Крепостного права история: КРЕПОСТНОЕ ПРАВО (КРЕПОСТНИЧЕСТВО) — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

Отмена крепостного права

Можно. По крайней мере, именно так поступили два путешественника по России времен Александра I и Николая I — британцы Джон Кокрейн и Роберт Бремнер.

Кокрейн сравнил Российскую империю 1820-х годов и свою родину:

"Безо всяких колебаний… говорю я, что положение здешнего крестьянства куда лучше состояния этого класса в Ирландии. Здесь в каждой деревне можно найти хорошие, удобные бревенчатые дома, огромные стада разбросаны по необъятным пастбищам, и целый лес дров можно приобрести за гроши. Русский крестьянин может разбогатеть обыкновенным усердием и бережливостью, особенно в деревнях, расположенных между столицами".

Бремнер, писавший в 1830-е, внес в эту картину нюансы:

"В целом… по крайней мере что касается просто пищи и жилья, русскому крестьянину не так плохо, как беднейшим средь нас. Он может быть груб и темен, подвергаться дурному обращению со стороны вышестоящих, несдержан в своих привычках и грязен телом, однако он никогда не знает нищеты, в которой прозябает ирландский крестьянин. Быть может, пища его груба, но она изобильна. Быть может, хижина его бесхитростна, но она суха и тепла. Мы склонны воображать себе, что если уж наши крестьяне нищенствуют, то мы можем по крайней мере тешить себя уверенностью, что они живут во много большем довольстве, чем крестьяне в чужих землях. Но сие есть грубейшее заблуждение. 

Не только в одной Ирландии, но и в тех частях Великобритании, которые, считается, избавлены от ирландской нищеты, мы были свидетелями убогости, по сравнению с которой условия русского мужика есть роскошь, живет ли он средь городской скученности или в сквернейших деревушках захолустья. Есть области Шотландии, где народ ютится в домах, которые русский крестьянин сочтет негодными для своей скотины..."

И все же это не значило, что у Бремнера не нашлось претензий к крепостному праву.

"Пусть, однако, не думают, что раз мы признаем жизнь русского крестьянина во многих отношениях более сносной, чем у некоторых из наших собственных крестьян, мы посему считаем его долю в целом более завидной, чем удел крестьянина в свободной стране вроде нашей. Дистанция между ними огромна, неизмерима, однако выражена быть может двумя словами: у английского крестьянина есть права, а у русского нет никаких!"

Суть крепостного права | История Российской империи

Крепостной крестьянин

Крепостное право – это совокупность государственных законов, закреплявших крестьян к определенному участку земли, а также ставивших крестьян в зависимость от землевладельца.

Если говорить проще, то суть крепостного права была в том, что крестьяне «прикреплялись» к своему земельному наделу и определенному феодалу (помещику), причем «прикрепление» это было наследственным. Крестьянин не мог уйти со своего земельного надела, а если пытался сбежать, то его принудительно возвращали обратно.

Обычно когда говорят о крепостном праве, имеют в виду Россию. Но  в России крепостное право было введено лишь в 1649 году. А в Западной Европе оно существовало с IX века.

Немного из истории этого явления

Крепостное право соответствует определённому этапу развития государства. Но поскольку развитие различных государств и регионов шло по-разному, то и крепостное право в разных странах существовало в разных видах: где-то захватывало небольшой отрезок времени, а где-то сохранилось практически до нашего времени.

Например, в Англии, Франции и части Германии  крепостная зависимость возникла в IX-X веках, а в Дании, восточных областях Австрии – только в XVI-XVII веках. Даже в одном регионе, например, в Скандинавии, это явление развивалось по-разному: в средневековой Дании оно сложилось по германскому образцу, а в Норвегии и Швеции его практически не было. Так же неравномерно крепостная зависимость и исчезала.

В царской России крепостничество широко распространилось к XVI веку, но официально подтверждено Соборным уложением от 1649 года.

История крепостного права в России

Соборное уложение 1649 года окончательно закрепило крепостное право в России, но процесс постепенного закрепощения крестьян длился веками. В Древней Руси большая часть земель была в собственности князей, бояр и монастырей. С усилением великокняжеской власти все более утверждалась традиция награждения служилых людей обширными поместьями. «Прикрепленные» к этим землям крестьяне были лично свободными людьми и заключали с помещиком арендные договоры («порядные»). В определенные сроки крестьяне могли свободно оставить свой участок и перейти на другой, исполнив свои обязательства по отношению к помещику.

Но в 1497 годубыло введено ограничение права перехода от одного помещика к другому только одним днем: Юрьев день – 26 ноября.

С. Иванов "Юрьев день"

В 1581 году был отменен и Юрьев день и установлены Заповедные лета (от «заповедь» — повеление, запрет) — срок, в течение которого в некоторых районах Русского государства запрещался крестьянский выход в осенний Юрьев день (предусмотренный ст. 57 Судебника 1497 года).

В 1597 году помещики получают право на розыск беглого крестьянина в течение 5 лет и на его возвращение владельцу — «урочные лета».

В 1649 году Соборное уложение отменило «урочные лета», закрепив таким образом бессрочный сыск беглых крестьян.

Соборное уложение 1649 года

Оно выходит при царе Алексее Михайловиче. По существу, это новый российский свод законов, которым была установлена власть землевладельца над крестьянами, работавшими на его земле. Отныне крестьяне не имели права покидать свой надел и перейти к другому хозяину или вообще перестать работать на земле, например, отправиться в город на заработки. Крестьяне были прикреплены к земле, отсюда и появилось название:

крепостное право. При переходе земли от одного помещика к другому вместе с нею передавались и работники. Также дворянин имел право продать своего крепостного другому хозяину без земли.

Царь Алексей Михайлович

Но все-таки крепостное право отличалось от рабства: новый владелец обязан был предоставить купленному земледельцу надел и обеспечить его необходимым имуществом.  Кроме того, хозяин не имел власти над жизнью крестьянина. Например, всем известна история помещицы Салтычихи, которая убивала своих крепостных и была за это наказана.

Дарья Николаевна Салтыкова по прозвищу Салтычиха — российская помещица, вошедшая в историю как изощрённая садистка и серийная убийца нескольких десятков подвластных ей крепостных крестьян. Решением Сената и императрицы Екатерины Второй она была лишена достоинства столбовой дворянки и приговорена к пожизненному заключению в монастырской тюрьме, где и умерла.

Овдовев в возрасте двадцати шести лет, она получила в своё полное владение около шестисот крестьян в поместьях, расположенных в Московской, Вологодской и Костромской губерниях.

При жизни мужа за Салтычихой не замечалось особой склонности к рукоприкладству. Это была еще цветущая и притом весьма набожная женщина, поэтому о характере психического заболевания Салтыковой можно только догадываться. С одной стороны, она вела себя как верующий человек, с другой — совершала настоящие преступления. Примерно через полгода после смерти мужа она начала регулярно избивать, преимущественно поленом, прислугу. Основными поводами для наказания были недобросовестно помытые полы или некачественная стирка. Истязания начинались с того, что она наносила провинившейся крестьянке удары попавшимся под руку предметом (чаще всего это было полено). Провинившуюся затем пороли конюхи и гайдуки, порой до смерти. Постепенно тяжесть побоев становилась сильнее, а сами побои — продолжительнее и изощреннее. Салтычиха могла облить жертву кипятком или опалить ей волосы на голове. Также она использовала для истязаний горячие щипцы для завивки волос, которыми хватала жертву за уши. Часто таскала людей за волосы и при этом била их головой о стену длительное время. Многие убитые ею, по словам свидетелей, не имели волос на голове; Салтычиха рвала волосы пальцами, что свидетельствует о её немалой физической силе. Жертв морили голодом и привязывали голыми на морозе. Салтычиха любила убивать невест, которые в ближайшее время собирались выйти замуж. В ноябре 1759 г. в ходе растянувшейся почти на сутки пытки она убила молодого слугу Хрисанфа Андреева, а затем собственноручно забила мальчика Лукьяна Михеева.

Барин и его крепостные

В 1718-1724 гг. была принята податная реформа, окончательно прикрепившая крестьян к земле.

В 1747 году помещику уже предоставлялось право продавать своих крепостных в рекруты (принятие на военную службу по воинской повинности или найму) любому лицу.

И. Репин "Проводы новобранца"

В 1760 году помещик получает право ссылать крестьян в Сибирь.

В 1765 году помещик получает право ссылать крестьян не только в Сибирь, но и на каторжные работы.

В 1767 году крестьянам было строго запрещено подавать челобитные (жалобы) на своих помещиков лично императрице или императору.

В 1783 году крепостное право распространяется и на Левобережную Украину.

Как видим, зависимость крестьян от помещиков постоянно расширялась, а, следовательно, положение их ухудшалось: помещики стали продавать и покупать крепостных, женить и выдавать замуж по своему произволу, о чем мы читаем в произведениях русских писателей-классиков.

При Петре I крепостное право продолжало укрепляться, что подтверждается несколькими законодательными актами (ревизиями и др.). Ревизские сказки — документы, отражающие результаты проведения ревизий податного населения Российской империи в XVIII — I половине XIX вв., проводившихся с целью подушного налогового обложения населения. Ревизские сказки являлись поимёнными списками населения, в которых указывались имя, отчество и фамилия владельца двора, его возраст, имя и отчество членов семьи с указанием возраста, отношение к главе семьи.

Перо, которым Александр II подписал Указ об отмене крепостного права. Государственный русский музей

В городах ревизские сказки составлялись представителями городского управления, в селениях государственных крестьян — старостами, в частных владениях — помещиками или их управляющими.

В промежутках между ревизиями ревизские сказки уточнялись. Производилась фиксация наличия или отсутствия лица на момент текущего учёта, а в случае отсутствия фиксировалась причина (умер, в бегах, отселён, в солдатах и т. п.). Все уточнения ревизских сказок относились к последующему году, поэтому каждая «ревизская душа» считалась наличной до следующей ревизии даже в случае смерти человека, что позволяло государству, с одной стороны, повышать собираемость подушевого налога, а с другой, создавало условия для злоупотреблений, о чем мы и читаем в поэме Н. В. Гоголя «Мёртвые души».

При Петре  также создается новый класс поссесионных крепостных, прикреплённых к фабрикам и заводам.

А Екатерина II своим любимцам вельможам и многочисленным фаворитам  подарила около 800 тыс. государственных и удельных крестьян.

Крепостное право было выгодно большей части дворянства, но русские цари понимали, что оно, по сути своей, все-таки мало отличается от рабства. О том, что эту систему нужно отменить, говорили и Александр I, и Николай I,  но отменил его лишь Александр II в 1861 г., за что и получил название Освободитель.

Известие об отмене крепостного права

 

3 марта 2021 года - 160 лет отмене крепостного права в России

«Я не понимаю, – сказал он в 1847 году депутации смоленского дворянства, – каким образом человек сделался вещью и не могу себе объяснить иначе, как хитростью и обманом с одной стороны и невежеством – с другой»,

– приводит слова Николая I
юрист и общественный деятель Анатолий Кони
в исследовании «Главные деятели освобождения крестьян» (1903).


Александр II главной целью своего правления обозначил крестьянскую реформу.

«Крупная историческая заслуга Имп. Александра Николаевича состояла в том, что он, движимый верным политическим чутьём, не поколебался… – продолжает Анатолий Кони. – Прежде, чем думать о подробностях предстоящей реформы, надлежало ответить на тревожные ожидания общества твёрдым и бесповоротным решением основного вопроса: быть или не быть самой реформе».


С призывом поддержать его Александр в конце марта 1856 года обратился к московским дворянам. Предупредил, что реформа будет поэтапной и продолжительной.


«Но, конечно, господа, вы сами знаете, что существующий порядок владения душами не может оставаться неизменным. Лучше отменить крепостное право сверху, чем дожидаться того времени, когда оно само собою начнёт отменяться снизу»,

– заявил император.


Для выработки идеологии реформы и проектов законодательных актов об отмене крепостного права потребовалось 5 лет. В 1857 году по указу Александра II был образован секретный Комитет по крестьянским делам, переименованный позже в Главный комитет по устройству сельского населения. Царь считал своим долгом присутствовать на каждом рабочем совещании.


«Здесь требовался от государя огромный запас политического такта и неослабного самообладания»,


– читаем в книге «Главные деятели освобождения крестьян».


Председателем Комитета был весьма близкий к царю человек – Яков Иванович Ростовцев.


Бывший генерал «воспользовался заграничным отпуском для основательного изучения крестьянского вопроса и в результате… превратился в горячаго сторонника не только дарования крестьянам личной свободы, но и наделения их при освобождении земельною собственностью посредством выкупа».


Не все члены Комитета были согласны с его председателем.


«И вот, когда нападки достигли, казалось, высшего напряжения, Государь пережил новый удар: 6 февраля (по старому стилю) 1860 года скончался Ростовцев, прошептав перед своим последним вздохом присутствовавшему при кончине Государю: „Государь, не бойтесь!“».


Через год, пройдя бесчисленные «комитеты» и совещания, мнения и прения, Манифест об отмене крепостного права был подписан. Однако радость, с которой он был встречен, вскоре сменилась разочарованием. Бывшие крепостные ожидали полной воли и были недовольны переходным состоянием «временнообязанных». Крестьяне бунтовали, требуя освобождения с землёй…


Несмотря на это, крестьянская реформа 1861 года имела огромное историческое значение. Она открыла перед Россией новые перспективы, создав возможность для широкого развития рыночных отношений, других важнейших преобразований, направленных на создание гражданского общества. Оно формировалось уже в ходе обсуждения отмены крепостного права. Вот почему непосредственными деятелями реформы Анатолий Кони считает также и представителей печатного слова, в том числе вождя публицистики того времени – Александра Герцена, который, как пишет автор книги «Главные деятели освобождения крестьян», «почтительно преклонился пред Александром II в знаменитой статье „Ты победил, Галилеянин“».


По глубокому убеждению Анатолия Кони, «Имп. Александр Николаевич… твёрдо выдержал свой пост на „корме родного корабля“ в эти трудные годы его плавания, по праву заслужив приобщение к своему имени завидного эпитета Освободителя».

как отмена крепостного права изменила Российскую империю — РТ на русском

160 лет назад император Александр II подписал манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей», известный также как манифест об отмене крепостного права. Этим документом царь даровал личную свободу примерно 23 млн помещичьих крестьян. Историки оценивают инициированную Александром II крестьянскую реформу неоднозначно. Одни отмечают, что крестьяне не стали в полной мере свободными, сохранив экономическую зависимость от помещиков, другие подчёркивают прогрессивный характер реформы в целом и утверждают, что на более масштабные преобразования у государства в то время не хватало средств.

3 марта 1861 года Александр II поставил свою подпись под манифестом «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей» и ещё рядом документов, запустивших в Российской империи масштабную крестьянскую реформу.

Крепостное право

Становление крепостного права в России историки связывают с событиями XV—XVI веков, когда начало ограничиваться право перехода крестьян из одной вотчины в другую.

«Государство в то время не имело достаточных средств для содержания крупной дружины и административного аппарата. Поэтому содержание дворян и помещиков, нёсших военную и гражданскую службу, возлагалось на крестьян. В то же самое время определённые требования предъявлялись и к помещикам — они должны были защищать крестьян, помогать им в голодные годы, выполнять судебные функции. В условиях XV века такой социальный договор в известной мере мог устраивать и государство, и помещиков, и даже крестьян, однако со временем он, конечно, стал утрачивать актуальность», — рассказал в интервью RT историк и писатель Александр Широкорад.

Также по теме

«В одиночку против союза сильнейших армий и флотов мира»: какие уроки вынесла Россия из Крымской войны

165 лет назад Великобритания и Франция объявили войну России, поддержав Турцию. Чуть позже к ним присоединилась Австрия. С этого...

По его словам, крепостное право утратило свою логику в эпоху Екатерины II, которая воплощала в жизнь подписанный её мужем манифест о вольности дворянства.

«Если дворянин получил право служить или не служить, то и крестьянин должен был получить право работать или не работать. Но с крестьянами вопрос решён не был. Крепостное право превратилось в тормоз для развития России», — считает эксперт.

Как отметил в беседе с RT профессор кафедры истории России МПГУ Леонид Ляшенко, изначально крепостное право было фундаментом, на котором строилась Российская империя, и периода дворянской культуры без него бы не было. Но в конце XVIII века оно превратилось в отжившую традицию, раскалывающую общество и сдерживающую развитие страны.

По словам историков, крестьяне находились практически в неограниченной власти помещиков, которые их покупали и продавали, ссылали в Сибирь, подвергали телесным наказаниям, отбирали у них любое личное имущество. Крепостные долгое время были лишены даже права жаловаться властям на жестокость барина.

  • «Крепостных меняют на собак» — Иван Ижакевич
  • © Wikimedia Commons

Первой попыткой ограничить своеволие помещиков эксперты называют указ императора Павла I, который в 1797 году запретил принуждать крепостных к работе на барина по воскресеньям и рекомендовал ограничить норму эксплуатации крестьян дворянами половиной оставшегося рабочего времени, то есть тремя днями.

Указ о вольных хлебопашцах 1803 года предусматривал освобождение крепостных по обоюдному согласию с помещиком за выкуп. В дальнейшем Александр I освободил крестьян в Прибалтике, запретил давать объявления о продаже крепостных без земли и продавать крестьян на ярмарках, лишил помещиков права отправлять людей в Сибирь или на каторгу.

Николай I называл крепостное право злом, создавал секретные комитеты и издавал указы для ограничения крепостного права, но не затрагивал его основ, считая полное освобождение крестьян преждевременным.

  • Продажа дворовой девушки на картине художника Николая Неврева «Торг. Сцена из крепостного быта. Из недавнего прошлого» (1866; Москва, Третьяковская галерея)

Крестьянская реформа

«Во второй половине XIX века возникли три основные причины для отмены крепостного права. Во-первых, это поражение России в Крымской войне, продемонстрировавшее экономическое и военно-техническое отставание от ведущих стран Европы. Во-вторых, рост социального недовольства, увеличение количества бунтов. В-третьих, либеральный настрой Александра II и общее осознание властями необходимости серьёзных реформ», — рассказал в беседе с RT профессор МПГУ, доктор исторических наук Виталий Захаров.

По его словам, ранее сопротивление дворянства было главным фактором, сдерживающим отмену крепостного права. Однако в ситуации, когда малопродуктивный труд крепостных сдерживал экономическое развитие страны и ставил под риск сам статус великой державы, мнение противников реформ перестало быть решающим.

Также по теме

«Реформы ко всеобщей радости»: как Крестьянский банк пытался улучшить жизнь народа в Российской империи

10 апреля 1883 года в России заработал Крестьянский поземельный банк. Новое финансовое учреждение было призвано решить земельный...

В 1856 году Александр II на встрече с представителями дворянства Московской губернии заявил, что лучше ликвидировать крепостное право сверху, чем ждать, пока это начнёт происходить снизу. Царь стал создавать комитеты по крестьянскому делу, официально занявшиеся разработкой проекта реформы.

В 1858 году общее количество крепостных в России оценивалось примерно в 23 млн человек. Из 65 российских губерний и областей в девяти вообще не было крепостных (в Прибалтике, на Дальнем Востоке, в казачьих землях и на части Закавказья), ещё в четырёх жили всего по несколько лично зависимых крестьян.

В 1859 году для рассмотрения проектов, подготовленных губернскими комитетами, были созданы специальные Редакционные комиссии, в состав которых входили сторонники реформ. Прошедший через Редакционные комиссии и принятый Главным комитетом по крестьянскому делу проект реформы был под влиянием Александра II поддержан Госсоветом.

3 марта 1861 года Александр II подписал манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей» и ещё ряд документов, направленных на его практическую реализацию.

  • Факсимиле манифеста 19 февраля (3 марта) 1861 года по изданию «Великая реформа», 1911 год

Манифест даровал личную свободу всем помещичьим крестьянам. С этого момента они могли самостоятельно приобретать имущество, вступать в брак, заключать договоры. Но помещики сохраняли право собственности на землю, предоставляя бывшим крепостным личные усадьбы за выкуп и полевые наделы в постоянное пользование. За это крестьяне некоторое время после реформы должны были отбывать барщину либо платить оброк.

Следующим этапом освобождения крестьян становился выкуп ими земельных наделов. Большую часть средств за наделы выплачивало правительство, предоставлявшее бывшим крепостным кредит примерно под 6% годовых на 49 лет. В дальнейшем это привело к возникновению у многих крестьян огромных долгов.

Размеры наделов колебались в зависимости от региона. При этом, если надел, которым ранее пользовались крепостные, был больше принятой в конкретном регионе нормы, от него отрезалась часть в пользу помещика. Нарезка земель чаще всего была произведена таким образом, чтобы сделать их обработку максимально неудобной для крестьян, заставить их арендовать дополнительные земли у помещика, спрашивать его разрешения на доступ к различным объектам сельскохозяйственной инфраструктуры.

  • Борис Кустодиев. «Освобождение крестьян (Чтение манифеста)». Картина 1907 года
  • © Wikimedia Commons

«Как помещики, потерявшие бесплатный труд крепостных, так и сами крестьяне остались недовольны реформой. Несложно подсчитать, что с учётом срока выплат крестьянин должен был вернуть государству примерно в три раза больше, чем за его землю было уплачено помещику. Из-за сделанных в ходе реформы оговорок в 1861 году произошло около 1200 крестьянских бунтов. Этот рекорд был побит только в ходе революции 1905 года», — рассказал Захаров.

По словам Леонида Ляшенко, из-за того, что интересы крестьян не были учтены в полной мере, реформу 1861 года в историографии часто называют половинчатой, однако её нельзя оценивать без учёта условий, в которых она проводилась.

«Сегодня задним числом Александру II ставят в пример Пруссию, где крестьянам на десять лет отменили уплату налогов. Но в Пруссии не было более 20 миллионов бывших крепостных, как в России. Я не представляю, какой бы государственный бюджет выдержал отмену уплаты налогов на десять лет для такого количества людей. Правительство Александра II сделало всё, что могло. Денег на то, чтобы удовлетворить всех полностью, в бюджете не было», — подчеркнул Ляшенко.

  • Григорий Мясоедов. «Чтение Положения 19 февраля 1861 года», 1873
  • © Wikimedia Commons

Как заявил Виталий Захаров, в целом реформа 1861 года носила прогрессивный характер, так как покончила с феодальными пережитками и способствовала развитию в России капиталистических отношений. Но полностью снять общественные противоречия, связанные с низким уровнем жизни крестьян, она не смогла. В дальнейшем это привело к масштабным социальным потрясениям.

«Отмена крепостного права сыграла огромную роль в истории России. Реформаторы считали, что освобождённая энергия крестьянства даст возможность стране окрепнуть социально и экономически в совершенно новых условиях. Однако результаты реформы стали сказываться не сразу, а через поколение. Именно эффект от реформ Александра II позволил России сделать экономический рывок при его сыне, Александре III, и войти в пятёрку наиболее развитых стран мира», — резюмировал Леонид Ляшенко.

Отмена крепостного права (Манифест 1861 года)

Манифест 1861 года

(19 февраля) 3 марта 1861 года Александр II подписал манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей». Этот документ фактически отменил крепостное право,  существовавшее в России на протяжении нескольких столетий.

Однако Манифест вызвал неоднозначную реакцию во всех слоях населения. Согласно манифесту, крестьяне наделялись некоторыми гражданскими правами. Среди них: свобода вступления в брак, самостоятельное заключение договоров и ведение судебных дел, приобретение недвижимого имущества на свое имя. Но вот земля объявлялась помещичьей собственностью. За полученные наделы крестьяне несли в пользу помещиков повинности, мало отличавшиеся от крепостных. Земля, отведенная общине, находилась в коллективном пользовании. Это означало, что с переходом в другое сословие или другую общину крестьянин терял право на «мирскую землю» своей прежней общины.

Бывшие крепостные, ожидавшие полной воли, остались недовольны переходным состоянием «временнообязанных». Полагая, что от них скрывают истинное содержание Манифеста, крестьяне начали бунтовать. Для подавления наиболее крупных выступлений, в частности – в Казанской и Пензенской губерниях — были использованы правительственные войска.

Несмотря на это, крестьянская реформа 1861 года имела важное историческое значение. Она создала возможность для широкого развития рыночных отношений, дала старт другим важнейшим преобразованиям, направленным на создание в России гражданского общества.

Законодательное ограничение крепостного права

Первые шаги к ограничению и последующей отмене крепостного права сделал Павел I в 1797 году. Он подписал «Манифест о трехдневной барщине» — об ограничении подневольного труда. В 1803 г. Александр I подписал «Указ о вольных хлебопашцах».  Указ прописывал правовое положение отпускаемых на волю крестьян. Александр I одобрил проект А. А. Аракчеева о постепенной ликвидации крепостного права путём выкупа помещичьих крестьян с их наделов казной. Но этот проект реализован не был. Тем не менее в 1816—1819 гг. крепостное право было отменено в прибалтийских губерниях Российской империи (Эстляндия, Курляндия, Лифляндия, остров Эзель). Однако земельные наделы крестьянам не предоставили.

Проекты отмены крепостного права

К приходу на трон Александра II (1855-1881) необходимость кардинальных преобразований в жизни страны стала очевидна. Отмена крепостного права открывала дорогу другим реформам, могла бы способствовать оживлению экономической жизни страны и повышению доходов государства.

Население России к концу 1850-х годов достигло 74 миллионов человек. Крестьяне составляли из них 83%. Крепостное право было распространено на территории 45 губерний из 65. Всего же крепостных насчитывалось до 23 миллионов лиц обоего пола. Это была треть населения страны.

Милютин Николай Алексеевич

В марте 1856 года, выступая перед собранием Московского дворянства, Александр II заявил, что намерен заняться крестьянским вопросом. Будучи нерешительным человеком, он ждал инициативы со стороны, чтобы отвести от себя критику. Александр II знал, что 9/10 дворянства были против отмены крепостного права. Во всех 45 губерниях, где существовало крепостное право, были образованы губернские комитеты по крестьянскому вопросу. Первыми такие комитеты создали прибалтийские дворяне. Московское дворянство сопротивлялось до последнего.

С 1859 году при Главном комитете работала  Редакционная комиссия. Она состояла из 31 человека — чиновников различных ведомств и членов-экспертов — представителей поместного дворянства.

10 октября 1860 года комиссия закончила работу. Итоговые документы были рассмотрены Государственным советом, и Александру предложили два варианта: прокрестьянский и продворянский. Император выбрал первый.

Манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей»

Самарин Юрий Фёдорович

Семёнов-Тян-Шанский Пётр Петрович

19 февраля (3 марта) 1861 года, в пятую годовщину восшествия на престол, Александр II подписал манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей». Первоначальный текст был составлен товарищем министра внутренних дел Н. А. Милютиным и известным славянофилом Ю. Ф. Самариным. Однако по повелению императора текст переделал московский митрополит Филарет. Новый вариант должен был усилить воздействие на религиозные чувства крестьян. Обнародован Манифест был 5 марта (17 марта) 1861 г. в «Прощеное воскресенье» или «Александров день». Его текст был зачитан в церквях после обедни, в Москве, Петербурге и других городах. В Михайловском манеже царь зачитал лично указ. В некоторых отдаленных местах — указ был обнародован в течение марта того же года.

Манифест сопровождался комплексом законодательных актов из 22 документов. Они касались вопросов освобождения крестьян, условий выкупа помещичьей земли и размеров выкупаемых наделов по отдельным регионам России. «Общее Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» было основным законодательным актом, определяющим условия и способы освобождения российского крестьянства.

Значение Манифеста 1861 года

Значение реформы состояло, прежде всего, в том, что она расчистила путь развитию капитализма в России. Но при этом обнаружилось, что крепостная зависимость заменялась на долговую. Неадаптированным к рыночной экономике оказалось и помещичье хозяйство. Социальная поляризация в деревне и ускоренный экономический упадок дворянства противоречили сословной модели государственности. Все это провоцировало новые социальные конфликты.

В Информационно-библиографическом отделе оформлена выставка «Отмена крепостного права. К 160-летию подписания Манифеста «О Всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей»». На выставке можно ознакомиться с нормативными документами по реформе 1861 года, с работами историков дореволюционного времени, советских времен и современными изданиями по данной теме.

Первое исследование

Первым серьезным исследованием крестьянской реформы 1861 года стал труд историка и врача Александра Скребицкого «Крестьянское дело в царствование императора Александра II : материалы для истории освобождения крестьян». В нем автор скрупулезно собрал и представил все имеющиеся материалы по подготовке реформы: подготовка крестьянской реформы; права дворовых, пожелавших остаться в усадьбе помещика; выкуп крестьянами земельных угодий; права кредиторов и перевод долга; добровольные соглашения по выкупу между крестьянами и помещиками; выкупные ссуды; права крестьян, отбывающих работы на хозяйских фабриках, горных заводах и промыслах; особые правила для Области войска Донского, Сибири, Бессарабии, Ставропольской губернии; материалы для сельского устава. Работа вышла в Бонне в 1860-е годы 19 века.  Ввоз издания в Россию был запрещен до 1870 г.

Издания начала XX века на выставке

Государственным и общественным деятелям России, внесшим огромный вклад в освобождение русского крестьянства от крепостной зависимости посвящено раритетное издание 2012 года «Главные деятели освобождения крестьян». Это переиздание биобиблиографического словаря выпущенного к 50-летию со дня реформы 1861 г. в 1911 г. Тираж составляет всего 100 пронумерованных экземпляров. Наша библиотека располагает экземпляром под № 038. Книга прекрасно иллюстрирована 14 портретами и содержит статьи с краткими биографиями общественных и политических деятелей, принимавших участие в подготовке и реализации реформ 1861 г., среди которых: Александр II, его брат великий князь Александр Николаевич; государственные деятели Н. А. Милютин, министр внутренних дел граф Ланской, граф Ростовцев; общественные деятели и писатели: А. Н. Радищев, Н. И. Тургенев, князь В. А. Черкасский, Ю. Ф. Самарин, К. Д. Кавелин, А. И. Герцен и другие. Авторами биографических статей являются А. А. Кизеветтер, А. Ф. Кони, Н. И. Павлов-Сильванский, В. Е. Якушкин, А. А. Корнилов,  С. А. Венгеров, и др.

Советская историография

Большое влияние на развитие советской историографии крестьянской реформы оказал научно-популярный очерк 1937 г. известного советского ученого, специалиста по истории России XIX — начала XX века Евгения Андреевича Мороховца «Крестьянская реформа 1861 г.» Это  первая публикация в СССР на тему реформы 1861 года. Впервые с марксистских позиций изложена история отмены крепостного права в России. В ней достаточно подробно характеризовались причины, сделавшие неизбежным проведение крестьянской реформы, подробно освещался ход ее подготовки. Е. А. Мороховец пришел к выводу, что основная линия борьбы вокруг реформы проходила не между крепостниками и либералами, а между помещиками и крестьянами. Работа Мороховца имеет и ряд недостатков, из которых наиболее заметно излишнее внимание причинам, вызвавших реформу и процессу ее подготовки. При этом процесс реализации реформы выпал из поля зрения.

Значительное количество публикаций и исследований по истории крестьянской реформы и крестьянского обобщены в работе историка Петра Андреевича Зайончковского «Отмена крепостного права в России«. В ней рассмотрены вопросы реализации реформы 1861 года. На большом фактическом материале дается социально-экономическая характеристика России первой половины XIX века, освещается ход подготовки реформы, подробно анализируются «Положения» 19 февраля 1861 г. Главное внимание автор уделяет реализации реформы: составлению уставных грамот, заключению выкупных актов и классовой борьбе крестьянства в начале 60-х годов. Наряду с этим освещается реформа государственных и удельных крестьян, а также условия отмены крепостного права в Закавказье, на Кавказе и в Бессарабии. Издание снабжено обширной библиографией и картой, указывающей размеры крестьянских наделов.

Внутриполитическому развитию России второй половины XIX в. и Великим реформам посвящена книга доктора исторических наук Л. Г. Захаровой «Александр II и отмена крепостного права в России». В ней рассмотрена разработка программы отмены крепостного права в Министерстве внутренних дел, в Секретном и Главном комитетах по крестьянскому делу и, особенно, в Редакционных комиссиях 1859 -1860 гг. Автор раскрывает роль Александра II на всех этапах разработки закона и дает оценку деятельности людей, готовивших реформу: Н. А. Милютина, Ю. Ф. Самарина, П. П. Семенова-Тян-Шанского и проч. В качестве приложений опубликованы другие работы Л.Г. Захаровой. Они посвящены взаимосвязи крестьянской реформы 1861 г. с буржуазными реформами 1860-1870-х годов и с контрреформами Александра III.

Современная историография

О сложном процессе подготовки реформ в условиях жесткого противоборства различных общественных сил рассказано в книге доктора исторических наук Бориса Григорьевича Литвака «Переворот 1861 года в России: почему не реализовалась реформаторская альтернатива«. История буржуазных реформ в России 1860-х годов, и в первую очередь крестьянской, показана как история народа в период реформ, как история жизни и деятельности людей. Впервые в отечественной науке раскрыта роль великого князя Константина Николаевича, как ревностного сторонника реформ. Автор объясняет механизм реформ и анализирует их влияние на процесс развития капитализма в России. Раскрывая характеры реформаторов, Литвак показывает, почему Великие реформы XIX века, являясь логическим следствием отмены крепостного права, так и не привели к созданию в России конституционной монархии.  

Выставка работает в информационно-библиографическом отделе
с 3 по 29 марта.

Почитать о Манифесте 1861 года и отмене крепостного права

Информационно-библиографический отдел

Тел. 32-26-08
Email: [email protected]

150 лет назад в России отменили крепостное право — Российская газета

Ровно двадцать лет спустя Александр II, подписавший великий Манифест, был убит террористами. Что дала та свобода? Где сегодня слышится эхо "идеального рабства"? Над этими и другими вопросами сегодня размышляют эксперты "РГ".

19 февраля исполняется 150 лет со дня отмены в России крепостного права. Далеко или близко от нас это событие? Наследуем ли мы печальный опыт крепостного права в своих общественных привычках или свободны от него?

Как день выхода царского Манифеста об освобождении крестьян отозвался в русской истории и современности, мы обсуждаем с политологом Глебом Павловским, историком Дмитрием Володихиным, писателем Алексеем Варламовым и филологом Георгием Хазагеровым.

Российская газета: В чем, по-вашему, главный вред крепостного права - канонический ли он по преимуществу, социальный или моральный?

Глеб Павловский: Есть события, по поводу которых вынесен национальный вердикт. По поводу крепостного права он звучит так: крепостное право есть мерзость. Оно противоречило ценностям всех социальных групп страны, нарушало принцип личной неприкосновенности человека. И, конечно, корни той жестокости, которая проявилась в русских революциях начала ХХ века, тоже лежат в крепостном праве. Именно его опыт расчеловечил отношения к помещикам, к дворянам. Убить и ограбить помещика перестало быть моральной проблемой.

Дмитрий Володихин: Я думаю, что экономический вред от крепостного права сильно преувеличен. В России до середины XIX века была достаточно высокоразвитая экономика. У нас привыкли говорить о том, что крепостное право не давало российскому государству развивать промышленность, связывая рабочие руки, и архаизировало сельское хозяйство, и стало причиной печального окончания Крымской войны. На самом деле быстро и эффективно перевооружить русскую армию помешало предыдущее освобождение "государственных крестьян", которую провел Николай I. Надо сказать, что гораздо больше крестьян находилось в крепостной зависимости от государства, чем от частных владельцев. И затраты казны на это благородное дело в значительной степени помешали финансовым вливаниям на перевооружение армии. Но несмотря на это, Россия достойно держалась в Крымской войне, выступая против пол-Европы и имела что ей противопоставить. Если бы Александр II не поторопился заключить мирное соглашение, мы не знаем, как повернулся бы ход той войны. А вред от крепостного права, конечно, был. Но главным образом нравственный. Отношения, которые примыкают к рабству, трудно назвать морально оправданными, христианскими. И отмена крепостного права - это благо нравственное.

Георгий Хазагеров: Я думаю, главный вред крепостного права - моральный. Он главный еще и потому, что живучий, остался в нас до сих пор. Мы живем не при крепостном праве, а наша трудовая мораль многое наследует оттуда.

Алексей Варламов: Когда я думаю об отмене крепостного права, мне грустно не столько от того, что оно было отменено поздно, сколько от последствий его отмены. Если царь Николай I, имеющий репутацию крепостника, мог спокойно гулять по Петербургу и ничего не бояться, а его сын Александр II, царь-освободитель, убит террористами после неоднократных покушений, то эти факты как никакие другие говорят о том, что Россия после отмены крепостного права, к несчастью, пошла вразнос. Были запущены противоположные процессы. С одной стороны, отмена крепостного права дала толчок экономическому развитию, с другой стороны, породила те тенденции, которые окончились Октябрьским переворотом. Видимо, отмена крепостного права произошла как-то "неправильно". Нет, не слишком рано, скорее, слишком поздно. Но о последствиях этой отмены никто серьезно не задумывался. Здесь, мне кажется, сказался русский идеализм: дать свободу, волю и никак не обеспечить ее материальным подкреплением. Эта реформа не была додумана до конца.

РГ: Кто автор отмены крепостного права? Только царь? Или все-таки сказалось "атмосферное давление" общественного мнения, в том числе созданное великими русскими писателями?

Павловский: Мне кажется, что можно вести речь о "соавторстве". Начиная с XIX века образованные классы России были солидарны во взглядах на крепостное право и эта солидарность резюмировалась так: рабство в России должно быть прекращено.

Володихин: В середине XIX века интеллигенция никак не могла давить на Российскую империю. Она была рада-радешенька, что ей вообще дали возможность более-менее свободно высказываться. А все основные шаги правительства задумывались, конечно же, при дворе. И никак не под давлением интеллигенции. Интеллигенция скорее была резонером, но не борцом за реформы, и не поршнем, который мог бы сдвинуть политические силы империи в эту сторону.

Хазагеров: Насколько я понимаю, цари давно хотели отменить крепостное право. Император, разумеется, был одним из инициаторов реформы. У него было свое окружение, сторонники, противники. Но, я думаю, что русская литература сыграла свою роль в этой истории. Потому что с нею очень трудно было спорить. У нее был огромный нравственный авторитет, ее можно было запретить, но оспорить ее было трудно. Литературные оценки, которые сложились тогда, и сейчас никуда не повернуть. Большевики, например, с ними не особенно боролись, старались обойти, если они им не подходили, хитрить. Этот авторитет русской литературы держался очень долго. И только в последнее время он пошатнулся.

Варламов: И Николай I, и Александр II в общем были решительно настроены на отмену крепостного права. Поэтому, я думаю, не надо преувеличивать значение литературного давления на царя-освободителя. Конечно, русские писатели в середине XIX века в большинстве своем были настроены против крепостного права. Хотя в произведениях писателей предшествующего поколения - Пушкина, Лермонтова, особенно Гоголя - мы не встретим таких уж протестов против крепостного права. В стихах раннего Пушкина он есть, а в позднем - "Дубровском" и "Капитанской дочке" - нет такого уж антикрепостнического пафоса. И "Мертвые души", как к ним ни подходи, не содержат призыва к отмене крепостного права. Скорее, призыв к помещику бережно относиться к крестьянам - по-отцовски, по-божески. Я думаю, феномен такого "идеального рабства", описанный у Фолкнера, или идеального крепостного права, к которому призывал Гоголь в "Мертвых душах" и в "Выбранных местах из переписки с друзьями" - это все-таки вещь несостоятельная. Литература любит несостоятельные вещи, нечто идеальное, красивое. В том числе, идеальную крепостную деревню, где помещик отец, который переживает за крестьян, заботится о них, такая утопическая картинка может вдохновить душу писателю. И наоборот, разрыв связей, холод и обособленность индивидуализма, который приносит с собой свобода, часто писателя отпугивают. Не будем забывать, как аукнулось у Чехова в "Вишневом саде" событие отмены крепостного права, помните, Фирс говорил: это было перед бедой. Бедой он называет освобождение крестьян. Здесь возникает какая-то "вилка" - разница между литературой и жизнью. То, что гладко на бумаге, почему-то не складывается в жизни.

РГ: Удачно ли была выбрана модель реформы?

Павловский: Мне кажется, что была выбрана неудачная модель. Ее результатом стало обезземеливание крестьян, земля осталась у помещиков. Сильная социальная группа дворян жестко пролоббировала свои частные интересы, поставив их выше государственных. Освобождение крестьян оказалось неудобным, процесс затянулся, и мы вошли в XX век с пережитками крепостного права.

Володихин: Мой взгляд на эту реформу таков: она была плохо продумана и плохо проведена. Крепостное право, естественно, необходимо было ликвидировать, но ни в коем случае не так, как это было сделано. Благое намерение, к сожалению, получило крайне неудачное административное оформление и поэтому реформа 1861 года - это великолепный образец того, как государственному деятелю не следует торопиться. Я бы на стол всем крупнейшим современным политикам положил сводку основных действий царского правительства и последствий, к которым они привели, чтобы при продумывании реформ в наши дни крупные чиновники имели перед глазами столь неудачный и болезненный в социальном смысле результат 1861 года и могли бы учиться от противного. Суть этих неудач в том, что крестьянское хозяйство не получило достаточно земли, чтобы развиваться адекватно. Крестьянин не имел возможности прокормить свою семью и дать достаточное количество товарного хлеба. А помощник, в руках которого осталась земля, был по сути своей "человеком службы", в армии или административных учреждениях. И не умел организовать эффективные, масштабные сельскохозяйственные работы, сдать землю в эффективную аренду и тому подобное. И лишь незначительный процент помещиков знал в этом толк. Поэтому разорялись и крестьяне, и помещики. Хочу еще раз обратить внимание, что гораздо большим царем-освободителем, чем Александр II, был Николай I, освободивший государственных крепостных крестьян. А наличие более дисциплинированной высокообразованной и волевой команды людей, проводивших при нем преобразования, дало ему возможность великолепно провести реформу.

Хазагеров: Я могу оценить модель реформы только в ее языковой и риторической плоскости, могу отметить, что сам указ был написан так, что не сразу поймешь, о чем речь. Отмена крепостного права была совершенно неподготовлена. Широкое народное мнение не было к нему готово. Ходили какие-то смутные слухи о том, что царь, дескать, раздает "золотые грамоты". Сам момент освобождения очень многие боялись, как бы это событие не обернулось какой-либо бедой. У Короленко, например, прекрасно описано, как крестьян согнали в город и стали им зачитывать Манифест. А они подумали, что их сейчас расстреляют, поскольку вокруг стояли войска. Бабы голосили, мужики готовились умереть. У него же описано, как из деревни приходили депутации и просили: ну давайте жить так, как будто этого указа и не было. Пусть у нас с вами останется все как есть, мы - ваши, вы - наши. Так что, с одной стороны, у крестьян были недовольство и злоба против конкретных бар, а с другой стороны, был и очень сильный страх неопределенности. Им было непонятно, что это и к чему. Это был очень трудный процесс. Я думаю, что мы должны верить русским писателям, наблюдавшим его вблизи и знавшим психологию его участников лучше нас.

Варламов: Андрей Платонов в очерке "ЧеЧеО" говорит о том, что столыпинская реформа привела нас к революции: сильные работящие мужики ушли на хутора, а бедная часть ушла в революцию. Разорвалась та скрепа, которая сдерживала русскую жизнь. Нечто подобное произошло, мне кажется, и при отмене крепостного права. Были сорваны какие-то скрепы. Недаром же в XX веке мы получили новое крепостное право и в гораздо более зверских и ужасных формах - я имею в виду колхозы. XX век оказался каким-то странным кривым зеркалом века XIX, и отмена крепостного права у нас опять произошла в 60-е годы. Но и она снова сорвала скрепы, привела к окончательному разорению и умиранию русской деревни. Ситуация какая-то невыносимо неразрешимая. Понятно, что людей нельзя было насильственно удерживать в колхозах, что это ни в какие человеческие и гражданские рамки не лезло, но, с другой стороны, русскую деревню, которую мы любили и ценили, мы потеряли и "деревенская литература" стала ей только памятником.

РГ: Какие последствия отмены крепостного права кажутся вам наиболее значимыми?

Павловский: После отмены крепостного права начался уникальный период в развитии России. Она превратилась в одну из стран-лидеров тогдашнего мира. Россия невероятно быстро развивалась (хотя модель развития, как позже выяснилось, была нестабильной). А ее идеи были очень значимы для остального мира. После отмены крепостного права последовал великий, блестящий период русской истории.

Володихин: Конечно, частновладельческие крестьяне, освобожденные Александром II, испытали серьезнейший переворот в своей жизни. Но, подчеркну еще раз, что для всей страны этот переворот начался не в 1861 году, а гораздо раньше и длился дольше, а в 1861 году произошла его последняя и самая непродуманная фаза.

Хазагеров: Ну, слава богу, что это случилось, хоть как-то произошло. Главные последствия опять-таки были моральные. Следом была проведена судебная реформа, и она имела огромные последствия. У нас впервые возникла риторика, появилась и распространилась риторическая культура. Что-то стало можно решить словесно, без применения силы. До этого слово жило в церковной и литературной проповеди, но это всегда был монолог. А после отмены крепостного права все чаще и чаще стали возникать ситуации, когда что-то решалось в диалоге. Модель "мира", который собирается и что-то коллективно решает, у нас сильно идеализирована, мы это знаем по собственным собраниям советским и постсоветским. Это чаще всего просто галдеж и навязанные мнения. А отмена крепостного права все-таки расширило зону диалога, стало проявляться человеческое достоинство, уважение к труду, к образованности, к тому, что человек сам сумел подняться. Конечно, последствия были благими. Другое дело, что оставалось мало времени до революции 1917 года, которая многое повернула к старому.

Варламов: У меня такое ощущение, что в России ничего нельзя делать быстро. Моментальное спонтанное событие - появление Манифеста (пусть, боясь волнений, его не сразу предъявили) - это, конечно, очень красивое действие, которое заставило либеральную интеллигенцию плакать от того, что пришел желанный день свободы. Но для России такие события чреваты негативными последствиями. Мы почему-то после них идем вразнос. Мне кажется, что русская история учит нас тому, что в ней надо быть осторожным. Само "русское поле" как будто чем-то заминировано, и грубые движения, сделанные с благими намерениями и пожеланиями, приводят к тяжелым последствиям. Поэтому если бы крепостное право отменялось с меньшим пафосом и не было бы зафиксированной даты, а был бы немного ленивый процесс, растянутый на несколько лет, а может быть, и десятилетий, и все бы проходило постепенно, шаг за шагом, мы могли бы рассчитывать на более благотворные результаты. Русская история учит нас тому, что красивые яркие символические движения вроде отмены социализма в один день в 90-е годы плохо на ней сказываются.

РГ: Сказывается ли крепостное право в современной русской истории, в нашей жизни?

Павловский: Я думаю, что и сейчас, спустя 150 лет, мы еще в чем-то живем при крепостном праве. Этот опыт насилия над крестьянством и над обществом вообще не ушел от нас и закрепил в нашей истории некоторые проблемы как нерешаемые. До сих пор у нас нет уважения к частной собственности, а на селе нет современной системы земельной собственности и настоящего собственника-производителя аграрной продукции. Заметен и "идеологический хвост" крепостного права особенно в тяжбах между обществом и властью. Это была очень глубокая травма. А 150 лет его отмены - повод все еще раз хорошо обдумать.

Володихин: Те, кто считает, что тень крепостничества еще падает на жизнь современной России, по-моему заняты бесплодным теоретизированием, пустым и движимым хитростью ума, не имеющего фундамента хороших знаний. Наша деревня сегодня плод советской эпохи. Ничего в ней не осталось от дореволюционных порядков, не то что бы от крепостного права. Смешно говорить и о потере ответственности, которая якобы произошла у крестьян 150 лет назад во времена крепостного права и так и не восстановилась. Какая ответственность у крестьянина! Он работает на земле, кормит свою семью и еще значительную долю произведенного отдает либо государю, либо помещику. Потеря ответственности у нас произошла, но не из-за крепостного права, а значительно раньше, когда произошло так называемое освобождение сословий, дворяне потеряли обязанность служить. Когда дворянин перестал быть воином-управленцем, потерял ответственность перед государем за результаты своей служебной и хозяйственной деятельности, тогда и произошла беда. Люди фактически ни за что - за заслуги предков - приняли статус потомственных землевладельцев и стали хозяевами колоссальной русской пашни и потомственными управителями, имеющими распоряжаться жизнью и смертью миллионов крестьян. Повторяю - ни за что. Когда освобожденное от службы дворянство стало почивать на лаврах предков, оно сперва смогло создать "золотой век" нашей культуры, хотя, замечу, Пушкин, Лермонтов, Тургенев и Карамзин все-таки служили. А позднее начала происходить постепенная культурная деградация дворянства. Оно не приобрело хозяйственности и разучилось служить. Во время Первой мировой войны представителей дворянства в офицерском корпусе было меньшинство. Я, конечно, не могу сказать, что в нашей жизни нет никаких отсветов крепостного права. Если мы посмотрим контракты, которые заключают ведущие мировые корпорации со своими наемными работниками, то вполне можем обнаружить там следы крепостного права. Желая получить определенную работу, человек подписывает контракт, дающий корпорации весьма значительную власть над собой и ограничивающий его в важных для него поступках. Я работал в Альфа-банке и знаю, что это такое. Но такое эхо крепостного права есть в работе не только российских, но и крупнейших мировых корпораций. Как и само крепостное право, не будем забывать, было не только в нашей истории, но и в истории почти всей Европы.

Хазагеров: Я думаю, что трансляция моделей отношений, сложившихся при крепостном праве, продолжается. У нас часто в работе и жизни воспроизводится "модель барской усадьбы". Я сам редко был на командных должностях, но когда первый раз мне случилось заведовать подготовительными курсами, я сразу увидел, как мгновенно восстанавливается у нас модель барского управления. Начальник у нас, как ни крути, все равно барин, неважно, плохой или хороший. И главное, в наших патерналистских моделях не столько единоначалие, сколько приемлемость обмана, мы все время норовим этого единого начальника как-то обмануть. И это явно модель крепостного права. Крепостные считали, что земля Божия. И в то же время признавали барина. Это очень странный и вредный логический зазор. Земля ничья. Я могу пойти в барский лес и срубить там себе дерево. Но в то же время барин может высечь меня за это и будет прав, потому что как же мужика не посечь. В чеховском "Злоумышленнике" прекрасно схвачены все стороны этого явления: крепостного права уже нет, а крепостное сознание живо. Где могу, я барина надую, а не повезет, так он меня выпорет. Это самое отвратительное, что осталось у нас от крепостного права. И это накладывает отпечаток на отношение к труду, он у нас воспринимается либо как страдание, а выполняющие грязную, непрестижную работу выглядят героем-мучеником. Либо как неудача. А много работающий как дурак, лох, человек, на котором воду возят. Самая желанная участь у нас быть барином, а труд часто воспринимается как проклятие. Крепостное право задает у нас в культуре и социальную дистанцию - человек ассоциируется с его положением, его статус прибит к нему гвоздем. И все, ты уже кость белая. Все это остается и передается у нас со времен крепостного права через службу. Через работу. Через учебу. Такое историческое наследование. И оно всюду. В больницу пойдешь, в школу, оно всюду разлито. Не хочу сказать, что оно роковое, но оно есть.

Варламов: Среди моих предков есть крестьяне Калужской губернии. Может быть, они были и крепостными. Но сказать, что я каким-то образом чувствовал это в характере своего деда или отца, нет, этого не было. У меня нет ощущения, что крепостное право, отмену которого мы сегодня отмечаем, как-то влияет на нынешнее положение дел. Скорее, сказывается колхозное крепостное право. Но это отдельная тема. Самая яркая книга, направленная против крепостного права, была написана в России Радищевым. Но хочу обратить внимание на то, что радищевский труд, несмотря на всю его искренность, порывистость и пафосность, все-таки очень странная книга, субъективная и больная. Очень хорош ответ Радищеву Пушкина, решительно не соглашавшегося с определением русского человека как раба. Помните, он говорит, что крепостной русский мужик свободен, сметлив, умен. Заметьте, что у Грибоедова в "Горе от ума" судьба крепостной и зависимой от Фамусова Лизы вовсе не выглядит социальной трагедией крепостной девушки. Да, она зависит от другого, вынуждена проходить между Сциллой и Харибдой, но при этом, в отличие от некрепостного Молчалина, не теряет своего достоинства. Лиза единственный человек, который ценит Чацкого, понимает его ум и достоинство, в каком-то смысле она умнее Софьи, по крайней мере, точно видит точную цену людям, которые ее окружают. Может быть, ее взгляд на вещи ближе всего к авторской позиции и заметьте, крепостное положение не мешает ей быть раскрепощенной личностью.

Внутреннее требование "Эти люди достойны свободы" впервые прозвучало по отношению к крепостным крестьянам в "Записках охотника". Но заметьте, что крепостное право не помешало прекрасным героям Тургенева стать личностями. Еще раз повторю: мне кажется, нам вредны слишком резкие повороты, даже такие, как реформа 1861 года. Громоздкому русскому обозу на поворотах надо обязательно притормаживать. Иначе сбоку что-то посыплется. Вот у нас и посыпались террористы. Не будем забывать, что личностная свобода человека определяется не только его социальным положением.

Общественные настроения в России по крестьянскому вопросу накануне реформы 1861 г.

Résumés

Прежде всего идет речь о настроениях крепостных крестьян, составлявших более 22 млн. человек С целью разобраться с положением на местах автором было изучен архива III отделения за 1857 г. под названием «О доставлении жандармскими штаб — офицерами сведений относительно расположения умов в губерниях и происходящих толках и рассуждениях», В общей сложности содержится около двух тысяч донесений с мест.
Материалы эти в совокупности с другими источниками позволили автору прийти к выводу о том, что у крестьян не было единой точки зрения и по своим желаниям они делились на несколько категорий. Примерно поровну распределялись крестьяне, которые желали раздела помещичьих земель и те, которые хотели сохранить имевшиеся в их пользовании прежние наделы. Автором также выделено определенное количество крестьян, вообще, не желавших порывать свои связи с помещиками, поскольку они опасались возможного чиновничьего произвола.
Показано, как были восприняты документы Крестьянской реформы 1861 г. в разных регионах страны сразу после их обнародования. Такого большого количества крестьянских выступлений как в 1861 г. больше не было на всем протяжении хiх в. Автор также подтвердил уже бытовавшее в литературе мнение о преимущественно отрицательном отношении помещичьего дворянства к намечавшейся реформе. Но имелось также дворянское меньшинство, поддерживавшее идеи освобождения крестьян и даже активно участвовавшее в проведении реформы.
Вопреки бытовавшему мнению о равнодушии купечества, автор статьи показывает, что и среди купцов было немало сторонников освобождения крестьян. Tакже показывается трудное положение духовенства, которое, занимая промежуточное положение между дворянами и крестьянами. Отмечено отличие между позицией церковных иерархов и многочисленным сельским духовенством.

Il est d’abord question des 22 millions de paysans asservis. Pour clarifier concrètement la situation, l’auteur a étudié les archives du IIIe Département, sous le titre « Des informations fournies par les officiers gendarmes sur les mentalités dans les provinces, les rumeurs et raisonnements ». Dans l’ensemble près de deux mille rapports.
Ces documents en relation avec d’autres sources ont permis à l’auteur de conclure que les paysans n’avaient pas tous le même point de vue et qu’ils se classaient en plusieurs catégories, selon leurs vœux. Près d’une moitié souhaitait le partage des terres des propriétaires, une autre voulait conserver la parcelle en leur possession. L’auteur discerne aussi de nombreux payasns qui ne souhaitent pas rompre leurs liens avec le propriétaire, par crainte d’un pouvoir bureaucratique arbitraire.
On observe également les réactions dans les provinces à la promulgation des documents sur la réforme de 1861. Durant tout le xixe siècle, il n’y eut plus autant de manifestations paysannes qu’en 1861. L’auteur confirme également l’opinion répandue dans la littérature concernant l’attitude négative des propriétaires nobles envers la réforme en préparation. Mais il existait aussi une minorité de nobles qui soutenaient les idées d’émancipation et participaient même activement à la réalisation des réformes.
Contrairement aux idées reçues sur l’indifférence de la classe des marchands, l’auteur montre que parmi eux nombreux étaient partisans de la libération des paysans. On montre aussi la situation difficile du clergé entre la noblesse et la paysannerie. On souligne la différence de comportement entre les dignitaires de l’Église et la multitude des prêtres à la campagne.

This article deals first with the 22 million enslaved peasants. In order to give a clear view of things the author studied the nearly two thousand reports contained in the archives of Department III under the heading “Information provided by police officers on the attitudes in the provinces, on rumors and reasoning”. These documents, in addition to other sources, enable the author to conclude that the peasants did not all have the same point of view. Nearly half of them wanted to share all the land of the landowners, another half wanted to keep the plots of land already in their possession. It also turns out that many peasants did not wish to sever their ties with the landowners for fear of arbitrary bureaucratic power.
This article reviews the reactions in the provinces to the legislative acts that followed the Emancipation Manifesto in 1861: there were more peasant demonstrations in 1861 than throughout the whole 19th century. The author confirms the widespread belief about the negative attitude of landlords towards the coming reform. However, a minority of nobles supported the idea of emancipation and even participated actively in the implementation of reforms.
Regarding the indifference of the merchant class, the author proves received wisdom wrong: many merchants were in favor of the liberation of peasants. Lastly, the author highlights the difficult situation of the clergy, torn between nobility and peasantry, and therefore divided: dignitaries of the Church on the one side, countless country priests on the other.

Haut de page

Texte intégral

1150 — летие Крестьянской реформы 1861 г. было широко отмечено в нас в России Достаточно сказать, что были проведены десятки специальных научных конференций, ряд материалов которых уже опубликован. Никогда, ни в год пятидесятилетия реформы, ни в год ее столетия это событие не отмечалось столь активно. Есть, конечно, тому свои причины, но нет сомнения в том, что при всей своей ограниченности, реформа 1861 г. была крупнейшим событием российского ХIХ столетия и, естественно, внимание к ней вполне закономерно. Среди многочисленных проблем связанных с реформой мы обратились к одной, казалось бы хорошо известной, но на практике не совсем решенной, а именно к вопросу о том, чего добивались различные категории российского населения, прежде всего крепостные крестьяне, накануне 1861 г.

  • 1 Рындзюнский П.Г. Идейная сторона крестьянских движений 1770-1850 – х годов и методы их изучения // (...)
  • 2 Цит. по: Литвак Б.Г. О некоторых чертах психологии русских крепостных первой половины ХIХ в. // Ист (...)

2Крепостные крестьяне составляли примерно 45% всего российского крестьянства и их мнение, конечно, нельзя было не учитывать. Один из крупнейших специалистов по новой истории России — П.Г. Рындзюнский в 1983 г. обратил внимание на слова декабриста М.С. Лунина, писавшего: «Народ мыслит, несмотря на свое глубокое молчание1.» Примечательно, что эти слова декабриста почти полностью совпадают с мнением его антипода, шефа жандармов А.Х. Бенкендорфа, в свою очередь отмечавшего, что среди крепостных крестьян «встречаются гораздо больше рассуждающих голов, чем это можно было бы предположить с первого взгляда2». К сожалению, по причине почти полной безграмотности крестьян середины ХIХ в. из их среды вышло очень мало источников, которые бы говорили об их истинных настроениях и планах. Однако определенные источники разного характера позволяют установить те настроения, которые бытовали в крестьянской среде пореформенной поры.

  • 3 Крестьянское движение в России в 1850-1856 гг. М., 1962, с. 595.
  • 4 Рахматуллин М.А. Крестьянское движение в великорусских губерниях в 1826-1857 гг. М., 1990, с. 122-1 (...)
  • 5 Ковальченко И.Д. Крестьяне и крепостное хозяйство Рязанской и Тамбовской губерний в первой половине (...)
  • 6 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 196 (1856 г.), д. 115, л. 27 – 27 об.; оп. 197 (1857 г.), д. 111, л (...)

3Известно, что еще весной 1856 г. среди крестьян шли упорные слухи о получении воли в период предстоящей коронации царя3. Это был далеко не первый слух о получении воли, подобные ему наблюдались и раньше4. В свое время И.Д. Ковальченко приводил донесение Л. Дубельта 1840 г. министру внутренних дел, где, среди прочего, писалось: «… помещичьи крестьяне и дворовые люди, по разнесшимся между ними слухам, что они непременно будут свободны, ежели помещики перестанут довольствовать их надлежащим образом, начали выходить из повиновения, отказываясь от работ и увеличивая свои требования.» В Тамбовской губернии такие слухи больше всего были распространены тогда в Моршанском и Тамбовском уездах5. Известны слухи и более раннего времени, что послужило причиной специального Указа 12 мая 1826 г. о ложных слухах о свободе, разглашавшихся злонамеренными людьми6.

  • 7 Крестьянское движение России в 1850-1856 гг., с. 574-596.
  • 8 Федоров В.А. О крестьянских настроениях в период подготовки реформы 1861 года // Освободительное дв (...)
  • 9 Громыко М.М. Мир русской деревни. М., 1991, с. 212; ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), (...)

4Но в 1856 г. слухи дополнялись все новыми и новыми данными, подкреплявшимися ссылками на конкретные источники. Слухи носили различный характер. Так, в мае 1856 г. в среде помещичьих крестьян нескольких украинских и российских губерний распространялось мнение о поощрении правительством переселения в разоренный войной Крым. В результате чего тысячи крестьян направились в сторону Севастополя7. Чрезвычайное возбуждение среди крестьянства породил указ от 31 декабря 1856 г. «О порядке записей при увольнении помещиками крестьян в звание государственных.» Указ этот был воспринят как указ о вольности и буквально толпы людей бросились раскупать его текст. Дело дошло до того, что министр юстиции В.Н. Панин отдал распоряжение отбирать указ у всех, где бы он ни обнаружился. Крестьян, распространявших слухи об этом указе, арестовывали и секли розгами. Только в Петербурге было арестовано и высечено в полиции 150 человек. Подобные меры принимались и в провинции8. В январе 1857 г. начальник Ярославской губернии по этому поводу даже разослал специальный циркуляр, где просматривалась целая система наказаний, в том числе розгами, за распространение слухов о свободе. Этот циркуляр даже вызвал определенную размолвку между шефом жандармов и министром внутренних дел С. Ланским, придерживавшегося более мягких мер9.

  • 10 Крестьянское движение в России в 1857 – мае 1861 гг. Сб. док. М., 1963, с. 63-66, 96-100, 134-135, (...)

5Слухи об освобождении от крепостной зависимости нередко становились поводом для активных выступлений крестьянства. Так, в ноябре 1857 г. они привели к отказу крестьян П.Л. Витгенштейна в Минской губернии подчиниться вотчинному управлению. В августе того же года они подвигли к волнениям крестьян в ряде помещичьих имений в Харьковской губернии. В сентябре 1858 г. слухи о свободе привели к отказу крестьян подчиниться помещице Комковой в Костромской губернии, а несколько раньше, в марте того же года к отказу крестьян нескольких помещиков Нижегородской губернии подчиняться вотчинным властям10.

  • 11 Цит. по: Рахматуллин М.А. Указ соч., с. 153.
  • 12 Там же, с. 158-159.

6Уже в 1856 г. военный министр А.И. Чернышев, подразумевая внутреннее положение в стране, подчеркивал, что «происшествия истинные, искажаясь молвою, легко становятся источником неосновательных и нелепых толков11». Распространителями слухов стали сотни тысяч распущенных по домам солдат, крестьяне — отходники и, как ни удивительно, некоторые помещики, которые в присутствии своих крестьян комментировали ход подготовлявшейся реформы. К распространителям слухов относились грамотные крестьяне, священники, купцы, мещане12.

7К середине октября 1857 г. жандармский офицер из Нижегородской губернии доносил:

  • 13 Цит. по: Федоров В.А. Указ. соч., с. 5.

Молва в простонародии об уничтожении крепостного состояния увеличилась. Об этом говорят открыто и это составляет предмет самого нетерпеливого ожидания. В особенности заметно, что дворовые люди, составляющие личную прислугу помещиков, становятся дерзкими. Между помещиками рождается опасение оставаться в своих деревнях. Все ожидают перемен, и неизвестность ожидаемого с каждым днем усиливает и вкореняет мысль, что ожидаемая свобода должна изменить их отношения в самом непродолжительном времени13.

8Ожидаемая реформа все оттягивалась и это все более усиливало недовольство крестьян. В сводке агентурных данных составленных чиновниками III отделения 5 января 1860 г. говорилось:

  • 14 Цит. по: Федоров В.А.Указ. соч., с. 13.

В день нового года разговоры о крестьянском деле были почти повсеместные в народе и почти все они выражали злобу на помещиков, останавливающих благополучное окончание дела и пользующихся настоящим положением его, чтобы окончательно разорить крестьян. Во многих разговорах проявлялось сомнение, чтобы освобождение когда — либо осуществилось; говорили, что мужикам не дождаться воли, что вот уже третий год, как обманывают мужиков с волею, что если государь не примет решительных мер против дворян, то будет много несчастных, ибо крестьянам остается один выход — поднять руки на своих помещиков или поднять руки на самих себя. Донесения всех агентов по этому предмету совершенно сходны14.

  • 15 Джаншиев Гр. Эпоха великих реформ. СПб., 1907; Корнилов А.А. Крестьянская реформа. СПб., 1905; Иван (...)
  • 16 Зайончковский П.А. Указ. соч., с. 46, 47.

9То, что крестьяне с нетерпением ожидали реформу, оживленно обсуждали ее ход подтверждается многими источниками. Нет сомнений в их желании воли и земли, но подлинная программа или, точнее, то, что действительно хотели крестьяне в литературе точно не установлено. Удивительно, что авторы первых крупных работ по истории крестьянской реформы — Г. Джаншиев, А. Корнилов, И. Иванюков, затем и автор самой крупной советской работы на эту тему П.А. Зайончковский об этой стороне реформы почти ничего не написали15, хотя последний из них подчеркивал, что «жажда воли, стремление крестьян освободиться от крепостной зависимости получают все большее и большее распространение» и крестьянское движение будучи направлено против крепостного права нарастало с каждым днем и представляло собой угрозу для существования самодержавно — крепостнического государства16.

  • 17 Корибут – Дашкевич. Нелепые толки и надежды помещичьих крестьян // Русский архив. Кн. 2.М., 1874, с (...)
  • 18 Семенов Н. К истории упразднения крепостного права в России // Там же, с. 445.

10В историографии крестьянской реформы, однако, есть работы, которые позволяют получить определенное представление о настроениях крестьян той поры и их пожеланиях. Прежде всего, остановимся на некоторых материалах, приведенных еще в дореволюционной литературе. В 1874 г. сенатор Н.П. Семенов, видный деятель реформы, впоследствии автор известной трехтомной хроники по освобождению крестьян, опубликовал свою статью в журнале «Русский архив», где в качестве приложения приводилась записка составленная неким Корибут — Дашкевичем в апреле 1859 г. Ссылаясь на свое знакомство с простым народом, автор записки утверждал, что после первых императорских рескриптов все помещичьи крестьяне заговорили о полной и безусловной свободе и о том, что их уволят со всею землей17. Комментируя эту записку, Н.П. Семенов вспоминал о своей беседе с одним крестьянином сразу после объявления Положения о реформе. Этот крестьянин говорил о надежде на большую волю и о том, что крестьяне пока получили лишь ту землю, на которой на себя пахали, а затем получат и ту, которая осталась у помещиков со всеми их усадьбами. Помещики же, получат особый указ и Государь примет их на свое иждивение18. Таково было одно из первых свидетельств о желании крестьян получить всю землю, свидетельств пока еще единичных и не позволяющих делать широкие обобщения. В дореволюционной литературе можно найти и некоторые другие подобного рода материалы, но особого внимания заслуживает крупная, монографического плана статья А.З. Попельницкого, вышедшая в двух номерах журнала «Современный мир» за 1911 г. и посвященная тому как было принято Положение 19 февраля 1861 г. крепостными крестьянами.

  • 19 По этой теме втором опубликована также специальная статья: Попельницкий А.З. Первые шаги крестьянск (...)
  • 20 Попельницкий А. Как принято было Положение 19 февраля 1861 г. освобожденными крестьянами // Совреме (...)

11Автор привлек донесения генерал — майоров и флигель — адъютантов свиты Его величества, присланных в 42 губернии в феврале 1861 г. ( с марта по июль были получены донесения из 39 губерний)19. Так, из Витебской губернии в одном из имений крестьяне заявили о своем согласии работать на помещика лишь две недели, а затем получить в свою собственность земли и леса. При этом они ссылались на волю Государя. Право на всю землю и ликвидацию повинностей и обязанностей объявили восставшие в Бездне (Казанская губ.). Всю землю требовали также крестьяне Кандеевки (Пензенская губерния) и Тамбовской губернии. В Калужской губернии крестьяне требовали даровой отдачи земель, но не ясно, всей или только той, котoрой они пользовались до реформы. Примерно такая же картина наблюдается в Саратовской губернии, где крестьяне настаивали на переходе в их собственность земли, усадьбы и лесов. В Самарской губернии четко требовали земли, находившейся в их пользовании до реформы. То же самое наблюдалось на Черниговщине, а также в Киевской губернии, где крестьяне добивались безвозмездного дарования им находящихся в их пользовании угодий. Из Минской губернии сообщали о требовании крестьян на землю и волю, без какой — либо детализации, а из Тульской сообщали, что по мнению крестьян земля и леса божьи и царские и через два года будут ихними, крестьянскими20.

  • 21 Данилова Л.В., Данилов В.П. Крестьянская ментальность и община // Менталитет и аграрное развитие Ро (...)
  • 22 Попельницкий А.З. Указ. соч // Современный мир. СПб., 1911, № 3, с. 176.

12Картина, таким образом, получилась довольно пестрой, но преобладали два подхода. Первый — получение всей земли и второй — лишь той, которой крестьяне пользовались до реформы. Оба они, однако, противоречили условиям реформы и, тем самым, отражали крестьянское недовольство, поскольку, как хорошо известно, крестьянский идеал заключался в лозунге «свободный труд на свободной земле21» Попельницкий прямо писал: «Изданные положения далеко не осуществляли мечты крестьян относительно материального их обеспечения…» О реакции крестьян на реформу есть и более прямые сведения тех же флигель – адъютантов. Лишь в Вятской губернии по донесению генерал — майора Мирбаха крестьяне вели себя с доброю готовностью и совершенною покорностью, во всех других губерниях, как писал Попельницкий, «крестьяне, считая себя вольными по объявлении манифеста, решительно уклонялись от работ в помещичьих имениях», то — есть создавалась угроза срыва весеннего сева. В этой связи власти прибегли к силовому воздействию и, автор данной статьи поддержал мнение английского публициста и путешественника, несколько лет прожившего в России, М. Уоллеса, что «никогда телесные наказания не употреблялись так часто, как в первые три месяца по освобождении крестьян22».

  • 23 Там же // Современный мир. СПб., 1911, № 2, с. 223; Впоследствии, в результате долговременных иссле (...)

13Попельницкий также привел официальные данные Министерства внутренних дел о числе волнений и беспорядков, количество которых в 1861 г. составляло 784 и происходили они в 2034 селениях, причем в 449 случаях, охвативших 1666 селений пришлось прибегнуть к военной силе23. Привел он также и ряд других ценных материалов. В еще одной своей статье, посвященной крестьянской идеологии, он ввел в научный оборот записку министра государственных имуществ М. Муравьева от октября 1857 г. В ней министр, объехавший ряд губерний, писал:

  • 24 Попельницкий А.Влияние идеологии крестьян на ход освобождения их от крепостной зависимости // Cовре (...)

[…] крестьяне полагают свободу в прекращении всяких работ и платежей за землю и в неограниченном пользовании всеми землями помещиков, которые, по их мнению, должны будут выехать из имений в города, ибо земля, по понятиям крестьян, принадлежит им, а не теперешним владельцам имений24.

  • 25 Там же, с. 32-36.

Попельницкий мобилизовал также и ряд других материалов — записку помещика А.Д. Хрущова, по которой малороссийские крестьяне мечтали о получении в свою полную собственность всей земли, принадлежавшей помещикам; письмо эксперта Редакционных комиссий Н. Шишкова графу В.Н. Панину, где писалось, что «по понятиям и настроениям большей части крестьян… земля вся их25» и др.

  • 26 Рындзюнский П.Г. Идейная сторона, с. 7.

14В советской литературе также существует специальная литература посвященная психологии крестьянства. Она представлена трудами В.А. Федорова, Б.Г. Литвака, П.Г. Рындзюнского, В.И. Крутикова, Г.А. Кавтарадзе, А.И. Клибанова, М.А. Рахматуллина, М.М. Громыко, К.В. Чистова и др. авторов. О пожеланиях крестьян накануне реформы известна и давняя дискуссия, каждый из участников которой настаивает на своем мнении. П.Г. Рындзюнский, в статье посвященной идейной стороне крестьянских движений, подчеркивал: «Крестьяне мечтали об утверждении в результате их борьбы строя обеспеченных собственными средствами производства и свободных от экономического, личного и всякого иного вида угнетения тружеников26.»

  • 27 Там же.
  • 28 См.: Клибанов А.И. Народная социальная утопия в России. ХIХ век. М., 1978; Чистов К.В. Русские наро (...)

15По мнению П.Г. Рындзюнского во второй половине ХVIII в. перед освободительным движением стояла задача поставить на место феодализма типа альфа феодализм типа бэта, котoрый, как пишет исследователь, заключался в «крестьянском стремлении к полному освобождению от феодального угнетения с предельными возможностями, какие предоставляла в этом направлении эпоха27». Параллельно П.Г. Рындзюнский подчеркивает развитие в крестьянской среде и идей социальной утопии, что находит отражение и в работах других исследователей28.

  • 29 Федоров В.А. Требования крестьянского движения в начале революционной ситуации (до 19 февраля 1861  (...)
  • 30 Федоров В.А. Требования крестьянского движения, с. 140.
  • 31 Там же, с. 138.

16К конкретному изучению требований крестьян накануне реформы еще в 60 – гг. прошлого века обратился В.А. Федоров29. По его мнению крестьянство желало не только безвозмездного предоставления ему всех надельных земель, которые находились в их пользовании, но и земель находившихся у помещиков под барской запашкой, а также помещичьих лесов и других угодий. По другому, крестьяне требовали полной ликвидации помещичьего землевладения. Им была приведена указывавшаяся ранее записка украинского помещика А.Д. Хрущова, поданная в Редакционные комиссии в 1859 г. В этой записке прямо писалось, что народ Малороссии выражал надежду получить свободу и всю землю, принадлежавшую помещикам. По их мнению помещики будут за это вознаграждены от правительства и навсегда удалятся из имений, которые поступят в безусловную собственность крестьян. Хрущов при этом подчеркивал: «Эта надежда превратилась в верование, охватившее весь народ от мала до велика30.» В.А. Федоров также привел донесение жандармского офицера из Воронежской губернии от 12 декабря 1857 г., где сообщалось, что некоторые крестьяне уверены в поступление в их владение даже господской земли со всеми угодиями. Примерно в том же духе писал губернатору и предводитель дворянства Волоколамского уезда Московской губернии в 1858 г.31.

  • 32 Литвак Б.Г. Опыт статистического изучения крестьянского движения в России ХIХ в. М., 1967, с. 18-21

17Однако с выводами В.А. Федорова о стремлении крестьян накануне реформы 1861 г. не только сохранить за ними «неурезанные» наделы, но и осуществить раздел помещичьих земель не согласился Б.Г. Литвак, объявивший такой вывод сильной модернизацией и стремлением подтянуть программу крестьян к уровню революционно — демократической теории32. Через несколько лет В.А. Федоров выступил с уже цитировавшейся статьей о крестьянских настроениях накануне реформы, где вновь в понятие «полная воля» включил требования ликвидации помещичьего землевладения с передачей всей земли крестьянам на принципах ее равного распределения, раздел помещичьего имущества, уничтожения феодальных повинностей как в пользу помещиков, так и государства, предоставление крестьянским общинам самоуправления, независимого от помещиков и от администрации.

  • 33 Федоров В.А. О крестьянских настроениях, с. 17.
  • 34 Колокол, 15 октября 18612, лист 109, с. 913.

18Вновь напомнив о некоторых материалах своей статьи 1960 г. о требованиях крестьянского движения, В.А. Федоров привлек некоторые новые источники, которые подкрепляют его утверждения. В частности, он сослался на донесение московского полицмейстера князя Урусова от 24 января 1858 г., отражавшее пожелания крестьян получить в свое единственное владение как всю землю, находящуюся в их пользовании, так равно и господскую со всеми угодьями. При этом он добавлял, что подобные же мысли совершенно определенно высказывали крестьяне Калужской, Нижегородской, Рязанской, Саратовской, Смоленской, Харьковской, Ярославской губерний. По его мнению требование раздела помещичьих земель выдвигало подавляющее большинство крестьянства33. Для подкрепления своего утверждения В.А. Федоров привел выдержки из известной прокламации «Великорусс», опубликованной в «Колоколе» уже после реформы 1861 г. и где говорилось о двух партих среди крестьянства, одна из которых желала полного перехода всей земли в собственность крестьян без выкупа и другая ратовала за сохранение прежних участков, но тоже без выкупа34.

  • 35 Крестьянское движение в Воронежской губернии в 1861-1863 годах. Воронеж, 1961, с. 27.
  • 36 Кавтарадзе Г.А. К истории крестьянского самосознания периода реформы 1861 г. // Вестник ЛГУ. Серия (...)
  • 37 Там же, с. 62-63.

19В.А. Федоров также упомянул о жандармском донесении из Воронежской губернии за 5 декабря 1860 г., содержавшем информацию о желании помещичьих крестьян получить всю помещичью землю, на которую также претендовали и казенные крестьяне35. В этой же статье он привел также и ряд других аргументов в пользу своей точки зрения, среди которых фигурировала и статья Г.А. Кавтарадзе по истории крестьянского самосознания периода реформы36. Кавтарадзе, действительно, привлек ряд новых материалов в пользу версии Федорова, как архивных, так и опубликованных. В них, среди прочего, говорилось о слухах среди крестьян, которые претендовали и на помещичью запашку, а помещики, по их мнению, получат от царя жалованье, став чиновниками37.

  • 38 Федоров В.А. Крестьянское движение в Центральной России 1800-1860 (По материалам Центрально – промы (...)

20Еще через несколько лет, в 1980 г. В.А. Федоров выпускает книгу по крестьянскому движению в дореформенный период и снова возвращается к данной дискуссии, подкрепив свое утверждение новыми фактами. Среди них фигурируют архивные материалы об упоминавшейся инспекционной поездке министра государственных имуществ М.Н. Муравьева в 1857 г., отмечавшего желание крестьянства получить свободу, прекратить всякие работы в пользу помещиков и безгранично пользоваться всеми землями помещиков, которые вообще должны выехать из имений в города, ибо земля принадлежит им. Более того, как писалось в той же записке, «некоторые даже считают, что они не станут платить государственных податей, говоря, что будет полная свобода и что будут иметь собственные мирские судилища, которые заменят ныне существующие от правительства38».

  • 39 Литвак Б.Г. Крестьянское движение в России в 1775 – 1794 гг., с. 184.

21Материалы приведенные В.А. Федоровым, в целом, были весьма основательными и, видимо, по этой причине Б.Г. Литвак в своей новой книге, вышедшей в 1989 г., не стал открыто продолжать дискуссию, но все — таки выразил свое мнение по поводу тех требований, которые выдвигались крестьянами накануне реформы. Там он писал следующее: «Понятие “воля” — постоянный спутник процесса осознания себя как личности – имело самое простое содержание: свобода от помещика.» И далее в понятие воля он включает индивидуальные или массовые побеги, прошения о переводе в государственную или удельную деревню, даже в военные поселения. Это понятие по его мнению не выходит за рамки феодального строя, поскольку в основе его лежит стремление крестьянина перейти в менее обездоленное сословие39. Это, собственно, было скрытой формой дискуссии с В.А. Федоровым.

  • 40 Рахматуллин М.А. Указ. соч., с. 226.
  • 41 Там же, с. 236.

22Последняя фраза Б.Г. Литвака была поддержана М.А. Рахматуллиным, тем самым включившегося в дискуссию. Он сослался при этом на мнение министра внутренних дел Л.А. Перовского, считавшего, что вольность в понимании крепостного крестьянства состояла в уравнении прав и обязанностей помещичьих крестьян с правами и обязанностями крестьян государственных40. И несколько далее, полемизируя со статьей В.А. Федорова от 1975 г., М.А. Рахматуллин как бы подводит итог: «Поэтому не представляется убедительным вывод о том, что в период подготовки реформы требование раздела помещичьих земель выдвигало подавляющее большинство крестьянства.» По его словам десятка два свидетельств о покушении крестьян на помещичьи земли не могут говорить о подлинных желаниях крестьянства, поскольку значительно большее их число свидетельствовало о том, что в понимании крестьян «вся земля» – это надельная земля41.

  • 42 Там же, с. 230-242.
  • 43 Литвак Б.Г. О некоторых чертах психологии русских крепостных первой половины ХIХ в. // История и пс (...)
  • 44 Кавтарадзе Г.А. Крестьянский «мир» и царская власть в сознании помещичьих крестьян (конец ХVIII в. (...)

23Действительно, два десятка фактов не могут затмить многие другие свидетельства. Но важно не только количество, но и характер свидетельств. Говоря о полемике по данному вопросу, М.А. Рахматуллин останавливается на работах Г.А. Кавтарадзе и В.И. Крутикова, первый из которых ближе по взглядам к В.А. Федорову, а второй — к Б.Г. Литваку. Сам он упомянул статью В.И. Снежевского, уже использовавшуюся В.А. Федоровым и Г.А. Кавтарадзе, который еще в 1898 г. писал: «некоторые… твердо убеждены, что в скором времени непременно последует такое распоряжение, по которому вся господская земля перейдет к крестьянам», цитирует того же Федорова, ссылавшегося на отчет министра М.Н. Муравьева, приводит некоторые новые факты в пользу и одной, и другой точки зрения. Но, хотя и признает необходимость привлечения нового материала, все — таки ближе к точке зрения Б.Г. Литвака42. Вместе с тем, взгляды самого Б.Г. Литвака становятся все более взвешенными. В новой своей работе, опубликованной в 1971 г. он пишет об эволюции крестьянского идеала. Если в дореформенный период по его словам крестьян больше всего занимала мечта о ликвидации личной зависимости от помещика, то на стыке 50 – 60 – х гг. крестьянский идеал приобретает новое содержание — личная свобода с землей. Правда, не указывается с какой землей, но примечательно в этой статье уважительное отношение автора к статье Г.А. Кавтарадзе43. Сам же Кавтарадзе, ученик С.Б. Окуня, в автореферате своей кандидатской диссертации, опубликованном в 1972 г., подчеркивал свою приверженность точке зрения В.А. Федорова и еще раз подчеркнул, «что крестьяне стремились не к сохранению его (надела – В.Г.) дореформенных размеров, а к получению всей занятой имением земли44».

  • 45 Гросул В.Я. Крестьянский вопрос в общественном мнении России накануне 1861 г. Статья издается в Тру (...)

24В настоящее время необходимость привлечения нового материала не вызывает сомнений, но более двадцати лет прошедших после выхода книги М.А. Рахматуллина дали незначительный прирост новых источников. Наоборот, интерес к крестьянской тематике за эти годы заметно ослабел. В этой связи мы прежде всего обращаемся к архивам III отделения, не только к его четвертой экспедиции, которые широко использовались, но и к первой экспедиции, привлекавшейся к этой проблеме значительно меньше. Это объясняется тем, что многие дела первой экспедиции носят названия, которые напрямую к крестьянскому вопросу отношения вроде не имеют. Прежде всего мы обращаемся к 321 делу первой экспедиции III отделения за 1857 г., достаточно хорошо известному, но состоящему из 42 — х частей нуждавшихся в комплексном исследовании. Оно носит название «О доставлении жандармскими штаб — офицерами сведений относительно расположения умов в губерниях и о происходящих толках и рассуждениях». Второе дело, под номером 199, которое мы также полностью проштудировали, тоже было заведено в 1857 г., но по четвертой экспедиции. Название его «Об освобождении помещичьих крестьян из крепостного состояния» и состоит оно из 44 частей. В нем собраны разного рода сведения прежде всего по крестьянскому вопросу. В общей сложности в этих двух делах содержится примерно две тысячи донесений из разных губерний. Материалы этих двух дел мы подробно проанализировали в специальной статье45, сейчас же остановимся лишь на некоторых примерах.

  • 46 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 32 (1857 г.), д. 321, ч. 25, л. 16.
  • 47 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 32 (1857 г.), д. 321, ч. 23, л. 3; М.А. Рахматуллин привел лишь часть эт (...)
  • 48 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп 32 (1857 г.), д. 321, ч. 28, л. 9.

25Уже после реформы, 23 февраля 1863 г. жандармский офицер доносил из Тамбовской губернии о том, что до сих пор крестьяне не могут примириться с мыслью, что дарованная им личная свобода не повлекла за собой права на даровое приобретение в собственность владеемой ими земли46. Здесь, таким образом, отражались стремления крестьян сохранить свои дореформенные участки вместе с отрезками, причем без выкупа. Что касается Петербургской губернии, то местный жандармский полковник Ранеев еще 18 декабря 1859 г. доносил шефу жандармов: «Помещичьи крестьяне совершенно уверены, что вся владеемая помещиками земля сделается их собственностью, а помещики страшатся обязанности большого надела своих крестьян землею47.» Что касается южной — Херсонской губернии, то оттуда доносили о желании крестьян получить совершенное освобождение от помещичьей власти48.

  • 49 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 25, л. 53.

Совершенное освобождение, конечно, предусматривало не только ликвидацию крепостного права, но и прекращение работ в пользу помещика и сохранение дореформенных участков без каких — либо урезаний. Летом 1858 г. из Орловской губернии доносили об упорном убеждении местных крестьян в том, что вместе с освобождением они получат усадьбы и землю, за которые они будут платить подати не помещикам, а в казну49.

  • 50 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп 197 (1857 г.), д. 199, ч. 29.

А из Полтавской губернии местный жандармский офицер сообщал в июле 1859 г. о желании украинских крестьян, в случае получения свободы вообще покинуть эти места50.

  • 51 Кавтарадзе Г.А. К истории крестьянского самосознания, с. 56-57.
  • 52 Федоров В.А. О крестьянских настроениях, с. 17.

26Таковы лишь некоторые сведения по крестьянскому вопросу, которые можно выявить при исследовании этих двух больших дел. Разброс мнений оказался довольно значительным. Но поскольку в 321 деле материалы о крестьянах буквально вычленялись из других сведений о состоянии общественного мнения в стране, то можно сказать, что на этом фоне крестьянский вопрос накануне 1861 г. был главнейшим среди прочих, которые также волновали российское общество. Не всегда есть возможность точно определить истинные пожелания крестьянства и в этом отношении нельзя не согласиться с Г.А. Кавтарадзе, писавшем, что притязания крестьян на землю часто делались известны как бы нечаянно, из обмолвок крестьян или в экстремальных случаях51. Вместе с тем, общий вывод В.А. Федорова о том, что «требование раздела помещичьих земель выдвигало «подавляющее большинство крестьянства52», обозрением донесений из губерний не подтвердился. При этом нельзя не заметить наличия существенных материалов о надеждах крестьян на полную волю, прежде всего о желаниях их получить всю землю.

  • 53 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 173, л. 4.
  • 54 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 160, л. 65.
  • 55 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 10, л. 32.
  • 56 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 13, л. 26 об.; ч. 14, л. 25 об.; ч. 15, л (...)

27Об этом недвусмысленно говорят обобщающие данные по Петербургской, Московской и Воронежской губерниям. Первые две губернии занимали особое положение в стране и наблюдение за настроением различных кругов общества там было поставлено основательнее, чем в провинции. Ряд других материалов приведенных В.А. Федоровым и Г.А. Кавтарадзе также нельзя отнести к частным случаям. Причем эти материалы можно без труда пополнить. Так, еще 22 июня 1857 г. сообщали слухи о свободе, которые разнеслись среди помещичьих крестьян по Симбирской губернии и якобы желании правительства отдать им господские земли53. Поэтому желание крестьян получить всю землю нельзя отнести к числу исключений. Но можно увеличить и число примеров в пользу желаний получить землю, которой они были наделены. Такие разговоры среди крестьян были отмечены в декабре 1857 г. в Гродненской губернии54, откуда в августе следующего, 1858 г. доносили: «В крестьянах замечается общее убеждение в наследственной принадлежности им земель и угодий какими они теперь пользуются55.» Подобного же рода донесения поступили из Калужской, Киевской, Ковенской, Курской и др. губерний56. Учитывая все это, скорее всего нужно видеть как крестьянскую программу — минимум, так и их программу — максимум. Программы не находившие обычно каких – либо письменных выражений, но сложившиеся в головах крестьян, причем не только в предреформенную пору, а значительно раньше.

  • 57 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 13, л. 12.
  • 58 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 20, л. 18; ч.21, л. 15; ч. 22, л. 1о об.; (...)

28При этом нельзя не видеть очень пестрой картины настроений в среде крестьянства. Все – таки освобождению от крепостной зависимости подлежали более 22 млн. человек, поэтому в порядке исключения можно найти и таких, которые не желали расставаться со своими помещиками или, во всяком случае, об этом так говорившие. Так, сообщая о настроениях некоторых крестьян из Калужской губернии, доносили в январе 1858 г.: «[…] если их ожидания на счет вольности не сбылись, то они считают выгоднее оставаться на прежнем положении у хороших помещиков57.» Подобные сведения поступили также из Московской, Нижегородской, Новгородской, Олонецкой, Оренбургской губерний58. Один из жандармских подполковников, ссылаясь на беседу с крестьянами в феврале 1858 г., сообщал из Оренбургской губернии:

  • 59 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 24, л. 2 об.

[…] хотя прежде у нас мог быть один не совсем добрый и справедливый барин — помещик, благосостояние которого из его личных видов, невольно было связано с нашим, а теперь их будет четыре: Вотчинная полиция, Мирское общество, сельское начальство и Земский исправник59.

  • 60 Соловьев С.М. Избранные труды. Записки, М., 1983, с. 346.
  • 61 Джаншиев Гр. Указ. соч., с. 5, 80-81.
  • 62 Корнилов А.А. Крестьянская реформа, с. 166.
  • 63 Иванюков И. Указ. соч., с. 395.

29Об отрицательном отношении значительных масс крестьянства к реформе говорили многие и дореволюционные, и послереволюционные авторы. Критически относился к реформе и Александру II известный историк С.М. Соловьев, подчеркивавший: «Преобразования проводятся успешно Петрами Великими; но беда, если за них принимаются Людовики ХVI и Александры II – е60.» Даже один из апологетов концепции «великих реформ» Г. Джаншиев, признавал: «Словом, первое впечатление, произведенное манифестом, было смутное и далеко не “радостное”…» И несколько далее: «На народ манифест не произвел особенно сильного впечатления61…» Другой представитель либеральной историографии — А.А. Корнилов признавал: «Сами крестьяне отнеслись к реформе в разных местах различно. В большинстве случаев положение понято было превратно или вовсе не понято62…» А автор еще одной дореволюционной книги по истории реформы И. Иванюков, вообще, ничего не сказал o том, как она была встречена крестьянами63.

  • 64 Игнатович И.И. Встреча на местах // Великая реформа. Т.V. М., 1911, с. 179.

30Однако, еще в 1911 г. И.И. Игнатович, изучив материалы о том, как крестьяне встретили реформу, подчеркнула: «Действительность подтвердила несоответствие Положения 19 февраля крестьянским ожиданиям64.» Тогда же Попельницкий, имея в виду время после Высочайшего повеления от 20 мая 1861 г. об отзыве флигель — адъютантов из губерний и начала работы мировых посредников, писал:

  • 65 Попельницкий А.З. Первые шаги, с. 211.

[…] наступила новая полоса в ходе крестьянской реформы, имевшая свои особенности, но отрицательное отношение крестьян к новым законоположениям и пассивное их сопротивление принятию их продолжалось, и чтобы переломить такое их настроение, пришлось практиковать то же “испытанное средство”, хотя и в несколько смягченных формах65.

  • 66 Мороховец Е.А. Крестьянская реформа 1861 г. М., 1937, с. 124.
  • 67 Зайончковский П.А. Указ соч., с. 164.
  • 68 Революционная ситуация в России в середине ХIХ века, с. 224.
  • 69 Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе 1861-1880 гг. М., 1978, с. 24.

Автор первой советской книги о реформе 1861 г. Е.А. Мороховец, признавая ее объективно позитивные результаты, подчеркивал: «Реформа 19 февраля, разумеется, ни в коей мере не соответствовала ожиданиям крестьян, жаждавших перехода к ним без выкупа помещичьих земель и полного освобождения от помещичьей власти66.» Другой советский автор — П.А. Зайончковский по этому поводу отмечал: «По единодушным свидетельствам современников, повсеместно крестьяне встретили объявление “воли” нерадостно, царили всеобщее уныние, разочарование67.» В том же духе писал и В.А. Федоров: «Недоумение» и «разочарование, которым первоначально были встречены манифест и Положения 19 февраля, вскоре сменились открытыми протестами против объявленной “воли”, обманувшей ожидания крестьян68». А вот слова крупнейшего историка — аграрника по ХIХ в. — Н.М. Дружинина, подчеркнувшего в своей последней книге: «Крестьяне мечтали о другой воле: они были уверены, что царь дарует им всю помещичью землю и сразу освободит их от всякого подчинения прежним господам69.»

  • 70 Кавтарадзе Г.А. Крестьянский «мир»…, с. 16.

31Г.А. Кавтарадзе привлек сведения из отчетов 167 доверенных лиц губернатора В.А. Арцимовича, командированных в приходы Калужской губернии для объявления сначала Манифеста, а затем Положений 19 февраля. Эти материалы, позволяющие с наибольшим приближением к действительности установить непосредственный отклик крестьянства целой губернии на реформу, свидетельствовали в целом о неблагоприятном впечатлении, произведенных на крестьян указанными официальными актами70. Эта реакция явно контрастировала с официальными и официозными средствами массовой информации, имитировавшими восторженный прием устроенный крестьянством реформе.

  • 71 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 20. М., 1961, с. 140-141; 172-173.
  • 72 Плеханов Г. «Освобождение» крестьян (Справка к 50 – летию) // Cовременный мир. СПб., 191, № 2, с. 2 (...)
  • 73 Цит. по: Волин М.С. Сорокалетие крестьянской реформы в русской печати // Проблемы истории обществен (...)

32Вместе с тем, следует учитывать наличие нескольких направлений исследователей по отношению к оценке реформы 1861 г. Эти направления хорошо прослеживались и в год пятидесятилетия реформы, то — есть в 1911 г., и раньше. В.И. Ленин, видевший главную причину реформы в «силе экономического развития», ставил слова великая реформа и освобождение в кавычки71. В кавычки слово освобождение ставил и Г.В. Плеханов, видевшего принципиальное отличие между восхвалявшего реформы Г.А. Джаншиевым и Н.Г. Чернышевским, уже в 1858 г. продемонстрировавшего полное разочарование в будущей крестьянской реформе72. Если революционные демократы, а затем и социал – демократы критиковали реформу слева, а либералы ее обычно восхваляли, видя в ней чуть ли не всеобщее благо, то консерваторы вели против нее атаку справа. Даже в 1901 г., когда отмечалось сорокалетие реформы, консервативные «Московские новости» в редакционной статье «Крестьянское законодательство» резко осуждали реформу, характеризуя Положение 19 февраля 1861 г. как «жестокую ошибку кабинетных теоретиков», подражавших «пресловутой свободе Запада» и даровавших крестьянству «широкие права самоуправления». Газета объявляла Положение в совершенной непригодности и требовала пересмотра всего крестьянского законодательства. По — существу, газета выдвигала задачу радикального поворота правительства от «облагодетельствованных» крестьян к «обиженным» дворянам — землевладельцам73. Таковы, в основном, материалы о настроениях крепостной крестьянской массы накануне реформы 1861 г. и сразу после ее объявления.

  • 74 Об отношении дворянства к Крестьянской реформе 1861 г. см. книгу американского историка Т. Эммонса: (...)
  • 75 Россия под надзором. Отчеты III отделения 1827-1869. М., 2006, с. 449-450, 475-476.
  • 76 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 111, л. 41 об.
  • 77 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 3, л. 1 об.
  • 78 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 107 (1857 г.), д. 199, ч. 11, л. 7.
  • 79 Дружинин Н.М. Указ. соч., с. 79.

33Настроения дворянства более или менее известны74. В годовых отчетах III Отделения было отражено негативное отношение большинства дворянства к приближавшейся крестьянской реформе75. Опасения дворян лишиться своих крестьян прослеживается и на местном уровне. Достаточно красноречивый пример на этот счет приводится, например, в донесении от 3 мая 1857 г. из Черниговской губернии76. О грустном впечатлении произведенном известными рескриптами 1857 г. среди дворян Ковенской и Гродненской губерний сообщалось в декабре 1857 г. из Вильно77. О «тревожном состоянии в помещиках» сообщалось в декабре 1857 г. из Казанской губернии78. При этом разброс мнений в среде дворянства тоже был довольно значительным, но как отмечал еще в 20 – х гг. прошлого века Н.М. Дружинин, к концу затянувшегося обмена мнениями стала слагаться определенная «равнодействующая», то искомое «общественное мнение», которое пытался, правда неудачно, найти и сформулировать в своей статье А.Д. Желтухин79», то — есть редактор «Журнала землевладельцев». «Равнодействующая» стала складываться к концу, но все — таки полностью не сложилась, ибо борьба в среде дворянства продолжалась и позднее и прослеживается все время подготовки реформы.

  • 80 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 196 (1856 г.), д. 115, л. 6, 11.
  • 81 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 160, л. 43.

34Имеются значительные материалы об опасениях, возникших в среде дворянства еще во время Крымской войны. К началу марта 1856 г. относится письмо, где говорилось о приезде в Казань одной барыни (видимо Л. Еремеевой, урожденной Полторацкой), которая «навела ужас и страх на казанское дворянство рассказом, что Указ об освобождении крестьян уже подписан…80». Какова же должна была быть психологическая обстановка в среде казанских дворян, чтобы рассказ одной женщины породил у них «ужас и страх»? Но уже в конце 1857 г. ситуация в помещичьей среде несколько меняется. 26 ноября 1857 г. из Владимирской губернии сообщали: «Помещики, считавши прежде невозможным освобождение своих крестьян, мало по малу склоняются в пользу этого предположения, стараясь угадать как удобнее привести его в исполнение, с меньшим для них убытком81…»

  • 82 Зайончковский П.А. Указ соч., с. 93.
  • 83 Тютчева А.Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и фрагменты дневников Фрейдины двора Николая (...)
  • 84 Гросул В.Я., Итенберг Б. и др. Русский консерватизм ХIХ столетия. Идеология и практика . М., 2000, (...)

35Одним из важных этапов борьбы в среде дворянства было создание в 1858 г. и последующая деятельность губернских комитетов по крестьянскому делу, составы которых хорошо известны. Как подчеркивал П.А. Зайончковский, «большинство его членов составляли крепостники, меньшинство — либерально настроенные помещики. Только в одном Тверском комитете большинство было за либералами82». Даже в 1858 г. многие помещики еще не смирились с необходимостью отмены крепостного права. Дочь поэта А.В. Тютчева передала свои впечатления от посещения в августе 1858 г. Нижнего Новгорода. По ее словам местное дворянство «здесь более цепко и упорно держится крепостного права, чем где бы то ни было83». Однако нижегородский комитет не составлял исключения. Подстать ему был московский и многие другие комитеты. Создалась консервативная «партия», выдвинувшая своих идеологов в лице Н. Безобразова, В. Орлова — Давыдова, Г. Бланка и др84.

  • 85 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 34 (1859 г.), д. 11, л. 14.

36Общие настроения помещичьего дворянства наложили свой отпечаток и на деятельность дворянских собраний кануна реформы 1861 г. Прекрасно понимая мнение большинства дворян, министр внутренних дел с повеления самого императора предписал на этих собраниях крестьянским вопросом не заниматься. Но это предписание от 9 ноября 1859 г., разосланное по губерниям в форме циркуляра, не возымело должного действия. Во многих губерниях дворяне во время своих собраний пытались поднять крестьянский вопрос. Одной из таких губерний стала Тверская, где движение дворянства имело общероссийский резонанс. Местный губернатор был вынужден 13 декабря 1859 г. направить отношение тверскому предводителю дворянства и напомнить, что дворянству три раза было предоставлено право выразить свои мнения по крестьянскому делу: на предварительных уездных совещаниях, через избранный ими же Комитет и, наконец, посредством тех членов этого Комитета, которые были вызваны в Петербург. Окончательное же решение этого дела, как писалось в том же отношении, принадлежит правительству, которое будет учитывать интересы не одного только дворянства, а всех сословий и государственных учреждений85. Однако брожение среди дворян продолжалось и охватило многие губернии.

  • 86 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 33 (1858 г.), д. 11, ч. 4, л. 2.
  • 87 Там же, л. 3 об.; Гросул В.Я. Владимир Александрович Черкасский // Российские либералы. М., 2001, с (...)
  • 88 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 34 (1859 г.), д. 11, ч. 17, л. 7-8, 10, 26.

37Еще в декабре 1858 г. губернский предводитель тульского дворянства был вынужден закрыть заседание дворянского собрания из — за сильного шума. Поводом стала статья Аксакова, напечатанная в «Московских ведомостях», в которой писалось как один из членов Тульского комитета, князь Черкасский борется с корыстолюбием и невежеством86. Черкасский принадлежал к меньшинству Комитета по крестьянскому делу, отстаивавшему идеи реформы и противостоявшему большинству называвшемуся партией застоя87. Брожение среди дворян проявилось и в Рязанской губернии. Они настаивали вопреки циркуляру на обсуждении крестьянского вопроса и направили коллективное письмо императору, отметив две кровные и безотлагательные нужды дворянства — отмена крепостного права и обязательный выкуп земли крестьянами. Естественно, разрешения царя на коллективное обсуждение этих вопросов не последовало88.

  • 89 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 34 (1859 г.), д. 11, ч. 18, л. 6, 10.
  • 90 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 35 (1860 г.), д. 11, ч. 2, л. 1 об. – 7 об.; 8 об. – 9 об.

38Характеризуя дворянское собрание и соответствующие выборы в Ярославской губернии, открывшиеся 10 декабря 1859 г. местный жандармский офицер подчеркивал: «… имею честь донести, что сравнительно с выборами прежних лет, бывшие в настоящем году, по современному направлению умов дворянства, носили на себе особый отпечаток и по мнению моему имели довольно важное значение в современной истории государства.» И далее, характеризуя действия ярославского дворянства, тот же офицер заключил, что его поведение «… высказало настоящий дух этого сословия, тревожное и крайне вредное направление умов, в каком оно замечено89». Дворянские выборы в Калужской губернии прошли в январе 1860 г. и были отмечены как благополучные, но и там дворяне обратились со своим письмом к императору по крестьянскому делу. Была предпринята попытка зачитать на собрании и письмо 42 — х дворян Орловской губернии во главе с отставным генерал – майором и крупным землевладельцем и заводчиком С.И. Мальцевым в защиту дворянства на что не последовало дозволения губернского предводителя дворянства90.

39Свои проблемы имелись и во время дворянского собрания во Владимирской губернии, состоявшегося в январе 1860 г. И здесь не обошлось без возбуждения крестьянского вопроса и составления адреса на имя императора, где, среди прочего, писалось:

  • 91 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп 35 (1860 г.), д. 11, ч. 4, л. 11.

[…] освобожденные крестьяне, лишенные защиты помещиков, при отсутствии суда и ответственности должностных лиц подвергнутся еще большей и невыносимой зависимости от произвола чиновников и чрез то могут совсем потерять уважение к действительной законности91.

  • 92 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 35 (1860 г.), д. 11, ч. 6, л. 2 об. – 3.
  • 93 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 35 (1860 г.), д. 11, ч. 13, л. 1 – 1 об.

Неудачная попытка возбудить во время дворянского собрания крестьянский вопрос имела место в январе 1860 г. и в Костроме92, а также и в некоторых других губерниях. Имеются сведения о дворянских собраниях и иного свойства. Из Тамбова, где подобное собрание происходило в декабре 1860 г., в рапорте местного жандармского офицера Дурново сообщалось следующее: «В продолжении выборов между дворянством разъединение и несогласие заметно было более чем когда — нибудь. — интриги до того преобладали, что в это время забыт был даже главный и современный вопрос о крестьянах93.»

  • 94 Сладкевич Н.Г. Об общественно – политических настроениях дворянства в 1861-1862 гг. // Проблемы ист (...)
  • 95 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 35 (1860 г.), д. 11, ч. 4, л. 31, 32-32 об.
  • 96 Баграмян Н.С. Помещичьи проекты освобождения крестьян (к проблеме «кризиса верхов») // Революционна (...)

40Вопрос о крестьянах, действительно, оставался главным, но согласившись на отмену крепостного права, что было непременным требованием императора, дворянство перенесло центр борьбы на земельный вопрос. Он стал важнейшим до самого Манифеста 19 февраля 1861 г. да и после, поскольку уже с декабря 1861 г. на дворянских собраниях стали раздаваться критические выступления в адрес верхов94. Дворянство прекрасно понимало значение земельного вопроса. Не случайно в одной из дворянских записок составленных во Владимирской губернии писалось: «демократическое движение имеет главным основанием в большинстве отстоять свою землю.» И несколько далее там же отмечалось: «Показав силу монархической охранительной власти следует устранить главную причину демократизма, она выходит из земли, не касайтесь земли при освобождении и все успокоится95.» Под демократическим движением подразумевалось дворянское большинство в губернских комитетах по крестьянскому вопросу, а также в дворянских собраниях. Борьба за землю все более сталкивала интересы помещиков и крестьян и выходила на первый план при подготовке ожидавшейся реформы96. 27 ноября 1857 г. было послано донесение из Тульской губернии, в котором сообщалось, что

  • 97 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 160, л. 46-46 об.

помещики находятся в полной уверенности о сохранении в их владении всех земель принадлежавших как им, так и крестьянам. При этом также сообщалось об уверенности крестьян в своем освобождении от помещичьего владения с сохранением за ними не только имущества, но и их земли97.

  • 98 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп 197 (1857 г.), д. 20, л. 42 об.

Их земли это, значит, земля, которую они обрабатывали на себя. В этой связи Александр II в своей московской речи перед предводителями дворянства от 31 августа 1858 г. произнес следующие слова: «Я под усадебною оседлостью понимаю не одно строение, но всю землю98.»

  • 99 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 35 (1860 г.), д. 11, ч. 4, л. 7.
  • 100 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп 35 (1860 г.), д. 11, ч. 2, л. 9.
  • 101 Русский Дневник. 19 апреля 1859 г., № 81.

41С антикрепостнических позиций публиковались статьи даже в таком, можно сказать консервативном органе, как «Сельское благоустройство». Выступление на его страницах в 1858 г. чиновника особых поручений начальника губернии Дубенского, не принадлежавшего к дворянскому сословию, в статье которого в бедственном и разоренном состоянии были показаны помещичьи крестьяне Владимирской губернии, вызвало недовольство владимирских дворян, признавших ее клеветою99. А в письме 42 – х орловских дворян, среди прочего, писалось: «Дворянство русское еще не имеет ни одного печатного органа для беспрепятственного выражения своих мнений…100» Речь, естественно, шла о помещиках большинства, выступавших против реформы. Даже в апреле 1859 г. одна из газет — «Русский Дневник», сообщая об окончании занятий Комитета по улучшению быта крестьян Казанской губернии, писала о наличии двух партий, «одна, в подражание другим губерниям, хочет обедов, речей, шампанского; другая ничего не хочет, т.е. ни обедов, ни речей, ни даже отмены крепостного состояния101». И это было в апреле 1859 г., когда казалось, вся страна уже была настроена против крепостничества.

  • 102 Джаншиев Г. Указ. соч., с. 87.
  • 103 Бродский Н.Л. Ранние славянофилы. А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, К.С. и И.С. Аксаковы. М., 1910, с. (...)

42При оглашении документов реформы — Манифеста и Положений дворянство в целом, как отмечал Г. Джаншиев, «хранило затаенное злобное молчание102». Среди видных деятелей реформы, однако, было немало дворян. В ее проведении активное участие принимали и западники, и славянофилы. Кстати, еще до своего знаменитого тоста в пользу общественного мнения К.С. Аксаков в своем письме Александру II, посланному еще в 1855 г. подчеркивал: «Правительство не может, при всей своей неограниченности, добиться правды и честности; без свободы общественного мнения это и невозможно103.»

  • 104 Джаншиев Г. Указ. соч., с. 87.
  • 105 История предпринимательства в России. Книга первая. От средневековья до середины ХIХ века. М., 2000 (...)

43Картина общественного мнения по поводу этой реформы будет, однако, неполной, если ее отнести только к взаимоотношениям крестьян с помещиками. Она была более сложной и многоцветной и затрагивала и другие слои населения тогдашней России. Определенное расширение гласности позволило и им высказать свое мнение по поводу будущей реформы, Поэтому трудно согласиться с Г. Джаншиевым, когда он утверждал о равнодушии к реформе купечества и духовенства, поскольку она их прямо не задевала104. Российское купечество, постепенно трансформировавшееся в буржуазию, отнюдь не было безучастным зрителем происходивших событий. Как отмечается в литературе, раньше купечество делилось на несколько направлений. Часть из его представителей почти не интересовалась социально — политическими вопросами, в том числе и крепостничеством, будучи всецело занята своими деловыми интересами. Некоторые из них были непрочь заиметь своих крепостных крестьян105. Но были и такие купцы, которые выступали категорическими противниками крепостного права. К ним относят выходца из купцов историка и публициста Н.А. Полевого, писателя В.П. Боткина, сына книгоиздателя — Н.С. Селивановского. Но накануне реформы особенно заявил о себе один из богатейших людей страны, предприниматель, старообрядец поморского толка В.А. Кокорев. На встрече с московским генерал — губернатором А.А. Закревским он заявил:

Не скрою от вас, граф, что слух об освобождении крестьян наполняет мое сердце радостным трепетом, и этого трепета я удержать не в силах, тем более, что в числе 15 тысяч служащих, состоящих у меня на жалованьи в разных губерниях, по моим делам — половина крепостных, и мне приходится каждый день встречаться с доказательствами неудобства крепостного состояния.

  • 106 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 20, л. 19 об. – 20.

44В.А. Кокорев стал инициатором ряда банкетов и публичных обедов, принявших форму политических акций и в которых участвовали многие купцы106. Он открыто говорил о необходимости скорейшего освобождения крестьян, вызвав неудовольствие тогдашних московских властей и помещиков — консерваторов. Московский генерал — губернатор в этой связи писал А.Ф. Орлову:

Пусть бы писал и представлял свои проекты правительству, но к чему эта гласность, которой он так нагло ищет в России и за границей? Правительству пора понять это и запретить Кокореву вмешиваться не в свои дела, пора Вам его осадить, а буде нужно и посадить.

  • 107 Дружинин Н.М. Москва и реформа 1861 года // Дружинин Н.М. Избранные труды. Внешняя политика России. (...)

Московские власти все еще боялись гласности, но Кокорев продолжал публично излагать свои взгляды на крестьянский вопрос. В начале 1859 г. он публикует в «Санкт — Петербургских ведомостях» свою статью под названием «Миллиард в тумане», где предлагал немедленно освободить крестьян с землей, находившейся в их пользовании, за выкуп107.

  • 108 Джаншиев Г. Ук. Соч., с. 63-64.
  • 109 Мельгунов С.П. Митрополит Филарет – деятель крестьянской реформы // Великая реформа. Т. 5., М., 191 (...)
  • 110 Русское православие. Вехи истории. М., 1989, с. 346.
  • 111 Открытие Калужского губернского комитета по устройству быта помещичьих крестьян. Калуга, 1858, с. 4 (...)
  • 112 Мельгунов С.П. Указ. соч., с. 158-159.
  • 113 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 23, л. 10.

45Сложная ситуация сложилась в предреформенное время и в рядах духовенства. Как писал еще Г. Джаншиев, «духовенство, в особенности высшее, в большинстве было против освобождения, но встречались и сторонники его». И далее он добавлял: «Митрополит Филарет был противником освобождения крестьян108.» Действительно, хорошо известны настроения составителя Манифеста, несомненно крупнейшей в то время величины русской православной церкви митрополита Филарета, который как и большинство иерархов длительное время противился реформе109. Сам он не без сочувствия вспоминал то «старое доброе время», когда из 10 млн. крепостных 1 млн. был у церкви110. Но и среди деятелей православной церкви было свое большинство и меньшинство. Епископ Калужский и Боровский Григорий в своей речи при открытии дворянского собрания в 1858 г. сказал, что «улучшить быт крестьян есть дело богоугодное111», что очень не понравилось тогдашнему обер — прокурору Синода А.П. Толстому, призвавшего в союзники Филарета. Оба они, Толстой и Филарет ополчились также и против органа казанской духовной академии «Православного Собеседника», где появилась статья архиепископа Иосифа «Слово об освобождении крестьян» и статья А.П. Щапова «Голос древней русской Церкви в пользу несвободного сословия112». Вообще, при открытии губернских комитетов по крестьянскому делу неизменно присутствовали руководители местных епархий, проводивших молебны и выступавших с краткими речами. Иногда, как это было в Олонецкой губернии, речи произносили ректора местных семинарий113.

  • 114 Розенберг В.А. Указ соч., с. 232.
  • 115 Римский С.В. Православная церковь и государство в ХIХ веке. Ростов – на – Дону, 1998, с. 242.
  • 116 ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 34 (1859 г.), д. 134, л. 1-7.

46Из церковной среды вышел ряд убежденных противников крепостного права. Н.Г. Чернышевский был сыном видного церковного деятеля, сыном священника был и Н.А. Добролюбов, а упоминавшийся А.П. Щапов являлся профессором Казанской духовной академии. Тоже сын священника, известный историк С.М. Соловьев поместил статью в «Современнике» о эпохе Лжедмитрия, за которую в нем заподозрили противника крепостного права, а цензор получил соответственное внушение114. В предреформенное время стало широко известным имя калязинского священника И.С. Беллюстина, книга которого «Описание сельского духовенства» была опубликована М.П. Погодиным за границей115. Беллюстин стал довольно известным публицистом, ратовавшим не только за интересы простого духовенства и крестьянства, но и беднейших городских кругов. Деятельность И.С. Беллюстина привлекла внимание III отделения, которое завело на него специальное дело. Ополчились против него и церковные власти и лишь вмешательство императора Александра II спасло его от преследований116.

  • 117 СМ.: Записки сельского священника // Русская старина. 1880, № 3.
  • 118 Попельницкий А. Как принято было Положение 19 февраля 1861 г., с. 174-175.
  • 119 Грекулов Е.Ф. Церковь и отмена крепостного права // Вопросы религии и атеизма. Сб. ст. Вып. Х. М., (...)
  • 120 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 11, л. 7 об. – 8.
  • 121 ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 198 (1858 г.), д. 176; оп 201 (1861 г.), д. 130; д. 139; д. 140.
  • 122 ГАРФ, ф. 109, 4 –ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 22, л. 11 об.
  • 123 Зайончковский П.А. Указ. соч., с. 173.

47Сохранились и некоторые другие свидетельства из духовной среды о том, как проходила крестьянская реформа. Один из сельских священников впоследствии сообщал о недовольстве крестьян реформой в своих записках опубликованных в 1880 г.117. Вообще, многие священники попали в трудное положение, оказавшись как бы между молотом и наковальней при зачитывании Манифества и Положений. Крестьяне, нередко, не доверяли священникам, обвиняли их в том, что они подкуплены помещиками. Их обвиняли и в превратном толковании этих документов и в этом качестве они не пользовались авторитетом у крестьян. Вместе с тем, их обвиняли и в ложном толковании документов реформы, что волновало умы крестьян118. Известны случаи избиения священников и даже их убийства недовольными крестьянами. В некоторых местах священников обвиняли за непрочтение Манифеста, хотя он еще не был получен, а в других за оглашение якобы подложной бумаги119. Собственно, еще в конце 1857 г., когда появились известные рескрипты, крестьяне стали обвинять священников в сокрытии бумаги о воле. Так, в декабре 1857 г. было послано донесение казанского жандармского подполковника Ларионова, где, среди прочего, писалось: «В некоторых селениях, крестьяне настоятельно домогаются от приходских священников объявления им о данной будто бы государем свободе и получая отрицательные ответы, негодуют на то, подозревая их в умышленном сокрытии от них указа о вольности120…» В архиве III отделения имеются также отдельные дела по обвинению священников в возмущении крестьян как до, так и после реформы121. Еще в январе 1858 г. нарекания вызвал новгородский священник Погодин, позволивший себе неправильное толкование крестьянам правил напечатанных в газетах о предстоящей перемене122. За причастность к известному восстанию в Кандеевке был жестоко наказан священник Федор Померанцев, заключенный в Соловецкий монастырь123.

48Накануне реформы 1861 г. будущее положение российского крепостного крестьянства дебатировалось во всех основных социальных кругах российского общества. Полного единства не было нигде. Различия наблюдались и в крестьянской среде, и в дворянской, купечестве, духовенстве. Но в целом сформированное в течение нескольких лет общественное мнение сыграло немалую роль в разрушении крепостнических устоев и проведении самой крупной реформы ХIХ в. в России. Последствия ее, однако, до сих пор не нашли однозначной оценки и будут неоднократно обсуждаться и в дальнейшем.

Haut de page

Notes

Рындзюнский П.Г. Идейная сторона крестьянских движений 1770-1850 – х годов и методы их изучения // Вопросы истории. 1983, № 5, с. 7; Лунин М.С. Сочинения и письма. Пг., 1923, с. 43.

Цит. по: Литвак Б.Г. О некоторых чертах психологии русских крепостных первой половины ХIХ в. // История и психология. М., 1971, с. 199.

Крестьянское движение в России в 1850-1856 гг. М., 1962, с. 595.

Рахматуллин М.А. Крестьянское движение в великорусских губерниях в 1826-1857 гг. М., 1990, с. 122-153.

Ковальченко И.Д. Крестьяне и крепостное хозяйство Рязанской и Тамбовской губерний в первой половине ХIХ века. М., 1959, с. 251.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 196 (1856 г.), д. 115, л. 27 – 27 об.; оп. 197 (1857 г.), д. 111, л. 41 об.

Крестьянское движение России в 1850-1856 гг., с. 574-596.

Федоров В.А. О крестьянских настроениях в период подготовки реформы 1861 года // Освободительное движение в России. Вып. 5. Саратов, 1975, с. 4-5.

Громыко М.М. Мир русской деревни. М., 1991, с. 212; ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), л. 1 – 49.

Крестьянское движение в России в 1857 – мае 1861 гг. Сб. док. М., 1963, с. 63-66, 96-100, 134-135, 139-140.

Цит. по: Рахматуллин М.А. Указ соч., с. 153.

Там же, с. 158-159.

Цит. по: Федоров В.А. Указ. соч., с. 5.

Цит. по: Федоров В.А.Указ. соч., с. 13.

Джаншиев Гр. Эпоха великих реформ. СПб., 1907; Корнилов А.А. Крестьянская реформа. СПб., 1905; Иванюков И. Падение крепостного права в России. СПб., 1903; Зайончковский П.А. Отмена крепостного права в России. М., 1968.

Зайончковский П.А. Указ. соч., с. 46, 47.

Корибут – Дашкевич. Нелепые толки и надежды помещичьих крестьян // Русский архив. Кн. 2.М., 1874, с. 451.

Семенов Н. К истории упразднения крепостного права в России // Там же, с. 445.

По этой теме втором опубликована также специальная статья: Попельницкий А.З. Первые шаги крестьянской реформы (По донесениям свитских генерал – майоров и флигель – адъютантов, с марта по июль 1861 г.) // Великая реформа. Т. V. М., 1911, с. 179-211.

Попельницкий А. Как принято было Положение 19 февраля 1861 г. освобожденными крестьянами // Современный мир. СПб., 1911, № 2, с. 226-228.

Данилова Л.В., Данилов В.П. Крестьянская ментальность и община // Менталитет и аграрное развитие России (ХIХ-ХХ вв.). М., 1994, с. 31.

Попельницкий А.З. Указ. соч // Современный мир. СПб., 1911, № 3, с. 176.

Там же // Современный мир. СПб., 1911, № 2, с. 223; Впоследствии, в результате долговременных исследований, число волнений в помещичьих имениях в 1861 г. определили цифрой 1899, из которых на январь – май этого года пришлось 1340. За один год было в два раза больше волнений, чем за пять предреформенных лет с 1856 по 1860 гг. – Крестьянское движение в России в 1857 – мае 1861 гг., с. 736; Революционная ситуация в России в середине ХIХ в. М., 1978, с. 224.

Попельницкий А.Влияние идеологии крестьян на ход освобождения их от крепостной зависимости // Cовременный мир. Пг., 1916, 3 6, с. 21.

Там же, с. 32-36.

Рындзюнский П.Г. Идейная сторона, с. 7.

Там же.

См.: Клибанов А.И. Народная социальная утопия в России. ХIХ век. М., 1978; Чистов К.В. Русские народные социально – утопические легенды ХVII-ХIХ вв. М., 1967.

Федоров В.А. Требования крестьянского движения в начале революционной ситуации (до 19 февраля 1861 г.) // Революционная ситуация в России в 1859-1861 гг. М., 1960; Его же. Лозунги крестьянской борьбы в 1861-1863 гг. // Революционная ситуация в России в 1859-1861 гг. М., 1963.

Федоров В.А. Требования крестьянского движения, с. 140.

Там же, с. 138.

Литвак Б.Г. Опыт статистического изучения крестьянского движения в России ХIХ в. М., 1967, с. 18-21.

Федоров В.А. О крестьянских настроениях, с. 17.

Колокол, 15 октября 18612, лист 109, с. 913.

Крестьянское движение в Воронежской губернии в 1861-1863 годах. Воронеж, 1961, с. 27.

Кавтарадзе Г.А. К истории крестьянского самосознания периода реформы 1861 г. // Вестник ЛГУ. Серия истории, языка и литературы. Л., 1969, № 14, вып. 3, с. 54-57.

Там же, с. 62-63.

Федоров В.А. Крестьянское движение в Центральной России 1800-1860 (По материалам Центрально – промышленных губерний). М., 1980, с. 151-152.

Литвак Б.Г. Крестьянское движение в России в 1775 – 1794 гг., с. 184.

Рахматуллин М.А. Указ. соч., с. 226.

Там же, с. 236.

Там же, с. 230-242.

Литвак Б.Г. О некоторых чертах психологии русских крепостных первой половины ХIХ в. // История и психология. М., 1971, с. 199, 213.

Кавтарадзе Г.А. Крестьянский «мир» и царская власть в сознании помещичьих крестьян (конец ХVIII в. – 1861 г.). Автореф. дис. …канд. ист. наук. Лг., 1972, с. 16.

Гросул В.Я. Крестьянский вопрос в общественном мнении России накануне 1861 г. Статья издается в Трудах Института российской истории РАН.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 32 (1857 г.), д. 321, ч. 25, л. 16.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 32 (1857 г.), д. 321, ч. 23, л. 3; М.А. Рахматуллин привел лишь часть этой фразы. См.: Рахматуллин М.А. Указ. соч., с. 235.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп 32 (1857 г.), д. 321, ч. 28, л. 9.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 25, л. 53.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп 197 (1857 г.), д. 199, ч. 29.

Кавтарадзе Г.А. К истории крестьянского самосознания, с. 56-57.

Федоров В.А. О крестьянских настроениях, с. 17.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 173, л. 4.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 160, л. 65.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 10, л. 32.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 13, л. 26 об.; ч. 14, л. 25 об.; ч. 15, л. 55; ч. 17, л. 56 – 56 об.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 13, л. 12.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 20, л. 18; ч.21, л. 15; ч. 22, л. 1о об.; ч. 23, л. 2; ч. 24, л. 2 об.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 24, л. 2 об.

Соловьев С.М. Избранные труды. Записки, М., 1983, с. 346.

Джаншиев Гр. Указ. соч., с. 5, 80-81.

Корнилов А.А. Крестьянская реформа, с. 166.

Иванюков И. Указ. соч., с. 395.

Игнатович И.И. Встреча на местах // Великая реформа. Т.V. М., 1911, с. 179.

Попельницкий А.З. Первые шаги, с. 211.

Мороховец Е.А. Крестьянская реформа 1861 г. М., 1937, с. 124.

Зайончковский П.А. Указ соч., с. 164.

Революционная ситуация в России в середине ХIХ века, с. 224.

Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе 1861-1880 гг. М., 1978, с. 24.

Кавтарадзе Г.А. Крестьянский «мир»…, с. 16.

Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 20. М., 1961, с. 140-141; 172-173.

Плеханов Г. «Освобождение» крестьян (Справка к 50 – летию) // Cовременный мир. СПб., 191, № 2, с. 236; См. также: Плеханов Г.В. Падение крепостного права. Освобождение крестьян // Плеханов Г.В. Полн. собр. соч. Т. 24. М. – Л., 1927, с. 1-33.

Цит. по: Волин М.С. Сорокалетие крестьянской реформы в русской печати // Проблемы истории общественной мысли и историографии. М., 1976, с. 105-106.

Об отношении дворянства к Крестьянской реформе 1861 г. см. книгу американского историка Т. Эммонса: Emmons T. The Russian landed gentry and the peasant emancipation of 1861, Cambridge Univ. press, 1968.

Россия под надзором. Отчеты III отделения 1827-1869. М., 2006, с. 449-450, 475-476.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 111, л. 41 об.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 3, л. 1 об.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 107 (1857 г.), д. 199, ч. 11, л. 7.

Дружинин Н.М. Указ. соч., с. 79.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 196 (1856 г.), д. 115, л. 6, 11.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 160, л. 43.

Зайончковский П.А. Указ соч., с. 93.

Тютчева А.Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и фрагменты дневников Фрейдины двора Николая I и Александра II. М., 1990, с. 167.

Гросул В.Я., Итенберг Б. и др. Русский консерватизм ХIХ столетия. Идеология и практика . М., 2000, с. 203-204; Революционная ситуация в России в середине ХIХ века, с. 189-190.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 34 (1859 г.), д. 11, л. 14.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 33 (1858 г.), д. 11, ч. 4, л. 2.

Там же, л. 3 об.; Гросул В.Я. Владимир Александрович Черкасский // Российские либералы. М., 2001, с. 174.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 34 (1859 г.), д. 11, ч. 17, л. 7-8, 10, 26.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 34 (1859 г.), д. 11, ч. 18, л. 6, 10.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 35 (1860 г.), д. 11, ч. 2, л. 1 об. – 7 об.; 8 об. – 9 об.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп 35 (1860 г.), д. 11, ч. 4, л. 11.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 35 (1860 г.), д. 11, ч. 6, л. 2 об. – 3.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 35 (1860 г.), д. 11, ч. 13, л. 1 – 1 об.

Сладкевич Н.Г. Об общественно – политических настроениях дворянства в 1861-1862 гг. // Проблемы истории общественной мысли и историографии. М., 1976, с. 107-114.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 35 (1860 г.), д. 11, ч. 4, л. 31, 32-32 об.

Баграмян Н.С. Помещичьи проекты освобождения крестьян (к проблеме «кризиса верхов») // Революционная ситуация в России в 1859-1861 гг.). М., 1962, с. 18-39.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 160, л. 46-46 об.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп 197 (1857 г.), д. 20, л. 42 об.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 35 (1860 г.), д. 11, ч. 4, л. 7.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп 35 (1860 г.), д. 11, ч. 2, л. 9.

Русский Дневник. 19 апреля 1859 г., № 81.

Джаншиев Г. Указ. соч., с. 87.

Бродский Н.Л. Ранние славянофилы. А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, К.С. и И.С. Аксаковы. М., 1910, с. 90.

Джаншиев Г. Указ. соч., с. 87.

История предпринимательства в России. Книга первая. От средневековья до середины ХIХ века. М., 2000, с. 379-380.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 20, л. 19 об. – 20.

Дружинин Н.М. Москва и реформа 1861 года // Дружинин Н.М. Избранные труды. Внешняя политика России. История Москвы. Музейное дело. М., 1988, с. 190; Революционная ситуация в России, с. 94-95.

Джаншиев Г. Ук. Соч., с. 63-64.

Мельгунов С.П. Митрополит Филарет – деятель крестьянской реформы // Великая реформа. Т. 5., М., 1911, с. 158.

Русское православие. Вехи истории. М., 1989, с. 346.

Открытие Калужского губернского комитета по устройству быта помещичьих крестьян. Калуга, 1858, с. 4; Брошюра находится в ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 13, л. 40.

Мельгунов С.П. Указ. соч., с. 158-159.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 23, л. 10.

Розенберг В.А. Указ соч., с. 232.

Римский С.В. Православная церковь и государство в ХIХ веке. Ростов – на – Дону, 1998, с. 242.

ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 34 (1859 г.), д. 134, л. 1-7.

СМ.: Записки сельского священника // Русская старина. 1880, № 3.

Попельницкий А. Как принято было Положение 19 февраля 1861 г., с. 174-175.

Грекулов Е.Ф. Церковь и отмена крепостного права // Вопросы религии и атеизма. Сб. ст. Вып. Х. М., 1962, с. 83, 99, 102.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 11, л. 7 об. – 8.

ГАРФ, ф. 109, 4 – ая эксп., оп. 198 (1858 г.), д. 176; оп 201 (1861 г.), д. 130; д. 139; д. 140.

ГАРФ, ф. 109, 4 –ая эксп., оп. 197 (1857 г.), д. 199, ч. 22, л. 11 об.

Зайончковский П.А. Указ. соч., с. 173.

Haut de page

крепостное право | История и примеры

Крепостное право , состояние в средневековой Европе, при котором фермер-арендатор был привязан к наследственному участку земли и по воле своего землевладельца. Подавляющее большинство крепостных в средневековой Европе получали средства к существованию, обрабатывая земельный участок, принадлежавший лорду. Это было существенным отличием крепостных от рабов, которых покупали и продавали без привязки к земельному участку. Крепостной сам добывал себе еду и одежду за счет собственных производственных усилий.Значительную часть зерна, выращенного крепостным на своем участке, пришлось отдать своему господину. Лорд также мог заставить крепостного возделывать ту часть земли лорда, которая не принадлежала другим арендаторам (называемая землей владений). Крепостной также должен был использовать зерновые мельницы своего господина и никакие другие.

Существенным дополнительным признаком крепостничества было отсутствие многих личных свобод, которыми обладали вольноотпущенники. Главным из них было отсутствие у крепостного свободы передвижения; он не мог навсегда покинуть свое владение или деревню без разрешения своего господина.Крепостной также не мог жениться, менять род занятий или распоряжаться своей собственностью без разрешения своего господина. Он был привязан к назначенному ему участку земли и мог быть передан вместе с этой землей новому лорду. Крепостные часто подвергались суровому обращению, и у них было мало средств правовой защиты от действий своих лордов. Крепостной мог стать вольноотпущенником только через освобождение, предоставление избирательных прав или побег.

Подробнее по этой теме

Российская Империя: Освобождение крестьян

Величайшим достижением той эпохи было освобождение крестьян.Это открыло путь для всех других реформ и сделало их необходимыми. Это также ...

Начиная со II века нашей эры, многие крупные частные владения в Римской империи, которые обрабатывались бандами рабов, постепенно были разделены на крестьянские владения. Эти крестьяне поздней Римской империи, многие из которых были потомками рабов, стали зависеть от более крупных землевладельцев и других важных лиц для защиты от государственных сборщиков налогов, а затем и от варварских захватчиков и деспотичных соседей.Некоторые из этих колоний, как называли зависимых крестьян, могли занять участки, предоставленные им владельцем, или они могли сдать ему свои земли в обмен на такую ​​защиту. В любом случае, для зависимого крестьянина стало практикой присягать собственнику, тем самым становясь связанным с ним.

Основная проблема колоний заключалась в том, что они не могли покинуть землю, которую они согласились обрабатывать как фермеры-арендаторы. Решение заключалось в том, чтобы юридически привязать их к своим владениям.Соответственно, юридический кодекс, установленный римским императором Константином в 332 г., требовал, чтобы за услуги лорда платили колони. Хотя колонии были юридически свободны, условия верности требовали от них возделывать незанятые земли своего господина, а также арендованный им участок. Это не только привязывало их к их владениям, но и делало их социальный статус по существу рабским, так как взыскание со стороны трудовых служб требовало от агентов землевладельца соблюдения дисциплины в отношении колоний. Угроза или проявление этой дисциплины было признано одним из ярчайших признаков личного подчинения мужчины.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

К VI веку к servi, или крепостным, как стали называть рабовладельческих крестьян, относились как к низшему слою общества. Крепостные впоследствии стали основным классом небольших децентрализованных государств, которые характеризовали большую часть Европы от падения Римской империи в 5 веке до первоначального восстановления феодальных монархий, герцогств и графств в 12 веке.

К XIV веку экономические условия в Западной Европе были благоприятными для замены крепостных крестьян свободным. Рост власти центральных и региональных правительств позволил обеспечить соблюдение трудовых договоров между крестьянами и помещиками без необходимости крестьянского раболепия, а окончательный отказ от трудовых повинностей на землях устранил необходимость прямого соблюдения трудовой дисциплины в крестьянстве. Резкое сокращение населения в Европе после 1350 года в результате Черной смерти привело к тому, что большая часть пахотных земель не обрабатывалась, а также привел к острой нехватке рабочей силы, что было экономически благоприятным событием для крестьянства.И, наконец, эндемические крестьянские восстания в Западной Европе в XIV и XV веках также привели к более благоприятным условиям крестьянского владения. Хотя новые крестьяне не обязательно были лучше в экономическом отношении, чем их раболепные предки, они увеличили личные свободы и больше не были полностью подчинены воле лордов, на чьих землях они работали.

Крестьяне Восточной Европы не разделяли эту благоприятную эволюцию. Крестьянские условия там в XIV веке, кажется, не были хуже, чем на западе, а в некотором смысле они были лучше, потому что колонизация лесных массивов в восточной Германии, Польше, Богемии, Моравии и Венгрии привела к созданию многих вольных крестьянских общин.Но сочетание политических и экономических обстоятельств повернуло вспять это развитие. Основная причина заключалась в том, что войны, опустошившие Восточную Европу в XIV и XV веках, имели тенденцию увеличивать могущество дворянства за счет центральных правительств. В Восточной Германии, Пруссии, Польше и России это развитие совпало с увеличением спроса на зерно из Западной Европы. Чтобы извлечь выгоду из этого спроса, дворяне и другие помещики забрали назад крестьянские владения, расширили свое собственное земледелие и предъявили высокие требования к услугам крестьян по труду.В результате статус крестьянина от Восточной Германии до Московии резко ухудшился. Лишь в конце 18 века крестьяне Австро-Венгерской империи были освобождены от крепостного права, получив таким образом свободу передвижения и брака, а также право на получение профессии по личному выбору. Крепостным в России не предоставлялась личная свобода и собственные наделы земли до Указа Александра II об освобождении 1861 г.В этой системе крепостного права крестьян можно было продавать, наказывать без надлежащей правовой процедуры и заставлять платить дань лорду трудом. Однако все крепостные были освобождены после создания Китайской Народной Республики в 1949 году.

Крепостной - Всемирная историческая энциклопедия

Средневековые крепостные (они же деревенские крестьяне) были несвободными рабочими, которые взамен обрабатывали землю землевладельца (или арендатора) на физическую и правовую защиту и право использовать отдельный участок земли для своих основных нужд.Крепостные составляли 75% средневекового населения, но не были рабами, поскольку можно было купить только их труд, а не их личность.

Крепостные, возможно, не были рабами, но с них взимались определенные сборы и ограничения на передвижение, которые варьировались в зависимости от местных обычаев. Центром средневековой сельской общины и причиной существования крепостного была усадьба или замок - частная резиденция владельца поместья и место общественных собраний для административных и юридических вопросов. Отношение крестьянства к этим усадьбам и их хозяевам известно как манориализм.К 14 веку крепостное право пришло в упадок благодаря социальным и экономическим изменениям, в частности, более широкому использованию монет, которыми можно было платить крепостным, что дало некоторым возможность в конечном итоге купить свою свободу.

Истоки

Идея людей разных социальных слоев, живущих вместе в одном поместье для взаимной выгоды, восходит к римским временам, когда сельские виллы производили продукты питания на окружающей их земле. Когда Римская империя пришла в упадок, а иностранные набеги и вторжения стали более обычным явлением, безопасность совместного проживания в защищенном месте имела явные преимущества.Хозяин имения давал крестьянам право жить и работать на своей земле в обмен на их трудовую службу. Крестьяне были либо свободными, либо несвободными, причем последняя категория называлась крепостными или вилланами. Крепостное право частично возникло из рабовладельческой системы старой Римской империи. Не имея особой собственности, крепостные отказывались от свободы передвижения и своего труда в обмен на блага жизни в имении помещика.

Самая важная функция крепостных заключалась в том, чтобы работать на землях своего господина два или три дня в неделю.

Помимо рожденных в крепостном праве, многие наемные рабочие невольно становились крепостными, потому что их собственный небольшой участок земли был едва достаточен для их нужд. В таких обстоятельствах, как длительная болезнь или неурожай, многие свободные люди становились крепостными, чтобы выжить, понижение статуса часто засвидетельствовано в «Книге судного дня» 1087 года, записи землевладельцев и рабочих в нормандской Англии.

Усадьбы

Некоторые сельские поместья занимали всего несколько сотен акров, что было примерно достаточно земли, чтобы удовлетворить потребности тех, кто на ней жил.Наименьший участок земли назывался имением. Поместья могли принадлежать монарху, аристократам или церкви, а очень богатые могли владеть несколькими сотнями поместьев, которые в совокупности назывались «честь». Большинство усадеб были похожи на маленькие деревушки, так как они создавали самодостаточные и независимые общины. Помимо поместья и / или замка, в поместье были простые жилища для рабочих, а также могла быть небольшая река или ручей, протекающий через него, церковь, мельница, амбары и лесной массив.Земля усадьбы была разделена на две основные части. Первая часть представляла собой владение (владение), которое было зарезервировано для исключительной эксплуатации землевладельца. Обычно владения составляли 35-40% от общей площади имения. Вторая часть - это земля, на которой рабочие жили и работали для своих повседневных нужд ( мансус, ), обычно около 12 акров (5 гектаров) на семью. Крепостные в имении обрабатывали эту землю, предназначенную для их использования, а также владения.

июля, Les Tres Riches Heures

Limbourg Brothers (общественное достояние)

Права и обязанности

Самая важная задача крепостных заключалась в том, чтобы работать на землях своего господина два или три дня в неделю и больше в периоды напряженности, например, во время сбора урожая.Вся еда, произведенная на этой земле, досталась лорду. Иногда крепостной мог послать члена семьи (при условии, что он был физически в состоянии) выполнить работу на земельном участке вместо него. В другие дни недели крепостные могли обрабатывать землю, предоставленную им для нужд своей семьи. Обычно крепостные не могли по закону покинуть имение, в котором они работали, но обратной стороной было то, что они также имели право жить в нем, что давало им как физическую защиту, так и средства к существованию.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Крепостной унаследовал статус своих родителей, хотя в случае смешанного брака (между свободными и несвободными работниками) ребенок обычно наследует статус отца, если он законный, и, если он незаконнорожденный, статус матери. В Англии и Нормандии старший сын унаследовал землю, обработанную их крепостными отцами, а дочери унаследовали ее только в том случае, если у них не было братьев. Вдовы обычно унаследовали около трети земли своих покойных мужей.Напротив, в центральной и южной Франции, Германии и Скандинавии наследование было равным между сыновьями и дочерьми крепостных.

Помимо выплаты своему господину регулярного процента от продуктов, произведенных на их собственной земле, крестьяне должны были платить десятину местной приходской церкви.

Помещик мог продать одного из своих крепостных, но право на продажу было правом труда, а не прямой собственности человека, как в рабстве. Теоретически личная собственность крепостного принадлежала помещику, но вряд ли это было принудительно или имело какое-либо практическое значение.

Помимо выплаты своему господину регулярного процента от продуктов, произведенных на их собственной земле, крестьяне должны были платить десятину местной приходской церкви, обычно одну десятую часть крестьянского урожая. Последний использовался для содержания священника, церкви и обеспечения небольшого благотворительного фонда для бедных. В дополнение к этим двум большим издержкам крепостной был обязан уплатить своему лорду штрафы и определенные обычные сборы, например, при женитьбе старшей дочери лорда или в случае смерти крепостного в виде налога на наследство, уплачиваемого крестьянином. наследник крепостного.На протяжении большей части средневековья штрафы обычно выплачивались натурой, например, в виде лучшего животного, которое имел крепостной. Для защиты будущих поколений крепостных помещиков существовали такие обычаи, как штраф для дочери крепостного, выходящей замуж за человека из-за пределов имения.

Средневековые крестьяне молотят

Неизвестный художник (общественное достояние)

Крепостные, рожденные в большой семье, очень часто не получали собственной земли для работы и поэтому были вынуждены продолжать жить в доме своих родителей, жениться на другом крепостном с землей или жить в доме другого крестьянина в другом месте, отдавая свои труд как рента.Другие варианты включали переговоры о новом участке земли от лорда, работу на местного священника или попытку удачи в городе или городе, где они могли найти неквалифицированную работу, работая на торговца, такого как мельник или кузнец.

Поскольку обычаи менялись от сословия к сословию, и со временем были некоторые рабочие, которые занимали серую зону статуса между свободным и несвободным. Одной из таких категорий крепостных был раб-министр в некоторых частях Франции, Германии и Нидерландов.Эти крепостные, все еще несвободные с юридической точки зрения, на практике имели большую свободу передвижения и могли владеть своей собственностью и землей, потому что они были детьми крепостных, которые служили лорду в качестве администраторов или в некотором военном качестве.

Паломники приближаются к парочке на ферме

Игры на ирокезах (Авторское право)

Повседневная жизнь

В описании обычаев поместья Ричард Ист в Англии в 1298 году записаны следующие повседневные обязанности крепостного:

Он будет пахать и боронить за свой счет четверть акра.И в течение года он будет работать каждый второй день: либо таскать, либо косить, либо жать, либо возить тележку, или выполнять какую-либо другую работу в соответствии с приказом лорда или его судебного пристава, кроме суббот и основных церковных праздников. А во время жатвы он найдет двух человек, которые будут жать два дня за обычную дополнительную работу за свой счет, то есть по два человека в день. И в конце времени жатвы он будет пожинать с одним человеком за весь день за свой счет.

(цитируется по Singman, 85)

Лорд не был бессердечным и имел одно или два минимальных обязательства по наблюдению за собой:

У всех вышеперечисленных вилланов в конце переезда будет шесть пенсов на пиво и буханка хлеба за штуку.И он [господин] должен дать три бушеля пшеницы для вышеупомянутого хлеба. И у каждого из вышеупомянутых косилок каждый вечер будет одна небольшая связка сена, столько, сколько он может косить своей косой.

( там же )

Мужчины выполняли тяжелую сельскохозяйственную работу, описанную выше, женщины также выполняли более легкую сельскохозяйственную работу и помогали во время сбора урожая. В течение года у женщин были свои обширные традиционные обязанности, такие как доение, изготовление масла и сыра, пивоварение эля (сваренного из солодовых зерен), выпечка хлеба, уход за фруктовыми деревьями, приготовление пищи в целом, изготовление шерсти и производство шерстяных и льняных тканей, внешний вид. после домашней птицы, уборки дома и (возможно) ухода за детьми.

Коттедж средневекового крестьянина

Erenow (Авторское право, добросовестное использование)

Налоговая оценка, составленная в 1304 году для некоего Ричарда Бовчерча из Кукшема в Англии, дает представление о том, чем может владеть крепостной со средним достатком, с учетом стоимости каждого предмета в шиллингах (ах) и пенсах (d). Шиллинг стоил 12 пенсов.

  • 1 лошадь - стоимость 2с
  • 1 корова - 4с
  • 1 поросенок - 6д
  • 3 курицы - 3d
  • 1 бушель фасоли - 3d
  • 2 сотки засеяны зерном - 4с
  • 2 сотки засеяны викой - 2с
  • 1 коттедж - 18 д
  • 1 горшок из латуни - 12d
  • 1 сковорода - 3d
  • 1 тележка - 8д

Крепостные обычно жили в скромных одноэтажных зданиях, сделанных из дешевых и легко доступных материалов, таких как земля и древесина для стен и соломенная крыша.Здесь жила небольшая семейная ячейка; у пенсионеров обычно был собственный коттедж. Более желанные, чем родственники родственников, собака и кошка часто оказывались полезными, первые для выпаса скота, а вторые для сокращения количества крыс в житнице. Обычно в центре дома горел очаг, который, помимо большого количества дыма, давал тепло и свет, как и свечи. Окна этих простых жилищ не имели стекол, но на ночь закрывались деревянными ставнями, а постельные принадлежности делались из соломы и шерстяных одеял.Сельскохозяйственные животные содержались в отдельном или пристроенном здании, в то время как более зажиточная крепостная семья могла также иметь здание для пивоварения и выпечки. Туалет обычно представлял собой не что иное, как отверстие над выгребной ямой, иногда в небольшом сарае для уединения, но, конечно, не всегда. Эти жилые постройки обычно располагались вокруг двора, чтобы обеспечить некоторую защиту от ветра.

Еда и отдых

Типичная крестьянская еда состояла из грубого хлеба из пшеницы и ржи или ячменя и ржи; каша из ячменя или ржи; густой суп из любого из следующих ингредиентов: злаки, горох, капуста, лук-порей, шпинат, лук, фасоль, петрушка и чеснок.У более зажиточных крестьян было молоко, сыр и яйца, а мясо было еще одной редкой роскошью, поскольку живые животные были гораздо более ценными, а наиболее распространенным мясом была соленая свинина или бекон. Вяленая и соленая рыба и угри продавались по цене. Фрукты, обычно приготовленные, включали яблоки, груши и вишню, а также собирались лесные ягоды и орехи. Основными напитками были некрепкий эль или вода с добавлением меда. Немногие крестьяне имели бы доступ ко всей только что перечисленной пище, и у большинства из них не было жиров, белков, кальция и витаминов A, C и D.

Январь, Les Tres Riches Heures

Лимбургские братья (общественное достояние)

Крепостной имел досуг по воскресеньям и праздникам, когда самыми популярными развлечениями были питье пива, пение и групповые танцы под музыку из труб, флейт и барабанов. Существовали такие игры, как игра в кости, настольные игры и такие виды спорта, как хоккей и средневековый футбол, где целью было переместить мяч в заранее определенное место, а правил было немного, если таковые вообще были. Крепостным действительно удавалось прожить немного раз в год, когда по традиции их приглашали в усадьбу на Рождество на трапезу.К сожалению, им пришлось взять с собой свои тарелки и дрова, и, конечно же, вся еда в любом случае была произведена ими самими, но они получили бесплатное пиво, и это был по крайней мере шанс увидеть, как живет другая половина, и облегчить жизнь людям. мрачность деревенской зимы.

Усадебный двор

В поместье был собственный двор, которым управлял лорд или его управляющий, который проводился несколько раз в год. В Англии такой двор, проводившийся в большом зале замка или поместья, назывался hallmote или halimote .Здесь рассматривались споры между членами поместья, такие как право использовать определенные участки земли, такие как лесные массивы или торфяники (но не споры между лордом и отдельным крестьянином), а также штрафы, наложенные на работников поместья и любые уголовные дела. Серьезные преступления, такие как убийство, изнасилование и поджог, рассматривались в судах Короны. hallmote , возможно, был склонен к землевладельцу, но он обычно был связан обычаями, установленными его предшественниками, и окончательное решение суда фактически принималось жюри, коллегией избранных местных жителей, обычно сослуживцев.Эта комиссия, обычно состоящая из 12 человек, произошла от первоначального жюри раннего средневековья, которое ссылалось на мужчин, вызванных подсудимым в качестве характерных свидетелей. Существовали также суды более высокой инстанции, и записи показывают, что крестьянство, действуя коллективно, могло возбудить дело против землевладельца.

Упадок крепостного права

Институт крепостного права был постепенно ослаблен рядом событий позднего средневековья. Внезапный спад населения, вызванный войнами и эпидемиями, особенно Черной смертью (пик которой пришелся на 1347–1352 годы), означал, что рабочая сила была в дефиците и, следовательно, была дорогой.Другая тенденция заключалась в том, что бесплатные рабочие покидали сельскую местность и искали счастья во все большем числе городов. Беглые крепостные могли таким же образом попытать счастья, и был даже обычай, что, прожив один год и один день в городе, крепостной зарабатывал себе свободу. Без достаточной рабочей силы многие поместья были заброшены. Эта ситуация давала крепостным рычаги влияния, чтобы договориться о более выгодной сделке для себя, даже чтобы получить плату за свой труд. Более широкое использование монет в средневековом обществе сделало это возможным и стоящим.На накопленные деньги крепостные могли в некоторых случаях платить своему господину вместо труда или платить плату за освобождение от части ожидаемого от них труда, или они могли даже купить свою свободу.

Крепостные усилили свою политическую власть, действуя коллективно в деревенских общинах, которые стали иметь свои собственные дворы и выступали в качестве противовеса дворянским землевладельцам. Наконец, иногда происходили серьезные восстания крестьян против своих хозяев: 1227 год в северных Нидерландах, 1230 год в нижнем течении Везера в северной Германии и 1315 год в швейцарских Альпах - все они были свидетелями жестоких крестьянских армий, одержавших верх над армией с участием аристократических рыцарей. .Крупное, но безуспешное восстание, Крестьянское восстание, которое потребовало отмены крепостного права, произошло в Англии в 1381 году. По всей Европе все эти факторы сговорились ослабить традиционную установку несвободных рабочих, привязанных к земле и работающих на богатых. так что к концу 14 века н.э. наемные рабочие выполняли больше сельскохозяйственной работы, чем неоплачиваемые крепостные.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

История крепостного права - Brewminate


Костюмы рабов или крепостных шестого-двенадцатого веков, собранные Х. де Вилькастелем из оригинальных документов в европейских библиотеках. / Wikimedia Commons


Хотя конец крепостного права означал свободу, во многих случаях переход к новому социальному порядку был далеко не гладким.


Куратор / рецензент Мэтью А.Макинтош
Общественный историк
Брюминейт


Крепостное право - это социально-экономический статус несвободных крестьян при феодализме, относящийся непосредственно к манориализму. Крепостное право было принудительным трудом крепостных на полях землевладельцев в обмен на их защиту, а также право работать на арендованных ими полях. Это было состояние неволи или модифицированного рабства, которое развивалось в основном в период высокого средневековья в Европе, возникло из сельскохозяйственного рабства поздней Римской империи, оно процветало в Европе в средние века, продолжаясь до девятнадцатого века.Крепостное право также появилось вместе с феодализмом в Китае, Японии, Индии, доколумбовой Мексике и других местах.

Крепостное право предполагало работу не только на полях, но и на различных сельскохозяйственных работах, таких как лесоводство, горнодобывающая промышленность, транспорт (как наземный, так и речной), ремесла и даже производство. Поместья составляли основную ячейку общества в этот период, и и лорд, и его крепостные были связаны юридическими, экономическими и социальными обязательствами. Крепостные были рабочими, привязанными к земле; они составляли самый низкий социальный класс феодального общества.Крепостные также определялись как люди, права собственности на труд которых принадлежали землевладельцам.

После Возрождения крепостное право становилось все более редким в большей части Западной Европы, но усилилось в Центральной и Восточной Европе, где раньше оно было менее распространено. В Англии это продолжалось по закону до 1600-х годов, а во Франции до 1789 года. Шотландские крепостные коренные жители жили до 1799 года, когда угольщики, ранее содержавшиеся в крепостном праве, получили освобождение. В Восточной Европе институт просуществовал до середины XIX века.Он сохранялся в Австро-Венгрии до 1848 года и был отменен в России только в 1861 году. Считается, что Тибет был последним местом, где отменили крепостное право в 1959 году.

Хотя конец крепостного права означает свободу, во многих случаях переход к новому общественному порядку был далеко не гладким. Присутствующие у власти часто «освобождали» своих крепостных, не заботясь об их благополучии, заботясь только о собственном положении. Простой разрыв системы, в которой есть несправедливость и неравенство, не обязательно приведет к положительным результатам.Конец крепостного права и всех его проблем - лишь один шаг к созданию гармоничного и справедливого общества.

Андреас Петер Бернсторфф и Фредерик VI из Дании. деталь гравюры, посвященной отмене крепостного права, гр. 1800 / Национальный музей, Копенгаген, Wikimedia Commons

Слово «крепостной» произошло от среднефранцузского «крепостной» и восходит к латинскому « servus», - «раб». В поздней античности и большей части средневековья то, что сейчас называется крепостными, обычно обозначается на латыни как coloi (Sing. толстая кишка ). По мере того, как рабство постепенно исчезало, и правовой статус этих servi стал почти идентичным статусу columns, , значение этого термина изменилось на современное понятие «крепостной». Крепостное право отличается от рабства правами, которыми крепостные пользовались в соответствии с обычаем, общепризнанным неприкосновенным, социальной структурой, которая делала крестьян рабскими в группе, а не индивидуально, и тем фактом, что они обычно могли передавать право обрабатывать свою землю. сыну.

Существенной характеристикой помещичьего общества было почти полное подчинение крестьян экономической власти и юрисдикции помещика. Однако не все крестьяне полностью попали под крепостное право.

В средневековье в Англии церкви принадлежали огромные земли; другая земля находилась в частной собственности. Незаменимым для выживания мелких землевладельцев была общинная земля ( Allmende на французском языке), которая представляла собой коллективные пахотные и лесные земли, используемые для возделывания и кормления скота.

Землевладельцы состояли из знати, церкви и королевской семьи. Крепостным разрешалось обрабатывать определенные участки земли в обмен на процент от произведенной ими продукции. Хотя большинство крепостных были фермерами, некоторые из них были ремесленниками, например кузнецами или мельницами. В большинстве крепостных домов крепостные по закону были частью земли, и если земля продавалась, они продавались вместе с ней. Средневековые усадьбы состояли из усадьбы, в которой жил помещик, рыцарь или барон, и деревни, состоящей из крестьянских домов.Эти дома на самом деле были хижинами с одной спальней, сделанными из деревянных балок, глины и соломы. В зимние месяцы тепло создавалось, позволяя домашним животным (козам, овцам, цыплятам, гусям и часто крупному рогатому скоту) спать внутри.

Жизнь крепостных была очень напряженной. Лорду нужно было поддерживать свою власть, чтобы поддерживать социальную структуру. Священник был основой деревенской жизни, и все члены общины зависели от него в своих религиозных наставлениях и обязательствах.Священник мог «провозгласить [обязанности крепостного] больше для общества, чем для пахаря; такое полное рабство действительно полезно для всех ». [1] Лорды и священники, которые могли настаивать на том, что роль крепостного действительно важна и важна для выживания общества, часто увековечивали эту систему.

Крепостные имели место в феодальном обществе во многом так же, как барон или рыцарь. Место крепостного заключалось в том, что в обмен на защиту он жил и обрабатывал участок земли, принадлежащий своему господину.Таким образом, в поместной системе существовала определенная степень взаимности. Обоснованием того периода было то, что крепостной «работал для всех», рыцарь или барон «боролись за всех», а церковник «молился за всех»; таким образом, у каждого было свое место. Крепостной работал больше других, хуже всех кормил и платил, но, по крайней мере, у него было свое место, и, в отличие от рабства, у него была своя земля и собственность. Поместный лорд не мог продавать своих крепостных, как римлянин мог продавать своих рабов. С другой стороны, если он решил распорядиться земельным участком, крепостной или крепостные, связанные с этой землей, шли вместе с ним, чтобы служить своему новому господину.Кроме того, крепостной не мог ни покинуть свои земли без разрешения, ни продать их.

Социальные учреждения, подобные крепостному праву, были известны еще в древности. Статус илотов в древнегреческом городе-государстве Спарта напоминал положение средневековых крепостных, как и положение крестьян, работающих на правительственных землях в Древнем Риме. Эти римские крестьяне, известные как колони, или «фермеры-арендаторы», являются одними из возможных предшественников крепостных. Германские племена, вторгшиеся в Римскую империю, по большей части вытеснили богатых римлян в качестве землевладельцев, но оставили саму экономическую систему нетронутой.

Однако средневековое крепостное право действительно началось с распадом Каролингской империи примерно в X веке. За распадом этой империи, правившей большей частью Западной Европы более 200 лет, последовал долгий период, в течение которого в большей части Европы не существовало сильных центральных правительств. В этот период могущественные феодалы поощряли установление крепостного права как источника сельскохозяйственного труда. Крепостное право, действительно, было институтом, отражающим довольно распространенную практику, когда великих землевладельцев заверяли, что другие работают, чтобы прокормить их, и при этом их сдерживали юридически и экономически.Это устройство обеспечивало большую часть сельскохозяйственного труда в средние века. Однако некоторые части Европы, включая большую часть Скандинавии, никогда не принимали многих феодальных институтов, включая крепостное право.

В позднем средневековье крепостное право начало исчезать к западу от Рейна, даже когда оно распространилось по Восточной Европе. Это было одной из важных причин глубоких различий между обществами и экономиками Восточной и Западной Европы. В Западной Европе рост могущественных монархов, городов и улучшающаяся экономика ослабили дворянскую систему на протяжении XIII и XIV веков, а крепостное право было редкостью после Возрождения.

Крепостное право в Западной Европе в значительной степени прекратилось в пятнадцатом и шестнадцатом веках из-за изменений в экономике, населении и законах, регулирующих отношения лордов и арендаторов в западноевропейских странах. Ограждение усадебных полей для выпаса скота и больших пахотных участков делало экономику небольших участков земли крепостных на открытых полях менее привлекательной для землевладельцев. Более того, растущее использование денег сделало арендное хозяйство крепостных менее прибыльным; За гораздо меньшую плату, чем содержание крепостного, лорд теперь мог нанимать более квалифицированных рабочих и платить им наличными.Оплачиваемый труд также был более гибким, поскольку рабочих можно было нанимать только тогда, когда они были необходимы.

В то же время нарастающие волнения и восстания крепостных и крестьян, такие как восстание Тайлера в Англии в 1381 году, оказали давление на дворянство и духовенство с целью реформирования системы. В результате требования крепостных и крестьян до некоторой степени удовлетворялись постепенным установлением новых форм аренды земли и увеличением личных свобод. Еще одним важным фактором упадка крепостного права было промышленное развитие, особенно промышленная революция.С ростом прибыльности промышленности фермеры хотели переехать в города, чтобы получать более высокую заработную плату, чем та, которую они могли получить, работая на полях, в то время как землевладельцы также вкладывали средства в более прибыльную отрасль. Это также привело к нарастающему процессу урбанизации.

Зерно платит (вверху), зерно не платит (внизу). Эти две картинки иллюстрируют представление о том, что сельское хозяйство, когда-то чрезвычайно прибыльное для дворян (szlachta) в Речи Посполитой, стало намного менее прибыльным со второй половины семнадцатого века и далее./ Районный музей, Торунь, Wikimedia Commons

Во многих из этих стран крепостное право было отменено во время наполеоновских нашествий в начале девятнадцатого века. Крепостное право оставалось практикой на большей части территории России до 19 февраля 1861 года, хотя в русских прибалтийских губерниях оно было отменено в начале девятнадцатого века (Реформы крепостного права в России). Русское крепостное право было, пожалуй, самым заметным среди восточноевропейского опыта, поскольку на него никогда не влияли немецкие законы и миграции, а системы крепостничества и поместий были навязаны короной (царем), а не дворянством.

Помимо Европы, в ряде других регионов, включая большую часть Азии, также были созданы феодальные общества, некоторые из которых включали крепостное право, хотя и не единообразно. Согласно Джозефу Р. Стрейеру, феодализм был обнаружен в обществах Византийской империи, Ирана, древней Месопотамии, Египта (с шестой по двенадцатую династии), мусульманской Индии, Китая (династия Чжоу, конец династии Хань, Тибет (тринадцатый век - 1959 г.)). ) и династии Цин (1644-1912), а также в Японии во время сёгуната. Считается, что Тибет был последним местом, где в 1959 году было отменено крепостное право.

Обзор

Свободный человек становился крепостным обычно по принуждению или по необходимости. Иногда фригольдеры или аллодиальные владельцы попадали в зависимость от большей физической и юридической силы местного барона. Часто несколько лет неурожая, войны или грабежа могут оставить человека неспособным идти своим путем. В таком случае с лордом была заключена сделка. В обмен на защиту требовалось обслуживание, оплачиваемое и / или оплачиваемое. Эти сделки были оформлены в форме церемонии, известной как «кабала», во время которой крепостной клал свою голову в руки сеньора, параллельно с церемонией «почтения», когда вассал помещал свои руки между руками своего господина.Эти клятвы привязывали сеньора к новому крепостному и излагали условия их соглашения. [2] Часто эти сделки были серьезными. Англосаксонская «Клятва верности» седьмого века гласит:

.

Клянусь Господом, перед Которым свято это святилище, я хочу для N. быть верным и верным, и любить все, что он любит, и избегать всего, чего он избегает, согласно законам Бога и порядку мира. И я никогда не сделаю волей или действием, словом или делом что-либо неприятное для него, при условии, что он будет придерживаться меня так, как я этого заслуживаю, и что он будет выполнять все, как было в нашем соглашении, когда я покорился ему и выбрал его волю.

Стать крепостным было обязательством, которое затрагивало все аспекты жизни крепостного. Более того, крепостное право передавалось по наследству. Принимая на себя обязанности крепостного права, крепостные связывали не только себя, но и всех своих будущих наследников.

Классы

Класс крестьян часто разбивался на более мелкие категории. Различия между этими классами часто были менее четкими, чем можно было бы предположить из-за различных имен, встречающихся для них. Чаще всего было два типа крестьян - вольные и вилланы.Однако как полувиллы, дачники или дачники, так и рабы составляли небольшой процент рабочих.

Свободные люди

Свободные люди были, по сути, арендаторами-арендаторами, которые мало или вообще не обслуживали лорда. В некоторых частях Англии XI века эти свободные люди составляли лишь десять процентов крестьянского населения, а в остальной Европе их число было относительно небольшим.

Виллэнов

Виллен был самым распространенным типом крепостных в средние века.Виллены имели больше прав и статуса, чем те, кого держали в качестве рабов, но подпадали под ряд юридических ограничений, которые отличали их от свободных людей. Виллены обычно снимали небольшие дома с землей или без нее. В рамках контракта со своим хозяином они должны были использовать часть своего времени для обработки полей лорда, а остальное время они тратили на обработку своей собственной земли. Как и другие типы крепостных, от них требовалось предоставлять другие услуги, возможно, в дополнение к ренте деньгами или товарами.Эти услуги могут быть очень обременительными. Виллэны были привязаны к земле и не могли уехать без согласия своего господина. Однако в остальном они были свободными людьми в глазах закона. В отличие от рабов, виллэны могли иметь собственное имущество. Деревня, в отличие от других форм крепостничества, была наиболее распространена в западноевропейском феодализме, где землевладение уходит корнями в римское право.

В средние века в Европе существовало множество деревень.Полувиллины получали лишь половину меньшего количества полос земли для собственного использования и полностью были обязаны лорду, часто вынуждая их сдавать свои услуги в аренду другим крепостным, чтобы компенсировать это невзгоды. Однако деревня не была чисто эксплуататорскими отношениями. В средние века земля гарантировала средства к существованию и выживание, а проживание в деревне гарантировало доступ к земле. Арендодатели, даже если это было законно, редко выселяли вилланов из-за стоимости их труда. Деревня была намного предпочтительнее бродяги, раба или негражданского чернорабочего.

Во многих средневековых странах виллен мог получить свободу, сбежав в город и прожив там больше года; но этот путь был связан с потерей земли и сельскохозяйственных средств к существованию, непомерно высокой ценой, если только землевладелец не был особенно тираническим или условия в деревне не были необычно тяжелыми. Недавно прибывшие в город виллэны в некоторых случаях совершали преступления ради выживания, что придало альтернативному написанию «злодей» его современное значение.

Дачники

Дачники или дачники, другой тип крепостных, не имели земельных участков для работы.Они проводили все свое время, работая на лордских полях. Взамен они получили свою хижину, сады и небольшую часть урожая лорда.

Рабы

Последним типом крепостных был раб. Рабы имели наименьшее количество прав и льгот от поместья, и им также давали наименьшее количество прав. У них не было земли, они работали исключительно на лорда и выживали на пожертвования помещика. В интересах лордов всегда было доказать, что существует рабское соглашение, поскольку это давало им большие права на сборы и налоги.Правовой статус мужчины был основным вопросом во многих делах поместных судов того периода.

Обязанности

Обычный крепостной (не считая рабов и коттеджей) платил свои гонорары и налоги в виде сезонно подходящей рабочей силы. Обычно часть недели посвящалась вспашке полей (владений) его господина, уборке урожая, рытью канав, ремонту заборов и часто работе в усадьбе. Владения лорда включали не только поля: сюда входили все права на выпас скота, лесные продукты (орехи, фрукты, древесина и лесные животные) и рыбу из ручья; у лорда были исключительные права на эти вещи.Остальное время крепостной был посвящен уходу за своими полями, урожаями и животными, чтобы обеспечить свою семью. Большая часть помещичьей работы была разделена по половому признаку в течение обычного времени года; однако ожидалось, что во время сбора урожая вся семья будет работать на полях.

Барщина, или барщинный труд, представляла собой вид ежегодного налога, уплачиваемого как труд монарху, вассалу, сюзерену или лорду поместья. Он использовался для завершения королевских проектов, для обслуживания дорог и других общественных объектов, а также для предоставления рабочей силы для содержания феодального поместья.

Трудность жизни крепостного проистекала из того факта, что его работа для своего господина совпадала с работой, которую он должен был выполнять на его собственных землях, и преобладал над ней: когда урожай господина был готов к уборке, его собственные . С другой стороны, крепостной мог рассчитывать на то, что во время службы его хорошо накормят; это был бедный лорд, который не накормил своих крепостных во время сбора урожая и посадки. В обмен на эту работу над помещичьей собственностью крепостной имел определенные привилегии и права.Им было разрешено собирать сухостой в лесах своего господина. За определенную плату крепостным разрешалось пользоваться мельницами и печами усадьбы.

Помимо службы, крепостной должен был платить определенные налоги и сборы. Налоги основывались на оценочной стоимости его земель и владений. Сборы обычно выплачивались в виде продуктов питания, а не наличными. Лучшая порция пшеницы из крепостного урожая всегда отдавалась помещику. По большей части крепостным была запрещена охота на помещичьи владения.В пасхальное воскресенье крестьянская семья задолжала лишнюю дюжину яиц, а на Рождество тоже ждали гуся. Когда член семьи умирал, поместье платили дополнительные налоги на оплату труда этого человека. Любая молодая женщина, желавшая выйти замуж за крепостного за пределами своего поместья, была вынуждена заплатить гонорар за потерянный труд. Также обсуждался вопрос о том, могут ли крепостные по закону требовать во время войны или конфликта сражаться за землю и собственность своего господина.

Ограничения крепостного права на личный и экономический выбор осуществлялись посредством различных форм поместного общего права, а также поместного управления и суда.

Льготы

В пределах своих ограничений крепостной имел некоторую свободу. Хотя общепринято считать, что крепостной владел «только своим животом» - даже его одежда была по закону собственностью его господина - крепостной все еще мог накапливать личную собственность и богатство, и некоторые крепостные стали богаче своих свободных соседей, хотя это было скорее исключением из общего правила. Состоятельный крепостной мог даже купить себе свободу.

Крепостные могли выращивать на своих землях то, что они считали нужным (в разумных пределах - налоги крепостных часто приходилось платить пшеницей, общеизвестно трудным урожаем), а излишки продавать на рынке.Их наследникам обычно гарантировалось наследство.

Помещик не мог лишить своих крепостных без причины и должен был защищать их от нападений разбойников или других лордов, и он должен был поддерживать их милосердием во время голода.

Крестьянин, уезжающий от помещика в Юрьев день , картина Сергея Иванова, 1908 / Wikimedia Commons

Особенности крепостного права сильно варьировались в зависимости от времени и региона.В некоторых местах крепостное право было объединено с различными формами налогообложения или заменено на них.

Объем требуемой рабочей силы варьировался. В Польше, например, в тринадцатом веке было несколько дней в году; один день в неделю в четырнадцатом веке; четыре дня в неделю в семнадцатом веке и шесть дней в неделю в восемнадцатом веке. Раннее крепостное право в Польше было наиболее ограничено на королевских территориях (królewszczyzny) .

Иногда крепостные служили солдатами в случае конфликта и могли заработать свободу или даже дворянство за доблесть в бою.В других случаях крепостные могли купить свою свободу, быть освобожденными от своих просвещенных или щедрых владельцев или бежать в города или на новые заселенные земли, где задавали мало вопросов. Законы различались от страны к стране: в Англии крепостной, который пробрался в зафрахтованный город и уклонялся от повторного захвата в течение года и одного дня, получил свободу.

В России Уложением Ивана III России Судебник (1497) ограничивалось передвижение крестьян. Их право покинуть своего хозяина было ограничено периодом в одну неделю до и после так называемого Дня Юрия (26 ноября).Временный ( Заповедные лета, или годы запрета), а затем бессрочный запрет для крестьян покидать своих хозяев был введен указом от 1597 года, который также определил так называемые фиксированные годы ( Урочные лета , или урочные лета ), или пятилетний срок розыска беглых крестьян. Позднее срок был увеличен до десяти лет.

В Тибете большая часть сельского населения - около 700 000 человек из общей численности населения в 1 250 000 человек - были крепостными еще в 1953 году.Связанные с землей в рамках преимущественно феодальной системы, им был отведен лишь небольшой участок для выращивания собственной пищи, большую часть времени они проводили в монастырях и отдельных высокопоставленных ламах или светской аристократии. Однако Гольдштейн заметил, что не все крепостные были обездоленными, некоторые могли накопить значительные богатства и даже владеть собственной землей. [3] Существовало несколько типов субстатуса крепостных, одним из наиболее важных из которых была «человеческая аренда», которая позволяла крепостному приобрести определенную степень личной свободы, потому что, несмотря на сохранение концепции господства, крепостные были не привязан к земельной собственности. [4] После того, как Китай захватил Тибет и Далай-лама бежал в Индию, коммунистическое правительство начало отказываться от крепостного права, позволив крепостным выращивать свои собственные урожаи и овощи, хотя и при коммунистической системе. [5]

Конец крепостного права: немецкое «Freilassungsbrief» (Письмо об окончании крепостного права) от 1762 г. / Wikimedia Commons

Крепостное право стало менее распространенным в средние века, особенно после того, как Черная смерть уменьшила сельское население и увеличила переговорную силу рабочих.Более того, сеньоры многих поместий были готовы (за плату) манумит («освободить») своих крепостных.

Крепостное право в основном исчезло в Англии к 1500 году как личный статус, но земля, удерживаемая крепостным владением (если не было предоставлено избирательное право), продолжала принадлежать тому, что отныне было известно как копайхолд, которое не отменялось до 1925 года. Позднее средневековье, крестьянские волнения привели к вспышкам насилия над помещиками. В мае 1381 года английские крестьяне восстали из-за высоких налогов, установленных парламентом.Подобные случаи были примерно в то же время в Кастилии, Германии, Северной Франции, Португалии и Швеции. Хотя эти крестьянские восстания часто были успешными, обычно требовалось много времени, прежде чем правовая система была изменена. Во Франции это произошло 11 августа 1789 года, когда был издан «Указ об упразднении феодальной системы». Этот указ полностью отменил дворянский строй.

Начало искоренения феодальной системы знаменует собой эпоху быстрых перемен в Европе. Налоги, взимаемые государством, заменяли трудовые сборы, взимаемые лордом.Изменение статуса после движения огораживания, начавшегося в конце восемнадцатого века, когда различные лорды отказались от открытого земледелия предыдущих веков в обмен, по сути, на то, чтобы забрать себе все лучшие земли и «освободить» своих крепостных, вполне могло иметь сделали крепостное право таким образом жизни, которого отчаянно желали многие крестьянские семьи.

Хотя крепостное право начало свое упадок в Европе в средние века, потребовалось много сотен лет, чтобы оно полностью исчезло.Кроме того, борьбу рабочего класса во время промышленной революции сравнивают с борьбой крепостных в средние века. Крепостное право - это институт, который был обычным явлением в истории человечества; однако это не всегда было одинаковым. В некоторых частях мира по-прежнему используется принудительный труд.

Освобождение от крепостного права было достигнуто в разных странах в следующие даты:

Щелкните изображение, чтобы увеличить

Банкноты

  1. Аллен Дж.Францен и Дуглас Моффат (ред.), Мир труда: рабство, рабство и труд в средневековой Англии (Глазго: Cruithne Press, 1994), стр. 60.
  2. Марк Блох, Феодальное общество, Том 1: Рост связей зависимости (University Of Chicago Press, 1964.
  3. )
  4. Мелвин К. Голдштейн, История современного Тибета, 1913–1951: Крах ламаистского государства (University of California Press, 1991, стр. 5.
  5. Мелвин С. Голдштейн, «Крепостное право и мобильность: исследование института« аренды человека »в традиционном тибетском обществе» Journal of Asian Studies 30, (3) (май 1971): 521-534.
  6. Анна Луиза Стронг, Когда крепостные восстали в Тибете, стр. 265.
  7. Герхард Ремпель, Освобождение крепостных. Проверено 23 мая 2008 г.,
  8. .

Список литературы

  • Бакман, Клиффорд Р. Миры средневековой Европы . Oxford University Press, 2002.
  • .
  • Блох, Марк. Феодальное общество, Том 1: Рост узы зависимости. Перевод Л. А. Маньяна. Издательство Чикагского университета, 1964.
  • Боннасси, Пьер. От рабства к феодализму в Юго-Западной Европе . Перевод Биррелла Джин. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1991.
  • Коулборн, Раштон (ред.). Феодализм в истории . Princeton University Press, 1956.
  • Dhont, январь La Alta Edad Media (Das früche Mittlelatter) . Мадрид: Сигло XXI.
  • Фридман, Поль и Моник Бурин (ред.). Формы сервитута в Северной и Центральной Европе. Упадок, сопротивление и расширение 902 12.Издательство Brepols, 2006.
  • Францен, Аллен Дж. И Дуглас Моффат (ред.). Мир труда: рабство, рабство и труд в средневековой Англии . Глазго: Cruithne Press, 1994.
  • Гольдштейн, Мелвин К. История современного Тибета, 1913-1951 годы: упадок ламаистского государства. Калифорнийский университет Press, 1991.
  • Grunfeld, A. Tom. Создание современного Тибета. Книга Восточных ворот; Rev Sub edition, 1996.
  • Страйер, Джозеф Р. Западная Европа в средние века . Высшее образование Лунман, 1982.
  • Сильная, Анна Луиза. Когда в Тибете остановились крепостные . Издательство Red Sun, 1976.
  • Уайт, Стивен Д. Переосмысление родства и феодализма в раннесредневековой Европе, 2-е издание. Берлингтон, VT: Ashgate Variorum, 2005.

Изначально опубликовано New World Encyclopedia под лицензией Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 Unported.

Нравится:

Нравится Загрузка...

Комментарии

комментария

История польского крепостного права

За последнее десятилетие многие голоса убедительно сравнили состояние польских крепостных с положением рабов в контексте польского исторического и социологического мышления, а также в публичном дискурсе. Тексты были представлены Krytyka Polityczna , как широко комментируемая работа в области исторической социологии, в академических текстах, в обсуждениях в государственных СМИ и в частном порядке, даже на интернет-форумах.Тенденция явно усилилась, особенно среди авторов левого толка. Я не сомневаюсь, что благодаря этим новым интерпретациям прошлого мы теперь сможем лучше справляться с некоторыми текущими проблемами. Сказав это, я хотел бы добавить, что свобода интерпретации также должна учитывать разнообразие интерпретаций. Таким образом, данная статья представляет собой попытку сопоставления различных тезисов и антитезисов относительно культурного хозяйства крепостничества.

Другие статьи из польского культурного журнала Czas Kultury в Eurozine:

Конрад Косник, Юстина Филипюк:
Славянские теории заговора как ненаучные исторические нарративы

Вальдемар Кулиговски:
История польского крепостного права

Куба Средер:
В обращении.Структурный оппортунизм как метод организации работы и быта участников художественного круговорота

Agata Agnieszka Konczal:
Деревья, которые нужно помнить

Подробнее на сайте Czas Kultury .

Область культурной экономики включает вопросы идентификации, идеологии, убеждений, систем ценностей или, говоря иначе, институтов, практик и текстов, которые формируют культурный контекст функционирования экономики. Эта статья разделена на разделы, которые позволяют выделить некоторые из этих тем.

Экономика

В Энциклопедии Сэмюэля Оргельбранда термин «крепостное право» объясняется следующим образом: «обязанность крестьянина выполнять неоплачиваемую работу на поле землевладельца или на его ферме, которая длится несколько дней в неделю или в течение целую неделю, когда в распоряжении помещика было поле побольше и слуги. Крепостное право принимало разные формы в разных частях Польши. В некоторых местах это было обузой для крестьян, у которых не было свободного времени для работы в собственном хозяйстве; в других, особенно в королевских и церковных владениях, это требовалось всего два-три дня в неделю […] Такая оплата […] оказалась очень вредной как для крепостных, так и для помещиков.Таким образом, не зря старая поговорка называла менее достойный труд «крепостным трудом», поскольку крепостное право действительно было пустой тратой труда сельского населения ».

Крепостное право стало «очень вредной платой» в результате действия некоторых местных и континентальных факторов. Уже в начале 16 века Польша была крупнейшим европейским экспортером зерновых культур. Его основным получателем была Голландия, и деньги, полученные из этого источника, позволили польскому дворянству разбогатеть, поскольку раньше у него не было много возможностей для работы на международных рынках.Таким образом, доступ к большому и хорошо поглощающему рынку дал ему импульс к увеличению производства. С этой целью были созданы крупные фермы, сначала возле крупных городов или на берегах реки Вислы и ее притоков, что позволяло перевозить зерно. Тогда увеличение экспортных возможностей было основано на: 1) расширении экспортных площадей; 2) развитие крупных фермерских хозяйств; 3) распространение крепостного права. Таким образом, система крепостного права в крупных хозяйствах была закреплена, став экономической базой Содружества, просуществовавшей почти три столетия.

Так называемая вторичная, или усугубленная кабала - Януш Тазбир писал о рефеодализации - которая основывалась на личной, земельной и судебной зависимости крестьян от землевладельцев, была важным следствием этих процессов. В 1518 и 1520 годах решениями парламента была введена обязанность крепостного права в течение не менее одного дня для кукурузного поля, которое использовалось крестьянином, без обозначения верхней границы этой обязанности. С конца 15 века было принято больше законов, чтобы завершить систему кабалы между крепостными и землевладельцами.В результате помещик становился одновременно собственником и судьей крестьян, живших на его земле. Фермы управлялись cuius dominium, eius Religio. У дворянства была монополия на наследование земли и владение властью. Кроме того, высшие государственные должности и должности духовенства, а также офицерские чины были доступны только дворянам.

Экстенсивные методы сбора урожая (в том числе высокая интенсивность труда и низкая стоимость) привели к низкой производительности. Заметная разница была отмечена по типу работы: крепостная или наемная.Подумайте: когда на королевских фермах в Пруссии в середине XVI века годовой урожай едва достигал полутора тысяч единиц; в хозяйствах, не использовавших крепостных, а наемных рабочих, численность превышала пять тысяч единиц.

Таким образом, крепостное хозяйство имело много далеко идущих последствий социального и культурного характера. Он установил «структуры чувств», которые позволили в целом негативное отношение к работе. Вообще говоря, тогда как дворянство привыкло к лени, крестьяне привыкли делать вид, что работают.Многие авторы отмечали, что в некоторых отношениях крепостные напоминали дворянство - своим высокомерием, готовностью повеселиться или выставлять напоказ. Исходя из логики длительного существования этих структур Винсенти Витос писал, что «худший землевладелец - бедный сельский житель». Мельхиор Ванькович писал о деревенском мальчике, которому он помог получить водительские права и заплатил за то, чтобы он был его водителем. Во время одной из поездок, когда им помешала крестьянская повозка, мальчик закричал: «Уйди с дороги, бедняга!» Историк Ян Борковский завершил эти замечания более общим наблюдением: «Освобожденный крестьянин мог делать с собой и своим временем все, что ему заблагорассудится, по крайней мере, до некоторой степени.Больше всего он скучал не по хорошей пище, ни по комфорту, которого он не знал, ни по культуре, о которой он не подозревал, а по сладости бездействия. Мечта крестьян частично сбылась, они работали как можно меньше, чтобы вести низкопробный образ жизни; тот, к которому они привыкли с рождения ». Эту проблему умело резюмировал позитивист и основатель сельскохозяйственных школ по имени Александр Свентоховский, который писал: «Независимая Польша приветствовала необразованных, социально неквалифицированных и морально неполноценных крестьян, за относительно небольшими исключениями.Эта группа получила большое количество депутатских мандатов и использовала их для безоговорочного воровства и удовлетворения своих личных и классовых потребностей. Однако когда дело дошло до нации, они остались скупыми и совершенно равнодушными ».

Крепостные использовали широкий спектр форм сопротивления. Чаще всего использовалось пассивное сопротивление, которое включало: «опоздание на работу, использование худших и постоянно ломающихся инструментов, […] медлительность в выполнении работы, […] организованный отказ от работы крепостным».В другой форме были письменные жалобы. Бегства из деревень, иногда индивидуальные, но также и групповые, также были обычным явлением. Их масштабы были настолько велики, что создавались специальные «коридоры», происходило смещение границ этнических групп. Парадокс заключался в том, что помещики, осуждающие бегство собственных крепостных, с радостью встречали беглецов из разных хозяйств, избавляя их от крепостного права.

Вооруженные действия были наиболее радикальными формами сопротивления. Начатые гуситским движением в 15 веке, они позже были отражением реформистской деятельности; кроме того, были битвы горцев (от Мухи в 1492 году до Костки Наперальского в 1651 году).В XVIII веке крепостное «кипение» происходило на всей территории Речи Посполитой.

Общество

Крепостная система развивалась в рамках характерной социальной структуры. Уже на рубеже XVI века дворянство составляло 10% населения Речи Посполитой. В конце 18 века состав населения был следующим: дворянство - 9% (для сравнения: во Франции 0,7%, а в Англии 3%), буржуазия - 16%, крестьяне - 75%, духовенство - 0.3%. Двадцать пять процентов знати были этническими поляками, более 75% буржуазии были евреями. Общий вывод из этих данных таков: этнический поляк был либо крестьянином, либо дворянином (реже городским жителем). «В Польше появились два близких народа - дворяне и крестьяне, и между ними была еврейская стена». Таким образом, этническое единство не трансформировалось в моральное или социальное единство.

Чтобы дистанцироваться от крестьян, дворянство (и духовенство) культивировали веру в свое генетическое превосходство над крестьянами.Следовательно, популярные этногенетические мифы представляли польских дворян как потомков сарматов, а крестьяне - потомками даков или гепидов. В библейской версии этого убеждения предшественником знати был Иафет, в то время как предшественником крестьян был сын Ноя, Хам, который был проклят своим отцом (на самом деле тоже крестьянином) и деградировал вместе с ним. потомки, до уровня рабов, «servi servorum». Таким образом, Бартош Папроцкий, автор Herby rycerstwa polskiego 1584 года (Гербы польского рыцарства), не сомневался, что родословная дворянства могла быть датирована самыми далекими библейскими временами.Гербы были дарованы «сразу после потопа», следовательно, они были у Ноя и его потомков (за исключением Хама). Это происхождение рыцарства должно было быть усилено в чертах, которые передавались из поколения в поколение, и были как психологическими, так и ментальными. Дворянство даровалось от рождения, генетически и благодаря врожденным духовным и физическим качествам. Таким образом, врач XVIII века мог даже быть уверен, что у крестьян «в головах были кости в форме плуга и сельскохозяйственных орудий».”

Появление социальной элиты требовало определенной массы. Крестьянам, считавшимся такой массой, приписывались такие, казалось бы, естественные черты, как: лень, хитрость, мнительность и т. Д. Семантически термин «дворянство» склоняется к благородству, а термин «сеньор» - к аристократии. В свою очередь крестьянин, также известный на территории Речи Посполитой как чам (имя происходит от сына Ноя - Хам), становится данным и нарицательным именем. Основанием для этого преобразования от данного имени к общему имени были, с одной стороны, Библия (Хам был низведен божественной силой до servus), а с другой стороны, римское право (servus как субъект воля закона), действуя вместе как источник самопознания Сарматии.Со временем слово «чам», используемое для обозначения крепостных, стало собирательным, гомогенизирующим «фамилией» для представителей всего социального класса.

Определение «чам» в цитированной ранее энциклопедии Оргельбранда следующее: «Чам - это презрительное выражение, используемое для описания крестьянина, чурла, кого-то низшего происхождения, признанных потомками Хама, сына Ноя. «Ты чам, вспаши поле, делай, будь осторожен, кто дворяне, а кто чамы» (А. Нарушевич).Во времена правления Станислава Августа тех, кто выдавал себя за дворянство, но не имел герба, описывали так: «Он хороший дворянин из крестьянского воеводства, из крепостных земель». Интересно, что процесс изменения библейского имени Хам на общее имя (хам), используемое для описания крепостных, был ограничен исключительно славянами. Это стало возможным благодаря патриархальной социальной структуре, характерной для славянского этоса. Таким образом, проанализированные отношения между потомками Иафета / Сарматов и потомками Хамов / Даков или Гепидов лучше понять, если рассматривать их через классовые категории, а не через «межуровневые различия».”

Лингвистическое и ментальное различие между крепостными и дворянством имело также супружеское измерение: «Дворянство не вступает или вступает в брак с крепостными очень неохотно, считая их низшим видом. «Крепостной всегда крепостной!» - заявляет упрямый дворянин. Смешанные браки рассматривались так: «Когда дворянин женится на крепостной женщине, Дева Мария счастлива, что дворянская семья расширяется, но когда знатная девушка выходит замуж за крепостную, Дева Мария плачет с тяжелыми слезами, потому что благородная кровь собирается». испорченный крестьянским ».Таким образом, брак между знатной девушкой и крепостным рассматривался как «позор для знати», который мог повлечь за собой божественное наказание. Такие дела осуждал даже Вацлав Потоцкий, известный как «защитник крестьян». Что характерно, сексуальные отношения между знатным мужчиной и крестьянкой воспринимались как способные «улучшить расу». Однако это было независимо от того факта, что «подчиненная женщина была почти беззащитна перед своим господином». Суды рассматривали случаи изнасилования крестьянских девушек только тогда, когда они были подданными другого лорда или другого землевладельца, чем ее собственная.Финансовая компенсация за причиненный вред обычно выплачивается владельцу деревни.

Разнообразие

Приведенные выше тезисы лишь кажутся аргументами для приравнивания статуса крепостного к статусу раба. Такая попытка может быть поставлена ​​под сомнение данными, которые показывают разнообразие, характерное как для крестьянской, так и для дворянской классовой структуры.

Во-первых, дворянский класс был далеко не однородным. К концу 18 века 1% его населения составляли магнаты, 4% владельцев поместья, 40% мелкое дворянство и 55% безземельное дворянство.Более половины представителей дворянства было трудно отличить от крестьян, что объяснялось низким уровнем материального и социального капитала. Во-вторых, различия можно было увидеть и в составе сельского населения Содружества. В этом случае различия имели юридический, экономический и социальный статус. Таким образом, к крестьянам нельзя относиться как к однородной группе без риска чрезмерного упрощения и идеологических суждений.

На самом базовом уровне сельское сообщество должно рассматриваться как экономически разнообразное.По его составу можно выделить несколько основных сегментов, которые включают: владельцев более 17 гектаров, владельцев фермерских хозяйств, имевших ферму, сад и небольшое поле, безземельных крестьян, которые не владели полями и работали на других, безземельных, фермерских хозяйств. бездомные крестьяне, право на жилище которых было условием их работы. Наконец, к концу XVI века крупнейшие землевладельцы составляли самую большую группу, представлявшую 53–39% (в зависимости от региона) сельского населения. За ними последовали фермеры, безземельные крестьяне и безземельные, безхозяйственные крестьяне.Всего эти группы составили 43–24%. Население составляли ремесленники, трактирщики, мельники, мелкие торговцы, а также дворянство: помещики и безземельные. Безземельные часто были задействованы в различных сельских ремесленных услугах. Кроме того, разнообразие сельских сообществ было связано с типами деревень. Всего было три типа деревень: дворянские, королевские и церковные. В царских и церковных деревнях крестьяне могли обращаться к местному администратору (старосте) или другому представителю власти.В королевских деревнях (более 300 деревень) не было знатных привилегий, увеличивающих кабалу. Эти населенные пункты управлялись характерным самоуправлением, которое состояло из их жителей и возглавлялось местным лидером или администратором (wójt или starosta). Такие организованные органы местного самоуправления, хотя и подчинялись сеньору, обладали реальной властью. Арендная плата и сборы устанавливались их представителями, в то время как внутренняя судебная власть включала представителей сельской общины. Крепостные не платили налоги государству, они не служили в армии и, кроме того, не знали, что могут рассчитывать на помощь своего господина в отношении, например, налоговых льгот или помощи в инвентаризации.

В самоуправляемых сельских учреждениях все еще существовали сильные разногласия между богатыми и бедными. По крайней мере, с XVI века наблюдались видимые различия между «крупными землевладельцами, владельцами имений и землевладельцами, которые владели скотом, и теми, кто не владел им, а также между разными типами крестьян, […] из тех, кто был богаче, делались те, кто был более бедные, более зависимые от них, арендуя землю, урожай или ссужая деньги по ростовщическим ставкам или получая вознаграждение работой ». Стефан Чарновски считал внутреннее разнообразие сельского населения характерной чертой королевских, дворянских и церковных деревень.По его мнению, внутри крестьянского сословия существуют «отношения кабалы» между различными сегментами, «даже если они не регулируются законом». Более состоятельные владельцы будут создавать «олигархии покровителей», собирая вокруг себя более мелких фермеров и аристократию без фермерских хозяйств. При такой договоренности крепостные могли рассчитывать на то, что они получат определенную помощь от своих покровителей (во время стихийного бедствия или смерти семьи), иногда списание долгов или представительство в судах.

Еще одним фактором, отличавшим крепостных, была практика крупных хозяйств в Прусы-Крулевске, которые полагались на наемную работу и сезонных рабочих. Это привело к тому, что на этом участке земельные наделы так и не материализовались. Как упоминалось ранее, крестьяне в больших масштабах бежали в неуправляемые или пустые районы или в города.

Проблема рабства

Термин «рабство», обычно используемый в академической и популярной речи, имеет ясное значение, которое нелегко объяснить; для его правильного понимания нам «необходимо полностью исключить концепции, которые мы заимствуем из чтения об американских плантациях или Древнем Риме.По сути, рабство - это тип социальных отношений, которые можно рассматривать как систему зависимости. Это склоняет к ситуации, когда один человек «лишен всех элементов свободы и полностью подчиняется власти хозяина […] с юридической точки зрения раб был прежде всего объектом, а не человеком». Именно так воспринималось рабство в римском праве, предполагавшем, что раб был предметом полной власти другого человека, а основой этой власти была собственность.

Во многих случаях рабство ошибочно рассматривается как вид услуги. На разных языках слова, переведенные как «раб», на самом деле относятся к человеку, который находится на иждивении. На Ближнем Востоке и в северной Индии служба была одним из основных способов попасть в привилегированные классы (военные и административные). «Рабы», которые начали работать с трейдерами, получали прибыль от торговли и даже могли рассчитывать на то, что они станут акционерами или совладельцами. В некоторых профессиях граница между рабом и учеником и подмастерьем практически исчезла.В некоторых африканских племенах и еврейских общинах Египта рабы постепенно превращались в членов семьи. В древнегреческом было много описаний, которые использовались в отношении рабов, но некоторые из них также использовались в отношении свободных домашних жителей. В полисе административные роли нижнего и среднего звена были зарезервированы за «государственными рабами». В Османской Турции государственных служащих набирали из христианских рабов. Более того, в религиозном воображении южноиндийских святых поэтов рабство было метафорой поиска Бога благочестивыми.Стать слугой лорда и стать зависимым от него привело к полной свободе. Во всех этих случаях вместо слова «раб» следует использовать такие термины, как «слуга», «солдат», «субъект», «клиент». Джек Гуди также постулировал необходимость различать разные «уровни рабства»: от полной и безоговорочной зависимости от лорда до принадлежности к семье. Межкультурная оптика не позволяет автоматизировать в этом отношении.

Также сторонники процессуальной точки зрения не склонны расширять эту концепцию.Для них ключом к социальной идентичности раба является маргинальность и неоднозначность статуса. Это означает, что рабство начинается с захвата или продажи в плен и, как следствие, с момента потери социальной идентичности. Следовательно, раб - это человек, который был исключен из первичного социального устройства, а затем превратился в блага.

Антропологи предупреждают, что нельзя слишком легко связывать многочисленные иерархические формы социальных отношений с рабством. Это убеждение относится и к общественным отношениям в крепостном праве.Рабство играло важную роль в крупных поместьях Римской империи. Это дало место средневековому рабству. Наконец, в период позднего средневековья рабство «почти не играло роли в европейских деревнях, поскольку на смену ему пришли многочисленные формы феодальной зависимости». Крепостные не были рабами. Они не были товаром на невольничьем рынке и не были лишены первичной идентичности. Крепостные были подданными, которых заставляли работать. Они были клиентами помещика (арендодателя). Рефеодализация не означала установления рабства.

Таким образом, ключевое значение имеет терминологическая тонкость. Прежде всего, это способствует осознанию исторического контекста, что мешает перемещению определенных концепций между эпохами и культурными системами. Во-вторых, использование концепции рабов для «прикрытия» крепостного права может размыть внутреннее разнообразие (правовое, экономическое и социальное) старых деревень; Разнообразие дворянского сословия, а также агентство крепостных основывалось на автономии самоуправлений и правах, которыми они пользовались. В-третьих, включение всего населения крепостных в группу рабов подтверждает проблему, которая возникает (и не только для антропологии) с термином «крестьяне», который возник как «новый прототип другого» и был построен вокруг примитивного / современного логика.

Никогда не было одной однородной, подчиняющейся единой судебной практике крестьянской массы, фактически привязанной к земле. Поэтому его субъективное понимание требует корректировки столь убедительного образа. Иначе мы обидим социального деятеля - крепостного. Еще раз.

Как американское рабство вторглось в русское крепостное право

Одним росчерком пера лидер нации отменил систему рабства, которая существовала из поколения в поколение.Благодаря этой декларации освобождения более двадцати миллионов человек получили свободу. В 1861 году Александр II в России освободил крепостных почти за два года до того, как Авраам Линкольн издал Прокламацию об освобождении. Однако русские сделали это без войны. Царь якобы сказал, что его указ, действующий сверху вниз, исключил восстание снизу вверх.

Крепостное право было формой сельскохозяйственного рабства, которое большая часть Европы оставила позади в средневековый период. Русское крепостное право развивалось, как считает историк Уильям К.Хайн пишет, что примерно в тот же период времени, что и американское рабство. Русский кодекс 1649 г. «закрепил крепостное право» как систему труда. Первый закон Вирджинии о рабах, разрешающий африканское рабство на всю жизнь, был принят в 1661 году. Хотя и рабство, и крепостное право требовали полного контроля над телами тех, кто был в рабстве, Хайн говорит, что опыт России был «невероятно разнообразнее и сложнее, чем его американский аналог »из-за освященных веками взаимоотношений между крестьянами и землей.

И русские, и американцы утверждали, что их системы рабства привели к созданию высшего общества.

Тем не менее, как показывает историк Петр Колчин, защитники обеих систем в восемнадцатом веке использовали почти одно и то же оправдание. Некоторых это может удивить, учитывая, что русские крепостные и их хозяева, как правило, были одного национального и религиозного происхождения.

Защитники рабства в Соединенных Штатах указали на предполагаемые расовые различия как на причину, по которой африканцев и афроамериканцев нужно было поработить.В этом расистском аргументе черные были непригодны для свободы. Русские лорды считали то же самое и с крепостными. По словам Колчина, классовая разница была настолько велика, что «русские дворяне стали считать себя совершенно отличными от своих крестьян».

Колчин пишет, что русские дворяне «изобрели многие из тех же расовых аргументов, чтобы защитить крепостное право, которые американские рабовладельцы использовали для оправдания» рабства. Некоторые дворяне дошли до того, что говорили, что у них белые кости, а у крепостных - черные кости.Колчин называет это «по сути расовым аргументом в защиту крепостного права, несмотря на то, что расового различия между господином и крестьянином не было».

Затем был аристократический патернализм аргументов о том, что кабала была гуманным институтом по сравнению с ненадежностью свободного рынка труда. И русские, и американцы утверждали, что их системы рабства привели к созданию высшего общества.

Колчин цитирует американских рабовладельцев, которые утверждали, что раса рабов на самом деле несущественна.В отсутствие африканцев эти защитники американского рабства говорили, что белые поступят так же хорошо, как и черные. Однако, поскольку плантаторы нуждались в поддержке белых, не являющихся рабами, такие аргументы никогда не преобладали в защите рабства.

Но эти аргументы в пользу кабалы начали расходиться по мере развития девятнадцатого века. Еще в 1839 году царская тайная полиция рекомендовала отменить крепостное право из страха перед революцией. Дворяне - один процент населения - оказали мало сопротивления после того, как в 1857 году царь объявил о приближающемся освобождении.(Не то чтобы у них было достаточно власти для этого в авторитарном государстве.) Тот факт, что крепостные были русскими крестьянами, во многом способствовал разрушению этой системы; они рассматривались как члены общества, хотя и на самом низком уровне.

Колчин утверждает, что южане удвоили усилия, защищая рабство, потому что Америка была демократией, с выборами, свободной прессой и растущими аболиционистскими настроениями. Как правящий класс с региональной базой власти и сильным побуждением распространить рабство на новые территории, такие как Техас и Куба, они не откажутся от своих привилегий и богатства без боя.Для них черные были чужеземцами и никогда не могли быть частью американского общества.

ресурсов

JSTOR - это электронная библиотека для ученых, исследователей и студентов. Читатели JSTOR Daily могут бесплатно получить доступ к оригинальным исследованиям наших статей на JSTOR.

Автор: Уильям К. Хайн,

Филон (1960-), т. 36, No. 4 (4 квартал, 1975), стр. 378-384

Университет Кларка Атланты

Автор: Петр Колчин,

Американский исторический обзор, Vol.85, No. 4 (октябрь 1980 г.), стр. 809-827

Oxford University Press от имени Американской исторической ассоциации

Определение крепостного права от Merriam-Webster

крепостной · дом | \ ˈSərf-dəm , -təm \ : состояние фермера-арендатора, связанного с наследственным участком земли, и волей землевладельца. : состояние или факт нахождения крепостным. Несмотря на очевидное личное отвращение к крепостному праву, она усилила власть дворян, чтобы требовать больше труда от своих жестоких и неорганизованных крепостных.- Кэрол С. Леонард Сервитуты простирались от крепостного права в России до сахарных плантаций Карибского моря и местных рабовладельческих систем в Африке, которые обеспечивали как арабские, так и атлантические промыслы. - Адам Хохшильд

Классическое рабство и средневековое крепостное право | Лекции по истории средневековья

Вопрос о разнице между античным рабством и средневековым крепостное право может показаться второстепенным вопросом для обсуждения, но это тот, который привлек внимание поколений марксистских историки.Карл Маркс считал, что общество развивалось в соответствии с экономический закон. Его коллега Фридрих Энгельс предложил, чтобы эволюция проходит через четыре основных этапа, каждый из которых характеризуется принцип производства. Первый этап - древнее рабство, за которым следует средневековым крепостным правом, современной эксплуатацией заработной платы и будущим коммунизмом. Ленин немного доработал схему, разделив саму эпоху коммунизма на четыре этапа: восстание рабочего класса и захват им средств производства, диктатуры рабочего класса и его отмена класса, отмирание государства, в котором больше нет репрессивную функцию и окончательный коммунизм.

Таким образом, переход от классического рабства к средневековому крепостному праву в точном смысле слова - эпохальное событие. Якобы это было последнее, о чем говорил Марк Блох перед тем, как Гестапо в Лионе в 1944 году. В качестве отступления отмечу, что человек, заказавший убийство смог избежать захвата в течение многих лет, чему в этом способствовали правительство США. Как бы то ни было, сабж хорошо стоит поговорить.

Различие между древним рабом и средневековым крепостным в законе и обычай может показаться прекрасным, но был значительным.Мужчина (и конечно были рабыни) которые были порабощены в древности были считается умершим; все, что было его хозяином, в том числе сила жизни и смерти. Раб, который сопротивлялся своему господину ни при каких обстоятельствах. разум мог быть убит или убит без всякой причины, если хозяин хотел это сделать.

Крепостной же, напротив, был свободным человеком, за исключением обязанностей, которые он был обязан своему господину и тем правам, которые его господин требовал от него. Оба раболепные обязанности и дворянские права могли быть очень обширными, но поскольку крепостной было живым существом с душой, они не могли быть безграничными.Хозяин не мог отказать своему крепостному в прелестях церкви, трудить его на святой дней, или требовать от него безнравственных действий. Как живое существо, крепостной имел права, предоставленные ему естественным законом. Он мог сопротивляться господин пытается лишить его жизни или пытается удержать предметы первой необходимости от него и его.

На практике это различие было столь же значительным. Древний рабочие рабы, составлявшие подавляющее большинство рабовладельческого класса, даже если литература того времени уделяет больше внимания классу слуг, сегрегированы по классам и жили в бараках, похожих на тюрьмы, на вилле.Они находились под жестким контролем надсмотрщика, который наказывал за любые признаки бунтарство быстро и резко. Они работали в бандах и не имели ничего, что можно было бы назвать своим.

Хотя слово «крепостной» происходит от латинского «servus» и означает «рабом» положение средневековых крепостных сильно отличалось от положения раб классических времен. Было два вида крепостных: те, кто был связаны с землей и те, кто были связаны с господином. Слуги были взяты из последнего класса, но небезопасность их пребывания в должности, вероятно, сделал условие привязанности к почве предпочтительным.Крепостной обычно имел отдельную хижину с прилегающим садом и жил со своей семьей. Его брак был священным союзом, и супружеские пары не должны были разделены. Крепостной имел обязанности, возложенные на него управляющим имения. и отвечал за обработку земельных угодий и обеспечение усадьбы. Взамен он получил еду и одежду для себя. и его семья, и у него часто было время, чтобы пополнить свой рацион садоводством. и, особенно во время вынужденного зимнего бездействия, мог произвести вещи, которые ему часто разрешалось оставлять себе или продавать.Хотя жизнь средневекового крепостного была очень тяжелой, наверное, было предпочтительнее что из древнего раба.

Переход от рабства к крепостному праву был, по-видимому, медленным и прерывистым, но критический момент был тогда, когда рабовладелец позволял своим рабам жить в семейных группах в отдельных домах, этап, на котором их называли «домашние рабы». Большинство историков рассматривают это как шаг к большему. свобода, и они могут быть правы. Также важно, что он представляет собой уменьшение страха перед восстанием рабов со стороны рабовладельца.Марксист историки, которые пытались найти массовые восстания рабов в таких феномены как bagaudae и утверждают, что древнее рабство закончились восстаниями, как и средневековое крепостное право, проигнорировали эту основную фактор. Правда в том, что мы не знаем, зачем рабовладельцам были менее напуганы или почему они должны были позволить большую свободу, хотя по поводу последнего существует множество теорий.

Финли и другие беспечно говорят, что рабовладельцы обнаружили, что люди работать усерднее, когда они свободны и трудятся для собственного блага и это их семьи, но мы действительно не знаем, что это правда.В рабовладельцы Римской империи были наследниками трудовых традиций. менеджменту минимум пару тысяч лет. Казалось бы, если бы свободный труд был на самом деле более производительным, чем у банд рабов, это факт был бы открыт намного раньше. Римские рабовладельцы не были не знаком с экономикой труда. Проблема в том, что у нас нет данных о насколько продуктивным может быть действительно эксплуатируемый труд после обращения с рабами в каждой ведомой системе, по которой есть относительно точные данные, смягчается некоторой степенью гуманизма.

Мы, конечно, могли бы это выяснить, но здесь возникает сложный этический вопрос. проблема. Нацистские СС работали в трудовых лагерях во время Второй мировой войны в рабочие были просто замучены до смерти. СС старательно записи о том, сколько труда можно ожидать, как долго и сколько инвестиции в питание и уход. Они даже экспериментировали, видимо, с тем, как много продукции производство индивидуальных рабочих могло бы быть увеличено забив до смерти одного из них на работе. Эти записи существуют и мог бы дать ответ на вопрос, является ли бесплатный труд более выгодным. производительнее рабского труда.Но могут ли историки морально использовать собранные данные? в таком случае? Врачи и психологи сталкиваются примерно с одной и той же дилеммой. Нацисты проводили жестокие эксперименты над людьми в своих лагерях смерти. и японцы проверили эффективность различных видов ядовитого газа. и смертельные биологические агенты, заражая целые деревни китайцев (и некоторые американские военнопленные), и записи об этих зверствах оба доступны. Они также уникальны, потому что цивилизованные люди не могут проводить эксперименты, в которых убийство людей является неотъемлемой частью процесс.Но если бы историки или врачи использовали такие данные, не могли бы мы стать партнерами тех, кто составлял записи?

Давайте просто скажем, что мы действительно не знаем, что бесплатные рабочие больше эффективнее рабов, и мы не знаем, почему рабы-хозяева поздней империи следовало перестать бояться восстаний рабов. Если мы сделаем не знаем этих вещей, мы не знаем, что побудило преобразование древнюю рабовладельческую систему в средневековую систему крепостного права. Это важный вопрос, однако, заслуживает более тщательного и объективного изучения. чем он получил до этого момента.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *