Конституционно демократическая партия лидер: Учреждена Конституционно-демократическая партия | Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина

Содержание

Учреждена Конституционно-демократическая партия | Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина

12 (25) октября 1905 г. в Москве по инициативе «Союза освобождения» и «Союза земцев-конституционалистов» был открыт учредительный съезд Конституционно-демократической партии (кадеты).

В съезде участвовали как освобожденцы, так и лица, к «Союзу освобождения» не принадлежавшие: большинство присутствовавших были деятелями земского и городского самоуправления, профессора высших учебных заведений, адвокаты, врачи.

В первый комитет партии, выбранный на октябрьском съезде, вошли В. И. Вернадский, И. В. Гессен, князья Павел Дмитриевич и Пётр Дмитриевич Долгоруковы, Н. А. Каблуков, Ф. Ф. Кокошкин, А. А. Корнилов, И. В. Лучицкий, П. Н. Милюков, С. А. Муромцев, В. Д. Набоков, И. И. Петрункевич, кн. Д. И. Шаховской. Лидером партии был избран русский историк и публицист Павел Николаевич Милюков.

На съезде была выработана программа Конституционно-демократической партии и её устав. Главной идеей кадетской программы было ненасильственное развитие России по пути либеральных парламентских реформ. Партия исповедовала равноправие всех российских граждан без различия пола, вероисповедания и национальности. В программе фигурировало положение об отмене всяких ограничений по сословному или национальному признаку; провозглашалась неприкосновенность личности и жилища; право на свободу передвижения; свободы совести, слова, печати, собраний, союзов и вероисповедания. Кадеты выступали за парламентарный строй, основанный на всеобщем и равном избирательном праве с тайной и прямой подачей голосов; за широкое развитие демократического местного самоуправления; за независимый суд; за увеличение площади крестьянского землевладения государственными, удельными, кабинетскими и монастырскими землями, а также путём выкупа частновладельческих земель по справедливой (не рыночной) оценке; за свободу рабочих союзов и стачек; за развитие фабричного законодательства и 8-часовой рабочий день; за всеобщее бесплатное и обязательное начальное образование; полную автономию Финляндии и Польши.

В январе 1906 г. на II-м съезде партии к её названию было добавлено: «партия народной свободы»; в программу партии был внесён следующий пункт: «Россия должна стать конституционной и парламентской монархией».

Высшим органом партии кадетов являлся съезд, который избирал Центральный комитет, состоявший из двух отделов: Петербургского и Московского. Петербургский отдел занимался дальнейшей разработкой программы, готовил законопроекты для внесения в Государственную Думу, осуществлял руководство думской фракцией. Функциями Московского отдела являлись издательская деятельность и организация агитационной работы. Состав ЦК систематически обновлялся.

В составе ЦК преобладали представители буржуазной интеллигенции — преподаватели высших и средних учебных заведений, врачи, инженеры, адвокаты, писатели, деятели искусства, а также представители либерально настроенных помещиков и буржуазии. В партии также состояло небольшое количество ремесленников, рабочих и крестьян.

Общая численность партии кадетов в 1906-1907 гг. колебалась в пределах 50-60 тыс. человек. После революции 1905-1907 гг. произошло резкое сокращение количества местных организаций, значительно уменьшилась их численность. Однако после победы Февральской революции 1917 г. начался процесс возрождения местных кадетских комитетов, а общая численность партии выросла до 70 тыс. человек.

В мае 1921 г. в Париже на съезде членов ЦК Конституционно-демократической партии произошёл раскол. Организовалось две группы: демократическая — под руководством Милюкова, и оставшаяся на старых позициях часть кадетов во главе с Гессеном и Каминкой. С этого времени Конституционно-демократическая партия прекратила своё существование как единая политическая организация.

Лит: Аврех А. Я. Русский буржуазный либерализм: особенности исторического развития // Вопросы истории. 1989. № 2. С. 17—31; Вардин И. Раскол партии кадетов // Красная новь. 1921. № 3. С. 272—284; Милюков П. Н. Вспоминания: 1859—1917. Т. 1—2. М., 1990; Протоколы ЦК партии кадетов: Документы и материалы. Т. 1. М., 1996; Сикиринский С. С., Шелохаев В. В. Либерализм в России: Очерки истории. М., 1995; Степанов С. А. Кадеты (Конституционно-демократическая партия) // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Политология. 2006. № 8. C. 75—84; Шацилло Ф. Русский либерализм накануне революции 1905–1907 гг. М., 1985; Шелохаев В. В. Кадеты — главная партия либеральной буржуазии. 1907–1917 гг. М., 1991; Шелохаев В. В. Либеральная модель переустройства России. М., 1996.

См. также в Президентской библиотеке:

Булла К. К. Выступление кадета П. Н. Милюкова на заседании Всероссийского съезда партии «Народной свободы» в помещении Капеллы: [фотография]. 1917;

Булла К. К. Заседание Кадетского клуба [на Шпалерной улице]: апрель 1906 г.: [фотография]. Апрель 1906;

Булла К. К. Предвыборное собрание конституционно-демократической партии в зале Тенишевского училища: 15 октября 1912 г.: [фотография]. 15 октября 1912;

Булла К. К. Собрание актива Кадетской партии в доме В. Д. Набокова (Б. Морская ул., 47) накануне открытия Второй Государственной думы: [фотография]. Февраль 1907;

Булла К. К. Совещание депутатов Первой Государственной Думы, членов партии конституционных демократов в Териоках после подписания Выборгского воззвания: июль 1906 г.: [фотография]. Июль 1906;

Васин Н. А. Политические партии. М., 1906;

Воблый К. Г. Земельный вопрос в программах различных партий. Трудовики (народные социалисты). Социалисты революционеры. Социал-демократы. Партия народной свободы. Союз частных земельных собственников. Киев, 1917;

Долгоруков П. Д. Церковный вопрос в конституционно-демократической партии // Церковный вопрос в программе партии «Народной свободы». М., 1917;

Законодательные проекты и предположения Партии народной свободы 1905-1907 гг. СПб., 1907;

Иванцов Н. А. Программа партии народной свободы. М., 1906;

Милюков П. Н. Год борьбы: публицистическая хроника 1905-1906. СПб., 1907;

Программа Партии народной свободы (Конституционно-демократической): принята на Учредительном съезде 18 октября 1905 года: изменения внесены на Втором съезде 5 января 1906 года и на Седьмом и Восьмом съездах 25 марта и от 9 по 12 мая 1917 года. Владикавказ, 1917;

Церковный вопрос в программе партии «Народной свободы». Вып. 1. М., 1917;

Черенков Н. Н. Аграрная программа Партии народной свободы и её последующая разработка. СПб., 1907.

Законодательная Дума Томской области

Предшественниками партии кадетов стали две либеральные организации – «Союз освобождения» и «Союза земцев — конституционалистов». 

Организационно партия оформилась в период высшего подъема революции 1905 – 1907 годов.

Учредительный съезд состоялся 12 – 18 октября 1905 г в г. Москве, где были приняты устав и программа партии. На II Съезде, состоявшимся в январе 1906 года было принято решение о добавлении к основному названию партии – конституционно-демократическая – слов: партия «народной свободы». 

Центральный комитет партии (ЦК) состоял из двух отделов: Петербургского и Московского. Петербургский отдел занимался дальнейшей разработкой программы, законопроектов для внесения в Государственную Думу, осуществлял руководство думской фракцией. Функциями Московского отдела являлись издательская деятельность и организация агитационной работы. 

На местах, в губерниях, создавались губернские комитеты, которые избирались сроком на год губернским съездом партии кадетов. Под патронажем губернских комитетов создавались городские, уездные и сельские комитеты партии «народной свободы». В октябре – декабре 1905 г. было организовано всего 72 кадетские организации. Основная масса местных организаций образовалась в период избирательной компании в I Думу. 

В январе — апреле 1906 года насчитывалось уже 274 кадетских комитета, а к 1907 году свыше 300; общая численность партии в 1905 – 1907 годах колебалась в пределах 50 – 60 тыс. человек. 

После поражения революции 1905 – 1907 годов происходит сокращение количества местных организаций партии. В январе 1908 г. численность партии не превышала 25 – 30 тыс. человек. В 1912 – 1913 году – 10 тыс. человек. После Февральской революции 1917 года начинается процесс возрождения местных комитетов партии. Но после Октябрьской революции и разгона Учредительного собрания партия была запрещена.

В кадетской партии состояла элита русской интеллигенции: преподаватели высших и средних учебных заведений, врачи, инженеры, адвокаты, писатели, деятели искусства, а также представители либерально-настроенных помещиков и буржуазии. В партии также состояли небольшое количество ремесленников, рабочих и крестьян. 

Членами этой партии были видные ученые: академик В.И. Вернадский; крупнейшие специалисты в области гражданского и уголовного права — С.А. Муромцев, В.М. Гессен, С.А. Котляревский, Л.И. Петражицкий; известные историки – А.А. Корнилов, А.А. Кизеветтер, М.О. Гершензон, Ю.В. Готье; экономисты и публицисты – П.Б. Струве, А.С. Изгоев; видные земские деятели Ф.И. Родичев и И.И. Петрункевич, А.И. Шингарев; популярные адвокаты – М.М. Винавер, А.Р. Ледницкий, В.А. Маклаков. 

Лидером кадетов был блестящий оратор и публицист, известный историк П.Н. Милюков. В 1894 году за участие в освободительном движении он был уволен из Московского университета и выслан в Рязань. Вернувшись в 1897 году из ссылки, он вынужден был уехать за границу, где читал лекции по русской истории в Софийском, Бостонском и Чикагском университетах. Возвратившиь в 1899 году в Россию, Милюков вновь занялся политикой и за свои резкие выступления неоднократно подвергался арестам и был вынужден снова эмигрировать. В апреле 1905 года Милюков вернулся в Россию и стал активным участником политической жизни страны.

Главной целью кадеты провозгласили введение в стране демократической конституции. Неограниченная монархия, согласно их программе, должна была быть заменена парламентарным демократическим строем (кадеты обходили вопрос о том, будет ли это монархия или республика, но идеалом их была конституционная монархия английского типа).

Они выступали за разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, за создание ответственного перед Государственной думой правительства, за коренную реформу местного самоуправления и суда, за всеобщее избирательное право, свободу слова, печати, собраний, союзов, за строгое соблюдение «гражданских и политических прав личности». 

На упорядочение буржуазных отношений была направлена и кадетская рабочая программа. Одним из её центральных пунктов было требование свободы рабочих союзов, собраний и стачек. Кадеты считали, что создание легальных рабочих союзов будет способствовать мирному урегулированию взаимоотношений между трудом и капиталом, между рабочими и предпринимателями. Также кадетская программа предусматривала введение 8-часового рабочего дня на предприятиях, сокращения сверхурочных работ для взрослых рабочих, запрещение привлекать к ним женщин и подростков, социальное страхование и охрану труда. 

В их программе были пункты о восстановлении государственной автономии Финляндии и Польши, но в составе России, и культурной автономии других народов.

В решении аграрного вопроса кадеты полагали частичное «отчуждение» (до 60%) помещичьей земли в пользу крестьян, которую они должны были выкупить по «по справедливой оценке» (т.е. по рыночным ценам), выступали за частную земельную собственность и были решительными противниками её обобществления.

Печатные органы партии: газета «Речь», журнал «Вестник партии народной свободы». 

В 1-й и 2-й Государственных думах занимали главенствующее положение. Поддерживали политику правительства в 1-й мировой войне, были инициаторами создания Прогрессивного блока. Преобладали в первом составе Временного правительства. 

Специальный раздел кадетской программы был посвящен вопросам просвещения. В ней кадеты выступали за уничтожение ограничений для поступления в школу, связанных с полом, национальностью и вероисповеданием, а также свободу частной и общественной инициативы в открытии и организации учебных заведений всех типов. Кадеты настаивали на автономии университетов, свободе преподавания в высшей школе, свободной организации студенчества, увеличении числа средних учебных заведений и понижения в них оплаты, на введении всеобщего, бесплатного и обязательного обучения в начальной школе.

Начиная с 1908 года кадетские теоретики большое внимание стали уделять разработке внешнеполитической программы, суть которой сводилась к созданию «Великой России». Кадеты выступали за последовательную внешнеполитическую ориентацию на страны западной демократии, за изменение основного направления внешнеполитического правительственного курса, мечтали об окончательном складывании «национально-территориального тела России».

В целом, программа кадетов была направлена на развитие России по западному буржуазному образцу. Они мечтали создать такое «идеальное» общество, в котором не будет непреодолимых классовых конфликтов, установятся гармоничные социальные отношения, будут созданы оптимальные условия для всестороннего развития личности. 

Осуществления своих целей они добивались только мирными средствами – путем получения большинства в Государственной думе и проведения через неё записанных в их программе реформ. Кадетская партия не представляла единства. Впоследствии в её составе определились три направления: «левые», «правые» кадетов и центр.


Источники и литература:

  • История политических партий России: Учебн. для студентов вузов, обучающихся по спец. «История»/ Н.Г. Думова, Н.Д. Ерофеев, С.В. Тютюкин и др.; Под ред. А.И. Зевелева. — М.: Высш. шк., 1994. С. 111 — 142.

Аналитические материалы

Родионов Ю.П. «Чужой среди своих»

Как кадеты разрушили Российскую империю — Российская газета


Догматик, лишенный государственного чутья

Из всех отцов-основателей конституционно-демократической (кадетской) партии Павел Николаевич Милюков в наибольшей степени имел право на этот титул и был наиболее последовательным партийным деятелем. В 1904 г. он добился продолжения оппозиционной деятельности, когда слишком многие считали, что во время начавшейся Русско-японской войны она невозможна. А это уже сыграло огромную роль в подготовке первой русской революции. В сентябре 1904 г. в Париже Милюков участвовал в совещании оппозиционных сил (социалистов и радикальных либералов), где наметили принципы совместной борьбы против власти. В октябре 1905 г. Павел Николаевич стал руководителем учредительного съезда кадетов. На переговорах с графом С.Ю. Витте после выхода Манифеста 17 октября Милюков отказал премьеру в создании коалиционного кабинета и потребовал подготовки законодательства о Думе, перед которой правительство должно было сложить свою власть.

Милюков так и не попал в I Государственную Думу (его избирательный ценз не был признан), но именно он написал проект знаменитого «Выборгского манифеста», призвавшего страну к «мирному сопротивлению» после роспуска парламента. Подписавшие воззвание депутаты (кадеты и трудовики) были по суду лишены избирательного права, а инициатор документа спокойно баллотировался на следующих выборах и стал депутатом Думы II, III и IV созывов.

Фракция Милюкова оказалась самой организованной. Однако компетентность кадетского лидера вызывала сомнения. Премьер и министр финансов В.Н. Коковцов отмечал, что Милюков не мог не критиковать его в Думе при обсуждении бюджетных смет как лидер оппозиции, однако слабо разбирался в вопросе. Милюкову не помогала даже профессорская добросовестность. По словам Коковцова, отвечать Милюкову было легко — «настолько трафаретны были все его мысли и настолько академичны были все его сетования»1.

Кадеты могли эффективнее наступать на власть через думскую трибуну, чем через законопроекты. В результате фракция приобрела самостоятельный вес даже по отношению к партийному ЦК. Партийные догмы, по свидетельствам знавших его людей, были для Милюкова важнее нужд государства2. «Человек кабинетный, теоретик, лишенный вообще государственного и национального чутья», как характеризовал Милюкова князь Павел Долгоруков, знакомый с ним с детства3. При этом Милюков обладал отличным тактическим чутьем, столь необходимым для стремительной парламентской борьбы. Эта способность наделяла его в глазах партийцев почти непререкаемым авторитетом, «споры сразу прерывались при появлении Милюкова, с ним никто не решался вступать в прения»4. Около половины членов ЦК обычно выступали сторонниками предложений Павла Николаевича.

С 1906 г. Милюков стал неофициальным руководителем главной кадетской газеты «Речь». Формального партийного статуса газета не имела, поскольку партия не была легализована. Весной 1907 г. председатель Совета министров П.А. Столыпин предложил Милюкову легализацию в обмен на осуждение кадетами политического терроризма, но, по совету И.И. Петрункевича, Павел Николаевич сделку отверг. Отношения с социалистами были важнее отношений с государством. Член ЦК А.С. Изгоев (публицист конкурировавшего с «Речью» журнала «Русская мысль») признавал, что милюковская газета «является самостоятельным органом печати, а не официозом партии». В то же время он отмечал, что «она является тем единственным, что еще остается от партии к.-д.»5.


Выше поднять оппозиционное знамя

После третьеиюньского переворота 1907 г. наступила полоса столыпинского «успокоения». Кадетская партия вышла из революции и без нее, подобно и всем остальным радикальным партиям, чувствовала себя неважно. В.А. Маклаков вспоминал, что партия изначально создавалась для борьбы «против самодержавия» и «революционной идеологии не исключала»6. Сам Милюков по результатам 1905 г. пояснил, что фетиша из революции не делает7. Кадеты не прочь были поучаствовать в мирном политическом преобразовании страны, но доверять власти и вступать с ней в соглашения было не в их правилах. На ноябрьской конференции 1909 г. Милюков прогнозировал грядущую революцию.

Приближение думских выборов 1912 г. поставило перед кадетами вопрос о блокировании с иными оппозиционными силами. Значительная часть ЦК склонялась к соглашению с новой партией прогрессистов, за которой стояли московские торгово-промышленники. Однако Милюков и его сторонники выступили против. По результатам думских выборов кадеты на несколько мест увеличили численность фракции. Успеха достигли и прогрессисты, претендовавшие на вытеснение кадетов. Конституционные демократы должны были выше поднять оппозиционное знамя, чтобы сохранить приоритет.

Милюков предложил внести в новую Думу законопроект о всеобщем избирательном праве, который по тем временам не имел никаких шансов, но показал бы принципиальность кадетов. Несмотря на сопротивление части фракции, настроенной на деловую работу, Милюков получил поддержку ЦК. Засилье демагогически настроенного Милюкова в кадетском руководстве вызывало протест сторонников проведения «деловой» программы, которые безуспешно пытались добиться хотя бы созыва партийного съезда (съезды не собирались ни много ни мало с 1907 по 1916 гг.).


Будни фракционной борьбы

Кризис партии продолжал нарастать. В составе партии в марте 1914 г. насчитали только 730 человек8. Пленарное заседание кадетского ЦК 5 октября высказалось за соглашение с октябристами и прогрессистами с целью проведения земской и городской реформ. Милюков категорически возражал, но оказался в меньшинстве9. Прогрессистское «Утро России» открыто призвало кадетов к смене лидера: вместо Милюкова предлагалось поставить В.А. Маклакова10. На мартовской конференции 1914 г. Павел Николаевич попытался перехватить инициативу и предложил тактику «изоляции правительства». Предложение было встречено скептически, но, поскольку альтернативы не было, конференция его поддержала11. Договориться с другими либеральными фракциями не удалось — Милюков сохранил свои внутрипартийные позиции.

Начало войны потребовало новой тактики. Милюков проповедовал национальное единство; речи о единении с правительством не было. 19 августа ЦК по предложению своего лидера решил обратиться к членам партии с призывом принять непосредственное участие в работе созданных в начале войны общественных организаций, поскольку впоследствии они должны были получить политический вес12. При этом Павел Николаевич относился к ним настороженно: и руководитель Земского союза кн. Г.Е. Львов, и лидеры Союза городов М.В. Челноков и Н.М. Кишкин доверия ему не внушали13.

Рост значения общественных организаций, которые партия фактически не контролировала, а также введение военной цензуры, затруднявшей деятельность кадетской прессы, отодвигали конституционных демократов на политическую обочину. Кадетский центр во главе с Милюковым был заинтересован в скорейшем начале думской сессии. Однако с началом летнего политического кризиса 1915 г., когда возникла реальная возможность реализовать важнейший партийный лозунг «ответственного министерства», Павел Николаевич неожиданно от него отказался. На конференции 6-8 июня Милюковым был озвучен новый лозунг — «министерство доверия». Теперь партийный лидер был намерен добиваться создания такого правительства, которое было бы ответственно перед общественным мнением, а не перед Думой. «Не требуя «ответственного» или «коалиционного» министерства, мы тем самым не ставим формальных требований, не навязываем определенных людей, но, с другой стороны, мы не принимаем никаких обязательств», — настаивал Милюков. Ф.Ф. Кокошкин отмечал, что в случае создания правооктябристского кабинета «этот опыт надолго скомпрометировал бы и лозунг, и самый принцип ответственности министров»14. Новый лозунг был проведен коллективным усилием ЦК. После конференции ЦК покинули П.Б. Струве и лидер левых кадетов Н.В. Некрасов15, что лишь усилило позиции Милюкова.

К началу сессии у кадетов не было ни одного серьезно подготовленного законопроекта16, но их задачей было не законодательство, а овладение трибуной. Кадеты присоединились к резолюции националистов-прогрессистов и октябристских фракций о необходимости единения страны17, что сразу принесло свои плоды. В августе в парламенте был создан Прогрессивный блок, а центральным пунктом программы стало «министерство доверия». Милюков лично составил декларацию блока, в которой потребовал «решительное изменение… приемов управления, основывающихся на недоверии к общественной самодеятельности», что означало «проведение начал законности в управлении», устранение двоевластия военной и гражданской властей, смену состава местной администрации и «сохранение внутреннего мира между национальностями и классами». Выдвигались требования политической и религиозной амнистии, отмены национальных и религиозных ограничений, прекращения преследований за партийную принадлежность для рабочих, свободы профсоюзов и печати. Значительными были и положительные предложения — проведение законодательства, имеющего «тесное отношение» к обороне, снабжению армии, обеспечению раненых и беженцев; уравнение в правах крестьян, реформа городского самоуправления и земства, введение земства на окраинах, введение мирового суда, законы о земских и городских съездах и союзах, кооперативах и ряд других18. Милюков настоял на опубликовании программы. «Документ направлен к массе, а не к правительству», — заявлял он на совещании фракций19.\


Демагогия как оружие

27 августа 1915 г. состоялась встреча представителей блока с министрами. Милюков сразу заявил, что выполнение требований находится в прямой зависимости от состава правительства. Депутаты перешли к неприкрытому шантажу правительства — потребовали громких отставок, смены правительства и устранения из управления двоевластия военной и гражданской властей. Обсуждение конкретных вопросов, несмотря на желание министров, было невозможно: это было чревато вскрытием внутренних противоречий среди фракций20. Думцы в итоге констатировали невозможность сговора с правительством, хотя блок так и не смог определить собственных кандидатов на министерские посты21, но кадетам, основной силе блока, вполне достаточно было желания думского большинства идти у них на поводу.

Прогрессивный блок превращался в таран, с помощью которого можно было выбить из власти значительные политические уступки. Не зря, говоря о парламентском большинстве, осведомленный современник признавал, что «дирижерская палочка у П.Н. Милюкова»22. 6 сентября на частном совещании общественных деятелей Милюков так объяснил принципы новой тактики: «Участие в блоке для умеренных элементов явится политическим воспитанием… в дальнейшем они пойдут на более решительные изменения»23. События августа 1915 г. развивались по сценарию Милюкова — «августовская партия» оказалась наиболее удачно сыгранной за всю политическую карьеру этого гения тактики. Возглавив Прогрессивный блок, кадеты вновь захватили давно упущенную инициативу в оппозиционном движении. Обращаясь с декларацией напрямую к стране (даже не к верховной власти), они тем самым срывали всякие переговоры, которые не смогли бы провести удачно, и завоевывали прочный авторитет в глазах патриотически настроенной общественности. Не способные к организации власти кадеты сделали все, чтобы не допустить до нее своих конкурентов, в первую очередь сорвать октябристский вариант ограниченной политической реформы. Сработала старая тактика: отказываясь от переговоров со скомпрометированным правительством, кадеты оказывались «чисты» перед неизбежной, как им представлялось, революцией.

В начале 1916 г. власть пошла на уступки думскому большинству, согласившись на возобновление длительной сессии. На предварительном совещании блока Милюков определил его курс: «Не договор, а параллелизм, — но без всяких обязательств». По его словам, «сговор» с правительством был «невозможен»24. Теперь пришлось отстаивать необходимость союза с думским большинством перед соратниками по партии. В феврале прошел малочисленный VI кадетский съезд. В своем докладе Павел Николаевич отметил, что основной причиной, по которой следовало сохранять блок, было лидерство в нем их партии. Целью думской сессии называлось проведение законодательной программы думского большинства. Однако Милюков скрыл от съезда уже достигнутые на переговорах с правым крылом блока соглашения о снятии с повестки национального вопроса25. При переизбрании ЦК он был существенно расширен, в основном за счет представленных самим ЦК кандидатов26, а Милюкова избрали председателем27.


Творцы Февраля

Победа на съезде не означала усиления влияния кадетского руководства в стране. 12 марта на заседании московского отделения ЦК от Милюкова потребовали обострить отношения с правительством28. Произошел конфликт, в результате которого фракция и ЦК перестали координировать свою деятельность. С лета 1916 г. и вплоть до Февральской революции ЦК находился в параличе, все решалось в Думе. Не лучшим оказалось состояние Прогрессивного блока — фракциям редко удавалось договориться, но безответственно критиковать власть в воюющей стране это никак не мешало.

На партийной конференции 22-24 октября 1916 г. левые кадеты раскритиковали Милюкова за невнимание к внедумским формам борьбы с властью29. Однако у самого Павла Николаевича уже имелся план перевода оппозиционной деятельности в новую фазу. В июле-сентябре он выезжал в Европу с целью сбора сведений о попытках русского правительства пойти на сепаратный мир с Германией. Собранные материалы якобы свидетельствовали о шагах премьера Б.В. Штюрмера в этом направлении. На самом деле ничего подобного не было, но Павел Николаевич, по собственным словам, «решил идти дальше» и выдвинуть обвинение непосредственно против верховной власти. Милюков вспоминал: «Я сознавал тот риск, которому подвергался, но считал необходимым с ним не считаться, ибо… наступил «решительный час»30. «Я, кажется, думал в тот момент, — признавался он впоследствии в частном письме, — что раз революция неизбежна… то надо пытаться взять ее в свои руки»31.

Знаменитая речь 1 ноября 1916 г. «Глупость или измена?» резко укрепила положение Милюкова в партии, кадетов — в Прогрессивном блоке, а Думы — в стране. Но какой ценой? Все слова были сказаны, и должна была заговорить улица. На заседании московского городского комитета в январе 1917 г. левый кадет М.Л. Мандельштам предложил Милюкову провозгласить Думу Учредительным собранием. Павел Николаевич ответил: «Мы это сделаем, если у Таврического дворца мы будем иметь несколько полков»32. Через месяц поднявшие военный мятеж полки вверили себя Думе.

В результате Февральской революции кадетская партийная программа была реализована почти полностью. Однако уже в мае партия отказала Милюкову в своей поддержке — он вынужден был уйти с поста министра иностранных дел. По мере раскручивания маховика революции гений тактики должен был уступить дорогу гениям более радикального склада. Уже в эмиграции, касаясь партийных принципов, Милюков напишет: «Наш компас всегда указывает в одну сторону»33. Павел Николаевич не грешил против истины. Однако это не помешало кадетскому партийному кораблю, управляемому опытным кормчим и ловившему в паруса ветер революции, тем же ветром быть выброшенным на рифы. Вместе со всей страной.


1. Коковцов В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания (1903-1919 гг.). В 2 кн. М., 1992. Кн. 1. С. 255, 257.
2. Тыркова А.В. То, чего больше не будет. М., 1998. С. 509.
3. Долгоруков П.Д., кн. Великая разруха. Мадрид, 1964. С. 19.
4. Гессен И.В. В двух веках. Жизненный отчет // Архив русской революции. Т. 22. М., 1993. С. 328.
5. Протоколы ЦК и заграничных групп конституционно-демократической партии. В 6 т. Т. 2. М., 1997. С. 400, 403.
6. Маклаков В.А. Маклаков В.А. Власть и общественность на закате старой России (воспоминания современника). Париж, 1936. С. 483.
7. Милюков П.Н. Год борьбы. Публицистическая хроника. 1905-1906. СПб., 1907. С. 165, 168.
8. Съезды и конференции конституционно-демократической партии. В 3 т. Т. 2. М., 2000. С. 535.
9. ГА РФ. Ф. 102. Оп. 243. 1913. Д. 27. т. 1. Л. 60-61.
10. Ничего // Утро России. 1 октября 1913 г.
11. Протоколы ЦК. Т. 2. С. 290, 293-294; Съезды и конференции. Т. 2. С. 509, 513, 523, 532-533.
12. Протоколы ЦК. Т. 2. С. 368-370.
13. Там же. С. 374; Тыркова А.В. Указ. соч. С. 461; ГА РФ. Ф. 63. Оп. 46. 1915. Д. 79. Л. 150-151об.
14. Съезды и конференции. Т. 3. Кн. 1. М., 2000. С. 115-125, 167-170.
15. Протоколы ЦК. Т. 3. М., 1998. С. 99, 118-119.
16. Подробнее см.: Гайда Ф.А. Либеральная оппозиция на путях к власти (1914 — весна 1917 г.). М., 2003. С. 100-101.
17. Государственная дума. Созыв IV. Сессия IV. Стенографические отчеты. Ч. I. Пг., 1915. Стб. 194-195.
18. Гайда Ф.А. Указ. соч. С. 120-123.
19. Красный архив. 1932. N 1-2 (50-51). С. 133-135.
20. Там же. С. 145-149.
21. Гайда Ф.А. Указ. соч. С. 126-127.
22. Протоколы ЦК. Т. 3. С. 162.
23. ГА РФ. Ф. 102. Оп. 245. 1915. Д. 27. ч. 46. Л. 39.
24. Красный архив. 1932. N 3 (52). С. 184-187, 189.
25. Там же. С. 259-260.
26. Съезды и конференции. Т. 3. Кн. 1. С. 304, 324.
27. Протоколы ЦК. Т. 3. С. 208.
28. Там же. С. 237-238.
29. Буржуазия накануне Февральской революции. Сб. док. и мат. М.-Л., 1927. С. 145-147.
30. Милюков П.Н. Воспоминания. М., 1991. С. 439-441, 445.
31. ГА РФ. Ф. 5856. Оп. 1. Д. 184. Л. 6.
32. Съезды и конференции. Т. 3. Кн. 1. С. 465.
33. Милюков П.Н. Старый подлог // Последние новости. 8 октября 1921 г.

История: Наука и техника: Lenta.ru

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций, посвященных революционному прошлому нашей страны. Вместе с российскими историками, политиками и политологами мы вспоминаем ключевые события, фигуры и явления тех лет. Была ли Февральская революция следствием заговора думских либералов, военных и высшей аристократии? Почему партия кадетов потерпела неудачу в политическом противостоянии 1917 года? Могли ли либералы в союзе с социалистами предотвратить захват власти большевиками? Об этом «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН Кирилл Соловьев.

«Лента.ру»: Партия кадетов постоянно подвергалась нападкам со всех сторон: справа ее обвиняли в том, что именно кадеты стали главным поджигателями революции, а не радикалы-социалисты. В то же время Ленин называл кадетов «могильными червями революции». Как вы считаете, подобные оценки справедливы?

Соловьев: Не будем забывать, что тогда все политические партии конфликтовали между собой. И это часто касалось не только прямых оппонентов, но и соседей по политическому спектру. Поэтому в оценке деятельности кадетской партии я бы не стал ориентироваться на их противников, в том числе и Ленина. Нам важнее понять логику и мотивацию самих кадетов.

Материалы по теме

12:09 — 16 октября 2017

Это была революционная партия примерно до 1907 года. Кадеты не боялись революции, но понимали ее совершенно иначе, чем социалисты. Будучи либералами, кадеты полагали, что революция должна произойти не на улицах и баррикадах, а в головах людей. Но после первой революции 1905-1907 годов они взглянули на само явление по-другому. В период Первой мировой войны большинство кадетов опасались, что революция станет для России настоящей катастрофой. Даже в ходе «парламентского штурма» ноября 1916 года они стремились предложить обществу и власти путь выхода из политического кризиса, который бы помог избежать революционного взрыва.

Знаменитая речь лидера партии кадетов Павла Милюкова в Государственной Думе, вошедшая в историю под названием «глупость или измена», была в том же русле?

Как ни странно, да. Милюков не мог тогда предполагать, что спустя годы многие будут считать его выступление прологом революционных катаклизмов в России. Помните, у Тютчева: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется»? Люди не всегда могут просчитывать долгосрочные последствия своих слов и поступков — и к Милюкову это относится в полной мере. Он и его коллеги по Прогрессивному блоку требовали создания правительства общественного доверия. Целью Милюкова в ноябре 1916 года было подтолкнуть «высшие сферы» к такому решению.

Сожжение государственных символов у Аничкова дворца во время Февральской революции. Петроград. 1917 год

Фото: РИА Новости

Насколько многочисленна и влиятельна была партия кадетов к февралю 1917 года?

Пик популярности у кадетов был в 1906-1907 годах, потом они постепенно утрачивали свое влияние. К началу 1917 года их партия была весьма немногочисленной, точную цифру назвать сейчас трудно (скорее всего, 10-12 тысяч человек). Но после Февральской революции ее численность резко возросла и достигла максимума за все время ее существования — более ста тысяч человек.

Из-за чего?

В революционной ситуации 1917 года кадеты неожиданно для себя стали центром притяжения не только для либералов, но и для всех политических сил правее социалистов.

Почему у партии было два названия: конституционно-демократическая партия и партия народной свободы?

Партия появилась в 1905 году, после издания Манифеста от 17 октября. Ее назвали «конституционно-демократической» (от аббревиатуры к.-д. и пошло сокращение «кадеты») исходя из того, что одним из главных лозунгов нового объединения стало установление в России парламентаризма и введение всеобщего избирательного права.

Но на втором съезде партии в начале 1906 года решили, что слово «конституционно-демократическая» не очень понятно большинству населения страны. Так появилось второе название, которое должно было понравиться широким массам избирателей — партия народной свободы.

Материалы по теме

09:00 — 2 апреля 2016

Как вы относитесь к мнению, что кадеты непосредственно перед 1917 годом стремились к смене неэффективного и прогнившего режима Николая II, чтобы более успешно вести войну?

По крайней мере до марта 1917 года большинство кадетов были сторонниками монархии — конституционной, разумеется. О ее возможном свержении в партии не говорили, зато поднимали вопрос о создании правительства, ответственного перед Думой. Голос кадетов звучал все громче в условиях «Великого отступления» 1915 года. Тогда казалось, что подобная политическая встряска позволит довести войну до победного конца. В то время так считали не только думские либералы, но даже часть высшей бюрократии и генералитет. Накануне революции военные больше доверяли Государственной Думе, чем правительству.

Была ли Февральская революция неожиданностью для кадетов?

С одной стороны, для думских либералов стихийные волнения в Петрограде стали полной неожиданностью. 23 и 24 февраля, когда началась революция, Государственная Дума на нее никак не реагировала. И только после 25 февраля думцы стали осознавать масштаб происходящего в столице. С другой стороны, примерно с декабря 1916 года в думских кругах нарастало ощущение полнейшей апатии и безысходности.

Революционная Москва, 1917 год

Фото: ИТАР-ТАСС

Ведущие деятели либеральной оппозиции впали в отчаяние, поскольку все возможные средства для борьбы с действующей властью были испробованы без видимых результатов. Никакого выхода из положения они предложить не могли, поэтому им оставалось только рассчитывать на чудо, которое вернет их к активной политической жизни. И когда на улицах Петрограда в феврале 1917 года начались стихийные волнения, они тут же увидели в них революцию.

То есть, говоря современным языком, если бы думские либералы не возглавили бы уличный протест, то Февральская революция могла бы остаться в истории очередным русским бунтом, который бы власти в итоге подавили?

Я считаю, что именно так. С женщинами, бастующими рабочими и даже восставшими солдатами правительство Николая II никаких переговоров бы вести не стало. Но игнорировать депутатов Государственной Думы, из которых впоследствии будет сформировано Временное правительство, ни чиновники, ни военные просто не могли. Именно позиция думцев предрешила исход Февральской революции.

Материалы по теме

00:03 — 11 февраля 2017

А если бы члены Государственной Думы в те дни повели бы себя иначе?

Мне это трудно представить. У них была так устроена оптика — они ждали грозы и дождались. Если бы думцы не были готовы рассмотреть революцию в окружавшей их действительности, то ее бы и не было. Как вы сказали, в этом случае был бы бунт, который бы неминуемо подавили.

Что вы думаете насчет конспирологических версий о Февральской революции как результате заговора Гучкова, Милюкова и примкнувшего к ним генералитета?

Нет никаких документальных подтверждений того, что стихийные беспорядки в Петрограде в феврале 1917 года были результатом тщательно спланированного заговора. Хотя действительно, начиная с 1915 года, среди высшей аристократии, депутатов Думы и генералитета постоянно шло обсуждение различных сценариев дворцового переворота. Но дальше этих разговоров дело не двигалось. Как признавал впоследствии сам Гучков, им и его соратниками «сделано было много для того, чтобы быть повешенным, но мало для реального осуществления». К тому же все сценарии возможного заговора не предусматривали того, что случилось потом в действительности.

Если попробовать все-таки представить историю в сослагательном наклонении, как вы думаете, мог ли лидер думских либералов Милюков после отречения Николая II уговорить его брата Михаила принять трон? В таком случае дальнейшие события наверняка развивались бы иначе.

Нет, не мог. Милюков был практически единственным членом Временного комитета Государственной Думы (которая и сформировала Временное правительство), кто настаивал на передаче трона Михаилу. Как профессиональный историк он понимал, что только наличие легитимного монарха как исторически привычного для России центра политической системы сможет обеспечить спокойный транзит власти от дуалистической монархии к парламентской демократии. Но его коллеги видели реальную обстановку вокруг: стихию улицы сложно было сдерживать, силовой поддержки у будущего монарха могло не оказаться. Да и сам Михаил психологически был не готов к роли всероссийского императора: в политическом отношении он не был амбициозным человеком.

Материалы по теме

00:01 — 26 апреля 2017

Будучи министром иностранных дел в первом составе Временного правительства, Милюков вольно или невольно поспособствовал возвращению из эмиграции Ленина и Троцкого. Как вы полагаете, смог бы он вопреки давлению Петроградского совета не пустить их в Россию? Наверное, без этих деятелей революция тоже бы по-другому протекала.

Да, эти двое сыграли колоссальную роль в дальнейших событиях. Но у Милюкова и Временного правительства никакого выбора не было. Если бы они воспрепятствовали возвращению в страну политэмигрантов, пострадавших от прежней власти, то их репутация сильно бы пострадала. К тому же в таком случае они бы неизбежно вступили в конфликт с Петроградским советом, где задавали тон меньшевики. Те считали Ленина и Троцкого слишком радикальными, но все же своими соратниками по социал-демократическому движению. Поэтому в той ситуации вряд ли кто-нибудь смог бы помешать их возвращению в Россию.

Троцкий выступает перед красноармейцами. 1918 год

Фото: ТАСС

Почему нота Милюкова, в которой он всего лишь подтвердил обязательство России продолжать войну, вызвала массовое возмущение и привела в итоге сначала к правительственному кризису, а затем к отставке самого Милюкова?

Нельзя возлагать всю вину за апрельский кризис 1917 года на Милюкова. Ему казалось, что предложенная им осторожная и скромная дипломатическая формула должна была стать приемлемой для Петросовета. Впрочем, и лидеры Совета тоже были склонны к компромиссу с Временным правительством.

Но проблема была в том, что в условиях развития революции ситуация выходила из-под контроля и Временного правительства, и Совета. Уличные массы (в значительной мере это были солдаты и матросы столичного гарнизона) были настроены совсем иначе — они все же рассчитывали на скорейшее заключение мира. Это была питательная почва для большевизма. Стихия же народной толпы становилась самостоятельной политической силой.

То есть революция уже развивалась по своим законам?

Да, это был самый настоящий революционный каток. Кризис апреля-мая 1917 года имел тяжелые последствия не только для Милюкова, чья государственная карьера фактически завершилась, но и для всей партии кадетов. С этого момента она неуклонно теряла свои позиции во Временном правительстве, уступая лидерство социалистам. А в июле 1917 года кадетская партия фактически оказалась на обочине политической жизни России. Неслучайно в августе им пришлось поступиться своими базовыми принципами — многие кадеты, которые изначально выступали за либеральную демократию, стали требовать установления в России военной диктатуры.

Материалы по теме

00:02 — 6 августа 2016

Вы имеете в виду так называемую «корниловщину»?

Да, немало видных членов партии с сочувствием отнеслись к корниловскому выступлению. Некоторые авторы полагают, что это объясняет неудачу кадетов на будущих выборах в Учредительное собрание в ноябре 1917 года: из 707 мест они получили только 15 (4,7 процентов голосов). В действительности это не так.

Почему в ходе развития революции 1917 года кадеты позволили оттеснить себя от власти? Почему они так стремительно растеряли авторитет и влияние?

Проблема была в том, что Россия тогда была сельской страной, а партия кадетов преимущественно представляла интересы жителей городов. Неслучайно во время выборов в Учредительное собрание в Москве они были вторыми по числу голосов после большевиков. До революции кадеты были нишевой партией, занимающей определенную позицию в российском обществе.

Но в 1917 году политическая ситуация в стране радикально изменилась. После введения всеобщего избирательного права стало ясно, что вопрос о будущем России станет решать деревня, а соответственно, партия эсеров. Но и она в итоге оказалась в числе неудачников. Ключевые партии 1917 года — кадеты, эсеры и меньшевики — в итоге потерпели поражение. Даже большевикам, чтобы прийти к власти, пришлось сильно измениться, отказавшись от своих многих принципиальных положений.

Владимир Ильич Ленин во время первомайской демонстрации на Красной площади в Москве. 1 мая 1919 года

Фото: РИА Новости

Например?

В августе 1917 года Ленин в своей работе «Государство и революция» писал, что при новом строе исчезнут все институты и атрибуты государства: полиция, армия и другие органы власти. Как мы знаем, ничего подобного не случилось, да и не могло случиться. То есть для того, чтобы удержаться у власти, большевикам пришлось пройти через радикальную трансформацию.

Получается, что их оппоненты проиграли, потому что не смогли поменяться?

Февральская революция 1917 года, снеся действующую политическую систему, поставила под вопрос существование всех политических партий. Они принадлежали старой эпохе, а в новый политический ландшафт никак не вписывались. Что касается кадетов, то они рассчитывали на готовность своих оппонентов к компромиссу, исходя из наличия у них чувства самосохранения и здравого смысла. Они стремились к компромиссу и с царским правительством, и с социалистами, полагая, что те хотя бы подсознательно ощущают утопичность своих идей. Но все оказалось совсем не так. Кадеты сами оказались утопистами, поскольку в условиях 1917 года противоборствующие стороны были не готовы договариваться друг с другом.

Подвели ли их излишняя принципиальность и чрезмерное интеллигентское прекраснодушие?

Некоторый догматизм у лидеров кадетов действительно был. Но это было свойственно всем политическим силам России 1917 года. Тогда все считали, что обладают монополией на истину, а остальные в лучшем случае заблуждаются. Политическая культура России начала XX века была предельно конфликтна и не предполагала готовность к переговорам и соглашениям.

Как вы думаете, был ли у либералов шанс в коалиции с умеренными социалистами в 1917 году удержать Россию на пути к демократии?

Начиная с июля 1917 года, кадеты стали младшими партнерами в правительственной коалиции. Поэтому я бы поставил вопрос несколько иначе — могли ли умеренные социалисты в 1917 году удержать власть. Я думаю, что вряд ли. Меньшевики и эсеры сами по себе были неоднородны, и многие из них так или иначе сочувствовали большевикам и даже в дальнейшем сотрудничали с ними. Многие умеренные социалисты не были готовы биться насмерть за власть со своими бывшими товарищами по революционному движению.

Участники Государственного совещания Милюков и Кропоткин, 1917 год

Фото: ТАСС

Сыграло ли роль в крахе кадетов отсутствие сильного и решительного лидера? Милюков же таким не был.

Кадетская партия была парламентского типа. Она была слишком неоднородной, и в ней было много противоречий. Все это не способствовало наличию вождя. Заслуга Милюкова заключалась в том, что ему долгое время удавалось примирять оппонентов. Он был отличным медиатором во внутрипартийных дискуссиях, умевшим слышать своих соратников. Во многом благодаря Милюкову кадетская партия оставалась единственной крупной политической силой в России, которой удалось избежать раскола.

Материалы по теме

00:02 — 22 марта 2017

Только это ей мало помогло. Почему, на ваш взгляд, либеральная идея в России в начале XX века потерпела сокрушительное поражение? Современный публицист Сергей Кара-Мурза как-то цитировал мнение Макса Вебера о кадетах, что «они прокладывали дорогу как раз тем устремлениям, что устраняли их самих с политической арены».

Отчасти с этим можно согласиться. Партия кадетов не готовилась к такой революции, какая случилась, — она рассчитывала на выборы и мирное вхождение во власть. Поэтому в феврале 1917 года кадеты многое потеряли и не вписались в новую ситуацию. Либерализм — это не только люди и идеи (все это тогда в России было), но это еще и формирующая их среда. Беда дореволюционной России в том, что эта среда была очень ограниченной во всех смыслах: географическом и социальном. Иными словами, у кадетов была очень узкая социальная база, и с этим ничего нельзя было поделать.

Материалы по теме

00:02 — 10 июня 2017

Кадеты действительно стали жертвой фундаментального и непреодолимого противоречия. Будучи убежденными либералами, они добивались введения всеобщего избирательного права, что неизбежно открывало дорогу во власть совсем иным политическим силам и отталкивало кадетов на периферию. Драма русских либералов начала XX века заключалась в том, что их партия не могла быть по-настоящему массовой — она представляла интересы «среднего класса» крупных городов. Но, в отличие от нынешней ситуации, тогдашняя Россия была сельской страной, поэтому в ситуации революционной стихии 1917 года идеи кадетов оказались невостребованными.

история и современность. Глава VIII. Кадеты (В.В. Шелохаев)

Политические партии России: история и современность. Глава VIII. Кадеты (В.В. Шелохаев)

Шелохаев В.В.

 

Политические партии России: история и современность. –

М.: “Российская политическая энциклопедия” (РОССПЭН), 2000. С. 151–168

(глава VIII).

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста

на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

 

В системе политических партий России конституционно-демократическая партия занимала особое место. Это была партия интеллектуалов, аккумулировавшая в своих рядах цвет российской интеллигенции начала XX в., мечтавшей о радикальном преобразовании страны парламентским путем и на основе общечеловеческих ценностей. Идейные и организационные истоки формирования конституционно-демократической партии генетически связаны с теми качественными изменениями, которые произошли в русском либерализме на рубеже XIX–XX вв.

В это время в либерализме возникает и постепенно начинает набирать силу новое течение, выразителем которого становится интеллигенция. Она наиболее остро осознавала возраставшее несоответствие между потребностями развития страны и отжившей свой век политической надстройкой – царским самодержавием, углубление конфликта между властью и обществом, которое вело к дестабилизации обстановки в стране и было чревато непредсказуемыми последствиями для ее судеб.

Первым крупным шагом в деле программного и организационного оформления либерализма нового типа как политической организации в общенациональном масштабе явилось основание нелегального журнала “Освобождение”, издававшегося с июля 1902 г. по октябрь 1905 г. в Штутгарте под редакцией П.Б.Струве. На его страницах были опубликованы первые программные статьи, сформулированы и продискуссированы организационные принципы конституционно-демократической партии. Летом и осенью 1903 г. соответственно оформились две организации – Союз освобождения и Союз земцев-конституционалистов, ставшие в октябре 1905 г. основным ядром кадетской партии. Ее первый учредительный съезд состоялся 12–18 октября 1905 г. в Москве.

К этому времени конституционно-демократическое движение уже выкристаллизовалось, выработало свою программу и тактику, заняло определенное место в структуре политических сил. Находясь на самом левом фланге либерального лагеря, кадеты, с одной стороны, отмежевались от политических партий и организаций, отстаивавших интересы помещиков и промышленников, а с другой – от левых партий и организаций социалистического толка. Лидеры кадетов считали свою партию внеклассовой, соответствовавшей по своим идеалам “традиционному настроению русской интеллигенции”. “Мозговым [c.151] центром” партии являлись выдающиеся представители русской интеллигенции, искренне желавшие добра и процветания России.

 

Социальная природа партии кадетов

 

Октябрьский учредительный съезд (всего состоялось съездов партии кадетов: I – в 1905 г.; II, III, IV – 1906 г.; V – 1907 г.; VI – 1916 г.; VII, VIII, IX, X – в 1917 г. – Прим. авт). заложил основы организационной структуры конституционно-демократической партии, принял ее устав и программу, избрал ее временный ЦК. На II съезде, состоявшемся в январе 1906 г., произошло ее окончательное конституи-рование. Съезд принял решение о добавлении к основному названию партии – конституционно-демократическая – слов: Партия народной свободы; на нем был избран новый состав ЦК, внесены изменения в программу и устав.

Центральный комитет партии кадетов состоял из двух отделов: Петербургского и Московского. Главными функциями Петербургского отдела являлись: дальнейшая разработка партийной программы, законопроектов для внесения в Государственную думу, руководство думской фракцией. Московский отдел в основном занимался организационной агитационно-пропагандистской и издательской деятельностью. В целом же ЦК осуществлял контроль за выполнением решений съездов, конференций, руководил партийным строительством на местах, переодически созывал совещания с представителями губернских комитетов, определял тактическую линию партии.

В губерниях создавались губернские комитеты, которые избирались сроком на один год губернским съездом партии. В свою очередь им предоставлялось право организовывать городские, уездные и сельские комитеты.

Согласно второму параграфу устава, членами партии могли быть лица, “принявшие партийную программу и согласные подчиняться партийной дисциплине, установленной уставом партии и партийными съездами”. После учредительного съезда начался процесс организационного строительства партии по всей стране. Уже в октябре-декабре 1905 г. конституировались 72 кадетские организации, а в январе-апреле 1906 г, уже существовало более 360 кадетских комитетов. Общая численность партии в 1906-1907 гг. колебалась в пределах 50-60 тыс. человек.

Однако кадетская партия, как, впрочем, и подавляющее большинство российских партий, представляла собой в организационном отношении довольно аморфное и неустойчивое политическое образование, подверженное в зависимости от политической ситуации значительным колебаниям. После революции 1905-1907 гг. произошло резкое сокращение количества местных организаций, значительно уменьшилась их численность. В 1908-1909 гг. действовали 33 губернских и 42 уездных кадетских комитета. В эти годы численность партии не превышала 25-30 тыс. человек. В 1912-1914 гг. кадетские [c.152] комитеты имелись в 29 губернских и 32 уездных городах, а общая численность партии не превышала 10 тыс. человек. В годы Первой мировой войны в стране действовало 26 губернских, 13 городских и 11 уездных организаций.

После победы Февральской революции 1917 г. быстрыми темпами начался процесс возрождения местных кадетских комитетов. В марте-апреле 1917 г. в стране уже действовало более 380 кадетских организаций, а общая численность партии выросла до 70 тыс. человек.

Фактически, ЦК партии кадетов на своем протяжении ее существования так и не удалось наладить прочных и регулярных связей с местными организациями. После революции 1905-1907 гг. ЦК не удалось выполнить уставное требование о ежегодном созыве партийных съездов, вместо которых периодически созывались конференции. На самом деле принципиальной важности политические решения принимались сравнительно небольшим числом членов ЦК (10–15 человек). Партийные собрания местных организаций созывались нерегулярно, а их посещаемость оставляла желать лучшего.

В партию кадетов входил цвет русской интеллигенции, часть либерально-настроенных помещиков, средней городской буржуазии, служащие, учителя, врачи, приказчики. Социальный состав кадетов претерпевал изменения в зависимости от конкретной политической ситуации. В период революции 1905-1907 гг. в местных партийных организациях было достаточно много представителей “социальных низов”: рабочих, ремесленников, служащих, а в сельских – крестьян. После поражения революции ряды партии “народной свободы” покинула значительная часть демократических элементов, разочарованная политической линией поведения кадетов в I и II Думах. Процесс “очищения” кадетов от “социальных низов” продолжался вплоть до Февральской революции 1917 г.

В 1907–1917 гг. достаточно отчетливо прослеживается тенденция к преобладанию в партии средних городских слоев, к упрочению ее связей с представителями собственно буржуазных элементов: либерально настроенных купцов, промышленников и банкиров. После победы Февральской революции социальный состав партии опять претерпевает изменения. В правящую партию, с одной стороны, стали вступать члены Союза 17 октября, партии прогрессистов и даже некоторые представители бывших монархических организаций, а с другой – в ней вновь преобладали лица демократического происхождения.

В ЦК и думской фракции на всем протяжении деятельности партии кадетов доминировали представители интеллигенции, которые, по существу, и определяли ее стратегический и тактический курс. Ведущую роль в партии играли; князья Рюриковичи – Павел и Петр Долгоруковы, Д.И.Шаховской, всемирно известный ученый, академик В.И.Вернадский; крупнейшие специалисты в области гражданского и уголовного права – профессора С.А.Муромцев, В.М.Гессен, Л.И.Петражицкий, С.А.Котляровский; крупные историки – А.А.Корнилов, А.А.Кизеветгер; экономисты и публицисты – академик П.Б.Струве, А.С.Изгоев, А.В.Тыркова; крупный специалист по национальному вопросу приват-доцент Ф.Ф.Кокошкин; популярные [c.153] земские и общественне деятели – И.И.Петрункевич, Ф.И.Родичев, А.М.Колюбакин, Д.Д.Протопопов, А.И.Шингарев, М.Г.Комиссаров, Н.М.Кишкин и др.

Лидером кадетской партий, ее главным теоретиком и стратегом являлся Павел Николаевич Милюков. Он родился в 1859 г. в семье московского архитектора. Блестяще закончив классическую гимназию, Милюков поступил на историко-филологический факультет Московского университета. Его учителями были историки с мировыми именами – П.Г.Виноградов и В.О.Ключевский. В 1892 г. Милюков защитил диссертацию на степень магистра истории, перед ним открывалась блестящая профессорская карьера. Но в 1894 г. за участие в освободительном движении Милюков был уволен из университета и выслан в административном порядке в Рязань.

После окончания срока ссылки в 1897 г. Милюков вынужден был уехать за границу. Он был профессором русской истории в Софийском университете; выступал с циклами лекций по истории общественного движения в Чикагском и Бостонском университетах. Возвратившись в 1899 г. в Петербург, участвовал в идейно-политической борьбе, которая происходила в то время между народниками и марксистами. Вскоре за свою активную политическую деятельность снова был арестован и провел более года сначала в доме предварительного заключения, а затем в тюрьме. Лишь в середине лета 1901 г. он был временно освобожден и поселился в Финляндии. Однако вскоре последовал новый приговор о заключении на шесть месяцев в знаменитую петербургскую тюрьму “Кресты”. По ходатайству Ключевского перед царем Милюков через некоторое время был освобожден и вновь уехал за границу, где встречался с лидерами различных политических партий – П.А.Кропоткиным, Е.К.Брешко-Брешковской, В.М.Черновым, В.ИЛениным, а также со многими общественными и политическими деятелями Америки, Англии, Франции, Балканских стран.

В апреле 1905 г. Милюков возвратился в революционную Россию и сразу же включился в политическую борьбу. В августе 1905 г. последовали третий и последний арест и заключение в “Кресты”, где он находился в течении месяца. После выхода из тюрьмы Милюков приступил к созданию кадетской партии, с которой связал свою политическую судьбу.

 

Идеология и программа

 

Теоретики кадетской партии считали наиболее оптимальным вариантом общественного прогресса в обозримом будущем – рациональное капиталистическое хозяйство. Они последовательно выступали против любых насильственных социальных переворотов, за эволюционное развитие общества и всех его институтов. Отвергая идею социальной революции, они вместе с тем в принципе признавали возможность, а в ряде случаев даже неизбежность (при фатальной неуступчивости власти провести вовремя необходимые реформы) политической [c.154] революции. По мнению кадетских теоретиков, политическая революция правомерна тогда и постольку, когда и поскольку она берет на себя решение тех объективно назревших исторических задач, которые не в состоянии решить существующая власть.

Общетеоретические представления кадетских лидеров о путях общественного прогресса в России были конкретизированы ими в программе партии, принятой на учредительном съезде в октябре 1905 г. Она представляла собой либерально-демократический вариант парламентского решения всего комплекса вопросов российской действительности.

Исходной посылкой в программе кадетов была идея постепенного реформирования старой государственной власти. Они требовали замены неограниченного самодержавного режима конституционно-монархическим строем. Политическим идеалом кадетов была парламентарная конституционная монархия английского типа, где господствует принцип: “Король царствует, но не управляет”. Они последовательно проводили мысль о разделении законодательной, исполнительной и судебной властей, требовали создания ответственного перед Государственной думой правительства, коренной реформы местного управления, распространения на всю страну местного самоуправления, преобразования суда в демократическом духе. Кадеты выступали за введение в России всеобщего избирательного права, осуществление всего комплекса демократических свобод (слова, печати, собраний, союзов и т.д.), настаивали на строгом соблюдении гражданских и политических прав личности. По существу, кадетам удалось создать такую теоретическую модель устройства правового государства, которая вполне бы могла стать образцом для любого демократического общества.

Будучи поборниками прав личности и парламентарной демократии, кадеты отстаивали унитарный принцип государственного устройства России. В своей национальной программе они ограничивались требованием культурно-национального самоопределения (использование национальных языков в школе, высших учебных заведениях, суде и т. д.) и лишь в отдельных случаях считали возможным введение областной автономии. Только после Февральской революции 1917 г. кадеты начали постепенно корректировать свою национальную программу с учетом изменившихся реалий. При этом речь шла о возможности предоставления некоторым народностям прав территориально-областной автономии.

В программе кадетов большое внимание уделялось решению социальных проблем. Наиболее обстоятельно в ней был разработан аграрный вопрос. Кадеты считали, что без кардинального преобразования аграрно-крестьянского строя в России невозможно создать великую державу, сильную экономику, поднять материальный уровень жизни всего населения. Учитывая опыт ряда европейских стран, где сельское хозяйство было одной из базовых отраслей экономики, кадеты выступали за создание мелкого самостоятельного крестьянского хозяйства, за освобождение крестьянина от пережитков дореформенной эпохи, за формирование инфраструктуры, способствующей развитию сельскохозяйственного производства. Выступая за эволюционное [c.155] и поэтапное решение аграрно-крестьянского вопроса, теоретики кадетской партии считали, что его в конкретных российских условиях все же нельзя решить без частичного принудительного отчуждения помещичьей земли, на неприкосновенности которой настаивали П.А.Столыпин, правые и октябристы. Кадеты выражали готовность пожертвовать крупным латифундиальным помещичьим землевладением, которое служило экономической основой авторитарного режима, полукрепостнических форм аренды и постоянным источником, возбуждающим недовольство крестьянских масс. Одновременно кадеты допускали возможность отчуждения части земли и у тех помещиков, которые вели самостоятельное хозяйство, в том случае, если не удастся в данной местности изыскать необходимого количества земли для наделения безземельных и малоземельных слоев крестьянства. Вместе с тем они считали недопустимым и экономически нецелесообразным отчуждение развитых помещичьих экономии, виноградников, хмельников, “образцовых участков”, т. е. земель, на которых велось рациональное и экономически выгодное хозяйство. Отчуждение помещичьих земель допускалось только за выкуп (как за счет государства, так и за счет крестьян).

Решение аграрного вопроса кадеты намеревались передать в местные комитеты, состоящие на паритетных началах из заинтересованных сторон; крестьян, помещиков и местной администрации. Этим комитетам предстояло подготовить первичный материал, который затем сводился воедино, и главным земельным комитетом, состоящим из ведущих специалистов по аграрно-крестьянскому вопросу, представлялся на обсуждение Государственной думы и Государственного совета, которым предстояло принять единый общероссийский закон о земельной реформе. При помощи реформы кадеты рассчитывали создать максимально благоприятные условия для развития производительных сил в сельском хозяйстве, для улучшения положения основной массы российского крестьянства, учитывая при этом всю совокупность региональных особенностей, природно-климатических традиций и привычек местного населения.

На стабилизацию отношений между промышленниками и представителями наемного труда была направлена кадетская рабочая программа. Одним из ее центральных пунктов было требование свободы рабочих союзов, собраний и стачек. Профессиональные союзы создавались явочным порядком, и право приобретения ими статуса юридического лица зависело исключительно от судебной власти. За профсоюзами признавалось право на защиту материальных интересов рабочих, распоряжение стачечными фондами и фондами помощи по безработице, право объединения союзов в федерации, полная независимость их от администрации. За убытки, причиненные стачками, профсоюзы не должны были нести материальной ответственности перед работодателями. Кадеты настаивали на необходимости заключения профсоюзами коллективного договора с предпринимателями, который мог быть расторгнуть только в судебном порядке.

Кадеты стремились перенести решение вопросов взаимоотношения труда и капитала в специальные арбитражные органы (примирительные камеры, третейские суды, разного рода согласительные [c.156] комиссии и т. п.) с участием представителей от рабочих и капиталистов. По их мнению, создание примирительных камер могло бы способствовать предотвращению забастовок и урегулированию всех споров между трудом и капиталом цивилизованными методами. Вместе с тем они считали, что в случае безуспешных переговоров руководства профсоюза с капиталистами рабочие вправе объявить забастовку, добиваясь при помощи этой крайней меры удовлетворения своих справедливых требований.

Важное место в рабочей программе кадетов занимали вопросы продолжительности рабочего дня и социальной защиты рабочих. В ней было выдвинуто требование постепенного введения 8-часового рабочего дня, сокращения сверхурочных работ для взрослых рабочих, запрещение привлечения к ним женщин и подростков. Кадеты выступали за предоставление компенсации рабочим за утраченную ими вследствие несчастного случая или профессионального заболевания трудоспособность, подчеркивая при этом, что выплата компенсации должна производиться полностью за счет предпринимателя. Одновременно кадеты настаивали на введении государственного страхования на случай смерти, старости и болезни.

Кадетами была разработана обширная программа финансовых и экономических реформ. Ее основные требования сводились к следующим пунктам: 1) создание при Совете министров специального органа (с участием представителей законодательных палат и деловых промышленных кругов) для разработки перспективного плана развития всех отраслей народного хозяйства; 2) пересмотр устаревшего торгово-промышленного законодательства и отмена мелочной опеки и регламентации, стесняющих свободу предпринимательской деятельности; 3) пересмотр налоговой системы и сокращение непроизводительных расходов казны; 4) расширение бюджетных прав Государственной думы и преобразование государственного контроля; 5) открытие доступа частному капиталу в железнодорожное строительство, горные промыслы, почтово-телеграфное дело; 6) ликвидация или же максимальное сокращение нерентабельного государственного хозяйства и распространение на казенные заводы всех налогов и повинностей; 7) организация промышленного кредита и учреждение банка долгосрочного промышленного кредита; 8) создание торгово-промышленных палат и биржевых судов; 9) расширение внешней торговли и организация консульской службы.

Специальный раздел кадетской программы был посвящен вопросам просвещения. В нем кадеты выступали за уничтожение всех ограничений при поступлении в школу, связанных с полом, национальностью и вероисповеданием. Они настаивали на необходимости свободы частной и общественной инициативы в организации учебных заведений всех типов, а также в области внешкольного образования. В программе указывалось на необходимость установления связи между различными ступенями школ для облегчения перехода от низшей ступени к высшей. Кадеты настаивали также на автономии университетов, свободе преподавания в высшей школе, свободной организации студенчества, увеличении числа средних учебных заведений и понижении в них платы, на введении всеобщего, бесплатного [c.157] и обязательного обучения в начальной школе. Органам местного самоуправления предоставлялось право заведования начальным образованием, участия в постановке всей учебной и воспитательной работы. В программе указывалось на необходимость устройства органами местного самоуправления общеобразовательных учреждений или взрослого населения, народных библиотек, народных университетов, развития профессионального образования.

В своей внешнеполитической программе кадеты настаивали на необходимости ориентации на страны западной демократии, на изменении внешнеполитического курса на защиту приоритетных национальных интересов России, на завершении процесса окончательного формирования “национально-территориального тела России”. По существу, речь шла о сосредоточении внимания русской дипломатии на решении всего комплекса военно-стратегических проблем в Ближневосточном регионе – проливы Босфор и Дарданеллы, Константинополь, присоединении к России территорий с преимущественно “русским населением” (Галиция и Угорская Русь), решении польского и армянского вопросов в составе Великой России.

С глобальной постановкой и решением внешнеполитических проблем кадеты связывали вопросы необходимости коренной реорганизации русской армии и флота, их перевооружения и переоснащения современными видами вооружений, социальной зашиты среднего и низшего армейского контингента, а также расширения и совершенствования сети военных средних и высших учебных заведений. В кадетской программе нашли отражение и выражение общенациональные интересы страны. Кадеты мечтали создать такое общество, в котором бы не было непреодолимых социальных конфликтов, установилась бы гармония национальных интересов, были бы созданы оптимальные условия для всестороннего развития личности. Фактически, в кадетской программе речь шла о создании правового демократического государства со всеми вытекающими отсюда последствиями.

 

Тактика в революции 1905-1907 гг.

 

Предпочитая мирные формы борьбы с самодержавным режимом, кадетские лидеры не исключали возможности компромисса с монархией, выработки согласованной и взаимоприемлемой программы совместных действий. Кадеты приветствовали издание Манифеста 17 октября 1905 г., провозгласившего введение в стране гражданских и политических свобод, созыв законодательной Государственной думы, расширение круга избирателей. Вместе с тем руководство партии не спешило объявить о безусловной поддержке царского правительства, потребовало от него гарантий в реализации Манифеста 17 октября и выдвинуло ряд дополнительных требований, направленных на углубление и расширение демократических преобразований в стране. Кадеты требовали созыва Учредительного собрания, которое должно было принять конституцию страны, а также немедленного проведения целого комплекса политических, экономических и социальных реформ. Одновременно они настаивали на создании “делового [c.158] кабинета” из либеральных общественных деятелей и либеральных царских бюрократов. Кадеты выразили согласие принять участие в переговорах с царским премьер-министром С.Ю.Витте о создании коалиционного кабинета и выработке программы его деятельности. Однако эти переговоры, состоявшиеся 21 октября 1905 г., закончились безрезультатно, ибо Витте отказался принять условия кадетской делегации, прибывшей к нему в составе членов ЦК Ф.А.Головина и Ф.Ф.Кокошкина, а также князя Г.Е.Львова.

Кроме этих неудавшихся официальных переговоров имели место несколько личных секретных встреч членов ЦК кадетов с Витте. В них участвовали И.В.Гессен, Л.И.Петражицкий и П.Н.Милюков. Однако и эти беседы показали, что правительство не намерено спешить с выполнением обещаний Манифеста 17 октября 1905 г., рассчитывает выйти из критической ситуации с наименьшими для него потерями. Видя неискренность со стороны Витте, кадеты не спешили протягивать руку помощи правительству, предпочитали занимать выжидательную позицию как по отношению к “верхам”, так и по отношению к бурно развивающимся революционным событиям в стране. Разъясняя суть позиции нейтралитета кадетской партии в период высшего подъема революции 1905 г., Милюков позднее отмечал, что ее основная тактическая задача сводилась к тому, чтобы “разъединить навсегда двух ожесточенных противников и ввести политическую борьбу в такие более культурные рамки, в которых она не мешала бы обычному ходу будничной обывательской жизни”.

После издания избирательного закона 11 декабря 1905 г. кадетское руководство сосредоточило основное внимание на подготовке выборов в Государственную думу, рассчитывая провести в нее максимально возможное число своих депутатов. Обосновывая необходимость активного участия кадетов в избирательной кампании, Милюков писал, что их главная задача состояла в том, чтобы “направить само революционное движение в русло парламентской борьбы. Для нас укрепление привычек свободной политической жизни есть способ не продолжать революцию, а прекратить ее”.

Для переключения массового движения в стране с революционного на парламентский путь кадеты довольно искусно использовали самые разнообразные средства и приемы идеологического воздействия. В их распоряжении имелись широкие возможности: пресса (до 70 центральных и местных газет и журналов), устная агитация и пропаганда, партийные клубы и т. п. Официальными органами партии являлись газета “Речь”, тираж которой колебался в пределах 12-20 тыс. экземпляров, и еженедельник “Вестник Партии народной свободы” (издавался в 1906-1907 гг., а затем был возобновлен в марте 1917 г.).

Кадеты устраивали десятки избирательных собраний, проводили беседы с избирателями по квартирам, распространяли среди них брошюры, листовки, расклеивали по городу обращения к населению и т. п. Они привлекали на свою сторону демократического избирателя широкомасштабными обещаниями сосчитаться в Думе с правительством, провести радикальную крестьянскую и рабочую реформы, облегчить положение торговых служащих, учителей средней и начальной [c.159] школ, провести законодательным путем весь комплекс гражданских и политических свобод. Кадетские избирательные собрания проходили при до отказа наполненных залах, нередко вмещающих несколько тысяч человек. На собраниях разворачивались горячие диспуты с представителями других политических партий по программным и тактическим вопросам. Здесь рядовой избиратель впервые учился нелегкому искусству политической борьбы, делал выбор между различными партиями.

На выборах в I Думу кадетам удалось провести 179 своих депутатов. Невольную услугу им оказали и левые социалистические партии (социал-демократы и эсеры), бойкотировавшие выборы. Поэтому часть избирателей, которая придерживалась более левой ориентации, голосовала на выборах за них как за самую оппозиционную по отношению к правительству партию. Среди кадетских депутатов было много видных профессоров, знаменитых адвокатов, публицистов, способных ставить и решать коренные вопросы российской действительности. Председателем I Думы был избран член ЦК кадетской партии, юрист с мировым именем, С.А.Муромцев. Товарищами председателя были избраны члены ЦК. кадетов князь Павел Долгоруков и профессор Н.А.Гредескул, секретарем – князь Д.И.Шаховской.

Кадетам принадлежала инициатива подготовки думского адреса царю, содержавшего основные пункты их программы. Ими было внесено большинство законопроектов, разработанных видными теоретиками партии, большое количество запросов в адрес царского правительства. Выступая с довольно резкой и нелицеприятной критикой в адрес центральной и местной власти, кадеты вместе с тем настойчиво искали пути к разумному компромиссу с ними. В июне 1906 г. состоялись переговоры кадетов с дворцовым комендантом Д.Ф.Трепо-вым, являвшимся одним из доверенных лиц Николая II. Переговоры велись также с министром внутренних дел П.А.Столыпиным и министром иностранных дел А.П.Извольским. Однако и эти переговоры закончились безрезультатно, ибо царские бюрократы не желали идти ни на какие уступки кадетам, считая их программу неприемлемой для режима.

72-дневный опыт работы I Думы (она была распушена царем 8 июля 1906 г.) показал, что тактика компромисса, предлагаемая кадетами, с одной стороны, правительству, а с другой – левым партиям, оказалась малоэффективной. Кадетам не удалось убедить правительство выполнить обещания Манифеста 17 октября. В штыки встретили царские министры кадетскую программу социальных реформ. В свою очередь, левые социалистические партии требовали от кадетов дальнейшей радикализации требований, активизации работы, направленной на насильственное свержение режима. В условиях обострившегося политического кризиса компромиссная позиция кадетов не встречала поддержки ни справа, ни слева.

Роспуск I Думы поставил кадетское руководство перед сложным выбором: либо подчиниться указу царя и мирно разъехаться по домам и начать готовиться к новым выборам, либо обратиться к народу с призывом поддержать Думу и не прерывать ее заседаний. Кадетское руководство решило избрать второй путь. 10 июля 1906 г. 120 кадетских [c.160] депутатов совместно с трудовиками и социал-демократами подписали Выборгское воззвание с призывом к народу к пассивному сопротивлению: отказу от уплаты налогов, от рекрутской повинности, непризнанию займов. Однако этот кадетский призыв, не подкрепленный практическими мерами, по существу, остался словесной угрозой в адрес правительства. Объясняя впоследствии смысл Выборгского поступка кадетов, Милюков писал: “Для членов партии народной свободы это была попытка предотвратить вооруженное столкновение на улицах Петрограда, заведомо осужденное на неудачу, дать общему негодованию форму выражения, которая не противоречила конституционализму, стоя на самой грани между законным сопротивлением нарушителям конституции и революцией”.

Царское правительство беспощадно подавило вооруженные выступления в армии и на флоте (Свеаборгское и Кронштадтское восстания), укрепив тем самым свои позиции. В августе 1906 г. были введены военно-полевые суды, большинство губерний и областей оказалось на военном положении, а также на положении чрезвычайной и усиленной охраны. После июльского кризиса 1906 г. постепенно стал снижаться и тонус политической жизни в стране, а рядовой обыватель устал и от революции, и от реакции. В этих условиях кадетское руководство решило внести коррективы в свою тактику. Оно в сентябре 1906 г, отказалось от Выборгского манифеста и решило сосредоточить основное внимание на избирательной кампании во II Думу, Причем кадеты подчеркивали, что они идут в Думу “законодательствовать, а не для того, чтобы делать в Думе революцию”. Одновременно кадетские лидеры решили провести демаркационную линию “между нашей тактикой и тактикой левых”.

На выборах во II Думу, которые проходили в условиях усилившейся репрессивной правительственной политики, непосредственно затрагивавшей и кадетов, Партия народной свободы получила 98 депутатских мандатов. Председателем II Думы был избран член ЦК кадетов Ф.А.Головин. Во II Думе кадеты вынуждены были несколько урезать свои программные требования, решили не злоупотреблять запросами. Они исключили из своего перводумского аграрного законопроекта (проект “42-х”) пункт о создании постоянного государственного земельного фонда, расширили перечень неотчуждаемых помещичьих земель, переложили выплату выкупа за землю всецело на крестьян. Кадетская фракция несколько усилила нажим на трудовиков, эсеров и социал-демократов, советуя им умерить наскоки на правительство и встать на путь поиска компромисса с либеральной оппозицией.

Вместе с тем кадеты не собирались идти на прямое сотрудничество со Столыпиным. Они отвергли правительственное аграрное законодательство, включая известный столыпинский указ от 9 ноября 1906 г.; сохранили довольно резкий оппозиционный тон при обсуждении других мероприятий центральной власти. В течение 103 дней работы II Думы кадетам пришлось выдержать критику в свой адрес как справа, так и слева. Справа их продолжали клеймить “тайными революционерами” и “жидомасонами”, программа которых якобы ведет к разрушению целостности империи, к уничтожению частной [c.161] собственности и т. п. Слева кадетов обвиняли в уступчивости правительству, требовали от них отказаться от мирных методов борьбы и открыто заявить о своей поддержке революции. И на этот раз кадетам не удалось найти общего языка между Россией официальной и Россией революционной. Все их попытки найти разумный компромисс между полярными политическими силами вновь закончились неудачей.

 

Кадеты и третьеиюньская политическая система

 

3 июня 1907 г. Николай II распутал II Думу и изменил избирательный закон, дающий большинство депутатских мандатов представителям господствующих классов и тем политическим партиям, которые открыто отстаивали их интересы. В условиях третьеиюньской политической системы основным вектором тактики кадетов было вынужденное приспособление к столыпинскому правительственному курсу. Это проявилось и в области идеологии (“Вехи”), и в области отказа от программного лозунга ответственного министерства, и в области тактики – дальнейший разрыв с левыми партиями и демонстрации лояльности к монархическому принципу.

В III Думу кадетам удалось провести всего лишь 54 депутата. Они уже не спешили с внесением в Думу собственных законопроектов, заведомо зная, что те обречены на провал. В ходе прений по столыпинским аграрным законопроектам кадеты перенесли акцент с основного своего программного требования – принудительное отчуждение помещичьих земель – на необходимость повышения производительности труда в сельском хозяйстве. Одновременно они внесли ряд поправок, направленных на смягчение последствий насильственного разрушения крестьянской общины, разработали законопроект, облегчавший условия аренды земли крестьянами. Аналогичной тактики они придерживались и при обсуждении правительственных страховых законопроектов, внося в них серьезные поправки, облегчавшие участь наемных рабочих и служащих. Значительно уменьшилось количество кадетских запросов в адрес правительства.

Вместе с тем на всем протяжении деятельности III Думы кадетская фракция продолжала выступать с довольно резкой критикой внутриполитического правительственного курса. Во время обсуждения бюджета она голосовала против кредитов на столыпинское землеустройство, на Департамент полиции, на Комитет по делам печати, против сметы МВД по обшей части. Кадеты критиковали третьеиюньский политический режим за традиционные методы управления, зато, что под “новыми формами народного представительства” скрывается все тот же “старый абсолютизм”, чуждый стремлений к разумному компромиссу с лояльной либеральной оппозицией. Премьер-министр ПА.Столыпин, ратующий в своих выступлениях с думской трибуны за соблюдение Основных законов 1906 г., сам на практике неоднократно нарушал эти законы, прибегая к искусственным перерывам в работе Думы и проведению правительственных законопроектов по 87-й статье, минуя Думу и Государственный совет. Уже с [c.162] 1909 г. лидер кадетов Милюков стал выдвигать на первый план в тактике партии лозунг организации общественных сил, имея при этом в виду создание в Думе оппозиционного центра, привлечение на свою сторону представителей земского и городского самоуправления, средних слоев города, студенчество. Милюков считал, что вся думская и внедумская работа партии должна была проводиться под лозунгом “изоляции власти”.

В ходе избирательной кампании в IV Думу кадеты выдвинули три основных лозунга: демократизация избирательного закона, коренная реформа Государственного совета и формирование ответственного думского министерства. На выборах в IV Думу кадетам удалось провести 59 депутатов. С первых же дней работы Думы кадетская фракция демонстративно, не рассчитывая на их принятие большинством Думы, внесла законопроекты о всеобщем избирательном праве, свободе совести, собраний, союзов, неприкосновенности личности и гражданском равенстве. Начиная со второй сессии IV Думы, кадетская фракция систематически голосовала против утверждения бюджета.

Углубление кризиса третьеиюньской системы (особенно после убийства П.А.Столыпина) заставило кадетов активизировать поиски путей вывода страны из кризисной ситуации. Правое крыло партии предлагало выдвинуть лозунг “оздоровления власти”, суть которого сводилась к тому, чтобы убедить царя привлечь в правительство “здоровые” элементы из либеральной общественности и из либеральных бюрократов. Подобным образом “обновленное” правительство, опираясь на средние элементы буржуазных классов, должно было провести парламентским путем политические и социальные реформы. Однако лозунг “оздоровления власти” так и не получил поддержки со стороны кадетского руководства, которое предложило свои варианты выхода из политического кризиса.

В начале 1914 г. на заседаниях ЦК кадетов обсуждалось несколько таких вариантов, среди которых особо выделялось два: милюковский и некрасовский. Лидер кадетов в противовес лозунгу “оздоровления власти” выдвинул лозунг “изоляции правительства”. Для его реализации он считал возможным пойти на “координацию действий” с левыми партиями. Но при этом Милюков подчеркивал, что кадетам следует, учитывая опыт 1905 г., более определенно дистанцироваться от левых, ибо стирание грани “между к.-л. и с.-д.” в период революции отрицательно сказалось впоследствии. Подчеркивая, что “физические способы воздействия никогда не достигают своей цели”, Милюков считал, что кадетам следует вести самостоятельную политику и “определять свою тактику независимо от того, как определяют ее наши соседи слева”. По мнению Милюкова, борьбу за реализацию лозунга “изоляция правительства” следует вести парламентскими средствами, ориентируясь при этом на союз с “однородно настроенными” с кадетами элементами. Путем широкого использования законодательной инициативы и запросной тактики кадеты должны были превратить Думу в фактор, активизирующий политическую борьбу и способствующий организации общественных сил в стране. [c.163]

В свою очередь оппонент Милюкова профессор Н.В.Некрасов настаивал на необходимости более решительной тактики. В принципе разделяя милюковский лозунг “изоляции правительства”, Некрасов советовал партии “перекраситься” в более яркий цвет, что позволило бы. с одной стороны, “отделаться от элементов наносных и чуждых, приставших к ним в момент успеха и влияния”, а с другой – “создать почву для соглашения с другими демократическими течениями”. В этой связи он предлагал: создать в Думе вместе с левыми фракциями информационное бюро; голосовать против утверждения бюджета; рассмотреть вопрос о возможности выхода кадетов из думских комиссий и использовании обструкции в качестве крайнего средства борьбы против правительства. Некрасов считал необходимым перейти от “пассивной обороны” к активному выступлению против сил реакции не только в Думе, но и вне ее. По его мнению, в печати и публичных выступлениях следовало бы усилить борьбу с антисемитизмом и клерикализмом; пересмотреть свое отношение к армии; признать, что рабочее движение – “в высшей степени активная сила”, и начать оказывать ему моральную и материальную поддержку; больше внимания уделять разъяснению национального вопроса.

Довольно острые дебаты внутри кадетского ЦК являлись отражением все более углубляющегося политического кризиса в стране. Предлагаемые кадетской фракцией варианты выхода из кризисной ситуации так и остались нереализованными. Ей так и не удалось создать в IV Думе единый оппозиционный центр. Единственное, на что решилась фракция, – это проголосовать за отклонение бюджета. Не удалось кадетам создать и внедумский координационный центр, который должен был объединить действия либеральных и революционных партий для подготовки антиправительственных выступлений. К лету 1914 г. политический кризис в стране достиг своей высшей точки. Начавшаяся в июле 1914 г. Первая мировая война на время предотвратила его революционную развязку.

 

Кадеты и Первая мировая война

 

Война заставила кадетское руководство внести коррективы в тактику партии. В воззвании ЦК кадетов “К единомышленникам” говорилось: “Каково бы ни было наше отношение к внутренней политике правительства, наш прямой долг сохранить родину единой и нераздельной и удержать за ней то положение в ряду мировых держав, которое оспаривается у нас врагами. Отложим же внутренние споры, не дадим ни малейшего повода надеяться на разделяющие нас разногласия”. Кадетские лидеры призывали к забвению партийных разногласий, к единству действий правительства и общества. Выступая на заседании Думы 26 июля 1914 г., Милюков заявил: “В этой борьбе мы все заодно; мы не ставим условий и требований; мы просто кладем на весы борьбы нашу твердую волю одолеть насильника”. Кадеты предприняли максимум усилий для мобилизации сил для ведения войны. В Думе они голосовали за военные кредиты и принимали самое активное участие во всех ведомственных комиссиях по укреплению [c.164] обороноспособности страны. Они входили в состав правительственных совещаний, в руководящие органы Всероссийского земского союза и Всероссийского союза городов, сыгравших значительную роль в мобилизации материальных и людских ресурсов для ведения войны.

Несмотря на уменьшение числа местных партийных организаций (в годы войны их действовало 50), роль кадетов возросла в земском и особенно городском, самоуправлении, в кооперативном движении, в разного рода кредитных и страховых обществах. Намного теснее и продуктивнее стали связи кадетов с передовыми представителями российского предпринимательства, постепенно осознававшими перспективность кадетской программы и тактики. Стали завязываться связи кадетов и в офицерской среде.

Искренне заявив об отказе от оппозиционной борьбы с правительством, кадетское руководство какое-то время питало иллюзии, будто в экстремальной ситуации власть должна все же образумиться и приступить к осуществлению реформ. Но эти надежды оказались тщетными. Менялись один за другим премьер-министры, но правительственная политика оставалась прежней. Поражения русской армии на фронтах, дезорганизация народного хозяйства, рост социальной и политической напряженности в стране заставили кадетов изменить свою позицию и активно включиться в создание широкого оппозиционного фронта борьбы против царского режима.

По инициативе кадетов летом 1915 г. в IV Думе был создан “Прогрессивный блок”, в который вошли 236 из 422 депутатов Думы и три группы Государственного совета (“центр”, “академическая” и “внепартийный кружок”). Председателем бюро блока стал левый октябрист С.И.Шидловский, но фактическим его руководителем был лидер кадетов П.Н.Милюков. Политический смысл создания “Прогрессивного блока”, по словам Милюкова, заключался “в последней попытке найти мирный исход из положения, которое с каждым днем становилось все более грозным”.

Программа “Прогрессивного блока” сводилась к требованиям создания “министерства доверия” и проведения целого комплекса умеренных реформ (обновление состава местных органов управления, частичная политическая амнистия, введение волостного земства, восстановление профсоюзов и прекращение преследования больничных касс). Однако все попытки “Прогрессивного блока” провести через Государственную думу и Государственный совет реформы были блокированы правыми. Поэтому усилившаяся в России политическая и социальная напряженность побудили либеральную оппозицию пойти на обострение отношений с царизмом. Кульминацией кадетской “патриотической тревоги” за судьбы родины стала речь Милюкова 1 ноября 1916 г, в Думе. В ней лидер кадетов в острой, во многом демагогической форме подверг резкой критике военную и хозяйственную политику правительства, обвинил “придворную партию”, группирующуюся вокруг царицы, в подготовке сепаратного мира с Германией и в провокационном подталкивании масс к антиправительственным выступлениям. Речь Милюкова, не разрешенная цензурой к печати, в миллионах экземплярах явочным порядком была распространена не [c.165] только в тылу, но и в армии. Несмотря на то, что сам Милюков был далек от призыва к революции, тем не менее его речь способствовала дестабилизации режима и дальнейшему накалу политической обстановке в стране накануне Февральской революции 1917 г.

 

Между Арехонтом и военной диктатурой

 

Несмотря на то, что вопрос о революции дебатировался на заседаниях ЦК в течение многих лет, начавшееся “снизу” революционное движение все же застало Партию народной свободы врасплох.

На протяжении всего лишь нескольких месяцев (с марта по октябрь) 1917 г. состоялось четыре съезда кадетской партии, потребовавших от ее руководства максимальной энергии и большого напряжения сил. Жизнь в послефевральской Россия заставляла корректировать все: пересмотреть программу и устав партии; радикальным образом обновить ЦК; постоянно менять политическую линию поведения в зависимости от стремительно меняющейся обстановки в стране. Огромных масштабов достигла пропагандистская деятельность кадетов; в свет вышли сотни брошюр, были прочитаны тысячи лекций, кадетские агитаторы выезжали на фронт, встречались с ранеными в лазаретах, вели на собраниях и митингах многочасовые дискуссии с представителями других партий, устраивали концерты и театральные представления. Зеленые знамена кадетов развевались над клубами партии, мелькали в толпе демонстрантов. Кадеты наводнили политическую авансцену, и уже многим казалось, что Партия народной свободы надолго заняла лидирующее место в системе политических сил страны.

Главной заботой кадетского руководства было оптимальное решение вопроса о власти. После отречения Николая II от престола вопрос о преемственности власти в стране оказался запутанным. По окончании безрезультатных переговоров с великим князем Михаилом Александровичем Временный комитет Государственной думы, в котором приоритетную роль играли представители кадетской фракции, принял решение о создании Временного правительства. Ключевую роль в формировании первого состава Временного правительства играли члены ЦК кадетской партии, а некоторые из них согласились стать министрами (П.Н.Милюков, А.И.Шингарев, Н.В.Некрасов, А.А.Мануйлов). Управляющим делами Временного правительства стад В.Д.Набоков. Министры-кадеты, и прежде всего министр иностранных дел П.Н.Милюков, выработали и осуществляли программу Временного правительства, в которую вошли важнейшие требования кадетской программы.

Однако в конкретных условиях марта – октября 1917 г, реализовать программу Временного правительства было крайне сложно. Вместо политической стабилизации в стране форсированными темпами шла тотальная дестабилизация. Усилились дезинтеграционные процессы в национальных районах, стремительно росли инфляция, нужда и отчаяние масс. С момента своего возникновения Временное правительство оказалось в парадоксальной ситуации, когда наряду с [c.166] ним действовала другая власть в лице совета рабочих и солдатских депутатов, проводившая собственную политическую линию. Постоянное стремление той и другой власти “перетянуть канат” на свою сторону в конечном счете вело к ослаблению государства, исполнительной власти, к дезорганизации производства, финансово-кредитной системы, к анархии и хаосу.

После Февральской революции 1917 г, в стране стремительными темпами шло формирование новых партий. По имеющимся данным, в марте – октябре 1917 г. в стране действовало не менее 100 различных партий и организаций, а их общая численность превышала 1 млн. человек. В этом “партийном котле”, где “атмосферное давление” росло с каждым днем, Партия народной свободы, предпринимавшая самые разнообразные попытки стабилизировать обстановку, создать условия для победоносного окончания войны и созыва Учредительного собрания, чувствовала себя крайне неуютно. Кадетам так и не удалось убедить массы в бесперспективности дальнейшей конфронтации, уговорить лидеров национальных партий не спешить до окончания войны ставить во всем объеме национальный вопрос. Левые социалистические партии, а за ними и массы требовали немедленно прекратить войну и заключить мир; немедленно решить земельный вопрос; немедленно наладить производство и решить продовольственные вопросы; немедленно предоставить политическую самостоятельность народам национальных окраин России. Справиться с таким грузом проблем Временное правительство было уже не в состоянии.

Апрельская демонстрация 1917 г. привела к изменению состава Временного правительства, уходу из него ключевых фигур – П.Н.Милюкова и А.И.Гучкова. В новом и последующих, уже коалиционных, составах Временного правительства влияние кадетов нескольких уменьшилось. Учитывая обстановку в стране после апрельских и особенно июльских событий 1917 г., кадетское руководство все больше внимания стало уделять вопросам мобилизации тех политических сил, которые были кровно заинтересованы в предотвращении сползания страны к национальной катастрофе. Кадеты выполняли интегрирующую роль в объединении “здоровых” элементов из монархической, торгово-промышленной и финансовой среды, определенной части офицерского корпуса. Во имя спасения России от территориального и экономического развала кадетское руководство вынуждено было согласиться на временное установление в стране военной диктатуры.

Решение сделать ставку на военного диктатора в лице героя Первой мировой войны генерала Л.Г.Корнилова далось кадетам непросто. Не все члены ЦК соглашались на такую крайнюю меру, ибо прекрасно сознавали, что она приведет к насильственному подавлению революционного движения масс, а возможно, и к началу гражданской войны. Однако по мнению большинства кадетского руководства, иного выхода из кризисной ситуации уже не было, ибо все мыслимые и даже немыслимые уступки требованиям левого социалистически накрыла демократии были сделаны. Выражая свое согласие на военную диктатуру, кадетское руководство отдавало себе отчет и в том, что в [c.167] случае провала попыток Л.Г.Корнилова взять власть положение кадетской партии может стать критическим. По существу, так и получилось. После провала попытки Корнилова взять власть положение Партии народной свободы ухудшилось. При этом сказалась неустойчивость ее социальной базы, проявившаяся в переходе колеблющихся элементов городской демократии в стан победителей Корнилова. Одновременно обострились взаимоотношения кадетов с социалистическими партиями. Начался один из самых драматических периодов истории кадетской партии. [c.168]

 

Сайт создан в системе uCoz

Съезды и конференции конституционно-демократической партии. 1905—1920 гг. В 3-х т. Т. 3. Кн. 1. 1915—1917 гг.

Библиографическое описание

Съезды и конференции конституционно-демократической партии. 1905—1920 гг. В 3-х т. Т. 3. Кн. 1. 1915—1917 гг. / Центр полит. и экон. истории России Рос. независ. ин-та соц. и нац. проблем, Ассоц. «Рос. полит. энциклопедия», Федер. архив. служба России, Гос. архив Российской Федерации, сост., ред.-подготовитель и автор примеч. О.Н.Лежнева, отв. ред. В.В.Шелохаев. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. — 831 с.; ISBN 5-86004-062-8, ISBN 5-8243-0127-1.

Тип материала документальный сборник (960)
Название издания Съезды и конференции конституционно-демократической партии. 1905—1920 гг. В 3-х т. Т. 3. Кн. 1. 1915—1917 гг. (1)
Описание

В первую книгу третьего тома включены документы и материалы пяти общепартийных съездов и двух конференций кадетской партии, состоявшихся в 1915 — 1917 годах. Они содержат богатую информацию о состоянии кадетской партии в условиях системного кризиса авторитарного режима, об эволюции ее доктрины и программы, об участии лидеров партии народной свободы во Временном правительстве. Издание снабжено введением к тому, примечаниями, именным указателем.

Сведения об ответственности

Центр полит. и экон. истории России Рос. независ. ин-та соц. и нац. проблем, Ассоц. «Рос. полит. энциклопедия», Федер. архив. служба России, Гос. архив Российской Федерации, сост., ред.-подготовитель и автор примеч. О.Н.Лежнева, отв. ред. В.В.Шелохаев

Место издания Москва (693)
Издательство РОССПЭН (199)
Год издания 2000 (35)
Физическая характеристика 831 с.
Серия Политические партии России. Конец XIX – первая треть ХХ века. Документальное наследие (61)
ISBN 5-8243-0127-1
5-86004-062-8
Исторический период 1894-1922. Начало XX в. (128)
Тематические коллекции Кадеты (12)
Политические партии и организации Российской империи (28)
Тематика Дореволюционный период — Политические партии России. Конец XIX — первая треть XX века (3734)
Дореволюционный период — Российский либерализм (1115)
Конституционно-демократическая партия — Дореволюционный период — Форумы и съезды (252)
Коллекции по странам Российская империя (61)
Новые поступления 2017-12 (36)

Партия кадетов: ценный опыт русского либерализма

Библиографическое описание:

Гусев, К. Д. Партия кадетов: ценный опыт русского либерализма / К. Д. Гусев. — Текст : непосредственный // Исторические исследования : материалы V Междунар. науч. конф. (г. Самара, март 2017 г.). — Самара : ООО «Издательство АСГАРД», 2017. — С. 35-39. — URL: https://moluch.ru/conf/hist/archive/242/11954/ (дата обращения: 08.08.2021).



На основе анализа истории партии кадетов делается попытка выявления особенностей русского либерализма. Широко освещаются проблемы разработки идеологии конституционно-демократической партии. Делается сопоставление результатов работы партии и как оппозиционной (1905 — начало 1917), и как условно правящей в первом составе Временного правительства. Особое внимание уделено оценке деятельности лидера партии П. Н. Милюкова.

Ключевые слова: кадеты, конституционные демократы, либерализм, партия, П. Н. Милюков, Государственная дума, Временное правительство

Тема работы — Конституционно-демократическая партия в контексте российской политики 1905–1917 гг. Кризис либеральной идеи и вырождение либеральных партий в современной России говорит, по мнению одних — об исторической несовместимости нашего государства и народа с данной идеологией, по мнению других — лишь об отсутствии достойных адептов этой идеи. Изучение крупнейшей в российской истории либеральной партии, рассмотрение ее отношения к власти и момента использования ею власти является весьма актуальным и позволяет ответить на многие вопросы сегодняшнего дня. Цель работы — изучить историю конституционно-демократической партии как важного актора российской политики начала XX в. Для ее достижения ставится несколько задач. Во-первых, на основе анализа программы охарактеризовать характер партии. Во-вторых, показать политический портрет лидера партии П. Н. Милюкова и соотнести его с реалиями времени. В-третьих, дать оценку практической работе партии в составе Государственной думы и Временного правительства. Для разработки проблемы используются следующие источники: программа конституционно-демократической партии [1], материалы съездов и конференций партии кадетов [2], воспоминания Милюкова [3], Маклакова [4], речи кадетских лидеров в Государственной Думе, статьи Струве [5], Герцентштейна [6] и Кизеветтера [7]. Историография проблемы весьма разобщена, для удобства выделим несколько опорных точек. Во-первых, это статья крупного советского историка в области изучения дореволюционных партий А. Я. Авреха «Русский буржуазный либерализм: особенности исторического развития» [8, с.17–31]. Работа написана в рамках классового подхода. Во-вторых, стоит отметить работы одного из главных специалистов по истории кадетов, нижегородского профессора Ф. А. Селезнева. Среди них диссертация по теме «Конституционные демократы и буржуазия (1905–1917 гг.)» [9], статьи «Либералы и социалисты — предшественники кадетской партии» [10, с. 22–35], «Министры-кадеты и экономическая политика Временного правительства» [11, с.111–119]. Автор видит корни кадетской партии в эволюционном социализме народнического толка и характеризует его как «либеральный социализм». В-третьих, выделим капитальную работу Ф. А. Гайда «Либеральная оппозиция на путях к власти. 1914 — весна 1917 г»., в которой дается характеристика политической тактики кадетов во время I мировой войны и Февральской революции [12]. В-четвертых, это философская статья С. Г. Кара-Мурзы «Урок кадетов», в которой автор пытается дать ответ на вопрос, почему партия так и не воспользовалась историческим шансом реализовать собственные идеи, придя к власти [13]. В целом, большое количество опубликованных источников позволяет расширить поле дальнейшего исследования, поэтому стоит ожидать появление в перспективе фундаментальных работ по истории кадетской партии.

В переломный момент русской революции 1905–1907 гг. в Москве в октябре 1905 г. произошел учредительный съезд Конституционно-демократической партии. Тогда же были приняты программа и устав. Для привлечения масс новое крупнейшее объединение российского либерализма установило еще одно название — «Партия народной свободы». В разговорной речи партию называли кадетской, а ее членов кадетами.

Создавали и управляли партией виднейшие общественные деятели современности: историк П. Н. Милюков, юрист В. Д. Набоков, адвокат Маклаков, философ и экономист П. Б. Струве, ученый В. И. Вернадский, историк А. А. Кизеветтер, земский деятель А. И. Шингарёв, востоковед С. Ф. Ольденбург, князья Павел и Петр Долгоруковы, князь Д. И. Шаховской. Представители интеллигенции, они рассматривали свою партию как рупор общенациональных интересов, который выражает чаяния всего населения России. Один из главных идеологов П. Б. Струве говорил: «Партия народной свободы есть партия либеральная — она отстаивает свободу личности, гражданские права и широчайшее самоуправление. Она есть партия демократической конституции, и она есть партия демократических социальных реформ… Существенное отличие нашей партии от известного типа партий, стоящих налево и направо от нас, заключается в том, что наша партия не классовая… Классовым партиям наша партия противопоставляет себя, как партию национальную» [14]. Таким образом, русские кадеты-интеллектуалы сотворили прецедент в мировой истории — создали партию, декларативно выражающую интересы всех социальных групп страны.

Однако на деле социальным ядром состава партии были профессура крупнейших университетов, адвокаты, врачи, журналисты, писатели, а также земско-либеральные элементы левой ориентации. Синкретичность либеральных лозунгов давала возможность увеличения численности партии. Сразу после создания ее ряды начали быстро расти, уже в 1906 г. состав партии достиг 70 тыс. человек. Но на фоне снижения революционной ситуации стремительно происходил откат назад — в 1908 г. насчитывалось только около 30 тыс. членов партии.

При создании программы кадеты использовали многочисленные достижения передовой европейской либеральной мысли. Сюда были включены положения о верховенстве закона и равенстве всех перед ним, о ликвидации сословных разграничений, о свободе совести, о свободе печати и общественных ассоциаций, о неприкосновенности личности и жилища, о свободе передвижения, о свободе культурного самоопределения. При этом была высказана идея контроля палатой народного представительства за деятельностью высшей администрации и государственными финансами. Граждане должны были иметь право без разрешения составлять союзы и общества, наделенные правом свободной подачи петиций. Граждане могли бы пользоваться свободой передвижения и выезда за границу, паспортная система упразднялась.

В области экономической политики предлагались отмена выкупных платежей, развитие прямого обложения на основе прогрессивного подоходного налога, введение прогрессивного налога на наследство, обращение средств сберегательных касс на развитие мелкого кредита.

Программа была нацелена на создание в России конституционной и парламентарной монархии с разделением властей и всеобщими равными прямыми и тайными выборами, без различия вероисповедания, национальности и пола. Также предусматривалось создание широкой сети местных институтов самоуправления, чья юрисдикция простиралась на всю область местного управления, включая позицию безопасности и благочиния.

Из представителей органов местного самоуправления на началах всеобщего голосования формировалась бы одна из палат парламента. Народное представительство должно было участвовать в законодательной деятельности, в установлении государственной росписи доходов и расходов и в контроле за законностью действий высшей и низшей администрации. Ни один акт без постановления народного представительства не имел силы закона, а все министры несли бы ответственность перед народными представителями.

Предлагалось реформировать судебную систему через реализацию без ограничений судебных уставов 1864 г. Декларировались отмена смертной казни, введение условного осуждения, установление защиты на предварительном следствии, повсеместное состязательное начало судебного процесса, пересмотр уголовного уложения на основе политической свободы.

Кадеты выступали за расширение автономии Царства Польского и Финляндии. Подчеркивалось право на культурное самоопределение всех наций и народностей России (в т. ч. по языковому и религиозному признакам).

В рабочем вопросе программа содержала призыв к свободе союзов и собраний, к укреплению роли рабочей инспекции на производстве, установлению восьмичасового рабочего дня, развитию охраны женского и детского труда, совершенствованию рабочего законодательства, и привлечению к уголовной ответственности за нарушение закона об охране труда.

Предлагалось ввести всеобщее бесплатное начальное образование, свободу преподавания, полную автономию в университетах, организовать просветительскую работу среди широких кругов населения. Также развивать профессиональное образование, расширять сеть средних учебных заведений и устраивать органами местного самоуправления народные библиотеки и народные университетов.

В целом кадетская программа выглядела весьма прогрессивно. Но в программе присутствовал существенный дефект — разработка ключевого для России аграрного вопроса, ставшего камнем преткновения в I и II Государственных думах. В целях облегчения условий аренды предлагалось пересмотреть аграрное законодательство, развивать государственную помощь в деле обустройства крестьян на новых местах. Одним из промежуточных пунктов было распространение рабочего законодательства на аграрные отношения. Кадеты выступали за увеличение землепользования населения, более того, они признавали принцип насильственного отчуждения частновладельческих земель и передачи их в руки малоземельных крестьян. Передел земли должен был осуществиться «за счет государства», бывшие владельцы получали компенсацию по «справедливой» оценке. Однако не было никаких объяснений, как бы она формировалась. Не разъяснялся и сам механизм передела земли по формуле «владелец — государство — владелец». Главный аграрный специалист и создатель аграрной программы партии кадетов М. Я. Герценштейн полагал, что подобные вопросы являются «несущественными», при этом критиковал правительство, стоявшее на позиции рыночной цены за землю: «На это я могу вам ответить: те цены, по которым теперь продаются земли, я не могу считать справедливыми. Земля должна продаваться по более дешевой цене» [15]. Так кадеты наивно полагали, что отняв землю у одних и передав ее другим, по неведомой никому «справедливой» оценке, можно будет «превратить батрака в крестьянина». При этом печатный орган кадетов, газета «Речь», выступала с постоянными нападками на аграрный курс П. А. Столыпина, не предлагая ничего взамен.

Парадоксально, но традиционно относящиеся к числу либерально-буржуазных партий, кадеты по главному программному пункту были близки с социалистами.

Изначально кадеты пользовались большим успехом не только в кругах интеллигенции, купцов, мещан и дворянства, но и у части трудящихся. Привлекало то, что реализация программы предусматривалась исключительно мирным, не революционным путем. В I Государственной думе кадеты получили 179 мест (35,9 %), образовав самую большую фракцию. Председателем думы стал кадет С. А. Муромцев, все его заместители тоже были кадетами. Во II Думу партия пошла с умеренными лозунгами, и они получили только 98 мест, хотя председателем вновь стал кадет, на этот раз Ф. А. Головин. После роспуска II Думы кадетская партия, в отличии от социалистических, продолжала действовать открыто, проводить партийные съезды и издавать литературу, на местах действовали многочисленные комитеты. Тем не менее, из-за пассивности в работе первых двух дум популярность партии начала падать. В III Думу прошли 54 депутата, в IV — 59. Кадеты поддержали правительство в вопросе вступления в I мировую войну, но уже в 1915 г. стали инициаторами создания антиправительственного Прогрессивного блока, расшатавшего политическое спокойствие в стране. В конце 1916 г. П. Н. Милюков в своей речи «Глупость или измена» по сути заявил, что либералы будут бороться до полной победы над правительством. Кадет Маклаков сделал ультиматум власти: «Либо мы, либо они. Вместе наша жизнь невозможна».

Затем, открестившись от идеи конституционно монархии, в 1917 г. Партия народной свободы сыграла решающую роль в формировании первого состава Временного правительства, превратившись из оппозиционной в правящую. Вновь численность партии стала стремительно расти, достигнув прежних 70 тыс. К ней примкнули некоторые члены бывший монархических партий, с ней сблизились многие выдающиеся представители русской интеллигенции — Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, М. И. Туган-Барановский. Оказавшись у кормила власти, кадеты проявили недальновидность своих действий, настаивая на идее европеизации России как центральной. Тем временем проведение важнейших социальных реформ откладывалось до созыва Учредительного собрания. Коренного пересмотра партийной доктрины так и не произошло. Более того, был снят лозунг 8 часового рабочего дня. Негибкость политики кадетов не позволила им приобрести поддержку в среде крестьянства и армии. При этом кадеты с февраля по октябрь 1917 г. провели больше съездов, чем какая-либо другая партия — сразу 4, стремясь заручиться поддержкой студенчества и крепких сельских хозяев. Однако их политика постепенна правела. По мнению набирающих силу социалистических партий кадеты стали препятствием на пути реформ, их лозунги оказались не востребованы временем. Все это было помножено на неуверенность лидеров партии и отсутствие четкой программы выхода из кризиса. Закономерным итогом стало лишение власти кадетов и потеря ими популярности. Уже после апрельского кризиса ЦК партии принимает решение «больше не связывать себя с революцией» и «готовить силы для борьбы с ней». Красноречивый факт — на ноябрьских выборах в Учредительное собрание кадеты набрали лишь 4,7 %. А уже 28 ноября 1917 г. большевики признали кадетов «партией врагов народа». Таким образом, можно сказать — кадеты проиграли свою партию с самого начала, не сумев привлечь массы на свою сторону, они очень быстро отказались от традиционной для России монархической формы правления, что могло бы удержать страну от революционного романтизма и экстремизма.

Отметим, что кадеты в большинстве своем были теоретиками. Заявляя красивые обещания в программе, речах, своем печатном органе, они не поняли главного — как все это реализовать. Будучи оппозицией, кадеты совершали конструктивную критику правительства, выдвигали множество полезных идей, но, оказавшись у кормила власти, реальные шаги по исправлению ситуации в стране они так и не предприняли. Декларативный характер и демагогичность тактики кадетов кристаллизуются в лице их лидера — историка Павла Николаевича Милюкова. Еще будучи студентом историко-филологического факультета Московского университета, он участвовал в студенческих беспорядках и даже был исключен с правом восстановления через год. После окончания университета он был оставлен на кафедре русской истории и следующие шесть лет посвятил написанию диссертации о государственном хозяйстве России времен Петра I. Научная общественность с восторгом приняла диссертацию Милюкова, прозвучали призывы сразу присудить автору докторскую степень. Однако резко против выступил научный руководитель В. О. Ключевский, чем обидел Милюкова, который дал обещание никогда не защищать докторскую диссертацию. Так Павел Николаевич начал заниматься общественно-политической деятельностью, работая приват-доцентом Московского университета. В 1895 г. за связи со студенческим движением был отстранен от работы и выслан в Рязань, где и приступил к написанию самого знаменитого труда «Очерки по истории русской культуры». Затем выехал в Болгарию, где два года возглавлял кафедру в Софийском университете. По возвращении в Россию сразу вступил в оппозиционное движение, оказался арестован и шесть месяцев провел в тюрьме. Затем уехал за границу, но уже в апреле 1905 г. вернулся, принял активное участие в событиях первой российской революции и стал одним из создателей партии кадетов, которую и возглавил. Лидер главной партии I и II Государственных Дум, он не смог реализовать свой практический потенциал. Судьба дала ему еще один шанс — сторонник конституционной монархии быстро смирился с падением последней и сначала вошел в состав Временного комитета Государственной думы, а затем занял пост министра иностранных дел во Временном правительстве. Он выступал за проведение войны до «победного конца», получил прозвище «Дарданелльского» и покинул свой пост. Утратив и власть, и способность влиять на нее, Милюков в своих взглядах претерпел некую эволюцию. Он не только начал выступать с идеей передачи власти генералам и установления, по сути, военной диктатуры, почему и поддержал Корнилова, но и некоторое время сотрудничал с германскими оккупантами на Дону, с которыми прежде призывал вести войну «до победного конца». Впоследствии поддержал интервенцию стран Антанты. С 1920 г. — в эмиграции, где написал множество научных трудов выступил с идеей внутреннего перерождения Советской власти. Судьба Милюкова показательна. Человек огромных знаний, он так и не смог использовать уроков прошлого, стать политиком, который умеет не только критиковать власть, но и использовать ее в целях реализации собственной программы, брать на себя всю ответственность за предпринимаемые решения и идти до конца. По словам Набокова, Милюков, как и многие другие жил в крайне неблагоприятный для личных дарований исторический момент. Возможно, что так, но на опыте прошлого Милюков понимал — стране нужна решительная и не отступающая сила. Понимал и не стал ею…

Подводя итоги, заметим, что в целом кадетская партия сыграла заметную роль в коллизиях российской истории предреволюционной грозы. Но как только история начинала давать им главные роли в большой политике, партия теряла свою напористость и целеустремленность, а ее лидеры терялись и не знали, что делать с вожделенной властью, совершая грубейшие политические ошибки. Тот же Милюков, сросшийся с ролью оппозиционера, не смог выйти на качественно новый уровень, перейти от теории к практике, от критики к последовательной реализации собственной программы. Во многом это объясняется корневым противоречием партии. Ее буржуазно-либеральная европоориентированная оболочка была несовместима с российским почвенническим взглядом на социалистический передел земли. Выступая за ликвидацию сословий, сама «Партия народной свободы» оказалась, по сути, сословно замкнутой, что не позволило найти поддержку в массах.

Суть российского либерализма мало изменилась за последние сто лет. Его естественная среда — оппозиция, в которой с помощью безудержной критики существующего режима набираются политические очки. Приобретение власти либеральной партией дезорганизует ее саму, часть членов стремится вновь критиковать, а не делать. Те же, кто пытается делать, совершают неумелые и непродуманные шаги, которые не закладывались и не рассматривались в самой политической программе партии. История кадетов и опыт нахождения их у власти должен стать серьезным предметом для размышления сегодняшнего либерального движения.

Литература:

  1. Программа партии кадетов [Электронный ресурс] URL: http://his95.narod.ru/party/kadet.htm (дата обращения: 30.09.2016).
  2. Съезды и конференции конституционно-демократической партии. В 3-х т. М.: РОССПЭН, 1997.
  3. Милюков П. Н. Воспоминания (1859–1917). М., 1990.
  4. Маклаков В. А. Первая Государственная Дума (воспоминания современника). Париж, 1939.
  5. Струве П. Б. Избранные труды. М., 2010.
  6. Герценштейн М. Я. Национализация земли. Крестьянский банк и выкупная операция. СПб., 1905.
  7. Кизеветтер А. А. Нападки на партию Народной Свободы и возражения на них. М., 1906.
  8. Аврех А. Я. Русский буржуазный либерализм: особенности исторического развития // Вопросы истории. М., 1989. № 2.
  9. Селезнев Ф. А. Конституционные демократы и буржуазия (1905–1917 гг.). Нижний Новгород, 2006.
  10. Селезнев Ф. А. Либералы и социалисты — предшественники кадетской партии // Вопросы истории. М., 2006. № 9.
  11. Селезнев Ф. А. Министры-кадеты и экономическая политика Временного правительства // Вопросы истории. М., 2007. № 8.
  12. Гайда Ф. А. Либеральная оппозиция на путях к власти (1914 — весна 1917). М., 2003.
  13. Кара-Мурза С. Г. Урок кадетов [Электронный ресурс] URL: http://www.kara-murza.ru/books/sc_a/sc_a18.htm (дата обращения: 19.09.2016).
  14. Либерализм в России // Онлайн библиотека PLAM.RU. URL: http://www.plam.ru/hist/politicheskie_dejateli_rossii_1850_yh_1920_yh_gg/p5.php (дата обращения: 23.02.2017).
  15. Главные политические партии России // Большая онлайн библиотека e-reading. URL: http://www.e-reading.club/chapter.php/1050044/319/Istoriya_Rossii_s_drevneyshih_vremen_do_nashih_dney.html (дата обращения: 23.02.2017).

Основные термины (генерируются автоматически): партия, Временное правительство, кадет, Государственная дума, кадетская партия, Конституционно-демократическая партия, народная свобода, Россия, власть, народное представительство.

Для новой Конституционно-демократической партии Японии сейчас начинается тяжелая работа

ОСАКА — Во вторник была официально учреждена недавно расширенная Конституционно-демократическая партия Японии, состоящая из 150 членов парламента, что делает ее крупнейшей оппозиционной партией страны на фоне продолжающихся слухов о том, что досрочные всеобщие выборы могут быть проведены в течение нескольких недель.

Но партия сталкивается с трудностями в том, чтобы убедить общественность, что это больше, чем просто обновленная версия старой Демократической партии Японии, которая находилась у власти в период с 2009 по 2012 год, прежде чем потерять популярность и была свергнута Либерально-демократической партией и коалицией Комэйто.Лидер левоцентристской ХДП Юкио Эдано и четыре его высокопоставленных должностных лица — все бывшие члены ДПЯ.

В своем обращении к новой партии Эдано сказал, что пришло время бросить вызов правящей коалиции ЛДП-Комейто на внеочередном заседании парламента, которое должно быть созвано осенью, по всем вопросам, от прошлых скандалов с уходящим премьер-министром Синдзо Абэ до Спорные решения правительства потратить государственные деньги на маски для лица в начале этого года в ответ на новый коронавирус.

«Скоро будет запущена администрация Шуги.Если он пытается уйти от обсуждения разногласий в парламенте, эгоистично распустив Сейм и назначив всеобщие выборы, это доказательство того, что он участвует в политике вместе с народом в попытке сохранить власть », — сказал он.

Эдано — ветеран бывшей администрации ДПЯ, занимал пост главного секретаря кабинета министров и министра экономики.

В его новую партию входят 107 членов нижней палаты и 43 члена верхней палаты. Из них 88 — из предыдущей ХДП, 40 — из Демократической партии в интересах народа, десяток членов ранее не состояли в аффилированных лицах, а некоторые входили в небольшую группу, сформированную бывшим премьер-министром ДПЯ Ёсихико Нода.

Юкио Эдано, глава CDP, выступает во вторник на съезде партии. | KYODO

Другие бывшие члены ДПЯ также заняли высшие руководящие должности. Член верхней палаты Тетсуро Фукуяма, который был вице-министром иностранных дел при премьер-министре Юкио Хатояме в 2009 году, а затем заместителем главного секретаря кабинета министров при премьер-министре Наото Кана в 2010 году, был назначен генеральным секретарем CDP.

Фукуяма особенно близок к Эдано и был заместителем главного секретаря кабинета министров, когда Эдано был главным секретарем кабинета министров в 2011 году.Эти двое мужчин также основали предыдущую CDP в 2017 году, и ожидается, что партнерство Эдано-Фукуяма сохранит новую версию CDP в значительной степени в соответствии с политикой ее предыдущего воплощения.

Кента Идзуми, бывший член ДПЯ, который был с ДПП до слияния, но согласился присоединиться к ХДП, баллотировался против Эдано на пост президента и будет выполнять функции председателя партии по политическим исследованиям. Он служил на одном посту с ГП.

Джун Азуми, член нижней палаты, который был с предыдущей ХДП, является председателем комитета по делам парламента новой партии и еще одним бывшим членом ДПЯ, который в 2011 и 2012 годах занимал пост министра финансов в кабинете Ноды.

Хирофуми Хирано, новый заместитель главы и председатель по стратегии выборов, завершает квартет бывших официальных лиц ДПЯ на высших руководящих должностях в новом ХДП. Хирано был главным секретарем кабинета Хатоямы и министром образования в кабинете Нода.

У нового руководства CDP может быть мало времени для подготовки, если будут объявлены внеочередные выборы, возможно, уже в конце следующего месяца. Эдано и новоизбранный президент ЛДП Ёсихидэ Суга уже спорили о возможном повышении ставки налога на потребление.

На прошлой неделе Шуга сказал в телеинтервью, что в будущем может потребоваться поднять налог, который в настоящее время составляет 10 процентов, чтобы справиться с седеющим обществом страны. В отдельном телеинтервью Эдано раскритиковал комментарии, заявив, что вместо этого необходимо обсудить, снижать ли налог.

Юкио Эдано (второй слева), глава CDP, идет на съезд партии во вторник. | KYODO

В качестве президента Эдано будет играть центральную роль в новой партии, но ему также придется иметь дело с требованиями опытных членов-тяжеловесов.

Среди них бывший левый премьер-министр Наото Кан, более правый бывший премьер-министр Нода, печально известный упрямый бывший министр иностранных дел Кацуя Окада и, возможно, самый упрямый из всех, Ичиро Одзава.

Одзава — один из самых влиятельных и неоднозначных оппозиционных политиков последних трех десятилетий.

Бывший генеральный секретарь ЛДП в начале 1990-х, он покинул партию в 1993 году вместе с группой законодателей, которые ненадолго переняли власть у ЛДП — впервые она потеряла власть с момента своего основания в 1955 году.

Но в 1994 году ЛДП вернулась к власти, объединившись с давними противниками Социалистической партии Японии в коалиционном правительстве.

Одзава сыграл ключевую роль в создании Демократической партии Японии, которая пришла к власти в 2009 году. В частности, он оказал сильное закулисное влияние на Хатояму. Затем, в 2012 году, Одзава заставил ДПЯ сформировать партию «Народная жизнь прежде всего», что в конечном итоге привело к свержению правительства Ноды.

По этим причинам Одзава недолюбливает или не доверяет многим как в оппозиционных, так и в правящих партиях за его индивидуальный подход.

Находясь в ДПЯ, у Эдано и Одзавы были плохие отношения. Но Одзава снова сыграл ключевую роль в качестве посредника между предыдущими CDP и DPP, помогая наладить слияние между двумя сторонами.

В результате бывший глава DPP Юичиро Тамаки оказался в изоляции, поскольку большинство членов его партии присоединились к CDP Эдано. Когда новый CDP начинает свою работу, Эдано многим обязан Одзаве.

Это может быть проблематично в рамках нового CDP, поскольку он работает над единством проекта.Это также может повлиять на дискуссии с другими оппозиционными партиями о возможном сотрудничестве в избирательной кампании или совместной работе в Сейме.

Во времена дезинформации и слишком большого количества информации качественная журналистика как никогда важна.
Подписавшись, вы можете помочь нам понять историю.

ПОДПИШИТЕСЬ СЕЙЧАС

ФОТОГАЛЕРЕЯ (НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ УВЕЛИЧИТЬ)

Фонд конституционных прав

ФОНД КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ
Билль о правах в действии
ОСЕНЬ 2008 (Том 24, No.2)

Политика

Как возникли политические партии | Упрощение голосования или защита от фальсификации выборов | Развитие конфуцианства в Древнем Китае

Как возникли политические партии

Сначала основатели нашей нации — включая Гамильтона, Джефферсона и других — считали политические партии злом и угрозой для новой нации. Но эти первые американские лидеры вскоре начали изобретать новую и важную роль политических партий в демократии.

Когда в 1787 году была написана Конституция, основатели считали политические партии «фракциями», действующими только в своих эгоистических интересах, а не во имя общественного блага. Основатели видели в истории случаи, когда фракции прибегали к убийствам и гражданской войне, если им не удавалось добиться своего.

Авторы Конституции считали, что политические партии не будут играть формальной роли в новом правительстве. В Конституции о них не упоминается.

Даже при избрании президента учредители исходили из отсутствия политических партий. Конституция учредила Коллегию выборщиков, которая призвала небольшое количество выборщиков — избранных или назначенных в штатах — для встречи, обсуждения и выбора лучшего человека на пост президента. Занявший второе место автоматически становится вице-президентом.

Гамильтон против Джефферсона

В 1788 году Джордж Вашингтон получил подавляющее большинство голосов выборщиков и стал первым президентом страны.Джон Адамс, занявший второе место по количеству голосов выборщиков на посту президента, стал вице-президентом.

И Вашингтон, и Адамс поддержали ратификацию Конституции, как и почти все другие выдающиеся лидеры, такие как Александр Гамильтон и Томас Джефферсон. Когда Вашингтон назначил свой кабинет, он включил Гамильтона в качестве министра финансов и Джефферсона в качестве государственного секретаря. Эти два члена Кабинета министров расходятся во мнениях по многим вопросам.

Гамильтон твердо убежден, что для успеха новой страны необходимо завоевать доверие потенциальных инвесторов — как американских, так и иностранных.Гамильтон утверждал, что они нужны новой стране для инвестирования в частные предприятия и предоставления ссуд правительству для таких проектов, как дороги, гавани и каналы. Чтобы завоевать доверие инвесторов, Гамильтон продвигал план, поддержанный Вашингтоном, для федерального правительства по выплате всех долгов за период войны за независимость, понесенных федеральным правительством и штатами.

Гамильтон предложил смелый экономический план по увеличению доходов для погашения этих долгов. Он попросил Конгресс утвердить акцизы на такие продукты, как виски, производимые в Соединенных Штатах.Он также предложил создать Банк Соединенных Штатов для централизации финансов федерального правительства.

Почти сразу же Джефферсон в кабинете министров Вашингтона и Джеймс Мэдисон в Конгрессе возразили против экономической программы Гамильтона. Они жаловались, что жадные спекулянты скупили с большими скидками большую часть военных облигаций, которые патриотически настроенные американцы изначально купили для финансирования Войны за независимость. Они утверждали, что спекулянты получат огромную прибыль, если получат номинальную стоимость облигаций, как предлагал Гамильтон.

Джефферсон и Мэдисон также возражали против акцизов, потому что эти налоги в основном обременяли мелких фермеров и городских рабочих. Гамильтон ответил, что богатые американцы уже несут тяжелое налоговое бремя и что пора простым людям заплатить свою долю. Джефферсон и Мэдисон также выступили против национального банка, который, по их словам, предоставит слишком много полномочий федеральному правительству.

Когда возникли разногласия между сторонниками Гамильтона и Джефферсона, многие стали называть Гамильтона и его союзников в кабинете министров и Конгрессе партией федералистов.Джефферсон утверждал, что политика федералистов в основном идет на пользу «богатым» классам, в то время как он и его сторонники представляют «народные массы».

Во внешней политике федералисты хотели установления прочных торговых отношений с Великобританией. Вашингтон отправил Джона Джея в Великобританию в 1794 году, чтобы договориться о прекращении вмешательства в дела американских торговых судов и предотвратить новую войну с ними. Гамильтон был удовлетворен договором Джея и настаивал на его ратификации Сенатом. Джефферсон и его последователи осудили договор как слишком благоприятный для британцев.

Джефферсон и его сторонники выступали за более тесные отношения с соперником Великобритании, Францией. Французы помогли американцам выиграть Войну за независимость. Во время президентства Вашингтона разразилась Французская революция. Революционеры казнили короля Людовика XVI и объявили Французскую республику. Девизом новой французской республики было «Свобода, равенство, братство».

В отличие от американской революции революция во Франции перевернула французское общество. Республика конфисковала земли аристократов и выследила их.В 1793 году «царство террора» привело к казни тысяч людей, осужденных как нелояльные к республике.

Эта новая республика привела в ужас федералистов, опасавшихся мафии, беззакония и конфискации собственности. Однако многие последователи Джефферсона приветствовали французских республиканцев за продвижение идеалов равенства, которые он провозгласил в американской Декларации независимости.

Американские настроения усилились в отношении революционной Франции, когда она объявила войну Великобритании в 1793 году.Многие последователи Джефферсона хотели вступить в эту войну на стороне Франции. Многие федералисты призывали к помощи англичан. Но Гамильтон убедил Вашингтон принять политику нейтралитета. В редкий момент соглашения с Гамильтоном Джефферсон поддержал эту политику.

Когда начался второй срок Вашингтона, Джефферсон решил покинуть кабинет. Он решительно выступал против большей части политики Федералистской партии Гамильтона. Джефферсон полагал, что федералисты пытались установить всемогущее федеральное правительство, которое вскоре станет монархией.

Джефферсон ушел в отставку и начал работать с Мэдисоном, чтобы организовать оппозицию Партии федералистов в Конгрессе. Федералисты называли эту оппозицию Демократически-республиканской партией, пытаясь связать ее с экстремизмом Французской революции. Вскоре, однако, противники Гамильтона и Партии федералистов стали называть себя джефферсоновскими республиканцами или просто республиканцами.

Федералисты против республиканцев

В конце своего второго срока Вашингтон объявил, что больше не будет баллотироваться в президенты.Ожесточенное соперничество между федералистами и республиканцами глубоко встревожило Вашингтон. В своем прощальном обращении он предупредил, что партии, скорее всего, «станут мощными двигателями, с помощью которых … беспринципные люди смогут ниспровергнуть власть народа и узурпировать себе бразды правления».

Предупреждение Вашингтона не повлияло на многих. На президентских выборах 1796 года, первых без Вашингтона в качестве кандидата, кандидатов поддержали федералистская и республиканская партии.Федералисты поддержали Джона Адамса, а республиканцы поддержали Томаса Джефферсона.

Ни Адамс, ни Джефферсон не вели активной кампании. Они оставались дома, пока их сторонники писали письма и газетные статьи, продвигая их кандидата. Адамс стал президентом, набрав 71 из 139 голосов коллегии выборщиков, что на один больше, чем требуемое большинство. Джефферсон, набравший 68 голосов выборщиков, занял второе место, став вице-президентом. Таким образом, в новой администрации были президент-федералист и вице-президент-республиканец.

Адамс продолжил пробританскую торговую политику Вашингтона. В ответ Франция начала атаковать американские торговые суда. Атаки взбесили американскую общественность и побудили Адамса пригрозить войной против Франции. Он также предложил увеличить налоги для создания военно-морского флота и расширения постоянной (постоянной) федеральной армии. Джефферсон и Республиканская партия были встревожены спешкой к войне и выступили против идеи наращивания вооруженных сил. Они рассматривали большие вооруженные силы как угрозу власти государств.

По мере того, как надвигалась война, федералисты утверждали, что французские шпионы и американцы, оскорбляющие федеральных чиновников, подрывают безопасность нации у себя дома. В 1798 году Адамс подписал законы об иностранцах и подстрекательстве к мятежу. Эти законы запрещали любую злонамеренную критику президента или других федеральных чиновников. В серии сенсационных процессов судьи-федералисты и присяжные осудили около дюжины республиканских писателей и редакторов газет, главным образом за клевету на президента Адамса. Джефферсон осудил эти преследования и обвинил федералистов в попытке уничтожить Республиканскую партию.

Поскольку федералисты контролировали Конгресс, Адамс получил свой флот и большую армию. Но в конце концов он прибег к дипломатии, чтобы избежать войны с Францией, что разозлило многих его коллег-федералистов, которые хотели занять более жесткую позицию против французов.

Борьба за власть в 1800 году

В 1800, , федералисты снова выбрали Джона Адамса баллотироваться в президенты, а Чарльз Котсуорт Пинкни, сторонник Гамильтона из Южной Каролины, стал их кандидатом на пост вице-президента.Республиканцы выдвинули Томаса Джефферсона президентом, а Аарона Берра, главного политического оппонента Гамильтона в Нью-Йорке, вице-президентом.

На этих выборах кардинально изменилась тактика кампании. Адамс отправился в турне с речами, агитируя за свой послужной список и продвигая себя как умеренного политического деятеля. Джефферсон остался дома, но написал множество писем своим сторонникам. Он также распространил заявление о принципах, возможно, первую платформу партии. Принципы Джефферсона призывали к восстановлению гражданских свобод, сдерживанию роста федеральной власти и защите прав штатов.

Обе партии прибегли к политическим нападкам и клевете, что, возможно, сделало эти президентские выборы одними из самых грязных в истории США. Республиканские партизаны ругали Адамса как монархиста, который хотел поработить народ. Федералисты называли Джефферсона политическим радикалом и атеистом.

Удары в спину имели место с обеих сторон. Гамильтон презирал Адамса и открыто планировал манипулировать голосованием федералистов на выборах президента в пользу Пинкни, который должен был баллотироваться на пост вице-президента.Это разделило партию федералистов на фракции Адамса и Гамильтона. Что касается республиканцев, то Аарон Берр, баллотирующийся на пост вице-президента, тайно замышлял стать президентом в случае равенства голосов на выборах между Джефферсоном и им самим.

К 1800 году обе партии маневрировали, чтобы контролировать выбор тех, кто голосовал в Коллегии выборщиков. Эта небольшая группа выборщиков, а не народное голосование, решала, кто станет президентом. Выборы каждого штата равнялись количеству представителей и сенаторов в Конгрессе.

В большинстве штатов выборщиков назначается законодательным органом. Какая бы партия ни имела большинство в законодательном собрании штата, она могла контролировать все голоса выборщиков штата. Некоторые штаты разрешили избирателям в каждом из своих избирательных округов выбирать между списками избирателей-федералистов или республиканцев. Несколько других штатов выбрали своих избирателей на общегосударственных выборах, при этом победившая партия получила все голоса выборщиков (метод, который сегодня используется большинством штатов).

В Коллегии выборщиков каждый избиратель подал два голоса за двух отдельных кандидатов в президенты.Кандидат, набравший наибольшее количество голосов, был избран президентом. Занявший второе место стал вице-президентом. Адамс и Пинкни фактически получили по 65 голосов выборщиков каждый. Но по предварительной договоренности один избиратель-федералист не голосовал за Пинкни, что дало Адамсу преимущество в один голос на посту президента. Джефферсон и Берр, однако, набрали по 73 голоса выборщиков каждый. Берр не хотел отказываться от одного из своих голосов выборщиков. Таким образом, два республиканца претендуют на пост президента.

Равенство голосов в Коллегии выборщиков привело к выборам президента в Палату представителей, где каждый из 16 штатов получил по одному голосу.В первом туре голосования Джефферсон выиграл восемь штатов против шести у Бёрра. Два штата не могли голосовать, потому что их делегации в Конгрессе разделились поровну. Но Джефферсону нужно было большинство в девяти штатах, чтобы стать президентом. Палата проголосовала еще 34 раза с таким же результатом.

Неохотно Гамильтон убедил коллег-федералистов проголосовать за Джефферсона. Гамильтон не доверял Бёрру даже больше, чем Джефферсону. Наконец, в 36-м туре голосования Джефферсон стал президентом с 10 штатами. Берр занял второе место с четырьмя и стал вице-президентом.

Партия федералистов передала правительство Джефферсону и республиканцам. Правящая партия мирно уступила власть в результате демократических выборов. Сегодня это серьезное испытание для любой нации, стремящейся к демократии.

Поскольку они отказались от власти в соответствии с положениями Конституции, федералисты стали оппозиционной партией. Это тоже было значительным. До тех пор власть имущие, даже в Англии, обычно считали тех, кто организовывал противодействие им, как нелояльных к стране.Члены британского парламента действительно разделились на «тори» и «виги». Но оба представляли собой свободные коалиции аристократов в парламенте, которые часто собирались вокруг видного лидера. Они были не более чем сменяющимися группами, которым в разное время удавалось собрать достаточно голосов, чтобы сформировать новое правительство. Идея хорошо организованной «лояльной оппозиционной» партии для сдерживания власти партии, контролирующей правительство, возникла в Англии только в 1820-х годах. Таким образом, выборы 1800 г. дали новую положительную роль политической партии, которая оказалась у власти.Она стала лояльной оппозицией, выступающей против правящей партии, но при этом оставаясь верной Конституции и нации.

В 1804 году штаты ратифицировали 12-ю поправку, которая требовала, чтобы избиратели Коллегии выборщиков голосовали отдельно за президента и вице-президента, а не за двух лучших кандидатов в президенты. С тех пор партии выдвигали кандидатов специально на пост президента или вице-президента. Фактически, эта поправка признала постоянную роль политических партий в американском правительстве.

Однопартийная или двухпартийная система?

Джефферсон оказался менее радикальным, чем утверждали федералисты. Он даже продолжил часть экономической политики Гамильтона. Республиканская партия приобрела много новых сторонников, поскольку право голоса в большинстве штатов расширилось и теперь включает всех взрослых белых мужчин.

В 1804 году Джефферсон был переизбран, выиграв голоса выборщиков во всех штатах, кроме двух. Республиканцы также имели значительное большинство в Конгрессе.На следующих президентских выборах Джеймс Мэдисон, близкий союзник Джефферсона-республиканца, победил и был переизбран четыре года спустя.

Партия федералистов не понравилась многим избирателям и начала длительный упадок. Его руководящий дух, Гамильтон, погиб на дуэли с Берром в 1804 году.

После Мэдисона республиканец Джеймс Монро стал президентом в 1816 году. Он намеревался полностью ликвидировать партию федералистов. «Существование [конкурирующих] партий не обязательно для свободного правительства», — заявил он.

Монро выступал за «политику слияния» для объединения всех американцев в Республиканскую партию. На выборах 1820 года Партия федералистов даже не выдвинула кандидата в президенты. Монро была переизбрана, выиграв все голоса выборщиков, кроме одного.

Когда в 1824 году состоялись следующие президентские выборы, ни одна национальная партия не выступила против Республиканской партии. Но республиканцы поглотили так много американцев с разными политическими взглядами, включая бывших федералистов, что партия пригрозила расколоться.

Некоторые республиканцы, такие как Мартин Ван Бурен из Нью-Йорка, утверждали, что его партия должна придерживаться своих джефферсоновских принципов и не пытаться включать все политические точки зрения. Таким образом, Ван Бюрен выступил против «политики слияния» Монро и приветствовал лояльную оппозиционную партию. Он писал, что партии, соревнующиеся за власть, «неотделимы от свободных правительств».

В 1824 году четыре республиканца баллотировались в президенты. Эндрю Джексон получил больше голосов выборщиков, чем занявший второе место Джон Куинси Адамс, но не большинство.Адамс, перебежчик из партии федералистов своего отца, стал президентом одним голосом в палате представителей.

Во время единственного президентского срока Джона Куинси Адамса республиканцы разделились на две партии. Сторонники Эндрю Джексона приняли первоначальное название Демократической республиканской партии Джефферсона. После избрания Джексона президентом в 1828 году это стало современной Демократической партией. Противостоящая Национально-республиканская партия в основном состояла из консерваторов, которые поддерживали политическое видение Гамильтона.В 1836 году национальные республиканцы помогли сформировать партию вигов.

За годы до Гражданской войны и демократы, и виги победили на президентских выборах, тем самым утвердив двухпартийную систему в американской национальной политике. В 1854 году виги и несогласные демократы сформировали современную Республиканскую партию, которая в 1860 году избрала президентом Авраама Линкольна. С тех пор демократы и республиканцы разделили Белый дом и Конгресс, не конкурируя с другими партиями.

Для обсуждения и написания

1. В чем значение президентских выборов 1800 года?

2. Джеймс Монро и Мартин Ван Бюрен придерживались разных взглядов на то, какую систему политических партий должны иметь Соединенные Штаты. Чем они отличались? Вы согласны с Монро или Ван Бюреном? Почему?

3. Как вы думаете, почему авторы Конституции предусмотрели выборы президента по системе коллегии выборщиков, а не всенародным голосованием? Считаете ли вы, что систему коллегии выборщиков следует изменить, упразднить или оставить в прежнем виде? Почему?

Для дальнейшего чтения

Хофштадтер, Ричард. Идея партийной системы: рост законной оппозиции в Соединенных Штатах, 1780–1840 гг. Беркли: Калифорнийский университет Press, 1969.

Ларсон, Эдвард Дж. Великолепная катастрофа, Бурные выборы 1800 года: первая президентская кампания в Америке. Нью-Йорк: Свободная пресса, 2007.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Два видения для Америки

В небольших группах изучите политические различия между федералистскими и республиканскими партиями, изложенные в книге «Два видения Америки».»

1. Обсудите и решите, какое видение в целом было лучшим для новой нации, когда Гамильтон и Джефферсон были членами кабинета министров Вашингтона.

2. Выберите два взгляда Гамильтона и два взгляда Джефферсона, которые актуальны и важны для сегодняшней Америки.

3. Сообщите и обоснуйте свои выводы с остальным классом.


Два видения для Америки

Федералистская и республиканская партии придерживались двух взглядов
для Америки на основе идей Александра Гамильтона и Томаса Джефферсона.

Гамильтон и федералисты

Люди

«Люди беспокойны и изменчивы, они редко судят или решают правильно».
— Гамильтон (1787 г.)

Правительство

1. Сильное федеральное правительство и президент, действующий в национальных интересах.

2. Голосование и выборные должности ограничиваются теми, кто владеет собственностью.

3. Гибко толкуйте Конституцию, чтобы нация могла расти.

4. Порядок, стабильность и единство имеют приоритет над правами личности.

Политические партии

5. Правящая партия должна контролироваться образованной и богатой элитой.

Эконом

6. Торгово-промышленная экономика лучше всего подходит для роста и процветания нации.

7. Налогообложение некоторых продуктов американского производства, таких как виски, для облегчения налогового бремени для всех американцев.

Безопасность и внешняя политика

8. Сильная постоянная армия и флот для защиты родины и свободной торговли за границей.

9. Законы о внутренней безопасности необходимы для предотвращения критики и оскорблений в адрес президента и других избранных лидеров.

10. Дружелюбен по отношению к Британии и враждебен по отношению к революционной Франции, но нейтрален в европейских войнах.

Джефферсон и республиканцы

Люди

«Воля большинства.. . является единственным надежным защитником прав человека ».
— Джефферсон (1790)

Правительство

1. Небольшое федеральное правительство с сильными правами штатов.

2. Все взрослые белые мужчины должны иметь право голосовать и занимать должности.

3. Толковать Конституцию в строгом смысле слова.

4.Индивидуальные права должны иметь высший приоритет.

Политические партии

5. Правящая партия должна контролироваться простыми людьми.

Эконом

6. Сельское хозяйство лучше всего, когда большинство людей владеют небольшими фермами.

7. Собирайте налоги в основном с бизнеса и крупных землевладельцев.

Безопасность и внешняя политика

8. Постоянные вооруженные силы могут привести к захвату власти таким сильным человеком, как Наполеон; полагаться на местные и государственные ополчения для защиты.

9. Законы о внутренней безопасности, ущемляющие свободу слова и печати, представляют собой угрозу свободе.

10. Дружественен к революционной Франции и враждебен Британии, но нейтрален в европейских войнах.

политических партий | Энциклопедия Первой поправки

Деятельность политических партий находится под значительной защитой Первой поправки. Например, партии, как правило, могут заявить о праве на свободу объединений, утверждая, что они, а не правительство, имеют право решать, кто может присоединиться к организации или быть исключенным и как они ведут свои внутренние дела.Однако не всегда ясно, кто по закону является «политической партией» и кто может отстаивать права в соответствии с Первой поправкой. Права третьих лиц на доступ к бюллетеням — это одна из проблем Первой поправки в этой области. На этой фотографии сторонники президента Джона Андерсона маршируют возле конференц-центра Кливленда во вторник, протестуя против дебатов между президентом Джимми Картером и кандидатом от республиканцев Рональдом Рейганом, потому что Андерсон не был приглашен для участия в Public Music Hall в Кливленде, штат Огайо, октябрь.28, 1980 г. (AP Photo, использовано с разрешения Associated Press)

Деятельность политических партий находится под значительной защитой Первой поправки. Например, партии, как правило, могут заявить о праве на свободу объединений, утверждая, что они, а не правительство, имеют право решать, кто может присоединиться к организации или быть исключенным и как они ведут свои внутренние дела. Однако не всегда ясно, кто по закону является «политической партией» и кто может отстаивать права в соответствии с Первой поправкой.

Кто составляет политическую партию для целей Первой поправки?

Например, политическая партия является ее руководством, избирателями на первичных выборах или потенциальными избирателями на первичных выборах? Если первое, то могут ли они установить ограничения на то, кто может присоединяться к партии или участвовать в ней? Если да, то они могут ссылаться на Первую поправку от имени права партии исключать отдельных лиц. Если партия — это не руководство, а избиратели, то они могут ссылаться на Первую поправку, чтобы потребовать допуска.

Политические партии являются общественными объединениями и регулируются законодательством

Один из первых вопросов, связанных с регулированием деятельности политических партий, заключается в том, является ли партия общественной или частной ассоциацией. В серии решений, известных как «Первичные дела белых» в Техасе в 1920-1940-х годах, Верховный суд колебался между постановлением, что первичные выборы Демократической партии в этом штате были частными — и поэтому партия могла исключить афроамериканцев из участия — или подчиняться постановлениям штата и Конгресса, таким образом, что дискриминация может быть запрещена.В конце концов, в делах United States v. Classic (1941) и Smith v. Allwright (1944) Суд постановил, что партийные праймериз подлежат регулированию и что афроамериканцам не может быть запрещено участвовать.

Один из первых вопросов, связанных с регулированием деятельности политических партий, заключается в том, является ли партия общественной или частной ассоциацией. В серии решений, известных как «Первичные дела белых» в Техасе в 1920-1940-х годах, Верховный суд колебался между постановлением, что первичные выборы Демократической партии в этом штате были частными — и поэтому партия могла исключить афроамериканцев из участия — или подчиняться постановлениям штата и Конгресса, таким образом, что дискриминация может быть запрещена.В конце концов, в делах США против Классика (1941) и Смита против Оллрайта (1944) Суд постановил, что партийные праймериз подлежат регулированию и что афроамериканцам не может быть запрещено участвовать. На этом фото У. Р. Оуэнс (справа) говорит двум афроамериканцам, тщетно пытавшимся проголосовать на праймериз белых демократов в Атланте 5 сентября 1945 года, что праймериз проводятся только для белых, и указывает на верхнюю часть бюллетеня. в котором так говорится. Это Льюис К. МакГуайр (слева), ветеран Второй мировой войны, и С.М. Льюис, врач. Рядом с ними стоит полицейский Рой Уолл. (AP Photo / McD, использовано с разрешения Associated Press)

Хотя эти дела были решены в соответствии с разделом 4 статьи 1 Конституции и Пятнадцатой поправкой, они сделали политические партии доступными для государственного регулирования. Эти решения поставили перед Судом новые вопросы: если правительство могло сказать политической партии, что оно не может дискриминировать отдельных лиц по признаку расы, не могло ли оно также сказать партии, кого оно должно принять в члены? Например, может ли он потребовать от республиканской или демократической партии допустить члена другой партии или независимого политического деятеля для участия в предварительных выборах или съезде? Может ли он запретить партии допускать лиц, не являющихся ее членами, к участию в ее деятельности?

Политические партии имеют право на свободное объединение, но неясно, кто может отстаивать их

В деле Ташджян с.Республиканская партия Коннектикута № (1986), суд признал недействительным закон штата о закрытых первичных выборах, запрещавший одной партии приглашать независимых избирателей для участия в праймериз. Более того, в деле Eu против Центрального комитета демократов округа Сан-Франциско (1989) Первая поправка была использована для отмены закона штата, запрещающего политическим партиям делать политическую поддержку. Кроме того, в деле Демократическая партия Калифорнии против Джонса (2000) Суд аннулировал на основании Первой поправки закон штата, который превратил праймериз в Калифорнии в «открытые праймериз», в соответствии с которыми любой член любой принадлежности мог голосовать на первичных выборах партии.

Суд в этих трех делах, казалось, заявил, что право на свободное объединение применяется к политическим партиям и что они имеют право решать, с кем вступать, так что правительство не может предписывать, кого политическая организация решает допустить к участию в первичных выборах. или одобрить.

Тем не менее, в деле Clingman v. Beaver (2005) Суд поддержал полузакрытую систему первичных выборов в Оклахоме, которая ограничивала право голоса на первичных выборах. Верховный суд заявил здесь, что закон не был настолько обременительным для прав сторон по Первой поправке, чтобы даже требовать строгой проверки.В результате этих решений выясняется, что политические партии имеют право на свободное объединение, но не всегда ясно, кто может отстаивать их — члены партии или лидеры.

Еще одна линия дел, касающихся прав политических партий в отношении Первой поправки, касается финансирования избирательных кампаний. В деле МакКоннелл против Федеральной избирательной комиссии (2003 г.) Верховный суд поддержал часть Закона о реформе двухпартийной кампании 2002 г. (Закон Маккейна-Фейнгольда), который запрещал так называемые «мягкие» денежные пожертвования политическим партиям.На этой фотографии от 20 марта 2002 г. сенатор Расс Файнголд, штат Висконсин, слева, и сенатор Джон Маккейн, Род-Аризона, два сенатора, которые спонсировали Закон о реформе двухпартийной кампании, улыбаются во время митинга на Капитолийском холме в Вашингтон. (AP Photo / Dennis Cook, использовано с разрешения Associated Press)

Финансирование партийной кампании — еще один вопрос Первой поправки

Еще одна линия дел, касающихся прав политических партий в отношении Первой поправки, касается финансирования избирательных кампаний. В деле Бакли против Валео (1976 г.) Верховный суд оставил в силе поправки 1974 г. к Закону о федеральной избирательной кампании, которые, среди прочего, создали систему государственного финансирования президентских выборов, наложили ограничения на взносы для политических партий и запретили партиям координировать или планировать свои расходы или расходы с кандидатами на государственные должности.В деле Buckley суд отклонил протесты Первой поправки к ограничениям взносов и оставил в силе закон, согласно которому политическая партия должна получить не менее 5 процентов голосов избирателей на президентских выборах, чтобы иметь право на государственное финансирование. Незначительные политические партии утверждали, что 5-процентный порог нарушает их права по Первой поправке.

В конце концов, в деле Колорадский республиканский комитет по федеральной кампании против Федеральной избирательной комиссии (1996) Суд использовал Первую поправку, чтобы отменить ограничения на расходы, установленные партиями, которые не были согласованы с кандидатом, но впоследствии в деле Federal Election Commission v .Республиканский комитет федеральной кампании штата Колорадо (2001) поддержал запрет на скоординированные взносы. Наконец, в деле МакКоннелл против Федеральной избирательной комиссии (2003) Верховный суд поддержал часть Закона о реформе двухпартийной кампании 2002 года (Закон Маккейна-Фейнголда), который запрещал так называемые «мягкие» денежные пожертвования политическим партиям.

На второстепенные или третьи стороны, такие как Партия зеленых или Либертарианская партия, распространяются особые правила, часто требующие доступа к избирательным бюллетеням.Суд постановил, что эти особые правила могут нарушать права этих сторон в соответствии с Первой поправкой. В некоторых случаях независимые кандидаты и кандидаты от третьих лиц должны поставить необходимое количество подписей, чтобы попасть в избирательный бюллетень. Если этот минимальный порог слишком высок, Суд может признать его недействительным как нарушение Первой поправки. На этой фотографии от 21 сентября 2012 года кандидат в президенты от Либертарианской партии Гэри Джонсон (справа) приветствует студентов колледжа Макалестер в Сент-Поле, штат Миннесота. (AP Photo / Jim Mone, использовано с разрешения Associated Press)

Правила доступа к бюллетеням могут нарушать Первую поправку

В дополнение к правилам, затрагивающим общие права сторон, несовершеннолетние или третьи стороны подпадают под действие специальных правил, часто требующих доступа к избирательным бюллетеням.Суд постановил, что эти особые правила могут нарушать права этих сторон в соответствии с Первой поправкой.

В некоторых случаях независимые кандидаты и кандидаты от третьих лиц должны поставить необходимое количество подписей, чтобы попасть в бюллетень для голосования. Если этот минимальный порог слишком высок, Суд может признать его недействительным как первое нарушение поправки. Например, в деле Избирательная комиссия штата Иллинойс против Социалистической рабочей партии (1979) Суд постановил, что закон штата, требующий от несовершеннолетней партии получить более 25 000 подписей для включения в бюллетень, нарушил ее права по Первой поправке.

С другой стороны, несколько лет спустя Суд постановил в деле Norman v. Reed (1992), что требование к кандидатам на должности в пригородных районных офисах получить 25 000 подписей из пригородов Чикаго для внесения в бюллетень не является нарушением Первой поправки. .

В деле Манро против Социалистической рабочей партии (1986) Суд оставил в силе требование о том, чтобы партия получала не менее 1 процента голосов на предварительных выборах, чтобы ее название было включено в бюллетень для всеобщих выборов. Суд отметил, что, хотя требование 1% действительно посягало на права партии по Первой поправке, эти права не были абсолютными, и не было обременительным потребовать от партии продемонстрировать некоторый минимальный уровень поддержки, чтобы появиться в бюллетенях для голосования.

Наконец, в деле Timmons v. Twin Cities Area New Party (1997) Суд поддержал возражение против Первой поправки закона Миннесоты, запрещающего кандидату от одной политической партии появляться в бюллетенях в качестве утвержденного кандидата от другой политической партии. Аргументация Суда заключалась в том, что непреодолимая заинтересованность в предотвращении мошенничества и путаницы среди избирателей перевешивает любые требования Первой поправки о доступе к бюллетеням.

Эта статья была первоначально опубликована в 2009 году.Дэвид Шульц — профессор факультетов политологии и юридических исследований Хэмлайнского университета и приглашенный профессор права в Университете Миннесоты. Он трехкратный стипендиат программы Фулбрайта и автор / редактор более 35 книг и 200 статей, в том числе нескольких энциклопедий по Конституции США, Верховному суду, деньгам, политике и Первой поправке.

Отправить отзыв об этой статье

Конституционные демократы Японии: маленькая партия с большими амбициями

Линда Зиг, Ами Миядзаки

ТОКИО (Рейтер) — Лидер небольшой Конституционно-демократической партии Японии, которая превзошла ожидания октябрьского голосования, теперь надеется, что предлагая четкие политические альтернативы, он может вытеснить коалицию премьер-министра Синдзо Абэ на следующих выборах.

Подушка с карикатурой на лидера Конституционно-демократической партии Японии (CDPJ) Юкио Эдано видна в его офисе в Токио, Япония, 12 декабря 2017 года. REUTERS / Kim Kyung-Hoon

Один из ключей к достижению этой амбициозной цели, сказал основатель партии Юкио Эдано — это экономическая платформа, которая уделяет больше внимания перераспределению богатства, в том числе за счет повышения корпоративных налогов, чтобы подтолкнуть фирмы использовать свои денежные резервы для повышения заработной платы.

«Если у нас не будет разумного перераспределения для достижения роста, внутренний спрос не будет расширяться», — сказал 53-летний Эдано в интервью Reuters.

«Это явное отличие от ЛДП», — сказал он, имея в виду правящую Либерально-демократическую партию.

CDPJ была сформирована менее чем за три недели до выборов 22 октября, после того, как лидер тогдашней основной оппозиционной Демократической партии решил не выдвигать кандидатов и призвал их баллотироваться в список новичков консервативной партии губернатора Токио Юрико Койке.

Он занял первое место среди оппозиции в опросе нижней палаты, хотя его 54 места меньше, чем 283, выигранные консервативной ЛДП Абэ.

«Поскольку мы являемся крупнейшей оппозиционной партией, мы должны стремиться к смене правительства на следующих выборах, иначе демократия не будет работать», — сказал Эдано, который сказал, что был удивлен успехом своей партии.

«Это наша ответственность».

Следующие всеобщие выборы должны быть проведены к октябрю 2021 года.

«ЧИСТЫЕ ПОЗИЦИИ»

CDPJ выступает против предложения Абэ о пересмотре статьи 9 послевоенной конституции Японии, которая запрещает постоянную армию, но была истолкована как разрешающая вооруженные силы. исключительно для самообороны и, в отличие от более авторитарной ЛДП, подчеркивает гражданские права, а не обязательства перед государством.

Партии, похоже, предстоит пройти долгий путь, учитывая поддержку 7,9 процента против 38,1 процента ЛДП в опросе, проведенном общественной вещательной компанией NHK на этой неделе.

Агрессивные слова Эдано, однако, резко контрастируют с позицией провалившейся Демократической партии в недавних опросах, когда она была нацелена только на то, чтобы не дать коалиции Абэ получить «супербольшинство» в две трети, а не вытеснить ее.

Эдано сказал, что не будет повторять ошибок демократов, которые с самого начала представляли собой смесь консерваторов, либералов и бывших социалистов и в конечном итоге разразились распрями во время своего президентского срока в 2009-2012 годах.

«Наши позиции были ясны», — сказал он, объясняя, почему, по его мнению, CDPJ превзошла своих соперников. «Мы не должны делать наши идеи и политику расплывчатыми только для того, чтобы расширить (партию)».

Эдано сказал, что самым большим недостатком Эйба было его очевидное убеждение, что большинство дает ему право делать все, что он хочет. Рейтинги Эйба, чья поддержка в опросе NHK составила 49 процентов, в этом году понизились отчасти из-за того, что он стал высокомерным.

«Демократия не означает, что вы получите пустой чек», — сказал Эдано.

(В этой версии рассказа исправлена ​​опечатка в имени PM в первом абзаце)

Отчетность Линды Зиг; Редакция Роберта Бирселя

Политическая ассоциация. | Аннотированная Конституция США | Закон США

Основное распространение права на ассоциацию произошло в области политических прав. «Больше не может быть никаких сомнений в том, что свобода объединяться с другими для общего продвижения политических убеждений и идей является формой« упорядоченной групповой деятельности », защищенной Первой и Четырнадцатой поправками.Право на объединение с политической партией по своему выбору является неотъемлемой частью этой основной конституционной свободы ». Обычно в сочетании с анализом равной защиты Суд после Williams v. Rhodes принял многочисленные государственные ограничения, которые ограничивают возможность отдельных лиц или групп присоединяться к той или другой из основных партий или формировать и присоединяться к независимой политической партии. партия для достижения политических, социальных и экономических целей. Конечно, право не абсолютное.Суд признал, что должно быть существенное государственное регулирование избирательного процесса, которое обязательно ограничит право человека голосовать и объединяться с другими в политических целях. Действительность правительственного регулирования должна определяться путем оценки степени нарушения права на объединение против законности, силы и необходимости государственных интересов и средств реализации этих интересов. Многие ограничения на политические ассоциации пережили этот порой требовательный стандарт проверки, в значительной степени благодаря тому, что некоторые правительственные интересы были признаны убедительными.

Если люди имеют право Первой поправки объединяться с другими для создания политической партии, то из этого следует, что «[] политическая партия имеет право Первой поправки ограничивать свое членство по своему желанию и выбирать процесс выбора кандидата, который будет по его мнению, выдвинуть кандидата, который лучше всего представляет его политическую платформу. Однако эти права ограничиваются, когда государство наделяет партию ролью в избирательном процессе — например. . . путем предоставления определенным партиям права выставлять своих кандидатов в бюллетени для всеобщих выборов.Тогда, например, дискриминационные действия партии по расовому признаку могут перерасти в действия государства, нарушающие Пятнадцатую поправку. Кроме того, государство приобретает законный правительственный интерес в обеспечении справедливости процесса выдвижения кандидатур партии, позволяя ему предписывать, каким должен быть этот процесс ».

Право политической партии по Первой поправке ограничивать свое членство по своему усмотрению не делает недействительным статут штата, который позволяет кандидату указывать свои партийные предпочтения в бюллетенях, даже если кандидат «не связан с партией или даже не относится к ней» он обозначает.Это связано с тем, что в рассматриваемом статуте «никогда не упоминаются кандидаты как кандидаты от какой-либо партии и они не рассматриваются как таковые»; это просто позволяет им указать свои партийные предпочтения. Суд признал, что «возможно , что избиратели будут неверно истолковать обозначения партийных предпочтений кандидатов как отражающие их поддержку», но «будут ли избиратели сбиты с толку указанием партийных предпочтений, будет в значительной степени зависеть от формы. бюллетеня.«Если форма бюллетеня, используемого на конкретных выборах, такова, что вводит избирателей в заблуждение, то оспаривание устава в том виде, в каком оно применяется, может быть уместным, но оспаривание лица, как постановил суд, нет.

Значительное расширение прав ассоциации в соответствии с Первой поправкой в ​​политическом контексте произошло, когда Суд сократил и без того ограниченную систему политического патронажа. Сначала постановив, что государственный служащий, не занимающийся политикой и конфиденциальностью, не может быть уволен с работы, которую он удовлетворительно выполняет исключительно на основании своих политических убеждений или аффилированности, Суд впоследствии постановил, что «вопрос в том, может ли нанимающий орган продемонстрировать, что партийная принадлежность является подходящим требованием для эффективного выполнения задействованной государственной должности.Таким образом, Суд отказался от концепции политики, конфиденциальных позиций, отметив, что некоторые такие должности, тем не менее, будут защищены, в то время как некоторые люди, занимающие должности, не указанные в описании, не будут защищены. Заключение Суда затрудняет оценку последствий решения, но кажется очевидным, что большинство судей придерживаются доктрины широкой политической свободы ассоциаций, которая будет иметь существенные последствия для работы в правительстве. Отказавшись ограничивать Elrod и Branti их фактами, суд в деле Rutan v.Республиканская партия Иллинойса постановила, что ограничения патронажа применяются не только к увольнению или его существенному эквиваленту, но также к продвижению по службе, переводу, отзыву после увольнений и найму государственных служащих низкого уровня. В 1996 году Суд расширил Elrod и Branti для защиты независимых государственных подрядчиков.

Защищенное право на объединение позволяет политической партии отстаивать против некоторых государственных нормативных актов приоритетный интерес, достаточный для преодоления законных интересов руководящего органа.Таким образом, закон штата Висконсин, предусматривающий проведение открытых первичных выборов, с делегатами партий, обязанными поддерживать на национальном съезде пожелания избирателей, выраженные на этих первичных выборах, хотя и законный и действительный сам по себе, должен был уступить место правилу общенациональной партии. обеспечение приема делегатов, выбранных только на выборах, ограниченных теми избирателями, которые принадлежат к партии.

Положения Закона о федеральной избирательной кампании, требующие отчетности и раскрытия информации о взносах и расходах политическим организациям и со стороны политических организаций, включая ведение такими организациями записей обо всех, кто вносит более 10 долларов США, и отчетность отдельных лиц и групп, не являющихся кандидатами или политическими комитетами. которые вносят или тратят более 100 долларов в год с целью защиты избрания или поражения определенного кандидата, были поддержаны.«[С] принудительное раскрытие информации само по себе может серьезно нарушить конфиденциальность ассоциаций и убеждений, гарантированную Первой поправкой. . . . Мы давно осознали, что существенные посягательства на права Первой поправки, которые навязывает принудительное раскрытие информации, не могут быть оправданы простым проявлением некоторых законных государственных интересов. . . . Мы потребовали, чтобы подчиненные интересы государства выдерживали тщательную проверку. Мы также настаивали на наличии «соответствующей корреляции» или «существенной связи» между государственными интересами и информацией, которую необходимо раскрыть.«Государственные интересы, реализуемые этими требованиями — обеспечение электората информацией, предотвращение коррупции и проявления коррупции, а также сбор данных, необходимых для выявления нарушений, — были признаны достаточно серьезными, чтобы их можно было подтвердить, даже если они могут случайно отпугнуть некоторых людей от способствуя. Утверждение о том, что для пожертвований мелким сторонам и независимым организациям должно применяться полное освобождение от раскрытия информации, было отклонено, поскольку нанесение ущерба было в высшей степени спекулятивным; но любая такая сторона, демонстрирующая разумную вероятность того, что принуждение к раскрытию имен участников может подвергнуть их угрозам или репрессиям, может получить освобождение от суда.Суд Бакли также узко истолковал требование об отчете о независимых взносах и расходах во избежание конституционных проблем.

Президентство США


Баннер в честь Франклина Победа Д. Рузвельта в 1932 году и конец запрета

Авторы Конституции считали президента выше партийной политики. В Джордже Вашингтоне они выбрали человека, который презирал политические партии, называя их «мощными двигателями, с помощью которых хитрые, амбициозные и беспринципные люди смогут ниспровергнуть власть народа и узурпировать себе бразды правления правительством.»

Они надеялись, что преемники Вашингтона последуют его примеру. Они были не правы. Созданная ими система поощряла, если не требовала, рост политических партий для формулирования разногласий и урегулирования разногласий и требовала, чтобы успешные президенты были эффективными партийными лидерами. Для политических партий высшая награда — это президентское кресло. Есть фалды, чтобы проехать в офис, и есть покровительство «мальчикам».

Рональд Кнопка кампании Рейгана, 1984 год
Несколько президентов вступили в должность путем создания политических партий или преобразования существующих.Томас Джеферсон и Джеймс Мэдисон организовал Демократическую республиканскую партию в 1790-е годы, чтобы противостоять Федералистской партии Джона Адамса и Александра Гамильтон. Эндрю Джексон создал новую Демократическую партию в 1820-х годах. и выиграл президентский пост в 1828 году, объединив остатки Демократическая республиканская партия и привлечение новых избирателей. Другие, в том числе Авраам Линкольн, Франклин Д.Рузвельт и Рональд Рейган, изменили структуру своих партий, создав коалиции и в новых сторонниках.
Отливка рук Авраама Линкольна
Авраам Линкольн впервые баллотировался на посты в возрасте двадцати трех лет и всю свою жизнь был политическим активистом и стратегом. Его умелое прикосновение сплотило республиканских лидеров к делу сохранения Союза.

Леонард Волк сделал эти оригинальные слепки рук Линкольна 20 мая 1860 года, через два дня после того, как Республиканская партия выдвинула бывшего конгрессмена Иллинойса своим кандидатом в президенты.Правая рука Линкольна все еще опухла от рукопожатия поздравляющим сторонникам. Фольк хотел, чтобы правая рука держала предмет, поэтому Линкольн пошел к своему дровяному сараю и вырезал кусок от ручки метлы, которая сохранилась в гипсе художника.

С самых первых выборов политические партии и местные кандидаты осознавали важность привязки своих кампаний к списку главы партии. Это дало кандидатам в президенты огромную власть формировать повестку дня своей партии и выступать в качестве ее представителя.

Приглашение на обед в честь президента Клинтона
Президенты играют важную роль в укреплении своих партий, проводя специальные мероприятия для лояльных членов и потенциальных клиентов. Подобные функции — типичный способ для руководителей использовать свое драгоценное время для поддержки своих политических партий с энтузиазмом.

Хотя многие критикуют влияние денег на политику, президенты все более и более открыто занимаются сбором средств в своей роли партийных лидеров.На этом гала-вечере в честь Уильяма Дж. Клинтона в 2000 году Демократической партии была внесена рекордная сумма в 26,5 миллиона долларов.

Эксперты часто говорят, что деньги — это материнское молоко политики. Это правда лишь отчасти. Распределение назначений и услуг — одно из самых важных орудий в арсенале президента для укрепления партии и создания поддержки администрации. Несмотря на то, что различные законы о реформе государственной службы значительно сократили количество президентских назначений, по-прежнему существует множество наград, которые можно передать лояльным сторонникам или удержать в качестве наказания за политическую нелояльность.

Демократический конституционализм | Национальный конституционный центр

Конституция является законодательным актом. Он структурирует и ограничивает полномочия правительства. Иногда в Конституции говорится четко и недвусмысленно. Он предусматривает, например, что «Сенат Соединенных Штатов должен состоять из двух сенаторов от каждого штата». Конституционные разногласия относительно редки, когда Конституция выражается таким конкретным, связанным с правилами образом.

Но часто конституционные положения эллиптические и неполные, наполненные грандиозными абстракциями. Конституция дает Конгрессу право «регулировать торговлю». . . между несколькими штатами », и он запрещает Конгрессу издавать какие-либо« законы, касающиеся установления религии или запрещающие свободное исповедание этой религии; или ограничение свободы слова ». Конституция гласит, что «ни один штат не может принимать или обеспечивать соблюдение какого-либо закона», который отрицает «любому лицу, находящемуся под его юрисдикцией, равную защиту закона» или лишает «любое лицо жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры».Такие термины, как «торговля», или «свобода слова», или «равная защита», или «надлежащая правовая процедура», не являются точными или самоопределенными.

На протяжении веков значение этих важных, но неясных положений конституции было предметом ожесточенных споров. Наша интерпретация этих положений кардинально изменилась по мере развития нации. В 19, -м, -м веке, власть Конгресса в сфере торговли не включала право регулировать производство или защищать права служащих; они были задуманы как вопросы, которые могли контролировать только государства.Но к концу 20 -го -го века власть Конгресса в сфере торговли расширилась за пределы всего, что разработчики предвидели или воображали. В настоящее время Конгресс регулярно принимает законы, устанавливающие социальное обеспечение, обеспечивающие соблюдение справедливых трудовых стандартов и запрещающие дискриминацию при приеме на работу.

Конституционные изменения такого рода — обычное дело. Более 120 лет действие Первой поправки было весьма ограниченным. Правительство может использовать уголовное право для наказания лиц, опубликовавших крамольные клеветы, которые бросают вызов государственной власти.Но благодаря делам, рассмотренным за последние восемьдесят лет, мы пришли к пониманию, что основная цель Первой поправки — защитить от уголовных санкций высказывания, критикующие правительство. Точно так же пункт о равной защите изначально истолковывался как санкционирующий расовую сегрегацию, которая была «отдельной, но равной». Но в 1954 году статья была переосмыслена в знаменитом деле Браун против Совета по образованию , запрещая расовую сегрегацию.

Хотя буквальный текст этих важных конституционных положений остался неизменным, значение этих текстов резко изменилось.Все историки согласны с тем, что интерпретация важных конституционных текстов постоянно менялась на протяжении жизни нации. В чем значение этого факта?

Для некоторых изменение такого рода является проблемой. Они смотрят на Конституцию, чтобы стоять вне политики и фиксировать структуру нашего правительства. Они считают, что главная функция конституционного права — обеспечить постоянство и стабильность. В этой связи авторитет Конституции проистекает из согласия, из того факта, что «Мы, народ» ратифицировали этот документ в 1789 году.Если изменение необходимо, мы должны продолжить трудные процедуры внесения поправок в статью V, чтобы получить необходимые полномочия для изменения текста Конституции. Таким образом, власть Конституции проистекает исключительно из официальных актов ратификации; Конституция может быть изменена только посредством строгих процедур внесения поправок, указанных в статье V.

Этот взгляд на Конституцию хорошо иллюстрируется несогласием судьи Скалии в недавнем деле Обергефелл против Ходжеса (2015), в котором Суд постановил, что положение о надлежащей правовой процедуре и положение о равной защите не позволяют штатам отказываться от заключения брака с одним и тем же человеком. секс пары.Возражая против заключения Суда, судья Скалиа утверждал:

Когда в 1868 году была ратифицирована Четырнадцатая поправка, каждый штат ограничивал брак одним мужчиной и одной женщиной, и никто не сомневался в конституционности этого. Это решает эти случаи. Когда дело доходит до определения значения расплывчатого конституционного положения, такого как «надлежащая правовая процедура» или «равная защита законов», несомненно, что люди, ратифицировавшие это положение, не понимали, что оно запрещает практику, которая осталась как универсальные, так и бесспорные в годы после ратификации.

В этом отрывке судья Скалиа придерживается точки зрения конституционного толкования, которая называется «оригинализмом». Оригинализм считает, что Конституцию следует толковать как договор, смысл которого фиксируется в момент ратификации.

Некоторые аспекты Конституции, кажется, действительно соответствуют этому мнению. Есть определенные части Конституции, которые мы не воспринимаем как двусмысленные. Эти части Конституции на самом деле кажутся стоящими вне политики и структурируют «правила поведения» нашей политической жизни.Хорошими примерами являются конституционные правила, устанавливающие двухпалатный Конгресс или предусматривающие, что президентское вето может быть отменено только двумя третями голосов Сената и Палаты представителей. Эти аспекты Конституции могут быть изменены, если вообще могут быть изменены, только путем трудного процесса внесения поправок в конституцию.

Но этот отчет плохо описывает другие, более двусмысленные части Конституции. Суд не связал свое толкование более абстрактных положений Конституции, положений, устанавливающих основные права, пониманием тех, кто ратифицировал эти статьи.Толкование Судом понятий «свобода слова» или «равная защита закона» или «надлежащая правовая процедура» постоянно менялась с момента ратификации этих конституционных текстов.

Хорошим примером является толкование статьи о равной защите для запрещения дискриминации по признаку пола. На протяжении более 130 лет после ратификации Конституции штаты относились к женщинам по-разному и к мужчинам. Законы штата не позволяли женщинам становиться юристами и получать многие другие формы занятости и даже отказывали женщинам в праве голоса.Но женщины организовались, сначала для того, чтобы получить право голоса, а затем для обеспечения законодательства, гарантирующего равенство обращения со стороны правительства и работодателей. Хотя попытка внести поправки в Конституцию, запрещающие дискриминацию по признаку пола, потерпела неудачу, Суд, тем не менее, в 1973 году дал понять, что отныне статья о равной защите будет толковаться как требующая равного обращения с женщинами. Выписывая для Суда множественное мнение, судья Бреннан в деле Frontiero v. Richardson (1973) недвусмысленно отметил, что Суд изменит свое толкование статьи о равной защите отчасти потому, что «за последнее десятилетие Конгресс проявил растущую чувствительность. классификациям по признаку пола.Суд скорректировал свое толкование статьи о равной защите, чтобы включить новый национальный идеал гендерного равенства, который возник в результате десятилетий политической борьбы и мобилизации.

Каноническое решение Суда по делу Браун против Совета по образованию (1954), которое истолковало положение о равной защите как запрещающее расовую сегрегацию, отражает именно такую ​​чувствительность к изменившимся народным ценностям. Те, кто ратифицировал Четырнадцатую поправку, не понимали, что поправка требует десегрегированных государственных школ.Но расовая дискриминация стала неприемлемой для большинства американцев за годы, прошедшие после нашей борьбы с нацизмом во Второй мировой войне. В наше время заключение судьи Кеннеди для Суда в деле Obergefell отменило запреты на однополые браки отчасти из-за обширных национальных «обсуждений», которые, по мнению Суда, заставили страну изменить свои взгляды на справедливость тех же -половой брак.

Политологи раз за разом доказывали, что судебный надзор регулярно и неизбежно переводит глубоко укоренившиеся общественные убеждения в позитивное конституционное право.Таким образом, и либеральных, и консервативных взглядов сформировали нашу интерпретацию Конституции. Совершенно очевидно, например, что недавнее создание Судом индивидуальных прав по Второй поправке гораздо больше обязано ценностям мобилизованных защитников оружия 1980-х и 1990-х годов, чем идеям 18 -го -го века. Недавние попытки Суда ограничить позитивные действия или ограничить сферу действия федеральной власти по регулированию межгосударственной торговли или ограничить полномочия Конгресса по принятию законодательства, обеспечивающего соблюдение Четырнадцатой поправки, являются ответом на современную консервативную политическую мобилизацию.

На протяжении всей американской истории, как в либеральном, так и в консервативном контексте, Суд последовательно интерпретировал Конституцию как отражение основных современных ценностей. Суд редко рассматривал Конституцию как застывший договор, закрепленный условиями, утвержденными в далеком прошлом. Вместо этого он апеллировал к Конституции, авторитет которой необходимо заслужить в каждом поколении. С этой точки зрения Конституция, которой мы руководствуемся, явно не выходит за рамки политики. Его авторитет отчасти зависит от его исторического происхождения, а отчасти от его способности выражать понимание живыми американцами своих глубочайших идеалов.

Конечно, в большой и неоднородной стране неизбежно возникнут разногласия по поводу значения конституционных обязательств в отношении основных прав. По этой причине некоторые опасаются, что, если бы Суд истолковал Конституцию в соответствии с современными идеалами, наш конституционный порядок мог быть подорван из-за нестабильности и отсутствия безопасности. Это страх, который лежит в основе оригинализма как теории конституционной интерпретации. Есть надежда, что, ограничив толкование Конституции ее первоначальным смыслом, мы сможем избежать конфликта.Во имя этого страха оригиналисты привязывали конституционный смысл к взглядам тех, кто впервые согласился с Конституцией в 1789 году, или с Биллем о правах в 1791 году, или с Четырнадцатой поправкой в ​​1868 году.

Эта теория имеет поверхностное правдоподобие. Однако его привлекательность исчезает при ближайшем рассмотрении. Ни один из ныне живущих американцев не участвовал в ратификации этих конституционных текстов. Мы можем спросить, как современные американцы связаны контрактом, которого они не заключали? Разумно ли просить живых американцев отождествлять себя с соглашением Создателей, когда многим — например, женщинам и афроамериканцам — не разрешили бы голосовать, если бы они были живы во время Основания или даже когда была ратифицирована Четырнадцатая поправка ? Перспектива быть привязанным к документу, смысл которого был полностью зафиксирован посторонними, вероятно, была бы наиболее отчуждающей.И ничтожно малая возможность внесения поправок в Конституцию не заменит отсутствие согласия живых американцев. В отличие от Конституции штата Калифорния или Конституции Индии, внести поправки в Конституцию Соединенных Штатов практически невозможно. С 1789 года страна использовала процедуры статьи V для ратификации только 27 поправок. Вместо этого мы полагались на другие положения Конституции, чтобы сделать возможным изменение конституции, в том числе на те, которые разрешают демократически избранному Конгрессу и Президенту создавать федеральные суды и назначать федеральных судей.

Оригиналисты, такие как судья Скалиа, утверждают, что отвергают изменение, происходящее в результате судебного толкования. Они утверждают, что вместо этого судьи должны быть привязаны к первоначальному значению Конституции, поскольку это создаст нейтральный и механический способ разрешения споров по поводу значения Конституции. Аргумент может быть привлекательным, но его логика неверна. Первоначальный смысл — это не простой факт, который нужно раскрыть. Если бы это было так, соответствующими экспертами наверняка были бы историки, которые знают гораздо больше о фактах прошлого, чем судьи.Но историки редко понимают, что юридические тексты имеют одно значение для всех, кто их ратифицирует. Раскрытие «первоначального значения» требует толковательного суждения. Вот почему оригиналисты часто расходятся во мнениях между собой. Были оригиналы, спорящие по поводу и сторон дела Obergefell — некоторые утверждали, что запреты на однополые браки не запрещены первоначальным смыслом Конституции, а некоторые утверждали, что это так. Поскольку существует множество способов определить «первоначальное значение» Конституции, оригиналисты часто, кажется, «открывают» исходные значения Конституции, которые соответствуют их собственным ценностям и идеалам.

Если вам покажется странным толкование Конституции в свете современных «размышлений», примите во внимание, что конституционное толкование действовало таким образом с самого начала Республики, когда в стране обсуждалась конституционность национального банка. Судьи, толкующие Конституцию, регулярно обращаются к истории страны, к тексту Конституции, к структуре американского правительства, к судебным прецедентам, к практическим соображениям и к национальным идеалам при принятии решения о значении Конституции.Судебное толкование Конституции обычно олицетворяет стабильность и предсказуемость, которые характеризуют все принимаемые судьями законы, ярким примером которых является наше собственное общее право. Если бы конечный результат этого сложного процесса принятия решений не соответствовал бы фундаментальным ценностям американского народа, авторитет Конституции снизился бы.

Это хорошо иллюстрирует дело Bolling v. Sharpe (1954). Bolling был сопутствующим случаем Brown ; решило, сможет ли Вашингтон, Д.К. мог управлять школьной системой, разделенной по расовому признаку. Браун истолковал пункт о равной защите Четырнадцатой поправки, который применяется только к штатам, как запрет школьной сегрегации в штатах. Но Вашингтон, округ Колумбия, — это не штат; вместо этого это федеральная территория. Пятая поправка, которая применяется к федеральному правительству и была ратифицирована в 1791 году, содержит пункт о надлежащей правовой процедуре, но не пункт о равной защите. В деле Bolling Суд истолковал пункт о надлежащей правовой процедуре Пятой поправки, запрещающий школы с расовой сегрегацией.Этот вывод невозможно объяснить в терминах первоначального значения Пятой поправки, потому что в 1791 году рабство было признанным фактом американской жизни, вплетенным в саму ткань Конституции.

Критики Боллинга , которые придерживались оригинальной теории конституционной интерпретации, возражали против этой аномалии. Тем не менее, Суд не нашел различий в тексте или истории пятой и четырнадцатой поправок, достаточных для того, чтобы освободить федеральное правительство от запрета на расовую сегрегацию, объявленного Brown .Поскольку не было реальной возможности внести поправки в Пятую или Четырнадцатую поправки, чтобы отразить этот вывод, Суд в Bolling решил использовать процесс толкования для приведения Конституции в соответствие с глубоко укоренившимися американскими ценностями. Если бы Конституция не была истолкована как ограничивающая федеральное правительство, как она ограничивает штаты, его авторитет был бы подорван.

Боллинг показывает, что, когда Суд толкует Конституцию в диалоге с основополагающими ценностями страны, он помогает поддерживать авторитет Конституции.Именно потому, что Суд интерпретирует Конституцию таким образом, американцы изо всех сил пытаются убедить друг друга — и Суд — в значении Конституции. Эта борьба создает сообщество. Даже американцы, которые не согласны с фундаментальными ценностями, едины в своей вере в то, что Конституция занимает центральное место в американской жизни. Это делает нашу Конституцию яркой и важной, уникальной для всех стран мира. В других странах конституции — это забота в основном юристов; в Соединенных Штатах Конституция важна для людей.Именно это имел в виду президент Вудро Вильсон, когда заявил, что «Конституция Соединенных Штатов — это не просто юридический документ: это средство жизни, а ее дух — всегда дух времени». Вудро Вильсон, Конституционное правительство США 69 (1908).

Рассмотрим недавний спор о том, запрещает ли Первая поправка реформу финансирования избирательных кампаний. Если бы этот вопрос был действительно решен по смыслу Первой поправки 1791 года, у миллионов американцев не было бы причин обсуждать, что теперь требует защита Первой поправкой; Пока страна обсуждает этот вопрос, нынешние поколения американцев спорят о значении конституционной приверженности свободе и демократии.Многие, возмущенные решениями Суда об отмене законов, ограничивающих пожертвования на политические кампании, ставят под сомнение полномочия Суда ограничивать законодательство о финансировании избирательных кампаний — точно так же, как другие американцы ставят под сомнение право Суда по конституции ограничивать регулирование здравоохранения, позитивных действий или абортов. Настойчивые дебаты такого рода подтверждают центральную роль Конституции в жизни Америки; он также информирует Суд о том, как живые американцы понимают конституционный смысл.

Некоторые опасаются, что суды, интерпретирующие Конституцию таким образом, превратят Соединенные Штаты в правоведение, в котором, используя яркую фразу судьи Скалиа, «господство в черных одеждах» ( United States v. Windsor (2013) (Scalia, J., несогласный)) может задушить демократически избранные ветви. Это опасность, с которой нация жила с момента своего основания.

Право судебного надзора фактически злоупотреблялось, иногда вопиющим образом. Неразумные судьи могут помешать демократии, если они примут оригинальную теорию интерпретации, как это было в печально известном деле Dred Scott v.Sandford (1857 г.), который постановил, что африканские рабы и их потомки не могут быть гражданами Соединенных Штатов; или примут ли они какую-то другую теорию конституционного толкования, как они поступили в столь же печально известном деле Lochner v. New York (1905), которое отменило закон, ограничивающий количество часов, в течение которых пекари могут работать каждую неделю.

Однако важно помнить, что за Судом никогда не остается последнего слова. Когда Суд выражает свою точку зрения на Конституцию, это может вызвать споры с той же вероятностью, что и положить им конец.Об этом лаконично и забавно сказал комик Джон Стюарт в своей книге под названием « Америка (Книга): Путеводитель гражданина по демократическому бездействию ». Стюарт сообщает в своем обсуждении Roe v. Wade (1973), что «[t] он постановил, что право на неприкосновенность частной жизни защищает решение женщины сделать аборт, и плод не является лицом с конституционными правами, таким образом прекращение всех дебатов по этому некогда спорному вопросу ». Джон Стюарт и др., Америка (Книга): Справочник гражданина по бездействию демократии 90 (2004).Ирония Стюарта подразумевает то, что подтвердил бы любой историк: хотя решения Верховного суда обладают огромной властью, конституционные толкования действительно и окончательно решаются только тогда, когда люди принимают их мудрость, а не просто когда говорит Верховный суд.

Если суд истолкует Конституцию таким образом, чтобы ошибочно принять обязательства американцев, американцы выступят против его решений. В конце концов, Алексис де Токвиль, как и во многих других вещах, правильно понял природу нашего конституционного строя, когда заметил, что «власть» судей Верховного суда:

Огромен, но это сила, проистекающая из мнений.[Судьи] всемогущи, пока люди соглашаются подчиняться закону; они ничего не могут сделать, когда презирают это. Из всех сил труднее всего использовать мнение, потому что невозможно точно сказать, где находятся его пределы. Часто отставать так же опасно, как и опережать. Таким образом, федеральные судьи должны быть не только хорошими гражданами, образованными и честными людьми, качествами, необходимыми для всех магистратов, но также должны быть государственными деятелями; они должны знать, как понять дух эпохи, противостоять тем препятствиям, которые можно преодолеть, и держаться подальше от течения, когда волна угрожает унести их, а вместе с ними суверенитет Союза и подчинение его законам .

Алексис Де Токвиль, Демократия в Америке 150-51 (изд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.