о датчанах: «Они добились успехов в гуманитарных науках; дворяне отправляют своих сыновей в Париж для образования, не только для церковных должностей, но и для для светской работы ». [Примечание 12] Это подтверждается такими результатами, история которых случайно отмечает, что у Парижа был дар цивилизации. время, которого не было в ирландских школах.

    Отметим также, что Ирландская церковь случайно получила сопутствующую помощь в ее работе, что, казалось, сделало цивилизацию этих поселенцев сравнительно легкая задача.Вследствие их положения, расы норманнов, по рождению ирландцы, живя на море, они были естественной средой сношения между их собственной страной и их приемной страной, а в как следствие, они занялись торговлей. Теперь {306} погоня за богатством как минимум антагонистична варварской турбулентности, даже если это не прямое отношение к христианству; но в этом случае это даже таким образом не способствовало общению христианских манеры от старых христиан к новым. Lyttelton имеет это уместное замечание: «Примерно в это время (1095 г.) гражданская война разделила Остмены (датчане Ирландии). Отныне этот народ, увлекающийся полностью посвятили себя коммерции, потеряли большую часть своей доблести и военного духа, без каких-либо значительных улучшений в вежливости или гражданские искусства жизни ». [Примечание 13]

    На самом деле не похоже если бы у датчан Ирландии была какая-то тенденция, мы не говорить о слиянии, но о близости с людьми, среди которых они были заселены.Напротив, они отошли от ирландцев, и когда норманны овладели Англией, они отступили норманны. Здесь они резко контрастируют с норманнами. самих себя, которые так любили свою новую страну, что забыли «свои люди и дом их отца «. Так далеко от такого чувства, Остмены не допускали даже церковной юрисдикции тех кто их преобразовал. Когда Ситрик, датский король Дублина, пожаловал там для своих земляков А. D. 1040 г., его первым епископом обязательно был Ирландец [Примечание 14], но нет раньше норманны пришли в Англию, чем дублинские датчане положили себя под столичным престолом Кентербери; причина в том, как утверждает Ланиган, не только безупречная репутация Ланфранка Архиепископ (хотя непросто понять, что датчанам до о великом логике и полемисте), но «потому что Уильям и его норманны, будучи хозяевами Англии с 1066 года, были Считается ирландскими датчанами своими соотечественниками.» Это диковинные франко-норманны {307} оказали на них влияние, столетия соседства и общения не достались ирландцам. И это было не только действие датчан Дублина; датские епископы из Уотерфорда и Лимерика были освящены также из Кентербери [Примечание 15]. В другом месте Ланиган говорит: «Существовала очень сильная антипатия. между двумя народами, даже после обращения датчан; и датское духовенство Дублина и ирландское духовенство Армы были постоянно расходятся. «[Примечание 16]

    Еще раз; до норманнов пришли в Ирландию, датчане (или остмены, как их называли) продолжили отличаться от ирландских общин: когда пришли норманны, норманны тоже отличались от ирландцев; но датчане просто исчезнут со страницы истории. «Английский», — говорит Лаппенберг, — объясняя, что под английским он имеет в виду англо-норманнов, «английский, ирландский, и северяне образовали три отдельные расы «в начале тринадцатый век, то есть после норманнского завоевания Ирландии; но в более поздний период упоминаются только два народа, ирландцы и Английский; Остмены, или северяне, исчезли.» [Примечание 17] Что яснее, чем то, что северяне, сопротивлявшиеся всем ассимиляция с ирландцами на протяжении более трех веков сразу чувствовал влечение своих собратьев и был поглощен завоеватели, поглощенные так же быстро и спонтанно, как норманны, со своей стороны, были объединены, а не со своими соотечественниками, а с франками вокруг них?

    Если, значит, Остмены, или Датчане Ирландии нуждались в цивилизации, а ирландцы не могли цивилизовать их, и норманны могли, таким образом, ради обоих датчан, которые нуждалась в большой выгоде, и из ирландцев, которые не могли ее предоставить, она был определенно не безрассудным со стороны {308} Папы, ни неподходящим для его высокая миссия, санкционировать экспедицию норманнов в Ирландию с целью преобразования одного и преобразования другого. Мы делаем не отрицать, что посылать этому старые католические образцы населения варваров, которые были у других цивилизованный, чтобы цивилизация сородичей тех варвары, которых они, хотя и жили среди них, не могли цивилизовать себя. В то же время эта мера не была пренебрежительное отношение к ирландским школам или к учености и святости их члены; ибо, как мы уже видели, это не по природе колледжей или монастырей, чтобы излучать знания и манеры через население.

    6.

    Теперь перейдем к делу о Англия. То, чем были школы для Ирландии, такова была монархия для наша собственная страна; каждое учреждение было средоточием национальной жизни и надежда на национальное преобразование. Были конечно слабые и недостойные англосаксонские монархи; и были как необдуманные предположения, так и церковный беспорядок в ирландских школах, как видно из пример Эригены и других, с одной стороны, и от странного и длительные скандалы Армы с другой. Тем не менее школы были соль Ирландии и действовала на население, христианское и языческое, хотя бы косвенно, через святых проповедников, вышедших из их; и точно так же среди английских королей было так много способных, успешных и, добавим, религиозных правителей, чтобы они справедливо воспринимается как представитель монархии. Таковы Эгберт, Альфред, Эдвард, Ательстан, Эдгар и Эдмунд. Они были инструментами обращение огромного числа {309} северян в христианство Вера.Именно Альфред принял политику, которая так преуспела. хорошо через Ла-Манш, чтобы заселить датчан на востоке Англии, при условии их крещения. Ательстан, точно так же, когда он подчинил себе нортумбрийских датчан, сделал их христианами. Этому же принцу было поручено воспитание Хако Доброго Норвегия, которая, хотя и не сумела привести своих подданных в вера, которую он сам принял, много сделала для их национального цивилизация. Святой Олаф, царь той же страны, пославший за епископами и священники из Англии, но воспользовались тем, что Хако началось. Тем не менее, хотя королевский двор мог оказывать большее влияние как на дома и за границей, чем количество разрозненных монастырей и колледжей, это не мог ни выполнять работу людей, ни обучать людей этому. В Англии требовалось христианство, живое, как закваска. и преобразовать языческих неофитов. Монархия может повлиять на обращение датских поселенцев, но это не могло повлиять на их цивилизация.Если бы англосаксонское население находилось в состоянии беспорядок, уныние и страдания, это только ухудшится контактом варваров, вместо того, чтобы иметь силу поднять их даже до своего неудовлетворительного уровня. И это, как мы знаем, было кейс. Дикие захватчики деморализовали англичан: может ли быть более важный факт, чем то, о котором мы уже говорили, что от правления Этельреда (1013 г. ) до правления Генриха II.(1171), для при не менее ста пятидесяти лет англосаксы продали свои родственников и даже их детей в иностранное рабство, как если бы они были племенем невостребованных африканцев? [Примечание 18] {310}

    Более того, хотя в Англии преимущество перед Ирландией в единстве ее управляющей власти, на С другой стороны, у него был этот уравновешивающий недостаток, заключающийся в том, что иностранные поселенцев было гораздо больше, и территория, которую они покрывали, более обширный.Если Ирландия была разбита на мелкие княжества, его датские сокамерники тоже были отделены друг от друга и окружены христианским населением. Но что касается Англии, в один памятный день все это было во власти датчан, кроме Сомерсетшира и дальний запад. После смерти Альфреда вся страна была их к северу от Хамбера и к востоку от Темзы и Уза. Позже линия тянутся от Честера до устья Темзы через Бедфордшир, служит для описания их границ. Даже когда они были предметом У англосаксонских монархов были свои законы. В конце концов датчанин стал монарх всей страны; и сделал больше для его благосостояния, чем Англосаксонские короли, предшествовавшие ему. Выбор, казалось, лежал между Датчанин или Норман, если нация должна вырасти из жалкой состояние; и норманн, не более жестокий, чем датчанин, был гораздо более развитая цивилизация.

