Козьма пражский чешская хроника: Козьма Пражский

Содержание

Козьма Пражский

Козьма Пражский

ЧЕШСКАЯ ХРОНИКА

CHRONICA BOEMORUM

Содержание:

Предисловие

Книга 1.

Комментарии к книге 1

Книга 2.

Комментарии к книге 2

Книга 3

Комментарии к книге 3

Текст воспроизведен по изданию: Козьма Пражский. Чешская хроника. М. 1962
Библиотека сайта  XIII век -
www.thietmar.narod.ru
© текст -Санчук Г. Э. 1962
© сетевая версия-Т
hietmar. 2001
Перепечатывается с сайта "Восточная литература" -
vostlit.narod.ru 


Литература:

Сказания о начале Чешского государства в древнерусской письменности. М. 1970 г.

История Чехословакии под ред. Санчука Г.Э. и Третьякова П.Н., т.1.М. 1956 г.

История южных и западных славян. М. 1969 г.

Ловмяньский Г. Происхождение славянских государств.  "Вопросы истории" 1977 г. N 12

Регель В. О "Хронике" Козьмы Пражского. С-Пб, 1890 г.

Ясинский А.Н. Падение земского строя в Чешском государстве (X - XIII вв.) Киев 1895 г.

Třeštik D., Kosmas, 2vyd., Praha, 1972.

Далее читайте:

Козьма Пражский (Cosmas Pragensis) (1045-1125), биографические материалы.

Чехия (хронологическая таблица)

Правители Чехословакии (указатель имен)

Ранняя история Чехии по Хронике Козьмы Пражского (план исследования документа)

Гудзь-Марков А. В. История славян. Москва, 1997 г.

Потомки Николая I. (Генеалогическая таблица)

Пшемысловичи.  (Генеалогическая таблица)

Пшемысловичи. Потомки Владислава.  (Генеалогическая таблица)

Пшемысловичи. Потомки Оттона.  (Генеалогическая таблица)

Пшемысловичи. Потомки Конрада.  (Генеалогическая таблица)

 

 

Козьма Пражский


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Козьма Пражский

Козьма Пражский (Cosmas Pragensis) (около 1045 — 21.10.1125, Прага), первый чешский хронист. Происходил из знатного рода. Получил образование в Праге и Льеже. В свите германского императора Генриха IV посетил Венгрию, Германию, Италию. С 1110 — декан собора св. Вита в Праге. «

Чешская хроника» Козьмы Пражского (начата в 1119—20) содержит богатый и разнообразный материал и является ценным источником (особенно 3-я книга, где описываются современные Козьме Пражскому события 1092—1125) по истории Чехии. Как представитель высшего духовенства, Козьма Пражский выступал защитником интересов католической церкви и династии Пшемысловичей. «Продолжатели Козьмы» довели летопись чешской истории до начала 13 века.

+ + +

Козьма Пражский (Kosmas) (p. ок. 1045 - ум. ок. 1125) - первый чешский хронист, автор "Chronicon boemorum". Происходил из знатного рода. Окончил школу в Праге, завершил образование в Льеже (Фландрия). Будучи в свите германского императора Генриха IV, посетил Германию, Италию, Венгрию. С 1110 году - декан собора святого Витта в Праге. "Чешская хроника", к созданию которой Козьма Пражский приступил в 1119-1120 годы, написана на латинском языке и состоит из 3 книг, содержит изложение легендарного материала о

чешском и польском народах и сведения из истории чешского народа до 1125 года. По богатству и разнообразию содержащегося в ней материала (фольклор, акты, летопись Регино (9 век), воспоминания современников) является ценнейшим источником по истории Чехии. Особенно ценна 3-я книга, где описываются события 1092-1125 годов, современником которых был сам автор. Как представитель высшего духовенства Козьма Пражский выступал защитником интересов католической церкви и правящей династии Пржемысловичей.

Б. М. Руколь. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 7. КАРАКЕЕВ - КОШАКЕР. 1965.

Сочинения: Cosmae chronicon boemorum, в кн.: Fontes rerum Bohemicarum, t. 2, Prana, 1874; Kosmova kronica ceskà, 4 vyd., Prana, 1950; в русском переводе - Чешская хроника, М., 1962.

Литература: Регель В., О хронике Козьмы Пражского, "ЖМНП", СПБ, 1890, ч. 270-271; Palackÿ F., Würdigung der alten böhmischen Geschichtsschreiber, Praha, 1830.


Летописец Козьма Пражский

Когда Вратислава Первого короновали на чешский престол, впервые на процессии несли лыковые лапти легендарного основоположника рода Пшемысловичей Пржемысла Пахаря. По легенде, он взял их с собой из своей родной деревни Стадице на Вышеград, чтобы никто не забыл, что его род - крестьянского происхождения. Сегодня трудно сказать, откуда взялись эти лапти, но с полной уверенностью мы можем сказать, что они были подделкой. Несколько лет спустя к ним была еще добавлена лыковая сума, якобы тоже наследие Пржемысла Пахаря, и потом долгое время лапти и сума были ритуальными предметами на торжествах чешского государства. Королевскими сокровищами они считались до времен Карла Четвертого, что с ними случилось потом, никто не знает. Первое письменное упоминание о них принадлежит человеку, которому трудно не верить – это самый великий летописец чешской истории, Козьма Пражский. Как раз при его жизни лапти неожиданно появились в княжеской сокровищнице.
О самом Козьме, отце чешской истории, который сохранил сведения о стольких событиях для потомков, как это ни парадоксально, известно мало. Он родился около 1045-го года и дожил до почтенного 80-летнего возраста. Он, вероятно, родился в богатой семье, так как мог поступить в пражскую епископскую школу, в которой стал позже членом состава священников, так называемым кановником. Также как и большинство священников этого периода, Козьма был женат. У него был один сын Йиндржих. Свою летопись Козьма начал писать около 1119-го года на латинском языке и работал над ней до самой смерти. Ему удалось увековечить чешскую историю от самых ее истоков, т.е. от прихода праотца Чеха на гору Ржип. Рукопись, к сожалению, не сохранилась, но сохранилось пятнадцать копий, по которым удалось довольно точно восстановить оригинальный текст.

Естественно, далеко не все в его летописи точно, некоторые события Козьма совсем пропустил, некоторые описывает в искаженном виде. Мы решили спросить его самого о самых значительных неточностях и догадаться, как бы он мог ответить на наши вопросы.

Виртуальное интервью с Козьмой Пражским

Редактор: Почему, например, нет в вашей хронике ни слова о славянском монастыре на реке Сазаве? Ведь в свое время это был важнейший центр образования?

Козьма: Как? Я, священник, говорящий на латыни, буду писать о монастыре, в котором говорили и писали на второстепенных языках? Ведь такой монастырь скорее создан Сатаной, чем Богом!
Редактор: А почему Вы пишете обо всех языческих князях только отрицательные вещи? Не говоря о том, что Вы ввели много историков в заблуждение, касательно имен этих князей, созданных из одного предложения.
Козьма: Ведь они были язычники! Язычника можно упоминать лишь в отрицательном смысле, а лучше совсем не упоминать! Однако, что касается этих времен, то у меня самого было слишком мало источников.
Редактор: Но ведь многие события, которые случились при вашей жизни, вы описали не совсем точно...
Козьма: А что мне делать, если виновники этих коварностей и грехов были еще в живых? Или жили их прямые потомки? Знаете ли вы, как долго я раздумывал, писать ли третий том, посвященный современным событиям? Но я, наконец, решил пойти на риск...
Необходимо добавить, что если бы Козьма не рискнул, мы бы не узнали ничего о событиях, последовавших после смерти первого чешского короля Вратислава. Он умер неожиданно, когда на охоте упал с коня и смертельно поранился. У Вратислава было четыре сына, которые постепенно чередовались на княжеском – Чехия ведь снова стала княжеством – престоле, включая еще их двоюродного брата Сватоплука, который правил два года в начале 12-го века. Первым взялся за власть Бржетислав Второй, старший сын короля Вратислава, и сразу сделал можно сказать роковую ошибку – нарушил старейшинский порядок наследования престола. Он не дал возможности Ольдржиху, сыну последнего князя сына Конрада, который был старше его, унаследовать престол, и, кроме того, отказался провести старинный чешский ритуал возведения на престол, в котором принимали участие все чешские дворяне и представители простого народа. Наоборот, он тайно отправился к немецкому императору в город Резно, где обещал, что будет ему подчиняться при условии, что тот посадит его на чешский трон, и прежде всего, одобрит право наследования его брату Борживою. Такой поступок значительно менял отношения чехов и немцев. Немецкий император до сих пор только подтверждал выбор, который делали сами чехи, и вдруг в первый раз, чешский князь обошел чешских дворян, чтобы его установил на престол немецкий император.
Сегодня уже не совсем ясно, почему Бржетислав так упорно хотел обеспечить своему брату все выгоды наследства. Козьма намекает, что Бржетислав знал, что кто-то стремится его убить. Действительно, 20-го декабря 1100-го года князя при возвращении с охоты убил некий Лорек, вероятно, член рода Вршовичей. Бржетислав Второй оставил своему маленькому сыну в наследство лишь копье и свою валторну. Все остальное уже было предназначено его брату, моравскому леннику Борживою Второму.
В чешском княжестве начинается долгое время смуты. Бржетиславу Второму, однако, удалось укрепить христианскую веру в стране. Именно он окончательно запретил все языческие обряды, которые были в то время еще в значительной мере распространены. Он навсегда отменил также славянский монастырь на реке Сазаве. В этот чешский центр славянской образованности славянский язык уже никогда не вернулся.
В Чехию съехались все кандидаты на княжеский престол, включая и двоюродных братьев, Ольдржиха и Литолда, сыновей князя Конрада. Именно тогда в семье началась настоящая война. Ольдржих попытался последовать примеру Бржетислава Второго, и пошел просить поддержки немецкого императора. Когда за большие деньги он получил от него обещание помочь, то принялся за дело с оружием. Против Борживоя выступил еще один его двоюродный брат, Сватоплук. Борживой Второй был человек очень мирный, даже можно сказать, боязливый, и меньше всего хотел воевать. Он так боялся заговоров против себя, что постепенно разошелся со всеми своими союзниками, и его двоюродный брат Сватоплук очень легко победил его в 1107-м году. Борживой со своим младшим братом Собеславом нашел убежище в Польше. Он снова просил поддержки немецкого императора, снова за нее заплатил большие деньги, и снова у него ничего не вышло. Единственное, что ему удалось, было то, что Сватоплук попал в немецкий плен. Чешским князем стал брат Сватоплука Отто Второй.
Сватоплук в немецкой тюрьме обещал немецкому императору большие деньги, в случае, если тот поможет вернуться на чешский престол. Это в конце концов удалось, и Сватоплук стал опять князем. И тут он совершил скверный поступок: на основе неправдивого доноса, скорее клеветы, он решил, что один из рода Вршовичей, некий Мутин, предал его полякам. Сватоплук немедленно выдал жестокое приказание: беспощадно истребить весь род Вршовичей, не исключая женщин и детей. Это чудовищное кровопролитие произошло 27-го октября 1108-го года. Из старинного дворянского рода не осталось в живых практически никого. Однако не прошел год, и Сватоплук был сам убит. Историки до сих пор не знают, кем. Смута возобновилась. Сперва князем снова стал Отто Второй. В это время из эмиграции вернулся Борживой. Своего права наследования начал добиваться и третий брат - Владислав. Все три соперника сразились в великой битве под Вышеградом, которую снова пришлось решать немецкому императору. Под новый 1110-ый год в западо-чешском городе Рокыцаны, который был в те времена еще маленькой деревушкой, немецкий император окончательно решил, что чешским князем станет Владислав. Необходимо добавить, что такое решение ему помогла принять хорошая взятка. Несчастный Борживой на много лет попал в немецкий плен. Интересно то, что сам Владислав в 1117-м году на три года позволил ему править, но у неудачника Борживоя вновь не ничего не получилось. Князь Владислав скончался лишь несколько месяцев до смерти летописца Козьмы Пражского. Козьма, таким образом, еще успел увидеть нового чешского князя Собеслава, но его правление входило уже в другую историческую эпоху.

Михал Лаштовичек

Использованы материалы  сайта http://www.radio.cz/ 


Далее читайте:

Ранняя история Чехии по Хронике Козьмы Пражского (план исследования документа)

Чехия (хронологическая таблица)

Правители Чехословакии (указатель имен)

Гудзь-Марков А. В. История славян. Москва, 1997 г.

Козьма Пражский. Чешская хроника, М., 1962.

Потомки Николая I. (Генеалогическая таблица)

Пшемысловичи.  (Генеалогическая таблица)

Пшемысловичи. Потомки Владислава.  (Генеалогическая таблица)

Пшемысловичи. Потомки Оттона.  (Генеалогическая таблица)

Пшемысловичи. Потомки Конрада.  (Генеалогическая таблица)

Сочинения:

Cosmae chronicon boemorum, в кн.: Fontes rerum Bohemicarum, t. 2, Prana, 1874;

Kosmova kronica ceskà, 4 vyd., Prana, 1950; в русском переводе - Чешская хроника, М., 1962.

Литература:

Сказания о начале Чешского государства в древнерусской письменности. М. 1970 г.

История Чехословакии под ред. Санчука Г.Э. и Третьякова П.Н., т.1.М. 1956 г.

История южных и западных славян. М. 1969 г.

Ловмяньский Г. Происхождение славянских государств.  "Вопросы истории" 1977 г. N 12

Регель В., О хронике Козьмы Пражского, "ЖМНП", СПБ, 1890, ч. 270-271;

Ясинский А.Н. Падение земского строя в Чешском государстве (X - XIII вв.) Киев 1895 г.

Třeštik D., Kosmas, 2vyd., Praha, 1972.

Palackÿ F., Würdigung der alten böhmischen Geschichtsschreiber, Praha, 1830.

 

Чешская хроника - Вики

«Чешская хроника» (лат. Chronica Boemorum) — первая хроника на латинском языке, в которой была последовательно и относительно полно изложена история Чехии. В неё вошли сведения об исторических событиях в чешской земле с древнейших времён по первую четверть XII в. При этом «Хроника» не ограничивается чешской национальной историографией, раскрывая также вопросы взаимоотношений различных европейских государств в Х—XII веках.

Автором хроники был декан капитула собора Святого Вита в Праге Козьма Пражский. Являясь ценным историческим источником, особенно в части, касающейся событий, современником которых был Козьма, «Чешская хроника» во многом задала направление последующего развития чешского летописания. Работу над хроникой летописец вёл до своей смерти в 1125 году. Несмотря на некоторые неточности и яркое выражение собственной позиции автора, высокий для той эпохи научный уровень и важность описанных в ней событий выдвигают Козьму Пражского в число одних из самых значительных летописцев средневековой Европы.

«Чешская хроника» Козьмы Пражского, наряду с «Повестью временных лет» Нестора и «Хроникой и деяниями князей или правителей польских» Галла Анонима, имеет фундаментальное значение для славянской культуры и входит в число важнейших источников по истории Чехии и соседних с ней государств.

Содержание хроники

«Хроника» состоит из трёх книг. В оригинальных списках заглавия и нумерация глав отсутствуют, однако в издании Бретхольца была введена нумерация глав арабскими цифрами[1].

Первая книга охватывает историю Чехии, начиная с древних времён и до 1038 года. Книга содержит 2 предисловия и 42 главы. Козьма посвятил её канонику Пражского капитула Гервазию. Описание языческого периода в данной книге основано на древних преданиях, которые во время жизни Козьмы ещё сохранялись в народной памяти. Многие из этих сведений легендарны, но в основе некоторых из них лежат исторические факты. Только при описании начала распространения христианства автор начинает использовать письменные источники, часть из которых указана, а часть так и осталась неизвестной[2][3][4].

Книга начинается со всемирного потопа[6]. Далее Козьма приводит легенду о том, что название Чехии связано с именем легендарного праотца Чеха[7]. Затем он описывает легендарную историю Чехии. При этом в «Хронике» отсутствует какая-то информация о прежних обитателях Чехии, а также информация о прежних местах обитания чехов[8]. Хотя какая-то историческая основа в этих сказаниях присутствует, но в этой части достоверных исторических фактов очень мало[9]. По мнению исследователей, ряд событий и имён выдуман самим автором[4][10]. Только начиная с 14-й главы (крещения князя Борживоя I) повествование опирается на письменные источники. Заканчивается книга смертью князя Яромира (4 ноября 1038 года)[11].

Вторая книга охватывает период с 1039 до 1092 года и описывает правление чешских князей, начиная с Бржетислава I. Она заканчивается смертью Вратислава II. Книга состоит из предисловия и 51 главы и посвящена Клименту, аббату Бржевновского монастыря. Вторая книга основана на сообщениях очевидцев, а также на личных наблюдениях Козьмы, о чём он сообщает в предисловии. При этом данная книга содержит ряд хронологических и фактических ошибок, а также некоторые умолчания[2][3].

Наиболее достоверной и подробной является третья книга, охватывающая период с 1093 до 1125 года. Она состоит из предисловия и 62 глав. Автор является очевидцем описываемых событий, однако при изложении фактов он выражает свою политическую позицию, а также старается избегать критики правителей княжества[2][3]. Начинается книга описанием правления князя Бржетислава II и заканчивается первым годом правления князя Собеслава I — 1125 годом. В этом году Козьма умер, о чём в конце хроники была сделана последняя запись[12].

Стиль и язык хроники

«Хроника», как и большинство других европейских хроник того времени, была написана на латыни. Сам автор называл свой язык «сельским»[13], однако, по мнению позднейших исследователей, язык, которым написана хроника, находился на том же уровне, на котором писались большинство произведений того времени[14]. При этом Козьма использует как латинские слова и выражения классического периода, так и термины средневековой латыни. Кроме того, встречаются и греческие слова[15].

Как и многие другие хронисты того времени, Козьма в своём произведении сохранил традиции античных авторов. По его собственным словам, он относился к «Хронике» как к героическому эпосу[16]. Нередко автор использует мифологические и библейские сюжеты, а также античную поэзию. Иногда он указывает цитируемых авторов, однако чаще цитаты даются без упоминания имён. Для изображения битв используются трафаретные приёмы. В ряде мест Козьма подражает Гомеру, а также чувствуется сильное влияние на автора произведений Гая Саллюстия Криспа, Тита Ливия и Боэция. Вместе с тем, сильно влияние и традиций средневековых хронистов, в первую очередь Регино Прюмского[15].

Язык, которым написана «Хроника», отличается живостью и выразительностью, несмотря на некоторую риторику[3]. В тексте хроники встречается как прозаический текст, так и рифмованный, для которого используются разные стихотворные формы (чаще всего — гекзаметр). Одним из применяемых Козьмой риторических приёмов «Хроники» является использование прямой речи[15].

Источники для создания хроники

Портрет Козьмы Пражского, автора «Хроники» из Лейпцигского списка

На момент создания «Чешской хроники» существовали и другие сочинения по истории Чехии. Однако сочинение Козьмы Пражского было первым последовательным и сравнительно полным её изложением [17].

В предисловии к первой книге Козьма упоминает о том, что «Хроника» была написана во времена правления императора Генриха V (1105—1125), папы Каликста II (1119—1124) и князя Владислава I (1110—1125)[18]. На основании этого, первоначально сложилось мнение, что «Хроника» была создана в период между 1119 и 1125 годами. Однако в современной историографии считается, что «Чешская хроника» является итогом многолетнего труда автора, а указание на время правления отражает только период работы над окончательной редакцией, которую прервала только смерть автора в 1125 году[2].

Поскольку Козьма Пражский получил хорошее образование, он был знаком с классической литературой, западноевропейскими хрониками, чешскими и польскими анналами. Для событий X—XI веков основными источниками послужили жития различных святых, а также Пражские и Краковские анналы. Кроме того, он использовал различные документы из архива Пражского епископства, поскольку он занимал достаточно высокое положение в Пражской церкви и имел к ним доступ. В число этих документов входили папские буллы, императорские грамоты, списки епископов, а также некрологи, содержавшие даты смерти князей и членов их семей. Часть этих документов сейчас утрачена[2][3].

Среди упомянутых самим Козьмой источников можно отметить следующие[19]:

  • привилегии Моравской церкви: по мнению исследователя В. Регеля, имеется в виду грамота моравского архиепископа, датированная 880 годом[20];
  • эпилог Моравии и Чехии: не установлено, какой источник имеется в виду[21];
  • «Житие святого Вацлава»: по мнению исследователей, имеется в виду «Crescente fide», которое было опубликовано в «Fontes rerum Bohemicarum», T. I. Praha, 1873, str. 183—190[22].

Среди других источников следует отметить не сохранившиеся древние Пражские анналы, «Список епископов Пражской церкви» и некрологи собора св. Вита. Также Козьма использовал известия из «Хроники» Регино Прюмского, хотя нигде и не упоминает данный источник. При этом некоторые исследователи, вслед за И. Лозертом, обвиняли Козьму в плагиате из произведения Регино, однако после исследований Душана Тржештика[23] мнение о плагиате было опровергнуто[17].

Достоверность данных хроники

Большинство исследователей «Хроники» отмечали, что Козьма Пражский был добросовестным летописцем. Этим он отличается от некоторых позднейших хронистов. Своей целью при написании «Хроники» Козьма видел воссоздание славного прошлого чешского народа. Для этого он старался отбирать наиболее достоверные факты. При этом он, в большинстве случаев, всегда указывал, где он использовал народные предания, а где — исторические источники (на которые он периодически ссылается) или «рассказы свидетелей, достойных доверия»[24]. Кроме того, автор строго разделяет историю Чехии — до и после введения христианства. Для дохристианской Чехии Козьма Пражский не стал датировать события, даты появляются только начиная с правления князя Борживоя I[25].

При всех своих достоинствах, «Хроника» в некоторых местах содержит ошибки и неточности. Описывая некоторые события (по большей части при освещении «мифологического периода»), автор отходит от своих принципов. По мнению позднейших исследователей, некоторые легенды были выдуманы самим Козьмой. Кроме того, при изложении событий исторического периода иногда присутствуют ошибки в хронологии, причём даты «Хроники» иногда расходятся с датами анналов, которые использовались самим Козьмой. В первую очередь, это касается истории Пражского епископства, которое было основано князем Болеславом I Грозным. Козьма сам упоминает о том, что папа Иоанн XIII даровал грамоту об основании епископства во время правления Болеслава[26]. Однако Козьма не скрывает своего отрицательного отношения к Болеславу I, который был убийцей своего брата, святого Вацлава[27]. И, поскольку в использованных Козьмой анналах был указан неправильный год смерти Болеслава I (967, а не 972 год), автор «Чешской хроники» отнёс основание епископства к периоду правления Болеслава II Благочестивого, сына Болеслава I, произвольно указав 967 год как дату выбора первого епископа. В действительности, первый епископ Детмар был утверждён в 973 (по другой версии в 975) году[28]. Существуют и другие неточности в хронологии[3][4].

Кроме того, в ряде случаев Козьма Пражский не был беспристрастен. Так, в «Хронике» отсутствуют упоминания о Сазавском монастыре?!, в котором проводились славянские литургии. Козьма, который был ярым католиком, отрицательно относился к «схизматикам». Также в «Хронике» полностью отсутствуют упоминания о польском князе Болеславе I Храбром. Образы многих правителей Чехии искажены. Кроме упомянутого выше Болеслава Грозного, сильно чувствуется неприязнь хрониста к князю Вратиславу II. Также в «Хронике» опущены военные успехи князя в 1074—1081 годах и не сообщается о его смерти. Эта неприязнь имеет несколько причин. Козьма был сторонником пражского епископа Яромира, который серьёзно враждовал с Вратиславом. Кроме того, Козьма считал Вратислава приверженцем сазавских схизматиков. Ещё одной причиной было то, что Вышеградский капитул, основанный Вратиславом, был серьёзным конкурентом Святовитского капитула, к которому принадлежал сам Козьма. Для обоснования своих взглядов Козьма приводит поддельную папскую грамоту о запрете славянского богослужения[3][4].

Во многом все неточности и ошибки «Чешской хроники» связаны с тем, что Козьма выступал защитником интересов пражского капитула[4]. При этом он был поборником сильной княжеской власти и сторонником независимости чехов. Эта позиция нашла отражение в хронике, когда автор выступает против феодальных междоусобиц. Кроме того, из текста видно, что Козьма наиболее симпатизирует тем правителям, которые укрепляли христианство и занимались борьбой с язычеством. Вместе с тем, следует учитывать то, что автор опасался говорить правду о правителях Чехии, о чём сообщает прямо[29]. Особенно сильно виден субъективизм автора в третьей книге[24].

Однако в целом «Хроника» является ценным историческим источником, причём не только по истории Чехии, но также по истории ряда соседних государств (Германии, Польши, Венгрии). При этом многие её сведения уникальны. «Хроника» Козьма Пражского, наряду с «Повестью временных лет» Нестора и «Хроникой и деяниями князей или правителей польских» Галла Анонима, имеет фундаментальное значение для славянской культуры и входит в число важнейших источников по истории Чехии и соседних с ней государств[15].

Исследования хроники

Рукописные списки «Чешской хроники»

Классификация списков по Бертольду Бретхольцу[30].

Оригинал «Чешской хроники» не сохранился, в 1923 году Б. Бретхольц на базе сопоставительного исследования 15 списков составил классификацию списков, разделил их на три группы: A, B и C[30]. Впоследствии были обнаружены некоторые отрывки и фрагменты, не учтённые в этой классификации. Впоследствии точность деления на три группы подвергалась критике со стороны Марии Войцеховской[31], однако полноценная замена не была предложена[30]. После Второй мировой войны Лейпцигский и Дрезденский списки длительное время считались утраченными[32], в настоящее время оба списка найдены, хотя Дрезденский список критически повреждён пожаром[30]. Страсбургский список полностью утрачен в результате пожара в 1870 году[33]. Стокгольмский и Будишинский списки в оцифрованном виде общедоступны[33][34].

Название Код Описание
Будишинский список
чеш. Rukopis Budyšínský
A1 12конец XII - начало XIII века Это древнейший список «Хроники», датированный концом XII - началом XIII века. Первоначально список находился в Будишине, но в 1952 году президент ГДР Вильгельм Пик преподнёс его в дар премьер-министру Чехословакии Готвальду[35]. В настоящее время он хранится в библиотеке Национального музея Праги (библиотечный шифр: VIII.F.69)[33]. Список написан на пергаменте и состоит из 73 листов. Он не сохранился полностью: в нем отсутствует первая страница, где были посвящения. Также отсутствуют ещё, в общей сложности, двенадцать страниц из второй и третьей книг. Список написан минускулом, каллиграфически, красными чернилами и содержит глоссы, которые вошли во все остальные списки[32].
Брненский список
чеш. Rukopis Brněnský
чеш. Rukopis Třebíčský
A1a XV Написан между 1439—1468 годами, в бенедиктинском монастыре города Тршебич, обнаружен в 1819 году[33]. Наряду с «Чешской хроникой» содержит и другие произведения, объём самой хроники частично сокращён. В отличие от других списков в нём содержится так называемый устав монастыря Тршебич[30][36]. В настоящее время хранится в Городском архиве города Брно (библиотечный шифр: A101)[30].
Лейпцигский список
чеш. Rukopis Lipský
A2а 12конец XII - начало XIII века Наряду с Будишским является наиболее ранним списоком, его датируют концом XII - началом XIII века. Содержит изображение Козьмы Пражского. В 1839 году он был приобретён и хранился в библиотеке Лейпцигского университета, после Второй мировой войны длительное время считался утерянным[32], в настоящее время найден и хранится в библиотеке (библиотечный шифр: 1324)[30][33].
Карловский список
чеш. Rukopis Karlovský
A2b XV XV В 1415 году списком владел пражский Монастырь августинцев канонов (чешск.)русск., сохранилась только часть, в которую входит первая книга и часть второй книги «Хроники». В настоящее время хранится в библиотеке Пражского капитула (архив Пражского града библиотечный шифр: G 57)[30].
Дрезденский список
чеш. Rukopis Drážďanský
A3a 12конец XII - начало XIII века Датирован концом XII — началом XIII веков. В этом списке «Хроника» разделена на 4 книги,. К ценным особенностям данного списка относится интерполяция Сазавского монаха, так называемая «Сазавская редакция»; и упоминание о польских военнопленных в 1038 году, что позволило предполагать возможное польское происхождение Козьмы Пражского[32][33][30]. Список хранится в Публичной библиотеке (англ.)русск. Дрездена (библиотечный шифр: J 43), во время Второй мировой войны был существенно повреждён пожаром, сохранившаяся часть практически не допускает чтения[33][30].
Венский список
чеш. Rukopis Vídeňský
A3b XIIIXIII Датирован XIII веком, его текст почти дословно совпадает с Дрезденским списком, но в отдельных местах текст испорчен. В настоящее время список хранится в Австрийской национальной библиотеке в Вене (библиотечный шифр: 508)[32][33][30].
Страсбургский список
чеш. Rukopis Štrasburský
A4 12конец XII - начало XIII века Датирован XIII веком, хранился в Городской библиотеке Страсбура (библиотечный шифр: 88)[30], но сгорел во время пожара 1870 года. Текст этого списка был опубликован в 1602 году в первом издании «Чешской хроники» Фреером[32]. Включал первую и часть второй книги, доходил до 1086 года. Содержал поддельный устав Вышеградской капитулы[33][30].
Мюнхенский список
чеш. Rukopis Mnichovský
A4a XV Датирован XV веком, текст в целом совпадает со Страсбургским списком. В тексте первой книги дополнений больше чем в Страсбургском списке, также включает поддельный устав Вышеградской капитулы[33]. В настоящее время хранится в Баварской государственной библиотеке в Мюнхене (библиотечный шифр: 11029)[30].
Стокгольмский список
чеш. Rukopis Stockholmský
лат. Codex Gigas
B XIIIXIII Датирован XIII веком. Из-за своих больших размеров (88 см ширины и 48 см высоты) список получил название «книжного великана» (лат. gigas librorum), текст в нём расположен в 2 колонки по 106 строк в каждом[30]. Данная книга в настоящий момент состоит из 624, сам список в ней занимает всего 21 страницу[37]. Книга была создана для Подлажицкого монастыря (чешск.)русск., впоследствии находился в Седлецкого монастыря (чешск.)русск., Бржевновского и Брумовом монастырях. В 1594 году список передали в Пражский град, но в 1648 году шведы, захватившие во время Тридцатилетней войны Прагу, увезли его в Стокгольм. В настоящее время хранится в Королевской библиотеке в Стокгольме (библиотечный шифр: A 148)[34].
Капитульный список
чеш. Rukopis pražské kapituly
C1a XIV Был переписан не позднее 1343 года[30], по заказу епископа Праги Яна IV (нем.)русск.. Этот список «Хроники» дополнен очень ценными сообщениями на базе какой-то неизвестной нам хроники[30]. В настоящее время хранится в библиотеке Пражского капитула (библиотечный шифр: G 5)[33].
Фюрстенбергский список
чеш. Rukopis Fürstenberský
C1b XV Датирован XV веком. Помимо самой «Хроники» содержит дополнения её продолжателей и первую книгу «Збраславской хроники (чеш. Zbraslavská kronika)»[30]. Хранился в библиотеке Фюрстенбергов в Донауэшингене, откуда перенесён на хранение в библиотеке земли Вюртемберг (англ.)русск. в Штутгарте (библиотечный шифр: 697)[33].
Роудницкий список
чеш. Rukopis Roudnický
C2a XV Датирован XV веком. Обнаружена Ф. Палацким в 1826 году. Наряду с «Чешской хроникой» список содержит продолжения от Кановника Вышеградского (чешск.)русск.[33]. Хранится в библиотеке Лобковицев в Нелагозевес?!(библиотечный шифр: VI. F. bЗ)[30].
Будеевский список
чеш. Rukopis Muzejní
C2b XV Датирован XV веком, в 1840 году был обнаружен в деканстве Ческих-Будеёвиц[33].

Как и Роудницкий список наряду с «Чешской хроникой» включает продолжения (четвёртую книгу) от Кановника Вышеградского, и другие тексты. В настоящее время хранится в библиотеке Национального музея Праги (библиотечный шифр: VIII. D 20)[30].

Бржевновский список
чеш. Rukopis Břevnovský
C3 XVI Датирован XVI веком, в настоящее время хранится в библиотеке Национального музея Праги (библиотечный шифр: Ms. 293)[30].
Второй Венский список нет XVII У Бретхольца только упомянут и не имеет нумерации[32]. Датирован XVII веком, является копией Стокгольмского списка. В настоящее время хранится в Австрийской национальной библиотеке в Вене (библиотечный шифр: 7391)[30].

История исследований

Страница одного из рукописных списков «Хроники»

В XII—XIII веках сведения из «Хроники» Козьмы Пражского часто заимствовались другими хронистами. Начиная с XIV века, хронисты пытались дополнять и интерпретировать сведения «Хроники» в соответствии со своими политическими взглядами. Однако при этом, на протяжении всего средневековья, «Хроника» Козьмы считалась основным источником по древней истории Чехии, а сведения из неё использовались без всякой критики[38].

Ситуация изменилась в конце XVIII века, в связи с выявлением многочисленных фальсификаций в «Хронике» Вацлава Гаека. Поскольку одним из источников для работы Гаека была «Хроника» Козьмы Пражского, то критическому анализу подверглась и она. Первым автором критического анализа «Хроники» стал Гелазий Добнер, который отметил рациональное историческое ядро произведения[39]. В дальнейшем Й. Пубичка[40], Франтишек Пельцель и Йозеф Добровский, видные чешские исследователи конца XVIII — начала XIX века, систематизировали сведения о Козьме Пражском, а также на основании различных списков создали единую редакцию «Хроники», которая была издана Ф. Пельцелем и И. Добровским. В XIX веке «Хроника» подробно исследовалась Ф. Палацким[41] и В. Томеком[42][43]. Палацкий первым указал на то, что в тексте «Хроники» присутствуют позднейшие интерполяции. Кроме того, он высоко оценил творчество Козьмы, показав его роль как основателя чешского летописания. Также Палацкий отметил, что «Хроника» имеет важное значение для того, чтобы воссоздать раннюю историю Чехии[44].

В работах ряда германских исследователей конца XIX — начала XX веков прослеживалась нигилистическая тенденция. Так, А. Дюмлер[45] и В. Ватенбах[46] считали «Хронику» не очень достоверным источником. Крайней позицией здесь стала работа историка И. Лозерта, который отрицал историческое значение «Хроники» Козьмы и обвинял его в фальсификации истории и плагиате[47]. Однако эту позицию подверг критике другой германский исследователь, Бертольд Бретхольц[48], который пришёл к выводу о том, что заимствования Козьмы отражают большую эрудицию автора и являются широко распространённым среди хронистов того времени приёмом[44].

В XX веке исследованиями «Хроники» занимался чешский историк В. Новотный, который в своей работе «Чешская история»[49] подробно рассмотрел «Хронику» Козьмы Пражского, попытавшись увязать её материал с основными моментами развития чешского государства в раннем средневековье. Также он привёл обширную библиографию работ, связанных с исследованием как «Хроники», так и её автора[44]. Позднее исследованиями «Хроники» занимались чешские историки Ф. Граус[50][51], 3. Неедлы[52] и Душан Тржештик[53][54], а также польские историки Б. Кшеменьская[55][56][57][58] и М. Войцеховская[59]. Из работ русской дореволюционной историографии большое значение[32] имеет работа Василия Регеля[60].

Издания «Чешской хроники» на латыни и переводы

Первое издание «Хроники» на латыни было предпринято в 1602 году в Ганновере историком Марквардом Фреером, который на основании Страсбургского списка издал первую книгу сочинения Козьмы Пражского[61]. В 1607 году Фреер выпустил второе издание хроники[62]. В его основу был положен уже Стокгольмский список. Кроме того, в него вошли уже все три книги, однако в этом издании были ошибки, а также искажены имена собственные . В 1620 году второе издание «Хроники» Фреера было переиздано[63], отличаясь от него только титульным листом[64].

Следующее издание «Хроники» предпринял в 1728 году профессор Лейпцигского университета Иоганн Бурхард Менке, который включил её в состав «Scriptores rerum Germanicarum»[65]. За основу было взято второе издание Фреера, кроме того, были добавлены комментарии профессора К. Шварца[64].

В 1783 году чешские исследователи Франтишек Мартин Пельцель и Йозеф Добровский выпустили новое издание «Хроники»[66]. В данном издании, на основании шести известных в то время списков, была создана единая редакция «Хроники». За основу был взят Капитульный список. Для своего времени издание считалось образцовым[64].

Следующее издание в середине XIX века предпринял Рудольф Кёпке, включивший «Хронику» в состав «Monumenta Germaniae Historica»[67]. В этом издании уже было использовано 13 списков «Хроники», а за основу был положен Будишский список. Кроме того, в издании были обширные примечания, а также была добавлена вводная статья о Козьме Пражском и его произведении.

В 1854 году французский аббат Жак Поль Минь включил «Хронику» в состав первой части «Латинской патрологии» (лат. Patrologia Latina) — «Patrologiae cursus completus»[68]. Данное издание было перепечаткой издания Кёпке, при этом были допущены текстологические ошибки[64].

В 1854 году новое издание предпринял чешский историк Йозеф Эмлер[69]. За основу было взято издание Кёпке, однако Эмлер использовал ещё шесть новых списков (Капитульный, Бржевновский, Роудницкий, Фюрстспбергский, Брпенский, Карловский). Кроме того, в издании были обширные примечания и вводная статья, в которой была дана характеристика всех использованных списков, а также была предпринята попытка интерпретировать различные события и даты «Хроники» по вопросам биографии Козьмы Пражского. При этом в издании впервые содержался перевод «Хроники» на чешский язык, выполненный К. Томеком[64].

В 1923 году новое издание «Хроники» в составе «Monumenta Germaniae Historica» предпринял Бертольд Бретхольц[70]. В его основу был положен Будишский список. По сравнению с предыдущими изданиями был использован ещё и Брненский список. Особенностью данного издания было то, что Бретхольц в вводной статье привёл полную характеристику всех рукописных списков. Также он достаточно подробно осветил биографию Козьмы Пражского и дал характеристику литературных особенностей «Хроники». Кроме того, в издании приведены обширные текстологические комментарии, в которых представлены различные мнения по достоверности дат и разных моментов «Хроники». Данное издание долго считалось лучшим изданием «Хроники», однако в 1957 году польский исследователь М. Войцеховская провела новое сопоставление сохранившихся списков «Хроники» и подвергла издание Бретхольца серьёзной критике[64][71]. В 1995 году это издание «Хроники» было переиздано в «Monumenta Germaniae Historica».

Кроме изданий «Хроники» на латыни, существуют её переводы на немецком, чешском, английском, польском и русском языках. На чешском языке первый перевод выполнил К. Томек для издания хроники Эмлером. Существуют ещё несколько переводов на чешский язык. Для изданий 1929 и 1947 годов перевод выполнил К. Грдина. Перевод 1947 года неоднократно переиздавался, редакторами были Мария Благова и Магдалена Моравова. Последнее издание вышло в 2011 году.

На русский язык хроника впервые была переведена в 1962 году в издательстве Академии наук СССР. За основу было взято издание Бретхольца. Перевод выполнил Генрих Санчук.

Публикации хроники

На латыни
  • Cosmae Pragensis ecclesiae clecani Chronica Bohemorum // Rerum Bohemicarum antiqui scriptores / М. Freher. — Hanoviae, 1602.
  • Cosmae Pragensis ecclesiae decani Chronicae Bohemorum libri III / М. Freher. — Hanoviae, 1607.
  • Cosmae Pragensis esslesiae decani Chronicae Bohemorum III. Altera editio / М. Freher. — Hanoviae, 1620.
  • Cosmae Pragensis ecclesiae decani Chronica Bohemorum // Scriptores rerum Germanicarum, B. I / J. B. Mencken. — Lipsiae, 1728.
  • Cosmae ecclesiae Pragensis decani Chronicon Bohemorum // Scriptores rerum Bohemicarum. T. I / F. Perlсel, J. Dоbrоvskу. — Pragae, 1783.
  • Cosmae Chronica Boemorum. // Monumenta Germaniae Historica. Scriptores. T. IX / R. Кoeрke. — Hannoverae, 1851.
  • Cosmae Pragensis Chronica // Patrologiae cursus completus. Series latina. T. 166 / J. P. Migne. — Cosmae Pragensis Chronica.— «Patrologiae cursus completus. Series latina». T. 166, 1854.
  • Cosmae Chronicon Boemorum // Fontes rerum Bohemicarum. T. II / J. Emler. — Praha, 1874.[72]
  • Die Chronik der Böhmen des Cosmos von Prag // Monumenta Germaniae Historica. Scriptores rerum Germanicarum. Nova series. T. II / В. Вrethоlz (Hrsg.). — Berlin, 1923.
На чешском
  • Kosmova kronika česká / Hrdina К.. — Praha: Melantrich, 1929. — С. 203.
  • Kosmova kronika česká / Hrdina К.. — Praha: Melantrich, 1947. — С. 203.
  • Kosmas. Kronika česká / Hrdina К., Bláhová M.. — Praha: Svoboda, 1972. — С. 261.
  • Kosmova kronika česká / Hrdina К., Bláhová M.. — Praha: Svoboda, 1975. — С. 260.
  • Kosmas - Kronika Čechů / Hrdina K., Bláhová M, Moravová M.. — Прага: Argo, 2011. — 285 p. — ISBN 978-80-257-0465-3.
На польском
  • Kronika czeska / Kownасki A.. — Warszawa, 1823.
  • Kosmasa Kronika Czechów / wyd. Maria Wojciechowska. — Warszawa: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 1968. — 459 p.
  • Kosmasa Kronika Czechów / wyd. Maria Wojciechowska. — Wrocław, 2006. — 459 p.
На немецком
  • Des Decans Comas Chronik von Bohmen / Grandauer G.. — Leipzig, 1885.
На английском
  • Cosmas of Prague. The chronicle of the Czechs / Lisa Wolverton. — Catholic University of America Press, 2009. — ISBN 9780813215709.
На русском
  • Козьма Пражский. Чешская хроника / Пер. Г. Э. Санчук. — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1962. — 296 с. — (Памятники средневековой истории народов Центральной и Восточной Европы). — 1500 экз.
  • Козма Пражский. Чешская хроника // Козьма Пражский, Галл Аноним. Чешская хроника. Хроника и деяния князей, или правителей, польских. — Рязань: Александрия, 2009. — С. 9—248. — ISBN 978-5-94460-082-0.

Влияние хроники на чешскую историографию

«Хроника», законченная в 1125 году, получила широкую известность в Чехии. Она не раз переписывалась, а некоторые хронисты её продолжали. Так, пражский каноник Гервазий, друг и соратник Козьмы, дополнил «Хронику» вставками из Пражских, Краковских и Мецких анналов. Кроме того, он сделал литературную обработку «Хроники». Хроника дополнялась и в разных монастырях. Известны дополненные хроники Сазавского монастыря?! (доведена до 1162 года, кроме того, с 932 года были сделаны дополнения из истории Сазавского и Бржевновского монастырей на основе некрологов, анналов и актов этих монастырей), а также Вышеградского монастыря (доведена до 1142 года). Эти авторы известны в историографии как «первые продолжатели Козьмы»[3][73].

Страница Хроники Винцентия

Существуют также продолжения, доводящие изложение чешской истории до 1283 года. Наиболее обстоятельными были дополнения, сделанные пражским каноником Винцентием (чешск.)русск. (доведена до 1167) и аббатом Миловичского монастыря (чешск.)русск. Герлахом (Ярлох (чешск.)русск. (доведена до 1198 года, однако сохранилась только частично)[3]. Кроме того, есть цикл хроник, написанных анонимными авторами, которые имеют вид анналов, а также содержат подробные описания сюжетов. Эти сочинения являются разрозненными и не представляют собой единого целого, однако в них чувствуется сильное влияние творчества Козьмы Пражского. Этот цикл хроник, авторами которого, судя по всему, были представители пражского духовенства, в историографии называют «Вторыми продолжателями Козьмы»[73].

Кроме продолжений, существовали хроники, написанные в подражание «Хронике» Козьмы Пражского. В них использовались сведения из сочинений Козьмы и его продолжателей. Одной из таких хроник была «Збраславская хроника (чеш. Zbraslavská kronika)», написанная в начале XIV века. Её стиль во многом повторяет стиль «Хроники» Козьмы Пражского. Также на «Хронике» Козьмы Пражского основана созданная в начале XIV века рифмованная «Далимилова хроника» (доведена до 1310 года) — первое историческое повествование, которое было написано на чешском языке[3]. В середине XV века была создана «Хроника» Франтишека Пражского (охватывает период от начала правления Вацлава I и до 1316 года), первые главы которой были основаны на «Вторых продолжателях Козьмы». Также «Хроника» Козьмы Пражского (до 1125 года) использовалась в «Хронике» Пршибика Пулкавы из Раденина (чешск.)русск., охватывающей события «от начала земли чешской» до периода правления короля Яна Слепого. При этом Пришибик Пулкава исправил некоторые ошибки Козьмы. Влияние Козьмы Пражского ощущается и ещё в двух хрониках XIV века: «Чешской хронике» флорентийца Джованни Мариньола, жившего некоторое время при дворе императора Карла IV (доведена до 1283 года), и «Хронике» Неплаха, аббата бенедиктинского монастыря в Опатовицах над Лабой (чешск.)русск.[38].

В XV веке популярность «Хроники» Козьмы Пражского снизилась. Во многом это было связано с Гуситскими войнами — Козьма был католическим священником, и сведения, сообщаемые им, были неприемлемы для сторонников преобразования церкви. Однако некоторые хронисты заимствовали сведения из «Хроники» Козьмы непосредственно или через заимствования «Хроники» Пулкавы (примером может служить «Хроника об основании чешской земли и первых её обывателях» Мартина Кутен из Шпринсберка). Также некоторые сведения из «Хроники» Козьмы заимствовал Вацлав Гаек из Либочан в своей «Чешской хронике», но в его работе было много фальсификаций истории, которые были разоблачены в XVIII веке. Одновременно ревизии подверглись и некоторые сведения из «Хроники» Козьмы Пражского[38].

Примечания

  1. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 1, прим. 1. — С. 28.
  2. 1 2 3 4 5 Санчук Г. Э. Предисловие к «Чешской хронике». — С. 11—14.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Люблинская А. Д. Источниковедение истории средних веков. — С. 248—250.
  4. 1 2 3 4 5 Лаптева Л. П. Хроника Козьмы Пражского и её использование в чешской историографии позднего средневековья. — С. 131—133.
  5. Вельмезова Е. Чех, Лех и Рус : В поисках мифических первопредков // Родина. — 2001. — Вып. 1/2. — С. 26-28.
  6. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 1, 1. — С. 32.
  7. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 1, 2. — С. 32—34.
  8. Регель В. Э. О хронике Козьмы Пражского. — С. 224.
  9. Регель В. Э. О хронике Козьмы Пражского. — С. 226.
  10. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 1, прим.37. — С. 32.
  11. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 1, 42. — С. 98.
  12. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 3, 62. — С. 243.
  13. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 2, Предисловие, прим. 7. — С. 100—101.
  14. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 1, Предисловие, прим. 7. — С. 28—32.
  15. 1 2 3 4 Санчук Г. Э. Предисловие к «Чешской хронике». — С. 15—17.
  16. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 3, 62, прим. 140. — С. 241.
  17. 1 2 Санчук Г. Э. Предисловие к «Чешской хронике». — С. 14.
  18. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 1, Предисловие (2). — С. 31.
  19. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 1, 15. — С. 59.
  20. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 1, прим. 116. — С. 59.
  21. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 1, прим. 117. — С. 59.
  22. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 1, прим. 118. — С. 59.
  23. D. Trestik. Cosmas a Regino // Československý časopis historický. — 1960. — № 4. — P. 567—587.
  24. 1 2 Санчук Г. Э. Предисловие к «Чешской хронике». — С. 13—15.
  25. Регель В. Э. О хронике Козьмы Пражского. — С. 222—223.
  26. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 1, 22. — С. 65—67.
  27. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 1, 21. — С. 65.
  28. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 1, 23, прим. 146 и 149. — С. 67—68.
  29. Козьма Пражский. Чешская хроника, кн. 3, Предисловие. — С. 172—173.
  30. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 Kosmas - Kronika Čechů / Hrdina K., Bláhová M., Moravová M.. — Прага: Argo, 2011. — P. 5-23. — 285 p. — ISBN 978-80-257-0465-3.
  31. Wojciechowska, Maria. O nowej edycji kroniki Kosmasa z Pragi (польск.) // Studia Zródloznawcze. — 1974. — Ed. 18. — S. 123-133.
  32. 1 2 3 4 5 6 7 8 Санчук Г. Э. Предисловие к «Чешской хронике». — С. 20—22.
  33. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Budyšínský rukopis Kosmovy kroniky (чешск.). Manuscriptorium. Дата обращения: 20 января 2012.
  34. 1 2 Codex mixtus (чешск.). Manuscriptorium. Дата обращения: 20 января 2012.
  35. Jan Horák. Senzace v Národním muzeu: K vidění je Kosmova kronika (чешск.). denik.cz (18.2.2011). Дата обращения: 20 февраля 2012.
  36. František Vondrák. Spojí obce ze zakládací listiny třebíčského kláštera (чешск.). denik.cz (19.02.2012). Дата обращения: 19 февраля 2012.
  37. ↑ Kosmova kronika (неопр.). kb.se. Дата обращения: 22 февраля 2012.
  38. 1 2 3 Лаптева Л. П. Хроника Козьмы Пражского и её использование в чешской историографии позднего средневековья. — С. 135—138.
  39. Dobner G. Wenceslai Hagec a Liboczan Annales Bohemorum.. — Pragae, 1761. — S. 172.
  40. Pubitschka J. Chronologische Geschichte Bohmens. — Bd. I—III. — Leipzig—Pragae, 1770—1773.
  41. Раlасký F. Dějiny národa českého. — D. I. — Praha, 1894.
  42. Tomek W. Apologie der altesten Geschichte Bohniens. — Prag, 1863.
  43. Tomek W. Dějepis města Prahy. — D. I. — Praha, 1855.
  44. 1 2 3 Санчук Г. Э. Предисловие к «Чешской хронике». — С. 17—19.
  45. Duemmlеr A. Bohemiae condicione Carolis imperantibus. — Lipsiae, 1854.
  46. Wattenbach W. Deutschlands Geschichtsquellen im Mittelalter bis zur Mitte des XIII. — Jhdts. Bd. II, 6. Aufl.. — Stuttgart — Berlin, 1893.
  47. Loserth J. Studien zu Cosmas von Prag // Archiv fuer oesterreichische Geschichte. — Wien, 1880. — Т. LXI. — S. 3—32.
  48. Вrethоlz В. Die Chronik der Bohmen des Cosmas von Prag // Monumenta Germaniae Historica. Scriptores rerum Germanicarum. Nova series.. — Т. II. — S. XXVII.
  49. Novotný V. České dějiny. — D. I. — 2. — Praha, 1913.
  50. Graus F. Dějiny venkovského lidu. — D. I. — Praha, 1953. — S. 53—56, 227—289.
  51. Граус Ф. К вопросу о происхождении княжеской власти // Вопросы истории. — М., 1959. — № 4. — С. 138—155.
  52. Nеjedlý Z. Staré pověsti české. — Praha, 1953. — S. 7—9.
  53. Trestik D. Cosmas a Regino // Československý časopis historický. — 1960. — № 4. — S. 573.
  54. Trestik D. Kosmova kronika: Studie k počátkům českého dějepisectví a politického myšlení. — Academia, 1968. — S. 251.
  55. Krzemieńska В. W sprawie chronologii wyprawy Brzetysława I na Polskę // Zeszyty naukowe Uniwersytetu Łódzkiego. Nauki humanistyczno-społeczne. — Seria I. — Zesz. 12. — Łódź, 1959. — S. 23—37.
  56. Krzemieńska В. Polska i Polacy w opinii czeskiego kronikarza Kosmasa // Zeszyty naukowe Uniwersytetu Łódzkiego. Nauki humanistyczno—społeczne. — Seria I. — Zesz. 15. — Łódź, 1960. — S. 75—95.
  57. Krzemieńska В. Kronika Kosmasa jako źródło do dziejów wojskowości // Studia i materiały do historii wojskowości.. — Warszawa, 1960. — Т. VI—VII. — S. 57—99.
  58. Krzemieńska В., Trestik D. O dokumencie praskim z roku 1086 // Studia źródłoznawcze. — 1960. — Т. V. — S. 79—88.
  59. Wоjсiechоwska М. Kosmas z Pragi a benedyktyni // Opuscula Casimiro Tymieniecki septuagenario dedicata. — Poznań, 1959. — S. 345—354.
  60. Регель В. Э. О хронике Козьмы Пражского. — СПб.: ЖМНП, 1890.
  61. ↑ Cosmae Pragensis ecclesiae clecani Chronica Bohemorum // Rerum Bohemicarum antiqui scriptores / Freher М.. — Hanoviae, 1602.
  62. ↑ Cosmae Pragensis ecclesiae decani Chronicae Bohemorum libri III / Freher М.. — Hanoviae, 1607.
  63. ↑ Cosmae Pragensis esslesiae decani Chronicae Bohemorum III. Altera editio / Freher М.. — Hanoviae, 1620.
  64. 1 2 3 4 5 6 Санчук Г. Э. Предисловие к «Чешской хронике». — С. 22—24.
  65. ↑ Cosmae Pragensis ecclesiae decani Chronica Bohemorum // Scriptores rerum Germanicarum. — B. I / J. B. Mencken. — Lipsiae, 1728.
  66. ↑ Cosmae ecclesiae Pragensis decani Chronicon Bohemorum // Scriptores rerum Bohemicarum. — T. I / Perlсel F., Dоbrоvskу J.. — Pragae, 1783.
  67. ↑ Cosmae Chronica Boemorum // Monumenta Germaniae Historica. Scriptores. / R. Кoeрke. — Hannoverae, 1851. — Т. IX.
  68. Migne J. P. Cosmae Pragensis Chronica // Patrologiae cursus completus. Series latina. — 1854.
  69. ↑ Cosmae Chronicon Boemorum // Fontes rerum Bohemicarum / Emler J.. — Praha, 1874. — Т. II.
  70. ↑ Die Chronik der Böhmen des Cosmos von Prag // Monumenta Germaniae Historica. Scriptores rerum Germanicarum. Nova series / Вrethоlz В. (Hrsg.). — Berlin, 1923. — Т. II.
  71. Wojciechowska M. Ze studiów nad rękopisami Kosmasa // Sborník historický. — Praha, 1957. — Вып. 5. — С. 18.
  72. ↑ Содержит также перевод «Хроники» на чешский язык, выполненный К. Томеком.
  73. 1 2 Лаптева Л. П. Хроника Козьмы Пражского и её использование в чешской историографии позднего средневековья. — С. 133.

Литература

Ссылки

КОЗЬМА ПРАЖСКИЙ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 14. Москва, 2009, стр. 428

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Л. П. Лаптева

КОЗЬМА́ ПРА́ЖСКИЙ (лат. Cosmas Pra­gen­sis, чеш. Kosmas) (ок. 1045 – 21.10.1125), пер­вый чеш. хро­нист, ро­до­на­чаль­ник чеш. ис­то­рио­гра­фии. Из знат­но­го ро­да, об­ра­зо­ва­ние по­лу­чил в Пра­ге и Лье­же (Флан­д­рия). В сви­те имп. Ген­ри­ха IV Са­лия по­се­тил ряд ев­роп. стран, за­тем за­нял долж­ность праж­ско­го ка­но­ни­ка и де­ка­на со­бо­ра Св. Вит­та (с 1110). Час­то при­сут­ст­во­вал на ме­ж­ду­нар. встре­чах праж­ско­го и оло­мо­уц­ко­го епи­ско­пов. Ок. 1119–25 соз­дал свой гл. труд – «Чеш­скую хро­ни­ку» («Chronica Bоёmо­rum»), в ко­то­рой опи­сал со­бы­тия в чеш. зем­ле с древ­ней­ших вре­мён до 1-й четв. 12 в. «Чеш­ская хро­ни­ка» на­пи­са­на на лат. яз. и со­сто­ит из трёх книг (час­тей). В 1-й кни­ге на ле­ген­дар­ном ма­те­риа­ле ос­ве­ща­ет­ся древ­ней­ший пе­ри­од ис­то­рии чеш. и польск. на­ро­дов, вре­мя язы­че­ст­ва и на­ча­ла рас­про­стра­не­ния хри­сти­ан­ст­ва (до 1038). 2-я кни­га по­ве­ст­ву­ет о пе­рио­де с 1039 по 1092. Эта часть ос­но­ва­на на ис­то­рич. ис­точ­ни­ках, уст­ной тра­ди­ции и собств. ав­тор­ских на­блю­де­ни­ях. Наи­бо­лее под­роб­но из­ло­же­ны со­бы­тия в 3-й кни­ге, по­свя­щён­ной пе­рио­ду 1092–1125, со­вре­мен­ни­ком ко­то­рых был К. П. В ней яр­ко вы­ра­же­на субъ­ек­тив­ная по­зи­ция ав­то­ра в от­но­ше­нии оце­нок про­ис­хо­дя­ще­го и дея­тель­но­сти отд. лиц. «Чеш­ская хро­ни­ка» – вы­даю­щее­ся яв­ле­ние ср.-век. ис­то­рио­пи­са­ния; дол­гое вре­мя она счи­та­лась в ис­то­рио­гра­фии важ­ней­шим ис­точ­ни­ком по ис­то­рии ди­на­стии Прже­мы­сло­ви­чей и ис­то­рии Церк­ви и ока­за­ла ог­ром­ное влия­ние на ис­торио­гра­фию Но­во­го вре­ме­ни. Од­на­ко совр. ис­сле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что в «Чеш­ской хро­ни­ке» со­дер­жит­ся мно­го оши­бок – как в из­ло­же­нии ис­то­рич. фак­тов, так и в хро­но­ло­гии, и от­но­сят её к чис­лу вы­даю­щих­ся не ис­то­ри­че­ских, а лит. про­из­ве­де­ний. Ори­ги­нал «Чеш­ской хро­ни­ки» не со­хра­нил­ся, из­вест­но 15 её спи­сков; про­из­ве­де­ние не­од­но­крат­но пе­ре­во­ди­лось на разл. ев­роп. язы­ки.

Чешская хроника - первая хроника на латинском языке, в которой была последовательно и относительно полно изложена история Чехии. Написана предположительно в 111

                                     

4. Достоверность данных хроники

Большинство исследователей "Хроники" отмечали, что Козьма Пражский был добросовестным летописцем. Этим он отличается от некоторых позднейших хронистов. Своей целью при написании "Хроники" Козьма видел воссоздание славного прошлого чешского народа. Для этого он старался отбирать наиболее достоверные факты. При этом он, в большинстве случаев, всегда указывал, где он использовал народные предания, а где - исторические источники на которые он периодически ссылается или "рассказы свидетелей, достойных доверия". Кроме того, автор строго разделяет историю Чехии - до и после введения христианства. Для дохристианской Чехии Козьма Пражский не стал датировать события, даты появляются только начиная с правления князя Борживоя I.

При всех своих достоинствах, "Хроника" в некоторых местах содержит ошибки и неточности. Описывая некоторые события по большей части при освещении "мифологического периода", автор отходит от своих принципов. По мнению позднейших исследователей, некоторые легенды были выдуманы самим Козьмой. Кроме того, при изложении событий исторического периода иногда присутствуют ошибки в хронологии, причём даты "Хроники" иногда расходятся с датами анналов, которые использовались самим Козьмой. В первую очередь, это касается истории Пражского епископства, которое было основано князем Болеславом I Грозным. Козьма сам упоминает о том, что папа Иоанн XIII даровал грамоту об основании епископства во время правления Болеслава. Однако Козьма не скрывает своего отрицательного отношения к Болеславу I, который был убийцей своего брата, святого Вацлава. И, поскольку в использованных Козьмой анналах был указан неправильный год смерти Болеслава I 967, а не 972 год, автор "Чешской хроники" отнёс основание епископства к периоду правления Болеслава II Благочестивого, сына Болеслава I, произвольно указав 967 год как дату выбора первого епископа. В действительности, первый епископ Детмар был утверждён в 973 по другой версии в 975 году. Существуют и другие неточности в хронологии.

Кроме того, в ряде случаев Козьма Пражский не был беспристрастен. Так, в "Хронике" отсутствуют упоминания о Сазавском монастыре, в котором проводились славянские литургии. Козьма, который был ярым католиком, отрицательно относился к "схизматикам". Также в "Хронике" полностью отсутствуют упоминания о польском князе Болеславе I Храбром. Образы многих правителей Чехии искажены. Кроме упомянутого выше Болеслава Грозного, сильно чувствуется неприязнь хрониста к князю Вратиславу II. Также в "Хронике" опущены военные успехи князя в 1074 - 1081 годах и не сообщается о его смерти. Эта неприязнь имеет несколько причин. Козьма был сторонником пражского епископа Яромира, который серьёзно враждовал с Вратиславом. Кроме того, Козьма считал Вратислава приверженцем сазавских схизматиков. Ещё одной причиной было то, что Вышеградский капитул, основанный Вратиславом, был серьёзным конкурентом Святовитского капитула, к которому принадлежал сам Козьма. Для обоснования своих взглядов Козьма приводит поддельную папскую грамоту о запрете славянского богослужения.

Во многом все неточности и ошибки "Чешской хроники" связаны с тем, что Козьма выступал защитником интересов пражского капитула. При этом он был поборником сильной княжеской власти и сторонником независимости чехов. Эта позиция нашла отражение в хронике, когда автор выступает против феодальных междоусобиц. Кроме того, из текста видно, что Козьма наиболее симпатизирует тем правителям, которые укрепляли христианство и занимались борьбой с язычеством. Вместе с тем, следует учитывать то, что автор опасался говорить правду о правителях Чехии, о чём сообщает прямо. Особенно сильно виден субъективизм автора в третьей книге.

Однако в целом "Хроника" является ценным историческим источником, причём не только по истории Чехии, но также по истории ряда соседних государств. При этом многие её сведения уникальны. "Хроника" Козьма Пражского, наряду с "Повестью временных лет" Нестора и "Хроникой и деяниями князей или правителей польских" Галла Анонима, имеет фундаментальное значение для славянской культуры и входит в число важнейших источников по истории Чехии и соседних с ней государств.

Чешская хроника (fb2) | КулЛиб

Чешская хроника (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно - Чешская хроника (пер. Г. Э. Санчук) 1.09 Мб, 269с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Козьма Пражский

Настройки текста:

Цвет фоначерныйсветло-черныйбежевыйбежевый 2персиковыйзеленыйсеро-зеленыйжелтыйсинийсерыйкрасныйбелыйЦвет шрифтабелыйзеленыйжелтыйсинийтемно-синийсерыйсветло-серыйтёмно-серыйкрасныйРазмер шрифта14px16px18px20px22px24pxШрифтArial, Helvetica, sans-serif"Arial Black", Gadget, sans-serif"Bookman Old Style", serif"Comic Sans MS", cursiveCourier, monospace"Courier New", Courier, monospaceGaramond, serifGeorgia, serifImpact, Charcoal, sans-serif"Lucida Console", Monaco, monospace"Lucida Sans Unicode", "Lucida Grande", sans-serif"MS Sans Serif", Geneva, sans-serif"MS Serif", "New York", sans-serif"Palatino Linotype", "Book Antiqua", Palatino, serifSymbol, sans-serifTahoma, Geneva, sans-serif"Times New Roman", Times, serif"Trebuchet MS", Helvetica, sans-serifVerdana, Geneva, sans-serifWebdings, sans-serifWingdings, "Zapf Dingbats", sans-serif

Насыщенность шрифтажирныйОбычный стилькурсивШирина текста400px500px600px700px800px900px1000px1100px1200pxПоказывать менюУбрать менюАбзац0px4px12px16px20px24px28px32px36px40pxМежстрочный интервал18px20px22px24px26px28px30px32px


Козьма Пражский Чешская хроника

ПРЕДИСЛОВИЕ

Родоначальником чешской историографии, автором первой «Чешской хроники» («Chronica boemorum») является пражский каноник, декан капитула собора св. Вита — Козьма Пражский. В обширной литературе, посвященнрй «Чешской хронике» Козьмы, за ним утвердилась слава «Геродота чешской истории»[1].

Значение «Хроники» Козьмы Пражского определяется, на наш взгляд, тремя моментами. Во-первых, охватывая историю чешской земли с древнейших времен по первую четверть XII в. («Хроника» оканчивается годом смерти ее автора — 1125 г.) и являясь первой хроникой Чехии, это произведение, несмотря на некоторые неточности в хронологии и вполне понятный субъективизм автора, по многим вопросам остается единственным письменным источником ранне-феодальной Чехии. Во-вторых, «Хроника» во многом предопределила развитие чешского летописания в последующее время[2]. В-третьих, она выходит за рамки чешской национальной историографии, раскрывая взаимоотношения различных государств (Германии, Польши, Венгрии) в Х — XII вв., а высокий, для того времени, научный ее уровень и значение описанных в ней событий выдвигают автора «Хроники» в число виднейших хронистов средневековой Европы[3].

Мы имеем возможность составить себе довольно ясное представление об авторе «Хроники» и его времени. Источником этих сведений является само произведение.

В тех рукописных списках, которые сохранили текст всей «Хроники», в конце сделана приписка о дате смерти Козьмы Пражского (21 октября 1125 г.). Сопоставление существующих списков «Хроники» дает основание предполагать, что эта приписка была внесена в рукопись «Хроники» одним из ее переписчиков[4].

Все биографы Козьмы Пражского обратили внимание на то, что под 1125 г. (К, III, 59)[5] автор назвал себя 80-летним старцем. Поэтому одни, следуя этому указанию Козьмы, считают, что он родился в 1045 г.[6] Сообщение хрониста, что в 1074 г. он находился еще в школе (К, II, 34), заставило других исследователей предположить, что хронист родился несколько позднее, ибо в противном случае в 1074 г. Козьме должно было быть 29 лет, — мало вероятно, чтобы он в этом возрасте мог быть учеником[7]. Наконец, некоторые считают, что, называя себя 80-летним, Козьма имел в виду лишь вступление в восьмой десяток своей жизни[8]. Полагаем, что наиболее правильным будет считать датами жизни Козьмы Пражского 1045 — 1125 гг.

Исследователи разошлись также в определении национальной принадлежности Козьмы Пражского. Поводом для этого послужило сообщение Козьмы под 1039 г. о том, что в толпе пленных, приведенных из польского похода чешским князем Бржетиславом, был его (Козьмы) «attavus» (что в дословном переводе означет «предок»), которого хронист называет своим коллегой по духовному званию. Эти данные послужили некоторым историкам, особенно немецким и польским, основанием для вывода о польском происхождении Козьмы[9]. Гипотеза эта, как нам представляется, мало вероятна. Более убедительны, на наш взгляд, аргументы исследователей Ф. Пельцеля и И. Добровского, которые в своем издании «Хроники» указали, что под термином «attavus» Козьма мог иметь в виду просто старого священника, с которым вместе служил в молодые годы и которого называл «прадедом»[10]. И. Эмлер и В. Томек в предисловии к своему изданию «Хроники» также показали, сколь мало вероятно, чтобы Козьма сотрудничал со своим прадедом[11].

Из «Хроники» можно почерпнуть и некоторые сведения о семейном положении Козьмы. Автор «Хроники» имел жену, о смерти которой он сообщает под 1117 г. (К, III, 43), а также сына, по имени Генрих. Долгое время шла дискуссия по вопросу о возможности отождествления последнего с известным оломуцким епископом Генрихом Эдиком (1126 — 1151). Противники этой гипотезы[12] исходили из того, что она построена на фальсифицированном документе о происхождении оломуцкого епископа[13]. Этот фальсификат ввел в заблуждение виднейших исследователей[14]. Однако новейшие исследования вопроса подтвердили указанную гипотезу[15].

Козьма Пражский происходил, очевидно, из зажиточного шляхетского рода[16]. Первоначальное образование Козьма получил в Пражской кафедральной школе, а завершил за границей, в Льеже (Лютихе), где изучал, по его собственным словам, «грамматику и диалектику» у магистра Франка. Уже с начала XI в. Льеж был известен как видный центр латинского образования. Магистр Франк, у которого учился Козьма, был знаменитым схоластом, о чем свидетельствуют его современники



Чешская этатизационная легенда в средневековой хронистике Текст научной статьи по специальности «История и археология»

История и культура славянского мира

УДК 433.9 ББК 63.3

Мельников Георгий Павлович,

кандидат исторических наук, профессор, Институт славяноведения, Российская академия наук, Ленинский прост, 32 а, 119334 г. Москва, Российская Федерация;

декан факультета культурологии ФГБОУ ВПО «Государственная академия славянской культуры», Хибинский проезд, д. 6., 129337Москва, Российская Федерация

E-mail: [email protected]

ЧЕШСКАЯ ЭТАТИЗАЦИОННАЯ ЛЕГЕНДА В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ХРОНИСТИКЕ

Аннотация: Чешская раннесредневековая легенда о возникновении государства, возникшего в результате требования племени чехов об установлении княжеской власти, реализованного посредством брака пророчицы Либуше (Libuse) и пахаря Пршемысла (Premysl), оказала чрезвычайно важное влияние на чешскую культуру и общественное сознание. Она являлась одним из главных национальных исторических преданий чехов на протяжении всего Средневековья и повлияла на формирование чешской идентичности. Предпринятое сравнение текстов легенды, содержащихся в различных хрониках XI-XVI вв., показывает обусловленную историческими событиями актуализацию легенды через детали и смысловые оттенки при сохранении её основного смысла. Он состоит в идее богоизбранности правящей династии Пршемысловцев (Premyslides), двуединстве государственного и церковного начал в чешском общественном сознании, демократичности (пахарь становится князем), близости верховной власти к простому народу, патриотизме.

Ключевые слова: Чехия, государственность, легенда, Средневековье, хроники, общественная мысль, патриотизм.

В формировании чешской государственной идеологии в Средние века центральное место заняла мифологема происхождения чешского государства, сформированная на рубеже XI-XII вв. в «Чешской хронике» Козьмы Пражского. Это — ставшая знаменитой легенда о пророчице Либуше, сюжет которой сводится к следующему. Либуше, дочь князя Крока, в языческие времена правила племенем чехов до тех пор, пока знатные люди не потребовали установления мужской наследственной власти. По указанию Либуше был призван на княжение пахарь Пршемысл, взявший её замуж и положивший начало династии Пршемысловцев, правившей

© Мельников Г. П., 2014

Чехией вплоть до убийства последнего её представителя Вацлава III в 1306 г. Сама же Либуше пророчествовала о грядущей славе Праги как столице Чехии и о чешских национальных святых.

Легенда о Либуше и Пршемысле-пахаре стала главной этатизационной легендой в сознании чешского средневекового социума, которую дополняло этногенети-ческое предание о происхождении чехов от хорватов и легенда о трёх братьях — Чехе, Лехе и Русе, акцентировавшие сознание славянской общности.

Легенда о Либуше и Пршемысле-пахаре глубоко укоренилась в чешском обществе. Рассказ Козьмы Пражского повторяют, с некоторыми дополнениями и изменениями в деталях, все последующие чешские хронисты вплоть до XVI в. Легенда вошла в культурное сознание чешского народа, став одной из главных составных частей историко-культурного наследия. К ней неоднократно обращались мастера изобразительного искусства от позднего Средневековья до наших дней. Особый патриотический акцент легенда приобрела в эпоху Национального возрождения. Её поэтическая обработка, имеющаяся в Рукописях Краледворской и Зеленогорской — фальсификатах, сочинённых историком и филологом В. Ганкой и поэтом И. Линдой, стала основой главного художественного произведения, сфокусировавшего чешское историко-патриотическое сознание Нового времени — оперы Б. Сметаны «Либуше» (1872), премьерой которой в 1881 г. торжественно открылся Национальный театр в Праге.

На протяжении своего существования в истории чешской культуры данная эта-тизационная легенда аккумулировала в себе династический, исторический и патриотический элементы, каждый из которых доминировал на определённом этапе исторического развития чешского народа. Мы рассмотрим эволюцию легенды в памятниках чешской хронистики Средневековья, когда она сформировалась и получила статус официального предания об основании чешского государства. Мы сознательно не будем анализировать Легенду Кристиана, хотя именно её крупнейший чешский исследователь раннего Средневоковья Д. Тршепггик считает первоначальной [18, в. 109]. Мы не берём этот памятник чешской литературы, поскольку он относится к другому, чем хроники, жанру, а также в силу крайней спорности его датировки; к тому же сравнение текста Кристиана с пршемысловской легендой у Козьмы Пражского уже осуществил тот же Д. Тршепггик [18, э. 101-106, 161-164].

Интерпретация средневековыми хронистами данной этатизационной легенды имела несколько принципиальных особенностей, очень важных для формирования государственной идеологии. Во-первых, обосновывалась идеологема богоизбранности чешской правящей династии. Козьма Пражский, затем в XIV в. итальянский автор «Чешской хроники» Мариньола, используя «христианскую ретроспекцию» представляют событие языческого прошлого—установление монархического правления в Чехии — как акт божественного, следовательно, христианского провидения. Пророчица Либуше в хронике Мариньолы приобретает черты ветхозаветной сивиллы, предсказавшей рождение Иисуса Христа [12, в. 502]. Благодаря такому литературному построению династия Пршемысловцев обретает оттенок христо-подобия. Наиболее наглядно эта идеологема выражена в выдающемся памятнике

чешской монументальной живописи — росписях капеллы св. Екатерины в Зноймо (1134), где по заказу местного князя, претендовавшего на пражский престол, были изображены сцены пророчества Либуше и призвания Пршемысла-пахаря, причём в общей композиции росписей эта сцена расположена непосредственно под сценой Благовещения, что семантически означало христоподобие чешской правящей династии [13, в. 116-120]. Отметим также, что идеологема богоизбранности, имевшей место, согласно хронистам, ещё в дохристианские времена, резко выделяет чешских Пршемысловцев на фоне не только других чешских знатных родов, но и соседних правящих домов, подчёркивая приоритетное положение Пршемысловцев, особое предначертание их судьбы. Для идеологии чешского общества это означало особую связь подданных с богоизбранной династией, осуществляемую посредством подчинения, послушания. Поэтому сопротивление, прежде всего чешской знати, что на деле происходило весьма часто, под пером хронистов приобретало оттенок богопротивных деяний.

Во-вторых, на первом, досвятовацлавском этапе формирования чешской государственной идеи возникает положение о тесном союзе центральной власти и её подданных. Близость княжеской, затем королевской власти и всего общества усиливается автохтонным генезисом правящей династии, которая к тому же происходит не из среды знати, а из простого крестьянства. Эта черта акцентируется родом занятий Пршемысла-пахаря. Хронисты нигде не говорят о языческой семантике фигуры землепашца, в отличие от современных исследователей, подчёркивающих сакральный статус пахаря в традиционной культуре [8,0.650-658; 18, в. 113-116]. Христианские хронисты, очевидно, этого просто не знали. Их интересует другое — простонародное, крестьянское происхождение династии. На этом строится мифологема родства верховной власти и простого народа, исключающая социальное противостояние, классовую борьбу и создающая в свою очередь мифологему, близкую к широко распространённым представлениям о «крестьянском царе». Образуется связь по схеме: монарх - народ (крестьянство), в которой знать (будущая шляхта) оказывается вне этой сакрализированной связи. Поэтому в отношении знати монарх должен править твёрдой рукой. Тезис о подчинении знати («оптиматов», т. е. «лучших людей») жёсткой «мужской» власти Пршемысловцев вложен Козьмой Пражским в уста самой Либуше [11,8.16], что обусловливает нелегитимность любого сопротивления монархической власти со стороны знати.

Символом «лапотного» происхождения чешских монархов у хронистов становятся реальные предметы — лапти и сума лыковая, принадлежавшие Прше-мыслу-пахарю, которые в назидание должны демонстрироваться его потомкам во избежание отрыва власти от народа. Сакрализация этих предметов происходит при Карле IV в середине XIV в., когда они вводятся в обряд коронации чешских королей [4, о. 55-56]. Интересно отметить, что мифологема пахаря у Козьмы Пражского свободна от древнеримских исторических реминисценций (призвание Цинцинната от плуга к императорской власти), которые были бы вполне уместны в чешском контексте.

Пршемысловская легенда во многом основывается на идее общеславянского этногенеза. В легенде о Либуше присутствует лишь один её аспект — родство чешского и польского этносов, происходящих от одного корня. Это Крок или Крак — основатель Кракова, выступающие в одних источниках как единое лицо, а в других как разные лица, находящиеся в родственных отношениях. Это представление было впоследствии востребовано и активно использовано чешской внешней политикой при последних Пршемысловцах (Вацлав II и Вацлав III были избраны королями Польши) и при Карле IV, когда в дипломатической переписке с Казимиром III акцентировалось положение о том, что поляки являются младшими братьями чехов [6, с. 36] (здесь также присовокуплялось влияние легенды о трёх славянских братьях).

Чешская этатизационная легенда в сознании чешского общества, выраженного в хронистике, стала основой идеи целостности этого общества, при существовании определённой социальной дифференциации, и первенствующего положения чехов как этногосударственного организма во всём регионе Центрально-Восточной Европы, помимо отмеченного влияния на чешское историко-культурное сознание и художественную культуру.

Обобщая тексты хронистов, можно выделить следующие аспекты легенды

о Либуше и Пршемысле как основополагающем предании о генезисе чешской государственности.

1. Легенда как этатизационная стала основой чешского государственного сознания, включая этнические и правовые аспекты, такие, как богоизбранность, сильная власть монарха, опирающегося на народ и установленные законы.

2. Легенда глубоко вошла в историческое сознание чешского социума, актуализируясь в сфере политики в переломные моменты чешской средневековой истории (выборы представителя новой династии в начале XIV в., кризис доверия народа к гусизму в конце гуситских войн в XV в., выразившемуся в казусе «стадицкого короля»),

3. Возникла практика реинтерпретации легенды в соответствии с актуальной политической ситуацией, когда подчёркиваются, замалчиваются, добавляются определённые детали, придающие легенде злободневное звучание. При этом можно чётко определить направленность инноваций. Так, мы наблюдаем валоризацию в случае уподобления княжны Элишки Пршемысловны, наследницы чешского трона после убийства её брата Вацлава Ш, пророчице Либуше при решении вопроса об избрании нового чешского монарха. Наоборот, происходит понижение сакрального статуса легенды после вхождения Чешского королевства в империю Габсбургов, что отразила «Чешская хроника» Вацлава Гаека из Либочан (середина XVI в.).

4. Ретроспективная христианизация легенды и пророчеств Либуше привносит элементы идеологемы богоизбранности чехов и их властителей в общественное сознание.

5. Легенда содержит два противоречащих друг другу политических положения. Народ в лице оптиматов — «лучших людей» — избирает князя, хотя и по прямому указанию Либуше, но всё же избирает, и при этом князь приносит опреде-

лённого рода присягу — клятву заботиться о нуждах и благе всего племени и княжества. Но новая княжеская власть устанавливает жёсткое подчинение, с которым знать должна смириться, подчиняясь единовластию монарха. Это противоречие монархического и шляхетско-демократического начал в легенде прямо отражает чешские политические реалии раннего Средневековья, когда постоянно идёт борьба за власть между пражским князем и группировками знати, привлекающими на свою сторону других представителей рода Пршемысловцев. Эти осуждаемые всеми хронистами междоусобицы оказываются уже запрограммированными в главном предании о происхождении центральной власти в Чехии, где не проведено чёткого разграничения властных полномочий между центральной княжеской властью и знатью. Реальная дихотомичность властных структур как бы реализует заложенное в легенде противоречие государственно-юридического характера. Если сопоставить это положение с идеологемой тесной связи Пршемысловцев с простым народом, то можно сделать вывод об абсолютной легитимности борьбы пражского князя с мятежной знатью. Однако теоретически ситуация осложняется, когда борьбу группировок знати против центральной власти возглавляют члены правящей династии, также принадлежащие к потомкам Пршемысла [23]. В итоге, во всех вариантах легенды эта противоречивость никак не устраняется, лишь в зависимости от ситуации актуализируется принцип выборности монарха или, наоборот, правомерность жёсткого подавления сопротивления центральной власти.

6. Простонародное (крестьянское) происхождение династии Пршемысловцев имело следующие следствия:

- установление прямой связи князя с народом, минуя знать, что формировало представления о народном, «крестьянском» монархе;

- подчёркивание автохтонности верховной власти в Чехии, что позднее, в хронике так называемого Далимила, стало основанием чешской ксенофобии.

Однако в то же время персона Пршемысла отделяется от простого крестьянства благодаря описываемым хронистами пророчествам, чудесам и волшебству, относящимся к фигуре Пршемысла, что подчёркивает божественную предначер-танностъ его избрания и тем самым отдаляет его от простого крестьянства. Пахарь оказался совсем не простой. Однако сакрализованные обстоятельства и детали его избрания не загораживают главной идеи: чешские властители происходят из автохтонного крестьянства, т. е. не принадлежат ни к завоевателям, ни к знатным слоям общества.

7. Связь чешского и польского этносов через предков Либуше способствовала укреплению идеи славянской общности.

8. Легенда содержит патриотические сюжеты (пророчество Либуше о грядущей славе Праги и двух великих чешских святых — князе Вацлаве и епископе Войтехе), приобретавшие особую актуальность в переломные периоды чешской истории, включая Национальное возрождение.

9. Патриотизм легенды включает в себя синтез государственного и христианского начал, что является характерной чертой сознания чешского средневекового общества.

10. Распространение и укоренённость легенды в общественном сознании имели одним из частных следствий насыщение географического пространства Чехии локусами, преимущественно градами, якобы связанными с жизнью Либуше и Пршемысла, что способствовало формированию исторического восприятия ландшафта страны.

Таковы основные, общие положения легенды, присутствующие во всех её вариантах.

Наиболее известный исследователь пршемысловской легенды Д. Тршештик справедливо отметил, что первоначальный смысл легенды — это возникновение чешского государства [18, в. 161], однако именно этот аспект он менее всего проанализировал в своих книгах «Мифы племени чехов» [18, в. 99-167] и «Начала Пршемысловцев. Вхождение чехов в историю (530-935)» [19]. Он также абсолютно правильно определил характер легенды: она изначально была легендой «политической», поэтому постоянно актуализировалась [18, в. 166), но в его работах анализ актуализации легенды кончается Козьмой Пражским, мы же только начинаем с его «Чешской хроники».

Главная цель данной статьи — анализ содержания текста легенды в каждом памятнике чешской средневековой хронистики и их сопоставление. При этом главное внимание обращается на инновации, содержащиеся в текстах, которые были детерминированы временем их возникновения и актуальными задачами.

Впервые пршемысловская легенда в её «классическом» виде, со всеми элементами, предстаёт на первых страницах первой чешской хроники, написанной на латинском языке каноником Козьмой Пражским в начале XII в. (само сочинение обстоятельно исследовано [1, о. 49-55, 65-67; 16; 17; 20, в. 518-520]. Каковы в данном случае были источники Козьмы, остаётся для современных историков загадкой. Д. Тршештик пытался доказать, что это была Легенда Кристиана, что нам не представляется убедительным, и ряд других устных и письменных источников. Можно лишь логически предполагать, что Козьма опирался на уже существовавшую устную династическую традицию Пршемысловцев. Судя по идеологической значимости самой легенды, представляется маловероятным его полное авторство, которое было бы в таком случае чистой инновацией, что противоречит стилю исторического мышления средневековых хронистов. Д. Тршештик обоснованно полагает, что старое предание было переделано в X в., чтобы обосновать власть рода Пршемысловцев с центром в Праге над всей Чехией, а затем оно уже было переработано Козьмой [18, в. 165].

В «Чешской хронике» Козьмы Пражского легенда изложена в III—IX главах

I книги [11]. Сначала говорится о «демократии» языческих чехов, не знавших частной собственности, криминальных преступлений и оружия, кроме стрел для охоты на зверя, затем констатируется деградация этого состояния и появление частной собственности и грехов, с нею связанных. В этих условиях появляются старейшины племени как самые уважаемые или богатые люди, советующие соплеменникам, как тем поступать, делая это без принуждения и системы осуществления власти. Используя современную терминологию, это состояние можно назвать разложением

родоплеменного строя. В числе старейшин упоминается Крок — отец Либуше, основавший град у деревни Збечен [11, в. 13-14]. Так Козьма уже в начале своего повествования увязывает историю с современной ему топографией и ландшафтом.

О Либуше сначала говорится также как об основательнице мощного града у леса, тянущегося к этой же деревне Збечен, который в честь своей основательницы получил название Либушин. Далее хронист описывает достоинства Либуше, акцентируя её пророческий дар, позволивший чешскому народу избрать её своим судьёй. Однако при этом Козьма говорит, что пророчествование плохо отразилось на её судьбе. Эти слова хрониста не очень понятны. Что он имел в виду: то, что её избрали судьёй, или же то, что она по пророческому вдохновению указала на будущего чешского князя и, соответственно, своего мужа, тем самым лишившись статуса лидера племени? Козьма сравнивает Либуше с Кумской сивиллой [11, в. 16-17], что для сведущего в христианстве читателя сразу ассоциировалось с пророчеством о рождении Иисуса Христа. Так, уже в начале изложения легенды видна её христианизация задним числом, необходимая для концепции богоизбранности чехов и континуитета их истории, когда языческий период не противопоставляется христианскому, а позиционируется как его пролог.

Идиллия мудрого правления Либуше прерывается спором двух богатых и знатных мужей из-за границы их полей, приводящим к утверждению мнения у всего племени чехов о необходимости перемены способа правления, т. е. переходу к княжеской власти. Имущественный спор, относящийся к категориям собственности и богатства, осуждаемым Козьмой как греховные с христианских позиций, имеет следствием переворот в общественном развитии, приведший к установлению сильной княжеской власти и новых законов, соответствующих уже значительно стратифицированному обществу. Возникает чешское государство и одновременно правящая династия. В чём состояла причина перехода к новой форме правления и организации чешского общества, по тексту Козьмы определить довольно затруднительно. По этому поводу Д. Тршештик выдвигал ряд соображений, анализировать которые в данном случае мы не будем, так как это уведёт нас от темы.

Либуше открыто обозначает переход к новому принципу власти и новой социальной структуре, от родоплеменной демократии к монархии и средневековому обществу. Она говорит на вече о будущем князе, который установит сильную княжескую власть и создаст новую, более развитую структуру социума. Она прямо перечисляет социальные группы и профессии, новые налоги. Характерно, что в этом перечне будущих социальных слоёв нет шляхты, но есть военные должности, которых у «демократических» чехов ещё не существовало, — полковник и сотник [11, в. 18].

Вече, на которое собралось всё племя чехов, одобрительными криками подтверждает своё желание перейти к княжеской форме правления. Так в чешской хронистике появляется историческое обоснование выборности монарха, которая в реальной политической жизни осуществлялась с большими оговорками, но входила в основной корпус прав и привилегий чешского государства [23, в. 155].

Затем Либуше в пророческом экстазе говорит о том, где именно и кого именно следует искать, чтобы предложить этому мужчине княжеский престол: у деревни Стадице пашет пахарь Пршемысл, который и будет князем и её мужем. Она также обращает внимание на семантику его имени, означающего по-чешски «мудрый», «думающий», по-латински ргаетесШапв, superexcogitans [11, в. 18]. Д. Тршепггик верно заметил, что требования дать им князя, т. е. изменить форму правления, исходит от всех чехов как племени, Либуше лишь указывает, кого именно надо позвать на княжение [18, я. 106]. Привести послов к будущему князю должен конь Либуше, который, по её словам, хорошо знает дорогу [11,8. 19].

В описании Козьмой подготовки посольства чехов к Пршемыслу есть противоречие, которого он не скрывает. Само пророчество Либуше о будущем князе представлено как боговдохновенное, однако тут же происходит явное снижение статуса пророчества, так как в словах о коне, уже знающем дорогу, сквозит явный намёк на предварительный сговор Либуше и Пршемысла. На это обратили внимание некоторые люди, присутствовавшие на вече, заподозрив срежиссированность избрания князя. Козьма предлагает иронично относиться к таким сплетням. Он говорит, что пусть им верит еврей Апелла [11, 19]. Это одиозная личность, хорошо известная в Чехии. Он был выкрестом, стал советником и помощником чешского князя, но в 1125 г. вернулся в иудаизм и совершил святотатство: разбил алтарь и утопил хранившиеся там святые мощи в отхожем месте [11, в. 200]. Остаётся непонятным, зачем Козьма пересказывает сплетни. Скорее всего, они входили в устное предание, отражая скептицизм некоторых представителей знати по отношению к династии Пршемысловцев. Так или иначе, но амбивалентность смысла здесь сохраняется.

Далее, в сцене призвания Пршемысла на княжение мы видим у Козьмы явные политические и христианские реминисценции. Будущий князь призывается в прямом смысле слова от сохи, что акцентирует его связи с крестьянством и родной землёй, создавая патриотический топос, усиливающийся ещё тем, что уже во времена Козьмы существовала деревня под названием Стадице. Пршемысл втыкает в землю палку, тут же процветшую. Это — явная аллюзия на евангельскую сцену сватовства св. Иосифа к Деве Марии. Тем самым брак Либуше и Пршемысла наделяется христианской символикой, в ретроспекции долженствующей показать истоки богоизбранности династии. Палка процветает тремя ветками, из которых две засыхают. Сам Пршемысл трактует это как утверждение в последующем принципа примогенитуры, иначе Чехия имела бы столько властителей, сколько было бы произведено на свет княжеских сыновей [11, в. 20]. Это — явная политическая инвектива Козьмы, поддерживавшего принцип передачи пражского трона от отца к старшему сыну в условиях XI—XII вв., когда, как принято выражаться в современной чешской историографии, «было слишком много князей» и все они вели междоусобные войны за пражский трон. Здесь легенда под пером Козьмы явно приобретает политическую актуальность.

В главе VII содержится рассказ о лаптях Пршемысла-пахаря (сума лыковая у Козьмы отсутствует, она появится в более поздних текстах) и приводится его наставление своим потомкам — взирая на эти лапти, при коронации не забывать

о своём простонародном происхождении и поэтому не зазнаваться, оставаться близкими к народу. Как представляется, эта идеологема близости верховной власти к народу, символизируемая простым предметом крестьянского обихода, по этому случаю сакрализируемому (ещё в системе языческих представлений, которые сохранятся и в государственной символике времён христианства), не имеет аналогов в этатизационных и династических преданиях остальной средневековой Европы. В этом чешская легенда уникальна. Более того, на основе этой мифологемы близости формируется идеологема тесной связи народа и монарха, получившая затем очень сильное подкрепление с формированием культа св. Вацлава и ставшая частью чешской идентичности.

Козьма прославляет Пршемысла как законодателя, подчинившего племя чехов не только своей сильной власти, но и законам, по которым страна управляется до сих пор [11, s. 23]. Здесь важен момент соединения сильной власти монарха и правления по законам, что объединяет властный и юридический принципы правления. Первая фаза этатизационного процесса завершилась, таким образом чехи вошли в число цивилизованных народов Европы.

Но, с точки зрения чешского средневекового этногосударственного патриотизма, этого недостаточно. Поэтому хронист вкладывает в уста Либуше ещё одно пророчество, явно им самим сочинённое. Княгиня-сивилла предсказывает основание города Праги, его расцвет и будущее величие чехов и их страны. Как уже говорилось, Д. Тршештик видит здесь апологию власти и верховенства в Чехии рода Пршемысловцев. Это верно, но недостаточно для более полного объяснения этой «патриотической оды».cha (Войтех. — Г. М)» [11, s. 24]. Так у Козьмы парадоксальным образом языческая пророчица вещает о будущих чешских христианских святых, которые прославят Чехию. Но Либуше не только языческая пророчица, уже уподобленная Кумской сивилле, она также чешская княгиня. Вкладывая в её уста данное предсказание, Козьма стремится к объединению государственной и церковной традиций, показывает, что вершина славы чехов находится не только в светской сфере, но и в церковно-христианской. Тем самым он методом ретроспекции подводит базу под культ св. князя Вацлава, в котором объединяются чешская государственная и христианская традиции для создания образа святого, прославленного во всём христианском мире. Но вдруг, как бы вспомнив

о языческой принадлежности Либуше, Козьма пишет, что она бы и дальше говорила, если бы «адский пророческий дух» не покинул её [11, в. 24]. Тем самым Козьма противоречит сам себе, ведь ранее он уподобил Либуше Кумской сивилле, а теперь её устами предсказал славу Чехии и её особо почитаемых святых. В итоге, вышло, что адский дух предрекает христианскую славу Чехии, что явно нелогично. Как можно объяснить непоследовательность Козьмы, нам непонятно, тем более что далее в тексте не происходит снижения образа Либуше, когда хронист переходит к другим сюжетам, с нею связанным.

В хронике Козьмы есть ещё много деталей, относящихся к избранию Прше-мысла, но мы не будем на них останавливаться, так как они не имеют существенного значения.

Хроника Козьмы Пражского сформировала легенду о призвании Пршемысла-пахаря на княжение как основное чешское государственное предание. Последующие хронисты повторяют сюжет легенды, прибавляя или убавляя отдельные детали. Во Втором продолжении хроники Козьмы Пражского (XII в.) очень кратко пересказываются основные сведения, приводимые Козьмой. Есть небольшая деталь: просто констатируется, что конь Либуше знал дорогу в Стадице, сплетен не приводится. Сама легенда излагается в конце повествования этого анонимного хрониста как своеобразный эпилог [15, в. 186-189], подчёркивающий политическое значение легенды. За ней идёт лишь перечень чешских князей — потомков Либуше и Пршемысла.

Хроника так называемого Далимила (начало XIV в.), как известно, содержит в себе идеологему чешского этнопатриотизма, иногда принимающего экстремальные формы [1, с. 59-62]. Этатизационной легенде хронист отводит значительное место: ей посвящены главы III—VII, СУ1. В отличие от хроники Козьмы, где главы не имеют названия, Далимил даёт заголовки, краткие и ёмкие, позволяющие без труда найти нужное место в его чешскоязычном поэтическом тексте. В главе III «О мудром отце Либуше» рассказывается, по Козьме, не только о происхождении обоих, но и о народном вече чехов, потребовавших найти для племени князя. Здесь сразу обращает на себя внимание новация Далимила. У него чехи говорят, что в своей среде они не знают достойного человека, поэтому просят Либуше указать им, из какой страны взять князя [14, в. 23]. В следующей главе «Пророчество Либуше» она предупреждает чешский народ: не желайте себе чужеземца, он легко вас погубит. Далее следует инвектива против иностранцев, выходцев из других стран и обоснование того, что каждый народ должен иметь правителя из своей среды [14, в. 23—24]. Такая новация была чрезвычайно актуальна после пресечения по мужской линии династии Пршемысловцев в 1306 г. и после нескольких лет смуты, в которой принимали участие князья из Германии, избрания на чешский королевский трон представителя иностранной династии Люксембургов Иоганна (Яна), получившего чешскую корону вместе с рукой женской представительницы рода Пршемысловцев Элишки. Прямые аналогии брака Либуше с избранием нового чешского правителя напрашивались сами собой, что хронист и осуществил, акцентировав политическую актуальность темы и усилив патриотическую идеологию в её репрезентации [5].

В разделе той же главы, озаглавленном «О коне Либуше», Далимил говорит

о том, что послы должны идти за конём Либуше и следить: около кого он остановится, тот и будет князем. Нет ни слова о сплетнях, связанных с добрачными отношениями Либуше и Пршемысла. Тем самым Далимил изменяет статус события, прямо говоря, что выбор князя происходит по указанию Провидения [14, в. 24].

В плаве V о нахождении Пршемысла-пахаря и о дереве, выросшем из его палки, вместо трёх распустившихся ветвей, как у Козьмы, фигурируют пять. В следующей главе сам Пршемысл объясняет это так. У его потомка — чешского князя — будет пять сыновей, но останется жить лишь один, зато прекрасный. В этой главе особое значение имеют слова Пршемысла о своём простонародном происхождении. Он говорит, что сухая палка означает его сельское происхождение. То, что она быстро процвела, предзнаменует то, что династия Пршемысловцев станет королевской [14, в. 25-26]. Козьма об этом, конечно, знать не мог. Далимил уже знает, поэтому наделяет Пршемысла пророческим даром. Пророчество о том, что чешские князья станут королями, у Далимила усиливает фигуру Пршемысла. Это легитимизирует крутое правление «железной рукой», о котором он предупреждал послов в предыдущей главе.

Далимил, в отличие от Козьмы, не говорит подробно о будущей социальной структуре государства и его законах. Он лишь констатирует, что Пршемысл и Либуше дали народу закон [14, в. 27]. Очень характерно, что по сравнению с Козьмой у Далимила Либуше также становится законодательницей. Здесь можно усмотреть актуальный политический намёк на Элишку Пршемысловну, на равных вступающую в брак с новым чешским монархом и этим осуществляющую трансляцию чешского права, возникшего при Пршемысловцах, которое новый властитель, как положено по традиции, клянётся соблюдать.

Пророчество Либуше даётся Далимилом по Козьме, в нём есть слова о будущей славе чешских святых Вацлава и Войтеха, но особый акцент, в отличие от Козьмы, Далимил делает на грядущем величии Праги как столицы Чехии, т. е. на светской, государственнической составляющей идеологемы чешского патриотизма. Он прямо говорит, обыгрывая семантику топонима «Прага», происходящего от слова «порог» (чеш. ргаЬ), что сделал ещё Козьма, о том, что пред ней, как перед порогом, будут склонять голову князья и короли, люди сильные, как львы. Либуше называет Прагу «своим городом», которому будет воздаваться честь и хвала [14, в. 27-28]. Этим автор, как представляется, подчёркивает приоритет «местной» женщины, передающей бразды правления своему, но всё же пришлому, из деревни Стадице, мужу, что опять же содержит намёк на брак Элишки с Иоганном Люксембургом и первенствующее значение Праги как исконно чешского, либушиного города. В этнодемогра-фической ситуации времён написания хроники Далимила, когда количество немцев в столице было особенно велико, этот акцент приобретал острую актуальность, усиливая этническое противостояние.

Реминисценция простонародного происхождения династии содержится в главе ХЫ «О сельской княжне Божене». В ней рассказывается о том, как князь Олдржих взял в жёны простую крестьянку, красавицу Божену. Разгневанным вель-

можам князь советует вспомнить о крестьянском происхождении Пршемысла — основателя династии. Актуализация этого мотива дополняется этнопатриотической идеей превосходства чехов над немцами: Олдржих говорит, что лучше жениться на скромной чешской селянке, чем на немке, хотя бы и императрице, которая явно будет способствовать усилению немецкого элемента в стране [14, в. 77-78].

Пророчество Либуше о будущей славе чехов и сам её выбор мужа-князя автор вспоминает («помни, что говорила Либуше») в главе СУ1, когда говорит о браке Элишки Пршемысловны с Иоганном Люксембургом. Эта глава заключительная в Хронике Далимила, поэтому она имеет особое политико-идеологическое значение. Здесь обращение к чешской этатизационной легенде вновь звучит в этнопатрио-тическом контексте.

В «Збраславской хронике» аббата Петра Житавского [1, с. 56-58], завершённой около 1332 г., имеются политические аналогии, аллюзии, восходящие к прше-мысловской легенде. Сам ранний период чешской истории в хронике не рассматривается. Пётр Житавский пишет, что нынешние времена, т. е. 1320-1330-е гг., сходны с первоначальными, но никак это не аргументирует. Он, как и Далимил, сравнивает брак Либуше с браком Элишки Пршемысловны [21, в. 88]. Говоря об управителе государства гетмане (с 1331 г.) Олдржихе Плуге из Рабыггейна, у которого в гербе был изображён плуг (по-чешски р1иЬ), он сравнивает его с Пршемыслом-пахарем и характеризует как «мужа усердного», соблюдающего законы, установленные с давних пор [21, в. 388], т. е. со времён основателя династии. Тем самым хронист возвеличивает этого вельможу. Поэтому непонятна позиция автора комментариев к изданию хроники известного чешского историка 3. Фиалы, считающего, что, упоминая плуг, Пётр Житавский хотел принизить гетмана, потому что церковные феодалы, к которым относился аббат Збрасловского монастыря Пётр, всегда принижали крестьян [21, в. 15]. Здесь, как мы видим, марксистский классовый подход к истории помешал крупному исследователю объективно интерпретировать источник.

Пршемысловскую легенду великолепно знала чешская знать, что подтверждает следующий рассказ хрониста. В 1306 г. при обсуждении аристократами кандидатур на освободившийся чешский трон сторонник кандидата от Габсбургов Добеш (Тобиаш) из Бехине в насмешку сказал, что если остальная знать не хочет короля-иностранца, то пусть Элишка, как некогда Либуше, пошлёт в деревню Стадице и выберет себе мужа из тамошних крестьян. В ответ на такое оскорбление государственно-династического предания один из Лихтембурков убил Добеша на глазах епископа Яна из Дражиц [21, в. 136-137, 441—442], затем ставшего выдающейся фигурой чешской культурной и церковной жизни. Смысл этого инцидента состоит в том, что никому не позволено смеяться над простонародным местным происхождением династии, это — часть патриотического сознания.

В эпоху Карла IV (середина XIV в.), сына Элишки Пршемысловны и Иоганна Люксембурга, придворная хронистика [1, с. 61-66; 3, с. 317-322; 12, в. 557-594] вновь, причём очень значительно, реанимировала пршемысловскую легенду, актуализировав её содержание исходя из новой идеологемы власти монарха, где, наряду с верховенством христианско-церковных ценностей и прямо связанной

с ними концепции верховной светской власти, значительное место отводилось патриотическо-династической доктрине и богоизбранности чешского народа и его властителя [3, с. 324].

Хронист Бенеш Крабице из Вайтмиле, пересказывая эпизод с убийством Добеша, делает иной акцент по сравнению с Петром Житавским. Он пишет, что знатные люди не хотели, чтобы над ними властвовал крестьянин [12, в. 181]. Тем самым знать становится в оппозицию главному государственному преданию. Однако убивший Добеша шляхтич Крушина остаётся безнаказанным, несмотря на то что в дверях палаты стояло много вооружённых людей [12, в. 181]. У Бенеша Крабице убийца оскорбившего предание относится не к числу аристократии, а к средним шляхтичам, может быть, поэтому он получил поддержку людей из этой же среды, настроенных более патриотично, чем знать.

Хорошее знание чехами легенды о Либуше хронист подтверждает, когда говорит о необыкновенной физической силе жены Карла Элишки Поморянской, указывая на то, что в Чехии не было такой сильной женщины со времён самой Либуше [12, в. 243].

В хронике Франтишка Пражского пршемысловская легенда переосмысляется в негативном аспекте. Он пишет, что первоначально, в древности, в Чехии не было порядка, а при Элишке Пршемысловне, вышедшей замуж за иностранца, королевство пришло в полный упадок, поэтому весь порядок нужно обновить [12, в. 110]. Это, с одной стороны, призыв к Карлу IV установить порядок в стране, но, с другой стороны, прямолинейно понятый патриотизм далимиловского толка дискредитировал родителей Карла и всю чешскую древность, тем более что в другом месте хронист прямо осуждает Либуше за то, что взяла себе «неизвестного мужа» [12, в. 110], имея в виду незнатное происхождение Пршемысла. Вряд ли можно согласиться с комментаторами текста в том, что Франтишек Пражский плохо понял свой источник — Збраславскую хронику [12, в. 164]. Скорее, акценты были переставлены специально.

Как мы видим, в XIV в., наряду с традиционной позитивной интерпретацией пршемысловской легенды, возникает её негативная трактовка, прежде всего в среде знати. Поэтому неудивительно, что хроники Бенеша Крабице и Франтишка Пражского были негативно оценены Карлом IV. В заказанной им итальянскому аббату Джованни Мариньоле «Чешской хронике», наоборот, мы видим глорификацию Либуше и валоризацию самой легенды, приобретающей новые символические черты. Может быть, автору-иностранцу было легче выполнить высочайший заказ с идеологической точки зрения, чем местному чешскому хронисту, слишком хорошо знакомому с реальной стороной чешской истории.

Мариньола внёс свой вклад в концепцию богоизбранности чешского народа и его нынешнего монарха, использовав, конечно, некоторые идеологемы, уже содержавшиеся в чешских хрониках. Он проводит прямую аналогию между Либуше и Элишкой Пршемысловной. В обоих избраниях мужа подчёркивается, что это — выбор, сделанный женщиной по настоянию народа, причём в этом выборе автор усматривает Божью волю [12, в. 456], а не решение веча, усиливая тем самым

ретроспективную христианизацию легенды, намеченную уже у чешских хронистов. Итальянец прямо пишет, что у Либуше был «пророческий дух от Бога» [12, в. 456], а не от дьявола, как сказано у Козьмы. Тем самым Мариньола устранил противоречие, смущающее читателя лучшей чешской хроники. Далее у Мариньолы излагается мифический этногенез славян и чехов, в котором Элишка символически уподоблена пророчице Либуше, прямо вписанной в этногенез чехов [12, в. 456].

Через несколько глав со своими сюжетами следует рассказ о Либуше и Прше-мысле, заимствованный из сочинения Козьмы Пражского. В него Мариньола добавляет новации. Ещё до вещего указания Либуше на вече, т. е. до выборов князя, Пршемысл поутру приходит к дому Либуше. Тем самым Мариньола подтверждает предположение Козьмы, высказанное им в иронической форме, о том, что главные персонажи легенды были давно знакомы и, очевидно, состояли в сговоре. Но итальянец снимает низкую мотивировку знакомства, так как у него Пршемысл рассказывает Либуше о чуде, происшедшим с ним. Когда он запрягал волов, то множество птиц, в том числе орлов, пролетело над его головой и село на его плуг [12, в. 460]. Здесь, используя геральдическую символику, хронист явно намекает на чешский и имперский гербы, изображавшие орлицу и орла соответственно, соединить которые удалось только Карлу IV, и на будущий взлёт самого Пршемысла и его потомков. Таким образом, через средневековую символику брак Пршемысла и Либуше получает божественную санкцию. Либуше, отвечая Пршемыслу, говорит, что это — «хорошее предзнаменование», что она будет его женой, а он князем, но чтобы он сейчас возвращался назад и ждал последующих событий [12, в. 460]. Читателю всё же остаётся непонятным, зачем хронист оставляет мотив сговора, даже сакрализи-руя его описанием чуда. Можно лишь робко предположить, что здесь также имеется в виду параллель с Элишкой Пршемысловной, которая уж точно знала об одном из своих женихов — Иоганне Люксембурге.

Призвание Пршемысла от сохи дано Мариньолой также по Козьме и Дали-милу, но с добавлением мелких деталей, имеющих символический характер. Подчёркивается белый цвет в окраске волов, обладавший широким семантическим полем. Конь Либуше выступает как орудие божественного промысла, указывающее на избранника. Волы волшебным образом исчезают, ореховое дерево (не палка!) прорастает, Пршемысл ест хлеб и сыр [12, в. 460], а не просто еду, как у Дали-мила. Исследователи доказали, что Мариньола использовал латинский перевод хроники Далимила и латинскую версию хроники Пулкавы [12, в. 517]. Из Козьмы и Пулкавы он взял упоминание о лаптях Пршемысла-пахаря, но из каких-то соображений опустил его пророческое наставление. Может быть, итальянский аббат не хотел излишне акцентировать память о крестьянском происхождении династии, которое в глазах Европы представлялось не очень почтенным. Далее автор вводит новый элемент: Пршемысл возлагает ярмо с исчезнувших волов (что должно символизировать оставление им крестьянских занятий и соответствующего статуса) на коней послов, что символически выражало необходимость смиренного повиновения народа своему князю [12, в. 460]. После не содержащего новаций изложения пророчества Либуше о будущей славе Чехии и Праги следует рассказ об основа-

нии чешской столицы, что композиционно имеет целью показать реалистичность пророчества [12, в. 461].

Очень важна композиция последней главы. В содержащихся там стихах Либуше вновь сравнивается с Элишкой Пршемысловной. В уста Либуше вкладываются слова о том, что Элишка родит славных потомков, т. е. не названного по имени Карла IV [12, в. 502]. Таким образом, формируется прямая историческая линия: Либуше как жена первого Пршемысловца — Элишка как последняя Прше-мысловна — её сын Карл IV как высшее звено генеалогического древа чешских правителей, которому, как дальше говорится у Мариньолы, надлежит выполнить особую государственно-сакральную миссию. Второе пророчество Либуше, полностью сочинённое Мариньолой, возводит на новый уровень всю пршемысловскую этатизационную легенду, придавая ей политическую и идеологическую актуальность, до тех пор в такой сильной степени не встречавшуюся в чешской хронистике.

Большее значение, чем хроника Мариньолы, для чешского общества имела «Чешская хроника» Пршибика Пулкавы, которую редактировал сам Карл IV. Она существует в двух версиях — латинской и чешской. Вторая, выполненная под руководством самого Пулкавы, содержит больше патриотических элементов. Уже во второй главе этой хроники, где говорится об этногенезе славян, присутствует идеологема богоизбранности чехов. В главе III акцентируются польско-чешские родственные связи: чех Крок считается братом или сыном поляка Крака, основателя Кракова. Далее история Либуше, дочери Крока, излагается по Козьме с мелкими отклонениями. Так, сообщается, что Либуше основала Вышеград — одну из главных крепостей государства, ранее всегда считавшуюся крепостью Пршемысла, ставшего князем. У хрониста складывается этноисторическая топография, связанная с началом династии Пршемысловцев и служащая историко-патриотическим целям. Так, деревня Стадице находится примерно в 10 милях от Вышеграда на реке Билна, на которой старшая сестра Либуше Бела, она же Кази, основала град Билна. Подробно описывается поле Пршемысла [12, в. 272-275].

Принципиальной новацией становится утверждение хрониста, содержащееся в речи послов, что Пршемысла приглашают на княжение не по пророчеству Либуше, а потому, что «народ избрал тебя князем» [12, в. 273]. Это — явно прямая аллюзия на выборы нового короля Иоганна Люксембурга. В то же время хронист подчёркивает особый, волшебно-сакральный характер избрания Пршемысла: волы, на которых он пахал, сразу же исчезают (эпизод, затем заимствованный Мариньолой). Прут, которым он погонял волов (не палка!), будучи воткнут в землю, даёт три ветви с орехами (уже известный нам мотив), причём третья, незасохшая, сохранилась и до сих пор приносит орехи, притом волшебные [12, в. 273]. Эта новация Пулкавы, очевидно, должна была также инкорпорировать предание в ландшафт и привести вещественные доказательства произошедшего чуда.

Пулкава ни слова не говорит о будущем жёстком правлении Пршемысла. В его объяснении усыхания ветвей содержится пророчество относительно его рода: он вымрет по мужской линии [12, в. 274]. Здесь мы видим опять же намёк на избрание нового короля — Иоганна Люксембурга.

Пулкава акцентирует простонародное происхождение династии. Пршемысл взят на княжение прямо от сохи, рассказывается о его лаптях и суме лыковой как напоминании потомкам о происхождении рода. К этому эпизоду, взятому у Козьмы и Далимила, Пулкава прибавляет христианскую сакрализацию этих объектов. Он пишет о том, что в будущем каноники должны будут при коронации идти навстречу королю, неся в руках и показывая ему лапти и вешая ему на плечо лыковую суму [12, s. 274]. Это, как показывают другие источники, стало частью обряда коронации, разработанного самим Карлом IV [4].

Далее следует пророчество Либуше об основании Праги с новыми деталями. У Пулкавы, по сравнению с Козьмой, в пророчестве Либуше не содержится «адского духа», город Прага возникает сразу же вслед за пророчеством, как и у Далимила. По сравнению с Козьмой в пророчестве Пршемысла о своих потомках нет аллюзии на ситуацию, когда «слишком много князей», так как это потеряло всякую актуальность. Зато в пророчестве Либуше есть прямое указание на время Карла IV: о Праге говорится как об одном из крупнейших мощехранилищ Европы, каковой она стала только благодаря императору. Некоторая новация, связанная с идеологией власти Карла IV, содержится в комментарии Пулкавы к словам Либуше о будущей славе святых Вацлава и Войтеха. Пулкава пишет: «Как епископ в деятельности духовной, так и князь в деятельности светской, они так прожили свою земную жизнь, что с пальмой мученичества достигли царствия небесного» [12, в. 274]. Здесь в ещё большей степени, чем у Козьмы, утверждается союз светской и церковной власти, а князь и епископ воплощают двуединство главных чешских святых. Это же дву-единство хронист отмечает в современной ему Праге, «где властвуют епископ и король, как в суде духовном, так и светском» [12, в. 274], что соответствует принципиальному положению доктрины императорско-королевской власти Карла IV

о тесном союзе с церковью.

После такой ретроспективной христианизированной актуализации хронист переходит к рассказу об установлении в Чехии законов. Как и ряд предыдущих хронистов, Пулкава называет Пршемысла «великим прорицателем», который, посоветовавшись с Либуше, установил законы, «которыми Чехия управляется вплоть до сегодняшнего дня» [12, в. 275], что подчёркивает континуитет государства и права.

В главе VI есть два существенных и взаимно пересекающихся момента—продолжение исторической топографии и скрещение судеб Пршемысловцев, давших св. Вацлава, и Славниковцев, давших св. Войтеха. Пулкава пишет, что потом Либуше построила град Либушин на реке Лабе недалеко от современного города Колин и была в этом граде похоронена. Затем он перешёл во владение вельможи Славника, из рода которого происходил св. Войтех, родители которого там же и похоронены [12, в. 275]. Это — современный нам посёлок Либице, крепость которого, восходящая к X в., была раскопана и основательно изучена археологами. В конце XX в. там поставили два памятника св. Войтеху: один изображает его ребёнком, так как он здесь родился, а другой — его уход вместе с братом Радимом, будущим первым епископом Польши, прочь из Либице, в которой по приказу князя был уничтожен весь род Славниковцев. Конфликт Пршемысловцев и Славниковцев, хорошо

известный по чешским хроникам и житию св. Войтеха, Пулкава стремится сгладить, объединяя в одном топосе эти два рода. При этом он явно руководствуется традицией совместного почитания этих святых и идеологемой двуединстъа светской и сакральной власти, утвердившейся в эпоху Карла IV. Поэтому мнение современных комментаторов Пулкавы о том, что отождествление града Либушин, упоминаемого Козьмой, с Либице — это позднейшая необоснованная интерпретация Пулкавы [12, в. 413], представляется поверхностным, не учитывающим идеологическое содержание хроники.

Однако в следующей главе, повествующей о так называемой девичьей войне, автор хроники сам себе противоречит, указывая на то, что Либуше похоронена на Вышеграде [12, в. 275]. Можно логически предположить, что предыдущее сообщение о том, что Либуше умерла и была погребена в Либице — позднейшая вставка, об идеологическом характере которой было только что сказано, но у нас нет сведений о позднейшем редактировании текста, к тому же возникает вопрос, почему редактор, так же как автор хроники, не заметил явного противоречия в текстах, расположенных рядом. Ответов пока нет.

В главе ХС в рассказе об убийстве Добеша из Бехине опущено сравнение ситуации при выборах нового чешского короля в начале XIV в. с избранием Пршемысла-пахаря, лишь сказано, что тем самым сбылось предсказание Прше-мысла, что в контексте не очень понятно [12, в. 394—395]. Какие-либо аналогии двух политически детерминированных браков здесь отсутствуют.

В целом, в хронике Пулкавы наиболее чётко и полно представлена уже имевшаяся в чешской хронистике тенденция предельно идеологизировать и актуализировать пршемысловскую легенду.

Новая актуализация легенды происходит в чешском обществе после гуситских войн, когда в 1445 г. во время царившего в стране безвластия при короле-младенце Ладиславе Погробеке в результате разочарования народных масс, принимавших активное участие в гуситском движении и гуситских войнах, в той самой деревне Стадице, откуда на княжение был взят Пршемысл-пахарь, появился крестьянин Якуб. Об этом нам сообщают Старые летописи чешские — источник сложного происхождения и состава [1, с. 68-71; 22, в. 5-15]. Там сказано, что на Пасху 1445 г. «сидел у Стадиц под Пршемысловым кустом (попутно отметим укоренение местной исторической топографии, о которой так заботился Пулкава, и предания

о том, что орешник, выросший из палки Пршемысла, существует до сих пор. — Г. М.) какой-то сумасбродный идиот и говорил, что он должен быть чешским королём. Съезжались к нему паноши, рыцари и простые люди со всех сторон и дивились, что бы это могло значить». Потом местные власти его арестовали, посадили в тюрьму замка Роуднице, затем отправили к бургомистру Праги [22, в. 154]. На этом его след теряется. Современный комментатор указывает также на то, что Якуб был крепостным крестьянином, провозгласившим себя посланным Богом крестьянским королём, а весть об этом «стадицком короле» довольно широко распространилась [22, в. 482]. Исследователи не придают большого значения этому локальному казусу. Однако он представляется весьма значимым с точки зрения общественного

сознания. Он демонстрирует разочарование крестьянства, ничего не получившего в результате гуситских войн, отличавшихся демократизмом своей программы, и возвращение монархических идеалов крестьянства. При таком повороте, конечно, на первый план выступала легенда о первом монархе из крестьян — Пршемысле-пахаре. Само её воскрешение, исходившее из простой неграмотной крестьянской среды, ярко свидетельствует об укоренении пршемысловской легенды и её сакральных и локальных аспектов в сознании широких слоёв чешского общества.

В «Чешской хронике» Вацлава Гаека из Либочан, изданной в 1541 г. и ставшей самой популярной чешской хроникой вплоть до конца XVIII в., мы видим явную беллетризацию легенды, как и всей истории Чехии [2]. Из Крока и Крака автор делает двух Кроков — чешского и польского, при этом родственников [10, в. 55], тем самым продолжая сохранять идеологему чешско-польского родства, взятую им у своих предшественников. Чешский Крок был пророком, как и его третья дочь Либуше [10, в. 59, 63]. Гаек повторяет Пулкаву, говоря о том, что Либуше основала град Либице, более конкретно локализуя её на слиянии рек Лабе и Цидлины, где княгиня и завещала себя похоронить [10, в. 65-66]. Остатки града Либице, ныне музеефицированные, находятся чуть дальше от слияния рек, где теперь расположено несколько летних пивных. В традиции чешской исторической топографии Гаек идёт ещё дальше, приписывая основание всех градов, название которых начинается с Либ-, самой Либуше, так же как и заложение главной крепости государства — Пражского града.

Гаек превращает сцену суда Либуше и призвания Пршемысла в эпизод яркого исторического романа (в позднейшем значении этого жанра), опираясь на предшествовавших хронистов и не внося ничего принципиально нового в интерпретацию [10, в. 75—84]. Он лишь вводит, явно для имитации исторической достоверности и точности, вымышленную им датировку событий. По пророчеству Либуше род Пршемысловцев будет править 584 года. Исходя из всем известной даты смерти Вацлава III — 1306 г. Гаек датой избрания Пршемысла называет 722 г., даже даёт точную дату отъезда к нему послов — 13 мая 722 г. [10, в. 79-80]. Отметим, что датировка установления власти Пршемысловцев 720-и гг. не столь уж фантастична, так как о первом реальном, а не легендарном чешском князе из династии Пршемысловцев — Борживое — мы имеем сведения (о его крещении в Великой Моравии св. Мефодием), датируемые промежутком между 874—885 гг. [20, э. 235; 9, в. 44].

У Гаека, как и у его предшественников, к Пршемыслу послов ведёт конь Либуше, «который хорошо знает дорогу». Здесь Гаек даёт новую деталь: конь белый [10, в. 79] (у других авторов белыми были волы Пршемысла). Сам белый цвет обладал широким позитивным семантическим полем, а образ белого коня содержал в себе особо значимые смыслы [7, с. 590-594]. Гаек, как и другие хронисты, в случае с конём не избежал противоречий. Сначала он сообщил, что конь знал дорогу, но через несколько строк говорит о том, что послы не знали, куда ехать, и спросили дорогу в Стадице у идущего по дороге парня. Этот же мотив присутствовал у Дали-мила [14, в. 25], но в свёрнутой форме: конь приводит послов к Пршемыслу, но те заранее спросили у местного крестьянина имя пахаря. У Далимила конь останавли-

вается как вкопанный перед Пршемыслом, у Гаека же падает перед ним на передние ноги, но после того, как послы обратились к Пршемыслу [10, в. 80]. Значит, и здесь конь не был указчиком. В чём же тогда у Гаека состоял смысл функции коня, непонятно.

Далее в хронике Гаека, как и у других хронистов, упоминается завтрак Пршемысла за «железным столом», которым служит плуг. Здесь можно видеть двоякую, связанную между собой символику. Железо стола-плуга указывает на «железную руку» будущего правителя, о чём прямо говорят Козьма и другие авторы, кроме Пулкавы. Но этот предмет «двойного назначения» также становится прообразом королевского железного трона, который хорошо известен всей европейской средневековой литературе. Здесь авторы обыгрывают превращение плуга в стол как трансформацию орудия крестьянского труда в престол властителя, имея в виду резкое социальное возвышение Пршемысла из пахарей в князья.

Первый раз, по Гаеку, когда Пршемысл отказывает послам, происходит чудо, семантику которого трудно понять: из сканы, как из хлева, потекла вонючая вода, «что можно видеть и сейчас» (?!!), и процвела палка, воткнутая непонятно кем, так как прямо не сказано, что это сделал Пршемысл [10, в. 80]. Место довольно тёмное; очевидно, заложенные в нём смыслы были ясны автору, но мы утратили ключ к ним.

Об усыхании ветвей, кроме одной, на процветшей палке, что означало установление в будущем примогенитуры, ничего не сказано. Наоборот, говорится о том, сколько есть ветвей (при этом их количество не указывается), столько и будет князей, что исторически потом вылилось в ситуацию, когда «слишком много князей». Относительно лаптей Гаек добавляет утверждение о том, что их всегда (!) показывали королю и народу при коронации, но они потерялись при взятии королём Сигизмун-дом Вышеграда в начале гуситских войн [10, в. 82].

Говоря о Пршемысле и Либуше как законодателях, Гаек подчёркивает, что они, «живя вместе в добре и любви, ничего иного не хотели, нежели спокойствия и просвещения своего народа» [10, в. 83]. В появлении последней позиции — просвещения («угс1ё1аш») — сказывается влияние идей Ренессанса, той эпохи, к которой принадлежал сам Гаек.

Пророчество Либуше Гаек не только точно датирует 723 г., т. е. годом, следующим за избранием Пршемысла, но и расширяет, включая в него предвидение широких горнорудных разработок в Чехии [10, в. 92-93].

Смерть Либуше превращается у Гаека в настоящую театральную сцену, в которой много новых важных семантических элементов. Либуше молится языческому идолу Зели, представленному как муж, сделанный из золота и сидящий на престоле. Он символ процветания Чехии. Гаек обращает внимание читателя на набожность Либуше, хотя и языческую, но направленную на процветание Чехии. Здесь же автор, сам католический священник, указывает на будущее крещение Чехии. Пршемысл приказывает вложить в руку мёртвой Либуше мешочек с пятью золотыми грошами со словами: «Это она сегодня должна пожертвовать неизвестному богу», под которым, по нашему мнению, подразумевается ещё неизвестный чехам Христос. Одновременно в другую руку Либуше вкладывают два серебряных гроша для водителя

душ на тот свет и лодочника, под которым просвещённый Гаек явно имеет в виду античного Харона [10, в. 95]. Кстати, здесь хронист нарисовал довольно верную картину будущего двоеверия, когда в захоронение знатного человека клали предметы и с христианской, и с языческой символикой. Уточняя Пулкаву, Гаек говорит, что Либуше была похоронена перед воротами града Либице [10, в. 95].

Смерть Пршемысла Гаек датирует 745 г. Предсмертная речь Пршемысла представлена как некая лекция по чешской истории начиная с праотца Чеха. От чешских старейшин князь требует верности своему сыну Незамыслу, стремясь тем самым утвердить континуитет династии. Похоронили Пршемысла на Вышеграде [10, в. 116-117].

Общее впечатление от пршемысловской легенды в интерпретации Гаека — снижение её сакральности при обильном введении второстепенных красочных деталей, не меняющих её смысл. Это можно объяснить временем создания сочинения Гаека. После избрания в 1526 г. на чешский трон Габсбурга старая этатиза-ционная легенда утратила политико-династическую актуальность. На самом деле она её потеряла раньше, к середине XV в., когда полностью вымерли даже косвенные наследники рода Пршемысловцев, но в промежутке между серединой XIV и серединой XV вв. в Чехии не было создано ни одной исторической хроники, так что отразить уменьшение интереса к потерявшей актуальность легенде довелось лишь Гаеку. Как бы компенсируя эту редукцию, он превращает легенду в красочное беллетризованное повествование, сохраняя при этом почти все её смыслы, прежде всего патриотическое звучание.

В заключение следует отметить следующее. При всей вариативности легенды она всегда выполняла функцию главного предания чехов, в котором объединились элементы этнического, государственного, исторического сознания средневековых чехов, сфокусированного в династии Пршемысловцев. У соседних с чехами народов и в Европе в целом не существует аналогов чешской этатизационной легенды. Польская пястовская легенда возникла позже, под непосредственным влиянием чешской легенды, но не достигла её цельности. Главная специфика легенды о возникновении чешской государственности состоит в том, что она тотально этнопатриотична и одновременно сакрализирована. Легенда объясняет, утверждает и легитимизирует трансформацию чешского общества от языческой свободы и демократии через их деградацию к установлению княжеской, монархической власти и законов, а также социальной структуры средневекового общества. Ретроспективная христианизация легенды позволяет ввести её в сознание чешского средневекового христианина. Легенда стала неотъемлемой частью чешской идентичности, что подтверждается сведениями о её широком распространении. Конечно, в разных текстах легенды есть некоторые логические противоречия и нестыковки. Но пророчество о грядущей светской и христианско-церковной славе Чехии, вложенное в уста Либуше и, как мог убедиться любой, знакомый с легендой и последующей историей Чехии, оправдавшееся, вселяло оптимизм в души чехов. Именно поэтому легенда и прежде всего образ Либуше стали чрезвычайно востребованы в эпоху Национального воз-

рождения, которая воскресила представления о былой славе чехов и на этой основе

сформировала свою идеологему нового расцвета родной страны.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1 Лаптева Л. П. Письменные источники по истории Чехии периода феодализма. М.: Изд-во Московского ун-та, 1985. 200 с.

2 Мельников Г. 77. Гаек из Либочан // Культура Возрождения. Энциклопедия. М.: РОССПЭН, 2007. Т. 1. С. 377-378.

3 Мельников Г. 77. Культура Чехии X - начала XVII в. II История культур славянских народов. М.: ГАСК, 2003. 488 с., ил.

4 Мельников Г. 77. «Уложение о коронации чешского короля» Карла IV: идеология и обряд // Славяне и их соседи. Тезисы XXII конференции: Репрезентация верховной власти в средневековом обществе. М.: Ин-т славяноведения РАН, 2004. С. 55-56.

5 Мельников Г. 77. Чешский политический эрос: мифополитологемы Средневековья // Национальный Эрос и культура. М.: Ладомир, 2002. Т. 1: Исследования. С. 259-271.

6 Мельников Г. 77. Чешско-польские отношения в XIV в.: от претензий на польский трон к концепции «старшего родственника» // Славяне и их соседи. Международные отношения в эпоху феодализма. М.: Ин-т славяноведения РАН, 1989. С. 36.

7 Славянские древности. Этнолингвистический словарь. М.: Международные отношения, 1999. Т. 2. 702 с.

8 Славянские древности. Этнолингвистический словарь. М.: Международные отношения, 2004. Т. 3. 704 с.

9 Ceskoslovenske dejiny v datech. Praha: Svoboda, 1986. 714 s.

10 Hajek V. Kronika ceska: Vybor historickeho ctenf. Praha: Melantrich, 1981. 386 s.

11 Kosmova Kronika ceska. Praha: Svoboda, 1972.264 s.

12 Kroniky doby Karla IV. Praha: Svoboda, 1987. 656 s.

13 Merchautova A., Trestik D. Romanske umenf v Cechach a na Morave. Praha: Odeon, 1983. 168 s.

14 Nejstarsi ceska rymovana Kronika tak receneho Dalimila. Praha: Nakladatelstvf Ceskoslovenske akademie ved, 1957. 343 s.

15 Pokracovatele Kosmovi. Praha: Svoboda, 1974. 256 s.

16 Trestik D. Kosmas. Praha: Svobodne slovo, 1972. 156 s.

17 Trestik D. Kosmova kronika. Studie k pocatkum ceskeho dejepisectvf a politickeho mysleni. Praha: Nakladatelstvf Ceskoslovenske akademie ved, 1968.248 s.

18 Trestik D. Myty kmene Cechu. Praha: Lidove novony, 2008. 292 s.

19 Trestik D. Pocatky Premyslovcu. Vstup Cechu do dejin (530-935). Praha: Lidove noviny, 1997. 544 s.

20 Velke dejiny zemf Koruny ceske. Praha; Litomysl: Paseka, 1999. Sv. I. 800 s.

21 Zbraslavska kronika. Praha: Svoboda, 1976. 598 s.

22 Ze starych letopisu ceskych. Praha: Svoboda, 1980. 80 s.

23 Zemlicka J. Cechy v dobe knfzeci. Praha: Lidove noviny, 2007. 712 s.

***

Melnikov Georgy Pavlovich,

PhD in History, Professor, The Institute of Slavic Studies, Russian Academy of Sciences, Lenin prospect 32a, 119334 Moscow, Russian Federation;

Dean of the Culturology Department, FSBIHPE «State Academy of Slavic Culture», Khibinskypr., 6, 129337Moscow, Russian Federation

E-mail: [email protected]

THE BOHEMIAN LEGEND OF THE ORIGIN OF THE STATE IN THE MEDIEVAL CHRONICLES

Abstract: Czech early medieval legend about the origin of the state which was formed as the result of the demands of the Czech tribe to establish princely power, and was realized through the marriage of prophetess Libuse and plowman Premysla, had a very important influence on Czech culture and social consciousness.

It was one of the major national historical legends of Czechs throughout the Middle Ages and it influenced the formation of the Czech identity. The comparison of the texts of the legend from various chronicles of XI-XVI centuries shows the updating of the legend through the details and shades of meaning, that was due to historical events, while maintaining its basic meaning. It is the idea of God’s chosen right of the ruling dynasty of Premyslids, the duality of the state and the church in the Czech public consciousness, democracy (a plowman becomes the prince), the proximity of sovereignty to the common people, and patriotism.

Keywords: Czech Republic, statehood, the legend, the Middle ages, chronicles, social thought, patriotism.

REFERENCES

1 Lapteva L. R Pis ’mennye istochniki po istorii Chekhii perioda feodalizma [Written sources on the history of Bohemia of the period of feudalism]. Moscow, Izd-vo Moskovskogo un-ta Publ., 1985. 200 p.

2 Mel’nikov G. R Hajek iz Libochan [Hajek from Libochany]. Kul’tura Vozrozhdeniia. Entsiklopndiia [Culture of the Renaissance. Encyclopedia]. Moscow, ROSSPEN Publ., 2007, vol. 1, pp. 377-378.

3 Mel’nikov G. P. Kul’tura Chekhii X - nachala XVII v. [Bohemian culture of the X -the beginning of the XVII century]. Istoria kul’tur slavianskikh narodov [History of cultures of the Slavic people]. Moscow, GASK Publ., 2003. 488 p., il.

4 Mel’nikov G. P. «Ulozhenie o koronatsii cheshskogo korolia» Karla IV: ideologiia

i obriad [«The code on crowning of the Czech king» Charles IV: the ideology and the ceremony], Slaviane i ikh sosedi. TezisyXXIIkonferentsii: Reprezentatsiia verkhovnoi vlasti v srednevekovom obshchestve [Slavs and their neighbours. Theses of the XXII conference : reprezentation of the Supreme power in medieval society]. Moscow, In-t slaviano-vedeniia RAN Publ., 2004, pp. 55-56.

5 Mel’nikov G. P. Cheshskii politicheskii eros: mifopolitologemy Srednevekov’ia [Czech political Eros: mythopolytologems of the Middle Ages]. Natsional’nyi Eros i kultura [National Eros and culture]. Moscow, Ladomir Publ., 2002, p. 259-271. Vol. 1: Issledo-vaniia [Research papers].

6 Mel’nikov G. P. Cheshsko-pol’skie otnosheniia v XIV v.: ot pretenzii na pol’skii tron k kontseptsii «starshego rodstvennika» [The Czech-Polish relations of the XIV century: from claims for the Polish throne to the concept of «the senior relative»]. Slaviane i ikh sosedi. Mezhdunarodnye otnosheniia v epokhu feodalizma [Slavs and their neighbours. The international relations during the feudalism era]. Moscow, In-t slavianovndeniiaRAN Publ., 1989, p. 36.

7 Slavianskie drevnosti. Etnolingvisticheskii slovar’ [Slavic antiquities. Ethnolinguistic dictionary], Moscow, Mezhdunarodnye otnosheniia Publ., 1999. Vol. 2. 702 p.

8 Slavianskie drevnosti. Etnolingvisticheskii slovar’ [Slavic antiquities. Ethnolinguistic dictionary], Moscow, Mezhdunarodnye otnosheniia Publ., 2004.Vol. 3. 704 p.

9 Ceskoslovenske dejiny v datech. Praha, Svoboda Publ., 1986. 714 s.

10 Hajek V. Kronika ceska: Vybor historickeho cteni. Praha, Melantrich Publ., 1981. 386 s.

11 Kosmova Kronika ceska. Praha, Svoboda Publ., 1972. 264 s.

12 Kroniky doby Karla IV. Praha, Svoboda Publ., 1987. 656 s.

13 Merchautova A., Trestik D. Romanske umeni v Cechdch a na Morave. Praha, Odeon Publ., 1983. 168 s.

14 Nejstarsi ceska rymovand Kronika tak receneho Dalimila. Praha, Nakladatelstvi Ceskoslovenske akademie ved Publ., 1957. 343 s.

15 Pokracovatele Kosmovi. Praha, Svoboda Publ., 1974. 256 s.

16 Trestik D. Kosmas. Praha, Svobodne slovo Publ., 1972. 156 s.

17 Trestik D. Kosmova kronika. Studie kpocdtkum ceskeho dejepisectvi apolitickeho mysleni.

Praha, Nakladatelstvi Ceskoslovenske akademie ved Publ., 1968. 248 s.

18 Trestik D. Myty kmene Cechu. Praha, Lidove novony Publ., 2008. 292 s.

19 Trestik D. Pocdtky Premyslovcu. Vstup Cechu do deiin (530-935). Praha, Lidove noviny Publ., 1997. 544 s.

20 Velke dejiny zemi Koruny ceske. Praha; Litomysl, Paseka Publ., 1999. Sv. I. 800 s.

21 Zbraslavskd kronika. Praha, Svoboda Publ., 1976. 598 s.

22 Ze starych letopisu ceskych. Praha, Svoboda Publ., 1980. 80 s.

23 Zemlicka J. Cechy v dobe knizeci. Praha, Lidove noviny Publ., 2007. 712 s.

Хроники чехов (средневековые тексты в переводе) (9780813215709): Косма Пражская, Волвертон, Лиза: книги

Хроники чехов Пражского Космы (ум. 1125) - шедевр средневековой исторической письменности. , глубоко эрудированный, сознательно исследованный, рассказанный в высоком риторическом стиле. Считающийся основополагающим повествованием чешской истории, он является источником самых старых рассказов о земле, людях и правителях Чехии и Моравии. Лиза Волвертон представляет первый аннотированный перевод на английский язык этого в высшей степени приятного и полезного произведения.

Первая из трех книг Хроники описывает первых людей, прибывших в Чехию, первых правителей и истоки династии Пржемысловичей, основания Праги и ранних этапов христианизации. Вторая книга охватывает период с 1037 по 1092 год, эпоху герцога Бретислава I и его пяти спорных сыновей. В Книге III рассматриваются события, совпадающие с написанием писателя, время великих политических потрясений как внутри страны, так и в отношении соседних немцев, поляков и венгров.Хроника, в основном посвященная правителям и политической жизни, поражает своим ярким повествованием, яркими персонажами и сценами, драматическими диалогами, вызывающими воспоминания монологами и глубокой классической и библейской эрудицией. Составляя его, Косма стремился определить чехов как историческую нацию, заставить их задуматься о своей политической культуре и призвать к реформам, справедливости и ответственности.

Самая старая история славянского народа, написанная славянином, это произведение не уступает любым средневековым хроникам по своей яркости, доступности и пониманию самой природы политической власти.Хроника чехов будет незаменима для специалистов по средневековью, желающих расширить свое присутствие в Восточной Европе, а также для преподавателей колледжей, ищущих живой и проницательный текст о средневековой политической жизни в целом.

«Четкое введение, хорошо прорисованные карты и обширные примечания служат мягким, но важным руководством как для студентов, так и для ученых. Средневековый шедевр Космы заслуживает не меньше, чем этот впечатляющий и доступный перевод."―Дэвид Менгель, Университет Ксавьера

О ПЕРЕВОДЧИКЕ:


Лиза Волвертон - доцент истории в Университете Орегона, соавтор книги « Новое изобретение: из Александрии в Интернет »и автор книги« Спешите к Праге ». : Власть и общество в средневековых чешских землях.

ПОХВАЛА КНИГЕ:

«Первый славянский историк славянского народа (как отмечает переводчик, стр. 3), Косма в трех книгах описал историю Чехи от мифической доисторической эпохи до первых поколений правящей династии Пршемысловичей.Его ученая и живая история оживляет эпоху, и она абсолютно необходима для изучения ранней чешской истории. . . . Компания Wolverton внесла важный вклад, сделав этот текст доступным на английском языке. Ее перевод превосходен, а сопроводительные примечания чрезвычайно полезны. . . . Полезная библиография, три карты, генеалогия и списки правителей и епископов дополняют эту приветственную книгу. . . . Essential. »- PW Knoll, Choice

Хроники чехов от Космы из Праги

Хроники чехов от Космы из Праги

Лиза Волвертон
Католический университет Америки Press, 2009
ISBN : 978-0-8132-1570-9

Хроники чехов Пражского Космы (ум.1125) - шедевр средневекового исторического письма, глубоко эрудированный, сознательно исследованный и рассказанный в высоком риторическом стиле. Считающийся основополагающим повествованием чешской истории, он является источником самых старых рассказов о земле, людях и правителях Чехии и Моравии. Лиза Волвертон представляет первый аннотированный перевод на английский язык этого в высшей степени приятного и полезного произведения.

Первая из трех книг Хроники описывает первых людей, прибывших в Богемию, первых правителей и истоки династии Пршемысловичей, основание Праги и ранние фазы христианизации.Вторая книга охватывает период с 1037 по 1092 год, эпоху герцога Бретислава I и его пяти спорных сыновей. В Книге III рассматриваются события, совпадающие с написанием писателя, время великих политических потрясений как внутри страны, так и в отношении соседних немцев, поляков и венгров. Хроника, в основном посвященная правителям и политической жизни, поражает своим ярким повествованием, яркими персонажами и сценами, драматическими диалогами, вызывающими воспоминания монологами и глубокой классической и библейской эрудицией.Составляя его, Косма стремился определить чехов как историческую нацию, заставить их задуматься о своей политической культуре и призвать к реформам, справедливости и ответственности.

Самая старая история славянского народа, написанная славянином, это произведение может соперничать с любой средневековой хроникой по своей остроте, доступности и пониманию самой природы политической власти. Хроника чехов будет незаменима для специалистов по средневековью, желающих расширить свое присутствие в Восточной Европе, а также для преподавателей колледжей, ищущих живой и проницательный текст о средневековой политической жизни в целом.

Щелкните здесь, чтобы перейти на веб-сайт издателя

Щелкните здесь, чтобы просмотреть эту книгу

Щелкните здесь, чтобы прочитать доклад конференции Cosmas on the See of Prague

A Resort For The Soul - Youth Time Magazine

Согласно историкам, это место получило свое название от сочетания двух чешских слов: «литост» (переводится как «покаяние») и «домысливец» (высокомерный, гордый человек). Так возник Литомысль: похоже, князь Витислав, основатель города, хотел отречься от прежних грехов - гордости и надменности.Мы, конечно, не знаем, получил ли он отпущение грехов, но, несмотря на свои относительно небольшие размеры (в 2012 году его население составляло чуть более десяти тысяч человек), город стал одним из самых ярких культурных центров в Республика Чехия.

О вере и пожарах

Чешская Республика часто считается очень светской страной, когда дело доходит до веры и религии (согласно переписи 2011 года, только пятая часть всего населения считает себя практикующими. любой веры).Для сравнения: в 1991 г. доля соблюдающих верующих составляла 43,9%, а в 1950 г. - огромные 93,9%). Тем не менее, история городка Литомышль всегда была неразрывно связана с религией. Литомышль был основан в 981 году и впервые упоминается в чешских хрониках, написанных Козьмой из Праги, вместе с именем князя Славника, отца святого Войтеха, чьи культурные заслуги позже были восприняты в современной литературе. Второй раз Лимомысль упоминается в документе, изданном королем Владиславом I (1167 г.), в отношении церкви, которая должна была быть построена здесь Бретиславом в конце 11 века.Это церковное здание впоследствии стало ядром Премостранского монастыря, построенного в городе в середине 40-х годов 12 века. Одноименное епископство, подчинявшееся Пражскому епископству, открыло здесь свои двери почти через сто лет после того, как король Отокар Пршемысл II предоставил городу официальный статус. В своей книге «Литомысл» историк Милан Скриванек подробно объяснил формирование церковной структуры, а также те изменения, которые она претерпела. Развитие было остановлено во время гуситских войн, каноники покинули город, а епископство исчезло в истории, хотя официально оно было упразднено только в 1554 году.

Помимо заботы о душе, жители Литомышля не забывали и о хлебе насущном. Постепенно город наполнялся торговцами: пекарями, ткачами и суконщиками. Тем не менее, сельское хозяйство и сельское хозяйство по-прежнему оставались важнейшими компонентами местной экономики. Мастерские время от времени приходилось восстанавливать: Литомысль, который в основном состоял из деревянных построек, страдал от пожаров, которые случались почти каждый год; поэтому большая часть его первоначальной архитектуры была утеряна.Кажется, что кафедра реставраторов Пардубицкого университета была основана здесь не зря: у них всегда было много работы!


Замок Литомысль / Фото: Shutterstock

Проклятие деревянного платья

Периодические пожары чудом уцелели одну из популярных достопримечательностей города - замок-дворец, великолепный образец архитектуры эпохи Возрождения. со специальной отделкой под названием sgraffito .Главное достоинство этой техники внешней отделки - не только красота самого орнамента, но и его долговечность. Sgraffito Техника начинается с покрытия стены двумя или тремя слоями цветной штукатурки, а затем царапанием верхнего слоя в определенных местах для достижения необходимого цвета. Этот метод позволяет художникам sgrafitto сохранить первоначальную архитектурную концепцию здания на долгое время. Однако это метод, который не прощает ошибок; поэтому, чтобы штукатурка не «смещалась», мастер sgrafitto всегда использовал трафареты.

Кредит на строительство замка, которое было завершено в 1582 году, полностью принадлежит графу Владиславу Перштейнскому, который непосредственно участвовал в процессе строительства. В 1999 году замок был внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Как и положено всем замкам, в его одном из них обитает множество призраков.

Согласно легенде, одному дворянину разрешили переночевать в замке. Он проснулся посреди ночи, услышав громкий шум, а затем устрашающий голос, который сказал: «Secula seculurum!» Испуганный дворянин накормил невинных слуг за глупую шутку и ушел.Хозяева замка закрыли комнату и старались не заходить в нее ни при каких обстоятельствах. Но однажды в замок пришел странствующий монах и попросил разрешения переночевать. Не было свободных комнат, кроме загадочной комнаты. Слуги честно рассказали монаху о могильном голосе, но удивленный монах, похоже, не испугался и попросил хозяев приготовить постель. Когда его разбудил громкий шум, он крестился и спросил призрака, может ли он помочь.Снова прозвучали слова на латыни, и монах ответил: «Аминь», в темноту. А потом он услышал: «Да благословит вас Бог, я свободен». Монах провел остаток ночи спокойно, и призрак больше никогда не появлялся в замке.

Еще одна история и еще один призрак до сих пор вселяют страх в сердца тех, кто сегодня посещает замок. Когда-то в замке жила высокомерная и самовлюбленная графиня; она любила отличаться от всех остальных, к тому же она была чертовски богата.Однажды ей стало особенно скучно, и она заказала платье из хлеба. Было сшито подходящее платье, и графиня решила надеть его на прогулку по парку, где встретила нищего. Нищий попросил хотя бы кусок хлеба, но дворянка отказалась и крикнула нищему, чтобы тот скрылся с ее глаз. Но прежде чем нищий ушел, она прокляла богатую женщину. Вернувшись в замок, графиня провалилась сквозь пол в темницы, и земля немедленно сомкнулась над ней. Некоторые говорят, что ее непрощенная душа все еще блуждает по подземельям и пугает всех, кого встречает.

Рецепты для души и желудка

Появление в городе новой архитектурной жемчужины и смены правителя ознаменовали начало новой эры. Спустя какое-то время Литомышль превратился в настоящий культурный центр: процветал двор, а точнее замковый театр, уделялось должное внимание литературоведению. Многие известные личности из Чешской Республики внесли свой вклад в поддержание соответствующего имиджа, в том числе Бедржих Сметана, композитор, в честь которого был назван фестиваль классической музыки Литомышль.В 2018 году этот фестиваль будет проводиться в 60-й раз. Точнее, изначально фестиваль был посвящен исключительно классической музыке. Но теперь, помимо обязательного исполнения «Русалки», в программе присутствуют и современные джазовые музыканты, и импровизации. В этом году одним из самых запоминающихся моментов стал концерт музыки Артуро Сандовала. Композитор с одинаковой легкостью исполнил афро-кубинскую музыку, би-боп, романтические баллады и классические произведения. Артуро влюбился в музыку, когда ему было десять лет, когда он жил на Кубе, где получение музыкального инструмента было сложной задачей.Тетя Артуро подарила ему рог, и этот подарок сделал возможным его будущее.

Репутацию Литомышла поддерживают и известные авторы - например, Магдалена Реттигова, чешская писательница и активистка, чья поваренная книга стала кулинарной и лингвистической книгой самопомощи для многих немецкоязычных домохозяек в Чешской Республике (вы можете найти онлайн-рецепты на www.recepty-rettigova.cz).

Или Божена Немцова, последние по-настоящему тяжелые годы прожившая в отеле на площади Сметанова.Сейчас гостиница называется «Злата Гвезда», а из ее номеров в вечернее время открывается прекрасный вид на город.

Почувствуйте атмосферу: мини-гид


Площадь Литомышль / Фото: Shutterstock

Чтобы почувствовать душу этого городка, обязательно нужно сделать следующее:

  • Приезжайте сюда не на автобусе но поездом. Вам нужно будет сделать пересадку между выездом с Центрального вокзала в Праге и прибытием в Литомышль. Первый поезд - обычный экспресс, а второй - старинное оборудование с деревянными сиденьями и грохочущими окнами, который медленно доставит вас к месту назначения, постоянно трясется и грохоча, и позволяет вам наслаждаться красочными пейзажами за пределами окно поезда.
  • Забронируйте номер в гостинице «Злата Звезда», но обязательно попросите номер с видом на Центральную площадь. Тогда у вас будет возможность увидеть удивительные закаты.
  • Пройдите до станции пешком, по берегу речки Лоучна, мимо дома Сметаны, и послушайте журчание воды и озадаченное шарлатанство уток.
  • Поужинайте в маленьком ресторанчике Под Кластерем (Божены Немкове, 158). В нем есть открытая терраса, тяжелые стулья из кованого железа с высокими спинками и стеклянными ручками, которые красиво блестят в темноте; и простая, но вкусная еда по разумной цене.Еще важно то, что они открываются допоздна.
  • Прогуляйтесь по замку перед закатом - прекрасные возможности для фото гарантированы.
  • Съешьте на завтрак кусок шоколадного торта в Chocco Cafe (Сметаново намести 117).
  • Вернитесь в замок днем ​​и закажите чашку кофе в летнем кафе. Затем посетите музей. Пройдите в дальний угол парка к небольшому пруду и статуе льва. Сядьте на скамейку и читайте книгу под шелест листьев.
  • Бросьте монету в фонтан с обещанием, что вы вернетесь сюда снова.
  • Пообедать в местечке Малый Свет (Марианская 1097).
  • Купите открытки или конверты в магазине на Сетаново намести 62, составьте себе письмо о чудесном времени, которое вы здесь провели, и отправьте его из местного почтового отделения, которое находится в конце площади.
  • Приходите заранее на вокзал и сидите на каменных ступенях в ожидании поезда.
  • Возвращайся домой и сразу купи еще билет до Литомышля. Этот город неспроста называют курортом для души…

Когда образовалось первое Чешское королевство. Под властью Габсбургов. Чешская история XVI-XX веков: династия Габсбургов

г.

Основная статья: Доисторическая Чехия

Каменный век

Бронзовый век

В эпоху бронзы на территории Чехии существовали Унетице, Кнович и ряд других археологических культур, носители которых предположительно принадлежали к западной (центум) ветви индоевропейских языков.

Ранний железный век (кельты)

Первые следы кельтов в Богемии - это поселения гальштатской культуры, в которой доминировали кельты.

Самыми ранними историческими жителями Чешской Республики были кельты Бой латенской культуры, которые мигрировали из северной Италии в 4 веке до нашей эры. е. От них страна получила свое латинское и производное немецкое название Богемия (Bojohemum, Bohemia, Böhmen). Примерно в середине I века до н. Э. Э. кельты покинули Чехию, поддавшись натиску германских племен (это время в археологии обозначается как планианский горизонт).

Поздний железный век (немцы и римляне)

Период с 50 г. до н. Э. до 350/380 п. е. - время, когда на территории Чехии находились в основном немцы. Несколько лет до нашей эры. е. страна была оккупирована маркоманами, германским племенем во главе с Марободом, объединившим под своей властью многочисленные восточногерманские племена, оккупировавшие земли от среднего Дуная до нижнего течения Вислы. Основанное Марободом государство просуществовало недолго. Не в силах противостоять борьбе с Арминием, а затем с Катвальдом, знатным маркоманитом, жившим в изгнании среди готов, Маробод бежал в нашу страну.е. под защитой римлян и закончил свои дни в Равенне. Однако остатки маркоманов сохранились в Богемии до начала V века.

Параллельно с маркоманами в северной части Чешской Республики в то время существовала археологическая группа кобыл, смешанная в культурном и этническом отношении. Со II века проникает пшевская культура с севера (в Моравии ее следы наблюдаются с начала римской эры) и с 1-й половины 3-го века.новое население прибывает в Чехию с территории Полабии. Эти новые волны поселенцев во 2-й половине 3-го века также поселились в Моравии (группа Костелец). В то же время на юге Моравии появились постоянные поселения, свидетельствующие об участии римских войск в маркоманских войнах на территории Чехии. В 2001 году археологи обнаружили присутствие римлян даже на территории Оломоуц-Нередина.

Угнетенные готовами, маркоманами, кавадами и рядом других германских и негерманских народов (языги, бастары, сарматы), действуя в союзе, пытались захватить северные провинции Римской империи.Марк Аврелий с трудом сдерживал это давление, но еще долгое время река Дунай оставалась северной границей Римской империи. В III веке маркомане вели войны с римлянами и их германскими соседями. С появлением в Европе гуннов маркоманы подчинились их власти. Вместе с Аттилой маркомане приняли участие в кампании против Галлии и в битве при Каталауне ().

Неизвестно, вернулись ли маркоманы впоследствии в Чехию.Вполне возможно, что во второй половине V века Богемию населяли разные народы, сменявшие здесь друг друга при движении с севера к границам Римской империи, пока на этой земле окончательно не поселились славяне.

Расселение славян

Согласно народным легендам, в начале XII века в Чешских хрониках Пражский Козьма «изобрел» героический эпоним народов, населявших тогда Чехию (Бехайм, Богемия, Бехейми, Бехемани, Бемаре).В презентации Козьмы из Праги, Богемия (лат. Bohemus ) был вождем славян, пришедших на землю Боевых и маркоманов и остановившихся первоначально у горы Рипа, недалеко от слияния Молдовы (Влтавы) с Эльбой. (Лаба) и Огра - в честь которых потомки оседлых славян стали называть богемцами. На самом деле славяне проникали в страну постепенно, оседая кланами и племенами.

Этимология более позднего этнонима «чешский» до сих пор остается проблемой, не решенной историками и филологами.Комбинация česky muži встречается однажды в легенде о Святом Вацлаве (Вацлав; источник датируется 930-970 гг.), Но там она используется для обозначения отряда и личной защиты князя. В то же время самое раннее использование собственного имени в качестве основы отмечено в Далимиловской летописи (начало XIV в.): Используя Chronica Boemorum Козьмы Пражского в качестве одного из своих первоисточников, автор заменил Bohemus (Bohemian) на . Čech (чешский).

Мало что известно о племенном делении чешских славян.В центре страны жили чехи, самое могущественное племя, которое постепенно подчинило своей власти все другие племена и дало им свое имя. Все остальные племена - лучаны, седличи, литомерихи, деканы, лемы, пшованы, хорваты, зличиане, дулебы и др. - занимали земли вокруг территории собственно чехов. Из этих племен самыми могущественными после чехов были луцки, зличиане и хорваты. Лучаны жили вдоль реки Огре и ее притоков, от Рудных гор до гор Шумава.Еще в начале XII века сохранилась память о родовом государстве луцкого народа и его делении на 5 округов. Хорваты и сельские жители заняли восточную часть страны со своими поселениями и остались независимыми в 10 веке.

Аварское нашествие

Каждым племенем управляли свои старейшины или князья. Разделенные на небольшие племена чешские славяне во второй половине VI века и в начале следующего века находились под властью аваров, которые поселились в Паннонии около 562 года.Неудачный поход на Константинополь () и нападения хазар и булгар пошатнули мощь авар. Славянские народы поспешили свергнуть иго дикой орды. Борьба за независимость привела к созданию временного союза различных племен чешских славян. К этому союзу присоединились и другие соседние славянские народы. Образованный таким образом союз оказался настолько прочным, что попытка франкского короля Дагоберта завоевать земли чешских славян окончилась полным провалом: франкское войско потерпело поражение в трехдневной битве при Фогастисбурге ().

Государство само по себе (-)

Весть о свержении аварского ига и победе над франками сохранилась в той части летописи так называемого Фредегара, которая была написана около 658 года неизвестным человеком, жившим, как предполагается, в Меце. . По его рассказу, в 40-м году правления Хлотаря II () франкский купец по имени Само, появившись на земле славян, принял участие в борьбе с аварами, был избран славянами верховным правителем. лидер или король и счастливо правил ими в течение 35 лет.Союз чехов и других славян, возникший по необходимости, распался после того, как опасность миновала.

Объединение чешских славян и создание Чешского государства

Племя чехов, жившее в центре страны, стремилось распространить свою власть на соседние племена. Их главным городом был Вышеград, а затем Прага, княжеский замок, построенный недалеко от Земского Вышеграда.

Братья святого Войтеча, князья Зличи, боролись за независимость и состояли в отношениях с польским князем Болеславом I Храбрым и с императорским двором.Болеслав II Благочестивый напал на столицу славниковцев Любицу, разорил ее и окончательно присоединил к своему государству земли восточной и южной частей Чехии, подвластные зличнянам (). Таким образом, работа по объединению земель чешских славян под властью династии Пржемысловичей была завершена.

Богемия под властью германских императоров (-XIV век)

В 1241 году объединенная армия чешского короля Вацлава I и герцогов Австрии и Каринтии успешно отразила вторжение монгольских войск в Моравию и Чехию.

Позднее в Чехии появилась «безродная» (Интеррегна) (1439-52). Реальная власть была сосредоточена в руках региональных гетманов, которые представляли интересы умеренных гуситов - утраквистов. Иржи - один из гетманов захватил Прагу 3 сентября и на сейме [двусмысленная ссылка] был единогласно избран правителем всей страны, а вместе с ним - королем. Однако католическая церковь объявила нового короля еретиком и передала права на чешский престол венгерскому королю Матиасу Корвину, что вызвало чешско-венгерскую войну.После смерти Иржи его сторонники призвали на чешский престол Владислава Ягеллона, который впоследствии получил корону Венгрии. Католическая оппозиция усилилась, и утраквисты начали постепенно превращаться в лютеран. Таким образом, движение гуситов присоединилось к общеевропейскому движению Реформации. Турецкий фактор способствовал успеху католиков в Чехии, так как после смерти последнего чешского короля Ягеллона Людовика в битве при Мохаче корона Чешской Республики перешла во владение ревностных габсбургских католиков.

Контрреформация в Чешской Республике (Rekatolizace)

Чтобы укрепить католическую партию, Фердинанд пригласил орден иезуитов в Прагу, основал Коллегию св. Климента () и восстановил архиепископство Праги. В королевском указе был издан указ против пикардов, как насмешливо называли чешских братьев. Однако протестанты представили свои более ранние жалобы в форме королевской хартии, собрали армию и вынудили Рудольфа подписать это Majestätsbrief (9 июля).Захватив консисторию и университет, избрав защитников по 10 от каждого из трех сословий, протестанты образовали государство в государстве. С помощью наемной армии Рудольф предпринял попытку умиротворить чешских протестантов, но она закончилась свержением Рудольфа и избранием Матфея на чешский престол (-). Защитники созвали съезд в Праге и начали переговоры с наместниками короля, закончившиеся тем, что 23 мая лидеры движения (его душой был граф Турн) ворвались в зал Пражского Града, где находились губернаторы. сидели, и после бурных объяснений двое из них (Ярослав из Мартиница и Вильгельм Славату), а также их секретарь Филипп Фабрициус были выброшены из окна в ров замка глубиной около 30 метров (так называемый второй Пражская дефенестрация).Счастливое несчастье, попадание в навозную кучу, спасло всех троих от гибели (католики утверждали, что их спасли ангелы). 24 мая было организовано временное правительство из 30 директоров, а 25 мая было решено собрать армию, командование которой было возложено на графа Турну. Иезуиты, архиепископ и настоятель Бревновского были изгнаны; временное правительство завязало отношения с протестантскими князьями Германии. Больной король Матфей колебался и вел бесполезные переговоры с руководителями восстания, но Фердинанд отправил в Чехию войска под командованием Генриха Дампьера и Карла Букуа.

Тридцатилетняя война

Соперничество чешских протестантов и католиков спровоцировало Тридцатилетнюю войну. Чешские протестанты пытались свергнуть короля Фердинанда и вызвали в свое королевство кальвиниста Фридриха Пфальца. Фердинанда поддержали баварцы, саксы и поляки, объединившиеся в Католическую лигу.

Частный кружок чешских патриотов и ученых, собравшийся из города на встречи в Праге, в доме графа Ностица (на Малой Стороне), получил официальное признание в городе под названием Королевского чешского общества наук.Так возникло старейшее научное общество Австрии, которое и по сей день продолжает достойно и успешно работать в области естественно-математических и историко-филологических наук.

При императоре Леопольде II он основал кафедру чешского языка в Пражском университете. В городе чешские патриоты, в том числе 33 человека, подали петицию о введении чешского языка во время дебатов в Сейме. В городе было основано Чешское музейное общество, всевозможные научные коллекции и библиотека которого со временем достигли удивительной полноты и богатства.В городе Чешского музея появилась Чешская Матица с целью развития языка и литературы, а также публикации научных работ, написанных на чешском языке. Это национальное возрождение стало еще более сильным и принесло богатые плоды во второй половине XIX века, когда крестьяне, составлявшие основную массу чешского народа, были освобождены от крепостного права, а вся общественная и государственная организация после падения старых времен. порядок был восстановлен на более широкой и свободной основе. ...

Когда началась европейская революция 1848 года, в Чешской Республике началось время политических волнений.Собрания и конференции представителей всех слоев общества в Праге, начавшиеся 11 марта 1848 г., не привели к открытому восстанию только из-за уступчивости правительства и умеренного образа действий губернатора.

Одновременно были организованы народное ополчение и особый народный комитет. Сначала чехи и немцы действовали единогласно, но вскоре стали очевидными различия в их стремлениях и политике. Комитет, который занимался во Франкфурте разработкой конституции для всей Германской империи, к которой принадлежали чехи, стремился создать единое государство.Чешские немцы этому полностью сочувствовали, но чехи смотрели на это иначе.

Когда франкфуртский комитет пригласил историка Палацкого принять участие в заседаниях в качестве члена, последний категорически отказался от этого, видя в планах комитета опасность не только для чехов, но и для всего австрийского государства. Тем не менее министерство Пиллерсдорфа распорядилось о выборах представителей во Франкфуртский сейм. Народный комитет протестовал против этих выборов, но его немецкие члены не присоединились к этому протесту: они вышли из комитета и образовали отдельный конституционный союз.Прибывшие из Франкфуртского комитета делегаты вели себя высокомерно, требовали от чехов прислать депутатов и даже позволяли себе угрозы. Это вызвало всеобщее возмущение чехов: чешские студенты разогнали конституционный союз Германии, а народный комитет направил приглашение всем славянским племенам австрийского государства на съезд в Праге для обсуждения социальных потребностей и разработки общей программы действий. Выборы депутатов Франкфуртского сейма проходили только в районах проживания немцев.

Граф Тун, губернатор Чешской Республики, чешский патриот, не дожидаясь разрешения из Вены враждебного чехам министерства, Пиллерсдорф, назначил выборы в чешский сейм 17 мая. Тем временем в Вене вспыхнули беспорядки, побудившие императора. уехать из Вены в Инсбрук. Открытое восстание вспыхнуло в Венгрии и Ломбардии. В этот критический для Габсбургов момент опорой престола оставались только славяне. В Венгрии под руководством Бана Елачича началось движение славянских народов, направленное против опасного для славян притеснения мадьяр.В Чешской Республике был создан специальный совет губернатора, состоящий из семи основных членов народного комитета, и двое из его членов (Ригер и Ностиц) были отправлены в Инсбрук к императору с просьбой об одобрении этой меры и назначение дня открытия заседаний чешского сейма. В Праге закипела живая и плодотворная работа: проходили заседания Славянского съезда (со 2 июня), и Народный комитет успешно работал над разработкой плана будущей земской конституции и завершением других подготовительных работ к ней. Чешская диета.Все эти добрые начинания погибли по вине представителей крайних взглядов и увлеченной ими молодежи, поднявшей восстание в Праге с 12 по 16 июня. Главнокомандующий князь Виндишгретц подавил восстание с применением силы (бомбардировка города 16 июня) и вынудили повстанцев сдаться без каких-либо условий (17 июня). Славянский конгресс разогнался, не закончив заседаний, созыв конституционного чешского сейма был отменен, а народный комитет был распущен.Вместо этого через несколько дней после умиротворения Праги были проведены выборы в имперский сейм, где чешские депутаты сформировали правое крыло и поддержали правительство, охраняя целостность и независимость государства от притеснений Франкфурта и Мадьяр, в то время как чешские немцы все присоединились к левой.

Когда в Вене разразилась Октябрьская революция, чешские депутаты добились продолжения заседаний императорского сейма в моравском городе Кромержиж (Кремзир) при дворе, переехавшем в Ольмютц.Встречи начались 22 ноября. Через несколько дней император Фердинанд отрекся от престола в пользу своего 18-летнего племянника Франца Иосифа I. (2 декабря 1848 г.). Успешные военные действия Виндишгреца против восставших мадьяр укрепили правительство в идее разработки собственной конституции: 4 марта 1849 года Франц Иосиф опубликовал конституцию, общую для всего государства, и распустил сейм. Вскоре правительство провело необходимые реформы: последовало освобождение крестьян от крепостного права; издан новый устав городской и сельской администрации; университетам была предоставлена ​​определенная доля автономии и т. д.Победа Радецкого в Ломбардии и подавление восстания мадьяр с помощью русских войск, посланных императором Николаем I, убедили правительство восстановить старый порядок государственного управления: 31 декабря 1851 года Франц Иосиф отменил конституцию 1849 года, которая, однако, , это не было введено. Была общая реакция (министерство Баха), а в Чехии - преследование журналистов (заключение Гавлички в тюрьму за его политическую сатиру), покровительство немцев и притеснение чешского народного движения.Финансовый кризис и неблагоприятный исход войны 1859 года с Сардинией и Францией вынудили правительство изменить политику.

20 октября был выдан диплом, известный под названием Октябрь, который признал исторические права отдельных земель и равенство австрийских народов на основе самоуправления. Патент, выданный во исполнение этого диплома 26 февраля, определяющий организацию земского управления и известный под названием Февральской грамоты, однако был проникнут духом централизма и далек от ожиданий мечтавших чехов. о восстановлении прав короны св.Вацлав. Тем не менее, они направили своих депутатов как в Земский сейм (ландтаг), созванный весной 1861 г., так и в имперский сейм (рейхсрат), где их депутаты присоединились к полякам и выступили против конституционной централизации министерства Шмерлинга. В частности, чехи были недовольны выгодной для немцев организацией выборов. Не сумев добиться формирования федерального большинства в рейхсрате, чешские депутаты, протестуя, покинули палату (1863 г.) и сосредоточили свою деятельность в земском сейме, где они и составляли большинство.Они возлагали большие надежды на падение министерства Шмерлинга и нового министерства Belcredi. Действительно, действие февральского устава было приостановлено, и был издан закон об обязательном обучении в средних учебных заведениях обоих земских языков (18 января). Чешские немцы называли этот закон обязательным (Sprachenzwangsgesetz).

В составе Австро-Венгрии (-)

Богемия в составе Австро-Венгрии (карта 1914 года)

С децентрализацией Австрийской империи до Австро-Венгрии чехи не получили автономии, так как чешские немцы занимали ключевые посты в местном самоуправлении.Однако отдельно взятые чехи продвинулись по карьерной лестнице до министров. IN

Как все начиналось
Второе название Чешской Республики - Богемия. Он произошел от древнего кельтского племени сражений, населявшего территорию современной Северной Чехии еще в доисторические времена. Затем на смену кельтам пришли германские племена маркоманов, а в V веке их сменили славяне, от которых произошли современные чехи.
Славянское государство, достигшее своего расцвета к началу 11 века и называвшееся Великой Моравией, имеет очень странную судьбу.Во-первых, никто из историков не может сказать, где именно располагалась столица этого государства. Во-вторых, несмотря на то, что Великая Моравия имела довольно внушительную территорию (в нее входили Словакия, Богемия, а также часть нынешних Австрии и Венгрии), к началу X века это государство распалось. Великая Моравия была христианской страной; апостолы Кирилл и Мефодий стали его баптистами, как и в России.

«Вижу золотой град!»
Благодаря усилиям первой чешской княжеской династии Пршемысловичей в период с 10 по 14 века произошло новое объединение страны.Одной из самых значительных фигур этой династии был князь Вацлав I, который позже был канонизирован и считался небесным покровителем Богемии. С этим периодом связано возникновение столицы Чешского государства - города Праги. Согласно старинной легенде, это событие предсказала княгиня Либуше, мифологическая основательница рода Пржемысловичей. Глядя с крутого берега реки Влтавы на то место, где сейчас находится Прага, она пророчески воскликнула: «Я вижу золотой град, его слава поднимется к звездам!» Конечно, есть легенда, и у историков, как всегда, есть свое мнение по этому поводу: они считают, что Прага стала столицей после того, как князь Пршемыслович-Боржевой перенес сюда свою резиденцию.
Несмотря на то, что Богемия (а именно так в старину называлась Чехия) имела свою княжескую династию, она входила в состав Германской империи. Ситуация изменилась во второй половине 12 века, во время правления князя Пршемысла Оттакара II. Ему удалось не только выйти из-под подчинения Германской империи и установить самодержавие в Богемии, но и расширить границы своих владений, присоединив Австрию, Штирию, Каринтию и Каринтию к чешским землям.Правда, триумф Пржемысла длился недолго: князь погиб в последующей войне за германскую корону.

люксембуржцы
Вслед за Пршемыслом Оттакаром II в чешском городе Оломоуц был убит другой представитель рода Пршемысловичей, князь Вацлав III. Династия прекратила свое существование. Вскоре был решен вопрос о том, кто будет править следующим: в 1310 году состоялась свадьба 14-летнего Яна Люксембургского на 18-летней дочери Вацлава III Елищке (Елизавете).Несмотря на свой молодой возраст - что, впрочем, было нормальным - Иоанн присоединил Хеба и значительную часть Силезии к Богемии. Вместе новые регионы стали называть землями чешской короны.
Иоанн Люксембургский был хорошим королем, но у него была одна роковая слабость: он любил сражаться. Когда в его собственном государстве не было войн и стычек, он отправился за ними в другие страны. Естественно, ни к чему хорошему эта страсть не привела: в 1346 году Иоанн погиб в битве при Креси, выступая против англичан на стороне французов.
Трон перешел к сыну Иоанна Карла IV, который был коронован императором Священной Римской империи. Личность этого правителя настолько интересна, что заслуживает отдельного разговора. Карл был более практичным и менее амбициозным правителем, чем его отец, и очень интересовался всеми политическими делами своей страны. Биография Карла IV полна интересных фактов ... Так, например, мало кто знает, что чешский король имел совсем другое имя: при рождении его звали Вацлав IV, но, поскольку он воспитывался при французском дворе, стали назовите его Чарльзом.Кстати, именно этот факт является причиной того, что Карла IV иногда путают с его сыном, которого также звали Вацлавом IV.
Карл IV вступил на престол, когда он был почти ребенком. Он совсем не знал чешского языка и сразу же был окружен множеством злых советников, которые хотели узурпировать власть, формально предоставив правление молодому королю. Однако, несмотря на возраст, Карл оказался очень тонким и умным политиком. Разобравшись в планах своих хитрых приспешников, он за очень короткое время выучил чешский язык и взял бразды правления в свои руки.
Карла IV называют отцом чешского народа. Действительно, этот мудрый и просвещенный правитель много сделал для своей страны, и времена его правления стали зенитом могущества и процветания Чешской Республики. Именно при нем был создан первый Карлов университет в Центральной Европе, построены Карлов мост и великолепный собор Святого Вита в Праге, а также множество церквей и монастырей по всей Чешской Республике. В то время Прага считалась третьим городом христианского Запада после Рима и Константинополя.На позолоченной доске на Староместской ратуше написано: «Прага - глава империи». Император разработал план Нового города Праги и лично руководил строительством; Карлштейнский замок и курорт Карловы Вары также были названы в честь Карла IV. К заслугам Карла можно отнести начало виноделия в Чехии.

Период гуситских войн
После смерти Карла IV его старший сын Вацлав IV стал владельцем чешской короны. Период его правления отмечен экономическими, национальными и религиозными конфликтами.Предпосылки для этих конфликтов возникли еще при Карле IV. Дело в том, что, будучи очень набожным человеком и к тому же имея влиятельных друзей в кругах Ватикана, Карл активно поддерживал духовенство. В конце своего правления он обладал такими богатствами и привилегиями, что не мог не вызывать недовольства у населения страны.
Чтобы эти общественные настроения переросли во что-то большее, был нужен идейный лидер. И вскоре появился такой человек. Это был Ян Гус, преподаватель богословия Пражского университета.В своих проповедях, которые проходили в Вифлеемской капелле, Хус осуждал коррупцию духовенства, призывал к лишению церкви собственности и подчинению ее светской власти, требовал реформы церкви и выступал против господства Германии в мире. Республика Чехия. Дальнейшая судьба Яна Гуса известна всем. Сначала он был отлучен от церкви, но, несмотря на это, продолжал тайно проповедовать в чешских городах. Затем решением церковного совета, который проходил в немецком городе Констанце, Гус был приговорен к смертной казни.Гуса казнили 6 июля (теперь этот день в Чехии государственный праздник). Каждый чешский первоклассник знает последние слова великого реформатора, которые он произнес после того, как в последний раз его попросили отказаться от своих идей: «Я не откажусь!» Казнь Яна Гуса стала той искрой, которая зажгла пламя 20-летних гуситских войн. Эта революция оставила глубокий след в истории страны, но не привела к каким-либо существенным результатам. Пойдя на компромисс со сторонниками Реформации, церковь выполнила только социальные, а не религиозные требования.

Габсбургов
В 1526 году австрийский эрцгерцог Фердинанд I Габсбургский стал королем Богемии. Этой династии суждено было править страной до 1918 года. Императором, оставившим самый заметный и яркий след в истории Богемии, был Рудольф II. Конечно, это был человек с неординарным и интересным характером. Он держал льва в качестве домашнего питомца, был горячим поклонником искусства и мистиком. Рудольф собрал очень большую коллекцию картин, в том числе работы гениев итальянского Возрождения - Леонардо да Винчи, Микеланджело и Рафаэля.Страсть Рудольфа ко всему, что связано со сверхъестественными силами, привело к тому, что Прага почти на тридцать лет стала мировой столицей алхимии. Волшебники и алхимики со всей Европы стекались сюда в надежде получить покровительство императора.
Рудольф II был единственным представителем династии Габсбургов, который хотел переехать в Прагу (остальные Габсбурги управляли страной из Вены). Как когда-то при Карле IV, так и во время правления Рудольфа, столица Чешского государства стала культурным центром Священной Римской империи.Здесь было построено много зданий в стиле барокко, в том числе церковь Лорета и собор Святого Николая. В 1611 году под давлением родственников Рудольф II был вынужден отречься от престола в пользу своего брата Матиаса. Дело в том, что император страдал тяжелой формой сифилиса, сопровождавшейся слабоумием.
Последующие представители семьи Габсбургов начали проводить политику закручивания гаек: одна за другой отменялись все вольности, к которым так щедро относился лояльный и демократичный Рудольф II.В 1618 году политическая ситуация в стране обострилась настолько, что это привело к событию, названному «Вторым пражским броском из окон»: группа из 27 чешских дворян выбросила двух императорских губернаторов и их секретарей из окон королевского дворца. Это восстание стало одной из причин начала Тридцатилетней войны - протестантская Богемия восстала против католической Австрии. Решающим сражением в этой войне стала битва у Белой горы, которую протестанты проиграли. Более 30 тысяч протестантских семей были вынуждены покинуть страну, и Прага на долгие годы превратилась в провинциальный город.История Чешской Республики вступила в «темную эпоху» экономического и культурного застоя. В этот период немецкий становится официальным языком государства, все ключевые посты в государстве переходят к немцам, а также они занимают лидирующие позиции в экономике. Многие чешские дворяне и интеллектуалы покидают страну.

Пробуждение нации
Период правления австрийской эрцгерцогини Марии Терезии ознаменовался пробуждением национального самосознания, вся страна была охвачена крестьянскими восстаниями.При императорах Иосифе II и Леопольде II возродилась чешская культура: театры ставят спектакли на чешском языке, публикуются произведения историка Франтишека Палацкого. Прекрасно осознавая угрозу, которую представляет Австро-Венгерская империя, император Франц Иосиф пытается остановить революционные настроения в стране, но ему это не удается.

Первая мировая война и конец Австро-Венгерской империи
Уже во время Первой мировой войны такие видные чешские политики, как Т.Масарик, Э. Бенеш и М. Стефаник нашли убежище сначала в Швейцарии, а затем в Париже. Им удается убедить союзников в необходимости создания независимого славянского государства между Германией и Австрией.
В конце войны, 28 октября 1918 года, произошло знаменательное событие: в Праге была провозглашена Чехословацкая республика. 14 ноября того же года был избран ее первый президент Томаш Масарик. В 1935 году его сменил Эдуард Бенеш.

Вторая мировая война
Однако новообразованное государство просуществовало недолго.После заключения так называемого Мюнхенского договора 1938 года фашистская Германия захватила Судеты Чехословакии, населенные в основном немцами. 14 марта 1939 года Словакия провозгласила независимость, а уже на следующий день фашистские войска вторглись в Чехию. Более 300 000 чехов и словаков нашли свою смерть в лагерях Третьего рейха, 200 000 чехословацких евреев были истреблены оккупантами.

Период коммунизма и «Пражская весна»
5 мая 1945 года войска Красной Армии освободили Чехию от немецких захватчиков.Вскоре после Второй мировой войны Чехословацкая республика попала в сферу влияния СССР. Демократические партии не смогли противостоять коммунистам, получившим 40% голосов на выборах 1946 года.
Среди многочисленных попыток реформирования или улучшения коммунистической системы была знаменитая «Пражская весна» (1969): в ответ на попытку чешских коммунистов во главе с Александром Дубчеком построить «социализм с человеческим лицом» страны Варшавского договора ввел свои войска в Чехословакию.

Смена режима и распад Чехословакии
Массовые протесты и демонстрации, охватившие страну в конце 80-х годов ХХ века, получили название «бархатной революции». За ней последовала всеобщая забастовка, которая привела к смене режима. Новым президентом Чехословакии стал драматург и бывший диссидент Вацлав Гавел.
1 января 1993 года из-за «непреодолимых противоречий» Чехословацкое государство было мирно разделено на две независимые республики - Чехию и Словакию.Эти государства всегда придерживались разных политических курсов: если Словакия руководствовалась политикой Москвы, то Чехия равнялась со странами Европы. В 1999 году Чехия стала частью НАТО, а в 2004 году стала членом ЕС. 21 декабря 2007 года Чехия присоединилась к странам Шенгенского соглашения. Это означает, что с чешской визой вы сможете беспрепятственно путешествовать по городам других европейских государств, которые являются частью вышеупомянутого соглашения. Поездом или взяв машину в аренду.Последний вариант, конечно, лучше, так как позволяет самостоятельно разработать для вас интересный вариант маршрута, изменить сценарий во время поездки и вообще почувствовать свободу от любых графиков и капризов посторонних во время собственного отпуска. Лучше всего прокатиться по Германии и Австрии, совмещая посещение больших городов с маленькими провинциальными - чтобы в полной мере ощутить колорит местной жизни.

Чешские государственные учреждения

тест

Славянское население на территории Чехии Франкские хроники XI века.Обозначается термином «богема». Здесь поселились несколько племен. Чехи жили в Пражской котловине, в районе Жатец - Лучан, на севере Чехии - лемузы, в районе Мельник - литомерицы и Пшоване, в восточной части Чехии - Харватс, в южной часть - Дулеби.

В X - XI вв. в этих племенах распалась родовая система и сложились ренне-феодальные отношения. Вожди племен, знать и другие влиятельные личности захватили общую наследственную собственность и с помощью отрядов превратили целые деревни, кланы, племена в свою собственность и заставили их работать на себя и содержать свои дворы и отряды.

Феодалы также постоянно враждовали между собой, пытаясь аннексировать соседние территории, таким образом, произошло объединение территориальных и этнических единиц, особенно интенсивным этот процесс был в Средней Чехии, где правили князья из династии Пржемысловичей.

Говоря о Пршемысловцах, можно сказать, что династия восходит к Великой Моравии в конце IX - начале X веков. Первое упоминание в источниках о князе этого рода (872 г.) - князь Борживой, которому подчинялись чехи, луцки, лемы и литовцы.

В 884 году Борживой подчинился Святополку Моравскому.

В 885 году Боржива и его жена обратились в христианство, потому что он понимал важность христианства в укреплении власти.

В 895 году Чешская Республика вошла в состав Моравии.

После падения Великой Моравии (906 г.) ее племена и княжества, входившие в ее состав, начали отделяться и образовывать независимые ассоциации. Чехия - борясь за свою независимость, не раз воевала с ослабленной Моравией.После распада Чешская Республика стала экономически сильнее, чем была под властью моимировцев и частью правления династии Пршемыслов.

Князь Боржив упоминается в хронике Козьмы Пражской, написанной в 1102 году. Нет полной уверенности в том, что хроника правдива, так как Козьма собрал информацию двести лет назад, и вероятность того, что многие данные могут быть недостоверными или несуществующими, отсутствует. довольно высоко.

После правления Борживого Чехией правил его внук Вацлав.В более поздней историографии Вацлав очень популярен. Он правил с 921 по 935 год, насаждал христианство в своей стране, собирал обычные сборы со своих подданных, вел вооруженные конфликты с противниками.

Дело в том, что тогда в стране еще были сильны элементы язычества. В результате заговора в 935 году Вацлав был убит и позже канонизирован как мученик за христианскую веру.

Болеслав I, взошедший на престол, отказался платить дань германскому королю и в течение 14 лет успешно отражал натиск Отто I.Однако в 950 году Болеслав все же признал свою зависимость от немецкого короля и помог ему победить венгров и присоединить Силезию и Висланское княжество к своим владениям. с Краковом. Также в некоторых источниках есть информация о том, что Болеслав овладел Моравией и частью Словакии.

Внутри страны Болеслав ввел новую монету - серебряный денарий, просуществовавший до 1300 года.

При Болеславе I и его преемниках система правления значительно изменилась.Вожди племен и старейшины кланов, если они не подчинялись князю, истреблялись. Государство было разделено на регионы, управляемые княжескими замками, где, помимо обслуживающего персонала, во главе бюргграфа стояли гарнизон и слуги.

По всей стране действовали указы, издаваемые Пражским Градом, который был центром Чешской Республики.

На важные административные должности - главный бургграф, верховный канцлер, главный писарь и т. Д. - князь назначил своих воинов, наградив их землями с крестьянами, деревнями, крепостями, которые они сначала использовали в качестве вотчин, а затем стали наследовать.Так образовался класс феодалов.

Установлена ​​первая государственная пошлина «мировая дань» и земские пошлины.

Болеслав I решил основать пражское епископство, но умер в 972 году, не успев исполнить свое намерение.

Князем стал его сын Болеслав II, получивший официальные регалии епископа Пражской епархии в 973 году.

Епископство усилило власть пржемыслитов, и церковь полностью подчинилась князю.Он назначал и увольнял священников, собирал церковную десятину с верующих, основал три монастыря и был назван «Благочестивым».

Военные походы Болеслав II овладел частью Верхней Лужии и галицкой земли.

В центре Чешской котловины стоял замок Либице, где начал формироваться политический центр. Замок принадлежал князю Славнику, который по знати считал себя равным пржемыслитам и не подчинялся им. Он также, как и Болеслав, чеканил свою монету и самостоятельно установил отношения с иностранными правителями.

Пржемыслисты увидели в этом угрозу. В 982 г. возник конфликт между пржемысловцами и славниковцами.

В 995 году отряд Болеслава II захватил Либице, уничтожив славниковцев, Болеслав II объединил всю Чехию под властью Пржемысловичей.

Его сменил Болеслав III (999 - 1003), при котором чешское государство вступило в период кризиса.

Германский император Генрих II заставил чешского князя признать вассальную зависимость.

А чешский князь Вратислав II (1061-1092) получил титул короля за верность императору Генриху IY, правда, без права наследования.

В XI в. в результате ранней феодальной централизации Чешского государства ослабла, страна вступила в период феодальной раздробленности. Территория государства развалилась до крайности. Центром каждой крайности был город. Все основные судебные, административные и финансовые должности в управлении края находились в руках местных землевладельцев, которые получали особые доходы.Местные феодалы также были крайним военным ополчением. Обсуждали крайние случаи и на крайних съездах (региональных сеймах). Все должности в центральном правительстве и дворе также были заменены феодальной знатью. Князья Богемии были бессильны решать вопросы войны, мира или финансов без феодальной знати, которая заседала в сейме и в совете при князе. XI-XIII века были временем, когда феодальная собственность крупных и мелких помещиков, а также церковь продолжали расширяться и укрепляться.Уже в X в. право на использование пустошей и лесов зависело от феодалов, включая расчистку Нови и основание новых деревень. Основав эти деревни, феодалы заселили их зависимыми крестьянами и запретили использование общинных земель окружающим населением. Вольные крестьяне - деды Советская историческая энциклопедия. - М .: Советская энциклопедия. Эд. Е. М. Жукова. 1973-1982 гг., Владевшие земельными участками по наследственному праву и занятые своей долей в начале XI века.все еще занимавшие видное место среди крестьян, тем самым оказались в безвыходном положении. Разоренные в результате запрета на использование общинных земель, деды попали в зависимость от феодалов, которым они были обязаны платить всевозможные вымогательства. Немаловажную роль в разорении и порабощении дедов сыграли также прямой захват их земель феодалами и насильственное порабощение.

Однако конкретная система в стране не развивается.К концу XII в. Моравский маркграф и пражский епископ были вынуждены снова признать свое подчинение чешской короне. Раздробленность проявлялась не столько в прямом распаде государства на политически обособленные части, сколько в росте привилегий аристократии и всего дворянства. Феодалы обеспечили наследственные права на земли, расширенные привилегии неприкосновенности и т. Д. Католическая церковь вырвала у центрального правительства большинство уступок: подчинение духовенства только церковному суду, право на десятину и т. Д.Показателем возросшего веса Чешской Республики в международных делах было получение князем королевского титула в 1158 году. Верховная власть императора над чешским королем была минимальной. Отношения складывались по-разному - от союзов до военных конфликтов, которые протекали с разной степенью успеха. Но в целом они больше походили на отношения между партнерами, чем на сюзерена и вассала. Императорская Золотая Булла 1212 года признала особый статус Чешской Республики и Священной Римской империи: чешские представители были обязаны посещать только те рейхстаги, которые собираются у границ королевства; если династия умирает, чехи имеют право самостоятельно избрать короля без вмешательства извне и т. д.

Потомки Вратислава уже боролись за престол. В то же время вотчина Чешской Республики в составе империи имела ряд особенностей. Имперские законы в Чехии не действовали, но империя признавала правителями страны только тех лиц, которые были избраны воинами и имели реальную власть.

Конец XII века ознаменовался периодом упадка не только Чешского государства, но и Германской империи, что позволило чешскому государству сохранить свою независимость.

В 1306 году династия Пржемысловичей умерла, чешские феодалы избрали королем Яна Люксембургского (1310–1346), получив от него ряд новых привилегий, в том числе освобождение от обычных налогов. В 1317 году полномочия установленных в конце XIII века были расширены и усилены. сословное представительство - Сейм, в котором были представлены дворянство, духовенство и города.

Глава 2. Развитие права в Чешской Республике в средние века

Отношения Великого княжества Литовского и России

Возникновение Великого княжества Литовского в различных источниках приписывается от правления Миндаугаса (около 1251 г.) до правления Гедемина (1316–1341 гг.).Централизация и рост Литовского княжества продиктованы одной целью - выжить ...

Возникновение российской государственности. Древняя Русь. Киевская Русь

Земли восточнославянских племен, объединенных в единое государство, получили название Русь. Аргументы «нормандских» историков, которые пытались провозгласить создателями древнерусского государства норманнами, тогда на Руси называли варягов ...

Государственность восточных славян

Момент возникновения Древнерусского государства не может быть датирован с достаточной точностью.Очевидно, происходил постепенный рост тех политических образований, о которых говорилось выше ...

Индия Великих Моголов

Существование Делийского султаната, появление правящего класса мусульманских феодалов, долгое сосуществование и взаимное влияние индуистов и мусульман подготовили возникновение новой могущественной мусульманской империи на севере Индии ...

Монголо-татарское нашествие на Русь и его последствия

В начале XIII века.в Средней Азии образовалось Монгольское государство, объединившее многочисленные племена кочевых скотоводов и охотников. Монгольские племена кочевали в степях Забайкалья и северной части Современной Монголии ...

Образование Древнерусского государства в IX-XI вв.

Становление Древнерусского государства. Критика «нормандской» теории

Обильный материал из различных источников убеждает нас в том, что восточнославянская государственность вызревала на юге, в богатой и плодородной лесостепной зоне Среднего Днепра...

Образование и основные этапы развития государственности в Спарте

Спартанское государство возникло в результате переселения дорийского племени через Балканский полуостров. Дорианцы завоевали Лаконию в долине Еврот, и в 9 веке образовалось спартанское государство ...

Образование Новгородского государства в IX веке

В это время на северо-западных землях восточных славян, в районе озера Ильмень, по Волхову и в верховьях Днепра назревали события, которым тоже суждено было стать одним из самых заслуживает внимания в русской истории...

Чешские государственные предприятия

В чехословацкой историографии - вопрос о происхождении первых славянских княжеств на Среднем Дунае в первой трети IX века. (Моимировский в долине Моравы и Прибиповский в Нитрянском районе) из-за отсутствия источников остается неразрешенным ...

Развитие русского права Древняя Русь

Из ряда представлений о государстве, существующих в исторической науке, формирование происхождения славян наиболее полно отвечает требованиям современной науки, так называемой днепро-одерской концепции происхождения славян академика Б.А.

Россия в IX-XIII веках: от единства к раздробленности

Возникновение Киевской Руси вписывается в процесс становления государства, происходивший в IX-X веках. на огромной территории Северной, Центральной и Восточной Европы. По Повести временных лет ...

Россия и Орда: точки зрения российской исторической науки

В начале 13 века. В Средней Азии, на территории от озера Байкал и верховьев Енисея и Иртыша на севере до южных районов пустыни Гоби и Великой Китайской стены, образовалось Монгольское государство.По названию одного из племен ...

Франкское государство

Племенной союз франков образовался в III веке. в низовьях Рейна. В него входили хамавы, бруктеры, сугамбры и некоторые другие племена. В IV веке. франки поселились в Северо-Восточной Галлии как союзники Римской империи ...

Основная статья: Доисторическая Чехия

Каменный век

Бронзовый век

В эпоху бронзы на территории Чехии существовали Унетице, Кнович и ряд других археологических культур, носители которых предположительно принадлежали к западной (центум) ветви индоевропейских языков.

Ранний железный век (кельты)

Первые следы кельтов в Богемии - это поселения гальштатской культуры, в которой доминировали кельты.

Самыми ранними историческими жителями Чешской Республики были кельты Бой латенской культуры, которые мигрировали из северной Италии в 4 веке до нашей эры. е. От них страна получила свое латинское и производное немецкое название Богемия (Bojohemum, Bohemia, Böhmen). Примерно в середине I века до н. Э. Э. кельты покинули Чехию, поддавшись натиску германских племен (это время в археологии обозначается как планианский горизонт).

Поздний железный век (немцы и римляне)

Период с 50 г. до н. Э. до 350/380 п. е. - время, когда на территории Чехии находились в основном немцы. Несколько лет до нашей эры. е. страна была оккупирована маркоманами, германским племенем во главе с Марободом, объединившим под своей властью многочисленные восточногерманские племена, оккупировавшие земли от среднего Дуная до нижнего течения Вислы. Основанное Марободом государство просуществовало недолго. Не в силах противостоять борьбе с Арминием, а затем с Катвальдом, знатным маркоманитом, жившим в изгнании среди готов, Маробод бежал в нашу страну.е. под защитой римлян и закончил свои дни в Равенне. Однако остатки маркоманов сохранились в Богемии до начала V века.

Параллельно с маркоманами в северной части Чешской Республики в то время существовала археологическая группа кобыл, смешанная в культурном и этническом отношении. Со II века проникает пшевская культура с севера (в Моравии ее следы наблюдаются с начала римской эры) и с 1-й половины 3-го века.новое население прибывает в Чехию с территории Полабии. Эти новые волны поселенцев во 2-й половине 3-го века также поселились в Моравии (группа Костелец). В то же время на юге Моравии появились постоянные поселения, свидетельствующие об участии римских войск в маркоманских войнах на территории Чехии. В 2001 году археологи обнаружили присутствие римлян даже на территории Оломоуц-Нередина.

Угнетенные готовами, маркоманами, кавадами и рядом других германских и негерманских народов (языги, бастары, сарматы), действуя в союзе, пытались захватить северные провинции Римской империи.Марк Аврелий с трудом сдерживал это давление, но еще долгое время река Дунай оставалась северной границей Римской империи. В III веке маркомане вели войны с римлянами и их германскими соседями. С появлением в Европе гуннов маркоманы подчинились их власти. Вместе с Аттилой маркомане приняли участие в кампании против Галлии и в битве при Каталауне ().

Неизвестно, вернулись ли маркоманы впоследствии в Чехию.Вполне возможно, что во второй половине V века Богемию населяли разные народы, сменявшие здесь друг друга при движении с севера к границам Римской империи, пока на этой земле окончательно не поселились славяне.

Расселение славян

Согласно народным легендам, в начале XII века в Чешских хрониках Пражский Козьма «изобрел» героический эпоним народов, населявших тогда Чехию (Бехайм, Богемия, Бехейми, Бехемани, Бемаре).В презентации Козьмы из Праги, Богемия (лат. Bohemus ) был вождем славян, пришедших на землю Боевых и маркоманов и остановившихся первоначально у горы Рипа, недалеко от слияния Молдовы (Влтавы) с Эльбой. (Лаба) и Огра - в честь которых потомки оседлых славян стали называть богемцами. На самом деле славяне проникали в страну постепенно, оседая кланами и племенами.

Этимология более позднего этнонима «чешский» до сих пор остается проблемой, не решенной историками и филологами.Комбинация česky muži встречается однажды в легенде о Святом Вацлаве (Вацлав; источник датируется 930-970 гг.), Но там она используется для обозначения отряда и личной защиты князя. В то же время самое раннее использование собственного имени в качестве основы отмечено в Далимиловской летописи (начало XIV в.): Используя Chronica Boemorum Козьмы Пражского в качестве одного из своих первоисточников, автор заменил Bohemus (Bohemian) на . Čech (чешский).

Мало что известно о племенном делении чешских славян.В центре страны жили чехи, самое могущественное племя, которое постепенно подчинило своей власти все другие племена и дало им свое имя. Все остальные племена - лучаны, седличи, литомерихи, деканы, лемы, пшованы, хорваты, зличиане, дулебы и др. - занимали земли вокруг территории собственно чехов. Из этих племен самыми могущественными после чехов были луцки, зличиане и хорваты. Лучаны жили вдоль реки Огре и ее притоков, от Рудных гор до гор Шумава.Еще в начале XII века сохранилась память о родовом государстве луцкого народа и его делении на 5 округов. Хорваты и сельские жители заняли восточную часть страны со своими поселениями и остались независимыми в 10 веке.

Аварское нашествие

Каждым племенем управляли свои старейшины или князья. Разделенные на небольшие племена чешские славяне во второй половине VI века и в начале следующего века находились под властью аваров, которые поселились в Паннонии около 562 года.Неудачный поход на Константинополь () и нападения хазар и булгар пошатнули мощь авар. Славянские народы поспешили свергнуть иго дикой орды. Борьба за независимость привела к созданию временного союза различных племен чешских славян. К этому союзу присоединились и другие соседние славянские народы. Образованный таким образом союз оказался настолько прочным, что попытка франкского короля Дагоберта завоевать земли чешских славян окончилась полным провалом: франкское войско потерпело поражение в трехдневной битве при Фогастисбурге ().

Государство само по себе (-)

Весть о свержении аварского ига и победе над франками сохранилась в той части летописи так называемого Фредегара, которая была написана около 658 года неизвестным человеком, жившим, как предполагается, в Меце. . По его рассказу, в 40-м году правления Хлотаря II () франкский купец по имени Само, появившись на земле славян, принял участие в борьбе с аварами, был избран славянами верховным правителем. лидер или король и счастливо правил ими в течение 35 лет.Союз чехов и других славян, возникший по необходимости, распался после того, как опасность миновала.

Объединение чешских славян и создание Чешского государства

Племя чехов, жившее в центре страны, стремилось распространить свою власть на соседние племена. Их главным городом был Вышеград, а затем Прага, княжеский замок, построенный недалеко от Земского Вышеграда.

Братья святого Войтеча, князья Зличи, боролись за независимость и состояли в отношениях с польским князем Болеславом I Храбрым и с императорским двором.Болеслав II Благочестивый напал на столицу славниковцев Любицу, разорил ее и окончательно присоединил к своему государству земли восточной и южной частей Чехии, подвластные зличнянам (). Таким образом, работа по объединению земель чешских славян под властью династии Пржемысловичей была завершена.

Богемия под властью германских императоров (-XIV век)

В 1241 году объединенная армия чешского короля Вацлава I и герцогов Австрии и Каринтии успешно отразила вторжение монгольских войск в Моравию и Чехию.

Позднее в Чехии появилась «безродная» (Интеррегна) (1439-52). Реальная власть была сосредоточена в руках региональных гетманов, которые представляли интересы умеренных гуситов - утраквистов. Иржи - один из гетманов захватил Прагу 3 сентября и на сейме [двусмысленная ссылка] был единогласно избран правителем всей страны, а вместе с ним - королем. Однако католическая церковь объявила нового короля еретиком и передала права на чешский престол венгерскому королю Матиасу Корвину, что вызвало чешско-венгерскую войну.После смерти Иржи его сторонники призвали на чешский престол Владислава Ягеллона, который впоследствии получил корону Венгрии. Католическая оппозиция усилилась, и утраквисты начали постепенно превращаться в лютеран. Таким образом, движение гуситов присоединилось к общеевропейскому движению Реформации. Турецкий фактор способствовал успеху католиков в Чехии, так как после смерти последнего чешского короля Ягеллона Людовика в битве при Мохаче корона Чешской Республики перешла во владение ревностных габсбургских католиков.

Контрреформация в Чешской Республике (Rekatolizace)

Чтобы укрепить католическую партию, Фердинанд пригласил орден иезуитов в Прагу, основал Коллегию св. Климента () и восстановил архиепископство Праги. В королевском указе был издан указ против пикардов, как насмешливо называли чешских братьев. Однако протестанты представили свои более ранние жалобы в форме королевской хартии, собрали армию и вынудили Рудольфа подписать это Majestätsbrief (9 июля).Захватив консисторию и университет, избрав защитников по 10 от каждого из трех сословий, протестанты образовали государство в государстве. С помощью наемной армии Рудольф предпринял попытку умиротворить чешских протестантов, но она закончилась свержением Рудольфа и избранием Матфея на чешский престол (-). Защитники созвали съезд в Праге и начали переговоры с наместниками короля, закончившиеся тем, что 23 мая лидеры движения (его душой был граф Турн) ворвались в зал Пражского Града, где находились губернаторы. сидели, и после бурных объяснений двое из них (Ярослав из Мартиница и Вильгельм Славату), а также их секретарь Филипп Фабрициус были выброшены из окна в ров замка глубиной около 30 метров (так называемый второй Пражская дефенестрация).Счастливое несчастье, попадание в навозную кучу, спасло всех троих от гибели (католики утверждали, что их спасли ангелы). 24 мая было организовано временное правительство из 30 директоров, а 25 мая было решено собрать армию, командование которой было возложено на графа Турну. Иезуиты, архиепископ и настоятель Бревновского были изгнаны; временное правительство завязало отношения с протестантскими князьями Германии. Больной король Матфей колебался и вел бесполезные переговоры с руководителями восстания, но Фердинанд отправил в Чехию войска под командованием Генриха Дампьера и Карла Букуа.

Тридцатилетняя война

Соперничество чешских протестантов и католиков спровоцировало Тридцатилетнюю войну. Чешские протестанты пытались свергнуть короля Фердинанда и вызвали в свое королевство кальвиниста Фридриха Пфальца. Фердинанда поддержали баварцы, саксы и поляки, объединившиеся в Католическую лигу.

Частный кружок чешских патриотов и ученых, собравшийся из города на встречи в Праге, в доме графа Ностица (на Малой Стороне), получил официальное признание в городе под названием Королевского чешского общества наук.Так возникло старейшее научное общество Австрии, которое и по сей день продолжает достойно и успешно работать в области естественно-математических и историко-филологических наук.

При императоре Леопольде II он основал кафедру чешского языка в Пражском университете. В городе чешские патриоты, в том числе 33 человека, подали петицию о введении чешского языка во время дебатов в Сейме. В городе было основано Чешское музейное общество, всевозможные научные коллекции и библиотека которого со временем достигли удивительной полноты и богатства.В городе Чешского музея появилась Чешская Матица с целью развития языка и литературы, а также публикации научных работ, написанных на чешском языке. Это национальное возрождение стало еще более сильным и принесло богатые плоды во второй половине XIX века, когда крестьяне, составлявшие основную массу чешского народа, были освобождены от крепостного права, а вся общественная и государственная организация после падения старых времен. порядок был восстановлен на более широкой и свободной основе. ...

Когда началась европейская революция 1848 года, в Чешской Республике началось время политических волнений.Собрания и конференции представителей всех слоев общества в Праге, начавшиеся 11 марта 1848 г., не привели к открытому восстанию только из-за уступчивости правительства и умеренного образа действий губернатора.

Одновременно были организованы народное ополчение и особый народный комитет. Сначала чехи и немцы действовали единогласно, но вскоре стали очевидными различия в их стремлениях и политике. Комитет, который занимался во Франкфурте разработкой конституции для всей Германской империи, к которой принадлежали чехи, стремился создать единое государство.Чешские немцы этому полностью сочувствовали, но чехи смотрели на это иначе.

Когда франкфуртский комитет пригласил историка Палацкого принять участие в заседаниях в качестве члена, последний категорически отказался от этого, видя в планах комитета опасность не только для чехов, но и для всего австрийского государства. Тем не менее министерство Пиллерсдорфа распорядилось о выборах представителей во Франкфуртский сейм. Народный комитет протестовал против этих выборов, но его немецкие члены не присоединились к этому протесту: они вышли из комитета и образовали отдельный конституционный союз.Прибывшие из Франкфуртского комитета делегаты вели себя высокомерно, требовали от чехов прислать депутатов и даже позволяли себе угрозы. Это вызвало всеобщее возмущение чехов: чешские студенты разогнали конституционный союз Германии, а народный комитет направил приглашение всем славянским племенам австрийского государства на съезд в Праге для обсуждения социальных потребностей и разработки общей программы действий. Выборы депутатов Франкфуртского сейма проходили только в районах проживания немцев.

Граф Тун, губернатор Чешской Республики, чешский патриот, не дожидаясь разрешения из Вены враждебного чехам министерства, Пиллерсдорф, назначил выборы в чешский сейм 17 мая. Тем временем в Вене вспыхнули беспорядки, побудившие императора. уехать из Вены в Инсбрук. Открытое восстание вспыхнуло в Венгрии и Ломбардии. В этот критический для Габсбургов момент опорой престола оставались только славяне. В Венгрии под руководством Бана Елачича началось движение славянских народов, направленное против опасного для славян притеснения мадьяр.В Чешской Республике был создан специальный совет губернатора, состоящий из семи основных членов народного комитета, и двое из его членов (Ригер и Ностиц) были отправлены в Инсбрук к императору с просьбой об одобрении этой меры и назначение дня открытия заседаний чешского сейма. В Праге закипела живая и плодотворная работа: проходили заседания Славянского съезда (со 2 июня), и Народный комитет успешно работал над разработкой плана будущей земской конституции и завершением других подготовительных работ к ней. Чешская диета.Все эти добрые начинания погибли по вине представителей крайних взглядов и увлеченной ими молодежи, поднявшей восстание в Праге с 12 по 16 июня. Главнокомандующий князь Виндишгретц подавил восстание с применением силы (бомбардировка города 16 июня) и вынудили повстанцев сдаться без каких-либо условий (17 июня). Славянский конгресс разогнался, не закончив заседаний, созыв конституционного чешского сейма был отменен, а народный комитет был распущен.Вместо этого через несколько дней после умиротворения Праги были проведены выборы в имперский сейм, где чешские депутаты сформировали правое крыло и поддержали правительство, охраняя целостность и независимость государства от притеснений Франкфурта и Мадьяр, в то время как чешские немцы все присоединились к левой.

Когда в Вене разразилась Октябрьская революция, чешские депутаты добились продолжения заседаний императорского сейма в моравском городе Кромержиж (Кремзир) при дворе, переехавшем в Ольмютц.Встречи начались 22 ноября. Через несколько дней император Фердинанд отрекся от престола в пользу своего 18-летнего племянника Франца Иосифа I. (2 декабря 1848 г.). Успешные военные действия Виндишгреца против восставших мадьяр укрепили правительство в идее разработки собственной конституции: 4 марта 1849 года Франц Иосиф опубликовал конституцию, общую для всего государства, и распустил сейм. Вскоре правительство провело необходимые реформы: последовало освобождение крестьян от крепостного права; издан новый устав городской и сельской администрации; университетам была предоставлена ​​определенная доля автономии и т. д.Победа Радецкого в Ломбардии и подавление восстания мадьяр с помощью русских войск, посланных императором Николаем I, убедили правительство восстановить старый порядок государственного управления: 31 декабря 1851 года Франц Иосиф отменил конституцию 1849 года, которая, однако, , это не было введено. Была общая реакция (министерство Баха), а в Чехии - преследование журналистов (заключение Гавлички в тюрьму за его политическую сатиру), покровительство немцев и притеснение чешского народного движения.Финансовый кризис и неблагоприятный исход войны 1859 года с Сардинией и Францией вынудили правительство изменить политику.

20 октября был выдан диплом, известный под названием Октябрь, который признал исторические права отдельных земель и равенство австрийских народов на основе самоуправления. Патент, выданный во исполнение этого диплома 26 февраля, определяющий организацию земского управления и известный под названием Февральской грамоты, однако был проникнут духом централизма и далек от ожиданий мечтавших чехов. о восстановлении прав короны св.Вацлав. Тем не менее, они направили своих депутатов как в Земский сейм (ландтаг), созванный весной 1861 года, так и в имперский сейм (рейхсрат), где их депутаты присоединились к полякам и выступили против конституционной централизации министерства Шмерлинга. В частности, чехи были недовольны выгодной для немцев организацией выборов. Не сумев добиться формирования федерального большинства в рейхсрате, чешские депутаты, протестуя, покинули палату (1863 г.) и сосредоточили свою деятельность в земском сейме, где они и составляли большинство.Они возлагали большие надежды на падение министерства Шмерлинга и на новое министерство Belcredi. Действительно, действие февральского устава было приостановлено, и был издан закон об обязательном обучении в средних учебных заведениях обоих земских языков (18 января). Чешские немцы называли этот закон обязательным (Sprachenzwangsgesetz).

В составе Австро-Венгрии (-)

Богемия в составе Австро-Венгрии (карта 1914 года)

С децентрализацией Австрийской империи до Австро-Венгрии чехи не получили автономии, так как чешские немцы занимали ключевые посты в местном самоуправлении.Однако отдельно взятые чехи продвинулись по карьерной лестнице до министров. IN

Земли хиеш существуют более десяти веков. Благодаря своему расположению в центре европейского континента, они играли важную роль на всех этапах истории.
Самым древним, исторически засвидетельствованным населением на территории Чешской Республики, начиная с 4 века, были кельты. С 6 века территорию населяли славянские племена, которые в 7 веке создали княжество Само.
В период с 820 года на территории сегодняшней Чехии находилась Великая Моравия, государство предков чехов и словаков, с которым связано зарождение христианства на этой территории.
В няз Великой Моравии - Ростислав (годы правления 846-870) пригласил двух миссионеров Кирилла и Мефодия, благодаря трудам которых Византия вскоре предоставила жителям Моравии привилегии богослужения на старославянском языке и использование глаголицы. письменность разработана Кириллом.
Конец Великой Моравии, государственной и церковной, пришелся на начало десятого века. Причиной тому стали набеги венгров.
После распада Великоморавской империи власть была сосредоточена в руках семьи Пршемыслов, которая владела ею более 400 лет - до 1306 года. В Чехии наблюдаются тенденции к формированию государственного образования. Княжеская династия Пршемысловичей достигает объединения Чешского государства в 995 году.
Пшемысл Отакар I (правил 1197–1230) в 1198 году получил королевский титул для чешских князей, а в 1212 году император Фридрих II признал Богемию королевством в своей стране. Указ назвали Золотым Сицилийским Быком.
Середина 12 века также знаменует собой начало экономического и культурного развития, поддержанного притоком немецких колонистов.
В XIII и XIV веках Чешское государство внутренне укрепилось, стало экономически мощным и достигло самого большого расширения своей территории за всю свою историю.
В XIV веке чешская корона перешла к династии Люксембург, и Иоанн Люксембургский стал ее первым представителем на чешском троне в 1310 году. Родившийся в германских землях и получивший образование во Франции, новый король большую часть времени проводил в зарубежных походах. , не обращая должного внимания на свое королевство.Иоанн отдал на воспитание французскому королевскому двору своего первого сына Вацлава, будущего императора Карла IV.
Иоанн Люксембургский принял участие в 1346 году в битве при Креси на стороне французского короля. Битва закончилась крупной победой англичан, и Джон оказался среди убитых. Его сын Карл также был ранен, но, к счастью для земель Чешской короны, не серьезно.
Во время правления Карла IV (1346–1378) страна пережила необычайный подъем. Основной целью нового короля было укрепление силы и могущества Чешского государства.Опорой Карла в его правление была церковь. Ее влияние и богатство неуклонно росли во время правления Карла.
В 1355 году Карл IV становится императором Священной Римской империи, высшим светским титулом того времени. Истинная заслуга Карла IV перед империей - создание мировых земских союзов.
Карл искренне заботился о развитии своего исконного владения - Чешской Республики. Он дал много привилегий дворянству в городах, поощрял горнодобывающую промышленность и сельское хозяйство, сделал Влтаву судоходной до Эльбы, построил Пражский Новый город (Новое место), Градчаны и знаменитый Пражский Карлов мост, соединивший Старый город Праги и Малая Страна, основала архиепископство и первый в империи университет, привлекла в Прагу большое количество художников и мастеров, начала готическую реконструкцию церкви Св.Вита, построены замки, самым известным из которых является Карлштейн, названный в честь его основателя.
За свою жизнь Карл IV был женат четыре раза, причем его браки были основаны на политических мотивах, чтобы получить территориальные преимущества и укрепить международное положение страны. За вклад в чешскую государственность и значение, которое он имеет в чешской истории, Карл IV был назван Отцом Родины.
Во время правления сына Карла Вацлава IV чешские земли пережили экономический спад.В стране начались эпидемии, велись частные войны. Церковь, которая должна была следить за исполнением заповедей Божьих, сосредоточилась на завоевании власти и приумножении своего богатства. Не только в Чехии, но и повсюду в Европе критика церкви за отклонение от первоначальных принципов и ценностей становилась все более интенсивной.
Глубокий социальный кризис в Европе, а также в Чешской стране на рубеже XIV и XV веков привел к возникновению гуситского движения, которое из начального движения за церковную реформу превратилось в вооруженное народное сопротивление - гуситские войны.
В средние века границы основных исторических земель в основном не менялись, остальные земли всегда входили в состав Чешского государства только временно.
В неспокойные времена первой половины 16 века, когда Европа сопротивлялась давлению Турции и реформации, чешские сословия избрали нового правителя. Из нескольких кандидатов был выбран член могущественной семьи Фердинанд I Габсбургский (правил в 1526-1564 годах). Таким образом, чешские земли на 400 лет вошли в состав сообщества государств, в которое входили, прежде всего, Австрия и Венгрия.
Почти все время, за исключением короткого периода независимости в 17 веке, страна оставалась под властью Австрии. Габсбурги перенесли королевский двор из Праги в Вену.
Длительное соперничество между чешскими протестантами и католиками спровоцировало Тридцатилетнюю войну, бедствия которой завершили разорение Чешской Республики - тысячи поселений были разрушены и больше не восстанавливались, а из 2,5 миллионов жителей в 1618 г., к 1650 г. были около 700 тысяч.
И император Рудольф II (правил 1576-1611) перенес королевский двор из Вены в Прагу, вернув Праге на некоторое время великолепие и значение столицы. Прославился он, прежде всего, как филантроп, коллекционер, исследователь астрономии, алхимии и астрологии, но и как чудак, чередовавший периоды активности и глубокой апатии.
Мария Тереза ​​(правила 1740-1780 гг.) И ее сын Иосиф II (правила 1780-1790 гг.) Стремились поднять уровень монархии. Во время их правления в стране началась эпоха Просвещения, цели которой были направлены на повышение эффективности государственного управления, совершенствование системы сбора налогов и поддержку развития сельского хозяйства.
В 1781 году Иосиф II провел реформы, улучшившие положение сельского населения, выдал патент на отмену принудительного труда и патент на толерантность, что позволило исповедовать христианскую веру, отличную от католической. Был принят закон об обязательном посещении школы, возникли первые научные сообщества. После смерти Иосифа Леопольд II (правил 1790-1792) под давлением знати был вынужден отменить часть реформ.
В 1804 году Франц II провозгласил Австрийскую империю наследственными владениями.Спустя несколько десятилетий, в 1848 году, в Австрийской империи началась революция, которая была подавлена ​​с помощью российской армии. Все реформы, проведенные во время революции, были отменены, и была установлена ​​абсолютная монархия.
Власти Австрийской империи искали компромисс с Венгрией, в связи с чем в марте 1867 года обеими сторонами было согласовано австро-венгерское соглашение, превратившее Австрийскую империю в Австро-Венгрию, а Чехия не получила автономия.Новое государство представляло собой конституционную дуалистическую монархию, управляемую австрийским императором Францем Иосифом I.
Первая мировая война началась 28 июля 1914 года. Причиной ее начала стало убийство 28 июня 1914 года в Сараево австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда, совершенное им. сербский студент Гаврила Принцип, который был членом секретной организации, которая боролась за объединение всех южнославянских народов в одно государство.
После объявления ультиматума Австрия напала на Сербию. Объединенная Германия встала на сторону Австрии, к ним присоединились Турция и Болгария.Сербию поддержали государства так называемой Антанты - Россия, Франция и Великобритания, а затем и другие.
Первоначальные предположения, что это была небольшая и быстрая военная операция, вскоре оказались несостоятельными. Никто не был готов ни финансово, ни психологически к затяжной, изнурительной позиционной войне.
В 1914 году известный социолог и профессор философии Карлова университета в Праге Томаш Гарриг Масарик эмигрировал из Чехии, где вместе со своими коллегами, чехом Эдуардом Бенешем и словаком Миланом Растиславом Стефаником, он начал создавать первые главы книги. чехословацкое иностранное сопротивление, включая чехословацкий национальный совет, который собрал свои войска из соотечественников, живущих за границей, а также из военнопленных и дезертиров из рядов австро-венгерской армии.И чешские политические силы создали единый политический орган - Национальный комитет.
В 1918 году экономический кризис, тяжелое положение на фронте и распад соседней Российской империи послужили поводом для распада Австро-Венгрии, после чего на основе соединения исторических Чешские земли (Чехия, Моравия, Силезия) с составными частями бывшего Венгерского королевства (Словакия и Закарпатская Русь) как одна из наследственных стран Австро-Венгрии - 28 октября 1918 г., после того, как Австрия объявила о своем намерении начать переговоры о перемирие, Национальный комитет объявил о создании Чехословацкой республики.29 февраля 1920 г. Национальное собрание приняло чехословацкую конституцию. Президентом избран Томаш Гарриг Масарик.
После так называемого Мюнхенского договора 29 сентября 1938 года фашистская Германия захватила чешское приграничье, чему способствовало нелояльное отношение значительной части немецкого национального меньшинства к чехословацкому государству. 15 марта 1939 года Германия оккупировала остальную часть Чешской Республики и провозгласила Протекторат Богемии и Моравии. В Словакии было провозглашено независимое словацкое государство, ставшее союзником нацистской Германии.
После окончания Второй мировой войны в 1945 году Чехословакия была восстановлена ​​(уже без Закарпатской Руси), и одновременно произошло изгнание и организованное выселение трехмиллионного немецкого этнического меньшинства. В феврале 1948 года Коммунистическая партия осуществила политический переворот и установила в стране тоталитарный политический режим.
Падение коммунистического правительства в ноябре 1989 г. (так называемая «бархатная революция») привело к восстановлению демократического плюрализма.Коммунисты отказались от претензий на абсолютную политическую власть, политические партии были обновлены, и в 1990 году были проведены первые свободные выборы. Вацлав Гавел стал президентом.
В конце 1992 года чешская и словацкая стороны решили разделить Чехословакию на два независимых государства. Таким образом, 1 января 1993 года на основе разделения федерации возникла независимая Чехия.
Соглашение о приеме Чешской Республики в Европейское сообщество было подписано 4 октября 1993 года в Люксембурге.Чешская Республика стала членом Европейского Союза 1 мая 2004 года, завершив тем самым процесс присоединения к Европейскому Сообществу, и в настоящее время является полностью демократическим государством со стабильной политической культурой и растущей экономикой.

Книга «Кодекс Гигаса», известная всему миру как «Библия Дьявола. Кодекс Гигаса (Библия Дьявола): Древний и таинственный артефакт

В XVII веке шведская королева Кристина получила в подарок уникальную вещь - Дьявольскую Библию, которая является одной из самых известных рукописей в истории человечества.Его также довольно часто называют восьмым чудом света.

Codex Gigas (Кодекс Гигас) или также называется Bible Devil - 624-страничная рукопись имеет вес 75 килограммов, толщину 22 сантиметра, размер переплета 92х50 см. На создание этого шедевра производители потратили около 160 ослиных шкурок.


«Дьявольская Библия» включает текст Вульгаты, который является латинским переводом Библии, Etymologiae (автор Исидор Севилья), «Еврейские древности» в латинском переводе, Чешские хроники (Козьма Прага), «Sin Merzor» - собрание притча для проповедника, различные заговоры во всевозможных формах, календарь с синодическим и многие другие тексты.Но такого пристального внимания книга вообще заслуживала из-за физических параметров и своего содержания. На 290-й странице " Библия дьявола ", содержащей священные тексты для христиан, изображен сам дьявол.

Ходит легенда, согласно которой этот манускрипт появился позже заговором послушника Беннедкинского монастыря в городе Гослагия (Чехия) с падшим ангелом. Загадавший перед настоятелем церкви монах, желая избежать наказания, пообещал не только написать лучшую Библию своего времени, но и нарисовать к ней иллюстрации, чтобы прославить свой монастырь.К полуночи он понял, что не сможет выполнить обещанное, и обратился за помощью к люциферам. Взамен он потребовал душу послушника и изображение «портрета» дьявола на одной из страниц будущей Библии.


(По другой версии - в наказание за нарушение монастырской дисциплины монах якобы должен был быть замешан живым. Чтобы избежать столь сурового наказания, осужденный, по легенде, предложил за одну ночь написать знание о весь мир и, таким образом, прославить собственное аббатство.Когда Дыханье в полночь понял, что не справится с задачей, он сам позвал на помощь ада. Хади сразу же появился и, как обычно, потребовал в качестве платы душу грешного монаха. Контракт с Дьяволом был заключен, монах книги закончил то же самое Ночью - и в знак благодарности я нарисовал на ее страницах портрет Велзевеля в полный рост.) Если эта история - легенда, то демонический узор - это факт. На 290 странице пресловутого Кодекса изображен полуметровый сатана.Несколько страниц перед этим узором залиты чернилами, а после граффити с изображением Сатаны следующие 8 страниц текста удаляются. Кто это сделал, до сих пор скрывается секрет за семью печатями. «Честова Библия», вопреки туманным легендам, никогда не была запрещена. Более того, на нем несколько поколений юных монахов изучали Священное Писание.


По мнению исследователей, для того, чтобы написать подобное произведение автору потребуется примерно 10 лет жизни. Некоторые были склонны к тому, чтобы в этой книге не мог написать один автор; Во-первых, нужны очень глубокие духовные и знания религии того времени, во-вторых, простому новичку нужно было иметь много свободного времени, а как его знали всего 2-3 часа (примерно) в день.Однако анализ туши и почерка еще раз показывают удостоверяющий факт Священного Писания - на всех страницах почерк и стиль письма идентичны, с указанием одного автора.


Сейчас «Библия дьявола», спрятанная под пуленепробиваемым стеклом, выставлена ​​в пражской галерее Клементинум. Сокровище национальной культуры лишь временно находится на своей исторической родине. Во время тридцатилетней войны, в 1649 году, шведы в Стокгольме забрали его как трофей. Следует также вернуться.Только специалисты Шведской королевской библиотеки имеют возможность перелистывать страницы ярмарочной книги - предварительно надев на руки перчатки ..


Рукопись Дьявольской Библии на 624 страницах весит 75 килограммов, размер ее деревянных обложек - 92 на 50 сантиметров, на изготовление книги ушло 160 ослиных шкур.

Библия была создана на рубеже XII и XIII веков неким монахом, которому дьявол якобы помогал в ее написании (отсюда и название рукописи).Согласно легенде, монах, чтобы искупить свои грехи, пообещал написать книгу за одну ночь. Когда преподобный понял, что это невозможно, он попросил помощи у дьявола.

«Рукопись, скорее всего, написана одним монахом из бенедиктинского монастыря в городе Гослажица, расположенном в 100 км от Праги, где-то в начале XIII века», - сказал Зденек Ухлир, специалист по средневековым рукописям Национальная библиотека Чехии, которую цитирует РБК.По словам эксперта, монах писал рукопись 10-12 лет. Изначально текст состоял из 640 страниц, 624 страницы сохранились в хорошем состоянии.

Книга содержит Ветхий и Новый Заветы, тексты «этимологии» Исидора Севильского, «Еврейской войны» Иосифа Флавии, так называемого «пастбища грешников» (сборник выходных и занимательных рассказов для проповедников ), список космических хроник, различных форм заговора и календаря с синодическим (указанием дней святых).

На 290 страницах книги священных для всех христиан текстов никто не изображен как дьявол. Примечательно также, что несколько страниц до и после этого «портрета» имеют более темный оттенок, а стиль письма отличается от остальных написанных текстов.

Согласно легенде, это произведение появилось в бенедиктинском монастыре чешского города Гослагис в результате сговора одного из послушников с падшим ангелом.Монах, угадавший раньше аббатств, чтобы избежать наказания, вызвался во славу монастыря не просто написать лучшую Библию всего за одну ночь, но и украсить ее рисунки. Ближе к полуночи, осознав, что не справляется со своими обязательствами, послушник обратился к Овукаво с просьбой о помощи. Взамен он пообещал отдать свою душу и изобразить дьявола на одной из страниц. Что случилось в будущем с ровалом-новичком, легенда умалчивает. Инквизиция, уже действовавшая в первой половине XIII века, знала о случившемся, но не предпринимала активных действий.Эта работа не только не была уничтожена, как и многие менее вызывающие с точки зрения средневековой Римско-католической церкви рукописи, но и бережно хранилась в течение нескольких столетий в различных монастырских библиотеках. В 1594 году он оказался «ослом» в коллекции венгерского короля Рудольфа II. Во время тридцатилетней войны, бушевавшей в Европе в первой половине XVII века, Дьявольская Библия была захвачена шведами и вывезена в Стокгольм в качестве военного трофея. С тех пор территория Швеции всего несколько раз выезжала для выставок в Берлине и Нью-Йорке.


Если эта история - легенда, то демонический образец - факт. На 290 странице пресловутого Кодекса изображен полуметровый сатана. Несколько страниц перед этим узором залиты чернилами, а после граффити с изображением Сатаны следующие 8 страниц текста удаляются. Кто это сделал, до сих пор скрывается секрет за семью печатями. «Честова Библия», вопреки туманным легендам, никогда не была запрещена. Более того, на нем несколько поколений юных монахов изучали Священное Писание.

В те времена монастыри были единственными хранилищами знаний. Там были старые письма, и было записано, что нужно передать будущим поколениям. Codex Gigas, что в переводе с латыни означает просто «Гигантская книга», находится в одном из монастырей Чешской Чехии. Его размеры действительно поражают: высота 89,5 см, ширина 49 см, толщина 22 см. Таинственные буквы упрямы в деревянном переплете. Каждая буква написана пером и чернилами из сажи, осевшей в сумерках на высохших шкурах животных.Это, прежде всего, объясняется ценностью раритета.

Сейчас «Библия дьявола», спрятанная под пуленепробиваемым стеклом, выставлена ​​в пражской галерее Клементинум. Сокровище национальной культуры Только временно гости на ее исторической родине. Во время тридцатилетней войны, в 1649 году, шведы в Стокгольме забрали его как трофей. Следует также вернуться. Только специалисты Шведской королевской библиотеки имеют возможность перелистывать страницы ярмарочной книги - предварительно надев на руки перчатки.

Gigas Code («Дьявольская Библия»). Эти два имени принадлежат одной рукописи, попавшей к нам в XIII веке. Историческое место его создания - Богемия (Чехия).

Отличительной особенностью этой книги является изображение черта размером с целую страницу. Легенда гласит: Автор Кодекса Гигаса - монах, приговоренный к смертной казни за ужасные предпричастия, заключивший сделку с Дьяволом в свою последнюю ночь. Его ожидала мучительная смерть: он был жив, запертый в монастырской стене.Именно дьявол помог ему создать такое произведение всего за одну ночь.

{! LANG-fa5db964275764747b33da1a3b31b27d!} {! LANG-a7bade70d503da7f316e9a814631f41b!} {! LANG-01515d2c49a86648489faa569950c325cc!}

{! LANG-10c5c7089fa3bf46fe48436254295105!}

На протяжении веков ученые искали ответ на вопрос: кто творец, какова была цель при создании? А может это не один человек, а группа? Точная дата написания не была возможна, примерное время окончания титанического труда было определено как 1230 год.Codex Gigas удалось многим пережить ужасные исторические моменты и предстать перед нами в заранее согласованном виде. Для людей средневековья средневековье было не столь благоприятным, принося им систематические войны, эпидемии и болезни. Постоянное ожидание караса за грехи породило невероятные суеверия.

Удивительный размер книги. Высота рукописи - девяносто см, ширина - сорок девять см, толщина - двадцать два см, вес - семьдесят четыре кг. Поднять под силу - двое мужчин.Она оставила 160 ослиных шкурок. Код Гигаса - единственная в мире книга, где Ветхий и Новый Завет рядом со священными заклинаниями на изгнание дьявола.

На 290 страницах рукописи помещено изображение дьявола, служившего ей недоброй славой. На человеке - чудовище с когтистыми руками и раздвоенной красной кожей шкуры горностая - символ высшей силы. Чудовище изображено художником таким образом, что оно лишено свободы и заключено в стенах своего зла. В период средневековья люди не верили в будущее, их жизнь, как они думали, протекала под постоянной угрозой со стороны дьявола.Это озарило их умы гораздо сильнее, чем призыв к Богу.

Библейский дьявол

Код Гигаса не был назван именем Библии Дьявола. Помимо изображения, сотканного разумом человечества, рукопись содержит колдовские заклинания с описанием Ритуала «Изгнание Дьявола». Нападение родного и проникающего в человеческую сущность ужасало самых ужасных людей средневековья. Интересным фактом, упорно заставляющим его причислять к одному из признаков злого зла, является отсутствие восьми страниц рукописи.До сих пор среди исследователей ведутся споры по этому поводу, но к единому мнению они не пришли. Второй признак - мистические тени на отдельных страницах рукописи, возникшие после пожара 1697 года. Тогда реальная угроза уничтожена над книгой. Отмеченные страницы сопровождают ту, где помещено изображение дьявола, причем последний особенно выделен цветом (он намного темнее). Хотя теоретически такое объяснение найти можно. На протяжении веков рукопись находилась под воздействием ультрафиолета, и это не могло не сказаться на состоянии кожи, послужившей материалом для создания листов книги.Рисунок колоды привлекал внимание людей прежде всего на протяжении веков.

Возможно, значение латинского слова Inclusus, озвученного в Gigas Code, может иметь другое значение. Долгие годы это трактовалось как «Заключение», то есть страшная машина, страшная казнь, широко использовавшаяся в средние века, поджаривающая живого человека за его грехи. Хотя злосчастное слово можно обозначить понятием «отвергнуть», что, скорее всего, будет ближе к истине.Отсюда следует возможность опровержения первого толкования, которое сводит людей с ума. Возможно, автор книги сослался на число монахов-отшельников. В те времена верующие часто прятались от соблазнов греховного мира в укромных кельях. Рукопись могла быть результатом работы всей жизни в поисках прозрения, вдохновение исходило от Бога, а не от дьявола. Цель написания книги - дать людям возможность прозрения, выбора между добром и злом и, как следствие, веры в спасение души.Недаром в рукописи изображения Царства Небесного и дьявола соседствуют, как будто в битве шли добро и зло.

Где находится код Gigas

Текущее место хранения Gigas Code - Шведская королевская библиотека в Стокгольме. Согласно существующей легенде, рукопись была подарена королеве Кристине, ее воинам. Кто знает, возможно, под магическим действием книги первая и последняя женщина - король отказалась от престола менее чем за десять лет правления.Возьмите католическую веру. Она сбегает в Рим, оставив Библию Дьявола в Стокгольме.

2007 г. послужил отправной точкой для рукописи, представляющей широкий круг людей. Произошло это на родине книги - в Чехии (Прага). Наряду с раскрытыми загадками были сохранены нерешенные вопросы, подтверждающие огромный человеческий интерес к этой работе. Титанический труд создателя рукописи позволил читателю увидеть и признать реальные исторические факты, подтвержденные учеными.

Легенда гласит, что «Гигантский кодекс» был создан всего за одну ночь с помощью чудесного монастыря из монастыря бенедиктинцев, который находился в чешском городе Воджинец.

Этот монах совершил тяжкое преступление, потребовавшее соответствующего наказания и покаяния. Таким образом, обвинительное заявление обещало аббату-аббату за одну ночь написать и выразить чудесные миниатюры в свод всех человеческих знаний о том, что монастырь прославит столетие.

Однако для простого смертного это стало невыносимо.Монах это осознал (или понял сразу) и, поскольку это все еще был грех, он решился на самое худшее - продал душу дьяволу в обмен на написанную книгу. Дьявол не унимался. Нечестная сделка состоялась после полуночи.

Утром настоятель увидел готовую гигантскую книгу, а черт уже далеко, радуясь своему новому «приобретению». Что случилось с монахом, лишенным души, история умалчивает.

Знатный трофей

Монастырь можно носить благодаря удивительному «Кодексу».Однако владение этой книгой не спасло его от печальной участи. Во время религиозных войн XV века субпажецкий монастырь был полностью разрушен, и книга отправилась в дальний путь «вручную», переходя от одного хозяина к другому. Одновременно с «Гигантским кодом» стали связывать загадочные смерти и эпидемии, всевозможные катаклизмы и катастрофы.

В 1594 году император Священной Римской Империи Рудольф II заинтересовался «Библией дьявола», правда с оккультистской точки зрения, и перевел листву в Пражский Град.

Во время тридцатилетней войны в 1648 году Кодекс был захвачен шведами и доставлен в Стокгольм. Он был внесен в список трофеев как один из самых ценных, полученных шведским королевским двором.

Но в 1697 году уникальная книга была почти навсегда потеряна во время крупного пожара в Королевском замке, чудом уцелевшего от пламени.

Швеция по-прежнему бодрствует и владеет «Кодексом гигантов», который более 300 лет не выходит за свои пределы.

Дьявол в деталях

Размеры «Гигантского кода» поражают - 92 х 50 сантиметров.Потребовалось 160 ослиных шкур, из которых было изготовлено 320 листов пергамента. Он считается самой большой книгой в мире.

Весит «книжка» 75 килограммов, имеет 624 страницы, а также деревянные обложки. В первоначальном варианте в «Кодексе» было 640 страниц, но за столетия 16 листов исчезли.

«Дьявольская Библия» удивительно красива. Ее листы заполняют не только тексты, но и очаровательные миниатюры, в которые впихнуты красные, синие, желтые, зеленые краски и яркие позолоты.Начальные участки каждого текста роскошно оформлены, иногда одна буква занимает целую страницу.

А на 577 странице - гигантское изображение дьявола, в красках и деталях - одно из самых известных образов нечистоты в средние века.

The Giant Code велик не только по размеру, но и по обширному содержанию. Сначала идут книги Ветхий Завет. Затем следуют «Еврейские древности» и «Еврейская война» Иосифа Флавия. После них - 20 книг «этимологии» Исидора Севильи и лечебных троп Гиппократа, Феофилы, Филарета и Константина.

Пустая страница отделяет их от Нового Завета. Он расположен в следующем порядке: Евангелие от Матфея - Деяния апостолов, Соборное послание ап. Иоанн - Откровение, Послание к римлянам - Послание к евреям.

Практически весь «код» написан на латыни, но включает фрагменты на иврите, греческом и церковнославянском языках, а также глаголы и кириллицу.

ТОЛЬКО ОДИН

Наиболее подробное исследование Библии Дьявола, проведенное в 2008 году группой экспертов, произвело сенсацию: согласно их заключению, «Гигантский Кодекс» действительно был написан и проиллюстрирован одним человеком, однако, он делал это 30 лет, а не одну ночь.Этим убедительно доказана экспертиза почерка и иллюстраций, образцов пергамента и чернил, а также ряд других криминалистических исследований. Дизайн и почерк явно принадлежат одному и тому же гениальному почерку. Но чей?

Имя автора этого средневекового шедевра, вероятно, останется неизвестным. В качестве предположения автор называет монаха из поддома монастыря - Германа Отшельника, профессиональную переписку, имевшего доступ к древним

годам.

рукописей Ордена, о которых он кричит всю информацию.Время его действия совпадает с хронологией «Гигантского кодекса», который, если судить по отметкам на полях, завершился к 1230 году.

Огромный объем информации, заключенной в «Кодексе», свидетельствует об исключительной степени образованности автора, и не только для того времени. И о его художественной выносливости, если оценивать иллюстрации.

Стоимость величайшего

Одна из загадок Гигантского Кодекса состоит в том, что он, имея зловещую репутацию Дьявольской Библии, тем не менее, не был уничтожен ни инквизицией, ни каким-либо особенно ревностным католиком.И это в то время, когда многие другие «сомнительные» рукописи безжалостно уничтожаются, отправляясь в огонь вместе с колдунами и еретиками.

Более того, согласно «Дьявольской Библии» Священной Библии было изучено не одно поколение молодых высказываний, и после разрушения родного монастыря «Код» разошелся по другим без какого-либо ущерба для себя. И судя по тому, что он хорошо сохранился, к нему относились крайне бережно и аккуратно.

В настоящее время «Библия дьявола» имеет собственный сайт, который, кроме международной английской версии, полностью дублирован на чешском и шведском языках.

Прага - столица Чешской Республики. История, достопримечательности Праги

Древняя и таинственная, неповторимая и очаровательная, золотая Прага - столица Чешской Республики. Тысячелетиями он рос и развивался на пересечении торговых путей. В его облике можно увидеть всю историю европейской архитектуры: готические замки и арки, церкви в стиле барокко и ренессансные постройки, постройки в стиле рококо и модерн.

Исторический центр Праги с его огромными площадями и извилистыми узкими улочками, мощеными каменными блоками решением ЮНЕСКО включен в число объектов Всемирного культурного наследия.

Несколько слов о стране

Чешская Республика расположена в самом сердце Европы, между холмами, защищенными Богемским лесом и Судетами. Эта страна не имеет выхода к морям и граничит с Австрией, Германией, Польшей и Словакией.

В Чехии, пожалуй, как нигде, чувствуется дух средневековья, бережно сохраненный в десятках городов, дворцовых и замковых комплексов. Красивые природные ландшафты служат прекрасным местом для архитектурных памятников.

Современная Чехия

В результате так называемого бархатного развода (крах ЧСФР в Чешской и Словацкой Федеративной Республике в январе 1993 г.) на мировой политической арене появились два суверенных государства: Словацкая Республика, главная город, в котором находилась Братислава, и Чехия, столицей которой оставалась Прага.

В новейшей европейской истории это, пожалуй, единственный случай, когда раздел страны не сопровождался военными или иными силовыми актами.Современная Чешская Республика - парламентская республика, которую возглавляет президент, избираемый всенародным голосованием. Сегодня Чешская Республика под руководством президента Милоша Земана, избранного в марте 2013 года, является частью Европейского Союза и НАТО.

Главный город

Прага - столица, историческое, культурное и экономическое «сердце» современной Чехии, расположена на северо-западе этой страны, в самом центре Чешской депрессии. Город построен на холмах вдоль реки Влтава и разделен на две части: восточную и западную.На правом берегу Вышеград, а на левом - Пражский Град. Из-за частой смены резиденций чешских правителей из одного поселения в другое оба они сильно разрослись и почти слились в одно.

Но официально Великая Прага образовалась только в первой четверти прошлого века, после того, как несколько десятков, практически объединенных в одно поселение, вошли в черту города. А раньше это был небольшой город, занимавший всего 20 км 2 . Современная Прага на карте занимает площадь почти 500 км 2 .

Prague Legends

В историческом центре чешской столицы каждый дом, сад и булыжник на мостовой могут рассказать множество легенд и историй. О основании этого города тоже ходят легенды. После того, как чешские племена под предводительством праотца Чеха пришли и начали осваивать земли, расположенные между реками Влтава и Лаба, князем стал Крок, который вырастил трех дочерей, младшая из которых, Либуша, пришла к власти после смерти его отец.Именно она, согласно легенде, основала крепость Вышеград на скалистом берегу реки Влтавы, которая впоследствии стала ее резиденцией. Княгиня Либуша была не только умна и красива, но и обладала даром предвидения. Однажды, стоя на каменистом берегу реки Влтавы, ей удалось «увидеть», что скоро будет заложен город, слава о котором достигнет небес. Ей даже удалось назвать место, где будет основан такой град: порог дома, который должен сделать мужчина.

Тут же слуги князя бросились на поиски и быстро нашли мастера, который делал в то время Прагу, что в переводе с чешского означает «порог», простого пахаря по имени Пржемысл. Либуса отвела его к своему мужу, и на том месте, где он делал порог, был основан замок Град, из которого выросла Прага - город, который служил резиденцией для многих поколений князей Пшемысля.

Мнение историков

Ученые считают Либуса и пахаря Пржемысла не более чем мифическими персонажами.На самом деле Прага была основана не ранее 880 года, после того как Боржива, первый князь из династии Пржемысловичей, перенес сюда свою резиденцию из Градец-над-Влтавой. Сведения о Либуше можно найти в известном произведении Козьмы Пражского «Чешские хроники», датируемом им от 623 до 630 лет. В то время, в начале седьмого века, по мнению специалистов, у чехов еще не было государственности, и образование города маловероятно.

Что означает название города?

Как уже упоминалось выше, наиболее популярные версии гласят, что Прага - это город, название которого произошло от чешского слова prah - «порог».Некоторые ученые считают, что Прага образована от старославянского названия каменистых и пороговых бродов Влтавы. Существует версия, что название города может быть связано со словом pražení - запекание, обжаривание, так как в этом районе выращивали много зерна и развивалось производство хлеба.

Все вышеперечисленные версии основаны только на анализе языковых конструкций. Современные ученые считают наиболее правдоподобной гипотезу каменистых речных порогов, которых было много на Влтаве.

Как все начиналось

Первый деревянный Пражский Град был основан во второй половине IX века князем Боржевым. Вышеград вырос на другом берегу реки Влтавы в начале X века. Со временем вокруг обоих замков стали появляться купеческие и ремесленные поселения. Так на левом берегу образовалось место Staré Město, а на правом, у Пражского Града, возникла Мала Страна. К концу 13 века, во время правления сына Пшемысла Отакара II, князя Краковского и короля Богемии Вацлава II, Прага была столицей, самым большим и наиболее экономически развитым городом, способным подняться над другими.

Расцвет этого города длился почти весьXIII век и пришелся на период правления Яна Люксембургского и его сына Карла IV. Последнему удалось поднять статус Праги до уровня столицы Римской империи, а по размерам она уступала только Царьграду и Парижу. Карл IV во время своего правления пытался сделать все, чтобы доказать, что Прага является столицей не только экономической, но и культурной. Именно тогда были построены Карлов мост и первый университет, строительство церкви Св.Вита начался собор. В то же время была создана кафедра архиепископства и образовался район Ново Место.

Этапы развития

В результате гуситских войн Прага пережила период разрухи и спада. Но к концу 15 века в городе идет постепенная стабилизация, начинается строительство новых и восстановление разрушенных построек. Именно в это время под руководством архитектора Бенедикта Райта был реконструирован Старый Королевский дворец в Градчанах.

Второй «золотой век» Праги пришелся на период правления династии Габсбургов, начавшейся в 1526 году. Австрийские правители вложили много энергии и ресурсов в развитие Праги. В 1612 году, после смерти императора Рудольфа II, город теряет свой статус, так как королевский двор в полном составе переезжает в Вену.

Следующим периодом расцвета Праги стал 18 век, совпавший с национальным возрождением. В конце этого века, во время правления Иосифа II, четыре основных городских района объединены в единую административную территорию: Градчаны, Старое Место, Мала Страна и Новый город.

В конце XIX - начале XX века, когда происходило бурное развитие промышленности и экономики, а также большинства европейских столиц, Прага активно развивается и значительно расширяется. Подъем этого периода был прерван Первой мировой войной. В 1918 году образовалось независимое государство - Чехословакия. Во время Второй мировой войны, с 1939 по 1945 год, Прага - столица этого государства - как и остальная часть страны, находилась в нацистской оккупации. После войны и вплоть до 1989 года, когда произошла «бархатная революция», Чехословакия вошла в социалистический лагерь.

Районы Праги

Современная Прага состоит из нескольких районов, некоторые из которых веками считались отдельными городами. Он:

  • Вышеград;
  • Старый город;
  • Мала Страна;
  • Градчаны;
  • Новый город.

В прежние времена они не только имели разные системы управления и подчинения, финансирования, но и враждовали между собой, иногда доходя до войны. К концу XIX века образовалась Старая Прага, в исторический центр которой вошли такие районы, как Старе и Нове Плейс, Градчаны, Вышеград, Мала Страна и Йозефов - еврейский квартал.

Именно в них находятся главные исторические, архитектурные и культурные достопримечательности чешской столицы. В последующие годы город разрастался, появлялись новые районы, но интересных объектов для путешественников было не так много.

Сегодня не только туристу, но и коренному жителю довольно сложно понять, как делится на районы Прага. На карте, согласно современной концепции градостроительства, современные районы определяются их территориальной принадлежностью к тому или иному муниципальному образованию.Таким образом, весь город разделен на 22 района, в том числе 57 районов.

Одновременно с новой действует старая кадастровая система деления города. Итак, Прага делится на 10 основных регионов, которые объединяют 112 территорий. Это различие называется административным и широко используется в различных аспектах городской жизни.

Прага - столица Чешской Республики. История, достопримечательности Праги

Древняя и таинственная, неповторимая и очаровательная, золотая Прага - столица Чешской Республики.Тысячелетиями он рос и развивался на пересечении торговых путей. В его облике можно увидеть всю историю европейской архитектуры: готические замки и арки, церкви в стиле барокко и ренессансные постройки, постройки в стиле рококо и модерн.

Исторический центр Праги с его огромными площадями и извилистыми узкими улочками, мощеными каменными блоками решением ЮНЕСКО включен в число объектов Всемирного культурного наследия.

Несколько слов о стране

Чешская Республика расположена в самом сердце Европы, между холмами, защищенными Богемским лесом и Судетами.Эта страна не имеет выхода к морям и граничит с Австрией, Германией, Польшей и Словакией.

В Чехии, пожалуй, как нигде, чувствуется дух средневековья, бережно сохраненный в десятках городов, дворцовых и замковых комплексов. Красивые природные ландшафты служат прекрасным местом для архитектурных памятников.

Современная Чехия

В результате так называемого бархатного развода (крах ЧСФР в Чешской и Словацкой Федеративной Республике в январе 1993 г.) на мировой политической арене появились два суверенных государства: Словацкая Республика, главная город, в котором находилась Братислава, и Чехия, столицей которой оставалась Прага.

В новейшей европейской истории это, пожалуй, единственный случай, когда раздел страны не сопровождался военными или иными силовыми актами. Современная Чешская Республика - парламентская республика, которую возглавляет президент, избираемый всенародным голосованием. Сегодня Чешская Республика под руководством президента Милоша Земана, избранного в марте 2013 года, является частью Европейского Союза и НАТО.

Главный город

Прага - столица, историческое, культурное и экономическое «сердце» современной Чехии, расположена на северо-западе этой страны, в самом центре Чешской депрессии.Город построен на холмах вдоль реки Влтава и разделен на две части: восточную и западную. На правом берегу Вышеград, а на левом - Пражский Град. Из-за частой смены резиденций чешских правителей из одного поселения в другое оба они сильно разрослись и почти слились в одно.

Но официально Великая Прага образовалась только в первой четверти прошлого века, после того, как несколько десятков, практически объединенных в одно поселение, вошли в черту города.А раньше это был небольшой город, занимавший всего 20 км 2 . Современная Прага на карте занимает площадь почти 500 км 2 .

Пражские легенды

В историческом центре чешской столицы каждый дом, сад и брусчатка на мостовой могут рассказать множество легенд и историй. Легенды раздули и основание этого города. После того, как чешские племена во главе с праотцом Чехом пришли и начали исследовать земли, расположенные между реками Влтавой и Лабой, князь Крок, вырастивший трех дочерей, младшая из которых, Либуша, пришла к власти после смерти его отца.Согласно легендам, именно она основала на скалистом берегу Влтавы крепость Вышеград, которая впоследствии стала ее резиденцией. Княгиня Либуша была не только умна и красива, но и обладала даром предвидения. Однажды, стоя на каменистом берегу Влтавы, ей удалось «увидеть», что в скором времени будет заложен город, слава о котором достигнет небес. Ей даже удалось назвать место, где будет основан такой град: порог дома, который должен сделать мужчина.

Тут же княжеские слуги бросились на поиски, и праг, работавший в то время, довольно быстро узнал, что по-чешски означает «порог», простого пахаря по имени Пршемысл. Либуш взял его в мужья, и на том месте, где он сделал порог, был основан замок Град, из которого выросла Прага - город, который служил резиденцией для многих поколений князя Пршемысловича.

Мнение историков

Ученые считают Либушу и пахаря Пршемысла не более чем мифическими персонажами.На самом деле Прага была основана не ранее 880 года, после того как Борживой, первый князь из династии Пшесмысловичей, перенес сюда свою резиденцию из Градец-над-Влтавой. Сведения о Либусе можно найти в знаменитом произведении Пражского Козьмы «Чешские хроники», датируемом им от 623 до 630 лет. В то время, в начале седьмого века, по мнению специалистов, у чехов еще не было государственности, и образование города маловероятно.

Что означает название города?

Как уже упоминалось выше, самая популярная версия гласит, что Прага - это город, название которого происходит от чешского слова prah - «порог».Некоторые ученые считают, что Прага происходит от старославянского названия скалистых и пороговых вод Влтавы. Существует версия, что название города может быть связано со словом pražení - жарка, зажарки, так как в этом районе выращивали много зерна и развивалось производство хлеба.

Все перечисленные версии основаны только на анализе лингвистических конструкций. Современные ученые считают наиболее правдоподобной гипотезу каменистых речных порогов, которых на Влтаве было много.

Как все начиналось

Первый деревянный замок Праги был основан во второй половине девятого века князем Боржевым. В начале X века по ту сторону Влтавы вырос Вышеград. Со временем вокруг обоих замков стали появляться торговые и ремесленные поселения. Так на левом берегу образовался город Старе Место, а на правом, у Пражского Града, возникла Мала Страна. К концу XIII века, во время правления сына Пршемысла Отакара II, князя Кракова и короля Чехии Вацлава II, Прага стала столицей, крупнейшим и наиболее экономически развитым городом, способным подняться над остальными. .

Расцвет этого города длился почти весь XIII век и пришелся на период правления Яна Люксембургского и его сына Карла IV. Последнему удалось поднять статус Праги до уровня столицы Римской империи, а по размерам она уступала только Константинополю и Парижу. Во время своего правления Карл IV пытался сделать все, чтобы доказать, что Прага является столицей не только экономической, но и культурной. Именно тогда были построены Карлов мост и первый университет, а также построена церковь Св.Вита начался собор. В то же время было создано Управление Архиепископии и образован район Ново Место.

Этапы развития

В результате гуситских войн Прага пережила период хаоса и спада. Но к концу 15 века в городе произошла постепенная стабилизация, и в городе началось строительство новых зданий и восстановление разрушенных построек. Именно тогда под руководством архитектора Бенедикта Райта проходила реконструкция Старого Королевского дворца в Градчанах.

Второй «золотой век» Праги наступил во время правления династии Габсбургов, начавшейся в 1526 году. Австрийские правители вложили много сил и средств в развитие Праги. В 1612 году, после смерти императора Рудольфа II, город утратил свой статус, так как королевский двор в полном составе переехал в Вену.

Следующим периодом расцвета Праги стал 18 век, совпавший с национальным возрождением. В конце этого века, во время правления Иосифа II, четыре основных городских района объединились в единую административную территорию: Градчан, Старе Место, Мала Страна и Новый город.

В конце XIX - начале XX века, в период бурного развития промышленности и экономики, а также большинства европейских столиц, Прага активно развивается и значительно расширяется. Подъем этого периода был прерван началом Первой мировой войны. В 1918 году образовалось независимое государство - Чехословакия. Во время Второй мировой войны, с 1939 по 1945 год, Прага - столица этого государства - как и вся страна, находилась под нацистской оккупацией. После войны и до 1989 года, когда произошла бархатная революция, Чехословакия была частью социалистического лагеря.

Районы Праги

Современная Прага состоит из множества районов, некоторые из которых веками считались отдельными городами. Он:

  • г. Вышеград;
  • Старе Место;
  • Мала Страна;
  • Градчаны;
  • Новый город.

Раньше у них были не только разные системы управления и подчинения, финансирования, но и вражда между собой, иногда доходившая до военных действий. К концу 19 века оформилась Старая Прага, исторический центр которой включал такие районы, как Старе и Нове Место, Градчаны, Вышеград, Мала Страна и Йозефов - еврейский квартал.

Именно в них находятся главные историко-архитектурные и культурные достопримечательности чешской столицы. В последующие годы город разрастался, появлялись новые районы, но интересных мест в них мало.

Сегодня довольно сложно не только туристам, но и аборигенам понять, как разделена на районы Прага. На карте, согласно современной концепции градостроительства, современные районы определяются их территориальной принадлежностью к тому или иному муниципальному образованию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *