Краткое содержание детство лев толстой: Страница не найдена

Содержание

Краткое содержание повести Детство (Лев Толстой)

Лев Николаевич Толстой знаменитый русский писатель, активная творческая деятельность которого приходится на дореволюционный период. В 1852 году было опубликовано его первое произведение «Детство», ставшее началом трилогии о жизни десятилетнего мальчика Николеньки Иртеньева.

Повесть изложена в автобиографичном жанре. В ней автор поведал о своих детских переживаниях и страхах. Толстой был чуть старше двухлетнего возраста, когда внезапно остался без матери, как и главный герой. Вероятно, поэтому образ маменьки в работе не имеет четкого описания, ее облик формируется из чувств и эмоций мальчика, некий ускользающий ангел чистоты, доброты и любви.

Повествование ведется от лица ребенка и начинается рассказ вскоре после празднования десятилетия мальчика. Домашний учитель по традиции будит детей и ведет Николеньку с братом приветствовать родителей.

Маменька разливает утренний чай в столовой, отец уже дает какие-то распоряжения приказчику в своем кабинете. Ребенок делится с читателями своей искренней привязанностью к маменьке. Трепетно, с любовью и теплотой он описывает ее светлую улыбку, нежность и заботу, которые она дарит не только детям, но и всем домочадцам. Папенька своей строгостью немного пугает впечатлительного ребенка, но, безусловно, Николенька им восхищается. Мальчика переполняют чувства, только в детстве под опекой любящих родителей можно быть настолько защищенными и безмятежно счастливыми.

От отца мальчики узнают о предстоящем отъезде в Москву к бабушке. Николенька встревожен, его пугает предстоящая разлука с маменькой, со всеми домашними. Ребенок огорчен, что придется расстаться с привычной для него уютной обстановкой. Тягостное чувство предстоящей разлуки наполняет особым смыслом весь день накануне отъезда.

Настал момент прощания, Николенька заливается слезами и расставание с маменькой для него настоящее горе.

Экипаж уже ехал по дороге, а мальчик все продолжал махать платком матери, испытывая облегчение от горьких слез.

В Москве детей стали обучать новые учителя, а у сопровождавшего мальчиков Карла Иваныча остались обязанности воспитателя. Круг общения значительно расширился, новые знакомы, друзья, первые серьезные чувства. Николенька изменился, стал более наблюдательным, старается анализировать и делать выводы. Мальчик со всей пылкостью и страстностью переживает первую влюбленность. Не в силах сдержать эмоции делится с братом. Критически разглядывает свое отражение в зеркале и тревожится, что Сонечка вряд ли полюбит такого. Жизнь в столице понеслась бурно, интересно.

Известие о болезни маменьки застает Николеньку врасплох. Во время прогулки она простудилась, состояние тяжелое, просит мужа привезти мальчиков попрощаться. Со смертью маменьки для Николеньки детство заканчивается.

Читательский дневник.

Другие произведения автора:

Детство.

Читательский дневник

Советуем почитать

  • Краткое содержание стиха Собака Тургенева

    Порфирий Капитоныч живет в небольшом деревенском доме. Как-то раз ночью мужчина услышал странные звуки из-под кровати, которых раньше не было слышно. В темноте кто-то чесался, возился, стучал, чем-то шуршал

  • Чуковский

    Корнея Чуковского знают и дети и взрослые. Его произведения наполнены тонким и лёгким юмором и в то же время очень поучительные. Родился писатель в бедной семье. Он даже не мог получить хорошее образование

  • Сибирочка — краткое содержание повести Чарской

    Однажды в глубине сибирского леса волки напали на повозку с людьми. Один из пассажиров, князь Гордов, ехал отдохнуть к другу со своей девятимесячной дочкой, чтобы отойти от кончины жены. Князь предсказал неизбежную смерть и спас дочь

  • Камень ребус — краткое содержание рассказа Булычева

    Алиса переходит в пятый класс, она совершила много открытий и подвигов. У своего отца она находит камень, черного цвета, достаточно тяжелый. Он был вытащен из желудка космического дракона, который однажды

  • Два мороза — краткое содержание русской народной сказки

    Разгулялись как-то раз два мороза Синий Нос и Багровый Нос. Синий нос был младшим братом, опыта в морозных делах имел немного, предложил он старшему брату позабавиться

Повесть «Детство» Л. Н. Толстой Краткое содержание по главам


Другие герои

  1. Родные Николеньки – матушка, отец, брат Володя, сестренка Любочка, бабушка.
  2. Наталья Савишка – экономка, привязана к маме Николеньки и ко всем ее родным.
  3. Карл Иванович – домашний учитель. Добрый, как и экономка, любит семью Иртеньевых.
  4. Мими –гувернантка Иртеньевых.
  5. Гриша – юродивый, жил в семье Николеньки.
  6. Сонечка Валахина – первая любовь Николеньки.
  7. Иленька Грап – тихий и скромный мальчик, над которым насмехаются ребята.

«Детские годы Багрова-внука» Сергея Аксакова


Иван Крамской. Портрет Сергея Аксакова (фрагмент). 1878. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Историю собственной семьи писатель Сергей Аксаков отразил в автобиографической трилогии. О своем детстве на Южном Урале он рассказал во второй части — в книге «Детские годы Багрова-внука». Некоторые главы публиковали в журнале «Русская беседа», отдельная книга вышла в 1858 году. Во вступлении к произведению Аксаков писал: «…рассказы эти представляют довольно полную историю дитяти, жизнь человека в детстве, детский мир, созидающийся постепенно под влиянием ежедневных, новых впечатлений».

Главный герой романа — Сергей Багров — родился слабым ребенком. Когда он окреп, родители отправили его вместе с младшей сестрой к бабушке с дедушкой в имение Багрово. Главными развлечениями ребенка были чтение арабских сказок, рыболовство, охота и ловля бабочек. Любовь ко всем этим увлечениям Аксаков сохранил на всю жизнь.

Знакомство с семейством Иртеньевых

Повествование ведется от лица Николеньки Иртеньева. Проходит несколько дней после его дня рождения (мальчику исполнилось 10 лет), ранним утром его поднимает учитель Карл Иванович, который жил у них в доме. После утренних сборов, главный герой вместе с братом Володей идут к матушке.

Рассказывая о матери, Иртеньеву вспоминается ее образ, который являлся для мальчика воплощением доброты, улыбка и все прекрасные детские воспоминания. После посещения матери, мальчики идут к отцу, который решает взять их с собой в Москву для их дальнейшего обучения. Николенька печалится из-за того, что ему надо будет расстаться с родными и дорогими его сердцу людьми.

Охота и мимолетное чувство влюбленности

К обеду в дом приходит юродивый Гриша, чье появление вызвало неудовольствие отца семейства. Дети просят разрешения, чтобы их взяли с собой на охоту, которая должна была начаться после обеда. Отец поручает Николеньке на одной из полян караулить зайца. Собаки выгоняют зайца на мальчика, но тот в состоянии азарта упускает его, что становится причиной его переживаний.

После охоты все расположились на отдых. Дети – Николенька, Володя, Любочка и дочь гувернантки Мими Катенька стали играть в Робинзона. Главный герой внимательно следил за Катей, и впервые его посетило чувство, похожее на влюбленность.

Роман «Детство, отрочество, юность»

Лев Николаевич писал свой роман пять лет. Произведение « Детство, отрочество, юность» повествует о жизни мальчика в разных периодах его жизни. Книга описывает переживания, первую влюбленность, обиды, а также чувство несправедливости, которые переживают многие мальчики в периодах взросления. В этой статье мы поговорим о трилогии, которую написал Лев Толстой. «Детство, отрочество, юность» — произведение, которое точно не оставит никого равнодушным.

Молитва Гриши

Уже взрослый Иртеньев, вспоминая об отце, рассказывал о нем как о человека, в котором удивительным образом сочетались противоречивые черты характера. Вернувшись домой, вечером дети были заняты рисованием, матушка музицировала на рояле.

К ужину вышел Гриша. Детям стало интересно посмотреть на цепи, которые носил юродивый на ногах, и для этого вошли в его комнату. Притаившись, они услышали, как молится Гриша. Искренность слов, с какой он их произносил, поразила Николеньку.

Книга третья. «Юность»

Роман « Детство, отрочество, юность» в третей части повествует о времени, когда Николенька продолжает готовиться к поступлению в университет на математический факультет. Он ищет свое предназначение в жизни. Вскоре молодой человек поступает в университет, и отец дарит ему экипаж с кучером. Николенька чувствует себя взрослым и пробует закурить трубку. Его начинает тошнить. Он рассказывает об этом случае Нехлюдову, который в свою очередь говорит ему о вреде курения. Но юноше хочется подражать Володе и его другу Дубкову, которые курят, играют в карты и рассказывают о своих любовных похождениях. Николенька идет в ресторан, где пьет шампанское. У него происходит конфликт с Колпиковым. Нехлюдов успокаивает его.

Николай решает поехать в деревню, чтобы навестить могилу своей матери. Он вспоминает детство и думает о будущем. Его отец снова женится, но Николай и Владимир не одобряют его выбор. Вскоре отец начинает плохо ладить со своей женой.

Отъезд братьев

Теплые воспоминания у главного героя связаны и с их экономкой, Натальей Савишной. Она была очень привязана к семейству Иртеньевых. На следующее утро после охоты все родные и прислуга собрались в гостиной, чтобы проводить мальчиков. Николеньке было тяжело расставаться с матушкой. Мальчик замечает то, как противоречит важным минутам расставания вся суетность сборов. Воспоминания о том дне натолкнули главного героя на размышления о поре детства, в которой радость и «потребность в любви» — самые главные вещи. Все детские воспоминания главного героя проникнуты любовью к матери.

Именины бабушки Николеньки

В городе детей стали учить новые учителя, несмотря на то, что их наставник Карл Модестович жил с ними. Через месяц после приезда мальчиков Иртеньевых в Москву, наступили именины бабушки, у которой они жили вместе с отцом. Николенька решает подарить бабушке свои первые стихи, которые ей очень понравились, и она их прочитала всем. В этот момент Николенька очень сильно волнуется.

Начинают приезжать приглашенные. Прибывает княгиня Корнакова, о которой главный герой узнает, что она может наказать розгами. Услышанное потрясло мальчика. Приезжает и давний друг бабушки князь Иван Иваныч. Мальчик услышал, как они беседуют о том, что его отец не ценит свою жену. Этот разговор становится причиной беспокойства Николеньки.

В числе приглашенных гостей были и братья Ивины, которые приходились родственниками Иртеньевым. Николенька симпатизировал Сереже Ивину, он старался во всем подражать ему. На именины приезжает и Илья Грапп, сын бедного иностранца, знакомого бабушки. Когда дети играли, Сережа очень сильно обижает и унижает тихого и скромного Илью, что оставляет глубокий след в душе Николеньки. Знакомство с новыми людьми позволяет проявиться главным чертам личности мальчика: его тонкую наблюдательность и восприимчивость к несправедливости, когда он замечает несоответствие в поведении других людей.

Книга вторая. «Отрочество»

Вторая часть романа « Детство, отрочество, юность» описывает события, которые произошли после того, как Николенька с братом и отцом переезжает в Москву. Он ощущает перемены в себе и в своем отношении к окружающему миру. Николенька способен теперь сопереживать и сочувствовать. Мальчик понимает, как страдает бабушка, потерявшая дочь.

Николенька все глубже уходит в себя, считая, что он некрасив и не достоин счастья. Он завидует своему красавцу-брату. Бабушке Николеньки сообщают, что дети играли с порохом, хотя это была только свинцовая дробь. Она уверена, что Карл состарился и плохо смотрит за детьми, поэтому она меняет им гувернера. Детям тяжело расставаться со своим учителем. Но новый учитель-француз не нравится Николеньке. Мальчик позволяет себе дерзить ему. По непонятной причине Николенька пытается открыть ключом портфель своего отца и при этом ломает ключ. Он думает, что все настроены против него, поэтому ударяет гувернера и ругается с отцом и братом. Его закрывают в чулане и обещают, что высекут розгами. Мальчик чувствует себя очень одиноко и униженно. Когда его выпускают, он просит прощения у отца. У Николеньки начинаются конвульсии, что повергает всех в шок. Проспав двенадцать часов, мальчик чувствует себя лучше и ему приятно, что все беспокоятся за него.

Через некоторое время брат Николеньки, Володя, поступает в университет. Вскоре у них умирает бабушка, вся семья тяжело переживает утрату. Николенька не может понять людей, которые ругаются из-за бабушкиного наследства. Еще он замечает как постарел отец и делает вывод, что с возрастом люди становятся спокойнее и мягче. Когда остается несколько месяцев до поступления в университет, Николенька начинает усиленно готовиться. Он знакомится с Дмитрием Нехлюдовым, знакомым Володи по университету, и они становятся друзьями.

Танец Николеньки и Сонечки

На бал съехалось много гостей, и среди них была очаровательная девочка Сонечка Валахина. Главный герой влюбился в нее и радовался тому, что мог танцевать с нею. Мазурку мальчик танцует с девочкой-княжной, но ошибается и останавливается. Все собравшиеся смотрят на него, и мальчик чувствует себя очень стыдно и неловко.

После ужина Николенька вновь танцует с Сонечкой. Девочка предлагает ему обращаться к ней на «ты», словно они давно знакомы. Мальчик не может поверить в то, что его кто-то тоже может полюбить. Мысли о бале и Соне не дают Николеньке уснуть. Он говорит брату, что влюбился в Валахину.

Печальное письмо из деревни

После именин бабушки проходит почти полгода. Отец сообщает сыновьям, что им нужно уехать в деревню. Причиной столь внезапного отъезда послужило письмо, в котором сообщалось о тяжелой болезни их матери. Когда они вернулись в деревню, она была уже без сознания, и в тот же день ее не стало.

Во время похорон и прощания с матерью, Николенька впервые чувствует всю тяжесть утраты любимого человека. Его душа полна отчаяния. Счастливая и беззаботная детская пора заканчивается для Николеньки. Через три дня вся семья уезжает в Москву. Остается жить в опустевшем доме только Наталья Савишна. Уже став взрослым, Иртеньев, когда приезжает в деревню, всегда навещает могилы матери и Натальи Савишны, которая до последних минут заботилась об их доме.

Учеба в университете

Учась в университете, Николай знакомится со многими людьми, смысл жизни которых — только получать удовольствие. Нехлюдов пытается вразумить Николая, но тот поддается мнению большинства. В конечном итоге Николай проваливает экзамены, а утешение Дмитрия расценивает как оскорбление.

Однажды вечером Николай находит свою тетрадь с правилами для себя, в которой писал еще очень давно. Он раскаивается и плачет, а позже начинает писать для себя новую тетрадь с правилами, по которым собирается жить всю жизнь, не изменяя своим принципам.

ЛитКульт — Краткое содержание повести «Детство» Льва Толстого

Глава 1. Учитель Карл Иваныч

Двенадцатое августа 18… года. Николенька Иртеньев (рассказчик), которому на днях исполнилось десять лет, разбужен в 7 утра своим добрым наставником немцем Карлом Иванычем Мауером, человеком немолодым и одиноким. После веселого умывания с братцем постарше Володей мальчик идет с учителем приветствовать матушку.

Глава 2. Maman

Мать, Наталья Николаевна, уже встала и готовится к чаепитию. Рядом с ней мальчик видит старшую сестренку Любочку. Он любуется обаятельной улыбкой матери и спешит пожелать доброго утра отцу.

Главы 3. Папа

Отец дает приказчику распоряжения по хозяйству и объявляет детям, что завтра же они уезжают учиться в Москву. Николенька и рад, и боится расстаться с матерью. Жалко ему и бедного Карла Иваныча.

Глава 4. Классы

Уроки в этот день идут неважно: учитель расстроен, что больше ему нет места в этой семье.

Глава 5. Юродивый

В дом заглядывает немолодой юродивый странник Гриша.

Мать привечает богомольца, велит за обедом покормить и его. Отец едва терпит Гришу.

Глава 6. Приготовления к охоте

Отобедав, все семейство едет поохотиться.

Глава 7. Охота

Николенька поджидает на полянке зайца, но в ответственный момент отвлекается на бабочку. Заяц бросился наутек и мальчик его упустил.

Глава 8. Игры

После охоты все лакомятся на свежем воздухе сладостями и фруктами. Дети играют и дурачатся.

Глава 9. Что-то вроде первой любви

Мальчику нравится Катенька, дочка гувернантки Мими, и он, не удержавшись, целует девочку в плечико. Потом пытается поразить ее своим умением скакать на лошади.

Глава 10. Что за человек был мой отец?

Уже взрослый рассказчик видит в своем отце характер неуемный, активный, жизнелюбивый. Отец был картежник и ценитель женской красоты.

Глава 11. Занятия в кабинете и гостиной

Карл Иваныч просится в Москву. Он полюбил детей и согласен работать бесплатно.

Иртеньев позволяет ему ехать с ними.

Глава 12. Гриша

Гриша в доме, и дети перед сном крадутся глядеть на его вериги (цепи). Они застают странника за искренней молитвой.

Глава 13. Наталья Савишна

Рассказчик с теплотой вспоминает добрую старушку, крепостную крестьянку Наталью Савишну. Раньше она была няней, теперь – экономкой. Дети видели от нее только любовь и ласку.

Глава 14. Разлука

В день отъезда вся семья прощается. Николенька плачет, покидая мать. В дороге, разглядывая окрестности, он вспоминает мать и слуг.

Глава 15. Детство

Уже взрослый рассказчик жалеет, что время меняет людей. Уже нет в его жизни той силы веры, тех чистых слез, и добрых моментов, связанных с матерью.

Глава 16. Стихи

Спустя месяц Николенька уже освоился в Москве у бабушки. В честь ее именин он пишет стихи. Бабушке они очень понравились, как и другим гостям праздника.

Глава 17. Княгиня Корнакова

На именины съехалось множество гостей. Николенька под впечатлением от новости, что в доме княгини Корнаковой детей за провинности секут розгами.

Глава 18. Князь Иван Иваныч

Мальчик случайно присутствует при разговоре бабушки с князем Иваном Иванычем. Он слышит, что его отец не дорожит матерью, и она с ним несчастна.

Глава 19. Ивины

Николенька радуется встрече с братьями Ивиными, своими родственниками. Он в восторге от смуглого, курчавого задиры Сережи. На именинах дети по приказу Сережи переворачивают вниз головой бедного мальчика Иленьку Грапа. Тот плачет и рвется из их рук. Николеньке совестно за эту злую шутку и поведение Сережи.

Глава 20. Собираются гости

Вечером к ужину и танцам прибывают новые гости. Среди них – милая Сонечка Валахина.

Глава 21. До мазурки

Мгновенно влюбившись, мальчик общается с «чудесной девочкой» и много танцует.

Глава 22. Мазурка

В мазурке он ведет маленькую княжну. Запнувшись, он бросает танцевать. Мальчику кажется, что все видят его оплошность. Отец злится, а на лице Сонечки улыбка. Николеньке совестно и хочется к маме.

Глава 23. После мазурки

Настроение мальчика улучшается после того, как Сонечка его, как друга, просит говорить ей «ты».

Глава 24. В постели

После праздника, перед сном он признается старшему брату, что влюблен и едва сдерживает слезы от чувств. Володя дразнит его «девочкой».

Глава 25. Письмо

Со дня именин пролетело полгода. Весной, прервав уроки, отец объявляет детям, что они срочно отправляются домой. Оказывается, пришло письмо от матери: она опасно заболела.

Глава 26. Что ожидало нас в деревне

Дети спешно возвращаются в деревню, но матушка уже в беспамятстве. Тот день был последним в ее жизни. Она умирает, поручая своих детей Богу.

Глава 27. Горе

Мальчик прощается с умершей матерью. В ее лице, таком красивом, теперь нет жизни. Мальчику кажется, что, кроме него, только старенькая Наталья Савишна искренне убивается по матери. Какая-то крестьянка поднесла своего ребенка к гробу, и тот истошно закричал. У мальчика не выдержали нервы, и он с криком выскочил из комнаты. Он понял, как смерть разлучает с дорогими сердцу людьми.

Глава 28. Последние грустные воспоминания

Подошла к концу «счастливая пора детства». Иртеньевы возвращаются в дом бабушки. Наталья Савишна, оставшись в деревне, недолго зажилась на свете. Ее хоронят неподалеку от матери мальчика. Бабушка первое время даже не могла плакать – настолько ее поразила внезапная и ранняя смерть Натальи Николаевны.

Спустя годы уже взрослый Николенька Иртеньев часто навещает могилки двух самых близких ему людей – матери и Натальи Савишны.

 

Читательский дневник по повести «Детство» Толстого

Сюжет

Николеньке Иртеньеву десять лет и он на пороге новой неизведанной жизни. Отец отвозит его и брата Володю в Москву к бабушке, ради учебы. Добрая мать и старенькая служанка Наталья Савишна, отдавшая всю жизнь служению семье Иртеньевых, по-прежнему будут жить в деревне. А вот добродушного учителя Карла Иваныча берут с собой в Москву. На именинах бабушки Николенька общается с братьями Ивиными, танцует с девочкой, в которую влюблен – Сонечкой. Из разговора бабушки он случайно узнает, что его отец – человек легкомысленный, и не дорожит семьей. Через 6 месяцев отец внезапно везет детей обратно в деревню. Как оказалось, их мать при смерти. С ее кончиной Николенька понимает, что детство закончилось. Уже взрослым, он грустит на могилах матери и Натальи Савишны и вспоминает милое прошлое.

Отзыв

История взросления, роста души и укрепления характера, раскрытие богатого внутреннего мира ребенка. Герой способен и на дурные поступки, но потом всегда корит себя за них. Тема семейной любви, дружбы, привязанности к учителям, детской влюбленности, сострадания к бедным и несчастным, первой встречи со смертью, сиротства. Любовь и добро, полученные в детстве, помогают человеку и во взрослой жизни.

Краткое содержание повести Л. Н. Толстого «Детство» ❤️

12 августа 18** г. десятилетний Николенька Иртеньев просыпается на третий день после своего дня рождения в семь часов утра. После утреннего туалета учитель Карл Иваныч ведет Николеньку и его брата Володю здороваться с матушкой, которая разливает чай в гостиной, и с отцом, отдающим в своем кабинете хозяйственные указания приказчику. Николенька чувствует в себе чистую и ясную любовь к родителям, он любуется ими, делая для себя точные наблюдения: «…в одной улыбке состоит то, что называют красотою лица: если улыбка прибавляет прелести лицу, то

оно прекрасно; если она не изменяет его, то лицо обыкновенно; если она портит его, то оно дурно». Для Николеньки лицо матушки — прекрасное, ангельское. Отец в силу своей серьезности и строгости кажется ребенку загадочным, но бесспорно красивым человеком, который «нравится всем без исключения». Отец объявляет мальчикам о своем решении — завтра он забирает их с собой в Москву. Весь день: и учеба в классах под надзором расстроенного от полученного известия Карла Иваныча, и охота, на которую берет детей отец, и встреча с юродивым, и последние игры, во время которых Николенька чувствует что-то вроде первой любви к Катеньке, — все это сопровождается горестным и печальным чувством предстоящего прощания с родным домом. Николенька вспоминает счастливое время, проведенное в деревне, дворовых людей, беззаветно преданных их семейству, и подробности прожитой здесь жизни предстают перед ним живо, во всех противоречиях, которые пытается примирить его детское сознание.
На другой день в двенадцатом часу коляска и бричка стоят у подъезда. Все заняты приготовлениями к дороге, и Николенька особенно остро чувствует несоответствие важности последних минут перед расставанием и всеобщей суеты, царящей в доме. Вся семья собирается в гостиной вокруг круглого стола. Николенька обнимает мать, плачет и ни о чем не думает, кроме своего горя. Выехав на большую дорогу, Николенька машет матери платком, продолжает плакать и замечает, как слезы доставляют ему «удовольствие и отраду». Он думает о маменьке, и любовью к ней проникнуты все воспоминания Николеньки.
Уже месяц отец с детьми живут в Москве, в бабушкином доме. Хотя Карл Иваныч тоже взят в Москву, детей учат новые учителя. На именины бабушки Николенька пишет свои первые стихи, которые читают прилюдно, и Николенька особенно переживает эту минуту. Он знакомится с новыми людьми: княгиней Корнаковой, князем Иван Иванычем, родственниками Ивиными — тремя мальчиками, почти ровесниками Николеньки. При общении с этими людьми у Николеньки развиваются главные его качества: природная тонкая наблюдательность, противоречивость в собственных чувствах. Николенька часто оглядывает себя в зеркале и не может представить, что его кто-то может любить. Перед сном Николенька делится своими переживаниями с братом Володей, признается, что любит Сонечку Валахину, и в его словах проявляется вся детская неподдельная страстность его натуры. Он признается: «…когда я лежу и думаю о ней, бог знает отчего делается грустно и ужасно хочется плакать».
Через полгода отец получает из деревни письмо от маменьки о том, что она во время прогулки жестоко простудилась, слегла, и силы ее тают с каждым днем. Она просит приехать и привезти Володю и Николеньку. Не медля, отец с сыновьями выезжают из Москвы. Самые страшные предчувствия подтверждаются — последние шесть дней маменька уже не встает. Она даже не может попрощаться с детьми — ее открытые глаза ничего уже не видят… Маменька умирает в этот же день в ужасных страданиях, успев лишь попросить благословения для детей: «Матерь божия, не оставь их!»
На другой день Николенька видит маменьку в гробу и не может примириться с мыслью, что это желтое и восковое лицо принадлежит той, кого он любил больше всего в жизни. Крестьянская девочка, которую подносят к покойнице, страшно кричит в ужасе, кричит и выбегает из комнаты Николенька, пораженный горькой истиной и отчаянием перед непостижимостью смерти.
Через три дня после похорон весь дом переезжает в Москву, и со смертью матери для Николеньки заканчивается счастливая пора детства. Приезжая потом в деревню, он всегда приходит на могилу матушки, недалеко от которой похоронили верную до последних дней их дому Наталью Савишну.

Лев Толстой — Детство Толстого читать онлайн

Лев Николаевич Толстой

Детство Толстого (Из воспоминаний)

Родился я и провёл первое детство в деревне Ясной Поляне. Матери своей я совершенно не помню. Мне было полтора года, когда она скончалась. По странной случайности, не осталось ни одного её портрета… в представлении моём о ней есть только её духовный облик, и всё, что я знаю о ней, всё прекрасно, и я думаю – не оттого только, что все говорившие мне про мать мою старались говорить о ней только хорошее, но потому, что действительно в ней было очень много этого хорошего…

Детей нас было пятеро: Николай, Сергей, Дмитрий, я – меньшой и меньшая сестра Машенька…

Старший брат Николенька был на шесть лет старше меня. Ему было, стало быть, десять-одиннадцать, когда мне было четыре или пять, именно когда он водил нас на Фанфаронову гору. Мы в первой молодости – не знаю, как это случилось, – говорили ему «вы». Он был удивительный мальчик и потом удивительный человек… Воображение у него было такое, что он мог рассказывать сказки или истории с привидениями или юмористические истории… без остановки и запинки, целыми часами и с такой уверенностью в действительность рассказываемого, что забывалось, что это выдумка.

Когда он не рассказывал и не читал (он читал чрезвычайно много), он рисовал. Рисовал он почти всегда чертей с рогами, закрученными усами, сцепляющихся в самых разнообразных позах между собою и занятых самыми разнообразными делами. Рисунки эти тоже были полны воображения и юмора.

Так вот он-то, когда нам с братьями было – мне пять, Митеньке шесть, Серёже семь лет, объявил нам, что у него есть тайна, посредством которой, когда она откроется, все люди сделаются счастливыми; не будет ни болезней, никаких неприятностей, никто ни на кого не будет сердиться, и все будут любить друг друга, все сделаются муравейными братьями… И я помню, что слово «муравейные» особенно нравилось, напоминая муравьёв в кочке. Мы даже устроили игру в муравейные братья, которая состояла в том, что садились под стулья, загораживая их ящиками, завешивали платками и сидели там, в темноте, прижимаясь друг к другу. Я, помню, испытывал особенное чувство любви и умиления и очень любил эту игру.

Муравейное братство было открыто нам, но главная тайна о том, как сделать, чтобы все люди не знали никаких несчастий, никогда не ссорились и не сердились, а были бы постоянно счастливы, эта тайна была, как он нам говорил, написана им на зелёной палочке, и палочка эта зарыта у дороги на краю оврага Старого Заказа [1] , в том месте, в котором я – так как надо же где-нибудь зарыть мой труп – просил, в память Николеньки, закопать меня. Кроме этой палочки, была ещё какая-то Фанфаронова гора, на которую, он говорил, что может ввести нас, если только мы исполним все положенные для того условия. Условия были, во-первых, стать в угол и не думать о белом медведе. Помню, как я становился в угол и старался, но никак не мог не думать о белом медведе. Второе условие я не помню, какое-то очень трудное… пройти, не оступившись, по щёлке между половицами, а третье лёгкое: в продолжение года не видать зайца – всё равно живого, или мёртвого, или жареного. Потом надо поклясться никому не открывать этих тайн.

Тот, кто исполнит эти условия и ещё другие, более трудные, которые он откроет после, того одно желание, какое бы то ни было, будет исполнено. Мы должны были сказать наши желания. Серёжа пожелал уметь лепить лошадей и кур из воска, Митенька пожелал уметь рисовать всякие вещи, живописец, в большом виде. Я же ничего не мог придумать, кроме того, чтобы уметь рисовать в малом виде. Всё это, как это бывает у детей, очень скоро забылось, и никто не вошёл на Фанфаронову гору, но помню ту таинственную важность, с которой Николенька посвящал нас в эти тайны, и наше уважение и трепет перед теми удивительными вещами, которые нам открывались.

В особенности же оставило во мне сильное впечатление муравейное братство и таинственная зелёная палочка, связывавшаяся с ним и долженствующая осчастливить всех людей…

Идеал муравейных братьев, льнущих любовно друг к другу, только не под двумя креслами, завешанными платками, а под всем небесным сводом всех людей мира, остался для меня тот же. И как я тогда верил, что есть та зелёная палочка, на которой написано то, что должно уничтожить всё зло в людях и дать им великое благо, так я верю и теперь, что есть эта истина и что будет она открыта людям и даст им то, что она обещает.

Примечания

1

Старый Заказ  – лес в Ясной Поляне, где похоронен Л.Н. Толстой.

Лев николаевич детство краткое содержание. Детство, толстой лев николаевич

Кадр из фильма «Детство Горького» (1938)

Очень кратко

У мальчика умирает отец. Вместе с матерью он переезжает в дом жестокого и жадного деда. Мать выходит замуж, и мальчика растит бабушка. Когда мать умирает, дед отправляет мальчика «в люди».

1913 год, Нижний Новгород. Повествование ведётся от имени мальчика Алёши Пешкова.

I

Первое воспоминание Алёши — смерть отца. Он не понимал, что отца больше нет, но в память ему врезался плач матери Варвары. Перед этим мальчик сильно болел, и помочь приехала бабушка Акулина Ивановна Каширина, «круглая, большеголовая, с огромными глазами и смешным рыхлым носом». Бабушка нюхала табак и была вся «чёрная, мягкая», как медведица, с очень длинными и густыми волосами.

В день смерти отца у Варвары начались преждевременные роды, ребёнок родился слабым. После похорон бабушка забрала Алёшу, Варвару и новорож­дённого в Нижний Новгород. Ехали они на пароходе. По дороге малыш умер. Бабушка, стараясь отвлечь Алёшу, рассказывала сказки, которых знала великое множество.

В Нижнем их встречало множество народу. Алёша познакомился с дедом Василием Васильичем Кашириным — маленьким, сухоньким старичком «с рыжей, как золото, бородкой, с птичьим носом и зелёными глазками». С ним пришли дядья мальчика, Яков и Михайло, и двоюродные братья. Дед Алёше не понравился, он «сразу почувствовал в нём врага».

II

Жила семья деда в большом доме, нижний этаж которого был занят красильной мастерской. Жили недружно. Варвара вышла замуж без благословения, и теперь дядья требовали у деда её приданое. Время от времени дядья дрались.

Дом деда был наполнен горячим туманом взаимной вражды всех со всеми.

Приезд Алёши с матерью только усилил эту вражду. Мальчику, выросшему в дружной семье, было очень тяжело.

По субботам дед сёк внуков, провинившихся за неделю. Алёшу это наказание тоже не миновало. Мальчик сопротивлялся, и дед засёк его до полусмерти.

После, когда Алёша отлёживался в постели, дед пришёл мириться. После этого мальчик понял, что дед «не злой и не страшен», но забыть и простить побои он не мог. Особенно поразил его в те дни Иван-Цыганок: он подставлял руку под розги, и часть ударов досталась ему.

III

После Алёша очень подружился с этим весёлым парнем. Иван-Цыганок был подкидышем: бабушка нашла его как-то зимой возле своего дома и воспитала. Он обещал стать хорошим мастером, и дядья часто ссорились из-за него: после раздела каждый хотел взять Цыганка себе.

Несмотря на свои семнадцать лет, Цыганок был добрым и наивным. Каждую пятницу его отправляли на рынок за продуктами, и Иван тратил меньше, а привозил больше, чем следовало. Оказалось, он приворовывал, чтобы порадовать скупого деда. Бабушка ругалась — она боялась, что однажды Цыганка схватит полиция.

Вскоре Иван погиб. Во дворе у деда лежал тяжёлый дубовый крест. Дядька Яков дал обет отнести его на могилу жены, которую сам же и убил. Цыганку выпало нести комель этого огромного креста. Парень надорвался и умер от кровотечения.

IV-VI

Прошло время. В доме жилось всё хуже. Алёшину душу спасали только бабушкины сказки. Бабушка не боялась никого, кроме тараканов. Однажды вечером загорелась мастерская. Рискуя жизнью, бабушка вывела из горящей конюшни жеребца и очень сильно обожгла руки.

«К весне дядьки разделились», а дед купил большой дом, на первом этаже которого был кабак. Остальные комнаты дед сдавал. Вокруг дома рос густой запущенный сад, спускавшийся в овраг. Бабушка с внуком поселилась в уютной комнате на чердаке.

Все любили бабушку и обращались к ней за советом — Акулина Ивановна знала множество рецептов лекарств из трав. Родом она была с Волги. Её мать «обидел» барин, девушка выбросилась из окна и осталась калекой.

С детства Акулина ходила «по людям», просила милостыню. Потом её мать, бывшая искусной кружевницей, выучила дочь своему мастерству, а когда о ней слава пошла, и дед появился. Дед, пребывая в хорошем настроении, тоже рассказывал Алёше о своём детстве, которое он помнил «от француза», и о своей матери — злой бабе калашнице.

Некоторое время спустя, дед взялся учить Алёшу грамоте по церковным книгам. Он оказался способным к этому, и вскоре бегло разбирал церковный устав. Дед был верующим человеком, но бог, которому он молился, вызывал у Алёши «страх и неприязнь».

Он не любил никого, следил за всем строгим оком, он, прежде всего, искал и видел в человеке дурное, злое, грешное. Было ясно, что он не верит человеку, всегда ждёт покаяния и любит наказывать

На улицу мальчика отпускали редко — всякий раз местные мальчишки избивали его до синяков.

Вскоре Алёшина спокойная жизнь кончилась. Однажды вечером прибежал дядька Яков и сообщил, что дядька Михайло идёт убивать деда. С того вечера дядька Михайло являлся ежедневно и учинял скандалы, на радость всей улицы. Так он пытался выманить у деда Варварино приданое, но старик не сдавался.

VII-X

Ближе к весне дед неожиданно продал дом и купил другой. При новом доме тоже был заросший сад с ямой — остатками сгоревшей бани. Слева с ним соседствовал полковник Овсянников, а справа — семейство Бетленга.

Дом был набит интересными людьми. Особенно интересен для Алёши был нахлебник по прозвищу Хорошее Дело. Его комната была заполнена странными вещами, и он постоянно что-то изобретал.

Вскоре мальчик сдружился с Хорошим Делом. Тот научил его правильно излагать события, не повторяясь и отсекая всё лишнее. Бабушке и деду эта дружба не понравилась — они считали нахлебника колдуном, и Хорошему Делу пришлось съехать.

Очень интересовал Алёшу и дом Овсянникова. В щели забора или с ветки дерева он видел трёх мальчиков, играющих во дворе дружно и без ссор. Однажды, играя в прятки, младший мальчик упал в колодец. Алёша бросился на помощь и вместе со старшими детьми вытащил малыша.

Дети дружили, пока Алёша не попался на глаза полковнику. Пока он выставлял мальчика из дому, тот успел обозвать его «старым чёртом», за что был бит. С тех пор Алёша общался с Овсянниковыми-младшими только через дыру в заборе.

О матери, которая жила отдельно, Алёша вспоминал нечасто. Однажды зимой она вернулась, поселилась в комнате нахлебника и начала учить сына грамматике и арифметике. Жилось Алёше в те времена трудно. Часто дед ссорился с матерью, пытался принудить её к новому замужеству, но та всегда отказывалась.

Русские люди, по нищете и скудости жизни своей, вообще любят забавляться горем, играют им, как дети, и редко стыдятся быть несчастными.

Бабушка заступалась за дочь, и однажды дед жестоко её избил. Алёша отомстил деду, испортив его любимые святцы.

Мать подружилась с соседкой, женой военного, к которой часто приходили гости из дома Бетленгов. Дед тоже начал устраивать «вечера» и даже нашёл матери жениха — кривого и лысого часовщика. Варвара, женщина молодая и красивая, ему отказала.

XI-XII

«После этой истории мать сразу окрепла, туго выпрямилась и стала хозяйкой в доме». У неё в гостях стали часто бывать братья Максимовы, перекочевавшие к ней от Бетленгов.

После Святок Алёша долго болел оспой. Всё это время за ним ухаживала бабушка. Вместо сказки она рассказывала мальчику об отце. Максим Пешков был сыном солдата, «дослужившегося до офицеров и сосланного в Сибирь за жестокость с подчинёнными». В Сибири Максим и родился. Мать его умерла, и он долго скитался.

Попав в Нижний Новгород, Максим стал работать у столяра и вскоре сделался знатным красноде­ревщиком. Варвара вышла за него замуж против воли деда — тот хотел выдать дочь-красавицу за дворянина.

Вскоре Варвара вышла замуж за младшего Максимова, Евгения. Отчима Алёша сразу возненавидел. Бабушка от расстройства начала пить крепкое вино и часто бывала пьяной. В яме, оставшейся от сгоревшей бани, мальчик выстроил себе убежище и провёл в нём всё лето.

Осенью дед продал дом и заявил бабушке, что больше кормить её не будет. «Дед снял две тёмные комнатки в подвале старого дома». Вскоре после переезда появились мать с отчимом. Они рассказали, что дом их сгорел со всем скарбом, но дед знал, что отчим проигрался и приехал просить денег.

Мать с отчимом сняли бедное жильё и забрали Алёшу с собой. Варвара была беременна, а отчим обманывал рабочих, скупая за полцены кредитные записки на продукты, которыми на заводе платили вместо денег.

Алёшу отдали в школу, где ему очень не нравилось. Дети смеялись над его бедной одеждой, а учителя не любили. В то время мальчик часто хулиганил и досаждал матери. Жизнь между тем становилась всё тяжелее. Мама родила сына, странного большеголового мальчика, который быстро и тихо умер. У отчима появилась любовница.

Вскоре Варвара снова забеременела Однажды Алёша увидел, как отчим своей тонкой и длинной ногой бьёт беременную мать в грудь. Он замахнулся на Евгения ножом. Варвара успела его оттолкнуть — нож только разрезал одежду и скользнул по рёбрам.

XIII

Алёша вернулся к деду. Старик стал скуп. Он разделил хозяйство на две части. Теперь даже чай они с бабушкой заваривали по очереди.

Чтобы заработать на хлеб, бабушка занялась вышиванием и плетением кружев, а Алёша с компанией ребят собирал ветошь и кости, обирал пьяных и воровал дрова и тёс «в лесных складах по берегу Оки». Одноклассники знали, чем он занимается, и издевались ещё больше.

Когда Алёша перешёл в третий класс, к ним переехала Варвара с новорождённым Николаем. Отчим снова куда-то исчез. Мама была тяжело больна. Бабушка ушла в дом богатого купца вышивать покров, и с Николаем возился дед, часто из жадности недокармливая ребёнка. Алёша тоже любил играть с братишкой. Мать умерла через несколько месяцев на руках у мальчика, так и не увидев мужа.

После похорон дед сказал, что кормить Алёшу не собирается, и отправил его « ».

План пересказа

1. Утренние занятия братьев Иртеньевых.
2. Отец сообщает детям, что они поедут в Москву. Обида Карла Ивановича.
3. Семья Иртеньевых едет на охоту.
4. Вечер в кругу семьи.
5. Отец с двумя сыновьями и Карлом Ивановичем едет в Москву.
6. Подарки и приезд гостей по случаю именин бабушки.
7. Бал. Николенька влюбляется в Сонечку Валахину.
8. Мать сообщает о своей болезни и о приближающейся смерти.
9. Похороны матери. Николенька осознает, что счастливая пора детства закончилась.

Пересказ

12 августа 18… года — обычный день в доме графа Иртеньева в селе Петровском. Детей, десятилетнего Николеньку, от имени которого ведется повествование, и его старшего брата Володю будит в семь часов утра их учитель — старый немец Карл Иваныч. Пустяковый эпизод — убитая Карлом Иванычем муха падает на голову нежащегося в постели Николеньки — наводит мальчика на мысль, что учитель злой человек. Но вот Карл Иваныч щекочет Николеньку, и теперь он думает, что был несправедлив к доброму, любящему его учителю (Николенька вообще склонен к внимательному анализу поведения людей и событий окружающего мира, пусть он и не всегда приходит к правильным выводам).

Мальчики идут здороваться с маменькой Натальей Николаевной, сидящей в гостиной и разливающей чай. Здесь же их одиннадцатилетняя сестра Любочка уже играет на рояле под присмотром своей Гувернантки Марьи Ивановны, которую в семье зовут Мими. Матушка разговаривает с ними на двух языках — русском и немецком, который она знает в совершенстве. Затем мальчики идут здороваться с отцом, Петром Александровичем. В кабинете они становятся свидетелями разговора отца с приказчиком Яковом. Выясняется, что основной доход в семье поступает из деревни Хабаровки, принадлежащей матери. Затем отец сообщает, что им пора серьезно учиться, поэтому сегодня в ночь он берет их с собой в Москву, а Карлу Иванычу придется покинуть их дом.

Карл Иваныч, добрый и беспредельно любящий семью Иртеньевых человек, очень расстроился. Он счел себя несправедливо обиженным и был во время уроков очень не в духе. За обедом отец выражает матери свое недовольство тем, что она привечает юродивых. После обеда всей семьей поехали на охоту — мужчины верхом, женщины в коляске. Собаки выгнали зайца прямо на Николеньку, но он оплошал, отпустил свою собаку раньше времени, и заяц ускакал. После охоты был пикник. Мальчики и Любочка с Катенькой, дочкой Мими, играли в Робинзона, о котором только что прочитали. Наблюдая за Катей, Николенька ощутил что-то вроде первой любви.

Домой приехали, когда уже смеркалось. Вечером дети рисовали, мать играла на рояле Бетховена и Фильда. Отец объявил, что решил взять Карла Иваныча в Москву. Все были очень рады этому, потому что любили и жалели старого учителя. На следующий день мальчики с отцом поехали в Москву, а Любочка с матерью остались в деревне. Прощание было грустным, все плакали, у Николеньки долго щемило сердце.

Через месяц после приезда в Москву, где они жили в доме бабушки, наступил день бабушкиных именин. Карл Иваныч и дети преподнесли ей подарки: учитель подарил красивую коробочку, сделанную собственноручно, Володя — рисунок, а Николенька сочинил длинное стихотворение, которое бабушке особенно понравилось. Затем стали приезжать с поздравлениями многочисленные гости, среди которых был пожилой князь Иван Иваныч. Николенька случайно услышал его разговор с, бабушкой и понял, что бабушка не любит отца, считает, что он не ценит доброту своей жены и предпочитает ее обществу клуб и карт.

Заехали и братья Ивины, ровесники Николеньки и Володи, в младшего из которых, Сережу, красивого, веселого, бойкого и сильного для своих лет мальчика, Николенька был по-детски влюблен, хотя и прекрасно видел его недостатки. Так, во время игры с Иленькой Грапом, сыном бедного иностранца, также приехавшего поздравить бабушку, Сережа сильно обидел и унизил Иленьку, слабого и тихого мальчика, что оставило глубокий след в душе Николеньки.

Вечером бабушка устроила бал. Николенька, забыв о своей обычной застенчивости и некрасивой внешности, веселился вовсю. Он влюбился в Сонечку Валахину, красивую девочку двенадцати лет, танцевал с ней и был так счастлив, что разлюбил Сережу Ивина.

Через полгода после бабушкиных именин мать прислала письмо, в котором сообщила, что тяжело больна, и просила их немедленно приехать в деревню, чтобы успеть попрощаться перед смертью. Они отправились на следующий день, однако по приезде застали матушку уже без сознания. Она лежала с открытыми глазами, но никого не узнавала. Около ее постели сидели доктор и няня Наталья Савишна, которая вырастила и ее, и всех ее детей. Все домашние были очень печальны. В этот же вечер в страшных муках мать умерла.

На другой день, вечером, стоя у гроба матери, глядя на ее любимое лицо и не видя его от слез, Николенька, не осознав еще произошедшего в полной мере, впервые проявил склонность к самоанализу. Ему казалось, что он не испытывает настоящего горя, а только тихую грусть, к которой постоянно примешивалось какое-то самолюбивое чувство, и мальчик презирал себя за это. Во время похорон все вели себя по-разному. Николенька плакал. Отец был очень бледен и с трудом сдерживал слезы, но выглядел при этом весьма эффектно, и Николеньке это почему-то не нравилось. Мими опухла от слез и, казалось, едва держалась на ногах, однако слезы ее были вызваны не только горем, но и чувством неуверенности в дальнейшей судьбе — своей и дочери. Лицо Любочки, мокрое от слез, выражало только детский страх. Володя был очень задумчив и стоял, устремив неподвижный взгляд в одну точку. Все посторонние, утешавшие отца, вызывали в Николеньке лишь досаду. Единственной, кто, по мнению мальчика, испытывала истинное горе, была Наталья Савишна, которая не плакала, а молилась. После похорон она не оставляла своих обязанностей по дому, но делала все машинально. Разговоры с ней, ее тихие слезы и спокойные набожные речи утешали Николеньку. Со смертью матушки мальчик осознал, что счастливая пора детства закончилась.

Очень краткое содержание (в двух словах)

Главный герой повести Николенька был разбужен своим учителем Карлом Иванычем, который повёл его, вместе с братом Володей, к отцу. Тот заявил им, что они отправляются с ним в Москву, к бабушке, а мама с сёстрами остаются в деревне. Съездив, на прощание всей семьёй на охоту, братья с отцом отправились в Москву, где их очень дружелюбно встретила Бабушка. Через месяц, на день Ангела, Николенька подарил ей стихи, которые понравились всем гостям. На этом же празднике он познакомился с Сонечкой, и влюбился в неё. Ещё через шесть месяцев, пришло письмо от матери, где она написала, что тяжело больна и просила срочно приехать. Они успели приехать как раз перед самой её кончиной. После похорон, мальчики вернулись в Москву, где поведали о горе бабушке и та еле пережила это известие. После этих событий детство у Николеньки закончилось и началось отрочество.

Краткое содержание (подробно)

Действие повести начинается 12 августа 18** года. На третий день после своего дня рождения десятилетний Николенька Иртеньев проснулся от того, что Карл Иванович громко ударил по мухе прямо у него над головой. Сначала он злился, но доброта учителя его тронула. Карл Иванович стал щекотать Николеньке ноги, поднимать добрым голосом, отчего хотелось одновременно и смеяться и плакать. После того, как Николенька с братом Володей встали и умылись, Карл Иванович более строгим голосом позвал их в класс. По утрам он обычно водил детей к матушке . Так и сегодня они спустились вниз поздороваться с ней. Она как раз разливала чай в гостиной, а отец был у себя в кабинете, где отдавал приказчику указания по хозяйству.

При мысли о матушке Николенька представлял ее карие глаза, всегда выражающие любовь и доброту. Сегодня он особенно остро чувствовал ясную любовь к родителям. Они ему казались красивыми, улыбчивыми и искренними. Если у матушки лицо было прекрасным и ангельским, то у отца — серьезным и строгим, однако бесспорно красивым и располагающим к себе. В этот день отец объявил мальчикам о том, что они вскоре поедут в Москву. Вмиг улетучился радостный настрой Николеньки. Весь день он ходил пасмурный и мысленно уже прощался со всеми обитателями деревни. Не радовала его ни охота с отцом, ни игры с Катенькой. Даже Карл Иванович расстроился, услышав это известие. Николенька во всех красках вспоминал счастливое время, проведенное здесь, пытаясь смириться с новостью.

На следующее утро в двенадцать часов у парадного входа уже стояли коляска с бричкой. Все вокруг были заняты приготовлениями, а Николенька среди этой суеты пытался насладиться последними минутами, проведенными в доме. Затем все собрались в гостиной. Николенька обнял на прощание мать и заплакал. Она еще долго махала им вслед платком. Мальчик всю дорогу плакал и чувствовал, как это приносило своеобразное облегчение. Он думал о маменьке с любовью и все время ее вспоминал. В Москве они жили в бабушкином доме. С ними был и Карл Иванович, но мальчиков учили новые учителя. Здесь Николенька написал свои первые стихи и волновался, когда их зачитывали прилюдно.

Здесь же они познакомились со многими новыми людьми: княгиней Корнаковой, тремя мальчиками — родственниками Ивиных, Сонечкой Валахиной, в которую Николенька неподдельно влюбился. Своими переживаниями по поводу этих чувств он делился с братом Володей. Здесь же развилась в Николеньке природная наблюдательность и противоречивость. Через полгода из деревни пришло письмо, в котором говорилось, что их матушка сильно простудилась и слегла. Больше всего она хотела повидаться с сыновьями. Ни минуты не медля, отец отвез детей в деревню. Там их ждали печальные известия. Маменька уже шестой день не вставала, а ее глаза ничего не видели. Перед смертью она успела попросить благословения для своих детей.

На следующий день хоронили маменьку. Глядя в гроб, Николенька никак не мог поверить, что это восковое лицо принадлежало той, которую он больше всего любил. Он стал громко кричать, а затем выбежал из комнаты. С тех пор счастливое детство для него кончилось. Через три дня все они переехали в Москву, но каждый раз, приезжая в деревню, он навещал могилу матушки, а заодно и ее верной няни

Написал прекрасную трилогию Детство. Отрочество. Юность. Ее изучают в школе, начиная с первой книги под названием Детство. Как раз ее краткое содержание для читательского дневника мы предлагаем нашим читателям. Это позволит познакомиться с произведением Льва Толстого Детство за короткое время.

Детство в сокращении знакомит нас с десятилетним мальчиком, который только два дня назад отпраздновал свой день рождения. На дворе стоит утро 18.. года, которое для ребенка начинается как обычно. Его по привычке будит немец Карл Иваныч, чтобы повести к матери поздороваться.

Герои идут вниз, где Николенька, от чьего имени ведется рассказ, встречает маму. Она добрая и заботливая, а ее улыбка восхитительная. Ежедневно мама интересуется здоровьем сына и после пары добрых слов, мальчик идет в кабинет к отцу, чтобы и ему пожелать доброго утра.

Однако в этот день все шло по-другому. Зайдя в кабинет отца, Николенька узнает, что их отец хочет взять с собой в столицу, где мальчики продолжат учебу. Герою становится понятно, что вскоре у Карла Иваныча не будет места работы, так как его уволят. Он сильно переживает, ведь придется покинуть родительский дом и расстаться с мамой.

Дальше день шел своим чередом, поэтому дети отправляются в класс, где немец преподавал историю, языки. Однако сегодня все были без настроения. Во взгляде учителя читалась обида, так как его собрались увольнять за двенадцать лет преданной службы. Горько было и Николеньке, которому было жаль старика.

В дом приходит Гришка. Это был юродивый, которому мать помогала вопреки недовольству мужа. Он часто говорил непонятные слова, которые многие принимали за предсказания. В этот раз мужчина учуял беду, что вскоре придет в дом Иртеньевых. Юродивого угостили обедом, после которого Иртеньев старший собрался на охоту. Дети также просятся поехать вместе с ним.

После приготовлений, Иртеньевы и их слуги отправляются на охоту. Они охотятся на зайца, для этого каждый участник занимает свои позиции. И вот заяц бежит прямо к Николеньке. Мальчик так разволновался, что раньше времени спустил на него собаку. В итоге животное убежало, за что герой был зол на себя.

После охоты организовали некое подобие пикника с перекусами. Дети игрались в свои игры, правда Володя был в этот раз скучен, поэтому игры не вязались.
С детьми Иртеньевых была и Катя — дочь гувернантки. Николеньке давно она нравится. Как раз во время игр, мальчику удается поцеловать Катю в щеку, за что получил упрек от брата.

Далее герой рассказывает о своем отце и его характере. Отсюда мы узнаем, что это предприимчивый и самоуверенный человек. Он умел всем нравится и часто поддавался страстям. Страстью же у него были женщины и игры в карты.

Уже вечером были все дома. Дети занялись рисованием, мама Николеньки играла на рояле, а немец направился в кабинет к хозяину. Там он предлагает свои услуги учителя за бесплатно, говоря о том, что сильно привык к мальчикам. Отец Николеньки принимает решение не увольнять мужчину, а взять с собой.
Когда дети играли, они заметили юродивого Гришку, что остался ночевать в доме Иртеньевых. Они стали наблюдать за мужчиной и увидели, как тот стал молится. Его молитва была настолько искренней, что поразила мальчика.

Вспомнил в своих воспоминаниях герой о бывшей няне матери Николеньки, которая уже постарела и стала выполнять роль экономки. Мальчик любил Савишну, эту милую, заботливую женщину.

И вот день отъезда настал. Все собираются в путь. Перед отъездом Николенька прощается с мамой и сестрой, со всеми знакомыми и близкими ему людьми. Ему грустно, так как не хочется с ними расставаться. Но коляска тронулась. Здесь герой начинает вспоминать свое детство, веселую и беззаботную пору.

Далее из произведения Л.Толстого Детство в кратком содержании мы узнаем о том, что уже прошел месяц, как мальчики живут в Москве. Остановились они у своей бабушки. У нее праздник — день рождение. Так как было нечего дарить, Николенька сочиняет стих, но сильно переживает, ведь ему он не понравился. Однако бабушка оценила подарок и зачитала стих во всеуслышание.

В бабушкин дом стали приезжать гости. Среди них были родственники княгиня Корнакова, князь Иван Иванович, которому бабушка жаловалась на своего сына, что приехал не по делам в столицу, а для развлечений. У бабушки закрались подозрения об изменах сына. Этот разговор услышал Николенька.
Вместе со взрослыми приезжают в дом бабушки и дети. Так приехало семейство Ивиных, где было три сына. Как раз один из них, Сережа, понравился Николеньке. Во время развлечений дети решили подшутить над одним из них. Это был Иленька. Шутки приводят к обиде и плачу ребенка. Это событие убавило восхищение Николеньки Сергеем.

Гости продолжают прибывать и ближе к вечеру приехала с родителями и Соня. Двенадцатилетняя девочка очень понравилась герою и он старался привлечь ее внимание. Начались танцы и Николенька пригласил Соню на кадриль. После танца он хотел завязать разговор, но послышались звуки мазурки. Николенька вновь захотел пригласить Соню, но пришлось танцевать с некрасивой дочкой Корнаковых. Мальчик расстроен из-за чего попутал фигуры и стал посмешищем бала.

Когда все разошлись, Николенька с братом пошли в комнату спать, но сон не шел. Парни одновременно думали о Соне, которая понравилась обоим.

Спустя шесть месяцев они получают письмо. Оно было от матери Николеньки. Она сообщала о своей болезни, где выражала скорую надежду на выздоровление. Однако для отца приписала, что ее смерть неминуема, поэтому просит его приехать и привезти детей.

Муж с детьми возвращается в деревню, где жена пребывает в беспамятстве. Она не узнает детей, а на второй день после их приезда, умирает в страданиях.
Смерть матери стала большим горем для мальчика. Дальше в кратком пересказе книги Детство Толстого столкновение со смертью разрушает безмятежную жизнь. Теперь для Николеньки наступает новый этап в его жизни.

Детство закончилось. Иртеньевы переезжают в столицу, в доме в деревне остается лишь Савишна, которая вскоре по тихому также умирает. Иртеньев же, повзрослев, ежегодно наведывается в поместье, каждый раз бывая на могиле матери и ее няни.

Послушать краткое содержание книги

Толстой «Детство» краткое содержание

А какую оценку поставите вы?

Краткое содержание Эпилог Часть первая «Война и мир» Толстой Сочинение: образ матери в повести Толстого «Детство»

12 августа 18– г. десятилетний Николенька Иртеньев просыпается на третий день после своего дня рождения в семь часов утра. После утреннего туалета учитель Карл Иваныч ведет Николеньку и его брата Володю здороваться с матушкой, которая разливает чай в гостиной, и с отцом, отдающим в своем кабинете хозяйственные указания приказчику.

Николенька чувствует в себе чистую и ясную любовь к родителям, он любуется ими, делая для себя точные наблюдения: “…в одной улыбке состоит то, что называют красотою лица: если улыбка прибавляет прелести лицу, то оно прекрасно; если она не изменяет его, то лицо обыкновенно; если она портит его, то оно дурно”. Для Николеньки лицо матушки – прекрасное, ангельское. Отец в силу своей серьезности и строгости кажется ребенку загадочным, но бесспорно красивым человеком, который “нравится всем без исключения”.

Отец объявляет мальчикам о своем решении – завтра он забирает их с собой в Москву. Весь день: и учеба в классах под надзором расстроенного от полученного известия Карла Иваныча, и охота, на которую берет детей отец, и встреча с юродивым, и последние игры, во время которых Николенька чувствует что-то вроде первой любви к Катеньке, – все это сопровождается горестным и печальным чувством предстоящего прощания с родным домом. Николенька вспоминает счастливое время, проведенное в деревне, дворовых людей, беззаветно преданных их семейству, и подробности прожитой здесь жизни предстают перед ним живо, во всех противоречиях, которые пытается примирить его детское сознание.

На другой день в двенадцатом часу коляска и бричка стоят у подъезда. Все заняты приготовлениями к дороге, и Николенька особенно остро чувствует несоответствие важности последних минут перед расставанием и всеобщей суеты, царящей в доме. Вся семья собирается в гостиной вокруг круглого стола. Николенька обнимает мать, плачет и ни о чем не думает, кроме своего горя. Выехав на большую дорогу, Николенька машет матери платком, продолжает плакать и замечает, как слезы доставляют ему “удовольствие и отраду”. Он думает о маменьке, и любовью к ней проникнуты все воспоминания Николеньки.

Уже месяц отец с детьми живут в Москве, в бабушкином доме. Хотя Карл Иваныч тоже взят в Москву, детей учат новые учителя. На именины бабушки Николенька пишет свои первые стихи, которые читают прилюдно, и Николенька особенно переживает эту минуту. Он знакомится с новыми людьми: княгиней Корнаковой, князем Иван Иванычем, родственниками Ивиными – тремя мальчиками, почти ровесниками Николеньки. При общении с этими людьми у Николеньки развиваются главные его качества: природная тонкая наблюдательность, противоречивость в собственных чувствах. Николенька часто оглядывает себя в зеркале и не может представить, что его кто-то может любить. Перед сном Николенька делится своими переживаниями с братом Володей, признается, что любит Сонечку Валахину, и в его словах проявляется вся детская неподдельная страстность его натуры. Он признается: “…когда я лежу и думаю о ней, бог знает отчего делается грустно и ужасно хочется плакать”.

Через полгода отец получает из деревни письмо от маменьки о том, что она во время прогулки жестоко простудилась, слегла, и силы ее тают с каждым днем. Она просит приехать и привезти Володю и Николеньку. Не медля, отец с сыновьями выезжают из Москвы. Самые страшные предчувствия подтверждаются – последние шесть дней маменька уже не встает. Она даже не может попрощаться с детьми – ее открытые глаза ничего уже не видят… Маменька умирает в этот же день в ужасных страданиях, успев лишь попросить благословения для детей: “Матерь божия, не оставь их!”

На другой день Николенька видит маменьку в гробу и не может примириться с мыслью, что это желтое и восковое лицо принадлежит той, кого он любил больше всего в жизни. Крестьянская девочка, которую подносят к покойнице, страшно кричит в ужасе, кричит и выбегает из комнаты Николенька, пораженный горькой истиной и отчаянием перед непостижимостью смерти.

Через три дня после похорон весь дом переезжает в Москву, и со смертью матери для Николеньки заканчивается счастливая пора детства. Приезжая потом в деревню, он всегда приходит на могилу матушки, недалеко от которой похоронили верную до последних дней их дому Наталью Савишну.

Вариант 2

Повесть “Детство” Л. Н. Толстого является автобиографической. В ней писатель изображает свое детство, которое старается воплотить на страницах своего произведения, во всех подробностях. Однако главным моментом в данном произведении является то, что автор пытается разъяснить своему читателю о важности этой поры. Для этого писатель пользуется приемом, который называется “диалектика души”.

Теперь, автор не только обращает внимание на поступки героя Николеньки, но и на его чувства, которые тесно взаимосвязаны между собой. В результате, читателю удается ближе познакомиться с мальчиком, узнать все его слабости и страхи. Однако главное – это познать его внутреннюю жизнь: о чем думает, переживает. Писатель изображает не просто жизнь маленького героя, который подвергается эмоциям, Толстой, изображает доброту и жестокость, которая вплетается в жизни героев.

Читатель становится свидетелем теплых отношений между мальчиком и родителями, а также гувернером Карлом Ивановичем, няней Натальей Савишной, бабушкой и братом. Благодаря их теплому слову, Николенька растет добрым мальчиком. Чувство сострадания, которое развито в душе героя, заставляет читателя самому переживать за мальчика.

Читая страницу за страницей, читатель наталкивается на ситуацию, когда выбрасываю щенка за забор или птичку из гнезда. Этот момент не только ранит душу и психическое состояние героя, но и читателя. Однако дальнейшие события приобретают неожиданный оборот. Иногда отношение мальчика к своим родным и близким оказываются несправедливыми и недостойными. Так, он плохо думает о гувернере Карле Ивановиче, который является самым добрым человеком на земле.

В самом начале повести “Детство” читатель видит, как Карл Иванович щекочет его маленькую пяточку, пытаясь разбудить героя. Однако тот воспринимает это, как занудливость противного человека, который специально его мучает, потому что он в семье младший ребенок. В это же время, автор изображает раскаяние мальчика, он понимает, что он был не прав и ему становится стыдно.

Сочинение по литературе на тему: Краткое содержание Детство Толстой Л. Н

Другие сочинения:

  1. Отрочество Сразу после приезда в Москву Николенька ощущает перемены, происшедшие с ним. В его душе находится место не только собственным чувствам и переживаниям, но и состраданию чужому горю, умению понимать поступки других людей. Он сознает всю неутешность горя бабушки после Read More ……
  2. Имя гениального русского писателя Л. Н. Толстого известно читателям всего мира. Его великий талант и неиссякаемый интерес к движениям человеческой души раскрылись в полной мере в повести “Детство”. Главный герой произведения – Николенька Иртеньев. Это маленький десятилетний мальчик с добрым, Read More ……
  3. Повесть Л. Н. Толстого “Детство” является первой частью задуманной писателем тетралогии. В ней автор хотел описать четыре поры жизни человека, влияющих на формирование его характера, его личности. В каждой из частей своего произведения Толстой задумал отразить “коренные” чувства, свойственные каждой Read More ……
  4. Юность Идет шестнадцатая весна Николая Иртеньева. Он готовится к экзаменам в университет, переполнен мечтаниями и размышлениями о будущем своем предназначении. Чтобы яснее определить цель жизни, Николай заводит отдельную тетрадь, куда записывает обязанности и правила, необходимые для нравственного совершенствования. В страстную Read More ……
  5. Литературная деятельность Льва Николаевича Толстого началась в 1852 году, когда в передовом журнале той эпохи – “Современнике” – появилась его повесть “Детство”, в которой он изобразил сложный процесс формирования духовного мира ребенка. Николенька Иртеньев – мальчик из дворянской семьи, он Read More ……
  6. Детство 1913 год, Нижний Новгород. Повествование ведется от имени мальчика Алеши Пешкова. I Мое первое воспоминание – смерть отца. Я не понимал, что отца больше нет, но в память мне врезался плач матери Варвары. Перед этим я сильно болел, и Read More ……
  7. Отец Сергий Повесть “Отец Сергий” Льва Толстого была написана в то время, когда писатель нашел “своего Бога”. В данном произведении автор изображает духовный путь главного героя, который направлен к Богу. Известно, что в свое время, Толстому удалось разработать собственную религиозно-философскую Read More ……
  8. Детство Темы Действие происходит в доме Карташевых. Глава семейства – отставной генерал Николай Семенович Карташев. Суровый характер и выправка николаевского генерала Карташева-старшего дают вполне определенное направление воспитанию детей, среди которых Тема, старший в семье из мальчиков, оказывается главным “поджигателем обычного Read More ……
Краткое содержание Детство Толстой Л. Н

Детство никиты краткое содержание читать по главам.

Лев николаевич толстой

Толстой Алексей Николаевич

Детство Никиты

Толстой А.Н.

ДЕТСТВО НИКИТЫ

СОЛНЕЧНОЕ УТРО

Никита вздохнул, просыпаясь, и открыл глаза. Сквозь морозные узоры на окнах, сквозь чудесно расписанные серебром звезды и лапчатые листья светила солнце. Свет в комнате был снежно-белый. С умывальной чашки скользнул зайчик и дрожал на стене.

Открыв глаза, Никита вспомнил, что вчера вечером плотник Пахом сказал ему:

Вот я ее смажу да полью хорошенько, а ты утром встанешь,- садись и поезжай.

Вчера к вечеру Пахом, кривой и рябой мужик, смастерил Никите, по особенной его просьбе, скамейку. Делалась она так:

В каретнике, на верстаке, среди кольцом закрученных, пахучих стружек Пахом выстрогал две доски и четыре ножки; нижняя доска с переднего края — с носа — срезанная, чтобы не заедалась в снег; ножки точеные; в верхней доске сделаны два выреза для ног, чтобы ловчее сидеть. Нижняя доска обмазывалась коровьим навозом и три раза поливалась водой на морозе,- после этого она делалась, как зеркало, к верхней доске привязывалась веревочка — возить скамейку, и когда едешь с горы, то править.

Сейчас скамейка, конечно, уже готова и стоит у крыльца. Пахом такой человек: «Если, говорит, что я сказал — закон, сделаю».

Никита сел на край кровати и прислушался — в доме было тихо, никто еще, должно быть, не встал. Если одеться в минуту, безо всякого, конечно, мытья и чищения зубов, то через черный ход можно удрать ня двор, А со двора — на речку. Там на крутых берегах намело сугробы,- садись и лети…

Никита вылез из кровати и на цыпочках прошелся по горячим солнечным квадратам на полу…

В это время дверь приотворилась, и в комнату просунулась голова в очках, с торчащими рыжими бровями, с ярко-рыжей бородкой. Голова подмигнула и сказала:

Встаешь, разбойник?

АРКАДИЙ ИВАНОВИЧ

Человек с рыжей бородкой — Никитин учитель, Аркадий Иванович, все пронюхал еще с вечера и нарочно встал пораньше. Удивительно расторопный и хитрый был человек этот Аркадий Иванович. Он вошел к Никите в комнату, посмеиваясь, остановился у окна, подышал на стекло и, когда оно стало прозрачное,- поправил очки и поглядел на двор.

У крыльца стоит,- сказал он,- замечательная скамейка.

Никита промолчал и насупился. Пришлось одеться и вычистить зубы, и вымыть не только лицо, но и уши и даже шею. После этого Аркадий Иванович обнял Никиту за плечи и повел в столовую. У стола за самоваром сидела матушка в сером теплом платье. Она взяла Никиту за лицо, ясными глазами взглянула в глаза его и поцеловала.

Хорошо спал, Никита?

Затем она протянула руку Аркадию Ивановичу и спросила ласково:

А вы как спали, Аркадий Иванович?.

Спать-то я спал хорошо,- ответил он, улыбаясь непонятно чему, в рыжие усы, сел к столу, налил сливок в чай, бросил в рот кусочек сахару, схватил его белыми зубами и подмигнул Никите через очки.

Аркадий Иванович был невыносимый человек: всегда веселился, всегда подмигивал, не говорил никогда прямо, а так, что сердце екало. Например, кажется, ясно спросила мама: «Как вы спали?» Он ответил: «Спать-то я спал хорошо»,- значит, это нужно понимать: «А вот Никита хотел на речку удрать от чая и занятий, а вот Никита вчера вместо немецкого перевода просидел два часа на верстаке у Пахома».

Аркадий Иванович не жаловался никогда, это правда, но зато Никите все время приходилось держать ухо востро.

За чаем матушка сказала, что ночью был большой мороз, в сенях замерзла вода в кадке и когда пойдут гулять, то Никите нужно надеть башлык.

Мама, честное слово, страшная жара,- сказал Никита.

Прошу тебя надеть башлык.

Щеки колет и душит, я, мама, хуже простужусь в башлыке.

Матушка молча взглянула на Аркадия Ивановича, на Никиту, голос у нее дрогнул:

Я не знаю, в кого ты стал неслухом.

Идем заниматься,- сказал Аркадий Иванович, встал решительно и быстро потер руки, будто бы на свете не было большего удовольствия, как решать арифметические задачи и диктовать пословицы и поговорки, от которых глаза слипаются.

В большой пустой и белой комнате, где на стене висела карта двух полушарий, Никита сел за стол, весь в чернильных пятнах и нарисованных рожицах. Аркадий Иванович раскрыл задачник.

Ну-с,- сказал он бодро,- на чем остановились? — И отточенным карандашиком подчеркнул номер задачи.

«Купец продал несколько аршин синего сукна по 3 рубля 64 копейки за аршин и черного сукна…» — прочел Никита. И сейчас же, как и всегда, представился ему этот купец из задачника. Он был в длинном пыльном сюртуке, с желтым унылым лицом, весь скучный и плоский, высохший. Лавочка его была темная, как щель; на пыльной плоской полке лежали два куска сукна; купец протягивал к ним тощие руки, снимал куски с полки и глядел тусклыми, неживыми глазами на Никиту.

Ну, что же ты думаешь, Никита? — спросил Аркадий Иванович.- Всего купец продал восемнадцать аршин. Сколько было продано синего сукна и сколько черного?

Никита сморщился, купец совсем расплющился, оба куска сукна вошли в стену, завернулись пылью…

Аркадий Иванович сказал: «Аи-аи!» — и начал объяснять, быстро писал карандашом цифры, помножал их и делил, повторяя: «Одна в уме, две в уме». Никите казалось, что во время умножения — «одна в уме» или «две в уме» быстро прыгали с бумаги в голову и там щекотали, чтобы их не забыли. Это было очень неприятно. А солнце искрилось в двух морозных окошках классной, выманивало: «Пойдем на речку».

Наконец с арифметикой было покончено, начался диктант. Аркадий Иванович заходил вдоль стены и особым, сонным голосом, каким никогда не говорят люди, начал диктовать:

— «…Все животные, какие есть на земле, постоянно трудятся, работают. Ученик был послушен и прилежен…»

Высунув кончик языка, Никита писал, перо скрипело и брызгало.

Вдруг в доме хлопнула дверь и послышалось, как по коридору идут в мерзлых валенках. Аркадий Иванович опустил книжку, прислушиваясь. Радостный голос матушки воскликнул неподалеку:

Что, почту привезли?

Никита совсем опустил голову в тетрадку,- так и подмывало засмеяться.

Послушен и прилежен,- повторил он нараспев,- «прилежен» я написал.

Аркадий Иванович поправил очки.

Итак, все животные, какие есть на земле, послушны и прилежны… Чего ты смеешься?.. Кляксу посадил?.. Впрочем, мы сейчас сделаем небольшой перерыв.

Аркадий Иванович, поджав губы, погрозил длинным, как карандаш, пальцем и быстро вышел из классной. В коридоре он спросил у матушки:

Александра Леонтьевна, что — письмеца мне нет?

Никита догадался, от кого он ждет письмецо. Но терять времени было нельзя. Никита надел короткий полушубок, валенки, шапку, засунул башлык под комод, чтобы не нашли, и выбежал на крыльцо.

Широкий двор был весь покрыт сияющим, белым, мягким снегом. Синели на нем глубокие человечьи и частые собачьи следы. Воздух, морозный и тонкий, защипал в носу, иголочками уколол щеки. Каретник, сарай и скотные дворы стояли приземистые, покрытые белыми шапками, будто вросли в снег. Как стеклянные, бежали следы полозьев от дома через весь двор.

Никита сбежал с крыльца по хрустящим ступеням, Внизу стояла новенькая сосновая скамейка с мочальной витой веревкой. Никита осмотрел — сделано прочно, попробовал — скользит хорошо, взвалил скамейку на плечо, захватил лопатку, думая, что понадобится, и побежал по дороге вдоль сада к плотине. Там стояли огромные, чуть не до неба, широкие ветлы, покрытых инеем,каждая веточка была точно из снега.

Никита повернул направо, к речке, и старался идти по дороге, по чужим следам, в тех же местах, где снег был нетронутый, чистый,- Никита шел задом наперед, чтобы отвести глаза Аркадию Ивановичу.

На крутых берегах реки Чагры намело за эти дни большие пушистые сугробы. В иных местах они свешивались мысами над речкой. Только стань на такой мыс-и он ухнет, сядет, и гора снега покатится вниз в облаке снежной пыли.

Направо речка вилась синеватой тенью между белых и пустынных полей. Налево, над самой кручей, чернели избы, торчали журавли деревни Сосновки. Синие высокие дымки поднимались над крышами и таяли. На снежном обрыве, где желтели пятна и полосы от золы, которую сегодня утром выгребли из печек, двигались маленькие фигурки. Это были Никитины приятели — мальчишки с «нашего конца» деревни. А дальше, где речка загибалась, едва виднелись другие мальчишки, «кончанские», очень опасные. Никита бросил лопату, опустил скамейку на снег, сел на нее верхом, крепко взялся за веревку, оттолкнулся ногами раза два, и скамейка сама пошла с горы. Ветер засвистал в ушах, поднялась с двух сторон снежная пыль. Вниз, все вниз, как стрела. И вдруг, там, где снег обрывался над кручей, скамейка пронеслась по воздуху и скользнула на лед. Пошла тише, тише и стала.

Никита засмеялся, слез со скамейки и потащил ее в гору, увязая по колено. Когда же он взобрался на берег, то невдалеке, на снежном поле, увидел черную, выше человеческого роста, как показалось, фигуру Аркадия Ивановича. Никита схватил лопату, бросился на скамейку, слетел вниз и побежал по льду к тому месту, где сугробы нависали мысом над речкой.

Толстой Алексей Николаевич

Детство Никиты

Толстой А.Н.

ДЕТСТВО НИКИТЫ

СОЛНЕЧНОЕ УТРО

Никита вздохнул, просыпаясь, и открыл глаза. Сквозь морозные узоры на окнах, сквозь чудесно расписанные серебром звезды и лапчатые листья светила солнце. Свет в комнате был снежно-белый. С умывальной чашки скользнул зайчик и дрожал на стене.

Открыв глаза, Никита вспомнил, что вчера вечером плотник Пахом сказал ему:

Вот я ее смажу да полью хорошенько, а ты утром встанешь,- садись и поезжай.

Вчера к вечеру Пахом, кривой и рябой мужик, смастерил Никите, по особенной его просьбе, скамейку. Делалась она так:

В каретнике, на верстаке, среди кольцом закрученных, пахучих стружек Пахом выстрогал две доски и четыре ножки; нижняя доска с переднего края — с носа — срезанная, чтобы не заедалась в снег; ножки точеные; в верхней доске сделаны два выреза для ног, чтобы ловчее сидеть. Нижняя доска обмазывалась коровьим навозом и три раза поливалась водой на морозе,- после этого она делалась, как зеркало, к верхней доске привязывалась веревочка — возить скамейку, и когда едешь с горы, то править.

Сейчас скамейка, конечно, уже готова и стоит у крыльца. Пахом такой человек: «Если, говорит, что я сказал — закон, сделаю».

Никита сел на край кровати и прислушался — в доме было тихо, никто еще, должно быть, не встал. Если одеться в минуту, безо всякого, конечно, мытья и чищения зубов, то через черный ход можно удрать ня двор, А со двора — на речку. Там на крутых берегах намело сугробы,- садись и лети…

Никита вылез из кровати и на цыпочках прошелся по горячим солнечным квадратам на полу…

В это время дверь приотворилась, и в комнату просунулась голова в очках, с торчащими рыжими бровями, с ярко-рыжей бородкой. Голова подмигнула и сказала:

Встаешь, разбойник?

АРКАДИЙ ИВАНОВИЧ

Человек с рыжей бородкой — Никитин учитель, Аркадий Иванович, все пронюхал еще с вечера и нарочно встал пораньше. Удивительно расторопный и хитрый был человек этот Аркадий Иванович. Он вошел к Никите в комнату, посмеиваясь, остановился у окна, подышал на стекло и, когда оно стало прозрачное,- поправил очки и поглядел на двор.

У крыльца стоит,- сказал он,- замечательная скамейка.

Никита промолчал и насупился. Пришлось одеться и вычистить зубы, и вымыть не только лицо, но и уши и даже шею. После этого Аркадий Иванович обнял Никиту за плечи и повел в столовую. У стола за самоваром сидела матушка в сером теплом платье. Она взяла Никиту за лицо, ясными глазами взглянула в глаза его и поцеловала.

Хорошо спал, Никита?

Затем она протянула руку Аркадию Ивановичу и спросила ласково:

А вы как спали, Аркадий Иванович?.

Спать-то я спал хорошо,- ответил он, улыбаясь непонятно чему, в рыжие усы, сел к столу, налил сливок в чай, бросил в рот кусочек сахару, схватил его белыми зубами и подмигнул Никите через очки.

Аркадий Иванович был невыносимый человек: всегда веселился, всегда подмигивал, не говорил никогда прямо, а так, что сердце екало. Например, кажется, ясно спросила мама: «Как вы спали?» Он ответил: «Спать-то я спал хорошо»,- значит, это нужно понимать: «А вот Никита хотел на речку удрать от чая и занятий, а вот Никита вчера вместо немецкого перевода просидел два часа на верстаке у Пахома».

Аркадий Иванович не жаловался никогда, это правда, но зато Никите все время приходилось держать ухо востро.

За чаем матушка сказала, что ночью был большой мороз, в сенях замерзла вода в кадке и когда пойдут гулять, то Никите нужно надеть башлык.

Мама, честное слово, страшная жара,- сказал Никита.

Прошу тебя надеть башлык.

Щеки колет и душит, я, мама, хуже простужусь в башлыке.

Матушка молча взглянула на Аркадия Ивановича, на Никиту, голос у нее дрогнул:

Я не знаю, в кого ты стал неслухом.

Идем заниматься,- сказал Аркадий Иванович, встал решительно и быстро потер руки, будто бы на свете не было большего удовольствия, как решать арифметические задачи и диктовать пословицы и поговорки, от которых глаза слипаются.

В большой пустой и белой комнате, где на стене висела карта двух полушарий, Никита сел за стол, весь в чернильных пятнах и нарисованных рожицах. Аркадий Иванович раскрыл задачник.

Ну-с,- сказал он бодро,- на чем остановились? — И отточенным карандашиком подчеркнул номер задачи.

«Купец продал несколько аршин синего сукна по 3 рубля 64 копейки за аршин и черного сукна. ..» — прочел Никита. И сейчас же, как и всегда, представился ему этот купец из задачника. Он был в длинном пыльном сюртуке, с желтым унылым лицом, весь скучный и плоский, высохший. Лавочка его была темная, как щель; на пыльной плоской полке лежали два куска сукна; купец протягивал к ним тощие руки, снимал куски с полки и глядел тусклыми, неживыми глазами на Никиту.

Ну, что же ты думаешь, Никита? — спросил Аркадий Иванович.- Всего купец продал восемнадцать аршин. Сколько было продано синего сукна и сколько черного?

Никита сморщился, купец совсем расплющился, оба куска сукна вошли в стену, завернулись пылью…

Аркадий Иванович сказал: «Аи-аи!» — и начал объяснять, быстро писал карандашом цифры, помножал их и делил, повторяя: «Одна в уме, две в уме». Никите казалось, что во время умножения — «одна в уме» или «две в уме» быстро прыгали с бумаги в голову и там щекотали, чтобы их не забыли. Это было очень неприятно. А солнце искрилось в двух морозных окошках классной, выманивало: «Пойдем на речку».

Наконец с арифметикой было покончено, начался диктант. Аркадий Иванович заходил вдоль стены и особым, сонным голосом, каким никогда не говорят люди, начал диктовать:

— «…Все животные, какие есть на земле, постоянно трудятся, работают. Ученик был послушен и прилежен…»

Высунув кончик языка, Никита писал, перо скрипело и брызгало.

Вдруг в доме хлопнула дверь и послышалось, как по коридору идут в мерзлых валенках. Аркадий Иванович опустил книжку, прислушиваясь. Радостный голос матушки воскликнул неподалеку:

Что, почту привезли?

Никита совсем опустил голову в тетрадку,- так и подмывало засмеяться.

Послушен и прилежен,- повторил он нараспев,- «прилежен» я написал.

Здесь выложена бесплатная электронная книга Детство Никиты автора, которого зовут Толстой Алексей Николаевич . В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Детство Никиты в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Толстой Алексей Николаевич — Детство Никиты без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Детство Никиты = 83.4 KB


Толстой Алексей Николаевич
Детство Никиты
Толстой А.Н.
ДЕТСТВО НИКИТЫ
СОЛНЕЧНОЕ УТРО
Никита вздохнул, просыпаясь, и открыл глаза. Сквозь морозные узоры на окнах, сквозь чудесно расписанные серебром звезды и лапчатые листья светила солнце. Свет в комнате был снежно-белый. С умывальной чашки скользнул зайчик и дрожал на стене.
Открыв глаза, Никита вспомнил, что вчера вечером плотник Пахом сказал ему:
— Вот я ее смажу да полью хорошенько, а ты утром встанешь,- садись и поезжай.
Вчера к вечеру Пахом, кривой и рябой мужик, смастерил Никите, по особенной его просьбе, скамейку. Делалась она так:
В каретнике, на верстаке, среди кольцом закрученных, пахучих стружек Пахом выстрогал две доски и четыре ножки; нижняя доска с переднего края — с носа — срезанная, чтобы не заедалась в снег; ножки точеные; в верхней доске сделаны два выреза для ног, чтобы ловчее сидеть. Нижняя доска обмазывалась коровьим навозом и три раза поливалась водой на морозе,- после этого она делалась, как зеркало, к верхней доске привязывалась веревочка — возить скамейку, и когда едешь с горы, то править.
Сейчас скамейка, конечно, уже готова и стоит у крыльца. Пахом такой человек: «Если, говорит, что я сказал — закон, сделаю».
Никита сел на край кровати и прислушался — в доме было тихо, никто еще, должно быть, не встал. Если одеться в минуту, безо всякого, конечно, мытья и чищения зубов, то через черный ход можно удрать ня двор, А со двора — на речку. Там на крутых берегах намело сугробы,- садись и лети…
Никита вылез из кровати и на цыпочках прошелся по горячим солнечным квадратам на полу…
В это время дверь приотворилась, и в комнату просунулась голова в очках, с торчащими рыжими бровями, с ярко-рыжей бородкой. Голова подмигнула и сказала:
— Встаешь, разбойник?
АРКАДИЙ ИВАНОВИЧ
Человек с рыжей бородкой — Никитин учитель, Аркадий Иванович, все пронюхал еще с вечера и нарочно встал пораньше. Удивительно расторопный и хитрый был человек этот Аркадий Иванович. Он вошел к Никите в комнату, посмеиваясь, остановился у окна, подышал на стекло и, когда оно стало прозрачное,- поправил очки и поглядел на двор.
— У крыльца стоит,- сказал он,- замечательная скамейка.
Никита промолчал и насупился. Пришлось одеться и вычистить зубы, и вымыть не только лицо, но и уши и даже шею. После этого Аркадий Иванович обнял Никиту за плечи и повел в столовую. У стола за самоваром сидела матушка в сером теплом платье. Она взяла Никиту за лицо, ясными глазами взглянула в глаза его и поцеловала.
— Хорошо спал, Никита?
Затем она протянула руку Аркадию Ивановичу и спросила ласково:
— А вы как спали, Аркадий Иванович?.
— Спать-то я спал хорошо,- ответил он, улыбаясь непонятно чему, в рыжие усы, сел к столу, налил сливок в чай, бросил в рот кусочек сахару, схватил его белыми зубами и подмигнул Никите через очки.
Аркадий Иванович был невыносимый человек: всегда веселился, всегда подмигивал, не говорил никогда прямо, а так, что сердце екало. Например, кажется, ясно спросила мама: «Как вы спали?» Он ответил: «Спать-то я спал хорошо»,- значит, это нужно понимать: «А вот Никита хотел на речку удрать от чая и занятий, а вот Никита вчера вместо немецкого перевода просидел два часа на верстаке у Пахома».
Аркадий Иванович не жаловался никогда, это правда, но зато Никите все время приходилось держать ухо востро.
За чаем матушка сказала, что ночью был большой мороз, в сенях замерзла вода в кадке и когда пойдут гулять, то Никите нужно надеть башлык.
— Мама, честное слово, страшная жара,- сказал Никита.
— Прошу тебя надеть башлык.
— Щеки колет и душит, я, мама, хуже простужусь в башлыке.
Матушка молча взглянула на Аркадия Ивановича, на Никиту, голос у нее дрогнул:
— Я не знаю, в кого ты стал неслухом.
— Идем заниматься,- сказал Аркадий Иванович, встал решительно и быстро потер руки, будто бы на свете не было большего удовольствия, как решать арифметические задачи и диктовать пословицы и поговорки, от которых глаза слипаются.
В большой пустой и белой комнате, где на стене висела карта двух полушарий, Никита сел за стол, весь в чернильных пятнах и нарисованных рожицах. Аркадий Иванович раскрыл задачник.
— Ну-с,- сказал он бодро,- на чем остановились? — И отточенным карандашиком подчеркнул номер задачи.
«Купец продал несколько аршин синего сукна по 3 рубля 64 копейки за аршин и черного сукна…» — прочел Никита. И сейчас же, как и всегда, представился ему этот купец из задачника. Он был в длинном пыльном сюртуке, с желтым унылым лицом, весь скучный и плоский, высохший. Лавочка его была темная, как щель; на пыльной плоской полке лежали два куска сукна; купец протягивал к ним тощие руки, снимал куски с полки и глядел тусклыми, неживыми глазами на Никиту.
— Ну, что же ты думаешь, Никита? — спросил Аркадий Иванович.- Всего купец продал восемнадцать аршин. Сколько было продано синего сукна и сколько черного?
Никита сморщился, купец совсем расплющился, оба куска сукна вошли в стену, завернулись пылью…
Аркадий Иванович сказал: «Аи-аи!» — и начал объяснять, быстро писал карандашом цифры, помножал их и делил, повторяя: «Одна в уме, две в уме». Никите казалось, что во время умножения — «одна в уме» или «две в уме» быстро прыгали с бумаги в голову и там щекотали, чтобы их не забыли. Это было очень неприятно. А солнце искрилось в двух морозных окошках классной, выманивало: «Пойдем на речку».
Наконец с арифметикой было покончено, начался диктант. Аркадий Иванович заходил вдоль стены и особым, сонным голосом, каким никогда не говорят люди, начал диктовать:
— «…Все животные, какие есть на земле, постоянно трудятся, работают. Ученик был послушен и прилежен…»
Высунув кончик языка, Никита писал, перо скрипело и брызгало.
Вдруг в доме хлопнула дверь и послышалось, как по коридору идут в мерзлых валенках. Аркадий Иванович опустил книжку, прислушиваясь. Радостный голос матушки воскликнул неподалеку:
— Что, почту привезли?
Никита совсем опустил голову в тетрадку,- так и подмывало засмеяться.
— Послушен и прилежен,- повторил он нараспев,- «прилежен» я написал.
Аркадий Иванович поправил очки.
— Итак, все животные, какие есть на земле, послушны и прилежны… Чего ты смеешься?.. Кляксу посадил?.. Впрочем, мы сейчас сделаем небольшой перерыв.
Аркадий Иванович, поджав губы, погрозил длинным, как карандаш, пальцем и быстро вышел из классной. В коридоре он спросил у матушки:
— Александра Леонтьевна, что — письмеца мне нет?
Никита догадался, от кого он ждет письмецо. Но терять времени было нельзя. Никита надел короткий полушубок, валенки, шапку, засунул башлык под комод, чтобы не нашли, и выбежал на крыльцо.
СУГРОБЫ
Широкий двор был весь покрыт сияющим, белым, мягким снегом. Синели на нем глубокие человечьи и частые собачьи следы. Воздух, морозный и тонкий, защипал в носу, иголочками уколол щеки. Каретник, сарай и скотные дворы стояли приземистые, покрытые белыми шапками, будто вросли в снег. Как стеклянные, бежали следы полозьев от дома через весь двор.
Никита сбежал с крыльца по хрустящим ступеням, Внизу стояла новенькая сосновая скамейка с мочальной витой веревкой. Никита осмотрел — сделано прочно, попробовал — скользит хорошо, взвалил скамейку на плечо, захватил лопатку, думая, что понадобится, и побежал по дороге вдоль сада к плотине. Там стояли огромные, чуть не до неба, широкие ветлы, покрытых инеем,каждая веточка была точно из снега.
Никита повернул направо, к речке, и старался идти по дороге, по чужим следам, в тех же местах, где снег был нетронутый, чистый,- Никита шел задом наперед, чтобы отвести глаза Аркадию Ивановичу.
На крутых берегах реки Чагры намело за эти дни большие пушистые сугробы. В иных местах они свешивались мысами над речкой. Только стань на такой мыс-и он ухнет, сядет, и гора снега покатится вниз в облаке снежной пыли.
Направо речка вилась синеватой тенью между белых и пустынных полей. Налево, над самой кручей, чернели избы, торчали журавли деревни Сосновки. Синие высокие дымки поднимались над крышами и таяли. На снежном обрыве, где желтели пятна и полосы от золы, которую сегодня утром выгребли из печек, двигались маленькие фигурки. Это были Никитины приятели — мальчишки с «нашего конца» деревни. А дальше, где речка загибалась, едва виднелись другие мальчишки, «кончанские», очень опасные. Никита бросил лопату, опустил скамейку на снег, сел на нее верхом, крепко взялся за веревку, оттолкнулся ногами раза два, и скамейка сама пошла с горы. Ветер засвистал в ушах, поднялась с двух сторон снежная пыль. Вниз, все вниз, как стрела. И вдруг, там, где снег обрывался над кручей, скамейка пронеслась по воздуху и скользнула на лед. Пошла тише, тише и стала.
Никита засмеялся, слез со скамейки и потащил ее в гору, увязая по колено. Когда же он взобрался на берег, то невдалеке, на снежном поле, увидел черную, выше человеческого роста, как показалось, фигуру Аркадия Ивановича. Никита схватил лопату, бросился на скамейку, слетел вниз и побежал по льду к тому месту, где сугробы нависали мысом над речкой.
Взобравшись под самый мыс, Никита начал копать пещеру. Работа была легкая,- снег так и резался лопатой. Вырыв пещерку, Никита влез в нее, втащил скамейку и изнутри стал закладываться комьями. Когда стенка была заложена, в пещерке разлился голубой полусвет,- было уютно и приятно.
Никита сидел и думал, что ни у кого из мальчишек нет такой чудесной скамейки. Он вынул перочинный ножик и стал вырезывать на верхней доске имя — «Вевит».
— Никита! Куда ты провалился? — услышал он голос Аркадия Ивановича.
Никита сунул ножик в карман и посмотрел в щель между комьями. Внизу, на льду, стоял, задрав голову, Аркадий Иванович.
— Где ты, разбойник?
Аркадий Иванович поправил очки и полез к пещерке, но сейчас же увяз по пояс.
— Вылезай, все равно я тебя оттуда вытащу.
Никита молчал, Аркадий Иванович попробовал лезть выше; но опять увяз, сунул руки в карманы и сказал:
— Не хочешь, не надо. Оставайся. Дело в том, что мама получила письмо из Самары… Впрочем, прощай, я ухожу…
— Какое письмо? — спросил Никита.
— Ага! Значит, ты все-таки здесь.
— Скажите, от кого письмо?
— Письмо насчет приезда одних людей на праздники.
Сверху сейчас же полетели комья снега. Из пещерки высунулась голова Никиты. Аркадий Иванович весело засмеялся.
ТАИНСТВЕННОЕ ПИСЬМО
За обедом матушка прочла, наконец, это письмо. Оно было от отца.
— «Милая Саша, я купил то, что мы с тобой решили подарить одному мальчику, который, по-моему, вряд ли заслуживает того, чтобы эту прекрасную вещь ему подарили.- При этих словах Аркадий Иванович страшно начал подмигивать.- Вещь эта довольно большая, поэтому пришли за ней лишнюю подводу. А вот и еще новость,- на праздники к нам собирается Анна Аполлосовна Бабкина с детьми…»
— Дальше не интересно,- сказала матушка и на все вопросы Никиты только закрывала глаза и качала головой:
— Ничего не знаю.
Аркадий Иванович тоже молчал, разводил руками: «Ничего не знаю». Да и вообще весь этот день Аркадий Иванович был чрезмерно весел, отвечал невпопад и нет-нет — да и вытаскивал из кармана какое-то письмецо, прочитывал строчки две из него и морщил губы. Очевидно, и у него была своя тайна.
В сумерки Никита побежал через двор к людской, откуда на лиловый снег падал свет двух замерзших окошек. В людской ужинали. Никита свистнул три раза. Через минуту появился его главный приятель, Мишка Коряшонок, в огромных валенках, без шапки, в накинутом полушубке. Здесь же, за углом людской, Никита шепотом рассказал ему про письмо и спрашивал, какую такую вещь должны привезти из города.
Мишка Коряшонок, постукивая зубами от холода, сказал:
— Непременно что-нибудь громадное, лопни мои глаза. Я побегу, холодно. Слушай-ка,- завтра на деревне кончанских ребят бить хотим. Пойдешь, а?
— Ладно.
Никита вернулся домой и сел читать «Всадника без головы».
За круглым столом под большой лампой сидели с книгами матушка и Аркадий Иванович. За большою печью — тр-тр, тр-тр — пилил деревяшечку сверчок. Потрескивала в соседней темной комнате половица.
Всадник без головы мчался по прерии, хлестала высокая трава, всходил красный месяц над озером. Никита чувствовал, как волосы у него шевелятся на затылке. Он осторожно обернулся — за черными окнами пронеслась какая-то сероватая тень. Честное слово, он ее видел. Матушка сказала, подняв голову от книги:
— Ветер поднялся к ночи, будет буран.
СОН
Никита увидел сон,- он снился ему уже несколько раз, все один и тот же.
Легко, неслышно отворяется дверь в зал. На паркете лежат голубоватые отражения окон. За черными окнами висит луна — большим светлым шаром. Никита влез на ломберный столик в простенке между окнами и видит:
Вот напротив, у белой, как мел, стены, качается круглый маятник в высоком футляре часов, качается, отсвечивает лунным светом. Над часами, на стене, в раме висит строгий старичок, с трубкой, сбоку от него- старушка, в чепце и шали, и смотрит, поджав губы. От часов до угла, вдоль стены, вытянули руки, присели, на четырех ногах каждое, широкие полосатые кресла. В углу расселся раскорякой низкий диван. Сидят они без лица, без глаз, выпучились на луну, не шевелятся.
Из-под дивана, из-под бахромы, вылезает кот. Потянулся, прыгнул на диван и пошел, черный и длинный. Идет, опустил хвост. С дивана прыгнул на кресла, пошел по креслам вдоль стены, пригибается, пролезает под ручками. Дошел до конца, спрыгнул на паркет и сел перед часами, спиной к окошкам. Маятник качается, старичок и старушка строго смотрят на кота. Тогда кот поднялся, одной лапой оперся о футляр и другой лапой старается остановить маятник. А стекла-то в футляре нет. Вот-вот достанет лапой.
Ох, закричать бы! Но Никита пальцем не может пошевельнуть,- не шевелится,- и страшно, страшно,- вот-вот будет беда. Лунный свет неподвижно лежит длинными квадратами на полу. Все в зале затихло, присело на ножках. А кот вытянулся, нагнул голову, прижал уши и достает лапой маятник. И Никита знает,- если тронет он лапой — маятник остановится, и в ту же секунду все треснет, расколется, зазвенит и, как пыль, исчезнет, не станет ни зала, ни лунного света.
От страха у Никиты звенят в голове острые стекляшечки, сыплется песок мурашками по всему телу… Собрав всю силу, с отчаянным криком Никита кинулся на пол! И пол вдруг ушел вниз. Никита сел. Оглядывается. В комнате — два морозные окна, сквозь стекла видна странная, больше обыкновенной, луна. На полу стоит горшок, валяются сапоги.
«Господи, слава тебе, господи!» — Никита наспех перекрестился и сунул голову под подушку. Подушка эта была теплая, мягкая, битком набита снами.
Ноне успел он зажмурить глаза, видит-опять стоит на столе в том же зале. В лунном свете качается маятник, строго смотрят старичок со старушкой. И опять из-под дивана вылезает голова кота. Но Никита уже протянул руки, оттолкнулся от стола и прыгнул и, быстро-быстро перебирая ногами, не то полетел, не то поплыл над полом. Необыкновенно приятно лететь по комнате. Когда же ноги стали касаться пола, он взмахнул руками и медленно поднялся к потолку и летел теперь неровным полетом вдоль стены. Близко у самого носа был виден лепной карниз, на нем лежала пыль, серенькая и славная, и пахло уютно. Потом он увидел знакомую трещину в стене, похожую на Волгу на карте, потом — старинный и очень странный гвоздь с обрывочком веревочки, обсаженный мертвыми мухами.
Никита толкнулся ногой в стену и медленно полетел через комнату к часам. На верху футляра стояла бронзовая вазочка, и в вазочке, на дне, лежало что-то — не рассмотреть. И вдруг Никите точно сказали на ухо: «Возьми то, что там лежит».
Никита подлетел к часам и сунул было руку в вазочку. Но сейчас же из-за стены, из картины живо высунулась злая старушка и худыми руками схватила Никиту за голову. Он вырвался, а сзади из другой картины высунулся старичок, замахал длинной трубкой и так ловко ударил Никиту по спине, что тот полетел на пол, ахнул и открыл глаза.
Сквозь морозные узоры сияло, искрилось солнце. Около кровати стоял Аркадий Иванович, тряс Никиту за плечо и говорил:
— Вставай, вставай, девять часов.
Когда Никита, протирая глаза, сел на постели, Аркадий Иванович подмигнул несколько раз и шибко потер руки.
— Сегодня, братец ты мой, заниматься не будем.
— Почему?
— Потому, что потому оканчивается на у. Две недели можешь бегать, высуня язык. Вставай.
Никита вскочил из постели и заплясал на теплом полу:
— Рождественские каникулы!-Он совсем забыл, что с сегодняшнего дня начинаются счастливые и долгие две недели. Приплясывая перед Аркадием Ивановичем, Никита забыл и другое: именно — свой сон, вазочку на часах и голос, шепнувший на ухо: «Возьми то, что там лежит».
СТАРЫЙ ДОМ
На Никиту свалилось четырнадцать его собственных дней,- делай, что хочешь. Стало даже скучно немного.
За утренним чаем он устроил из чая, молока, хлеба и варенья тюрю и так наелся, что пришлось некоторое время посидеть молча. Глядя на свое отражение в самоваре, он долго удивлялся, какое у него длинное, во весь самовар, уродское лицо. Потом он стал думать, что если взять чайную ложку и сломать, то из одной части выйдет лодочка, а из другой можно сделать ковырялку,- что-нибудь ковырять.
Матушка, наконец, сказала: «Пошел бы ты гулять, Никита, в самом деле».
Никита не спеша оделся и, ведя вдоль штукатуренной стены пальцем, пошел по длинному коридору, где тепло и уютно пахло печами. Налево от этого коридора, на южной стороне дома, были расположены зимние комнаты, натопленные и жилые. Направо, с северной стороны, было пять летних, наполовину пустых комнат, с залом посредине. Здесь огромные изразцовые печи протапливались только раз в неделю, хрустальные люстры висели, окутанные марлей, на полу в зале лежала куча яблок,- гниловатый сладкий запах их наполнял всю летнюю половину.
Никита с трудом приоткрыл дубовую двустворчатую дверь и на цыпочках пошел по пустым комнатам. Сквозь полукруглые окна был виден сад, заваленный снегом. Деревья стояли неподвижно, опустив белые ветви, заросли сирени с двух сторон балконной лестницы пригнулись под снегом. На поляне синели заячьи следы. У самого окна на ветке сидела черная головастая ворона, похожая на черта. Никита постучал пальцем в стекло, ворона шарахнулась боком и полетела, сбивая крыльями снег с ветвей.
Никита дошел до крайней угловой комнаты. Здесь вдоль стен стояли покрытые пылью шкафы, сквозь их стекла поблескивали переплеты старинных книг. Над изразцовым очагом висел портрет дамы удивительной красоты. Она была в черной бархатной амазонке и рукою в перчатке с раструбом держала хлыст. Казалось, она шла и обернулась и глядит на Никиту с лукавой улыбкой пристальными длинными глазами.
Никита сел на диван и, подперев кулаками подбородок, рассматривал даму. Он мог так сидеть и глядеть на нее подолгу. Из-за нее,- он не раз это слышал от матери,- с его прадедом произошли большие беды. Портрет несчастного прадеда висел здесь же над книжным шкафом,- тощий востроносый старичок с запавшими глазами; рукою в перстнях он придерживал на груди халат; сбоку лежали полуразвернутый папирус и гусиное перо. По всему видно, что очень несчастный старичок.
Матушка рассказывала, что прадед обыкновенно днем спал, а ночью читал и писал,- гулять ходил только в сумерки. По ночам вокруг дома бродили караульщики и трещали в трещотки, чтобы ночные птицы не летали под окнами, не пугали прадедушку. Сад в то время, говорят, зарос высокой густой травой. Дом, кроме этой комнаты, стоял заколоченный, необитаемый. Дворовые мужики разбежались. Дела прадеда были совсем плачевны.
Однажды его не нашли ни в кабинете, ни в доме, ни в саду,- искали целую неделю, так он и пропал. А спустя лет пять его наследник получил от него из Сибири загадочное письмо: «Искал покоя в мудрости, нашел забвение среди природы».
Причиною всех этих странных явлений была дама в амазонке. Никита глядел на нее с любопытством и волнением.
За окном опять появилась ворона, осыпая снег, села на ветку и принялась нырять головой, разевать клюв, каркала. Никите стало жутковато. Он выбрался из пустых комнат и побежал на двор.
У КОЛОДЦА
Посредине двора, у колодца, где снег вокруг был желтый, обледенелый и истоптанный, Никита нашел Мишку Коряшонка. Мишка сидел на краю колодца и макал в воду кончик голицы — кожаной рукавицы, надетой на руку.
Никита спросил, зачем он это делает. Мишка Коряшонок ответил:
— Все кончанские голицы макают, и мы теперь будем макать. Она зажохнет,- страсть ловко драться. Пойдешь на деревню-то?
— А когда?
— Вот пообедаем и пойдем. Матери ничего не говори.
— Мама отпустила, только не велела драться.
— Как не велела драться? А если на тебя наскочат? Знаешь, кто на тебя наскочит,- Степка Карнаушкин. Он тебе даст, ты — брык.
— Ну, со Степкой-то я справлюсь,- сказал Никита,- я его на один мизинец пущу.- И он показал Мишке палец.
Коряшонок посмотрел, сплюнул и сказал грубым голосом:
— У Степки Карнаушкина кулак заговоренный. На прошлой неделе он в село, в Утевку, ездил с отцом за солью, за рыбой, там ему кулак заговаривали, лопни глаза — не вру.
Никита задумался,- конечно, лучше бы совсем не ходить на деревню, но Мишка скажет — трус.
— А как же ему кулак заговаривали? — спросил он. Мишка опять сплюнул:
— Пустое дело. Перво-наперво возьми сажи и руки вымажи и три раза скажи: «Тани-бани, что под нами под железными столбами?» Вот тебе и все…
Никита с большим уважением глядел на Коряшонка. На дворе в это время со скрипом отворились ворота, и оттуда плотной серой кучей выбежали овцы,стучали копытцами, как костяшками, трясли хвостами, роняли орешки. У колодца овечье стадо сгрудилось. Блея и теснясь, овцы лезли к колоде, проламывали мордочками тонкий ледок, пили и кашляли. Баран, грязный и длинношерстый, уставился на Мишку белыми, пегими глазами, топнул ножкой, Мишка сказал ему: «Бездельник»,- и баран бросился на него, но Мишка успел перескочить через колоду.
Никита и Мишка побежали по двору, смеясь и дразнясь. Баран погнался за ними, но подумал и заблеял:
— Саааами безде-е-е-ельники.
Когда Никиту с черного крыльца стали кричать — идти обедать, Мишка Коряшонок сказал:
— Смотри, не обмани, пойдем на деревню-то.
БИТВА
Никита и Мишка Коряшонок пошли на деревню через сад и пруд короткой дорогой. На пруду, где ветром сдуло снег со льда, Мишка на минутку задержался, вынул перочинный ножик и коробку спичек, присел и, шмыгая носом, стал долбить синий лед в том месте, где в нем был внутри белый пузырь. Эта штука называлась «кошкой»,- со дна пруда поднимались болотные газы и вмерзали в лед пузырями. Продолбив лед, Мишка зажег спичку и поднес к скважине, «кошка» вспыхнула, и надо льдом поднялся желтоватый бесшумный язык пламени.
— Смотри, никому про это не говори,- сказал Мишка,- мы на той неделе на нижний пруд пойдем кошки поджигать, я там одну знаю — огромаднеющая, целый день будет гореть.
Мальчики побежали по пруду, пробрались через поваленные желтые камыши на тот берег и вошли в деревню.
В эту зиму нанесло большие снега. Там, где ветер продувал вольно между дворами, снега было немного, но между избами поперек улицы намело сугробов выше крыш.
Избенку бобыля, дурачка Савоськи, завалило совсем, одна труба торчала над снегом. Мишка сказал, что третьего дня Савоську всем миром выкапывали лопатами, а он, дурачок, как его завалило за ночь бураном, затопил печь, сварил пустых щей, поел и полез спать на печь. Так его сонного на печке и нашли, разбудили и оттаскали за виски — за глупость.
На деревне было пусто и тихо, из труб кое-где курился дымок. Невысоко, над белой равниной, над занесенными ометами и крышами, светило мглистое солнце. Никита и Мишка дошли до избы Артамона Тюрина, страшного мужика, которого боялись все на деревне,- до того был силен и сердит, и в окошечке Никита увидел рыжую, как веник, бородищу Артамона,- он сидел у стола и хлебал из деревянной чашки. В другое окошечко, приплюснув к стеклу носы, глядели три конопатых мальчика, Артамоновы сыновья: Семка, Ленька и Артамошка-меньшой.
Мишка, подойдя к избе, свистнул, Артамон обернулся, жуя большим ртом, погрозил Мишке ложкой. Трое мальчишек исчезли и сейчас же появились на крыльце, подпоясывая кушаками полушубки.
— Эх, вы,- сказал Мишка, сдвигая шапку на ухо,- эх, вы — девчонки… Дома сидите,- забоялись.
— Ничего мы не боимся,- ответил один из конопатых, Семка.
— Тятька не велит валенки трепать,- сказал Ленька.
— Давеча я ходил, кричал кончанским, они не обижаются,- сказал Артамошка-меньшой.
Мишка двинул шапку на другое ухо, хмыкнул и проговорил решительно:
— Идем дражнить. Мы им покажем. Конопатые ответили: «ладно», и все вместе полезли
на большой сугроб, лежавший поперек улицы,- отсюда за Артамоновой избой начинался другой конец деревни.
Никита думал, что на кончанской стороне кишмя-кишит мальчишками, но там было пусто и тихо, только две девочки, обмотанные платками, втащили на сугроб салазки, сели на них, протянув перед собой ноги в валенках, ухватились за веревку, завизжали и покатились через улицу мимо амбарушки и — дальше по крутому берегу на речной лед.

Толстой Алексей Николаевич

Детство Никиты

Толстой А.Н.

ДЕТСТВО НИКИТЫ

СОЛНЕЧНОЕ УТРО

Никита вздохнул, просыпаясь, и открыл глаза. Сквозь морозные узоры на окнах, сквозь чудесно расписанные серебром звезды и лапчатые листья светила солнце. Свет в комнате был снежно-белый. С умывальной чашки скользнул зайчик и дрожал на стене.

Открыв глаза, Никита вспомнил, что вчера вечером плотник Пахом сказал ему:

Вот я ее смажу да полью хорошенько, а ты утром встанешь,- садись и поезжай.

Вчера к вечеру Пахом, кривой и рябой мужик, смастерил Никите, по особенной его просьбе, скамейку. Делалась она так:

В каретнике, на верстаке, среди кольцом закрученных, пахучих стружек Пахом выстрогал две доски и четыре ножки; нижняя доска с переднего края — с носа — срезанная, чтобы не заедалась в снег; ножки точеные; в верхней доске сделаны два выреза для ног, чтобы ловчее сидеть. Нижняя доска обмазывалась коровьим навозом и три раза поливалась водой на морозе,- после этого она делалась, как зеркало, к верхней доске привязывалась веревочка — возить скамейку, и когда едешь с горы, то править.

Сейчас скамейка, конечно, уже готова и стоит у крыльца. Пахом такой человек: «Если, говорит, что я сказал — закон, сделаю».

Никита сел на край кровати и прислушался — в доме было тихо, никто еще, должно быть, не встал. Если одеться в минуту, безо всякого, конечно, мытья и чищения зубов, то через черный ход можно удрать ня двор, А со двора — на речку. Там на крутых берегах намело сугробы,- садись и лети. ..

Никита вылез из кровати и на цыпочках прошелся по горячим солнечным квадратам на полу…

В это время дверь приотворилась, и в комнату просунулась голова в очках, с торчащими рыжими бровями, с ярко-рыжей бородкой. Голова подмигнула и сказала:

Встаешь, разбойник?

АРКАДИЙ ИВАНОВИЧ

Человек с рыжей бородкой — Никитин учитель, Аркадий Иванович, все пронюхал еще с вечера и нарочно встал пораньше. Удивительно расторопный и хитрый был человек этот Аркадий Иванович. Он вошел к Никите в комнату, посмеиваясь, остановился у окна, подышал на стекло и, когда оно стало прозрачное,- поправил очки и поглядел на двор.

У крыльца стоит,- сказал он,- замечательная скамейка.

Никита промолчал и насупился. Пришлось одеться и вычистить зубы, и вымыть не только лицо, но и уши и даже шею. После этого Аркадий Иванович обнял Никиту за плечи и повел в столовую. У стола за самоваром сидела матушка в сером теплом платье. Она взяла Никиту за лицо, ясными глазами взглянула в глаза его и поцеловала.

Хорошо спал, Никита?

Затем она протянула руку Аркадию Ивановичу и спросила ласково:

А вы как спали, Аркадий Иванович?.

Спать-то я спал хорошо,- ответил он, улыбаясь непонятно чему, в рыжие усы, сел к столу, налил сливок в чай, бросил в рот кусочек сахару, схватил его белыми зубами и подмигнул Никите через очки.

Аркадий Иванович был невыносимый человек: всегда веселился, всегда подмигивал, не говорил никогда прямо, а так, что сердце екало. Например, кажется, ясно спросила мама: «Как вы спали?» Он ответил: «Спать-то я спал хорошо»,- значит, это нужно понимать: «А вот Никита хотел на речку удрать от чая и занятий, а вот Никита вчера вместо немецкого перевода просидел два часа на верстаке у Пахома».

Аркадий Иванович не жаловался никогда, это правда, но зато Никите все время приходилось держать ухо востро.

За чаем матушка сказала, что ночью был большой мороз, в сенях замерзла вода в кадке и когда пойдут гулять, то Никите нужно надеть башлык.

Мама, честное слово, страшная жара,- сказал Никита.

Прошу тебя надеть башлык.

Щеки колет и душит, я, мама, хуже простужусь в башлыке.

Матушка молча взглянула на Аркадия Ивановича, на Никиту, голос у нее дрогнул:

Я не знаю, в кого ты стал неслухом.

Идем заниматься,- сказал Аркадий Иванович, встал решительно и быстро потер руки, будто бы на свете не было большего удовольствия, как решать арифметические задачи и диктовать пословицы и поговорки, от которых глаза слипаются.

В большой пустой и белой комнате, где на стене висела карта двух полушарий, Никита сел за стол, весь в чернильных пятнах и нарисованных рожицах. Аркадий Иванович раскрыл задачник.

Ну-с,- сказал он бодро,- на чем остановились? — И отточенным карандашиком подчеркнул номер задачи.

«Купец продал несколько аршин синего сукна по 3 рубля 64 копейки за аршин и черного сукна…» — прочел Никита. И сейчас же, как и всегда, представился ему этот купец из задачника. Он был в длинном пыльном сюртуке, с желтым унылым лицом, весь скучный и плоский, высохший. Лавочка его была темная, как щель; на пыльной плоской полке лежали два куска сукна; купец протягивал к ним тощие руки, снимал куски с полки и глядел тусклыми, неживыми глазами на Никиту.

Ну, что же ты думаешь, Никита? — спросил Аркадий Иванович.- Всего купец продал восемнадцать аршин. Сколько было продано синего сукна и сколько черного?

Никита сморщился, купец совсем расплющился, оба куска сукна вошли в стену, завернулись пылью…

Аркадий Иванович сказал: «Аи-аи!» — и начал объяснять, быстро писал карандашом цифры, помножал их и делил, повторяя: «Одна в уме, две в уме». Никите казалось, что во время умножения — «одна в уме» или «две в уме» быстро прыгали с бумаги в голову и там щекотали, чтобы их не забыли. Это было очень неприятно. А солнце искрилось в двух морозных окошках классной, выманивало: «Пойдем на речку».

Наконец с арифметикой было покончено, начался диктант. Аркадий Иванович заходил вдоль стены и особым, сонным голосом, каким никогда не говорят люди, начал диктовать:

— «. ..Все животные, какие есть на земле, постоянно трудятся, работают. Ученик был послушен и прилежен…»

Высунув кончик языка, Никита писал, перо скрипело и брызгало.

Вдруг в доме хлопнула дверь и послышалось, как по коридору идут в мерзлых валенках. Аркадий Иванович опустил книжку, прислушиваясь. Радостный голос матушки воскликнул неподалеку:

Что, почту привезли?

Никита совсем опустил голову в тетрадку,- так и подмывало засмеяться.

Послушен и прилежен,- повторил он нараспев,- «прилежен» я написал.

Аркадий Иванович поправил очки.

Итак, все животные, какие есть на земле, послушны и прилежны… Чего ты смеешься?.. Кляксу посадил?.. Впрочем, мы сейчас сделаем небольшой перерыв.

Аркадий Иванович, поджав губы, погрозил длинным, как карандаш, пальцем и быстро вышел из классной. В коридоре он спросил у матушки:

Александра Леонтьевна, что — письмеца мне нет?

Никита догадался, от кого он ждет письмецо. Но терять времени было нельзя. Никита надел короткий полушубок, валенки, шапку, засунул башлык под комод, чтобы не нашли, и выбежал на крыльцо.

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Толстой Алексей Николаевич


Детство Никиты

Толстой А.Н.

ДЕТСТВО НИКИТЫ

СОЛНЕЧНОЕ УТРО

Никита вздохнул, просыпаясь, и открыл глаза. Сквозь морозные узоры на окнах, сквозь чудесно расписанные серебром звезды и лапчатые листья светила солнце. Свет в комнате был снежно-белый. С умывальной чашки скользнул зайчик и дрожал на стене.

Открыв глаза, Никита вспомнил, что вчера вечером плотник Пахом сказал ему:

– Вот я ее смажу да полью хорошенько, а ты утром встанешь,– садись и поезжай.

Вчера к вечеру Пахом, кривой и рябой мужик, смастерил Никите, по особенной его просьбе, скамейку. Делалась она так:

В каретнике, на верстаке, среди кольцом закрученных, пахучих стружек Пахом выстрогал две доски и четыре ножки; нижняя доска с переднего края – с носа – срезанная, чтобы не заедалась в снег; ножки точеные; в верхней доске сделаны два выреза для ног, чтобы ловчее сидеть. Нижняя доска обмазывалась коровьим навозом и три раза поливалась водой на морозе,– после этого она делалась, как зеркало, к верхней доске привязывалась веревочка – возить скамейку, и когда едешь с горы, то править.

Сейчас скамейка, конечно, уже готова и стоит у крыльца. Пахом такой человек: «Если, говорит, что я сказал – закон, сделаю».

Никита сел на край кровати и прислушался – в доме было тихо, никто еще, должно быть, не встал. Если одеться в минуту, безо всякого, конечно, мытья и чищения зубов, то через черный ход можно удрать ня двор, А со двора – на речку. Там на крутых берегах намело сугробы,– садись и лети…

Никита вылез из кровати и на цыпочках прошелся по горячим солнечным квадратам на полу…

В это время дверь приотворилась, и в комнату просунулась голова в очках, с торчащими рыжими бровями, с ярко-рыжей бородкой. Голова подмигнула и сказала:

– Встаешь, разбойник?

АРКАДИЙ ИВАНОВИЧ

Человек с рыжей бородкой – Никитин учитель, Аркадий Иванович, все пронюхал еще с вечера и нарочно встал пораньше. Удивительно расторопный и хитрый был человек этот Аркадий Иванович. Он вошел к Никите в комнату, посмеиваясь, остановился у окна, подышал на стекло и, когда оно стало прозрачное,– поправил очки и поглядел на двор.

– У крыльца стоит,– сказал он,– замечательная скамейка.

Никита промолчал и насупился. Пришлось одеться и вычистить зубы, и вымыть не только лицо, но и уши и даже шею. После этого Аркадий Иванович обнял Никиту за плечи и повел в столовую. У стола за самоваром сидела матушка в сером теплом платье. Она взяла Никиту за лицо, ясными глазами взглянула в глаза его и поцеловала.

– Хорошо спал, Никита?

Затем она протянула руку Аркадию Ивановичу и спросила ласково:

– А вы как спали, Аркадий Иванович?.

– Спать-то я спал хорошо,– ответил он, улыбаясь непонятно чему, в рыжие усы, сел к столу, налил сливок в чай, бросил в рот кусочек сахару, схватил его белыми зубами и подмигнул Никите через очки.

Аркадий Иванович был невыносимый человек: всегда веселился, всегда подмигивал, не говорил никогда прямо, а так, что сердце екало. Например, кажется, ясно спросила мама: «Как вы спали?» Он ответил: «Спать-то я спал хорошо»,– значит, это нужно понимать: «А вот Никита хотел на речку удрать от чая и занятий, а вот Никита вчера вместо немецкого перевода просидел два часа на верстаке у Пахома».

Аркадий Иванович не жаловался никогда, это правда, но зато Никите все время приходилось держать ухо востро.

За чаем матушка сказала, что ночью был большой мороз, в сенях замерзла вода в кадке и когда пойдут гулять, то Никите нужно надеть башлык.

– Мама, честное слово, страшная жара,– сказал Никита.

– Прошу тебя надеть башлык.

– Щеки колет и душит, я, мама, хуже простужусь в башлыке.

Матушка молча взглянула на Аркадия Ивановича, на Никиту, голос у нее дрогнул:

– Я не знаю, в кого ты стал неслухом.

– Идем заниматься,– сказал Аркадий Иванович, встал решительно и быстро потер руки, будто бы на свете не было большего удовольствия, как решать арифметические задачи и диктовать пословицы и поговорки, от которых глаза слипаются.

В большой пустой и белой комнате, где на стене висела карта двух полушарий, Никита сел за стол, весь в чернильных пятнах и нарисованных рожицах. Аркадий Иванович раскрыл задачник.

– Ну-с,– сказал он бодро,– на чем остановились? – И отточенным карандашиком подчеркнул номер задачи.

«Купец продал несколько аршин синего сукна по 3 рубля 64 копейки за аршин и черного сукна…» – прочел Никита. И сейчас же, как и всегда, представился ему этот купец из задачника. Он был в длинном пыльном сюртуке, с желтым унылым лицом, весь скучный и плоский, высохший. Лавочка его была темная, как щель; на пыльной плоской полке лежали два куска сукна; купец протягивал к ним тощие руки, снимал куски с полки и глядел тусклыми, неживыми глазами на Никиту.

– Ну, что же ты думаешь, Никита? – спросил Аркадий Иванович.– Всего купец продал восемнадцать аршин. Сколько было продано синего сукна и сколько черного?

Никита сморщился, купец совсем расплющился, оба куска сукна вошли в стену, завернулись пылью. ..

Аркадий Иванович сказал: «Аи-аи!» – и начал объяснять, быстро писал карандашом цифры, помножал их и делил, повторяя: «Одна в уме, две в уме». Никите казалось, что во время умножения – «одна в уме» или «две в уме» быстро прыгали с бумаги в голову и там щекотали, чтобы их не забыли. Это было очень неприятно. А солнце искрилось в двух морозных окошках классной, выманивало: «Пойдем на речку».

Наконец с арифметикой было покончено, начался диктант. Аркадий Иванович заходил вдоль стены и особым, сонным голосом, каким никогда не говорят люди, начал диктовать:

– «…Все животные, какие есть на земле, постоянно трудятся, работают. Ученик был послушен и прилежен…»

Высунув кончик языка, Никита писал, перо скрипело и брызгало.

Вдруг в доме хлопнула дверь и послышалось, как по коридору идут в мерзлых валенках. Аркадий Иванович опустил книжку, прислушиваясь. Радостный голос матушки воскликнул неподалеку:

– Что, почту привезли?

Никита совсем опустил голову в тетрадку,– так и подмывало засмеяться.

– Послушен и прилежен,– повторил он нараспев,– «прилежен» я написал.

Аркадий Иванович поправил очки.

– Итак, все животные, какие есть на земле, послушны и прилежны… Чего ты смеешься?.. Кляксу посадил?.. Впрочем, мы сейчас сделаем небольшой перерыв.

Аркадий Иванович, поджав губы, погрозил длинным, как карандаш, пальцем и быстро вышел из классной. В коридоре он спросил у матушки:

– Александра Леонтьевна, что – письмеца мне нет?

Никита догадался, от кого он ждет письмецо. Но терять времени было нельзя. Никита надел короткий полушубок, валенки, шапку, засунул башлык под комод, чтобы не нашли, и выбежал на крыльцо.

Широкий двор был весь покрыт сияющим, белым, мягким снегом. Синели на нем глубокие человечьи и частые собачьи следы. Воздух, морозный и тонкий, защипал в носу, иголочками уколол щеки. Каретник, сарай и скотные дворы стояли приземистые, покрытые белыми шапками, будто вросли в снег. Как стеклянные, бежали следы полозьев от дома через весь двор.

Никита сбежал с крыльца по хрустящим ступеням, Внизу стояла новенькая сосновая скамейка с мочальной витой веревкой. Никита осмотрел – сделано прочно, попробовал – скользит хорошо, взвалил скамейку на плечо, захватил лопатку, думая, что понадобится, и побежал по дороге вдоль сада к плотине. Там стояли огромные, чуть не до неба, широкие ветлы, покрытых инеем,каждая веточка была точно из снега.

Никита повернул направо, к речке, и старался идти по дороге, по чужим следам, в тех же местах, где снег был нетронутый, чистый,– Никита шел задом наперед, чтобы отвести глаза Аркадию Ивановичу.

На крутых берегах реки Чагры намело за эти дни большие пушистые сугробы. В иных местах они свешивались мысами над речкой. Только стань на такой мыс-и он ухнет, сядет, и гора снега покатится вниз в облаке снежной пыли.

Направо речка вилась синеватой тенью между белых и пустынных полей. Налево, над самой кручей, чернели избы, торчали журавли деревни Сосновки. Синие высокие дымки поднимались над крышами и таяли. На снежном обрыве, где желтели пятна и полосы от золы, которую сегодня утром выгребли из печек, двигались маленькие фигурки. Это были Никитины приятели – мальчишки с «нашего конца» деревни. А дальше, где речка загибалась, едва виднелись другие мальчишки, «кончанские», очень опасные. Никита бросил лопату, опустил скамейку на снег, сел на нее верхом, крепко взялся за веревку, оттолкнулся ногами раза два, и скамейка сама пошла с горы. Ветер засвистал в ушах, поднялась с двух сторон снежная пыль. Вниз, все вниз, как стрела. И вдруг, там, где снег обрывался над кручей, скамейка пронеслась по воздуху и скользнула на лед. Пошла тише, тише и стала.

Никита засмеялся, слез со скамейки и потащил ее в гору, увязая по колено. Когда же он взобрался на берег, то невдалеке, на снежном поле, увидел черную, выше человеческого роста, как показалось, фигуру Аркадия Ивановича. Никита схватил лопату, бросился на скамейку, слетел вниз и побежал по льду к тому месту, где сугробы нависали мысом над речкой.

Взобравшись под самый мыс, Никита начал копать пещеру. Работа была легкая,– снег так и резался лопатой. Вырыв пещерку, Никита влез в нее, втащил скамейку и изнутри стал закладываться комьями. Когда стенка была заложена, в пещерке разлился голубой полусвет,– было уютно и приятно.

Никита сидел и думал, что ни у кого из мальчишек нет такой чудесной скамейки. Он вынул перочинный ножик и стал вырезывать на верхней доске имя – «Вевит».

– Никита! Куда ты провалился? – услышал он голос Аркадия Ивановича.

Никита сунул ножик в карман и посмотрел в щель между комьями. Внизу, на льду, стоял, задрав голову, Аркадий Иванович.

– Где ты, разбойник?

Аркадий Иванович поправил очки и полез к пещерке, но сейчас же увяз по пояс.

– Вылезай, все равно я тебя оттуда вытащу.

Никита молчал, Аркадий Иванович попробовал лезть выше; но опять увяз, сунул руки в карманы и сказал:

– Не хочешь, не надо. Оставайся. Дело в том, что мама получила письмо из Самары. .. Впрочем, прощай, я ухожу…

– Какое письмо? – спросил Никита.

– Ага! Значит, ты все-таки здесь.

– Скажите, от кого письмо?

– Письмо насчет приезда одних людей на праздники.

Сверху сейчас же полетели комья снега. Из пещерки высунулась голова Никиты. Аркадий Иванович весело засмеялся.

ТАИНСТВЕННОЕ ПИСЬМО

За обедом матушка прочла, наконец, это письмо. Оно было от отца.

– «Милая Саша, я купил то, что мы с тобой решили подарить одному мальчику, который, по-моему, вряд ли заслуживает того, чтобы эту прекрасную вещь ему подарили.– При этих словах Аркадий Иванович страшно начал подмигивать.– Вещь эта довольно большая, поэтому пришли за ней лишнюю подводу. А вот и еще новость,– на праздники к нам собирается Анна Аполлосовна Бабкина с детьми…»

– Ничего не знаю.

Аркадий Иванович тоже молчал, разводил руками: «Ничего не знаю». Да и вообще весь этот день Аркадий Иванович был чрезмерно весел, отвечал невпопад и нет-нет – да и вытаскивал из кармана какое-то письмецо, прочитывал строчки две из него и морщил губы. Очевидно, и у него была своя тайна.

В сумерки Никита побежал через двор к людской, откуда на лиловый снег падал свет двух замерзших окошек. В людской ужинали. Никита свистнул три раза. Через минуту появился его главный приятель, Мишка Коряшонок, в огромных валенках, без шапки, в накинутом полушубке. Здесь же, за углом людской, Никита шепотом рассказал ему про письмо и спрашивал, какую такую вещь должны привезти из города.

Мишка Коряшонок, постукивая зубами от холода, сказал:

– Непременно что-нибудь громадное, лопни мои глаза. Я побегу, холодно. Слушай-ка,– завтра на деревне кончанских ребят бить хотим. Пойдешь, а?

За круглым столом под большой лампой сидели с книгами матушка и Аркадий Иванович. За большою печью – тр-тр, тр-тр – пилил деревяшечку сверчок. Потрескивала в соседней темной комнате половица.

Всадник без головы мчался по прерии, хлестала высокая трава, всходил красный месяц над озером. Никита чувствовал, как волосы у него шевелятся на затылке. Он осторожно обернулся – за черными окнами пронеслась какая-то сероватая тень. Честное слово, он ее видел. Матушка сказала, подняв голову от книги:

– Ветер поднялся к ночи, будет буран.

Никита увидел сон,– он снился ему уже несколько раз, все один и тот же.

Легко, неслышно отворяется дверь в зал. На паркете лежат голубоватые отражения окон. За черными окнами висит луна – большим светлым шаром. Никита влез на ломберный столик в простенке между окнами и видит:

Вот напротив, у белой, как мел, стены, качается круглый маятник в высоком футляре часов, качается, отсвечивает лунным светом. Над часами, на стене, в раме висит строгий старичок, с трубкой, сбоку от него– старушка, в чепце и шали, и смотрит, поджав губы. От часов до угла, вдоль стены, вытянули руки, присели, на четырех ногах каждое, широкие полосатые кресла. В углу расселся раскорякой низкий диван. Сидят они без лица, без глаз, выпучились на луну, не шевелятся.

Из-под дивана, из-под бахромы, вылезает кот. Потянулся, прыгнул на диван и пошел, черный и длинный. Идет, опустил хвост. С дивана прыгнул на кресла, пошел по креслам вдоль стены, пригибается, пролезает под ручками. Дошел до конца, спрыгнул на паркет и сел перед часами, спиной к окошкам. Маятник качается, старичок и старушка строго смотрят на кота. Тогда кот поднялся, одной лапой оперся о футляр и другой лапой старается остановить маятник. А стекла-то в футляре нет. Вот-вот достанет лапой.

Ох, закричать бы! Но Никита пальцем не может пошевельнуть,– не шевелится,– и страшно, страшно,– вот-вот будет беда. Лунный свет неподвижно лежит длинными квадратами на полу. Все в зале затихло, присело на ножках. А кот вытянулся, нагнул голову, прижал уши и достает лапой маятник. И Никита знает,– если тронет он лапой – маятник остановится, и в ту же секунду все треснет, расколется, зазвенит и, как пыль, исчезнет, не станет ни зала, ни лунного света.

От страха у Никиты звенят в голове острые стекляшечки, сыплется песок мурашками по всему телу. .. Собрав всю силу, с отчаянным криком Никита кинулся на пол! И пол вдруг ушел вниз. Никита сел. Оглядывается. В комнате – два морозные окна, сквозь стекла видна странная, больше обыкновенной, луна. На полу стоит горшок, валяются сапоги.

«Господи, слава тебе, господи!» – Никита наспех перекрестился и сунул голову под подушку. Подушка эта была теплая, мягкая, битком набита снами.

Ноне успел он зажмурить глаза, видит-опять стоит на столе в том же зале. В лунном свете качается маятник, строго смотрят старичок со старушкой. И опять из-под дивана вылезает голова кота. Но Никита уже протянул руки, оттолкнулся от стола и прыгнул и, быстро-быстро перебирая ногами, не то полетел, не то поплыл над полом. Необыкновенно приятно лететь по комнате. Когда же ноги стали касаться пола, он взмахнул руками и медленно поднялся к потолку и летел теперь неровным полетом вдоль стены. Близко у самого носа был виден лепной карниз, на нем лежала пыль, серенькая и славная, и пахло уютно. Потом он увидел знакомую трещину в стене, похожую на Волгу на карте, потом – старинный и очень странный гвоздь с обрывочком веревочки, обсаженный мертвыми мухами.

Никита толкнулся ногой в стену и медленно полетел через комнату к часам. На верху футляра стояла бронзовая вазочка, и в вазочке, на дне, лежало что-то – не рассмотреть. И вдруг Никите точно сказали на ухо: «Возьми то, что там лежит».

Никита подлетел к часам и сунул было руку в вазочку. Но сейчас же из-за стены, из картины живо высунулась злая старушка и худыми руками схватила Никиту за голову. Он вырвался, а сзади из другой картины высунулся старичок, замахал длинной трубкой и так ловко ударил Никиту по спине, что тот полетел на пол, ахнул и открыл глаза.

Сквозь морозные узоры сияло, искрилось солнце. Около кровати стоял Аркадий Иванович, тряс Никиту за плечо и говорил:

– Вставай, вставай, девять часов.

Когда Никита, протирая глаза, сел на постели, Аркадий Иванович подмигнул несколько раз и шибко потер руки.

– Сегодня, братец ты мой, заниматься не будем.

– Почему?

– Потому, что потому оканчивается на у. Две недели можешь бегать, высуня язык. Вставай.

Никита вскочил из постели и заплясал на теплом полу:

– Рождественские каникулы!-Он совсем забыл, что с сегодняшнего дня начинаются счастливые и долгие две недели. Приплясывая перед Аркадием Ивановичем, Никита забыл и другое: именно – свой сон, вазочку на часах и голос, шепнувший на ухо: «Возьми то, что там лежит».

СТАРЫЙ ДОМ

На Никиту свалилось четырнадцать его собственных дней,– делай, что хочешь. Стало даже скучно немного.

За утренним чаем он устроил из чая, молока, хлеба и варенья тюрю и так наелся, что пришлось некоторое время посидеть молча. Глядя на свое отражение в самоваре, он долго удивлялся, какое у него длинное, во весь самовар, уродское лицо. Потом он стал думать, что если взять чайную ложку и сломать, то из одной части выйдет лодочка, а из другой можно сделать ковырялку,– что-нибудь ковырять.

Матушка, наконец, сказала: «Пошел бы ты гулять, Никита, в самом деле».

Никита не спеша оделся и, ведя вдоль штукатуренной стены пальцем, пошел по длинному коридору, где тепло и уютно пахло печами. Налево от этого коридора, на южной стороне дома, были расположены зимние комнаты, натопленные и жилые. Направо, с северной стороны, было пять летних, наполовину пустых комнат, с залом посредине. Здесь огромные изразцовые печи протапливались только раз в неделю, хрустальные люстры висели, окутанные марлей, на полу в зале лежала куча яблок,– гниловатый сладкий запах их наполнял всю летнюю половину.

Никита с трудом приоткрыл дубовую двустворчатую дверь и на цыпочках пошел по пустым комнатам. Сквозь полукруглые окна был виден сад, заваленный снегом. Деревья стояли неподвижно, опустив белые ветви, заросли сирени с двух сторон балконной лестницы пригнулись под снегом. На поляне синели заячьи следы. У самого окна на ветке сидела черная головастая ворона, похожая на черта. Никита постучал пальцем в стекло, ворона шарахнулась боком и полетела, сбивая крыльями снег с ветвей.

Никита дошел до крайней угловой комнаты. Здесь вдоль стен стояли покрытые пылью шкафы, сквозь их стекла поблескивали переплеты старинных книг. Над изразцовым очагом висел портрет дамы удивительной красоты. Она была в черной бархатной амазонке и рукою в перчатке с раструбом держала хлыст. Казалось, она шла и обернулась и глядит на Никиту с лукавой улыбкой пристальными длинными глазами.

Никита сел на диван и, подперев кулаками подбородок, рассматривал даму. Он мог так сидеть и глядеть на нее подолгу. Из-за нее,– он не раз это слышал от матери,– с его прадедом произошли большие беды. Портрет несчастного прадеда висел здесь же над книжным шкафом,– тощий востроносый старичок с запавшими глазами; рукою в перстнях он придерживал на груди халат; сбоку лежали полуразвернутый папирус и гусиное перо. По всему видно, что очень несчастный старичок.

Матушка рассказывала, что прадед обыкновенно днем спал, а ночью читал и писал,– гулять ходил только в сумерки. По ночам вокруг дома бродили караульщики и трещали в трещотки, чтобы ночные птицы не летали под окнами, не пугали прадедушку. Сад в то время, говорят, зарос высокой густой травой. Дом, кроме этой комнаты, стоял заколоченный, необитаемый. Дворовые мужики разбежались. Дела прадеда были совсем плачевны.

Однажды его не нашли ни в кабинете, ни в доме, ни в саду,– искали целую неделю, так он и пропал. А спустя лет пять его наследник получил от него из Сибири загадочное письмо: «Искал покоя в мудрости, нашел забвение среди природы».

Причиною всех этих странных явлений была дама в амазонке. Никита глядел на нее с любопытством и волнением.

За окном опять появилась ворона, осыпая снег, села на ветку и принялась нырять головой, разевать клюв, каркала. Никите стало жутковато. Он выбрался из пустых комнат и побежал на двор.

У КОЛОДЦА

Посредине двора, у колодца, где снег вокруг был желтый, обледенелый и истоптанный, Никита нашел Мишку Коряшонка. Мишка сидел на краю колодца и макал в воду кончик голицы – кожаной рукавицы, надетой на руку.

Никита спросил, зачем он это делает. Мишка Коряшонок ответил:

– Все кончанские голицы макают, и мы теперь будем макать. Она зажохнет,– страсть ловко драться. Пойдешь на деревню-то?

– А когда?

– Вот пообедаем и пойдем. Матери ничего не говори.

– Мама отпустила, только не велела драться.

– Как не велела драться? А если на тебя наскочат? Знаешь, кто на тебя наскочит,– Степка Карнаушкин. Он тебе даст, ты – брык.

– Ну, со Степкой-то я справлюсь,– сказал Никита,– я его на один мизинец пущу.– И он показал Мишке палец.

Коряшонок посмотрел, сплюнул и сказал грубым голосом:

– У Степки Карнаушкина кулак заговоренный. На прошлой неделе он в село, в Утевку, ездил с отцом за солью, за рыбой, там ему кулак заговаривали, лопни глаза – не вру.

Никита задумался,– конечно, лучше бы совсем не ходить на деревню, но Мишка скажет – трус.

– А как же ему кулак заговаривали? – спросил он. Мишка опять сплюнул:

– Пустое дело. Перво-наперво возьми сажи и руки вымажи и три раза скажи: «Тани-бани, что под нами под железными столбами?» Вот тебе и все…

Никита с большим уважением глядел на Коряшонка. На дворе в это время со скрипом отворились ворота, и оттуда плотной серой кучей выбежали овцы,стучали копытцами, как костяшками, трясли хвостами, роняли орешки. У колодца овечье стадо сгрудилось. Блея и теснясь, овцы лезли к колоде, проламывали мордочками тонкий ледок, пили и кашляли. Баран, грязный и длинношерстый, уставился на Мишку белыми, пегими глазами, топнул ножкой, Мишка сказал ему: «Бездельник»,– и баран бросился на него, но Мишка успел перескочить через колоду.

Никита и Мишка побежали по двору, смеясь и дразнясь. Баран погнался за ними, но подумал и заблеял:

– Саааами безде-е-е-ельники.

Когда Никиту с черного крыльца стали кричать – идти обедать, Мишка Коряшонок сказал:

– Смотри, не обмани, пойдем на деревню-то.

Никита и Мишка Коряшонок пошли на деревню через сад и пруд короткой дорогой. На пруду, где ветром сдуло снег со льда, Мишка на минутку задержался, вынул перочинный ножик и коробку спичек, присел и, шмыгая носом, стал долбить синий лед в том месте, где в нем был внутри белый пузырь. Эта штука называлась «кошкой»,– со дна пруда поднимались болотные газы и вмерзали в лед пузырями. Продолбив лед, Мишка зажег спичку и поднес к скважине, «кошка» вспыхнула, и надо льдом поднялся желтоватый бесшумный язык пламени.

– Смотри, никому про это не говори,– сказал Мишка,– мы на той неделе на нижний пруд пойдем кошки поджигать, я там одну знаю – огромаднеющая, целый день будет гореть.

Мальчики побежали по пруду, пробрались через поваленные желтые камыши на тот берег и вошли в деревню.

В эту зиму нанесло большие снега. Там, где ветер продувал вольно между дворами, снега было немного, но между избами поперек улицы намело сугробов выше крыш.

Избенку бобыля, дурачка Савоськи, завалило совсем, одна труба торчала над снегом. Мишка сказал, что третьего дня Савоську всем миром выкапывали лопатами, а он, дурачок, как его завалило за ночь бураном, затопил печь, сварил пустых щей, поел и полез спать на печь. Так его сонного на печке и нашли, разбудили и оттаскали за виски – за глупость.

На деревне было пусто и тихо, из труб кое-где курился дымок. Невысоко, над белой равниной, над занесенными ометами и крышами, светило мглистое солнце. Никита и Мишка дошли до избы Артамона Тюрина, страшного мужика, которого боялись все на деревне,– до того был силен и сердит, и в окошечке Никита увидел рыжую, как веник, бородищу Артамона,– он сидел у стола и хлебал из деревянной чашки. В другое окошечко, приплюснув к стеклу носы, глядели три конопатых мальчика, Артамоновы сыновья: Семка, Ленька и Артамошка-меньшой.

Мишка, подойдя к избе, свистнул, Артамон обернулся, жуя большим ртом, погрозил Мишке ложкой. Трое мальчишек исчезли и сейчас же появились на крыльце, подпоясывая кушаками полушубки.

– Эх, вы,– сказал Мишка, сдвигая шапку на ухо,– эх, вы – девчонки… Дома сидите,– забоялись.

– Ничего мы не боимся,– ответил один из конопатых, Семка.

– Тятька не велит валенки трепать,– сказал Ленька.

– Давеча я ходил, кричал кончанским, они не обижаются,– сказал Артамошка-меньшой.

Мишка двинул шапку на другое ухо, хмыкнул и проговорил решительно:

– Идем дражнить. Мы им покажем. Конопатые ответили: «ладно», и все вместе полезли

на большой сугроб, лежавший поперек улицы,– отсюда за Артамоновой избой начинался другой конец деревни.

Никита думал, что на кончанской стороне кишмя-кишит мальчишками, но там было пусто и тихо, только две девочки, обмотанные платками, втащили на сугроб салазки, сели на них, протянув перед собой ноги в валенках, ухватились за веревку, завизжали и покатились через улицу мимо амбарушки и – дальше по крутому берегу на речной лед.

Мишка, а за ним конопатые мальчики и Никита начали кричать с сугроба:

– Эй, кончанские!

– Вот мы вас!

– Попрятались, боятся!

– Выходите, мы вас побьем!

– Выходите на одну руку, эй, кончанские! – кричал Мишка, хлопая рукавицами.

На той стороне, на сугробе, появилось четверо кончанских. Похлопывая, поглаживая рукавицами по бокам, поправляя шапки, они тоже начали кричать:

– Очень вас боимся!

– Сейчас испугались!

– Лягушки, лягушата, ква-ква!

С этой стороны на сугроб влезли товарищи – Алешка, Нил, Ванька Черные Уши, Петрушка – бобылев племянник и еще совсем маленький мальчик с большим животом, закутанный крест-накрест в материнский платок. С той стороны тоже прибыло мальчиков пять-шесть. Они кричали:

– Эй, вы, конопатые, идите сюда, мы вам ототрем веснушки!

– Кузнецы косоглазые, мышь подковали! – кричал с этой стороны Мишка Коряшонок.

– Лягушки, лягушата!

Набралось с обеих сторон до сорока мальчишек. Но начинать – не начинали, было боязно. Кидались снегом, показывали носы. С той стороны кричали: «Лягушки, лягушата!», с этой: «Кузнецы косоглазые!» То и другое было обидно. Вдруг между кончанскими появился небольшого роста, широкий курносый мальчик. Растолкал товарищей, с развальцем спустился с сугроба, подбоченился и крикнул:

– Лягушата, выходи, один на один!

Это и был знаменитый Степка Карнаушкин с заговоренным кулаком.

Кончанские кидали кверху шапки, свистели пронзительно. На этой стороне мальчишки притихли. Никита оглянулся. Конопатые стояли насупясь. Алеша и Ванька Черные Уши подались назад, маленький мальчик в мамином платке таращил на Карнаушкина круглые глаза, готовился дать реву, Мишка Коряшонок ворчал, оттягивая кушак под живот:

– Не таких укладывал, тоже – невидаль. Начинать неохота, а торассержусь, я ему так дам – шапка на две сажени взовьется.

Степка Карнаушкин, видя, что никто не хочет с ним биться, махнул рукавицей своим:

– Вали, ребята!

И кончанские с криком и свистом посыпались с сугроба.

Конопатые дрогнули, за ними побежал Мишка, Ванька Черные Уши и, наконец, все мальчики, побежал и Никита. Маленький в платке сел в снег и заревел.

Наши пробежали Артамонов двор и двор Черноухова и взобрались на сугроб. Никита оглянулся. Позади на снегу лежал Алешка, Нил и пять наших,кто упал, кто лег сам со страха,– лежачего бить было нельзя.

Никите стало,– хоть плачь,– обидно и стыдно: струсили, не приняли боя. Он остановился, сжал кулаки и сейчас же увидел бегущего на него Степку Карнаушкина, курносого, большеротого, с вихром из-под бараньей шапки.

Никита нагнул голову и, шагнув навстречу, изо всей силы ударил Степку в грудь. Степка мотнул головой, уронил, шапку и сел в снег.

– Эх, ты,– сказал он,– будя. ..

Кончанские сейчас же остановились. Никита пошел на них, и они подались. Перегоняя Никиту, с криком: «Наша берет!» – всею стеною кинулись на кончанских наши. Кончанские побежали. Их гнали дворов пять, покуда все они не полегли.

Никита возвращался на свой конец, взволнованный, разгоряченный, посматривая, с кем бы еще схватиться. Его окликнули. За амбарушкой стоял Степка Карнаушкин. Никита подошел, Степка глядел на него исподлобья.

– Ты здорово мне дал,– сказал он,– хочешь дружиться?

– Конечно, хочу,– поспешно ответил Никита. Мальчики, улыбаясь, глядели друг на друга. Степка

– Давай поменяемся. – Давай.

Никита подумал, что бы отдать ему самое лучшее, и дал Степке перочинный ножик с четырьмя лезвиями. Степка сунул его в карман и вытащил оттуда свинчатку – бабку, налитую свинцом:

– На. Не потеряй, дорого стоит.

ЧЕМ ОКОНЧИЛСЯ СКУЧНЫЙ ВЕЧЕР

Вечером Никита рассматривал картинки в «Ниве» и читал объяснения к картинкам. Интересного было мало.

Вот нарисовано: стоит женщина на крыльце с голыми до локтя руками; в волосах у нее – цветы, на плече и у ног – голуби. Через забор скалит зубы какой-то человек с ружьем за плечами.

Самое скучное в этой картинке то, что никак нельзя понять-для чего она нарисована. В объяснении сказано:

«Кто из вас не видал домашних голубей, этих истинных друзей человека? (Далее про голубей Никита пропустил.) Кто поутру не любил бросать зернышки этим птицам? Талантливый немецкий художник, Ганс Вурст, изобразил один из таких моментов. Молодая Эльза, дочь пастора, вышла на крыльцо. Голуби увидели свою любимицу и радостно летят к ее ногам. Посмотрите – один сел на ее плечо, другие клюют из ее руки. Молодой сосед, охотник, любуется украдкой на эту картину».

Никите представилось, что эта Эльза покормит, покормит голубей и делать ей больше нечего – скука. Отец ее, пастор, тоже где-нибудь в комнатке – сидит на стуле и зевает от скуки. А молодой сосед оскалился, точно у него живот болит, да так и пойдет, оскалясь, по дорожке, и ружье у него не стреляет, конечно. Небо на картинке серое и свет солнца – серый.

Никита помуслил карандаш и нарисовал дочери пастора усы.

Следующая картинка изображала вид города Бузулука: верстовой столб и сломанное колесо у дороги, а вдалеке – дощатые домики, церковка и косой дождь из тучи.

Никита зевнул, закрыл «Ниву» и, подпершись, стал слушать.

Наверху, на чердаке, посвистывало, подвывало протяжно. Вот затянуло басом – «ууууууууууу»,– тянет, хмурится, надув губы. Потом завитком перешло на тонкий, жалобный голос и засвистело в одну ноздрю, мучится до того уж тонко, как ниточка. И снова спустилось в бас и надуло губы.

Над круглым столом горит лампа под белым фарфоровым абажуром. Кто-то тяжело прошел за стеной по коридору,– должно быть, истопник, и под лампой нежно зазвенели хрусталики.

Детство(роман Толстого)-Рецензия | Компьютерщики

Роман Толстого представляет собой серию из трех легенд об истории человечества, начавшейся в возрасте 23 лет, после того, как он бросил университет и оставил развлечения богатого молодого человека, родители которого умерли молодыми. Я читал программой Kindle произведения, собранные Толстым в переводе.

Первая писательская деятельность Льва Толстого началась с романа «Детство», первой части трилогии «Детство». Основной интерес в рассказе заключался в том, чтобы сосредоточить внимание на личности его главного героя Николеньки Иртеньева.Хотя он хотел написать четвертую часть от имени своего последнего произведения «История четырех веков», он не написал последних четырех глав, посвященных зрелости героя.

Автор следует по пути постепенного роста своей младенческой души и маленького проявления своей души. В первой главе «Николеньки» читатель погружается в состояние дворянской жизни конца XIX века.

Следующий герой — учитель немецкого происхождения Карл Иванович, друг, который открывает историю.За считанные минуты оскорбление такого человека превращает Николеньку в навязчивого монстра.

Бедственное положение слуги Карла Иваныча, немца, который много лет работал учителем, но был уволен после смерти матери, напоминает мне юного принца Гаутамы, который был защищен от трагической потери родителей, его смерти в нищете, и старость, ведущая к духовному просветлению. Ссора с Натальей Савишной, посвятившей всю свою жизнь воспитанию матери и детей, болезненна для Ребёнка.Получив свободу, он воспринимает это как знак позора и неправомерного наказания и разрывает документ.

Тем временем, в окружении семьи и друзей, она вспоминает счастливые, беззаботные времена своего детства. В рассказе, который можно описать как человеческая жизнь, он восстанавливает состояние детства. Он выглядит ярким и счастливым, с забытой грустью и не чем иным, как гневом на людей, которых вы любите.

Легенды, составленные братьями Гримм в оригинальном издании 1812 года, часто бывают жестокими и пугающими.В сборник вошли такие вдохновляющие материалы, как «Мертвец, рожденный здоровым, стройным и свободным» и «Пухлая цепь маленького мальчика», а такие истории, как «Тот, кто не ходит в город», столь же конструктивны, как и звучат.

История Гримма о детской игре, когда ребенок перерезает горло своему младшему брату, о смерти своей матери, и с этого момента становится только хуже. Братья Гримм сочли рассказ неподходящим для своей книги и поместили во вторую часть сборника. Повествование Толстого редкость, потому что ему не хватает глубины отношений и ненависти к древним мифам.

Лев Николаевич Толстой родился 28 августа 1828 года в длинной семье русских чиновников. «Деттво», первый опубликованный роман Льва Толстого, появился под инициалами Л. В известном русском журнале «Современник» за ноябрь 1852 года.

Когда в 1852 году Льву Толстому было 23 года, роман Толстого имел быстрый успех. Как человеку, который любит Анну Каренину (я уже трижды читал ее), мне было любопытно узнать об авторе этой книги, но когда у меня появилась возможность прочитать ее историю, смесь фактов и мифов, я действительно отнесся к ней серьезно. .

Другие братья Льва — Сергей (1826 г.р.), Дмитрий (1827-1855) и Мария (1830 г.р.). Я считаю, что детство рассказывается с точки зрения 10-летнего мальчика. Эгоцентричный также смотрит на примеры и определенно выбирает неправильные.

Краткое содержание «Детство» (рассказ Льва Николаевича Толстого)

Напомним обязательную программу по русскойлитературе! Лев Толстой «Детство» (краткое содержание). Автор написал это произведение в 1852 году. Это первый из трех имеющихся рассказов о жизни Николая Иртенева.Герой рассказывает от первого лица о раннем периоде своей жизни, с ностальгией сожалея о безвозвратной свежести детских чувств, беспечности, любви и веры.

Краткое содержание «Детство» (главы 1-6)

Утром, через несколько дней после моего десятилетия, Иртенева Николеньку разбудил учитель (вернее, хлопок его мухобойки). Мальчик обиделся, что разбудили его, маленького и беззащитного, а не его старшего брата Володю. От гнева и жалости к себе он расплакался, объяснив слезы страшным сном.Но после того как учительница, щекоча и добродушно посмеиваясь, стала поднимать Николая с постели, Карл Иваныч был прощен и назван «милый».

Каждое утро воспитательница вместе с мальчиками спускалась в гостиную, чтобы пожелать маме доброго утра.

Воскресив воображение моей матери, Николеньканеверу удалось воссоздать весь ее облик. Чаще всего вспоминается родимое пятно на шее, вышитый воротничок, взгляд всегда добрых карих глаз и сухих, нежных рук.Она советовалась с немцем Карлом Иванычем, как спят дети, не плакал ли Николай.

Часто за расчетами находили его отца. Он отдавал финансовые распоряжения крепостному приказчику Якову. Он был скуп, как всякий хороший и верный слуга, но имел довольно странные представления о благах барина, заботящегося об увеличении своего дохода за счет средств дамы (а именно ее Хабаровского имения).

Поздоровавшись с сыновьями, папа сказал, что, раз они уже выросли, пора приступать к серьезной учебе.Для этого он увозит их в Москву к бабушке, а маман с сестрами остаются в Петровском. Братья были поражены этой новостью. Николаю было жаль мою мать и старую учительницу, которой действительно будет отказано в возвращении домой. Почувствовав, он начал плакать.

Краткое содержание «Детство» (Главы 7-12)

Папа брал мальчиков с собой на охоту, а девочек просил. С ними в коляске поехала маман. После был чай, фрукты, мороженое и, конечно же, детские игры на свежем воздухе.

Позже дома каждый занялся своим делом. Мать играла на рояле, отец пришел с отчетом о крепостных. Володя, Николенька и девочки решили присмотреться к верованиям дураков, которые приютила Мать.

Николай на всю жизнь запомнил искреннюю, мощную молитву настоящего христианина — юродивого Гриши, невольными свидетелями которой они стали. Он с любовью молился за всех, кто дал ему приют. Когда слов не хватило, он упал на землю в искренних, струящихся слезах.

Краткое содержание «Детство» (Глава 13)

Краснощекая, веселая и толстая Наташа была взята в дом молодой девушкой в ​​качестве служанки к бабушке. В должности горничной Наталья отличалась трудолюбием и кротостью. После того как мама родилась, а служанка стала нянькой, и тогда она тоже заслужила награду и похвалу за ласку и верность, которые отдавала девочка (семья у Натальи не сложилась).

Выйдя замуж, maman пыталась отплатить Наталье Савишной, как ее теперь называли, за ее услуги.Ей была назначена бесплатная и пожизненная пенсия в размере трехсот рублей. Но наша верная Наша порвала документ с гербовой печатью и осталась служить домработницей, наблюдая за хозяйством и даря любовь и заботу уже третьему поколению своих хозяев.

Краткое содержание «Детство» (Главы 14-28)

Мальчики жили в Москве, в доме бабушки, более полугода. Дети учились, танцевали на балах, познакомились с московскими родственниками: княгиней Корнаковой, князем Иваном Ивановичем, братьями Ивиными, даже полюбили Сонечку Валахину.

Получив тревожное письмо от жены, отец снова увёз их в Петровское. К сожалению, дети нашли Мать уже в бессознательном состоянии. Николеньке очень тяжело было переносить смерть и похороны мамы. Его благочестивые беседы и искренние слезы Натальи Савишной, любившей усопшего, самоотверженно облегчали его страдания.

Бабушка узнала о смерти дочери только по возвращении Иртенвы в Москву. Ее горе и горе были трогательны и сильны, но Николенька почему-то больше сочувствовал и сопереживал Наталье Савишной, потому что была убеждена, что никто так искренно и искренне не раскаялся в своей матери, как это любящее и верное существо.

Со смертью маман для Николеньки закончилось детство. Началась пора подросткового возраста.

Краткое содержание романа Толстого «Детство» лишь раскрывает огромный мир, созданный автором. Пытливый читатель, обратившись к полному тексту повести, гораздо интереснее узнает о помещичьей жизни, о дворянской системе воспитания и образования детей в девятнадцатом веке.

р>>

Лев Толстой Биография и библиография

 Детство

Лев Толстой, человек, изменивший искусство слова, — центральный персонаж нашей биографии.Мы намерены говорить о писателе, который обогатил обыденное видение литературы и усовершенствовал его. Его детство прошло в небольшой русской деревне. Интерес Толстого к истории и литературе зародился в раннем возрасте. Живя в красивой сельской местности, он столкнулся с реалиями жизни рабочего класса. Живя в деревне, он видел, как начиналась жизнь трудового народа, от которого Толстой слышал много народных сказок, былин, песен, увлекательных легенд. Жизнь людей, работа, общение с местными жителями, все это во многом способствовало формированию его писательской личности.

Писатель родился в интеллигентной семье. Его мать была очень добрым и щедрым человеком, знавшим французский, немецкий, английский и итальянский языки. Также она играла на фортепиано и интересовалась искусством. Тем не менее, когда Толстой был годовалым мальчиком, умерла его мать, и у писателя вообще не было воспоминаний о ней. Однако он так много слышал о ней от окружающих, что ясно и живо представлял себе ее внешность и характер.

Отец Толстого тоже был очень щедрым человеком, проявлявшим доброе отношение к крепостным.Он также интересовался изучением гуманитарных наук. Помимо того, что он был успешным бизнесменом, он действительно заботился о своих детях. У отца Толстого также была большая коллекция книг, которую он собирал в течение жизни, где можно было найти редкие книги французских классиков и уникальные исторические труды. Он был первым, кто обнаружил врожденный писательский талант Толстого.

Когда Толстому было почти десять лет, отец взял его к себе в Москву. Это время оказало большое влияние на его дальнейшую писательскую карьеру.Однако через некоторое время умер его отец, и писатель на некоторое время уехал из столицы России. После этих событий Толстого и его братьев и сестер воспитывали бабушка и две тетушки, ухаживавшие за ними. Однако это не вернуло ему чувство проживания. Кроме того, смерть родителей повлияла на личность Толстого, еще в двадцать три года он мечтал о будущем браке, чтобы иметь семью своей мечты.

      Ранние годы

Толстой находился в Казани более шести лет.Это было время, когда сформировался его характер. Будучи трудолюбивым человеком, он два года готовился к сдаче экзаменов и поступлению в университет. Решив изучать языки, Толстой значительное внимание уделял подготовке к экзаменам по иностранным языкам. Однако на экзаменах по истории и географии ему не удалось набрать достаточно баллов. Неудача стала для него серьезным уроком, и все лето Толстой посвятил изучению исторических и географических фактов. После этого ему удалось пройти необходимые тесты и стать студентом университета.Тем не менее через некоторое время Толстой понял, что у него нет страсти к изучению иностранных языков. Поэтому он решил стать студентом юридического курса.

Кстати, знаний, которые Толстой получал в университете, ему было мало. Большую часть своего времени он в одиночку изучал философию и даже составил свои «Правила жизни». Чтобы поскорее закончить университет, Толстому удалось сдать экзамены экстерном. После окончания университета Толстой вернулся в Москву, где началась его литературная деятельность.

      Литературная карьера

Литературную деятельность Толстого можно условно разделить на три периода. Первый период был введен произведениями 1850-х гг. В этот период сформировался неповторимый стиль автора.

К следующему периоду относятся произведения 1860-1870-х гг. В основном в эти годы были изданы многие выдающиеся литературные произведения, в том числе «Анна Каренина».

Последний период его литературной деятельности начался в 1880 году и продолжался до самой смерти.Он столкнулся с кризисом, затронувшим его личность писателя. Толстой представляет совершенно новые мотивы, связанные с его философским пониманием мира. Например, в этот период были опубликованы «Смерть Ивана Ильича» и «Дьявол».

      Смерть

Начиная с 1901 года Толстой тяжело болел. Врачи отправили его в Крым поправить здоровье. Там он познакомился со многими известными художниками и писателями. В 1909 году Толстой умер от болезни.Похоронен на родине, возле леса, где все детство играл с братом.

Рассказ Алексея Толстого «Детство Никиты». Резюме

Пребывая в эмиграции во Франции и безмерно мечтая вернуться на родину, граф Алексей Толстой создал свое самое поэтическое произведение «Детство Никиты».

Краткое содержание этой автобиографической повести охватывает давно минувший последний год беззаботного детства самого автора.

Идея автобиографического произведения

Жил в имении отчима А.А.Бостромы, которую он любил как родного отца, под Самарой, в имении Сосновка. Главному герою — мальчику Никите — писатель наделил собственной богатой фантазией и впечатлительностью. Образы своих родителей писатель создал по своему типу. Причем мать Никиты зовут так же, как и мать Алексея Толстого — Александра Леонтьевна. Образ учителя Аркадия Ивановича создавался, в том числе, по реальному человеку — воспитателю Аркадию Словохотову. Автор, не переименовываясь, ввел в повествование своих друзей детства — Мишку Коряшонка и Степку Карнаушкина.Повесть «Детство Никиты» богата разнообразными персонажами. Краткое содержание произведения можно выразить очень кратко как погружение читателя в сказочный мир детства.

Увлекательный мир Никиты

Ребёнок осознаёт себя частичкой родного сердцу поместья, расположенного посреди степи. Этот Никита похож на чудо: сотни километров голого пространства, а вокруг родительского дома — большой и густой сад, пруд. Растут тополя, тополя, ивы, липы.

В работе дается подробное описание самого дома, его хозяйственных построек, не пустующего коровника и конюшни, сада, пруда, плотины.

Детское восторженное описание ему дано загадочных комнат и тесных переплетов старых книг в библиотеке. В этом доме хранятся семейные легенды о прадеде Африне Африканиче, измученном несчастной любовью. Он, по рассказам матери Николины, вел странный образ жизни. Ночью я читал и писал, а днем ​​спал.Дедушка забросил хутор, дворы от него разбежались, в полях росла трава…

Украшено множеством красочных и сочных сцен созерцания природы произведение «Детство Никиты». Краткое содержание рассказа можно свести к этому единению мальчика с природой. Он не просто чувствует, что является ее частью, но и воспринимает ее через образы, которые являются дофантазийными. Например, скворец в восприятии Никиты наделен человеческими качествами до такой степени, что получил прозвище Желтухин. Главный герой называет кота главным героем, не только Василия Васильича, он поэтизирует и лошадей отчима, и каждую увиденную птицу, будь то яркая иволга или голосистый жаворонок.

Начало рассказа

С главы «Солнечное утро» начинается «Детство Никиты». Краткий сюжет рассказа об играх с деревенскими детьми среди очарования сугробов, которыми покрыты избушки до трубы, ленивый поток родниковых вод, темный сад, освещенный июльскими молниями, сентябрьские густые молочные туманы. подобны восходу и закату.

Специфическая детская логика повествования в этом произведении не может не отметить написанное нами резюме. Толстой «Детство Никиты», работая над ним, сам вводил в особое восторженно-ностальгическое настроение, что и сам отмечал в своих воспоминаниях. Очень трепетно ​​автор рассказывает историю о том, как он, неравнодушный к своей сестре Лиле, нашел вместе с ней в пустой комнате поместья кольцо, которое когда-то прадед подарил его возлюбленной. Кольцо лежало внутри вазы с головой льва, стоявшей на настенных часах несколько десятков лет. Да и сама Лиля (Никита надел ей на палец кольцо) удивительно напоминала черты лица своей прабабушки, чей портрет в амазонке с вуалью висел на стене в потайной комнате. Об этом эпизоде ​​много писал Алексей Толстой.

Автобиографическое произведение

Что мы заметим, если выделим из авторского рассказа о самом романтическом году жизни главного героя краткое, лаконичное содержание? Толстого «Детство Никиты», следуя правилам жанра, продолжили традиции Льва Толстого («Детство, отрочество, юность»), М.Горький («Детство», «В людях»), С. Аксаков («Детство внука Багрова»).

Все эти книги ценны для чтения взрослыми людьми, особенно родителями. Они автобиографичны и помогают понять, как мыслит ребенок, объясняют мотивы его поступков. Однако если говорить об авторском стиле этих художественных автобиографий, то следует указать, что Алексей Толстой — единственный из всех вышеназванных классиков, повествующий о детстве от третьего лица.

Поэтизация времен года мальчиком

Краткое содержание повести «Детство Никиты» знакомит нас с хлебосольными празднованиями Рождества в имении. Дети домашних фермеров, а также дети хозяина мастерят игрушки для елки. А когда ее украшают и зажигают десятки свечей, все малыши, довольные полученными подарками, встречают этот светлый праздник в хозяйском доме. Этот праздник главный герой повести любит больше других.

Описание весны и бодрствующей природы также вошло в краткое содержание книги «Детство Никиты», поскольку занимает в книге значительное место. Ведь сам главный герой отождествляет себя с природой, искренне полагая по велению души, что все окружающие его природные богатства ему родны. Десятки тысяч ручейков от тающего в марте снега в степи приводят его в восторг. Он, наслаждаясь, дышит полной весной «острого и чистого» воздуха. И чем-то очень значительным показался ледокол на реке, когда она показала свой буйный нрав, поднявшись над плотиной, и с шумом нырнула в омут.

И тут Алексей Толстой по-детски увлеченно пишет о майских медовых трелях иволг. «Детство Никиты» рассказывает нам о степном орле, парящем в жарком летнем небе. Очень краткое содержание этого произведения неизменно указывает на связь формирующейся личности главного героя с окружающим миром. Является ли это отличительной чертой детства? Может быть, Алексей Толстой подводит нас к осознанию этого нюанса?

Потребность мальчика в ощущении этого единства чрезвычайно важна для его личности.Поэтому даже учитель Аркадий Иванович не журит его, когда он сбегает с урока посмотреть на реку. Неслучайно автор в главе «Коляска» употребил такое романтическое сравнение: «Коляска, словно в колыбели, Никита плыл под звездами, глядя на далекие миры».

Заключение

Первоначальное название произведения звучало как «Повесть о многих замечательных вещах». Очевидно, она была написана автором в едином творческом порыве, на одном вдохновении.

Последняя глава повести имеет короткое название — «Отъезд». Ее концовка начинается с сообщения о том, что Никита смог сдать экзамен для поступления во второй класс. А заканчивается книга грустной фразой: «На этом событии заканчивается его детство».

Лев Толстой


 

Романы

 

Сборники

   Набег (1853)
   Севастопольские зарисовки (1856)
   Смерть Ивана Ильича (1886)
   Сколько земли надо человеку? (1886)
   Дьявол (1890)
   Крейцерова соната (1890)
   Ходите в свете, пока есть свет (1893)
   Мастер и человек (1895)
   Отец Сергий (1898)
Кокон и другие рассказы (1899)
   Метель, Домашнее счастье, Сборник (1905)
   Повести (1946)
   Квинтет (1956) (с Ги де Мопассаном, Олдосом Хаксли, Уильямом Сарояном и Ричардом Райтом)
   Полное собрание сочинений графа 9 Толстого (1970 )
Esarhaddon (1970)
Baby и Faile Takes (1972)
Российский владелец (1977)
Истории для детей (1977)
Истории для детей (1977)
Stickit Министр и некоторые общие мужчины (1978)
Портативный Толстой (1978)
Сестринские истории (1979) (совместно с Моникой Диккенс, Ричардом Гордоном, Эрнестом Хемингуэем, PD Джеймсом, Редьярдом Киплингом и Эдгаром Алланом По) d Конфликт (1985)
   Варя и ее зеленушка (1986)
   Где любовь, там и Бог (1987)
   Лев и щенок (1988)
   Пьесы: 1856-86 (1994)
   Прогулка в свете (199) )
Божественные и человеческие (2000)
Сказки зла и добрых (2001)
Длинные ссылки (2001)
Короткие рассказы (2001)
Собранная более короткая фантастика (2001)
Leo Tolstoy собраны короткие истории (2001)
, Метель и другие рассказы (2002)
   Захватчики (2002)
   Великие рассказы Льва Толстого (2004)
   Чем живут люди и другие сказки (2004)
   Три повести (2019)
   )

Novellas

Антология, содержащие истории Leo Tolstoy

короткие рассказы

Долгое изгнание [Короткая история]
Три отшельки
(1886)

6
Kreutzer Sonata [Короткая история] (1889)
Магистр и мужчина [Короткая история] (1895)

Награды

Книги о Лев Толстого

 

Лев Толстой рекомендует

Посетители этой страницы также просматривали этих авторов



Защита Софии Толстой | The New Yorker

Как и ее муж, София Толстая критиковала двойные стандарты в сексуальной сфере, но гораздо больше сочувствовала женщинам. Фотография предоставлена ​​Popperfoto / Getty

В повести Толстого «Крейцерова соната» 1889 года аристократ Позднышев рассказывает незнакомцу в поезде историю своей несчастной семьи. Он женился на женщине намного моложе себя, раздраженный ее юношеской красотой и сексуальным свитером; у них было пятеро детей, но Позднышеву была противна семейная жизнь. Брак распался, и он стал ревновать жену к музыканту, который то и дело приходил играть дуэтом. В ярости он зарезал свою жену.Хотя не было никаких доказательств того, что его жена была неверна, и хотя он чувствует себя виноватым в своем преступлении, Позднышев утверждает, что он и его жена были равными партнерами в своем подчинении похоти и равными жертвами коррумпированных сексуальных стандартов, которые превращают всех женщин в проституток. Он заключает, что «половая страсть, как бы она ни была устроена, есть зло, страшное зло, с которым надо бороться… Слова Евангелия о том, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал, относятся не только к чужим мужским женам, а именно — и прежде всего — собственной жене. Единственный праведный путь — воздержание; если это приведет к концу рода человеческого, пусть будет так. В послесловии, написанном в ответ на многочисленные письма с просьбами объяснить смысл новеллы, Толстой подтвердил, что разделяет мнение Позднышева. Он добавил, что не имел в виду, что никто никогда не должен заниматься сексом, а только то, что каждый должен попытаться никогда не заниматься сексом, потому что благороднее всего стремиться к невозможному идеалу.

«Крейцерова соната» вызвала международный скандал в то время, когда сексуальность и гендерные роли были предметом широких дебатов.Запрещенная как в России (где Толстой долгое время боролся с цензурой), так и в Соединенных Штатах, новелла привела многих мужчин и женщин к безбрачию и скромности в соответствии с христианским аскетизмом Толстого, который также подчеркивал ненасилие, вегетарианство, физический труд, и бедность. Один особенно восторженный молодой румын кастрировал себя. Другие читатели были потрясены. В 1890 году Золя сказал New York Herald , что новелла была «кошмаром, рожденным больным воображением.У самого Толстого были свои сомнения. В письме 1891 года он писал: «В _Крейцеровой сонате _ было что-то неприятное… что-то плохое в мотивах, которыми я руководствовался при ее написании».

Особенно сильное впечатление повесть произвела на жену автора, Софью. Друзья прислали свои соболезнования, и она знала, что они были не единственными читателями, которые восприняли «Крейцерову сонату» как личную атаку на нее. Она решила стряхнуть с себя позор, обратившись к царю (любившему художественную литературу Толстого, но очень жалевшему его жену) с просьбой снять запрет на публикацию повести: отстаивая ее, она надеялась убедить мир, что на самом деле она не о ей.Когда царь удовлетворил ее просьбу, она записала в своем дневнике: «Я не могу не радоваться втайне своему успеху в преодолении всех препятствий, тому, что мне удалось добиться свидания с царем и что я, женщина, добилась того, что никто другой не смог бы сделать!»

«Вариации Крейцеровой сонаты», новый том, отредактированный и переведенный Михаилом Кацем, помещает «Крейцерову сонату» и послесловие к ней рядом с тем, что Кац называет «контррассказами» Софии и сына Толстых Льва, а также отрывками из дневники и воспоминания разных членов семьи Толстых. Есть две новеллы Софии: «Чья вина?», рассказ о ревнивом муже, убивающем невинную жену, и «Песня без слов» о депрессивной замужней женщине, которая становится одержимой композитором и его музыкой и в конце концов проверяет себя в «нервную клинику». «Песня без слов» — это ответ на «Крейцерову сонату». «По чьей вине?» является систематическим опровержением.

Самый хорошо написанный из контрасторий и самый решительный отказ от тезиса Толстого «Чья вина?» — самая интригующая часть «Вариаций Крейцеровой сонаты.«Героиня Анна — идеалистичная молодая женщина, увлекающаяся писательством, философией и живописью. Ребенок из счастливой семьи, в позднем подростковом возрасте она выходит замуж за принца Прозорского, друга семьи, которому за тридцать. Она надеется, что как добрый, хорошо образованный пожилой человек он станет ее проводником в творческих и интеллектуальных занятиях. Но незадолго до свадьбы она узнает о его добрачных сексуальных похождениях, а в брачную ночь ей противны его ухаживания. Крестьяне в имении Прозорских издеваются над ней, и она узнает, что у одного из них был длительный роман с ее мужем.О реакции Анны на это известие София пишет: «Отчаяние и ужас не могли не оставить следа в очень юной душе на всю жизнь; это были такие раны, которые испытывает маленький ребенок, впервые увидев разлагающийся труп». Анна охвачена ревностью, стыдом и сексуальным отвращением. Ее муж разочарован ее сексуальной некомпетентностью (досадный побочный эффект невинности) и отсутствием энтузиазма. (Все это соответствует собственному опыту Софии.)

Как и в «Крейцеровой сонате», каждый эпизод нежности и физической близости между мужем и женой сопровождается ожесточенной ссорой.Но в «По чьей вине?» это не потому, что сам секс унизителен, а потому, что Анна злится и разочарована безразличием мужа к ее чувствам и потребностям. В то время как Толстой пишет, что Позднышев и его невеста были настолько поглощены желанием в дни перед свадьбой, что им нечего было сказать друг другу, Софья пишет, что князь Прозорский был так взволнован, «что не мог придумать, о чем бы поговорить». ; он молча целовал [Анне] руки и иногда даже не слышал, что она говорила.Глубоко несчастная, Анна возвращается к живописи; теперь, когда они женаты, она обнаруживает, что муж больше не проявляет особого интереса к ее работе.

После десятилетнего брака и рождения нескольких детей Анна, понимая, что теряет интерес мужа, решает, что секс — ее единственный источник силы. Она решает быть красивой, очаровательной и соблазнительной, чтобы воссоединиться с обществом, и ей это удается. Но она несчастна, чувствуя, что предала свои идеалы, ведя легкомысленную жизнь в городе.В этот период она знакомится со старым другом своего мужа Бехметевым, физически непривлекательным, болезненным мужчиной, с которым быстро сближается. (Кажется, он был создан по образцу друга Толстого, который часто обсуждал философию с Софьей.) Бехметев тоже художник-любитель, и он хвалит и уважает творчество Анны. Вместе они рисуют, обсуждают литературу и проводят время с ее детьми. Для Анны это идеальные отношения. Князь Прозорский, который был занят флиртом с соседями и глазел на крестьянок, вскоре начинает ревновать; Анне противно его лицемерие и жестокое поведение по отношению к ней.После того, как она заболевает, ее врач говорит ей, что она не должна больше иметь детей; она узнает, как избежать беременности. Это злит ее мужа, как и ее возобновившийся интерес к философии и религии, которые придали ей замкнутость, которую он находит оскорбительной. В «Крейцеровой сонате» муж наносит удар жене ножом в живот; в «Кто виноват?» он бросает ей в голову пресс-папье. София убирает секс из убийства и переносит действие с тела жены на ее голову.

В поисках потерянной Одессы — и глухое детство

Она говорит мне не звонить ей после 18 часов.м. Она звонит мне в час ночи, потому что ей одиноко поболтать. Она звонит моей двоюродной сестре в 5 утра, чтобы пригласить ее на несуществующую вечеринку, будит семью из пяти человек. Она любит долгие разговоры, часто прерываемые восклицаниями о том, как мой отец любил ее. Она звонит в 9 утра, чтобы спросить, почему я не звоню ей весь день. Она оставляет 20 сообщений в течение часа. Теперь, когда она умерла, это самое ценное из моего имущества, ее телефонные сообщения.

Насколько человек меняется после смерти.Это эссе должно быть о моей матери. Но я еще не могу поместить ее голос в простую прозу. И почему я должен? Всякий раз, когда я хочу услышать ее, я могу проверить свои сообщения. Я люблю тебя, сын. Почему ты мне не звонишь?

Каждое утро на протяжении десятилетий она звонит и требует сказать, что я ел на завтрак. Она звонит и сообщает, что съела на ужин. Это наше десятилетие после инсульта. Она читает книгу. Много месяцев подряд она читает одну и ту же книгу.

Не спрашивайте меня, зачем я приехал в Америку.Я приехал в Америку для счастья моих детей. Она будет повторять одно и то же снова и снова, каждая история будет перемежаться словами «Вода, дай мне воды» и «Накрой меня, накрой меня», и заканчивая одной и той же историей, всегда заканчивая словами «Я так сильно тебя люблю, мой мальчик».

Нет, говорит: ничего не хочу, ничего не хочу, а малину дай. Сын, почему ты спрашиваешь меня, что я помню? Перестань спрашивать меня. Я слишком стар, чтобы иметь воспоминания.

Я отказываюсь никому объяснять эту тишину одесской улицы — это слишком интимно.Я прихожу сюда, потому что мои родители никогда не вернутся. Я добираюсь до этого города, чтобы мама снова могла идти в конце колонны матросов, когда мой отец отдает честь.

Твои уши не пустые, говорила Мать, они открыты.

Мне некому объяснить, что происходит, когда я наконец включаю слуховые аппараты — теперь дрожь внутреннего уха неумолима. Мозг учат: это шарканье ваших собственных ног. Это голос вашего соседа по отелю, говорящий в другой комнате, когда он вибрирует сквозь стены.Когда я включаю слуховые аппараты на этих улицах, мои родители снова мертвы. Поэтому я их отключаю.

Вот я вижу нас: Днем мы идем по улице Пушкинской с тяжелыми чемоданами, направляемся к вокзалу. 14 января 1993 года. Идет снег. Тележки и такси не работают. Мы тащим чемоданы через весь город к поезду, в последний раз здороваясь с этим городом, Виктором и Эллой Каминскими и их сыном.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.