Кто такие номиналисты и реалисты: Номинализм и реализм

Содержание

Номинализм и реализм

Есть номинализм и есть реализм.

Номинализм — это фиксация на том, как должно быть. Например, что в 2018 году уже не должно быть бумажных паспортов, вместо них должна быть система распознавания лиц, цифровой отпечаток и дистанционное биометрическое слежение. И вообще, когда у всех есть смартфоны и доступ в интернет, нам больше не нужны национальные границы и паспорта. Ты — это твой аккаунт в Гугле! Государства должны были это реализовать еще в две тысячи лохматом году!

С такой номинальной точки зрения толстая тетка в паспортном столе, которая не может переоформить тебе бумажный паспорт из-за отсутствия бумажной справки — это какая-то невероятная дичь и пережиток прошлого.

В номинальной картине мира всё всегда очень просто. 2018 год, интернет, компьютеры, технологии, все должно быть в вебе. Ключевое слово — должно. Номиналисту неинтересно, как весь этот веб будет работать в поселке Максатиха Тверской области, где едва ловит «Триколор». Номиналисту важен сам принцип. Номиналист мысленно живет в прекрасном светлом будущем, где все технические нюансы решены.

Номиналиста легко вычислить по одному слову.

Реализм

 — это наблюдение того, как есть на самом деле. А на самом деле у нас нет национальной системы распознавания лиц и далеко не у всех есть смартфоны и аккаунты в Гугле. И национальные границы нужны для контроля миграции, защиты населения и поддержки экономики. И толстая тетка в паспортном столе — пусть и не самый приятный и эффективный инструмент этой системы, но все-таки рабочий — она может работать в поселке Максатиха. А если ее заменить машиной, то нужно обеспечить условия, в которой она сможет найти работу в своей Максатихе, потому что иначе ей не на что будет содержать семью. И мы к этому идем, и скоро ее заменят роботом, но это долгий процесс.

В реальной картине мира всё невыносимо сложно, переплетено и держится на соплях. Тронул здесь — сломалось там. Починил в одном месте — началась проблема в другом. Дал одним — обиделись другие.

Кем быть

С одной стороны, быть номиналистом тяжело, потому что мир для тебя — постоянный источник разочарования. Ты мыслями как бы уже весь такой диджитал, а моешься из ковшика. Реалист же знает, как всё устроено, и спокойно живет в гармонии с реальностью.

С другой стороны, быть номиналистом легко и зажигательно, потому что можно без последствий рассуждать о том, как должно быть. И ты такой весь в белом и знаешь, как правильно. А быть реалистом очень грустно, потому что ничего не работает так, как должно. И тебе с этим нужно что-то делать, и в итоге ты еще оказываешься крайним.

Номиналисты говорят о светлом будущем, а реалисты его строят. Как говорили у нас на хуторе, быть номиналистом — не мешки ворочать.

14.Спор об общих понятий номинализм и реализм

В средневековой философии (XL) существовало два течения – номиналисты и реалисты. Между ними возникла нешуточная борьба, которая была связана с христианской истиной о Триедином Боге. Однако развернувшийся спор вышел за рамки теологии и перешел в плоскость рассмотрения диалектики общего и единого.

Позиция номиналистов в споре с реалистами

Номиналисты (лат. nominalis — именной, относящийся к именам) являлись основоположниками материалистического направления. Они подчеркивали, что воля имеет преимущества над разумом. Общие понятия (универсалии), согласно данному учению – только имена, не обладающие самостоятельным существованием. Реально присутствуют только отдельные вещи со своими индивидуальными качествами. Иными словами, вещи – первичны, понятия – вторичны. Например, понятие «человек» включает в себя все признаки, присущие в отдельности каждой личности. Результатом становится то, что человек – живое существо с двумя ногами и руками, одной головой и наделенный разумом в большей степени, чем кто-либо другой. Крайние номиналисты считали, что общее является только словом – именем вещей. Умеренные представители течения (концептуалисты) включали в тезисы не только имя, но и понятие.

Позиция реалистов в споре с номиналистами

Противоположное направление - реалисты (позднелатинское realis – вещественный), стояли на позиции того, что по отношению к отдельным вещам общие понятия существуют сами по себе, вполне реально. Универсалии существуют до вещей и представляют собой идеи и мысли в божественном разуме. По этой причине разум человека имеет способность познавать сущность вещей, которая является всеобщим понятием. Предметы природы являются только формой, выражающей общие понятия.

При этом умеренные реалисты учили тому, что общее уже есть в вещах (например, человечность существует в каждом человеке). Крайние представители утверждали, что - до вещей (человечность существует сама по себе, в каждом человек). Однако они не отрицали существования в вещах общего. Просто оно существует само по себе, как и сама вещь. Первые являлись последователями Аристотеля, вторые – Платона.

Итоги спора реалистов и номиналистов

Точка зрения, высказываемая реалистами, больше подходила к христианским догмам. По этой причине номинализм преследовался и впоследствии имел подозрительную репутацию.

Борьба номиналистов и реалистов в схоластической философии закончилась победой первых. Однако оттачивание исскуства спора двух направлений продолжается и в наше время.

15 Проблема соотношения знания и веры в средневековой философии.

Как всякие противоположности, знание и вера не могут существовать по отдельности. Что бы мы не делали, они вместе присутствуют в любом нашем поступке и даже в каждой мысли. Чтобы верить во что-то, необходимо так или иначе знать предмет, в который ты веришь. В свою очередь, знание всегда начинается с положений, принимаемых на веру без всякого доказательства, с постулатов и аксиом. В средневековой философской мысли вопрос о соотношении веры и знания был одним из важнейших. Приоритет веры над знанием отстаивал Августин и другие представители патристики, а знания над верой - схоластики (например, Фома Аквинский). В эпоху Просвещения и Нового времени истинным источником знаний провозглашался рaзум, а не вера. В немецкой классической философии, например, у Канта можно встретить отделение веры религиозной от любой другой, которая встречается и в науке. Современная философия (позитивизм, неопозитивизм) преимущественно базируется на научном идеале знаний, хотя в ряде течений (экзистенциализм, феноменология и др.) встречаются мыслители, отстаивающие приоритет веры, как способа понимания, над знанием. Проблема взаимодействия веры и знания, религии и науки до сих пор остается открытой и актуальной в связи с явлением «парадигмального кризиса» научного мышления.

Три позиции

1)абсолютный приоритет веры над разумом

2)знание дополняет,укрепляет веру «знаю,чтобы верить» пьер.абеляр.

Философы занимаются доказательством существования бога.

3)разделение знаний и веры.теория двойственности истин фомы Аквимского.:знание принадлежит миру, а вера Богу

Оба метода познания не исключают друг друга.

Как много существует видов веры? По Канту, существуют три вида веры. Прагматическая вера человека в свою правоту в том или ином единичном случае; цена такой вере — «один дукат». Вера в общие положения — доктринальная. Например, вера в то, что на всех планетах Солнечной системы нет жизни. Эта вера содержит в себе все же что-то нетвердое. Она может быть доступна опровержению. Наконец, есть моральная вера, где вопрос об истинности суждений не встает вовсе. Верить в Бога, по Канту, означает не размышлять о его бытии, а просто быть добрым. Учитывая, что Кант отождествлял мораль с религией («нравственный закон внутри нас»), мы должны понимать расширительно третий вид веры — как религиозную веру вообще. Только она из всех видов веры имеет ценность для теории познания. Вдумаемся в мысль Канта. Истинность религиозного знания основана не на внешнем критерии. Она имеет онтологическое основание в самом существовании человека. Хотя Кант формулирует это в психологических понятиях («не могу отказаться, не став в собственных глазах достойным презрения»), эта мысль глубже и нуждается в очистке от психологизма. Религиозная вера — это внутренне присущая человеку связь с сущей истиной, которая конституирует собственное Я; при разрушении этой связи с абсолютным бытием Я гибнет.

Взаимосвязь разума и веры всегда находилась в центре внимания религиозной философии. Трудно представить себе религиозно-философское учение, которое бы отрицало значимость откровения, непосредственного божественного озарения, путь веры. В новейшей религиозной философии путь веры соотносится не только со стратегией философского разума, учитывается и то обстоятельство, что наука и соответствующие ей стандарты рациональности занимают особое место в жизни человека.

Еще одной важной тенденцией понимания взаимосвязи разума и веры является попытка соединить непосредственный опыт мистического озарения с данными науки, связать их воедино.

Спор между номиналистами и реалистами: кратко

46. Спор между номиналистами и реалистами в философии Средневековья

Одна из особенностей средневековой философии проявилась в споре между реалистами и номиналистами. Спор шел о природе универсалий, то есть о природе общих понятий. Реалисты (Иоанн Скот Эриугена (ок. 810–ок. 877) и, главным образом, Фома Аквинский), основываясь на положении Аристотеля о том, что общее существует в неразрывной связи с единичным, являясь его формой, сформулировали концепцию о трех видах существования универсалий. Универсалии существуют трояким образом: «до вещей» в божественном разуме, «в самих вещах» как их сущность, или форма, и «после вещей», то есть в человеческом разуме как результат абстракции и обобщения. Такое решение вопроса носит название «умеренного реализма», в отличие от «крайнего реализма», согласно которому, общее существует только вне вещей. Крайний реализм платоновского толка при всей своей, казалось бы, изначальной приспособленности к идеалистической схоластике не мог быть принят ортодоксальной церковью именно вследствие того, что материя была частично оправдана христианством как одна из двух природ Иисуса Христа.

Номиналисты считали, что общие понятия – только имена; они не обладают никаким самостоятельным существованием вне и помимо единичных вещей и образуются нашим умом путем абстрагирования признаков, общих для целого ряда эмпирических вещей и явлений. Так, например, мы получаем понятие «человек», когда отвлекаемся от индивидуальных особенностей отдельных людей и оставляем только то, что является общим для них всех. Таким образом, согласно учению номиналистов, универсалии существуют не до, а после вещей. Крайние номиналисты, к которым принадлежал, например, французский философ и теолог Иоанн Росцелин (ок. 1050–ок. 1120), даже доказывали, что общие понятия суть не более чем звуки человеческого голоса; реально лишь единичное, а общее – только иллюзия, не существующая даже в человеческом уме.

Как и следовало ожидать, Церковь приняла умеренный реализм Фомы Аквинского, а номинализм Росцелина был осужден еще на Суассонском соборе в 1092 году.

>  
ФИЛОСОФИЯ: всё основное по философии: кратко:
 
1. Возникновение философии и становление ее предмета
2. Предмет философии
3. Основные функции философии
4. Философия как мировоззренческое знание
5. Мировоззрение как философское понятие
6. Формы мировоззрения
7. Основной вопрос философии: бытие и сознание
8. Онтологическая сторона основного вопроса философии
9. Гносеологическая сторона основного вопроса философии

10. Мифология как начальная форма мировоззрения
11. Основные философские учения Древней Индии
12. Тенденции развития и основная проблематика философской мысли Китая
13. Мировоззрение и культура античности
14. Милетская школа: Фалес
15. Милетская школа: Анаксимандр
16. Милетская школа: Анаксимен
17. Пифагор и его школа
18. Гераклит Эфесский
19. Ксенофан и элеаты
20. Элейская школа: Парменид
21. Элейская школа: Зенон и рождение диалектики
22. Мелисс Самосский и систематизация идей элеатов
23. Вклад Эмпедокла в античную науку и философию
24. Древнегреческий ученый Анаксагор
25. Античная атомистика: Левкипп, Демокрит
26. Учение Демокрита о жизни и душе
27. Возникновение софистики
28. Софисты: Протагор, Горгий и Продик
29. Философия Сократа
30. Учение Платона о бытии, душе и познании
31. Учение Платона о государстве
32. Учения сократических школ
33. Философия и научная деятельность Аристотеля
34. Учение Аристотеля о бытии
35. Философия стоицизма
36. Философия Сенеки
37. Стоицизм Марка Аврелия
38. Блаженный Августин. Учение о бытии
39. Блаженный Августин о свободе и божественном предопределении
40. Блаженный Августин о Боге, мире и человеке
41. Среднеазиатская философия Средневековья: Авиценна
42. Арабская и еврейская философия средневековья: Аверроэс, Маймонид
43. Средневековая европейская философия: Фома Аквинский
44. Идеи Фомы Аквинского о душе и познании
45. Идеи Фомы Аквинского об этике, обществе и государстве
46. Спор между номиналистами и реалистами в философии Средневековья
47. Позднее Средневековье: Роджер Бэкон
48. Позднее Средневековье: Иоанн Дунс Скот
49. Позднее Средневековье: расцвет номинализма
50. Теоцентризм средневековой философии. Патристика и схоластика
51. Антропоцентризм эпохи Возрождения
52. Становление науки Нового времени
53. Фрэнсис Бэкон – основатель эмпиризма
54. Философия Дж. Локка
55. Эмпиризм Дж. Беркли
56. Рене Декарт – основатель рационализма
57. Монадология Г. В. Лейбница
58. Французский материализм: Д. Дидро
59. Французский материализм: П. Г. Д. Гольбах
60. Философия XVIII–XIX веков: Просвещение и романтизм
61. Немецкая классическая философия XVIII–XIX веков
62. Теория И. Канта об объективности знания
63. Теория познания И. Канта
64. И. Г. Фихте. Преодоление кантовского дуализма
65. Философия Ф. Шеллинга
66. Абсолютный идеализм Г. Гегеля
67. Диалектика Гегеля
68. Антропологический материализм Фейербаха
69. Философия Маркса и Энгельса. Завершающий этап немецкой философии
70. Постклассическая философия XIX–XX веков
71. Философия А. Шопенгауэра
72. Философия С. Кьеркегора
73. Философия Ф. Ницше
74. Позитивизм О. Конта
75. Философия прагматизма: Ч. Пирс
76. Философская антропология М. Шелера
77. Философия западного экзистенциализма
78. Философия М. Хайдеггера
79. Экзистенциализм К. Ясперса
80. Особенности развития русской философии
81. Идеи западноевропейской философии в русском приложении
82. Объяснение направленности философско-социальных теорий
83. Области философских интересов русских просветителей XVIII века
84. Западники и славянофилы
85. Философия В. С. Соловьева
86. Русская философия XX века
87. Философия Л. Шестова
88. Философия Н. А. Бердяева
89. Русские космисты
90. В. И. Ленин – представитель марксизма
91. Философия неопозитивизма
92. Философия постмодерна XX века
93. Понятие бытия. Основные формы бытия
94. Философское понимание пространства и времени
95. Сознание как философская проблема
96. Вопрос о происхождении сознания
97. Основные подходы к проблеме сознания
98. Структура сознания
99. Сознание и бессознательное
100. Основные подходы к проблеме познания
101. Познание человека
102. Структура и формы познания
103. Особенности обыденного и научного познания
104. Философия научного познания
105. Практика и ее функции в процессе познания
106. Основные философские проблемы общения людей
107. Общество и его структура
108. Понятие человеческого общества
109. Классовый подход к социальной сфере человеческого общества
110. Стратификационный подход к социальной сфере общества
111. Государство как форма общественной власти
112. Национальное государство современного типа
113. Социальный контроль в современном государстве
114. Философия морали
115. Роль и перспективы информационных процессов в обществе
116. Понятие прогресса в обществе
117. Исторические формы отношений человека и природы
118. Проблема «человек – природа» в условиях НТР
119. Общество и природа: на пороге катастрофы
120. Прогнозирование будущего

Философия Реалистов и номиналистов: основные идеи, учение кратко

Ярче всего философский потенциал, имевшийся в схоластике, проявился в восходящем к ХI веку спору реалистов и номиналистов.

О чем шел спор и каковы были позиции спорящих? Этот спор, как всякий иной, шел между противоположными рассудочными позициями, сперва разделенными категорическим «или-или» (по правилу «Да будет слово ваше: да-да, нет-нет, а что сверх того, то от лукавого»). 

Он имел своим предметом всеобщие определения мысли, всеобщее вообще – то, что в античности называли идеями, родами, сущностями вещей и что в средние века стали называть универсалиями или предикабилиями, категориями (например, красоту, человечность, тяжесть, округлость и т.п.). Каков способ существования идей? 


Уже некоторые ученики Платона стали представлять себе бытие идей самостоятельным, отличным от вещей и от мышления человека, и средневековые реалисты считали также (сегодня слово «реалист» имеет обратное значение, ибо реалистами зовут тех, кто не верит в существование идей самих по себе, считая их выдумками). Первым, самым грубым реалистом был Гийом из Шампо (1070-1121). По его убеждению, реальна только всеобщая сущность вещи (например, человечность), а то, что отличает единичные вещи друг от друга (например, Платона от Сократа), есть лишь нечто случайное, акциденция.

Схоластики же, признававшие реально существующими только единичные вещи, а всеобщие определения – лишь именами, стали называться номиналистами. Так, крайний номиналист Росцелин приписывал возникновение универсалий только потребностям языка: они-де есть лишь родовые имена, выдуманные людьми названия индивидуальных вещей – мысленные, а не мыслимые сущности.

В самом деле, что есть, например, сущность человека, человечность – нечто реальное, существующее само по себе, т.е. вне единичных людей и нашего мышления о них, или же она номинальна и есть только имя, выдуманное нами для обозначения себе подобных, так что реальны лишь человеческие индивиды, а человеческий род, человечность – нет? Эта философская проблема интересна тем, что в ее основании лежит противоположность, которой не знала античность – противоположность всеобщего и единичного, мышления и бытия, идеального и реального. У Парменида, Платона и Аристотеля мышление и бытие изначально тождественны, отчего у них и нет проблемы реальности идеального и идеальности реального.

Сначала спор реалистов и номиналистов велся с таким ожесточением, что кафедры спорящих приходилось разгораживать непреодолимой перегородкой. Но важно то, что спор вел к смягчению первоначально жестких, грубо односторонних позиций. Схоластики как мыслящие догматики тем самым шли в правильном направлении, шаг за шагом уясняя себе, что надо как-то соединить всеобщее и единичное, универсальное и индивидуальное, мышление и бытие. Менялись даже названия борющихся партий; к XIV веку реалисты и номиналисты стали называться томистами и скотистами – последователями Фомы и Скота.

Доминиканец Фома Аквинский (1225-1274), прозванный «ангельским доктором», автор знаменитой «Суммы теологии», как умеренный реалист утверждал, что единичное (индивидуальное) есть способ определенного бытия всеобщего. Определенность, т.е. ограничение, отрицание всеобщего и есть единичность. Поэтому всеобщее и единичное – не отделенные друг от друга абстракции. Единичное есть способ существования всеобщего, вещи – реальность идеи! Всеобщая идея изначально не определена и поэтому может быть всем, а определенной она становится как «обозначенная материя» (materia signata), составляющая все единичные вещи. Всеобщая идея сама дает себе определенность, реальность, значение, становясь материей единичных вещей.

Францисканец Иоанн Дунс Скот (ок.1265-1308), выдающийся оппонент Фомы, заслуживший у современников титула Doctor subtilis, будучи умеренным номиналистом, считал, что материя существует как изначально неопределенная и обретает индивидуальность благодаря прибавке к ней «субстанциальной формы», т.е. природы вещей. Эта природа сама по себе не является ни всеобщей, ни индивидуальной, а не вполне всеобщей в вещах и вполне всеобщей только в интеллекте, ибо только мыслью ее можно выделить из вещей как всеобщую.

Присмотритесь: так ли противоположны эти позиции, как казалось современникам Фомы и Дунса Скота? Ведь оба они признают вначале нечто неопределенное (Фома – идею, Скот – материю), а затем это неопределенное определяется (по Фоме – из себя самой, а по Скоту – извне, от формы). Очень интересно и поучительно наблюдать за тем, как казалось бы взаимоисключающие рассудочные позиции по мере углубления в суть дела неминуемо сходятся!

Некоторый итог многовековому спору подвел францисканец Уильям Оккам (1285-1350) – Doctor invincibilis, т.е. непобедимый ученый, наиболее тонкий и логически изощренный защитник номинализма. Согласно Оккаму, никакая вещь, одна по числу, не может существовать во многом, не изменяясь или не умножаясь. Поэтому для науки нет необходимости принимать существование всеобщего, реально отличного от единичных вещей (это – пример действия знаменитой «бритвы Оккама», правила отсечения лишних сущностей). Объективная реальность всеобщего – не в вещах, а в душе. Иными словами, всеобщее есть реальный объект познающей души – то, что сделано ею, то, что существует благодаря деятельности интеллекта. 

Именно поэтому наши всеобщие понятия объемлют все единичное вне души и могут обозначать каждую вещь как то, что она есть по своей универсальной сущности, категории.

Таким образом, следует сказать, что схоластическое христианское философствование средних веков в споре противоположных партий реалистов и номиналистов в общем развивалось в правильном направлении: всеобщее есть единое, но не абстрактно-единое, отдельное и отличное от многого, а мыслимое единое, объемлющее собой все единичное. Поэтому оно не существует непосредственно ни в вещах, ни вне вещей, как это было еще у Плотина и Прокла, а есть как всеобщее благодаря деятельности мышления и в мышлении. Мышление, человеческий интеллект, стало быть, для всеобщего есть не нечто случайное, акцидентальное, а нечто субстанциальное – стихия существования!

Следует упомянуть еще средневековых мистиков – выдающихся схоластиков, философствовавших на неоплатонический манер и не принимавших участие в диспутах и доказательствах, ибо они держались за простоту разумной мысли о Боге и выражали ее в благочестивых проповедях и наставлениях, исполненных глубокого нравственного чувства. Таковы Майстер Экхарт (ок.1260-ок.1328), Иоханн Таулер (1300-1361) и Генрих Сузо (1295-1366). У Раймунда Луллия или, по каталонски, Рамона Льюля (ок.1232-ок.1316) мистика как непосредственно-разумное знание Бога переросла даже в попытку создать формальную систему науки мышления, которую он назвал Ars magna, т.е. Великое искусство. 

Это луллиево искусство состояло в том, что он выделил и расположил в определенном порядке всеобщие определения или чистые категории, под которые подпадают все предметы (9 абсолютных предикатов, 9 относительных предикатов, 9 субстанций, 9 акциденций, 9 вопросов, 9 моральных добродетелей и 9 пороков). Семь концентрических кругов с этими определениями вращались и, совмещаясь в известном радиусе, должны были дать полное определение каждому из предметов.

Лингвистический спор реалистов и номиналистов в средневековой Европе

Основные сведения об объекте спора реалистов и номиналистов

В центре внимания всех западноевропейских философских школ средневекового периода (в том числе номиналистов и реалистов) стоял вопрос, сформулированный римским неоплатоником Порфирием (233 – 304 гг.). Этот вопрос звучал следующим образом: «Существуют ли они (роды и виды, то есть общие понятия) самостоятельно, или же они находятся в одних только мыслях, и если они существуют, то тела ли это, или бестелесные вещи, и обладают ли они отдельным бытием, или же существуют в чувственных предметах и опираясь на них?»

Замечание 1

То есть центральным объектом этого спора является общее понятие.

Общее понятие представляет собой единство существенных свойств, отношений, связей предметов и явлений, которое отображается в человеческом мышлении, то есть это мысль, которая выделяет и обобщает по определённым признакам предметы и явления.

В зависимости от количества предметов (явлений), которые подпадают под понятие, различают единичные, общие и пустые понятия. Общее понятие (чаще называемое универсалией) объединяет более одного предмета. Философы Средневековья по-разному смотрели на сущность универсалий. Основными и при этом противоположными философскими учениями насчёт общих понятий были:

  • реализм – рассматривал общее понятие как духовную сущность, то есть нечто реально, самостоятельно и независимо от вещей существующее;
  • номинализм – рассматривал общее понятие как общее имя для нескольких конкретных имён, которое является порождением человеческого сознания и языка, реально же существуют только вещи.

Описание спора реалистов и номиналистов

Спор между этими двумя философскими направлениями продолжался в течение пяти веков и втянул в себя ученых и философов нескольких поколений.

Первоисточниками спора реалистов и номиналистов считаются Платон и Аристотель. Платон считал, что «идеи» являются самостоятельными и независящими от человеческого ума сущностями. Его ученик, Аристотель полагал, что общие понятия («роды» и «виды») зависят от конкретных единичных вещей, в каковых они и пребывают.

Особую остроту в этот спор добавляло то, что для Средневековья было характерно неразрывное развитие философии и теологии, что выражалось при рассмотрении вопроса об общих понятиях в непосредственном касании религиозных догм и затрагивании непоколебимой церковной истины.

Спор между номиналистами и реалистами принимал формы устного преподавания в университетах и философских школах и письменных трактатов, которые преимущественно представляли собой комментарии к работам философов предшествующих периодов. Например, отношение по рассматриваемому вопросу Боэция выражалось в его комментировании работ Порфирия, а отношение самого Порфирия – работ Аристотеля. Для современных исследователей это вызывает некоторые трудности, поскольку удобнее рассматривать целостные и последовательные философские системы, чем разрозненные трактаты и комментарии.

Лингвистический аспект спора об общих понятиях

Спор между реалистами и номиналистами не стал поводом для разработки собственно общелингвистических или грамматических теорий.

Номиналисты и реалисты затрагивали вопросы соотношения языка и мышления тогда, когда это могло бы позволить сформулировать более обоснованные аргументы против позиций противников.

Замечание 2

Как правило, в их рассуждения (а иногда и в полноценных работах), которые были посвящены языку, они рассматривали его как средство именования вещей и воплощения мыслительных представлений и мыслительного процесса в целом.

Таким образом, номиналисты и реалисты, рассуждая о природе общих понятий, касались следующих вопросов, непосредственно связанных с языком, не выходя за рамки проблем средневековой философии языка:

  • вопрос о значении слов;
  • вопрос об отношении слов к предложению;
  • вопрос об отношении слов и предложений к обозначению конкретных вещей и общих понятий;
  • вопрос об отношении истинности и ложности предложений;
  • вопрос об отношении предложения к мысли.

Реалисты и номиналисты, как правило, принимали грамматические теории, но обсуждали их в таких формах, какие были представлены в работах поздних римских грамматистов, которые в Средние века пользовались большим авторитетом – Доната (IV век) и Присциана (V век).

Философия Рабана Мавра и Иоанна Скота Эриугены

Как было указано выше, спор реалистов и номиналистов имеет многолетнею историю, и по началу он проходил в более «спокойной» обстановке. Так, известный ирландский философ и богослов Иоанн Скот Эриугена (810-877 гг.) был реалистом, хотя в то время стал первым автором идеалистической концепции.

Одним из ярчайших представителей номинализма был Рабан Мавр (784-856 гг.) – бенедиктинец и архиепископ немецкого Майнца. Он комментировал работы Порфирия, где было изложено мнение о том, что род является понятием, а не вещью.

С мнением Рабана Мавра во многом был солидарен Боэций, который «категории» называл «именами». Они оба обращались к «Категориям» Аристотеля. Их окончательные взгляды, которые совпали, сводились к тому, что реальными были отдельные вещи, индивидуумы, а нереальными – роды и виды (род же рассматривается как концепт, который образован из сходств сравниваемых между собой многих видов). Таким образом, общие понятия (универсалии) представляют собой только рассматриваемые абстрактно сходства между вещами.

Важное место в философских изысканиях на тему универсалий занимает учение Эриугены, которое было навеяно Платоновскими взглядами. Оно представляет собой законченную идеалистическую систему, которая характеризовалась тесным переплетением философских и богословских положений. Это связано с тем, что Эриугена рассматривал истинную философию и истинную религию как одно и то же.

Эриугена как представитель реализма считал универсалии реальными явлениями, которые существуют раньше конкретных вещей. Но существуют универсалии в форме духовных сущность (идеалистическое воззрение). Мир конкретных вещей является только кажущимся, а мир универсалий – вечным, поскольку существует в божественной мысли.

Эриугена оказал значительное влияние на последующих философов, поскольку он был одним из основоположников средневекового реализма.

27. Борьба номинализма и реализма в средневековой философии. - Мои статьи - Каталог статей

Автор: кандидат философских наук Грачёв Михаил Вячеславович


27. Борьба номинализма и реализма в средневековой философии.


Одной из важнейших проблем, оживлённо обсуждавшейся в средневековой философии, была проблема универсалий. Под термином «универсалии» (от лат. universalis – общий) имелись в виду общие понятия, то есть те понятия, которые охватывают некий класс объектов. Проблема универсалий подразумевала вопрос об онтологическом (бытийственном) статусе общих понятий и мыслительных конструктов. Нужно было определить, существуют ли они наравне с единичными вещами в реальности? По сути, дискуссия велась по вопросу о том, предшествуют ли универсалии и вообще любые идеальные конструкты материальным объектам, или они являются лишь абстракцией, порождённой деятельностью сознания человека, то есть вторичны по отношению к материальным объектам. В споре номиналистов и реалистов мы имеем определяемую историческими условиями средневековья форму противостояния по решению основного вопроса философии, хотя и выраженную в казалось бы одном из частных вопросов гносеологии.

 

Реалисты (res (лат.) – вещь)[1] считали, что понятия существуют наряду с вещами. По сути, они являлись продолжателями крайней объективно идеалистической линии Платона в философии, согласно которому идеи существуют наравне с вещами материального мира. Понятия, по мнению реалистов, не только существуют в реальности, но и порождают сами вещи. Реалистами были такие столпы схоластики как Ансельм Кентерберийский и Фома Аквинский. Так, Фома считал, что универсалии могут существовать в троякой форме: 1. до вещей (в уме Бога). Это идеи, по которым Бог создавал мир и конкретные объекты. Здесь в воззрениях Фомы прослеживается влияние Платона. 2. в вещах (как их сущность, форма). В этом можно увидеть близость к основным положениям философии Аристотеля. 3. после вещей (в мысли человека). Этот вид универсалий образуется в уме человека в результате познания сущности вещей. Выделяют два направления внутри средневекового реализма: 1. Крайний реализм и 2. Умеренный реализм. Сторонники крайнего реализма считали универсалии существующими независимо от бытия вещей, а умеренные реалисты, исходя от позиции не Платона, а Аристотеля, полагали, что универсалии могут существовать лишь в единичных вещах.

 

Ближе к материализму в решении вопросов гносеологии стояли номиналисты (nomen (лат.) – имя), утверждавшие, что понятия не существуют наравне с вещами, что они не более чем имена, названия, являющиеся результатом познавательной деятельности человека. Таким образом, номиналисты признавали, что существуют лишь отдельные вещи. Основателем последовательного номинализма считается Росцелин (1050 – 1120), объявивший, что все понятия не более чем простое сотрясение воздуха языком и отрицавший бытие общего в целом.
Однако знаменитый французский философ Пьер Абеляр (1079 – 1142) сформулировал теорию умеренного номинализма, которую стали называть концептуализмом (conceptus (лат) – понятие). Согласно Абеляру, в объективном мире нет ничего общего, но общее существует в сознании человека, то есть обладает субъективной реальностью, являясь продуктом его познавательной деятельности. Номиналистами были также мыслители позднего средневековья Дунс Скот (1266 – 1308) и Уильям Оккам (1285 – 1349). После некоторых колебаний католическая церковь признала реализм своей официальной доктриной и подвергла номиналистов преследованиям, обвиняя его теоретиков в ереси.

 


[1] Не следует смешивать различные значения слова «реализм». Средневековый реализм не имеет ничего общего с реализмом в эстетике – правдивым изображением типических явлений в искусстве. Также характерное для средневековой философии значение слова «реализм» не совпадает с термином «реализм» в философии нового времени – уверенностью в том, что познавательные способности человека отражают мир таким, каким он существует, не искажая его образ.

Методы номинализма и реализма в эпоху Средневековья, их значение для науки

Муниципальное бюджетное нетиповое общеобразовательное учреждение

«Лицей № 84 имени В. А. Власова»

«Методы номинализма и реализма эпохи Средневековья,

их значение для науки»

Автор: Ирина Александровна Турчанинова,

учитель истории, обществознания и права

МБ НОУ «Лицей № 84 им. В. А. Власова»

Новокузнецк, 2020

Оглавление.

Введение с. 3

Основная часть.

Глава 1. Проблема существования науки в эпоху Средневековья с. 4 - 5

Глава 2. Спор об универсалиях между номиналистами и

реалистами и его роль в становлении методологических

оснований науки с. 6- 15

Глава 3. Методы средневековой схоластики и философия

науки Нового времени с. 16- 19

Заключение с. 20 - 21

Литература с. 22 - 23

Введение.

Важными чертами современной науки, основы которой были заложены в XVII веке, являются критичность и методичность. По мнению В. В. Ильина, наука представляет собой единство эмпирической и теоретической деятельности.

В основе современной науки лежат два универсальных метода: эмпирический и рационалистический или индуктивный и дедуктивный. Данные методы были сформулированы и описаны в период Нового времени. Однако их зарождение, и в целом появление предпосылок становления науки происходит в средневековой схоластике. Немаловажную роль в этом процессе сыграл спор об универсалиях между номиналистами и реалистами.

Исходя из вышесказанного, целью нашего исследования является формирование представления о методах номинализма и реализма Средневековья и их значении для становления и развития науки.

Поставленная цель определила следующие задачи:

  1. рассмотреть условия и процесс появления методов мышления, соответствующих принципам опытной науки.

  2. изучить методы, предлагаемые номиналистами и реалистами Средневековья;

  3. выявить значение спора номинализма и реализма для становления и развития науки в Новое время.

Глава 1.

Проблема существования науки в эпоху Средневековья.

Вопрос о существовании науки в Средневековье является дискуссионным. В качестве одного из аргументов своей правоты сторонники отсутствия научного знания в этот исторический период приводят несовместимость научного поиска с идеологической атмосферой Средних веков, под которой подразумевается религиозность, пронизывающая все стороны жизни средневекового человека, в том числе и интеллектуальную. Кроме этого, распространенным является представление о том, что Средние века – темное время в истории человечества, период невежества.

Вместе с тем, ряд исследователей, среди которых В. Вундт, полагают, что именно взаимовлияние философии и религии приводит к становлению науки. Предпосылки для ее возникновения складываются, как раз в Средневековье и связаны со схоластической философией, господствовавшей в этот период. Конечно, средневековую схоластику нельзя считать наукой в полном смысле этого слова, однако в ней можно проследить элементы научного мышления. Понятие «схоластика» означает «школьную, учебную» философию, сосредоточенную в университетах. Именно университеты, появившиеся в Западной Европе в XII веке стали центрами философской и научной мысли. Здесь происходило не только обучение различным дисциплинам, но и проводились дискуссии по философским и научным вопросам. Особенность схоластической философии состояла в том, что она в своей основе имела учения античных философов и учение церкви. В связи с этим, схоластами признавалось, что есть два уровня знания: сверхъестественное, существующее независимо от человека и содержащееся в Библии, и естественное, полученное с помощью человеческого разума, которое мы можем обнаружить в текстах античных философов, прежде всего Платона и Аристотеля. Второй уровень знания является, по сути, научным. При этом подчеркивалось, что истину, заложенную как в Священном писании, так и в трудах философов, можно обнаружить с помощью логических методов.

Большое внимание схоластами уделялось форме изложения, умению вести дискуссии, что стимулировало интерес к логике и теории познания. Поиск истинного знания в период Средневековья строился, в связи с этим, на основе интерпретации текстов с использованием преимущественно дедуктивного метода в форме силлогизма, основанного на выведении частных положений из общих оснований. Таким образом, наука Средневековья – это не опытная наука. Однако в это время зарождается и другой универсальный метод исследования, обратный дедуктивному, индуктивный, в основе которого лежит установление общих законов из наблюдения единичных фактов и явлений. Таким образом, появляется идея о необходимости опытного знания, что стало основой для возникновения естественной науки в Новое время.

Глава 2.

Спор об универсалиях между номиналистами и реалистами и его роль в становлении методологических оснований науки.

При всей дискуссионности вопроса о создании подлинно научных знаний в эпоху Средневековья, как и о наличии научных методов в схоластике, отдававшей приоритет не знанию, а вере, в данной главе предполагается рассмотрение методов получения знания, сложившихся в ходе спора об универсалиях и оказавших определенное влияние на дальнейшее развитие научного мышления.

Большую роль в становлении науки и ее методологической основы сыграл спор об универсалиях между номиналистами и реалистами, разгоревшийся в Западной Европе и Византии в XII веке. Сам спор, предполагавший наличие различных точек зрения на проблему универсалий, по сути, уже в этом содержал элемент научности. Истоки спора об универсалиях лежат в Античности, в учениях Платона и Аристотеля. Платон полагал, что существуют некие сущности - идеи, которые находятся вне конкретных вещей и составляют идеальный мир. Аристотель подверг данное суждение критике, высказав мысль, что идеи неразрывно связаны с вещами и являются их сущностями. Помимо Аристотеля, противниками Платона выступили такие известные античные философы, как Антисфен и Диоген Синопский. Так, Антисфен утверждал, что идеи не имеют реального существования и находятся только в уме.

Именно Аристотель с его логическим учением стал теоретическим источником спора об универсалиях в Средневековье. В своей работе «Введение к категориям Аристотеля» ученик Плотина Порфирий поставил вопросы о характере родов и видов и существовании их в природе или только в разуме. Однако сам ответов на эти вопросы не дал.

Исходя из специфики исторического эпохи Средневековья, спор носил преимущественно религиозный характер и был связан не только с доказательством реальности существования универсалий, но и доказательством бытия Бога, а также проблемой соотношения веры и философии.

В нем не могли не занять своего места вопросы методов мышления.

Спор носил отвлеченный, умозрительный характер, но даже при этом условии его логика имела значение для выработки впоследствии научных методов и возникновения в XVII веке опытной науки.

Оппонентами в споре об универсалиях выступили номиналисты и реалисты.

Представители реализма, полагали, что универсалии, под которыми подразумевались понятия, обобщающие сходство предметов, существуют реально и независимо от сознания. Общее понятие представляет собой сущность вещи, вследствие чего оно является источником ее существования и соответственно вещь необходимо изучать исходя из понятия. В вопросе о соотношении философии и веры реалисты придерживались мнения, что философия призвана объяснять религиозные воззрения. Впервые суждение о необходимости объяснения веры разумом высказал Ансельм Кентерберийский. Этот же мыслитель сформулировал онтологическое доказательство существования бога, суть которого сводиться к доказательству истинности предмета из его понятия. Данное доказательство основано на двух посылках. Первая посылка содержит следующую мысль: бог является сущим и обладает таким свойством, что нельзя мыслить нечто сущее более высокого порядка, чем он, соответственно бог существует в нашем мышлении. Вторая посылка состоит в выяснении того, что если то, что так велико, что нельзя помыслить ничего еще большего, не может существовать лишь в нашем мышлении и что если бы это было так, то было бы невозможно мыслить определенную вещь еще большей и такой, чтобы она существовала независимо от нашего мышления, реально. Из этих посылок Ансельм Кентерберийский делает вывод о том, что бог существует не только в нашем мышлении, но и в реальности.

Доказательство существования бога, приводимое Ансельмом Кентерберийским, является примером силлогизма – одной из форм дедуктивного метода, активно использовавшегося схоластами, представляющей собой умозаключение, состоящее из двух посылок и вывода. Форму силлогизма использовали, доказывая истинность своих суждений и другие реалисты.

В частности, Гильом из Шампо утверждал, что реальны лишь общие субстанции, а единичные вещи тождественны и их существование случайно. Таким образом, в предложении «Сократ есть человек», реальным является человек, а не индивид Сократ. Существование Сократа представляет собой случайность, его могло бы и не быть. Вместе с тем, человек, как всеобщая субстанция будет существовать даже, если не было бы ни одного конкретного человека.

Реалистам свои идеи противопоставляли номиналисты, наиболее известными из которых были Беренгар Турский, Иоанн Росцелин и Уильям Оккам. Сторонники номинализма считали, что реальны только конкретные вещи, существующие независимо от нашего мышления, а общее возникает лишь после вещей. Оно является результатом сравнения вещей, которое производит человек, и рождается лишь в нашем сознании как наименование предмета. Появление универсалий, таким образом, связано с мышлением и речью, а, следовательно, не является источником существования вещи. Исходя из этого, номиналисты приходят к выводу, что логические рассуждения, в частности онтологическое доказательство, приводимое реалистами, не может дать исчерпывающего представления о том или ином предмете. Вследствие этого, необходимы новые методы познания. А поскольку речь идет о познании объектов реального мира, то и методы будут основаны на чувственном восприятии.

С критикой легковерия по отношению к умозрительным доводам и приверженности философов и теологов к авторитетам выступил английский философ Роджер Бэкон. Он высказал мысль о существовании двух способов познания: доказательства и опыта. По существу, Бэкон противопоставил непроверяемым теоретическим построениям, - доказательству на основе создания логических умозаключений, - принцип конкретного опытного знания. По мнению философа, доказательство не приводит к истинному знанию, поскольку оставляет некоторые сомнения. В качестве аргумента мыслитель приводит следующее суждение. Если какой-нибудь человек, никогда не видавший огня, докажет с помощью веских доводов, что огонь сжигает, повреждает и разрушает вещи, то душа слушающего не успокоится этим «выведенным знанием», и он не будет избегать огня до тех пор, пока сам не положит руку или воспламеняющуюся вещь в огонь, чтобы на опыте проверить то, чему учат доводы. Удостоверившись же на опыте в действии огня, дух удовлетворится и успокоится в сиянии истины. Следовательно, доводов недостаточно, необходим опыт. При этом, следуя духу средневековой философии, опиравшейся на авторитеты античности или церкви, в качестве еще одного аргумента Бэкон ссылается на Аристотеля, считавшего, что понимание должно сопровождаться опытом.

Вслед за Роджером Бэконом идею о необходимости опытного метода получения знания выдвинул один из представителей номинализма Уильям Оккам. Он полагал, что софистика, силлогистика и схоластика недостаточны для познания мира. Изучение природы должно проводиться с помощью опытных методов, опирающихся на восприятие и абстрактное мышление. Философ сформулировал свой принцип, получивший название «бритва Оккама», суть которого заключалась в следующем: не надо стремиться умножать сущности без необходимости, не надо привлекать мистические силы для объяснения природы. Как можно меньше общих понятий для объяснения существующего.

Таким образом, номиналисты, по сути, выдвигают идею индуктивного метода. Однако в период Средневековья данный метод не получил самостоятельного развития. Об этом свидетельствует тот факт, что номиналисты в доказательстве своих утверждений, также как и реалисты, прибегали к дедуктивному методу.

В своем главном труде «О святой трапезе», написанном в 1049 году французский философ и богослов Беренгар Турский отвергая реальность универсалий, представил следующую логику рассуждений. На основе двух посылок, что нет ничего реального, помимо субстанции и субстанция есть принадлежность того, что доступно ощущению внешних чувств, он сделал вывод, что реально только то, что доступно ощущению внешних чувств.

Вслед за Беренгаром Турским, монах из Компьена Иоанн Росцелин полагал, что объективно существуют лишь единичные вещи, которые мы можем вначале воспринять, а затем представить. Общие понятия – это только наименования этих вещей, слова, представляющие собой не более чем «звуки голоса». Как мы можем воспринять или представить, например, не конкретного человека, а человека вообще. Значит, приходит к заключению мыслитель, универсалии реально не существуют.

Исходя из своих представлений о познании объектов, номиналисты решают вопрос о соотношении философии и веры, приходя к выводу, что они должны существовать независимо друг от друга. Предметом философии является не только сверхчувственный мир, но и эмпирический, чувственно познаваемый мир. Предметом теологии выступает только мир сверхчувственный, познать который опытным путем невозможно. Вследствие этого, философские эмпирические методы неприменимы в изучении некоторых теологических объектов и наоборот теологические методы не дают полного представления о предметах материального мира. Соответственно, философия не может давать научное объяснение религиозным воззрениям, как полагали реалисты, а значит должна быть отделена от теологии.

Своеобразной попыткой соединить идеи реалистов и номиналистов стало учение Фомы Аквинского, который полагал, что универсалии существуют в трех формах:

  1. до вещей в божественном разуме, как их прообразы;

  2. в вещах, как их сущности;

  3. после вещей в человеческом разуме, как понятия.

Философ в своей работе «Сумма теологии» высказал мысль о том, что существуют два вида знания: знание, которым обладает человек и знание, которым обладает бог. Вследствие этого, возникают два рода наук: науки, основанные на человеческом разуме и наука, основанная на божественном откровении, под последней, понималась теология. При этом одна и та же проблема, по мнению Фомы Аквинского, может быть предметом изучения различных наук. Различие будет выражаться в способах познания. В науках, основанных на человеческом разуме, познание будет начинаться с чувственного восприятия, а в науках, основанных на божественном откровении, главным методом является доказательство. Фома Аквинский полагал, что существует два вида доказательства: априорное, исходящее из причины и апостериорное, исходящее из следствия.

Вместе с тем, рассуждал мыслитель, существуют объекты, которые нельзя доказать с помощью разума и, соответственно, они относятся исключительно к сфере теологии.

Полагая, что существование Бога не является самоочевидностью, Фома Аквинский формулирует апостериорное доказательство божественного бытия, через доступные человеческому познанию следствия, которые мы можем наблюдать в окружающем мире. Данное доказательство включает в себя пять путей.

Первый путь основан на представлении о движении вещей. При этом причиной движения одного предмета является другой движущийся предмет, который, в свою очередь приводится в движение третьим и т. д. Однако, эта цепь двигателей не может быть бесконечной, а значит, есть некий статичный перводвигатель и этим двигателем является бог.

Второй путь связан с производящей причиной. По мнению, Фомы Аквинского, во всех чувственных вещах можно наблюдать последовательность производящих причин. Однако ряд этих причин не бесконечен, и, соответственно, существует некоторая первопричина, в качестве которой выступает бог.

Третий путь исходит из понятия возможности и необходимости. В окружающем мире существуют вещи, являющиеся случайными, то есть они могут быть, а могут и не быть. Эти вещи возникают и через определенное время исчезают. Однако возникновение их происходит не само по себе. Причиной возникновения этих вещей является некая необходимая сама по себе сущность - бог.

Четвертый путь – доказательство от степени совершенства вещей. В представлении Фомы Аквинского есть вещи более или менее совершенные относительно других вещей. Следовательно, должно существовать нечто наиболее совершенное, являющееся для всех вещей причиной совершенства, это нечто - бог.

Пятый путь исходит из распорядка природы. По мнению философа, все природные тела лишены разума. Однако все их действия целесообразны. Значит, природные предметы к достижению цели направляет некое разумное существо. Под этим разумным существом подразумевается бог.

Таким образом, опираясь на явления материального мира и знания о них, полученные эмпирически, Фома Аквинский доказывает существование первопричины всего - бога.

В сложных путях познания оба метода имеют место, но в чисто теологическом споре номинализм не преследовал цели обоснования своего метода и, тем более эмпирической науки. Ими был сделан лишь первый шаг к этому. Выдвинута лишь идея. Описание и утверждение в науке эмпирического метода познания происходит лишь в XVII веке.

Глава 3.

Методы средневековой схоластики и философия науки Нового времени.

Идеи номиналистов и реалистов нашли свое дальнейшее развитие в Новое время. В эту историческую эпоху происходит становление естественных наук, а центральной проблемой философии становится проблема метода, как способа достижения истинного научного знания. В Новое время были сформулированы два основных научных метода: эмпирический и рационалистический или индуктивный и дедуктивный.

Приоритет дедуктивному методу отдавали рационалисты, и в этом они в некоторой степени являлись продолжателями идей реалистов Средневековья.

Наиболее ярким представителем этого философского направления является французский философ и математик Рене Декарт. В своей работе «Рассуждение о методе», написанной в 1637 г., он говорил о необходимости доказательного пути к знанию. При этом признаки достоверности следует искать в самом знании. Согласно Декарту, первичным является знание, достигнутое посредством мышления. Исходным положением метода, предложенного французским философом, является усмотрение в основе мышления принципа очевидности. Первым этапом научного исследования, по мнению Декарта, должен быть метод сомнения, необходимый для того, чтобы найти то положение, которое несомненно. Основные положения своего учения о методе мыслитель сформулировал в четырех правилах:

  1. не принимать на веру то, что не очевидно;

  2. делить проблему на части;

  3. рассматривать мысли в определенном порядке от простого к сложному;

  4. делать максимально полные перечни относящихся к рассматриваемому вопросу сведений.

Под знанием Декарт понимал систему истин и ставил перед собой задачу оправдания разума и выстраивания аргументов в пользу доверия к нему. Одним из главных понятий в философии Декарта выступает понятие «субстанция», под которой подразумевается вещь или сущее, лежащее в основе всего и не нуждающееся ни в чем, кроме себя. Философ выделял два вида субстанций: материальные и духовные. Под материальными субстанциями он понимал природу. А духовными, по мнению Декарта, являются мышление или разум. Помимо субстанции, философ вводит понятия субъекта и объекта. Под субъектом подразумевается – сознание, осознавшее себя как мыслящую вещь, а под объектом – все, что противопоставляется субъекту в процессе познания. Согласно Декарту, существуют три вида объектов – материальные тела, другие сознания и собственное сознание.

Совокупность правил для правильного применения разума с целью постижения истины он называет методом. Декарт определял четыре универсальных метода: анализ, синтез, индукция и дедукция. При этом предпочтение отдавал дедуктивному. Дедукцией философ называл «движение мысли», в котором происходит сцепление интуитивных истин.

Декарт выдвинул теорию о врожденных идеях. Суть этой теории состоит в том, что большинство знаний человек получает с помощью чувственного познания и дедукции. Вместе с тем, существует особая разновидность знаний, которые не нуждаются в доказательствах. Эти изначально очевидные и достоверные истины философ назвал врожденными идеями. Врожденные идеи, полагал Декарт, делятся на два вида: понятия и суждения. Примером врожденных понятий является Бог, число, тело, душа и т.п. Примерами врожденных суждений выступают следующие: «целое больше своей части», «из ничего не бывает ничего» и т. д.

Оппонентами рационализма выступали философы, разрабатывавшие принципы эмпиризма, развивая, тем самым, идеи номиналистов. Немаловажную роль в этом сыграл английский философ Френсис Бэкон, который полагал, что существует два пути поиска достоверных знаний: движение от частного к общему (эмпирический путь или индукция) и от общего к частному (рационалистический путь или дедукция). При этом сам философ склонялся к эмпирическому пути, считая, что разум должен перерабатывать данные опыта и находить причинные связи явлений. Бэкон развил идеи номиналистов, полагая, что научное знание, рождается не просто из непосредственных чувственных данных, а из целенаправленно организованного опыта, эксперимента, находящегося под контролем разума. Бэкон выделял два типа опытов - "плодоносные" и "светоносные". Первые, по его мнению, приносят непосредственную пользу человеку, а вторые - приводят к новому знанию. Решая проблему научно-теоретического обобщения полученных эмпирических данных, Бэкон создал учение об индукции. Метод индукции логический метод, характеризующийся переходом от частного знания к общему. Данный метод позволяет разуму человека анализировать, разделять и разлагать природу, открывать присущие ей общие свойства и законы.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что в Новое время происходит методологическое оформление науки. Осуществилось описание и утверждение не только рационалистического, но и эмпирического метода познания, предложенного номиналистами. Что сделало возможным появление опытной науки.

Заключение.

В результате проведенного нами исследования проблемы спора номиналистов и реалистов эпохи Средневековья для становления и развития науки мы пришли к следующим выводам.

Представители реализма и номинализма внесли большой вклад в становление науки в целом и, в частности опытной науки.

В ходе данного спора была заложена методологическая основа науки, получившая оформление и развитие в период Нового времени представителями рационализма и эмпиризма, в частности Рене Декартом и Френсисом Бэконом. Такой основой стали дедуктивный онтологический метод получения знания, основанный на доказательстве сущности объекта, исходя из его общего понятия, которого придерживались реалисты и индуктивный метод, связанный с эмпирическим познанием, предложенный номиналистами.

Следует отметить, что номинализм имел значение для развития науки не только в Средневековье и Новое временя. Проблема номинализма сохранила свое значение и для современной философии науки. В связи с кризисом формальной логики в рамках неопозитивизма происходит новое теоретическое обоснование идей номиналистов, которое, в частности можно наблюдать в работах Бертрана Рассела и идеологов Венского кружка. По мнению позитивистов, основная задача науки состоит в получении «позитивного», то есть основанного на эмпирическом описании фактов знания. При этом представители данного направления полагали, что научной ценностью обладает только такое познание, которое опирается на опыт.

Литература.

  1. Антология мировой философии : в 4-х томах. - Т. 1. - Ч. 1, 2. – М. : Мысль, 1969. – 936 с.

  2. Вундт, В. Введение в философию. – М : Добросвет КДУ, 2006.

  3. История философии в кратком изложении / Пер. с чеш. И. И. Богута. – М. : Мысль, 1991. – 590 с.

  4. Новая философская энциклопедия : в 4-х томах. - Т III. Н-С. – М. : Мысль, 2001. – 692 с.

  5. Реале, Дж., Антисери, Д. Западная философия от истоков до наших дней. – Т. 2. Средневековье. – ТОО ТК «Петрополис», 1994. – 368 с.

  6. Соколов, В. В. Средневековая философия : учебное пособие для философских факультетов и отделений университетов. – М. : Высшая школа, 1979. – 448 с.

  7. Философский энциклопедический словарь / Под ред. Л. Ф. Ильичёва, П. Н. Федосеева, С. М. Ковалёва, В. Г. Панова. — М.: Советская энциклопедия, 1983.

  1. Чанышев, А. Н. Курс лекций по древней и средневековой философии : учебное пособие для вузов. – М. : Высшая школа, 1991. – 512 с.

Интернет-ресурсы.

  1. http://www.librero.ru/article/culturalcenter/teorii_nominalizma_i_realizma.htm

  2. http://studyspace.ru/spravochnik-istoriya-i-filosofiya-nauki-2-izd-ie-/razvitie-logicheskih-norm-nauchnogo-myishleniya-v-srednevekovyih-universite.html

  3. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%BA%D0%BA%D0%B0%D0%BC,_%D0%A3%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D1%8F%D0%BC

  4. http://folioverso.ru/misly/2011_12/dmitriev_12_2011.htm

Номинализм в метафизике (Стэнфордская энциклопедия философии)

Слово «номинализм» в современном понимании философов в англо-американской традиции неоднозначно. В одной смысл, его наиболее традиционный смысл, восходящий к Средневековью, он подразумевает отказ от универсалов . В другом, более современном но столь же укоренившийся смысл подразумевает отказ от абстрактных объекты . Сказать, что это разные значения слова предполагает, что универсальный и абстрактный объект не означают то же самое.А на самом деле это не так. Хотя разные философы имеют в виду разные вещи под универсальным , и аналогично по абстрактный объект , в соответствии с широким распространением универсальный это то, что может быть создано разными сущностями и абстрактный объект - это то, что не является ни пространственным, ни временным.

Таким образом, существует (по крайней мере) два вида номинализма, один из которых утверждает, что универсалий не существует, и утверждает, что нет абстрактных объекты. [1] Реализм в отношении универсалий - это доктрина, которая есть универсалии, а платонизм - это учение о том, что существуют абстрактные объекты.

Но номинализм - это не просто отказ от универсалий или абстрактных понятий. объекты. Если бы это было так, нигилист, тот, кто верил что нет никаких сущностей вообще, будет считаться номиналистом. Точно так же тот, кто отвергал универсалии или абстрактные объекты, но был агностик относительно существования частных или конкретных объектов считать номиналистом.Учитывая, что термин «номинализм» используются в современной философии, такие философы не были бы номиналисты. Слово «номинализм» подразумевает что соответствующая доктрина утверждает, что все особенное или бетон, и что это не пустая правда.

Таким образом, один из видов номинализма утверждает, что существуют определенные объекты и что все особенное, а другой утверждает, что есть конкретные объекты и все конкретно.

Как отмечалось выше, две формы номинализма независимы.В возможность быть номиналистом в одном смысле, но не в другом были проиллюстрированы историей философии. Например, Дэвид Армстронг (1978; 1997) верит в универсалии, поэтому он не номиналист в смысле отказа от универсалий, но он считает, что все существующее является пространственно-временным, поэтому - это номиналист в смысле отказа от абстрактных объектов. И здесь те, кто, как Куайн, на определенном этапе своего философского разработки (1964; 1981), принимать наборы или классы и поэтому не номиналистов в том смысле, что они отвергают абстрактные объекты и в то же время отвергают универсалии и, следовательно, номиналисты в смысле отвержения универсалии.

Таким образом, номинализм в обоих смыслах - это своего рода антиреализм. Для одного своего рода номинализм отрицает существование и, следовательно, реальность универсалий, а другой отрицает существование, и, следовательно, реальность абстрактных объектов. Но что заявляет номинализм с уважение к сущностям, которые некоторые считают универсалиями или абстрактными объекты, например свойства, числа, предложения, возможные миры? Здесь есть два общих варианта: (а) отрицать существование предполагаемого рассматриваемые сущности, и (б) признать существование этих сущностей но утверждать, что они частны или конкретны.

Иногда номинализм отождествляют с позициями, иллюстрирующими стратегия (а). Но, похоже, это основано на мысли, что то, что делает позиция номиналиста - это отказ от свойств, чисел, предложения и т. д. Однако в этой записи я пойму Номинализм в более широком смысле, а именно как охватывающие позиции реализации стратегий (a) или (b) выше. Для номинализма нет ничего против свойств, чисел, предложений, возможных миров и т. д., как таковой .Что номинализм считает несовместимым с такими сущностями, как свойств, чисел, возможных миров и предложений состоит в том, что они предполагается, что это универсалии или абстрактные объекты. Таким образом, простой отказ свойств, чисел, возможных миров, предложений и т. д. не сделать номиналиста - чтобы быть номиналистом, нужно отвергнуть их, потому что они должны быть универсальными или абстрактными объекты. Майкл Жубьен, например, отвергает предложения, но он допускает платонистическое толкование свойств и отношений; его причины поскольку отклонение предложений не имеет ничего общего с их предполагаемыми абстрактный персонаж (Jubien 2001: 48–54).Было бы странно называть Жубьен номиналист о предложениях.

Таким образом, согласно моему использованию в этой записи, принятие существования свойств, предложений, возможных миров и чисел совместим будучи номиналистом. Что требуется от номиналистов, принимающих существование чисел, свойств, возможных миров и предложений в том, что они думают о них как о частностях или конкретных объекты. [2] А отвергая свойства, предложения, возможные миры, числа и любые других предметов недостаточно для того, чтобы быть номиналистом о них: быть Номиналист должен их отвергнуть на том основании, что они универсальны. или абстрактные объекты.

2.1 Абстрактные объекты

Что такое абстрактный объект? Стандартного определения фраза. Возможно, наиболее распространенная концепция абстрактных объектов состоит в том, что внепространственно-временных и причинно-инертных объектов. Часто требование то, что абстрактные объекты причинно инертны, не является независимым условие, но выводится из требования, что абстрактные объекты не пространственно-временные, поскольку предполагается, что только пространственно-временные сущности могут вступать в причинно-следственные связи.

Но эта концепция абстрактных объектов подверглась критике. Игры и языки предположительно абстрактны, но все же они временны сущностей, поскольку они возникают в определенный момент времени, и некоторые из них развиваются и изменяются со временем (Hale 1987, 49). Определение абстрактные объекты просто как причинно инертные объекты также представляют проблемы (см., например, запись о абстрактные объекты).

Были и другие предложения относительно того, как охарактеризовать абстрактные объекты.Один подход определяет абстрактные объекты как понимание того, чьи имена подразумевает признание того, что названные объект находится в диапазоне определенного функционального выражения (Dummett 1973, 485). Также считалось, что абстрактный объект - это один что либо не могло существовать, либо не могло быть конкретным, в зависимости от того, интерпретируете ли вы предикат «E!» (используется для формального представления определения «абстрактного») как предикат существования или предикат конкретности (Залта, 1983, 60, с. 50-52).О другой концепции абстрактные объекты это объекты, которые не могут существовать отдельно от другие организации (Lowe 1995, 514). [3] (Для обсуждения различных способов по характеристике различия абстрактного / конкретного см. Берджесс и Розен. 1997, 13–25.)

Таким образом, существует несколько альтернативных концепций абстрактных объектов. Но в дальнейшем я буду считать абстрактными объектами те, которые внепространственно-временный и причинно инертный. Это потому, что мотивирует Номинализм (в одном из его смыслов) - это в основном отказ от внепространственно-временные и причинно-инертные объекты.То есть номиналист видит проблемы с абстрактными объектами просто потому, что видит проблемы с внепространственно-временные, причинно инертные объекты. Что это так видно из того факта, что номиналистические теории часто мотивируются эмпирические или натуралистические взгляды, в которых нет места для внепространственно-временной, причинно инертный объекты. [4] Так, например, один из основные проблемы с математическими объектами - подкласс абстрактные объекты - с номиналистической точки зрения, это нелегко понять, как мы можем получить знания или сформировать надежные представления о них и ссылаться на них, поскольку нет причинно-следственных отношения между ними и нами.Но это предполагает, что то, что делает Проблематичными абстрактными объектами является их причинная инертность. И источник их причинная инертность может быть связана с отсутствием пространственно-временной пространственности.

Характеристика абстрактных объектов как внепространственно-временных и причинно инертные объекты могут считаться неудовлетворительными в той степени, в которой что он говорит нам только то, чем они не являются, но не то, что они есть. Но для номиналиста это не проблема. Бизнес номиналист должен отвергать такие объекты, а не характеризовать их положительный путь.А в целях отказа от абстрактных объектов их характеристика как внепространственно-временные, причинно инертные объекты - это достаточно четкая характеристика (по крайней мере, столь же ясная, как понятия пространственно-временной объект, причинность, причинная сила и связанные с ними находятся).

Исторически различие между абстрактными и конкретными объектами считалось исключительным и исчерпывающим. Но полнота различия были недавно подвергнуты сомнению. Лински и Залта спорят что хотя абстрактные объекты обязательно абстрактны, существуют объекты которые не являются конкретными, но могли быть конкретными.Эти объекты неконкретный в силу того, что он внепространственно-временной и причинно инертный но они не абстрактны, поскольку могли быть конкретными (Лински и Залта 1994). Поскольку номинализм отвергает абстрактные объекты из-за их внепространственно-временная и причинная инертность, номинализм также отвергает неконкретные объекты.

2.2 Универсальные

Номиналист об универсалиях отвергает универсалии - но что? они? Различие между частностями и универсалиями обычно рассматривается как исчерпывающий и исключительный, но существует ли такой различие спорный. [5] Различие можно провести с точки зрения отношение реализации: мы можем сказать, что что-то является универсальным тогда и только тогда, когда он может быть создан (будь то он может быть инстанцирован частностями или универсалиями) - в противном случае это особенность. Таким образом, хотя и частное, и универсальное могут экземпляры сущностей, могут быть созданы только универсалии. Если белизна универсальна, то каждая белая вещь - экземпляр этого. Но белые вещи, например Сократ, не может быть экземпляры. [6]

Реалисты по поводу универсалий обычно думают, что свойства (например, белизна), отношения (например, между) и виды (например, золото) универсалии. Где существуют универсалии? Существуют ли они в том, что создать их? Или они существуют вне их? Для поддержания второго вариант - сохранить реализм ante rem в отношении универсалий. Если универсалии существуют вне их экземпляров, то вполне вероятно, что предположим, что они существуют вне пространства и времени. Если это так, если предположить, что их Вследствие причинной инертности универсалии являются абстрактными объектами.К утверждать, что универсалии существуют в их экземплярах, значит поддерживать в re реализм об универсалиях. Если универсалии существуют в их экземпляры, и их экземпляры существуют в пространстве или времени, то это правдоподобно думать, что универсалии существуют в пространстве или времени, в котором случай они конкретны. В этом случае универсалии можно умножить расположены, т.е. они могут занимать более одного места одновременно, для в re универсалы полностью расположены на каждом месте, которое они занимают (таким образом, если в re присутствует белизна , то такая вещь может быть в шести метрах от себя).

Таким образом, как на анте rem , так и на реализме ре о универсалии, универсалии имеют отношения с пространством, очень отличные от что, по-видимому, нравится обычным объектам опыта, таким как дома, лошади и люди. Ведь такие подробности находятся в пространстве и времени и не могут находиться более чем в одном месте одновременно. Но универсалии либо не расположены в пространстве, либо могут занимать более одного места в то же время.

Есть ли общие аргументы против абстрактных объектов? Есть некоторые, хотя следует сказать, что некоторые из самых известных отрицателей абстрактные объекты не всегда основывают свое отклонение на аргументах.Так обстоит дело, например, с Гудманом и Куайном, которые в своих Шаги к конструктивному номинализму , обосновать отказ математических абстрактных объектов на базовой интуиции (1947, 105).

Один аргумент против постулирования абстрактных объектов основан на Бритва Оккама. Согласно этому принципу нельзя без надобности умножать сущности или виды сущностей. Таким образом, если можно показать, что определенные конкретные объекты могут выполнять теоретические роли обычно ассоциируется с абстрактными объектами, следует воздерживаться от постулирование абстрактных объектов.Эффективность такого обращения к бритве Оккама, конечно, зависит от того, показали, что конкретные объекты могут играть теоретические роли, связанные с с абстрактными объектами. Но если каждую теоретическую роль играет abstracta может воспроизводиться concreta и наоборот, тогда нужна еще одна причина, по которой следует постулировать concreta only, а не abstracta only. Иногда единственное свидетельство существования аннотации в вопрос в том, что они выполняют рассматриваемую теоретическую роль.В этом В случае, если можно использовать принцип, что нельзя постулировать до н.э. hoc сущности или виды сущностей без необходимости (Родригес-Перейра 2002, 210–16). То есть не следует постулировать, если возможно, юридические лица, в отношении которых нет независимых доказательств, т.е. единственное имеющееся свидетельство - то, что они удовлетворительно выполнять определенную теоретическую роль.

Еще один распространенный и широко обсуждаемый аргумент против абстрактного объекты - это эпистемологический аргумент.Аргумент основан на думал, что, учитывая, что абстрактные объекты причинно инертны, это трудно понять, как мы можем иметь знания или надежную веру о них. Иногда выдвигается аналогичный аргумент, согласно которому проблема с платонизмом в том, что, учитывая причинную инертность абстрактные объекты, он не может объяснить, как лингвистическая или ментальная референция к абстрактным объектам (см. Benacerraf 1973 и Field 1989, 25–7). По общему признанию, эти аргументы не позволяют окончательно установить Номинализм, но, если они работают, они обнаруживают пояснительную лакуну в платонизме.Задача платоника - объяснить, как возможно знание абстрактных объектов и обращение к ним. Большинство из дебаты по поводу этого аргумента были сосредоточены на конкретных применение аргумента к случаю математических объектов (для подробнее об этой дискуссии см. запись на Платонизм в метафизике и Берджесс и Розен 1997, стр. 35–60.)

Другой, теперь менее распространенный аргумент против платонизма заключается в том, что его онтология непонятна. Иногда непонятность абстрактного объектов связано с отсутствием в них четких и внятных условий личность.Но не абстрактность абстрактных объектов делает им не хватает четких условий идентичности, поскольку некоторые абстрактные объекты, такие как наборы, имеют четкие и понятные условия идентичности. Но условия тождества для множеств понятны, только если понятие набор внятный. Некоторые, как Гудман, по-видимому, не могут понять, как разные объекты могут быть составлены из одного и того же основные составляющие. Но, опять же, это не в силу того, что абстрактные, то есть внепространственно-временные и причинно инертные, которые нарушают множества Принцип Гудмана о композиции.Потому что могло быть простых абстрактных объекта.

Многие из этих аргументов и мотивов отказа от абстрактные объекты также являются аргументами и мотивацией для отказа внепространственно-временные ante rem универсалии. Но бритва Оккама может также использоваться против универсалий, рассматриваемых как пространственно-временные сущности, при условии, что можно показать, что данные могут сыграть теоретические роли обычно назначаются в отношении универсалий. Ибо даже если они пространственно-временны, универсалии, тем не менее, являются своеобразным видом объекта.

Есть и другие, более конкретные аргументы против универсалий. Один что постулирование таких вещей ведет к порочному бесконечному регрессу. Для предположим, что существуют универсалии, как монадические, так и реляционные, и что когда объект создает универсальный объект или группу объектов создают реляционный универсал, они связаны экземпляром связь. Предположим теперь, что a создает универсальный Ф . Поскольку есть много вещей, которые создают экземпляры многих универсалий, можно предположить, что создание экземпляров реляционная универсальная.Но если создание экземпляра является реляционным универсалом, когда a создает экземпляры F , a , F и отношение создания экземпляра связаны экземпляром связь. Назовите это отношение создания экземпляра i 2 (и предположим, что это, как правдоподобно, должно отличаться от отношения конкретизации ( i 1 ), который связывает и и F ). потом так как i 2 тоже универсальный, выглядит как если а , F , i 1 и i 2 должен быть связан с другим экземпляром отношение i 3 и т. д. ad infinitum .(Этот аргумент берет свое начало в Брэдли 1893 г., 27–8.)

Показывает ли этот регресс некую несогласованность с реализмом в отношении универсален или просто неэкономичен - вопрос спорный. Реалист об универсалиях, однако, можно утверждать, что регресс иллюзорен, например, поддерживая, что хотя детали создают экземпляр универсалии, здесь нет никакой связи между ними (Armstrong 1997, 118). [7]

Другие аргументы против универсалий основаны на принципах, которые не может быть необходимой связи между совершенно разными существования и что никакие две вещи не могут состоять из абсолютно одинаковых части. [8] Рассмотрим универсальный метан . Молекула создает метана тогда и только тогда, когда он состоит из четырех атомы водорода, связанные с одним атомом углерода. Таким образом, обязательно, метан создается, только если углерода создан. Но это кажется необходимой связью между двумя совершенно разные сущности, универсалы метан и углерод . Один из ответов здесь: метан и carbon не совсем разные универсалии, так как универсальный carbon является составной частью универсального метан , остальные части - универсальный водород и реляционный универсальный скрепленный .Проблема здесь в том, что молекула создает экземпляр бутана тогда и только тогда, когда она состоит из цепочка из четырех атомов углерода, со связанными соседними, а конец атомы углерода связаны с тремя атомами водорода каждый, а средний атомы углерода связаны с двумя атомами водорода каждый (таким образом, формула для бутана CH 3 -CH 2 -CH 2 -CH 3 ). Так что если бутан не обязательно должен быть связан с совершенно разными универсалы, следует сказать, что углерода , водорода и связанные являются частями бутана .Но потом метан и бутан состоят из одинаковых части. Таким образом, похоже, что структурные универсалии (т.е. универсалии, подобные метан и бутан , так что все, что они должны состоять из частей, реализующих определенные универсалии и находятся в определенных отношениях друг с другом) оскорбляют либо принцип, что нет необходимых связей между полностью различные существования или принцип, что никакие две сущности не могут быть состоит из точно таких же частей (подробнее см. Lewis 1986b). обсуждение).

Само по себе это не аргумент против универсалий на человека. se , но только против структурных универсалов . Даже в этом случае, если теория универсалий должна постулировать положения дел, как Армстронг думает, что это должно быть, тогда аргумент может работать против универсалии в целом. По состоянию дел, что Rab (где R - любое несимметричное отношение) требует, чтобы b существует, что кажется необходимой связью между совершенно разные существования.И говоря, что a , b и R являются частью положения дел, которое означает Rab проблема, если кто-то думает, что никакие две сущности не могут состоять в точности из те же части, для отличного положения вещей, что Rba также будет состоять из a , b и R. Там защитник универсалий может сделать две вещи: (а) принять простое, неструктурные универсалии, но отвергают как структурные универсалии, так и положение дел; (б) признать, что некоторые организации могут состоять из точно такие же части (при условии, что они связаны по-разному).(б) кажется более популярным среди реалистов в отношении универсалий. (Видеть Armstrong 1986, Forrest 1986b и Armstrong 1997, 31–38, для дальнейшее обсуждение.)

4.1 Номинализм об универсалиях

Учитывая, что номиналисты в отношении универсалий верят только в частное, есть две стратегии, которые они могут реализовать в отношении вопрос о предполагаемом существовании якобы универсальных сущностей, таких как свойства и отношения. Одна из стратегий - отрицать существование такие сущности.Другая стратегия - признать, что такие сущности существуют. но отрицать, что они универсалии. Обе стратегии были реализовано в истории философии. Один из способов реализовать эти стратегии заключается в предоставлении номинально приемлемых перефразирований или анализ предложений, которые кажутся (а) истинными и (б) подразумевают существование универсалий. Другой способ, более модный в наши дни, - это дать номиналистический отчет о творцах истины для предложений, которые очевидно, сделанное универсалиями.

Ниже приводится краткий обзор основных номиналистических позиций такого рода и некоторых проблем, с которыми они сталкиваются.Ради краткости я проиллюстрирую позиции только в отношении характеристики. Распространение на виды и отношения несложно и только изредка я говорю то, о чем говорит определенная теория связи.

Свойства - это сущности, которые предназначены для использования в различных теоретических роли. Например, одна роль, которую они призваны играть, - это быть семантические значения предикатов. Другая роль - это бухгалтерский учет. для сходства и причинной силы вещей. Но нет причины почему эти разные роли должны играть одни и те же юридическое лицо.Когда сегодня философы обсуждают проблему универсалий, они обычно думают о свойствах как о сущностях, которые учитывают сходство и причинная сила вещей. Свойства в этом смысле иногда называют редкими объектами недвижимости, в отличие от изобилия объекта (разница между редкими и изобилие свойств происходит от Льюиса 1983 г.). Редкие свойства - это те чего было бы достаточно, чтобы объяснить сходство и причинно-следственные связи. силы вещей, и охарактеризовать их полностью и без избыточность.В дальнейшем предполагается, что, например, такие свойства, как , имеют квадрат , а - красный считать редкими.

Вопрос, который реалисты и номиналисты об универсалиях пытаются решить. ответ: что делает F -things F (где « F » - редкое свойство предикат)? Например, что делает квадратную вещь квадратной? Для реалист в отношении универсалий, если что-то квадратное, то это в силу вещь, воплощающая универсальную прямоугольность.В общем, для реалист в отношении универсалий, вещи обладают редкими свойствами, в которых они сила создания универсалий.

Как номиналисты отвечают на этот вопрос? Популярная номиналистическая теория свойств - это так называемая теория тропов, которую придерживался Дональд Уильямс (1953), Кейт Кэмпбелл (1990) и Дуглас Эринг (2011) среди других. Теория тропов не отвергает существование свойств, но принимает свойства как определенные сущности, обычно называемые «тропами». Тропы частные лица, в том же смысле, в котором отдельные люди и отдельные яблоки являются частностями.Таким образом, когда есть алое яблоко алый цвет яблока не универсальный, а особый алость, алость этого яблока , которое существует где и когда это яблоко алый. [9] Такой особая алость - это троп. Яблоко алое не в добродетели экземпляра универсального, но в силу обладания алым троп.

Но что делает алые тропы алыми тропами? Один возможный ответ вот что алые тропы - алые тропы, потому что они напоминают друг друга, где сходство не объясняется с точки зрения создание одного и того же универсального.Конечно, малиновые тропы тоже похожи друг на друга. Что делает тропа алым, так это то, что он напоминает эти тропы (алые) в отличие от сходных с теми (малиновые).

Другой ответ: алые тропы образуют примитивную естественную форму. class (эта точка зрения была решительно защищена Эрингом 2011: 175-241). Но действительно ли то, что делает алые тропы алыми тропами в том, что они похожи друг на друга, алые тропы действительно похожи друг на друга Другие. И тот факт, что они это делают, поднимает важную проблему.Это проблема регресса сходства. Предполагать что a , b и c - алые яблоки. Если так, у каждого есть свой алый троп: вызов их s a , s b , и с с . Начиная с s a , s b и s c - алые тропы, каждые два из них похожи друг на друга. Но тогда есть три тропы сходства: сходство между s a и s b , сходство между с a и с c , и сходство между s b и s c .Но эти тропы сходства, поскольку они являются тропами сходства, похожи друг на друга. Так что есть "второй порядок" тропы сходства: сходство между сходством между s a и s b и сходство между с a и с c , сходство между сходством между s a и s b и сходство между s b и s c , и сходство между сходством между s и s c и сходство между с b и с с .Но эти Тропы сходства «второго порядка» похожи друг на друга. Так есть тропы сходства "третьего порядка" и т. д. до бесконечности .

У теоретика тропов есть несколько выходов. Одно из решений - утверждают, что регресс вовсе не порочен и что в лучшем случае представляет собой приращение количества сущностей (не видов сущностей) постулируется теорией. Другое решение - отрицать наличие сходных тропов и обходиться только сходными тропами (для дальнейшего обсуждения см. Daly 1997 и Maurin 2002, 96–115).

Существуют и другие формы номинализма универсалий, две из которых являются предикатный номинализм и концептуальный номинализм. Реалист о универсалии допускают, что сказуемое «алая» применимо к алая вещь. Но он говорит, что сказуемое «алая» относится к нему в силу того, что он алый, а это не что иное чем воплощение всеобщей алой окраски. Точно так же он говорит что рассматриваемая вещь подпадает под понятие алая в сила быть алым, что есть не что иное, как вещь инстанцируя универсальную яркости .Но для предиката Номинализм нет ничего лучше алого. Согласно этой теории вещь алого цвета в силу того, что сказуемое К нему относится "алая". Аналогичным образом, согласно Concept Номинализм (или концептуализм), нет ничего лучше алого и вещь красная в силу того, что она попадает под понятие алый . [10] Эти два взгляда влекут за собой, что если бы не было ораторов или мыслителей, все не было бы алым. Хотя бы из-за многие будут склонны к другому виду, который называется Страус. Номинализм . [11] Эта точка зрения, которой придерживался Куайн, среди прочих, поддерживает что нет ничего, в силу чего наша вещь была бы алой: это просто алый (Devitt 1980, 97). Но многие думают, что быть алым не может. быть метафизически окончательным фактом, но что-то должно быть в добродетель которой алые вещи алые.

Другая теория - мереологический номинализм, согласно которой свойство быть алым - совокупность алых вещей, и для что-то алое в силу того, что является частью совокупности алого вещи. [12] Совокупность или мереологическая сумма - это специфический. Но теория сталкивается с трудностями, связанными с так называемыми обширными такие свойства, как масса и форма. Не каждая часть совокупности квадратные предметы являются квадратными, поскольку, например, не всякая сумма квадратов сам квадрат, и не каждая часть квадрата сама квадрат. Так неверно, что квадратные предметы являются квадратными в силу того, что они являются частями совокупность квадратных вещей.

Лучшая теория в том же духе - Class Nominalism , a. версия которого была поддержана Льюисом (1983).Будь то абстрактное или нет, классы особенные на этом Посмотреть. [13] Согласно классу Свойства номинализма - это классы вещей, и, следовательно, свойство алый класс всех и только алых вещи. [14]

Одна из проблем этой теории состоит в том, что никакие два класса не могут иметь одни и те же члены, хотя кажется, что свойства с одинаковыми экземпляры должны быть одинаковыми. Таким образом, нет никакой гарантии, что отождествление свойств с классами правильное.И даже если правильно, идентификация явно не обязательно верна. Кроме того, если каждый F - это G и наоборот, теория заставляет нас сказать, что то, что делает что-то F такой же, как G . Но в то время как каждый F может быть G и тисками наоборот, из этого не следует, что то, что делает вещи F , - это такой же, как и то, что делает их G .

Одно из решений этого - принять версию модального реализма для пример Дэвида Льюиса, согласно которому другие возможные миры существуют и содержат вещи того же типа, что и вещи в настоящем мир (см. Lewis 1986a).Затем свойства отождествляются с классами члены которого не обязательно принадлежат к одному и тому же возможному миру. Таким образом свойство алых вещей - это класс вещей, алых в любой возможный Мир. [15] И даже если каждый актуальный F - это G и наоборот, так как не все возможные F - это G или наоборот, что делает что-то F , а именно относящееся к классу актуальных и возможно F s, это не то, что делает его Г .Теория отрицает, что существуют и могут быть обязательно соэкстенсивные свойства.

Другой вариант номинализма - номинализм сходства. В соответствии Согласно этой теории, это не значит, что алые вещи похожи друг на друга потому что они алые, но что делает их алыми, так это то, что они похожи друг на друга. Таким образом, что делает что-то алым, так это то, что оно напоминает алые вещи. Точно так же, что делает квадратные вещи квадрат в том, что они похожи друг на друга, и поэтому что-то квадрат в том, что он напоминает квадратные предметы.Сходство фундаментальный и примитивный, и поэтому либо нет свойств, либо свойства вещи зависят от того, на что она похожа.

Таким образом, по одной из версий теории свойство типа scarlet - это определенный класс, члены которого удовлетворяют определенным условия сходства. По другой версии теории нет свойства, но что делает алые вещи алыми, так это то, что они удовлетворяют определенные условия сходства.

Что это за условия сходства? Иногда сходство условия включают некоторые, которые должны быть выполнены, а не вещи в вопрос (e.грамм. не по алым вещам), а по подходящим вещам связанные с ними. Например, в версии номинализма сходства разработан Родригес-Перейра 2002, что делает алые вещи алыми. в том, что они похожи друг на друга, в некоторой степени сходства d такие, что не две алые вещи, и не две n пар -го порядка (двухчленные неупорядоченные классы), у которых ур-элементы - это алые вещи, они меньше похожи друг на друга чем d , и что класс алых вещей является или не может быть включены в некоторые другие классы, определенные с точки зрения сходства условия, подобные только что упомянутым (см. Rodriguez-Pereyra 2002, 156–98, подробнее).Конечно, малиновые вещи тоже напоминают друг друга, и они также соответствуют другим условиям, связанным с степени сходства и их класс, включенный или не включенный в некоторые другие классы. Но это не значит, что что-то алый делает что-то малиновым: что делает алое алый - это то, что он напоминает этих вещей (то есть алый единицы), которые удовлетворяют заявленным условиям, связанным с степени сходства и их класс, включенный или не включенный в некоторые другие классы, в то время как малиновую вещь делает малиновой то, что это похоже на тех вещей (т.е. малиновые), которые также удовлетворяет заявленным условиям, связанным с сходством степени и их класс, включенные или не включенные в определенные другие классы.

Онтология номиналистов сходства - это онтология сходства такие детали, как лошади, атомы, дома, звезды, люди (и классы). Но номиналист сходства не материализирует сходство. Таким образом, что a и b похожи друг на друга не требует, чтобы там три объекта: a , b и третье, реляционная сущность, которая является их сходством.Единственные сущности в этой ситуации задействованы a и b . В этом уважение, номинализм сходства похож на номинализм страуса. В разница в том, что в то время как последний допускает множество видов основных фактов включая только подробные сведения - « а - это алый »,« b - электрон »- первый допускает только основные факты формы « a » в такой-то степени напоминает b ».

Как и классовый номинализм, номинализм сходства сталкивается с проблемой о идентичности коэкстенсивных свойств, и решение - то же самое, а именно принять некоторую версию модального реализма, согласно которой просто возможные подробности так же реальны, как и действительные.Таким образом (часть) что делает некоторые яблоки алыми, так это то, что они напоминают все алые вещи, включая просто возможные алые вещи.

Рассел (1912, 96–7) и другие считают, что сходство Номинализм сталкивается с регрессом сходства. Но этот регресс предполагает это сходство - это сущности, которые могут походить друг на друга. С Номинализм сходства не реифицирует сходства, а регресс. не возникает (см. Rodriguez-Pereyra 2002, 105–23, для дальнейшего обсуждение).

Наконец, существует причинный номинализм, согласно которому его правда, что a - это F , это то, что a будет стоять в определенных причинно-следственные связи при определенных обстоятельствах.Другими словами, утверждают, что для должно быть F для теории, что который определяет функциональную роль F - детали, которые должны быть верно для - (Whittle 2009, 246). F - подробности будут похожи друг на друга в реализации одной и той же функциональной роли, но это не сворачивает причинный номинализм в номинализм сходства, поскольку такое сходство не объясняет, почему - это F , но следствие того, что это объясняет, а именно тот факт, что такие детали реализуют определенную функциональную роль (Whittle 2009: 255).Подобные причины могут также предполагать, что причинный номинализм действительно не впадать ни в один из других номинализмов. Но это утверждалось что для того, чтобы быть полностью номиналистическим, причинный номинализм должен номиналистический учет того, что для различных деталей выполнять ту же функциональную роль, и такая учетная запись может быть только в термины любого из обозначенных выше номинализмов, и в этом случае Причинный номинализм рушится до некоторой другой формы номинализма (Тагби 2013).

Какая из этих теорий является лучшей, должен решить сравнивая их оценки по определенным теоретическим достоинствам, любят приспосабливаться к твердой и стабильной интуиции и здравому смыслу мнений, избегая ненужного умножения сущностей, сокращая количество неопределенных примитивных понятий и т. д.

4.2 Номинализм об абстрактных объектах

4.2.1 Номинализм предложений

Большинство теорий суждений считают их абстрактными или подразумевают, что они есть. Теории предложений можно разделить на те, которые принимают они должны быть структурированными организациями, а те, которые принимают их за неструктурированные объекты. Каждое зачатие включает в себя семью теории.

Самыми популярными концепциями неструктурированных предложений являются те, которые которые принимают их за наборы возможных миров или функции из возможные миры к истинностным ценностям (Lewis 1986a, 53; Stalnaker 1987, 2).По этим теориям суждение - это набор возможных миров, в которых это правда, или функция, которая имеет значение Истина , когда она принимает в качестве аргумента мир, в котором утверждение истинно и имеет значение Ложь , когда он принимает в качестве аргумента мир, в котором предложение ложно.

Но наборы, на первый взгляд , являются абстрактными объектами. Так это выглядит как если те, кто принимает предложения как наборы возможных миров, должны считаться платониками в отношении суждений.Но некоторые люди, такие как Льюис (1986a, 83) и Мэдди (1990, 59) полагают, что наборы пространственно-временных расположенные элементы расположены в пространстве-времени, где и когда их элементы являются, и в этом случае наборы пространственно-временных элементов являются конкретный. [16] Но поскольку в нем отсутствуют какие-либо члены, пустой набор не является пространственно-временное расположение. А так как обязательно ложные предложения, то есть предложения, которые не верны ни в каком возможном мире, при такой концепции предложений вполне вероятно идентифицировать эти предложения с пустым множеством.Итак, некоторые предложения (хотя бы одно) кажутся абстрактными объектами. И функции тоже кажутся абстрактными объекты. И истинные значения True и False кажутся также быть абстрактными объектами. Итак, эти описания предложений как множеств возможных миров или функций от возможных миров до истинных значений, если они должны быть номиналистическим изложением предложений, потребуют некоторых последовательный и правдоподобный номиналистический учет чистых множеств, функций и ценности истины как конкретные объекты.

Существуют и другие теории утверждений, которые считают их действительными. неструктурированные объекты. Джордж Билер придерживается концепции неструктурированного предложения, согласно которым они sui generis несводимые интенсиональные сущности. Его предложения могут существовать, даже если объекты, о которых они говорят, не существуют, и они могут быть актуальными, даже если объекты, вокруг которых они находятся, не актуальны (Bealer 2006, 232–4). Такие предложения - абстрактные объекты.

Среди концепций предложений как структурированных сущностей можно выделить следующие: грубо различают расселлианскую и фрегевскую версии.Оба Расселлианская и фрегевская концепции предложений семьи теорий. В общем, теории Фреге будут предложение быть сложным объектом с определенной структурой, чья составляющими являются чувства . Но чувства - абстрактные объекты. А также если, что кажется правдоподобным, сложная сущность, составные части которой абстрактные объекты должны быть самим абстрактным объектом (как может объект быть в пространстве или времени, когда его составляющие не существуют ни в пространстве, ни в время?), то в этой связи предложения являются абстрактными объектами.

Согласно расселловской концепции предложений, предложение - это сложная сущность с определенной структурой, составляющими являются детали и / или свойства и / или связи. [17] Находятся предложения такого рода абстрактные объекты? Если все подробности конкретные, тогда, возможно, предложения являются конкретными объектами, даже если свойства и отношения абстрактны. Можно сказать, что предложения - это где и когда подробности, которые их составляющие.Но это звучит произвольно. Почему бы не сказать это предложения там, где находятся их составляющие свойства и отношения, то есть нигде? В любом случае, эти подробности (и даже свойства и отношения) конкретны не сразу решают вопрос являются ли предложения в смысле совокупностей частных и частных лиц свойства и / или отношения являются абстрактными объектами. Для каких сложные сущности суждения? Иногда их считают заказал комплектов . Если это то, что суть предложения, то номиналисту нужен удовлетворительный номиналистический отчет о заказанных наборы.Если предложения представляют собой другой вид сложной сущности, то номиналист относительно предложений должен убедиться, что объекты такого рода бетонные.

Один из вариантов номиналиста - показать, что роли, связанные с предложения (например, быть носителями истины и объектами пропозиционального отношения) фактически воспроизводятся конкретными объектами. Одна общая мысль здесь предполагается, что предложения играют роли, связанные с предложения. Примером этой стратегии является Куайн. В Word и Object он предлагает вечные приговоры как носители истины (Quine 1960, 208).Вечные приговоры как носители истины лучше других предложения в истинности или ложности независимо от времени, места, говорящего и тому подобное. Но они так же плохи, как и другие предложения, в признании различия в ценности истины от одного языка к другому (Quine 1969, 142). [18] Но учтите, что с точки зрения номиналиста о абстрактные объекты, проблема с вечными предложениями гораздо хуже, а именно то, что они могут быть абстрактными объектами. Они могут быть абстрактными объектами потому что это предложения типов , а тип может быть абстрактным объект, например, если принять их как наборы или абстрактные универсалии (правда, их можно было бы попытаться принять за неабстрактные универсалии).

Альтернативой является использование конкретных условных предложений (высказываний или письменные надписи) как объекты, которые обычно играют роли связанные с предложениями. Одна проблема здесь в том, что только конечный количество когда-либо произнесенных предложений. И поэтому некоторым трудно понять общие логические законы, например закон, что любые два ложь образуют ложную дизъюнкцию, так как дизъюнкция не может быть произнесенные или написанные (Quine 1969, 143). (Одно из возможных решений может быть переформулировать закон так, чтобы сказать, что если дизъюнкция P и Q существует, оно ложно тогда и только тогда, когда P и Q ложны.)

В этой области, как и во многих других, номиналистическая стратегия заключается в предоставлении номиналистически приемлемый пересказ предложений, которые кажутся постулируйте абстрактные сущности. То есть есть определенные предложения, которые кажутся быть правдой, и чья истинность, кажется, влечет за собой наличие предположений. Номиналист может затем перефразировать эти предложения в другие, которые якобы означают то же самое, и чья истина, кажется, влечет за собой только существование, скажем, условных предложений. Например, "Сенека сказал что человек - разумное животное »верно и, кажется, влечет за собой есть предположение, а именно то, что сказал Сенека.Но согласно Надписи Шеффлера, на которых рассматриваются предложения как отдельные предикаты конкретных надписей, чтобы сказать, что Сенека сказал что человек - разумное животное, значит просто сказать, что Сенека произвел надпись тот-человек-разумное-животное (Шеффлер 1954, 84).

Итак, у нас есть предложение, истинность которого, по-видимому, влечет за собой существование предложений и предполагаемый перефраз, который, по-видимому, влечет за собой наличие только конкретных надписей. Предполагая, что у них есть одинаковое значение (в этом случае оба предложения влекут за собой одно и то же), почему думают, что очевидные онтологические обязательства (т.е. те сущностей, которые, по-видимому, влечет за собой истинность предложения) номиналистических парафраз - настоящие онтологические обязательства как парафраза а исходное предложение? Дело в том, что первоначальный приговор и его перефразирование семантически эквивалентно не дает повода думаю, что настоящие онтологические обязательства обоих очевидны онтологические обязательства пересказа, а не исходное предложение. (Эта точка зрения берет свое начало в Alston 1958, 9–10.) Номиналист должен утверждать, что пересказ раскрывает и делает очевидным реальный смысл оригинала предложение, так что очевидные обязательства пересказа являются реальные обязательства как перефразирования, так и исходного предложения.

Другой вариант номиналиста - отрицать наличие предположений и любые сущности, играющие свои теоретические роли. Если так, то очевидно верно предложения, которые влекут за собой существование пропозиций, ложны. Таким образом такой номинализм в отношении предложений - это своего рода фикционализм, называется семантический фикционализм (Балагер 1998). [19] Таким образом предложение вроде «Нестор считал, что боги не дают людям всего вещи в то же время »не соответствует действительности в этом отношении, потому что (а) "То" - предложения (например, "что боги не дают людям все одновременно ») являются ссылочными единичными терминами, (б) если что-то говорит о том, что боги не дают людям всего вещи одновременно », это предложение, и (c) там нет предложений.Таким образом, разговоры о предложениях - это фикция, поскольку их нет, но это полезная выдумка, так как это описательная помощь, которая позволяет нам легче говорить то, что мы хотим говорят о мире, и это позволяет нам представить структуру определенные части мира - например, логико-лингвистические структура предложений может быть использована для представления эмпирических структура состояний убеждений (Балагер 1998, 817–18).

4.2.2 Номинализм о возможных мирах

Слово «номинализм» не очень часто используется для обозначения любая позиция по отношению к возможным мирам.Но поскольку некоторые философы принять возможные миры за абстрактные объекты, номиналист о возможные миры будут для целей этого раздела тем, кто думает, что возможные миры не являются абстрактными объектами, и это включают тех, кто считает, что нет возможных миров (но не те, кто просто не верит, что они существовать). [20]

Вопрос о природе возможных миров горячо обсуждается. тема. Некоторые, например Элвин Плантинга, думают, что возможные миры - это положения дел, которые возможны и максимальны.Максимальный состояние дел включает или исключает любое состояние дела - где состояние дел S включает состояние дел S * если и только если не возможно то S получить и S * не получить, а S исключает S * тогда и только тогда, когда невозможно, чтобы оба получили (Plantinga 1974, 45; 2003а, 107; 2003b, 194). [21] По словам Плантинги, возможно, но не обязательно. положения дел могут получить, а могут и не получить.Эти состояния дела, которые получают, актуальны. Реальный мир включает в себя все актуальные положение дел (Плантинга 2003a, 107; 2003b, 195). Вполне возможно положения дел и миры существуют, но не достигаются (Plantinga 2003a, 107; 2003b, 195). Положения дел и, следовательно, возможные миры, Плантинга считает абстрактными объектами. Действительно, даже реальный мир для Плантинги является абстрактным объектом, поскольку в нем нет центр масс, это ни конкретный объект, ни мереологическая сумма конкретных объектов и, как и положение дел Форда, гениальный, вообще не имеет пространственных частей (2003a, 107).

Для Сталнакера возможные миры - это такие, какими мир мог бы быть и такие способы являются свойствами (2003, 7). Все эти способы, которыми может быть мир на самом деле существует, но создается только один из них - каков мир на самом деле. Он естественно считает, что эти свойства абстрактные объекты (2003 г., 32). [22] Такой взгляд был дальше разработан Питером Форрестом, который предлагает определенные свойства, которые он называет натур (определенные соединения естественных нереляционных properties), чтобы играть роль возможных миров.Эти натуры являются, по большей части, неустановленными свойствами (1986a, 15). это естественно думать, что они абстрактны объекты. [23]

Другой вариант - принять возможные миры как максимально согласованные. наборы предложений. Р. М. Адамс (1974) набросал такую ​​теорию. Если предложения являются абстрактными объектами, то по этой теории возможные миры абстрактные объекты. Но есть и другие варианты. Адамс предлагает что кто-то может, à la Leibniz, принимать предложения быть мыслями в разуме Бога.Но если так, и если Бог успел и следовательно, конкретны, то, вероятно, его мысли тоже. И если мы Предположим, что наборы пространственно-временных объектов являются пространственно-временного расположения (потому что они находятся где бы и когда бы то ни было члены есть), тогда наборы конкретных объектов являются конкретными. Таким образом, наборы мысли конкретного божества конкретны.

Другой вариант - принять возможные миры как наборы пространства-времени. точек и думайте о каждом таком множестве как о представлении возможности того, что все и только точки в нем заняты (вид предлагается как иллюстрация в Cresswell 1972, 136). [24] Это предполагает, как Крессвелл отмечает, что все свойства вещей определяются свойствами некоторых основных сущностей, все свойства которых могут быть выражены в точки пространства-времени, которые они занимают. Если наборы точек пространства-времени могут быть рассматривается как конкретный, то это может быть способ принять возможные миры как конкретный. Это мнение происходит из некоторых отрывков Куайна, где он развивает идею о том, что любое распределение точек пространства может быть как возможное мгновенное состояние мира (1969, 148).Но чтобы избежать определенные трудности (некоторые из них связаны с онтологической экономией, другие имеют отношение к понятию точки и относительности позиции), Куайн предлагает обойти точки пространства-времени и принимает возможные миров как определенных наборов из чисел четверных (Куайн 1969, 151). Чтобы быть номинально приемлемым, этот отчет о возможных миры должны сопровождаться номинально приемлемым обработка наборов и номеров.

Все ранее упомянутые описания возможных миров являются актуалистический в том смысле, что они принимают реальное существование и существование simpliciter совпадать.Один из самых развитых номиналистическое описание возможных миров, данное Дэвидом Льюисом, не является актуалист, но возможност: согласно Льюису существовать simpliciter - это одно, а быть актуальным - другое. Для «Фактический» Льюиса - это индексный предикат, так что из с точки зрения каждого мира актуален только этот мир, и ни один из другие есть. Таким образом, в отличие от Плантинги, Адамса и Сталнакера, Льюис не считать, что каждый возможный мир существует на самом деле.

Для Льюиса возможные миры - это максимальные суммы пространственно-временных связанные объекты.Сумма пространственно-временных объектов максимальна. тогда и только тогда, когда ничто, не являющееся частью суммы, не является пространственно-временным в отношении любой части рассматриваемой суммы. Поскольку суммы пространственно-временные объекты - это суммы конкретных объектов, а суммы конкретных объектов - это конкретные объекты, льюизианские возможные миры - это конкретный объекты. [25] , [26]

Разработана еще одна теория возможных миров. Дэвида Армстронга. У Армстронга есть актуалистическая комбинаторная теория. возможности, согласно которой то, что возможно, определяется соответствующие комбинации фактических элементов (особенности и универсалии).Основное понятие теории Армстронга возможность и возможные миры - это атомарное положение вещей. Положение дел объединяет частное и универсальное (если универсальное свойство), или некоторые частные и универсальные (если универсальный связь). [27]

Эти элементы (особенности и универсалии) определяют диапазон комбинации, некоторые из них актуализированы, некоторые нет. Эти комбинации должны уважать форму положения дел (таким образом, Аристотелевская быть мудрым - актуализированная комбинация, Аристотеля быть общим - это нереализованная комбинация, и существо мудрости Аристотель не уважает форму положения дел и поэтому не попадает в диапазон комбинаций определяется частностями и универсалиями).Возможные атомные состояния дела - это сочетание частностей и универсалий, которые уважайте форму положения дел. Просто возможный атомный положения дел - это по комбинаций подробностей и универсалии, то есть те комбинации, которые на самом деле не встречаются, например Аристотель общий . [28] Возможные миры для Армстронг, соединения возможных атомных состояний (1989, 47, стр. 48). [29]

Комбинаторизм Армстронга актуален в том смысле, что все, что существует, существует на самом деле.Но он не идентифицирует свою просто возможные положения дел и просто возможные миры с реально существующие сущности. Так что просто возможные положения дел и миров на самом деле не существует, и поэтому, учитывая предположение Армстронга, актуализма, вообще не существует (Армстронг 1989, 49).

Отказ Армстронга от возможных миров не совсем номиналистический. позицию по отношению к ним, поскольку его противодействие им не основано на их предполагаемый абстрактный персонаж. Полагая, что возможные миры не существуют, Армстронг скорее своего рода беллетрист о возможных миров, и так он себя называет (1989, 49).Но если кто-то считает, что возможных миров не существует, и поэтому каждый является беллетристом о возможных миров в этом смысле, можно также быть беллетристом о возможные миры в другом смысле, а именно в смысле так называемый модальный фикционализм . Согласно модальному фикционализму предложения с очевидной количественной оценкой возможных миров должны быть понимается как количественная оценка в рамках префикса рассказа (Розен 1990, 332). Пусть PW будет теорией, постулирующей возможные миры."Согласно PW" тогда рассказ приставка. [30] Таким образом модальный беллетрист говорит, что когда он произносит: «Существует возможный мир, где есть голубые лебеди, кто он на самом деле Говорят, что согласно PW есть мир, в котором есть синие лебеди (Розен 1990, 332). Но поскольку количественная оценка в рассказе префикс не является экзистенциально фиксирующим, модальный фантаст может произнесите такие вещи, как "Так как там могли быть голубые лебеди, там возможен мир, в котором есть голубые лебеди без посвятив себя возможному миры. [31]

Теперь, с точки зрения номиналиста, принятие модального фикционализм должен сочетаться с каким-то номиналистическим приемлемое описание историй, теорий или представлений в Генеральная. Для принятия чего-то вроде «Согласно PW есть миры, где есть голубые лебеди », кажется, связывает одного с PW, и PW - это теория, и поэтому кажется, что человек придерживается теорий. Но теории кажутся абстрактными объектами. Итак, художественный номиналист нуждается в номиналистическом изложении теорий.Если, например, теории наборы предложений, номиналистическая оценка наборов и предложений подойдет как номиналистический учет теории. [32]

Номинализм - Энциклопедия Нового Мира

Номинализм - это философская точка зрения, согласно которой абстрактные концепции, общие термины или универсалии не имеют независимого существования, а существуют только как имена. Он также утверждает, что различные отдельные объекты, помеченные одним и тем же термином, не имеют ничего общего, кроме своего имени.С этой точки зрения, только реальные физические особенности могут быть названы реальными, а универсалии существуют только post res, то есть, после определенных вещей.

Номинализм лучше всего понять в отличие от философского или онтологического реализма. Философский реализм считает, что, когда люди используют общие термины, такие как «кошка» или «зеленый», эти универсалии действительно существуют в некотором смысле «существуют» либо независимо от мира в абстрактной сфере (как, например, считал Платон, в его теории форм) или как часть реального существования отдельных вещей каким-то образом (как в теории гиломорфизма Аристотеля ).Реализм аристотелевского типа обычно называют умеренным реализмом. В качестве еще одной альтернативы существует школа, называемая концептуализмом, которая считает, что универсалии - это просто концепции в уме. В средние века по поводу универсалий велась острая полемика между реалистами и номиналистами.

История показывает, что после Средневековья номинализм стал более популярным, чем реализм. В основном в духе номинализма были развиты эмпиризм, прагматизм, логический позитивизм и другие современные школы.Но это не означает, что найдено какое-либо действительно удовлетворительное решение спора. Итак, даже номинализм разработал более умеренные версии, такие как номинализм «сходства» и номинализм «тропов».

Тщательное наблюдение показывает, что среди различных теорий есть две наиболее многообещающие: номинализм тропов и умеренный реализм (особенно умеренный номинализм Дунса Скота). Они наиболее многообещающие как настоящие соперники, потому что оба пытаются стереть традиционное резкое различие между универсалиями и частностями.Поэтому любые новые многообещающие решения в будущем должны, вероятно, размыть это различие во многом таким же образом.

История средневековой полемики

В средние века была полемика по поводу универсалий. Оно возникло из отрывка из перевода Боэция «Isagoge sive quinque voces » Порфирия («Введение в категории Аристотеля»), в котором поднимается проблема родов и видов: 1) существуют ли они в природе или только в уме; 2) являются ли они телесными или бестелесными, если они существуют в природе; и 3) существуют ли они вне конкретных чувственных вещей или реализуются в них.Приверженцы «реализма», такие как Бернар Шартрский (dc 1130), Святой Ансельм (1033-1109) и Вильгельм Шампо (1070-1121), считали, как и Платон, что одни универсалии имеют существенную реальность, существуя ante res ( до конкретных вещей). Сторонники «номинализма», такие как Беренгар Турский (ок. 1010-1080) и Роскеллин (1050-1125), однако, возражали, что универсалии - это просто имена, существующие post res (после определенных вещей) без какой-либо реальности. Полемика была заметна в конце одиннадцатого и двенадцатого веков, и проблема была не только философской, но и теологической, потому что было совершенно очевидно, что, хотя реализм представлял более духовный тип мировоззрения, номинализм демонстрировал более антидуховный взгляд.Реализм, который признавал субстанциальную реальность универсалий, отделенных от этого мира, благоприятствовал богословским учениям Церкви о Боге, небесах, душе, загробной жизни и т. Д. Реализм также благоприятствовал другим учениям Церкви, таким как Троица, Евхаристия. , и первородный грех, который предполагал существенное существование универсалий. Напротив, номинализм оказался менее благоприятным для учения церкви. Например, номиналист Роскеллинус утверждал, что «Бог» - это не более чем имя, и что божественная реальность обнаруживается только в трех разных личностях, называемых Отцом, Сыном и Святым Духом.В 1092 году Роскеллин был осужден за троебожие.

Питер Абеляр (1079–1142) предложил позицию, названную «концептуализмом», в качестве посредника между реализмом и номинализмом. Он отвергает реализм в пользу номинализма, когда говорит, что универсалии не имеют субстанциальной реальности, отделенной от мира чувственных вещей. Однако он не согласуется с номинализмом, утверждая, что универсалии все еще существуют как «концепции» в нашем сознании, а не просто как имена, тем самым имея возможность выражать реальные сходства в самих отдельных вещах.Но такая позиция концептуализма, кажется, позволяет нам вернуться к той же дискуссии об отношениях универсалий и индивидов - хотя и на уровне - вместо того, чтобы отвечать на них.

В тринадцатом веке великие схоласты, такие как святой Фома Аквинский (ок. 1225–1274) и Дунс Скот (ок. 1265–1308), рассматривали проблему универсалий с точки зрения того, что обычно называют «умеренным реализмом», в значительной степени под влиянием философии Аристотеля, которая была повторно представлена ​​Западу через исламскую философию.Умеренный реализм помещает универсалии в сознании, как концептуализм, и в то же время допускает их реальную основу в in rebus (в частности, на вещи). Однако была некоторая разница между умеренным реализмом Томаса и реализмом Дунса Скота. Ибо в то время как первый по-прежнему утверждал, что универсальное из разных индивидуальных вещей численно идентично, последний выдвинул понятие «общей природы» (natura communis), частичного универсального, которое численно отличается от одной индивидуальной вещи к другой. потому что он сделан уникальным для конкретной вещи, в которой он существует, из-за «тождественности» (haecceitas) этой индивидуальной вещи.В любом случае умеренный реализм считался лучшим решением в XIII веке.

Однако в четырнадцатом веке номинализм был возрожден английским францисканцем Уильямом Оккамским (ок. 1285–1347), у которого был импульс к непосредственному наблюдению за миром, а не к рациональным абстракциям. Таким образом, он отверг любую систематизацию богословия, основанную на абстракциях. Его интересовала фактическая множественность в мире. Таким образом, он принимал католические богословские учения только в сфере веры.Габриэль Биль (ок. 1420–1495), последователь номинализма Вильгельма Оккама, богословски продолжил эту линию мысли, утверждая, что богословские догмы можно найти в царстве веры, а не в царстве разума. Возможно, это помогло подготовить почву для протестантской Реформации в шестнадцатом веке.

Проблема универсалий

Проблема универсалий возникает из вопроса о том, как объяснить тот факт, что некоторые вещи имеют один и тот же тип.Например, Пушистик и Кицлер оба кошки, но что это за «кошачье настроение», которое, кажется, есть у обоих? Кроме того, трава, рубашка и лягушка Кермит зеленые, но что это за качество «зеленого», которое, кажется, есть у всех них? Дело в том, что некоторые свойства воспроизводимы. Философы хотят знать на основании , что такое Пушистый и Китцлер, оба кошки, и , что делает траву, рубашку и Кермит зелеными.

Ответ реализма состоит в том, что все кошки являются кошками в силу существования универсальной, единой абстрактной вещи, в данном случае, которая является частью всех кошек.Что касается кошек, то для Пушика, Кицлера и даже льва в джунглях одна из их частей идентична. В этом отношении три части буквально едины. «Кошачье настроение» повторяется, потому что есть одна вещь, которая проявляется везде, где есть кошка. Это реализм Платона, который, как известно, утверждал, что существует область абстрактных форм или универсалий, помимо физического мира, и что конкретные физические объекты просто иллюстрируют, создают экземпляры или «участвуют» в универсалиях.

Номинализм отрицает существование универсалий в этом смысле слова. Мотивация отрицать универсалии в этом смысле проистекает из нескольких проблем. Первый - это вопрос о том, где они существуют. Как считал Платон, находятся ли они вне пространства и времени? Однако некоторые утверждают, что нет ничего вне пространства и времени. Вдобавок, что имел в виду Платон, когда считал, что несколько коров, которых мы видим на пастбище, например, все «участвуют» в образе коровы? Что такое «участие»? Разве Платон в своем известном диалоге Парменид, не запутался в замешательстве и не отвечал на вопросы, когда он пытался указать, что и как ощущается (e.g., отдельная корова) участвует в форме (например, «cowness»). Платон также столкнулся с проблемами, которые казались ему этическими и эстетическими, когда он осознал, что те же аргументы, которые потребовали бы наличия форм для благородных вещей, потребовали бы также форм для неблагородных вещей, таких как грязь или навоз. Чтобы усложнить ситуацию, какова природа создания или иллюстрации логики отношения (отношений)? Кроме того, когда реалист утверждает, что все случаи «кошачьи» удерживаются вместе отношением примера, объясняется ли это отношение удовлетворительно? Разве это не необычно, что может быть что-то одно (т.е., форма), которая существует в нескольких местах одновременно после того, как была проиллюстрирована?

Умеренные реалисты считают, что не существует независимой области, в которой существуют универсалии. Они скорее считают, что универсалии расположены в пространстве и времени, где бы они ни проявлялись. Умеренный реализм все еще может распознавать законы природы, основанные на константах человеческой натуры. Умеренные реалисты двадцатого века включают Жака Маритена и Этьена Жильсона.

Однако сегодня некоторые философы, изучающие работу человеческого мозга, такие как Дэниел Деннетт, отвергают идею о том, что в реальном мире существует некоторая «кошачья голова».Они считают, что есть только обстоятельства, которые заставляют мозг реагировать на суждение «кошка». Эту номиналистскую тенденцию можно также увидеть у многих философов, которые предпочитают более простые онтологии, населенные лишь минимальным количеством типов сущностей, имеющих «вкус к пустынным ландшафтам», выражаясь словами В.В. Куайн. [1] Они пытаются выразить все, что хотят объяснить, без использования универсалий, таких как «кошачий» или «стул».

Разновидности номинализма

Номинализм утверждает, что существуют только отдельные вещи, утверждая, что проблема универсалий может быть решена только путем правильного размышления об отдельных вещах с учетом их природы и отношений.В зависимости от того, как думать об отдельных вещах, существуют различные формы номинализма, от крайних до почти реалистичных.

Одна крайняя форма - это «чистый» номинализм или «предикатный» номинализм, который утверждает, что Пушистик и Кицлер оба кошки просто потому, что предикат «кошка» лингвистически применим к ним обоим. Эту форму номинализма обычно критикуют за игнорирование проблемы универсалий, потому что она не пытается объяснить, почему этот предикат правильно применяется к Пушику и Кицлеру, а не к другим предикатам, просто оставляя это грубым фактом.

Номинализм «сходства» полагает, что «кошка» применима к обеим кошкам, потому что Пушистик и Кицлер достаточно похожи на образцовых кошек, чтобы их можно было классифицировать вместе с ними как представителей своего естественного вида, или что они отличаются друг от друга (и других кошек) значительно меньше, чем они отличаются от других вещей, и это дает основание классифицировать их вместе. Некоторые номиналисты сходства признают, что отношение сходства само по себе является универсальным, но является единственно необходимым универсальным. Однако это выдает дух номинализма.Другие утверждают, что каждое отношение сходства является частным и является отношением сходства просто в силу своего сходства с другими отношениями сходства. Это порождает бесконечный регресс, но многие утверждают, что это не порочно.

Другой формой номинализма является номинализм «тропов», который пытается построить теорию номинализма сходства на «теории тропов». Троп ( tropos по-гречески, tropus по-латыни, первоначально означавший «поворот») - это частный экземпляр свойства или его имени, далеко не трансцендентный универсальный в реалистическом смысле.Это, например, специфическая зелень рубашки. Следовательно, он численно отличается от этой зеленой рубашки до этой зеленой рубашки, но качественно идентичен по сравнению с другими зелеными рубашками. Кто-то может возразить, что между похожими друг на друга тропами существует примитивное отношение объективного сходства. Другие утверждают, что все очевидные тропы построены из более примитивных тропов и что самые примитивные тропы являются сущностями физики. Таким образом, первобытное сходство тропов может быть объяснено с точки зрения причинной неразличимости.Два образа в точности похожи, если замена одного на другой не повлияет на события, в которых они принимают участие. Различная степень сходства на макроуровне может быть объяснена разной степенью сходства на микроуровне, а сходство на микроуровне объясняется в терминах чего-то не менее надежного физического, чем причинная сила. По мнению Д. Армстронг, современный умеренный реалист, такой вариант номинализма, основанный на тропах, многообещающий, хотя он может быть не в состоянии объяснить законы природы так, как его собственная теория универсалий. [2]

Номинализм в исламской философии

Некоторые современные арабские философы в своих исследованиях истории исламской философии утверждали, что реалистические универсалии и метафизика, связанная с реалистической школой философии, несовместимы с исламским мировоззрением, и пытаясь решить эту проблему, они разработали концепцию номиналистических универсалий.

Двумя выразителями номинализма в средневековой философии были исламские философы Ибн Халдун и Ибн Таймия.

Оценка

История показывает, что номинализм был широко распространен накануне протестантской Реформации. Иногда считается, что тот факт, что Мартин Лютер учился в Эрфурте у профессоров-номиналистов в его ранние годы, богословски способствовал возникновению Реформации. Дух номинализма присутствовал и в научном движении Возрождения. С тех пор номинализм становился все более и более принятым, что порождало современные номиналистические традиции, такие как эмпиризм, прагматизм, инструментализм и логический позитивизм.Среди известных номиналистов - Фрэнсис Бэкон, Дэвид Хьюм, Джон Стюарт Милль, Герберт Спенсер и Нельсон Гудман. Кроме того, согласно философу науки Яну Хакингу, многое из того, что в наше время называется социальным конструкционизмом науки, на самом деле мотивировано неустановленным номиналистическим метафизическим воззрением.

Однако, несмотря на широкую популярность номинализма, спор между реализмом и номинализмом, похоже, далек от завершения. Поскольку в двадцатом веке в католической традиции все еще было много реалистов, таких как немецкий философ Дитрих фон Хильдебранд и британский писатель Дж.Р. Р. Толкин. Кроме того, в школе неотомистов появились влиятельные умеренные реалисты, такие как Жак Маритен и Этьен Жильсон. Другой известный умеренный реалист - австралийский философ Д. Армстронг. Таким образом, возникает вопрос: где мы можем найти решение этой дискуссии?

Мэри К. МакЛауд и Эрик М. Рубинштейн признают «нашу неспособность найти одно [адекватное решение]» проблемы универсалий, но они представляют свое полезное наблюдение о том, что, по-видимому, возникает консенсус среди различных теорий в при широком спектре универсалий остаются «два подлинных соперника»: номинализм тропов и умеренный реализм. [3] Понятно, что номинализм тропов является «подлинным соперником», потому что, когда он постулирует «тропы» как частные свойства, которые не являются универсалиями в реалистическом смысле, он может объяснить сходство, а также различие отдельных индивидов. вещи через них. Номинализм тропов выглядит многообещающим, хотя, по мнению Д. Армстронг.

Как насчет другого «настоящего соперника»: умеренного реализма? Что касается умеренного реализма Дунса Скота, то он гениально говорит об универсалиях в терминах «общей природы» (naturae communis). Согласно этому, общие природы действительно существуют в определенных индивидуальных вещах, хотя, когда они существуют в определенных индивидуальных вещах, они становятся индивидуальными благодаря собственному принципу индивидуации каждой конкретной индивидуальной вещи, называемому «таковость» (haecceitas). Таким образом можно объяснить разницу, а также сходство отдельных вещей.

«Два подлинных соперника» исходят из двух разных традиций номинализма и реализма. Таким образом, «тропы» в номинализме тропов все еще находятся в пределах номиналистической традиции, в то время как «общие натуры» в умеренном номинализме Скота в целом находятся в пределах реалистической традиции.Интересно, однако, что «тропы» и «общие натуры» очень похожи, потому что оба они одновременно универсальны и специфичны по своему характеру. Это показывает, что любые другие многообещающие решения проблемы универсалий в будущем должны, вероятно, размыть традиционное резкое различие между универсалиями и частностями примерно таким же образом.

Примечания

  1. ↑ W.V. Куайн, С логической точки зрения: девять логико-философских эссе, 2-е изд. (Издательство Гарвардского университета, 2006 г.), 4.
  2. ↑ D.M. Армстронг, «Свойства», в Properties, ed. Д. Х. Меллор и Алекс Оливер. (Oxford University Press, 1997), 160–72.
  3. ↑ Мэри К. МакЛауд и Эрик М. Рубинштейн, «Универсалии», Интернет-энциклопедия философии .

Список литературы

  • Armstrong, D.M. Материалистическая теория разума. Лондон: Рутледж и Кеган Пол; Нью-Йорк: Humanities Press, 1968.
  • Armstrong, D.M. "Характеристики." В Properties, под редакцией Д.Х. Меллор и Алекс Оливер, 160–72. Oxford University Press, 1997. ISBN 0198751761
  • Фейблеман, Джеймс К. «Номинализм». В Dictionary of Philosophy, под редакцией Дагоберта Д. Рунеса, 211. Тотова, штат Нью-Джерси: Литтлфилд, Адамс и компания, 1962.
  • Гудман, Нельсон и У. В. Куайн. «Шаги к конструктивному номинализму». Журнал символической логики 12 (1947).
  • Quine, W.V. С логической точки зрения: девять логико-философских эссе, 2-е изд.Harvard University Press, 2006. ISBN 0674323513
  • Woozley, A.D. "Универсалии". В Энциклопедия философии, под редакцией Пола Эдвардса, т. 8, 194-206. Нью-Йорк и Лондон: Macmillan, 1967.

Внешние ссылки

Все ссылки получены 7 декабря 2018 года.

Источники общей философии

Источники

New World Encyclopedia писатели и редакторы переписали и завершили статью Wikipedia в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников New World Encyclopedia, , так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних вкладов википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в New World Encyclopedia :

Примечание. могут применяться ограничения на использование отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

Что такое номинализм? Что такое номиналист?

Ответ

Когда большинство людей думают о чем-то как о «номинальном», они думают о том, что существует только по названию. Например, в некоторых странах может быть официальная государственная религия, и граждане, таким образом, являются «номинальными» членами этой религии - они являются членами только номинально. Другой пример может заключаться в том, что определенный экономический фактор является номинальным; цифра существует как что-то вроде заполнителя до тех пор, пока она не будет проверена или согласована с другой цифрой (например, инфляцией).В этих случаях идея о том, что что-то номинальное, бесспорна. Но есть очень интересная арена, где номинализм не так легко принимать как должное, и это находится в сфере философии.

Философия давно борется с проблемой «одного и многих». Если мы посмотрим на два яблока, сидящих рядом друг с другом на столе, как получается, что каждое из них является яблоком, занимая разное пространство и состоящее из разной материи? Большинство людей считают само собой разумеющимся, что красное яблоко и зеленое яблоко являются яблоками, но как они оба являются «яблоком»? Распространенный ответ - у них одинаковые основные физические характеристики, химический состав и так далее.Но это не совсем отвечает на вопрос, почему их называют одним и тем же . Более того, подробный микроанализ определит, что каждое яблоко действительно на 100 процентов уникально среди других вещей. Называются ли они одинаково, потому что их объединяет что-то нефизическое? Или мы говорим, что они такие же, просто как удобный способ говорить о физических объектах?

Этот краткий пример, надеюсь, должен показать, что вопрос о том, как вещи могут быть «одним» и «множеством», не всегда прост.По крайней мере, для тех, кто заинтересован в таком расследовании, это непросто. Исторически сложилось так, что философы пытались решить эту проблему, выдвигая различные метафизические аргументы. Метафизика - это философская дисциплина, которая имеет дело с реальностью, причинно-следственными связями и смежными темами. Со временем между метафизическими позициями номинализма и реализма было много споров.

Номинализм лучше всего понимать в сравнении с точкой зрения, которой он категорически противостоит, а именно с платоническим реализмом (в дальнейшем используемым как синоним реализма).Реализм обычно считает, что универсалии, сущности («что-то») и абстрактные объекты существуют каким-то образом. Платонический реализм, названный в честь древнегреческого философа Платона, утверждает, что такие вещи существуют сами по себе, в их собственном царстве, которое полностью не зависит от физического мира. Например, в реализме есть такое понятие, как голубизна или синий цвет. Реалист говорит, что вода синяя, потому что ее цвет каким-то образом отражает универсальную идею синего (или участвует в ней).Все, что является синим, называется так из-за его отношения к высшему синему. Универсальный Синий существует нематериальным и полностью абстрактным образом, но, тем не менее, он существует. Мы можем сказать, что Сократ человек, потому что он участвует в Человеке. Частные лица, подобные Сократу, всегда являются экземплярами Универсального (Человека). Эти примеры просто стремятся показать некоторые самые основные идеи, связанные с платоническим реализмом. Современные вариации реализма более сложные и нюансированные, и они также имеют тенденцию объединять такие вещи, как числа, множества, предложения и многое другое.

На первый взгляд платонический реализм кажется странным. Спрашивать «где» эти вещи - значит неправильно понимать, что они собой представляют. Мы узнаем о них, только если очень глубоко задумаемся о различных вещах, таких как человечность, справедливость, красота, цвета и так далее. Вывод в конце длинной цепочки рассуждений состоит в том, что о таких вещах может иметь смысл говорить только в том случае, если они существуют в абсолютном смысле.

Платонический реализм, похоже, решает определенные проблемы. Например, вопрос о том, как есть два яблока, решается утверждением, что каждое из них напоминает универсальное яблоко или является его примером.Тем не менее, этот тип реализма горячо оспаривался с момента его появления.

Противники платонического реализма, например номиналисты, указывают на множество проблем с этой точкой зрения. Главный из них заключается в том, что реализм лишь переносит проблему одного и многих в сферу универсалий. Если мы серьезно отнесемся к платоническому реализму, мы закончим бесконечным регрессом универсалий / идей. Против реалистов номиналисты утверждают, что реализм в отношении универсалий и абстрактных объектов несостоятельнен или бессвязен.

Номинализм - это разновидность метафизического антиреализма. Он считает, что такие вещи, как универсалии, сущности и абстрактные объекты, вообще не существуют. Вместо этого эти вещи «существуют» просто как имена, данные физическим (конкретным) деталям. Как упоминалось выше, примером сущности или универсальности может быть «Человек» или «Синий». Для номиналиста «Человек» и «Синий» - это просто условные обозначения, данные физическим вещам. В номинализме нет такого понятия, как синий цвет или человечество. Когда он говорит, что «вода голубая», номиналист не думает, что «голубая» - это что-то реальное.Если номиналист говорит, что «человечество» развращено, «человечество» не будет прикрепляться к чему-либо реальному и не будет обозначать его. Как антиреалистическая точка зрения номинализм связан с концептуализмом. Концептуализм считает, что универсалии существуют как ментальные абстракции, но не имеют экстраментального существования. Нет области, где существуют «Синий» или «Человек». Концептуалист будет считать, что «синий» существует в его сознании как абстракция от воды, тогда как номиналист будет утверждать только лингвистическую конвенцию.

Реализм и номинализм менялись тысячелетиями.Были достигнуты плодотворные успехи в том, чтобы помочь заинтересованным лицам лучше объяснить свое собственное понимание реальности. Как упоминалось выше, реализм пытается решить и другие проблемы. Важным является характер изменений с течением времени. Например, почему река Амазонка сегодня такая же, как и 500 лет назад? Конкретно, правильно ли называть это одной и той же рекой? Если да, то почему? Опять же, определенно кажется, что физические составляющие вещи не могут дать адекватного объяснения.Постулируя универсальную «реку», реалист может предложить потенциальное решение. Против реалиста номиналист выдвигает возражения, например, что универсалии не нужны, находятся за пределами нашего понимания или что они создают больше проблем, чем решают.

В христианском мировоззрении и реализм, и номинализм трудно совместить с Библией. Реалист обычно рассматривает универсалии как несотворенные и самосуществующие. Тем не менее, Библия говорит нам, что только Бог существует таким образом (Исход 3:14; Иоанна 1: 1-3; Колоссянам 1: 16-17; Евреям 1: 3).С другой стороны, Библия действительно говорит так, что числа, а также такие термины, как грех и человечество , реальны. Библия не говорит о том, что, когда Бог говорит с нами о вещах, Он просто использует произвольное соглашение об именах.

Многообещающее решение проблемы реализма и номинализма было первоначально предложено Аристотелем и впоследствии переработано в христианскую мысль средневековыми церковными деятелями, такими как Фома Аквинский. Эта точка зрения, называемая «умеренным реализмом», утверждает, что универсалии не существуют в их собственном царстве, но, тем не менее, они существуют в форме самого объекта и в сознании познающего субъекта.Дальнейшее разъяснение этой точки зрения выходит за рамки данной статьи, но у христиан есть много причин рассмотреть ее. Христианский умеренный реализм может рассматривать Бога как метафизически конечную цель, обеспечивая при этом основу для обращения к универсалиям и частностям. Напротив, номинализм, кажется, делает многие отрывки из Священного Писания лишенными объективного смысла и, следовательно, сталкивается с трудностями в получении христианского признания.

РЕАЛИЗМ И НОМИНАЛИЗМ

РЕАЛИЗМ И НОМИНАЛИЗМ

ИСТОРИЯ 100


МИР ИСТОРИЯ
ВЕСНА 1998

18 ФЕВРАЛЯ 1998
РЕАЛИЗМ И НОМИНАЛИЗМ



ЦЕЛИ ОБУЧЕНИЯ

В этом задании вы научитесь определять и обсуждать следующие термины:

  • Реализм, номинализм, силлогизм, мажорная посылка, малая посылка, универсальность.
Вы должны были рассмотреть следующие вопросы:
  • Почему греки и римляне предпочитали истину, полученную с помощью Причина тому, что приобрел опыт?
  • Что такое силлогизм и как он работает?
ТЕКСТ

Нелегко сказать, что делала Западная Европа в средние века, разработаны или созданы, которые заставили его развиваться способом, настолько отличным от другая цивилизация Старого Света и, в конечном итоге, чтобы доминировать в мире политически, экономически и даже культурно.Многие люди продвинули свои собственные идеи. Некоторые говорили, что это христианство, и что их вера давала У европейцев более высокое морально-этическое чутье, чем у других народов. Немец попытка во время Второй мировой войны убить всех евреев в Европе предполагала что этой идеи несколько не хватало. Другие считали, что Бог избрал Европейцы, чтобы цивилизовать другие народы мира, и что эта тяжелая задача была Бремя белого человека . Обращение со своими колониальными народами со стороны Европейские державы долгое время считались, по крайней мере, некоторыми, как представители чего-то меньше, чем "цивилизационное влияние"."Когда я был молод, обычно считалось, что научно-технический гений Белой расы был основой ее успех, но затем японцы, индийцы и другие начали демонстрировать, что они были столь же искусны в науке и технике, как и белые, когда им давали возможность.

Таким образом, можно выбрать то, что он желает, и спросить, действительно ли это имело значение. Можно выбор военной техники, представительное правительство, идея целостности личности, пограничный опыт, страдания средневекового общества вытерпел или что-то еще.Я бы выбрал два, один базовый концепция философии и другой новой экономической организации. Этот урок будет рассмотрим основную концепцию философии, Реализм против номинализма Чтобы понять суть проблемы, нужно подойти к делу. внимательно, понимая основные термины.

Есть разные способы решить, что правда. Не все дают одно и то же отвечать. Следовательно, общество должно больше доверять одному подходу, чем Другой. Порядок принятия различных подходов определяет образец мышления общества.

Древний или рационалистический период

Древние предпочитали разум и логику наблюдениям и опыту, потому что чувства легко обмануть, и потому что им не хватало оборудования для улучшения чувств, проведения точных наблюдений и записи данных. Они также отметил, что, хотя можно вывести различные законы, управляющие треугольниками, сферами, кругов и т. д., такие вещи не существуют в природе и поэтому находятся за пределами человеческий опыт. То есть не может быть в природе треугольника с точно 180 внутренних градусов, больше, чем можно найти прямую линию.

В своем использовании разума они предпочли демонстративную логику , демонстрация выводов из известных принципов. Основная операция в демонстративная логика - это силлогизм . Силлогизм состоит из три части:

а. Основная посылка : Сократ - человек, который просто утверждает что Сократ принадлежит к категории объектов, которые мы называем «человеком». Средневековый философы назвали такие категории универсалиями , что является термином что вы должны помнить

б.Младшая посылка : все люди смертны. Все категории определяется их характеристиками, некоторые из которых являются необходимыми и некоторые из них случайны. Случайные характеристики Категория «мужчина» включает такие вещи, как рост, IQ, цвет кожи, количество руки и ноги и так далее. Существенными характеристиками могут быть такие вещи, как двуногие, млекопитающие и рациональные. Второстепенная посылка просто указывает на одну из сущностные характеристики категории «мужчина»."

c. Вывод : Сократ смертен. Основная посылка основанный на наблюдении, что "Сократ" демонстрирует необходимые существенные характеристики помещают его в категорию «мужчина». Если так, то Сократ обладает всеми основными характеристиками категории.

С этим есть проблема. Если нет идеального примера члена универсальное существует в мире опыта, как люди могут судить какие вещи входят в универсал, а какие нет? Короче говоря, как люди учатся об универсалиях, если не через опыт? Платон сказал, что универсалии имеют реальное существование независимо от людей и что индивидуальная душа «переживает» эти универсалии «форм» в особой сфере, в которой душа пребывает до рождения.Затем человек рождается с «памятью» о эти формы. Короче говоря, Платон утверждал, что люди рождаются с врожденными паттернами. мысли. Хотя Аристотель пытался продемонстрировать, что концепции универсалии могли быть выведены из опыта, платонизм продолжал доминируют в греческом и римском мирах. Но рационалистическая система не могла объяснить падение Рима или тайны христианской веры и вытеснены философией, которая могла.

Раннее средневековье

Святой Августин Гиппопотам в Городе Бога указал пределы человеческого опыта и человеческого воображения.Единственный прочный принцип был волей бога, и единственный способ узнать это была вера и открытая мудрость. На самом деле его не интересовала природа универсалий или основы разума. Он заявил, что разум лучше, чем просто опыт. потому что даже животные могут испытывать.

Отношение Августина к вере разуму и опыту привело к отказ от попытки раскрыть природу Вселенной. Основа послание Священного Писания, основной авторитет, заключалось в том, что человеческий разум не может понять план бога.Рассмотрим Книга Иова . Когда Иов спросил Боже, почему и зло, и праведник должны страдать, Бог ответил ему взрыв Где вы были, когда я создал кита?

Знание, открытое Богом - вдохновенные слова Священных Писаний, отцов церкви, постановлений церковных советов и некоторых папских указы - все вместе составляют канон. Ничего не могло быть правдой, если бы это противоречит этой базе мудрости. Только слово Бога могло быть доверял.

Крах августинианской мысли

Этот образец веры просуществовал почти шестьсот лет, но начал рушиться. когда западные ученые получили переводы работ Аристотеля по логике и начал применять принципы логики в области теологии . Питер Абеляр (1079-1142) написал книгу под названием sic et non ( да и нет ), в котором он продемонстрировал, что канон был полон противоречий.Если на канон нельзя положиться, то надо полагаться на причина. Чувства можно обмануть, поэтому опыт подвержен ошибкам и всегда должен быть протестировано против разума.

Высокое средневековье

Перевод всего руководства по логике Аристотеля на латынь стимулировал применение логики ко всем вопросам во всех областях. Долгая дискуссия последовало относительно правильного использования логики. Некоторые считали, что логика должна быть один следовал, куда бы он ни вел, в то время как другие возражали, что логика не может быть принимается как истина, если это ослабляет веру или противоречит ей.

Интересно, что некоторые люди нападали на логиков, нападая Аристотель. Показав ошибочность наблюдений Аристотеля за природой, они пришли к выводу, что его логика также может быть ошибочной. В этом процессе исследуя природные явления, они заложили основу современной науки.

Однако настоящая дискуссия велась по поводу природы универсального. Реалисты сказал, что это реальная вещь, не зависящая от человеческой воли, и номиналисты сказал, что универсальное - это просто имя («номен»), которое люди дали категория стажа.Говоря современным языком, мы бы спорили о том, универсалии объективно реальны или только социальные конструкции .

Это не глупо. Вот пара примеров, над которыми стоит подумать.

  • Кто или что определяет, что составляет «человеческое существо»? Л. Франк Баум позировал этот вопрос в Волшебник из страны Оз , с Железным Дровосеком. Дровосек отрезал ему все конечности, а также голову и тело в серии несчастных случаев, и им заменили протезы.В какой момент он перестал быть человеком? Лесник говорит, что именно тогда он потерял «сердце», его способность чувствовать человеческие эмоции. Волшебник, однако, говорит ему, что способность чувствовать человеческие эмоции не лежит в сердце или в каком-либо другом единственная часть тела. Составляем ли мы список требований, которые квалифицируют живое существо как человеческое существо, или люди человеческие существа, независимо от того, что мы говорим или считать?
  • 2 + 2 = 4 Являются ли законы математики просто социальными конструкциями? Можем мы поменять их, если захотим?
  • Или, чтобы быть более конкретным, значение пи принимается равным 3.141159+. Если у нас было голосование, и все согласились сделать это 3.0, какое значение будет у числа пи быть?

Если реалисты правы, тогда такие категории истины, как красота и справедливость, независимы от человеческой воли, и мы не можем формировать наш мир, только узнайте это. Никто не имеет права на собственное мнение, потому что все как математика. Ваше мнение правильное или неправильное. Если номиналисты правы, тогда люди могут решать, что справедливо, а что нет, а таких вещей не бывает как вечные принципы.Но это означает, что, опять же, у вас нет права на собственное мнение. Правильно считается то, что большинство людей считают правильным, и вам нужно узнать то, что принимает большинство людей, чтобы вы могли жить и работать в мир, который является социальной конструкцией. Но, если это правда, большинство правил абсолютно и меньшинство имеет только те права, которые большинство считает его право дать им. И так далее, и так далее ...

Распад реалиста-номиналиста Обсуждение

Традиционные категории реалистов не смогли поглотить поток новых информация, пришедшая с эпохой открытий в период 1500-1900 гг.К к какой категории принадлежит утконос? У него есть чешуя, так что это рыба, но у нее есть перья, значит, это птица, но она рождает своих детенышей жив и имеет волосы, значит, это млекопитающее.

Номиналисты столкнулись с вещами, которых раньше не было. опыт, на основе которого строятся необходимые новые категории, в то время как реалистам требовалось больше информации, чтобы определить, представляли недавно открытые категории и, если да, то какие характеристики тех категорий были.От дебатов в значительной степени отказались и европейцы приступили к долгой задаче сбора, описания и измерения вещи.

Некоторые выводы

Так в чем смысл всего этого? Как мы увидим позже, наблюдение и измерения той эпохи привели к открытию, что большая часть окружающего нас мира следует физическим законам, которые действуют независимо от наших желаний. Вопрос возникли ли другие вещи, обычно считающиеся актами человеческой воли - - например, покупка и продажа, влюбленность, успех в работе, идти на войну или оставаться в мире, любить своего соседа или убивать его - может не подчиняться неизменным физическим законам, действующим независимо от человеческая воля.Вы вполне можете спросить, почему это должно считаться таким важным делом. Разве Лао-цзы не говорил то же самое в Дао-дэ-цзин пару тысяч лет? ранее? Да, это правда, но Лао также сказал, что, поскольку эти законы, управляющие Вселенной и людьми в ней, можно расслабиться и уйти с течением природы. Проблема с таким подходом в том, что его сложно знать, каковы законы природы или в каком направлении они текут.

Споры между реалистами и номиналистами в Западной Европе привели к тому, что это: реалисты приняли идею о том, что Вселенная или большая ее часть регулируются законами, природу которых можно обнаружить с помощью разума, в то время как номиналисты постоянно проверяли эти законы, чтобы выяснить, действительно ли они были фактически законами или просто гипотезами.Оба согласились, что, если бы можно было открыть природы естественных сил Вселенной, можно было бы использовать эти силы, чтобы свое преимущество. Вместо того, чтобы просто плыть по течению, как советовал Лао-цзы, Европейцы намеревались попытаться плыть по течению, извините за преувеличенная метафора.

НЕОБХОДИМЫЕ ЗАДАНИЯ

По правде говоря, я поискал в Интернете и нашел только россыпь презентации для классов философии, которые, я думаю, вы найдете еще больше сбивает с толку то сегодняшнее эссе.Так что не будет обязательных или рекомендуемых задания на сегодня. Вместо этого я хотел бы, чтобы вы подумали о материале, который вы были даны и постарайтесь использовать свой онлайн-список для обсуждения, чтобы обсудить это с коллегами. Помните, что ваше участие в этих списках рассчитывайте на 15% вашей оценки. Это шестая неделя семестра, и многие из вы еще не сделали ни единого вклада.


Этот текст был создан и установлен Линн Х. Нельсон, Департамент История, Канзасский университет.

16 февраля 1998
Лоуренс KS

Номиналист и реалист - Ральф Уолдо Эмерсон

Я не могу достаточно часто сказать, что мужчина - это лишь относительная и представительная натура. Каждый из них является намеком на правду, но достаточно далек от истины, которую он, тем не менее, совершенно недавно и неизбежно предлагает нам. Если я найду это в нем, я не найду. Может ли кто-нибудь провести в меня чистый поток того, за что он претендует! Спустя долгое время я нахожу то качество в другом месте, которое он мне обещал.Гений платоников опьяняет ученика, но как мало подробностей я могу выделить из всех их книг. Человек на мгновение выдерживает мысль, но не выдерживает испытания; и общество мужчин будет достаточно хорошо представлять определенное качество и культуру, например рыцарство или красоту манер, но разделять их, и в группе нет ни джентльмена, ни женщины. Малейший намек наводит нас на погоню за персонажем, которого никто не осознает. У нас такие непомерные глаза, что, увидев мельчайшую дугу, мы завершаем кривую, и когда снимаем завесу с диаграммы, которую она, казалось, скрывала, мы с досадой обнаруживаем, что нарисовано не было ничего, кроме этого фрагмента изображения. дуга, которую мы впервые увидели.Мы слишком либеральны в построении способностей и перспектив друг друга. То, что стороны уже сделали, они сделают снова; но то, что мы сделали из их природы и происхождения, они не сделают. Это в природе, но не в них. Так происходит в мире, что мы часто наблюдаем в публичных дебатах. Каждый из выступающих выражает себя несовершенно: никто из них не слышит много того, что говорит другой, такова озабоченность каждого; и аудитория, которой нужно только слышать, а не говорить, очень мудро и высокомерно судит о том, насколько заблужден и неумел каждый из участников дебатов по отношению к своему делу.Вы легко найдете великих людей или людей с большими дарами, но симметричных людей - никогда. Когда я встречаю чистую интеллектуальную силу или щедрость привязанности, я думаю, вот тогда человек; и в настоящее время меня огорчает открытие, что этот индивидуум не более доступен для своих собственных или общих целей, чем его товарищи; потому что сила, которая вызывала у меня уважение, не поддерживается полной симфонией его талантов. Все люди существуют для общества за счет какой-то яркой черты красоты или полезности, которой они обладают.Мы заимствуем пропорции мужчины из этой прекрасной черты и заканчиваем портрет симметрично; что ложно; остальная часть его тела маленькая или деформирована. Я наблюдаю за человеком, который хорошо выглядит на публике, и делаю вывод о совершенстве его личного характера, на котором это основано; но у него нет личного характера. Он - изящный плащ или непрофессионал на праздники. Все наши поэты, герои и святые совершенно не в состоянии удовлетворить нашу идею в одном или во многих отношениях, не могут вызвать у нас спонтанный интерес и поэтому оставляют нас без всякой надежды на реализацию, кроме как в нашем собственном будущем.Наше преувеличение всех прекрасных персонажей проистекает из того факта, что мы отождествляем каждого по очереди с душой. Но нет таких людей, как мы в баснях; ни Иисуса, ни Перикла, ни Цезаря, ни Анджело, ни Вашингтона, таких как мы. Мы посвящаем много чепухи, потому что это было позволено великими людьми. Нет никого без его слабости. Я искренне верю, что если ангел придет петь хор морального закона, он съест слишком много имбирных пряников, позволит себе вольность с частными письмами или совершит какое-нибудь драгоценное злодеяние.Достаточно плохо, что наши гении не могут сделать ничего полезного, но еще хуже, что ни один человек с хорошими качествами не годится для общества. На расстоянии им восхищаются, но он не может подойти, не появившись калекой. Прекрасные люди защищают себя одиночеством, вежливостью, сатирой или язвительными мирскими манерами, каждый из которых, насколько это возможно, скрывает свою неспособность к полезному общению, но они хотят либо любви, либо уверенности в себе.

Наша врожденная любовь к реальности соединяется с этим опытом, чтобы научить нас немного сдержанности и отговорить от слишком внезапного подчинения блестящим качествам людей.Молодые люди восхищаются талантами или особыми достижениями; по мере того, как мы становимся старше, мы ценим общие силы и эффекты, такие как впечатление, качество, дух людей и вещей. Гений - это все. Человек, - это его система: мы пробуем не единичное слово или действие, а его привычка. Я не восхваляю поступков, которые вы восхваляете, потому что они отклоняются от его веры и представляют собой простое послушание. Только магнетизм, объединяющий племена и расы в одну полярность, заслуживает уважения; мужчины - стальные опилки. И все же мы несправедливо выбираем частицу и говорим: «О стальная опилка номер один! какие сердечные рисунки я чувствую к тебе! Какие чудовищные добродетели твои! как конституционально для тебя и непередаваемо.«Пока мы говорим, груз снимается; падает наша папка в кучу с остальными, и мы продолжаем мумию до жалкого бритья. Пойдем к универсалиям; для магнетизма, а не для игл. Человеческая жизнь и ее личности - жалкие эмпирические претензии. Личное влияние - ignis fatuus . Если они говорят, что это здорово, это здорово; если говорят, маленький, маленький; вы видите это и не видите по очереди; он заимствует весь свой размер из мгновенной оценки говорящих: «Воля-огонек» исчезает, если вы подойдете слишком близко, исчезает, если вы заходите слишком далеко, и горит только под одним углом.Кто может сказать, великий ли Вашингтон человек или нет? Кто может сказать, был ли Франклин? Да, или любого другого, кроме двенадцати, или шести, или трех великих богов славы? И они тоже вырисовываются и исчезают перед вечным.

Мы - земноводные существа, вооруженные двумя стихиями, обладающие двумя наборами способностей, частными и католическими. Мы настраиваем наш инструмент для общего наблюдения и осматриваем небеса так же легко, как выделяем одну фигуру на земном ландшафте. Мы практически умеем обнаруживать элементы, которым нет места в нашей теории и нет имени.Таким образом, мы очень ощущаем влияние атмосферы на людей и тела людей, которое не учитывается арифметическим сложением всех их измеримых свойств. Есть гений нации, которых нельзя найти в численном количестве граждан, но который характеризует общество. Англии, сильной, пунктуальной, практичной, хорошо говорящей Англии, я не найду, если пойду на остров искать ее. В парламенте, в театре, за обеденными столами я мог видеть множество богатых, невежественных, читающих книги, обычных, гордых мужчин, - много старушек, - и нигде не было англичанина, который произносил хорошие речи, совмещал точные двигатели и делал смелые и нервные поступки.Еще хуже обстоит дело в Америке, где благодаря интеллектуальной быстроте расы гений страны более великолепен в своих обещаниях и более слаб в своих действиях. Вебстер не может выполнять работу Вебстера. Мы достаточно отчетливо представляем себе французов, испанцев, немецких гениев, и не менее реально то, что, возможно, мы не встретим ни в одной из этих наций ни одного человека, соответствующего этому типу. Мы выводим дух нации в значительной степени из языка, который является своего рода памятником, которому каждый насильственный человек в течение многих сотен лет вложил свой камень.И повсеместно хорошим примером этой социальной силы является правдивость языка, которую нельзя испортить. В любом споре, касающемся морали, можно безопасно апеллировать к тем чувствам, которые выражает язык народа. Пословицы, слова и грамматические изменения передают общественный смысл с большей чистотой и точностью, чем самый мудрый человек.

В знаменитом споре с номиналистами у реалистов была немалая причина. Общие идеи суть. Они наши боги: они облагораживают и облагораживают самый пристрастный и отвратительный образ жизни.Наша склонность к деталям не может полностью ухудшить нашу жизнь и лишить ее поэзии. Считается, что поденщик стоит у подножия социальной лестницы, однако он пропитан законами мира. Его меры - часы; утро и ночь, солнцестояние и равноденствие, геометрия, астрономия и все чудесные случайности природы звучат в его голове. Деньги, олицетворяющие прозу жизни и о которых в гостиной вряд ли говорят без извинений, по своим действиям и законам прекрасны, как розы.Собственность ведет учет мира и всегда моральна. Собственность будет найдена там, где труд, мудрость и добродетель были в нациях, в классах и (с учетом всей жизни, с компенсациями) также и в отдельном человеке. Каким мудрым кажется мир, когда законы и обычаи наций в значительной степени детализированы и учитывается целостность муниципальной системы! Ничего не упущено. Если вы пойдете на рынки и в таможни, в конторы страховщиков и нотариусов, в конторы мер и весов, инспекций провизии, - окажется, что все это сделал один человек.Куда бы вы ни пошли, до вас был такой же ум, как ваш, и он реализовал свою мысль. Элевсинские мистерии, египетская архитектура, индийская астрономия, греческая скульптура показывают, что на планете всегда были видящие и знающие люди. Мир полон масонских связей, гильдий, тайных и публичных легионов чести; например, ученых; и джентльменов, братящихся с высшим классом каждой страны и каждой культуры.

В литературе меня очень поразило то, как один человек написал все книги; как если бы редактор журнала размещал свою группу репортеров в разных частях поля деятельности и время от времени заменял одних другими; но в повествовании присутствует такое равенство и идентичность как суждений, так и точек зрения, что это явно работа одного всевидящего, всеслышащего джентльмена.Вчера я заглядывал в Одиссею Папы: она такая же правильная и элегантная после нашего сегодняшнего канона, как если бы она была написана недавно. Современность всех хороших книг, кажется, дает мне возможность существовать как человек. Что хорошо сделано, мне кажется, что я сделал; я не считаю, что сделано плохо. Отрывки из страстей Шекспира (например, в «Лире» и «Гамлете») находятся на самом диалекте нынешнего года. Я снова верен всем членам в использовании книг. Мне больше всего нравится читать книгу в манере, наименее лестной для автора.Я читаю Прокла, а иногда и Платона, как если бы я читал словарь, для механической помощи фантазии и воображению. Я читаю ради блеска, как если бы в хроматическом эксперименте нужно было использовать прекрасное изображение, из-за его насыщенных красок. «Это не Прокл, а кусочек природы и судьбы, которые я исследую. Видеть автора автора - большая радость, чем он сам. Более высокое удовольствие в том же роде я обнаружил недавно на концерте, где я пошел послушать «Мессию» Генделя. Как мастер преодолел малость и неспособность исполнителей и сделал их проводниками своего электричества, так легко было наблюдать, какие усилия прилагала природа через стольких хриплых, деревянных и несовершенных людей, чтобы произвести красивые голоса, плавные и душевные. -управляемые мужчины и женщины.Гений природы был главенствующим в оратории.

Это предпочтение гения частям и есть секрет того обожествления искусства, которое присутствует во всех высших умах. Искусство в художнике - это пропорция или привычное уважение к целому со стороны взора, любящего красоту в деталях. И чудо и очарование его - это здравомыслие в безумии, которое оно обозначает. Пропорция для людей практически невозможна. Нет никого, кто бы не преувеличивал. В разговоре мужчины отягощены личностью и слишком много говорят.В современной скульптуре, картине и поэзии красота разнообразна; художник работает здесь и там, во всех точках, добавляя и добавляя, вместо того, чтобы разворачивать единицу своей мысли. У нас должны быть красивые детали, или у нас нет художника; но они должны быть средствами, и никак иначе. Глаз не должен ни на мгновение упускать из виду цель. Веселые мальчишки пишут себе на ухо и глаз, а крутой читатель не находит в этом ничего, кроме сладких джинглов. Когда они становятся старше, они уважают аргументы.

Мы подчиняемся той же интеллектуальной целостности, когда изучаем в исключениях законы мира.Аномальные факты, такие как никогда не устаревшие слухи о магии и демонологии, а также новые утверждения френологов и неврологов, идеально подходят. Это хорошие показания. Гомеопатия не имеет значения как искусство исцеления, но имеет большую ценность как критика гигиены или медицинской практики того времени. То же самое с месмеризмом, сведенборгизмом, фурьеризмом и тысячелетней церковью; это достаточно жалкие претензии, но хорошая критика современной науки, философии и проповеди. Ибо эти ненормальные прозрения адептов должны быть нормальными, и, конечно же, все такое.

Все показывает нам, что мы со всех сторон очень близки к лучшим. Кажется, не стоит слишком стараться совершать какой-то интеллектуальный, эстетический или гражданский подвиг, когда скоро мечта рассеется, и мы ворвемся в универсальную силу. Причина праздности и преступления - откладывание наших надежд. Пока мы ждем, мы обманываем время шутками, сном, едой и преступлениями.

Таким образом, мы устанавливаем в наших крутых библиотеках, что все агенты, с которыми мы имеем дело, являются подчиненными, которые мы вполне можем позволить себе пропустить, и жизнь будет проще, когда мы будем жить в центре и пренебрегать поверхностями.Я хочу говорить со всем уважением к людям, но иногда мне приходится ущипнуть себя, чтобы не заснуть и сохранить должное приличие. Они так быстро растворяются друг в друге, что становятся подобны траве и деревьям, и нужно приложить усилия, чтобы относиться к ним как к индивидуумам. Хотя невдохновленный человек определенно находит людей удобными в домашних делах, божественный человек не уважает их: он видит в них густую тучу или поток волн, которые ветер гонит по поверхности воды. Но это явный бунт.Природа не будет буддийской: она не любит обобщения и ежеминутно оскорбляет философа миллионами свежих подробностей. Все это пустые разговоры: насколько человек есть целое, так он также и часть; и было частично не видеть этого. То, что вы говорите в своей напыщенной раздаче, распределяет вас только по вашему классу и секции. Вы не избавились от частей, отрицая их, но вы еще более частичны. Вы - одно, но природа - это одно, а другое - , одновременно.Она не будет оставаться в мыслях, но устремляется к людям; и когда каждый человек, воспламененный яростью личности, побеждает все на своем бедном крючке, она поднимает против него другого человека и многими людьми снова воплощается в некое целое. У нее будет все. Ник Боттом не может сыграть все роли, работайте так, как он может: будет кто-то другой, и мир станет круглым. Все должно иметь свой цветок или стремление к прекрасному, грубому или тонкому, в зависимости от его материала.Они утешают и рекомендуют друг друга, а здравомыслие общества - это баланс тысячи безумств. Она наказывает абстракционистов и прощает лишь редкие и случайные индукции. Нам нравится подниматься на высоту и смотреть на пейзаж, так же как мы ценим общее замечание в разговоре. Но природа не предполагает, что мы должны жить общими взглядами. Мы приносим огонь и воду, бегаем весь день по магазинам и рынкам, шьем и чиним нашу одежду и обувь и становимся жертвами этих деталей, и раз в две недели мы, возможно, попадаем в рациональный момент.Если бы мы не были так увлечены, если бы мы час за часом видели реальное, мы не были бы здесь, чтобы писать и читать, но должны были бы быть сожжены или заморожены давным-давно. Она бы никогда ничего не добилась, если бы пострадала от замечательных Крайтонов и универсальных гениев. Она больше любит колесника, который всю ночь мечтает о колесах, и конюха, который является частью его лошади, потому что она полна работы, а это ее руки. Как бережливый фермер заботится о том, чтобы его крупный рогатый скот ел рябину, а свиньи ели отходы его дома, а домашние птицы собирали крошки, так наша экономная мать посылает новый гений и умение во все районы и условия жизни. существование, сажает глаз везде, где может упасть новый луч света, и собирая в каком-либо человеке все свойства вселенной, создает тысячукратное оккультное взаимное влечение среди ее потомков, чтобы можно было передать и обменять всю эту смыву и растрату силы.

Несомненно, это воплощение и распространение божества чревато большими опасностями, и, следовательно, у природы есть свои злодеи, как если бы она была Цирцеей; и Альфонсо Кастильский подумал, что мог бы дать полезный совет. Но она не остается без обеспечения; у нее на дне чашки чемерица. В одиночестве созреет обильный урожай деспотов. Затворник думает, что люди обладают его манерами или не имеют его; и, имея степени, более и менее. Но когда он приходит на публичное собрание, он видит, что у людей совсем другие манеры, чем у него, и что они по-своему достойны восхищения.В детстве и юности он много раз подвергался проверкам и порицаниям и достаточно скромно думает о своих способностях. Когда впоследствии он приходит, чтобы раскрыть его при благоприятных обстоятельствах, это кажется единственным талантом: он доволен своим успехом и уже считает себя одним из великих. Но он идет в толпу, в банку, в мастерскую механика, на мельницу, в лабораторию, на корабль, в лагерь, и на каждом новом месте он не лучше идиота: другие таланты берут место и править часом.Вращение, которое закручивает каждый лист и камешек к меридиану, достигает каждого дара человека, и все мы по очереди наверху.

Ибо природа, ненавидящая манеры, поставила свое сердце на то, чтобы разрушить все стили и приемы, и гораздо легче делать то, что делали раньше, чем делать что-то новое, что существует постоянная тенденция режим. В каждом разговоре, даже самом высоком, есть определенный трюк, которому может вскоре научиться проницательный человек, и затем этот особый стиль будет продолжаться бесконечно.Каждый человек также является тираном по своей склонности, потому что он навязывает свою идею другим; и их уловка - их естественная защита. Иисус поглотит расу; но Том Пейн или самый грубый богохульник помогает человечеству, сопротивляясь этому изобилию власти. Отсюда огромная польза от партии в политике, поскольку она выявляет недостатки характера вождя, которых интеллектуальная сила людей, имея обычные возможности и не брошенные в афелий из-за ненависти, не могла бы увидеть. Поскольку все мы такие глупые, какая польза от того, что должно быть две глупости! Это похоже на то грубое преимущество, столь необходимое для астрономии, - наличие диаметра земной орбиты в качестве основания ее треугольников.Демократия угрюма и ведет к анархии, но в государстве и в школах необходимо сопротивляться объединению всех людей в несколько человек. Если Джон был совершенен, почему мы с тобой живы? Пока существует человек, он в некоторой степени нужен; пусть борется за свои собственные. Появился новый поэт; к нам подошел новый персонаж; почему мы должны отказываться от хлеба, пока не нашли его полк и часть в наших старых армейских архивах? Почему не новый мужчина? Вот новое предприятие Brook Farm, Skeneateles, Northampton: почему так нетерпеливо крестить их ессеев, или порт-роялистов, или шейкеров, или каким-либо известным и изнеженным именем? Пусть это будет новый образ жизни.Почему есть только два или три образа жизни, а не тысячи? Каждый мужчина нужен, и ни один мужчина не нужен особо. На этот раз мы пришли за приправами, а не за кукурузой. Нам нужен великий гений только для радости; на одну звезду больше в нашем созвездии, на еще одно дерево в нашей роще. Но он думает, что мы хотим принадлежать ему, поскольку он хочет занять нас. Он нас сильно ошибает. Я думаю, что поступил хорошо, если узнал новое слово от хорошего автора; и моя задача с ним - найти свое, хотя это было только для того, чтобы превратить его в эпитет или образ для повседневного использования.

«В краску растираю тебя, невеста моя!»

Чтобы посеять путаницу и сделать невозможным прийти к какому-либо общему утверждению, когда мы настаиваем на несовершенстве людей, наши чувства и наш опыт требуют, чтобы каждый человек имел право на уважение, и очень щедрое обращение обязательно будет погашен. Затворник видит только двух или трех человек и позволяет им всю комнату; они широко распространились. Государственный человек смотрит на многих и обычно сравнивает немногих с другими, а эти смотрят меньше.Но разве они не имеют права на такую ​​щедрость приема? и разве щедрость не является средством постижения? Хотя игроки говорят, что карты побеждают всех игроков, хотя они никогда не были такими умелыми, тем не менее в рассматриваемом нами соревновании игроки также являются игрой и разделяют силу карт. Если вы критикуете прекрасного гения, велика вероятность, что вы не в себе и вместо поэта осуждаете собственную карикатуру на него. Ибо в каждом человеке есть что-то сферическое и бесконечное, особенно в каждом гении, который, если вы подойдете очень близко к нему, будет заниматься спортом со всеми вашими ограничениями.Ибо справедливо, что каждый человек - это канал, по которому текут небеса, и, хотя мне казалось, что я критикую его, я осуждаю или, скорее, уничтожаю свою собственную душу. После того, как я назвал Гете придворным, искусственным, неверующим, мирским, - я взял эту книгу Елены и нашел его индейцем из пустыни, кусочком чистой природы, подобным яблоку или дубу, большим, как утро или ночь, и добродетельная, как шиповник.

Но необходимо позаботиться о том, чтобы игралась вся мелодия. Если бы нас не держали среди поверхностей, все было бы большим и универсальным: теперь исключенные атрибуты ворвались в нас с большей яркостью, чем они были исключены.«Теперь твой ход, следующий мой ход» - это правило игры. Универсальность, ограниченная в своей первичной форме, проявляется во вторичной форме со всех сторон : точки последовательно идут к меридиану, и благодаря скорости вращения образуется новое целое. Природа сохраняет себя целостной, и ее представление полным в опыте каждого разума. Она не терпит, чтобы освободить место в колледже. Тайна мира заключается в том, что все сущее существует и не умирает, а лишь немного удаляется из поля зрения, а затем возвращается снова.Все, что нас не касается, от нас скрыто. Как только человек больше не имеет отношения к нашему нынешнему благополучию, он скрывается, или умирает , как мы говорим. На самом деле, все вещи и люди связаны с нами, но в соответствии с нашей природой они действуют на нас не сразу, а последовательно, и мы узнаем об их присутствии по одному. Здесь присутствуют все люди, все, что мы знали, и намного больше, чем мы видим; мир полон. Как говорили древние, мир - это plenum или твердое тело; и если мы увидим все, что нас действительно окружает, мы будем заключены в тюрьму и не сможем двигаться.Ибо, хотя для души нет ничего непроходимого, но все вещи проницаемы для нее и подобны дорогам, все же это происходит только тогда, когда душа их не видит. Как только душа видит какой-либо объект, она останавливается перед этим объектом. Следовательно, божественное Провидение, которое держит вселенную открытой во всех направлениях для души, скрывает от чувств этого человека всю мебель и всех людей, не имеющих отношения к конкретной душе. Через самые твердые вечные вещи человек находит свой путь, как если бы они не существовали, и ни разу не подозревает об их существовании.Как только ему нужен новый предмет, он внезапно видит его и больше не пытается пройти через него, а выбирает другой путь. Когда он на время исчерпал пищу, которую нужно было получить от какого-либо человека или предмета, этот объект удаляется из поля его наблюдения, и, хотя он все еще находится в непосредственной близости от него, он не подозревает о его присутствии.

Нет ничего мертвого: люди симулируют себя мертвыми, терпят фальшивые похороны и печальные некрологи, и вот они стоят и смотрят в окно, здоровые и здоровые, в каком-то новом и странном обличье.Иисус не умер: он очень здоров: ни Иоанн, ни Павел, ни Магомет, ни Аристотель; временами нам кажется, что мы видели их всех и можем легко сказать, под какими именами они идут.

Если мы не можем делать добровольные и сознательные шаги в замечательной науке универсалий, давайте мудро рассмотрим части и сделаем вывод о гениальности природы на основе лучших подробностей с становящейся милосердием. Лучшее в каждом виде - это показатель того, что должно быть средним для этого предмета. Любовь показывает мне богатство природы, открывая мне в моем друге скрытое богатство, и я делаю вывод о равной глубине добра во всех других направлениях.Фермеры обычно говорят, что выращивание хорошей груши или яблока не требует больше времени и усилий, чем плохая; так что у меня не было бы ни произведения искусства, ни речи, ни действия, ни мысли, ни друга, кроме самого лучшего.

Цель и средства, игрок и игра, - жизнь состоит из смешения и реакции этих двух полюбовных сил, чей брак заранее представляется чудовищным, поскольку каждая отрицает и стремится уничтожить друг друга. Мы должны мириться с противоречиями, как можем, но их разногласия и их согласие вносят дикий абсурд в наше мышление и речь.Ни один приговор не содержит всей правды, и единственный способ быть справедливым - это солгать себе; Речь лучше тишины; молчание лучше речи; - Все в контакте; у каждого атома есть сфера отталкивания; - Вещи есть и нет одновременно; - и тому подобное. Во всей вселенной есть только одно - это старое Двуликое, творение-творение, разум-материя, правильное-неправильное, любое предположение которого может быть подтверждено или опровергнуто. Поэтому я очень уместно утверждаю, что каждый человек является партиалистом, что природа охраняет его как инструмент своим самомнением, предотвращая склонности к религии и науке; а теперь далее утверждаем, что, поскольку гений каждого человека почти и нежно исследуется, он оправдан в своей индивидуальности, поскольку его природа оказывается необъятной; а теперь я добавляю, что каждый человек также универсалист, и, как наша Земля, вращаясь вокруг своей собственной оси, все время вращается вокруг Солнца через небесные пространства, поэтому наименьшее из ее разумных детей, наиболее преданные к его личному делу, решает, хотя и замаскированно, универсальную проблему.Мы считаем, что мужчины индивидуальны; тыквы тоже; но каждая тыква на поле проходит через все точки истории тыквы. Бешеный демократ, став сенатором и богатым человеком, созрел до невозможности искреннего радикализма, и, если он не может противостоять солнцу, он должен быть консервативным до конца своих дней. Лорд Элдон сказал в старости: «Если бы он снова начал жизнь, он был бы проклят, но начал бы агитатор».

Мы скрываем эту универсальность, если можем, но она проявляется во всех точках.Мы неблагодарны, как дети. Нет ничего, что мы дорожим и стремимся привлечь к себе, но в какой-то час мы переворачиваем и раздираем это. Мы поддерживаем огонь сарказма в отношении невежества и жизни чувств; потом проходит, возможно, прекрасная девушка, частичка жизни, веселая и счастливая, делающая самые обычные дела прекрасными своей энергией и сердцем, с которыми она их выполняет, и, видя это, мы восхищаемся и любим ее и их, и скажите: «Вот, подлинное создание прекрасной земли, не рассеяние и не слишком раннее созревание книгами, философией, религией, обществом или заботой!» внушая предательство и презрение ко всему, что мы так долго любили и делали в себе и других.

Если бы мы могли обезопасить себя от настроений! Если бы самый глубокий пророк мог сдержать свои слова, а слушатель, который готов продать все и присоединиться к крестовому походу, мог бы иметь какое-либо свидетельство того, что завтра его пророк не откажется от своего свидетельства! Но Истина сидит завуалированно на Скамейке и никогда не вставляет адамантиновый слог; и самая искренняя и революционная доктрина, представленная так, как если бы ковчег Божий был перенесен на несколько стадий и поставлен там для помощи миру, через несколько недель будет холодно отвергнут тем же оратором как болезненный; «Я думал, что был прав, но я не был», - и та же безмерная доверчивость требовала от новых дерзостей.Если бы мы не были всех мнений! если бы мы ни в какой момент не сдвинули платформу, на которой стоим, и не смотрим и не говорим с другого! если бы могло быть какое-либо правило, какое-либо «правило одного часа», что человек никогда не должен оставлять свою точку зрения без звука трубы. Я всегда неискренен, так как всегда знаю, что есть другие настроения.

Насколько искренними и доверительными мы можем быть, говоря все, что у нас на уме, и все же уходить с ощущением, что все еще не сказано, из-за неспособности сторон узнать друг друга, хотя они используют одни и те же слова! Мой напарник предполагает, что знает мое настроение и привычку мыслить, и мы переходим от объяснения к объяснению, пока не будет сказано все, какие слова могут быть, и мы оставляем вопросы такими, какими они были вначале, из-за этого порочного предположения.Неужели каждый человек считает всех остальных неизлечимыми партизанами, а себя универсалистами? Вчера я разговаривал с парой философов: я пытался показать своим хорошим людям, что люблю все по очереди и ничего долгого; что я любил центр, но обожал поверхности; что я любил человека, если бы люди казались мне мышами и крысами; что я почитал святых, но проснулся рад, что старый языческий мир стоял на своем и тяжело умер; что я был рад мужчинам любого дара и благородства, но не хотел жить в их руках.Могли ли они хотя бы раз понять, что я любил знать, что они существуют, и от всей души желал им удачи, но из-за моей бедности жизни и мыслей у них не было ни слова, ни приветствия, когда они приходили ко мне, и я вполне мог согласиться для их жизни в Орегоне, для любого претензии, которую я испытывал к ним, это было бы большим удовлетворением.

Первые принципы знания 19

Первые принципы знания 19 Центр Жака Маритена: Первые принципы знания

Глава IV.


Преувеличенный реализм, номинализм и концептуализм.

Сводка.

  1. Преувеличенный реализм.
  2. Номинализм. (а) Номиналисты утверждают, что универсальность есть только в словом, но не отрицайте реального сходства между вещами. (б) Опровержение номинализм. (c) Образцы номиналистов в Англии.
  3. 3. Концептуализм. а) Как концептуалисты улучшают номиналисты. (б) Опровержение концептуализма.

1. Ошибка, которую часто путают с реализмом, защищаемым в последняя глава - это доктрина преувеличенного реализма. Любая теория который утверждает формальную универсальность a parte rei, который предполагает, например, что есть некоторая конкретная природа физически общее для всех людей и только случайно индивидуализированное в каждом, должно быть отвергнуты как недостающие даже в разборчивости. Такие дела, как дело субстанция, постоянная под действием ее различных видов деятельности и пассивности, являются напрасно цитируется в качестве примера универсальности a parte rei : while Утверждение Кузена о том, что пространство - это настоящий универсум, показывает, что у него есть имел искаженные представления либо о космосе, либо об универсалиях.Нет мнимый экземпляр может выдержать испытания: а если какой-нибудь средневековый философы думали иначе, мы отказываемся от них и говорим, что они были ошиблись; но вряд ли современные критики будут смеяться над за счет средневековья, когда они сами выступают за монизма, единой, лежащей в основе реальности, все, что мы опыт и мы сами - всего лишь явления.

2. (а) В крайнем противостоянии преувеличенному реалисту номиналист, который, если он тщателен, вкладывает универсальность в название Только.Не то чтобы номиналисты отрицают реальное сходство между вещами, ибо это слишком очевидно, чтобы его можно было отрицать; и Милль придирается к Гамильтону, которого он полагает, что такое сходство отрицается. Гоббс, а печально известный номиналист, достаточно ясно говорит, что «одно универсальное имя наложил на многие вещи для подобия в том или ином качестве авария . "Действительно, восприятие сходства и несходство, по мнению некоторых номиналистов, лежит в основе всех знание.

(b) Таким образом, положение дела таково, что, признавая реальную подобия и наши знания о них, номиналисты до сих пор игнорировали они в своем описании универсалий заявляют, что универсальность только в слове, а не в вещах и концепции. Что это не формально в том, что мы признаем; что нет основания в том, что мы отрицаем, ибо есть реальное подобие, дарованное разуму, обладающему силой абстракции и отражение, задел для формирования универсального концепции.Затем мы утверждаем, что универсальное формально или как таковое есть в концепции или в расположении уже описанных понятий, как соответственно прямая и рефлекторная универсалии. Если бы его не было, это никогда не мог быть в слове; или если бы это было в слове, а не в концепция, она никогда не войдет в знание. Кроме того, абсурдно Предположим, что слово как таковое является универсальным: поскольку произносимый звук и письменные знаки являются условными знаками и всегда сами по себе единственное число, как бы часто оно ни повторялось.Каждое повторение индивидуально: только разум может универсализировать знак, и его способность делать это очевидно из нашего предыдущего объяснения процесса.

(c) Эти факты настолько очевидны, что возникает необходимость дать свидетельство того, что есть якобы номиналисты, которые, каковы бы ни были последовательность, обнародовать доктрину, здесь опровергнутую. «Универсальный», говорит Гоббс, {1} "не является ни чем-то существующим в природе, ни идеей, ни фантазм, но всегда имя."Беркли {2} выезжает из номиналистические принципы: "Поскольку я не могу увидеть или почувствовать что-либо без реального ощущения этого предмета, поэтому это невозможно для меня представить в своих мыслях какую-либо чувственную вещь или объект, отличный от ощущения или восприятия этого ". Он отрицает силу абстракция, без которой мысли не могут быть универсализированы: «Будь то другие обладают этой замечательной способностью абстрагироваться от идей, они лучше всех умеют сказать; "что касается самого себя, он может по-разному составлять отдельные части, но не может подняться над личностью.Смешивая чуткое воображение, которые, конечно, не могут должным образом выполнять функцию абстракции, с подумал правильно, он говорит: "Что касается меня, я действительно считаю, что у меня есть способность воображать или представлять себе идеи тех определенные вещи, которые я воспринимал, и различные сочетания и разделяя их. Я могу представить себе человека с двумя головами или верхними частями человека присоединился к телу лошади. Я могу рассмотреть руку, глаз, нос, каждый сам по себе, абстрагированный или отделенный от остальной части тело.Но тогда, какую бы руку или глаз я ни представил, у него должно быть какое-то особой формы или цвета. Идея человека, которую я себе представляю, должен быть либо белого, либо черного, либо рыжевато-коричневого, прямого или Кривой, высокий, невысокий или средний мужчина. Я не могу никаким усилием мысли постичь абстрактную идею человека, движения "и т. д. Все это разговор - это полное игнорирование способности рефлексивной мысли выбирать то, что он выбирает, зафиксировать определение и рассматривать это как с психически изолированной частью.Юм продолжает традицию, взятую на себя из Беркли, чье учение об универсалиях он объявляет {3} "одним из величайшие и самые ценные открытия последних лет »- открытие, которое он сам стремится «поставить вне всяких сомнений». Он кадры теория гласит: «Все общие идеи суть не что иное, как частные, присоединены к определенному термину, что дает им более обширный значение, и заставляет их вспоминать, при случае, других людей которые похожи на них.Конкретная идея становится общей, будучи прилагается к общему термину, то есть к термину, который из общепринятого соединение, имеет отношение ко многим другим частным идеям, и вообще вспоминает их в воображении. Абстрактные идеи - это, следовательно, сами по себе индивидуальны, однако они могут стать общими в их представление. Образ в нашем сознании - это всего лишь образ конкретный объект, хотя его применение в наших рассуждениях является так же, как если бы он был универсальным."Это неадекватно и неверно de более. Милл, {4} , конечно, следует по следам Юма, и мы уже слышали, как он заявлял: «Общие концепции у нас есть должным образом не говоря ни слова: у нас есть только сложные представления об объектах в конкретном »; и за счет исключительного внимания к частям связанного целого "мы можем продолжаем медитацию, относящуюся только к частям, как если бы мы могли зачать их отдельно от остальных ». Эта сила отдельного концепции, насколько мы приближаемся к ней, он приписывает объединение разделенных символов со словом, а не с умственная сила абстракции, или praecisio objectiva.

3. (a) Концептуалисты допускают, что универсальное заложено в идее, но отрицать его объективную реальность. Они могут отрицать настоящие сходства между вещами не больше, чем номиналисты; но они не Поймите, что здесь фундамент для всех объективных реальность, которую мы хотим. Где они улучшают номиналистов, так это в признание возможности универсальной идеи; результат, который приходит от их более совершенной теории умственного действия.Это улучшение сильно подчеркнут, и показывает большой шаг от номинализма к концептуализму. Психическое действие, по мнению номиналистов этого страна, привязана к ощущениям, а также к механическим или химическим ассоциации идей. Вместо добровольной силы абстракции, они утверждают «закон забвения», потеря сознания одного часть сложной совокупности, из-за чрезмерного внимания к другому часть. Как и в случае с человеческой волей, они допускают только конфликт и окончательный перевес между совпадающими влечениями или отталкиваниями, в то время как мы утверждаем интеллектуальную способность рассматривать профи и минусов отдельных курсов и возможность свободного выбора супервентные: поэтому в отношении общих идей они игнорируют, в то время как мы и концептуалисты настаивают на спонтанной активности ума в принятие или оставление в покое элементов в совокупной концепции, в соответствии с поставленной целью.Таким образом, концептуалисты могут абстрагироваться от индивидуализирующих различий и универсализировать то, что они так что приобретайте. Несмотря на свои лучшие посылки, концептуалисты прибывают к ложному заключению: но это то, в чем они превосходят номиналистов, признав универсальность идей, в то время как их ошибка часто кажется скорее простой оплошностью, чем коренной ошибкой.

(b) Концептуализм ошибочен в том, что слишком далеко заходит истину: он видит, что не существует формальной универсальности a parte rei, и в этой связи он категорически отрицает объективность универсальных идей.А различие необходимо. Универсальные идеи в том, что они представляют, объективно реальный; но не в их абстрактном способе представления, что, однако, не относится к объектам. Когда любого человека предполагается, что он мужчина, сказуемое, как мы предполагаем, строго применимо: но ни один человек не является абстрактным человеком. В виде, однако индивидуальность не указывается универсальным термином, поэтому с другой стороны, не отрицается и индивидуальность: это просто опущено.Дело становится еще яснее из-за реальности физические науки. Когда нам говорят, что лучшие научные обобщения нереальны, мы отвечаем, что это заходит слишком далеко. Если их правильно сделать, они реальны в том смысле, в котором: против концептуализма верен умеренный реализм. Любой, у кого есть присвоил себе правильное учение об универсалиях, получил средства точного определения того, насколько далеко законно обобщенный закон настоящий закон.Например, законы движения представляют собой часть реальности природы, хотя они, возможно, и не являются тремя отдельными законов, но только троекратное изложение результатов из-за одного общего принципа, и даже если их изложение нами неполно как изложение всего дела. Возможно, существует какой-то простой закон действие на работе в природе, которое закон, если его постичь, дал бы нам всем что мы знаем по нашим трем законам движения и многое другое Кроме.Тем не менее, как частичные решения сложной проблемы, три законы действительно верны: они суммируют опытные факты, и они не обязательно вовлекать что-либо, кроме опыта. Даже если мы сделать наши простые отправные точки тем, что на самом деле не являются примитивными элементами но результирующие от сложных сил, тем не менее, поскольку мы никогда не объявляем наши Ультимативно, чтобы быть абсолютным, но только окончательным для нас, мы сохраняем на безопасной почве. Некоторые полагают, что закон притяжения, как сформулированные нами, могут быть не элементарными, а результирующими; будь так, и он остается настоящим законом - законом производных, если не примитивов.А существо, которое могло определить притяжение большой сферической планеты только как что-то исходящее как бы из центра, а не из-за каждая отдельная частица была бы правильной, насколько он зашёл. Таким образом поддерживаем ли мы реальность обобщенных законов физики. А ученый, в собственных интересах, не должен хвататься за теория номинализма или концептуализма; тогда как он может быть вполне счастлив, если он может интеллектуально оправдать себе умеренный реализм.


{1} Его учение можно найти в Де Корпоре, ок. II .; Левиафан, Часть I. c. iv.

{2} Принципы человеческого знания, Введение, § 15, 16.

{3} Трактат о природе человека , Bk. I. Часть I. сек. vii.

{4} Экспертиза , с. xvii. п. 321.

<< Первые принципы познания >>

Номинализм - по отраслям / доктрине

Введение | Типы номинализма

Номинализм - это доктрина, согласно которой абстрактных понятий , общих терминов или универсалий не имеют независимых существования, а существуют только как имен .Следовательно, различные объекты , помеченные одним и тем же термином , не имеют ничего общего , кроме своего имени. Другими словами, только фактические физических деталей являются реальными , а универсалии существуют только после частных вещей, являясь всего лишь словесными абстракциями .

Номинализм возник как реакция на проблему универсалий и, в частности, на решение Платона, известное как платонический реализм, который утверждает, что абстрактные объекты, такие как универсалии и Формы , существуют сами по себе и являются полностью независимыми физический мир , и эти конкретные физические объекты просто служат примером или экземпляром универсального.Номиналисты спрашивают , где именно может быть эта универсальная область, и находят необычным и маловероятным , что может быть единственная вещь , которая существует в нескольких местах одновременно.

Были попытки преодолеть разрыв между реализмом и номинализмом, включая умеренный реализм (мнение о том, что нет отдельной области , где существуют универсалии или универсальные концепции, но что они расположены в пространстве и времени, где бы они ни находились. быть манифестом ) и концептуализмом (доктрина, согласно которой универсалии существуют только в уме, и не имеют внешней или субстанциальной реальности).

Средневековый французский философ и теолог-схоласт Роскеллин из Компьена (ок. 1050 - 1125), учитель Питера Абеляра, часто считается основателем современного номинализма.

Уильям Оккам также считается пионером номинализма, и он решительно утверждал, что существуют только индивиды (а не надиндивидуальные универсалии , сущности или формы), и что универсалии являются продуктами абстракции от человеческим разумом и не имеют никакого внементального существования .Однако его взгляд, возможно, более точно описывается как Концептуализм , а не номинализм, утверждая, что универсалии - это ментальных концепций (которые действительно существуют , даже если только в уме), а не просто имена (то есть слова, а не существующие реальности. ).

  • Предикатный номинализм берет лингвистическую линию , что, например, две отдельные кошки являются кошками просто потому, что предикат «кошка» применяется к ним обоим (хотя в некоторой степени это все еще вызывает вопрос о к чему на самом деле предикат применяет ).
  • Номинализм сходства утверждает, что «кошка» применима к обеим кошкам, потому что они напоминают кошку образца (образец - модель модель или образец , который нужно скопировать или имитировать) достаточно близко, чтобы быть классифицированным вместе с ним как членов своего вида , или что они отличаются друг от друга (и других кошек) меньше , чем они отличаются от других вещей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *