Короленко википедия писатель: Умойтэм ним — Википедия

Содержание

Краткая биография Короленко

Короленко Владимир Галактионович (1853—1921), писатель.

Родился 27 июля 1853 г. в Житомире в семье чиновника судебного ведомства. Детство и юность Короленко прошли в Житомире и Ровно. Окончив с серебряной медалью реальную гимназию, он в 1871 г. приехал в Петербург и поступил в Технологический институт. Однако вскоре из-за недостатка средств вынужден был оставить учёбу и ради заработка стал раскрашивать ботанические атласы, выполнял чертёжные работы, занимался корректурой.

В январе 1873 г. переехал в Москву и поступил в Петровскую академию на лесное отделение.

В марте 1876 г. за участие в студенческих волнениях был исключён, арестован и выслан из Москвы.

С тех пор вплоть до Февральской революции 1917 г. жизнь писателя состояла из череды арестов и ссылок.

Впервые Короленко выступил в печати в 1878 г. с газетной статьёй об уличном происшествии.

В 1879 г. он пишет свой первый рассказ «Эпизоды из жизни „искателя”».

Литературное наследие Короленко велико и многообразно. Писатель яркого и большого демократического дарования, он вошёл в историю русской литературы как автор многочисленных повестей, рассказов, художественных очерков, а также как критик и публицист. Пожалуй, самые известные произведения Короленко — повести «В дурном обществе» (1885 г.), «Слепой музыкант» (1886 г.), «Река играет» (1892 г.).

Творчество Короленко отличают страстная защита обездоленных, мотив стремления к лучшей жизни для всех, воспевание душевной стойкости, мужества и упорства, высокий гуманизм.

В 1900 г. Владимир Галактионович стал почётным академиком по разряду изящной словесности, но в 1902 г. он вместе с А. П. Чеховым отказался от этого звания в знак протеста против отмены академией выборов М. Горького.

Писатель был горячим сторонником общественного предназначения литературы. После Октябрьской революции выступал против произвола и репрессий, творимых большевиками.

Владимир Галактионович Короленко умер от воспаления легких в Полтаве 25 декабря 1921 года во время работы над четвертым томом большого автобиографического произведения «История моего современника».

Еще по теме:

Популярно:

Комментарии:

Короленко — это… Что такое Короленко?

Короленко, Владимир Галактионович

Влади́мир Галактио́нович Короле́нко (15 (27) июля 1853, Житомир — 25 декабря 1921, Полтава) – русский писатель украинского происхождения, журналист, публицист, общественный деятель, заслуживший признание своей правозащитной деятельностью как в годы царского режима, так в период гражданской войны и советской власти. За свои критические взгляды Короленко подвергался репрессиям со стороны царского правительства. Значительная часть литературных произведений писателя навеяна впечатлениями о детстве, проведенном на Украине, и ссылкой в Сибирь.

Детство и юность

Короленко родился в Житомире, Украина, в семье уездного судьи. Отец писателя происходил из казацкого рода. Суровый и замкнутый, но вместе с тем и неподкупный и справедливый Галактион Афанасьевич Короленко (1810-1868) оказал огромное влияние на формирование мировоззрения сына. Впоследствии образ отца был запечатлен писателем в его знаменитой повести «

В дурном обществе».

Короленко начал учиться в Житомирской гимназии, а после смерти отца завершил среднее образование в Ровенской гимназии. В 1871 году поступил в Петербургский технологический институт, но из-за материальных трудностей вынужден был его покинуть и перейти в 1874 году на стипендию в Петровскую земледельческую академию в Москве.

Революционная деятельность и ссылка

Владимир Короленко

С ранних лет Короленко примкнул к революционному народническому движению. В 1876 году за участие в народнических студенческих кружках он был исключен, из академии и выслан в Кронштадт под надзор полиции.

В Кронштадте молодому человеку пришлось зарабатывать себе на жизнь собственным трудом. Он занимался репетиторством, был корректором в типографии, перепробовал ряд рабочих профессий.

По окончании срока ссылки Короленко возвратился в Петербург и в 1877 поступил в Горный институт. К этому периоду относится начало литературной деятельности Короленко. В начале 1879 в петербургском журнале «Слово» была напечатана первая новелла писателя «Из жизни искателя«. Но уже весной 1879 по подозрению в революционной деятельности Короленко вновь был исключен из института и выслан в Глазов Вятской губернии.

После отказа подписать покаянную верноподданническую петицию новому царю Александру ІІІ в 1881 году, Короленко перевели в ссылку в Сибирь (он отбывал последний срок ссылки в Якутии в Амгинской слободе). Однако суровые условия жизни не сломили воли писателя. Тяжелые шесть лет ссылки стали временем формирования зрелого писателя, дали богатый материал для его будущих сочинений.

Литературная карьера

В 1885 году Короленко разрешили поселиться в Нижнем Новгороде. Нижегородское десятилетие (1885-1895) – период наиболее плодотворной работы Короленко-писателя, всплеска его таланта, после которого о нем заговорила читающая публика всей Российской империи. В 1886 году вышла его первая книга «

Очерки и рассказы», в которую вошли сибирские новеллы писателя.

Настоящим триумфом Короленко стал выход в 1886-1887 годах его лучших произведений – «В дурном обществе» (1885) и «Слепой музыкант» (1886). В этих повестях Короленко с глубоким знанием человеческой психологии по-философски подходит к разрешению проблемы взаимоотношения человека и общества. Материалом для писателя послужили воспоминания о детстве, проведенном на Украине, обогащенные философскими и социальными выводами зрелого мастера, прошедшего тяжелые годы ссылок и репрессий. По мнению писателя полноту и гармонию жизни, счастье можно почувствовать, только преодолев собственный эгоизм, став на путь служения народу.

В 90-е годы Короленко много путешествует. Он посещает различные регионы Российской империи (Крым, Кавказ). В 1893 году писатель присутствует на Всемирной выставке в Чикаго (США). Результатом этой поездки стала философско-аллегорическая повесть «

Без языка» (1895). Короленко получает признание не только в России, но и за рубежом. Его произведения выходят на иностранных языках.

В 1895-1900 годах Короленко живет в Петербурге. Он редактирует журнал «Русское богатство». В этот период публикуются замечательные новеллы «Марусина заимка» (1899), «Мгновение» (1900).

В 1900 году писатель переезжает на Украину, куда всегда стремился вернуться. Он поселился в Полтаве, где и прожил до своей смерти.

В последние годы жизни (1906-1921) Короленко работал над большим автобиографическим романом «История моего современника», который должен был обобщить все, что он пережил, систематизировать философские взгляды писателя. Роман остался незавершенным. Писатель умер, работая над четвертым томом своего произведения. Скончался от воспаления легких.

Публицистика и общественная деятельность

Популярность Короленко была огромна, и царское правительство было вынуждено считаться с его публицистическими выступлениями. Писатель привлекал внимание общественности к самым острым злободневным вопросам современности. Он разоблачал голод 1891-1892 годов (цикл эссе «В голодный год»), обличал царских карателей, жестоко расправлявшихся с украинскими крестьянами, борющимися за свои права («Сорочинская трагедия», 1906), реакционную политику царского правительства после подавления революции 1905 года («Бытовое явление», 1910). В 1911-1913 годах Короленко активно выступал против реакционеров и шовинистов, раздувавших сфальсифицированное «дело Бейлиса», он опубликовал более десяти статей, в которых разоблачал ложь и фальсификации черносотенцев. Эта деятельность характеризует Короленко как одного из выдающихся гуманистов своего времени.

В 1900 году Короленко был избран почетным академиком Петербургской академии наук, но в 1902 покинул ее в знак протеста против исключения Максима Горького.

После революции 1917 года Короленко открыто осудил методы, которыми большевики осуществляли строительство социализма. Позиция Короленко-гуманиста, осуждавшего зверства гражданской войны, ставшего на защиту личности от большевистского произвола, отражена в его «Письмах к Луначарскому» (1920) и «Письмах из Полтавы» (1921). До последнего дня Короленко боролся за правду и справедливость. Современники называли Короленко «совестью России».

Был женат на Евдокии Семёновне Ивановской. Двое детей: Наталья и Софья

Творчество писателя

Основные произведения

  • История моего современника. 1906-1921.
  • В дурном обществе. Из детских воспоминаний моего приятеля. 1885.
  • Слепой музыкант. 1886.

Прочие произведения

  • Чудная (очерк из 80-х годов). 1880.
  • Яшка. 1880.
  • Убивец. 1882.
  • Сон Макара. 1883.
  • Адъютант его превосходительства. Комментарий к недавнему событию. 1884.
  • Соколинец. Из рассказов о бродягах. 1885.
  • Федор Бесприютный. 1886.
  • Лес шумит. Полесская легенда. 1886.
  • Сказание о Флоре, Агриппе и Менахеме, сыне Иегуды. 1886.
  • Омоллон. 1886.
  • Символ. 1886.
  • За иконой. 1887.
  • На затмении. Очерк с натуры. 1887.
  • Прохор и студенты. Повесть из студенческой жизни 70-х годов. 1887.
  • На заводе. Две главы из неоконченной повести. 1887.
  • Станочники. 1887.
  • Ночью. Очерк. 1888.
  • Черкес. 1888.
  • Птицы небесные. 1889.
  • Судный день («Иом-кипур»). Малорусская сказка. 1890.
  • Тени. Фантазия. 1890.
  • В пустынных местах. Из поездки по Ветлуге и Керженцу. 1890.
  • Таланты. 1890.
  • Река играет. Эскизы из дорожного альбома. 1891.
  • Искушение. Страничка из прошлого. 1891.
  • Ат-Даван. 1892.
  • Парадокс. Очерк. 1894.
  • Без языка. 1895.
  • Фабрика смерти. Эскиз. 1896.
  • В облачный день. Очерк. 1896.
  • Художник Алымов. Из рассказов о встречных людях. 1896.
  • Колечко. Из архивных дел. 1896.
  • Необходимость. Восточная сказка. 1898.
  • Стой, солнце, и не движись, луна! 1898.
  • Смиренные. Деревенский пейзаж. 1899.
  • Марусина заимка. Очерк из жизни в далекой стороне. 1899.
  • Двадцатое число. Из старой записной книжки. 1899.
  • Огоньки. 1900.
  • Последний луч. 1900.
  • Мгновение. Очерк. 1900.
  • Мороз. 1901.
  • «Государевы ямщики». 1901.
  • Пугачевская легенда на Урале. 1901.
  • Ушел! Рассказ о старом знакомом. 1902.
  • Софрон Иванович. Из рассказов о встречных людях. 1902.
  • Не страшное. Из записок репортера. 1903.
  • Феодалы. 1904.
  • Обрывок. Этюд. 1904.
  • В Крыму. 1907.
  • Наши на Дунае. 1909.
  • Легенда о царе и декабристе. Страничка из истории освобождения. 1911.
  • Нирвана. Из поездки на пепелище Дунайской сечи. 1913.
  • С двух сторон. Рассказ моего знакомого. 1914.
  • Братья Мендель. Рассказ моего знакомого. 1915.

Издание произведений

  • Собрание сочинений в 6-ти переплетах. СПб, 1907-1912.
  • Полное собрание сочинений в 9-ти томах. Петроград, 1914.
  • Собрание сочинений в 10-ти томах. М., 1953-1956.
  • Собрание сочинений в 5-ти томах. М., 1960-1961.
  • Собрание сочинений в 6-ти томах. М., 1971.
  • Собрание сочинений в 5-ти томах. М., 1989-1991.
  • История моего современника в 4-х томах. М., 1976.
  • Была бы жива Россия. Неизвестная публицистика 1917-1921 гг. – М., 2002.

Экранизации произведений

  • Полеская легенда (СССР).

Цитаты

  • «Человек создан для счастья, как птица для полета, только счастье не всегда создано для него» («Парадокс»).
  • «Насилие питается покорностью, как огонь соломой» («Сказание о Флоре, Агриппе и Менахеме, сыне Иегуды»).

Музеи

Вид на дачу от входа в музей
  • Дом-музей «Дача Короленко» находится в посёлке Джанхот, километрах в 20 юго-восточнее Геленджика. Основное здание было построено в 1902 году по чертежам писателя, а хозяйственные помещения и здания достраивались на протяжении нескольких лет. В этой резиденции писатель жил в 1904, 1908, 1912 и 1915 годах.
  • В Нижнем Новгороде на базе школы № 14 функционирует музей, в котором собраны материалы по нижегородскому периоду жизни писателя.
  • Музей в городе Ровно на месте Ровенской Мужской гимназии.
  • На родине писателя, в городе Житомире, в 1973 открыт его дом-музей.
  • В городе Полтаве функционирует Музей-усадьба В. Г. Короленко в которой он прожил последние 18 лет жизни.

Увековечение памяти

В 1977 году малая планета 3835 была названа Короленко.

В 1973 году на родине писателя в Житомире установлен памятник (скульптор В. Винайкин, архитектор Н. Иванчук).

Имя Короленко присвоено Полтавскому педагогическому институту, Харьковской государственной научной библиотеке, Черниговской областной библиотеке, школам в Полтаве и Житомире, Глазовскому государственному педагогическому институту.

В 1990 году Союз писателей Украины учредил литературную премию имени Короленко для лучшего русскоязычного литературного произведения Украины.

В Минске одна из улиц названа в честь Короленко.

Литература

  • Бялый Г. А. В. Г. Короленко. — М., 1949.
  • В. Г. Короленко в воспоминаниях современников. — М., 1962.
  • Глазов в жизни и творчестве В. Г. Короленко / Глазов. гос. пед. ин-т; сост. и науч. ред. А. Г. Татаринцев. — Ижевск, 1988.
  • Короленко С. В. Книга об отце. — М., 1968.
  • Миронов Г. Короленко. — М., 1962.
  • Негретов П. И. В. Г. Короленко: Летопись жизни и творчества. 1917—1921. — М., 1990.
  • Шаховская Н. Д. В. Г. Короленко: Опыт биографической характеристики. М.: книгоиздательство К. Ф. Некрасова, 1912.
  • Шаховская Н. Д. Молодые годы Короленко. М., 1931.

Ссылки

Краткая биография Владимира Короленко для школьников 1-11 класса. Кратко и только самое главное

Главная>Биографии писателей и поэтов

Быстрый переход:

Очень краткая биография (в двух словах)

Краткая биография (подробно)

Видео краткой биографии (для тех, кто предпочитает слушать)

Очень краткая биография (в двух словах)

Родился 27 июля 1853 года в Житомире. Отец — Галактион Афанасьевич Короленко (1810—1868), судья. Мать — Эвелина Иосифовна. Окончил Ровенское реальное училище. В 1885 году, после многократных ссылок и тюрем поселился в Нижнем Новгороде. В 1886 году женился на Евдокии Ивановской. Имели 4 детей (двое умерли во младенчестве). В 1895 году переезжает в Петербург, а в 1900 году в Полтаву. Умер 25 декабря 1921 года в Полтаве в возрасте 68 лет. Похоронен на Старом кладбище Полтавы. Основные произведения: «В дурном обществе» или вариант для детей «Дети подземелья», «Слепой музыкант», «Парадокс», «Без языка», «Огоньки» и другие.

Краткая биография (подробно)

Владимир Галактионович Короленко – российский и украинский писатель середины XIX – начала XX века, общественный деятель, публицист и журналист. Родился 27 июля 1853 года в Житомире. Отец писателя был суровым уездным судьёй и коллежским асессором. Мать была родом из Польши, отчего писатель с детства в совершенстве знал польский язык. Начальное образование Короленко получил в Житомирской гимназии, затем семья переехала в Ровно, где он поступил в местное училище.

После смерти отца Короленко поступил в Технологический институт в Петербурге, который не смог завершить из-за материальных трудностей. В 1874 году он перевёлся в землевладельческую академию в Москве, где обучался на основе стипендии. В связи с тем, что писатель в юности участвовал в народнических движениях, он был исключён и выслан в Кронштадт. В 1877 году он вернулся в Петербург и поступил в Горный институт. Примерно в это же время началась его литературная карьера.

Первая новелла Короленко, «Эпизоды из жизни “искателя”» появилась в 1879 году. Весной того же года, по подозрению в революционной деятельности, его вновь исключили из учебного заведения и выслали в Глазов. А когда в 1881 году он отказался от присяги Александру III, был выслан на несколько лет в Сибирь. Наиболее плодотворными для писателя стали 1885-1895 годы. В этот период появились одни из его лучших произведений, в 1885 году «В дурном обществе», в 1886 году — «Слепой музыкант», а в 1895 году был написан философский рассказ «Без языка». На это произведение писателя вдохновила Всемирная выставка в Чикаго.

Вскоре его работы стали выходить на иностранных языках и получили мировое признание. До 1900 года писатель жил в Петербурге, где написал несколько новелл. Затем он поселился в Полтаве, где и прожил до конца своих дней. В последние годы он работал над автобиографией под названием «История моего современника».­ Он так и не успел завершить четвёртый том этого произведения. Владимир Короленко умер 25 декабря 1921 года, в возрасте 68 лет.

Видео краткой биографии (для тех, кто предпочитает слушать)

см. также:
Краткие биографии других писателей и поэтов

Краткое содержание В дурном обществе, Короленко

«Мы поем психоделические бразильские песни»

Не секрет, что под именем Псой Галактионович Короленко скрывается Павел Эдуардович Лион, родившийся в Москве, окончивший филфак и аспирантуру МГУ, которые предвещали ему академическую карьеру. Но что-то пошло явно не так, филолог превратился в экстравагантного музыканта, автора и исполнителя, со своим неповторимым стилем, невообразимой языковой «кашей»: русский, идиш, французский, английский, украинский и бог знает какой еще. Его песни бывают откровенно обсценными и насыщены неожиданными культурологическими аллюзиями. Сам этот странноватый псевдоним «Псой Короленко», как и всё в его биографии, возник не случайно. По легенде, из собственной диссертации, посвященной творчеству писателя Владимира Короленко. А тот как-то удачно пошутил в письме к брату Иллариону, иронизируя над обычаем называть детей по святцам: «Ты – Илларион, отец – Галактион. Родись я в День святого Псоя – быть мне бы Псоем Короленко». Павел так и остался – Псоем.

В 2019 году он был выдвинут на премию Грэмми в номинации «лучший альбом этнической музыки» за проект Yiddish Glory​ (совместно с Анной Штерншис). Альбом «Затерянные песни Второй мировой войны» состоит из песен на идише, сочинённых в период Второй мировой войны и Холокоста.

Интервью с Псоем Короленко записано в Черногории, на Форуме русской культуры в Европе «СловоНово».

– Вы родились и выросли в Москве. Иными словами, в юности были нормальным советским мальчиком с филологическим образованием. Учились, поди, на русском отделении?

Мне комфортно везде, где есть я

– Я окончил филфак МГУ, русское отделение. Правда, сначала после школы поступил в Московский электротехнический институт связи, проучившись там один курс. После этого попал в армию, а потом уже пытался вернуться назад, к станку института связи, но обнаружил как-то на лабораторной работе, что это не мое.

– Как вас, явного гуманитария, вообще туда занесло?

– Тут сыграли роль советские стереотипы, казалось, что это нечто более основательное, чем гуманитарные дисциплины. Казалось, читать и даже писать книги можно в качестве хобби. А жизнь показала совсем другое.

– А что она показала? Я вот тоже окончила филфак ЛГУ и даже успела, как и вы, отработать немножко в школе. Вам лично это что-то дало?

– Я в этой роли отработал около двух лет и помню, что ставил со школьниками пьесу Ивана Андреевича Крылова «Подщипа» («Трумф»), святочную трагедию. Она еще в детстве, когда я был маленьким ребенком и ничего не понимал в тексте, произвела на меня большое впечатление: тогда я считал, то это – действительно большая трагедия. Мне казалось, в некоторых местах нужно и впрямь плакать, поскольку классицистический слог Крылова, даже в баснях, бывших тогда практически в каждом советском доме, где жили дети, производил сильнейшее впечатление. Все эти слова производили неизгладимое пафосное впечатление, у меня даже была своеобразная фобия на них, чем-то они меня сильно отпугивали чисто акустически, просодически, фонетически. Я страшно боялся «Трумфа», не понимал, что это – комедия, потому что в подзаголовке значилась «трагедия». А потом, став взрослым, решил поставить это со школьниками, чтобы закрыть гештальт.

– И что ж, закрыли?

– Закрыл.

– А как потом все-таки столь радикально изменилась ваша жизнь? Как из Павла вы превратились в Псоя?

Я всю жизнь борюсь с диктатурой вкусов, выступаю за конструктивную всеядность, не люблю партийности, снобизма


– В конце 1990-х годов, с появлением специфической культурной и культуртрегерской среды, которая сегодня известна как Рунет, представлявший собой сообщества из людей сети, производителей контента, авторов, продюсеров, менеджеров, культуртрегеров, журналистов, политтехнологов, и тех, кто занимался непосредственно интернетом, его рынком, технологиями его производства. Все это было креативное, благодарное для развития русского сегмента сообщество. Оглядываясь назад, сейчас вижу, что это тогда была основная среда связи с общественностью. Именно через Рунет происходило становление моей авторской репутации. Хотя в основу легло все то, что происходило со мной в восьмидесятые, студенческие годы. Уже тогда я сочинял песенки, имевшие хождение в узком кругу друзей, казавшиеся тогда странными, необычными. Но со временем узнал, что их слышали и люди, которых я никогда не знал. Словом, появление Рунета и интернета как такового для моего поколения породило новые интересы, вкусы, ценности, новых авторов, и я оказался среди них. А в 1990-х появились клубы, ориентированные на таких вот людей. Один из активных деятелей Рунета (если не ошибаюсь, Вадим Гущин) назвал их «новыми умными» по аналогии с «новыми русскими». Имелась в виду постинтеллигентская, протохипстерская среда, в основном гуманитарная, но в то же время и не зацикленная на гуманитарной зоне. Напротив, она была достаточно открытая и демократичная. Интернет сам по себе в основном довольно «элитистичен», если б было такое слово (я не хочу сказать ни в коем случае «элитарен»), с одной стороны, ориентирован на свою среду, но в то же время очень демократичен. Последнее мне вообще близко: я всю жизнь борюсь с диктатурой вкусов, выступаю за конструктивную всеядность, не люблю партийности, снобизма, и все это в песнях у меня очень ярко проявляется. С одной стороны, они способны удовлетворить любого сноба своей насыщенностью самыми различными контекстами, интертекстами, тем, что в ту пору называлось «постмодернизмом». Вообще, это очень широкое слово, но в русском текстовом сегменте, в журналистике под ним имелось в виду некое игровое начало, децентрализация, иронизация и так далее. Для тех, кто любит эти качества в тексте, мои песни очень хороши, но не в том заключался их замысел. Это был всего лишь один из актуальных ресурсов. Другим могла выступать, к примеру, тогдашняя школьная программа, советские 1970-е, от «Радионяни», «Будильника» до каких-то взрослых передач, того же «Вокруг смеха». Мог им оказаться и андеграундный шансон конца 1960-х – начала 1970-х, бардовская песня, французский шансон, имевший невероятное значение для советского воспитания. Позднее – что-то из идишской песни и еврейского театра. Ещё позднее – Серебряный век. Все это формировало довольно широкий кругозор, своего рода конструктивный эклектизм, который не берет все, что попало вокруг, но вытягивает из всего материала некую единую стройную логику, в каком-то смысле прорывно-актуальную для человека моего поколения и возраста. А в итоге для разных поколений и возрастов. Во-первых, сам жанр песни очень демократичен и intergenerational, способный посылать разным поколениям свои месседжи.

Я сейчас говорю как будто бы о себе, но, наверное, тут я вполне симптоматичен.

– Вы ведь давно живете в Америке? Когда и в связи с чем случился этот отъезд?

– Я никогда не уезжал в Штаты. Просто в силу каких-то жизненных, семейных, а также отчасти творческих союзов стал проводить там все больше и больше времени. И постепенно обнаружил, что там живу. Но вместе с тем постоянно бываю и в России, где у меня есть несколько актуальных проектов. У меня вообще очень плотный график путешествий, много проектов в Северной Америке, в Европе, Израиле. А в России я сейчас участвую в проекте «Дефеса», у которого скоро выйдет альбом. Это – очень интересный проект, собравший много молодых людей, больших энтузиастов и очень актуальных музыкантов, с которыми мы поем психоделический бразильский протестный рок второй половины 1960-х – начала 1970-х. Поем и в оригинале, и в переводе на русский.

– Довольно неожиданный поворот событий.

«Дефеса» – это пассионарный балаган о любви, глупости и великом бразильском счастье


– Да, неожиданный, но в этом есть своя логика: они продолжают ту же линию, что в свое время художники и музыканты, работавшие в стилистике «тропикалия», в каком-то смысле унаследовав традиции дадаизма, абсурдизма, авангарда начала ХХ века. И в этом смысле эти авторы ждали своего русского перевода, ожидали, что их покажут русской культуре. И недавно мы даже услышали отклик на наш опыт от Серджио Диаса, лидера группы Os Mutantes, первой психоделической, постмодернистской рок-группы, не только в Бразилии, но в мире. Он нас услышал и тоже хочет с нами работать, приехать в Москву. А сейчас, как и я, живет в Америке.

– А вы лично комфортно чувствуете себя сейчас в Москве, имея столь большой и интенсивный опыт перемещения и работы в столь разных пространствах и культурах?

– Я имею такую особенность: мне комфортно везде, где есть я. Возможно, это связано с моим нарциссизмом, а может, объясняется природным оптимизмом, общей настройкой на позитив. И так было всегда.

– Расскажите о других своих проектах.

– Сейчас для меня самый актуальный проект – это «Дефеса», своего рода пассионарный балаган, о любви, глупости и великом бразильском счастье, в котором также приняла участие очень интересная современная вокалистка широкого спектра Юлия Теуникова. Ее музыкальная история примерно такая же долгая, если не старше моей. Кроме того, Ян Бедерман, мультиинструменталист, играющий на разных инструментах, большой импровизатор, Антон Аксюк, музыкант, поэт и переводчик, переведший много исполняемых нами песен с бразильского на русский. Я тоже участвую в этих переводах, не говоря уж о других музыкантах, из которых один лучше другого. Словом, состав очень сильный. Конечно, у всех много других интересных проектов, но все равно они находят время собираться в разное время из разных стран, репетировать и играть наше общее детище. Недавно мы даже записали фильм-концерт, который будет называться Pescadores di Musica, «Ловцы музыки», почти «рыбаки», как в фильме «Генералы песчаных карьеров». И так нас называл Тоm Zé или по крайней мере тот, кто ведет его ФБ.

– Какова судьба вашего проекта The Wandrerers​?

– Он по-прежнему живет и существует, и мы с Полиной Шепперд постоянно выступаем вместе, стоит нам только оказаться одновременно в одной и той же стране. Полина живет в Англии, но регулярно бывает на родине, в России, а также путешествует по Европе и Америке. Я тоже бываю в Великобритании, где мы дважды сыграли этот наш совместный проект. С ним же мы побывали в ее родном городе Казани, в Москве и Петербурге, во многих городах США, а также в Монреале, в Канаде. Думаю, что этот репертуар мы с ней будем еще расширять и со временем запишем диск. Он станет своеобразным синтезом русского и идишского фолка и классики. Такой проект мне безусловно интересен своей прорывностью, тем, что он вдохновляет нарушать границы жанров, стилей и эпох, не зацикливаться на чем-то одном. Но опять же, там не собирается «что попало», но происходит встреча каких-то музыкальных, поэтически, культурных и, возможно, языковых голосов, которые этой встречи ждали. А мы выступили в роли своего рода «сватов» – нашли их и поженили. Так что мы «вытягиваем» то, чему просто очень нужно встретиться. И если в постмодернизме важна децентрализация, примитивизация всех видов текстов, то для меня, наоборот, важен скорее какой-то конструктивный синтез и вытягивание единого общего смысла.

– А для вас в жизни этот самый «единый смысл» присутствует в принципе? Или это – всего лишь игра, некая культурологическая фантазия?

– Для меня тоже есть такой «единый смысл». Как в творчестве, так и в жизни. Другое дело, что его нельзя выразить словами.

Жизнь трудна и сложна. Короленко

Жизнь трудна и сложна

— Тише, Володя пишет!..

Когда раздавалось это предостережение — все в доме утихали. Это означало, что в маленькой угловой комнатке, где тесно от шкафов с книгами, письменного стола, рабочей конторки, кушетки, стульев, — работает Короленко. Писал он чаще всего стоя, заложив одну ногу за другую, слегка наклонив голову, торопливо откладывая в сторону исписанные листы. Если появлялись друзья или знакомые, они тихо проходили в столовую и — ждали. Посетителей, которых с каждым годом в доме Лемке на Канатной улице появлялось все больше, Авдотья Семеновна поила чаем, и они терпеливо дожидались, когда из кабинета раздадутся быстрые твердые шаги, на пороге появится бодрый, освеженный работой писатель и пригласит к себе.

— Пишет? — переспрашивал посетитель, незнакомый с порядками в семье Короленко. — Значит, нельзя его увидеть?

— Да, — твердо отвечала Авдотья Семеновна. — Пока он не кончит, он все равно не способен воспринимать окружающее.

Если кто-нибудь все же прерывал работу писателя, он отвечал невпопад, искоса жадно поглядывая на свою конторку с заметным желанием возобновить работу.

— Когда я что-нибудь описываю, — делился Короленко с друзьями, — я ясно вижу всю картину. Однажды, во время работы над сибирским очерком, я вдруг поймал себя на том, что перестал писать и рисую пером знакомый пейзаж…

Писал Короленко самозабвенно, увлеченно, с огромным удовольствием. Ему трудно было только начать, а затем, когда появлялось начало «в нужном тоне», работа шла быстро, легко. Публицистические статьи он нередко писал прямо набело, беллетристические произведения — со значительными поправками.

Когда Короленко дольше обычного задерживался за своей конторкой, друзья тихонько заглядывали в кабинет, покашливали, звали оторваться. Анненский был шумливее других. И когда он «на цыпочках» следовал из прихожей в столовую, Владимир Галактионович в своем, кабинете по тяжелым шагам и шумному дыханию отличал его от всех и поскорее старался закончить работу — он очень любил Николая Федоровича.

Если работа все же увлекала Короленко и он забывал о времени, раздавался топот маленьких ножек, и в дверь, несмотря на предостережения матери, начинала ломиться Соня:

— Папа, титистик писоль… (статистиком она звала Анненского, возглавлявшего статистическое бюро губернии).

Появление Владимира Галактионовича в столовой встречается градом шуток. Он ловко парирует их, сам необидно высмеивает друзей и домашних.

— Мамашенька, — говорит он, — я заглянул в вашу расходную тетрадку, вижу всюду: рысь, рысь. Вы что же это — нас вместо риса рысями кормите?

Все смеются. Эвелина Иосифовна ласково и смущенно улыбается шутке сына, отвечает тихим голосом, не утратившим мягкого музыкального акцента родного польского языка. Она постоянно занята работой: вяжет носки и варежки внукам и чужим детям, кому-то шьет одеяла, ручные мешки, кофточки. Она ведет хозяйство умно и расчетливо — семья большая, а доходы невелики.

Особенно весело бывает в доме Короленко по вечерам. Приходят бывшие «сибиряки» — кроме Анненских, Елпатьевский с женой, журналист Дробыш-Дробышевский, нижегородские «коренные» жители, Богданович, поднимаются живущие внизу Лошкаревы. Тогда каламбурам, шуткам, веселым рассказам не бывает конца. Особенно удачно выступают Анненский и Мария Галактионовна. Когда они «распускают своих собачек», достается всем. Владимир Галактионович сам никогда не нападает, зато среди удачно обороняющихся первое место принадлежит ему. Его шутки всегда мягки, они никого не ранят, но от них смеются не менее заразительно.

Нередко объектом шуток становится сам Короленко с его неутомимой готовностью помочь людям.

Когда друзья вышучивали эту его особенность, Короленко отвечал серьезно:

— Говорите, пропьет? На то, что я ему дал, много не выпьет.

— Несимпатичный? Да и монета, которую он получил, не бог весть какая симпатичная.

— Почему поехал на извозчике с дрянной клячей? А как же ему поправиться, если его не будут брать? Пусть хоть на мне заработает.

В кругу друзей Короленко получил прозвище «банкир» — за его стремление выручать людей из беды. Но так как личные скудные ресурсы «банкира» иссякали много раньше его готовности помочь, то он отправлялся отыскивать средства, писал записки знакомым, тормошил всех до тех пор, пока проситель не получал самого необходимого и не «вставал на ноги», по любимому выражению Короленко:

«Податель сей записки вопиет о 35 рублях, — я собрал все, что было, теперь ничего не имам. Не поможете ли?

В. Короленко».

Особенно чуток, внимателен и сердечен Короленко был в семье — «клане». Мать свою он обожал и очень внимательно относился к ее желаниям. Именины Эвелины Иосифовны совпадали с рождественским сочельником, и в этот день соблюдался старинный польский обычай: собирались самые близкие люди, за трапезу принимались только с появлением первой звезды, стол накрывался на сене и подавались только кутья, взвар, жареный лещ. Правда, потом появлялся русский самовар и разговоры велись отнюдь не религиозного содержания, но Эвелина Иосифовна и не сетовала. Она всю жизнь прожила в России, сыновья и дочери ее были русские, она сама говорила по-русски.

Дети Лошкаревых любили «дядю Володю» беззаветно. Он возился с ними подолгу, когда они были здоровы, и превращался в «брата милосердия», если они заболевали.

Осенью 1888 года дом на Канатной посетила смерть. Заболела воспалением легких четырехлетняя дочь Лошкаревых Женя. Девочка жестоко страдала, и с ней мучились все остальные. Владимир Галактионович почти насильно взял из рук обезумевшей сестры забившуюся в предсмертных судорогах девочку и носил ее, и грел, и дышал на нее, и сам закрыл ей глаза…

Женя лежала в гробике, словно живая, спящая.

Короленко не захотел оставлять сестру одну. В комнате одуряюще пахло цветами, и ему сделалось дурно. Попил воды, каких-то капель — и снова тут же сел к столику: нужно было срочно выслать в «Северный вестник» рассказ.

— Пойди отдохни, — говорит Мария Галактионовна.

— Нет, я побуду с тобой. Постараюсь писать здесь…

И он пишет. Пишет о том, что было давным-давно, когда мать умершей Жени сама была девочкой, а он, сейчас уже бородатый мужчина, отец двух детей, был большеголовым мальчуганом, впервые задумавшимся в такую же ночь о великом таинстве жизни и смерти. В доме тогда тоже скрипели двери, шепотом разговаривали люди, и все было проникнуто тревогой. Старая нянька Гандзя гнала детей в кровати, а они недоуменно прислушивались к звукам, которые доносились из той комнаты, где у мамы в эту ночь родилась «детинька».

Он пишет свой рассказ, который называется «Ночью». Тогда ночью родилась новая жизнь, теперь — тоже ночью — он сидит у гробика умершего ребенка. Многое ли он узнал о жизни и смерти за эти тридцать лет?..

Люди рождаются, люди умирают — такова жизнь. Просто и сложно, как все в этом мире. Короленко долго смотрит на усыпанный цветами крошечный гробик, на мерцающие огоньки погребальных свечей, на застывшую в горе сестру. Потом опять берет в руки перо. Какое читателю дело до того, что он в момент работы над рассказом о появлении новой жизни на земле сидел подле гроба близкого существа? Он взялся описать не смерть, а жизнь, и он сделает это, как бы ни тяжко было на душе.

Едва успев отослать «Ночью» в «Северный вестник», Короленко принимается за рассказ «С двух сторон», который был написан меньше чем за два месяца. В октябре был подготовлен для гаршинского сборника отрывок «На Волге». Во всех этих произведениях отразились настроения, властно овладевшие впечатлительным писателем после смерти Жени.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Короленко Владимир Галактионович


Владимир Короленко родился 15 июля 1853 года в украинском городе Житомир. Его дед, Афанасий Яковлевич, имел казацкие корни. Предки Короленко по материнской линии были шляхтичами, и будущий писатель с детства говорил на польском языке, как на родном. Его отец служил уездным судьей и отличался суровым, замкнутым характером, но в то же время обладал высокими нравственными качествами, славился своей честностью и бескорыстием. Галактион Афанасьевич серьезно повлиял на представления и склад ума своего сына, хотя впоследствии писатель говорил, что между ними не было «никакой внутренней близости». Тем не менее, Короленко неоднократно возвращался к образу отца в своих произведениях: рассказ «В дурном обществе» (1885), автобиография «История моего современника» (1905-1921).

В молодые годы Короленко жил в небольших городках, где тесно переплетались между собой польские, русско-украинские и еврейские традиции. Межнациональный колорит, смесь кровей, воспитание, культура разных народов — все это нашло отражение в творчестве писателя, определило его художественную манеру. Короленко стал художником-гуманистом, порицающим национальную рознь и всякого рода нетерпимость в обществе. Сказалось и влияние матери, Эвелины Иосифовны, ревностной католички, женщины эмоциональной и впечатлительной.

В 1868 году скончался Галактион Афанасьевич, и семья Короленко стала бедствовать. По окончании гимназического курса в Ровно, в 1871 году Владимир поступил в Технологический институт Петербурга, однако нужда заставила его бросить учебу и устроиться работать корректором. Не без помощи матери в 1872 году Короленко переезжает в Москву, где становится стипендиатом в Петровско-Разумовской земледельческой Академии. Именно тогда он начинает увлекаться идеями народничества. В 1876 году, за подачу прошения от имени 79 студентов об отмене церберских порядков в Академии, Короленко исключили и выслали в Кронштадт.

Последняя неудачная попытка получить высшее образование состоялась в 1877 году: он был зачислен в петербургский Горный институт, но не проучился там и двух лет. Короленко был арестован по доносу, обвинен в революционной деятельности и вновь выслан из столицы — в город Глазов. (Правда, еще до ареста, в 1879 году молодой человек все же успел дебютировать как писатель, опубликовав в журнале «Слово» новеллу «Эпизоды из жизни искателя»).

Следующие шесть лет Короленко провел в тюрьмах и ссылках: Березовские починки, Вятка, Вышний Волочек, Амгинская слобода. Он продолжает много писать: только в 1880 году им созданы рассказы «Ненастоящий город», «Яшка», «Чудная». Последний был написан в Вышневолоцкой политической тюрьме, под впечатлением от знакомства с девушкой-революционеркой Эвелиной Улановской. Рукопись была тайно передана на волю. В 1893 году рассказ напечатали в Нью-Йорке и Лондоне (в нелегальных русских газетах), а в России его опубликовали под названием «Командировка» лишь в 1905 году.

С 1881 по 1884 год Короленко жил в Якутии, куда его выслали за отказ присягать восшедшему на престол императору Александру III. Под впечатлением от суровой обстановки, переносимых тягот, окружающей нищеты, но вдохновленный сибирской природой, писатель задумал и создал целую серию блистательных новелл, впоследствии опубликованных в столичных журналах: «Убивец» (1882), «Сон Макара» (1883), «Соколинец» (1885), «Федор Бесприютный» (1885) и т.д. Успех рассказа «Сон Макара» был столь огромен, что молодому прозаику было сразу отведено одно из первых мест в рядах русской литературы того времени.

С высочайшего соизволения императора, в 1885 году он поселяется в Нижнем Новгороде. Здесь Короленко женится на Евдокии Ивановской, русской революционерке и народнице, также прошедшей через аресты и ссылки. В 1886 и в 1888 годах у них рождаются дочери Софья и Наталья.

С Нижним Новгородом связан самый плодотворный период в жизни писателя, продлившийся 11 лет. Его сибирские рассказы выходят отдельной книгой в 1886 году, а через три года публикуется второй сборник, состоящий из произведений волжского периода. Повести и новеллы, литературные заметки и воспоминания выходят из-под его пера одна за другой — хрестоматийные «Дети подземелья» (1885), этюд «Слепой музыкант» (1886), ставший подлинным триумфом писателя и выдержавший только при жизни Короленко пятнадцать изданий, «За иконой» (1887), «Черкес» (1888), «Ночью» (1888), «Птицы небесные» (1889), этнографические «Павловские очерки» (1890), «Река играет» (1891) и другие. Он проявляет себя подлинным гуманистом, выражая почти в каждом произведении беспокойство о судьбе русского народа. В каждом человеке он пытался увидеть, открыть самые лучшие стороны, очистить его от житейской грязи.

В Нижегородской губернии Короленко ведет также активную общественную деятельность, выступает против произвола властей, организует бесплатные столовые для голодающих (своими впечатлениями он делится в многочисленных очерках, выпущенных в 1893 году специальным изданием под общим названием «В голодный год»). К числу самых заметных эпизодов этого периода жизни Короленко относится «дело вотяков»: благодаря защите писателя были спасены от каторги удмуртские крестьяне, ложно обвинявшиеся в ритуальных убийствах. Он опубликовал цикл громких статей «Мултанское жертвоприношение».

В 1890-е годы Короленко путешествует по Крыму и Кавказу, совершает вояж по Америке. Под впечатлением от увиденного, в 1895 году он создает рассказ-аллегорию «Без языка» (1895), описывающий жизнь украинца-эмигранта. Прозаик получает признание и за рубежом, его рассказы выходят на нескольких языках. С 1895 по 1900 год Короленко живет в Петербурге, где работает редактором и издателем журнала «Русское богатство». Здесь публикуются его блестящие новеллы «Марусина заимка» (1899) и «Мгновение» (1900).

Он продолжал открыто выступать против беззакония властей, против смертной казни, против «белого» и «красного» террора, обличал деятельность военно-полевых судов, осуждал продразверстку и раскулачивание. Короленко придавал большое значение публицистике, не менее важной в его творчестве, чем беллетристика. Авторитет писателя был колоссален, по сути, в то время он стал настоящим символом русской демократической литературы.

В 1900 году он был одним из первых, кого избрали почетным академиком петербургской Академии наук, вместе с А.П. Чеховым и Л.Н. Толстым. Но через два года Короленко заявил письменный протест в связи с исключением из числа академиков Максима Горького и сложил с себя звание.

В 1900 году Владимир Короленко, в связи с ухудшением здоровья, переезжает в Полтаву, где продолжает писать многочисленные публицистические статьи и очерки. Он очень болезненно относился к происходящим в стране политическим событиям, остро реагировал на каждое общественно-значимое событие, любой межэтнический или социальный конфликт.

Короленко ненавидел самодержавие и яростно осудил действия царского режима, направленные на подавление революционного движения 1905 года. В 1911-1913 годах активно выступал против шовинистов и реакционеров, раздувавших громкий судебный процесс над евреем Менахемом Менделем Бейлисом, обвиняемом в убийстве 12-летнего мальчика. В то же время он опубликовал не менее десяти статей, разоблачавших ложь и фальсификации, организованные правительством и черносотенцами. Среди них — «Бытовое явление», «Дело Бейлиса», «В успокоенной деревне», «Черты военного правосудия».

Короленко весьма неоднозначно воспринял Октябрьскую революцию 1917 года. Называя себя «беспартийным социалистом», он не разделял большевистских идей и не одобрял те методы, которыми осуществлялось строительство социализма. Вместе с тем писатель выступал и против контрреволюционеров, осуждая творимые ими погромы, казни, грабежи и бесчинства. Современники называли его «нравственным гением», «совестью России».

Короленко был гуманистом и демократом во всем, не принимал насилие ни в какой форме и всегда становился на защиту личности, прав угнетенных. Его деятельность оказывала значительное влияние на самые разные слои русского общества того времени. В 1920 году он написал шесть писем А.В. Луначарскому. Обращения остались без официального ответа, но их автор получил следующую оценку наркома просвещения — «прекраснодушный Дон-Кихот».

В Полтаве Короленко очень много работает, невзирая на прогрессирующую болезнь сердца, основывает колонии для беспризорных, организует сбор продовольствия для детей Петрограда и Москвы, избирается почетным председателем Всероссийского комитета помощи голодающим. В последние годы жизни Короленко трудился над объемной эпохальной автобиографией «История моего современника», которая подводила итоги его общественной и художественной деятельности, в то же время характеризуя значительный период русской истории. Это произведение создавалось на протяжении 15 лет, но, к сожалению, осталось незаконченным.

Владимир Галактионович Короленко умер 25 февраля 1921 года от рецидива воспаления мозга. Похоронен в Полтаве, на Старом кладбище.

Короленко и сила его творчества

В силу романтического склада души автора, рассказ вылился в, по-настоящему, романтическом стиле, каждое слово которого протекает очень спокойно и насыщает действие разнообразными сильными акцентами. Действие рассказа протекает в среде, где человеческое сознание затуманено и не осознает в полной мере, что есть свобода, что есть любовь, что есть счастье. Воры, нищие, сумасшедшие люди — все эти отбросы живут в развалинах старого замка и не выходят за его пределы. Автор настоял на том, что общество, показанное через «потерянных» людей, на самом деле не нуждается в жалости, и является «дурным».

Имея склонность к меланхолии или чрезмерной сентиментальности, он распорядился бы своим материалом по иному и заставил бы читателя переживать трагедию отверженных. Однако этого не происходит и не должно происходить. Намерения автора показать лживых, грязных в душе людей, облекаются в жуткую форму. Жители замка пьют, воруют, развратничают. Однако не все в душе этих людей прогнило. В черствости есть своя мягкая корка. Тибурцый любит свою дочь, и хочет уберечь её от посягательств той системы, в которой он взращен и живет. Девочку зовут Маруся, она невинна как слеза. Автор выписал в ней образ страдалицы, из которой окружающая обстановка высасывает все жизненные силы, всю красоту той непорочной юности, которая выросла в девочке и продолжает расти. В итоге истории, она умирает, и смерть её написана поистине трогательно, так, что слезы невольно наворачиваются на глаза и чувствуешь первую по-настоящему сильную утрату.

В читателе, как и в героях, просыпается совесть и чувства. Глядя на место действия этого рассказа, невольно вспоминается легенда «Лес шумит», которая написана практически в подобной сказочной манере. В ней говорится о том, как пана убивает оскорбленный простолюдин. Однако, несмотря на столь банальную сюжетную канву, подробности истории описаны с огромной тонкостью и чутьем. Великое мастерство было вложено в сюжет. Прекрасно показана общая физиономия леса, личность каждого отдельного дерева. Лес в описании оживает и становится живым участником разворачиваемых событий.

Короленко, как автор, прекрасно справляется с описательными моментами природы. У него дар описывать природу во всей красоте и правдивости. Он в обычном находит волшебные нотки.

Короленко — поэт с чисто меланхоличными чертами характера. Его нити души волнуются при виде трогающих картин повседневности, при виде цветущей, яркой природы. Короленко принадлежат еще «Слепой музыкант» (1887), «Ночью» (1888) и рассказ из еврейской жизни: «Иом-Кинур». В «Слепом музыканте» автор с большим мастерством и искусством дал психологический портрет развития гниющего общества. Здесь научное переплетается с художественностью и создает странный симбиоз.

Поистине благоухающим можно назвать рассказ «Ночью». Разговоры детей о том, как появляются на свет дети, переданы с поразительной наивностью. Эти детские мысли и рассуждения читаются так искренне, потому, что написаны ребенком, который остался верен своей детской наивности до самых поздних лет. Он всегда знал, что в детстве является ребенком, который все еще удивляется и задает много вопросов, но очень важных вопросов. Однако в рассказе имеют место и взрослые. Есть молодой доктор, который отвечает на этой вопрос просто, без всяких изгибов в сторону. Он говорит что это просто физиологический акт и ничего более. Ничего заумно философического здесь ничего нет и не может быть. Но для другого персонажа, который из-за этого акта потерял свою супругу, все кажется намного сложнее и объемнее.

Мы прекрасно видим, как автор наслаждается тем, что описывает ситуации, как примеры того, что есть в мире. Он смотрит на жизнь человека, как на величайшую и прекрасную тайну. Одним из лучших рассказов Короленко, в котором говорится о Сибири, является «Из записок сибирского туриста». Автор раскрывает в рассказе огромную степень гуманности и понимания. Несмотря ни на что, он любит тот мир, в котором живет. Здесь история убийцы рассказана с огромным гуманизмом и душевностью. Он необычного душевного склада. Однако автор готовит для него испытание, в котором герой разрывается, не в силах понять и избрать сторону, к которой примкнуть. Тот же выбор между двумя началами лежит в основе маленького рассказа «В пасхальную ночь». Автор не хочет и не намерен осуждать тот принцип, который позволяет преступникам бежать из заточения. Он в своей манере просто рассказывает историю, которая якобы произошла, и рассказывает её так, будто это какое-то чудо, аналогов которого нет больше на свете.

Вскоре после своего переселения на Волгу, Короленко написал рассказ «Река играет», в котором герои ведут страстные дебаты, касательно веры и выбора своего жизненного пути. В рассказе автор выделяет такие слова: «Тяжелые, не радостные впечатления уносил я от берегов Святого озера, от невидимого, но страстно взыскаемого народом града… Точно в душном склепе, при тусклом свете угасающей лампады провел я всю эту бессонную ночь, прислушиваясь, как где-то за стеной кто-то читает мерным голосом заупокойные молитвы над уснувшей навеки народной мыслью».

Короленко при всей своей наивности, считает, что народная мысль еще не утратила своей силы и голоса, и может в любой момент прозвучать, как звучала раньше. Его другой рассказ, из той же волжской жизни «На солнечном затмении» — заканчивается тем, что люди съезжаются наблюдать великое затмение солнца, и постепенно проникаются к нему таким сильным удивлением, что начинают восторженно хвалить науку и мудрствовать по поводу неё, хотя сами до этого относились с презрением ко всем мудрствованиям других.

Короленко всю свою жизнь верил в лучшее будущее. Его гуманизм и надежда на исправление человека доходили до космических горизонтов. Он мечтал о том, чтобы сделать человека лучше. Мечтал о том, чтобы направить его на путь истинный, показать дорогу, путь к исправлению. Он делал все, чтобы человек понял, для чего он рожден, чтобы он понял, что его жизнь должна не понапрасну растрачиваться на бессмысленные нравоучения или бесполезное прожигание, а тратиться с умом. С верой в том, что перерождение возможно, и все зависит от самого человека. Он, как писатель, смотрящий в будущее, не разочаровывается и не скулит. Он знает, что судьба человека всегда находится в состоянии варьирования. Что он всегда предпочитает жизнь на грани, и что у каждого в душе есть хотя бы капля греха. Для него жизнь — это один большой идеал, высокие грани и бесконечные границы.

В середине 1890-х годов, Короленко достигает пика своего творчества. Это кульминация его жизни, а вместе с ней и его творчества. В этот период он пишет много произведений и прекрасных очерков, а также этюдов, среди которых «Государевы ямщики», «Мороз» и другое.

В 1906 году, автор начинает печатать свой самый большой, самый обширный труд, автобиографическую повесть «Историю моего современника». В ней автор попытался дать отчет о своей жизни. Через персонажа показать свою жизнь. В этой работе он сознательно идет на жертвы, он ставит на плаху красоту слогу и чистоту описаний, дабы подвести повествование под реалистические каноны, под автобиографический стиль. И это ему удается. Чувствуется правда и её сила. В этом двухтомнике Короленко рассказывает о своих молодых годах жизни, о том, как он рос и креп как личность. Как рождались его взгляды, и закалялась душа.

Короленко прекрасный писатель, и умеет писать и о других. Его перу принадлежат воспоминания о крупных писателях Михайловском, Чехове, Успенском. Все эти воспоминания он объединил под общим названием «Отошедшие». Среди этих очерков стоит выделить об Успенском, написанный со всем выразительным мастерством, со всем колоритом и силой художественного слова.

Помимо известного талантливого писателя Короленко раскрывается и как гений публицистики. Он пишет многочисленные журнальные и газетные статьи, в которых говорит о злобах дня, раскрывает актуальность современной общественной жизни и его проблем. Где бы он ни трудился, везде был в центре общественного мнения и сознания. Он держал внимание людей своей силой, своим разумом подавлял в них негативные моменты и говорил, как им жить. Но главное, они его слушали.

В таких произведениях, как «Голодный год» и «Бытовое явление», он выступил в роли ярого критика общественной жизни. Читая их, мы видим сильного человека, знающего за что и как бороться. Он рыцарь пера, в нем изящность таланта соприкасается с неподдельным образованием.

И напоследок стоит заметить, что Короленко не партийный писатель, как Маяковский. Его творчество полностью держится на гуманизме, красоте и правде слова. Он гений своего дела и это чувствуется каждым, кто хоть раз соприкоснется с его творчеством.

Произведения Короленка всегда имели огромный интерес и пользовались неубывающим спросом. Его книги выдерживали не одно переиздание. Такие знаменитые книги, как: «Слепой музыкант», «Без языка», «История моего современника» пережили не одно переиздание, и являются рекордами в литературном наследии автора. Его мелкие рассказы расходились и сейчас расходятся в десятках тысяч экземпляров. Одна из полнейших библиографий Короленка дана в книге Н.Д. Шаховской «Владимир Галактионович Короленко. Опыт биографической характеристики».

Выдающийся писатель и общественный деятель, — Владимир Короленко, оставил после себя огромное количество литературных трудов, большая часть из которого с огромным успехом расходятся и до сих пор. Наше поколение также нуждается в его наследии, ибо те принципы, который заложил автор в свои произведения, живут и до сих пор. Вечные вопросы всегда остаются вечными. И Короленко прекрасно это понимал.

 

Презентация «Владимир Галактионович Короленко (биография)»

библиотека
материалов

Содержание слайдов

Номер слайда 1

Крюков С. Д., учитель русского языка и литературы ГБОУ СОШ 514 Калининского района Санкт-Петербургаг. Санкт-Петербург – 2021 Владимир Галактионович Короленко. Биография

Номер слайда 2

Владимир Галактионович Короленко 1853 – 1921российский и украинский писатель, журналист, прозаик и редактор, общественный деятель.

Номер слайда 3

Детство и юность. Короленко родился в Житомире в семье уездного судьи. Согласно семейному преданию, дед писателя Афанасий Яковлевич происходил из казацкого рода, восходившего к миргородскому казачьему полковнику Ивану Королю; сестра деда Екатерина Короленко – бабушка академика Вернадского.

Номер слайда 4

Детство и юность. Отец писателя, суровый и замкнутый и вместе с тем неподкупный и справедливый, Галактион Афанасьевич Короленко, имевший 1858 год чин коллежского асессора и служивший житомирским уездным судьёй, оказал огромное влияние на формирование мировоззрения сына. Впоследствии образ отца был запечатлён писателем в его знаменитом рассказе «В дурном обществе». Мать писателя, Эвелина Иосифовна была полькой, и польский язык был в детстве для Владимира родным. У Короленко был старший брат Юлиан, младший – Илларион и две младшие сестры – Мария и Эвелина. Третья сестра, Александра, умерла в возрасте 1 года и 10 месяцев.

Номер слайда 5

Детство и юность. Владимир Короленко начал учёбу в польском пансионе Рыхлинского, затем учился в Житомирской гимназии, а после того как отец был переведён по службе в Ровно, продолжил среднее образование в Ровенском реальном училище, окончив его уже после смерти отца. В 1871 году поступил в Петербургский технологический институт, но из-за материальных трудностей вынужден был его покинуть и перейти в 1874 году на стипендию в Петровскую земледельческую академию в Москве.

Номер слайда 6

Революционная деятельность и ссылка. С ранних лет Короленко примкнул к революционному народническому движению. В 1876 году за участие в народнических студенческих кружках он был исключён из академии и выслан в Кронштадт под надзор полиции. В Кронштадте молодой человек зарабатывал на жизнь чертёжной работой. По окончании срока ссылки Короленко возвратился в Петербург и в 1877 поступил в Горный институт.

Номер слайда 7

Революционная деятельность и ссылка. К этому периоду относится начало литературной деятельности Короленко. В июле 1879 года в петербургском журнале «Слово» была напечатана первая новелла писателя «Эпизоды из жизни „искателя“». Этот рассказ Короленко первоначально предназначал для журнала «Отечественные записки», однако первая проба пера оказалась неудачной. Редактор журнала М. Е. Салтыков-Щедрин вернул молодому автору рукопись со словами: «Оно бы и ничего… да зелено… зелено очень».

Номер слайда 8

Революционная деятельность и ссылка. Весной 1879 года по подозрению в революционной деятельности Короленко вновь был исключён из института и выслан в Глазов Вятской губернии. Вместе с братом Илларионом писатель в сопровождении жандармов был доставлен в этот уездный город. Писатель оставался в Глазове до октября, пока в результате двух жалоб Короленко на действия вятской администрации его наказание не было ужесточено.

Номер слайда 9

Революционная деятельность и ссылка25 октября 1879 года Короленко был отправлен в Бисеровскую волость с назначением жительства в Березовских починках, где он пробыл до конца января 1880 года. Оттуда за самовольную отлучку в село Афанасьевское писатель был выслан сначала в вятскую тюрьму, а затем в Вышневолоцкую пересыльную тюрьму. Из Вышнего Волочка отправлен в Сибирь, но возвращен с дороги. 9 августа 1880 года вместе с очередной партией ссыльных он прибыл в Томск для дальнейшего следования на восток.

Номер слайда 10

Революционная деятельность и ссылка. С сентября 1880 года по август 1881 года жил в Перми в качестве политического ссыльного, служил табельщиком и письмоводителем на железной дороге. Давал частные уроки пермским учащимся. В марте 1881 года Короленко отказался от индивидуальной присяги новому царю Александру ІІІ и 11 августа 1881 года был выслан из Перми в Сибирь. Вторично прибыл в Томск в сопровождении двух жандармов 4 сентября 1881 года и был доставлен в так называемый тюремный замок, или, как его именовали арестанты, «Содержащую» тюрьму (ныне перестроенный 9 корпус ТПУ).

Номер слайда 11

Революционная деятельность и ссылка. Срок ссылки в Сибири отбывал в Якутской области в Амгинской слободе. Суровые условия жизни не сломили воли писателя. Тяжёлые 6 лет ссылки стали временем формирования зрелого писателя, дали богатый материал для его будущих сочинений.

Номер слайда 12

Литературная карьера. В 1885 году Короленко разрешили поселиться в Нижнем Новгороде. Нижегородское десятилетие (1885-1895) – период наиболее плодотворной работы Короленко-писателя, всплеска его таланта, после которого о нём заговорила читающая публика всей Российской империи.

Номер слайда 13

Литературная карьера. В 1886 году вышла его первая книга «Очерки и рассказы», в которую вошли сибирские новеллы писателя. В эти же годы Короленко публикует свои «Павловские очерки», явившиеся результатом неоднократных посещений села Павлова в Горбатовском уезде Нижегородской губернии. В произведении описывается тяжёлое положение кустарей-металлистов села, задавленных нищетой.

Номер слайда 14

Литературная карьера. Настоящим триумфом Короленко стал выход его лучших произведений – «Сон Макара» (1885), «В дурном обществе» (1885) и «Слепой музыкант» (1886). В них Короленко с глубоким знанием человеческой психологии по-философски подходит к разрешению проблемы взаимоотношения человека и общества. Материалом для писателя послужили воспоминания о детстве, проведённом на Украине, обогащённые наблюдениями, философскими и социальными выводами зрелого мастера, прошедшего тяжёлые годы ссылок и репрессий. По мнению писателя, полноту и гармонию жизни, счастье можно почувствовать, только преодолев собственный эгоизм, став на путь служения народу.

Номер слайда 15

Литературная карьера. В 1890-е годы Короленко много путешествует. Он посещает различные края Российской империи (Крым, Кавказ). В 1893 году писатель присутствует на Всемирной выставке в Чикаго (США). Результатом этой поездки стала повесть «Без языка» (1895). Короленко получает признание не только в России, но и за рубежом. Его произведения выходят на иностранных языках.

Номер слайда 16

Литературная карьера25 лет стоял Короленко у руля ведущего петербургского журнала «Русское богатство». В 1895-1900 годах Короленко живёт в Петербурге. Он редактирует журнал «Русское богатство» (главный редактор с 1904 года). В этот период публикуются новеллы «Марусина заимка» (1899), «Мгновение» (1900).

Номер слайда 17

Литературная карьера. В 1900 году писатель поселился в Полтаве, где прожил до своей смерти. В последние годы жизни (1906-1921) Короленко работал над большим автобиографическим произведением «История моего современника», которое должно было обобщить всё, что он пережил, систематизировать философские взгляды писателя. Произведение осталось незавершённым: работая над его четвёртым томом, писатель умер от воспаления лёгких.

Номер слайда 18

Источники. Википедияhttps://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9 A%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%BE,_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80_%D0%93%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Номер слайда 19

Иллюстрации. Владимир Галактионович Короленкоhttp://bichurov.ru/part_4/page_10/cards/1-art/07a.jpghttp://kcop.ru/news2018/vgkorol_1.jpghttps://cdn.fishki.net/upload/post/201507/27/1609593/147426_html_bb478d7.jpghttps://starsity.ru/wp-content/uploads/2019/12/0006-008-.jpghttps://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/3447231/pub_5eff306431eb186e8b617cb9_5eff3bf97576651a1a5501dc/scale_1200 Житомирский дом, в котором прошли детские и ранние юношеские годы В. Короленко, с 1973 года – музейhttps://www.videnovum.com/foto/ukraine/136/zhitomir/korolenko-museum/s. DSC_0130. JPG Козьма Крючковhttps://pomnisvoih.ru/wp-content/uploads/2018/07/image-1.jpg. Владимир Иванович Вернадскийhttp://heroes.profi-forex.org/uploads/_pages/437/mini/vernadski00-465-523.gif

Номер слайда 20

Иллюстрацииг. Ровно. Вокзалhttps://avatars.mds.yandex.net/get-altay/1879888/2a0000016af6125a414b269e753fdb8970eb/XXXLСанкт-Петербургский технологический университет. XIX в.https://cp12.nevsepic.com.ua/62/1353961640-0436241-www.nevsepic.com.ua.jpg. Петровскую земледельческую академию в Москве.https://img-fotki.yandex.ru/get/1049734/8808975.3e/0_18109d_7163b75f_orig.jpg. Кронштадтhttps://static.tonkosti.ru/tonkosti/table_img/g192/4343/261750145.jpg. Горный институт в Санкт-Петербургеhttps://wiki.com.ru/image/Spb_Vasilievsky_Island_Mining_College_asv2019-09_img3.jpg. М. Е. Салтыков-Щедринhttps://ic.pics.livejournal.com/vladimirtan/77915656/7871973/7871973_original.jpg

Номер слайда 21

Иллюстрации. Афанасьево. Кировская область.https://pastvu.com/_p/a/k/t/e/kteeaa0mipmf6w8gkw.jpg. Вышний Волочекhttp://in.prihod.ru/users/80/480/files/71696c3e5ab8969f45d0aa8270e0cf84 Александр – III https://europeanroyalhistory.files.wordpress.com/2017/11/img_3675.jpgг. Томскhttp://mtdata.ru/u25/photo1 B9 B/20426219192-0/huge.jpeg. Нижний Новгородhttps://www.culture.ru/storage/images/4726affcaaf7197d2e1986263521efa3/057adf57b34fbb2fb7a2b368fd37bb8d.jpeg

Номер слайда 22

Житомирский дом, в котором прошли детские и ранние юношеские годы В. Короленко, с 1973 года – музей.

Номер слайда 23

Козьма Фирсович Крючков – донской казак. Казаки или козаки – представители казачества – специфической этносоциальной общности, сформировавшейся в рамках особого, служилого сословия на территории современных Австрии, Казахстана, Польши, России, Украины, Хорватии, Чехии.

Номер слайда 24

Владимир Иванович Вернадский. Русский и советский учёный-естествоиспытатель, мыслитель и общественный деятель. Академик Императорской Санкт-Петербургской академии наук (1912).

Номер слайда 25

Вокзал г. Ровно на северо-западе Украины

Номер слайда 26

Санкт-Петербургский технологический университет. XIX в.

Номер слайда 27

Петровская земледельческая академия в Москве

Номер слайда 28

Кронштадт – самый удаленный пригород Санкт-Петербурга. На острове Котлин в Финском заливе.

Номер слайда 29

Санкт-Петербургский горный университет

Номер слайда 30

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. Русский писатель-реалист, критик, автор острых сатирических произведений, известный под псевдонимом Николай Щедрин (настоящая фамилия литератора – Салтыков).

Номер слайда 31

Поселок Афанасьево (основан в 1730 г.). Ныне – административный центр Афанасьевского района Кировской области

Номер слайда 32

г. Вышний Волочек

Номер слайда 33

Александр III Император Всероссийский, царь Польский и великий князь Финляндский с 1 [13] марта 1881 года. Сын императора Александра II и внук Николая I; отец последнего российского монарха Николая II.

Номер слайда 34

г. Томск

Номер слайда 35

г. Нижний Новгород. Городские виды.

Пантеон

  • Визуализации
  • Рейтинги
    • Люди
    • Места
    • Профессии
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Профессии
    • 9000
    • Данные
      • Разрешения
      • Скачать
      • API
    • Ежегодник
    • Главная страница
    • Визуализации
    • Рейтинг
    • Профили
      • Люди
      • 0003 Места
      • Эпох
    • Около
    • Данные
      • Разрешения
      • API
    • Ежегодник
    • API
    • Поиск
    • Оставить отзыв
    • Цитата об использовании

    Извините, страница не найдена.

    Вместо этого вы можете попробовать новый поиск или эти страницы:
    • Isaac Newton

      Physicist

      United Kingdom

      Rank 6

    • Walt Disney

      Producer

      United States

      Rank 82

    • 9
      Роджер Федерер

      Теннисист

      Швейцария

      Рейтинг 124

    • Racing Driver

      Занятие 16

      665 Физические лица

      Sports Domain

    • Agnez Mo

      Actor

    • Laozi

      Philosopher

      China

      Рейтинг 157

    • Винсент Ван Гог

      Painter

      Нидерланды

      Рейтинг 20

    • Fashion Designer
    • 5

      Род занятий

    • Васко да Gama

      Explorer

      Portugal

      Рейтинг 99

    • Знаменитость

      Занятость 40

      142 Физические лица

      Public Figure Domain

    • Marie Curie

      Physicist

      9104

    • Изучите
      • Визуализации
      • Рейтинги
    • Профили
      • Люди
      • Места
      • Страны
      • Профессии
      • Профессии / Страны
      • Eras
    • Условия
    • Условия службы
  • Данные
    • Разрешения
    • Загрузить
    • API
  • Приложения
    • Ежегодник
3
  • Владимир Короленко Биография, возраст, рост, жена, состояние, семья

    Возраст, биография и вики

    Владимир Короленко (Владимир Галактионович Короленко) родился 27 июля 1853 года в Житомире, Российская Империя (ныне Зитомир, Украина), писатель.Познакомьтесь с биографией Владимира Короленко, его возрастом, ростом, физическими данными, свиданиями / делами, семьей и карьерой. Узнайте, насколько Он богат в этом году и на что тратит деньги? Также узнайте, как заработал больше всего Владимир Короленко networth?

    Популярное как Короленко Владимир Галактионович
    Род занятий писатель
    Возраст 68 лет
    Знак зодиака Лев
    Родился 27 июля 1853 г.
    День рождения 27 июля
    Место рождения Житомир, Российская Империя [ныне Зитомир, Украина]
    Дата смерти 25 декабря 1921 г.
    Место смерти Полтава, Украинская ССР [ныне Украина]
    Гражданство Украина]

    Рекомендуем ознакомиться с полным списком известных людей, родившихся 27 июля.Он является членом известной группы Writer с возрастом 68 лет .

    Короленко Владимир Рост, вес и размеры

    В 68 лет Владимиру Короленко рост сейчас недоступен. Мы обновим данные Владимира Короленко о росте, весе, размерах тела, цвете глаз, цвете волос, размере обуви и платье в ближайшее время.

    Физическое состояние
    Высота Нет в наличии
    Масса Нет в наличии
    Размеры тела Нет в наличии
    Цвет глаз Нет в наличии
    Цвет волос Нет в наличии

    Кто жена Владимира Короленко?

    Его жена Евдокия Семеновна Иванова (январь 1886 — 25 декабря 1921) (его смерть) (2 детей)

    Семья
    Родители Нет в наличии
    Жена Евдокия Семеновна Иваново (январь 1886 — 25 декабря 1921) (его смерть) (2 детей)
    Родной брат Нет в наличии
    Детский Нет в наличии

    Владимир Короленко Собственный капитал

    Его собственный капитал значительно вырос в 2020-2021 годах.Итак, сколько стоит Владимир Короленко в возрасте 68 лет? Источником дохода Владимира Короленко в основном является успешный писатель. Он из Украины]. Мы оценили собственный капитал, деньги, зарплату, доход и активы Владимира Короленко.

    Собственный капитал в 2021 году 1 миллион — 5 миллионов долларов
    Заработная плата в 2020 году На рассмотрении
    Собственный капитал в 2019 году На рассмотрении
    Заработная плата в 2019 году На рассмотрении
    Дом Нет в наличии
    Легковые автомобили Нет в наличии
    Источник дохода Писатель

    Владимир Короленко Социальная сеть

    Instagram
    Linkedin
    Твиттер
    Facebook
    Википедия
    Imdb

    Хронология

    Он занял решительную общественную позицию против антисемитского суда над Бейлисом и написал мощное эссе «Призыв к русскому народу в отношении кровавого навета евреев» (1911-13).

    Его историческое описание Кишиневского погрома 1903 года также было опубликовано на английском языке. Во время Русской революции и последующей Гражданской войны Короленко выступал против кровавых методов коммунистического режима и выступал против террора и разрушения.

    В 1902 году Короленко вместе с Антоном Чеховым ушли из Российской академии наук в знак солидарности с Максимом Горьким. Он считал писателей Николая Гоголя, Ивана Тургенева, Николая А. Некрасова и Льва Толстого наиболее влиятельными людьми.Короленко был правозащитником и известным журналистом.

    После 1900 года Короленко перешел от художественной литературы к журналистике.

    Короленко совершил поездку в США в 1893 году, посетив Всемирную выставку в Чикаго. Там Короленко познакомился с недавними иммигрантами из России, которые дали ему материал для короткометражного романа «Без языка», рассказывающего о необразованном украинском крестьянине, который борется в Америке, не умея говорить ни слова по-английски.

    Его шедевральный роман «Слепой музыкант» (1886) был опубликован на английском языке в 1892 году и сделал его всемирно известным писателем.

    Его рассказ «Сон Макара» (1885) о небесной мечте умирающего крестьянина был переведен и опубликован на английском языке в 1891 году, что принесло ему международное признание.

    В 1881 году он отказался дать присягу новому русскому царю Александру III и был приговорен ко второй ссылке в Сибири, где провел 3 года. После сибирской ссылки ему разрешили поселиться в Нижнем Новгороде на Волге. Там он женился и у него родилась дочь. Его впечатления от жизни в изгнании и жизни в нескольких провинциальных городах дали ему богатый материал для его сочинений.

    В 1879 году он был снова арестован по ложным политическим обвинениям и сослан в Сибирь, но вернулся и поселился в городе Пермь.

    Короленко опубликовал свои первые рассказы в 1879 году, призывая к социальной справедливости в Российской империи.

    В 1877-79 был студентом Петербургского горного института.

    В 1876 году он был исключен из училища за революционную деятельность и заключен в тюрьму в Кронштадте, Санкт-Петербург.

    Владимир Галактионович Короленко родился 27 июля 1853 года в семье районного судьи города Житомира, Украина, Российская Империя. Учился в Санкт-Петербургском технологическом техникуме, затем в Московской сельскохозяйственной академии.

    Портрет В. Г. Короленко, российского писателя и активиста [Карточка кабинета министров] работы Дмитриева Максима Петровича [????????, ?????? ????????]: Очень хорошая эфемера (1888)

    Опубликовано М.Дмитриев, Нижний Новгород, 1888 г.

    Состояние: очень хорошее


    Об этом товаре

    Карточный портрет русско-украинского писателя и политического деятеля Владимира Галактионовича Короленко. Короленко был сослан в Нижний Новгород, где познакомился с подающим надежды фотографом М.П. Дмитриев. Согласно Википедии, Дмитриев с большим успехом показал этот портрет на российской выставке 1889 года, посвященной 50-летию изобретения фотографии. Очень хорошее изображение со средней контрастностью. 3-7 / 8 на 5-1 / 2 дюйма на большем креплении. Крепление обрезано по одному краю. Обширные чернильные штампы и обозначения на задней (оборотной) стороне крепления. Инвентарный список продавца № 307854

    Задать вопрос продавцу

    Библиографические данные

    Название: Портрет В.Короленко, русский писатель …

    Издательство: М. Дмитриев, Н. Новгород

    Дата публикации: 1888

    Переплет: Ephemera

    Состояние книги: Очень хорошее

    Описание магазина

    Мы предлагаем первые издания, необычные и редкие книги в Портленде, штат Орегон.Мы открыты для публики только по предварительной записи.

    Посетить витрину продавца

    Член ассоциации Члены этих ассоциаций стремятся поддерживать самые высокие стандарты. Они ручаются за подлинность всех вещей, выставленных на продажу. Они предоставляют экспертные и подробные описания, раскрывают все существенные дефекты и / или реставрации, предоставляют четкие и точные цены и действуют справедливо и честно во время покупки. Условия продажи:

    Гарантия на все товары в соответствии с описанием. Возврат принимается по любой причине в течение 30 дней с предполагаемой даты доставки.


    Условия доставки:

    Покупки, отправленные на адреса в США, обычно отправляются на следующий рабочий день почтой USPS Media Mail. Приоритетная доставка и международные заказы могут потребовать дополнительной доставки, в зависимости от размера приобретенных товаров.

    Список книг продавца

    Способы оплаты
    принимает продавец

    51830

    ID записи Действие Время
    BNF | 12170470 добавить 2009-03-03T12: 03: 18 + 00: 00
    DNB | 118565532 добавить 2009-03-03T12: 03: 29 + 00: 00
    LC | n 83058479 добавить 2009-03-03T12: 03: 32 + 00: 00
    NKC | jn19981001655 добавить 2009-05-07T09: 10: 52 + 00: 00
    BNE | XX

    8
    добавить 2009-06-15T11: 42: 49 + 00: 00
    NLA | 000035280435 добавить 2009-08-21T09: 42: 39 + 00: 00
    ПТБНП | 52385 добавить 2009-09-21T11: 33: 11 + 00: 00
    J9Ulat | 000077971 удалить 2009-09-21T11: 33: 11 + 00: 00
    J9Ucyr | 000152362 удалить 2009-09-21T11: 33: 11 + 00: 00
    СУДОК | 056616945 добавить 2011-12-15T07: 58: 55 + 00: 00
    NDL | 00523369 добавить 2012-09-21T12: 24: 31 + 00: 00
    BIBSYS | x

    619
    удалить 2012-11-27T04: 00: 16 + 00: 00
    NTA | 06982133X добавить 2012-12-19T19: 11: 18 + 00: 00
    NLIlat | 000077971 удалить 2013-05-13T19: 14: 22 + 00: 00
    NLIcyr | 000152362 удалить 2013-05-13T19: 14: 22 + 00: 00
    LNB | LNC10-000038786 добавить 2013-08-19T18: 59: 48 + 00: 00
    ISNI | 0000000080788838 добавить 2013-09-16T16: 15: 07 + 00: 00
    NSK | 000091831 добавить 2013-12-12T18: 02: 00 + 00: 00
    NUKAT | n 97013089 добавить 2014-10-27T16: 17: 29 + 00: 00
    WKP | Q335064 добавить 2015-04-14T18: 56: 54 + 00: 00
    WKP | Владимир_Короленко удалить 2015-04-14T18: 56: 54 + 00: 00
    NLR | RU NLR AUTH 7717433 добавить 2015-11-02T06: 53: 00.483428 + 00: 00
    NLR | RU NLR AUTH 7717568 добавить 2015-11-02T06: 53: 00.4

    + 00: 00
    NLR | RU NLR AUTH 7749921 добавить 2015-11-02T06: 53: 00.499335 + 00: 00
    BNCHL | 10000000000000000115378 добавить 2016-03-21T08: 03: 47.661251 + 00: 00
    KRNLK | KAC200606165 добавить 2016-05-09T19: 23: 26.862792 + 00: 00
    НИИ | DA01015987 добавить 2016-07-31T18: 32: 09.388234 + 00: 00
    EGAXA | vtls001398810 добавить 2016-10-23T15: 33: 38.730219 + 00: 00
    BIBSYS |

    619
    добавить 2017-03-27T20: 31: 44.149735 + 00: 00
    ERRR | a11476564 добавить 2017-05-21T23: 21: 34.128981 + 00: 00
    ERRR | a11477908 добавить 2017-05-21T23: 21: 34.145033 + 00: 00
    BLBNB | 000817891 добавить 2017-12-11T15: 51: 23.

    2 + 00: 00

    SWNL | vtls008622651 удалить 2018-02-11T08: 40: 44.654110 + 00: 00
    LIH | LNB: VV310402; = yh удалить 2018-12-03T07: 34: 22.931007 + 00: 00
    LIH | LNB: V-310402; = _ y__h_ добавить 2018-12-03T10: 04: 54.212588 + 00: 00
    DBC | 8709791
  • 80
  • добавить 2019-01-07T06: 26: 25.394747 + 00: 00
    SZ | 118565532 добавить 2019-02-17T12: 29: 44.396400 + 00: 00
    SWNL | vtls014668824 удалить 2019-03-10T14: 24: 30.571814 + 00: 00
    PLWABN | 9810595929505606 добавить 2019-06-09T14: 01: 10.811407 + 00: 00
    NLP | a17470857 удалить 2019-07-14T13: 06: 32.088101 + 00: 00
    SKMASNL | vtls007382955 добавить 2019-08-12T15: 06: 45.048201 + 00: 00
    J9U | 987007263855505171 добавить 2020-02-02T17: 55: 14.363674 + 00: 00
    NLI | 000077971 удалить 2020-04-12T09: 11: 34.395672 + 00: 00
    BNC | a1448996x удалить 2020-05-10T12: 31: 27.829828 + 00: 00
    RERO | vtls021726408 удалить 2020-06-17T09: 44: 47.465331 + 00: 00
    RERO | A021726408 добавить 2020-06-17T22: 41: 59.519792 + 00: 00
    B2Q | 0000062465 удалить 2020-07-05T14: 44: 37.888204 + 00: 00
    B2Q | ncf10874252 добавить 2020-07-05T16: 54: 19.114615 + 00: 00
    BAV | ADV12614911 удалить 2020-07-14T12: 52: 11.741716 + 00: 00
    CAOONL | ncf10874252 добавить 2020-07-14T15: 10: 31.353824 + 00: 00
    GRATEVE | 88975 добавить 2020-09-06T08: 47: 15.551449 + 00: 00
    BAV | 495_335432 добавить 2021-04-18T21: 56: 43.719486 + 00: 00

    Читать онлайн-книгу Владимира Галактионовича Короленко «Сон Макара и другие рассказы» — Энциклопедия

    Читать онлайн-книгу Владимира Галактионовича Короленко «Сон Макара и другие рассказы»

    Опубликовано в Лондоне под названием: «Ропущий лес и другие рассказы».

    [vi]


    Произведения Владимира Короленко сравнивают со «свежим ветерком, дующим в тяжелом воздухе больницы». Больница — пессимистическая литература современной российской интеллигенции; свежий ветерок — голос простодушных детей «России-матушки». Это по большей части земледельцы и покорители пустошей; крестьяне, пионеры и сибирские ссыльные; они часто принадлежат к великому классу «оскорбленных и раненых»: они терпят невыразимые трудности, но их головы непокорены, а их сердца полны храбрости и стремления к справедливости.Среди них прошли ранние годы жизни великого писателя.

    Владимир Короленко родился 15 июня 1853 года в Житомире, маленьком городке на Юго-Западе или Малороссии. По отцовской линии он происходил из старинного казачьего рода, его мать приходилась дочерью польскому помещику из Житомира. Ранняя жизнь мальчика прошла среди живописных окрестностей; он вырос среди поляков, евреев и веселых темноглазых крестьян, составляющих население Малороссии, и никогда не терял той поэтической любви к природе и здорового чувства юмора, которые были в нем воспитаны [viii] под этим теплым ярким небом.В своем рассказе «В плохой компании» он ярко описал романтический городок, который был домом его детства. Суровый, но справедливый судья этой сказки — более или менее прототип своего отца. Короленко-старший отличался безупречной честностью исполнения, редкой для чиновника того времени; следовательно, когда он умер в 1870 году, он оставил свою вдову и пятерых детей без каких-либо средств к существованию. Однако, благодаря энергии своей героической матери, Владимир в семнадцать лет смог поступить в Технологический институт в Петрограде.

    Затем последовали три года борьбы за то, чтобы совместить учебу с необходимостью зарабатывать на жизнь, в течение которых сам Короленко говорит, что не знает, как ему удалось спастись от голода. Даже дешевый обед в восемнадцать копеек или девять центов был для него такой роскошью в те дни, что он угощал себя им всего шесть или семь раз в течение года.

    В 1874 году молодой студент отправился в Москву с десятью кровно заработанными рублями в кармане и поступил в Петровскую академию, но вскоре был исключен с этого учебного заведения за то, что подал прошение сокурсников директору училища.Он вернулся в Петроград, где теперь жила его семья, и он и его брат предприняли отчаянную попытку поддержать себя и своих братьев и сестер путем корректуры. Будущий автор [ix] начал рассылать статьи в газеты и журналы, и именно тогда произошел первый из серии арестов, которым он подвергся за то, что считалось его передовыми социальными доктринами. Его отправили сначала в Кронштадт на год, а затем в Вятку; оттуда он отправился в Пермь, а из Перми в Томск; наконец он был окончательно сослан в далекую восточно-сибирскую губернию Якутск.

    Там он провел почти шесть лет, самых ценных для него за всю свою жизнь. Огромный лес, окутывающий эти далекие северо-восточные болота, величественные, мрачные, вечно охваченные смертельным холодом, произвел неизгладимое впечатление на воображение молодого художника. Он был глубоко тронут горестями полудиких пионеров, населявших его безлюдные уединения, неукротимым духом своих товарищей-изгнанников и авантюрной жизнью «бродяги» или странников, заключенных, сбежавших из тюрьмы, которые тайно возвращаются пешком. к своей «России-матушке» по всему Сибирскому континенту.

    Короленко был освобожден из ссылки в 1885 году и сразу же по возвращении в Россию опубликовал свой прекрасный «Сон Макара».

    Успех повести наступил сразу, сразу же обеспечилась слава автору. Здесь не было ни политики, ни социальных доктрин; Призыв Макара был универсальным; И либеральные, и консервативные критики объединились в хор похвалы. Русская читающая публика была очарована оригинальностью сюжета [x], сияющей лаконичностью авторского стиля и лирической красотой конца рассказа, который с глубоким смыслом освещает каждую деталь, о которой говорилось ранее.Бедный Макар, самый одинокий обитатель сибирских лесов, ведущий жизнь, полную невероятного труда и лишений, в конце концов умирает, и за свои грехи приговорен Судом Великого Тойона, или вождя, страдать в будущей жизни горестями и трудиться еще больше. тяжелее, чем все, что он знал на земле. Вот типаж «обиженных и обиженных», любимых Достоевским и Толстым, но с одним существенным отличием: Макар не терпит беды в пассивном унынии, он протестует. Он возмущенно протестует против несправедливости приговора Великого Тойона.Жизнь для него была отчаянно тяжелой; несправедливо судить его по стандартам, установленным для праведников, которых любит Тойон, «чьи лица купаются в благовониях и чьи одежды сшиты не их собственными руками». Этот протест в сочетании с горячей любовью ко всему человечеству должен был стать лейтмотивом произведений Короленко.

    Его следующий рассказ «В плохой компании» появился в том же году и еще больше повысил популярность молодого автора. По сей день он является всеобщим фаворитом в России.Хотя его стиль немного испорчен цветочным польским буйством, описания старых феодальных руин полны поэзии, дети нарисованы с сочувствием и проницательностью, а бродяга Туркевич в его трагикомической роли [xi] Пророка Иеремия, звучит безошибочная нотка протеста.

    «Журчащий лес» был опубликован в 1886 году и представляет собой мрачно-романтическую сказку о грезящих сосновых лесах юга России, написанную в стиле древней легенды. Здесь протест казака Опанаса и лесника Рамана слеп и груб и приносит смерть их знатному угнетателю, но сюжет разворачивается в феодальные времена и нужда крепостных была велика.Голос ветра в верхушках деревьев доминирует над разворачивающейся простой историей, как резонансный аккорд, и когда, наконец, суровое правосудие воздается по отношению к графу-тирану, его приход кажется таким же неизбежным, как разрушение грозы, которая, все время сказка назревала над лесом.

    «День искупления» — одна из самых светлых и веселых историй Короленко. В описании веселой жизни Юга добрый юмор маленького россиянина соединяется с его ярким воображением, и мы получаем яркий проблеск уютной деревушки, окруженной вишневыми садами и залитой теплым лунным светом; черноглазых девушек, робких шумных евреев, суеверных горожан, хитрого мельника; короче говоря, о всей занятой, активной жизни города в пределах черты оседлости евреев.

    Но серьезный или веселый, веселый или грустный, Короленко, прежде всего, оптимист в своем мировоззрении. Сквозь толстые и тонкие, через горе и несчастья бедные, бесхитростные герои его рассказов [xii] обращают свои лица к свету. Доброе сердце писателя не перестает искать «вечно человечное» в каждом человеке, и глубоко сочувствует неутолимому стремлению человечества к свободе и справедливости, которое может бесстрашно противостоять злу. Он сам сказал в письме другу: «Вселенная — это не игра случайных сил.Детерминизм, эволюция и все другие теории заставляют признать, что существует закон, который нас к чему-то ведет; к тому, что мы называем «добром» во всех его проявлениях, то есть к доброте, истине, правде, красоте и справедливости ».

    Это бремя послания Короленко миру, воплощенного во всех его произведениях.

    Вернувшись из Сибири, Короленко уехал жить в Нижний Новгород и там принимал активное участие в улучшении условий жизни любимых им «обиженных и обиженных».В голодный год он много работал, чтобы организовать бесплатные кухни для голодающих бедняков, и в газетах было опубликовано много энергичных статей из-под его пера. Он также продолжал писать рассказы, очерки и несколько более длинных романов, самый известный из которых — «Слепой музыкант».

    В 1894 году он совершил путешествие в Англию и Америку, а по возвращении написал забавный отчет о своих путешествиях, озаглавленный: «Без языка».

    В 1895 году он стал редактором журнала Русское Богацво , и с тех пор великий [xiii] писатель определенно посвятил себя журналистике и теперь стал одним из величайших публицистов России.

    Сердце русское по сути своей милосердно и полно человеческой доброты. Будучи полностью демократичным в отношениях друг с другом, русские люди имеют несчастье трудиться при самом суровом политическом режиме в Европе. Как и многие его соотечественники, Короленко теперь посвящает свою жизнь делу страданий и обездоленных, а также помощи тем, кто стал жертвами социальной и политической несправедливости.

    Анна Ахматова | Фонд Поэзии

    Анна Ахматова считается одним из величайших поэтов России.Помимо стихов, она писала прозу, в том числе мемуары, автобиографические произведения, а также писала о русских писателях, таких как Александр Сергеевич Пушкин. Она также переводила итальянские, французские, армянские и корейские стихи. За свою жизнь Ахматова испытала и дореволюционную, и советскую Россию, однако ее стихи расширили и сохранили классическую русскую культуру в периоды авангардного радикализма и формальных экспериментов, а также удушающих идеологических ограничений социалистического реализма.Ахматова разделила судьбу, постигшую многих ее блестящих современников, в том числе Осипа Эмильевича Мандельштама, Бориса Леонидовича Пастернака, Марину Ивановну Цветаеву. Хотя она прожила долгую жизнь, она была непропорционально омрачена трагическими моментами. Исайя Берлин, который посетил Ахматову в ее ленинградской квартире в ноябре 1945 года, когда служил в России первым секретарем посольства Великобритании, точно назвал ее «трагической королевой», по словам Дьёрдя Далоса. Оценка Берлина отозвалась эхом через поколения читателей, которые понимают Ахматову — ее личность, поэзию и, что более туманно, ее поэтический образ — как символ благородной красоты и катастрофического положения.

    Она родилась Анна Андреевна Горенко 11 июня 1889 года в Большом Фонтане на берегу Черного моря, третья из шести детей в семье высшего сословия. Ее мать, Инна Эразмовна Стогова, принадлежала к влиятельному клану помещиков, а ее отец, Андрей Антонович Горенко, получил титул от собственного отца, который был создан потомственным дворянином для службы на королевском флоте. Горенко вырос в Царском Селе (буквально Царское село), ​​очаровательном пригороде Санкт-Петербурга, где располагалась роскошная летняя королевская резиденция и великолепные особняки русских аристократов.В Царском Селе в 1903 году она познакомилась со своим будущим мужем, поэтом Николаем Степановичем Гумилевым, когда покупала рождественские подарки в большом универмаге «Гостиный двор». Эта первая встреча произвела на Гумилева гораздо более сильное впечатление, чем на Горенко, и он упорно ухаживал за ней в течение многих лет. В Царском Селе Горенко училась в женской Мариинской гимназии, но закончила последний год в Фундуклеевской гимназии в Киеве, которую окончила в мае 1907 года; они с матерью переехали в Киев после разлуки Инны Эразмовны с Андреем Антоновичем.В 1907 году Горенко поступила на юридический факультет Киевского женского училища, но вскоре отказалась от юридических исследований в пользу литературных занятий.

    Горенко начал писать стихи еще подростком. Хотя сначала ей не нравился Гумилев, они развили совместные отношения вокруг поэзии. Он отредактировал ее первое опубликованное стихотворение, которое появилось в 1907 году во втором номере журнала Sirius , основанного Гумилевым в Париже. Это стихотворение «На руке его много блестящих колец» (в переводе «На руке много сияющих колец», 1990) она подписала своим настоящим именем Анна Горенко.В конце концов, однако, она взяла псевдоним Ахматова. Псевдоним произошел от семейных преданий, что одним из ее предков по материнской линии был Хан Ахмат, последний татарский вождь, принимавший дань от русских правителей. Согласно семейной мифологии, Ахмат, убитый в своем шатре в 1481 году, принадлежал к королевской крови Чингисхана.

    В ноябре 1909 года Гумилев навестил Ахматову в Киеве и, неоднократно отвергая его внимание, наконец согласилась выйти за него замуж. Венчание состоялось в Киеве в церкви Никольской Слободки 25 апреля 1910 года.Медовый месяц пара провела в Париже, где Ахматова была представлена ​​Амедео Модильяни, в то время никому не известным итальянским художником. Встреча была, пожалуй, одним из самых необычных событий юности Ахматовой. Модильяни писала письма всю зиму, и они снова встретились, когда она вернулась в Париж в 1911 году. Ахматова пробыла в это время в Париже несколько недель, снимая квартиру возле церкви Святого Сюльписа и исследуя парки, музеи и кафе. Пэрис со своей загадочной спутницей.Адресатом поэмы «Мне с тобою п’яным весело» (опубликовано в журнале Vecher , 1912; переводится как «Когда ты пьян, как весело», 1990) был назван Модильяни. В лирике осенний цвет вязов — это сознательная смена времен года со стороны поэтессы, уехавшей из Парижа задолго до конца лета: «Когда ты пьян, это так весело … смысл. / Ранняя осень натянута / Вязы с желтыми флажками ». Модильяни сделал 16 рисунков Ахматовой в обнаженном виде, один из которых остался с ней до самой смерти; он всегда висел над ее диваном в той комнате, которую она занимала в течение ее часто неспокойной жизни.

    Примерно в это же время Гумилев стал лидером эклектичной и свободно сплоченной литературной группы, амбициозно получившей название «акмеизм» (от греческого акме, — вершина или время цветения). Акмеизм восстал против предшествующей литературной школы, символизма, которая находилась в упадке после доминирования на русской литературной сцене в течение почти двух десятилетий. Отличительными чертами символизма были использование метафорического языка, вера в божественное вдохновение и упор на мистицизм и религиозную философию.Символисты поклонялись музыке как наиболее духовной форме искусства и стремились передать «музыку божественных сфер», что было обычным символистским выражением, через посредство поэзии. Напротив, Гумилев и его соратники-акмеисты обратились к видимому миру во всей его торжествующей материальности. Они сосредоточились на изображении человеческих эмоций и эстетических объектов; заменил поэта-пророка поэтом-мастером; и продвигал пластические модели для стихов за счет музыки. В октябре 1911 года Гумилев вместе с другим акмеистом Сергеем Митрофановичем Городецким организовал литературную мастерскую, известную как «Цех поэтов», или «Гильдия поэтов», на которой за чтением новых стихов последовала общая критическая дискуссия.Ядро новой группы составили шесть поэтов: помимо Гумилева, Городецкого и Ахматовой, который был активным членом гильдии и служил секретарем на ее собраниях, в нее вошли также Мандельштам, Владимир Иванович Нарбут и Михаил Александрович Зенкевич. Несколько десятков других поэтов в то или иное время разделяли программу акмеистов; наиболее активными были Георгий Владимирович Иванов, Михаил Леонидович Лозинский, Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева, Василий Алексеевич Комаровский.

    Гумилев изначально был против того, чтобы Ахматова занималась литературной карьерой, но в конце концов он поддержал ее стихи, которые, как он обнаружил, находились в гармонии с некоторыми эстетическими принципами акмеизма.В феврале и марте 1911 года несколько стихотворений Ахматовой появилось в журналах Всеобщий журнал ( Universal Journal ) , Gaudeamus и Apollon. Когда она опубликовала свой первый сборник, Vecher (1912; переведено как Evening , 1990), сразу же последовала слава. Vecher включает в себя интроспективные тексты песен, ограниченные темами любви и личной судьбой женщины как в блаженных, так и, чаще всего, в несчастных романтических отношениях.Стиль Ахматовой лаконичен; вместо того, чтобы прибегать к пространному изложению чувств, она предоставляет психологически конкретные детали для представления внутренней драмы. В «Песне последних встреч» (в переводе «Песня последней встречи», 1990) достаточно неловкого жеста, чтобы передать боль разлуки: «Тогда беспомощно похолодела моя грудь, / Но мои шаги были легкими. / Я натянул перчатку на левую руку / На правую ». Точно так же абстрактные понятия раскрываются через знакомые конкретные объекты или существа.Например, в «Любовь» (в переводе «Любовь», 1990 г.) змея и белый голубь символизируют любовь: «Сейчас, как маленькая змея, сворачивается в клубок, / Завораживая твое сердце, / Потом на несколько дней. он будет ворковать, как голубь / На маленьком белом подоконнике ».

    Читатели испытывали искушение искать в этих стихотворениях автобиографический подтекст. Фактически, Ахматова трансформировала личный опыт в своей работе с помощью серии масок и мистификаций. В стихотворении о Гумилеве под названием «О любви…» (опубликовано в Вечер; переводится как «Он любил…» 1990), например, она изображает из себя обычную домохозяйку, ее мир ограничен домом и детьми.Героиня сетует на желание мужа оставить простые радости домашнего очага в далекие, экзотические страны:

    На любви три вещи на свете:
    За вечерней пенье, белых павлинов
    Я стертые карты Америки.
    Не любил, когда плачут дети,
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    . . . А я была его женой.


    (Он любил в жизни три вещи:
    Вечерняя песня, белые павлины
    И старые карты Америки.
    Он ненавидел, когда дети плакали,
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    . . . А я была его женой.)

    У Ахматовой и Гумилева не было обычного брака. Большую часть времени они жили отдельно; Одним из самых сильных увлечений Гумилева были путешествия, и он участвовал во многих экспедициях в Африку. Более того, отношение Ахматовой к мужу не было основано на страстной любви, и за время их недолгого брака у нее было несколько романов (они развелись в 1918 году).Когда было написано «О любви…», она еще не родила ребенка. Её единственный сын, Лев Николаевич Гумилев, родился 18 сентября 1912 года. Ахматова доверила своего новорожденного сына опеке свекрови Анны Ивановны Гумилевой, проживавшей в городе Бежецк, и поэт вернулся к ней. богемная жизнь Петербурга.

    Вторая книга Ахматовой, Четки ( Четки , 1914), была, безусловно, самой популярной ее книгой. К тому времени, когда том был издан, она стала фаворитом петербургского общества.Петербургский литературный бомонд и славился поразительной красотой и харизматической индивидуальностью. В эти предвоенные годы, с 1911 по 1915 год, эпицентром петербургской богемы было кабаре «Бродячая собака», размещавшееся в заброшенном погребе винного магазина особняка Дашковых на одной из центральных площадей. города. Художественная элита обычно собиралась в дымном кабаре, чтобы насладиться музыкой, чтением стихов или случайным импровизированным выступлением звезд балета.Стены погреба были расписаны ярким орнаментом из цветов и птиц театральным художником Сергеем Юрьевичем Судейкиным. Ахматова часто читала свои стихи в «Бродячей собаке», ее фирменная шаль накинулась на плечи.

    Мандельштам увековечил выступление Ахматовой в кабаре в коротком стихотворении «Ахматова» (1914). В стихотворении шаль Ахматовой задерживает ее движение и превращает ее в вневременную трагическую женскую фигуру. Мандельштам довольно долго преследовал Ахматову, хотя и безуспешно; однако она была более склонна к диалогу с ним в стихах, и в конце концов они стали проводить меньше времени вместе.

    «Бродячая собака» была местом, где начинались любовные интриги, где покупатели были опьянены искусством и красотой. Ахматова впервые встретила там нескольких любовников, в том числе мужчину, который стал ее вторым мужем, Владимира Казимировича Шилейко, еще одного поборника ее поэзии. У нее был роман с композитором Артуром Сергеевичем Лурье (Лурье), по всей видимости, сюжет ее стихотворения «Все мои бражники здесь, блудницы» (из Четки; переводится как «Мы ​​все тут пирушки и распутные бабы, »1990), которая впервые появилась в Apollon в 1913 году:« Вы курите черную трубку, / Клубок дыма имеет забавную форму./ Я надела узкую юбку / Чтобы выглядеть еще стройнее ». Это стихотворение, точно изображающее атмосферу кабаре, также подчеркивает мотивы греха и вины, которые в конечном итоге требуют покаяния. Две темы — грех и раскаяние — повторяются в ранних стихах Ахматовой. Страстная, земная любовь и религиозное благочестие сформировали оксюморонность ее творчества, что побудило критика Бориса Михайловича Эйхенбаума, автора книги Анна Ахматова: Опыт анализа (Анна Ахматова: Попытка анализа, 1923), назвать ее «половинкой». монахиня, наполовину шлюха.Позже слова Эйхенбаума дали чиновникам Коммунистической партии, отвечающим за искусство, повод запретить поэзию Ахматовой; они критиковали его как аморальное и идеологически вредное.

    В Chetki героиню часто можно увидеть молящейся или вызывающей Бога в поисках защиты от преследующего образа ее возлюбленного, который отверг ее. Такой женский образ появляется, например, в «Я научилась просто, мудро жит» (перевод «Я научился жить просто, разумно», 1990 г.), впервые опубликованной в Русская мысль в 1913 г .: «Я научился жить просто, мудро, / Смотреть в небо и молиться Богу… / А если бы ты постучал в мою дверь, / Мне кажется, я бы даже не услышал.Подобная героиня говорит в «Будеш жить, не знайа лиха» (в переводе «Будешь жить без беды», 1990):

    Будеш жить, не знающая лиха,
    Править и судить,
    Соей подругой тихой
    Сыновей растить.
    . . . . . . . . . . . .
    И для нас, склоненных долу,
    Алтари гориат,
    Наши к Божьему престолу
    Golosa letiat.

    (Живешь без беды,
    Вы будете править, вы будете судить.
    Со своим тихим партнером
    Вы вырастите своих сыновей.
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    И для нас, спускающихся в долину,
    Алтари горят,
    И наши голоса парят
    К самому престолу Бога.)

    И снова она находит наиболее экономичный способ обрисовать свой эмоциональный пейзаж. Простота ее словарного запаса дополняется интонацией повседневной речи, передаваемой через частые паузы, которые обозначаются тире, например, как в «Provodila druga do perednei» (переводится как «Я вывел своего любовника в зал», 1990), который впервые появился в ее четвертом томе стихов, Подорожник ( Подорожник , 1921): «Одноразовый! придумал слово — / Я действительно записка или цветок? » Поэзия Ахматовой также известна своим многоточием, еще одним примером перерыва или паузы в речи, как это показано в «Я не люблю твоей прошу» (переводится как «Я не прошу твоей любви», 1990), написанном на 1914 г. и впервые опубликовано в журнале Звезда ( Звезда ) в 1946 г .: «Я не прошу твоей любви — / Теперь она в безопасном месте…» Смысл безответной любви в лирике Ахматовой двоякий, потому что говорящий то страдает, то заставляет страдать других.Но независимо от того, становится ли она жертвой безразличия своего возлюбленного или становится причиной чьей-то беды, персонаж передает видение мира, который регулярно подвергается ужасным событиям — идеал счастья остается неуловимым.

    Начало Первой мировой войны ознаменовало начало новой эры в истории России. Многие восприняли 1913 год как последнее мирное время — конец утонченного и беззаботного периода fin de siècle . Художники больше не могли позволить себе игнорировать жестокую новую реальность, которая быстро надвигалась.Для петербургской богемной элиты одним из первых проявлений нового порядка стало закрытие кабаре «Бродячая собака», не отвечавшего цензурным нормам военного времени. Меняется и поэтический голос Ахматовой; все чаще и чаще она отказывалась от частных причитаний в пользу гражданских или пророческих тем. В стихотворении «Молитва» (в переводе «Молитва», 1990 г.) из сборника Война в русской поэзии ( Война в русской поэзии , 1915) лирическая героиня умоляет Бога восстановить мир в ее стране: « Об этом молю на твоей литургии / После стольких мучительных дней / Чтоб грозовая туча над затемненной Россией / Может стать облаком славных лучей.”

    Третий сборник Ахматовой, Белая Стая ( Белая Стая , 1917), включает не только любовную лирику, но и множество стихотворений с сильным патриотизмом. Осознавая свою новую гражданскую роль, она объявляет в стихотворении, написанном в тот день, когда Германия объявила войну России, что она должна очистить свою память от любовных приключений, которые она описывала, чтобы запечатлеть грядущие ужасные события. В «Памяти 19 июля 1914» (в переводе «Памяти 19 июля 1914, 1990»), впервые опубликованной в газете Война свободы ( Во имя свободы ) 25 мая 1917 года, Ахматова предлагает эта личная память отныне должна уступить место исторической памяти: «Как отныне ненужная ноша, / Тени страсти и песен исчезли из моей памяти.В стихотворении, адресованном возлюбленному Борису Васильевичу Анрепу, «Нет, царевич, ia ne ta» (в переводе «Нет, царевич, я не тот», 1990), первоначально вышедшем в Северных записках . ( Northern Notes , 1915), она регистрирует свое превращение из влюбленной женщины в пророчицу: «И больше не делай мои губы / Целуй — они пророчествуют». Рожденная в канун святого Иоанна, особый день в славянском народном календаре, когда считалось, что ведьмы и демоны свободно бродят, Ахматова считала себя ясновидящей.Многие из ее современников признавали ее дар пророчества, и она иногда называла себя Кассандрой в своих стихах.

    Независимо от того, ожидала ли «прорицательница» Ахматова бедствий, которые ожидали ее в советском государстве, она никогда не считала эмиграцию жизнеспособным вариантом — даже после революции 1917 года, когда многие из ее близких друзей уезжали и упрекали ее последовать примеру. Большую часть революционных лет она провела в Петрограде (бывший Санкт-Петербург) и пережила крайние лишения.В тяжелые годы Гражданской войны в России (1918-1920) она жила в Шереметьевском дворце, также известном как Фонтанный Дом (Фонтанный дом), одном из самых изящных дворцов в городе, который был «национализирован» властями. Большевистское правительство; Большевики регулярно перестраивали заброшенные особняки русских дворян, чтобы предоставить жилое пространство выдающимся ученым, художникам и бюрократам, которые считались полезными для недавно основанного государства рабочих и крестьян. Ахматова смогла жить в Шереметьевском дворце после того, как в 1918 году вышла замуж за Шилейко — поэта, близкого к гильдии акмеистов, блестящего ученого Ассирии и профессора Археологического института.За неоценимый вклад в стипендию Шилейко получил комнаты в Шереметьевском дворце, где они с Ахматовой останавливались с 1918 по 1920 год.

    Дворец был построен в 18 веке для одного из самых богатых аристократов и меценатов России, графа Петра Борисовича Шереметьева. Для Ахматовой этот дворец был связан с дореволюционной культурой; она прекрасно знала, что здесь социализировались многие поэты XIX века, в том числе Александр Сергеевич Пушкин и Петр Андреевич Вяземский.

    В течение нескольких лет после революции большевистское правительство было занято войной на нескольких фронтах и ​​мало вмешивалось в художественную жизнь. Этот короткий период, казалось бы, абсолютной творческой свободы дал начало русскому авангарду. По городу проводилось много литературных мастерских, Ахматова была частой участницей поэтических чтений. Большинство ее стихотворений того времени было собрано в двух книгах: Подорожник и Anno Domini MCMXXI (1922).Среди ее самых ярких тем этого периода — эмиграция друзей и ее личная решимость остаться в своей стране и разделить ее судьбу. В стихотворении «Ты — отступник: за остров зеленый» (из Подорожник; в переводе «Ты отступник: за зеленый остров», 1990), впервые опубликованном в Воля народа ( Народная воля ) на 13 апреля 1918 года, например, она упрекает своего возлюбленного Анрепа в том, что он бросил Россию ради «зеленого острова» Англии. Вспоминая Россию, она создает стилизованный сказочный образ мирной страны с сосновыми лесами, озерами и иконами — образ, навсегда искалеченный разрушительными действиями войны и революции: «Ты отступник: за зеленый остров / Ты Предал, предал Родину Родину, / Наши песни и наши иконы / И сосна над тихим озером.Предательство Анрепа России сливается со старой темой Ахматовой о личном отказе, когда в последней строфе она обыгрывает значение своего имени, Анна, которое ассоциируется с благодатью: «Да, ни сражения, ни море не пугают / Тот, кто лишился благодати. ”

    Твердая позиция Ахматовой против эмиграции коренится в ее глубоком убеждении, что поэт может поддерживать свое искусство только в своей родной стране. Прежде всего определяя свою личность как поэт, она считала русскую речь своей единственной настоящей «родиной» и решила жить там, где на ней говорят.Позже советские историки литературы, пытаясь переделать творчество Ахматовой в приемлемом русле социалистического реализма, внесли чрезмерный грубый патриотизм в свое толкование ее стихов об эмиграции. Например, стихотворение «Когда в тоске самоубийства» (переведенное как «Когда в суицидальной тоске», 1990), опубликованное в « Воля народа » 12 апреля 1918 г. и включенное в « Подорожник », регулярно появлялось в советских изданиях без нескольких из них. его вступительные строки, в которых Ахматова выражает свое понимание жестокости и утраты традиционных ценностей, господствовавших в России во время революционных потрясений; этот период был «Когда столица на Неве, / Забыв о своем величии, / Как пьяная проститутка / Не знала, кто возьмет ее следующей».Роман Давидович Тименчик предложил библейский источник для ее сравнения между российской имперской столицей и пьяной проституткой. Пророк Исаия изображает евреев «грешным народом», их страну — «опустошенной», а их столицу Иерусалим — «блудницей»: «Как верный город стал блудницей! он был полон суждений; в нем обитала праведность; а теперь убийцы »(Исайя 1:21). Кроме того, Ахматова сообщает о «голосе», который «утешительно» взывал к ней, предлагая эмиграцию как способ сбежать из суеты российской действительности.Но ее героиня отвергает новое имя и личность, которые «голос» использовал, чтобы соблазнить ее: «Но спокойно и безразлично, / Я закрыл уши руками, / Чтобы мой скорбный дух / Не был запятнан этими постыдными словами». . » Вместо того, чтобы запятнать свою совесть, она полна решимости сохранить пятна крови на своих руках в знак общей судьбы и своей личной ответственности, чтобы сохранить память о тех драматических днях.

    В «Петроград, 1919» (перевод 1990 г.), от Anno Domini MCMXXI , Ахматова повторяет свой трудный личный выбор отказаться от свободы ради права остаться в любимом городе:

    Никто нам не отель помощи
    За то, что мы остались дома,
    За то, что, город своей любви,
    А не крылатую свододу,
    Мои сохранили для себии
    Его дворцы, огонь и воду.

    (Никто не хочет нам помогать
    Потому что мы остались дома,
    Потому что любя наш город
    И не крылатая свобода,
    Мы сохранили для себя
    Его дворцы, его огонь и вода.

    В стихотворении «Ne s temi ia, kto brosil zemliu» (переводится как «Я не с теми, кто покинул свою землю», 1990), написанном в 1922 году и опубликованном в Anno Domini. Стихотворения. Книга третья ( Anno Domini. Стихи. Книга третья , 1923), расширенное издание Anno Domini MCMXXI , она противопоставляет себя тем, кто покинул Россию, но сожалеет об их печальной участи как чужих в чужой стране: « Я не с теми, кто покинул свою землю / К терзаниям врага … / Но для меня изгнание навеки жалко.«Из-за года, когда было написано стихотворение,« враг »здесь не Германия (война закончилась в 1918 году), а большевики.

    Ахматова и Шилейко вскоре после женитьбы стали несчастными, но прожили вместе еще несколько лет. Когда в 1924 году ему выделили две комнаты в Мраморном дворце, она переехала к нему и жила там до 1926 года. Этот дворец на набережной Невы, в непосредственной близости от Зимнего дворца, изначально был построен для графа Григория Орлова, графа Григория Орлова. фаворит Екатерины Великой, а затем перешел в руки великих князей.И все же, несмотря на «королевские» помещения, еды, спичек и почти всех других товаров не хватало. И Ахматова, и ее муж были заядлыми курильщиками; она начинала каждый день с того, что выбегала из неотапливаемой дворцовой комнаты на улицу, чтобы попросить прохожего прикурить.

    В 1920-е годы более эпические темы Ахматовой отражали непосредственную реальность с точки зрения человека, который ничего не выиграл от революции. Она сетовала на культуру прошлого, отъезд своих друзей и личную потерю любви и счастья — все это противоречило оптимистичной большевистской идеологии.Критики стали называть Ахматову «пережитком прошлого» и «анахронизмом». Ее критиковали из эстетических соображений коллеги-поэты, которые воспользовались радикальными социальными изменениями, экспериментируя с новыми стилями и предметами; они отвергли более традиционный подход Ахматовой. В конце концов, когда железная хватка государства усилилась, Ахматова была объявлена ​​идеологическим противником и «внутренней эмигранткой». Наконец, в 1925 году все ее публикации были официально запрещены. Государство разрешило публикацию следующей книги Ахматовой после Anno Domini под названием Из шести книг ( Из шести книг ) только в 1940 году.

    15 лет, когда книги Ахматовой были запрещены, были, пожалуй, самым тяжелым периодом в ее жизни. За исключением своей краткой работы библиотекарем в Институте агрономии в начале 1920-х годов, она никогда не зарабатывала на жизнь никаким другим способом, кроме как писательница. Поскольку все литературное производство в Советском Союзе теперь регулировалось и финансировалось государством, она была отрезана от своего непосредственного источника дохода. Однако, несмотря на фактическое исчезновение ее имени из советских публикаций, Ахматова оставалась чрезвычайно популярной как поэт, а ее притягательная личность продолжала привлекать новых друзей и поклонников.Помощь, которую она получила от своего «окружения», вероятно, позволила ей пережить невзгоды этих лет. Иногда, благодаря самоотверженным усилиям ее многочисленных друзей, ей поручали переводить стихи. Помимо перевода стихов, она также занималась литературоведением. Ее очерки о Пушкине и его творчестве были посмертно собраны в О Пушкине ( О Пушкине , 1977).

    В 1926 году Ахматова и Шилейко развелись, и она навсегда переехала к Николаю Николаевичу Пунину и его большой семье, которые жили в том же Шереметьевском дворце на реке Фонтанке, где она жила несколько лет назад.Пунин, как и первые два мужа Ахматовой, Гумилев и Шилейко, был поэтом; его стих был опубликован в журнале «Акмеист Аполлон». Он впервые встретил Ахматову в 1914 году и стал частым гостем в доме, который она тогда делила с Гумилевым. До революции Пунин был знатоком византийского искусства и участвовал в создании Отдела иконописи Русского музея. После 1917 года он стал поборником авангардного искусства. Большевистское правительство высоко оценило его усилия по продвижению новой революционной культуры, и он был назначен комиссаром Народного комиссариата просвещения (Народного комиссариата просвещения или Министерства образования), также известного как Наркомпрос.На протяжении большей части своей карьеры Пунин работал с Русским музеем, Академией художеств и Ленинградским государственным университетом, где заработал репутацию талантливого и интересного преподавателя. К 1922 году, как выдающемуся искусствоведу, ему разрешили жить в квартире в флигеле Шереметьевского дворца. Романтические отношения Ахматовой с Пуниным датируются примерно этим же годом, и следующие несколько лет она часто подолгу жила в его кабинете. Хотя дворец был ее резиденцией в течение короткого времени, пока она была с Шилейко, он стал ее давним домом после того, как она снова переехала туда, чтобы быть с Пуниным.Неизбежно, он служил декорацией для многих ее работ.

    Пунин, которого Ахматова считала своим третьим мужем, в полной мере воспользовался относительно просторной квартирой и заселил ее своими последующими женами и их семьями. Обустройство Фонтанного дома было типичным для советского образа жизни, которому не хватало места и уединения. В течение многих лет Ахматова делила квартиру с первой женой, дочерью и внучкой Пунина; после расставания с Пуниным в конце 1930-х годов она жила с его следующей женой.Несмотря на шум и общую тревогу обстановки, Ахматова, похоже, не возражала против совместной жизни и сумела сохранить свой царственный образ даже в тесной, неухоженной и плохо обставленной комнате. Лидия Корнеевна Чуковская, писательница и близкая знакомая Ахматовой, которая вела дневники их встреч, запечатлела противоречие между достойной жительницей и убогой обстановкой. В Записках об Анне Ахматовой ( Записки об Анне Ахматовой , 1976; переведено как Журналы Ахматовой , 1994), в записи от 19 августа 1940 года, Чуковская описывает, как Ахматова сидела «прямо и величественно в одном углу. Потрепанный диван, выглядящий очень красиво.”

    В течение долгого периода навязанного молчания Ахматова не написала много оригинальных стихов, но то немногое, что она сочинила — тайно, под постоянной угрозой обыска и ареста, — является памятником жертвам террора Иосифа Сталина. В период с 1935 по 1940 год она написала длинное повествовательное стихотворение Реквием (1963; переведено как Реквием в Избранных стихотворениях [1976]), впервые опубликованное в России в годы перестройки в журнале Октябрь . (Октябрь) 1989 г.Это шепотом шептали ее самые близкие друзья, которые быстро запомнили то, что слышали. Затем Ахматова сжигала в пепельнице клочки бумаги, на которых она написала Rekviem. Если бы эта поэма была обнаружена тайной полицией, она могла бы спровоцировать новую волну арестов за подрывную деятельность.

    Как Ахматова заявляет в коротком прозаическом предисловии к произведению, Реквием было задумано, когда она стояла в очереди перед центральной тюрьмой в Ленинграде, известной как Кресты, в ожидании известий о судьбе своего сына.Талантливый историк, Лев провел большую часть времени с 1935 по 1956 год в исправительно-трудовых лагерях — его единственным преступлением было то, что он был сыном «контрреволюционера» Гумилева. Прежде чем его отправили в лагеря, Льва сначала держали в Крестах вместе с сотнями других жертв режима. Эпоха чисток охарактеризована в Реквием как время, когда «Ленинград, как бесполезный придаток, вырвался из тюрем». Ахматова посвятила стихотворение памяти всех, кто разделил ее судьбу — кто видел, как близких утащили посреди ночи, чтобы быть раздавленными актами пыток и репрессий: «Они увели вас на рассвете, / Я шла за вами, как скорбящий… »

    Без единого или последовательного размера, разбитого на строфы разной длины и рифм, Rekviem выражает распад личности и мира.Смешивая разные жанры и стили, Ахматова создает поразительную мозаику из элементов народных песен, народных траурных обрядов, Евангелий, одической традиции и лирической поэзии. Она возрождает эпическую традицию заклинаний, обычно обращенных к музе или божеству, вызывая вместо этого Смерть, которую в других местах называют «блаженной». Смерть — единственный выход от ужасов жизни: «В любом случае вы придете — так почему не сейчас? / Я жду тебя — больше терпеть не могу. / Я потушил свет и открыл дверь / Тебе так просто и чудесно.”

    В эпилоге, визуализируя памятник, который может быть установлен ей в будущем, Ахматова вызывает тему, которая восходит к оде Горация «Exegi monumenum aere perennius» («Я воздвигла памятник прочнее бронзы», 23 г. до н. Э.). Эта тема оказалась неизменно популярной в европейской литературе на протяжении последних двух тысячелетий, и пушкинская «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» («Мой памятник, который я воздвиг, а не рукотворный», 1836) была самой известной ее обработкой в ​​русских стихах.Гораций и его последователи использовали изображение памятника как аллегорию своего поэтического наследия; они считали, что стихи обеспечивают посмертную славу лучше, чем любая материальная статуя. Ахматова же буквально говорит о бронзовом памятнике самой себе, который должен быть установлен перед тюремными воротами:

    А если когда-нибудь в этой стране
    Воздвигнут задумают памятник мне,

    Соглашение на это даю торжество,
    Нет только с условиями — не ставить его

    Ни около моря, где я родилась;
    Последняя с морем разорвана связь.

    Ни в царском саду у заветного пня,
    Где десять безутешная ищет меня,

    А здесь, где стояла ия триста часов
    Я где для меня не открыли засов.


    (А если вообще в этой стране
    Решают поставить мне памятник,

    Я согласен на эту честь
    В этих условиях — что стоит

    Ни у моря, где я родился:
    Моя последняя связь с морем оборвана,

    Ни в царском саду у заветного пня сосны,
    Где меня ищет безутешный оттенок,

    Но здесь, где я простоял триста часов,
    И где мне никогда не открывали двери.)

    Ахматова находит другую, гораздо более личную метафору значимости своего поэтического наследия: ее стихотворение становится «мантией слов», распространяющейся на людей, которых она хочет почтить память. Она пишет: «Я хотела бы назвать их всех по имени /, но список конфискован, и его нигде нет. / Я соткал для них широкую мантию / Из их скудных, подслушанных слов. Изображение мантии напоминает защитный покров, который, согласно раннехристианской легенде, Богородица накинула на прихожан в византийской церкви, событие, которое ежегодно отмечается праздником в православном календаре.Ахматова, хорошо разбирающаяся в христианских верованиях, переосмысливает эту легенду, чтобы отразить ее собственную роль спасительницы своего народа; она плетет мантию, которая защитит память о жертвах и тем самым обеспечит историческую преемственность. Таким образом, Rekviem является свидетельством катарсической функции искусства, которое сохраняет голос поэта даже перед лицом невыразимого.

    В более поздний период Ахматовой, возможно, отражая ее поиски самоопределения, тема поэта становится все более доминирующей в ее стихах.Она всегда верила в «святое ремесло» поэта; она писала в «Наше священное Ремесло» (Священное наше ремесло, 1944; впервые опубликовано в Знамя , 1945): «Наше святое ремесло / просуществовало тысячу лет … / С ним даже мир без света стал бы ярким». Также она верила в общую поэтическую судьбу. В коротком предвоенном цикле под названием «Тростник» (в переводе Рид , 1990) и впервые опубликованном как «Ива» (Ива) в сборнике 1940 года Из шести книг Ахматова обращается ко многим поэтам, живущим и умершим, в пытаются сосредоточиться на архетипических особенностях своей судьбы.Жизнь поэта, как становится ясно из этого цикла, определяется изгнанием, понимаемым как буквально, так и экзистенциально. Данте Алигьери для Ахматовой является прототипом поэта в изгнании, тоскующего по родной земле: «Но босиком, в рубахе, / С зажженной свечой он не шел / По своей Флоренции — любимой, / Вероломный, низменный, тоскующий… »(« Данте », 1936 г.). Среди ссыльных русских поэтов, упомянутых Ахматовой, есть Пушкин; Михаил Юрьевич Лермонтов, посланный царем на далекий Кавказ; и ее друг и современник Мандельштам, которого по приказу Сталина посадили в провинциальный город Воронеж.Она даже включает себя в этот собирательный образ ссыльного поэта — только ее изгнание не из места, а из времени. Живя во мраке советской жизни, Ахматова тосковала по прекрасному и радостному прошлому своей юности. В лирике «Тот город, много любимый с детства» (в переводе «Город, любимый мной с детства», 1990), написанной в 1929 году и опубликованной в Из шести книг , она изображает себя иностранкой в ​​своем родном городе. , Царское Село, место, ныне неузнаваемое:

    Тот город, мой любимый с детства,
    В его декабрьской тишине
    Моим промотанным наследством
    Сегодня показалась мне.
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Но с любопытством иностранки,
    Плененной каждой новой,
    Глиадела ия, как мчатся санки,
    Я слушала язык родной.

    (Город, любимый мной с детства,
    Мне показалось сегодня
    В своем декабрьском молчании
    Как мое растраченное наследство.
    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
    Но с чужим любопытством,
    Увлечен каждой новинкой,
    Смотрел как санки скользили,
    И слушал свой родной язык.)

    В основе всех этих размышлений о поэтической судьбе лежит фундаментальная проблема взаимоотношений поэта и государства. Ахматова предполагает, что, хотя поэт находится во власти диктатора и уязвим для преследований, запугивания и смерти, его искусство в конечном итоге превосходит все притеснения и передает правду. С этой точки зрения название «Тростник» символизирует слово поэта, которое невозможно заставить замолчать. Образ тростника восходит к восточной сказке о девушке, убитой своими братьями и сестрами на берегу моря.Согласно легенде, вскоре из лужи ее пролитой крови вырос тростник, и когда пастух позже разрезал тростник на трубу, инструмент спел историю об убийстве несчастной девушки и предательстве ее братьев и сестер.

    В 1940 году Ахматова написала длинное стихотворение «Путь всей земли» (опубликовано в журнале Бег времени [ Полет времени ], 1965; переведено как «Путь всей Земли», 1990), в котором она размышляет. смерть и оплакивает неминуемое разрушение Европы в горниле войны.Ее память переносит ее на рубеже веков и ведет ее через места самых важных военных столкновений, включая англо-бурскую войну, уничтожение российского флота при Цусиме и Первую мировую войну, которые предвещали катастрофу для Европы. В эту зловещую панораму прошлого вплетены личные воспоминания о Санкт-Петербурге и Крыму. Несмотря на назойливый апокалиптический настрой стихотворения, героиня спокойно созерцает приближающуюся смерть, конец, обещающий облегчение и возвращение в «отеческий сад»: «И я спокойно займу свое место / В легких санях… / В своем последнем жилище / Уложи меня на покой.Здесь Ахматова перефразирует слова средневекового русского князя Владимира Всеволодовича Мономаха, которые появляются в его «Поучении» (Поучение, около 1120 г.), которое он произнес, обращаясь к своим детям, со своего смертного одра (представленного в виде «саней», использованных древними славянами для передачи трупов для захоронения). В «Путем всей земли» Ахматова берет на себя аналогичную роль и говорит как мудрый, опытный педагог, инструктирующий своих соотечественников.

    Ахматова провела первые месяцы Великой Отечественной войны в Ленинграде.По мере усиления немецкой блокады города многие писатели, музыканты и представители интеллигенции обратились к своим согражданам в серии специальных радиопередач, организованных литературным критиком Георгием Пантелеймоновичем Макагоненко. Участвуя в этих передачах, Ахматова еще раз стала символом своего страдающего города и источником вдохновения для его жителей. В конце сентября 1941 г. уехала из Ленинграда; вместе со многими другими писателями она была эвакуирована в Среднюю Азию. Но даже из Ташкента, где она жила до мая 1944 года, ее слова доходили до народа.Ее поэтический голос, ставший в предвоенные годы более эпическим и философским, приобрел в стихах военного времени отчетливую гражданскую каденцию. Самым известным из этих стихотворений, впервые опубликованных 8 марта 1942 года в газете Правда ( Правда ), а затем опубликованных в Бег времени , является «Мужество» (в переводе «Мужество», 1990), в котором поэт призывает своих соотечественников прежде всего беречь русский язык: «И мы сохраним тебя, русская речь, / Могущественное русское слово! / Мы передадим вас нашим внукам / Свободным, чистым и спасенным из плена / Навсегда! » Здесь, как и во время революции, патриотизм Ахматовой является синонимом ее усилий служить хранительницей исчезающей культуры.

    В Ташкенте Ахматова часто читала стихи на литературных собраниях, в госпиталях и в Военной академии имени Фрунзе. После выздоровления от тяжелого тифа в 1942 году она начала писать свою отрывочную автобиографию. Очарованная своим окружением в Узбекистане, она посвятила своему «Азиатскому дому» несколько коротких поэтических циклов, в том числе «Луна в зенит: Ташкент 1942-1944» (в переводе «Луна в Зените», 1990), изданную в виде книги в году. Беги времени . Особое отношение Ахматовой к Ташкенту было стимулировано ее верой в свою азиатскую родословную, поскольку она пишет в цикле «Луна в зенит»: «Я не была здесь семьсот лет / Но ничего не изменилось…».”

    Ахматова вернулась в Ленинград в конце весны 1944 года, полная новых надежд и светлых ожиданий. Годом ранее из-за временного ослабления государственного контроля над искусством во время войны вышло ее « Избранное »; его издание было осуществлено при содействии известного и влиятельного писателя Алексея Николаевича Толстого. Более того, она собиралась выйти замуж за Владимира Георгиевича Гаршина, выдающегося доктора и профессора медицины, с которым познакомилась до войны.Они регулярно переписывались во время пребывания Ахматовой в Средней Азии, и Гаршин в одном из своих писем предлагал жениться. Однако после ее приезда в Ленинград он разорвал помолвку, что она приписала его наследственному психическому заболеванию — он был родственником эмоционально обеспокоенного русского писателя XIX века Всеволода Михайловича Гаршина, который покончил с собой, бросившись вниз. лестница. Тем не менее, есть свидетельства того, что настоящей причиной был роман Гаршина с другой женщиной.Ахматова нехотя вернулась жить в Шереметьевский дворец. Ее сын Лев, который был освобожден из трудового лагеря ближе к концу войны и отправлен на фронт для участия в штурме Берлина, был восстановлен в Ленинградском государственном университете и позволил продолжить исследования. К 1946 году Ахматова готовила еще одну книгу стихов.

    Однако, когда ее жизнь, казалось, наладилась, она стала жертвой еще одного жестокого нападения правительства. Скорее всего, это было вызвано двумя визитами Исайи Берлина, которого советские официальные лица, естественно, подозревали в шпионаже только из-за его должности в британском посольстве.Осенью 1945 года Берлин организовал два частных визита к Ахматовой и снова увидел ее в январе 1946 года. Ахматова всегда хранила воспоминания о ее ночных беседах с Берлином, блестящим ученым в своем роде. Вдохновленная их встречами, она составила любовный цикл «Чинкве» (впервые опубликован в журнале Ленинград, в 1946 году; перевод 1990 года), который вошел в Бег времени; , в нем частично говорится: «Звуки стихают в эфире, / И тьма настигает сумрак./ В мире немом на все времена / Есть только два голоса: твой и мой ».

    Она заплатила высокую цену за эти моменты счастья и свободы. Решением Коммунистической партии от 14 августа 1946 года два журнала, Звезда и Ленинград , были выделены и подвергнуты критике за публикацию произведений Ахматовой и писателя Михаила Михайловича Зощенко — произведений, признанных недостойными и декадентскими. В осуждающей речи партийный секретарь назвал стих Ахматовой пессимистичным и укоренившимся в буржуазной культуре; ее называли «монахиней» и «шлюхой» — ее критики-коммунисты позаимствовали термины из монографии Эйхенбаума 1923 года.Ахматова испытала драматические последствия. Исключена из Союза писателей СССР; потеря этого членства означала серьезные трудности, поскольку в то время не хватало продуктов питания, и только члены Союза имели право на продовольственные карточки. Почти все экземпляры ее недавно изданных книг были уничтожены, а дальнейшие публикации оригинальных стихов были запрещены. Наиболее важно то, что Лев, только что защитивший диссертацию, был повторно арестован в 1949 году.

    Ситуация казалась настолько безнадежной, что друзья посоветовали Ахматовой выкупить помилование сына, скомпрометировав ее дар поэзии.В сталинской России от всех художников ожидалось, что они будут защищать дело коммунизма, и для многих случайное применение их талантов с этой целью было единственным путем к выживанию. Вынужденная пожертвовать своей литературной репутацией, Ахматова написала десяток патриотических стихов на предписанные советские темы; она восхваляла Сталина, прославляла Родину, писала о «счастливой» жизни в Советском Союзе и разоблачала «ложь» о нем, которая распространялась на Западе. Опубликованный в журнале Огонек ( Пламя ) в 1949-1950 годах цикл «Слава миру» (Хвала миру) был отчаянной попыткой спасти Льва.Однако такое восхваление палача его жертвой, одетой в утонченную классическую форму Ахматовой, не убедило даже самого Сталина. Ей не удавалось сделать свои пропагандистские стихи достаточно искренними, и поэтому они остались напрасной жертвой — еще одним свидетельством художественного угнетения при советской власти.

    Самым значительным творческим произведением Ахматовой в ее более поздний период и, возможно, ее шедевром, было Поэма без героя (в переводе Поэма без героя , 1973), начатая в 1940 году и неоднократно переписываемая и редактируемая до 1960-х годов; Оно было опубликовано в Бег времени в 1965 году.Это самое сложное стихотворение Ахматовой. В нем есть резкие сдвиги во времени, разрозненные образы, связанные только косвенными культурными и личными аллюзиями, полуцитатами, внутренней речью, эллиптическими отрывками и различными метрами и строфами. Темы этой поэмы (длинное повествовательное стихотворение) можно сузить до трех: память как нравственный поступок; ритуал искупления; и похоронный плач. Столкнувшись с прошлым в Poema bez geroia , Ахматова обращается к 1913 году, до того, как «настоящий, а не календарь, двадцатый век» был открыт его первой глобальной катастрофой, Первой мировой войной.Это время ее юности ознаменовалось элегантным беззаботным декадансом; эстетические и чувственные удовольствия; и отсутствие заботы о человеческих страданиях или ценности человеческой жизни. Тени прошлого предстают перед поэтом, когда она сидит в своем освещенном свечами доме накануне 1940 года. Ее знакомые, теперь уже все мертвые, приходят в облике различных персонажей комедии дель арте и вовлекают поэта в «адскую арлекинаду».

    Маски гостей ассоциируются с несколькими выдающимися деятелями искусства модернистского периода.Ахматова использует Poema bez geroia отчасти, чтобы выразить свое отношение к некоторым из этих людей; например, она превращает поэта-гомосексуалиста Михаила Алексеевича Кузьмина, критиковавшего ее стихи в 1920-е годы, в сатану и главного грешника ее поколения. Среди этой сюрреалистической и праздничной толпы появляются и ее бывшие друзья и возлюбленные. Как единственная выжившая в этом богемном поколении («Только как это случилось / Что я один из них все еще жив?»), Она чувствует себя обязанной искупить коллективные грехи своих друзей — акт искупления будет обеспечить лучшее будущее своей стране.Один из лейтмотивов этого произведения — прямая связь между прошлым, настоящим и будущим: «Как будущее созревает в прошлом, / Так прошлое гниет в будущем…» За сценами 1913 года следуют отрывки из «Части». «tret’ia: Epilog» (Часть третья: Epilogue), которые описывают настоящий ужас войны и лагерей для военнопленных, возмездие за греховное прошлое:

    А за проволокой колючей,
    В самом сердце тайги дремучей —
    Я не знаю, который бог —
    Ставший горсть лагерной пыли,
    Ставший сказкой из страшной были,
    Мой двойник на допрос идет.

    (А из-за колючей проволоки,
    В самом сердце тайги —
    Не знаю, в каком году —
    Став грудой «походной пыли»,
    Став жуткой сказкой,
    Мой двойник идет на допрос.)

    Ахматова помещает коллективную вину в небольшое частное событие: бессмысленное самоубийство молодого поэта и солдата Всеволода Гаврииловича Князева, покончившего с собой из-за своей безответной любви к Ольге Афанасьевне Глебовой-Судейкиной, красивой актрисе и Ахматовой. друг; Ольга становится дублером самой поэтессы.Хотя самоубийство Князева является центральным событием стихотворения , он не настоящий герой, поскольку его смерть наступает не на поле боя, а в момент эмоциональной слабости. Другие тени прошлого, такие как Князев, не могут быть квалифицированы как герои, и стихотворение остается без него. Ученые сходятся во мнении, что единственный настоящий герой произведения — это время. По сути, Poema bez geroia напоминает мозаику, изображающую артистическую и причудливую юность Ахматовой в 1910-е годы в Санкт-Петербурге.Петербург.

    Отождествляя себя со своим поколением, Ахматова в то же время действует как хор древних трагедий («И роль рокового хора / Я согласен взять на себя»), функция которого — обрамлять события, которые она рассказывает, с комментариями, обожанием. , осуждение и плач. Кроме того, негативная эстетика играет важную роль в Poema bez geroia. Они выражаются, в частности, не только в отсутствии конкретного героя, но и в многоточиях, которые Ахматова вставляет, чтобы предложить темы, которые нельзя было обсуждать открыто из-за цензуры.Еще один центральный момент стихотворения — это не событие, такое как пропущенная встреча с гостем, который должен навестить автора: «Он придет ко мне во Дворце фонтанов / Выпить новогоднее вино / И он опоздает в это время». туманная ночь ». Отсутствующий персонаж, которого поэт далее называет «гостьей из будущего», не может влиться в тени друзей Ахматовой, потому что он еще жив. Этот загадочный гость был идентифицирован как Берлин, чей визит к Ахматовой в 1945 году вызвал такие драматические последствия для ее сына и ее самой (отсюда и строчка: «Он несет смерть»).В 1956 году, когда Берлин был в короткой поездке в Россию, Ахматова отказалась принять его, предположительно из-за страха за Льва, только что вышедшего из тюрьмы. Она говорила с Берлином только по телефону, и это «несоответствие» впоследствии появилось в Poema bez geroia в виде нечетких намеков. Цикл Ахматовой «Шиповник цветет» (опубликован в Beg vremeni; переведен как «Sweetbriar in Blossom», 1990), в котором рассматриваются встречи с Берлином в 1945-1946 годах и несостоявшиеся встречи 1956 года, имеет много перекрестных ссылок с Poema bez героя.

    Наконец, как и положено современной повествовательной поэме, самое сложное произведение Ахматовой включает в себя метапоэтическое содержание. В г. «Часть вторая: Интермеццо. Решка »(Часть вторая: Интермеццо. Хвосты) Поэмы без героя рассказчик спорит со своим редактором, который жалуется на непонятность произведения, а затем напрямую обращается к стихотворению как к персонажу и собеседнику. Ахматова знала, что Poema bez geroia будет считаться эзотерическим по форме и содержанию, но она сознательно отказалась давать какие-либо разъяснения.Во время интервью Берлину в Оксфорде в 1965 году на вопрос, планирует ли она комментировать работу, Ахматова ответила, что она будет похоронена вместе с ней и ее веком — что она написана не для вечности или для потомков, а для тех, кто еще помнит мир, который она описала в нем. В самом тексте она признает, что ее стиль — «секретное письмо, криптограмма / запрещенный метод», и признается в использовании «невидимых чернил» и «зеркального письма». Поэма без героев свидетельствует о сложности поздних стихов Ахматовой и остается одним из самых захватывающих произведений русской литературы ХХ века.

    В 1952 году Ахматова и Пунины с большим неудовольствием переехали из Фонтанного дома, который полностью перешел в собственность Арктического института, и разместились в другой части города. Несмотря на ухудшение состояния здоровья, последнее десятилетие жизни Ахматовой было довольно спокойным, отражая политическую «оттепель», последовавшую за смертью Сталина в 1953 году. Лев был освобожден из тюрьмы в 1956 году, и несколько томов ее стихов, хотя и подвергнутые цензуре, были опубликованы в газете. конец 1950-х и 1960-е гг.В этот период вышел и ее самый важный сборник стихов. Вышедшая в 1965 году книга Бег времени собирала стихи Ахматовой с 1909 года и включала несколько ранее изданных книг, а также неопубликованную «Седьмую книгу». К тому времени, когда ей было уже за 70, ей разрешили совершить две поездки за границу: в 1964 году она поехала в Италию, чтобы получить Международную премию Этна Таормина в области поэзии, а в 1965 году она поехала в Англию, где получила степень почетного доктора Оксфорда Университет.Во время второй поездки она ненадолго остановилась в Париже, чтобы навестить своих старых друзей, уехавших из России после революции.

    Анна Андреевна Ахматова умерла 5 марта 1966 года в Домодедово (Подмосковье), где она выздоравливала от сердечного приступа. После официальной похоронной церемонии в столице ее тело было доставлено в Ленинград на богослужение в Никольском соборе. Похоронена в Комарово, расположенном в пригороде Ленинграда и наиболее известном как место отдыха; в 60-е годы жила в Комарово на даче, предоставленной Литературным фондом.Полного признания в родной России Ахматова получила только в конце 1980-х, когда все ее ранее не публиковавшиеся работы наконец стали доступны широкой публике. В 1989 году ее столетний день рождения был отмечен множеством культурных мероприятий, концертов и поэтических чтений. Коммунальная квартира в Шереметьевском дворце, или Фонтанном доме, где она жила с перерывами почти 40 лет, теперь является музеем Анны Ахматовой.

    Богоматерь Короленко — Россия через объектив

    Город Выборг расположен на Карельском перешейке недалеко от истока Выборгского залива, в 130 км (81 миля) к северо-западу от Санкт-Петербурга.Санкт-Петербург и 38 км (24 мили) к югу от границы России с Финляндией, где Сайменский канал впадает в Финский залив. Город переходил из рук в руки несколько раз в истории, последний раз в 1944 годах, когда Советский Союз захватил его у Финляндии во время Второй мировой войны, и свидетельством его стратегического положения и важности является Выборгский замок, который был основан во время Второй мировой войны. названный «Третьим шведским крестовым походом» в 1293 году марск Торкель Кнутссон. Выборг оставался в руках Швеции до его захвата в 1710 году после осады Выборга царем Петром Великим во время Великой Северной войны. Одно из крупнейших морских сражений в истории , битва за Выборгский залив, произошло у берега Выборгского залива 4 июля 1790 года .

    Вы можете увидеть Выборг слева от изображения (и следует отметить, что на момент написания статьи — сентябрь 2017 года) замок все еще находится на очень необходимом реставрации. Справа от фото вы также можете увидеть кое-что довольно уникальное, что можно найти в Выборге: отель Короленко на воде.

    Короленко — старое (и, честно говоря, довольно потрепанное!) Российское речное пассажирское судно 1954 года постройки класса Байкал (фактически построенное в Восточной Германии), которое теперь постоянно пришвартовано в Выборге и преобразовано в самое северное судно. плавучий отель , о котором я знаю. Вы можете увидеть изображение судна здесь, в Википедии. Отель на самом деле довольно популярен среди туристов и путешественников с ограниченным бюджетом, так как номера стоят менее 15 евро / долларов за ночь. Только не ждите плавучего дворца.Вы можете увидеть, что я имею в виду на этих фотографиях на TripAdvisor.

    То, что Короленко не хватает в роскоши (я вообще-то не спал в этом отеле, поэтому не могу ни подтвердить, ни опровергнуть), это компенсируется очарованием и уникальностью. То, что на место управляющего отелем вы получаете настоящего капитана корабля, уже звучит почти «авантюрно».

    Повар Короленко любезно позирует портрету

    Когда я впервые увидел «Короленко» во время моей первой поездки в Выборг, я был заинтригован , этот одинокий корабль в гавани, полностью затянутый льдом .Когда я шел к нему, свежий январский воздух начал наполняться восхитительным запахом горячей еды, и при ближайшем рассмотрении я обнаружил, что он исходит из окна на главной палубе корабля.

    Когда я подошел, меня заметила улыбающаяся дама и подошла к окну. Я показал ей свою камеру, универсальный жест, чтобы спросить разрешения на съемку портрета, и она быстро кивнула . Затем она сняла фартук и поспешно положила его на подоконник. Она сама прислонилась к подоконнику и подарила мне эту чудесную « Мона Лиза с закрытыми губами, улыбка ».Мне очень понравилось ее дружелюбие (не все в России рады, что их сфотографировали, особенно если они чувствуют, что выглядят не лучшим образом в тот день) и обрамление.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.