    Это тоже нужно вспомнить, что, какими бы ни были преимущества монархии, один плохой король может свести на нет работу трех или четырех сильных: и плохой, или никчемные короли были.Один акт обратил вспять все усилия великие князья, о которых мы упоминали выше. Англосаксы не могли надеяться обратить в свою веру датчан после преступления дня святого Бриса 1002 года, которое «Святой Варфоломей» нашей истории. Накануне праздника «каждый город, — говорит Тернер, — получал секретные письма от короля, приказывающего народ в назначенный час, чтобы внезапно уничтожить там датчан, мечом, или чтобы {311} окружить и поглотить их огнем. » [Примечание 19] Хотя в то время они жили в мире с Английский королевский мандат был соблюден. По всей Англии христиане так как они были по большей части, датчане, их жены, их семьи, их младенцы были безжалостно убиты. «Ужас убийство, — говорит Лингард, — во многих местах усугублялось каждым оскорбление и варварство, которые могли внушать национальная ненависть. В лондоне они бежали в целях безопасности в церкви и были убиты толпами вокруг алтарей.»[Примечание 20] Число жертв и масштабы расправы неизвестны. Это могло бы действительно, вряд ли можно включить старых поселенцев, теперь наполовину англичан, в север и восток. Некоторые авторы утверждали, что дикая команда был направлен только против датских солдат за английскую плату; Тьерри, очевидно не веря, что это был поступок англосаксонского короля, заставит нас поверить, что единственными жертвами были датчане, которые незадолго до этого заключил перемирие с Этельред, и который, получив, согласно сделке, их цена за отбытие из королевства была разорвали помолвку, возобновив свои эксцессы. Но в этом случае женщины и дети не пострадали бы. Гунхильда, сестра датчанина Свейна, отца Канута, принял христианство и женился на Палиге, натурализованном датчанине. Ее дети и муж были зарезаны на ее глазах; затем она сама была казнена. Она предсказывала последующую месть.

    Ее предсказание было недолгим. время исполнилось. Крики жертв в тот день были звеном англосаксонской державы.Дикарь Свейн отомстил свежие разорения и резни, закончившиеся порабощением Англии и {312} успешной узурпации Канута. Святой Эдвард тот, кто последовал за ним, был утренней звездой тяжелого дня, святой и сам прекрасен, но в своих действиях предшественник иностранцев, и предвестник горя в его последних словах.

    7.

    Наш непосредственный вопрос, однако здесь, как и в случае с Ирландией, как должны были быть датчане? цивилизованный? Предвидеть будущее лучшими огнями благоразумия и опыта, мы должны были сказать в то время, что с этими датчанами закладывали перспективы добра или зла для той Англии, о которой они так долго были бедствием и разорением. Они были молодыми, энергичными, предприимчивые, амбициозные люди. Они могли сражаться, они могли торговать; но они должны были усвоить уроки Евангелия и искусства жизни. Сможет ли Англия стать их учителем после расправы над Сен-Брайсом? Если Христианская нация убивала ничего не подозревающих новообращенных, которые преобразованы им впредь? У бедных англосаксов была только сила за вероломную и бессильную месть; они упали с этого состояние этического и социального прогресса, которого у датчан еще не было достигнут.

    Ни один остров тогда не мог либо изгоните северян, либо сделайте их цивилизованными. Люди своей расы, уже преобразованы и цивилизованы, были равны предприятиям, и Папа послал сначала в Англию, а затем в Ирландию, чтобы [Примечание 21].

    Вверх | Содержание | Работы | Дом


    Банкноты

    1. «Молодой француз Ренегат признался Шатобриану, что никогда не оставался один скачет по пустыне без ощущения, приближающегося к восторгу, что было неописуемо.»Заметки к » Абидосская невеста «.
    Вернуться к тексту

    2. Хильдебранд Боудена, т. я. п. 165.
    Вернуться к тексту

    3. Тернер, Средневековье, т. I. п. 65; Тьерри, Норманны, книга ii.
    Вернуться к тексту

    4. Англия Лаппенберга.
    Вернуться к тексту

    5. Литтелтон, Генрих II. т. v. p. 35; Ланиган, т. iii. п. 326 и т. Д.
    Вернуться к тексту

    6.Англия, стр. 66, 84, пер. Vid. также Palgrave, vol. я. п. 700; т. II. п. 257 и в других местах. (1872.)
    Вернуться к тексту

    7. Норман Конквест, стр. 39, пер.
    Вернуться к тексту

    8. Стр. 64.
    Вернуться к тексту

    9. Vol. iii. п. 376.
    Вернуться к тексту

    10. Стр. 433.
    Вернуться к тексту

    11. Стр. 69.
    Вернуться к тексту

    12.Адам Бременский и Арнольд Любекский, в Лаппенберге, стр. 61, 62. См. также Neander, Hist. т. v. p. 403, Бон.
    Вернуться к тексту

    13. Vol. v. p. 42.
    Вернуться к тексту

    14. Ланиган, т. iii. п. 433 и т. Д.
    Вернуться к тексту

    15. Там же. п. 464.
    Вернуться к тексту

    16. Vol. я. п. 75.
    Вернуться к тексту

    17. Там же.
    Вернуться к тексту

    18. Тернер, Англосаксы, т. II. п. 322; Lingard, Hist. т. я. п. 244; Lyttelton, v. P. 91.
    Вернуться к тексту

    19. Vol. II. п. 312.
    Вернуться к тексту

    20. Hist. т. я. п. 240.
    Вернуться к тексту

    21. Эта статья — всего лишь фрагмент из-за внезапной уходит из редакции журнала Rambler .
    Вернуться к тексту

    Вверх | Содержание | Работы | Дом


    Newman Reader — Работы Джона Генри Ньюмана
    Copyright 2007 Национальный институт исследований Ньюмана. Все права защищены .

    Норманны Сицилии — Чудеса Сицилии

    • Собор в Чефалу

    • Норманнский дворец в Палермо

    • Мозаики в соборе Монреале

    • Арабские орнаменты в Палатинской капелле (Cappella Palatina)

    • Собор в Монреале

    Термин «норманны» («люди с севера») применялся сначала к людям Скандинавии в целом, а впоследствии (Нортманнус, Норманн, Норманд) это имя викингов-колонистов из Скандинавии, которые поселились в Галлии и основали Нормандия. Норманны приняли новую религию (стали христианами), новый язык, новую систему закона и общества, новые мысли и чувства по всем вопросам.

    Из своего нового дома на севере Франции они отправились в новые завоевания, главным образом на Британские острова, а также на юг Италии и Сицилию.

    Если Британия и Сицилия были крупнейшими областями их деятельности, они, однако, были далеко не единственными областями. Тот же дух предприимчивости, который привел северян в Галлию, похоже, пронес норманнов во все уголки мира.Завоевание Англии было совершено прямо из Нормандии правящим герцогом за сравнительно короткое время, в то время как завоевание Сицилии выросло из более раннего и гораздо более постепенного завоевания Апулии и Калабрии частными лицами, сколотившими собственное состояние и собиравшимися. вокруг них последователи со всех сторон. Они сражались просто за свои руки и брали все, что могли, по праву сильнейшего.

    Они начали без таких требований, которые герцог Вильгельм выдвинул для оправдания своего вторжения в Англию; их единственное проявление законного права было предоставлением папой уже совершенных завоеваний. Завоевание Апулии, выигранное по крупицам за многие годы того, что мы можем назвать только свободным захватом, не было национальным нормандским предприятием, как завоевание Англии, и поселение, к которому оно привело, не могло быть национальным нормандским поселением в том же смысле. .

    Сицилийское предприятие имело в некотором отношении иной характер. К тому времени, как это началось, флибустьеры превратились в принцев. Сицилия была завоевана герцогом Апулии и графом Сицилийским. Война на Сицилии принесла с собой высшие мотивы и цели.Хотя это было до крестовых походов, борьба с мусульманами сразу же привнесла элементы крестовых походов. Герцог Уильям был бесспорным хозяином Англии по прошествии пяти лет; Графу Роджеру понадобилось тридцать лет, чтобы стать бесспорным хозяином Сицилии. Один потребовал существующего королевства и получил полное владение им за сравнительно короткое время; другой постепенно сформировал для себя владения, которые поднялись до статуса королевства.

    Профессор Роберт Бартлетт так описывает их уход в превосходном документальном фильме BBC «Норманны»: «Норманны просто исчезли. Это могло показаться неудачей, но на самом деле это был ключ к их успеху. Их не интересовала чистота их крови. Они пришли, они увидели, они победили. Затем они вышли замуж за местных, выучили язык и перестали существовать ».

    Ссылки на дополнительную информацию о норманнах

    Норманны в Южной Италии

    999–1017 Прибытие норманнов в Италию
    1009–1022 Ломбардское восстание
    1022–1046 Наемная служба
    1046–1059 Графство Мелфи
    1049–1098 Графство Аверса
    1053–1105 Завоевание Абруццо
    1061–1091 Завоевание Сицилия
    1073–1077 Завоевание Амальфи и Салерно
    1059–1085 Византийско-нормандские войны
    1077–1139 Завоевание Неаполя
    1095: 22 декабря Роджер II родился
    1105: Роджер II стал графом Сицилии
    1127: Роджер II стал Герцог Апулии и Калабрии
    1130: Роджер II становится королем Сицилии
    1130-е гг. Палатинская капелла: начата Роджером II
    1131 Начало строительства собора в Чефалу (Роджер II)
    1140 Освящение Палатинской капеллы.
    c1140-c1147 Завершена роспись деревянного потолка Каппелла Палатина
    1143–1151 Изготовлена ​​мозаика в Ла Марторана (Санта-Мария-дель-Аммираглио)
    1154: 26 февраля Роджер II умирает, а Вильгельм I становится королем Сицилии
    1154–1166 : Мозаики центрального нефа собора Чефалу, а также нефа и проходов Палатинской капеллы (Cappella Palatina), скорее всего, были созданы во время правления Вильгельма I
    1160-70 c. Зал Руджеро (Комната короля Роджера) в нормандском дворце сделан
    1166: 7 мая король Вильгельм I умирает в Палермо
    1174–1189 Построен собор в Монреале (король Вильгельм II)
    1194 Сицилия попадает в руки германцев Династия Гогенштауфенов

    Христос Вседержитель в соборе Чефалу.

    Норманны на Сицилии

    «Впервые и, по сути, последний раз в истории Европы, три великие цивилизации Средиземноморья, латинская, греческая и арабская, сошлись вместе в гармонии и согласии. И все это произошло менее чем через сто лет после раскола между греческой и латинской церквями, и в том самом веке, когда происходили второй и третий крестовые походы, когда всего в нескольких сотнях миль к востоку христиане и мусульмане выбивали друг другу мозги. .Только здесь, на этом единственном острове, в мертвом центре Средиземного моря, царили мир, понимание и взаимное уважение. Норман Сицилия остается уроком для всех нас ».
    Джон Джулиус Норвич

    См. Также: Завоевание и обращение в средневековую мусульманскую Сицилию 28 сентября 2017 г. Выступление Алекса Меткалфа, старшего преподавателя исторического факультета Ланкастерского университета, Великобритания.

    Ссылки по теме

    Норманнские правители на Сицилии

    • Роджер I (ок.1031–1101 Милето), также известный как Великий граф Роджер I, Роджер Боссо, Великий граф. Итальянский: Ruggero I di Sicilia.
    • Roger II (1095–1154)
      Rogerios Rex (мозаичная надпись, Марторана, Палермо)
    • Симон Отвильский (1093–1105), также известный как Симон де Отвиль (по-французски) и Симона Д’Альтавилла (по-итальянски). Он был старшим сыном и преемником Роджера I, графа Сицилийского, и Аделаиды дель Васто.
    • Вильгельм I (1131–1166), также известный как Вильгельм Плохой или Злой
    • Вильгельм II (1155–1189), также известный как Вильгельм Добрый

    Норманны высадились на Сицилии в качестве наемников в 1061 году.В 1194 году Сицилия попала в руки германской династии Гогенштауфенов

    Византийская мозаика коронации Роджера II в Санта-Мария-дель-Аммираглио

    Норманны на Сицилии: Роджер II получает корону непосредственно от Христа, а не от Папы. Мозаика в Марторане, Палермо. На мозаике греческими буквами изображена надпись Rogerios Rex. После сицилийской вечерни 1282 года дворянство острова собралось в церкви на собрание, в результате которого сицилийская корона была предложена Петру III Арагонскому.

    Христос Вседержитель в Марторана (Санта-Мария-дель-Аммираглио), Палермо. Мозаики XII века были выполнены византийскими мастерами.

    Исламская надпись на колонне в Ла-Марторана (Санта-Мария-дель-Аммираглио), Палермо. Надпись (на куфическом языке, старейшей каллиграфической форме различных арабских шрифтов) гласит:

    Во имя Бога, Милосердного, Милосердного, («Басмала» — все молитвы и главы Корана начинаются с этих слов)
    Бога достаточно для меня, и Он лучший защитник

    Нормандские памятники на Сицилии (выборочно)

    • Кастельветрано
      Маленькая церковь СС XII века.Тринита ди Делия, согласно Джон Юлий Норвич «идеальное сочетание арабского и византийского». [Ссылка на церковь на Google Картах]
    • Кафедральный собор Чефалу
      «Хотя большая часть внутренней части теперь удручающе выполнена в стиле барокко, внешняя часть изящна, а большая мозаика апсиды — самый величественный шедевр Сицилии».
      После написания книги Норвича убраны элементы «удручающего барокко».
    • Forza d’Agrò
      Базилианская церковь SS.Pietro e Paolo находится в нескольких километрах от Forza d’Agrò. Надпись над западной дверью датирует это 1171–1172 гг. Церковь была построена в 560 году, затем была разрушена арабами и перестроена в 1117 году. Церковь была восстановлена ​​архитектором Герардо иль Франко в 1172 году из-за землетрясения.
    • Монреале
      Собор и монастырь
      Кастеллаччо (12 век) на вершине Монте-Капуто
    • Палермо
      Палатинская капелла (в Королевском дворце, также известном как Норманнский дворец)
      Sala di Ruggero (В Королевском дворце)
      S.Мария дель Аммариглио ( Марторана )
      Сан-Джованни-дельи-Эремити
      С. Спирито (церковь, известная сицилийской вечерней в 1282 г.)
      Королевские гробницы Роджер II, Генрих VI, Констанция и Фридрих II (в соборе Палермо / Дуомо)

    Источник: Джон Джулиус Норвич: Норманны на Сицилии: великолепная история «другого норманнского завоевания»

    Капитал в соборе Монреале.

    Больше столиц Сицилии можно посмотреть здесь

    Факты о норманнах на Сицилии

    • В отличие от норманнского завоевания Англии (1066 г.), которое заняло несколько лет после одного решающего сражения, завоевание южной Италии было результатом десятилетий и ряда сражений, немногих решающих. Многие территории были завоеваны самостоятельно и лишь позже были объединены в единое государство. По сравнению с завоеванием Англии оно было незапланированным и дезорганизованным, но в равной степени полным.

    Видео: Наследие викингов: великолепие нормандской Сицилии

    Норманны прибывают на Сицилию

    Монте-Гаргано, к востоку от Фоджи, является отправной точкой для приключений норманнов на Сицилии. В 1016 году около 40 нормандских паломников встретили Мелуса, знатного ломбарда из Бари, которого Византийцы изгнали из страны. Мелус обратился к паломникам за помощью в изгнании византийцев и восстановлении римской церкви по всей южной части полуострова.Норманны вернулись в следующем году и встретили Мела в Капуе, к северу от Неаполя. Хотя сначала норманны потерпели поражение, они продолжали грабить, и в 1038 году греки и их норманнские союзники высадились на сицилийской земле. Сразу пала Мессина, а затем Сиракузы.

    Монеты нормандского периода. (Музей Мандралиска, Чефалу)

    Коронационная мантия для Роджера II

    Коронационная мантия, изготовленная для Роджера II в 1133/34 году в королевской мастерской в ​​Палермо из ткани Византии или Фив, самита, шелка, золота, жемчуга, филиграни, сапфиров, гранатов, стекла и перегородчатой ​​эмали.

    Арабо-норманнское бронзовое ведро (ок. 1100–1200) с места кораблекрушения «Контрада Бамбина» близ Марсалы. Под краем перфорированная надпись Корана ранними арабскими буквами. Это ведро было частью выставки «Штормы, война и кораблекрушения: сокровища сицилийских морей» (Музей Эшмола, Оксфорд, 21 июня 2016 г. — 25 сентября 2016 г.), но принадлежит Региональному археологическому музею Лилибео-Баглио Ансельми, Марсала.

    Использование норманнами двуязычных документов

    Чтобы понять, почему норманны использовали двуязычные документы, нужно подумать, как это сделало документы более достоверными и авторитетными.Алекс Меткалф пишет:

    «Еще в 1090-х годах, только оглядываясь назад, мы можем понять, почему были выпущены двуязычные отчеты. Конечно, в питательной среде сомнительных дипломатов и ложных заявлений возникла острая потребность в новых комментирующих документах, отличительные черты которых, как буквальные, так и визуальные, подкрепляли их достоверность и авторитетность. В этом отношении арабско-греческие документы представляют собой двойную форму проверки, которую невозможно исправить без участия двух обученных писцов, не владеющих латинским языком.Неслучайно в этот период зарождающейся бюрократии выросло количество «греческих» писцов, чиновников и местных жителей с различными титулами — некоторые более расплывчатыми, чем другие. Греческий язык был преобладающим предпочтительным письменным языком нормандских правителей, и он появлялся в ряде административный контекст, особенно в первой половине 1100-х годов ». (Алекс Меткалф: Язык и письменные записи: утрата, выживание и возрождение в ранней Норманнской Сицилии в Многоязычные и мультиграфические рукописи и документы Востока и Запада , ред.Джузеппе Мандала и Инмакулада Перес Мартин (Piscataway, NJ: Gorgias Press, 2014))

    Кем были предки норманнов? — SidmartinBio

    Кем были предки норманнов?

    Норманны (Norman: Normaunds; французский: Normands; латин: Nortmanni / Normanni) были жителями раннесредневекового герцогства Нормандия, потомками норвежских викингов (в честь которых была названа Нормандия), коренных франков и галло-римлян.

    Как викинги стали норманнами?

    Норманны были викингами, поселившимися на северо-западе Франции в 10-м и 11-м веках, и их потомками. Эти люди дали свое имя герцогству Нормандия, территории, управляемой герцогом, которая выросла из договора 911 года между королем Западной Франции Карлом III и Ролло, лидером викингов.

    Откуда в Англии пришли норманны?

    Для получения дополнительной информации о норманнах и других противоречивых фактах древней и средневековой истории см. «Политически некорректное руководство по западной цивилизации» Энтони Эсолена.Норманны, вторгшиеся в Англию в 1066 году, прибыли из Нормандии в Северной Франции. Однако изначально они были викингами из Скандинавии.

    Есть ли в Англии живые потомки нормандцев?

    Почти все жители Англии, за исключением недавних иммигрантов, так или иначе происходят от норманнов. Со времени вторжения прошло примерно 1000 лет. Это около сорока поколений. Ваши потенциальные предки удваиваются с каждым поколением.

    Какая религия была у норманнов?

    Позднее было сокращено до Нормандии.Викинги породнились с французами, и к 1000 году они уже не были язычниками викингов, а франкоязычными христианами. Однако они все еще сохраняли энтузиазм викингов по поводу завоеваний за границей.

    Откуда произошли норманны Византии?

    Византия. Раули произошли от итало-норманна по имени Рауль, петралифаи произошли от Пьера д’Ольп, а группа албанских кланов, известная как маниакаты, произошла от норманнов, которые служили под командованием Георгия Маниакеса в сицилийской экспедиции 1038 года.

    Под каблуком сапога: Норманны в Южной Италии

    Если вы говорите по-английски, вы, вероятно, слышали о норманнском завоевании Англии в 1066 году, событии, которое использовалось для объяснения всего, от бесконечного разнообразия английской лексики до моделей британского землевладения. В то время как герцог Вильгельм Ублюдок (позже известный как Завоеватель) был занят преследованием мятежных саксов на севере, на юге уже несколько десятилетий шло более спокойное завоевание.

    Это было норманнское завоевание юга Италии и Сицилии, и хотя их достижения могут показаться краткими и забытыми сегодня, они вовлекли норманнов в некоторые из величайших политических сражений своего времени.

    Даже беглый взгляд на эту карту Италии демонстрирует фрагментированный характер региона, открытого для эксплуатации нормандскими наемниками. (Викискладе)

    Эти действия начались достаточно скромно. Средневековые историки, в том числе Джеффри Малатерра и Аматус из Монтекассино, проследили происхождение норманнов на юге Италии до рубежа 11 века.В то время Северная Франция была беспорядочным местом с небольшой центральной властью и переизбытком военизированной аристократии. Эти аристократы часто враждовали между собой, порождая изгнанников, которые были вынуждены искать счастья в других местах. Таким образом, в течение первых нескольких десятилетий после 1000 года они начали селиться на юге Италии, в регионе, находящемся в центре транс-средиземноморского транспорта.

    Однако на полуострове были свои трудности. Территориальная власть была разделена между большим количеством конкурирующих групп интересов, включая местных лангобардских лордов, форпосты византийской имперской власти (например, порт Бари) и мусульманских завоевателей Сицилии.Среди этих различных заинтересованных сторон норманнские эмигранты зарекомендовали себя как наемники, используя существующую напряженность в своих интересах (во многом так же, как они позже это сделают в Уэльсе и Ирландии).

    Ключевыми фигурами в этом процессе были сыновья Танкреда Отвильского, нормандского аристократа, чьи скромные действия во Франции затмили средиземноморские подвиги его сыновей. Как свидетельствует Джеффри Малатерра, семейный историк, эти сыновья быстро увлеклись игрой наемников и начали вырезать себе место на полуострове.Поступая таким образом, они оттолкнули не только своих лангобардских соседей, но и Византийскую империю (которая считала сына Танкреда Роберта Гвискара вечной шипом на своей стороне) и даже папство.

    Эта монета Роджера I, графа Сицилийского, демонстрирует центральное значение военной доблести для нормандского правления. (Викискладе)

    Ярким проявлением этой вражды и восходящей звездой нормандского состояния являются события 1053 года. В это время Папа Лев IX возглавил коалицию местных ломбардских аристократов в битве против норманнов, лидером которых в то время был Хамфри. Отвиль, граф Апулии.Несмотря на его претензии на моральный авторитет, силы Льва потерпели сокрушительное поражение, а сам Папа был взят в плен своими норманнскими врагами.

    После этого успех Hauteville пришел бы с одобрения Пап, чьи собственные интересы совпали с распространением нормандского правления. Соответственно, брат Хамфри Роберт был признан папой герцогом Апулии и Калабрии в 1059 году, и его завоевание Сицилии (проведенное в партнерстве с другим братом Роджером) продолжалось под римской санкцией на протяжении 1060-х годов.Отчасти это было результатом мусульманского характера правителей Сицилии — поражение над которыми можно было расценивать как благочестивый поступок. Однако это также позволило добиться религиозной победы другого типа, позволив латинскому христианству проникнуть на территории, ранее монополизированные греческой православной властью Константинополя.

    Палатинская капелла в Палермо демонстрирует изысканные культурные традиции Королевства Сицилия. (Викискладе)

    Таким образом, братья Норман Отвиль создали себе владения в разгар некоторых из самых важных событий своей эпохи — подъема папства, отлива византийцев и растущего конфликта между исламом и экспансионистским христианством.Скорее всего, последний символ их достижения отражал столичный характер их амбиций, а не военный характер их происхождения.

    Королевство Сицилия, основанное в 1130-х годах на плечах графства Сицилия Роберта Отвилля, в течение коротких 150 лет было одним из самых космополитических государств средневековой Европы.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *